10537

Западноевропейская средневековая ученость

Научная статья

Культурология и искусствоведение

Западноевропейская средневековая ученость В отличие от арабской культуры высокий уровень которой позволил сразу по достоинству оценить достижения античности европейские варвары захватившие Западную Римскую империю находились в этот период на более низком уровне

Русский

2013-03-28

57.5 KB

3 чел.

Западноевропейская средневековая ученость

В отличие от арабской культуры, высокий уровень которой позволил сразу по достоинству оценить достижения античности, европейские варвары, захватившие Западную Римскую империю, находились в этот период на более низком уровне развития. Лишь к IX в. Европа начинает по-настоящему осваивать античное теоретическое наследие. К этому времени в духовной жизни Европы значительную роль приобретает религия. Важнейшей характеристикой духовной культуры средневековой Европы в целом и познания в частности является сакрализованность.

Сакрализация культуры – это ее подчинение религии, проникновение религии во все сферы жизни: политику, искусство, быт, мораль и т. д. Сакрализация познания определила способ его существования в культуре средневековой Европы.

Первым и наиболее очевидным проявлением сакрализации познания в средневековой Европе было возникновение иерархии наук, т. е. их четкого разделения по значимости. Основанием было соображение, сформулированное Бернаром Клервоским следующим образом: комплекс наук обширен, человеческая жизнь коротка, все изучить невозможно, поэтому следует позаботиться в первую очередь о том знании, которое ближе к спасению. При таком подходе первое место среди наук заняла теология – «наука о божественном», совокупность религиозных доктрин о Боге, его сущности и деяниях. Непосредственно к ней примыкает философия, которая нередко трактуется как «естественная теология» – рационализированное объяснение и развертывание религиозных истин. «Естественную теологию» отличали от «богооткровенной», носившей мистический характер. Философия отчасти рассматривалась в качестве пропедевтики к теологии: уже Климент Александрийский написал, что Бог подготовил мир к спасению, дав иудеям закон, а эллинам – философию. Теология и естественная теология, как интеллигибельное познание божественных истин, занимают верхний уровень в системе средневековой учености.

Далее в иерархии следует тривиум («трехпутье») – грамматика (латинская), риторика (в том числе искусство построения письменных текстов, а также то, что сейчас обозначается понятием «делопроизводство») и диалектика (под которой подразумевалась логика, изучавшаяся в основном по Боэцию). Почему важными считались именно эти дисциплины? Это основа подготовки проповедника, церковного (в первую очередь монастырского) деятеля.

За тривиумом идет квадривиум (в совокупности они составляют «семь свободных искусств»). В квадривиум входят арифметика (понимаемая прежде всего как искусство счета; главное ее приложение – вычисление дат переходящих церковных праздников, например пасхи, которая отмечается в первое воскресенье после весеннего равноденствия и полнолуния, а завершалась арифметика мистической теорией чисел), музыка (теория музыки, которая также изучалась по Боэцию, и пение), геометрия (описание Земли и существ, ее населяющих (бестиарии) – геометрия в современном значении слова входила в арифметику) и астрономия.

Последние места в иерархии наук занимали естествознание и то, что мы сейчас  назвали  бы  обыденным  знанием, – чувственное знание единичных вещей.

Место естествознания в системе средневековой учености определяется общим отношением к природе. С одной стороны, она является самым грандиозным созданием Творца, и ее полезно изучать, чтобы постичь Его замысел и отчасти – Его самого. С этой точки зрения естествознание дополняет теологию. С другой стороны, самостоятельного значения изучение природы не имеет, так как непосредственное познание Бога (например, в мистическом откровении) и божественных истин стоит неизмеримо выше, а любая картина природы раскрывает лишь низший уровень, ограниченный фрагмент реальности, который к тому же в любой момент может быть изменен божественной волей.

В средневековом естествознании можно выделить четыре основных направления исследований: физико-космологическое, астролого-медицинское (с примыкающими к нему минералогией и алхимией), науки о живом (или о душе – душа рассматривалась как принцип и источник растительной, животной и разумной жизни) и учение о свете (оно занимало такое место в средневековых представлениях о природе, что его можно выделить в самостоятельную область исследования). Разумеется, сопоставление этих областей с современной дисциплинарной структурой естествознания будет достаточно условным. Содержательно они отличались от наук, прообразами которых выступали, также очень сильно в основном из-за неразделимости рациональных и мистических компонентов. Так, учение о свете образовывалось, с одной стороны, оптикой, а с другой – метафизикой в духе неоплатонизма, рассматривавшего уровни реальности как эманацию божественного Единого, которое в то же время есть Свет. Очевидно паранаучным, с современной точки зрения, было и построение других областей исследования.

Важной особенностью средневекового естествознания было допущение чудес (напомним: чудо – то, что нарушает обычный порядок, природную закономерность). Чудо – это как раз граница природных закономерностей, поэтому если обычно наука стремится подметить типичное, повторяющееся, выделить эмпирическую закономерность и попытаться объяснить ее теоретически, то средневековая ученость направлена на поиск необычного, редкого. Например: «В Сицилии есть агриентская соль: если ее приблизить к огню, она делается жидкою, как в воде, а если ее приблизить к воде, трещит, как в огне». Или: «В Эпире есть источник, в котором опущенный факел не гаснет, а напротив, потухший факел, будучи опущенным в него, загорается». Описание таких диковинок («чудес природы») занимает большое место в средневековых исследованиях.

Совершенно специфична методология средневекового познания: она является схоластической. Схоластика как методология – это исследование на основе текста, решение проблем путем подбора соответствующих текстов и их интерпретации. Ясно, что для появления такой методологии необходим комплекс текстов, истинность, надежность и универсальность которых не будут подвергаться сомнению. Таким может быть в первую очередь сакральный текст, поэтому становление схоластики как методологии можно рассматривать как одно из проявлений сакрализации познания.

Почему происходит поворот от, казалось бы, реального опыта к тексту как источнику знания? Для религиозного мышления Бог более реален, чем зримый мир, созданный им, поэтому текст, исходящий от Бога, говорящий о нем, также более реален, чем непосредственно наблюдаемое. Средневековая европейская культура в целом – это культура текста и культура слова как структурного элемента текста. Выходя за пределы характеристики познания как такового, можно проследить значение слова (как имени, именования) во всей культуре средневековья, отразившееся, например, в обычае давать имена собственные таким предметам, как мечи, драгоценные камни и т. п. Слово непосредственно связывалось с Богом: Евангелие от Иоанна начинается словами: «Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Очень распространена метафора мира в целом как книги, созданной Богом; в этом смысле обычный письменный текст действительно более очевиден, чем мир-текст, знаки-вещи которого еще необходимо разгадывать.

Обратим внимание на то, что текст должен быть именно письменным: лишь в таком виде он поддается канонизации. Отсюда принципиальное отличие средневековой культуры от античной, которая, как уже отмечалось, в основе была устной.

Важным результатом такой переориентации культуры в целом в познании было возникновение новой его технологии – формируется практика работы с источниками, интерес к ним, сбор их, сопоставление и анализ, культура цитирования и т. п. В качестве канонизированных источников использовались Библия, труды отцов церкви, некоторые переводы греческих и римских авторов (здесь были и неизбежные ошибки – например, под названием «Логика Аристотеля» долгое время был в обращении трактат Боэция). Развивая технологии познания на основе текстов, средневековье создало особый познавательный жанр – «Сумму». Сумма – это сочинение итогового характера, в котором систематизированы все предшествующие разработки по определенному кругу вопросов, даны оценки и сформулирована установленная отныне точка зрения. Сочинения с названиями «Сумма философии», «Сумма теологии», «Сумма  против  язычников»  писали  самые  знаменитые  мыслители  средневековья.

Особенностью познания на основе текста была необходимость его интерпретации: если мы пытаемся разрешить некоторый конкретный вопрос, в текстах может и не оказаться непосредственного ответа, сформулированного теми же словами, которыми мы пользовались при постановке вопроса, но не подлежит сомнению, что в текстах есть ответы на все вопросы; следовательно, необходимо найти места, из которых можно получить ответ посредством истолкования. Конкретное содержание текста символизирует нечто иное. Так, в Библии одни и те же фрагменты имеют буквальный, моральный и космологический смысл. В результате вся средневековая ученость оказывается пронизанной символизмом. С одной стороны, изучаемые объекты обрастают сложной символикой – например, в астрологии или алхимии, и описание конкретных химических реакций приобретает вид: «Заставь красного льва пожрать зеленую змею, и когда тени накроют реторту киммерийским покрывалом…», и т. д. С другой стороны, сами объекты рассматриваются как символы чего-то иного. Свой символический смысл был у каждого числа, камня, растения, животного: например, козел символизирует сластолюбие, скорпион – лживость, страус, откладывающий, по средневековым поверьям, яйца в песок и бросающий их – грешника; рассказ о них мог и даже должен был сопровождаться моральной сентенцией. Символический характер носили географические карты: они строились не на реальном описании известных географических объектов, а на литературной и религиозной традиции. На них изображались рай, ад, библейские персонажи, Троя, завоевания Александра, римские провинции, святые места, христианские государства и конец света.  (При  этом  христианские  государства  могли  изобразить поближе друг к другу и т. п.)

Символический характер носила и средневековая картина устройства мира в целом. Главные ее черты – законченность и иерархия. Над Землей расположены небесные сферы, под землей – круги ада. Круги ада тем страшнее, чем глубже они лежат; небесные сферы чем выше, тем значительнее, например, у Беды Достопочтенного: воздух, эфир, Олимп, огненное пространство, звездный свод, небо ангелов и небо Троицы. Та же иерархия и в более распространенном выделении сфер Луны, Солнца, планет, неподвижных звезд и самого неба; здесь к небесным сферам прикреплены девять хоров ангелов в надлежащих рангах, чтобы их двигать. Аналогичный порядок наблюдается и в иерархии основных элементов: земля, на ней – вода, выше – воздух и наверху – самый благородный элемент – огонь. Так же и в человеческом организме: благородные органы – сердце и легкие – расположены выше низменных органов живота и отделены от них диафрагмой. Все растения и животные занимают в установленной гармонии отведенные им места. Этот космос прочен, разумен, теологически и морально выдержан.

Безусловно, символический стиль мышления привносит в средневековое познание значительный мистический элемент. С другой стороны (не говоря уж о практическом значении развития навыков работы с текстами), это некоторая форма развертывания абстрактного мышления, создания мира абстрактных объектов, которая лежит в основе последующей теоретической науки. Средневековая идея воображаемых допущений – попытка представить мир не только, как он есть, но и как могло бы быть, поскольку это не противоречит божественному замыслу – была началом постижения не только наличного, но и возможного бытия. (Например: пустоты в природе нет. А мог Бог сделать так, чтобы она была?) Такой подход – не от непосредственно данного к обобщению, а от теоретически возможного к реальному как частному случаю – столь важен для современной науки, что уже в ХХ в. П. Дюгем назвал датой рождения современной науки 1277 г., «когда парижский епископ Этьен Тампье заявил, что может существовать множество миров и что совокупность небесных сфер может двигаться прямолинейно, поскольку в этом нет никакого противоречия»1.

Построение средневековой учености вокруг текстов и необходимость обеспечить освоение текстов всеми, кто желал учиться, привело к формированию соответствующей системы образования. Античность еще не знала такой системы: там основной формой обучения было учительство – ученика отдавали конкретному наставнику. В средневековой Европе возникают университеты как устойчивые организации, куда поступают на работу преподаватели и на учебу студенты. Первыми университетами были Парижский (1160 г.), Оксфорд (1167 г.), Кембридж  (1209 г.), Падуанский (1222 г.). Университеты имели собственную организацию, систему управления и правила, относительно независимые от городских властей, свою территорию. Многие действующие формы обучения сложились именно там. Например, лекция (в буквальном переводе – «чтение») – первоначально действительно чтение вслух преподавателем с кафедры важного источника под запись студентов (вспомним, что все это происходило до эпохи книгопечатания). Понятия «студент», «стипендия», «экзамен», «диссертация», «ученая степень» тоже родом из средневековых университетов.

Ученый в средневековом представлении – это человек обученный, хорошо знающий тексты. Показателем его квалификации было умение подобрать и интерпретировать соответствующие фрагменты для обоснования заданного тезиса и защитить его в диспуте; при этом содержание тезиса нередко имело второстепенное значение, и, например, при оценке нового преподавателя ему могли тут же предложить обосновать противоположный тезис. Во многом этим обусловлена традиция затяжных средневековых диспутов, когда одна и та же проблема могла обсуждаться веками.

Все эти особенности специализированного познания в средневековой Европе превращают его в специфический феномен, который трудно сравнивать с наукой других исторических периодов и в котором практически невозможно выделить четкий прирост рационального знания по сравнению с предыдущей эпохой и по отношению к последующим достижениям. Поэтому наш очерк средневекового познания мы завершим не перечислением конкретных результатов по областям науки, а именованием некоторых наиболее ярких фигур средневекового ученого мира, интеллектуалов средневековья. (При этом будут названы мыслители, которые в наибольшей степени оказали влияние на облик средневекового познания в целом и сферой деятельности которых были не исключительно философия и теология, но и естествознание.)

Боэций (480 – 524 гг.) – систематизатор достижений античных теоретиков, в первую очередь в области логики, основоположник схоластики как методологии; его труды были основой обучения конкретным дисциплинам.

Исидор Севильский (560 – 636 гг.) разработал программу «семи свободных искусств», написал классический труд «Этимологии» («Начала»), представлявший собой первый научный словарь-энциклопедию и содержавший сведения по космологии, географии, антропологии, теологии и грамматике. Это был первый труд такого рода, образец для многих последующих.

Беда Достопочтенный (673 – 735 гг.) разработал теорию четырех смыслов Священного Писания, которая легла в основу интерпретации. Он ввел в круг христианского осмысления астрономию и космографию и написал первые работы, посвященные проблемам летоисчисления и календаря: «О временах» и «О счете времени».

Гуго (Хьюго) Сен-Викторский (1096 – 1141 гг.) одним из первых разработал концепцию линейной, имеющей направленность истории, провел логический анализ абстрагирования как основы научного мышления, предложил ряд классификаций, употреблявшихся затем в качестве базовых, занимался систематизацией многих разделов знания.

Альберт Великий (1193 – 1280 гг.) наиболее известен как алхимик. Энциклопедист, комментатор Аристотеля, привел свод его естественнонаучных знаний, написал ряд трактатов о минералах, растениях, животных.

Роджер Бэкон (1214 – 1294 гг.) – алхимик, логик, естествоиспытатель. Выдвинул тезис о необходимости основывать познание на опыте, а не на чисто логическом доказательстве («Простой опыт учит лучше всякого силлогизма»). По легенде, изобрел порох. Высказал ряд технических догадок при разработке проектов летательного аппарата, телескопа.

Роберт Гроссетест (1175 – 1253 гг.) – основоположник экспериментальной традиции оксфордской школы. Именно он соединил метафизические теории света с основанной на опыте оптикой. К той же школе принадлежат Томас Брадварин и Ричард Суисет, которые в XIV в. пытались преодолеть идущее от Аристотеля противопоставление физики и математики как качественного и количественного описания реальности. Они применили к физике Аристотеля Евклидову геометрию и нашли способ математизации некоторых ее разделов. За ними сохранилось прозвище «калькуляторы» (т. е. «вычислители»).

1 Гайденко П. П. Эволюция понятия науки: становление и развитие первых научных программ. М., 1980. С. 458.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

40322. ШИЗОФРЕНИЯ 35.5 KB
  Больные становятся неряшливыми нечистоплотными. Прежде всего страдает логическая связь между мыслями больные склонны к символизму неологизмам резонерству бесплодным рассуждениям. Начинается с того что больные забрасывают все свои дела ни за что не могут приняться никак не могут собраться чтонибудь делать. в тяжелых случаях больные не моются испражняются где попало мочатся под себя целые дни валяются или сидят в одной позе.
40323. Экзогенные психиатрические заболевания 33.5 KB
  Сифилитическая этиология прогрессивного паралича доказана обнаружением бледных трепонем в мозге больных. Патогенез прогрессивного паралича как и других форм нейросифилиса во многом еще не выяснен. но решающее значение указанных факторов для развития прогрессивного паралича не подтвердилось. Разнообразные клинические в частности психопатологические проявления прогрессивного паралича группируются обычно по стадиям заболевания в которых они наблюдаются и отдельным клиническим формам.
40324. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ РАССТРОЙСТВА 28 KB
  астенический аффект быстро истощающееся угнетенное настроение снижение психической активности и тонуса 3. Настроение более или менее продолжительное эмоциональное состояние. Гипертимия повышенное веселое радостное настроение сопровождающееся приливом бодрости хорошим физическим самочувствием переоценкой собсвенных возможностей. Эйфория пассивное благодушное беспечное беззаботное настроение переживание полного удовлетворения своим состоянием.
40325. ЭПИЛЕПСИЯ 40.5 KB
  Следует регулярно контролировать состояние кожи лимфатических узлов печени селезенки исследовать неврологический статус речь состояние сознания темп психических процессов каждые 3 6 мес следует делать анализы крови мочи выполнять ЭЭГ не реже одного раза в полгода Вальпроаты ламотриджин карбомазепин. Среди них значительное место занимают пароксизмально возникающие сумеречные расстройства сознания способные сопровождаться как сравнительно простыми действиями больных так и сложными состояниями с внешне целесообразными действиями...
40326. Эпилептический статус 25.5 KB
  Постоянно повторяющиеся припадки вызывают нарушение ликвородинамики вторичную гипертермию нарастающий отек мозга с нарушением дыхания и сердечной деятельности. Гипотермия мозга и гемосорбция.
40327. Рассмотрение особенностей тарифов на транспортировку нефти и газа 560 KB
  Федеральная служба по тарифам (ФСТ России) — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, уполномоченный осуществлять правовое регулирование в сфере государственного регулирования цен (тарифов) на товары (услуги) в соответствии с законодательством
40328. Алкогольный галлюциноз 34 KB
  По течению выделяют 3 основные формы галлюциноза острый протрагированный и хронический. Острый галлюциноз. Галлюциноз развивается на фоне похмельных расстройств сопровождаемых тревогой параноидной настроенностью и вегетативносоматическими симптомами а у женщин также на фоне депрессии.
40329. Алкогольный делирий 37 KB
  Гипнагогический делирий ограничивается многочисленными яркими в ряде случаев сценоподобными сновидениями или зрительными галлюцинациями при засыпании и закрывании глаз. Гипнагогический делирий фантастического содержания называют гипнагогическим ониризмом. Делирий без делирия возникает остро.
40330. Антидепрессанты 28 KB
  Механизм действия: неселективное угнетение обратного захвата НА и серотонина 5HT нервными окончаниями соответствующих структур мозга обратимое ингибирование моноаминооксидазы МАО пиразидол. Селективные ингибиторы обратного захвата НА и серотонина СИОЗНС. Механизм действия: избирательное угнетение обратного захвата НА и серотонина нервными окончаниями. Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина СИОЗС.