1043

Традиционные русские рукопашные состязания и их особенности на Тамбовщине

Диссертация

Физкультура и спорт

Генезис и эволюция рукопашных состязаний русских. Особенное и общее в формах традиционных рукопашных состязаний русских и других народов, региональные особенности на Тамбовщине. Исторические формы состязаний и региональные особенности в Тамбовской губернии. Борьба с формированием предварительного захвата. Виды рукопашных состязаний в Тамбовской губернии в конце XIX - первой половине XX веков. Реконструкция конкретно-исторической модели. Генезис и эволюция рукопашных состязаний русских.

Русский

2013-01-06

502 KB

18 чел.

Введение

Актуальность темы. Среди различных направлений исторического исследования, относящихся к наиболее перспективным, изучение мировосприятия и социальной психологии людей минувших эпох, по словам А.Я. Гуревича, занимает немаловажное место. Познание конкретной реальности, единства общего, закономерного и неповторимого, эмпирически конкретного не может игнорировать культурные, идеологические и эмоциональные установки, которые в большой мере определяют социальное поведение людей, тот способ освоения ими действительности, который складывается на основе всего их общественного бытия, их обычаи, социальные привычки, нормы поведения, система этических ценностей, эстетические взгляды эпохи, менталитет, национальный характер. Во многом задача изучения этого аспекта общественной жизни лежит на исследованиях культуры и идеологии[1].

Традиционные рукопашные состязания русских создавали определенный социально-психологический климат, который в немалой степени формировал поведение членов аграрного общества, влиял на их образ мыслей. Постоянное культивирование состязаний определенных типов с конкретными этическими и эстетическими нормами поведения формировало множество неосознанных автоматически воспроизводимых действий, представлений и форм поведения, что, в свою очередь, накладывало отпечаток на ментальный облик русского человека. Некоторые из таких форм даже воплотились в словесных формулах, так фраза "лежачего не бить" стала символом русского благородства. Народные способы состязаний являлись своеобразной формой общения, которое всегда получало психологическую окраску. Изучение традиционных рукопашных состязаний как элемента культуры и формирования определенной социально-психологической атмосферы представляется актуальной темой научного исследования.

Известный культуролог Ю.В. Рождественский отмечает, что понятие культура определяется тремя основными определениями: физическая культура, духовная культура и материальная культура, которые представляются как нечто целое, единое, не содержащее противоречий[2]. Состязания в борьбе и кулачном бое, являющиеся неотъемлемой частью физической культуры народа, оказывали и оказывают значительное влияние на различные стороны общественной жизни. 

Можно с уверенностью говорить, что рукопашные состязания являются устойчивым элементом культуры всех традиционных обществ и выполняют принципиально важные функции в жизни общества и каждого его члена. Социальное значение народных состязаний столь велико, что сегодня они трансформировались в спортивные виды борьбы (греко-римская, вольная, самбо и т. п.), бокс, сават и т. п. В основе этих направлений лежат традиционные рукопашные состязания европейских народов. Спортивные единоборства, особенно олимпийские виды, занимают значительное место в общественной жизни, несут в своей основе ряд архаичных и современных социально значимых функций и определенным образом влияют на процессы социальной, политической и деловой жизни общества. Крупнейший исследователь традиционных рукопашных состязаний народов Кавказа В.И. Элашвили отмечает, что большинство современных видов спорта произошло от национальных[3]. Историческое изучение генезиса и эволюции, роли и места феномена рукопашных состязаний в жизни традиционного и современного общества, а также социально-психологических аспектов, связанных с народными видами спорта, является актуальным вопросом научного исследования.

Народ сохраняет свою идентичность благодаря особенностям всех трех форм культуры[4]. Для русских XIX - начала XX в. в целом характерно единство в видах рукопашных состязаний, сроках и правилах проведения на всей территории Российской империи. Культура, выраженная в форме борьбы и кулачного боя, являлась одним из способов определения национальной идентичности. В современном обществе для многих народов традиционные виды состязаний становятся способом национально-культурной идентификации. В СССР правительство активно стимулировало процесс изучения национального спорта различных народов, населяющих страну, который вводился в комплексы ГТО союзных республик и автономных округов, становился неотъемлемой частью спартакиад и спортивных праздников. Сегодня в России народные виды борьбы развиваются в Татарстане, Башкортостане, у многих народов Севера. В бывших союзных республиках продолжают развиваться различные национальные виды рукопашных состязаний[5].

Национально-культурная идентификация представляется важнейшим элементом гражданско-патриотического воспитания подрастающего поколения. К сожалению, традиционные рукопашные состязания русских не получили должного развития и государственной поддержки. В этой связи их историческое изучение становится особенно актуальной темой научного исследования.

В современном мире тенденции глобализации представляют серьезную угрозу национальным культурам[6]. Поэтому научное исследование традиционных состязаний с последующим внедрением в национальную спортивную практику делает важным изучение этой темы.

В настоящее время государственными органами уделяется пристальное внимание проблеме развития физической культуры и спорта. В этом видится возможность не только оздоровления и физического развития человека, но и воспитания подрастающего поколения, подавления таких социально-негативных явлений, как наркомания, детская беспризорность и преступность, и даже возможность духовного объединения людей, возрождения национального самосознания и национальной идеи. Поэтому особую важность приобретает проблематика изучения не только физических, но и социальных аспектов, связанных с физической культурой. В настоящее время на фоне множественных псевдонаучных фальсификаций в области изучения традиционных состязаний русских требуется исторический подход к познанию явления. В результате появляется возможность преодолеть социально-идеологические фальсификации и созданные на их основе контркультуры, отразить и понять исторически сложившуюся социальную роль состязаний. Эту тему необходимо избавить от спекулятивных течений и дать научно обоснованное толкование феномену рукопашных состязаний.

Актуальность исторического изучения этой формы повседневной жизни русских и других народов определяется и тем, что рукопашные состязания относятся к числу исчезающих элементов и сохраняются лишь в памяти старших поколений[7]. 

Изучение исторических процессов на уровне обыденной и празднично-досуговой жизни различных социальных групп, а также позиционирование явления в ретроспективе позволяет оживить историческое познание, наполнить его неуловимыми при обобщенном взгляде чертами. Весьма важной представляется и региональная направленность работы.

Актуальное научное значение имеет применение в историческом исследовании новых типов исторических источников, таких, как социологический опрос репрезентативной группы о событиях, сохранившихся в памяти. 

Объектом диссертационного исследования является повседневная и празднично-досуговая жизнь членов аграрного общества, выраженная в форме рукопашных состязаний.

Предмет исследования. Основным предметом исследования являются традиционные рукопашные состязания, распространенные в Тамбовской губернии, их место и роль в общественной жизни, влияние на социально-психологический климат, социальная память участников состязаний. 

Предмет исследования выходит своими границами за рамки истории физической культуры, которая, главным образом, изучает общие закономерности эволюции и развития состязаний, не вдаваясь в серьезный анализ влияния рукопашных состязаний на различные сферы общественной жизни. По своей сути вопросы, затрагиваемые в этой работе, находятся на стыке различных отраслей исторической науки: социальной истории, истории физической культуры, истории права, источниковедения; отдельные вопросы находятся на стыке истории, психологии, педагогики и социологии. В целом предмет изучения требует междисциплинарного подхода. И все-таки, преимущественно, кулачный бой и борьба предстают в работе не с точки зрения спортивной практики, а в качестве социально-исторического феномена.

Хронологические рамки диссертации охватывают период второй половины XIX - первой половины XX в. Это обусловлено тем, что стремительные социально-политические преобразования вызвали серьезные изменения аграрного общества, что повлияло на динамику явления, его внешнее проявление и место в социальной жизни. К тому же основная масса источников по теме исследования относится ко второй половине XIX - началу XX в. Именно для этого периода возможна наиболее полная реконструкция функциональной модели боя, а также выяснение роли и места состязаний в социальной жизни общества. Для выяснения генезиса и эволюции состязаний, выявления инновационных явлений, характеристики    некоторых    социальных функций, определения места изучаемого  явления в общественной жизни   необходим экскурс к истокам зарождения физической культуры. Исследование традиционных состязаний русских как элемента обычного права,  предполагает изучение материалов российской  истории различных  периодов. Поэтому автор вынужден порой выходить за нижнюю рамку темы.

Географические рамки диссертации определены в границах современной Тамбовской области, исторической части Тамбовской губернии. Выбор географических рамок обусловлен тем, что отсутствуют специальные работы о региональных особенностях традиционных рукопашных состязаний. Приводившиеся ранее данные не раскрывают динамики и масштабности явления. Так, практически отсутствуют сведения о распространении в Тамбовской губернии состязаний в борьбе, незначительна доля упоминаний состязаний в кулачном бое[8]. Исследование позволит более масштабно изучить явление и сделать выводы о перспективе дальнейших исследований региональных особенностей рукопашных состязаний и их влиянии на социальные процессы.

Историография традиционных рукопашных состязаний. Анализ работ о феномене традиционных рукопашных состязаний русских позволяет нам выделить два основных периода в историографии вопроса: дореволюционный и послереволюционный. В последнем периоде можно говорить о довоенном и послевоенном этапах, историографии 1950 - 60 г. и историографии последних лет. В дореволюционный период вышел ряд трудов о традиционных рукопашных состязаниях, которые носили фрагментарный, описательный характер. С середины XIX в., наряду с описательными работами, появились специальные исторические исследования. Одним из первых историков, который обратил внимание на народные виды спорта, отметив их положительное влияние, был Н.М. Карамзин, который говорил: "Народные игры и потехи, доныне единообразные в землях Славянских: борьба, кулачный бой, беганье взапуски, остались также памятником их древних забав, представляющих нам образ войны и силы"[9]. С.М. Соловьев отмечал древность этого явления и его связь с празднично-досуговой стороной общественной жизни, полагая, что один из фрагментов "Повести временных лет", - "видим бо игрища утолчена и людей множество на них, яко упихати начнут друг друга, позоры деюще от беса замышленного дела" (1068) - сообщал о состязаниях в борьбе или кулачном бое[10]. Н.И. Костомаров, описывая явление, отмечал его как "своего рода потеху, увеселение, начиная с глубокой древности и до нашего времени". В своем описании он говорил об отношении к состязаниям церкви и скупо описывал сами состязания[11]. 

Сведения о кулачном бое и борьбе постоянно встречаются в работах этнографов. Они зафиксировали некоторые сроки проведения этих народных игр, дали общее описание условий. В их работах отмечалось практически повсеместное распространение изучаемой формы физической культуры на территории проживания русских. И.П. Сахаров писал о том, что кулачный бой "в русской семейной жизни считался удальством"[12]. М. Забылин, описывая кулачный бой, говорил, что в старину им "любовались цари и князья наши"[13]. О связи состязательной традиции с поминальными обрядами говорил известный этнограф Д.К. Зеленин: "Масленица, один из самых веселых праздников восточных славян, была когда-то, как и Рождество, посвящена поминовению покойников"[14]. 

Рассказы о традиционном и прикладном бое встречаются у Д.А. Ровинского в "Русских народных картинках". Он описывал увлечение кулачными боями братьев Орловых, приводил некоторые описания самих состязаний. В работе публикуются народные лубки, изображающие фрагменты кулачного боя и борьбы[15]. Наличие в этот период скупых описаний состязаний, видимо, связано с тем, что они еще остаются элементом обыденной жизни и воспринимаются историками как само собой разумеющееся. В этих первых упоминаниях уже обозначился круг вопросов, требующих дальнейшего исследования. Среди них вопросы, касающиеся социальных функций, ритуально-магических представлений, характеристики участников состязаний. Историки поставили в один ряд борьбу и кулачный бой, что позволило в дальнейшем идентифицировать их как традиционные рукопашные состязания. Таким образом, главная черта периода - постановка вопроса о необходимости изучения роли и места явления в обыденной жизни. Попытки дать ответ на этот вопрос мы находим в работах, посвященных собственно кулачному бою и борьбе. 

Одним из первых специальных трудов, рассказывающих о состязаниях в борьбе, стало исследование И.В. Беляева, который в 1856 г. в "Русской беседе" опубликовал материал под названием "Борцы в Древней Руси". Автор ограничил круг источников исключительно былинным фольклором  и различными вариантами песни о Кастрюке. Исследователем указывалось на широкое распространение традиционных видов русской борьбы, отмечались некоторые социальные функции состязаний: воспитания, развлечения, зрелищно-эмоциональная, обычного права. Были предприняты попытки описать функциональную модель борьбы[16]. 

Большая популярность традиционных состязаний, особенно кулачного боя, повлияла на появление работ, посвященных этому явлению общественной жизни. В конце XIX - начале XX в. подвергся историческому изучению феномен кулачных боев. Прежде всего нужно отметить труд А.А. Лебедева "Из истории кулачных боев на Руси". Автор неоднократно наблюдал бои в Москве в середине XIX в. Он широко цитировал самых разных очевидцев, начиная с XI в. Исследователь указал на связь состязательной традиции с обычным правом, привел некоторые положения правил состязаний. Вслед за Д.А. Ровинским он рассказывал об увлечении боями А.Г. и Г.Г. Орловых. Автор рассмотрел государственное законодательство о боях и отношение к ним церкви. А.А. Лебедев писал: "...Это совсем не драка, ссора, вражда или что-либо подобное, а нечто вроде игрища..." "В том виде, какой они имеют в России.., этого нигде и никогда не было..."[17]. Исследователь, продолжая мысль Д.А. Ровинского, утверждает, что коллективные кулачные бои были известны только у восточных славян. Это положение, как и утверждение о том, что кулачки устраивались "почти исключительно зимой", по справедливому замечанию Б.В. Горбунова, противоречит объективным данным[18]. А.А. Лебедевым недостаточно рассмотрены приемы, терминология и тактика боя, генезис и география явления. Подобная работа опубликована И. Боричевским в тринадцатом номере "Геркулеса" за 1914 г. под названием "Кулачный бой"[19]. 

В историографии послереволюционного периода появляется сравнительно мало работ о традиционных состязаниях русских. Сразу после революции Советское правительство развернуло кампанию против проведения состязаний в кулачном бое, которые в большинстве своем проводились в церковные праздники. В довоенный период отмечена лишь одна специальная работа. В 1926 г. опубликована работа Г.И. Фомина, посвященная традициям кулачных боев в Воронежской губернии. Ее трудно назвать историческим исследованием, но она дает красочное представление о бое "стенка на стенку". Автор относил состязания в кулачном бое к числу элементов народного праздника, в которых принимало большое количество участников. Он отмечал отсутствие научные работы, посвященные изучению феномена, связывая данный фактр со сложившимся мнением, что кулачный бой - проявление "некультурности русской деревни"[20]. С подобным мнением приходится встречаться в различных этнографических трудах XX в. "Низким культурным уровнем… объясняется их любовь к кулачным боям"[21]. Исследование, на фоне борьбы правительства со старыми традициями, воспринимается как попытка привлечь внимание общественности к традиционным состязаниям "стенка на стенку". Автор рассматривал явление как народное спортивное состязание военно-прикладного характера, отмечал его позитивное влияние. 

В послевоенной историографии появляется ряд работ, которые углубляют научное представление о традиционных рукопашных состязаниях, прежде всего кулачном бое "стенками". Среди них диссертация Н.П. Новоселова "Военные игры русского народа и их отношение к эпохе военной демократии"[22]. Автор исследовал военно-прикладную функцию кулачного боя, связывал его с погребальным обрядом. Н.П. Новоселов видел в организации стенки следы военного искусства, тактики боя славян в древности и средневековье. В своей работе он упоминал о сроках проведения состязаний, рассматривал традиционные правила стеношного боя. Н.П. Новоселов поставил вопрос о возрастном делении "стенок", генетически связывал его с началом разложения родового общества и возрастным делением в воинских дружинах. Однако известно, что возрастное деление связано с представлениями об инициациях и появляется задолго до разложения родового общества и трудовой деятельности. Автор неверно связывал появление обычая стеношного боя со становлением классового общества. Утверждение о том, что состязания "в послеоктябрьский период встречаются редко" и к концу 1920 г. полностью исчезают, не соответствует действительности. Понятно, что такая точка зрения была связана с необходимостью показать, что советское общество избавилось от пережитков прошлого. В исследовании в числе источников использованы произведения русского фольклора и художественной литературы, что представляется недостаточным. 

В историографии 1950-60-х г. проявляется оживление интереса к традиционным состязаниям русских. Это связано с появлением исследований аналогичных форм физической культуры народов Советского Союза. В ряде трудов термины "национальные виды спорта" и "национальные виды борьбы народов СССР" приобретают новое звучание[23]. Внимание к этому явлению со стороны спортивных чиновников вызвало появление исследований исторических корней русской борьбы и кулачного боя. Б.М. Чесноков опубликовал в 1955 г. в журнале "Теория и практика физической культуры"  статью под названием "Русская народная борьба"[24]. Здесь описываются различные виды русской борьбы, однако автором плохо проанализированы причины наличия нескольких видов состязаний. По справедливому замечанию Б.В. Горбунова, без достаточных оснований полагалось, что борьба как средство физической подготовки известна только в позднее время[25]. 

Поиск связи современных видов борьбы с национальными традициями привел к появлению в книге А.А. Харлампиева "Борьба самбо"[26] описаний различных видов борьбы народов СССР. В ней дана пространная характеристика борьбы русских, рассматриваемая с точки зрения современной спортивной науки. Приводятся данные о наличии в отечественной состязательной традиции таких неотъемлемых элементов современной борьбы, как техника самостраховок и страховок партнера при проведении схваток. Приведенные А.А. Харлампиевым данные свидетельствуют о высоком уровне развития состязательного поединка. Для нас ценность работы заключается в том, что она дает возможность провести реконструкцию функциональной модели приемов борьбы, подтверждая это историческими источниками. Однако у А.А. Харлампиева нет анализа места и роли состязаний в общественной жизни русского общества.

В то же время появляется ряд работ основоположника советской школы бокса К.В. Градополова[27]. Он показал преемственность советского бокса с отечественной традицией состязаний в кулачном бое. Причем эти утверждения делаются в 1950 г. с международной трибуны на конгрессе АИБА в Копенгагене, где К.В. Градополов выступает с лекцией "Бокс в СССР"[28]. Автор приводит данные о формировании российской, а затем советской школы бокса на основе русского кулачного боя. Им анализируются летописные упоминания о кулачном бое, а также законодательные акты, запрещающие проведение кулачных боев. Приводятся данные о том, что эти запрещения тормозили развитие бокса в России начала XX в. В работе хорошо описана традиция проведения состязаний "стенка на стенку", показан социальный состав участников, передан дух и характер явления. К.В. Градополов отмечает, что состязания проводились на фоне эмоционально-психологического подъема, показывает, что кулачный бой оказал серьезное влияние на характер русских людей. Однако необходимо сказать, что автор не проанализировал сроки проведения состязаний и социальные функции, хотя в целом он преследовал другие задачи.  

В историографии последних лет наметился интерес к отечественной состязательной традиции. Период характеризуется наличием целого ряда популярных, научно-популярных и научных работ. Появление популярных изданий связано с возросшим общественным интересом к дальневосточным единоборствам и отсутствием научных исследований состязаний русских. Это привело к попыткам создания альтернативы на основе традиционной боевой культуры. Возник целый ряд спекулятивных работ и псевдореконструкций функциональной модели боя. В каждом случае, казалось бы, при убедительном изложении авторы не могут отказать себе в стремлении домыслить желаемое. 

К таким трудам, прежде всего, относятся работы представителей "русского стиля" - А.К. Белова и А.В. Грунтовского. Они дискредитируют идею возможности адекватной реконструкции функциональной модели боя и внедрения состязательной традиции восточных славян в современную спортивную практику и, даже более того, ставят под сомнение сам факт возможности научного изучения данного вопроса. В связи с этим рассмотрим следующие издания: А.К. Белова "Изначалие" и "Искусство атаки", а также А.В. Грунтовского "Русский кулачный бой"[29]. 

А.К. Белов не выявил предмет исследования, отсутствует источниковедческий и историографический анализ проблемы. При анализе рукопашного боя он не привел ссылки на источники информации. В книгах неверно дана типология традиционного рукопашного боя. Например, автор делит кулачный бой на жесткий (стеношный) и мягкий (сечу), что не соответствует реальному положению вещей. Неправильно выявлена социальная структура участников состязаний. Традиционные термины лишаются своего исторического значения и приобретают новое. Например, термином "охотницкий бой" автор называет особый вид борьбы выведением из равновесия (противопоставляя ее силовой борьбе, которую он называет "велесовой"), хотя на самом деле "охотницкой борьбой" называли силовую борьбу "не в схватку", "на вольную", а термином "бой охотников" - кулачный бой "один на один". Сомнительным образом решается ряд исторических вопросов, касающихся этногенеза славян, варяжской проблемы, религии и т. д. Вызывает недоумение трактовка многих слов в духе народной этимологии.

Подобный труд опубликовал А.В. Грунтовский в книге "Русский кулачный бой". Автор, как и А.К. Белов, не может удержаться от стремления домыслить пробелы в своей конструкции. Его реконструкция функциональной модели боя строится на ломании (как он называет ритуальный воинский танец, который вводит бойца в определенное состояние и влияет на движения). Нужно сказать, что нам не удалось обнаружить ни одного упоминания о бытовании подобных воинских танцев в России в обозримом прошлом. В этом случае, скорее всего, перед нами опять грубая фальсификация. Хотя высказывание А.В. Грунтовского: "...существует борьба самбо, в лучших своих представителях, сохранившая и стиль, и дух русских традиций", заслуживает внимания и может стать отправной точкой при реконструкции некоторых элементов русской борьбы[30]. В начале 1990 - х г. начал издаваться журнал "Русский стиль", который стал полигоном для гипотез различного рода фальсификаторов.

В 1997 г. в 4-томнике "История боевых искусств" в книге "Россия и ее соседи", вышедшей под общей редакцией Г.К. Панченко, опубликованы материалы о русском рукопашном бое[31]. Автор начинает свое изложение с анализа современных школ "русского стиля", убедительно доказывая их искусственное происхождение. Однако на основании этого он пытается поставить под сомнение сам факт существования традиционных рукопашных состязаний как массового явления, сводя их к стихийным действиям. В книге отрицается возможность реконструкции функциональной модели боя для различных исторических периодов. Свое мнение автор сформировал на основе очень узкого круга источников. 

В 1998 г. М. Шатунов опубликовал пять книг о русском рукопашном бое и традиционных состязаниях[32]. Автор, подытоживая и развивая теоретическую базу славяно-горицкой борьбы (система боя, созданная А.К. Беловым на основании ошибочных, антинаучных представлений о русском рукопашном бое), ставит крест на всех изысканиях и концепциях А.К. Белова, хотя имеет явно обратное желание. Автор повторяет научные ошибки, изложенные выше, развивает их и доводит до абсурда.

На этом фоне выделяется работа М.Н. Лукашева. Им была опубликована книга "И были схватки боевые"[33]. Работа носит публицистический характер.

На сегодняшний день единственное фундаментальное исследование состязательной традиции русских предпринял Б.В. Горбунов в работе "Традиционные рукопашные состязания в народной культуре восточных славян XIX - начале XX в."[34]. Автор впервые дал научное описание изучаемого элемента повседневной и празднично-досуговой жизни общества, осуществил теоретическое осмысление собранного исторического и этнографического материала. Б.В. Горбунов ввел в научный оборот 4470 свидетельств об обычае традиционных кулачных боев и борьбы в XIX - начале XX в. В исследовании в полном объеме изучены социальные функции мужских игр, рассмотрены традиционные правила борьбы и кулачного боя, организация и общий ход состязаний, подготовка к ним, деление на партии, приемы, тактика, термины, локальные особенности. Автор приводит типологизацию народных видов спортивной борьбы, выявляет ареалы типов и видов состязаний, анализирует состав участников соревнований и зрителей, выявляет общее, особенное и единичное в содержании традиционных кулачных боев и борьбы у русских, украинцев, белорусов. Интересные данные приводятся Б.В. Горбуновым о географическом распространении явления в XIX - начале XX в. на территории России. Работа содержит материалы о традиционных сроках проведения состязаний, исследованы причины их длительного и устойчивого бытования и последующего отмирания. 

Недостатком анализа социальных функций состязаний является то, что они не рассмотрены в динамике социально-исторических преобразований. Несмотря на то, что автор привлек значительное число источников, материалы наших исследований свидетельствуют о недостаточном изучении традиций отдельных регионов. Так, Б.В. Горбуновым не зафиксированы упоминания состязаний в борьбе для Тамбовщины[35], хотя они были распространены более чем в 60 % населенных пунктов. Наряду с использованием уже известных источников, необходимо применять новые типы массовых устных источников. Они позволят создать объективную картину распространения явления, по крайней мере, в конце XIX - начале XX в. Это тем более актуально, что состязания еще совсем недавно существовали в обыденной жизни и сохранились в памяти старших поколений.

На наш взгляд, работа содержит ряд неверных выводов о генезисе и эволюции явления. Б.В. Горбунов пишет, что сначала возникли нерасчлененные виды состязаний, которые затем дифференцировались на борьбу и кулачный бой. Сравнительное изучение состязаний различных народов показало, что состязания у всех народов известны в форме борьбы и кулачного боя. Нерасчлененные формы, типа греческого "панкратиона", появились гораздо позже. Неверно положение о том, что "сцеплялка-свалка" - это вид состязаний, когда люди не знали военных построений. Аргументом в пользу этих выводов явились слова Маврикия о воинах-славянах VI-VII в., которые "строя не знают"[36]. Однако анализ источника показал, что они неправильно истолкованы. Работа содержит оценку возможности современного практического использования народных видов спортивной борьбы. На наш взгляд, автор незаслуженно отрицает возможность использования кулачного боя в современной спортивной практике. 

В 2002 г. Г.Н. Базлов опубликовал автореферат диссертации "Деревенская артель кулачных  бойцов - рукопашников", посвященной традициям мужских боевых артелей северо-западной Руси[37]. Работа носит ярко выраженный этнографический характер. Автор исследует деление общества на противоборствующие партии. Это явление он справедливо связывает с архаичным делением общины на роды. Выводы исследователь делает исключительно на основании полевого материала. Им описываются обряды кулачных бойцов, некий боевой пляс, ритуальные нормы ношения костюма кулачного бойца, а также символика костюма в обряде. Нам видится главным недостатком этого труда отсутствие других источников, кроме полевых материалов, собранных автором. Также вызывает сомнение возможность сохранения описываемых данных в народной среде в конце XX в., когда проводилось полевое исследование.

Историографический обзор показывает, что сегодня отсутствуют работы о региональных традициях рукопашных состязаний. Требуется дальнейшее исследование истории явления, особенно во взаимосвязи с социальными процессами. Представляется интересным сравнительно-историческое изучение традиционных рукопашных состязаний с аналогичными формами физической культуры других народов для выяснения общего и особенного в их развитии.

Цель исследования - изучить традиционные рукопашные состязания русских как социально-исторический феномен второй половины XIX - первой половине XX в. на материалах одной из типичных аграрных губерний. В соответствии с целью исследования ставятся следующие задачи:

- классифицировать и систематизировать знания о традиционных видах рукопашных состязаний и их технике;

- изучить генезис и эволюцию, выделить инновационные элементы в развитии явления, показать общее и особенное в традиции проведения состязаний русских и других народов;

- определить распространение феномена на Тамбовщине, выявить сроки и место проведения состязаний, выяснить причины угасания традиции;

- показать принцип формирования противоборствующих партий в состязании "стенка на стенку" на территории Тамбовской губернии в границах современной Тамбовской области;

- проанализировать роль состязаний как семиотической системы в консолидации, воспроизведении и функционировании общественной структуры;

- проследить отношения власти к рукопашным состязаниям, а также выявить место традиционных состязаний в системе обычного права.

Источниковая база. Для решения поставленных в диссертационном исследовании задач использован широкий круг источников, привлекающий своим многообразием. Типологически использованные в диссертации источники можно распределить следующим образом[38]:

1) документы делопроизводства государственных органов, а также учебных заведений;

2) материалы периодической печати;

3) сведения личного происхождения, главным образом воспоминания;

4) художественная литература;

5) устные источники;

6) произведения изобразительного искусства.

Важными источниками становятся документы делопроизводства управленческих органов и государственных структур, а также учебных заведений. Материалы Тамбовского государственного архива фонда 181 (Тамбовская духовная консистория) и фонда 186 (Правление Тамбовской духовной семинарии) помогают в выяснении социального состава участников состязаний в кулачном бое, показывают официальное отношение церкви к традиционным рукопашным состязаниям[39]. Эти источники возникли в церковной среде, для которой характерно тенденциозное отношение к любым проявлениям народной культуры. При анализе этих свидетельств необходимо понимать, что негативное отношение к состязаниям и описание их как массовых беспорядков требует осторожной интерпретации. Иногда состязания, особенно в кулачном бое, выходили за рамки принятых этических и эстетических норм, но в этом случае подобные эмоциональные перехлесты подвергались и общественному осуждению. Данные этих источников показывают, что официальная позиция церкви нередко отличалась от позиции ее простых служителей, которые сами участвовали в состязаниях, за что жестоко наказывались.

Материалы фонда 4 (Канцелярии Тамбовского губернатора), посвященные расследованию кулачных боев, в ряде населенных пунктов свидетельствуют о том, что власти губернии в начале XX в. стремились запретить кулачные бои[40]. Это происходило, прежде всего, потому что состязания были массовым сборищем народа. Особая эмоциональная окраска, сопровождавшая кулачные бои, легко могла привести к проявлению бунтарских настроений против власти. Материалы фонда предстают перед нами в виде переписки канцелярии губернатора с местными полицейскими органами, которые производили дознание и опрос большой группы участников кулачных боев в населенных пунктах Чурюково-Заворонежское, Мордово, Малые-Алабухи. Документы содержат объяснения многих участников и свидетелей событий, поэтому присутствуют различные точки зрения и оценки, иногда диаметрально противоположные. Материалы дел дают объективные данные о количестве, социальном составе участников состязаний, сроках и месте их проведения, позволяют понять социально-психологический климат, сопровождавший кулачные бои. 

В фонде 7576 (Комитет по физической культуре и спорта при Совете Министров СССР) Государственного архива Российской Федерации имеются данные об использовании традиционных рукопашных состязаний русских для подготовки бойцов Красной Армии и в системе допризывной подготовки Всевобуча в первые годы Советской власти[41]. Существуют документы, свидетельствующие о сборе Комитетом по физической культуре и спорту СССР данных о традиционных рукопашных состязаниях народов СССР и о внедрении этих состязаний в спортивную практику в 1920 - 80-х г., а также о формировании на их основе современных спортивных направлений. Эти источники свидетельствуют о том, что именно рукопашные состязания народов СССР, в том числе русского, стали идеологическим оружием советского правительства, стремившегося создать "национальную по форме, социалистическую по содержанию систему физического воспитания"[42]. Документы говорят о создании правил для проведения состязаний по национальным видам борьбы и их использования в системе ГТО. В этом фонде содержатся интересные данные о количестве занимающихся национальными видами борьбы в различных спортивных обществах. Материалы фонда носят вспомогательный характер и позволяют сделать выводы о трансформации явления, переходе к массовому спорту и его месте в советском обществе. Эти источники дают представление об эволюции социальных функций традиционных состязаний. 

Интерес представляют всевозможные пособия и наставления по рукопашному бою, которые увидели свет в первые два десятилетия после установления советской власти и в период Великой Отечественной войны[43]. В основной своей массе пособия отражают сложившиеся традиционные представления о рукопашном бое, а также помогают понять процесс адаптации видов состязаний и их техники к спортивным условиям.

В качестве исторического источника используются различные материалы периодической печати. Газета "Тамбовские губернские ведомости" за 1850 - 51 г. содержит описание некоторых терминов, характерных для кулачного боя[44]. Интересные сведения удалось получить из газет "Тамбовская правда" и "Тамбовский крестьянин"[45]. Материалы говорят о развернувшемся широкомасштабном наступлении советской власти в 1920-х г. на народные традиции физической культуры. В указанных газетах зафиксировано восемь заметок, осуждающих участников состязаний в стеношном бое. В работе привлекаются материалы советской и российской печати, дающие представление о развитии современных видов спорта на основе традиционных состязаний и прикладного боя, они носят вспомогательный характер и важны при выяснении некоторых деталей явления[46].

В источниках личного происхождения содержится информация о бытовании состязаний и особенностях прикладного боя от простого упоминания до детального рассмотрения правил, социального состава участников состязаний и т.д. Множество свидетельств встречается в дневниках, мемуарах, переписке современников XVIII - XX в.[47]. Интересны воспоминания людей, близких к спорту, рассказывающие о технике, правилах, формах проведения состязаний. Эти свидетельства отличаются особой точностью[48]. Несколько тамбовских свидетельств дают красочное представление о явлении, позволяют сделать выводы о степени включенности населения в процесс состязаний и социальном составе участников[49]. Особый интерес представляют неопубликованные источники личного происхождения, среди них мемуары жителя с. Мезинец, Староюрьевского района, Тамбовской области М.И. Мокринского, написанные им в 1952 г., когда ему было шестьдесят четыре года[50]. В источнике содержится красочное описание состязаний в стеношном бое. Не менее интересные материалы содержатся в "Дневнике краеведа Кузьмы Трофимовича Ермакова", который был составлен в 1954 г.[51]. Сегодня одна часть этого источника хранится в Староюрьевском краеведческом музее, а другая в Болешедорожской средней школе. Документ показывает отношение современников к "стеношному бою", а также восхищение героями кулачек. 

Сведения, полученные из материалов личного происхождения, помогают понять конкретно-исторические формы явления, а также вызываемые  им психологические переживания авторов. Примененные при анализе материалов личного происхождения приемы внутренней критики источников показали их надежность[52]. Упоминания состязаний в основном даны в контексте других сведений и, как правило, носят достоверный характер. В этих источниках отражается личное позитивное отношение авторов к состязаниям, поэтому отсутствует излишняя критичность, свойственная некоторым официальным источникам. 

Интереснейшие материалы дает привлекаемая в качестве источников художественная литература XIX - XX в., показывающая рукопашный бой во взаимосвязи с бытовой и духовной культурой русского народа. В большинстве случаев авторы являлись участниками или зрителями явления, поэтому описания точны, носят яркую эмоциональную окраску, хорошо демонстрируют место состязаний в обыденной жизни русского народа. Описания традиционных состязаний встречаются в работах большинства мастеров русского слова, начиная с Г.Р. Державина. Наиболее красочные и информативные описания, на наш взгляд, содержатся в сочинениях М.Ю. Лермонтова, П.П. Бажова, А.И. Куприна, М. Горького, Д.Н. Мамина-Сибиряка, Б.Л. Васильева, Н.Г. Помяловского и др.[53].

Особое место в работе занимают различные типы устных источников. Отечественными и зарубежными историками неоднократно указывалась необходимость использования в исследованиях этого типа источников. Их масштабы использования в западной историографии даже привели к появлению новой отрасли исторического знания устной истории - "oral history"[54]. Устные источники уже в XVIII в. вошли в научные труды первых русских историков - В.Н. Татищева, М.В. Ломоносова, И.Н. Болтина[55]. А.С. Пушкин при написании "Истории Пугачева" совершил путешествие в Поволжье и Южный Урал для сбора "мнения народного"[56]. Д.П. Урсу отмечает, что "устные источники позволяют написать историю народа, а не историю государства, историю масс, а не историю правящей элиты"[57]. Историками неоднократно высказывалось мнение о достоверности устных источников и о правомерности их использования наряду с другими типами[58]. Сравнение данных, полученных на основе устных источников, показывает их органическую связь с письменными памятниками, отсутствие противоречий указывает на методологическую правильность и научную объективность. 

Одним из типов массового устного источника, используемого в этой работе, стали статистические данные социологического исследования, проведенного в 119 населенных пунктах двадцати трех районов Тамбовской области. В целом опрошено 600 человек в возрасте старше шестидесяти лет. Данные опроса дают возможность получить сведения о бытовании традиции проведения состязаний в стеношном бое с начала XX в. до 1960-х - 70-х г., времени отмирания традиции. Интересные данные получены о противоборствующих партиях и их названиях, а также их локализации в населенных пунктах, правилах и сроках проведения состязаний. Привлечение статистических данных социологического исследования представляется интересным способом изучения не только традиционных состязаний, но и любых аспектов социальной жизни народа в недалеком прошлом. 

В проведенном нами эмпирическом историко-социологическом исследовании можно выделить три основных этапа, каждый из которых включил в себя ряд важных процедур: 

1) подготовительный (разработка программы исследования); 

2) основной (проведение эмпирического исследования); 

3) завершающий (обработка и анализ данных, формирование выводов).

Всякое исследование начинается с постановки какой-либо проблемы. Поэтому на первом этапе исследования возникла необходимость правильной постановки проблемы. Решить проблему - значит получить новое знание или создать теоретическую модель, объясняющую то или иное явление, выявить факторы, позволяющие в нашем случае достоверно изучить феномен. На этом этапе нам было необходимо перевести проблемную ситуацию в формулировку проблемы. Для этого была проделана специальная теоретическая работа:

1) установлено реальное наличие данного явления на Тамбовщине в недалеком прошлом, выявлена возможность количественно и качественно охарактеризовать проблему; 

2) вычленены наиболее существенные элементы феномена традиционных рукопашных состязаний, которые можно изучить с помощью опроса;

3) выявлены уже известные элементы проблемной ситуации, которые не требуют специального анализа и выступают как информационная база для рассмотрения неизвестных элементов;

4) выделены в проблемной ситуации главные и второстепенные компоненты, что помогло определить основное направление исследовательского поиска.

На основе предварительного анализа была разработана программа исследования традиционных рукопашных состязаний, которая включила в себя следующие разделы:

1) теоретический (цели, задачи, предмет и объект исследования, определение понятий);

2) методический (обоснование выборки, обоснование методов сбора данных, методы обработки и анализа данных;

3) организационный (план исследования, порядок исследования).

Конечной целью всего первого этапа явилась выработка таких понятий, которые доступны учету и регистрации. При этом мы стремились обеспечить максимальное описание изучаемого предмета в понятиях-индикаторах.

Заключительной частью теоретической подготовки эмпирического социологического исследования стало формирование гипотезы, научно обоснованного предположения о структуре изучаемого социального явления и характере связей между его компонентами. Следует подчеркнуть, что формирование гипотезы - это не праздное теоретическое упражнение, а разработка логических опор для сбора и анализа эмпирических данных. Для отработки гипотезы и процедур исследования проведено предварительное, пилотажное исследование в селе Атманов Угол. Опрошено пятьдесят человек в разных концах села. Данные анкет относительно правил, места и времени проведения соревнований, названий и локализации противоборствующих партий были одинаковы во всех случаях (см. приложение 1).

В рамках пилотажного исследования также проведен опрос в селе Троицкая Вихляйка, которое билось на стеношных боях с Атмановым Углом. Данные относительно состязаний между этими селами в обоих случаях не расходились. Это позволило сделать вывод о том, что статистические данные социологического исследования имеют незначительную погрешность и поэтому представляется возможным использовать их в качестве объективного исторического источника для изучения традиционных рукопашных состязаний на Тамбовщине.

Наряду с теоретическим, большое значение в исследовании уделено методическому разделу программы, который включил в себя описание методики и организации исследования. Центральное значение в этом разделе занимает обоснование выборки. Исследование является выборочным, обеспечивающим репрезентативность, то есть отражает свойства выборочной совокупности - воспроизводить параметры и значительные элементы генеральной совокупности. Генеральной совокупностью стали все жители Тамбовщины, которые могли быть свидетелями социального феномена традиционных рукопашных состязаний в первой половине XX в. 

В подготовке исследования применены две ступени формирования выборки. Первая касается возраста респондентов, которые должны быть старше шестидесяти лет и проживать в указанное время на территории населенного пункта, где проводился опрос. Вторая ступень формирования выборки - это определение населенных пунктов, где проводилось исследование. Для нас такими населенными пунктами стали села и города Тамбовской области, существовавшие в конце XIX в. С учетом этого проведена выборка населенных пунктов в каждом районе области.

Методом сбора эмпирических данных стало полевое интервьюирование, то есть устный опрос респондентов с занесением результатов в анкеты. Такой метод представляется адекватным поставленной исследовательской задаче. Опрос предусматривал устное обращение к указанной выше совокупности людей - респондентов с вопросами, содержание которых представляет изучаемую проблему на уровне эмпирических индикаторов, регистрацию и статистическую обработку полученных ответов, а также их теоретическую интерпретацию. Метод опроса предусматривает получение историко-социологической информации в ситуации социально-психологического общения. Это накладывает свой отпечаток на содержание и качество получаемых данных, поэтому нами учтены методические требования и процедуры для того, чтобы преодолеть субъективизм, повысить надежность и эффективность данной формы сбора историко-социологической информации. 

Заключительным этапом эмпирического социологического исследования стала обработка, анализ и интерпретация данных, получение обоснованных обобщений и выводов. Обработка данных включила в себя следующие компоненты: 

1) редактирование и кодирование информации. Основное назначение этого шага состояло в унификации и формализации той информации, которая была получена в ходе исследования; 

2) создание переменных. Собранная на основании анкет информация в ряде случаев прямо отвечает на те вопросы, которые необходимо решить в исследовании. Поскольку вопросы получили форму индикаторов в процессе операционализации, была проведена обратная процедура, то есть данные переведены в форму, которая бы отвечала на вопросы исследования; 

3) статистический анализ собранной информации, который стал ключевым шагом в процессе анализа историко-социологических данных. В ходе статистического анализа выделены некоторые закономерности и зависимости, которые позволили сделать определенные обобщения и выводы[59]. 

Достоверность сведений, полученных в ходе такого исследования, не может вызывать сомнений. В каждом населенном пункте опрашивалось не менее пяти человек, не связанных между собой. 

Другим типом устных источников стали непосредственные опросы (с аудио- и видеозаписью на магнитные носители) участников состязаний в XX в. Эти данные оказались незаменимыми при реконструкции конкретно-исторической модели боя и состязаний.

В качестве вспомогательных устных источников использованы былины и данные фольклора. Они дают представление о развитии функциональной модели состязаний, позволяют проанализировать их видовой состав, помогают сделать некоторые заключения о генезисе и эволюции феномена.

Перечисленные выше источники главным образом относятся к XIX - первой половине XX в. Именно в этот период рукопашные состязания в России находились на пике своего развития. 

В особый тип источников нужно выделить материалы изобразительного искусства. Это изображение традиционных состязаний на фресках, миниатюрах летописей, живописи, каменной резьбе, лубках и т.д.[60]. Всевозможные изображения позволяют сделать выводы о функциональной модели, проследить генезис и эволюцию состязательных форм.

Методология. Основным теоретическим подходом к изучению темы стал цивилизационный подход. В данном исследовании используются те его аспекты, которые объясняют переход от традиционного общества к современному обществу. 

В работе методология рассматривается как принятое в мировой исторической науке сочетание теоретических, источниковедческих, инструментальных подходов в познании истории. Автор руководствовался принципом научной объективности. Методологической основой диссертации являются традиционные методы исторического исследования, в том числе принципы историзма и конкретности, предполагающие признание устойчивой связи между явлениями и событиями, рассмотрение всех явлений и событий с позиции всестороннего анализа условий, в которых они происходили, а также стремление к более полному анализу изучаемого объекта. Отсюда вытекает ряд частных методов исследования, таких, как сравнительно-исторический, хронологический, статистический. Для более полного познания предмета используются общелогические методы, такие, как классификация и систематизация.

Представляется необходимым дать описание некоторых методов, которые наиболее широко применяются в работе. Один из них - метод сравнительно-исторического изучения традиционных рукопашных состязаний русских с аналогичными состязаниями других европейских и азиатских народов. Этот метод открывает широкие перспективы для дальнейшего изучения взаимосвязи традиционных рукопашных состязаний с социально-историческими процессами, позволяет проследить роль и место состязаний в традиционном и современном обществах, выявить общие и частные закономерности функционирования явления в социальной жизни различных обществ.

Наряду с методом сравнительно-исторического изучения, в работе широко применяется метод классифицирования и систематизации традиционных рукопашных состязаний и их техники. Сущность этого метода раскрывается в работах С.С. Розановой и И.Я. Чупахина[61].

Для изучения исторических источников, свидетельствующих об обыденной и празднично-досуговой жизни народа, выраженной в форме рукопашных состязаний, этот метод применен впервые. Приведенная в работе классификация технических элементов дает всестороннее представление о развитии конкретно-исторических форм функциональной модели отечественного состязательного и прикладного боя. Принцип изучения исторических источников, разработанный на основе классификации, дает возможность восстановить технический объем состязаний для отдельных хронологических периодов, а также выделить инновационные явления в технике рукопашного боя. Использованный в работе опыт классификации и систематизации функциональной модели рукопашного боя и традиционных видов состязаний дает новые возможности при изучении народных способов борьбы и определения их места в традиционной культуре народов, а также помогает по-новому взглянуть на генезис и эволюцию физической культуры в целом. 

Использование различных методов классифицирования и систематизации впервые позволит системно изучить исторические источники и создать фотографический образ техники боя, применявшейся в традиционных состязаниях в различные исторические периоды, а также представить фотографический образ самих состязаний. 

Для проведения статистического анализа первичных данных историко-социологического опроса использованы различные статистико-математические методы, позволяющие полно и всесторонне анализировать собранную информацию, характеризующую изучаемое социальное явление и сопровождающие его процессы. При обработке и анализе данных, полученных методом опроса, широко применялись методы ранжирования, шкалирования, корреляции и др.[62].  При обработке данных использовались компьютерные технологии в виде программы математико-статистической обработки "Microsoft Excel". Надеемся, что использование, наряду с традиционными описательными, современных методов статистики и социологии позволило усилить не только объективность полученных результатов, но и их новизну. 

Практическая значимость диссертационной работы состоит в том, что конкретно-исторический материал и выводы диссертации могут быть использованы в вузовском и школьном преподавании отечественной истории, истории культуры вообще и истории физической культуры в частности. Предложенные в работе методы исследования могут помочь восстановить технику рукопашных состязаний для применения ее в спортивной практике и специальной военной подготовке.

Основные положения работы уже используются Общероссийской общественной организацией "Федерация русского рукопашного боя" в спортивной практике, научно-просветительской работе и в гражданско-патриотическом воспитании молодежи. Деятельность организации неоднократно одобрялась Департаментом по молодежной политике Министерства образования РФ.

Сведения о функциональной модели традиционных состязаний и техники, которые получены при использовании метода классификации и систематизации, могут быть использованы при постановках художественных и телевизионных фильмов, освещающих различные этапы российской истории. Это, в свою очередь, позволит избежать неточностей при воссоздании исторических картин. В настоящее время возрос интерес к рукопашным состязаниям в кинематографе, напомним, например, сцену кулачного боя в фильме Н. Михалкова "Сибирский цирюльник" (хотя необходимо отметить в ней целый ряд неточностей). 

Наработанные нами методы полевых социологических исследований и сбора материалов устной истории имеют практическую значимость для изучения самых разных вопросов истории и современности через использование социальной памяти представителей аграрного общества.

Апробация работы. Выводы работы докладывались на международной конференции "Социальная история российской провинции в контексте модернизации аграрного общества в XVIII - XX вв." (Тамбов, 2002 г.), на региональных студенческих конференциях по истории в Тамбове и Воронеже (1999). Диссертация прошла обсуждение на заседании кафедры российской истории Тамбовского государственного университета им. Г. Р. Державина.


Глава I. Особенное и общее в формах традиционных рукопашных состязаний русских и других народов, региональные особенности на Тамбовщине

1. Классификация, систематика и терминология

рукопашных состязаний

Работа над темой данного исследования, как любого другого исторического исследования, в первую очередь предполагает определение некоторых основных терминов. 

Б. В. Горбунов впервые ввел в научный оборот понятие "традиционные рукопашные состязания или народные способы борьбы". Под этим термином он понимает традиционные соревнования соперников посредством ударов или захватов без применения оружия, зародившиеся в глубокой древности и длительное время отвечавшие насущным потребностям человека. Нам видится необходимым для более масштабного изучения предмета на общелогических основаниях дать более широкую трактовку этого понятия. Традиционные рукопашные состязания - общественно-исторический феномен, возникающий в любом аграрном обществе и влияющий на различные сферы жизни социума. Они являются частью национальных способов физического воспитания, и их суть состоит в прямом противодействии соперников посредством ударов или захватов, а также предметов (палок, холодного оружия и т. п.).

Наряду с термином "традиционные рукопашные состязания" в этой работе широко используется понятие "рукопашный бой". Всевозможные способы физического противодействия, как игрового - состязательного, так и реального - прикладного, русские называли рукопашным боем. В. И. Даль в "Толковом словаре живого великорусского языка" объясняет народное понимание этого словосочетания: "Рукопашь, рукопашка, рукопашье, рукопашный бой, драка, схватка, ручной бой, холодным оружием или дубинами и кулаками". Впервые этот термин упомянут в древнерусском произведении XIII в. "Моление Даниила Заточника", где говорится "борется рукопашь с лютым зверем". Рукопашный бой в широком смысле слова - это прикладной бой (как способ выживания в экстремальной ситуации) и состязательная традиция (борьба, кулачный бой и палочное фехтование).

Под термином "функциональная модель традиционных рукопашных состязаний" понимаются как непосредственные способы противодействия соперников в рукопашных состязаниях (кулачном бое, борьбе, палочном фехтовании), так и форма (условия, правила, модель) самих состязаний.

Определив основные понятия, используемые в этой работе, необходимо структурировать изучаемый предмет народной культуры. Поэтому прежде всего остановимся на классифицировании и систематизировании исследуемых элементов народной культуры. Большое количество описаний разнообразных видов рукопашных состязаний и технических приемов при отсутствии классификации представляет собой материал, который трудно изучать. Классифицирование основных элементов русского рукопашного боя позволяет создать строгую, монолитную конструкцию, все элементы которой взаимосвязаны и дополняют друг друга.

Разделение на классы с учетом исторических данных, группировка отдельных объектов и систематизация их путем сравнения характеризуют классификацию и систематику как объективный метод исследования. Их задачей является отражение сущности русского рукопашного боя, в результате создана научно обоснованная терминология русского рукопашного боя.

Это позволяет получить фотографический образ техники рукопашного боя и традиционных состязаний, понять место каждого элемента в системе, сделать правильные выводы о генезисе и эволюции явления, обнаружить общие и различные черты с аналогичными видами состязаний у других народов. Тем самым закладываются основы сравнительного анализа традиционных рукопашных состязаний различных народов. На основе классификаций, предложенных в данной работе, можно классифицировать и систематизировать технику боя и виды традиционных рукопашных состязаний, сложившиеся у разных народов.

Классификация и систематика не могут быть созданы без предварительной работы по определению понятий (удар, увертка, перевод, бросок, сваливание и т.д.). Следует заметить, что в истории русского рукопашного боя процесс формирования отдельных названий (положений, приемов) имел место до появления понятия классификации и тем более систематики. Так, по свидетельству Г. И. Фомина, "у кулачников" существовала "своя терминология, свой жаргон". Другой современник сообщает, что для обозначения ударов "среди кулачных бойцов существовал даже особый язык, лаконический и понятный лишь тем, кто считался заправским мастером". Б. В. Горбунов, развивая эту мысль, пишет: "бытовали общие и локальные термины, причем число последних очень велико". Опросы участников состязаний, осуществленные нами на территории Тамбовской области, также говорят о существовании народной терминологии для обозначения как непосредственно видов состязаний, так и для техники, тактики и различных ситуаций боя.

Для нас основными предметами классифицирования и систематизации являются традиционные рукопашные состязания как явление, а также  двигательный образ - техника рукопашного боя. Поэтому нами будут представлены вниманию две классификации. Первая - традиционных видов рукопашных состязаний, вторая - техники этих состязаний.

Классификация и систематизация видов традиционных рукопашных состязаний. Первую классификацию традиционных форм русского рукопашного боя мы обнаруживаем в работах В. И. Даля. Хотя она не описана как таковая, сущность ее становится понятной из определения терминов. Анализ статей "Толкового словаря живого великорусского языка" показывает, что распространенные в России формы состязаний в народном сознании были представлены в виде системы. Ее основой была народная классификация. Объединяющим термином здесь является понятие "рукопашный бой" (драка), который складывается из элементов состязательной традиции (кулачного боя, борьбы и палочного фехтования). Далее идет конкретизация видов: кулачный бой - один на один, стенка на стенку, сцеплялка-свалка; борьба - в одну ручку, в схватку, на поясах; фехтование (палочный бой) - не конкретизируется. Эта классификация имеет только уровни классов и подклассов. Она не отражает всего регионального многообразия форм состязаний, однако дает наиболее общую характеристику изучаемого явления, показывая его функционирование на игровом и прикладном уровнях. Ниже приведены определения, данные В. И. Далем для различных терминов.

 Кулачки - кулачный бой, драка кулаками, для забавы, из молодечества, англ. бокс. Наши кулачные бои были: одиночные, один на один и стена на стену.

 Сцепная драка, сцепной кулачный бой или сцеплялка - свалка врассыпную; кулачный бой бывал один на один, единоборство; стенка на стенку, где не выходили из ряда, а старались сбить, попятить и погнать весь противный строй; сцеплялка, рассыпной, где всякий схватывался в одиночку, и это самый жестокий.

 Бороть, барывать кого, осиливать в борьбе, одолевать борючись: валять, ломать, бросать наземь, пытая силы и ловкость, или же в драке. - ся с кем, борухаться зап., борюкаться юж. схватясь с противником, шутя или в бою, в драке, один на один, стараясь повалить его, свалить наземь... Борение, борьба - вообще, усилие одолеть противника, состязание двух сил; единоборство без оружия и без побоев и драки, где противники только стараются побороть друг друга, свалить с ног (см. приложение 2).

Серьезные попытки классификации традиционных состязаний, но уже только в борьбе, были предприняты исследователями в XX в. Так, в учебнике под редакцией Н. М. Галковского представлена классификация, где в качестве объекта исследования взяты состязания различных народов. Эта классификация делит существующие виды борьбы на семь групп, в основу положен основной признак каждого вида борьбы - разрешенные правилами действия и приемы, направленные на достижение победы над противником. Приведем эти группы:

  1.  борьба в стойке без действий ногами и захватов ниже пояса;
  2.  борьба в стойке с действием ногами и без захватов ниже пояса;
  3.  борьба в стойке с действием ногами и захватами ниже пояса;
  4.  борьба в стойке и партере без действий ногами и захватами ниже пояса;
  5.  борьба в стойке и партере с действиями ногами и захватами ниже пояса;
  6.  борьба в стойке и партере с действием ногами, захватами ниже пояса и болевыми приемами;
  7.  борьба в стойке и партере с действием ногами, захватами выше и ниже пояса, болевыми и удушающими приемами.

Некоторые из групп, в свою очередь, делятся на несколько подгрупп. На наш взгляд, классификацию трудно использовать в исследованиях из-за того, что она не отражает всего многообразия форм народных видов борьбы. В ее основу положены разнородные признаки, которые говорят не в пользу ее объективности. По своей сути классификация как научный метод познания должна стимулировать исследовательскую работу, представляя новые данные. Схема Н. А. Галковского имеет рамочный характер и дает лишь описательное представление о состязаниях в борьбе.

Интересна классификация традиционных рукопашных состязаний, предложенная Б. В. Горбуновым (см. приложение 3). Она имеет много общего с народной схемой В. И. Даля, однако более детально рассмотрены виды состязаний на третьем уровне, где описываются различные региональные варианты. Например, для борьбы описана возможность применения различных захватов и действий ногами. На уровне классов состязания, как и в работе В. И. Даля, делятся на два основных вида: кулачный бой и борьбу, что в общем представляется правильным. Уровень подклассов представлен в виде деления собственно на виды состязаний с народными названиями. Отсутствие уровня подгрупп также свидетельствует о том, что классификация не отражает всего многообразия форм и имеет описательно-демонстрационный характер, что не способствует более глубокому анализу явления. Она по своей сути закрытая, то есть не дает возможности ее расширения в случае обнаружения новых видов состязаний. К тому же ее затруднительно применить к состязаниям других народов, что демонстрирует узость ее функциональных возможностей.

Прикладной рукопашный бой является практическим навыком, выработанным в состязательной традиции. Он включает в себя все технические действия, используемые в состязаниях. Следовательно, основным предметом классификации должны стать мужские игры.

Описанные выше классификации не отражают всего многообразия конкретных форм народных видов борьбы и кулачного боя, так как сами состязания обладают множеством конкретных функциональных различий в правилах и условиях, что затрудняет их однозначную характеристику.

Процесс работы показывает необходимость дальнейшего совершенствования классификационных схем. Поэтому мы предлагаем следующую типологизацию видов состязаний, применимую к изучению этого элемента народной культуры любых народов. Все многообразие конкретных форм состязаний, взятое в качестве объекта исследования, на основании изученного массива данных может быть сведено к минимальному количеству фундаментальных типов. В плане методологическом это означает, что все многообразие форм традиционных рукопашных состязаний объединяется емким и наиболее широким понятием, чтобы представить его как единичное целое. Таким понятием и является термин "традиционные рукопашные состязания". При исследовании этого единства необходимо выделить в нем наиболее существенные отличительные признаки и именно их положить в основу классификации традиционных рукопашных состязаний как логическое основание.

Таким образом, полученное абстрактное единство будет дифференцировано и конкретизировано на логических основаниях. А это означает, что состязания могут быть продифференцированы по трем фундаментальным типам. Ими являются борьба, кулачный бой, фехтование (бой на палках). Необходимо отметить, что при использовании этой классификации для исследования традиционных рукопашных состязаний других народов термин "кулачный бой" может быть заменен на термин "ударные виды". Это будет актуально при изучении состязаний, где используются удары ногами.

В приложении 4 наглядно показано, как традиционные рукопашные состязания конкретизируются, проявляя себя в трех фундаментальных типах, причем каждый включает в себя состязательный (учебный) и прикладной аспекты рукопашного боя. Каждый тип традиционных рукопашных состязаний функционирует на двух уровнях: состязательном - уровне учебной деятельности и прикладном - уровне трудовой деятельности.

Каждый из трех фундаментальных типов традиционных рукопашных состязаний обладает собственным, присущим лишь ему одному способом целенаправленного воздействия на соперника. Так, в борьбе таким воздействием является совокупность действий (или приемов), приводящих к изменениям положения борцов по отношению к земле. В кулачном бое (ударном виде) таким воздействием является совокупность ударных действий, в фехтовании - совокупность ударных воздействий предметом (палкой, дубиной и т. д.).

Отсюда становится ясным, что критерием, по которому разделяются традиционные рукопашные состязания, является именно воздействие на соперника, присущее тому или иному типу. Оно и является логическим основанием для классификации традиционных рукопашных состязаний. А так как сейчас просматриваются лишь три специфических способа воздействия на соперника во время состязательного поединка, то и фундаментальных типов, на которые дифференцируются традиционные состязания, тоже три. Таким образом, на уровне классов нами выделяется фундаментальный тип состязаний.

На уровне подклассов выделяется ключевой признак, характеризующий фундаментальные типы состязаний. Для кулачного боя и фехтования - это коллективные и одиночные состязания, для борьбы - борьба с предварительным формированием захвата и без формирования захвата.

На уровне групп нами выделяются собственно виды состязаний с характеристикой основного отличительного признака (бой с построениями стенками, один на один, захватом в обхват и т.д.). Как правило, на этом уровне традиционные названия закрепляют в быту и народной речи различия между видами состязаний.

Подгруппы закрепляют особенности проведения состязаний в том или ином виде, характеризуют правила. Этот уровень, как и предыдущий, может закрепляться народными терминами ("удар на удар", "на одну ручку", "через бревно" и т. д.). Расшифровкой могут служить особенности проведения состязаний в разных районах, так как традиционные правила нередко содержат положения, расширяющие или сужающие круг действий и условий конкретного вида этих народных игр.

Подобная классификация традиционных рукопашных состязаний по своей сути является естественной (в противоположность искусственным классификациям), поэтому позволяет дать характеристику всем видам состязаний, включая региональные особенности их проведения. В случае обнаружения новых видов состязаний их можно включить в классификационную схему, расширяя тот или иной раздел.

Прикладной рукопашный бой является объединяющим для всех фундаментальных типов, так как является полигоном для применения навыков, полученных в рукопашных состязаниях. Таким образом, традиционные рукопашные состязания являются обучающей деятельностью, а прикладной рукопашный бой - применением выработанных навыков на практике, или трудовой деятельностью.

Классификация и систематизация техники русского рукопашного боя. Следующим предметом классификации для нас стала техника традиционных состязаний и прикладного боя. Что же является объектом классифицирования в технике русского рукопашного боя? Это совокупность действий (или приемов), приводящих к изменениям положения бойцов по отношению к земле, если речь идет о борцовской технике, и характер ударного воздействия, если речь идет о кулачной технике или фехтовании. В свою очередь, приемы борцовской, кулачной и фехтовальной техники в полном объеме составляют арсенал прикладного боя. Также классификации подлежат удушающие и болевые приемы. Задачей классификации в данном случае является распределение огромного разнообразия технических приемов, описанных в источниках, на классы и приведение классифицируемого материала в систему, которая будет способствовать дальнейшему целенаправленному исследованию основ русского рукопашного боя.

Одной из первых классификаций действий, применяемых в борьбе, стала работа, предложенная А. А. Харлампиевым в 1937 г. на Всесоюзном сборе тренеров. Основным недостатком, как и типологизации 1952 г., отраженной в работе Н. М. Галковского, А. З. Катулина, Н. Г. Чионова "Борьба", стало то, что они не отражали всего многообразия действий, применяемых в борьбе.

При классифицировании техники боя нами использован опыт, приведенный в работе А. П. Купцова. Здесь вводится описание технических действий, используемых в борьбе, где основой служит характеристика основного ключевого действия атакующего. Эта классификация нами существенно расширена. В нее включена характеристика всех возможных ударных действий ногами и руками. Таким образом, предлагаемая нами схема является единой для всех возможных технических действий, которые могли или могут применяться в традиционных рукопашных состязаниях или прикладном бое. Основные положения этой работы свидетельствуют о возможности использования данной классификации для анализа техники борьбы русского рукопашного боя, причем как его исторической функциональной модели, так и современной адаптированной схемы. К тому же основные принципы и методы классифицирования, изложенные в этой работе, позволяют говорить о возможности создания единой классификации для борцовской и ударной техники русского рукопашного боя (см. приложение 5).

В основе классификации техники русского рукопашного боя, предложенной нами, лежит принцип характеристики основного, ключевого действия атакующего, причем в единой схеме классифицируются ударная и борцовская техника как взаимодополняющие и взаимосвязанные элементы прикладного боя. При этом необходимо учитывать, что в народных состязаниях по борьбе или кулачному бою ограничивалось то или иное ключевое воздействие, в зависимости от характера состязания. Например, в стеношном бое не применяются удары ногами и элементы борьбы.

Следуя за сложившейся в современном спорте схемой и опираясь на исследования традиционных рукопашных состязаний, технику боя делят на применяемую в стойке (бой стоя) и лежа (бой лежа), далее следуют удары, броски, переводы и т. д. Таким образом, нами определены два уровня классификации из четырех.

Правильность созданной классификации проверяется систематикой. Систему в данном случае представляют собой уровни классификации, расположенные определенным образом, где более значительные подразделения находятся на более высоком уровне. Мы пользуемся названиями уровней, принятыми в биологических классификациях. Важно, чтобы более высоким уровням давались названия более высокого ранга. Кроме схемы в целом, системой является и каждый из уровней классификации.

Классы объединяют технические действия, выполняемые в бою стоя или бою лежа (I уровень).

Подклассы объединяют действия бойцов - удары, броски, переводы, перевороты и т. п. (II уровень).

Группы объединяют понятия, характеризующие основное действие атакующего бойца: прямой удар рукой, опорный удар ногой, бросок прогибом, бросок наклоном, бросок поворотом и т. п. (III уровень).

Подгруппы объединяют по общим признакам те приемы, которые входят в одну группу, но отличаются по постановке ног, захватам, действиям ногами и другим особенностям выполнения, т. е. представляют собой варианты технических действий (IV уровень).

Пользуясь этим построением системы, можно образовать названия всех приемов (технических действий) и выстроить их в порядке возрастания сложности проведения, что также является системой. Предварительный эмпирический анализ показывает, что любое техническое действие, известное из исторических источников, укладывается в данную классификационную схему.

В данной классификации наблюдается иерархическое деление, т. е. последовательное деление множества объектов на подчиненные подмножества. Любой из уровней классификации при необходимости и в связи с развитием теории русского рукопашного боя может быть расширен. Например, на уровне групп могут появиться новые группы бросков, новые группы ударов и т.п. Этот связано с возможным привлечением новых исторических данных и т. д.

После того как в классификации были определены положения боя стоя и боя лежа, а те, в свою очередь, разделены на удары, броски, переводы и т.д., был поставлен вопрос о том, как выполнено то или иное техническое действие - бросок или переворот: прогибом, наклоном, прямой или боковой удар рукой и т. д. Необходимо было выделить следующую по значению категорию классификации - характеристику основного действия атакующего.

Затем следует уровень, который определяет захват и действие ног, а также перемещения бойцов. В этом проявляется субординация классифицируемых объектов, т. е. бросок подворотом может быть с различными захватами, с подножкой и без подножки; бросок прогибом может быть с подсечкой и без подсечки; прямой удар рукой может быть выполнен с передней или задней руки, со смещением с осевой линии вышагиванием или зашагиванием, однако неизменными останутся движения атакующего: поворот спиной, прогиб или прямое ударное движение рукой. Это дает им право занимать более высокий уровень в классификации.

Таким образом, четыре вышеуказанных уровня, будучи подразделениями классификационной схемы, помогают получить представление о сущности техники русского рукопашного боя, которое позволяет квалифицировать приемы боя, выявленные в ходе исторического исследования традиции. Это делает возможным реконструировать функциональную модель русского рукопашного боя для различных периодов, а также способствует достижению положительных результатов в обучении и в спортивной практике. Подобная работа важна как для становления теории русского рукопашного боя (выявления генезиса и эволюции явления, обнаружения инноваций), так и для практического использования этих данных при подготовке показательных программ.

Терминология техники русского рукопашного боя. Научная терминология техники рукопашного боя необходима для целенаправленного изучения функциональной модели, характерной для различных исторических периодов. Народные названия затрудняют научное обоснование проблемы и становятся непреодолимой преградой при классифицировании и систематизации техники русского рукопашного боя. Классификация и систематика предполагают чистоту терминологии. Вместе с тем исторические названия приемов необходимо накапливать и систематизировать и после тщательного изучения относить к определенным классификационным группам.

Образование названий приемов, познание сущности русского рукопашного боя потребовало создания многоуровневой классификационной схемы, без которой невозможно было бы отразить суть функциональной модели, описать и систематизировать исторические данные. Классификация создается в интересах изучения основ русского рукопашного боя, являясь источником обогащения наших знаний. Терминология является конечным результатом классификации. Так, после определения понятий каждого из уровней классификации появилась возможность образовать названия всех приемов, известных из источников. В названии приема, как правило, не указывается класс, к которому относится прием, т. е. к бою стоя или бою лежа. Поэтому название каждого приема начинает формироваться с подкласса. В каждом полном названии приема должны быть три основные части, указывающие на его место в классификации:

1) к какому подклассу относится прием (удар рукой, удар ногой, бросок, переворот, удержание и т.д.);

2) к какой группе относится прием, т. е. характеристика основного действия атакующего спортсмена (прямой удар, боковой удар, бросок прогибом, бросок вращением, бросок скручиванием и т. д.);

3) к какой подгруппе относится прием, т. е. какой в данном случае имеется в виду вариант приема, определяемый захватом руками, действиями ног и другими деталями выполнения.

Возьмем пример, показывающий порядок образования названий приема на основе анализа исторического источника.

А схватил Илья да за резвы ноги,

Да бросит Илья да о кирпитцян пол...

- Что описано в источнике?

- Бросок.

- Как он был выполнен?

- Наклоном.

- С каким захватом или деталями выполнен?

- Захватом обеих ног.

В целом название приема выглядит следующим образом: бросок наклоном с захватом обеих ног.

Или другой пример: "... метко бил его с размаха в левый бок".

- Что описано в источнике?

- Удар.

- Какой удар?

- Боковой.

- С какими деталями выполнен?

- С размахом, вытянутой рукой под ребра. Видимо, дальней рукой.

В целом название приема выглядит следующим образом: удар боковой с размахом, вытянутой дальней рукой под ребра.

Описание приемов осуществляется в определенном порядке в соответствии с классификационной схемой сверху вниз: например, бросок прогибом захватом руки и туловища.

Данные описания показывают, что после двух слов, означающих подкласс и группу приемов, обязательно следует описание захвата, траектории удара, затем других действий рук или ног, а в заключение указываются такие детали приема, которые могут применяться, а могут не применяться в данном приеме: зашагивание, завис, приставной шаг и т. д. Если описывается удар, то в конце указывается зона, в которую он наносится: "под ребра", " в солнечное сплетение" и т. д.

Предлог "с" перед описанием захвата и характеристикой удара везде опускается. Союз "и" используется в тех случаях, когда кроме одного основного захвата, который описывается первым, данный прием производится дополнительно с другим захватом (например, переворот забеганием захватом руки и дальней голени). "Бросок захватом руки и туловища" означает, что захват руки и захват туловища выполнены отдельно друг от друга и руки атакующего не соединены. В тех случаях, когда различные части тела атакуемого борца захватываются единым захватом, употребляется предлог "с". Например, бросок прогибом захватом туловища с рукой. Кроме того, предлог "с" употребляется, когда требуется показать, что основное атакующее действие (подворот, прогиб или прямой удар) употребляется с такими деталями приема, как "подножка", "подсечка", "зашагивание", "завис", "передняя или задняя рука" и др. Если в названии приема указано действие ногами ("подножка", "подсечка" и др.), то слова "зашагиванием", "подшагиванием", "зависом" пишутся через запятую.

Для удобства описания захватов руки и ноги спортсменов называются одноименными и разноименными. Когда атакующий правой рукой захватывает правую руку или ногу атакуемого, то говорят "захват одноименной руки (ноги)", если правой захватывает левую руку (ногу), то "захват разноименной руки (ноги)". С целью конкретизации направления основного действия атакующего бойца в описании некоторых приемов вводятся слова "за себя", "от себя" и др. Дополнительно конкретизация захватов обеспечивается словами "снизу", "снаружи", "снизу - изнутри" и др.

Названия сокращаются по единым правилам. Если мы говорим "переворот скручиванием" или "прямой удар", то даем общую характеристику приема без деталировки. Такое обозначение соответствует названиям старой французской терминологии (если мы говорим о приемах борьбы) - "супле", "нельсон", "тур де бра" и др. или современной рабочей терминологии  - бедро, мельница, вертушка, прямой удар, прямой с плеча и т. д.

Таким образом, мы, вслед за спортивной борьбой, указываем на возможность и необходимость использования трех способов передачи информации о технике боя:

1) полные названия приемов, которые образуются на основе классификационной схемы и обязательно состоят из трех частей. Эти части указывают на принадлежность данного приема к определенному подклассу, к определенной группе приемов внутри подкласса и на подгруппу, определяющую захват и другие детали приема. Полные названия призваны создавать "фотографический образ" технического действия;

2) неполные названия указывают только на принадлежность данного приема к подклассу и группе;

3) технические действия обозначаются историческими терминами - словами.

Таким образом, нами классифицированы и систематизированы следующие объекты исторического исследования: формы традиционных рукопашных состязаний и совокупность технических элементов, применявшихся в рукопашных играх и прикладном бою. Необходимо отметить, что предложенные нами классификации являются естественными и в случае обнаружения новых форм состязаний или технических элементов они могут быть внесены в соответствующие разделы. Метод классификации и систематики, как мы увидим далее, впервые дает возможность полноценно исследовать исторические источники и сделать вывод обо всей совокупности форм состязаний, а также создать фотографический образ применяемых в них технических действий. Анализ методом классификации и систематизации видов традиционных рукопашных состязаний предполагает возможность сравнить изучаемый элемент народной культуры с аналогичными формами, существующими у других народов, причем на строго обоснованной теоретической базе. Это, в свою очередь, максимально позволит избежать возможных неточностей, так как у разных народов существовало огромное множество состязаний, причем различных форм и видов. К тому же это будет способствовать более планомерному и детальному изучению этих народных игр русских. Исследователи неоднократно ставили вопрос о технике традиционных состязаний. Однако полноценный ответ на этот вопрос можно получить, только проанализировав технические действия, описания которых встречаются в исторических источниках. В этом случае метод классификации и систематизации представляется наиболее оптимальным. Нами рассматривается не абстрактное количество элементов, а конечное в рамках предложенной схемы. В результате появляется возможность судить о развитии технической базы состязаний в различные периоды истории. Представляется, что использование метода классификации и систематизации при изучении исторических источников по данной теме значительно обогатит наши знания и позволит сделать новые интересные выводы.

2. Исторические формы состязаний и региональные особенности в Тамбовской губернии

Традиционные рукопашные состязания, классифицированные нами выше, в России существовали в трех фундаментальных типах: кулачном бое, борьбе и палочном бое. Они отличались друг от друга по ключевому воздействию на соперника. Формы состязаний уровня классов, как показывает историографический анализ, характерны для всех территорий с компактным проживанием русских, то есть везде встречаются те или иные виды борьбы и кулачного боя. В свою очередь, уровень групп и подгрупп показывает региональные особенности в правилах и условиях проведения этих народных игр. Нами описываются рукопашные состязания, бытование которых подтверждают исторические источники различного происхождения, хронологически относящиеся к XIX - первой половине XX в.

Кулачный бой. Этот тип состязаний имел повсеместное распространение на всей территории проживания русских с глубокой древности. В работах разных авторов и всевозможных исторических упоминаниях встречается несколько народных названий для обозначения состязаний на кулаках: "кулачный бой", "кулачки", "драка кулаками". У украинцев существовали следующие названия: "кулачный бiй", "бойовище", "навкулачки"; у белорусов: "кулачная бойка", "бойка".

На уровне подклассов для русских характерны две основные формы проведения рукопашных состязаний в кулачном бое. Это формы индивидуальных и коллективных состязаний.

Индивидуальный кулачный бой. На уровне групп индивидуальные рукопашные состязания делятся на состязания "один на один" и "удар на удар". Главная особенность всех этих видов в том, что поединок представляет собой противоборство двух соперников посредством нанесения ударов.

 Кулачный бой "один на один" - это состязание, где участники бились на кулаках, нанося удары в корпус и голову, аналогично современному боксу. Анализ массива данных позволяет говорить о следующих критериях победы в бою "один на один":

-бой до сбивания противника на землю ударом;

-бой до трех сбиваний противника на землю ударом;

-бой до первой крови;

-бой до вынуждения противника признать поражение.

Задача поединка оговаривалась непосредственно перед боем или была закреплена традицией проведения этого типа состязаний в той или иной местности. Также она могла включать одно или несколько из перечисленных выше условий. Практически повсеместно поединщики перед боем троекратно целовались и обнимались и только после этого начинался бой.

Для того чтобы иметь наиболее общее представление о форме боя "один на один", представим вашему вниманию несколько интересных описаний. М. Горький, будучи большим любителем и знатоком традиций кулачного боя и борьбы, вот так описывал схватку в произведении "Жизнь Матвея Кожемякина":

"Мишка зорко следит за противником, иногда он быстро взмахивает правой рукой - Базунов отскочит, а Мишка будто бы поднял руку голову почесать... Городской боец размахнулся, ударил - Мишка присел и ткнул его в подбородок снизу вверх... Освирепел Базунов, бросился на противника, яростно махая кулаками, а ловкий подросток, уклоняясь от ударов, метко бил его с размаха в левый бок.

- Лексей, не горячись! Что ты, дурова голова? Стой покойно, дубина! - кричали горожане.

- Не горячись, слышь! - повторял слободской боец, прыгая, как мяч, около неуклюжего парня, и вдруг, согнувшись, сбил его с ног ударом головы в грудь и кулака в живот - под душу".

Еще одно не менее красочное и достаточно типичное описание кулачного боя "один на один" оставил Н. Я. Никифоровский в своей работе "Странички из недавней старины города Витебска":

"После призыва «давай побьемся»... становились в позицию, при которой далеко вытянутые вперед руки еле касаются одна другой, голова откинута назад, одна нога отставлена вперед. Ударяя время от времени по руке противника, бойцы делают незаметные пяди вперед, ...улавливая же по глазам противника тот или другой маневр, они спешат предупредить удар, нанести свой в неожиданное место на лице, что и составляет суть нападения. Позволяет возможность - бойцы сыплют удар за ударом".

Традиция предписывала обязательный вызов соперника на поединок. Один из героев М. Горького перед боем обращается к соперникам: "Выходи, женихи! Ну, кто там? Один на один! Эй, куроводы!"

В бою "один на один", в противоположность "стеношным боям", состязались опытные бойцы. И. П. Сахаров пишет: "...Они мерили свои силы с татарами, с калужанами, москвичами. Замечательная черта этих бойцов состояла в том: пить вино, за бесчестье почитать подарки, предлагаемые боярами, и не ходить стена на стену..."

Б. В. Горбунов приводит данные о региональных особенностях этого вида состязаний. Так, в Воронежской губернии они существовали в форме "на одну ручку", когда один из бойцов дрался одной рукой, подвязывая другую кушаком к туловищу. Так биться позволяли себе лишь искусные бойцы.

В России существовали различные названия этого вида кулачного боя. Приведем наиболее характерные названия: "один на один", "в одиночку", "на поединок", "сам на сам", "сам друг", "на поодиночки", "бой охотников", "одиночный бой".

Известны изображения кулачного боя "один на один" в народном творчестве. Так Д. А. Ровинский сохранил лубочные изображения этих состязаний (см. приложение 6). Не осталась эта народная игра и без внимания русских художников XIX в. Интересная работа хранится в Нью-Йоркской публичной библиотеке - акварель 1836 г. пера Ф. Г. Солнцева, названная им "Кулачный бой"(см. приложение 7).

 Кулачный бой "удар на удар" - это вид кулачного состязания, где противники наносили удары поочередно, пока кто-либо из соперников не оказывался на земле или не признавал себя побежденным. Иногда на земле обозначалась черта, по разные стороны которой друг против друга становились (в некоторых случаях садились) соперники. По жребию один из них наносил удар. Другой боец только защищался, закрыв руками уязвимые места (сердце, "подмикитки" и т.п.). Уклоняться от удара, отвечать на него, переступать ногами в это время запрещалось. Затем наносил свой удар второй боец. Видимо, в этом состязании удары в голову, а иногда и в уязвимые места не наносились. Однако существуют свидетельства о нанесении в этом виде состязаний ударов по голове в область виска: "Удар был височный, результатом его была смерть". В лермонтовской "Песни про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова", где, по справедливому замечанию Б. В. Горбунова, изображен именно этот вид состязаний, Калашников также ударяет соперника в висок. Может быть, именно за это он и был наказан? Нам кажется, что удары в уязвимые места должны были как-то ограничиваться, потому что удар, например, в висок обычно имеет летальный исход. Красочное описание этого вида состязаний оставил К. С. Петров-Водкин в первой части автобиографической трилогии "Хлыновск": "Федор… крикнул:

- Ладно, ребята, - вызов беру, только и мое условие ставлю.

Толпы обеих стен притихли. Федор продолжал:

- Биться один на один - до трех ударов - по очереди. Бить по обычаю. Ни кистенев, ни рукавиц чтобы… Ни о ком не подумали бы злого чего…

Толпа зашевелилась и загудела всей массой.

- Зачинать кому? - крикнул мордвин.

  •  Зачинать по жребию… - ответил Федор.

Выбрали место. Толпа сделала собой круг. Противники сняли полушубки, рукавицы, шарфы и шапки. Вынули жребий. Начинать приходилось мордвину. И вот…(соперники) встали один против другого…

Федор очень мало расставил ноги, чтобы иметь упор; сложил на груди руки и едва заметно покачивался.

…Мордвин. …ударил, с этим типичным гортанным выкриком рубщиков леса: г-гах…". Из этого описания четко виден предшествующий состязанию вызов на поединок, как и в кулачном бою "один на один", такие же правила относительно закладок в руку. Нужно отметить, что это, без сомнения, самый жесткий вид кулачного противоборства и часто его результатом был летальный исход. Для участия в этих состязаниях необходимо было уметь правильно принять удар, о чем, кстати, пишет в указанном произведении К. С. Петров-Водкин: "Такие удары вгоняют ребра в сердечную сумку и рвут легкое при неопытности принявшего удар, но Федор принял его, как груз. Он взметнулся на бок, сделал несколько волчковых оборотов и грохнулся на снег".

Существовало несколько терминов для обозначения этого вида состязаний: "удар на удар"; "раз за раз", "через черту", "чередом", "стукалка".

Коллективный кулачный бой. При классификации коллективных рукопашных состязаний на уровне групп можно выделить "сцеплялку-свалку" и бой "стенка на стенку". Основная характерная особенность этих форм состязаний в том, что здесь участвовало большое количество участников от пяти-шести до нескольких тысяч человек.

 Кулачный бой "сцеплялка-свалка" - это вид коллективных состязаний, где бились без линейных построений, врассыпную.

В. И. Даль противопоставляет задачу сцеплялки-свалки задаче стеношного боя: "Сцепная драка, сцепной кулачный бой или сцеплялка-свалка врассыпную. Стена на стену, где не выходили из ряда, а старались сбить, попятить и погнать весь противный строй; сцеплялка, рассыпной, где всякий схватывался в одиночку, и это самый жестокий". Задача стенки - погнать, вытеснить за потылье; сцеплялки - дольше продержаться на месте сражения на ногах. В сцеплялке нет направления атаки, а следовательно, и нет построений. Они просто не нужны в подобной схеме противоборства. В источниках находим описание двух вариантов этого состязания. Первый вариант - когда бились двумя группами, второй - когда противной стороны не имелось, и бились в толпе каждый с каждым. Все авторы сходятся в том, что в XIX в. этот вид боя встречается редко, однако "в старину", по их данным, он был весьма распространен. Как мы уже писали выше, "свалкой" называли одну из ситуаций боя "стенка на стенку", когда строй ломался, и бойцы бились врассыпную.

Существовало несколько названий этого вида состязаний: "циплялка-свалка", "сцепляка-свалка", "сцепной бой", "сцеплялка", "свалка", "свалка врассыпную", "сцеплявка-свалка", "сцеплянка", "сцепельная-схватка", "сцеплялка-свалка".

 Кулачный бой "стенка на стенку" - это вид коллективных состязаний в кулачном бое, где участвовали две противоборствующие партии. Существовали следующие термины для обозначения этого вида состязаний: "стенка на стенку", "стена на стену", "стенки", "бой стенками", "стенной бой", "стеношный бой". Б. В. Горбунов пишет о распространении этого вида состязаний у украинцев и белорусов, приводя их названия: у украинцев - "стiна до стiни", "iти стiною", "iти лавою", "лави", у белоруссов - "сценка на сценку", "сценки". Интересные данные приведены им о региональных названиях этого вида состязаний.

Характерная черта стеношного боя - линейные построения, необходимость которых диктуется задачей состязания: вытеснить противоположную партию с боевой площадки. Отступивший противник перегруппировывался, собирал новые силы и после передышки снова вступал в бой. Таким образом, бой состоял из отдельных схваток и длился обычно по несколько часов до тех пор, пока одна из сторон окончательно не одолевала другую.

Масштабы массовых кулачных боев были самыми различными. Бились улица на улицу, район на район, село на село, группа сел на группу сел и т.п. Нередко кулачные бои собирали по несколько тысяч участников. Известный писатель П. П. Бажов в произведении "Широкое плечо" свидетельствует о формировании стенок с равным числом бойцов: "Со счетом тоже строго велось. Правило было:

- Выбирай из своего околодка бойцов, каких тебе любо, а за счет не выскакивай! Сотня на сотню, полсотни на полсотню".

Он же говорит, что для состязания нередко готовили площадку. "…К нему спозаранок подготовку делали. На том месте, где бойцам сходиться, боевую черту проводили, а от нее шагов так на двадцать, а когда и больше, прогоняли по ту и другую сторону потылье - тоже черты, до которых считалось поле". Но чаще границами поля являлись естественные ориентиры, бой заканчивался, если одна стенка вытесняла другую "за межу".

В кулачных боях строго соблюдались правила, которые передавались из поколения в поколение, служили бойцам неписаным законом. Существовали региональные особенности в правилах. Они выделяются нами на уровне подгрупп в классификационной схеме рукопашных состязаний.

Известный цирковой борец начала XX в. Н. С. Разин в своих воспоминаниях говорит о том, что "кулачные бои имели твердые правила". Их можно свести к следующим основным положениям:

- бой должен вестись голыми кулаками или в рукавицах;

- никаких твердых предметов, называемых "закладками", или пятаков, зажимаемых в ладони, чтобы крепче сжать кулак и усилить этим действие ударов, иметь под рукавицами не полагалось;

- запрещалось нападать на упавшего противника или противника, который присел ("лежачего не бьют" - русская пословица, навеянная кулачным боем, стала синонимом русского благородства, аналогична ей и другая пословица: "лежачий в драку не ходит");

- запрещалось бить с "подножкой", наносить удары ногами;

- "мазку не бьют" (под "мазкой" понималась кровь на лице).

Некоторые положения традиционных правил нашли законодательное закрепление. Указ Екатерины I "о кулачных боях" от 1726 г. регламентирует стеношный бой: "Чтоб у бойцов никакого оружия и прочих инструментов для увечного боя не было, и во время боя чтобы драк не было; и кто упадет - лежачего не бить".

Традиционные правила состязаний являлись нормами обычного права и регулировались нормами общественной морали. Нарушителя ждало не только суровое физическое наказание, но и общественное осуждение. За соблюдением правил следили сами участники состязаний, зрители, нередко выборные судьи. Писатель Б. Л. Васильев в историческом повествовании "И был вечер, и было утро" приводит описание: "В центре сходились и ругались, пока из Пристенья и из Успенки не подходили выборные судьи: по пять с каждой стороны. За ними мальчишки тащили лавки; судьи усаживались рядком и давали сигнал. И начиналась знаменитая крещенская драка до тех пор, покуда противник не побежит, а судьи следили, чтобы дрались по чести, без железа и дреколья".  

У "стенки" был предводитель. Его называли "башлык" (от тюркского "баш" - голова), "атаман", "староста", "боевой староста", "предводитель", "старый чоловик".

Накануне боя руководитель каждой стороны вместе с группой своих бойцов разрабатывал план предстоящего боя, например, выделялись сильнейшие бойцы и распределялись по местам вдоль всей "стены" для руководства отдельными группами бойцов, составлявших боевую линию "стены". Намечались резервы для решительного удара и маскировка в построении главной группы бойцов, выделялась особая группа бойцов для того, чтобы выбить из боя какого-нибудь определенного бойца со стороны противника и т. п. Во время боя руководители сторон, непосредственно участвуя в нем, подбадривали своих бойцов, определяли момент и направление решительного удара. У П. П. Бажова в сказе "Широкое плечо" приведено наставление башлыка своим бойцам: "Расставил бойцов, как ему лучше показалось, и наказывает, особенно тем, кои раньше в корню ходили и за самых надежных слыли.

- Гляди, без баловства у меня. Нам без надобности, коли ты с каким Гришкой-Мишкой на потеху девкам да закладчикам станешь силой меряться. Нам надо, чтоб всем заодно, широким плечом. Действуй, как сказано".

Кулачных бойцов, выдающихся по своей силе и боевым качествам, народ называл "надежа-бойцами", "силачами", "богатырями", "удальцами", "знаменитыми бойцами", "первыми бойцами", "знатоками", "излюбленными бойцами", "усилками", "отменными силачами", "записными бойцами", "крепкими кулаками", "забойцами", "приказными богатырями", "битками", "силачами-славутниками", "матерыми бойцами", "ломусами". Эти бойцы, участвовавшие как в одиночных боях, так и в стенках, приобретали громкую славу не только в своей округе, но и далеко за ее пределами.

Сценарий проведения состязаний по стеношному бою в целом по России был одинаковым. Бой начинали дети, затем бились подростки и лишь затем взрослые мужчины. Н. С. Разин писал: "Начинали бой обычно мальчишки. Потом включались юноши. И под конец двигались во главе с "надежой-бойцом", то есть старшим мужчиной". Количество возрастных групп и их названия, как показывают данные, приведенные Б. В. Горбуновым, могли варьироваться. Перед стеношным боем мог устраиваться индивидуальный бой двух силачей.

Этот популярнейший в России XIX в. вид состязаний сохранился в произведениях изобразительного искусства. Нами приведены характерные изображения стеношного боя на лубке конца XVIII (из собрания Д. А. Ровинского) и рисунке с натуры 1845 г. (из собрания известного в Советском Союзе спортивного журналиста Б. М. Чеснокова) (см. приложения 8,9).

Борьба. Следующими по популярности, после кулачных состязаний в России, были различные виды борьбы. Для их обозначения на уровне классов, в используемой нами классификации, были распространены народные названия: "борьба", "борение", "ломанье", "боронье", "боренье". Б. В. Горбунов приводит названия состязания у украинцев и белорусов: "боротьба", "борение", "борюкання", "змагання", "борня", "бороння", "боротя", "бориня" и др.

На уровне подклассов мы выделили два основных типа состязаний в борьбе, существовавших в России: с формированием предварительного захвата и без формирования предварительного захвата. В свою очередь, эти типы обладали множеством региональных особенностей.

Борьба с формированием предварительного захвата. В этом типе состязаний борцы формировали захват до начала состязания и не отпускали его до конца поединка. Для победы было необходимо повалить соперника на землю. На уровне групп можно выделить следующие основные виды: борьба "в схватку", борьба "на поясах", борьба "за вороток".

 Борьба "в схватку". Названия этого вида состязания: "в схватку", "сграбившись", "накрест", "в замок", "в обхват", "в крест", "русская борьба", "в охапки", "в охабку", "в обхватку", "на русскую", "русский крест", "крест на крест". В этом виде захват формируется следующим образом: одна рука через плечо, другая под плечо. А. И. Терещенко пишет: "Искусившиеся в борьбе... схватываются, жмут так крепко, что, кажется, слышишь, как хрустят кости. Падение противника... признается, когда кто из двух поборет без лукавства и хитрости, потому что некоторые из них подставляют ногу и сбивают". В этом виде борьбы предпочтение отдавалось силовой манере, "не заключавшей в себе кроме силы никакого искусства". Поэтому борьбу "в схватку" называли "мужицкой". На силовой характер борьбы указывают и следующие описания: "способ борьбы, когда борцы, охватив друг друга, нажимают при борьбе на позвоночник противника". На уровне подгрупп в России бытовали две основные формы проведения состязаний по этому виду борьбы: первый - когда запрещены действия ногами, и второй - когда действия ногами разрешены.

 Борьба "на поясах". Существовали следующие названия этого вида борьбы: "поясная борьба", "за пояски", "на поясах", "на кушаках", "пояски", "на пояски", "под пояски", "на веревки", "на ремни", "ламок", "на ламка", "под пряжки", "на мотки", "на опоясках". В. И. Даль описывает этот вид состязания: "Татары и башкиры закидывают друг другу пояс за поясницу, не хватаясь за одежду и упершись левым плечом друг в друга, а перехватывать руками и подставлять носков не дозволяется".

У русских в борьбе "на поясах" соперники обоюдно захватывали друг друга крест на крест за пояс на спине противника. М. Горький описывает этот вид состязания в романе "Дело Артамоновых": "Схватив друг друга за кушаки, они долго топтались на месте. Илья смотрел через плечо Вялова... Он был выше землекопа, но тоньше и несколько складнее его. Вялов, упираясь плечом в грудь ему, пытался приподнять соперника и перебросить его через себя. Илья, понимая это, выкрикивал:

- Не хитер ты, брат, не хитер!

И вдруг, ухнув, сам перебросил Тихона через голову свою с такою силою, что тот ударом о землю отбил себе ноги...".

Необходимо отметить, что формирование захвата в борьбе "на поясах" у русских несколько отличалось. Так, в России обычно брали захват за пояс или кушак, завязанный на теле узлом, у тюркских народов пояс чаще всего не завязывался, а просто накидывался. Это обусловило более силовую манеру борьбы "на поясах" у русских и сближало ее с традиционным видом борьбы "в схватку".

На уровне подгрупп, как и в борьбе "в схватку", известны две основные формы проведения состязаний по этому виду борьбы: первый - когда запрещены действия ногами, и второй - когда действия ногами разрешены. Фактическим отличием борьбы "на поясах" от борьбы "в схватку" было лишь различие в способе формирования захвата.

 Борьба "за вороток". Это популярный вид борьбы с формированием предварительного захвата. Существовали следующие названия этого вида состязания: "с носка", "в одноручку", "наперекоски", "на одну руку", "за вороток", "на носок", "московская борьба".

В борьбе "за вороток" для победы было необходимо, повергнув соперника на землю, остаться на ногах. На уровне подгрупп в борьбе "на вороток" существовали две формы поединка: первая, когда "одной рукой друг друга за ворот, а второй не хватать"; вторая, когда "левая шла в дело только в момент схватки". Одним из основных элементов для достижения победы в этом виде состязания была подсечка ("с носка"). Вот как это образно описано в былине:

Иванушко Годинович

Ай взял татарина за шиворот,

Ай положил-то ведь правой ногой

Татарина по левой ноги.

Ай бросил-то его на сыру землю.

Борьба без формирования предварительного захвата. В этом типе состязаний борцы проводили захваты произвольно и могли их менять в ходе схватки. Борьба велась в положении стоя и лежа, иногда только стоя. Побеждал тот, кто прижимал соперника спиной к земле, или вынуждал его сдаться (если борьба продолжалась на земле), или сбивал.

На уровне групп существовали следующие названия этого вида борьбы: "не в схватку", "охотничья борьба", "за руки", "на щипок", "на вольную", "как схватишь".

На уровне подгрупп существовали следующие региональные особенности этого вида борьбы:

1) разрешались захваты только выше пояса соперника;

2) допускались вместе с тем и подножки;

3) позволялось также захватывать ноги противника;

4) борьба до сбивания противника с ног.

Виды рукопашных состязаний в Тамбовской губернии в конце XIX - первой половине XX в. В Тамбовской губернии, как и в целом по России, были распространены рукопашные состязания в кулачном бое и борьбе. Здесь, как и в других регионах, формировались свои особенности в правилах, общем ходе состязаний и технике боя. Обнаружены формы состязаний, неизвестные в других районах России.

Охарактеризуем состязания и их региональные особенности на основе предложенной классификационной схемы.

Кулачный бой. В Тамбовской губернии кулачные бои существовали в форме индивидуальных состязаний ("один на один" и "удар на удар"), а также в форме коллективных состязаний ("стенка на стенку" и "сцеплялка-свалка").

Бой "один на один" обычно продолжался до тех пор, когда один из бойцов признавал свое поражение словами или поднимал одну руку вверх, а также если не мог продолжать бой. В Мичуринском и Староюрьевском районах современной Тамбовской области зафиксировано продолжение таких боев "до первой крови". Тот, у кого появлялась кровь на лице, проигрывал бой. Падение на землю в этом виде кулачного боя любого из соперников, если упавший мог встать и продолжить бой, чаще всего не являлось критерием победы. Условия боя - поднятая рука, бой до первой крови, продолжение боя после падения - являются региональными особенностями состязаний "один на один" в Тамбовской губернии.

Как показывают материалы опроса информаторов и открытые вопросы анкеты социологического исследования, в этом виде состязались профессионалы, специалисты кулачного схода, сильнейшие бойцы. В народе их называли "любители", отсюда и распространенное повсеместно на территории губернии название одиночного кулачного боя - "любительский бой". В селах Тамбовщины зафиксированы следующие названия этого состязания: "по любви", "полюбовно", "слом". Причем отмечено, что если одиночный бой предшествовал стеношному, то его называли "начин" или "зачин". Описание таких боев оставил актер В. Н. Давыдов в своих "Рассказах о прошлом", наблюдавший кулачные бои в середине XIX в., проходящие в губернском центре. "Наконец, одна из групп выделяла здоровенного парня. Он выходил из группы несколько вперед и, подбоченясь, орал на всю ивановскую: "Давай бойца с другого конца!" Тогда из другой группы выходил парень не менее здоровый и ловкий. Между ними завязывалось состязание". Если бой проводился для выяснения отношений, как элемент обычного права, он назывался "базар".

В с. Чурюково, нынешний Староюрьевский район, зафиксирована интересная разновидность боя "один на один" - "бой через бревно". Особенность состояла в том, что на землю клали бревно, по обе стороны которого располагались бойцы. Во время боя переступать через бревно запрещалось. Бой длился до сдачи, до первой крови или до падения.

В кулачном бою "удар на удар" в Тамбовской губернии наносились только прямые удары в грудь, поочередно, до тех пор, пока кто-либо не признавал себя побежденным. Существовали следующие региональные названия этого вида кулачного боя: "по согласованию", "чехарда", "на перешибание", "схлест".

Кулачный бой "стенка на стенку" проходил по общим для России правилам. Хотя здесь существовали некоторые особенности, не известные в других регионах. Так, нами в с. Атманов Угол Тамбовской губернии зафиксирована традиция хлопать в ладоши, тем самым показывая свою готовность к бою. Если кто-то из бойцов, стоящих против друг друга, начинал бой раньше хлопка, это рассматривалось как нарушение правил. В газете "Тамбовская правда" за 1924 г. в статье "Кулачки в шести верстах от Тамбова" обнаруживаем упоминание о бытовании традиции хлопать в ладоши, демонстрируя свою готовность начать бой, в с. Бокино. "Показался председатель местного сельсовета Илясов и, хлопая рука об руку, кричал: "А ну, кто там? Налетай!". Как и в бою "один на один", бойца, поднявшего руку, запрещалось атаковать. Хотя в стеношном бою, в отличие от одиночного, боец, поднявший руку, после передышки мог продолжить бой. Нередко руку поднимали, если не хотели биться в стенке с каким-либо бойцом, превосходящим по силе, или просто желали "перевести дух".

Как правило, межой, ограничивающей место побоища, являлись естественные ориентиры. В с. Серновое и Борки Тамбовской губернии роль такой межи выполняли церкви названных пунктов, расстояние между которыми было 4 км.. Бои, как и в целом по России, начинали дети, их сменяли подростки и лишь затем в бой вступали мужики. Состязания проходили по несколько часов с перекурами. Нередко ночь застигала бойцов на поле боя. Так, в указанной выше статье о кулачном бое в с. Бокино говорится, что состязание началось "часа в 2 дня" и закончилось "далеко за полночь". В газете "Тамбовский крестьянин" за 1926 г. в заметке "В кулачном бою кулаков победили" рассказывается об "открывшемся кулачном бое, который продолжался в течение трех часов". Все информаторы сходятся в мысли, что бои "стенка на стенку" на праздники продолжались не менее четырех часов с перекурами.

Очень красочное и, в тоже время, типичное описание стеношного боя оставил житель села Мезинец Староюрьевского района М. И. Мокринский в своих мемуарах, написанных им в 1952 г. "Как же вели себя на улице парни и мужчины? Одетые в суконные зипуны, обутые в лапти, суконные онучи, обмотанные бечевкой из моченца, красные кожаные рукавицы из барана или собак, которые покупали на рынке. Шапка "крымка", молодежь и подростки баловались друг с другом и группами толкались, бились ладонями и слегка сжатыми кулаками. В рукавицах - по горбу, по бокам, по голове, а иногда и заденут по носу... Взрослые всеми силами старались ссорить подростков в кулачный бой. И вот отбираются самые смелые ребята в две противоположные шеренги. И впервые на середине выходили на поединок в кулаки. Рядом с ними были подручные и вот начинает разгораться маленький кулачный бой. Вслед за подростками на помощь выходили постарше. Малышей вытесняли из шеренг. Потом доходило до взрослых, и тут уж начинали азартный кулачный бой. В шеренгах некоторые послабее падали на землю и обязательно вниз лицом. Бывает так, что некоторые злоумышленные бойцы пинком ноги так могут задеть, что и зубов во рту не останется. В шеренгах с обеих сторон были прославленные бойцы, которых называли: Степан, Пахом и другие более ловкие и сильные в кулачном бою, и если они пойдут в шеренгу, за ними гурьбой ломятся на поддержку несколько также ловких и сильных мужиков. Иногда эти прославленные бойцы бывают под хмельком. Это делают для того, чтобы прибавилось храбрости и смелости, и вот они с ревностью врываются, напором смяв толпу людей на фланг.

Шеренги со второго фланга также подбираются ловкие, смелые и храбрые на встречу. И вот тут-то завязывается настоящий озорной кулачный бой. С обеих сторон лезут с напором в гущу людей, чтобы поддержать свою сторону и выбывших, образовывается две упорно противостоящие стороны, шеренги длиною в несколько десятков сажень. И если посмотреть с возвышенного места, то тебе представится в этой шеренге сверху видно махание рук сжатыми кулаками, то подымающие вверх, то опускающие вниз и клубы, и какой-то гул голосов и криков людей. Иногда на одном месте бой кулачный продолжается по несколько минут. И вот одна сторона оказывалась слабее. Вторая сторона прорывается и бойцы выходят на простор, гонят проигравших, наперед забегают другие, стараются задержать в одиночку и группами, и гонят до тех пор, пока не окажется ни одного человека задерживающего. Кроме тех, которые люди не участвуют в кулачном бою, стараются с большим интересом посмотреть, как идет кулачный бой. Где происходит бой-ничего не увидишь. Они взбираются на возвышенные места, лезут на деревья и т.п. Женщины и девушки также интересуются посмотреть на кулачный бой. Следом продвигаются некоторые любители смотреть кулачный бой, приезжают из других сел, деревень за несколько верст, где нет кулачных боев. И так кончили кулачный бой". Интересно отметить, что почти так же, порой теми же словами описывают бой стенками все информаторы. То есть основные мысли этого отрывка повторяются всеми зрителями и участниками состязаний, которые были опрошены в ходе исследования. В свою очередь, данный факт свидетельствует о надежности устных источников.

Особенности в правилах проведения стеношного боя в Тамбовской губернии сводились к следующим основным положениям:

- "не морозить рукавицы";

- нападать на противника только спереди - "с крыла не бить", "сзади не бить";

- не бить поднявшего руку;

- бить только хлопнувшего в ладоши;

- закладки не иметь.

Правило, запрещающее бить ногами, формулировалось так: "не бить лытками".

За соблюдением правил строго следили старики и зрители. Знатоки говорят так: "Игра - драка честна. Бить рукой куда хочешь, упал - не тронь". Нельзя бить "с крыла", т.е. со стороны, с боку, если противник тебя не видит. За то, что брали в руку "заклады", жестоко били свои же. Выдающихся бойцов уважали, сочиняли "былички" про их смелость и ловкость. Кулачников, прославивших свою силу и удаль, на Тамбовщине называли "топтунами", "любителями", "героями". Краевед К. Т. Ермаков в своем дневнике пишет о выдающихся бойцах: "Кто выделялся силой, ловкостью, назывались "бойцы".

Особенно сильные мужики бились в кулачках одной рукой. Очень часто информаторы говорят, что некоторым бойцам запрещали участвовать в этих мужских играх. В доброжелательной обстановке "кулачек" многие сами ограничивали свои действия. Приведем отрывок из упомянутого дневника краеведа К. Т. Ермакова: "Вот на этих кулачных боях наш великан Алексей Иванович соперников против себя не имел. Однажды в бою на него пытался броситься, бывши выпивши, среднего роста мужик. Боец Алексей заметил это и махнул ему левой рукой отойти в сторону, но упрямый мужик полез на него, показать людям свою смелость. Тогда Алексей не стал его ударять кулаком, а стукнул его по спине ладонью. Мужик воткнулся в снег. Решили посмотреть спину, что там после удара ладонью, когда ему подняли рубаху и увидели на спине большую пятерню синяка от ладони крупных Алексеевых пальцев. Вот тут Алексей Иванович сказал: "Опасно мне биться на кулачках, ведь есть задористые мужики, не по себе, даже совсем не по себе, кидаются в драку. Вот и этот мужик лез на меня, если бы я еще разгорячился и вдруг бы вдарил его не ладонью, а кулаком, вот и повезли бы его на соснях". Во всех населенных пунктах, где проводился опрос люди помнят имена мастеров кулачного схода. О них до сих пор существуют легенды.

Борьба. На территории Тамбовской губернии в рамках современной Тамбовской области существовали виды борьбы с особенностями, выделенными нами на уровне подклассов: с формированием предварительного захвата и без его формирования. В свою очередь, эти типы обладали собственными региональными особенностями. Зафиксировано два вида состязаний в борьбе, неизвестных в других регионах России.

Отмечены следующие региональные особенности борьбы с формированием предварительного захвата. Борьба "в схватку" существовала в двух видах с действиями ногами и без действий, борьба "на поясах" - без действий ногами. В Тамбовской губернии зафиксирован вид борьбы "на поясах", где захват за пояс производится одной рукой, а второй рукой захватывают одежду у плеча. В этом виде действия ногами также запрещались. Эта разновидность борьбы "на поясах" характерна только для Тамбовщины.

Борьба без формирования предварительного захвата "не в схватку" существовала со следующими региональными особенностями, отраженными нами на уровне подгрупп:

- с действиями ногами и борьбой на земле с любым захватом;

- без действий ног и борьбой на земле с любым захватом;

- до падения на землю с действиями ногами с любым захватом;

- до падения на землю с действиями ногами без захватов ног.

Зафиксировано проведение состязаний в борьбе "не в схватку" до одного или трех падений на землю.

На территории Тамбовщины обнаружен вид борьбы без формирования предварительного захвата, называемый "в крест", который известен только в Белоруссии под названием "на крыжа".  В этом виде разрешались любые захваты и действия ногами, борьба продолжалась в положении лежа до тех пор, пока кто-либо из борцов не разводил руки соперника в стороны, прижимая их к земле.

Подводя итоги, можно с уверенностью сказать, что нами проанализированы все основные виды рукопашных состязаний в кулачном бое и борьбе, распространенные на территории России, на основе предложенной классификации. Выявление целого ряда региональных особенностей в состязаниях, характерных для Тамбовской губернии, а также фиксация новых видов, ранее неизвестных, свидетельствует о необходимости дальнейшего изучения региональных особенностей этих народных игр.

3. Реконструкция конкретно-исторической модели

Помимо выявления форм и видов состязаний, вопрос о применяемой технике представляется весьма важным для создания полноценной картины явления. По классификационной схеме техники традиционных рукопашных состязаний, предложенной выше, будут описаны приемы состязаний и прикладного боя. При этом будет введена современная терминология для названия технических действий. Это позволит создать фотографический образ традиционных рукопашных состязаний и прикладного рукопашного боя. Главным образом, источники, на основе которых предпринято описание техники состязаний и прикладного боя, относятся к XIX - первой половине XX в.

Описание конкретно-исторической модели кулачного боя необходимо начать с характеристики традиционной терминологии техники боя. После определения традиционных названий для каждого приема и всестороннего анализа описания технического элемента в источнике будут даны названия, соответствующие уровням введенной выше классификации. Это даст фотографический образ изучаемого компонента функциональной модели. Под термином "функциональная модель" понимается совокупность приемов, тактических решений и принципов ведения боя, поддающихся достоверному восстановлению на основании исторических источников и свидетельств очевидцев, а затем идентифицированных по классификационной схеме техники русского рукопашного боя. Аналогичным образом нами будет рассмотрена и техника борьбы.

Как показывает анализ массива данных, народные названия приемам кулачного боя давались по названию места, в которое наносится удар (под дых, в рожество и т. д.), по ассоциации, которую вызывает прием (розуму до головки нагнати, бить дух дослухывая и т.д.), а также по описанию траектории или какого-либо характерного действия (перевертыш, тумак и т. д.).

I. Прямые удары пястно-фаланговой частью кулака. Эти удары наносились в голову и корпус. Традиционные названия прямых ударов в голову: "подставь фонарь", "дать в хлебово", "по сопатке", "в рожество", "в личность", "фонари зажигать", "подколотить глаза в смятку",   "во всю ширь", "в переносье", "чвакнуть промеж глаз", "засмалить у зубы, у морду", "дать в торец", "в пику дати", "дати бухана", "губки дати", "носа втерети", "носа вкрутити", "вставь окуляри", "в кадык". Традиционные названия прямых ударов в корпус: "чушку рубить", "с плеча", "под душу", "в душу", "под дых", "в живот", "положить гриба в живот", "штыком", "в подвздох", "бодком", "совком", "в здуховину", "в плеча", "в грудь", "тычок", "туз" - удар кулаком (дать кому туза). Тузоклин, то же".

Приведенные выше традиционные термины характеризуют удары, название которых мы приводим по классификационной схеме:

1) прямой удар (ближней или дальней рукой, в голову или корпус). Удар аналогичен прямому удару, использующемуся в технике бокса;

2) прямой удар с локтем, поднятым вверх (ближней или дальней рукой, в голову или корпус). Удар изображен на лубке конца XVIII в. (см. приложение 6). Этот удар очень популярен и присутствует в рассказах всех опрошенных нами информаторов. Удар отсутствует в технике бокса;

3) прямой удар с подачей плеча вперед (ближней или дальней рукой, в голову или корпус). Подобный удар отсутствует в технике бокса.

II. Боковые удары пястно-фаланговой частью кулака. Эти удары наносились в голову и корпус. Традиционные названия боковых ударов в голову: "затрещина", "оглоушина", "заушать - бить, давать затрещину", "смазать по сусалам", "свернуть салазки", "заехать по мусалам", "справа по уху", "с размаха по виску", "пустить звонаря", "височный", "намылить сусалы", "салазки подбить", "салазки своротить", "салазки вертеть", "загибать салазки", "сворачивать чавки", "поушина", "свистнуть по уху", "дать пляцки, плюху", "лечить зубы", "чесать зубы", "проехаца по зубам", "поднести завизжуху", "утереть кабаки", "стусана дати", "ляпаса дати".

Традиционные названия боковых ударов в корпус: "отмачалить, настрочить, отвалять, отмять бока", бока погреть", "дать блоху", "дать пирога", "отсочать бока", "отмочить бока", "обручи ломать", "шемнуть у бик, по ребрах", "дац кухталя", "под ребра", "под мышку", "с размаха в левый бок".

По классификационной схеме в этих традиционных названиях отражен следующий прием:

1) боковой удар (ближней или дальней рукой, в голову или корпус). Этот удар аналогичен ударам (свинг и хук) в боксе, в зависимости от того, с какой дистанции выполняется;

2) боковой удар с размаха вытянутой рукой (ближней или дальней рукой, в голову или корпус). Этот удар был заимствован отечественной школой бокса и исключен из обучения в тридцатых годах XX в. В современной тактике боя этот удар (только левой рукой) применяется лишь как ложный при подготовке к атаке. Удар известен всем опрошенным информаторам. Удар изображен на акварели Ф. Г. Солнцева (этот элемент выполняется бойцом справа - правой рукой) (см. приложение 7). Для сравнения приводим изображение этого удара в учебнике по французскому боксу Ж. Шарлемона (см. приложение 10).

III. Удары снизу вверх  пястно-фаланговой частью кулака. Удары этой группы наносились в корпус и голову, преимущественно в подбородок. Традиционные названия ударов снизу вверх: "под дых", "поддать духу", "дать под микитки", "под дыхло", "под девятое ребро", "штыка под жабры", "под сердце", "под ложечку", "поднять на воздуся", "пид груды", "дати духопелу, духопелкив, духу", "пiд ребро", "лiчить ребра", "пыд духи", "подъехать под микитки", "считать ребры", "бить дух дослухывая", "под бок", "ткнул его в подбородок снизу вверх".

Название по классификационной схеме: удар снизу (с ближней или дальней руки, в голову или корпус.). Удар аналогичен апперкоту в боксе.

IV. Удары сверху молотом кулака. "Чермер сшибать", "розуму до головки нагнати", "по лбу сверху вниз","сверху по плечу", "по ключице", "с наскока наотмашь по становой жиле...", "словно топором рубит, бьет по головам горожан", "...сверху, словно заколачивая его в лед".

Название по классификационной схеме: удар сверху вниз молотом кулака с передней или задней руки, в голову или корпус. Аналогов этому удару в боксе нет.

V. Удары локтем. Традиционные названия: "хлещи с  локтя ребром под самую чушку".

Название по классификационной схеме: удар локтем (снизу вверх, с боку, сверху вниз, с ближней или дальней руки).

VI. Удары головой. Традиционные названия ударов: "ударом головы в грудь".

Название по классификационной схеме: удар головой вперед (в голову, грудь или живот).

VII. Защиты от ударов уходами и подставками. В технике русского кулачного боя активно использовались защиты от ударов подставками и уходами. "Защищался при помощи подставок, нырков и уклонов", "освирепев, Базунов бросился на противника, яростно махая кулаками, а ловкий подросток, уклоняясь от ударов...", "голову оберегай, руку посвободней держи, чтоб маленько пружинила". Описание ухода от удара нырком находим у М. Горького в произведении "Жизнь Матвея Кожемякина": "Городской боец размахнулся, ударил - Мишка присел и ткнул его в подбородок снизу вверх...". В классификационной схеме на основе изучения техники выполнения уходов от ударов информаторами мы выделили следующие ключевые действия, характерные для этих элементов боя: уход отрывом от удара, уход нырком, уход уклоном. Анализ показывает, что в России использовались все уходы от ударов и подставки, характерные для бокса.

VIII. Комбинации технических элементов. В технике русского кулачного боя активно применялись комбинации ударов. Приведем некоторые из них: "перевалить со щеки на щеку", "...согнувшись, сбил его с ног ударом головы в грудь и кулака в живот - под душу", "быстрыми ударами ... с уха на ухо", "бьет одной рукой под мышку, другой - по зубам", "...подняв их (руки) на уровне плеч, он страшно быстро сует кулаками в животы и груди людей и опрокидывает, расталкивает, перешибает их надвое", "в сусалы да под никитки", "с наскока наотмашь по становой жиле да затем по ключице", "...бей с плеча напересек ходовой жилы в правую руку. Который обезручеет, хлещи с локтя ребром под самую чушку".

Приведем несколько интересных описаний тактики кулачных бойцов.

Сенатор В. А. Инсарский описывает бой "один на один": "Один (боец), предпринимающий сделать нападение, старается обмануть противника относительно того, с какой стороны и в какой форме он намерен произвести нападение, и, устремляя усиленное внимание на один пункт, по-видимому, угрожая нападением, избирает другой пункт, на который производит действительное нападение".

Не менее красочное описание техники и тактики кулачного бойца оставил К. В. Градополов в своих воспоминаниях: "Манера этого самобытного спортсмена, принесшего на ринг навыки кулачного бойца, не была тронута никакой школой. Он обладал тяжелым ударом и мог сам переносить самые сильные удары. Никто и никогда не сбивал его на пол. В бою Анкудинов стоял на несколько согнутых ногах, не стараясь особенно много передвигаться по рингу. Придерживаясь обычно средней дистанции и не любил отходить назад от противника. Он отлично рассчитывал боевую дистанцию и с большой точностью наносил свои излюбленные удары сбоку и снизу. Защищался при помощи подставок, нырков и уклонов. Бои его проходили в размеренном темпе, без излишней суетливости".

Анкудинов был одним из первых советских боксеров, который прослыл великолепным кулачным бойцом. Он никогда в своей жизни не занимался боксом, тем не менее, весьма успешно выступал на ринге (см. приложение 11).

Анализ техники кулачного боя и сопоставление с техникой бокса подтверждает тезис К. В. Градополова о том, что "русским боксерам начала века (которые в основной массе кулачники) были известны все удары и защиты современного бокса". Для сравнения мы приводим некоторые изображения технических элементов английского бокса по учебнику XVIII в. (см. приложение 12). Нами отмечено, что в технике русского кулачного боя использовались технические элементы, не известные технике современного бокса. В целом кулачный бой отличает жесткая работа. Бойцы стремились наносить сильные удары, которые должны сшибать противника с ног, так как одна из задач боя - повергнуть соперника на землю. Технике кулачного боя, как справедливо замечает К. В. Градополов, неизвестна "игра ног", характерная для бокса, но это, как мы показали выше, не значит, что бойцы не использовали активные перемещения. Стойка бойца несколько принижена, одна нога выставлена вперед, руки вытянуты или согнуты. Из такой позиции удобно как биться на кулаках, так и бороться. Эта позиция в дальнейшем перекочевала в армейские прикладные комплексы времен Великой Отечественной войны.

При анализе массива данных, описывающих конкретно-историческую модель борьбы, мы пришли к выводу, что в России были известны практически все ключевые действия современной спортивной борьбы. Это условие позволило нам создать классификационную схему техники русского рукопашного боя, опираясь на новейшие достижения в области классификации и систематики техники. Правильный сравнительный анализ источника позволяет воспроизвести двигательный образ приема. Основоположником этого метода можно по праву считать А. Харлампиева. Им предпринят метод сравнительного анализа некоторых элементов техники борьбы самбо с народными видами борьбы. Проанализируем технические элементы на уровне подгрупп.

I. Броски наклоном - группа приемов борьбы в положении стоя, при выполнении которых атакующий отрывает атакуемого от поверхности перед собой и, наклоняясь вперед, бросает его спиной о поверхность. Бросок может выполняться с падением и без падения проводящего, с захватом ног, с действием ногами. Бросок наклоном проводят задней подножкой, отхватом, подсечкой изнутри, зацепом, обвивом, захватом ног, подседом.

1. Бросок наклоном захватом рубахи на спине и бедра с выведением ног в стороны описан в песне о Кострюке:

Потанька хроменький,

На ножку справился,

За рубашку сграбился.

Был Кострюк на ногах -

Поставил на голову.

2. В былине "Илья Муромец и Идолище" описывается применение приема, который сейчас известен как бросок наклоном захватом двух ног.

Старый казак ведь Илья Муромец...

Хватил как его да за ноги,

А трапнул его да о кирпичный пол.

3. Бросок наклоном с захватом туловища. Традиционные названия этого броска следующие: "на сторону", "с подвала", "подвальцем", "наотмашь", "кидьок у сторону". Б. В. Горбунов приводит описание этого броска по сообщению информатора. Борец, когда его прижимает к себе соперник, "поддается ему, причем подгибает ноги в коленях и изгибается в спине"; в то время как противник "готов уже подмять его под себя, он неожиданно расправляет ноги, быстро поворачивается направо и валится на него всей тяжестью тела".

4. Бросок наклоном с задней подножкой. "Я левой ногой задел его правую и надавил ему в грудь, чтобы на спину свалить".

5. Бросок наклоном с отхватом. Этот прием называли "подножка".

II. Броски подворотом - группа приемов, выполняемых за счет поворота к противнику спиной с последующим наклоном вперед в сторону направления броска. Броски подворотом проводятся через спину или бедро, с передней подножкой, с подхватом, обвивом, зацепом.

1. Бросок подворотом. Народные названия этого броска: "ударить о свое бедро", "схватить на косу бедра", "через бедро", "с холки", "з стегна", "через стегно".

2. В следующем былинном отрывке, по мнению А. Харлампиева, изображен бросок подворотом с подхватом под правую ногу захватом одноименной руки.

Поступал-то Патанечка все скорехонько,

Он ведь брал-то его скоро за праву руку,

Он бросал-то к себе на ножку правую,

Он выкидывал его вверх высокехонько...

Он спускал Кострюка-то все на сыру землю.

3. Бросок подворотом с падением на колени захватом руки под плечо. Описание броска приводим по Б. В. Горбунову, записанному им от информатора: "Бросок "через плечо", "кидьок через плечо". Здесь борец двумя руками "охоплюе праву руку суперника, потiм швидко повертаеться лiворуч i, нагинаючись вперед, пiдставляе свое стегно i падае на колiна, рухом перекидаючи його". Этот же элемент приводит В. Даль: "...припадая на колено, перекидывают через себя".

III. Броски поворотом - это броски, выполняемые движением туловища в сторону броска с предварительным подставлением плеч под атакуемого (с одновременным захватом за руку, за руки и ногу, голову и ногу, одежду и т.п.).

1. Бросок поворотом. Бросок "меленка", "завертеть мельницей", "взять на мельницу". М. Кистер приводит описание этого броска: "А. притягивает О. к себе как можно ближе, быстро поднимает его на руках вверх насколько возможно выше и, поворачиваясь сам на месте, начинает вертеть О. Завертев О., А. сразу прерывает мах, бросая  О.... в противоположную верчению сторону".

2. Бросок поворотом с колена захватом ноги и руки. Бросок описан Б. В. Горбуновым. При броске "с крутой метать", "пад ноги кидать" борец пятит соперника и, используя его сопротивление, "быстро приседает, встает на левое колено, а правым плечом и рукою подхватывает противника за ноги около живота" и быстро встает. "Противник, выкинутый на воздух, с силой летит через плечо врага и, перевернувшись в воздухе падает на спину".

IV. Броски прогибом. При выполнении их атакующий, падая назад, прогибается и перебрасывает атакуемого через себя. Характерным движением завершающей части приема является разворот атакующего грудью к поверхности. Народные названия этого броска: "через себя", "через голову", "на себя", "передний пояс", "на подъем", "кидьок назад", "через себя". Выше, в приведенном отрывке из романа М. Горького "Дело Артамоновых", был описан этот бросок, полное название которого выглядит следующим образом: бросок прогибом захватом обеими руками пояса. Описание этого броска приводит Б. В. Горбунов. "Быстро подступи к противнику, согнув ноги, и крепко обхвати его руками. Выпрямляясь, резко оторви его от земли, сам бросайся спиною назад, поддав его силою своего тела и, главное, рук. Увлекаемый этим движением, противник перелетит через тебя".

V. Броски сбиванием объединяют в себе два различных приема: бросок (выведением из равновесия) толчком и бросок подсечкой. В первом случае бросок выполняется толчком рук и туловища, во втором - за счет подбивания ноги противника подошвенной частью стопы.

1. Бросок сбиванием подсечкой. Существовали следующие названия этого приема: "бить с носка", "московский", "метать с носка", "с носка спускать", "взять на косой носок", "подпинывать носком", "подшибать ногой", "пiдсiчка", "кидьок через ногу". Приведем описание этого приема Д. А. Ровинским: "Практиковался и особый способ - "московский", при котором борец, покосив противника на правую сторону, вместе с тем подбивал ему носком правой ноги его левую ногу и этим способом мгновенно сшибал его с ног на землю; с этой борьбы пошла и народная поговорка: "матушка Москва бьет, родимая, с носка".

Описание этого элемента характерно для былин:

А как мастер был Никитич со носка спускать!

или

Изучал Добрынюшка боротися,

Изучал он с крутой, с носка спущать...

Прошла про него слава великая,

Мастер был Добрынюшка боротися,

Сшиб осударя Илью Муромца на сыру землю...

Этот бросок изображен на гравюре 1800 г., принадлежащей Х. Г. Гейслеру и известной под названием "Драка на постоялом дворе" (см. приложение 13).

2. Бросок сбиванием толчком. Этот прием описан Б. В. Горбуновым: "хватать вперед", "штурхаць", "толчок": "Притянуть сильно противника на себя, отступая назад; он станет упираться, присаживаться и тогда толкай его в противную сторону - сразу упадет на лопатки".

VI. Броски седом - это приемы, при выполнении которых борец садится на ковер, перекатывается по спине и перебрасывает противника через себя.

Бросок седом с передней подножкой захватом шеи под руку. Этот бросок называли "согнув кочаргою", "согнув в бараний рог": борец захватывает соперника за голову сверху, "сильно прижимает под мышкой, отставляет правую ногу и через нее перекидывает своего противника".

VII. Переводы в положение борьбы лежа - приемы, в результате выполнения которых атакуемый оказывается в положении нижнего. Характерный элемент переводов этой группы - рывок атакуемого руками за руку, шею, туловище, ногу. В результате выполнения рывка резким движением на себя в сторону вниз или под себя атакующий выводит  атакуемого из устойчивого положения: поворачивает его к себе спиной или боком; сваливает его на землю или опускает на колени.

1. Переводы рывком. Эти приемы осуществлялись посредством захватов за руки ("рвануть за руку"), ноги ("хватать за ноги", "хапаць за ногi"), шею, туловище.

VIII. Сваливания. Характерным элементом этой группы является опрокидывание атакуемого на землю, в результате прямолинейного силового воздействия. При этом атакующий, не отрывая атакуемого от поверхности, толкает его плечом или грудью, а также скручивает тело атакуемого по продольной оси.

1. Сваливание сбиванием захватом туловища. Народное название этого приема: "подламывать под себя", "ломать", "сламывать", "ломати на силу", "подкомсить под сибе", "подмять", "смять под себя".

2. Сваливание скручиванием захватом за плечо и шею. Этот прием зафиксирован у информаторов.

На уровне подгрупп могли применяться всевозможные захваты и действия ногами, которые могли существенно разнообразить круг технических элементов, приведенных выше. Практика спортивной борьбы свидетельствует о возможности выполнения ключевых действий, изложенных на уровне групп, практически с любыми элементами уровня подгрупп. Приведем некоторые традиционные термины, служившие для обозначения действий ногами: "подножка", "валять через ногу", "подбарывать ногою", "поднога", "подножку дать", "подставлять ножку", "подплетать ногой", "с пятки", "с крюку", "пiднiжка", "даваць под ножку", "падбив". Об активном применении в борьбе ног пишет в конце XVIII в. Г. Виет в берлинской энциклопедии, описывая борьбу русских: "Они... стремятся схватить друг друга и повалить, подставляя друг другу ноги, что является одним из основных приемов для победы над противником..."

В борьбе лежа активно применялись удержания. Об этом пишет Е. А. Покровский: "Противники старались повалить друг друга на землю... Однако сваленного противника надо было еще удержать известное время под собой и большей частью до тех пор, пока он признавал себя побежденным. Для этого одолевший старался удержать своего противника на спине". О применении удержаний находим былинные свидетельства.

Государя-то ножка подломиласе,

Еще права-то ручушка окатиласе,

Да упал-то государь тогды на сыру землю;

Да садился молодец ему на белы груди...

У его прибыло силы, втрое больше стало-то,

Он спихнул-то богатыря, как овсяный сноп,

Еще сам он садился на белы груди...

Если описанные действия перевести на современную спортивную терминологию, то это будет выглядеть так: один борец провел удержание верхом, второй - уход от него и ответное удержание. Удержание верхом изображено на прорисовке с гравюры Х. Г. Гейслера (см. приложение 13). В борьбе "в крест" активно применялись болевые приемы скручиванием (узлы) - "заломы", болевые приемы разгибанием (рычаги) - "вытягивания руки" и удушения.

Есть свидетельства об использовании в борьбе самостраховок при падении и страховок соперника. "Некоторые из этих борцов обладали необыкновенной силой, но их способ борьбы не вызывал несчастных случаев; не обнаруживалось ни переломов рук или ног, ни сильных ушибов".

Так, в схватке между Петром I и силачом-драгуном видна явная подстраховка падающего:

Выходили они с молодым драгуном сухватилися...

Левой рукой молодой драгун побарывал,

Правой рукой молодой драгун подхватывал,

Не пущал царя на сыру землю.

С современной точки зрения, чтобы так поступить, драгун должен был иметь навыки не только в проведении бросков, но и в страховке бросаемого.

Встречается упоминание об использовании подготовок к броскам. Этнограф А. И. Терещенко писал: "Искусные борцы берут не силой, а ловкостью: противник старается схватить своего противника так, чтобы он потерял равновесие, - тогда смело может повалить или бросить его на землю, как игрушку". Выведение бросаемого противника из равновесия до начала броска и по сей день является самой распространенной подготовкой к броскам.

Следует заметить, что в большинстве описанных поединков побеждали менее сильные или, по крайней мере, борцы меньшего веса и роста. В русской борьбе исстари наряду с силой ценились ловкость, быстрота и умение применять различные приемы. Обычно борцы владели двумя-тремя любимыми приемами, доведенными до совершенства. Вместе с тем применяли их комбинации.

Подводя итоги, скажем, что в функциональной модели борьбы русских присутствовали все основные элементы, характерные для современной спортивной борьбы.

Конкретно-историческая модель прикладного рукопашного боя. Выше был изложен тезис о том, что в прикладном рукопашном бою применялись навыки, выработанные в традиционных рукопашных состязаниях. По своей сути рукопашные состязания находятся на уровне обучающей деятельности, а прикладной бой - на уровне трудовой (практической) деятельности. В. И. Даль характеризует прикладной бой следующим образом: "Рукопашь, рукопашка, рукопашье, рукопашный бой, драка, схватка, ручной бой, холодным оружием или дубинами и кулаками". Таким образом, в рукопашном бое применялись элементы борьбы, кулачного и палочного боя. Отмечено применение технических элементов, запрещенных правилами традиционных состязаний. Это удары ногами, открытой ладонью, захваты за волосы и бороду и т. д. Эти приемы, видимо, в силу своего травматизма не использовались в состязаниях, однако сохранялись в структуре знаний о рукопашном бое и его воздействии на соперника.

Прежде всего охарактеризуем основные группы ударов ногами. В традиционных состязаниях эти удары были запрещены - "пинком не бить", "лытками не бить", "с подножкой не бить". Удары ногами будут охарактеризованы нами на материале, полученном от информаторов.

Удары ногами по ключевому воздействию разделены на опорные, проникающие и рубящие. В России зафиксированы удары ногами, которые наносились стопой, носком (пыром), голенью и коленом (удары ногами, характерные для прикладного боя отражены в классификационной схеме).

I. Проникающие удары ногами. Эти удары выполняются хлестким движением носком или коленом, подобно удару по мячу. Удары наносятся в пах, подреберья, по предварительно наклоненному корпусу или голове, а также могут наноситься по голени и бедрам:

1) проникающий удар носком передней или задней ногой. Традиционные названия этого удара - "пыром", "пинком". Этот удар описан в одном из стихотворений Кирши Данилова: "а пнул… под гузно";

2) проникающий удар коленом передней или задней ногой, спереди или сбоку. Традиционные названия этого удара - "с колена", "коленцем", "коленом".

II. Рубящие удары ногами. Это удары, выполняемые голенью преимущественно по бедрам снизу по диагонали или по горизонтали, в пах снизу вверх, реже в область ребер. Традиционное название - "лыткой".

III. Опорные удары ногами. Это удары с характерной опорой на ударную поверхность. Удары обычно наносятся в живот или грудь, задача - сбить противника с ног:

1) опорный удар стопой задней ноги;

2) опорный удар двумя ногами в прыжке. Традиционное название этого удара - "петушиный скок".

Нами показаны основные удары ногами, однако необходимо отметить, что эти удары могут варьироваться, наноситься с разными траекториями и являться переходными формами. Неизменно лишь сохранение общей структуры удара ногой. Во-первых, корпус не отклоняется назад, подобно тому, как это происходит в восточных единоборствах. Во-вторых, удар ногой всегда рассматривается как вспомогательный элемент, позволяющий осуществить удачный захват или сбить противника с ног для закрепления преимущества и подавления соперника. Также есть свидетельства о том, что удары ногами наносятся уже поверженному сопернику: " ...веселый, большой мужик Михайло, высоко поднимая ногу, тяжелыми ударами пятки, черной точно лошадиное копыто, бухал в его спину...". Удары ногами, как правило, не наносили выше солнечного сплетения.

Приведем описание рукопашной схватки лейтенанта Винокурова с японцами, опубликованное в газете "Правда" в 1938 г.: "Камыш раздвинулся, выглянули ехидные наглые глаза. Сверкнул выстрел, и японец упал. Второй японец замахнулся штыком, но тов. Винокуров отразил его удар пистолетом. Удар был настолько сильным, что штык слетел с винтовки японца. Одновременно выпал пистолет из рук тов. Винокурова. Но герой не растерялся, ринулся всем туловищем вперед, сбил врага с ног, прижал его к земле. Завязалась борьба. Голова врага была прижата к земле, но руки у него были свободными, и он пытался задушить тов. Винокурова. Собрав последние силы, тов. Винокуров ударил врага коленом (в пах), японец потерял сознание...". В этом описании советский воин выполняет сваливание сбиванием - элемент, характерный для традиционных состязаний в борьбе, и дальнейшее удержание (видимо, со стороны ног), после чего следует удар коленом в пах.

В прикладном бою применялись и броски с захватами, не характерными для состязаний. В материалах Тамбовской архивной комиссии встречается описание захвата за волосы: "...ухватя прикащика за волосы и ударя об землю...". Хорошо известна пословица: "В драке волос не жалеют", видимо ее происхождение можно связать с производимыми в прикладном бою захватами за волосы. Вероятно, традиция применять в реальном бою захваты за волосы очень древняя. В приложении 14 приведен фрагмент скифского серебряного горита, где изображен захват за волосы.

Еще одно характерное описание прикладного боя мы находим у М. Горького: "Около него старательно возилась тесная кучка людей, они кряхтели и взмахивали руками, точно молотя зерно. Над забором, между гвоздей, торчали чьи-то головы, оттуда падали одобрения и советы:

- Сади под душу!

- Между крылец - то, эй, черный!

... коренастый, добродушный Иван, стоя на коленях, истово ударял по шее Савки, точно стараясь пробить голову, красным кулаком". В этом отрывке внимание необходимо обратить на то, что зрители советуют участникам боя наносить удары, которые известны в традиции кулачного боя.

В реальных столкновениях применялись и комбинации ударов: "Заседатель был человек не робкий и двум впереди стоявшим крестьянам дал по пощечине, а третьего, соседа их, ударил кулаком по голове и вырвал у него несколько волос из бороды". "Пощечина" в данной цитате, скорее всего, удар, известный под названием "с леща". Интересно объяснение названия этого удара. Один из информаторов сравнивал удар ладонью с ударом леща хвостом. Удар должен наноситься хлестко, с небольшой концентрацией в конце движения. Рука должна быть сложена лодочкой с пальцами, плотно прижатыми друг к другу. Удар наносится в область уха и троичного нерва. Необходимо отметить, что этот удар под названием "с леща" повсеместно был известен в г. Мичуринске Тамбовской области еще в послевоенное время.

Приведем примеры комбинаций разных элементов, известные от информаторов. "За голову об колено и в пах пыром", "лыткой по бедру и головой об колено", "пинком в пах и коленом под микитки", "пинком в пах и с леща по голове", "взять "на кумпол" и по виску рукой". От информаторов известно применение болевых приемов в стойке - "вытянуть руку", "заломать руку".

В целом подобных описаний можно приводить много, но необходимо отметить, что во всех описаниях прикладного боя мы будем встречать ключевые действия, характерные для традиционных рукопашных состязаний в борьбе или кулачном бое. Это, в свою очередь, подчеркивает выраженную военно-прикладную функцию состязаний.

На основе традиционных рукопашных состязаний и отечественных традиций прикладного боя формировались прикладные комплексы рукопашного боя (см. приложение 15). В эти комплексы включались преодоление полос препятствий, штыковой бой, бой с ножом и саперной лопаткой и, конечно, бой безоружных. С 1943 по 1947 г. проводилось Первенство СССР по рукопашному бою. Анализ техники прикладного боя, используемой в это время, показывает, что в бою применялись практически все ключевые действия, описанные нами для борьбы и кулачного боя. Активно применялись прямые и боковые удары руками, уходы и защита от ударов, броски всех групп с элементами уровня подгрупп (зацепы, подхваты, подножки, подсечки), применялись различные удары ногами, в бою на земле применялись удержания, болевые и удушающие приемы.

Говоря о конкретно-исторической модели техники боя в Тамбовской губернии XIX - начала XX в., применяемой в рукопашных состязаниях и прикладном бое, можно сказать, что в целом ей характерны все основные ключевые действия известные в этот период в России. Анализ видеоматериалов и свидетельства информаторов дали достаточно полное представление о технике традиционных состязаний этого региона. Более четкие данные получены о технике кулачного боя. Это, вероятней всего, связанно с тем, что кулачный бой, в изучаемый период, имел практически повсеместное распространение на территории нынешней Тамбовской области и пользовался большей популярностью по сравнению с состязаниями в борьбе.

Кулачный бой обычно велся в левосторонней или правосторонней стойке, в зависимости от того, кем был боец (левшой или правшой). В бою применялись все удары, описанные выше. Защищались в большей степени подставками, из уверток особо отмечается уклон назад. Особой популярностью пользовался боковой удар с размаха вытянутой рукой. Обычно он выполнялся в сочетании с захватом другой рукой одежды соперника. В бою основную ставку делали на силу удара. В боях "один на один", как правило, стремились обмануть соперника и нанести сильный удар. В газете "Тамбовские губернские ведомости", которая поместила в середине XIX в. материалы по этнографии региона, находим интересные названия традиционных ударов кулачного боя: "тумак - кулачный удар по голове" (прямой удар в голову); "зашеина - удар по шеи, взашей, в тыл", "зуботрещена - оплеуха, пощечина", "плюха - пощечина, оплеуха" (боковой удар в голову). Особый интерес представляет упоминание технического действия под названием "перевертыш", газета поясняет, что это "удар или толчок, от которого перевернется всякий, кому он дан". Описание этого действия встречалось в данных, полученных от информатора села Атманов Угол Кочетова Петра Ионовича: "Били перевертыш обоими кулаками сразу в грудь, и он падал оземь". С точки зрения классификации, это удар двумя руками в грудь. Это техническое действие в настоящее время удалось зафиксировать только в Тамбовской области. Также от информаторов получены названия ряда ударов: "по виску", "по кумполу", "по калгану", "по сопатке" (боковые и прямые удары в голову), "удар цепом" (удар молотом кулака сверху вниз), "локоточком", "с локтя" (боковые удары локтем), "кумполом", "взять на калган" (удары головой, как правило, в лицо соперника). Необходимо отметить, что в кулачном бою допускалось применение ударов головой. В борьбе на уровне подклассов и классов применялись ключевые действия, которые часто выполнялись с действиями ногами уровня подгрупп (подножки, подсечки, зацепы). В борьбе на земле активно применялось удержание верхом (особенно в борьбе "в крест"), а также болевые приемы скручиванием и разгибанием суставов, их называли "заломами" и "вытягиваниями", соответственно. О болевых приемах информаторы говорят так: "он ему руку заломал" или "и тогда наш ему руку вытянул". В прикладном бою, по словам информаторов, применялись навыки кулачного боя и борьбы в сочетании со специфическими приемами, описанными на тамбовском материале выше.

Для формирования полноценной картины особый интерес представляет выяснение вопроса хронологического появления упоминаний о технических элементах рукопашных состязаний и прикладного боя в исторических источниках, заявленных нами ранее. Можно с уверенностью сказать, что наиболее полное представление о технике можно сделать только на основе источников XIX - середины XX в. До этого встречаются лишь отдельные свидетельства. Одно из первых упоминаний техники в исторических источниках можно отнести к летописному упоминанию X в. Известный бой Кожемяки с печенежским богатырем дает представление о формировании захвата в борьбе "и почаста ся крепко держати" и выполнении броска "и удари им о землю". Следующее летописное свидетельство XI в. рассказывает о бое Мстислава Удалого с косожским князем Редедей. Видно, что в борьбе того периода известны броски. Мстислав уложил соперника на лопатки. Свидетельства иностранцев С. Гербенштейна (середина XVI в.) и Ф. В. Берхгольца (начало XVIII в.) говорят о применении в это время ударов ногами, каких именно, из источников понять трудно.

Многие былинные свидетельства формируют наше представление о технике борьбы. Экстраполировать данные этих источников на время, о котором они рассказывают неверно. Детали, особенно касающиеся одежды, предметов быта, оружия и техники боя, рассказчики могли привнести в повествование из окружающей их современности. Это неоднократно отмечалось исследователями: "Былины удивляют… полным порой пренебрежением к точности в описании мест действия, времени событий, расположения городов и стран, исторических примет быта". Поэтому при помощи источников устного народного творчества, на наш взгляд, можно получить достоверные сведения о  технике состязательного и прикладного боя конца XVIII - начала XIX в. Из приводимых ранее былинных свидетельств видим, что в них встречаются описания бросков (наклоном, подворотом, поворотом, сбиванием), удержаний, а также действий ногами уровня подгрупп (подсечки и подхваты). К этому времени относится ряд источников изобразительного искусства, которые подтверждают былинные свидетельства. Это упоминаемая ранее гравюра Х. Г. Гейслера 1800 г. "Драка на постоялом дворе" (см. приложение 13). На ней изображены упоминаемые в былинах удержание верхом и бросок сбиванием с подсечкой. Кстати, последний прием часто встречается на лубках XVII - начала XVIII в.. Былинных свидетельств в сочетании с источниками изобразительного искусства достаточно, чтобы сделать вывод о значительном развитии техники русской борьбы в XVIII - XIX в. Общие представления о технике кулачного боя можно получить, анализируя народные лубки и картины XVIII - XIX в. Однако представление обо всей совокупности действий, составляющих функциональную модель кулачного боя, дают проанализированные выше наративные источники XIX - первой половины XX в.

Таким образом, нами проанализирована конкретно-историческая модель традиционных рукопашных состязаний и прикладного боя XIX -первой половины XX в. Выявлены все основные формы технических элементов, применяемых в России этого периода, а также показаны региональные особенности, характерные для Тамбовской губернии.

Тезис о том, что традиционные рукопашные состязания существовали на уровне обучающей деятельности, а прикладной бой - на уровне трудовой, после анализа конкретно-исторической модели техники, не подлежит сомнению. В свою очередь, это является логическим основанием для того, чтобы говорить о состязаниях как системе военно-прикладной и специальной физической подготовки населения.

4. Генезис и эволюция рукопашных состязаний русских

Выше мы описали виды традиционных рукопашных состязаний, распространенные на территории России, а также выявили особенности, характерные для Тамбовской губернии в XIX - начале XX в. Очевидно, что это явление сопровождало человека с глубокой древности, пропитывая своеобразным духом социальные отношения внутри общины. Поэтому нам видится необходимым предпринять ретроспективный анализ для выяснения эволюции состязаний, а также сравнить эти игры русских с аналогичными формами, распространенными у других народов.

В процессе воспроизводства общественным человеком условий своего существования возникли различные формы деятельности. Все многообразие конкретных, специфических форм деятельности вытекает из многообразия потребностей человека и общества и включает в себя элементы практической и теоретической деятельности в их единстве. Г. П. Неминущий среди четырех форм всеобщей исторической деятельности человека справедливо выделяет двигательную деятельность человека.

Исторически рукопашный бой составлял большую часть такого социального феномена, как физическая культура. Физическая культура возникла из потребности человека в целенаправленной двигательной деятельности. Эта потребность в своих первоистоках неразрывно переплетена с основной определяющей потребностью человека - воспроизводством материальных условий своего существования. Потребность порождает деятельность. А поскольку первичной потребностью была потребность в пище, одежде, жилище, то, следовательно, генетические корни двигательной деятельности следует искать в глубинах первичной производственной деятельности человека - в охоте, подчинявшей себе все прочие виды деятельности.

В развитии человека ключевую роль играла охота как форма работы. Охота предъявляла высокие требования к развитию физической силы и ряда двигательных навыков человека - бега, лазания, ударов и т. д. К тому же использование средств труда для целей охоты требовало качественно новых навыков движений. Таким образом, предыстория рукопашного боя, как и физической культуры в целом, уходит корнями в тот период, когда деятельность человека ограничивалась непосредственным обеспечением условий существования. Рукопашный бой стал осознанной формой деятельности человека еще в первобытный период. Н. И. Пономарев справедливо утверждает, что человек стал человеком не только в ходе развития орудий труда, но и в ходе постоянного совершенствования самого человеческого тела, организма человека как главной производительной силы. Человек освободился от безграничного господства биологических законов, и определяющими в его развитии стали общественно-исторические закономерности. В первобытный период человек нередко должен был защищать свою жизнь, и в это время прикладной рукопашный бой занимает достойное место в системе выживания первобытного человека.

От инстинктивных атакующих и оборонительных движений до скоординированных акций человек на протяжении тысячелетий прошел сложный путь к приобретению опыта наиболее эффективного владения телом и оружием в опасных ситуациях. В этот период для человека все большее значение приобретают абстрактное мышление, членораздельная речь и изображение знаков, в результате появляются ритуально-магические действия, которые связываются с рукопашным боем.

Овладение жизненно необходимыми навыками движения происходило, очевидно, путем наблюдения и копирования. Как справедливо замечает К. Лоренц, если один-единственный индивид приобретает какую-то важную для сохранения вида особенность или способность, она тотчас же становится общим достоянием всей популяции; именно это и обусловливает тысячекратное ускорение исторического процесса, который появился в мире вместе с абстрактным мышлением. Только человек обладает способностью передавать по наследству приобретенные качества. На основе эмпирических наблюдений человек обнаружил, что одни действия ведут к успешным результатам, а другие - к неудачам. Человек осознал значение возможности научиться наиболее рациональному владению оружием, атакующим и оборонительным движениям и возможности заимствовать эти способы у других.

Человек осознал связь между удачной охотой и предварительной тренировкой, "опыт привел человека к осознанию явления упражняемости". Передача от поколения к поколению двигательного опыта и направленное воздействие на физическое развитие человека характерны для раннего общества как непременный фактор существования и развития самого общества. В конце концов, возникли условия для того, чтобы процесс обучения и передачи опыта организованно отделился от работы, личный двигательный опыт каждого члена общества стал формироваться на базе общественно-исторического опыта.

В рукопашном бое появляется уровень накопления и передачи знаний, умений и навыков подрастающему поколению с целью подготовки его к соответствующей трудовой деятельности. Следовательно, рукопашный бой как специфическая двигательная деятельность человека начинает функционировать на двух качественных уровнях - учебном и трудовом. На учебном уровне происходит выделение и отчуждение рукопашных состязаний, на трудовом - функционирует прикладной рукопашный бой.

Как нам кажется, именно с выделением учебной деятельности как объективной формы познания рукопашного боя можно с полной уверенностью говорить о появлении рукопашных состязаний, которым отводится роль подготовки к трудовой деятельности (реальному применению навыков). Прикладной рукопашный бой приобрел еще большее значение в результате начала первобытных войн. "В то же время (не ранее 12 тыс. лет до н. э.) на пещерных рисунках, ранее изображавших только сцены охоты, стали появляться изображения борющихся между собой людей". Рукопашный бой занял прочное место в системе военной подготовки молодежи. Формировались организованные формы воспитания и начальные формы воспитательной деятельности. Система инициаций, которая, видимо, существовала еще в мустьерское время, стала пополняться формами подготовки к вступлению в зрелый возраст, которые были связаны с воинским умением (возможно, что именно здесь лежат зачатки возрастного деления мужчин, которые мы наблюдаем в традиционных рукопашных состязаниях). Естественно, что в условиях подготовки к реальному рукопашному бою возрастает значение рукопашных состязаний как формы подготовки и выработки устойчивого навыка.

Таким образом, уже в глубоком прошлом рукопашные состязания служили традиционным средством воспитания, социализации, физической подготовки, контроля ее уровня. Приемы рукопашного боя накапливались, совершенствовались и вместе с трудовыми навыками передавались из поколения в поколение, постепенно складываясь в систему.

Рукопашным состязаниям с древности, помимо практического назначения, придавался магический смысл, который нес в себе самозащитную функцию, а также функцию общественного регулятора, то есть в более широком смысле символизировал собой познание отдельных явлений природы, компенсировал зависимость человека от природы. К тому же необходимо отметить, что традиционные рукопашные состязания становятся ограничителем внутривидовой агрессии, накопление которой неизбежно в замкнутом коллективе людей.

С IV - III тыс. до н. э. главными источниками существования стали земледелие и животноводство. Утверждается господствующие положение мужчины в доме. Семья преобразовывается в большую патриархальную семью. Совершается переход к моногамии. Совокупность патриархальных семей образует патриархальный род, или родовую общину, а совокупность родов составляет племя, владеющее общеплеменной землей. Рукопашные состязания стали связываться с аграрной магией. Идея пролития крови и ударов с целью обеспечить плодородие, деторождаемость, жизнеспособность. Центр тяжести церемоний посвящения, приспосабливаемых к новым условиям испытаний, стал все более сосредоточиваться на формах движений, характерных для боевой подготовки. С развитием межплеменных отношений усиливаются взаимные культурные влияния, обогащается и опыт физического воспитания. Многие племенные игры и физические упражнения становятся уже достоянием ряда племен. В этот период громадную роль в развитии и укреплении дружеских отношений между племенами играли физические упражнения. Появляются боевые игры, не известные в условиях материнского рода. Рождаются понятия боевой доблести и славы.

Популярным становится проведение предшествовавших сражениям поединков, призванных служить "пробой сил" или "предсказанием". Они организовывались таким образом, чтобы символизировать собой непобедимость ведущих борьбу и олицетворять силу сообщества героев. Точно такую же цель - "примериться" и "запугать" - преследовал и бросаемый противнику перед битвой вызов, упоминание о котором имеется в мифологии почти всех народов.

Рукопашные состязания становятся элементом обычного права.

Изменения в области производительных сил и социальном устройстве вызвали в конечном счете и ряд новых явлений в традиционных рукопашных состязаниях и физической культуре в целом. Старые игры, сохраняя зачастую прежнюю охотничью терминологию, по характеру движений уже не имели прямого отношения к прежним приемам и способам охотничьей тренировки. Так, например, кулачный бой, борьба, поднимание тяжестей и т. д., входившие раньше, как правило, в комплекс охотничьей игры, постепенно превратились в самостоятельные виды мужских индивидуальных состязаний. Охотничьи игры потеряли старую сюжетную канву, отражавшую традиции охотничьего быта. В то же время возникли новые состязательные игры, которые стали отражать труд и быт земледельцев и скотоводов.

В эпоху разложения родового общества складывается общество военно-мобилизационного типа, в этих условиях все более важное значение имела военная подготовка. На ранней ступени развития военной демократии народные ополчения (пешая рать) были основной решающей силой в битвах с врагом. В этот период появились особые дружины во главе с военным вождем, который чаще всего являлся вождем племени. Это вызвало и особую форму организации рядовых членов племени. Наряду с дружиной существовало народное ополчение. Война как социальное явление способствовала возникновению новых форм и методов тренировки воина, развитию новых боевых игр и физических упражнений, способствовала развитию и ускоренному становлению прикладного рукопашного боя. В этот момент одной из основных социальных функций рукопашных состязаний становится военно-прикладная функция. Дальнейшая дифференциация рукопашных состязаний главным образом отражала стремление выработать разностороннюю функциональную подготовку членов племени.

Впоследствии рукопашные состязания становятся неотъемлемым атрибутом традиционного общества, выполняя множество социальных функций внутри коллектива.

Для выявления генезиса и эволюции традиционных рукопашных состязаний необходимо проследить общие тенденции в их развитии и выделить особенности.

Исторические и этнографические данные говорят о том, что разделение рукопашных состязаний на борьбу и кулачный бой произошло сравнительно рано, по крайней мере до эпохи разложения родового строя, возможно, что они изначально существовали как самостоятельные виды состязаний. Нам видится, что разделение рукопашных состязаний на борьбу и кулачный бой произошло еще в биологическом прошлом человека. В свою очередь, они могли существовать и, скорее всего, существовали в форме "один на один" уже в эпоху гоминид (человекообразные обезьяны - предки человека). Видимо, это была форма брачного поединка в виде борьбы или кулачного боя, что косвенно подтверждается этнографическими данными.

Борьба и кулачный бой известны в составе свадебного обряда многих народов, как в форме состязания представителей жениха против представителей невесты, так и в форме предварительного знакомства, где молодой человек доказывал свое право на создание семьи. Видимо, форма предварительного знакомства более древняя и, скорее всего она могла существовать лишь в виде боя "один на один". Косвенное подтверждение версии раннего разделения борьбы и кулачного боя мы находим в Греции, где "панкратион" (нерасчлененная форма состязаний) появляется позже борьбы и кулачного боя. К тому же, до появления панкратиона в Греции, упоминаний подобного вида состязаний у других народов не встречается. Б. В. Горбунов говорит о том, что первоначально состязания имели нерасчлененный характер и напоминали коллективное состязание "сцеплялку-свалку". Затем состязания разделились на две ветви - кулачный бой и борьбу - и стали проводиться в форме "один на один". Подобная точка зрения представляется несколько упрощенной. Причины разделения состязаний на борьбу и кулачный бой требуют более глубокого осмысления.

Появление коллективных рукопашных состязаний можно связать лишь с появлением войны как социального явления, когда требовалась слаженность действий участников. Необходимо отметить, что данных о коллективных состязаниях для раннего периода нет. У подавляющего большинства европейских и азиатских народов мы не находим материалов об устойчивом функционировании традиции проведения коллективных рукопашных состязаний.

К моменту выхода славян на историческую арену у них сложились различные виды состязаний в борьбе, кулачном и палочном бое в форме "один на один". Формы коллективных рукопашных состязаний появляются с развитием военного дела.

Упоминания о традиционных состязаниях в кулачном бое русских появляются сравнительно рано. Так, С. М. Соловьев не без основания полагал, что один из фрагментов "Повести временных лет", - "видим бо игрища утолчена и людей множество на них, яко упихати начнут друг друга, позоры деюще от беса замышленного дела" (1068 г.), сообщает о состязаниях в борьбе или кулачном бою. Наиболее древнее изображение кулачных бойцов находится на фреске Киевского Софийского собора XI в. Первое упоминание, которое описывает кулачный бой, мы обнаруживаем под 1274 г. в Лаврентьевской летописи. Так, на духовном сборе во Владимире митрополит Кирилл говорил: "Узнал я, что еще держатися бесовского обычая треклятых эллин: в божественные праздники со свистом, кличем и воплем бьются...". Но в литературе можно встретить другое мнение о первом упоминании кулачных состязаний. В работе А. В. Грачева и М. С. Когана "История физической культуры в СССР с древнейших времен до конца XVIII в.", вслед за А. И. Терещенко, приводятся следующие данные: "Кулачная потеха на Руси известна со времен ее самобытности. Летописцы наши говорят о ней еще в начале XIII века с какою-то восторженностью. Великий Князь Киевский, Мстислав и князь псковский Владимир, обозря перед битвою своих союзников - новгородцев и смолян, представляют им волю: сразиться на конях или пешими. Новгородцы отвечали: "Мы не хотим на конех, но сразимся, по примеру наших предков, пешими и на кулаках". Но эта фраза неправильно истолкована. Вот так она выглядит в Лаврентьевской летописи: "Новгородцы же рекоша мы не хошем измрети на конях но яко отцы наши билися на Колагше пеши". Колагша, Колокша, Кулачьца - названия реки. Видимо, название реки Кулачьца и ввело в заблуждение авторов.

Индивидуальный кулачный бой в форме "один на один" - явление более древнее, чем коллективные состязания. Кулачный бой русских "один на один" похож на английский кулачный бой, а позднее на бокс. Терещенко пишет: "В Англии обратилась наша молодецкая забава в искусственный бокс. Там бьются сам друг и по правилам. Рассказывают, что некоторые из наших вельмож, гордясь своими бойцами, сводили их в Москве с боксерами". О том, что борьба, кулачный бой являлись широко распространенными забавами городского населения в Европе, свидетельствует ряд литературных памятников и произведений изобразительного искусства. Два борца изображены, например, в кафедральном соборе XIII в. в Лозанне. Описывая празднества по случаю коронации короля Вацлава II в Праге в 1298 г., аббат Збрславский упоминает о том, что простой люд занимался "кулачным боем или состязаниями в беге с обнаженным телом". Не меньшей популярностью состязания пользовались и у русских.

Кулачный бой отмечен преимущественно в Европе, на Кавказе и незначительно в Средней Азии.

Встречается целый ряд свидетельств о распространении кулачного боя "один на один" у различных народов в древности. Причем в этих источниках совершенно не встречаются упоминания о коллективных состязаниях, что свидетельствует в пользу их более позднего происхождения. Известен вавилонский барельеф II тыс. до н. э., изображающий кулачный бой. Этот вид состязаний известен в Египте. На храмовых празднествах Рамзеса II (1290 - 1223 гг. до н. э.), наряду с соревнованиями по борьбе и фехтованию на палках с представителями Нубии, Ливии и др., стали проводиться кулачные бои. На ритоне из дворца в Агиа-Триаде (минойская культура) изображены поражающие своей пластикой и динамикой сцены кулачного боя. В Греции мы встречаем состязания в кулачном бое. Вот как их описывает Гомер:

Так опоясавшись оба, выходят бойцы на середину.

Разом один на другого могучие руки заносят,

Сшиблись; смешались быстро подвижников тяжкие руки.

Стук кулаков раздается по челюстям; пот по их телу

Льется ручьями...

Кулачный бой, наряду с борьбой, вошел в программу первых олимпийских игр с 776 г. до н.э.

Таким образом, мы показали значительное распространение кулачного боя "один на один". Можно с уверенностью говорить, что этот вид был распространен повсеместно у различных народов Евразии.

Следующим видом индивидуального кулачного боя было состязание "удар на удар", одно из первых упоминаний содержится в литературном произведении М. Ю. Лермонтова "Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова". Скорее всего, великий поэт был свидетелем этих состязаний в с. Тарханы Пензенской губернии. По словам П. А. Фролова, исследователя творчества Лермонтова, в конце XIX в. этот вид состязаний бытовал в Тарханах и соседних селах губернии. Существование идеи испытания храбро переносить удары не является чем-то особенным. Так, в старом Уэльсе одним из любимых народных развлечений был "пурринг". Два человека в тяжелых башмаках становились друг против друга и клали руки один другому на плечи. Потом по сигналу они начинали бить друг друга ногами в обуви по голеням. При этом нельзя было производить никаких защитных действий. Однако исследователи указывают, что это испытание в виде кулачных состязаний из всех европейских народов известно только русским. Прослеживается связь кулачного боя "удар на удар" с состязаниями, известными в Средней Азии. Отсутствие этого вида у восточнославянских народов, а также сравнительно малое упоминание в источниках говорят о том, что это заимствование и, скорее всего, оно произошло не ранее XVI - XVII в. в ходе колонизации финно-угорских племен русскими. В этой связи интересно вспомнить упоминавшиеся ранее данные о распространении этого типа состязаний в Тамбовской губернии начала XX в.

По статистическим данным социологического опроса, в границах современной Тамбовской области кулачный бой "удар на удар" был распространен в 33 % населенных пунктов. Как отмечалось в работах Ю. А. Мизиса, исследователя колонизационных процессов на южных рубежах России, в начале XVII в. 60 % населения Верхоценской волости (часть центральных и северных районов современной Тамбовской области) составляла мордва. Отметим, что и лермонтовские Тарханы расположены в зоне проживания финно-угорских племен. Интересное свидетельство оставил упоминаемый ранее К. С. Петров-Водкин в первой части своей автобиографической трилогии "Хлыновск". Им описывается масленичный кулачный бой на Волге. В ходе состязания в одиночном бою выясняли отношения два силача: мордвин и русский. Сочетание стеношного боя и состязания "удар на удар" нехарактерно, но вполне могло существовать в зоне проживания русского и мордовского населения. Таким образом сочетались русские и мордовские традиции кулачного боя. И в завершение анализа исторического прошлого этого вида кулачного боя необходимо отметить, что большинство исторических источников, описывающих этот тип состязаний, происходит из зоны, где в прошлом проживали финно-угорские племена.

Появление коллективных состязаний в кулачном бое связано с развитием военного дела. Эти состязания первоначально существовали как формы, имитирующие реальное сражение. В таком коллективном состязании скорее всего применялись элементы борьбы, кулачного боя и фехтования, то есть прикладной рукопашный бой. Затем возникли формы коллективных состязаний без оружия. Они были менее травматичны и стали пользоваться все большей любовью народа. Как мы уже упоминали, коллективные рукопашные состязания в России были известны в двух формах: стеношном бое и сцеплялке-свалке. Они отличаются тем, что в стенке есть построения участников в ряды, а в сцеплялке подобные построения отсутствуют. Это не дает оснований заключать, что последняя форма коллективных состязаний более древняя и является памятью тех времен, когда люди сражались, не зная военных построений. Данная точка зрения не лишена логики, однако представляется сомнительной. Тем более, что в качестве подтверждения приводятся слова Маврикия о воинах-славянах VI - VII в., которые "строя не знают". Как справедливо указывает Е. А. Разин, это не означает, что у славян не было боевого порядка. Тот же Маврикий рекомендовал выстраивать против них не очень глубокий строй и атаковать не только с фронта, но во фланги и с тыла.

Отсюда мы можем заключить, что для боя славяне располагались в определенном порядке. "Иногда они, - пишет Маврикий, - занимают очень крепкую позицию и охраняют свой тыл, не дают возможности вступить в рукопашный бой, равно и окружить себя или ударить с фланга, или зайти к ним в тыл". Если славяне отражали все атаки, то, по мнению Маврикия, оставалось одно средство - преднамеренно отступить, чтобы вызвать неорганизованное преследование, которое расстроит боевой порядок славян и позволит одержать победу внезапным ударом из засады. Советы Маврикия в отношении направлений атаки и приемов дезорганизации построения славянского войска говорят о том, что у древних славян был определенный боевой порядок, что сражались они не толпой, а построившись по родам и племенам. Поэтому говорить о том, что славяне не знали боевых построений, будет несколько некорректно. Скорее мы сталкиваемся с тем, что эти построения были непривычны для византийцев, так сказать, не отражали канонов классических построений. Построения воинов, видимо, известны со времен облавно-загонной охоты.

К тому же известно, что стеношные построения во время традиционных состязаний нередко разрушались и эту фазу боя называли "сцеплялкой". Так, правильней было бы предположить, что сцеплялка-свалка - это просто проигрывание одного из этапов боя. В этом виде нет задачи, характерной для стеношного боя, - вытеснения противоположной партии за потылье. Вероятно, поэтому отсутствуют и линейные построения, ориентирующие направление атаки.

О том, что коллективные рукопашные состязания - отголосок военных игр с прикладной техникой боя, говорит применение ударов ногами. Об использовании ног в этом виде пишет С. Герберштейн в начале XVI в.: "Бойцы... бьют друг друга кулаками и ногами без разбору в лицо, шею, грудь, живот или стараются друг друга повалить...". На это же указывает Ф. В. Берхгольц в начале XVII в.: "...Бойцы, когда бьют разом и руками и ногами, готовы, кажется, съесть один другого...". В более поздних источниках удары ногами рассматриваются как нарушение правил. Очевидно, что постепенно удары ногами и элементы борьбы были запрещены правилами коллективных рукопашных состязаний.

В Европе существовали военные игры, которые подтверждают версию о том, что "стеношный бой" сформировался как игра, имитирующая реальное сражение и служившая подготовкой к нему. Массовое сражение дало начало военной игре, названной "бухурт". Несколько различаясь, она существовала во Франции, Испании и Германии. Как и в настоящем сражении, в бухурте друг против друга выступали две шеренги воинов. Они шли плотно сомкнутыми рядами - щит к щиту, нога к ноге. В такой атаке противники стремились к наиболее резкому столкновению, при котором более сильная шеренга разрывала более слабую или вынуждала ее отступить.

Неизвестный летописец описывает боевые игры европейских горожан первой половины XIV в.: "Жители города разделены на два лагеря, каждый из которых состоит из нескольких отрядов. Они сражаются деревянным оружием либо все сразу, либо по парам. На головах участников деревянные шлемы с мягкой прокладкой изнутри, лицо защищено проволочной сеткой". Первые сведения о проведении военных игр в Пизе и Венеции относятся к XII в. Каждая из сражающихся сторон насчитывала 60 - 70 мужчин. Целью игры было сбросить как можно больше противников с моста в реку. С XV в. борьба групп была заменена поединком двух участников. При этом было запрещено применять оружие и схватка велась на кулаках.

Сравнение коллективных состязаний русских с состязаниями других европейских народов позволяет сделать однозначный вывод, что первоначально существовали военные игры с оружием и лишь потом появились игры без оружия. Приведенные выше данные позволяют говорить о том, что коллективные рукопашные состязания существовали как форма подготовки к реальным сражениям, причем эти состязания отличались условиями проведения, но в целом их сущность остается одинаковой.

Большой популярностью в России с древности пользовались состязания в борьбе. Наиболее древнее изображение борцов встречается на рельефах Дмитровского собора во Владимире XII в.. Как мы убедились выше, в России складываются и формируются две основные идеи борцовского поединка: с предварительным формированием захвата и без формирования предварительного захвата. Наиболее древним видом, по справедливому замечанию Б. В. Горбунова, является борьба без формирования предварительного захвата - "не в схватку", поэтому ее описания чаще других встречаются в боевых эпизодах русских былин. Как уже было показано выше, этот вид существовал в России в нескольких разновидностях. Подобные виды борьбы с незначительной разницей в правилах встречаются практически у всех соседних европейских и азиатских народов.

В целом борьба без предварительного формирования захвата у различных народов проводится в положении стоя и лежа или только стоя, захваты производятся за любую часть тела, только за ноги или только выше пояса. Действия ногами при выполнении атакующих действий разрешены или запрещены; возможно, что это условие оговаривается непосредственно перед поединком. Цель поединка - сбить противника с ног или бросить на спину (если борьба проводится в положении стоя), прижать противника спиной к земле или принудить сдаться (если борьба проводится в положении стоя и лежа). Широкая география говорит о значительном распространении этого вида борьбы в Евразии.

У народов Евразии существовали следующие виды борьбы без формирования предварительного захвата, аналогичные различным региональным разновидностям борьбы русских:

1) борьба в положении стоя и на земле с захватами за любую часть тела и действиями ногами при выполнении приемов существовала у азербайджанцев "гюлеш", у англичан "ольд фри реслинг", у белорусов "до креста", у древних греков и египтян, у иранцев "кошти", у литовцев, у пакистанцев "кушти", у сербов "рванье", у таджиков "гуштини", у турок "гюреш", у болгар "суха борба";

2) борьба в положении стоя и на земле с захватами выше пояса и запрещением действий ногами при выполнении приемов существовала у англичан "корнуэльская борьба", у украинцев "на руки", у французов;

3) борьба в положении стоя и на земле с захватами выше пояса без действий ногами при выполнении приемов существовала у англичан "девонширская борьба";

4) борьба в положении только стоя с захватами за любую часть тела с действиями ногами при выполнении приемов существовала у англичан "кэтч гольд", у алтайцев "куреш", у армян "ширакский кох", у монголов "барильда", у туркменов "хивинская борьба", у тувинцев "хуреш", у хакасов "курес", у якутов "хапсагай", у японцев "сумо";

5) борьба в положении только стоя с захватами выше пояса с действиями ногами при выполнении приемов существовала у армян "лорийский кох", у грузин "чидаоба", у казахов "казахша курес", у туркменов "гореш";

6) борьба в положении только стоя с захватами выше пояса без действий ногами при выполнении приемов существовала у грузин "чидаоба мош да мош", у древних греков, у молдаван "трынте-дряптэ", у швейцарцев "сюис либр", у чукчей и коряков;

7) борьба в положении только стоя с захватами за пояс и ноги с действиями ногами при выполнении приемов существовала у узбеков "кураш по ферганским правилам".

Борьба без формирования предварительного захвата была известна еще в Древнем Египте. Наиболее ранний памятник, связанный с борьбой, - изображение серии движений, извлеченное из гробницы Фиоххотена (середина III тысячелетия до н. э.) в Саккаре. Изображения этого вида борьбы сохранились на фрагментах фресок в Кносском дворце минойской культуры. Этот вид борьбы с древнейших времен служил одним из средств воспитания молодежи народов Средней Азии. В известном произведении Саади "Гулистан" встречается такая фраза: "Некто приобрел мастерство в искусстве борьбы и умел делать 360 славных уловок..." Об азербайджанской борьбе "гюлеш" рассказывается в национальном эпосе "Кер-Оглы", в поэмах азербайджанского поэта и мыслителя XII - XIII веков Низами Гянджеви "Хосров и Ширин", "Семь красавиц". Уже в XI - XII веках в Азербайджане существовали специальные заведения для тренировки борцов, которые назывались зорхана (дом силы). Изображения с армянской борьбой "кох" сохранились на горельефах X века в храме на острове Ахташар (озеро Ван). Пункты судебника Мхитари Гоша XII в. регламентировали проведение соревнований. Таким образом, мы видим, что борьба без формирования предварительного захвата имеет практически повсеместное распространение в Евразии, что является аргументом ее древнего происхождения. Очевидно, что это древнейший вид состязаний в борьбе. Поэтому распространение этого типа борьбы в России вполне логично.

Широкое распространение в России имели состязания в борьбе с формированием предварительного захвата "в обхват". Исследователи справедливо видят эту форму состязания в летописном описании поединка Кожемяки с печенеженом (992): "...и яста ся, и почаста ся крепко держати, и удави печенезина в руку до смерти. И удари им о землю". В былинах русские богатыри часто меряются силой в этом виде борьбы: "Схватилися во схваточку боротися". У русских существовали две известные разновидности этой борьбы: с применением ног и без их применения при выполнении приемов.

В. Г. Даркевич говорит о том, что борьба "в обхват" была широко известна в средневековой Европе. Данные С. Х. Мафедзева и Ф. А. Агапова свидетельствуют о распространении этого вида борьбы на Кавказе. Существовали следующие разновидности этой борьбы:

1) борьба, где были разрешены атакующие действия ногами, была распространена у древних греков, у осетин и адыгов "бане в обхват", у финнов "сулипайнин", у немцев;

2) борьба, где были запрещены атакующие действия ногами, была распространена у англичан - "кумберлендская и вестморлендская борьба.

У некоторых народов отмечено существование обеих разновидностей борьбы "в обхват": у белорусов "на крыжа", у литовцев "ристине в обхват". Древнейшее описание этого вида находим в "Илиаде":

Чресла свои опоясав, борцы на середину выходят;

Крепко руками они под бока подхватили друг друга,

Словно стропила, которые в кровле высокого дома

Умный строитель смыкает, в отпору насильственных ветров

Сильно хребты захрустели, могучестью стиснутых рук их...

Так произнес и поднял; Одиссей не забыв ухищренья:

Вдруг в подколенок ударил пятой и подшиб ему ноги,

Навзничь его опрокинул...

Очевиден факт заимствования русскими некоторых видов состязаний в борьбе. На тюркское происхождение этого вида указывают данные, приведенные В. И. Далем в "Толковом словаре живого великорусского языка". Б. В. Горбунов говорит о заимствовании славянами борьбы "на поясах" у тюркских народов в ходе постоянных контактов. Это заимствование можно считать сравнительно поздним, самое раннее упоминание борьбы на поясах у русских содержится в записках орловского помещика Н. И. Толубеева (конец XVIII - начало XIX в., но не позднее 1809 г.). По этой причине, как справедливо указывают исследователи, этот вид состязаний отсутствует в былинах. В пользу тюркского происхождения этого вида говорит и название "куриш", распространенное на Украине. Подобные способы меряться силой есть у многих тюркских народов: у казахов (курес), у киргизов (куреш), у узбеков (кураш), у якутов (курдацай-тустуу), у татар (курэш) и т. д..

Известный цирковой борец Н. С. Разин в своих воспоминаниях рассказывает о борьбе "на поясах", указывая на широкое распространение этого вида состязаний в России начала XX в., причем как в зоне контактов с тюркским населением, так и на Украине и в Центральной России. Он отмечает, что борцы в этом виде достигали большого мастерства и им не могли противостоять даже профессионалы цирковой арены. Автор называет эту народную забаву национальным видом спорта России, описывает состязания, которые привлекали внимание огромного числа зрителей.

У различных народов Евразии существовало несколько видов борьбы с формированием предварительного захвата за пояс:

1) борьба с захватом пояса обеими руками, где разрешены действия ногами, распространена у адыгов и осетин "бане за пояс", у киргизов "куреш", у якутов "курдацай тустуу", у молдаван "трынте-купедике, у белорусов "на поясах";

2) борьба с захватом пояса обеими руками, где запрещены атакующие действия ногами, была распространена у калмыков, у таджиков "кураш", у татар "кураш", у украинцев "поясна боротьба";

(У некоторых народов отмечены два вида борьбы "на поясах", где запрещались или разрешались атакующие действия ногами. Подобные виды существовали, например, у литовцев "ристине за пояс");

3) борьба, где захват пояса осуществлялся одной рукой, а другой рукой - захват за любую часть тела, с атакующими действиями ногами, была распространена у карачаевцев и балкарцев "тутуш", у узбеков "кураш по ферганским правилам";

4) борьба, где захват формировался правой рукой за пояс, а левой - за правый набедренный ремень, атакующие действия ногами запрещены, существовала у исландцев "глима";

5) борьба, где захват формировался правой рукой за пояс, а левой - за валик подвернутых до бедер штанов или подвернутых до локтей рукавов, существовала у швейцарцев "швинген". Подобный вид зафиксирован в Центральной России на территории Тамбовской губернии. В этой борьбе захват формировался одной рукой за пояс, а другой за одежду у плеча.

Борьба "на поясах" в основном распространена у тюркских народов. Распространение этого вида борьбы у белорусов, украинцев, молдаван, литовцев связано с тюркским влиянием. Однако из приведенных данных мы видим, что подобный вид формировался и в Европе: исландская "глима" и швейцарская "швинген", генетическая связь которых с тюркской борьбой сомнительна.

Древнейшее изображение борьбы "на поясах" обнаружено на территории Древней Месопотамии. Это небольшая бронзовая скульптура двух борцов, которая увековечила состязание в борьбе на поясах (начало III тысячелетия до н. э.). Сведения об исландской "глиме" дошли в "Йонсбоке", исландском Своде законов, принятом в 1281 г., куда включен параграф со строгими предписаниями, как следует заниматься борьбой.

Следующий вид борьбы с формированием предварительного захвата - "за вороток" - зафиксирован только у русских. Существуют описания этого вида борьбы в былинах, что свидетельствует о его древности. Этот вид борьбы встречается в былинах киевского цикла.

Ай же вы, богатыри святорусские!

Кто из вас горазд бороться об одной ручке?

По приведенным выше данным, у русских существовало несколько типов традиционных состязаний в борьбе и  кулачном бое. Как справедливо отмечали исследователи, это свойственно и другим народам. Так, у адыгов было два вида борьбы и вид, напоминающий греческий панкратион, у армян было несколько видов и разновидностей борьбы; у грузин - два вида, несколько разновидностей борьбы и кулачный бой; у осетин - два вида борьбы и кулачный бой; у англичан - пять видов борьбы и кулачный бой; у шведов - три, у болгар, литовцев, молдаван, узбеков - по два вида борьбы и т. д..

Сравнительные данные о традиционных рукопашных состязаниях различных народов сведены нами таблицу (см. приложении 16). Существование в России нескольких видов борьбы и кулачного боя – явление, характерное для многих народов. Из таблицы видно, что у русских зафиксировано наибольшее разнообразие видового состава состязаний. Это можно объяснить, во-первых, тем, что русские расселились на значительной территории. В результате формировалась физическая культура отдельных регионов, иногда с влиянием аборигенных традиций. Во-вторых, данный факт объясняется наличием значительного числа источников, позволяющих выявить видовой состав мужских игр.

Таким образом, в России существовали виды борьбы и кулачного боя, аналогичные европейским и азиатским. Отсюда можно сделать вывод: либо рукопашные состязания разделилась на основные виды до выделения славян из индоевропейской общности, либо это процесс взаимных культурных обменов, или сходные виды состязаний возникли автономно у разных народов. Вероятнее всего, истина находится где-то на стыке этих трех тезисов. Как мы убедились на примерах из приведенных выше источников, основные виды состязаний в борьбе могли сложиться в рамках индоевропейской общности, например: борьба "в обхват" и кулачный бой "один на один". Развитие контактов и взаимообменов могло стать причиной заимствования некоторых конкретных видов состязаний. С другой стороны, некоторая изоляция народов (особенно славянских) приводила к возникновению одинаковых форм состязаний (это видно на примере коллективных боевых игр, независимое происхождение которых очевидно), а также к их консервации. Нами сделаны выводы о заимствовании русскими состязания "удар на удар" у финно-угорских народов. Нашла подтверждение высказанная исследователями точка зрения о заимствовании борьбы "на поясах" у тюркских народов.

5. Традиционные рукопашные состязания как система

военно-прикладной и специальной физической подготовки населения

С древности традиционные рукопашные состязания  являлись элементом военно-прикладной подготовки славянских, а затем и русских воинов. Нужно сказать, что эта подготовка носила всеобщий характер, через ее жернова проходило все мужское население. Н. М. Карамзин, описывая древнерусское войско, справедливо писал: "Народные игры и потехи доныне однообразны в землях славянских: борьба, кулачный бой, беганье взапуски, остались памятником их древних забав, представляющих нам образ войны и силы". Византийский историк VI в. Прокопий Кессарийский говорит о том, что в войске Велизария "были люди славянского племени", которые пленили неприятелей, выходя для этого в одиночный поиск. Очевидно, что уже тогда применялись специфические приемы прикладного боя в сочетании с элементами рукопашных состязаний. Как уже отмечали исследователи, в былинах, заговорах, летописных свидетельствах отражается использование кулачного боя и борьбы наряду с применением в сражениях холодного оружия.

Основу средневекового русского войска составляла пехота. Ее значительной частью являлось ополчение. Народные массы с древности проходили обучение основам строя и ведения боя в народной игре "стенка на стенку", имеющей прямые параллели с воинским искусством. Эта игра была ничем иным, как имитацией сражения, где все приучались к коллективному взаимодействию ради достижения общей стратегической идеи, замысла. Как мы уже показали выше, аналогичные игры в качестве военной подготовки существовали в средневековых европейских государствах и носили массовый народный характер. Однако уникальность подобных игр русских заключается в том, что они сохранились практически до нашего времени, причем прошли длительный период адаптации правил и условий проведения этих народных состязаний.

Свидетельства о построениях, боевом порядке  древнерусской рати встречаются в работах византийского историка Льва Диакона. Он говорит, что рать руссов представляла собой "стену", т. е. сплошное построение пехотинцев-копейщиков, прикрытых большими щитами. Это было линейное построение, о количестве шеренг которого мы сведений не имеем. "Стенка" была устойчива в бою, что косвенно свидетельствует о значительном количестве шеренг. Боевой порядок пехоты начинал расчленяться по фронту и в глубину. Это повышало его маневренные возможности и позволяло управлять боем. Такое расчленение по фронту на "чело" и два крыла произошло, по-видимому, в начале XI в. Засадный полк выполнял функцию общего резерва. В целом боевое построение сохранилось в этом виде до Петровской эпохи. Это сплошное глубокое построение являлось одним из источников стойкости русской пехоты и основным преимуществом ее перед противником. Воины, сомкнув свои щиты и выставив копья, создавали как бы подвижную "стену", отличавшуюся большой силой удара в атаке и стойкостью в обороне. Сплошной, глубокий строй в несколько тысяч человек требовал предварительного обучения, и, без сомнения, воины рати руссов проходили обучение перед походом. Видно, что уже тогда такое обучение ополченцы проходили в состязании "стенка на стенку", где учились главному - боевому взаимодействию всех участников, маневрам и тактическим приемам.

Стеношные построения имеют прямые аналогии с построениями древнерусской рати. Это было отражено в работах Н. П. Новоселова и Б. В. Горбунова. В "стенке" различали центр - "середка", "серединка", "грудь", "чело", "лицо", "перед", "передовые"; фланги - "бока", "крылья", "стороны", "плечи", "боковые стены"; тыл - "зад". Часто выделялся резерв - "запасные", "засады", который вступал в бой для нанесения решительного удара или поддерживал отступающую "стенку", в критический момент на грани поражения. Нередко применялось преследование отступившей и уже убегающей "стенки". В этом случае "бойцы выходят на простор, гонят проигравших, наперед забегают другие, стараются задержать в одиночку и группами…".

Интересным фактом является свидетельство Г. И. Фомина. Он сообщает о том, что в с. Давыдовка Воронежского уезда в кулачном бою "стенки" "выступали друг против друга со знаменами". В древнерусском войске каждый полк имел свой стяг (знамя). Для управления полком применялись ратные трубы, литавры и знамена. Об использовании музыкальных инструментов в стеношных боях пишет Костомаров: "Для возбуждения охоты нередко тут же били в накры и бубны".

На Тамбовщине зафиксировано явление, прямо указывающее на связь стеношного боя с древнерусским воинским искусством. Так, перед боем в с. Атманов Угол противоположные партии обстреливали друг друга из рогаток иловыми шариками, которые готовились заранее. Как известно, впереди рати выдвигались лучники для обстрела вражеского войска.

В стеношном бое использовались тактические приемы, имеющие прямые параллели в традиционной тактике пехоты: кроме отмеченного Н. П. Новоселовым удара "клином", применяли наступление  на одном или обоих флангах, их сочетания. Аналогии в построении "стенки" и древнерусской рати являются аргументом в пользу происхождения состязаний в стеношном бое от военной игры, имитирующей боевые действия. В приложении 17 приведены сравнительные данные о построении русских войск и построении "стенок" в различные исторические периоды.

В известных нам формах состязаний "стенка на стенку" применяются только удары руками. В древности, вероятнее всего, применялись и элементы борьбы, а также удары ногами. Запрещение ударов ногами в коллективных состязаниях, видимо, произошло в течение XVII-XVIII в. С. Герберштейн в XVI в. писал: "Бойцы... бьют друг друга кулаками и ногами без разбору в лицо, шею, грудь, живот...". Позднее об этом пишет Ф. В. Берхгольц в начале XVII в.: "...Бойцы, когда бьют разом и руками и ногами, готовы кажется съесть один другого...". Возможно, что раньше аналогично европейским коллективным состязаниям, в этих играх применялось не боевое оружие, а палки. Однако убедительных данных об этом относительно России нет. На связь традиционных состязаний в стеношном бое с воинским искусством прямо указано в воинском уставе 1809 г.: "Бой в штыки есть не что иное, как кулачный бой".

В условиях войн, где главным образом результат сражения решала пехота, боевая игра "стенка на стенку" выполняла ярко выраженную военно-прикладную задачу обучения и контроля уровня подготовки практически для всего населения страны. Причем это обучение проходило практически без отрыва от хозяйственной деятельности. В России была создана уникальная система всеобщей воинской подготовки мужского населения. Попытки законодательно ограничить масштабы проведения состязаний государство предприняло лишь в 1832 г., тогда кулачные бои были официально запрещены. На практике жесткие мужские игры просуществовали до середины XX в. и, по словам наших информаторов, успешно продолжали формировать боевые навыки.

Интерес представляет анализ ситуации, сложившейся на южных рубежах России в тамбовских землях XVII в. Профессор Ю. А. Мизис в работе "Заселение Тамбовского края в XVII - XVIII веках" приводит данные о "милитаризации" крестьян юга России. Хроническая нехватка дееспособного населения, задача укрепления обороны южных границ от татар вынудили правительство пойти на крайние меры и перевести в сословие служилых людей дворцовых крестьян. Так, крестьян Покровской слободы г. Тамбова и деревень Татаново, Вижавино, Святая и сельца Тонбов специальным правительственным указом 1648 г. перевели в казачью службу. Позднее казаками стали крестьяне еще ряда дворцовых сел: Горелое, Черняное и др. Набор в солдатские полки, осуществляемый с 1659 г., привел к возникновению солдатских сел. Таким образом, к середине 70-х годов XVII в. 16 поселений Тамбовского уезда (10 % от общего числа) принадлежало служилым людям "по-прибору", а к концу столетия их численность увеличилась до 25 поселений (24,5 %). Интересно, что население просто переводилось в служилое сословие без какого-либо специального обучения или подготовки. Тем не менее, противостояние татарам доказывает значительную боеспособность этих подразделений. Такую же боеспособность демонстрирует и население юга России, которое свободно селилось на окраинах русских земель без всякой защиты. Боевые стычки местного населения с татарами были обычным явлением. Многие из переселенцев уже обладали военными навыками или могли постоять за себя. Да другие, наверное, и не смогли бы выжить на Тамбовщине в ту эпоху. Каждый приносил в общину свой военный опыт и обогащал его за счет приобщения к уже имевшимся военным традициям. По нашему мнению, военную подготовку население, как военных слобод, так и обычных проходило в боевой игре "стенка на стенку". Это подтверждается и структурой населенных пунктов Тамбовщины, которая носила явно военно-мобилизационный характер.

В своей основе населенные пункты разделены на несколько частей с примерно равным количеством населения. Военные населенные пункты делились на несколько "сотней". В обычных селах использовались другие термины для обозначения внутреннего территориального деления: "конец", "порядок", "окраина". Таким образом, эти единицы формировали партию, которая участвовала в стеношном бою. Ниже приведены названия территориальных партий для некоторых населенных пунктов Тамбовщины. Эти названия выявлены в ходе социологического опроса. Для удобства и наглядности в таблице использовано современное деление Тамбовской области на районы.

Противоборствующие партии в населенных пунктах Тамбовской губернии в первой половине XX в.

п/п

Названия населенных пунктов

Названия противоборствующих партий

Бондарский р-он

1.

Казывань

Вольные, Барские.

2.

Хмелина

Народ, Вольные.

3.

Вердеревщино

Курбятчино, Поповка, Княжовка, Чихачевка.

4.

Митрополье

Кончарные, Кочеван, Лянино, Вазершня.

5.

Кривополянье

Верхний порядок, Нижний порядок.

Гавриловский р-он

6.

Чкалово

Климушкин конец, Грудцынов конец.

7.

Галыш

Молодцов конец, Калужинский конец.

Жердевский р-он

8.

Колос

Западный, Восточный.

9.

Марьино

Ходынка, Дегтярка, Карасевка.

Знаменский р-он

10.

Никольское

Лягущее, Обрячия, Широкая, Языковка, Лука, Юрловка.

11.

Михайловка

Ольшанка, Масловка.

Инжавинский р-он

12.

Паревка

Ольховский порядок, Бобровский порядок.

Мордовский р-он

13.

Березовка

Куксов конец, Осинский конец, Одинцовский конец.

Никифоровский р-он

14.

Красная Криуша

Закобацкая, Садовая.

Пичаевский р-он

15.

Девятка

Центр, посад.

Рассказовский р-он

16.

Рассказово

Чибизовка, Центр, Арженка, Мальщина, Дубняк.

Ржаксинский р-он

17.

Семеновка

Назаркино, Финоешино.

Сампурский р-он

18.

П-кусты

Большак, Хохулька.

19.

Бахарево

Низовка, Болотня, Комбарщина.

Сосновский р-он

20.

Троицкая Вихляйка

Колбасная, Куловка, Заречье, Церковка, Бочевка, Елдовка, Метлевка.

21.

Сосновка

Центр, Пригорка, Карпели.

22.

Отъясы

Заречье, Село.

23.

Атманов Угол

Поволжье, Лягушачье,Крым, Вшивка, Село, Терешата, Соловьята.

Староюрьевский р-он

24.

Чурюково

Большая Дорога, Казанка, Заворонежское.

Тамбовский р-он

25.

Незнановка

Скворцовка, Алиманщиня, Чекмаревка, Кочетовка, Пахотный Угол, Лазеевка.

26.

Беломестная Двойня

Аксенщиня, Мостовщиня, Большой проулок, Глинка, Чебизовка, Костылянка.

27.

Козьмодемьяновка

Длинная, Коновальщиня, Лупиловка, Наюрнова.

28.

Стрельцы

Кореные, Столбошные.

29.

Сурава

Шибряевский, Херсон, Москва, Ланьшины Дворы, Куток, Паршков Пруд.

30.

Татаново

Старое село, Село (Загумн).

31.

Селезни

Касырщиня, Карельщиня, Леонщиня, Барневка, Выгон, Малиновка..

32.

Иноземная Духовка

Текинцы, Однодворские.

Токаревский р-он

33.

Абакумовка

Абакумовка, Кулешовка.

34.

Росляи

Вершина, Корзина, Малданиловка.

Уметский р-он

35.

Умет

Заречье, Село.

Вероятно, сразу после образования населенных пунктов формировались противоборствующие партии. В результате расширения поселений увеличивалось их количество. Например, в с. Селезни Тамбовского района территориальная партия "Выгон" образовалась после столыпинских реформ, а партия "Малиновка" - после срастания села с другим населенным пунктом уже в советское время (см. приложение 18). Новые партии входили в устоявшуюся систему народных соревнований "стенка на стенку". Военно-мобилизационный характер поселений Тамбовщины хорошо демонстрируют схемы сел Атманов Угол и Троицкая Вихляйка Сосновского района (см. приложения 19,20). Нужно отметить, что поселения в военно-организационном отношении, как правило, делились на "сотни". Они могли именоваться по прозванию старшего сотника, аналогично тому, как это происходило у донских казаков.

В момент колонизационного освоения Тамбовщины для создания новых дворцовых сел часто высылалась разведка. Она была ватагой удальцов, объединявшейся для отстаивания своей независимости. Это явление - специфический элемент общественной жизни русских и феномен всемирной истории. Так, в 1648 г. группа крестьян во главе с Саввой Отмановым из шацких сел Агломазово и Березово переселились на р. Челновую и основали здесь село Отманов Угол и лишь позднее за ними двинулась основная масса переселенцев. Вероятно, что название "сотни" или ватаги в честь Саввы Отманова и положило название населенного пункта. Нами отмечено, что нередко жители территориальной противоборствующей партии носят ее название в своей фамилии. Так, в селе Селезни в партии "Карельская сотня" проживает добрая половина жителей с фамилией Карелин. Этот факт зафиксирован для многих населенных пунктов. Таким образом, перед нами - самоорганизующееся общество военно-мобилизационного типа. Поэтому освоение специальной физической культуры, связанной с военным делом, требовало всеобщей подготовки.

Бои "стенка на стенку" между указанными выше партиями представляли собой первый уровень состязаний. Они были как бы тренировочные и менее массовые. Затем эти партии объединялись в рамках населенного пункта. На боях "стенка на стенку" они представляли единую партию - населенный пункт. Следующим этапом могло быть формирование партии из нескольких населенных пунктов, тогда образовывалась одна крупная территориальная партия. При соединении первичных партий бои становились более массовыми. Данные показывают, что в среднем в таких партиях было не менее трехсот человек. Данные о формировании партий в рукопашных состязаниях между населенными пунктами на территории Тамбовской области сведены нами в таблицу (см. приложение 21).

Формирование партий, соперничавших в состязаниях "стенка на стенку", характерно и для других регионов России. Оно проходило по признакам, отражавшим исторически сложившееся деление на устойчивые группы населения, компактно проживающие в рамках ограниченной территории.

Б. В. Горбунов выделил четыре типа деления на противоборствующие партии в рукопашных состязаниях: территориальное, профессиональное, сословное, конфессиональное, этническое. Территориальное деление в обособленных районах: две половины деревни (села), деревня с деревней, село с селом и т. п. Порою несколько деревень объединялись против другой группы деревень. В городах состязались соседние улицы, кварталы, слободы. Если в сельской местности территориальный принцип деления на партии выступал, как правило, в чистом виде, то в городах сюда примешивались и другие мотивы: профессиональные, сословные, этнические.

Порою деление по профессиям просматривается очень четко, например, когда состязались рабочие двух заводов или фабрик. Деление на партии по этническому признаку характерно для неоднородных в этническом отношении районов. Таким образом, стороны делились для состязаний по территориальным, профессиональным, сословным, конфессиональным, этническим признакам, причем большей частью они тесно переплетались, выступая в виде территориально-профессиональных, сословно-профессиональных, территориально-этнических и т. п.. На наш взгляд, основным типологическим фактором деления на противоборствующие партии является территориальный признак. Поэтому корректно выделять территориальное, территориально-профессиональное, территориально-сословное, территориально-конфессиональное и территориально-этническое деление на противоборствующие партии.

Партии на территории Тамбовской губернии конца XIX - начала XX в. помимо территориального признака могли образовываться по территориально-профессиональному признаку. Данные социологического исследования показывают, что в советское время на сенокосах противоборствующими партиями выступали бригады колхозов. Отходники на рудники Донбасса, также участвовали в кулачных боях. В этнографических описаниях с. Вирятино говорится о формировании партий по территориально-этническому принципу. Так, шахтеры одной национальности дрались с шахтерами другой национальности (часто, например, русские выступали против татар). Бои проходили между казармами, в которых проживали бойцы. В этой же работе со ссылкой на архив этнографических материалов Института этнологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая говорится о том, что в состязаниях противоборствующими партиями становились жители соседних губерний (например, тамбовские крестьяне выступали против воронежских).

Деление на противоборствующие партии отражает родовой принцип комплектации вооруженных отрядов в период разложения родовой общины. Подобное деление населенных пунктов отражает древнее деление древнерусского войска на роды и племена. По справедливому определению Т. А. Бернштам, это деление - трансформированный реликт мужских союзов. Приводимые нами выше параллели боя "стенка на стенку" с древнерусским построением рати, а также с военными играми, которые были распространены в Европе, убедительно свидетельствуют об объединении мужчин в противоборствующих партиях на военизированной основе. Об этом же говорит целый ряд исследователей.

Военно-прикладное значение стеношный бой потерял лишь в 70-х годах XIX в., когда в тактических действиях русской армии полностью отказались от линейных построений. До этого современники отмечали позитивную роль этих состязаний в подготовке армии. В одном из своих произведений сенатор В. А. Инсарский сообщает о наблюдениях участников Кавказской войны, которые считали, что тактические приемы пехоты успешно усваиваются именно солдатами, знакомыми с кулачным боем. В середине XIX в. генерал-фельдмаршал М. С. Воронцов доносил, что бои "нужны в общем для поддержания воинственного духа" и "делают" простой народ "столь способным для войны вообще".

На протяжении веков современники явления в России и за ее пределами отмечали значение состязаний в кулачных боях и борьбе в предварительной подготовке русской армии к рукопашным схваткам. Приведем некоторые интересные свидетельства иностранцев. В XVI в. А. Гваньини, говоря о военных походах русских, предупреждает: "Сражающиеся с московитами должны весьма умеючи действовать оружием, чтобы не попасть в руки их, ибо они весьма крепки плечами, руками, всем телом". Английский капитан Джон Перри в первой половине XVIII в., размышляя о причинах побед русской армии над шведами, отмечал высокую физическую подготовку, которой отличались русские, "с юных лет упражнявшие свои силы в кулачных боях, в борьбе и в играх". Отточенное в многочисленных спортивных схватках мастерство реально помогало в тяжелых ситуациях прикладного боя. Не секрет, что рукопашная схватка решала исход многих сражений даже после изобретения стрелкового оружия.

Существует множество свидетельств современников о пользе традиционных рукопашных состязаний и их связи с формированием устойчивого навыка в прикладном бою. Состязания с ранних лет прививали навыки ведения рукопашной схватки. В свою очередь, как справедливо замечает Б. В. Горбунов, "...значительная часть мужского населения с детства овладевала элементарными приемами рукопашного противоборства, а также основами боевого строя, дисциплины и началами тактики". Традиционные состязания вырабатывали необходимые для рукопашного боя качества: ловкость, силу, решительность, хладнокровие и т.д. Гейнц Гудериан в книге "Итоги второй мировой войны" высоко оценил русского солдата: "Русский солдат всегда отличался особым упорством, твердостью характера и большой неприхотливостью… Они не теряли присутствия духа даже в труднейших обстоятельствах 1941 года. Об их упорстве говорит история всех войн". Без сомнения, на формирование этих качеств большое влияние оказывала весьма жесткая боевая игра "стенка на стенку", а также различные рукопашные состязания.

Таким образом, нами показана связь традиционных состязаний с военно-прикладной и специальной физической подготовкой русских ополченцев. На примере Тамбовщины выявлено, что практически все мужское население юга России, времени заселения региона, оттачивало свое умение в состязаниях "стенка на стенку". Противоборствующими партиями в таком состязании были территориальные образования, которые в то же время представляли из себя военную единицу: сотни, концы, окраины. Основам военного строя, азам тактики и ведения боя, а также боевому взаимодействию участников члены военно-мобилизационного общества обучались в стеношных состязаниях. Другие виды состязаний в большей мере развивали специальные физические качества, необходимые в рукопашной схватке. Сохранение коллективных состязаний на территории Тамбовской области до 70–х г. XX в., а в некоторых местах и позже, показывает процесс ломки традиций нескольких столетий. Несмотря на то, что эта традиция потеряла всякое значение, она все равно репродуцировалась в обществе.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

79915. Виховна година «Хто вам сказав, що я слабка...» 161 KB
  Викладач Ні я жива Я буду вічно жити Я в серці маю те що не вмирає Так писала відома українська поетеса Леся Петрівна Косач. На шлях я вийшла ранньою весною І тихий спів несмілий заспівала Леся Українка пройшла великий шлях перемоги духу над стражданням тіла і проявами буденності життя.
79916. Счастливый случай 1.84 MB
  Все вопросы заданы скорее в шутку. Однако даже самые трудные из этих вопросов все равно предназначены для забавы. Участники быстро отвечают на вопросы. Вы слушайте вопросы Ни пуха ни пера Любой предмет в физике.
79917. Рідна школа, рідна сім’я – тут зростає доля моя… 473 KB
  Посібник містить тести для батьків, які допомагають діагностувати проблеми сімей, виявити характер стосунків, взаєморозуміння між членами родини, дає практичні рекомендації щодо підготовки дитини до школи, кращої її адаптації.
79918. Сценарій виховного заходу «Школа – країна дивовижних мрій» 67 KB
  У школі сьогодні свято Зібралось гостей багато. Розмова дітей А моя мама вчилася в нашій школі. І моя мама працює у нашій школі вчителем. А мій тато шахтар а мій водій а мій програміст Вчитель: Діти тихо тихо Так і є багато ваших батьків вчилися в нашій школі а тепер вони стали дорослі стали батьками...
79919. Страна превратится в пустыню, если семья не станет святыней 45 KB
  Показать учащимся необходимость ценить и уважать свою семью, чтобы обеспечить благополучие и процветание своей страны. Познакомить детей с понятиями «семья», «генеалогия», «генеалогическое древо». Научить учащихся составлять родословную своей семьи. Показать основы для дальнейшего изучения истории поколений.
79920. КЛАССНЫЙ ЧАС ДЛЯ СТАРШЕКЛАССНИКОВ: «СЕМЬЯ — КЛЮЧ К СЧАСТЬЮ» 36.5 KB
  А что же должно быть между двумя молодыми людьми чтобы они захотели создать семью Правильно любовь А что же такое любовь Лично для меня любовь это любовь к моим родителям их я люблю дочерней любовью. Это любовь к моим детям их я люблю материнской любовью. Это любовь к моему мужу его я люблю женской любовью.
79921. Вивчення проблеми сенсу буття та призначення людини на Землі за творами Річарда Баха «Чайка Джонатан Лівінгстон» та Пауло Коельо «Алхімік» 185.5 KB
  Ніколи людині не було байдужим питання про сутність її призначення, місію на Землі. Пошук істини виправдовував зміст життя, приводив до відкриттів, які окриляли, запевняли: не дарма, не дарма... Складався досвід, життєстверджуючий, ґрунтовний. Здавалось би, повтори, доповни своїм.
79922. Гра «Щасливий випадок» 46 KB
  Мета: Показати учням красу та багатство української мови, викликати навички бажання вивчати її, збагачувати її, збагачувати свій словниковий запас; розвивати навички виразного читання, усне мовлення учнів, кмітливість. Виховувати любов і повагу до своєї Батьківщини, свого народу, рідної мови
79923. Початкова школо, прощавай! 60 KB
  Свято відбувається у шкільній залі. Учні четвертих класів вишикувались біля актової зали. Звучить запис фанфар. На середину зали вибігають глашатаї: 1-й глашатай: Слухайте! Слухайте! 2-й глашатай: І не кажіть, що ви не чули! 1-й глашатай: І не кажіть, що ви не бачили!