100716

XXX глава философской повести Вольтера «Кандид»

Доклад

Логика и философия

В первую очередь это мысль дервиша о том что работа отгоняет от нас три великих зла: скуку порок и нужду а вторая что надо возделывать наш сад. Образ сада появляющийся в ней не в первый раз возникает в тексте. До этого самое яркое упоминание сада вXXV главе когда Кандид посещает венецианца Пококуранте чей сад украшен всевозможными мраморными фигурами. Возвращаясь кXXX главе отметим что после встречи с дервишем в разговоре с товарищами Панглос сравнивает сад с Эдемом и приводит цитату из библии БытиеII 15 Когда человек...

Русский

2018-02-10

32.5 KB

0 чел.

XXX глава философской повести Вольтера «Кандид»

В финальной главе философской повести «Кандид» есть несколько очень важных для Вольтера сентенций. В первую очередь это мысль дервиша о том, что «работа отгоняет от нас три великих зла: скуку, порок и нужду», а вторая – что «надо возделывать наш сад». Мотив труда, появляющийся в первой цитате, довольно часто появляется в литературе эпохи Просвещения (особенно после романа Д. Дефо «Робинзон Крузо», в котором тема труда раскрыта очень подробно). Как и у Дефо, идея труда подразумевает совершенствование мира и самого человека. Вторая сентенция вложена в уста как монаха, так и Кандида. Образ сада, появляющийся в ней, не в первый раз возникает в тексте. До этого самое яркое упоминание сада – вXXV главе, когда Кандид посещает венецианца Пококуранте, чей сад украшен всевозможными мраморными фигурами. Однако то, что хвалит главный герой, кажется хозяину вычурным, неблагородным.

Возвращаясь кXXX главе, отметим, что после встречи с дервишем, в разговоре с товарищами, Панглос сравнивает сад с Эдемом и приводит цитату из библии —Бытие,II, 15 («Когда человек был поселен в саду Эдема, это было ut operaretur eum, - дабы и он работал»). Также с Эдемом в первых главах текста сравнивался замок барона, из которого Кандид был изгнан, как Адам («Кандид, изгнанный из земного рая»). Интересно, что в «Философском словаре» Вольтер в статье «Рай» писал, что слово paradis (рай) пришло из персидского языка и там оно означало фруктовый сад. В «Кандиде» таким образом библейский образ переведен на язык жизни, рай заменен садом. Безусловно, этот библейский образ имеет ироническое обыгрывание в тексте – «райским уголком»/ «земным раем» в итоге становится маленькая ферма – единственное, что осталось у Кандида. Образ райского сада пародически снижается.

Собственно, какую именно роль в тексте играет фраза «Надо возделывать свой сад»? Идея, заложенная в нее, заключается в необходимости труда, с помощью которого можно сделать жизнь лучше. Заметим, что благоразумный Какамбо – единственный из товарищей Кандида, о котором сказано, что он трудится – «Какамбо, который работал в саду и ходил продавать овощи в Константинополь, изнемогал под бременем работ и проклинал судьбу». Можно предположить, что положение его изменилось, когда каждый из друзей применил принцип дервиша на практике и стал заниматься делом. Так или иначе, стоит сказать, что мысль дервиша – ответ на философию оптимизма (Лейбница) и пессимизма (Пьера Бейля, который стал прототипом Мартена). Это найденный Кандидом компромисс, истина, теперь ему не надо выбирать между двумя крайними позициями. Повторяя эту фразу, он тем самым укрепляет свою позицию в этой философии.

Заметим, что и Панглос, и Мартен дают реакцию на высказывание «надо возделывать свой сад». И оба они остаются приверженцами своей философии. В речи Панглоса образ «сада» соединяется с «раем», и таким образом работа в саду похожа на жизнь в раю. Все идет к лучшему в этом оптимальном мире. Ведь если бы это было не так, у Кандида не было бы сада. Мартен реагирует иначе: «Будем работать без рассуждения, это единственное средство сделать жизнь сносной». В его понимании работа в саду – лишь способ разнообразить жизнь, избавиться от скуки и нужды. И эта работа тяжела (о чем можно судить из ранее упомянутого фрагмента с работающим в саду Какамбо).

Кроме того, в 30-ой главе можно кратко прокомментировать сюжет с морганатическим браком Кандида и Кунигунды и фрагмент про казнь в Константинополе. По поводу первого эпизода единственное, что я могу сказать, - то, что морганатические браки были разрешены во Франции и что королевские особы часто прибегали к такой практике (позднее такие браки стали называть «тайными»). Второй пассаж примечателен тем, что казнь с использованием кола или виселицы была абсолютно традиционной в Османской империи (и в последствии была заимствована некоторыми другими странами, в т.ч. Россией).