10260

Роль философии права в изучении юриспруденции в Италии

Научная статья

Логика и философия

О роли философии права в изучении юриспруденции в Италии В последнее время все чаще можно встретить утверждение о том что обучение студентовюристов стало сегодня гораздо более интенсивным правда знаний при этом они получают гораздо меньше. Суждение довольно ре...

Русский

2013-06-06

149.81 KB

6 чел.

О роли философии права в изучении юриспруденции в Италии

В последнее время все чаще можно встретить утверждение о том, что "обучение студентов-юристов стало сегодня гораздо более интенсивным, правда, знаний при этом они получают гораздо меньше".

Суждение довольно резкое, но обоснованное, и оно касается всех, кто имеет отношение к этой сфере деятельности, начиная от законодателя, который в своей области упустил из виду тот факт, что "при обучении не должно быть специализации и уж тем более оно не должно охватывать всю совокупность и даже большую часть знаний по специальному предмету; гораздо важнее здесь овладение основами и методами изучения разных предметов". По меньшей мере большинство университетских преподавателей "вместо объяснения правовых принципов, реализованных в законе, и логических критериев, необходимых для его толкования, ставят на первое место аналитический подход к законодательству и демонстрируют растущее увлечение специальными дисциплинами за счет пренебрежения общеобразовательными", забывая, что "каждый предмет должен изучаться в контексте его философских, исторических и социальных основ". Приведенное выше заключение вполне соответствует оценкам, которые постоянно встречаются в отчетах экзаменационных комиссий адвокатуры и весьма отрицательно характеризуют процесс подготовки кандидатов на адвокатские должности.

Чтобы получить более полное представление по этому вопросу, я решил поискать информацию о том, как обстояли дела с изучением юриспруденции в старой Падуе. Среди собранных мною документов обнаружил интересные высказывания выдающихся правоведов, адресованные известным реформаторам Падуанского университета. Вначале несколько слов о мнении С. Маффеи, высказанном им в докладе "Система университета Падуи и как восстановить его былой блеск" (1715 г.), который был направлен судьям тогдашней Венецианской Республики  Ф.Г. Кальери и С. Гранде. "Никаких поблажек тем, кто не окончил учебный курс, и не допускать впредь никаких ссылок студентов на то, что они якобы являются иностранцами, равно как и других ухищрений, к которым теперь прибегает каждый, чтобы уже через несколько месяцев быть допущенным к защите диссертации. Вернемся к тому, чтобы давать докторскую степень по заслугам, присуждать ученое звание только тем, кто действительно его достоин. Основанием для этого следовало бы считать соответствующий своему 1 смыслу и предназначению экзамен, а не бестолковое изречение отдельных вызубренных кусков текста". Таким образом, автор доклада притовопоставляет "соответствующий своему смыслу и предназначению экзамен" "бестолковому изречению вызубренных кусков текста".

Еще более интересен второй документ  "Проект регулирования обучени политико-правовым наукам в Королевстве Италия", который разработал в 1803 ] Д.Д. Романьози в дополнение к "Учебному плану университетских дисциплин" от 3 октября 1803 г. Это был один из многих проектов Романьози, который был приглаше в Милан для занятия в правительстве должности министра юстиции. И хотя проек' Романьози не был реализован в рамках академической реформы, начатой Марие] Терезией в 1773 г., он оказал влияние на Закон от 17 ноября 1808 г., рефор мировавший систему изучения юридических наук.

Что касается публичного школьного (в широком смысле) обучения, которое отли чается от индивидуального ("публичное" поскольку оно регулируется прави тельством и оплачивается государством), то Романьози считал, что задача его должна ограничиваться тем, чтобы дать солидные фундаментальные знания по какой-либс дисциплине, которые облегчат студентам овладение специальными предметами. "Тем самым,  по мнению профессора,  закладывались бы солидные основы, позволяющие изучить все цивильное право. Здесь давались бы определения юридических терминов, объяснялись общие правовые правила и приводились суждения известных авторов, посвятивших себя изучению той или иной темы".

Наряду с предметами, которые надлежит изучать, Романьози касался методов и принципов познания предмета, поскольку "правила лишь вытекают из теорий и служат результатом их практического применения". И хотя правила "направляют действия. но не дают им никаких объяснений или философских оснований", государству необходимо добиваться того, чтобы каждый гражданин был способен распознавать за доступным ему текстом законов еще и их "философское обоснований". Без этого условия закона может быть недостаточно для того, чтобы управлять действиями людей. Когда же человек понимает причины законов, он способен действовать по праву даже тогда, когда нет специального закона, которым он мог бы руководствоваться. В этом, утверждал профессор, и заключается смысл изучения юриспруденции, которое не есть просто "материальное эхо закона", но должно восприниматься и как развитие и дополнение законодательства. Изучение юриспруденции и в его объяснительном, и в дополняющем аспектах "должно покоиться на теоремах разума, которыми руководствовались создатели законов. Итак, очевидно, что учение должно особенно заниматься философскими теориями права и освещать их связь с позититивными законами". "Почему же мы удивляемся, когда вместо правоведов имеем казуистов и когда на место правовых норм и основ права все в большей мере ставятся авторитет известных писателей или уже состоявшиеся судебные решения?".

Таким образом, нетрудно провести аналогию между доводами, которые приводились в начале XIX в., и теми, которые сегодня, в конце XX в. дают основание для критики системы юридического образования. При этом нельзя обойти вниманием тот факт, что все эти доводы направлены против одной и той же институции, которая тогда находилась в начале своего развития, а сегодня, несомненно, пребывает в весьма зрелом состоянии: против публичных университетов, этого высшего сегмента (как их характеризует итальянская Конституция) государственной системы образования, или такого образования, которое, по словам Романьози, "регулируется правительством и оплачивается государством".

С другой стороны, бросается в глаза, что избыток знаний и невладение методикои. чрезмерное увлечение анализом законов и явно недостаточное внимание к правилам права  все это сводится к отсутствию необходимой философской основы. Проблема на мой взгляд, состоит в том, что ответственность за ее отсутствие при изучении [юриспруденции несет наука, которая именует себя философией права, а вместе с нею и ее представители. Отсюда становится ясным, какой глубокий смысл имеет суждение из Дигестов (I, I, 1), в котором юристы характеризуются как "veram, nisi fallor, philosofiam non simulatam affectantes", "стремящиеся к истинной, если я не заблуждаюсь, а не к мнимой философии" (Ульпиан). Это позволяет рассмотреть проблему с другой точки зрения  с позиции философии права как дисциплины.

Начиная примерно с середины XIX в. в Италии философия права постепенно обретала свое место в системе изучения юриспруденции, причем не только как «занятие для академической элиты, которое не имело ничего общего с обычным учебным процессом",  писал П.С. Манчини в 1858 г. в своем обзоре университетской системы XVIII столетия. Утверждение философии права среди других дисциплин происходило различными путями, начиная с ее обособления от теоретической и практической философии, как это было, например, в случае с П. Бароли из Кремоны, который в 1837 г. перешел в Павианский университет. Ему принадлежит сочинение "Естественное право  частное и публичное", в котором философия права рассматривается как связующее звено между естественным и позитивным правом. Но этот процесс происходил и в рамках собственно юридических дисциплин. Например, А. Нова с 1853 г. занимал в Павии кафедру уголовного права и процесса, философского и позитивного права, а в 1863 г. получил кафедру философии права. Или Россо  тоже перешел в 1843 г. с кафедры пандектного права в Пизе на кафедру философии права".

Содержание и проблематику философии права в XIX в. помогает понять известная в наши дни книга "Курс естественного права, или философия права" А.Аренса профессора философии права и естественного права Брюссельского университета и Университета в Граце, профессора философии и гуманитарных наук Лейпцигского университета. Эта книга отражает ту обстановку "осиного гнезда", в которой оказалась философия права, когда она пыталась отстоять свое место в системе изучения юриспруденции, причем не столько в организационно-техническом, сколько в собственно научном смысле.

Философия права конкурировала с теорией естественного права и энциклопедией права, поскольку изучала вопросы сходства и различий между натуралистическими и антропологическими основаниями права. При этом она занималась и проблемой этики в праве  на основе осмысления права в этическом контексте. Представляется, что она смогла занять свое особое место как новая дисциплина прежде всего благодаря тому, что выполняла определенную воспитательную функцию в сфере правосознания. Это вытекает из предисловия, написанного Аренсом к последнему прижизненному изданию его книги в 1868 г. "Скверное политическое положение, в котором находятся почти все цивилизованные страны, неустойчивость верх моральных идеалов, которая столь очевидно проявляется в негативных более или менее материалистических ;(тенденциях, ...приводят меня к необходимости еще более тщательно описать осно-v вания права и его рациональные свойства и со ссылками на историю показать, что правопорядок в целом, как и все его институты и государственные формы, отражает те силы и тенденции, которые образуют интеллектуальный порядок общественной жизни; что только сильные моральные идеи и убеждения способны обеспечить личную и общественную свободу".

Так начинался академический "успех" философии права в середине XIX в. Но что

говорят по этому поводу представители итальянской философии права? При описании философии права в Италии второй половины XIX в. (т.е. в то время, когда она утверждалась в системе изучения юриспруденции) Н. Боббио в 1942 г. высказал в ее адрес в высшей мере негативное суждение. "В то время,  писал он,  философия права была исключительно школьной дисциплиной, т.е. она выросла в рамках школьного обучения и предназначалась для воспитательных целей".

Затем он продолжает: "Философия для школы со всеми недостатками, свойственными преподаванию философии в школе: точность формулировок в ущерб искренности суждений, систематизация в ущерб спонтанности мысли, отвлеченный характер дисциплины, делающий ее очень схожей с набором формул, которые просто следует выучить наизусть  философия, как можно прочитать во всех подзаголовках,  для молодежи. А это означает, хотя об этом и не писали открыто, философию адаптированную, или педантичную, или поучающую, или осторожную, или гражданскую;

одним словом, меня учат не только тому, "как" думать, но и "что" думать. В общем дидаскалическая философия".

Интересно также отметить, что в 1942 г. Институт философии Римского университета возглавлял Дж. Веккио, и именно в этом институте молодой Боббио выступал с процитированным выше докладом, который он закончил буквально "призывом к тому возрождению идеализма в новом столетии, которое в нашей специфической сфере научной деятельности начал, критически обосновал и всячески поощрял Дж. Веккио". Это возрождение идеализма в противоположность дидаскалической философии приветствовалось на том основании, что давало возможность определить и отграничить от философии права то, что не относилось к ее предмету, а именно:общую теорию права, т.е. энциклопедическое описание общих понятий, выражающих ' все существующие правовые формы. Данная задача включалась в сферу научной  деятельности юристов и должна была выполняться на основе эмпирического (позитивного) подхода и с надлежащей обстоятельностью научного анализа. Таким образом, философии права оставалось "заниматься единственной проблемой, собственно и составляющей ее предмет,справедливостью".

В какой мере и можно ли вообще рассматривать философию Веккио как идеалистическую  это не тот вопрос, который нас сейчас интересует. Однако важно отметить, что позднее Боббио изменил свои воззрения на предмет философии права и отказался от данного им в 1942 г. разграничения ее предмета и других дисциплин. Следует подчеркнуть существенный разрыв, который образовался между юриспруденцией и философией в результате возрождения идеализма после его победы над дидаскалической философией, причем именно в то время, когда философия права как академическая дисциплина была уже оставлена в покое и стала предметом, подлежащим обязательному включению в учебные планы юридических факультетов. Все это можно понять лишь в контексте того времени, о котором идет речь. "Веккио  это профессор философии права",  писал Б. Кроче в журнале "Ля Критика" в 1935 г. "И поэтому,  продолжает Кроче,  он привык к тому, чтобы | давать философское обоснование различным позициям юристов, хотя различия у них чисто практическое и имеют только практическое объяснение. Он стремится создать ореол почитания вокруг некоего универсального юридического мышления, онпревозносит юриста, мыслящего этическими категориями, но в конечном счете ему нужно только одно возвести кафедру философии права на пьедестал".

   Чтобы понять этот язвительный выпад против философии права, необходимо обратиться к разработанной Кроче философской системе, к его философии духа. В соответствии с этой системой различаются прежде всего теоретическая и практическая деятельность. Каждая из них, в свою очередь, подразделяется на индивидуальную (фантастическую и экономическую) и универсальную формы (логическая мысль и моральное действие). Отсюда вытекает своя сфера для существования эстетики и логики, экономики и этики, причем только для них.

Неудивительно, что Кроче считал философией права "практическую философию, выполняющую воспитательную функцию", и видел в ней "причудливое смешение", "предосудительную комбинацию", "клубок несообразностей" и вообще нечто, что должно как можно скорее исчезнуть с философского горизонта и как дисциплина она должна быть изъята из преподавания в университетах. Важно другое: Кроче испытывал очевидные затруднения из-за необходимости найти место праву в своей системе. Уже в первых попытках сформулировать эту систему он поставил проблему "комплексных и производных фактов, в которых смешивается различная деятельность". В качестве примера приводилась юридическая деятельность, которая, по мысли Кроче, складывается из теоретической и экономической: право  это правило должного, некая (устная или письменная, сложившаяся в рамках обычая или же установленная) формула, которая определяет желаемое сообществом экономическое отношение. Этот экономический аспект отличает юридическую деятельность от моральной, но связывает их друг с другом. На такой основе философия права сводилась к философии и экономике. Тем самым Кроче пошел в направлении, позволяющем ему редуцировать право до уровня простой техники из области экономической деятельности. Поэтому он настаивал на необходимости преподавания на юридических факультетах не философии права, а философии, подчеркивая при этом, что "философское учение уже не должно быть философией права, так как таковую нельзя выделить из организма философии. Если попытаться изолировать ее от философии, то она будет бессодержательной, и тогда, чтобы придать ей имидж серьезной дисциплины, придется наполнять ее чуждым ей, собранным тут и там содержанием".

Можно было бы сказать, что это совершенно справедливое замечание, если бы "организм философии", о котором упомянул Кроче. не напоминал столь явно его "систему духа" вместе с выводами в отношении бедных "техников" с юридического факультета, которым стоит задуматься об их "безотчетном стремлении к пустословию" юридических псевдопонятий и о пропасти, которая отделяет "формализм философов" от”формализма крючкотворов".

То, что в современной юридической науке в Италии развивались антифилософские тенденции, совершенно никого не удивляет. Причины же их не могут быть устранены одним мановением руки. В этой связи заслуживает упоминания "Международный журнал философии права", который с 1921 г. выходит как орган Итальянского "общества философии права. Задуман он как "общее место встречи философов и юристов..., которые слишком часто игнорировали друг друга и ввиду взаимной антипатии демонстрировали обоюдное непонимание, в то время как обе стороны остались бы только в выигрыше, если бы отбросили ничем не оправданное недоверие друг

|к другу и объединили свои усилия в рамках обмена идеями о сущности права и его основополагающих проблемах". Так гласит программа журнала.

(Возвращаясь к теме статьи, необходимо подчеркнуть, что философия права в форме заранее заготовленной системы неприменима для рационализации юридической практики. Более того, вообще пытаться навязать ей такую функцию  дело безнадежное.

Завершая этот краткий очерк, я хотел бы предложить вниманию читателя некоторые общие рассуждения, позволяющие ответить на вопрос, кто несет ответственность за дефицит философии у юристов, который существует, как и прежде, и служит преградой на пути надлежащего юридического образования.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

72540. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ, ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПРЕСТУПНОГО ФЕНОМЕНА «ВОРЫ» В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ РОССИИ 250.5 KB
  Потребность в изучении истории возникновения и развития преступного феномена «воры» обусловлена необходимостью познания сущностных корней этого социального явления, определения первопричин его бытия. Установление факторов, лежащих в основе этого явления, дает нам возможность его объективной оценки...
72541. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС МЕЖГОСУДАРСТВЕННОГО СОЮЗА РОССИИ И БЕЛОРУССИИ 295.5 KB
  Отражением высокой степени российско-белорусской интеграции является Договор между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 8 декабря 1999 года О создании союзного государства согласно которому государства-участники создают Союзное государство знаменующее собой новый этап в процессе...
72542. СССР КАК ФОРМА МЕЖГОСУДАРСТВЕННОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ СУВЕРЕННЫХ ГОСУДАРСТВ 237.5 KB
  Союз ССР был образован четырьмя советскими республиками РСФСР УССР БССР ЗСФСР возникшими в разное время и поразному и ставшими первыми его членами. Якубовская поддерживает идею существования договорной федерации до образования СССР которая в дальнейшем была преобразована в юридически...
72543. МОРАЛЬНЫЙ ВРЕД В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ И ЕГО РЕГУЛИРОВАНИЕ КОНСТИТУЦИЕЙ РОССИИ 143.5 KB
  Институт компенсации морального вреда один из основных способов защиты неимущественных прав человека. Сама идея возмещения морального вреда прослеживается уже в римском праве. Категория морального вреда в российском законодательстве появилась сравнительно недавно.
72544. МЕТОД ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ БЮДЖЕТНОГО ПРАВА 104.5 KB
  В самом общем виде методы правового регулирования общественных отношений в том числе и отношений в сфере бюджетной деятельности это совокупность правовых средств или способов применяемых в ходе правового регулирования названных отношений.
72545. К ВОПРОСУ ОБ ОТНОШЕНИЯХ В СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ КАК ЧАСТИ САМОСТОЯТЕЛЬНОГО ПРЕДМЕТА УГОЛОВНОГО ПРАВА 107.5 KB
  Реформирование российской экономики развитие рыночных отношений сложный процесс требующий больших усилий и времени. В связи с преобразованиями в экономической и политической жизни страны происходят качественные изменения в различных отраслях права: гражданском земельном предпринимательском и других.
72546. МЕСТО НОТАРИАЛЬНЫХ ПАЛАТ В ОРГАНИЗАЦИИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА РОССИИ 186.5 KB
  Глубокие политические и социально-экономические преобразования в России возникновение и развитие рыночных отношений конституционное закрепление равенства частной государственной муниципальной и иных форм собственности обусловили серьезное видоизменение роли и значения многих традиционных...