10734

Административная ответственность кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Демьянец М.В. Административная ответственность кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности: Монография. – М.: ЮРКОМПАНИ 2011. – 208 с. Монография посвящена проблемам юридической ответственности кредитных организаций за наруше...

Русский

2013-04-01

2.26 MB

95 чел.

Демьянец М.В. Административная ответственность кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности: Монография. – М.: ЮРКОМПАНИ, 2011. – 208 с.

Монография посвящена проблемам юридической ответственности кредитных организаций за нарушение федерального банковского законодательства, которые возникли после принятия и вступления в силу КоАП РФ в 2001 г., и сохраняются до настоящего времени. Речь в частности идет о существенных противоречиях между КоАП РФ и ФЗ "О Центральном банке РФ (Банке России)" по вопросу привлечения к ответственности кредитных организаций (оснований, порядка, видов применяемых наказаний), а также правовой природы такого рода ответственности. Данная работа посвящена комплексному анализу существующих проблем привлечения кредитных организаций к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности с точки зрения ее установления в законодательстве, содержания, процессуального порядка привлечения, судебной практики и государственного статистического учета. Собранные автором материалы подробно проанализированы и обобщены в таблицах и графиках, содержащихся в приложениях к монографии.

Работа может быть полезна студентам, аспирантам, преподавателям юридических вузов, сотрудникам кредитных организаций, государственным служащим, а также тем кто проявляет интерес к актуальным проблемам банковской и денежно-кредитной сферы России.

Автор:

Демьянец Михаил Владимирович - кандидат юридических наук, сотрудник Института государства и права Российской академии наук.

Рецензенты:

Крохина Ю.А. - доктор юридических наук, профессор, заместитель директора Государственного научно-исследовательского института системного анализа Счетной палаты Российской Федерации (НИИ СП).

Кроткова Н.В. - кандидат юридических наук, заместитель главного редактора журнала "Государство и право" РАН.

+++++

Административная ответственность кредитных организаций
за нарушение законодательства о банках
и банковской деятельности

Введение

Деятельность государства направлена, прежде всего, на регулирование и упорядочение различных общественных отношений. В связи с чем на него возложено выполнение разнообразных задач и функций, для реализации которых необходимы материальное обеспечение и хорошо развитая система финансовых институтов*(1). Именно поэтому в политической и экономической системе государства особую значимость имеют финансы, деньги и кредит, а непременным условием развития экономики является нормальное и стабильное функционирование кредитно-финансовых институтов, которое невозможно без надлежащего обеспечения прав и законных интересов банков и небанковских кредитных организаций, участвующих в осуществлении денежно-кредитной политики. Поэтому правовое регулирование отношений в сфере банковской деятельности требует особого внимания и становится еще более актуальным в условиях нестабильного экономического положения не только в Российской Федерации, но и в мире. Физические и юридические лица должны быть защищены от последствий мирового финансового кризиса и порождаемых этим кризисом угроз их интересам, прежде всего действиями государства. В связи с этим Президент РФ и Председатель Правительства РФ неоднократно подчеркивали, что особого внимания требуют совершенствование законодательства Российской Федерации в банковской сфере, повышение эффективности и конкурентоспособности российской банковской системы, а также совершенствование государственного регулирования банков*(2).

Однако, следует отметить, что не только должностные лица государства отмечают значимость названных проблем, но и ученые-юристы проявляют к ним все больший профессиональный интерес. В правовой доктрине с каждым годом увеличивается количество работ, посвященных юридической ответственности кредитных организаций как субъектов денежно-кредитных отношений, которую авторы, рассматривают с частноправовой и публичноправовой позиций. Данный вопрос приобрел особую актуальность с момента вступления в силу 1 июля 2002 г. нового Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ), впервые закрепившего в гл. 15 правонарушения в области финансов, налогов и сборов, страхования, рынка ценных бумаг, к которым относятся нарушения федерального банковского законодательства. Однако законодатель не только не урегулировал существующие противоречия, но и создал новые, установив, по сути, два различных порядка привлечения кредитных организаций к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности: первый - осуществляемый исключительно Банком России в пределах его надзорных полномочий на основании федерального банковского законодательства; второй - реализуемый органами судебной власти согласно нормам КоАП РФ. Сложившаяся ситуация порождает противоречия между федеральным банковским и административным законодательством, способствует ущемлению прав и законных интересов кредитных организаций и создает благоприятные условия для коррупции.

В предлагаемой читателю работе предпринята попытка комплексного анализа особенностей правового регулирования административно-правовой ответственности кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности с точки зрения ее установления в законодательстве, содержания, процессуального порядка привлечения, судебной практики и государственного статистического учета. Автором исследованы не только труды юристов-специалистов различных отраслей права, нормативно-правовые и нормативные акты, но и материалы судебной практики (решения Конституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ, практика судов общей юрисдикции и арбитражных судов), статистические данные Федеральной службы государственной статистики, статистические данные и материалы банковской практики Банка России, а также акты принятые, Генеральной прокуратурой Российской Федерации в результате проверки исполнения банковского законодательства и надзора за деятельностью кредитных организаций.

Глава 1. Правовая природа административной ответственности кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности

1.1. Понятие и содержание административной ответственности кредитных организаций за нарушения в сфере банковской деятельности

Непременным условием жизнеспособности любого общества является качественное и стабильное функционирование его кредитно-финансовых институтов. Именно поэтому в науке уделяется особое внимание исследованию различных аспектов правового регулирования отношений в сфере банковской деятельности*(3), все большую значимость среди которых приобретает установление, возложение и реализация административно-правовой ответственности кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности.

Правовые нормы, позволяющие применять к кредитным организациям различные меры юридической ответственности, появились еще в законодательстве XIX в. Подтверждением этому является утвержденное Госсоветом Российской Империи Положение "О банкирских заведениях" от 26 июня 1889 г., в котором, за нарушение банковских правил были предусмотрены: ограничение, запрет на осуществление определенных банковских операций и ликвидация банкирских заведений*(4). Названные меры налагались Министром финансов в рамках, осуществляемых им управленческих полномочий, обладали публично-правовым характером, но к числу административных наказаний законодателем не относились. Видимо еще и потому, что развивающаяся отрасль административного права в XIX в. не рассматривала не только кредитные учреждения, но и юридические лица в целом в качестве субъектов административно-правовых отношений и административной ответственности. За противоправные деяния, совершенные кредитными учреждениями, несли индивидуальную ответственность их руководители. Так Госсоветом Российской Империи 26 июня 1889 г. были установлены дополнения к "Уложению о наказаниях уголовных и исправительных", предусматривающие уголовную ответственность для содержателей банкирских домов, контор и тому подобных заведений, виновных в осуществлении запрещенных операций и не имеющих утвержденных Правительством уставов. На таких лиц налагались денежные взыскания в размере от 100 до 1000 руб. при первом случае нарушения; от 200 до 2000 руб. при втором; а при третьем случае нарушения помимо денежного взыскания в размере от 300 до 3000 руб., применялось уголовное наказание в виде заключения в тюрьму на срок от 2 до 8 месяцев, а также закрытие принадлежащего им банкирского заведения и лишение права на его содержание*(5).

Следует обратить внимание, что установление Положением "О банкирских заведениях" уголовных наказаний для руководителей кредитных учреждений, вызвало необходимость внесения изменений и в нормы процессуального законодательства - Устав уголовного судопроизводства и Законы о судопроизводстве по делам, о преступлениях и проступках. И теперь, при вынесении приговора о закрытии банкирского заведения, и в случае возложения уголовного наказания на его содержателя, суд должен был принимать меры к охране имущества этого заведения путем наложения "ареста на движимое и запрещение на недвижимое имущество"*(6).

Содержащиеся в Положении "О банкирских заведениях" дополнения к "Уложению о наказаниях уголовных и исправительных" свидетельствуют о возникшей уже в XIX в. необходимости правового регулировании различных правоотношений, участниками которых являются кредитные учреждения, включая и привлечение к юридической ответственности*(7). Введение таких мер было обусловлено особым статусом кредитных учреждений, осуществляющих деятельность в денежно-кредитной сфере, и способных причинить своими правонарушениями существенный вред не только личным интересам клиентов, но и экономике государства в целом. Принятие же Госсоветом 26 июня 1889 г. Положения "О банкирских заведениях" свидетельствовало о признании государством и обществом необходимости правового регулирования отношений не только по поводу организации и деятельности кредитных учреждений в России, но и порядка привлечения их к юридической ответственности за допущенные нарушения.

Существенные изменения в правовом регулировании деятельности кредитных учреждений произошли, во время проводимой в стране политики военного коммунизма, после принятия 14 декабря 1917 г. Декрета ВЦИК "О национализации банков"*(8). Этот акт не содержал наказаний за нарушения банковского законодательства, но на годы вперед провозгласил политику советского государства, объявляющего государственную монополию на "банковое дело"*(9). При этом все существующие до 14 декабря 1917 г. частные акционерные банки и банкирские конторы объединялись с Государственным банком*(10), а временное управление частными банками передавалось Совету Государственного банка*(11).

В период, пришедшей на смену политики военного коммунизма - новой экономической политики (НЭП) - советской властью были приняты и другие акты, которые расширяли полномочия органов государственной власти при регулировании отношений с участием кредитных учреждений. Так установление общих оснований деятельности кредитных учреждений, выработка для них основных положений нормальных и примерных уставов, а также регулирование денежного обращения, финансовой и кредитной политики было возложено на Народный Комиссариат по Финансовым Делам*(12). Этот орган власти для реализации возложенных на него полномочий наделялся рядом функций по осуществлению надзора за деятельностью кредитных учреждений. Например, он регистрировал все кредитные учреждения республики, контролировал представляемые ими периодические отчеты и балансы, производил фактические обследования и ревизии, назначал в случае надобности в состав правления кредитного учреждения своего представителя. А при обнаружении серьезных нарушений устава или злоупотреблений, исходя из конкретных обстоятельств дела, Наркомфин обладал полномочиями входить в Совет Труда и Обороны с представлением о закрытии кредитной организации и применять ряд мер: 1) предложение устранить в определенный срок нарушение или злоупотребление; 2) требование о созыве чрезвычайного собрания акционеров, пайщиков и членов кредитного учреждения; 3) предложение общему собранию о перевыборах органов управления кредитного учреждения; 4) возбуждение судебного преследования против виновных должностных лиц; 5) запрещение кредитному учреждению на определенный срок осуществлять отдельные банковские операции; 6) прекращение кредитования со стороны Государственного банка СССР.

Эти и другие нормативные акты не просто расширили перечень мер, применяемых к кредитным учреждениям за совершенные ими правонарушения, но и установили государственный надзор за деятельностью кредитных учреждений, каждое из которых создавалось для достижения соответствующих целей, а операции банков и вовсе подлежали "рационализации"*(13).

Но в процессе развития финансово-кредитных отношений потребовались новые формы правового регулирования деятельности кредитных учреждений, и возникла необходимость в изменении законодательства. Важной предпосылкой этому послужил Закон СССР от 26 мая 1988 г. "О кооперации в СССР"*(14), предоставивший союзам или объединениям кооперативов право создавать кооперативные банки. Целью их деятельности было обеспечение денежными средствами развития кооператива, представление его интересов в хозяйственных и финансовых органах, производство кассово-расчетного обслуживания. Также по договору с кооперативом или союзом (объединением), выпускающим ценные бумаги (акции), банк обладал правом на осуществление операций, связанных с их продажей, возвратом и выплатой доходов на эти ценные бумаги (акции). Этот нормативно-правовой акт, по сути, ограничивал вмешательство органов государственной власти в финансово-кредитные отношения, банковскую деятельность и позволил выделить в качестве отдельного элемента банковской системы банки с частным капиталом (кооперативные банки). Таким образом, произошел отказ от государственной монополии на банковскую деятельность, и возникли предпосылки к формированию многоуровневой банковской системы, продолжили свое развитие правоотношения, участниками которых являлись кредитные учреждения, а значит, возникла еще большая необходимость совершенствования правового регулирования этих отношений. В связи с этим 2 декабря 1990 г. были приняты Закон РСФСР "О банках и банковской деятельности"*(15), и Закон РСФСР "О Центральном банке РСФСР (Банке России)"*(16), согласно которому Центральный банк РСФСР являлся главным банком РСФСР и действовал на основании Закона и Устава, утверждаемого Президиумом Верховного Совета РСФСР.

Только в 90-е годы прошлого века в России было принято специальное законодательство, регулирующее банковскую деятельность*(17), и устанавливающее достаточно широкий перечень мер юридической ответственности, применяемых к кредитным учреждениям за совершенные правонарушения. Среди этих мер можно назвать проведение мероприятий по финансовому оздоровлению, реорганизации банка, замене его руководителей, ликвидации; повышения норм обязательных резервов; назначение временной администрации; отзыв лицензии на осуществление банковских операций. Теперь не только к руководителям кредитных учреждений, а к банку как самостоятельному субъекту правоотношений применялся штраф в размере одного процента уставного капитала, но не более ста тысяч руб.*(18)

Штрафы налагались Банком России, и по своему содержанию обладали административно-правовым характером. Однако административным законодательством*(19), еще длительное время - с момента принятия Закона РСФСР "О Центральном банке РСФСР (Банке России)" и вплоть до принятия в 2001 г. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (долее по тексту КоАП РФ) - не предусматривались меры ответственности для юридических лиц, и тем более, для кредитных учреждений за совершение нарушений законодательства о банках и банковской деятельности. Поэтому, административный характер мер, установленных Законом РСФСР "О Центральном банке РСФСР (Банке России)" был отмечен в Определении Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2000 г. N 268-О*(20).

В нем разъяснялось, что за правонарушения, совершаемые кредитными организациями, должна быть установлена не только гражданско-правовая или уголовная ответственность (для руководителей), но и административно-правовая, требующая особого порядка возложения. Это и было учтено при принятии в 2001 г. КоАП РФ*(21), установившего за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности административную ответственность, при этом все ранее действующее законодательство должно было быть приведено в соответствие с нормами кодекса. Однако наряду с КоАП РФ принятый 10 июля 2002 г. Федеральный закон "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"*(22) (далее по тексту - ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)") установил другой порядок привлечения кредитных организаций к юридической ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности. В результате возникли противоречия*(23) между федеральным банковским и административным законодательством при привлечении кредитных организаций к административной ответственности.

Этим и обусловлена необходимость научного исследования существующих противоречий в законодательстве и практике, которые препятствуют надлежащему правовому регулированию кредитно-финансовых отношений и развитию российской банковской системы. Поэтому требуется исследование и уяснение как правовой природы административной ответственности кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, так и юридической ответственности в теоретическом и прикладном смысле*(24).

В научной литературе до сих пор отсутствует единство мнений по вопросу о сущности юридической ответственности кредитных организаций*(25) в сфере банковской деятельности, что отрицательно сказывается и на законотворчестве, и правоприменении. О понятии юридической ответственности, "равно как и о понятии ответственности в общесоциологическом плане, можно говорить в двух аспектах: а) об ответственности как обязанности, установленной в законе, совершать действия...; и б) об ответственности как обязанности, возникающей вследствие правонарушения и сводящейся к восстановлению ущерба, причиненного этим посягательством"*(26). Так в одной из своих работ В.Г. Смирнов подчеркивает многозначность понятия юридической ответственности. Он оценивает ее не только как негативные последствия, наступающие за совершенное в прошлом противоправное деяние (ретроспективная или негативная ответственность), но и как осознание лицом своего долга в настоящем (перспективная, позитивная ответственность, существующая до правонарушения) - добровольное и добросовестное исполнение взятых на себя обязанностей. При этом основой позитивной ответственности являются не столько правовые, сколько социальные, нравственные начала. Такая позиция подверглась и подвергается критике многими учеными, в том числе, О.Э. Лейстом, И.В. Максимовым, И.С. Самощенко, М.Х. Фарукшиным, P.O. Халфиной. Они полагали, что слишком широкое понимание юридической ответственности, возвращает, по сути, к социальным истокам*(27). Конечно трудно не согласится с таким суждением, однако и ограничение этого понятия, по нашему мнению, не вполне обосновано, поскольку юридическая ответственность явление сложное, многостороннее и многоплановое*(28), и ее целью является не столько наказание, сколько предупреждение правонарушений. А это вряд ли достижимо без ответственного отношения лица к своим обязанностям, возложенным на него законом, добросовестного их исполнения, и действенного государственного контроля за таким исполнением обязанностей*(29). Поэтому, как справедливо отмечал В.Н. Кудрявцев, ретроспективная ответственность, является "методом обеспечения позитивной ответственности"*(30).

С.Н Братусь также в своих работах подчеркивал многоаспектность юридической ответственности. Указывая, что нельзя юридическую ответственность отождествлять только с сознательно и добровольно исполненной обязанностью, для нее необходимо государственное принуждение к исполнению нарушенной обязанности. Более того, анализируя сущность понятия юридической ответственности, С.Н. Братусь отмечал различия в ее видах. Например, если задачей гражданско-правовой ответственности является возмещение причиненного правонарушением вреда, что предполагает восстановление прежнего имущественного состояния лица, которому был причинен вред, то уголовная или административная ответственность порождает для правонарушителя обязанность в виде исполнения наказания. Таким образом, С.Н. Братусь подчеркивал, что "юридическая ответственность - это та же обязанность, но исполняемая в силу государственного принуждения"*(31).

Иной позиции придерживался Б.Т. Базылев, полагая, что точка зрения С.Н. Братуся отражает сущность скорее гражданско-правовой, но не уголовной или административной ответственности, при привлечении к которым невозможно принудить к исполнению неисполненной обязанности. Юридическую ответственность Б.Т. Базылев рассматривал как охранительное правоотношение, в рамках которого "государство реагирует на нарушение установленных им правил поведения, выражающих общественно необходимые связи и отношения, условия нормальной жизнедеятельности общества"*(32). Причем реакция государства, в правоотношении юридической ответственности выражается в наложении наказания на правонарушителя, выступающего в качестве обязанной стороны*(33).

Позиция Б.Т. Базылева и позиции других ученых-юристов, позволяют уяснить сущность не только юридической ответственности, но и отдельных ее видов. Так, исследуя административную ответственность, Л.A. Николаева определяет ее как административное охранительное отношение, в рамках которого "лицо, нарушившее правовую норму, обязано претерпеть определенные правовые последствия - лишения и ограничения, применяемые к нему государством"*(34). При этом необходимо иметь ввиду, что административная ответственность в отличие от других видов юридической ответственности обладает определенными особенностями, которые и будут исследованы в дальнейшем, на примере административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности. Для этого рассмотрим ее в качестве правоотношения, в котором одна сторона - кредитная организация в процессе государственной регистрации и лицензирования добровольно принимает на себя публично-правовую обязанность по соблюдению государственных банковских стандартов и нормативов, а другая сторона - государство, создает условия для реализации прав кредитных организаций, и обеспечивает исполнение названной публично-правовой обязанности, в том числе мерами государственного принуждения. Что выражается, в воздействии на кредитную организацию в виде "предписания определенного поведения"*(35), которое осуществляется уполномоченными законодательством органами государственной власти*(36) от имени Российской Федерации*(37) и предполагает не только исполнение конкретной "неисполненной обязанности", а исполнение новой обязанности - административного наказания.

Такая обязанность обладает для кредитной организации негативным свойством, поскольку воздействует на ее "имущественную, организационную сферу"*(38), деловую репутацию. Например, исполнение наказания в виде штрафа, наложенного на кредитную организацию за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, влечет изменение состава имущества банка или небанковской кредитной организации, так как уплата денежных средств в установленном размере осуществляется из капитала кредитной организации*(39), и уменьшает его размер. Наказание же в виде предупреждения воздействует на иную сферу - деловую репутацию банка или небанковской кредитной организации, так как задачей этого наказания является официальное порицание кредитной организации нарушившей нормы законодательства о банках и банковской деятельности*(40),что имеет скорее профилактическое значение для кредитной организации. Но независимо от вида наказания, налагаемого на кредитную организацию совершенно очевидно, что возложение обязанности в виде исполнения наказания за несоблюдение федерального банковского законодательства оказывает негативное воздействие, например, на имущество или деловую репутацию не только кредитной организации, но и ее собственников и руководителей.

При этом, обязанность в виде исполнения наказания, как уже было отмечено ранее, обеспечивается государственным принуждением, без которого немыслима административная ответственность кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности. В связи с чем представляется интересной взаимосвязь государственного принуждения не только с административной, но и юридической ответственностью в целом. Ведь этот вопрос неоднократно являлся предметом научных исследований, что привело к появлению в правовой доктрине различных точек зрения, раскрывающих понятие и сущность юридической ответственности. Одни ученые полагают, что юридическая ответственность это и есть, государственное принуждение*(41), заявляя тем самым о тождественности этих понятий. А другие*(42) рассматривают их как общее и частное, считая юридическую ответственность частью более широкого понятия - государственного принуждения*(43). При этом, государственное принуждение определяется как "метод государственного властвования"*(44), а юридическая ответственность, как "правовая форма"*(45) государственного принуждения, т.е. его структурный элемент. Такой подход, к государственному принуждению и юридической ответственности, рассматривающий эти понятия как общее и частное представляется нам достаточно интересным, в силу того, что позволяет более точно раскрыть сущность административной ответственности кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности.

Так, в сфере банковской деятельности, как и в любой другой сфере жизнедеятельности общества, применение государственного принуждения направлено на обеспечение режима законности и обусловлено необходимостью защиты участников денежно-кредитных отношений. Оно осуществляется государственной властью в лице его органов и должностных лиц, как в целях предупреждения правонарушений, совершаемых кредитными организациями, так и их пресечения. Для достижения этих целей органы государственной власти используют различные правовые средства*(46), в том числе, налагают на кредитные организации административные наказания, являющиеся мерой ответственности*(47), или же применяют к ним меры в порядке банковского надзора, предусмотренные федеральным банковским законодательством*(48).

Но в отличие от административной ответственности, банковский надзор выражается в постоянном наблюдении, осуществляемом Банком России, за деятельностью кредитных организаций - "проведение проверок на предмет соответствия их учредительных документов, финансово-хозяйственной, кредитной деятельности, а также деятельности по осуществлению банковских операций, действующему законодательству, нормативным актам Президента РФ, Правительства РФ, а также нормативным актам и обязательным нормативам, установленным Банком России"*(49).

Поэтому именно в рамках банковского надзора, при выявлении недостатков в деятельности банков или небанковских кредитных организаций Банк России может потребовать их устранения. Для этого Центральный банк Российской Федерации уполномочен на применение ряда мер, установленных банковским законодательством и вправе: направить письменную информацию руководству и (или) совету директоров (наблюдательному совету) кредитной организации о недостатках деятельности; выступить с рекомендациями о разработке плана мероприятий по устранению выявленных нарушений, об усилении контроля за представляемой отчетностью, об адекватной оценке кредитных рисков, о недопущении искажений в отчетности; потребовать осуществления мероприятий по финансовому оздоровлению кредитной организации, замены руководителей кредитной организации, реорганизации кредитной организации, изменения на срок до шести месяцев установленных для кредитной организации обязательных нормативов и др.*(50)

Эти меры, применяемые в рамках банковского надзора, безусловно, обеспечиваются государственным принуждением, осуществляемым Банком России на основании норм федерального банковского законодательства, но они направлены, прежде всего, на устранение недостатков в деятельности кредитных организаций и поддержание стабильности банковской системы Российской Федерации, защиту интересов кредиторов и вкладчиков. Поэтому, как верно отмечает Г.А. Тосунян, "банковский надзор - это не карательный инструмент в руках Банка России... надзор необходим в большей степени самим банкам, чтобы недобросовестные участники рынка не получали... преимуществ в ущерб добросовестным банкам"*(51).

Целью же применения государственного принуждения, в рамках административной ответственности кредитных организаций, является охрана правопорядка, предупреждение совершения новых правонарушений, как самими правонарушителями (банками, небанковскими кредитными организациями), так и другими лицами. И если банковский надзор осуществляется Банком России постоянно и выражается не только в применении предусмотренных федеральным законодательством мер государственного воздействия, но и в систематическом наблюдении за деятельностью кредитных организаций, то наложение наказания "образует завершающий элемент в структуре"*(52) административной ответственности кредитных организаций, и является обязательной реакцией государства на совершенное или совершаемое кредитной организацией правонарушение*(53). При этом Банк России наделен только полномочиями по выявлению этих правонарушений, само же наказание как мера административной ответственности должно налагаться на банк или небанковскую кредитную организацию судом в рамках установленной федеральным административным законодательством процедуры.

И хотя, административной ответственности кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, действительно свойственно государственное принуждение и наказание как внешняя форма его выражения, все же, ее реализация возможна, лишь при наличии правонарушения, за совершение которого законодатель и предусматривает соответствующую меру административной ответственности в виде наказания. Именно правонарушение в правовой доктрине признается основанием административной ответственности, т.е. - то за что*(54) она (административная ответственность) установлена - противоправное, виновное деяние в форме действия либо бездействия.

Но очевидно, что кредитной организацией могут быть совершены различные правонарушения - гражданские, уголовные и административные, за которые теми или иными нормативно-правовыми актами предусматривается юридическая ответственность.

Например, за ненадлежащее совершение операций банком по счету - несвоевременное зачисление на счет поступивших средств, необоснованное их списание, невыполнение указаний клиента об их перечислении, или выдачи предусматривается гражданско-правовая ответственность. Она устанавливается правовыми нормами гражданского законодательства, договорами и возлагается за нарушение кредитной организацией обязательств, принятых ею при возникновении соответствующих гражданско-правовых отношений*(55).

Если юридическое лицо не зарегистрированное в установленном законом порядке и не получившее специальное разрешение (лицензию), Банка России, осуществляет банковские операции с нарушением требований и условий лицензии на осуществлении банковских операций, и при этом в результате осуществления такой деятельности получен доход в крупном размере либо причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству, то законодателем предусматривается уголовная ответственность. Она возлагается, в том числе и на руководителя кредитной организации за данное правонарушение и устанавливается в Уголовном кодексе Российской Федерации*(56).

В случае открытия банком расчетного счета, например, юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю без предъявления ими свидетельства о постановке на учет в налоговом органе, или при наличии у банка решения налогового органа о приостановлении операций по счетам этих лиц, на такой банк должна быть наложена, установленная Налоговым кодексом Российской Федерации, мера ответственности в виде штрафа*(57).

Но кроме названных выше деяний кредитными организациями также могут быть совершены нарушения различных банковских правил и требований, которые они должны соблюдать при осуществлении банковской деятельности, в том числе банковских стандартов и нормативов. Эти требования установлены федеральным банковским законодательством, с целью обеспечения стабильного функционирования всей банковской системы Российской Федерации. Обязанность по их соблюдению принимает на себя каждая кредитная организация при получении лицензии, выдаваемой Банком России. Неисполнение же названных требований влечет за собой применение к банку или небанковской кредитной организации соответствующих мер административной ответственности. В подобных случаях может быть не только нарушен установленный нормами федерального банковского законодательства порядок осуществления банковской деятельности, но и причинен существенный вред, как интересам конкретного индивида, так и государства в целом. Поэтому санкцией ст. 15.26 КоАП РФ предусмотрено наказание в виде штрафа и предупреждения за нарушения обязательных банковских нормативов, стандартов и осуществление запрещенной для банков производственной, торговой или страховой деятельности. Такие деяния признаются ст. 15.26 КоАП РФ нарушениями законодательства о банках и банковской деятельности.

Таким образом, законодатель, во-первых, устанавливает соответствующие банковские правила обязательные для всех кредитных организаций при осуществлении ими банковской деятельности, а во-вторых, устанавливает наказание, как меру административной ответственности, обеспеченную государственным принуждением, и предусмотренную за деяния банков и небанковских кредитных организаций, нарушающих указанные правила и причиняющих вред своим действием или бездействием.

Следовательно, сущность административной ответственности кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности мы можем раскрыть только в том случае, если будем рассматривать ее как особое отношение, в основе которого лежит, прежде всего, закон, а его неукоснительное соблюдение является конституционной обязанностью всех субъектов административной ответственности. При этом круг субъектов определен законом: с одной стороны - это государство в лице Банка России (его территориальных учреждений), суда и соответствующих должностных лиц; с другой - правонарушитель, т.е. кредитная организация. Все названные субъекты наделяются комплексом субъективных прав и обязанностей, которые они реализуют в рамках особой процедуры. Например, должностные лица Банка России при выявлении конкретного нарушения уполномочены нормами КоАП РФ*(58), на составление протокола об административном правонарушении, судебные органы назначают наказание, а кредитная организация должна его исполнить.

Подводя итог, обозначим основные выводы, характеризующие понятие и содержание административной ответственности кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности:

Во-первых, административная ответственность является формой регулирования правовых отношений, возникающих при осуществлении кредитными организациями банковской деятельности. Причем необходимость в таком регулировании возникла с момента появления в России кредитных учреждений, которые совершали отдельные виды банковских операций и могли своими деяниями причинить существенный вред интересам своих клиентов в частности и обществу в целом.

Во-вторых, кредитные организации при осуществлении банковской деятельности могут совершать различные нарушения, в том числе банковских стандартов и нормативов. Причем обязанность по их соблюдению банки и небанковские кредитные организации принимают на себя во время государственной регистрации и получения лицензии на осуществление банковских операций. Именно за совершение таких нарушений и предусматривается один из видов юридической ответственности - административная ответственность.

В-третьих, административная ответственность кредитных организаций это сложное правоотношение целью, которого является охрана правопорядка и обеспечение режима законности в сфере банковской деятельности. Для чего органы государства наделяются административным законодательством полномочиями по осуществлению государственного принуждения, выраженного в применении в рамках особой процедуры соответствующей меры административной ответственности (наказания) за нарушение принятой на себя кредитной организацией обязанности, которая установлена законом.

1.2. Принципы административной ответственности кредитных организаций

Как и любое другое правовое отношение, административная ответственность кредитных организаций, основывается на системе принципов. При этом содержание термина "принцип"*(59) законодателем не определено, и в правовой доктрине он всегда трактовался различно. Например, Л.C. Явич, раскрывал "принцип", через те категории, которыми оперируют, прежде всего, наука философия и логика - начало, первопричина, первоисточник, основоположение*(60). Поэтому в понимании Л.C. Явича, "принципы представляют собой исходные отправные теоретические положения того или иного вида человеческой деятельности, служат важным организующим и направляющим началом, обеспечивающим достижение определенных целей"*(61).

Другие ученые-юристы - О.А. Красавчиков и С.Н. Братусь определяли "принципы" несколько иначе. О.А. Красавчиков понимал под "принципом" руководящее начало, идею, выражающую сущность всей правовой системы*(62). С.Н. Братусь рассматривал "принцип" как некий "закон", и впервые сформулировал понятие "правового принципа" как ведущее начало, а также закон общества*(63).

"Правовые принципы" отмечал И.А. Галаган "как и всякие иные, выражают основу, первоначало, руководящую идею. Правовыми они называются потому, что формируются в праве, имеют своими источниками закрепленные основополагающие положения и идеи, отражают основные его особенности, закономерности и требования... они могут закрепляться в нормах права, это придает им государственную и нормативную определенность"*(64).

Н.В. Витрук в своих работах пишет что, "правовые принципы выступают в качестве основополагающих идейных начал, приобретают характер руководящих нормативных требований... находят не только свое выражение, но и, как правило, закрепление в законодательстве... и осуществляют регулятивное воздействие на общественные отношения, поведения людей"*(65). Таким образом Н.В. Витрук, во-первых, акцентирует внимание на том, что принципы, являющиеся основополагающими началами сами не регулируют общественные отношения, а воздействуют на их регулирование, а во-вторых, этот известный ученый-юрист особенно отмечает - "правовые принципы" охватывают не только "принципы" права, но и "принципы" юридической ответственности*(66) и отдельных ее видов.

Основываясь на таком понимании правовых принципов, сформулированном в правовой доктрине, можно представить принципы административной ответственности кредитных организаций, как основные положения, установленные или выраженные в административном законодательстве, обеспечивающие регулирование общих правил установления, возложения и реализации административной ответственности банков и небанковских кредитных организаций, "определяя смысл и предназначение деятельности субъектов административной юрисдикции"*(67).

Среди таких принципов административной ответственности кредитных организаций, во-первых, следует назвать принцип законности. Этот принцип является общеправовым и "в юридической литературе рассматривается в качестве основного принципа юридической ответственности"*(68). Он выражен в различных нормах административного законодательства*(69) и означает, что: во-первых, любая кредитная организация, совершившая административное правонарушение, независимо от ее места нахождения, организационно-правовой формы и других обстоятельств, подлежит административной ответственности; во-вторых, на кредитную организацию не может быть наложено административное наказание иначе как на основаниях и в порядке, установленном законом; в-третьих, наложение административного наказания на кредитную организацию осуществляется исключительно за совершенное правонарушение, уполномоченным на это органом власти или должностным лицом, и только в рамках их компетенции определенной законом; в-четвертых, кредитная организация, совершившая административное правонарушение подлежит ответственности только на основании закона, который действовал во время совершения этого правонарушения; в-пятых, закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность имеет обратную силу, а закон, устанавливающий или отягчающий ее, обратной силы не имеет; в-шестых, производство по делу об административном правонарушении - нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, исходя из содержания принципа законности, может осуществляться только на основании закона, действующего во время его производства.

Исходя из содержания принципа законности, виды административных наказаний, правила их применения и порядок производства по делам об административных правонарушениях - нарушениях законодательства о банках и банковской деятельности могут быть установлены только КоАП РФ*(70). Согласно п. 3 ст. 1.3 Кодекса, установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, к которым Конституция РФ относит, в том числе финансовое, валютное, кредитное и таможенное регулирование*(71) находится в ведении Российской Федерации. Статья 15.26 КоАП РФ устанавливает наказание в виде административного штрафа и предупреждения за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, а разд. III и IV КоАП РФ определяются полномочия органов власти, при привлечении кредитных организаций к административной ответственности за данный вид административных правонарушений. Причем, следует особенно отметить, что нормы, федерального законодательства не могут устанавливать иной порядок привлечения кредитных организаций к ответственности за совершение административного правонарушения, в том числе и нарушения законодательства о банках и банковской деятельности. Если же законодательство содержит такие нормы, они должны быть отменены, а нормативные правовые акты, содержащие их, приведены в соответствие с действующим административным законодательством. При этом, должностные лица, не уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях - нарушениях законодательства о банках и банковской деятельности в соответствии с КоАП РФ, должны передать не рассмотренные дела судьям, органам, должностным лицам, уполномоченным рассматривать их в соответствии с КоАП РФ. Таково требование ст.ст. 4, 5 Федерального закона от 30 декабря 2001 г. N 196-ФЗ "О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"*(72).

Однако, как было отмечено В.М. Резником (Председателем Комитета Государственной Думы по финансовому рынку) на парламентских слушаниях, посвященных практике осуществления Банком России банковского надзора "Банк России избрал иной путь, который заключался в создании, параллельного, относительно КоАП, нормативного регулирования. Уже через год после вступления в силу нового КоАП, Банком России была заявлена принципиальная позиция, сводившаяся к тому, что Федеральный закон "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" является правоустанавливающим актом в сфере применения мер ответственности к банкам и... не подчинен КоАП... Статья же 74-я Закона "О Банке России" в полном противоречии с КоАП устанавливает самостоятельные санкции за банковские правонарушения, что является источником параллельного нормативного регулирования, признанного и санкционированного Банком России. Указанное противоречие Банк России превратил в административную дубинку для поднадзорных"*(73).

Таким образом, с момента принятия нового КоАП РФ и вплоть до настоящего времени не уполномоченным КоАП РФ органом (Банком России) вместо административных наказаний применяются различные меры*(74), в том числе штрафы, в рамках не установленной административным законодательством процедуры. На это обстоятельство обращала внимание и Генеральная прокуратура РФ в Представлении "О мерах по усилению контроля за деятельностью территориальных управлений Центрального банка Российской Федерации по борьбе с отмыванием денежных средств" от 22 декабря 2006 г. N 73/3-7681к-06*(75). Приведенные факты свидетельствуют о грубом нарушении одного из важнейших принципов административной ответственности кредитных организаций - принципа законности, сущность которого выражается в беспрекословном соблюдении правовых норм органами власти и кредитными организациями при привлечении последних к административной ответственности за совершение административного правонарушения. Поэтому необходимо, чтобы устанавливающие административную ответственность правовые нормы были сформулированы ясно, содержали состав конкретного правонарушения, наказание за его совершение и определяли порядок привлечения к административной ответственности кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности.

Принцип законности как основной принцип административной ответственности раскрывается и через другие ее принципы, в том числе принцип равенства перед законом. Он предполагает, что банки или небанковские кредитные организации подлежат административной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, состава собственников (учредителей), размера уставного капитала, размера кредиторской задолженности, количества вкладчиков и других обстоятельств*(76). То есть ко всем кредитным организациям согласно названному принципу при привлечении к административной ответственности должны применяться одни и те же требования нормативно-правовых актов независимо от наличия перечисленных обстоятельств.

Однако в правоприменительной деятельности, при привлечении кредитных организаций к административной ответственности принцип равенства перед законом не соблюдается, прежде всего, в силу того, что предусмотренные КоАП РФ административные наказания за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности не налагаются. А Банк России, должностные лица которого уполномочены в соответствии с КоАП РФ лишь на составление протоколов об административных правонарушениях, за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности, применяет к кредитным организациям меры в порядке банковского надзора. Причем, как было установлено Генеральной прокуратурой РФ в ходе проверки исполнения банковского законодательства, за аналогичные правонарушения Банк России, может на одну кредитную организацию наложить штраф, а в отношении другой кредитной организации ограничиться проведением совещания с руководителями или вовсе не применять к ней никаких мер*(77). Подобные проверки Банка России свидетельствуют об отсутствии контроля над реальным устранением выявленных нарушений закона и нормативных актов Банка России и о нарушении административно-правового принципа равенства перед законом*(78).

В свою очередь названный принцип, установленный нормами КоАП РФ предполагает равный, единый подход ко всем кредитным организациям, при привлечении их к административной ответственности за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности. Это как раз то, что в настоящее время так не достает Банку России при осуществлении банковского надзора и применении к кредитным организациям соответствующих мер за административные правонарушения. Поэтому "надлежащая и соответствующая законодательству деятельность Банка России имеет решающее значение.., эффективность и законность деятельности Банка России, принципиально занимаемые им позиции во многом определяют стабильность банковского сектора в целом"*(79).

Таким образом, беспрекословное следование принципу равенства перед законом должно способствовать уменьшению субъективизма в действиях уполномоченных должностных лиц Банка России, и сокращению числа обстоятельств, влияющих на увеличение уровня коррупции при привлечении кредитных организаций к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности. Более того, при привлечении кредитных организаций к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности следует помнить о том что, уполномоченный орган власти, действуя в соответствии с принципом равенства перед законом не должен уравнивать все кредитные организации, ведь каждая из них имеет индивидуальные особенности. Равенство же перед законом предполагает, прежде всего, одинаковый подход уполномоченного органа государственной власти к любой кредитной организации при привлечении ее к административной ответственности и выборе соответствующего наказания. Кроме этого под равенством, в контексте рассматриваемого принципа, понимается, и то, что каждая кредитная организация, при привлечении ее к административной ответственности за совершение правонарушения имеет независимо от ее места нахождения, организационно-правовых форм, состава собственников (учредителей), размера уставного капитала, размера кредиторской задолженности, количества вкладчиков и других обстоятельств, право на всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого конкретного дела*(80).

Наряду с принципами законности и равенства перед законом следует также упомянуть и другой принцип административной ответственности, установленный КоАП РФ, - принцип презумпции невиновности*(81). Он предполагает, что за совершенное нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, кредитная организация подлежит административной ответственности лишь в случае, если установлена ее вина. При этом кредитная организация считается невиновной до тех пор пока ее вина не доказана в порядке, предусмотренном КоАП РФ и, не установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, рассмотревшего дело. Более того, согласно названному принципу кредитная организация не обязана доказывать свою невиновность, а бремя доказывания вины лежит на лице, наделенным соответствующими полномочиями - Банке России, должностные лица, которого уполномочены составлять протокол об административном правонарушении - нарушении законодательства о банках и банковской деятельности. Таким образом, презумпция невиновности заключается в признании факта невиновности кредитной организации юридически достоверным до тех пор, пока не будет доказано обратное*(82).

Соблюдение презумпции невиновности должно создавать обязанность для соответствующего органа и его должностного лица доказать вину той или иной кредитной организации в совершенном административном правонарушении. В противном случае кредитная организация не может быть привлечена к административной ответственности и на нее не может быть наложено наказание за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности.

Но с момента принятия КоАП РФ "ситуация развивалась однонаправлено в сторону большего отхода от тех принципов, которые провозглашены в КоАП. В 2003 г. Банк России выбрал особую идеологию надзора, основой которой стала опора не на федеральное административное законодательство, а на собственную мощь и силу"*(83). Поэтому принцип презумпции невиновности, установленный КоАП РФ, также как и другие принципы административной ответственности, не соблюдались и не соблюдаются до сих пор*(84). Федеральное банковское законодательство, на основании, которого уже в течение длительного периода времени к кредитным организациям Банк России применяет меры в порядке банковского надзора, не устанавливает не только презумпцию невиновности, но и другие принципы юридической ответственности, что позволяет Банку России применять к кредитным организациям меры за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности*(85) даже в случае, если не установлена вина кредитной организации. Это лишний раз доказывает факт наличия в федеральном банковском законодательстве благоприятных условий для проявления субъективизма в действиях должностных лиц Банка России и, как следствие, увеличения уровня коррупции*(86) при применении мер за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности.

Кроме перечисленных принципов административной ответственности, следует также назвать принципы индивидуализации*(87), справедливости*(88), неотвратимости*(89), которые прямо федеральным административным законодательством не установлены, но выражены в тех или иных нормах КоАП РФ.

Рассматривая различные принципы юридической ответственности Самощенко И.С. и Фарухшин М.Х., справедливо отмечали, что "индивидуализация означает строжайший учет индивидуальных черт данного конкретного правонарушения и его субъекта"*(90). Так, лишь с учетом особенностей каждой кредитной организации КоАП РФ позволяет привлечь ее к административной ответственности и назначить наказание, соответствующее характеру правонарушения. При этом должно учитываться: во-первых, финансовое состояние кредитной организации; во-вторых, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, например, добровольное сообщение о совершенном кредитной организацией административном правонарушении, предотвращение ею вредных последствий своего административного правонарушения, добровольное возмещение причиненного ущерба или устранение причиненного вреда; в-третьих, обстоятельства, отягчающие административную ответственность, такие как продолжение противоправного поведения, несмотря на требование уполномоченного лица прекратить его, повторное совершение однородного административного правонарушения, если за совершение первого административного правонарушения кредитная организация уже подвергалась административному наказанию, и еще не истек год со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания*(91).

Согласно содержанию принципа индивидуализации административной ответственности, с учетом всех обстоятельств каждого конкретного дела уполномоченное лицо - судья, может наложить на кредитную организацию как наиболее мягкое из предусмотренных санкцией статьи КоАП РФ наказание, например предупреждение, так и наиболее жесткое - штраф в размере, определяемом соответствующей нормой КоАП РФ. В случае если отсутствует событие административного правонарушения или его состав, отменен закон, устанавливающий административную ответственность, истек срок давности, тогда уполномоченное лицо - судья освобождает кредитную организацию от административной ответственности.

Практика же применения мер к кредитным организациям за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности свидетельствует о "формальном подходе"*(92) Банка России, который совершенно не соответствует принципу индивидуализации административной ответственности. Так как, руководствуясь не административным, а федеральным банковским законодательством, которое не предусматривает порядок привлечения к административной ответственности, Банк России может: не применить, применить меры несвоевременно, либо применить меры не соответствующие характеру правонарушения (нарушения законодательства о банках и банковской деятельности). Что вступает в противоречие и с другим принципом административной ответственности - неотвратимости*(93).

Этот принцип заключается, прежде всего, в неразрывной связи между совершенным кредитной организацией административным правонарушением и последующей реакцией на это правонарушение, выраженной в применении меры ответственности - административном наказании, со стороны уполномоченных органов*(94).

Так, в соответствии со ст. 2.10 КоАП РФ, кредитная организация подлежит административной ответственности за совершение административных правонарушений*(95). Названная норма содержит предписание, адресованное уполномоченному лицу, которое при наступлении предусмотренных административным законодательством обстоятельств - совершении административного правонарушения - должно привлечь правонарушителя к административной ответственности, выражающейся в наложении наказания за совершенное правонарушение (ч. 1. ст. 3.1 КоАП РФ). При этом необходимо учитывать, что неотвратимость административной ответственности "заключается не в жестокости наказания, а в его неизбежности"*(96).

Соблюдение же принципа неотвратимости должно способствовать, сокращению числа административных правонарушений и повышению "эффективности правоохранительной деятельности компетентных... лиц, что зависит от действия системы соответствующих гарантий, ибо принцип неотвратимости не действует автоматически"*(97). А значит, только установление принципа неотвратимости административной ответственности в федеральном законодательстве не означает неизбежность реакции на совершение административного правонарушения кредитной организацией, необходимо также, что бы действия уполномоченных лиц при привлечении кредитных организаций к административной ответственности соответствовали и другим принципам, в том числе законности и справедливости.

Принцип справедливости также как и принцип неотвратимости, прямо в законодательстве не установлен, но выражен в различных нормах КоАП РФ и тесно связан с другими принципами административной ответственности. Принцип справедливости призван обеспечить правдивость*(98), беспристрастие*(99), отсутствие приверженности в действиях уполномоченных лиц - Банка России и суда при привлечении кредитных организаций к административной ответственности и назначении наказания. Поэтому принцип справедливости проявляется в том, что: во-первых, кредитная организация подлежит административной ответственности только за совершение административных правонарушений и только на основании закона; во-вторых, любая кредитная организация подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена ее вина; в-третьих, лица, совершившие административные правонарушения равны перед законом, а поэтому любая кредитная организация подлежит административной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности, а также других обстоятельств; в-четвертых, ни одна кредитная организация не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение; в-пятых, административное наказание кредитной организации назначается с учетом характера совершенного административного правонарушения, ее имущественного и финансового положения, обстоятельств, смягчающих и отягчающих административную ответственность; в-шестых, административное наказание не может иметь своей целью причинение вреда деловой репутации кредитной организации; в-седьмых, закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение кредитной организации, имеет обратную силу. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение кредитной организации, обратной силы не имеет*(100).

Таким образом, принцип справедливости, прежде всего, заключается в справедливости законодательства, устанавливающего правила привлечения кредитных организаций к административной ответственности и, беспристрастии уполномоченных органов при наложении на кредитные организации административных наказаний, что в очередной раз подчеркивает неразрывную связь всех названных принципов административной ответственности.

Характеризуя принципы административной ответственности кредитных организаций, сделаем основные выводы:

Во-первых, принципы административной ответственности кредитных организаций представляют собой основные положения, установленные в административном законодательстве, обеспечивающие регулирование общих правил установления, возложения и реализации административной ответственности банков и небанковских кредитных организаций.

Во-вторых, принципы административной ответственности, среди которых принципы законности, равенства перед законом, презумпции невиновности, неотвратимости, справедливости, индивидуализации неразрывно связаны между собой, и не соблюдение одного из них влечет нарушение правил установления, возложения и реализации административной ответственности и способствует увеличению уровня коррупции.

В-третьих, беспрекословное соблюдение принципов административной ответственности должно благоприятно отразится на всех участниках денежно-кредитных отношений, поскольку позволит сократить число существующих правонарушений, совершаемых кредитными организациями и предупредить новые.

В-четвертых, действующее федеральное законодательство, судебная и правоприменительная практика не обеспечивают соблюдение вышеупомянутых административно-правовых принципов при привлечении кредитных организаций к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности.

Глава 2. Правовая характеристика нарушений законодательства о банках и банковской деятельности и мер ответственности, применяемых за их совершение

2.1. Административно-правовая характеристика состава нарушения законодательства о банках и банковской деятельности

В современной научной юридической литературе существует большое разнообразие в трактовке понятия и сущности юридического состава правонарушения. Понятие юридического состава правонарушения и его сущности юристами трактуется различно. По мнению И.А. Галагана любое правонарушение "образуется из элементов"*(101), квалифицирующих его и складывающихся в юридический состав, И.С. Самощенко, М.Х. Фарухшин называют последний "совокупностью главных, определяющих признаков, выделенных законодателем как типичные, необходимые и в тоже время достаточные для возложения юридической ответственности"*(102), а В.П. Мальков и вовсе полагает, что "состав правонарушения в том смысле в каком его понимает теория, не имеет права на существование"*(103).

Однако, несмотря на различия в понимании юридического состава очевидно, что любое правонарушение, в том числе и нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, имея общие черты, как явление реальной действительности, индивидуально. То есть оно совершается конкретным лицом (например, банком или небанковской кредитной организацией), в определенном месте и в определенное время, противоречит той или иной норме федерального банковского законодательства и характеризуется точно определенными признаками. Его структура представляет собой логическую конструкцию и состоит из ряда объективных и субъективных*(104) элементов: объекта, объективной стороны, субъекта, и субъективной стороны. И поэтому для уяснения сущности состава административного правонарушения - нарушения законодательства о банках и банковской деятельности, как и любого другого правонарушения, необходимо более подробно рассмотреть каждый из названных элементов в отдельности.

Объектом правонарушения, в правовой доктрине признается то, на что направлено посягательство и чему причиняется непосредственный вред. Но такое понимание рассматриваемого элемента, по нашему мнению, является весьма абстрактным и допускает возможность широкого толкования объекта правонарушения: например, как социальные и правовые блага*(105); определенные виды общественных отношений*(106); или правопорядок, установленный в соответствующей сфере общественных отношений*(107), в том числе в сфере банковской деятельности. Результатом такой многозначности юридического термина может быть неверная квалификации того или иного виновного деяния, совершенного кредитной организацией, и как следствие этого - нарушение процедуры привлечения к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности.

Поэтому, как верно отметил Д.Н. Бахрах "большое теоретическое и практическое значение имеет научно обоснованная классификация объектов проступков, позволяющая более четко определить объект каждого деяния, его место в общей системе охраняемых административными санкциями отношений, уяснить его ценность"*(108).

Руководствуясь степенью конкретизации объектов административных правонарушений можно выделить следующие их виды: общий, родовой, видовой и непосредственный.

Всю совокупность общественных отношений, за нарушение которых санкцией административно-правовой нормы предусмотрено соответствующее наказание, можно назвать общим объектом административного правонарушения. В таком случае родовой объект, как его часть складывается из определённых групп общественных отношений - налоговых, финансовых*(109) и др. Они возникают в том числе, при осуществлении требований: валютного законодательства; нормативно-правовых актов, регулирующих сферу противодействия легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем и финансирования терроризма; федерального банковского законодательства. Так, при осуществлении банковской деятельности кредитные организации выступают в качестве субъектов общественных отношений разного рода и разного вида - публично-правовых и частно-правовых. Получая лицензию на осуществление банковских операций, банк или небанковская кредитная организация наделяется соответствующим правом, и вместе с тем принимает на себя публично-правовую обязанность по соблюдению установленных федеральным банковским законодательством и актами Банка России нормативов и стандартов. Эти отношения носят публично-правовой характер и урегулированы не только нормами банковского, но и других отраслей законодательства*(110). Так, КоАП РФ относит к области финансов, налогов и сборов, страхования, рынка ценных бумаг (гл. 15 КоАП РФ) общественные отношения в сфере банковской и финансовой деятельности, возникающие, в том числе, в процессе применения законодательства о банках и банковской деятельности. Они охраняются нормами административного права, и составляют родовой объект административного проступка.

Помимо общего и родового можно также выделить объект видовой, представляющий собой определенную совокупность общественных отношений общую для ряда виновных, противоправных деяний. К таким отношениям, возникающим в процессе применения законодательства о банках и банковской деятельности можно отнести: отношения по осуществлению валютных операций; межбанковские отношения; отношения, возникающие при регистрации и лицензирования кредитных организаций, создании филиалов и открытия представительств; отношения, по поводу включения банка в систему обязательного страхования вкладов физических лиц; ведения бухгалтерского учета и другие, связанные с реализацией банковских нормативов и обязательных требований. При этом наказание, за совершенное кредитной организацией правонарушение установлено ст. 15.26 КоАП РФ.

И если видовой, родовой или общий объекты административного правонарушения состоят из соответствующих групп, видов правовых отношений, то непосредственный сводится к правопорядку, установленному в данной сфере общественных отношений, в качестве элементов, которого выступают: запрет на осуществление производственной, торговой или страховой деятельности (ч. 1 ст. 15.26 КоАП РФ); порядок открытия счетов в рублях или иностранной валюте, привлечения и размещения денежных средств физических и юридических лиц во вклады; порядок представления кредитными организациями сведений по операциям, подлежащим обязательному контролю; порядок формирования кредитной организацией норматива достаточности собственных средств, максимального размера крупных кредитных рисков, ликвидности, размера валютного, процентного и иных финансовых рисков, других банковских нормативов и требований. Нарушение названных правил, установленных законодательством о банках и банковской деятельности, влечет за собой возложение административного наказания на кредитную организацию на основании ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ и ч. 3 этой же статьи в случае, если такие деяния создают реальную угрозу интересам кредиторов и вкладчиков.

Подтверждением сказанного являются судебные решения по конкретным административным делам, в которых анализируются составы административного правонарушения - нарушения законодательства о банках и банковской деятельности. Так, Арбитражным судом г. Москвы в 2007 г. было рассмотрено дело по заявлению Банка России о взыскании на основании ст. 74 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" штрафа в размере 85 тыс. 71. руб. в связи с нарушением ОАО "ТЭМБР-БАНК" сроков представления в уполномоченный орган сведений по операциям, подлежащим обязательному контролю. При рассмотрении дела по существу суд пришел к выводу, что ст. 74 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", действительно устанавливает наказание в виде штрафа в размере до 0,1% минимального размера уставного капитала, в случаях нарушения кредитной организацией федеральных законов, издаваемых в соответствии с ними нормативных актов и предписаний Банка России, непредставление информации, представление неполной или недостоверной информации. Однако ст. 15.26 КоАП РФ также устанавливает юридическую ответственность за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, т.е. объектом этого правонарушения является установленный порядок деятельности кредитной организации, нарушение которого влечет за собой наложение административного штрафа.

Ранее в 2006 г., Арбитражный суд Иркутской области, пришел к аналогичным выводам, рассмотрев дело по заявлению ОАО акционерного коммерческого Классик банка о признании недействительным предписания Банка России от 17 мая 2006 г. в части уплаты штрафа в размере 0,1% минимального размера уставного капитала в сумме 170 тыс. 868 руб. 50 коп. По мнению суда допущенное ОАО АК Классик банком нарушение состояло в несоблюдении установленных Банком России обязательных требований, что является объектом правонарушения установленного ст. 74 вышеуказанного Федерального закона и ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ, а, следовательно, требует особого порядка привлечения к юридической ответственности, предусмотренной нормами административного законодательства. И поскольку данное условие Центральным банком Российской Федерации было нарушено, предписание о наложении штрафа принятое на основании ст. 74 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" по мнению суда, подлежало отмене*(111).

Таким образом, судебная практика подтверждает выводы, о том, что возникающие на основании банковского законодательства отношения являются родовым объектом нарушения законодательства о банках и банковской деятельности. Следовательно, точное определение объекта правонарушения "дает возможность раскрыть содержание самого правонарушения, показать характер его общественной опасности или вредности... служит предпосылкой правильной квалификации противоправных деяний, что является необходимым условием при назначении виновному справедливого наказания"*(112).

Объективную сторону нарушения законодательства о банках и банковской деятельности составляет деяние*(113), и признаки, характеризующие его как "определенный акт внешнего проявления в объективной действительности"*(114) - место, время, способ и степень причиненного вреда. Любое деяние кредитной организации может быть выражено либо в осуществлении деятельности - действии; либо в отсутствии деятельности - бездействии. Но не любое совершенное банком или небанковской кредитной организацией деяние составляет объективную сторону нарушения законодательства о банках и банковской деятельности. Для этого оно должно иметь, противоправный характер, т.е. нарушать нормы действующего законодательства, а значит посягать на охраняемые законом общественные отношения, в области финансов, налогов и сборов, страхования, рынка ценных бумаг. То есть, как верно отмечала М.С. Студеникина "внешне административное правонарушение может выражаться как в противоправном действии, так и в противоправном бездействии"*(115). При этом все противоправные деяния совершенные кредитной организацией, либо состоят из единого действия или непродолжительного бездействия, либо складываются из ряда самостоятельных действий или являются длительными бездействиями.

При этом любая кредитная организация правомочна осуществлять только ту деятельность, которая разрешена лицензией, выдаваемой Банком России. В зависимости от приобретенного статуса (банка или небанковской кредитной организации) законодатель в ст. 5 Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (в ред. Федеральных законов от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ, от 7 февраля 2011 г. N 8-ФЗ) (далее по тексту - ФЗ "О банках и банковской деятельности) устанавливает разрешенные виды банковских операций и сделок кредитных организаций. И запрещает им заниматься производственной, торговой и страховой деятельностью. Поэтому ч. 1. ст. 15.26 КоАП РФ к нарушению федерального банковского законодательства относит осуществление кредитной организацией названных видов деятельности. Объективной стороной данного административного правонарушения является деяние, состоящее из ряда самостоятельных действий растянутых во времени. Например, производственная деятельность есть совокупность действий работников с применением средств труда, необходимых для превращения ресурсов в готовую продукцию, включающих в себя производство и переработку различных видов сырья, строительство, оказание различных видов услуг*(116).

Другой вид деятельности, составляющий объективную сторону ч. 1 ст. 15.26 КоАП РФ - розничная торговля. Она является видом торговой деятельности и представляет собой вид предпринимательской деятельности, связанной с торговлей товарами (в том числе за наличный расчет, а также с использованием платежных карт) на основании договоров розничной купли-продажи*(117). При этом следует обратить внимание на то, что значение термина "торговая деятельность" длительное время в федеральном законодательстве не было раскрыто*(118), хотя он и употребляется в различных нормативно-правовых и нормативных актах, а в ФЗ "О банках и банковской деятельности" и ст. 15.26 КоАП РФ и вовсе установлен запрет на ее осуществление. В связи с чем Ассоциация российских банков в 2006 г. обратилась с письменной просьбой к Банку России разъяснить, вправе ли банки принимать от населения денежные средства за телефонные и интернет-карты с последующим переводом собранных средств в пользу эмитентов этих карт, предоставляющих соответствующие услуги населению*(119). В своем ответе Юридический департамент Центрального банка Российской Федерации сообщил, что карты оплаты телефонной связи (равно как и доступа в Интернет) являются не товаром, а средством предварительной (авансовой) оплаты еще не оказанных услуг телефонной связи и подтверждают предварительное внесение денежных средств в размере денежного обязательства абонента перед поставщиком услуги*(120). Реализация кредитной организацией карт оплаты услуг телефонной связи (при условии получения карт от оператора связи для последующей реализации без выкупа карт у оператора связи) не может быть признана торговой деятельностью, под которой согласно постановлению Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 11 марта 2001 г. по делу N 5178/00-7(к)*(121) понимается приобретение организацией товаров с целью его последующей реализации без изменения технических, качественных и иных характеристик товара. Учитывая изложенное Юридический департамент Банка России пришел к выводу, что деятельность кредитной организации по приему денежных средств от населения за телефонные карты и интернет-карты с последующим переводом полученных средств в пользу эмитентов карт не нарушает запрета на осуществление торговой деятельности, установленного федеральным законодательством.

Таким образом, Банк России, мотивировал свое решение на основании судебного акта, отнеся его к источнику права (чем в Российской Федерации он не является) и закрепил понятие торговой деятельности*(122), за совершение которой в ч. 1 ст. 15.26 КоАП РФ установлена административная ответственность.

К другому виду деятельности, составляющим объективную сторону ч. 1 ст. 15.26 КоАП РФ можно отнести страховую деятельность или как она еще именуется Законом РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации"*(123) страховое дело. Это сфера деятельности страховщиков по страхованию, перестрахованию, взаимному страхованию, а также страховых брокеров, страховых актуариев по оказанию услуг, связанных со страхованием, с перестрахованием. Деятельность этих лиц состоит из множества самостоятельных действий. Например, страховщики осуществляют оценку страхового риска, получают страховые премии (страховые взносы), формируют страховые резервы, инвестируют активы, определяют размер убытков или ущерба, производят страховые выплаты, осуществляют иные действия связанные с исполнением обязательств по договору страхования. Такая деятельность кредитных организаций находится под запретом, и они не могут выступать в качестве страховщика и любого другого лица, уполномоченного в соответствии с федеральным законодательством на осуществление страховой деятельности, но вправе быть страхователями. Как это и предусмотрено Федеральным законом от 23 декабря 2003 г. N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации"*(124). Согласно этому федеральному закону банк является участником системы страхования вкладов - страхователем, а в качестве страховщика выступает Агентство по страхованию вкладов физических лиц. Оно и осуществляет возмещение по вкладам при возникновении страхового случая, т.е. отзыва у банка лицензии на осуществление банковских операций или введения моратория на удовлетворение требований кредиторов. Таким образом, являясь участниками страховой деятельности, кредитные организации могут и не нарушать запрет на ее осуществление, предусмотренный федеральным банковским законодательством.

Также объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ составляет деяние кредитной организации в форме действия или бездействия, нарушающее установленные Банком России нормативы и обязательные требования.

Перечень банковских нормативов содержится в ст. 62 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" и включает следующие их виды: предельный размер имущественных (неденежных) вкладов в уставный капитал кредитной организации, а также перечень видов имущества в неденежной форме, которое может быть внесено в оплату уставного капитала; максимальный размер риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков; максимальный размер крупных кредитных рисков; нормативы ликвидности кредитной организации; нормативы достаточности собственных средств (капитала); размеры валютного, процентного и иных финансовых рисков; минимальный размер резервов, создаваемых под риски; нормативы использования собственных средств (капитала) кредитной организации для приобретения акций (долей) других юридических лиц; максимальный размер кредитов, банковских гарантий и поручительств, предоставленных кредитной организацией (банковской группой) своим участникам (акционерам).

Банковские нормативы устанавливаются в целях обеспечения стабильности всей банковской системы, устойчивости кредитных организаций, недопущения кризисов в денежно-кредитной сфере и защиты прав, интересов вкладчиков и кредиторов. Поэтому публично-правовые интересы требуют неукоснительного соблюдения этих нормативов. А их несоблюдение кредитной организацией образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ. При этом для квалификации, совершенного деяния в качестве противоправного, федеральным банковским законодательством и принимаемыми, на основании него актами Банка России*(125), предусмотрена методика определения банковских нормативов. Так, Инструкция Центрального банка Российской Федерации от 16 января 2004 г. N 110-И "Об обязательных нормативах банков" устанавливает числовые значения и методику расчетов обязательных нормативов, которые подлежат ежедневному соблюдению кредитными организациями. И по требованию Центрального банка Российской Федерации, его территориального учреждения банк обязан предоставить сведения о расчете обязательных нормативов и их значениях. При оценке указанной информации Банк России выносит акт об обнаружении правонарушения, который, как уже было отмечено в Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 ноября 2004 г.*(126), по своей правовой природе является протоколом об административном правонарушении.

Исходя из существующей судебной практики видно, что среди различных нарушений законодательства о банках и банковской деятельности, наиболее часто кредитными организациями совершаются именно нарушения обязательных нормативов. Например, согласно уже упомянутому Постановлению Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 ноября 2004 г. АКБ "Русский Банк Делового Сотрудничества" был нарушен обязательный норматив максимального размера риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков (Н6), который регулирует кредитный риск банка в отношении одного заемщика или группы связанных заемщиков и определяет максимальное отношение совокупной суммы кредитных требований банка к заемщику или группе связанных заемщиков к собственным средствам (капиталу) банка. Его максимально допустимое значение, которое не было соблюдено банком, составляло 25%*(127). Таким образом, именно несоблюдение АКБ "Русский Банк Делового Сотрудничества" установленного нормами банковского законодательства значения обязательного норматива являлось объективной стороной административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ.

В этой связи следует также вспомнить о деле с участием ОАО "Российская Финансовая Корпорация", в деянии которой были выявлены признаки состава нарушения законодательства о банках и банковской деятельности - несоблюдения банковских нормативов. В 2004 г. Федеральным арбитражным судом Московского округа было принято Постановление*(128), устанавливающее несоблюдение порядка формирования резервов на возможные потери в части классификации средств, находящихся на корреспондентских счетах "Ностро", открытых в ООО "Росин-банк". В результате этого произошло недоформирование резерва на возможные потери и нарушение размеров валютного, процентного и иных финансовых рисков, методики, определения которых устанавливаются банковским законодательством. Это противоправное деяние, совершенное открытым акционерным обществом "Российская Финансовая Корпорация" и составило объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного диспозицией ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ.

К нарушениям, рассматриваемой административно-правовой нормы, следует также отнести несоблюдение порядка предоставления в Банк России отчетности по обязательным нормативам. Например, такое правонарушение было совершено ОАО АКБ "Русский банк имущественной опеки", который представил в Центральный банк Российской Федерации недостоверную информацию в отчетности по формам N 0409135 "Информация об обязательных нормативах" и N 0409134 "Расчет собственных средств (капитала)". В отчетности по форме N 0409134 открытое акционерное общество АКБ "Русский банк имущественной опеки" отразило всю сумму резервного фонда, тогда как необходимо было отразить только сумму резервного фонда, сформированного из прибыли. И по этой причине информация об обязательных нормативах в отчетности по форме N 0409135, основанная на информации отчетности по форме о расчетах собственных средств (капитала), также содержало недостоверную информацию*(129).

Таким образом, исследование существующей судебной практики и федерального банковского законодательства, позволяет сделать вывод, что под нарушением нормативов, установленных Банком России (ч. 2. ст. 15.26 КоАП РФ), следует понимать противоправные деяния кредитных организаций, результатом которых является несоблюдение числовых значений обязательных нормативов, методик их расчетов и порядка их предоставления в Банк России.

Но, помимо несоблюдения банковских нормативов, к числу деяний составляющих объективную сторону административного правонарушения - нарушения законодательства о банках и банковской деятельности (ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ) также относится нарушение кредитными организациями иных обязательных требований, содержащихся не только в ФЗ "О банках и банковской деятельности", ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", а также других нормативно-правовых актах, регулирующих отношения в сфере банковской деятельности. Поэтому следует заметить, что, установив административную ответственность за такие правонарушения, ни нормы КоАП РФ, ни федеральное банковское законодательство не дают понятие иных обязательных требований. Это негативно может отразиться на квалификации того или иного деяния кредитной организацией в качестве противоправного. Так, к нарушениям некоторых обязательных требований, о которых идет речь, в ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ, можно было бы отнести также нарушения валютного законодательства*(130) (например, связанные с осуществлением валютных операций), или законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Ведь деяния, совершенные в этой сфере непосредственно связаны с банковской деятельностью кредитных организаций и имеют банковскую правовую природу*(131). И, как было верно отмечено Я.А. Гейвандовым, действующее законодательство выделяет их в качестве элементов других составов административного правонарушения (например, ст. 15.25, 15.27 КоАП). "Такая позиция ограничивает понимание сущности банковской деятельности, ее правового регулирования и административно-правовой защиты"*(132).

Данная проблема существует не только на страницах научной литературы, но и отмечена судебной практикой. Например, в 2006 г. в Арбитражный суд г. Москвы обратилось ООО КБ "ЭПИН-БАНК" с заявлением к Центральному банку Российской Федерации о признании незаконным решения и предписания. Кредитная организация ссылалась на то, что она необоснованно привлечена к ответственности по ст. 74 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" в связи с нарушением нормативных актов Банка России, а именно, п. 2.8 Положения Банка России от 20 декабря 2002 г. N 207-П, "О порядке представления кредитными организациями в уполномоченный орган сведений, предусмотренных Федеральным законом "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма"*(133). Исходя из обстоятельств дела общество с ограниченной ответственностью КБ "ЭПИН-БАНК" необходимые сведения представило, и считало, что нарушений положений указанного нормативного акта Банка России допущено не было. При этом кредитной организацией было отмечено, что совершенные действия, составляют объективную сторону административного правонарушения предусмотренного именно ст. 15.26 КоАП РФ. Следовательно, Банком России в данном случае нарушен административно-процессуальный порядок привлечения к ответственности.

Центральный банк Российской Федерации с выводами ООО КБ "ЭПИН-БАНК" не согласился, и посчитал, что в его деянии имеется нарушение п. 2.8 Положения Банка России от 20 декабря 2002 г. N 207-П, "О порядке представления кредитными организациями в уполномоченный орган сведений, предусмотренных Федеральным законом "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма". И поскольку сведения по подлежащим обязательному контролю операциям, указанные в ст. 7 Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма", изначально должны быть представлены в полном объеме, то повторное их представление в связи с наличием в них ошибок, свидетельствует о нарушении указанных актов. По мнению Банка России нормы КоАП РФ к рассматриваемым правоотношениям не применимы, проверка проведена в установленном законом порядке с учетом Инструкции Банка России от 31 марта 1997 г. N 59 "О применении к кредитным организациям мер воздействия за нарушения пруденциальных норм деятельности". Такой порядок привлечения к ответственности кредитных организаций, согласно выводам Центрального банка Российской Федерации, он вправе применить в соответствии со ст. 74 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", поскольку данная норма при введении в действие КоАП РФ не была отменена.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что ст. 7 Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов полученных преступным путем, и финансированию терроризма" регулирует порядок представления кредитными организациями в уполномоченный орган сведений об операциях с денежными средствами или иным имуществом, подлежащих обязательному контролю, а также иных операциях, связанных с легализацией (отмыванием доходов). В рамках этой процедуры кредитная организация должна была доставить отчет в виде электронного сообщения (ОЭС), содержащий сведения об операциях с денежными средствами или иным имуществом, подлежащим обязательному контролю, а также иных операциях, связанных с легализацией (отмыванием доходов), в территориальное учреждение по каналам связи или на магнитном носителе*(134).

Актом проверки Банка России от 30 сентября 2005 г. установлен возврат контрольным органом сообщений, в том числе 18 отчетов в виде электронных сообщений (ОЭС) по операциям, подлежащим обязательному контролю, что составило 0,9% от общего количества сообщений по причинам технических сбоев, указанием неверных реквизитов идентификационного номера налогоплательщика (ИНН), основного государственного регистрационного номера (ОГРН), не указанием дополнительной информации. Следовательно, ООО КБ "ЭПИН-БАНК" проводился анализ возвращенных сообщений, и принимались меры для устранения ошибок. А повторная отправка сообщений осуществлялась в срок, установленный Положением Банка России от 20 декабря 2002 г. N 207-П. При этом Центральный банк Российской Федерации полагал: противоправное деяние ООО КБ "ЭПИН-БАНК" выражено в том, что отчет в виде электронного сообщения должен изначально быть сформирован кредитной организацией качественно и полно, сами по себе факты возврата переданной информации банком свидетельствуют о нарушении порядка представления сведений.

В результате анализа, нормативно-правовых актов, на которых основаны доводы сторон, доказательств представленных по делу суд пришел к выводу, что в действиях ООО КБ "ЭПИН-БАНК" отсутствует нарушение порядка представления в уполномоченный орган сведений об операциях с денежными средствами или иным имуществом, подлежащих обязательному контролю. Поскольку само Положение Банка России от 20 декабря 2002 г. N 207-П, "О порядке представления кредитными организациями в уполномоченный орган сведений, предусмотренных Федеральным законом "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма"*(135) предусматривает случаи допущения ошибок кредитными организациями при передаче сведений и регулирует порядок их исправления. В свою очередь, кредитная организация приняла все необходимые меры для устранения технических ошибок, и в установленный срок осуществила повторную отправку возвращенных сообщений.

Кроме того, Арбитражным судом г. Москвы было особо отмечено, что в соответствии с п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 27 января 2003 г. N 2 нормы, содержащиеся в федеральных законах и устанавливающие ответственность в сфере публичных правоотношений, не отмененные Вводным законом, подлежат применению после 30 июня 2002 г. в части, не противоречащей КоАП РФ. И так как ст. 15.26 КоАП РФ устанавливает ответственность кредитных организаций за нарушение установленных Банком России нормативов и иных обязательных требований, то возложение и реализация административной ответственности должна осуществляться в пределах санкций, установленных этой нормой, с учетом порядка привлечения к административной ответственности и с соблюдением процессуальных прав кредитной организации. Но поскольку процессуальный порядок привлечения к административной ответственности Центральным банком Российской Федерации соблюден не был, суд счел обжалуемое решение незаконным*(136). Данное решение Арбитражного суда г. Москвы было обжаловано Банком России в Девятый арбитражный апелляционный суд, который посчитал, что суд первой инстанции вынес законное и обоснованное решение, полно и правильно установил обстоятельства дела, применил нормы материального права, подлежащие применению, и не допустил нарушения процессуального законодательства.

Таким образом, Арбитражным судом г. Москвы было принято решение, выявляющее, существенные проблемы в области установления, возложения и реализации административной ответственности за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности. В том числе отмечены последствия неправильной квалификации должностным лицом Банка России деяния, совершенного кредитной организацией, составляющего объективную сторону ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ, которую, как уже было отмечено ранее, законодатель позволяет толковать различно. А тем самым предоставляет возможность для проявления личного усмотрения со стороны Банка России и его должностных лиц, что может негативно отразится не только на устойчивости конкретной кредитной организации, но и нарушить права и интересы ее вкладчиков и кредиторов.

Поэтому для наиболее точной квалификации деяний, составляющих объективную сторону нарушения законодательства о банках и банковской деятельности установленного ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ законодателю (возможно даже в качестве примечания к данной статье) необходимо определить круг требований, за нарушение которых на кредитную организацию должна быть возложена административная ответственность.

Также заметим - ч. 3 ст. 15.26 КоАП РФ предусмотрено, что нарушения, установленных Банком России нормативов и иных обязательных требований, если они создают реальную угрозу интересам кредиторов (вкладчиков) влекут возложение более сурового наказания. В отличие от ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ в ч. 3 этой статьи установлен квалифицированный состав, рассматриваемого административного правонарушения, поскольку он предполагает не просто нарушение кредитными организациями установленных Банком России нормативов и иных обязательных требований, а возникновение реальной угрозы интересам кредиторов и вкладчиков в результате такого рода нарушений. Таким образом, если для квалификации административного правонарушения по ч. 2 достаточно просто формального нарушения нормативов и иных обязательных требований со стороны кредитной организации, то применительно к ч. 3 ст. 15.26 КоАП РФ этого не достаточно. Требуется установить возникновение более серьезных угроз, для банковской системы России, а именно "реальную угрозу интересам кредиторов (вкладчиков)", представляющих большую общественную опасность. Однако, законодатель, выделяя создание реальной угрозы интересам кредиторов (вкладчиков) в качестве квалифицирующего признака, т.е. более общественно опасного, чем просто нарушение нормативов и иных обязательных требований одновременно сводит такого рода противоправные деяния только к форме действий. В связи с этим, возникает вопрос, почему только "действие", а не "бездействие" кредитной организации, по мнению законодателя, может причинить наиболее значимый вред кредиторам и вкладчикам, и создать реальную угрозу их интересам? Нормы федерального законодательства не дают ответа на поставленный вопрос и не содержат критериев для классификации тех или иных деяний как создающих или не создающих реальную угрозу интересам кредиторов (вкладчиков). Более того, угроза, о которой упоминается в ч. 3 ст. 15.26 КоАП РФ, при осуществлении банковской деятельности существует всегда и для этого не надо совершать противоправное деяние. Ведь она предполагает возможную опасность*(137), а значит, может быть обусловлена не правонарушением кредитной организации, а рисками присущими для денежно-кредитных отношений.

Этот вопрос поднимался в научных работах до принятия КоАП РФ. Еще в 1997 г. Я.А. Гейвандовым*(138) было отмечено, что, не устанавливая в федеральном законодательстве правовых критериев для отнесения того или иного деяния к "реально угрожающему", законодатель представляет дополнительную возможность для проявления личного усмотрения со стороны Банка России и его должностных лиц. Поскольку они могут квалифицировать то или иное деяние как "реально" или "не реально угрожающее", что приводит к нарушению процедуры возложения и реализации административной ответственности кредитных организаций, и повышению уровня коррупции среди чиновников различных уровней.

Поэтому необходимо, определить в федеральном законодательстве количественные, качественные критерии, позволяющие квалифицировать те или иные деяния как создающие или не создающие реальную угрозу интересам кредиторов (вкладчиков). Например, одним из таких критериев, как представляется, можно назвать способность кредитных организаций отвечать по своим обязательствам перед кредиторами и вкладчиками. Кроме того для устранения пробела в законодательстве, который не во всех случаях нарушений банковских нормативов и иных обязательных требований позволяет налагать административные наказания на кредитные организации, следует в ч. 3 ст. 15.26 КоАП РФ заменить слова "действия, предусмотренные частью 2 настоящей статьи" на "деяния, предусмотренные частью 2 настоящей статьи". Что упростит процедуру привлечения к административной ответственности и обеспечит юридически верную квалификацию объективной стороны нарушения законодательства о банках и банковской деятельности.

Другим немаловажным элементом административно-правового состава нарушения законодательства о банках и банковской деятельности является субъект административного правонарушения, которым признается лицо, совершающее правонарушение и способное при этом нести юридическую ответственность, т.е. обладающее деликтоспособностью*(139). Согласно правовым нормам КоАП РФ всех субъектов административных правонарушений, можно объединить в две группы: индивидуальные и коллективные субъекты. К первой группе относятся граждане, и лица, обладающие специальным статусом, например, должностные лица кредитных организаций, а ко второй - юридические лица, а именно банки и небанковские кредитные организации. Каждый из этих субъектов обладает общими признаками, которыми наделяется любое лицо, совершающее административное правонарушение (общий субъект) или особыми, т.е. присущими отдельным группам индивидуальных или коллективных субъектов и отражающим специфические черты их правового статуса (специальные субъекты). Именно эти признаки среди прочих юридических лиц позволяют выделить в качестве субъекта нарушения законодательства о банках и банковской деятельности кредитную организацию. Она образуется, на основе любой формы собственности как хозяйственное общество, целью ее деятельности является извлечение прибыли и, безусловно, кредитная организация является юридическим лицом. Но, несмотря на это, права и связанные с ними обязанности, в сфере банковской деятельности возникают у кредитной организации не с момента ее государственной регистрации в качестве юридического лица или внесения записи в реестр кредитных организации, а при получении лицензии Банка России на осуществление банковских операций. То есть, кредитная организация обладает особым статусом лица, участвующего в осуществлении денежно - кредитной политики, как одного из основных направлений деятельности государства*(140). И как такое лицо, оно подлежит административной ответственности за конкретные правонарушения.

Причем немаловажным при установлении, возложении и реализации административной ответственности является вид кредитной организации - банк или небанковская кредитная организация. Поскольку правовой статус, который определяется объемом осуществляемых операций, различен. Например, банк обладает исключительным правом осуществлять такие банковские операции, как привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады, размещение их от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, а также открытие и ведение банковских счетов названных лиц. А небанковская кредитная организация имеет право осуществлять лишь отдельные банковские операции, предусмотренные ФЗ "О банках и банковской деятельности". Перечень разрешенных операций банка или небанковской кредитной организации содержится в лицензии, выдаваемой Банком России. В зависимости от этого те или иные деяния кредитной организации будут являться правомерными или противоправными. Поэтому с целью дифференциации административной ответственности различных категорий лиц и обеспечения справедливой правовой оценки, совершенных ими противоправных деяний*(141), необходима их верная квалификация.

Но, к сожалению, далеко не всегда это возможно. Так, иногда правоприменители, казалось бы, бесспорные положения административного законодательства, толкуют по своему собственному усмотрению в угоду личных интересов. Например, в письме от 2 июля 2002 г.*(142), разъясняя порядок применения ст. 15.26 КоАП РФ, Центральный банк Российской Федерации отметил, что данная норма, вводящая особый состав административного правонарушения - нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, не выделяет специальных субъектов административной ответственности и позволяет применять административные наказания, как к кредитным организациям, так и к их должностным лицам. Поэтому Банк России рекомендовал своим территориальным учреждениям возбуждать дела об административных правонарушениях, установленных ст. 15.26 КоАП РФ, лишь в отношении должностных лиц кредитных организаций, а к самим кредитным организациям применять меры, предусмотренные федеральным банковским законодательством.

Заметим, что, во-первых, официальное толкование административного законодательства не входит в компетенцию Центрального банка Российской Федерации и противоречит нормам Конституции РФ и федерального законодательства, а принятый им акт способствует нарушению прав и законных интересов граждан. Во-вторых, при установлении составов административных правонарушений законодатель четко определяет, круг лиц, на которых распространяется действие той или иной нормы. Так, согласно ст. 15.9 КоАП РФ неисполнение банком решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента "влечет наложение административного штрафа на должностных лиг)"*(143); ст. 15.10 КоАП РФ - "неисполнение банком или иной кредитной организацией поручения органа государственного внебюджетного фонда о зачислении во вклады граждан сумм государственных пенсий и (или) других выплат - влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 4 тыс. до 5 тыс. руб.; на юридических лиц - от 40 тыс. до 50 тыс. руб."*(144); ч. 2 ст. 15.25 КоАП РФ также предусматривает, что "нарушение установленного порядка открытия счетов (вкладов) в банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 1 тыс. до 1,5 тыс. руб.; на должностных лиц - от 5 тыс. до 10 тыс. руб.; на юридических лиц - от 50 тыс. до 100 тыс. руб."*(145). Таким образом, при установлении составов административных правонарушений, законодатель всегда дает точное указание на соответствующих субъектов - граждан, должностных или юридических лиц.

И ст. 15.26 КоАП РФ не является исключением из общего правила, несмотря на то, что субъект нарушения законодательства о банках и банковской деятельности установлен не санкцией данной нормы, а ее диспозицией. Так, часть 1 ст. 15.26 КоАП РФ закрепляет, что "осуществление кредитной организацией производственной, торговой или страховой деятельности"*(146) влечет возложение административной ответственности, аналогичные юридические последствия предусмотрены частью 2 этой же статьи за "нарушение кредитной организацией, установленных Банком России нормативов и иных обязательных требований"*(147).

Остается загадкой, какими соображениями руководствовался Банк России, когда, разъясняя в Указании оперативного характера от 2 июля 2002 г. своим территориальным учреждениям, порядок применения ст. 15.26 КоАП РФ, пришел к выводу, что специальный субъект*(148) административного правонарушения предусмотренного данной нормой не выделен. Ведь как представляется, достаточно сложно в ст. 15.26 КоАП РФ усмотреть в качестве субъекта нарушения законодательства о банках и банковской деятельности не кредитную организацию, а ее должностное лицо.

Следует также отметить, что правонарушение, совершенное должностным лицом, а не кредитной организацией предполагает не только различия в субъектах, но и в субъективной стороне. Этим термином обозначается внутренняя, психологическая сторона правонарушения, характеризуемая соответствующими признаками - вины, мотива, цели, эмоционального состояния*(149) и существующая в пределах сознания и воли, которые выражаются, прежде всего, в деяниях субъектов правонарушений. Соответственно субъект и субъективная сторона административного правонарушения находятся в тесной взаимосвязи межу собой, в том числе это и обуславливает необходимость исследования субъективной стороны нарушения законодательства о банках и банковской деятельности. И поскольку кредитная организация как субъект административного правонарушения обладает своими особенностями, представляется актуальным рассмотрение субъективной стороны нарушения законодательства о банках и банковской деятельности в самостоятельной части нашей работы.

Но прежде хотелось бы отметить, что анализ состава административного правонарушения, установленного ст. 15.26 КоАП РФ позволил сделать ряд выводов.

Во-первых, объектом состава данного правонарушения являются публично-правовые отношения, возникающие при реализации норм законодательства о банках и банковской деятельности, устанавливающего порядок: регистрации кредитных организаций; осуществления банковских операций; формирования обязательных нормативов; соблюдения банковской тайны; предоставления отчетности; а также антимонопольные правила, правила бухгалтерского учета и др.

Во-вторых, объективную сторону состава административного правонарушения предусмотренного ст. 15.26 КоАП РФ составляют: осуществление производственной, торговой, страховой деятельности, а также нарушение установленных Банком России нормативов и иных обязательных требований.

В-третьих, субъектом нарушения законодательства о банках и банковской деятельности являются кредитные организации - банки и небанковские кредитные организации.

В-четвертых, при установлении состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.26 КоАП РФ законодатель использует термины, содержание которых не раскрыто в федеральном законодательстве, например: "торговая деятельность", "иные обязательные требования", что создает трудности в процессе применения данной нормы. Причем к нарушениям некоторых обязательных требований, о которых идет речь, в ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ, можно было бы отнести также нарушения валютного законодательства (например, связанные с осуществлением валютных операций), или законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Ведь деяния, совершенные в этой сфере непосредственно связаны с банковской деятельностью кредитных организаций и имеют банковскую правовую природу.

В-пятых, в ч. 3 ст. 15.26 КоАП РФ законодатель необоснованно ограничивает нарушения установленных Банком России нормативов и иных обязательных требований действиями кредитных организаций, тогда как такие деяния совершаются еще и в форме бездействия.

В-шестых, законодатель в качестве признака объективной стороны правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 15.26 КоАП РФ устанавливает "создание реальной угрозы интересам кредиторов и вкладчиков". Однако он не определяет качественных и количественных критериев, позволяющих дифференцировать те или иные деяния как создающие или не создающие "реальную угрозу". Поэтому требуется такое совершенствование федерального законодательства, которое не только устранило бы существующие пробелы, но и создало правовые гарантии и обеспечивало бы подлинный режим законности при привлечении кредитных организаций к административной ответственности.

2.2. Вина как условие административно-правовой ответственности кредитных организаций

Вина как условие юридической ответственности получила свое выражение в различных отраслях права. Но подходы к ее пониманию различны. Например, уголовное право, рассматривает вину в качестве обязательного признака преступления, без наличия которого невозможно возложение и реализация уголовной ответственности; гражданское право, напротив, указывает нам на существование случаев, когда возможно возмещение убытков причинителем вреда без наличия вины - безвиновная ответственность*(150); административное право также как и уголовное признает вину необходимым признаком юридической ответственности, однако в качестве исключения упоминает о ситуации при наличии, которой возможно возложение и реализация административной ответственности без вины соответствующего лица*(151).

Особую актуальность*(152) этот вопрос приобрел с момента принятия нового КоАП РФ, устанавливающего в качестве субъектов административных правонарушений не только физических, но и юридических лиц. Значимость этой новеллы административного законодательства была особо отмечена еще на стадии принятия нового Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Президентом РФ, который отклонил принятый Федеральным собранием нормативно-правовой акт, в силу наличия в нем существенных концептуальных недостатков. В частности, было подчеркнуто, что Кодекс относит вину к одним из обязательных признаков административного правонарушения, однако не содержит в себе ее понятия. А толкование вины в качестве психического отношения лица к совершаемому действию (бездействию) и к его последствиям "вряд ли применимо к юридическим лицам как к субъектам административных правонарушений"*(153). Поэтому "должно быть дано соответствующее определение, в том числе установлены критерии виновности юридических лиц"*(154).

С учетом названных замечаний, внесенных Федеральным собранием, КоАП РФ 30 декабря 2001 г. был подписан Президентом РФ, а с 1 июля 2002 г. введен в действие. Но, восполнив пробелы в одних правоотношениях, в других КоАП РФ создал новые. Например, установив административную ответственность юридических лиц, законодатель не сумел урегулировать все вопросы, связанные с процедурой ее возложения и реализации, в том числе, касающиеся квалификации их вины, что в равной мере относится и к кредитным организациям. Поскольку каждая из них, независимо от того банк это или небанковская кредитная организация является в соответствии со ст. 1 ФЗ "О банках и банковской деятельности"*(155), юридическим лицом, которое образуется на основе любой формы собственности как хозяйственное общество. Следовательно, процедура возложения и реализации административной ответственности, и квалификация вины кредитной организации должны осуществляться в порядке, предусмотренном КоАП РФ для юридических лиц. Поэтому невозможно дифференцированное исследование вины кредитных организаций и юридических лиц.

Понятие вины юридических лиц как субъектов административного правонарушения отлично от понятия вины физических лиц, что обусловлено, особенностями правового статуса юридических лиц. Ведь они являются такими субъектами права, которые не подходят под понятие физического лица, а "называются также нравственным или моральным (persona moralis), но приличнее называть... именно юридическим, потому что сама личность эта создается только во имя права: какому-либо понятию или предмету присваиваются права, и вследствие того нечеловек соделывается лицом в смысле юридическом"*(156).

То есть, любое юридическое лицо, в том числе и кредитная организация, представляет собой несуществующее в действительности, а лишь воображаемое лицо*(157), абстракцию*(158). Поэтому использование вины как психического отношения к совершенному деянию не представляется возможным для таких субъектов права.

В целях рассмотрения вины кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности (предусмотренного ст. 15.26 КоАП РФ) как условия административно-правовой ответственности рассмотрим более подробно нормы административного законодательства в соотношении с нормами других отраслей права. Так, на основании ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ кредитная организация, как юридическое лицо, может быть признана виновной в совершении административного правонарушения, лишь в том случае, если будет установлено, что у нее имелась возможность для соблюдения правил и норм федерального законодательства и законодательства субъектов Российской Федерации, но не были приняты все зависящие от нее меры по их соблюдению. Такой подход к пониманию вины претендует на особый статус юридического лица, а соответственно и кредитной организации, как самостоятельного субъекта административной ответственности. Однако, по своей сути, рассматриваемая норма, повторяет конструкцию вины, установленную в налоговом законодательстве, и определяет ее через вину должностных лиц*(159). Иначе как можно ответить на вопрос: имелась ли возможность у кредитной организации предотвратить вредные последствия? Или предприняла ли она все необходимые меры для их предотвращения?

Но недостаточно закрепить только понятие вины, необходимо также наличие ее форм, которые должны иметь свою специфику. А поскольку кредитные организации являются юридическими лицами, то формы их вины должны отличаться от форм вины физических лиц. "Использование же формы вины, органически присуще физическим лицам, практически невозможно без ущерба для здравого смысла"*(160) при понимании вины кредитных организаций.

Но та правовая конструкция, которая используется для квалификации форм вины юридического лица в административном законодательстве не что иное, как классическое понимание умысла и неосторожности физического лица и в подтверждение сказанных слов процитируем ст. 2.2 КоАП РФ, согласно которой "административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть"*(161).

Исходя из содержания ст. 2.2 КоАП РФ, административное правонарушение кредитная организация может совершить как в форме умысла, так и неосторожности. Но возникает вопрос: почему законодатель, формулируя понятие вины и административного правонарушения, обоснованно использует термин "юридическое лицо", а в понятиях форм вины употреблен термин "лицо" безотносительно к какому-либо виду субъектов административного правоотношения? Может быть положения рассматриваемой статьи вовсе не предназначены для применения к юридическим лицам, и для состава их правонарушения достаточно простого наличия вины без ее форм в виде умысла и неосторожности? Такой подход прояснил бы положение вещей, однако при анализе судебной практики возникает еще один вопрос: если ст. 2.2 КоАП РФ упоминает в качестве умысла и неосторожности виновное действие (бездействие) не юридического лица, то почему в отдельных судебных решениях деяния некоторых юридических лиц оцениваются как умышленные*(162). Значит, все-таки, рассматриваемое положение КоАП РФ подразумевает под "лицом" не только физическое, но и юридическое лицо. Но тогда неясно как понимать то, что кредитная организация, совершившая административное правонарушение, предусмотренное ст. 15.26 КоАП РФ может сознавать противоправный характер своего действия или бездействия? Ведь сознание представляет собой функцию мозга, психическую деятельность, "способность человека мыслить, рассуждать и определять свое отношение к действительности"*(163).

Ответить на этот вопрос возможно лишь посредством рассмотрения воли как правовой категории, участвующей в формировании вины. Воля в праве привлекает внимание ученых-юристов уже длительный период времени и имеет тесную связь с вопросом о субъекте права. Теории, сформулированные в фундаментальных трудах известных ученых прошлых столетий, таких как Савиньи*(164), Виндшейд*(165), Иеринг*(166), Дювернуа*(167) и др. помогают нам уяснить понятие воли юридического лица и сущность его личности, неразрывно связанных с понятием субъективного права и права собственности.

Также подчеркнем, что для раскрытия содержания "воли", недостаточно ее рассмотрение с точки зрения права, поскольку она неразрывно связана с психикой человека, его личностью и имеет характер скорее общенаучного понятия, получившего широкое распространение в различных областях научных знаний, таких как философия, медицина, психология, а приоритет в ее определении принадлежит скорее последней.

В психологии на протяжении длительного периода времени складывается целая система теории воли, так Е.П. Ильин в своем труде, посвященном психологии воли говорит: "Понять, что такое воля, можно только в том случае, если удастся свести воедино крайние точки зрения, каждая из которых абсолютизирует... мотивацию, принимаемую за волю в одном случае, или направленное на преодоление трудностей волевое усилие, к которому сводится воля, в другом случае... Подходы к пониманию сущности воли отражают различные ее стороны, обозначают различные ее функции и вовсе не противоречат друг другу. В самом деле, воля с одной стороны, связана с сознательной целеустремленностью человека, с преднамеренностью его поступков и действий, т.е. с мотивацией, с самоинициацией действий и самоуправлением при их осуществлении (отсюда и создающееся у человека впечатление о свободе поступков и действий, кажущаяся их независимость от внешних условий, от влияния других людей). С другой стороны, наиболее яркое проявление воли наблюдается при преодолении трудностей. Отсюда и возникает мнение, что воля нужна только для этих случаев. В действительности же волевое (или, другими словами, произвольное) управление включает и то и другое"*(168).

Воля есть ничто иное, как свойство психики индивида, выражающееся в сознательном регулировании своих действий, которые порождаются определенными внешними факторами. Она складывается из побуждения к действию, постановки цели и самого действия, однако иногда между этими ее составляющими появляется сомнение в цели, сомнение в средствах, несколько конкурирующих целей, затем следует мысль о возможных нежелательных последствиях и только потом индивид действует. Иначе говоря, происходит размышление о своем поведении, сознательный выбор одного решения из нескольких, которому предшествует анализ возможных последствий, мотивация. Примером таких действий может быть решение клиента о заключении договора банковского счета или банковского вклада, действия служащего Банка России, направленные на составление протокола об административном правонарушении, совершенном кредитной организацией и др.

Вышесказанное позволяет заключить, что воля имеет биологическую природу, являясь свойством человека. Однако право применяет рассматриваемое понятие не только к индивидуальным субъектам, но и к коллективным, говоря об "общей воле" или "воле юридического лица". И соответственно напрашивается вопрос "коль скоро они не являются биологическими субстанциями, то откуда может возникнуть у них воля?"*(169).

Ответ на поставленный вопрос формировался правоведами в течение длительного периода времени в различных учениях о юридическом лице. Так Савиньи предполагал, что "юридическое лицо, собственно, само не может действовать, однако, необходимые для... соотношений юридического лица действия делаются возможным организованным для этой цели представительством: оно регулируется особенным устройством. Воля представителей юридического лица, определенных физических лиц, рассматривается... посредством фикции как воля юридического лица"*(170).

А значит, говоря о вине кредитных организаций, как юридических лиц, мы подразумеваем, вину тех лиц, которые уполномочены совершать юридически значимые действия от их имени, т.е. органов управления, должностных лиц, работников и представителей кредитных организаций. Но возможно ли, что действия всех вышеперечисленных субъектов выражают волю кредитной организации и отождествляются с ее действиями?

Для ответа на поставленный вопрос необходимо определить значения понятий органа управления кредитной организации, ее представителей, должностных лиц и работников.

В соответствии со ст. 11.1 ФЗ "О банках и банковской деятельности"*(171), органами управления кредитной организацией являются общее собрание ее учредителей (участников), совет директоров (наблюдательный совет), единоличный исполнительный орган и коллегиальный исполнительный орган. Орган управления создает права и обязанности для кредитной организации и выражает ее волю путем совершения различных действий в интересах кредитной организации от ее имени и за ее счет. Однако, это не означает, что, например, единоличный исполнительный орган кредитной организации не имеет своей собственной воли, а она обусловлена волей юридического лица, но не сводится к ней. Так, руководитель кредитной организации, в соответствии со ст. 22 ФЗ "О банках и банковской деятельности"*(172), управомочен на создание филиала, расположенного вне места нахождения кредитной организации в целях осуществления банковских операций, предусмотренных лицензией Банка России. Очевидно, что руководитель кредитной организации действует от ее лица и в ее интересах, но вместе с ее волей он выражает и свою собственную. В пределах предоставленных правомочий руководитель кредитной организации из нескольких кандидатов в руководители создаваемого филиала, отвечающих квалификационным требованиям, назначит только одно лицо, которое в дальнейшем и будет исполнять организационно-распорядительные полномочия, и тем самым он выразит не только волю кредитной организации, но и свою собственную.

В этой связи возникает вопрос, будет ли кредитная организация отвечать за неправомерные действия органов управления? И поскольку орган управления осуществляет действия от имени кредитной организации и за ее счет, то логично предположить, что и ответственность за его действия несет сама кредитная организация. Однако если эти действия совершаются с нарушением пределов компетенции, можно ли их отождествлять с действиями юридического лица и несет ли в таком случае кредитная организация ответственность за правонарушения, совершенные органом управления? "Компетенция органа не является его субъективным правом. Правомочия, которые принадлежат органу, - это правомочия самого юридического лица"*(173). Следовательно, орган управления своими действиями порождает для кредитной организации права и обязанности, и в случае, если они выходят за пределы компетенции, юридическое лицо не несет ответственности, но если противоправные действия совершены в рамках компетенции органа управления, то и ответственность должна быть возложена на кредитную организацию.

В отличие от органов управления действия представителей кредитной организации имеют ряд характерных особенностей: они осуществляют свою деятельность не только на основании закона и устава данной организации, но также и на основании доверенности. Например, в соответствии со ст. 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ*(174) и ст. 25.4 КоАП РФ*(175) представительство юридического лица в арбитражном суде могут осуществлять лица, имеющие право на оказание профессиональной юридической помощи, и получившие такой статус в порядке установленном федеральным законодательством - адвокаты*(176). Они действуют в интересах кредитной организации на основании доверенности, как независимые профессиональные советники по правовым вопросам*(177). А следовательно, хотя они и представляют интересы кредитной организации в различного рода правовых отношениях, все же являются "свободными" от нее. Поэтому некоторые авторы полагают, что виновные действия представителей юридического лица не могут рассматриваться в качестве вины самого юридического лица, а если последнее и отвечает за своих представителей, то в этом случае несет "чужую" вину*(178). Однако, по нашему мнению, действия представителей, совершенные в пределах правомочий и в интересах кредитной организации, должны рассматриваться как воля последней, а, следовательно "их провинности правильнее относить к собственной вине юридического лица, а ответственность последнего за своих представителей рассматривать как ответственность за собственную, а не "чужую" вину"*(179).

К числу же других лиц*(180), которые могут осуществлять юридически значимые действия в интересах кредитной организации и не являться представителями, относятся ее работники, должностные лица. Они действуют в пределах своих служебных полномочий, и состоят с данной организацией в трудовых отношениях. Причем должностные лица кредитной организации отличаются от других ее работников объемом полномочий, поскольку именно они осуществляют организационно-распорядительные или административно - хозяйственные функции. И, если квалифицировать вину кредитной организации посредством вины ее должностных лиц, то таковыми будут, скорее всего: члены совета директоров (наблюдательного совета); руководитель кредитной организации, руководитель филиала или представительства; заместители руководителя головной кредитной организации, ее филиала или представительства; а также главный бухгалтер кредитной организации, и другие лица, на которые в соответствии с законодательством Российской Федерации и уставом банка или небанковской кредитной организации, возложены организационно-распорядительные или административно-хозяйственные полномочия.

В связи с этим мы задаемся очередным вопросом, какие действия служащих и должностных лиц кредитной организации могут быть отнесены к виновным действиям ее самой?

Как представляется, юридическое лицо, которым и является кредитная организация, есть не что иное, как организованный коллектив людей, независимо от того "действуют ли эти люди в качестве членов юридического лица"*(181) или же в качестве должностных лиц. При этом, любой работник при выполнении своих служебных обязанностей "не противостоит юридическому лицу в качестве отличного от него субъекта права"*(182). Именно из совокупности деяний служащих и должностных лиц кредитной организации, осуществляемых в рамках их полномочий, и возникает ее деятельность как самостоятельного субъекта правоотношений. А значит и ответственность кредитной организации за вред, причиненный работниками, действующими от ее имени и в ее интересах, является ее собственной. Следовательно, и вина кредитной организации обуславливается виновным деянием ее работника, в рамках его обязанностей, как конкретного исполнителя ее воли. Вина кредитной организации только тогда имеет место быть, если ее действия отождествляются с действиями лиц организующих ее деятельность и входящих в ее состав, а намеренное нарушение своих служебных обязанностей определяется как порочность воли и сознания.

Примером этому являются нарушения законодательства о банках и банковской деятельности, совершенные закрытым акционерным обществом "Акционерный коммерческий банк "Гранит"*(183). Центральным банком Российской Федерации 3 сентября 2004 г. было вынесено предписание, согласно которому с 6 сентября 2004 г. сроком на один год ЗАО "АКБ "Гранит" запрещалось осуществлять привлечение денежных средств физических лиц во вклады (до востребования или на определенный срок), открывать банковские счета физическим лицам. Данное предписание мотивировано тем, что ЗАО "АКБ "Гранит" не выполняло требования ст. 31 ФЗ "О банках и банковской деятельности" в части своевременного перечисления денежных средств по поручениям клиентов. И по состоянию на 30 августа 2004 г. банком не исполнены распоряжения клиентов на сумму 110 732 855 руб. 76 коп. (длительность картотеки составила 13 дней). По данным Банка России вследствие ведения высоко рискованных операций по кредитованию, которые, в свою очередь, привели к невозврату в срок кредитов и процентов по ним, возник дефицит ликвидных активов для исполнения обязательств ЗАО "АКБ "Гранит" перед кредиторами и вкладчиками, фактически была утрачена платежеспособность кредитной организации. Однако, несмотря на это ЗАО "АКБ "Гранит" и после 6 сентября 2004 г. неоднократно заключал договоры банковского рублевого вклада до востребования с физическими лицами*(184) и открывал им счета. Исходя из данных обстоятельств видно, что кредитная организация неоднократно совершала нарушение обязательных требований в части осуществления расчетов, установленных банковским законодательством. При этом вина ЗАО "АКБ "Гранит" как субъекта административного правонарушения складывается из вины органов управления, должностных лиц и других работников, которые нарушили взятую на себя обязанность по соблюдению законодательства Российской Федерации, и проявили порочность воли и сознания.

Однако, как подчеркивал Г.К. Матвеев, "говоря о вине юридического лица как совокупности индивидуальных провинностей его органа и членов (участников)... вина одного из них не обязательно должна быть связана во всех случаях с виной другого"*(185). И в таком случае наличие вины кредитной организации можно определить следующим образом:

1) Вина есть только в деяниях органов управления кредитной организацией. Например, руководитель кредитной организации обязан обеспечить контроль за надлежащим хранением и использованием печатей, штампов и бланков с тем, чтобы исключить возможность их утери или использования в целях злоупотреблений. Учет печатей и угловых штампов кредитной организации ведется в специальной книге, где указываются фамилии и должности лиц, у которых они находятся, и выдаются им под роспись. Книга должна храниться в несгораемом шкафу у руководителя кредитной организации или, по его усмотрению, у главного бухгалтера*(186). В случае несоблюдения данных требований, установленных Центральным банком Российской Федерации, ответственность за провинность должна быть возложена на руководителя кредитной организации.

2) Вина присутствует только в действиях работника кредитной организации, если он, например, при осуществлении кассовой операции уничтожил, произвел гашение сомнительных, имеющих признаки подделки денежных знаков Банка России, в том числе путем проставления штампов, пробивания отверстий, разрезания. Или при отсутствии системы контроля, установленной на компьютерном оборудовании и исключающей единоличный доступ кассового работника к осуществлению операций по банковскому счету, счету по вкладу (депозиту) клиента без его распоряжения, кассовый работник выполнил поручение клиента по осуществлению операции с наличными деньгами по банковскому счету, или счету по вкладу (депозиту), и при этом не подписал соответствующие документы у бухгалтерского работника*(187).

3) Вина органа управления юридического лица и вина ее должностного лица и других работников. Например, в случае, если бухгалтерским работником кредитной организации задержано более чем на 15 дней представление ежемесячной отчетности, а руководитель не исполнил свою обязанность по проверке своевременности ее составления, в результате этого по основаниям, предусмотренным ст. 20 ФЗ "О банках и банковской деятельности" к кредитной организации применяются принудительные меры воздействия*(188).

Следовательно, о вине кредитной организации можно говорить в том случае, если будет установлена вина ее органа управления, должностных лиц и других работников. И напротив - вина кредитной организации отсутствует, если ее должностные лица и другие работники совершили правонарушение, не связанное с осуществлением служебных обязанностей.

Таким образом, мы вновь сталкиваемся с неизбежностью оценки вины должностных лиц кредитной организации или других субъектов имеющих возможность на совершение юридически значимых действий от имени кредитной организации. Следовательно, можно сделать вывод, что всякие усилия, направленные на поиск той или иной формы вины (предусмотренной ст. 2.2 КоАП РФ) кредитной организации за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности (глава 15 КоАП РФ), неизбежно приведут нас к квалификации вины ее должностных лиц и "умаления ее субъектной автономности"*(189).

Поэтому, применяя к кредитным организациям, как к самостоятельным субъектам права, нормы КоАП РФ, предусматривающие ответственность за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности и определяя вину кредитной организации в качестве необходимого условия административно-правовой ответственности*(190), мы должны исходить из того, что психологическим ее содержанием будет являться порочная воля лиц, выполняющих организационно-распорядительные, административно-хозяйственные и представительские функции. И лишь в таком случае логично применение ст. 2.1 КоАП РФ, согласно которой кредитная организация может быть признана виновной за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, если будет установлено, что у нее имелась возможность для соблюдения правил и норм ст. 15.26 КоАП РФ, но не были приняты все зависящие от нее меры по их соблюдению.

Также отметим, что существует альтернатива вины юридических лиц, широко применяемая в советский период - объективное вменение. Которое предполагало, что коллективные субъекты привлекались к ответственности исходя из факта совершения правонарушения, т.е. имела место безвиновная ответственность в результате "усечения" состава административного правонарушения. И хотя действующее административное законодательство отказалось от применения объективного вменения и провозглашает в ст. 1.5 КоАП РФ вину как важнейший признак административного правонарушения, все же нельзя отрицать, что нормы законодательства об административных правонарушениях знают примеры привлечения к безвиновной ответственности.

Так, ст. 2.10 КоАП РФ позволяет возлагать административную ответственность на банки и небанковские кредитные организации, созданные в результате реорганизации. Например, при слиянии нескольких кредитных организаций - к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности должна быть привлечена вновь возникшая кредитная организация; при присоединении одной кредитной организации к другой - к административной ответственности привлекается присоединившаяся кредитная организация; при разделении кредитной организации или выделении из ее состава одной или нескольких кредитных организаций к административной ответственности привлекается та кредитная организация, к которой согласно разделительному балансу перешли права и обязанности по заключенным сделкам или имуществу, в связи с которыми было совершено административное правонарушение.

При преобразовании кредитной организации одного вида в кредитную организацию другого вида к административной ответственности привлекается вновь возникшая кредитная организация.

Таким образом, при слиянии, присоединении, разделении и преобразовании возложение и реализация административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности осуществляется независимо от того, было ли известно кредитной организации о факте административного правонарушения до завершении реорганизации*(191). А значит, вновь созданная путем реорганизации кредитная организация может быть привлечена к административной ответственности за то правонарушение, которая она, по сути, и не совершала.

Но, рассматривая вину кредитных организаций, как условие административно-правовой ответственности не стоит ограничиваться только определением понятия вины и ее форм, закрепленных в административном законодательстве. Круг проблемных вопросов несколько шире, и мы не ставим перед собой задачу рассмотреть все из них, а лишь останавливаемся на некоторых вопросах, являющихся по нашему мнению наиболее значимыми для понимания административной ответственности кредитных организаций за административное правонарушение, предусмотренное ст. 15.26 КоАП РФ. В связи с этим, хочется особенно подчеркнуть, не только значимость самого понятия, которое было рассмотрено выше, но и способы его применения, т.е. процессуальный аспект данного вопроса.

В предыдущих разделах мы обращали внимание на то, что ответственность за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности имеет свои особенности правового регулирования и не ограничивается только нормами федерального банковского или административного законодательства, а проблемы применения заключаются в коллизии норм ее регулирующих. Уполномоченные органы, учитывая эти основания, применяют наказания за правонарушение совершенное кредитной организацией и квалифицируют ее действия как виновные или невиновные. Вспомним, что в соответствии с федеральным банковским законодательством таким лицом является Банк России, поскольку ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" закрепляет за ним функции надзора и контроля, в пределах которых он и применяет такие наказания как отзыв лицензии, штраф и другие. Однако, как уже подчеркивалось ранее, ответственность за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности носит административно-правовой характер, а соответственно и процедура возложения и реализации ее также должна определяться исключительно КоАП РФ. Следовательно, определение элементов ответственности кредитной организации, в том числе и квалификация ее вины должна осуществляться органами власти, уполномоченными КоАП РФ, т.е. - органами судебной власти. Они обладают необходимой компетенцией, созданы для осуществления правосудия и защиты прав и законных интересов участников правовых отношений, рассматривая дела на основании административно-правовых принципов.

Однако на практике вопрос о вине кредитных организаций решает служащий Банка России исходя из субъективного отношения к совершенному правонарушению. На каких принципах построена его деятельность при квалификации вины кредитной организации остается не совсем понятным. Можно лишь с уверенностью сказать, что выбор соответствующего наказания центральным аппаратом и территориальными учреждениями Банка России производится самостоятельно, исходя из положений федеральных законов "О банках и банковской деятельности", "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", Инструкции N 59 и других нормативных актов Банка России с учетом: характера допущенных кредитной организацией нарушений; причин, обусловивших возникновение выявленных нарушений; общего финансового состояния кредитной организации, устанавливаемого с учетом требований Банка России на основании данных отчетности (бухгалтерской, финансовой, статистической), материалов проверок, оценки временной администрации по управлению кредитной организацией и аудиторских заключений, выполнения требований, установленных другими нормативными актами Банка России; положения кредитной организации на федеральном и региональном рынке банковских услуг*(192).

Решение о привлечении кредитной организации к ответственности принимается в форме приказа, являющегося результатом действий, прежде всего, служащих Банка России, руководствующихся нормами федерального банковского, но никак не административного законодательства. Следовательно, не приходиться говорить о процессуальном доказывании вины и ее форм, закрепленных в КоАП РФ и соблюдении порядка обеспечения прав и законных интересов кредитной организации.

Проведенный анализ позволил сделать ряд выводов в отношении вины кредитных организаций.

Во-первых, вина является существенным условием административной ответственности и устанавливается ст. 1.5 КоАП РФ в качестве ее необходимого признака, но все же нормы законодательства об административных правонарушениях не позволяют объективно квалифицировать те или иные деяния, предусмотренные ст. 15.26 этого же нормативно-правового акта, как виновные или невиновные.

Во-вторых, законодателю в ст. 2.1 КоАП РФ необходимо определить круг лиц (например, так как это реализовано в ст. 110 Налогового кодекса РФ), устанавливающего, что вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения) чьи действия отождествляются с действиями кредитной организации.

В-третьих, необходимо установить критерии, позволяющие определить были или не были приняты кредитной организацией все зависящие от нее меры по соблюдению правил и норм административного и федерального банковского законодательства.

В-четвертых, поскольку ст. 2.2. КоАП РФ устанавливает классические формы вины физических лиц, требуется конкретизировать круг субъектов, на которых распространяется данная норма и заменить в ч. 1 и 2 этой статьи слова "если лицо, его совершившее", на слова "если физическое лицо его совершившее".

2.3. Виды мер ответственности, применяемых к кредитным организациям за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности

Действующее законодательство не содержит единого перечня мер, применяемых к кредитным организациям за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности. Эти меры установлены, как санкциями статей КоАП РФ, так и ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", ФЗ "О банках и банковской деятельности". То есть за одно и тоже правонарушение в действующем законодательстве предусмотрены не только административные наказания, но и другие меры. Вместе с тем, в соответствии со ст. 3.1 КоАП РФ за совершение административного правонарушения, которым и является нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, налагается только административное наказание и только на основании законодательства об административных правонарушениях, состоящего из КоАП РФ и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях. Поскольку федеральное банковское законодательство не относится к источникам административного права*(193), оно не может регулировать порядок привлечения к ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности и устанавливать санкции, отличные от тех, которые предусмотрены КоАП РФ. Однако, и в законодательной и в правоприменительной деятельности ситуация складывается иначе: Банк России налагает на кредитные организации за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности те меры, которые установлены ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" и актами Банка России*(194) в рамках определяемой ими процедуры. При этом Центральный банк Российской Федерации мотивирует свои действия, во-первых, тем, что на основании ст. 56 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" он является органом банковского регулирования и банковского надзора, и уполномочен ст. 74 этого же нормативно-правового акта и ст. 19 ФЗ "О банках и банковской деятельности" на применение различных мер к кредитным организациям за нарушение федеральных законов и актов Банка России. А, во-вторых, по мнению Центрального банка Российской Федерации, привлечение кредитных организаций к административной ответственности в рамках ст. 15.26 КоАП РФ, является нецелесообразным, так как размер, установленного санкцией этой нормы административного наказания, не будет являться действенной мерой, которая в дальнейшем позволила бы предупредить совершение новых правонарушений*(195).

Реакция на такую позицию Банка России последовала со стороны арбитражных судов и получила свое выражение в принимаемых ими судебных актах по делам об обжаловании решений и действий Центрального банка Российской Федерации. В связи с чем, меры воздействия, применяемые Банном России в порядке надзора, и предусмотренные ст. 74 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", неоднократно были признаны названными органами судебной власти недействительными. Прежде всего, в силу несоблюдения установленной КоАП РФ процедуры для привлечения кредитных организаций к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности.

Сложившуюся судебную практику арбитражных судов в 2007 г. поддержала и Генеральная прокуратура Российской Федерации, которая при проведении проверки исполнения законодательства о банках и банковской деятельности, обратила внимание Центрального банка Российской Федерации на различные нарушения в его деятельности при осуществлении банковского надзора. В том числе, было установлено, что централизованная система территориальных учреждений Банка России не в достаточной степени обеспечивает действенный надзор за кредитными организациями, полноту принятия мер за совершенные ими нарушения, и предупреждение негативных последствий, созданных противоправными деяниями кредитных организаций.

Более того, Генеральная прокуратура Российской Федерации, в адресованных Банку России предписаниях, особо отметила, что с 1 июля 2002 г. в ст. 15.26 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности (в том числе ч. 2 ст. 15.26 - за нарушение установленных Банком России нормативов и иных обязательных требований). При этом полномочия по составлению протоколов об административных правонарушениях в соответствии с п. 81 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ предоставлены должностным лицам Банка России. Но "в ходе проверки установлено, что Банком России и его территориальными учреждениями предоставленное кодексом право на возбуждение административного производства по ст. 15.26 КоАП РФ не используется, тогда, как признаки названного правонарушения выявляются практически в ходе каждой инспекционной проверки"*(196).

И действительно, в период с 2002-2009 гг., за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности к кредитным организациям применялись в рамках банковского надзора различные меры:

1) предупредительные, среди которых: направление письменной информации руководству и (или) совету директоров; проведение совещаний с руководителями банков; рекомендации о разработке плана мероприятий по устранению выявленных нарушений, об усилении контроля за представляемой отчетностью, об адекватной оценке кредитных рисков, о недопущении искажений в отчетности и др.

2) принудительные, такие как: введение запретов и ограничений на осуществление отдельных банковских операций; введение запретов на открытие филиалов; предъявление требований о приведении к установленному Банком России уровню значений обязательных нормативов; предъявление требований о замене руководителей; назначение временной администрации; отзыв (аннулирование) лицензии на осуществление банковских операций; взыскание с кредитных организаций штрафов и др.*(197)

В то время как, административные наказания за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ) в период с 2002-2009 гг. вовсе не налагались, а производство по делам об административных правонарушениях, если и было начато, то прекращалось по различным основаниям*(198). Поэтому, несмотря на то, что санкциями ст. 15.26 КоАП РФ установлено административное наказание за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности в правоприменительной деятельности данная норма не применяется. Прежде всего, в силу того, что Банк России, нарушая процедуру привлечения к административной ответственности кредитных организаций, за аналогичные правонарушения применяет меры в порядке банковского надзора.

Административное наказание в соответствии с ч. 1 ст. 3.1 КоАП РФ представляет собой установленную государством меру административной ответственности за совершение противоправного деяния, и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений, как самим правонарушителем, так и другими лицами. Причем, ст. 3.2 КоАП РФ установлен исчерпывающий перечень административных наказаний, не предполагающий возможность применения Банком России иных мер, за совершение кредитной организацией административного правонарушения, наряду или вместо административного наказания.

За совершение административного правонарушения могут применяться только те виды наказаний, которые предусмотрены ст. 3.2 КоАП РФ, к ним относятся: 1) предупреждение; 2) административный штраф; 3) возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения; 4) конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения; 5) лишение специального права, предоставленного физическому лицу; 6) административный арест; 7) административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства; 8) дисквалификация; 9) административное приостановление деятельности.

Причем из приведенного перечня административных наказаний к юридическим лицам, (к которым и относятся кредитные организации) применимы лишь предупреждение, административный штраф, конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения, и административное приостановление деятельности. Но не все эти наказания установлены в качестве меры ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, предусмотренного ст. 15.26 КоАП РФ, а к таковым относятся лишь предупреждение и административный штраф.

Наказание в виде предупреждения налагается не за все виды нарушений законодательства о банках и банковской деятельности, а лишь за нарушение установленных Банком России нормативов и иных обязательных требований (ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ). Этот вид административного наказания согласно, нормам КоАП РФ выражается в официальном порицании кредитной организации и выносится в письменной форме судьей*(199). То есть, по своему содержанию предупреждение обладает, прежде всего "воспитательно-превентивной"*(200) функцией, оно не влечет существенных ограничений для кредитной организации, а лишь призвано указывать на недостатки в ее деятельности. Предупреждение как вид административного наказания не исключает применение Банком России к кредитным организациям предупредительных мер*(201), но, так как предупреждение является основным наказанием, назначение его в дополнение к другому административному наказанию, в том числе и к административному штрафу (также предусмотренному санкцией ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ) невозможно. Однако, если в течение года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания в виде предупреждения кредитная организация совершит правонарушение, за которое санкцией - ст. 15.26 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность, то в таком случае к кредитной организации может быть применено более суровое административное наказание, например административный штраф. Он предусматривается санкциями ст. 15.26 КоАП РФ за: осуществление кредитной организацией производственной, торговой, или страховой деятельности (ч. 1 ст. 15.26 КоАП РФ); нарушение установленных Банком России нормативов и иных обязательных требований (ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ); а также, в случае если нарушения банковских нормативов и иных обязательных требований создали реальную угрозу интересам кредиторов (вкладчиков) (ч. 3 ст. 15.26 КоАП РФ).

В отличие от предупреждения административный штраф, согласно ст. 3.5 КоАП РФ, предполагает изменение материального состояния лица, поскольку является денежным взысканием, и может быть выражен различными способами, в зависимости от вида правонарушения и его субъекта*(202). Так, административный штраф, за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, налагается на кредитные организации по правилам, предусмотренным для юридических лиц, выражается в рублях, устанавливается в конкретном размере, который в полном объеме подлежит зачислению в федеральный бюджет*(203): от 40 до 50 тыс. руб. за правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 15.26 КоАП РФ; от 10 до 30 тыс. руб. за правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ; от 40 до 50 тыс. руб. за правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 15.26 КоАП РФ.

Как отметил, Председатель Банка России С.М. Игнатьев: "Штраф..., который может быть предусмотрен КоАП РФ... банку, что слону дробина. С удовольствием, никаких проблем, заплатит хоть каждый месяц и гораздо большую сумму"*(204). Тем не менее, низкие размеры административных штрафов не являются основанием для нарушения установленного КоАП РФ процессуального порядка привлечения кредитных организаций к административной ответственности и замены административного наказания мерами, применяемыми Банком России при осуществлении банковского надзора.

Причем наиболее часто среди них налагаются именно штрафы, установленные ст. 74 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)". В соответствии с этой нормой за нарушение банковских нормативов и иных обязательных требований Центральный банк Российской Федерации может взыскать штраф в размере до 0,1% минимального размера уставного капитала или до 1% размера оплаченного уставного капитала, но не более 1% минимального размера уставного капитала.

Например, штраф до 0,1% от размера минимального уставного капитала для кредитной организации налагается за нарушение на отчетную дату одного или нескольких обязательных нормативов: достаточности собственных средств; текущей ликвидности; максимального размера риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков; максимального размера кредитного риска на одного акционера (участника); максимального размера кредитов, займов, предоставленных своим инсайдерам, а также гарантий и поручительств, выданных в их пользу; риска собственных вексельных обязательств; соотношения суммы высоколиквидных активов небанковской кредитной организации к сумме обязательств; соотношения совокупной величины собственных средств небанковской кредитной организации и специально созданных участниками расчетов резервов (фондов) к совокупной сумме задолженности по предоставленным кредитам; а также других обязательных нормативов, если их нарушение в течение последних двенадцати месяцев допускалось три и более раз, а в случае их двукратного нарушения в указанный период времени, может быть взыскан штраф от 0,05-0,1% от размера минимального уставного капитала в зависимости от количества нарушенных нормативов и степени их нарушения*(205). Более серьезные штрафы до 1% минимального размера уставного капитала Банк России налагает, например, за неоднократное невыполнение в течение года установленных предписанием требований.

Таким образом, при исчислении размеров штрафов установленных банковским законодательством Банк России исходит из значения минимального размера уставного капитала для банка или небанковской кредитной организации. В соответствии со ст. 11 ФЗ "О банках и банковской деятельности" минимальный размер уставного капитала вновь регистрируемого банка устанавливается в сумме 180 млн. руб.; минимальный размер уставного капитала вновь регистрируемой небанковской кредитной организации, ходатайствующей о получении лицензии, предусматривающей право на осуществление расчетов по поручению юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам, устанавливается в сумме 90 млн. руб.; минимальный размер уставного капитала вновь регистрируемой небанковской кредитной организации, не ходатайствующей о получении такой лицензии, устанавливается в сумме 18 млн. руб.*(206)

И руководствуясь данными значениями мы приходим к выводу, что налагаемый Банком России штраф может достигать не 50 тыс. руб., как это предусмотрено ст. 15.26 КоАП РФ, а 1 млн. 800 тыс. руб. для банков и 900 тыс. руб. для небанковских кредитных организаций. И стоит ли говорить, что такие размеры штрафов весьма существенно отличаются от предусмотренных в КоАП РФ предельных размеров штрафов, налагаемых на кредитные организации, а их необоснованное применение способно причинить существенный вред финансовому состоянию банков и небанковских кредитных организаций, а также интересам вкладчиков и кредиторов. Тем более, что применение штрафа Центральным банком Российской Федерации в столь значительных размерах, осуществляется им в порядке надзора, где "выбор меры воздействия... всецело отнесен к ведению служащего Банка России... и за любое реальное или мнимое нарушение нормативных актов... может быть определена... любая санкция... исходя из фактически революционного правосознания лица, которое применяет эту норму"*(207).

Но, несмотря на это за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности (в том числе нарушение нормативов, установленных Банком России и иных обязательных требований) применяются штрафы в размерах и порядке установленном федеральным банковским законодательством. Например, согласно имеющейся судебной практике арбитражных судов, на основании ст. 74 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" были применены штрафы к: ОАО "Российская финансовая корпорация" в размере 83 тыс. 966 руб. 25 коп. (2003 г.)*(208); АКБ "Русский банк имущественной опеки" в размере 174 тыс. 2 руб. 50 коп. (2004 г.)*(209); ОАО "Акционерный коммерческий Классик банк" в размере 170 тыс. 868 руб. 50 коп. (2006 г.)*(210); ООО КБ "ЭПИН-БАНК" в размере 172 тыс. 620 руб. 50 коп. (2006 г.)*(211); ЗАО Коммерческий банк "Сибирский купеческий банк" в размере 170 тыс. 142 руб. (2006 г.)*(212); ЗАО Акционерный Банк "Банк проектного финансирования" в размере 17 тыс. 87 руб. (2006 г.)*(213); ОАО "ВИП-БАНК" в размере 17 тыс. 191 руб. (2006 г.)*(214); ЗАО АКИБ "Церих" в размере 34 тыс. 174 руб. (2006 г.)*(215); ОАО "ТЭМБР-Банк" в размере 85 тыс. 71 руб. (2007 г.)*(216).

Следовательно, Банк России может налагать на кредитную организацию штраф практически в любом размере, он лишь не должен превышать максимальный предел, который установлен ст. 74 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)". Причем определяет размеры штрафа служащий Банка России исходя из субъективного отношения к совершенному кредитной организацией деянию. Поэтому, даже при выявленном нарушении законодательства о банках и банковской деятельности от имени Банка России его служащий может произвольно применить или не применить, штраф, а также заменить его другой мерой, предусмотренной федеральным банковским законодательством. Например, Национальным банком Удмуртской Республики в ходе комплексной инспекционной проверки ОАО "Мобилбанк" был отмечен повышенный уровень кредитного риска, риска потери капитала и ликвидности, наличие операционного и правового рисков, а также выявлены повторные факты непредставления и несвоевременного представления в уполномоченный орган сведений об операциях, подлежащих обязательному контролю. Однако штрафы за данные нарушения на кредитную организацию не налагались, а лишь была проведена деловая встреча с руководством и направлено предписание. Кроме этого, в 1 и 2 кварталах 2006 г. Московское Главное Территориальное Управление (далее по тексту - МГТУ) Банка России не применило штрафы к кредитным организациям за нарушение сроков направления отчетности, хотя факты наличия таких правонарушений были выявлены. В других же случаях за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности МГТУ Банка России неоднократно применяет принудительные меры. Например, в период с 1 октября 2005 г. по 5 октября 2006 г. к ОАО "БАНК УРАЛСИБ" принудительные меры воздействия применялись Банком России 68 раз, к ОАО "Российский Сельскохозяйственный банк" - 48 раз, к ОАО Банк "Возрождение" - 32 раза, к ООО Коммерческий банк "Боровицкие ворота" - 30 раз*(217).

Такой неравнозначный подход, нарушающий принцип равенства кредитных организаций перед законом*(218), и принцип законности при применении Банком России штрафов*(219) является недопустимым. Тем более в силу того, что эти меры применяются органом, обладающим властными полномочиями (Банком России), за нарушение обязательных требований и нормативов в сфере публичных правоотношений и по своей правовой природе они обладают административным характером*(220). Следовательно, штрафы, применяемые к кредитным организациям Банком России не могут превышать установленный ст. 15.26 КоАП РФ размер административного штрафа, и должны налагаться по правилам и в процессуальном порядке, установленном административным законодательством*(221) для назначения административного наказания, которое требует строгого соблюдения закона, и осуществляется исходя из принципов законности, справедливости и индивидуализации административных наказаний.

Применение административного наказания, может быть признано законным и обоснованным, только при установлении таких обстоятельств как: наличие вины; была ли создана угроза интересам кредиторов и вкладчиков; привлекалась ли кредитная организация к административной ответственности ранее и др. Поэтому, при решении вопроса о назначении предупреждения или административного штрафа и при определении его размера обязательно учитывается характер совершенного кредитной организацией административного правонарушения, ее финансовое положение, а также обстоятельства смягчающие и отягчающие административную ответственность. Причем за одно и тоже административное правонарушение на банк или небанковскую кредитную организацию не может быть дважды наложено административное наказание (ч. 5 ст. 4.1 КоАП РФ), а при совершении кредитной организацией двух или более административных правонарушений наказание назначается за каждое из них в отдельности.

Однако, несмотря на установленные административным законодательством правила назначения административных наказаний, административные штрафы и предупреждения за нарушение федерального банковского законодательства к кредитным организациям не применяются, поскольку Банк России уже длительный период времени*(222) налагает штрафы в размерах и порядке, установленном банковским законодательством. Более того, вместо установленных ст. 15.26 КоАП РФ предупреждения и административного штрафа за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности к кредитным организациям применяются также меры, большая часть которых вовсе не установлена КоАП РФ в качестве административных наказаний. А по своей правовой природе, как уже было отмечено, они обладают административным характером. Среди таких мер принудительного воздействия - предъявление требований о замене руководителя кредитной организации; отзыв лицензии на осуществление банковских операций; запрет на осуществление отдельных банковских операций.

Так, в период с 2002 по 2010 гг. Банком России вводились запреты на осуществление отдельных банковских операций в отношении 55 банков - 2002 г.; 41 банка - 2003 г.; 57 банков - 2004 г.; 219 банков - 2005 г.; 156 банков*(223) - 2006 г.; 63 банков - 2007 г.; 46 банков - 2008 г.; 48 банков - 2009 г.; 42 банков - 2010 г.; ограничения на осуществление отдельных банковских операций вводились в отношении 131 банков - 2002 г.; 78 банков - 2003 г.; 81 банка - 2004 г.; 72 банков - 2005 г.; 156 банков - 2006 г.; 75 банков - 2007 г.; 68 банков - 2008 г.; 64 банков - 2009 г.; 76 банков - 2010 г.; отзыв (аннулирование) лицензии на осуществление банковских операций применялся в отношении 26 банков - 2002 г.; 16 банков - 2003 г.; 33 банка - 2004 г.; 40 банков - 2005 г.; 59 банков - 2006 г.; 49 банков - 2007 г.; 33 банков - 2008 г.; 44 банков - 2009 г.; 27 банков - 2010 г.*(224)

Следует отметить, что отзыв лицензии на осуществление банковских операций - это исключительная мера, применяемая к кредитным организациям за неоднократные нарушения. Сам по себе отзыв лицензии не влечет прекращение деятельности кредитных организаций как юридического лица, однако в силу особенностей их правового статуса, применение этой меры является начальным этапом процедуры банкротства банка или небанковской кредитной организации. Ведь лицензия предоставляет право юридическому лицу именоваться банком или небанковской кредитной организацией и осуществлять банковские операции, установленные федеральным банковским законодательством, поэтому совершенно очевидно, что отзыв Банком России этой лицензии не позволяет юридическому лицу дальнейшее осуществление банковских операций*(225), и влечет его ликвидацию. Это может причинить существенный вред не только самой кредитной организации, но и интересам ее кредиторов и вкладчиков, и, прежде всего, в силу неравнозначного подхода Банка России к кредитным организациям и проявления субъективизма в действиях его служащих при применении принудительных мер. То есть, у той кредитной организации, в отношении которой достаточно наложения штрафа Банк России может отозвать лицензию, или применить другие меры в порядке банковского надзора в случае, если за совершенное правонарушение необходимо отозвать лицензию. Например, МГТУ Банка России в период с 2005 г. по 2006 г. проводило неоднократные проверки деятельности ООО "Коммерческий банк "Европейский Расчетный Банк", в ходе которых были выявлены различные нарушения федерального банковского законодательства в связи, с чем применялось более 48 мер воздействия различного характера. Однако, лицензия на осуществление банковских операций у ООО "Коммерческий банк "Европейский Расчетный Банк" отозвана только в июне 2006 г.*(226)

Но в силу социальной значимости осуществляемой кредитными организациями деятельности и возможности причинения существенного вреда интересам кредиторов и вкладчиков, применение меры, предполагающей невозможность осуществления банковских операций, должно быть реализовано в соответствующем порядке, который обеспечил бы соблюдение прав этих лиц. И в качестве такового, может выступать, установленный КоАП РФ процессуальный порядок привлечения кредитных организаций к административной ответственности.

Однако, отзыв лицензии, являющийся по своему характеру наказанием, КоАП РФ в качестве такового не предусмотрен. Административное законодательство вообще не знает такого наказания как лишение специального права юридического лица, в тоже время лишение физического лица такого права в соответствии с нормами КоАП РФ допускается. Более того аннулирование лицензии юридического лица в соответствии с Постановлением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации представляет собой специальную предупредительную меру, непосредственно связанную со спецификой деятельности*(227). Но предупредительные меры лишь указывают на недостатки в деятельности и их применение не влечет существенных последствий для кредитной организации, ее кредиторов и вкладчиков. Тогда как отзыв лицензии на осуществление банковских операций применяется принудительно за правонарушения, которые носят, как правило, грубый или систематический характер, и предполагает прекращение деятельности кредитной организации, что причиняет существенный вред не только экономическим интересам тех или иных лиц, но и государству в целом. Поэтому отсутствие в административном законодательстве такого наказания как лишение специального права юридического лица, которое могло бы применяться и к кредитным организациям по нашему мнению является неоправданным.

Равно как и то, что в качестве наказания за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, не установлены административное приостановление деятельности или дисквалификация. Хотя федеральное банковское законодательство позволяет применять за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности принудительные меры в виде временного запрета на осуществление банковских операций и предъявление требований о замене руководителей к кредитным организациям, которые по своей правовой природе обладают административным характером.

Например, запрет на осуществление отдельных банковских операций в соответствии с ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" может быть введен на срок до одного года и означает, что кредитная организация должна полностью прекратить те или иные банковские операции, предусмотренные выданной Банком России лицензией*(228), что фактически является приостановлением ее деятельности. Однако, законодатель не предусматривает такое наказание за административные правонарушения, установленные ст. 15.26 КоАП РФ, но при этом сохраняет за Банком России право на применение аналогичного наказания - запрета на осуществление отдельных банковских операций, установленного федеральным банковским законодательством вне судебного порядка, а следовательно, вне установленной КоАП РФ системы процессуальных гарантий.

Кроме этого было бы полезно исключить предусмотренное федеральным банковским законодательством требование о замене руководителей кредитной организации и дополнить санкцию ст. 15.26 КоАП РФ таким видом наказания как дисквалификация, которая предполагает лишение права физического лица занимать руководящую должность на срок от шести месяцев до трех лет. При этом, руководитель кредитной организации может быть ограничен в течение срока действия этого наказания лишившись руководящей должности в одной кредитной организации получить такую же в другой. Значит, наложение такого наказания смогло бы способствовать уменьшению количества недобросовестных руководителей банков и небанковских кредитных организаций и повышению их индивидуальной ответственности. И в значительной степени снизило бы риски совершения противоправных деяний самих кредитных организаций и позволило бы в большей степени обеспечить права и интересы, их вкладчиков и кредиторов.

В целях совершенствования процессуального порядка привлечения кредитных организаций к административной ответственности необходимо:

Во-первых, исключить из ст. 74 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" такую меру воздействия, применяемую к кредитным организациям за нарушение установленных Банком России нормативов и иных обязательных требований, как штраф*(229).

Во-вторых, поскольку размеры административных штрафов, предусмотренных санкциями ст. 15.26 КоАП РФ, действительно крайне малы для кредитных организаций (что препятствует достижению общих целей административного наказания), следует повысить размер административного штрафа за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности.

В-третьих, установить в качестве административного наказания лишение специального права юридических лиц.

В-четвертых, установить за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности такие наказания как дисквалификация и административное приостановление деятельности.

Глава 3. Процессуальный порядок привлечения кредитных организаций к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности

3.1. Судебное разбирательство как важнейший элемент обеспечения законности при привлечении кредитных организаций к административной ответственности

Привлечение кредитных организаций к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, как уже было отмечено ранее, требует особой процедуры - беспристрастной и независимой, в рамках, которой за совершение административного правонарушения было бы наложено справедливое наказание, и при этом обеспечены права и законные интересы не только самой кредитной организации, но и ее кредиторов и вкладчиков. Поэтому ст. 23.1 КоАП РФ наделяет именно суд полномочиями по рассмотрению дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 15.26 КоАП РФ. Это единственный орган власти, в соответствии со ст. 118 Конституции Российской Федерации, который осуществляет правосудие, призванное "защищать права и законные интересы не только отдельных субъектов права, но и всю существующую в стране систему общественных отношений"*(230). Суд самостоятелен, никому не подотчетен, и действует независимо от органов исполнительной и законодательной власти в пределах установленной законом и присущей только ему процедуры. Это позволяет принимать максимально объективные решения, и ограничивает возможность коррупционных проявлений при осуществлении возложенных на него полномочий.

Дела о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности являются прерогативой суда*(231), который рассматривает и разрешает их в рамках судебного разбирательства, по правилам административного производства. При этом порядок рассмотрения и разрешения дел об административных правонарушениях установлен нормами КоАП РФ. И именно КоАП РФ регламентирует процедуру рассмотрения и разрешения дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, и устанавливает задачи административного производства, которыми признаются: всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений*(232).

Для достижения этих задач, производство должно осуществляться в строгом соответствии с процессуальными принципами, определяющими полноту, объективность деятельности суда, и позволяющими говорить о судебном разбирательстве как важнейшем элементе обеспечения прав и законных интересов всех участников общественных отношений, включая кредитные организации. Наличие процессуальных принципов в соответствии со ст.ст. 118 и 123 Конституции Российской Федерации характерно для всех судебных процедур, в том числе административного судопроизводства. Более того, процессуальные принципы лежат в основе всего административного производства, определяют его сущность, построение процессуального порядка, способствующего предупреждению административных правонарушений в условиях неукоснительного соблюдения законности, и обеспечивают реализацию установленных КоАП РФ задач и принципов.

Как отмечалось ранее, принцип законности является общеправовым в связи с чем его действие распространяется не только на нормы материального права, но и на процессуальный порядок их реализации. Именно поэтому наиболее полную реализацию этого принципа при привлечении к административной ответственности на наш взгляд может обеспечить судебное разбирательство, как важнейший элемент обеспечения прав и законных интересов кредитных организаций. Следует согласиться с мнением, что без реализации принципа конституционной законности при рассмотрении административных дел невозможно эффективное осуществление всех остальных принципов административного производства*(233). Принцип законности предполагает наличие развитого, законодательства и означает, что возложение и реализация административной ответственности за нарушение федерального банковского законодательства должны осуществляться в соответствии с Конституцией РФ и нормами административного законодательства. Более того, принцип законности требует тщательно разработанного и урегулированного процессуального порядка привлечения кредитных организаций к административной ответственности и является гарантией эффективности при наложении наказания за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности. Поэтому существующие пробелы в правовом регулировании процессуального порядка привлечения кредитных организаций к административной ответственности не соответствуют принципу законности и не способствуют строжайшему соблюдению норм процессуального и материального права.

Процессуальные нормы, образующие в своей совокупности процессуальный порядок привлечения кредитных организаций к административной ответственности за нарушение федерального банковского законодательства, должны активно воздействовать на субъектов их применяющих и побуждать к неукоснительному соблюдению закона, прав и интересов банков, небанковских кредитных организаций, а также их кредиторов (вкладчиков). Только в этом случае, возможно, говорить о законности процессуального порядка привлечения кредитных организаций к административной ответственности, заключающейся в правильном применении судом норм материального права, определении правовых последствий их нарушения кредитными организациями и Банком России, которые обязаны соблюдать установленный законодательством процессуальный порядок привлечения кредитных организаций к административной ответственности. Нарушение процессуального порядка привлечения кредитных организаций к административной ответственности влечет за собой нарушение и иных административно-правовых принципов, не способствует реализации правовых гарантий, обеспечивающих защиту и охрану их прав и законных интересов. Поэтому особенно важно чтобы при возложении и реализации административной ответственности кредитных организаций были соблюдены не только материальные нормы права, устанавливающие соответствующие виды наказаний, но и процессуальные, регламентирующие процедуру привлечения к административной ответственности.

Однако в правоприменительной практике, установленный КоАП РФ процессуальный порядок привлечения кредитных организаций к административной ответственности неоднократно нарушался и продолжает нарушаться, тем самым, снижая общий уровень конституционной законности в стране. Ведь Центральный банк Российской Федерации вопреки нормам административного законодательства, наделяющего его лишь полномочиями по выявлению административных правонарушений и составлению протоколов, налагает наказание за нарушение федерального банковского законодательства и тем самым пренебрегает судебной процедурой рассмотрения данной категории дел. При этом помимо принципа законности нарушается также и право кредитных организаций на защиту. Это право предоставляется лицу в отношении, которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Это один из важнейших процессуальных принципов, который можно сформулировать как совокупность процессуальных прав, предоставленных кредитной организации, в отношении которой ведется производство по делу об административном правонарушении для защиты ее прав и законных интересов с помощью законного представителя или защитника, а также обязанность уполномоченных органов обеспечить ей возможность защищаться установленными законом средствами и способами.

Реализация этого принципа начинается на стадии возбуждения дела об административном правонарушении - нарушении законодательства о банках банковской деятельности и имеет особую значимость для кредитной организации. Именно на этой стадии осуществляется сбор доказательств, на основании которых суд впоследствии устанавливает: наличие или отсутствие административного правонарушения, совершенного кредитной организацией; ее вину; обстоятельства смягчающие и отягчающие административную ответственность; характер и размер ущерба, причиненный правонарушением; обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении; а также иные обстоятельства имеющие значения для правильного разрешения дела*(234). Соответственно "ложное представление судьи о фактических обстоятельствах дела, правовых отношениях... может оказаться причиной судебной ошибки"*(235) и нарушить права и интересы не только кредитной организации, но и ее кредиторов и вкладчиков. Поэтому обеспечение права на защиту кредитной организации (лица), в отношении которой ведется производство по делу об административном правонарушении, должно способствовать рассмотрению дела о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности в соответствии с законом, и обеспечению прав и законных интересов кредитной организации как на стадии возбуждения дела об административном правонарушении, так и при его рассмотрении судом.

Более того, реализация установленного в нормах КоАП РФ права на защиту лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, способствует состязательности процесса привлечения к административной ответственности, лежащего в основе судебного разбирательства. Соответственно ограничение права на защиту либо лишение такого права (например, при применении штрафов Банком России) исключает не только состязательность, но и саму возможность судебного процесса. Именно состязательность способствует всестороннему, полному и объективному рассмотрению дела, позволяет уменьшить субъективизм в действиях служащих Банка России, и может способствовать восстановлению конституционной законности при привлечении кредитных организаций к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности.

В состязательности, как отмечает Э.М. Мурадьян, "наиболее концентрированно выражается требование справедливого и открытого судебного процесса"*(236). И не удивительно, ведь для состязательного порядка характерно взаимодействие суда и участников дела об административном правонарушении - нарушении законодательства о банках и банковской деятельности. При этом суд, рассматривая дело об административном правонарушении, выступает в качестве независимого, незаинтересованного участника процесса. И как такой участник, он освобожден от обязанности собирать доказательства за и против обвинения, и имеет возможность беспристрастно оценить предъявленные сторонами требования на основании собранных ими доказательств. Стороны же являются деятельными помощниками суда и содействуют полнейшему рассмотрению дела*(237). Например законные представители банка или небанковской кредитной организации в отношении, которой ведется производство по делу об административном правонарушении, могут давать объяснения суду, свидетели, если таковые имеются, показания; в случае необходимости суд проводит экспертизу, истребует, вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, документы и другие сведения, необходимые для установления обстоятельств дела в полном и точном соответствии с действительностью, т.е. установлению объективной истины*(238).

По отношению к истине можно выделить двух участников процесса: 1) заинтересованных в ее установлении и 2) заинтересованных в ее сокрытии. Таковыми могут являться как кредитная организация, так и Банк России. Например, в одном случае кредитная организация может оспорить незаконное решение Центрального банка Российской Федерации о привлечении к юридической ответственности, и будет являться лицом, чей интерес выражается в установлении истины - обстоятельств, свидетельствующих о незаконном наложении наказания. А Банк России будет в такой ситуации выступать в качестве лица, скрывающего факт незаконного наложения наказания. В другом случае, при выявлении Банком России нарушения законодательства о банках и банковской деятельности, совершенного кредитной организацией, и направлении протокола об административном правонарушении в суд, Центральный банк Российской Федерации является лицом, заинтересованным в установление истины и привлечении кредитной организации к административной ответственности, а кредитная организация лицом, заинтересованным в сокрытии истины. Поскольку в случае установлении истины на нее будет наложено соответствующее административное наказание. Таким образом, "без истины нет справедливости. Вне поиска истины бессмысленны судебные споры"*(239).

Поэтому состязательный судебный порядок привлечения кредитных организаций к административной ответственности также должен обеспечиваться гласностью судебного разбирательства и независимостью судей.

Принцип гласности в соответствии со ст. 24.3 КоАП РФ предполагает, что дела о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, рассматриваются открыто. Что означает возможность каждого получить интересующую его информацию, во-первых, в ходе рассмотрения дела лично и зафиксировать все процессуальные действия участников процесса в письменной форме и с помощью средств аудиозаписи. А во-вторых, через средства массовой информации, которые вправе с разрешения суда осуществлять фотосъемку, видеозапись судебного разбирательства, и его трансляцию по радио и телевидению. Установление этого процессуального принципа в нормах российского законодательства и его соблюдение имеют особую ценность - ведь такой порядок привлечения кредитных организаций к административной ответственности за правонарушения, предусмотренные ст. 15.26 КоАП РФ позволяет говорить о прозрачности административно-правовых процедур, уменьшении коррупционных проявлений со стороны должностных лиц, а значит, способствует установлению объективной истины и укреплению законности. Это возможно лишь в том случае, если деятельность суда осуществляется в условиях, исключающих возможность вмешательства в производство третьих лиц, оказывающих воздействие на судей, т.е. предполагает соблюдение принципа независимости судей.

Принцип независимости судей*(240) установлен в различных правовых нормах: ст. 120 Конституции РФ, ст. 5 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации"*(241), ст. 5 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации"*(242), ст. 12 Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. "О судоустройстве РСФСР"*(243), ст. 1 Закона РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации"*(244). В соответствии с перечисленными положениями судья при осуществлении своей деятельности руководствуется лишь Конституцией РФ и федеральным законодательством, а какое-либо постороннее воздействие на судью и вмешательство в его деятельность запрещается и влечет за собой ответственность, установленную законом. Судья как независимый участник судебного разбирательства при привлечении кредитных организаций к административной ответственности не должен быть заинтересован в исходе дела и "связан какими-либо ведомственными интересами, которые могут не позволить иногда правильно решить дело"*(245). А значит, судья не может: работать по совместительству и сотрудничать с участниками процесса, например, консультировать кредитные организации или Банк России; принимать от должностных лиц государственных органов власти, различного рода ходатайства и просьбы в защиту одной из сторон - Центрального банка Российской Федерации, банка, небанковской кредитной организации - поскольку это несовместимо с принципом независимости судей. Именно при соблюдении этих условий, основываясь на совокупности всех имеющихся доказательств, полученных и исследованных в ходе судебного разбирательства, порядок рассмотрения дела о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, где судья является независимым, позволяет привлечь кредитную организацию к административной ответственности, не в силу субъективных факторов, например, таких как личное суждение служащего Банка России, а за реально совершенное административное правонарушение. Соответственно, наделяя суд полномочиями по рассмотрению дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, законодатель, ограничивает тем самым управленческие полномочия Банка России и сводит к минимуму возможность произвола в его действиях при наложении на кредитные организации наказаний. Справедливость данного вывода подтверждается судебной практикой обжалования в арбитражных судах решений Банка России о наложении наказаний, а также деятельностью правоохранительных органов. Например, в упомянутых ранее предписаниях Генеральной прокуратуры РФ, которые были вынесены в результате проверки надзорной и контрольной деятельности Центрального банка Российской Федерации, в полной мере отражены субъективизм в действиях служащих Банка России и многочисленные нарушения норм федерального законодательства при наложении наказаний на банки и небанковские кредитные организации*(246).

Поэтому, как раньше, так и в настоящее время, актуально усиление роли суда*(247) в административно-правовых спорах*(248), дальнейшее расширение судебного порядка при их разрешении*(249), а также усиление значения гласности как важнейшего элемента судебного разбирательства*(250) по делам об административных правонарушениях.

Но для этого законодателю, прежде всего, необходимо надлежащим образом регламентировать полномочия судебных органов при рассмотрении дел об административных правонарушениях, совершенных кредитными организациями. Учитывая это требование, в КоАП РФ были включены различные положения, устанавливающие особенности процедуры разрешения дел об административных правонарушениях - нарушениях законодательства о банках и банковской деятельности и касающиеся, в том числе вопросов подсудности. Так, в соответствии со ст. 23.1 КоАП РФ нарушения законодательства о банках и банковской деятельности рассматриваются в первой инстанции мировыми судьями, а в случае если производство осуществляется в форме административного расследования - судьями районных судов. Порядок обжалования постановления по делу об административном правонарушении решен законодателем не столь однозначно: согласно ч. 1 ст. 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное судьей обжалуется в вышестоящий суд; а постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом, например кредитной организацией, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством (ч. 3 ст. 30.1 КоАП РФ). В связи с этим возникает вопрос, какой же из судов - общей юрисдикции или арбитражный - должен рассматривать жалобу, поданную кредитной организацией на постановление, вынесенное мировым судьей?

Ответ содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. В соответствии с этим актом Верховного Суда РФ, если дело об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом рассматривалось мировым судьей, то его постановление может быть обжаловано только в вышестоящий суд общей юрисдикции - районный суд, областной или другой соответствующий ему суд*(251). Это, прежде всего, следует из содержания подсудности, которая предполагает разграничение предметной компетенции как между различными звеньями судебной системы, в том числе между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, так и внутри каждого из звеньев, для определения конкретного суда, уполномоченного рассматривать данное дело*(252). Поэтому как верно, отмечает Е.Н. Сидоренко, "рассмотрение жалоб на акты судов общей юрисдикции в полномочия арбитражных судов не входит"*(253). Таким образом, если дело об административном правонарушении, совершенном кредитной организацией, в соответствии со ст. 23.1 КоАП РФ уполномочен рассматривать мировой судья, то вынесенное им постановление должно быть обжаловано не в арбитражном суде, а в суде общей юрисдикции.

Бесспорно, деятельность мировых судей и других органов судебной власти, входящих в систему судов общей юрисдикции, направлена на реализацию конституционной функции правосудия, которая осуществляется в рамках судебного производства на основании перечисленных ранее процессуальных принципов, являющихся процессуальной гарантией для кредитных организаций и других участников процесса. Но все же не ясно, почему именно к подведомственности мировых судей законодатель решил отнести рассмотрение дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, ведь в судебную систему входят и арбитражные суды, которые рассматривают экономические споры и уполномочены ст. 21 ФЗ "О банках и банковской деятельности" на рассмотрение споров с участием кредитных организаций*(254).

Мировые же судьи согласно ст. 1 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации"*(255), ст. 1 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ "О мировых судьях в Российской Федерации"*(256) являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и входят в единую судебную систему Российской Федерации. Однако в соответствии с п. "ж" ст. 71 Конституции РФ, финансовое, валютное и кредитное регулирование находятся в исключительном ведении Российской Федерации, а не ее субъектов*(257). Кроме этого компетенция мировых судей ограничена рассмотрением: уголовных дел о преступлениях, небольшой и средней тяжести, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы; дел о выдаче судебного приказа; дел о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях; дел о разделе между супругами совместно нажитого имущества независимо от цены иска; иных дел, возникающих из семейно-правовых отношений, за исключением тех случаев, когда встает вопрос об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка; дел по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда; дел, возникающих из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и о разрешении коллективных трудовых споров; дел об определении порядка пользования имуществом; дел об административных правонарушениях, отнесенных к компетенции мирового судьи КоАП РФ и законами субъектов Российской Федерации. Таким образом, мировой судья рассматривает, лишь некоторые категории дел, возникающие из административных, уголовных, семейных, трудовых, гражданских и других правоотношений. Но поскольку "в основе спора с участием кредитных организаций прямо или косвенно лежат куда более серьезные имущественные и социальные правовые отношения"*(258), чем те, которые отнесены к компетенции мировых судей, возникает вопрос о законности и обоснованности их наделения полномочиями по рассмотрению дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности. Тем более, что с момента вступления в силу КоАП РФ в июле 2002 г. и вплоть до 2009 г., согласно, предоставленной Судебным департаментом при Верховном Суде РФ, статистической отчетности, рассмотрения федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел об административных правонарушениях за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности кредитные организации не были привлечены к административной ответственности. Все дела, которые были возбуждены и переданы на рассмотрение мировым судьям, прекращены по тем или иным основаниям. Например, в 2006 г. было рассмотрено 4 дела о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ), 2 из которых возвращены для устранения недостатков протоколов, а 2 прекращены; в 2007 г. мировыми судьями было рассмотрено 7 дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ), из них одно возвращено, а 6 прекращено; в 2008 г. рассмотрено 16 дел (по ст. 15.26 КоАП РФ), из которых 3 возвращено для устранения недостатков протоколов, 4 передано по подведомственности, и в отношении 9 дел производство прекращено; в 2009 г. рассмотрено 14 дел (по ст. 15.26 КоАП РФ), из них 2 возвращено, а 12 дел прекращено*(259). И лишь в 2010 г. впервые за 8 лет за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности было наложено на кредитную организацию единственное административное наказание в виде административного штрафа в размере 20 тыс. руб.*(260) Небольшое количество дел по ст. 15.26 КоАП РФ, рассмотренных в 2002-2010 гг. мировыми судьями и зафиксированных в отчетности Судебным департаментом при Верховном Суде РФ, вовсе не свидетельствуют о таком же количестве реальных нарушений законодательства о банках и банковской деятельности. Дело в том, что в этот же период с 2002 г. по 2010 г. Банком России было применено к кредитным организациям несоизмеримо большее количество наказаний за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности, но не в административно-процессуальном порядке, а на основании ст. 74 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)". Например, в порядке надзора Банком России: налагались штрафы в отношении 723 банков - 2002 г.; 595 банков - 2003 г.; 460 банков - 2004 г.; 510 банков - 2005 г.; 514 банков - 2006 г.; 448 банков - 2007 г.; 351 банка - 2008 г.; 275 банков - 2009 г.; 280 банков - 2010 г.; были отозваны (аннулированы) лицензии на осуществление банковских операций в отношении 26 банков - 2002 г.; 16 банков - 2003 г.; 33 банка - 2004 г.; 40 банков - 2005 г.; 59 банков - 2006 г.; 49 банков - 2007 г.; 33 банков - 2008 г.; 44 банков - 2009 г.; 27 банков - 2010 г., а также применялись другие меры*(261).

Такая статистика в очередной раз красноречиво подтверждает, не только вывод об отсутствии судебной практики по данной категории дел у мировых судей, но в первую очередь свидетельствует о фактическом игнорировании и нарушении Банком России судебного порядка привлечения кредитных организаций к административной ответственности.

В отличие же от мировых судей в арбитражных судах, в связи с обращениями кредитных организаций с заявлениями об обжаловании действий и решений Банка России, с течением времени сформировалась значительная практика рассмотрения дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности. Более того, арбитражные суды больше приспособлены для рассмотрения данной категории дел. Поскольку, во-первых, они, в отличие от мировых судей, являются федеральными судами, что полностью согласуется с положениями п. "ж" ст. 71 Конституции РФ о том, что финансовое, валютное и кредитное регулирование находятся в исключительном ведении Российской Федерации. Во-вторых, основными задачами арбитражных судов в соответствии со ст. 5 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации"*(262) являются: защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов различных юридических лиц (к которым и относятся кредитные организации) и граждан в сфере предпринимательской, и иной экономической деятельности, а также содействие укреплению законности и предупреждению правонарушений в этих сферах деятельности. В-третьих, арбитражные суды обладают большей, чем мировые судьи практикой рассмотрения дел, возникающих из административных и других публичных правоотношений (с участием кредитных организаций)*(263).

Наличие этих фактов, является весомым аргументом при решении вопроса о целесообразности отнесения дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ) к подсудности не мировых судей, а арбитражных судов. В этой связи отметим, что мы не ставим под сомнение саму судебную процедуру привлечения кредитных организаций к административной ответственности, а напротив считаем, что именно она может реализовать установленные федеральным законодательством задачи и принципы административной ответственности, обеспечивающие права и интересы кредитных организаций, их кредиторов (вкладчиков).

Подводя итог, отметим: во-первых, судебное разбирательство это процедура, в рамках которой суд, как единственный и незаинтересованный орган государственной власти, наделенный Конституцией РФ, правом осуществления правосудия, рассматривает дела о нарушении кредитными организациями законодательства о банках и банковской деятельности, обеспечивая соблюдение правовых гарантий не только участников производства, но и третьих лиц.

Во-вторых, в основе судебного разбирательства находятся процессуальные принципы законности, обеспечения права на защиту лица в отношении, которого ведется производство по делу об административном правонарушении, состязательности, гласности, независимости судей. Соблюдение этих принципов характеризует судебное разбирательство как процедуру прозрачную, основной задачей которой является реализация задач административной ответственности, в том числе установление объективной истины и защита прав и законных интересов кредитных организаций, а также других лиц, участвующих в процессе.

В-третьих, судебное разбирательство является правовой формой, ограничивающей произвольное толкование закона и его применение контрольными и надзорными органами государственной власти и их должностными лицами. Оно способствует уменьшению коррупционных проявлений, и произвола в действиях Банка России и его служащих, при реализации полномочий по привлечению кредитных организаций к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности.

В-четвертых, установленный административным законодательством процессуальный порядок привлечения кредитных организаций к административной ответственности, направленный на обеспечение прав и законных интересов кредитных организаций требует надлежащего законодательного регулирования, в том числе и в вопросах компетенции соответствующих органов власти.

В-пятых, согласно КоАП РФ дела о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ) в настоящее время рассматриваются мировыми судьями, которые являются судьями субъектов Российской Федерации, а компетенция их ограничивается лишь некоторыми категориями дел, вытекающих из гражданских, семейных, трудовых, уголовных, и административных правоотношений, поэтому необходимо внести изменения в ст. 23.1 КоАП РФ установив, что рассмотрение дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности в первой инстанции относится к подсудности арбитражных судов, в которых уже сложилась практика рассмотрения дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности.

3.2. Процессуальные акты, принимаемые по делам о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности

Согласно нормам административного законодательства, все процессуальные действия и решения, принимаемые при привлечении кредитных организаций к административной ответственности, должны быть выражены в соответствующей процессуальной форме, т.е. в установленных законом процессуальных актах, имеющих строго определенную форму и содержание. Процессуальные акты принимаются уполномоченными органами государственной власти в порядке установленном КоАП РФ. Несмотря на то, что процессуальные акты отличны по своему содержанию, и целям, они должны способствовать укреплению законности, выявлению причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений (нарушений законодательства о банках и банковской деятельности) и их предупреждению, в чем и состоит, как отмечает П.А. Лупинская их смысл и значение*(264). Поэтому, процессуальные акты являются важным элементом порядка привлечения кредитных организаций к административной ответственности, и позволяют охарактеризовать эту процедуру как справедливую, независимую, обеспечивающую права и законные интересы банков, небанковских кредитных организаций, их кредиторов (вкладчиков).

При рассмотрении вопроса о классификации и содержании процессуальных актов по делам о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности немаловажен и сам порядок привлечения кредитных организаций к административной ответственности, а именно, его процессуальные стадии: 1) возбуждение дела об административном правонарушении; 2) рассмотрение дела об административном правонарушении; 3) принятие процессуального акта о привлечении к административной ответственности, его письменное оформление и провозглашение (судом); 4) обжалование процессуального акта о привлечении к административной ответственности; 5) исполнение процессуального акта по делу об административном правонарушении. Ведь на каждой из этих стадий уполномоченный орган власти принимает соответствующие процессуальные решения и оформляет их в виде процессуальных актов, которые и станут предметом рассмотрения в настоящем разделе.

В соответствии с положениями гл. 28 КоАП РФ дело о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности считается возбужденным с момента составления первого процессуального акта - протокола об административном правонарушении. Поводом для его составления, согласно ст. 28.1 КоАП РФ, может служить, во-первых, обнаружение уполномоченным должностным лицом события административного правонарушения - нарушения законодательства о банках и банковской деятельности, например, в ходе банковского надзора и банковского контроля, осуществляемого Банком России; а во-вторых, информация о наличии события такого правонарушения, полученная из сообщений и заявлений физических и юридических лиц, сообщений в средствах массовой информации и материалов, поступивших от органов власти.

Протокол об административном правонарушении составляется немедленно после выявления нарушения законодательства о банках и банковской деятельности и содержит информацию о месте и времени его составления и должностном лице его составившем. Причем перечень лиц, уполномоченных на его составление по делам о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, строго ограничен ст. 28.3 КоАП РФ и к ним относятся лишь должностные лица Банка России. Кроме этого, протокол об административном правонарушении содержит сведения о потерпевших, если таковые имеются; о месте совершения административного правонарушения, информация, о котором имеет особое процессуальное значение, поскольку по общему правилу дело об административном правонарушении рассматривается по месту его совершения; времени совершения и событии административного правонарушения. Также в протоколе должна быть указана статья КоАП РФ, предусматривающая административную ответственность за данное правонарушение, объяснение законного представителя кредитной организации, которое является доказательствами по делу, и иные сведения, необходимые для рассмотрения дела. Иначе говоря, протокол об административном правонарушении, должен содержать необходимую информацию о фактических обстоятельствах, послуживших основанием для возбуждения дела о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, которые впоследствии подлежат правовой оценке на стадии рассмотрения дела об административном правонарушении. А значит особенно важно, чтобы протокол по делу о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, как акт, завершающий одну из стадий привлечения кредитных организаций к административной ответственности, был составлен, верно - в соответствии с нормами административного законодательства. Поэтому представителям кредитной организации должностное лицо Банка России должно предоставить возможность самостоятельно ознакомиться с этим процессуальным актом и если потребуется представить объяснения и замечания по содержанию протокола.

Установленные административным законодательством требования к составлению протоколов об административных правонарушениях обусловлены задачами административного производства, которые достигаются, лишь в случае неукоснительного соблюдения правовых норм, регулирующих каждую стадию процесса привлечения кредитных организаций к административной ответственности. В том числе и стадию рассмотрения дела об административном правонарушении, которая начинается с проверки правильности составления протокола об административном правонарушении, составленного должностными лицами Банка России на стадии возбуждения дела об административном правонарушении. При этом если будет обнаружено, что протокол составлен неправильно, т.е. с нарушением процедуры, установленной КоАП РФ, суд должен вынести соответствующий процессуальный акт - определение о возвращении протокола должностному лицу, которое его составило.

Вообще следует отметить, что при рассмотрении дел об административных правонарушениях, в том числе и дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, суд, в соответствии с нормами КоАП РФ, выносит несколько процессуальных актов, различных по своему содержанию и целям. Эти акты можно классифицировать следующим образом: 1) акты, сопровождающие всю деятельность по осуществлению правосудия, направленные на вынесение заключительного процессуального акта; 2) акты, завершающие разбирательство по делу*(265).

К первой группе процессуальных актов можно отнести: определения и постановления, выносимые при подготовке к рассмотрению дела (например, о назначении времени и места рассмотрения дела; о вызове законных представителей кредитной организации, Банка России, и иных участников производства по делам об административных правонарушениях (ст.ст. 25.1-25.10 КоАП РФ); об истребовании доказательств; об отложении рассмотрения дела; о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол; о передаче протокола и других материалов по подведомственности)*(266); процессуальные акты, принимаемые в целях обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела; определение о передаче дела судье, в орган, должностному лицу, уполномоченным назначать наказания иного вида или размера, либо применять иные меры воздействия; а также определение о передаче дела на рассмотрение по подведомственности. Эта группа процессуальных актов, наиболее многочисленна, в них фиксируются различные процессуальные действия, совершаемые в ходе всего судебного разбирательства, и они способствуют рассмотрению дела о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности и принятию процессуальных решений, завершающих производство по делу. Среди актов, которыми оканчивается производство по делу об административном правонарушении можно выделить постановление о назначении административного наказания и постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении. Эти процессуальные акты относятся ко второй группе, выделенной ранее, и они существенно различаются между собой. Так постановление о назначении административного наказания является процессуальным актом, которым завершается производство по делу об административном правонарушении совершенном кредитной организации, и принимается с целью привлечения кредитной организации к административной ответственности. В то время как постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении можно назвать процессуальным актом, в котором формулируется решение суда о завершении административного производства в связи с установлением обстоятельств, исключающих производство по делу, и освобождающих кредитную организацию, от привлечения к административной ответственности.

Несмотря на процессуальные различия в актах, принимаемых судом, порядок их составления строго регламентирован административным законодательством. Так, в постановлении по делу об административном правонарушении, должны содержаться сведения о том, кто вынес это постановление, когда и где рассматривалось дело о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности. Необходимость данной информации обусловлена обязанностью соблюдения установленных административным законодательством процессуальных сроков: дело должно быть рассмотрено в двухмесячный срок со дня получения его судьей*(267); постановления по делу об административном правонарушении может быть обжаловано в течение 10 суток со дня вручения или получения копии постановления*(268).

Помимо этого в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть указаны сведения о кредитной организации в отношении, которой рассматривалось данное дело, обстоятельства, установленные судом, статья КоАП РФ, предусматривающая ответственность за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, либо основания прекращения дела. Следует обратить внимание, на то, что постановление должно содержать мотивированное решение по делу о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности. Мотивированность в данном случае, заключается не только в исследовании и проверке доказательств, но и в логическом объяснении, направленном на формирование окончательного вывода, мотива - факта, содержащего юридическую оценку характера противоправных действий кредитной организации. Что, безусловно, имеет практическое значение, поскольку в случае принятия незаконного и необоснованного постановления, указанные сведения позволяют выявить "какую мыслительную, логико-практическую деятельность осуществил суд"*(269) и обжаловать принятый процессуальный акт.

Право на обжалование, как уже было отмечено, установлено ст. 30.1 КоАП РФ и предполагает, что постановление о назначении наказания либо о прекращении производства по делу о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности вынесенное мировым судьей обжалуются в вышестоящий суд общей юрисдикции - районный суд. В процессе рассмотрения жалобы по делу об административном нарушении - нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, суд выносит, акты, непосредственно организующие его деятельность - определения. Например, определения о назначении экспертизы, истребовании доказательств и др., упомянутые ранее. Кроме этого, если при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении будет выяснено, что ее рассмотрение не относится к компетенции данного суда этот орган власти выносит определение о передаче жалобы на рассмотрение по подведомственности; в случае если без уважительных причин, пропустив срок обжалования постановления по делу об административном правонарушении, установленный ст. 30.3 КоАП РФ кредитная организация, ходатайствует о восстановлении этого срока суд выносит определение об отклонении ходатайства о восстановлении срока обжалования постановления по делу об административном правонарушении*(270). Причем особенность определения об отклонении ходатайства о восстановлении срока обжалования постановления по делу об административном правонарушении заключается в том, что, несмотря на отсутствие в КоАП РФ нормы, предусматривающей возможность обжалования названного определения, оно все же может быть обжаловано, исходя из общих принципов осуществления правосудия и в силу того, что принятие этого процессуального акта исключает возможность дальнейшего движения дела об административном правонарушении, т.е. влечет нарушение права на защиту кредитной организации привлеченной к административной ответственности*(271).

Другие процессуальные акты, которые выносятся уже по результатам рассмотрения жалобы в соответствии с ч. 2 ст. 30.1 КоАП РФ называются не постановления (как это предусмотрено административным законодательством, при рассмотрении дела об административном правонарушении в суде первой инстанции), а решения, перечень которых строго ограничен ст. 30.7 КоАП РФ.

Так, если, в результате рассмотрения жалобы и изучения всех обстоятельств дела, суд пришел к выводу, что постановление об административном правонарушении - нарушении законодательства о банках и банковской деятельности вынесено мировым судьей на основании закона, с учетом всех обстоятельств дела и не требует изменений, то выносится решение об оставлении постановления без изменения, а жалобы без удовлетворения. Если же судом, рассматривающим жалобу на постановление по делу об административном правонарушении - нарушении законодательства о банках и банковской деятельности установлено, что наказание кредитной организации назначено без учета ее имущественного и финансового положения, обстоятельств, смягчающих и отягчающих административную ответственность, то выносится решение об изменении постановления. При этом необходимо учитывать, что решение об изменении постановления, вынесенное судом не должно ухудшать положение кредитной организации (например, усиливать наказание), в отношении которой мировым судьей было вынесено постановление по делу об административном правонарушении - нарушении законодательства о банках и банковской деятельности.

Следует отметить, что суд может не только изменить, но и отменить ранее принятое постановление по делу об административной правонарушении и прекратить производство по делу, а также возвратить или направить дело на новое рассмотрение. Так, если установлен малозначительный характер совершенного кредитной организацией правонарушения, выявлены обстоятельства, исключающее производство по делу об административном правонарушении, или установлена, недоказанность обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление по делу об административном правонарушении, суд выносит решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу. Если суд первой инстанции допустил существенные нарушения процессуальных требований, наличие которых не позволило всестороннее, полно и объективно рассмотреть дело, то рассмотрение жалобы прекращается и дело возвращается на новое рассмотрение мировому судье, о чем выносится решение об отмене постановления и о возвращении дела на новое рассмотрение. Кроме названных процессуальных актов, в процессе рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении - нарушении законодательства о банках и банковской деятельности может быть вынесено решение об отмене постановления и о направлении дела на новое рассмотрение. При этом должно быть установлено, что ранее принятое мировым судьей постановление было вынесено органом или должностным лицом не обладающими соответствующими полномочиями. В таком случае суд отменяет постановление по делу и направляет его на новое рассмотрение уполномоченному органу власти.

Вынесенные судом решения должны содержать ту же информацию, что и постановления по делу об административном правонарушении. Например, в решении по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении должны содержаться сведения о том, кто вынес это решение, когда и где рассматривалось дело по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении, обязательно должны быть указаны сведения о кредитной организации в отношении, которой рассматривалось данное дело, обстоятельства, установленные судом, статья КоАП РФ, предусматривающая ответственность за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, либо основания прекращения дела. Кроме этого, решение по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении, также как и постановление, вынесенное судом первой инстанции должно содержать мотивировочную часть, информацию о сроке и порядке обжалования решения, вынесенного судом второй инстанции.

Решение суда, рассматривающего жалобу на постановление по делу об административном правонарушении, а также постановление мирового судьи могут быть обжалованы кредитной организацией в вышестоящий суд - суд города федерального значения, суд автономной области, автономного округа, краевой, областной суд, или верховный суд республики. При этом вышестоящий суд, рассматривая поданную жалобу на решение районного суда и на постановление мирового судьи по делу об административном правонарушении, совершенном кредитной организацией, выносит определения и решения в рассмотренном нами раннее порядке, который установлен КоАП РФ для обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях*(272). После чего постановление по делу об административном правонарушении, вступает в силу и в дальнейшем обжаловать это постановление кредитная организация может только в порядке надзора*(273).

Жалобу на вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное в отношении кредитной организацией мировым судьей или решение по жалобе на это постановление, вынесенное районным судом в соответствии со ст. 30.13 КоАП РФ в порядке надзора рассматривают председатели верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения - Москвы и Санкт-Петербурга, судов автономной области и автономных округов или их заместители, а также Председатель Верховного Суда РФ или его заместители. Если же постановление по делу об административном правонарушении, совершенном кредитной организацией или решение по жалобе на данное постановление было рассмотрено в порядке надзора председателями указанных судов, то жалоба на постановление и решение может быть подана в Верховный Суд РФ, уполномоченный в соответствии с нормами КоАП РФ на ее рассмотрение.

В порядке надзора также как и при рассмотрении дела мировым судьей или при обжаловании вынесенного им постановления в районном суде, уполномоченные суды принимают различные процессуальные акты (определения, постановления). Например, верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения - Москвы и Санкт-Петербурга, суды автономной области и автономных округов, а также Верховный Суд РФ о принятии к рассмотрению в порядке надзора жалобы поступившей от кредитной организации или Банка России выносят определения. По результатам же рассмотрения жалобы в порядке надзора согласно ст. 30.17 КоАП РФ принимаются постановления. Виды постановлений, которые могут быть приняты в порядке надзора, установлены КоАП РФ, также как и постановления, принимаемые по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении, совершенном кредитной организацией или решения, выносимые по результатам рассмотрения жалоб на постановление по делу об административном правонарушении.

К постановлениям, принимаемым по результатам рассмотрения жалобы поданной кредитной организации или Банком России в порядке надзора, административное законодательство относит: постановление об оставлении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы без изменения, а жалобы, рассмотренной в порядке надзора без удовлетворения; постановление об изменении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, при условии, что нарушения административного законодательства могут быть устранены без возращения дела на новое рассмотрение и не ухудшается (например, не усиливается наказание) положение кредитной организации, в отношении которой мировым судьей вынесено постановление. Если же по результатам рассмотрения жалобы в порядке надзора выявлены существенные нарушения процессуальных требований, что воспрепятствовало всестороннему, полному и объективному рассмотрению дела об административном правонарушении - нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, суд принимает другой акт - постановление об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, и о возвращении дела на новое рассмотрение. А если судом будут установлены обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении, совершенном кредитной организацией, или при недоказанности обстоятельств суд принимает постановления об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы и о прекращении производства по делу*(274).

Постановление, принимаемое по результатам рассмотрения жалобы, поданной кредитной организацией или Банком России в порядке надзора, так же как и любой процессуальный акт суда, должно содержать установленную законодателем информацию такую как: наименование суда надзорной инстанции; номер дела, дата и место принятия постановления, фамилия и инициалы судьи суда надзорной инстанции; наименование кредитной организации подавшей жалобу; указание на обжалуемое постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное мировым судьей и решение по результатам рассмотрения жалобы районного суда или другого вышестоящего суда и краткое содержание этих процессуальных актов судов первой и второй инстанции; доводы и требования, содержащиеся в жалобе; возражения, содержащиеся в отзыве на жалобу; мотивы и основания для изменения или отмены постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы на это постановление либо об оставлении его без изменений; решение суда надзорной инстанции принятого им по результатам рассмотрения жалобы.

Таким образом, можно сделать вывод, что законодатель предъявляет строгие требования к содержанию актов, принимаемых на стадиях возбуждения дела об административном правонарушении, его рассмотрения судом, и обжалования. При этом КоАП РФ устанавливает строгий порядок оформления процессуальных актов, их виды, а также сроки и порядок обжалования. Это позволяет охарактеризовать судебное разбирательство как процедуру задачей, которой является, прежде всего, всестороннее, объективное, полное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела.

Однако, как было отмечено ранее, установленный КоАП РФ процессуальный порядок привлечения кредитных организаций к административной ответственности за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности нарушается Банком России и ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", предоставляющим Банку России полномочия применять штрафные и иные виды наказаний к кредитным организациям вне процессуального порядка предусмотренного административным законодательством. Именно поэтому с момента вступления в силу в 2002 г. нового КоАП РФ и до настоящего времени значительная часть процессуальных актов, предусмотренных административно-процессуальными нормами в судебной практике остаются не востребованными.

Свое право на обжалование кредитные организации должны реализовывать не в административно-процессуальном порядке как того требует КоАП РФ, а в порядке, предусмотренном федеральным банковским законодательством*(275) и Арбитражным процессуальным кодексом РФ*(276). Так вовсе не в судах общей юрисдикции, как это предусмотрено КоАП РФ, а в арбитражных судах кредитные организации вынуждены оспаривать решения Центрального банка РФ о применении к ним мер в порядке банковского надзора.

В соответствии со ст.ст. 15 и 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при рассмотрении дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий Банка России суд первой инстанции выносит определения и решения, а арбитражный апелляционный и кассационный суды - определения и постановления.

Отметим, что, определения принимаются арбитражными судами первой, апелляционной и кассационной инстанций по различным вопросам, требующим разрешения в ходе осуществления судопроизводства, и в отличие от решения или постановления этими актами никогда не завершается рассмотрение дела по существу. При этом дело об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий Банка России, начинается с рассмотрения арбитражным судом заявления, апелляционной или кассационной жалобы кредитной организации, обратившейся с требованием о признании ненормативных правовых актов Банка России недействительными, его решений и действий незаконными. В результате рассмотрения заявления или жалобы арбитражный суд выносит определение о принятии заявления или жалобы и возбуждении производства по делу*(277). Так, 1 июля 2006 г. Девятый Арбитражный апелляционный суд, рассмотрел апелляционную жалобу ЗАО "Коммерческий инвестиционный банк "Церих" и установил, что она подана с соблюдением требований арбитражного процессуального законодательства, в результате этого было вынесено определение о принятии апелляционной жалобы к производству*(278).

Определения также принимаются арбитражными судами для подготовки дела к судебному разбирательству. Эта стадия необходима для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, уточнения законодательства, подлежащего применению, разрешения вопроса о составе лиц, участвующих в деле об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий Банка России, оказании содействия этим лицам, решения вопроса о представлении дополнительных доказательств. Результатом совершения этих процессуальных действий является принятие определения о подготовке дела к судебному разбирательству*(279).

Также в процессе рассмотрения дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий Банка России, арбитражный суд может вынести определения об истребовании доказательств; о наложении судебного штрафа; о приобщении вещественных доказательств; об обеспечении заявления. Такие процессуальные акты, принимаются в ходе осуществления всего производства и выполняют важные процессуальные задачи, в том числе защиту прав и интересов участников процесса. Именно для этого вводятся обеспечительные меры, которые являются правовой гарантией исполнения акта завершающим производство, и не должны допускать причинения ущерба кредитным организациям, их кредиторам (вкладчикам). В качестве примера может служить одно из дел с участием Общества с ограниченной ответственностью "Коммерческий ипотечно-инвестиционный банк "Сочи". Эта кредитная организация обратилась в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением, в котором содержалось ходатайство о приостановлении действия предписания Главного управления по Краснодарскому краю Центрального банка Российской Федерации от 14 июля 2008 г. об устранении нарушений. Необходимость введения такой обеспечительной меры, согласно позиции кредитной организации, была продиктована тем, что действие предписания могло бы повлечь дестабилизацию экономического развития банка, негативно отразиться на интересах вкладчиков ООО Коммерческий ипотечно-инвестиционный банк "Сочи". Изучив материалы дела, Арбитражный суд Краснодарского края пришел к выводу, что истребованные обеспечительные меры разумны и обоснованы. 18 июля 2008 г. было вынесено определение о принятии обеспечительных мер, заключающихся в приостановлении действия предписания Главного управления Центрального банка Российской Федерации по Краснодарскому краю от 14 июля 2008 г. об устранении нарушений до рассмотрения спора по существу и вступления в законную силу судебного акта по данному делу*(280).

Другой процессуальный акт - определение о прекращении производства по делу может быть вынесен арбитражным судом, когда: кредитная организация отказалась от заявления и этот отказ принят судом; банк или небанковская кредитная организация, являющаяся стороной в деле, ликвидирована; имеется принятое по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда. При этом судом устанавливается лишь "факт ликвидации спора о праве между сторонами, об отсутствии необходимости вынесения судебного решения по делу"*(281) и дело об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий Банка России завершается в силу появления новых обстоятельств, которые делают его дальнейшее рассмотрение невозможным.

Например, открытое акционерное общество "Акционерный коммерческий Классик банк" обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением к Центральному банку Российской Федерации о признании недействительным предписания в части уплаты штрафа в размере 0,1% от минимального размера уставного капитала в сумме 170 868 руб. 50 коп., и неисполнения одного из требований предписания от 24 августа 2006 г.

17 ноября 2006 г. Арбитражный суд Иркутской области принял решение*(282), в котором требования ОАО "Акционерный коммерческий Классик банк" были удовлетворены: предписания Главного управления Центрального Банка Российской признаны незаконными и снижен размер штрафа, взыскиваемого с кредитной организации до 10 000 рублей.

12 декабря 2006 г. на решение арбитражного суда Центральным банком Российской Федерации была подана апелляционная жалоба в Четвертый арбитражный апелляционный суд*(283). А 17 января 2007 г. Постановлением апелляционной инстанции Центральному банку Российской Федерации было отказано в удовлетворении жалобы*(284).

Не согласившись, в очередной раз, с принятыми по делу судебными актами, Центральный банк Российской Федерации обратился в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой*(285), в которой просит решение арбитражного суда первой инстанции от 17 ноября 2006 г. и постановление апелляционной инстанции от 17 января 2007 г. отменить и отказать полностью ОАО "Акционерный коммерческий Классик банк" в удовлетворении заявленных требований.

До вынесения Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа постановления по этому делу ОАО "Акционерный коммерческий Классик банк" воспользовавшись, установленным ст. 49 АПК РФ правом на отказ от иска, представило заявление, в котором, полностью отказывается от требований, предъявленных к Центральному Банку Российской Федерации и просит производство по делу прекратить.

Суд кассационной инстанции, руководствуясь нормами арбитражного процессуального законодательства, не усматривая в отказе кредитной организации от заявления к Центральному банку Российской Федерации противоречия нормативно-правовым актам или нарушения прав и законных интересов других лиц, выносит определение о прекращении производства по делу с отменой ранее принятых судебных актов*(286). Таким образом, жалоба ОАО "Акционерный коммерческий Классик банк" по существу не рассмотрена, но дело окончено, поскольку суд в силу появления новых обстоятельств на основании заявления лица участвующего в деле принял решение о прекращении производства по данному делу.

Определение должно быть обязательно составлено в письменной форме либо в виде отдельного акта, либо протокольного определения, при этом и в первом и во втором случае, оно подлежит оглашению немедленно после его вынесения. Кроме того, определение выносится в условиях, обеспечивающих тайну совещания судей, и принимается в отдельной комнате, а если таковой нет, то в зале судебного заседания в отсутствии участников, которые удаляются до принятия процессуального акта. Нарушение тайны совещания судей влечет отмену определения.

В определении должны содержатся сведения о том когда, где и каким арбитражным судом оно принято, состав суда; кто вел протокол судебного заседания; наименование и номер дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий Банка России; наименования участвующих лиц; вопрос, по которому оно выносится; мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, принял или отклонил доводы лиц, участвующих в деле, со ссылкой на нормы материального и процессуального права; вывод по результатам рассмотрения судом конкретного вопроса; срок и порядок обжалования определения (если оно составлено в виде самостоятельного документа, то может быть опротестовано, отдельно от судебного акта, завершающего рассмотрение дела по существу, а на протокольное определение заявляются возражения при обжаловании последнего).

Кроме различных определений по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий Банка России при рассмотрении дела по существу арбитражным судом первой инстанции принимаются решения.

Судебное решение, прежде всего, представляет собой процессуальный акт, принятый при разрешении спора по существу и завершающий производство по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий Банка России. При его вынесении арбитражный суд оценивает доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений; определяет установленные и не установленные обстоятельства, имеющие значение для дела; нормативные правовые акты, подлежащие применению в конкретной ситуации; устанавливает права и обязанности, участвующих в деле лиц; а также решает, подлежат ли удовлетворению требования, содержащиеся в заявлении по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий Банка России, его решений и действий незаконными. Принятие решения в свою очередь направлено на защиту прав и свобод кредитной организации, ее кредиторов (вкладчиков), установления всех обстоятельств дела и рассмотрения дела по существу*(287).

Поэтому законодатель предъявляет особые требования к процедуре вынесения решения. Оно принимается в совещательной комнате в виде отдельного мотивированного документа, написанного от руки или выполненного с помощью технических средств. Решение должно быть изложено понятным для лиц участвующих в деле языком и подписано судьей. Этот процессуальный акт в отличие от всех рассмотренных ранее процессуальных актов обладает сложной структурой и состоит из нескольких частей, расположенных в определенной последовательности: вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной.

Во вводной части указывается наименование суда, принявшего решение и его состав, фамилия лица, ведущего протокол судебного заседания*(288); номер дела, дата и место принятия документа; предмет спора (о признании ненормативных правовых актов Банка России недействительными, его решений и действий незаконными); наименования лиц, участвующих в деле (например, "рассмотрел в судебном заседании дело по заявлению ЗАО Акционерный Банк "Банк проектного финансирования" к Центральному банку РФ (Банку России)"*(289)); и фамилии присутствовавших в судебном заседании лиц, с указанием их полномочий (представители участников разбирательства, уполномоченные на основании доверенности и иного официального документа*(290), на совершение юридически значимых действий в интересах названных лиц).

Описательная часть содержит краткое изложение заявленных требований и возражений, объяснений, заявлений и ходатайств лиц, участвующих в деле. Так в описательной части решения по делу о признании незаконным решения Банка России Арбитражный суд г. Москвы указал, что ЗАО Акционерный Банк "Банк проектного финансирования" обратился в Арбитражный суд г. Москвы с требованием к Центральному банку РФ о признании незаконным решения Отделения N 2 Московского главного территориального управления Центрального банка Российской Федерации от 06 февраля 2006 г. N 03/050 о наложении на ЗАО Акционерный Банк "Банк проектного финансирования" штрафа в размере 17 087 руб. за нарушения федерального законодательства и нормативных актов Банка России.

В обоснование заявленных требований заявитель ссылался на то, что факты нарушения законодательства и нормативных актов Банка России, регулирующих указанные отношения, со стороны ЗАО АБ "Банк проектного финансирования" места не имели. Сделка с недвижимым имуществом в виде договора ипотеки от 15 апреля 2004 г. между ООО "КСК" и заявителем не подлежала обязательному контролю, поскольку сумма залога составляла 1 500 000 руб., то есть не превышала сумму в 3 000 000 руб., установленную п. 1.1 ст. 6 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма"*(291). Дополнительное соглашение от 10 июня 2005 г. к договору ипотеки, которым изменена залоговая стоимость имущества, под регулирование указанной нормы закона не подпадает, поскольку не является операцией с денежными средствами и закон не указывает на обязательность контроля изменений условий сделок. Путем заключения дополнительного соглашения к договору залога недвижимости, которым увеличена залоговая стоимость имущества, незаконно полученные доходы легализовать невозможно. Кроме того, заявитель 8 августа 2005 г. (с задержкой в один день) сообщил в Комитет по финансовому мониторингу РФ о заключении указанного дополнительного соглашения.

Нарушение порядка формирования и направления в уполномоченный орган сведений по операциям с денежными средствами и иным имуществом, подлежащим обязательному контролю, по мнению заявителя, также не имело места. В соответствии с п.п. 2.5, 2.8 Положения Банка России от 20 декабря 2002 г. N 207-П "О порядке представления кредитными организациями в уполномоченный орган сведений, предусмотренных Федеральным законом "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" заявитель своевременно направлял в Комитет по финансовому мониторингу РФ сообщения по операциям, подлежащим обязательному контролю. Поскольку, вследствие перехода заявителя на новое программное обеспечение, в отправленных сообщениях имело место искажение некоторых регистрационных данных клиентов, Комитет по финансовому мониторингу РФ не принял сообщений заявителя. Заявитель, в соответствии с п. 4.6 Положения N 207-П от 20 декабря 2002 г., не позднее 16-00 час. рабочего дня, следующего за днем получения извещения о непринятии сообщения, повторно направил электронные сообщения по операциям, подлежащим обязательному контролю, которые были приняты Комитетом по финансовому мониторингу РФ.

Кроме того, Положением N 207-П от 20 декабря 2002 г. ответственность за неверное указание регистрационных данных клиентов при отправке электронных сообщений по операциям, подлежащим обязательному контролю, при последующем своевременном исправлении, не предусмотрена.

Арбитражным судом г. Москвы было также установлено, что ответчик против заявления возражал, представил письменный отзыв, в котором указывает, что заявитель направил информацию о совершении операции по увеличению стоимости залогового имущества с нарушением срока отправки сообщения. Факты нарушения порядка формирования и направления в уполномоченный орган сведений по операциям с денежными средствами и иным имуществом, подлежащим обязательному контролю, заявителем не отрицались, объяснялись переходом на новое программное обеспечение. Выполнение заявителем в дальнейшем требований п. 4.6 Положения Банка России от 20 декабря 2002 г. N 207-П по направлению в уполномоченный орган исправленных сведений служит доказательством того, что первоначально банк направил в уполномоченный орган сведения, содержащие ошибки*(292).

Таким образом, Арбитражным судом г. Москвы была изложена суть требований, ЗАО Акционерный Банк "Банк проектного финансирования" их обоснование, а также возражения Банка России, что и составило содержание описательной части.

В состав решения также входит мотивировочная часть. В ней указываются фактические и иные обстоятельства, установленные арбитражным судом, их достоверность, что необходимо для обоснования выводов и мотивов, по которым были отвергнуты те или иные доказательства, а также приняты или отклонены возражения, доводы лиц, участвующих в деле. Кроме того, арбитражный суд в мотивировочной части указывает нормативные правовые акты, которыми он руководствовался при принятии решения, и излагает мотивы, не позволившие ему применить нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле. То есть мотивировочная часть решения арбитражного суда содержит квалификацию обстоятельств дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий Банка России, суждение суда, основанное на проведенном анализе норм законодательства и доказательств, представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений.

Заключительная часть решения именуется резолютивной. В зависимости от вида принятого решения в нем содержится различная информация. Так в решении по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений Банка России должны содержаться сведения о наименование органа или лица (Банк России), принявших оспариваемое кредитной организацией решение; название, номер, дата принятия оспариваемого решения; название закона или иного нормативного правового акта, на соответствие которому проверено оспариваемое решение Банка России; а также указание на признание оспариваемого акта Банка России о применении соответствующей меры к кредитной организации за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности недействительным, незаконным полностью или в части, и обязанность устранить допущенные нарушения прав, и законных интересов кредитной организации, либо на отказ в удовлетворении ее требования полностью или в части.

В решении по делу об оспаривании действий Банка России содержатся сведения о нем; сведения о действиях, Банка России; название закона или иного нормативного правового акта, на соответствие которым проверены оспариваемые действия Банка России; а также указание на признание оспариваемых действий Банка России незаконными и его обязанность совершить определенные действия, или иным образом устранить допущенные нарушения прав и законных интересов кредитной организации в установленный судом срок либо на отказ в удовлетворении требования кредитной организации полностью или в части*(293).

Таким образом, законодатель достаточно подробно регламентирует форму судебного решения, его содержание, поскольку оно является актом, завершающим производство по делу, принимается при его рассмотрении по существу, и направлено на защиту прав и интересов всех участников процесса. Решение арбитражного суда должно быть составлено в строгом соответствии с нормами процессуального и материального права, подлежащим применению при рассмотрении дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий Банка России. В нем должны содержаться исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных и подтвержденных доказательствами фактов. Более того, решение должно быть мотивированным, содержащим логически построенные суждения суда, об обстоятельствах дела, его выводы, юридическую оценку предъявленных требований. Также при рассмотрении дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий Банка России арбитражный суд осуществляет проверку оспариваемого акта Банка России или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий, устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у принявшего оспариваемый акт, решение или совершившего оспариваемые действия Банка России, и нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия права и законные интересы кредитной организации; соблюден ли установленный порядок принятия ненормативного акта, решения, совершения действия и не истекли ли сроки давности их обжалования. Поэтому решение арбитражного суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным, так как именно это позволит "уяснить логику судебного акта, понять причины, по которым суд пришел к тем либо иным выводам, и защитить участникам процесса свои права при оспаривании решения"*(294).

Принятое решение арбитражного суда первой инстанции о признании ненормативных правовых актов Банка России недействительными, его решений и действий незаконными может быть обжаловано в суд апелляционной, кассационной инстанции. А судебный акт, принимаемый этими инстанциями по результатам рассмотрения апелляционных или кассационных жалоб, именуется постановлением. Этот процессуальный акт, как и любой другой, также должен соответствовать требованиям, установленным АПК РФ. Он принимается по результатам рассмотрения жалобы на решение суда первой инстанции и/или постановления арбитражного суда апелляционной инстанции. В постановлении должны содержаться сведения о времени и месте его принятия, суде принявшем его, лицах участвующих в деле и представителях, присутствующих в зале судебного заседания, предмете спора. Также должна быть указана информация о ранее принятых актах (решении и/или постановлении), поскольку арбитражный суд апелляционной или кассационной инстанции проверяет их законность и обоснованность. В постановлении суд кратко излагает содержание ранее принятых актов и делает необходимые выводы на основании доводов, содержащихся в отзыве на апелляционную или кассационную жалобу, объяснений лиц, участвующих в деле и присутствующих в судебном заседании, представленных доказательств*(295). Структура постановления не имеет четко выделенных частей, характерных для решения арбитражного суда первой инстанции, но это не исключает того, что постановление как процессуальный акт апелляционной и кассационной инстанции должно соответствовать требованиям законодательства, быть законным, обоснованным и мотивированным, тем более, что именно этот процессуальный акт может отменить решение арбитражного суда первой инстанции. Например, Девятый арбитражный апелляционный суд, по результатам рассмотрения апелляционной жалобы Центрального банка Российской Федерации на решение Арбитражного суда города Москвы от 25 апреля 2006 г. по делу N А40-11488/06-147-72 об оспаривании решения Банка России о взыскании штрафа принял постановление. В нем суд пришел к выводу, что, в решении арбитражного суда первой инстанции, которым решение Банка России о взыскании штрафа в размере 17 тыс. 87 руб. был признан незаконным, а кредитная организация неправомерно привлеченной к ответственности, нормы материально права применены не верно. Девятый арбитражный апелляционный суд установил, что решение суда от 25 апреля 2006 г. Арбитражного суда города Москвы по делу N А40-11488/06-147-72 необходимо отменить и отказать ЗАО "Федеральный промышленный банк" в удовлетворении требований о признании незаконным и подлежащим отмене решения Банка России от 20 февраля 2006 г.*(296)

В этой связи следует отметить, что арбитражные суды апелляционной и кассационной инстанции, руководствуясь установленными фактическими обстоятельствами, выполняют проверку соответствия акта органа судебной власти законодательству и излагают свои мотивы в принимаемых постановлениях. В случае если постановлениями арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанции принятые процессуальные акты не отменяются, а жалобы остаются без удовлетворения, то соответствующее решение Банка России принятое в целях привлечения кредитной организации к юридической ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности подлежит исполнению.

Таким образом, анализ законодательства, правовой доктрины и судебной практики, позволяет сделать ряд выводов.

Во-первых, в настоящее время в законодательстве предусмотрено две процедуры в рамках, которых уполномоченные органы привлекают кредитные организации к юридической ответственности за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности и только одна из них легитимна - процедура привлечения кредитных организаций к административной ответственности в порядке установленном КоАП РФ.

Во-вторых, процедура привлечения кредитных организаций к административной ответственности состоит из нескольких стадий, на каждой из которых уполномоченными органами власти принимаются соответствующие процессуальные акты. Эти акты, являются процессуальной формой выражения деятельности уполномоченных органов власти - протокол, составляемый должностными лицами Банка России, на стадии возбуждения дела об административном правонарушении - нарушении законодательства о банках и банковской деятельности; определения, решения, и постановления суда, на стадиях рассмотрения дела и обжалования акта о привлечении кредитной организации к административной ответственности.

В-третьих, в ходе судебного рассмотрения дела принимаются определения, а по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении - нарушении законодательства о банках и банковской деятельности мировым судьей принимается постановление; при его обжаловании в вышестоящих судах общей юрисдикции решение, а в судах надзорной инстанции - постановление.

В-четвертых, все принимаемые процессуальные акты должны быть обоснованными и мотивированными.

В-пятых, несмотря на то, что с июля 2002 г. административным законодательством установлен процессуальный порядок привлечения кредитных организаций к административной ответственности, Банк России до сих пор применяет к кредитным организациям меры за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности на основании ст. 74 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)". При этом обжаловать решения и действия Центрального банка Российской Федерации кредитные организации должны не в административно-процессуальном порядке, как того требует КоАП РФ, а в порядке, предусмотренном федеральным банковским законодательством.

В-шестых, принятие многочисленных судебных актов об оспаривании действий, решений Банка России в арбитражных судах сформировало обширную судебную практику рассмотрения дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, требующую обобщении на уровне Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ.

Послесловие

Подводя итог необходимо подчеркнуть, что нормы Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", устанавливающие административную ответственность кредитных организаций за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности и порядок ее реализации Банком России в настоящее время не соответствуют требованиям административного законодательства Российской Федерации. Поскольку в течение длительного периода времени федеральное банковское законодательство (Федеральный закон "О банках и банковской деятельности" и Федеральный закон "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)") вопреки КоАП РФ предусматривает возможность привлечения кредитных организаций к административной ответственности и применения к ним мер воздействия вне административно-процессуального порядка, установленного в КоАП РФ. При этом, перечень санкций, применяемых к кредитным организациям за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, предусмотренных Федеральным законом "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" и Федеральным законом "О банках и банковской деятельности", значительно шире, установленных в КоАП РФ. За одно и то же правонарушение, совершенное кредитной организацией, в действующем законодательстве предусмотрены как административные наказания в виде предупреждения, штрафа, так и меры, применяемые Банком России в порядке надзора.

Но как представляется, сущность и содержание правоотношений, в которые вступают кредитные организации при соблюдении банковских стандартов и нормативов, не предполагает установление в федеральном банковском законодательстве "особого вида ответственности - банковской ответственности" и исключительного порядка ее реализации. В результате создаются институционально-правовые условия, которые могут способствовать увеличению коррупционных проявлений при привлечении кредитных организаций к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности, так как чрезмерно расширяют возможности внесудебного рассмотрения дел и личного усмотрения должностных лиц Банка России.

Также следует отметить, что установленный в КоАП РФ процессуальный порядок рассмотрения дел о привлечении кредитных организаций к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности мировыми судьями не способствует обеспечению требуемого уровня конституционной законности в сфере денежно-кредитных отношений. О чем свидетельствует, содержащийся в работе, сравнительный анализ действующего законодательства, а также практики Банка России, судебной практики, анализ статистических данных о привлечении кредитных организаций к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности.

Безусловно, существующие противоречия нормативно-правовых актов требуют совершенствования действующего федерального законодательства, нормативных актов Банка России и приведение их в соответствии с нормами материального и процессуального права, регулирующего порядок привлечения кредитных организаций к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности.

Приложение N 1

"Меры воздействия, применяемые Банком России к кредитным организациям в порядке надзора (статистические данные за период 2002-2010 гг.)"


Виды мер, применяемых Банком России в порядке надзора

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

2009 г.

2010 г.

предупредительные меры

1. Направление письменной информации руководству и/или совету директоров (наблюдательному совету) кредитных организаций о недостатках деятельности

1187

1188

1175

1133

1137

1109

1071

1031

994

2. Проведение совещаний с руководителями банков

301

367

373

392

503

464

509

514

510

3. Прочие (рекомендации о разработке плана мероприятий по устранению выявленных нарушений, об усилении контроля за представляемой отчетностью, об адекватной оценке кредитных рисков, о недопущении искажений в отчетности и др.)

254

261

174

123

118

149

150

138

172

4. Итого:

1742

1816

1722

1648

1758

1722

1730

1683

1676

принудительные меры

1. Взыскание с кредитных организаций (банков) штрафов

723

595

460

510

514

448

351

275

280

2. Введение ограничений на осуществление отдельных банковских операции

131

78

81

72

94

75

68

64

76

3. Введение запретов на осуществление отдельных банковских операций

55

41

57

219

135

63

46

48

42

4. Введение запретов на открытие филиалов

83

51

50

51

-

54

44

35

31

5. Предъявление требований о приведении к установленному Банком России уровню значений обязательных нормативов

150

149

71

26

27

14

10

13

5

6. Предъявление требований о замене руководителей

10

7

6

2

5

5

4

4

6

7. Назначение временной администрации

6

5

2

-

-

-

-

-

2*(297)

8. Отзыв (аннулирование) лицензии на осуществление банковских операций

26

16

33

40

59

49

33

44

27

9. Итого:

1184

942

760

920

834

708

556

483

469

10. Всего применено принудительных и предупредительных мер

4110

2758

2482

2568

2592

2430

2286

2166

2145


"Рисунок. Динамика применения Банком России в порядке надзора предупредительных мер воздействия в период 2002-2010 гг."

"Рисунок. Динамика применения Банком России в порядке надзора предупредительных мер воздействия в период 2002-2010 гг. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение предупредительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2002 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение предупредительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2003 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение предупредительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2004 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение предупредительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2005 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение предупредительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2006 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение предупредительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2007 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение предупредительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2008 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение предупредительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2009 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение предупредительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2010 г. (в процентах)"

"Рисунок. Динамика применения Банком России в порядке надзора принудительных мер воздействия в период 2002-2010 гг."

"Рисунок. Динамика применения Банком России в порядке надзора принудительных мер воздействия в период 2002-2010 гг. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение принудительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2002 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение принудительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2003 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение принудительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2004 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение принудительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2005 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение принудительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2006 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение принудительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2007 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение принудительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2008 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение принудительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2009 г. (в процентах)"

"Рисунок. Соотношение принудительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора в 2010 г. (в процентах)"

Пояснительная записка к приложению N 1

Приложение N 1 составлено на основании собранных, изученных и обобщенных статистических данных, содержащихся в опубликованных на сайте Банка России (URL: http://cbr.ru/publ/main.asp?Prtid=God) годовых отчетах Банка России за период 2002-2010 гг. Годовой отчет утверждается ежегодно советом директоров и представляется в Государственную Думу не позднее 15 мая года следующего за отчетным*(298). Годовой отчет Банка России содержит информацию по состоянию на 1 января каждого календарного года.

В соответствии со ст. 25 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" годовой отчет Банка России включает информацию о: состоянии экономики Российской Федерации; годовую финансовую отчетность Банка России; аудиторское заключение по годовой финансовой отчетности Банка России; перечень проведенных Банком России мероприятий по реализации единой государственной денежно-кредитной политики, и в том числе информацию о надзорной и контрольной деятельности, в рамках которой Банк России применяет к кредитным организациям меры воздействия (предупредительные и принудительные) за нарушение федерального законодательства о банках и банковской деятельности. При этом необходимо отметить, что за аналогичные правонарушения, совершаемые кредитными организациями, предусматривается ответственность ст. 15.26 КоАП РФ.

Полученные данные представлены в приложении N 1 в виде таблицы, гистограмм и диаграмм. Это позволяет более наглядно рассмотреть статистику мер воздействия, применяемых Банком России к кредитным организациям в порядке надзора за нарушение федерального законодательства о банках и банковской деятельности и подтвердить выводы, содержащиеся в монографии.

Таблица "Меры воздействия, применяемые Банком России к кредитным организациям в порядке надзора (статистические данные за период 2002-2010 гг.)" содержит количественные показатели мер, применяемых Банком России за каждый отчетный период 2002-2010 гг. Все меры в рассматриваемой таблице классифицированы на две категории - предупредительные и принудительные меры. В каждой из этих категорий определены виды мер, их количество и период, за который они применялись Банком России.

Банк России применяет к кредитным организациям предупредительные и принудительные меры на основании Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" и Инструкции Банка России "О применении к кредитным организациям мер воздействия за нарушения пруденциальных норм деятельности" от 31 марта 1997 г. N 59 (далее по тексту - Инструкция N 59).

В соответствии с названными актами предупредительные меры воздействия применяются в основном в тех случаях, когда недостатки в деятельности кредитной организации непосредственно не угрожают интересам кредиторов и вкладчиков, однако возможно их применение и при более серьезных нарушениях в деятельности кредитной организации, сопровождающихся ухудшением ее финансового состояния. В этом случае применение предупредительных мер должно сочетаться с принудительными мерами воздействия. К предупредительным мерам воздействия относится направление информации руководящим органам кредитной организации о наличии в ее деятельности недостатков и (или) нарушений и необходимости их устранения. Такая информация доводится до руководителей кредитных организаций в двух формах:

- В письменной форме, представляющей собой официальный документ (письмо, телеграмма, телекс, факсимильное сообщение с подтверждением), направляемый надзорным органом кредитной организации и содержащий информацию недостатках в деятельности кредитной организации и соответствующие требования.

- В ходе деловой встречи, проводимой в виде совещания уполномоченных представителей надзорных органов с представителями органов управления кредитной организации. По результатам такого совещания надзорным органом может быть вынесено решение о целесообразности принятия кредитной организацией письменных обязательств об устранении допущенных нарушений.

Принудительные меры воздействия, применяемые Банком России в порядке надзора к кредитной организации, как правило, оформляются в виде предписания.

Среди принудительных мер воздействия законодатель выделяет:

- Штраф - денежное взыскание, налагаемое на кредитную организацию на основании Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", Инструкции N 59 и в определяемых этими актами размерах (до 1% минимального размера уставного капитала). Минимальный размер уставного капитала установлен ст. 11 Федерального закона "О банках и банковской деятельности". В соответствии с этим законом минимальный размер уставного капитала вновь регистрируемого банка устанавливается в сумме 180 млн. руб. Минимальный размер уставного капитала вновь регистрируемой небанковской кредитной организации, ходатайствующей о получении лицензии, предусматривающей право на осуществление расчетов по поручению юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам, устанавливается в сумме 90 млн. руб. Минимальный размер уставного капитала вновь регистрируемой небанковской кредитной организации, не ходатайствующей о получении такой лицензии, устанавливается в сумме 18 млн. руб.

- Ограничение на осуществление кредитными организациями отдельных операций означает, что на срок до шести месяцев Банк России может ограничить осуществление кредитной организацией отдельных операций кредитной организацией (одной или нескольких операций в зависимости от нарушений).

- Запрет на осуществление отдельных банковских операций может быть введен на срок до одного года, в случае невыполнения в установленный Банком России срок предписаний об устранении нарушений, а также, если эти нарушения или совершаемые кредитной организацией операции создали реальную угрозу интересам кредиторов (вкладчиков). Запрет вводится на осуществление кредитной организацией одной или нескольких банковских операций в зависимости от ее финансового состояния, соблюдения требований федеральных законов и нормативных актов Банка России, характера рисков клиентов и кредиторов кредитной организации.

- Запрет на открытие филиалов оформляется предписанием и может быть введен сроком до одного года. Такая принудительная мера воздействия в соответствии с Инструкцией N 59 применяется в случае опасного нарастания проблем в деятельности кредитной организации, неудовлетворительного ее финансового положения в целях ограничения риска кредиторов и клиентов кредитной организации.

- Требование о замене руководителей кредитной организации (единоличного исполнительного органа и коллегиального исполнительного органа) оформляется в виде предписания и применяется в случаях систематического (более трех раз за последние двенадцать месяцев) невыполнения кредитной организацией в установленный надзорным органом срок требований предписания об устранении нарушений, выявления серьезных нарушений в организации бухгалтерского учета кредитной организации, несоблюдения федеральных законов при выполнении банковских операций, а также операций на рынке ценных бумаг.

- Назначение временной администрации по управлению кредитной организацией осуществляется на срок до шести месяцев.

- Отзыв лицензии на осуществление банковских операций применяется к кредитным организациям на основании ст. 19 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" После отзыва такой лицензии кредитная организация должна быть ликвидирована.

Информация, о применяемых Банком России в порядке надзора предупредительных и принудительных мерах воздействия, содержащаяся в таблице также представлена в форме гистограмм - "динамика применения Банком России в порядке надзора предупредительных мер воздействия в период 2002-2010 гг."; "динамика применения Банком России в порядке надзора принудительных мер воздействия в период 2002-2010 гг.". В названных гистограммах статистические данные представлены в виде объемных столбцов различного цвета. Цвет каждого столбца соответствует конкретной мере воздействия, применяемой Банком России за тот или иной отчетный период. Для того чтобы показать графически динамику применения мер Банком России в порядке надзора, объемные столбцы различного цвета расположены на пересекающихся вертикальной и горизонтальной осях координат. По вертикальной оси координат указаны сведения о количестве применяемых мер, по горизонтальной оси координат указаны сведения о периоде, за который эти меры были применены Банком России.

Кроме того, приложение N 1 содержит гистограммы "динамика применения Банком России в порядке надзора предупредительных мер воздействия в период 2002-2010 гг. (в процентах)"; "динамика применения Банком России в порядке надзора принудительных мер воздействия в период 2002-2010 гг. (в процентах)". В названных гистограммах статистические данные представлены в виде объемных столбцов различного цвета. Каждый столбец состоит из нескольких цветов соответствующих конкретной мере воздействия, применяемой Банком России за тот или иной отчетный период. Изображенные различными цветами меры воздействия в каждом столбце являются долями общего числа, применяемых предупредительных или принудительных мер воздействия за период 2002-2010 гг. Эти гистограммы графически в процентах показывают долю каждой конкретной меры воздействия среди общего числа предупредительных или принудительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора. Объемные столбцы различного цвета расположены на пересекающихся вертикальной и горизонтальной осях координат. По вертикальной оси координат указаны сведения о количестве, применяемых мер в процентах, по горизонтальной оси координат указаны сведения о периоде, за который эти меры были применены Банком России.

Статистические данные, содержащиеся в таблице и гистограммах, также представлены в виде диаграмм. Эта форма графического изображения информации составлена автором для того, что бы показать долю каждой конкретной меры воздействия среди общего числа предупредительных или принудительных мер воздействия, применяемых Банком России. Для каждого года составлена отдельная диаграмма. В диаграмме статистические данные представлены в виде объемного круга. Круг состоит из нескольких цветов, соответствующих конкретной мере воздействия, применяемой Банком России. Изображенные различными цветами меры воздействия выделены в круге в качестве его долей, которые являются частью общего числа, применяемых предупредительных или принудительных мер воздействия за конкретный период времени (календарный год).

На гистограмме "Динамика применения Банком России в порядке надзора предупредительных мер воздействия в период 2002-2010 гг." видно, что среди предупредительных мер воздействия, применяемых Банком России в порядке надзора наиболее распространенной мерой является направление письменной информации руководству и (или) совету директоров (наблюдательному совету) кредитных организаций о недостатках деятельности. Доля этой предупредительной меры воздействия согласно гистограмме "динамика применения Банком России в порядке надзора предупредительных мер воздействия в период 2002-2010 гг. (в процентах)" не менее 60% и не более 70%. Более точное долевое соотношение видно на диаграммах. Например, в 2010 г. доля такой меры предупредительного воздействия как направление письменной информации руководству и (или) совету директоров (наблюдательному совету) кредитных организаций о недостатках деятельности среди общего числа применяемых предупредительных мер - 60%, а в 2005 г. - 69%.

Гистограмма "динамика применения Банком России в порядке надзора предупредительных мер воздействия в период 2002-2010 гг." показывает, что в период 2002-2010 гг. число направлений письменной информации руководству и (или) совету директоров (наблюдательному совету) кредитных организаций о недостатках деятельности уменьшается и увеличивается число проведенных совещаний с руководителями кредитных организаций. И если в 2002 г. из общего числа предупредительных мер доля проведения совещаний с руководителями банков была равна 17%, то к 2009 г. ее доля в общем количестве применяемых предупредительных мер увеличилась почти в двое до 31%. Однако, уже в 2010 г. был отмечен незначительный спад количества проведенных совещаний с руководителями кредитных организаций до 30%.

Гистограмма "Динамика применения Банком России в порядке надзора принудительных мер воздействия в период 2002-2010 гг." показывает, что среди принудительных мер воздействия наиболее распространенной является взыскание штрафов. Доля такой принудительной меры воздействия согласно гистограмме "Динамика применения Банком России в порядке надзора принудительных мер воздействия в период 2002-2010 гг. (в процентах)" не превышает значения 60%. Более точное долевое соотношение видно на диаграммах. Например, в 2008 г. доля такой принудительной меры воздействия как штраф равна 63% среди общего количества применяемых принудительных мер. В 2005 г. доля взысканных штрафов среди общего количества применяемых принудительных мер снизилась до 55%, но при этом возросло количество введенных запретов на осуществление отдельных банковских операций с 4% в 2002 г. до 24% в 2005 г.

Гистограмма "Динамика применения Банком России в порядке надзора принудительных мер воздействия в период 2002-2010 гг." показывает, что в период 2002-2010 гг. число взысканных штрафов уменьшается, но при этом среди всех остальных принудительных мер воздействия, применяемых Банком России штрафы, являются наиболее распространенными - их доля, согласно данным, содержащимся в гистограммах и диаграммах не ниже 55% от общего числа принудительных мер. Тогда как остальные 45% занимают: введение ограничений на осуществление отдельных банковских операций; введение запретов на осуществление отдельных банковских операций; введение запретов на открытие филиалов; отзыв (аннулирование) лицензии на осуществление банковских операций; предъявление требований о замене руководителей; назначение временной администрации; предъявление требований о приведении к установленному Банком России уровню значений обязательных нормативов.

Данный анализ был проведен с целью графической демонстрации количества и динамики, мер, применяемых Банком России в порядке надзора за нарушение федерального законодательства о банках и банковской деятельности вместо установленных санкциями ст. 15.26 КоАП РФ предупреждений и штрафов, предусмотренных за аналогичные правонарушения.

Таким образом, собранные, изученные и обобщенные статистические данные наглядно показывают что:

- Вопреки КоАП РФ федеральное банковское законодательство (Федеральный закон "О банках и банковской деятельности" и Федеральный закон "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)") предусматривает возможность привлечения кредитных организаций к административной ответственности и применения к ним мер воздействия вне административно-процессуального порядка, установленного в КоАП РФ.

- Перечень применяемых к кредитным организациям за нарушение федерального законодательства о банках и банковской деятельности санкций, предусмотренных Федеральным законом "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" и Федеральным законом "О банках и банковской деятельности" значительно шире, установленных в КоАП РФ.

Приложение N 2

"Рассмотрение федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности (статистические данные за период 2002-2010 гг.)"


Период, за который указана статистика,

вид правонарушения и статья КоАП РФ

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

-

Правонарушения в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг 15.3-15.12; 15.26

Правонарушения в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг 15.3-15.12; 15.26

Правонарушения в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг 15.3-15.12; 15.26

Нарушение законодательства о банках и банковской деятельности 15.26

Нарушение законодательства о банках и банковской деятельности 15.26

Нарушение законодательства о банках и банковской деятельности 15.26

Нарушение законодательства о банках и банковской деятельности 15.26

Нарушение законодательства о банках и банковской деятельности 15.26

1

Всего дел рассмотрено

-

178564

199555

212416

4

7

16

14

9

2

Количество дел возвращенных для устранения недостатков протоколов (ст. 29.4 ч. 1 п. 4 КоАП РФ)

-

9710

10222

2

1

3

2

5

3

Количество дел переданных по подведомственности

-

5552

6377

11023

0

0

4

0

2

4

Производство прекращено

в связи с передачей материалов прокурору, в орган предварительного следствия, орган дознания

-

2024

237

148

0

0

1

0

0

по другим основаниям*(299)

-

44044

49733

51688

2

6

8

12

1

5

Всего лиц, подвергнутых административному наказанию

-

126944

133498

139335

0

0

0

0

1

6

Юридические лица, к которым применялись административные наказания

-

1615

1264

1659

0

0

0

0

1

7

Количество должностных лиц, к которым применялись административные наказания

-

84634

98766

101320

0

0

0

0

0

8

Количество вынесенных предупреждений (письменных)

-

5746

5237

1612

0

0

0

0

0

9

Количество наложенных штрафов

-

121152

128173

137294

0

0

0

0

1

10

Суммы штрафов наложенные по вынесенным постановлениям

-

0

0

0

0

0

0

0

20000


"Рисунок. Динамика рассмотрения федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности в период 2002-2010 гг."

"Рисунок. Соотношение рассмотренных федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности в период 2002-2010 гг. (в процентах)"

"Рисунок. Доля рассмотренных федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности за 2006 г."

"Рисунок. Доля рассмотренных федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности за 2007 г."

"Рисунок. Доля рассмотренных федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности за 2008 г."

"Рисунок. Доля рассмотренных федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности за 2009 г"

"Рисунок. Доля рассмотренных федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности за 2010 г."

Пояснительная записка к приложению N 2

При составлении приложения N 2 автором были проанализированы данные Федеральной службы государственной статистики (Росстат), поскольку именно Росстат является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по формированию официальной статистической информации. Такими функциями был наделен в 1999 г. сначала Государственный комитет Российской Федерации по статистике (в соответствии с Указом Президента РФ "О преобразовании Российского статистического агентства в Государственный комитет Российской Федерации по статистике" от 6 декабря 1999 N 1600, Постановлениями Правительства РФ "Вопросы Государственного комитета Российской Федерации по статистике" от 5 января 2000 N 10 (ред. от 19 августа 2000), "Об утверждении Положения о Государственном комитете Российской Федерации по статистике" от 2 февраля 2001 N 85), а затем в 2004 г. Федеральная служба государственной статистики (Росстат) (в соответствии с Постановлениями Правительства РФ "Вопросы Федеральной службы государственной статистики" от 07.04.2004 N 188, "О Федеральной службе государственной статистики" от 2 июня 2008 г. N 420 (ред. от 27.01.2009). Ежегодно Росстат утверждает статистический инструментарий - формы статистического наблюдения, среди которых форма N 1-АЭ "Сведения об административных правонарушениях в сфере экономики". В этой форме должны содержаться сведения о числе выявленных административных правонарушений, предусмотренных ст. 15.26 КоАП РФ, количестве наложенных административных штрафов, их сумме, а также о числе лиц, привлеченных к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности. С целью получения названных статистических данных автором был направлен официальный запрос в Федеральную службу государственной статистики (Росстат). В ответе Федеральной службы государственной статистики (Росстат) было отмечено, что сведения по ст. 15.26 КоАП РФ "Нарушения законодательства о банках и банковской деятельности" в Росстат не представлялись, однако, статистическими показателями по административным правонарушениям, предусмотренным ст. 15.27 КоАП РФ (нарушение законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма) Росстат обладает. Пренебрегая установленной Правительством РФ обязанностью по формированию официальной статистической информации, федеральный орган исполнительной власти - Росстат в течение длительного периода времени не собирал информацию по административным правонарушениям, предусмотренным ст. 15.26 КоАП РФ. Приказом Росстата от 20 августа 2009 г. ст. 15.26 КоАП РФ была исключена из формы федерального статистического наблюдения N 1-АЭ "Сведения об административных правонарушениях в сфере экономики". Наличие указанных фактов свидетельствуют не только о нарушении актов Правительства РФ, но и о неспособности Федеральной службы государственной статистики сформировать статистическую информацию о числе выявленных административных правонарушений, предусмотренных ст. 15.26 КоАП РФ, количестве наложенных административных штрафов, их сумме, а также о числе лиц, привлеченных к административной ответственности за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности.

Приложение N 2 составлено также на основании: ответа Судебного департамента при Верховном Суде РФ на официальный запрос автора, направленный с целью получения статистических данных о рассмотрении судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности; а также данных, размещенных на сайте Судебного департамента при Верховном Суде РФ. Названные сведения представляются судами общей юрисдикции в Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации и должны учитываться в форме ведомственного статистического наблюдения N 1-АП "Отчет о рассмотрении федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел об административных правонарушениях". Судебным департаментом при Верховном Суде РФ было отмечено, что до 2006 г. информация о числе лиц, привлеченных к административной ответственности в соответствии со ст. 15.26 КоАП РФ, отдельно от других правонарушений, совершаемых в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг (гл. 15 КоАП РФ) не выделялась.

Приложение N 2 содержит следующие основные сведения:

1. Число дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ) всего рассмотренных за каждый отчетный период с 2002-2010 гг.

2. Число дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ) возвращенных для устранения недостатков протоколов (ст. 29.4 ч. 1 п. 4 КоАП РФ) за каждый отчетный период с 2002-2010 гг.

3. Число дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ) переданных по подведомственности за каждый отчетный период с 2002-2010

4. Число дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ), по которым было прекращено производство за каждый отчетный период с 2002-2010 гг.

5. Число лиц, подвергнутых наказанию за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ) за каждый отчетный период с 2002-2010 гг.

6. Число административных наказаний в виде предупреждений (письменных), наложенных за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ) за каждый отчетный период с 2002-2010 гг.

7. Число административных наказаний в виде штрафов, наложенных за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ) за каждый отчетный период с 2002-2010 гг.

Собранные, изученные и обобщенные статистические данные, содержатся в приложении N 2 в таблице, гистограммах и диаграммах. Это позволяет более наглядно представить статистику рассмотрения федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 15.26 КоАП РФ.

Таблица "Рассмотрение федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности (статистические данные за период 2002-2010 гг.)" содержит количественные показатели рассмотрения федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 15.26 КоАП РФ за каждый отчетный период с 2002-2010 гг.

Информация, содержащаяся в таблице также представлена в форме гистограммы - "Динамика рассмотрения федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности в период 2002-2010 гг.". В названной гистограмме статистические данные представлены в виде объемных столбцов различного цвета. Цвет каждого столбца соответствует количественным показателям деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за тот или иной отчетный период. Для того чтобы показать графически динамику рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 15.26 КоАП РФ объемные столбцы различного цвета расположены на пересекающихся вертикальной и горизонтальной осях координат. По вертикальной оси координат указаны сведения о количестве рассмотренных федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, по горизонтальной оси координат указаны сведения о периоде, за который эти дела рассматривались.

Кроме того, приложение N 2 содержит гистограмму "Соотношение рассмотренных федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности в период 2002-2010 гг. (в процентах)". В названной гистограмме статистические данные представлены в виде объемных столбцов различного цвета. Каждый столбец состоит из нескольких цветов, отображающих количественные показатели деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за тот или иной отчетный период в процентах. Изображенные различными цветами количественные показатели в каждом столбце являются долями общего числа, рассмотренных дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 15.26 КоАП РФ. Объемные столбцы различного цвета расположены на пересекающихся вертикальной и горизонтальной осях координат. По вертикальной оси координат указаны данные в процентах о рассмотренных делах о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности, по горизонтальной оси координат указаны сведения о периоде, за который эти дела рассматривались.

Статистические данные, содержащиеся в таблице и гистограммах, также представлены в виде диаграмм. Эта форма графического изображения информации составлена автором для того, что бы более наглядно показать долю рассмотренных федеральными судами и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности. Для каждого года составлена отдельная диаграмма. В диаграмме статистические данные представлены в виде объемного круга. Круг состоит из нескольких цветов, отображающих количественные показатели деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей. Изображенные различными цветами отдельные количественные показатели являются частью общего числа, рассмотренных дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 15.26 КоАП РФ за конкретный период времени (календарный год).

Содержащиеся в приложении N 2 сведения свидетельствуют, о том, что до 2006 г. статистика рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 15.26 КоАП РФ отсутствует. Наиболее наглядно это видно в гистограммах "Динамика рассмотрения федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности в период 2002-2010 гг.", "Соотношение рассмотренных федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности в период 2002-2010 гг. (в процентах)".

Гистограмма "Динамика рассмотрения федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности в период 2002-2010 гг." показывает, что в 2008 г. мировыми судьями было рассмотрено наибольшее количество дел (16) о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности при этом по 9 из них производство прекращено, 3 дела возвращены для устранения недостатков протоколов, 4 переданы по подведомственности.

Деятельность мировых судей при рассмотрении дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности в динамике хорошо показана на гистограмме "Соотношение рассмотренных федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности в период 2002-2010 гг. (в процентах)". На примере этой гистограммы видно, что принятые к производству мировыми судьями в 2002-2009 гг. дела о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности в разные годы либо прекращались, либо возвращались для устранения недостатков протоколов: из 100% рассмотренных мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности прекращено в различные годы от 50% до 86%. И только в 2010 г. из 100% рассмотренных дел о нарушении законодательства только в 11% случаев применялось административное наказание в виде административного штрафа (наказание в виде административного штрафа было наложено 1 раз и составило 20 000 руб.). Имеющаяся информация о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2002-2010 гг. наглядно демонстрирует что:

- В период с 2002-2009 гг. административные наказания за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ) не налагались, а производство по делам об административных правонарушениях, прекращалось по различным основаниям.

- В период с 2002-2009 гг. кредитные организации за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности к административной ответственности не привлекаются, несмотря на то, что санкциями ст. 15.26 КоАП РФ установлено административное наказание за данный вид административного правонарушения.

- В 2010 г. за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ) впервые с момента принятия в 2001 г. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях на кредитную организацию было наложено 1 административное наказание в виде штрафа в размере 20 000 руб.

- Установленный в КоАП РФ процессуальный порядок рассмотрения дел о привлечении кредитных организаций к административной ответственности за нарушение федерального законодательства о банках и банковской деятельности мировыми судьями не способствует обеспечению требуемого уровня конституционной законности в сфере денежно-кредитных отношений.

М.В. Демьянец

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

*(1) См.: Сорокина Ю.В. Система финансовых государственных органов России XIX столетия. Воронеж. 1998.

*(2) См., например: Указ Президента РФ от 12 мая 2009 г. N 537 "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года" // Собрание законодательства РФ. 2009. N 20. Ст. 2444.

*(3) См. например: Антропцева, И.О. Правовой статус Банка России: финансово-правовой аспект: дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2006; Бадтиев А.Ф. Финансово-правовое регулирование банковской деятельности: дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2005; Быстрова Е.Ф. Правовые основы деятельности территориальных учреждений Центрального банка Российской Федерации в области банковского надзора: дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2007; Казакбиева Л.Т. Банковский надзор за деятельностью кредитных организаций как финансово-правовая категория: дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2004; Кучера Ю.В. Административно-правовое регулирование банковской деятельности в Российской Федерации: дисс. ... канд. юрид. наук. Омск, 2000; Миронов В.Ю. Финансово-правовые основы банковского регулирования: дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005; Пепелова Н.П. Правовое регулирование государственной политики в сфере банковской деятельности в Российской Федерации: дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2005; Прокошин М.С. Развитие принципов организации и деятельности Банка России в контексте правового государства: дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2008; Рашидов О.Ш. Государственно-правовое регулирование деятельности кредитных учреждений в досоветской России: дисс. ... канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2007; Финогентова О.Е. Законодательное регулирование банковской деятельности в России: Первая половина XVIII - начало XX вв.: дисс. ... докт. юрид. наук. Самара, 2004.

*(4) См.: Свод законов Российской Империи. 1889. Т. 9. С. 3. Ст. 6137.

*(5) См.: Положение "О банкирских заведениях" утв. Госсоветом Российской Империи 26 июня 1889 г. // Свод законов Российской Империи. 1889. Т. 9. С. 3. Ст. 6137.

*(6) См.: раздел III Положения "О банкирских заведениях" утв. Госсоветом Российской Империи 26 июня 1889 г.

*(7) См.: Акты Российской империи и сменившее их законодательство СССР не предусматривает административной ответственности для кредитных организаций за нарушение банковских нормативов вплоть до принятия Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г.

*(8) См.: Собрание узаконений РСФСР. 1917. N 10. Ст. 150.

*(9) Более подробно см. в работах: Иванов В.А. Эволюция Банковской системы России // Банковское право. 2006. N 3. С. 60-61; Сорокина Ю.В. Система финансовых государственных органов России XIX столетия. Воронеж, 1998. Сорокина Ю.В. Финансовое управление и правовое регулирование финансовых отношений в России в XVIII - нач. XX. вв. Воронеж, 2001; Тосунян Г.А., Викулин А.Ю., Экмалян A.M. Банковское право Российской Федерации. Общая часть. Учебник / Под общ. ред. Б.Н. Топорнина. М., 2004.; Трошкин Е.З. Стельмах Е.В. Становление и развитие правового регулирования ответственности за незаконную банковскую деятельность // Банковское право. 2007. N 3. С. 31-33.; Ящук Т.Ф. Коммунальные банки РСФСР // Банковское право. 2006. N 3. С. 55-59.; Ящук Т.Ф. Организация Коммунального кредита в 1920-е годы // Банковское право. 2006. N 4. С. 60-64.

*(10) Например, ликвидировались Общества Взаимного Кредита, которые должны были прекратить осуществляемые ими операции и все наличные средства перевести в отделения Народного Банка РСФСР либо Государственные казначейства и Сберегательные кассы. См.: Циркуляр от 15 октября 1918 г. "О ликвидации Обществ Взаимного Кредита" // Собрание узаконений РСФСР. 1918. N 74. Ст. 806.

*(11) См.: Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета "О национализации банков" от 14 декабря 1917 г. // Собрание узаконений РСФСР. 1917. N 10. Ст. 150.

*(12) См.: Постановление Совета Труда и Обороны от 10 ноября 1922 г. "О порядке утверждения уставов и надзоре за деятельностью кредитных учреждений" // Собрание узаконений РСФСР. 1922. N 76. Ст. 943.; также см. Инструкцию Народного Комиссариата Финансов СССР от 7 мая 1923 г. "О порядке надзора за деятельностью кредитных учреждений" // Вестник финансов. 1923. 16 мая N 19. Оф. отд.

*(13) См.: Постановление Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР от 15 июля 1927 г. "О принципах построения кредитной системы СССР" // Свод законов СССР. 1927. N 35. Ст. 364.

*(14) См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. N 22. Ст. 355.

*(15) См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990 г. N 27. Ст. 357.

*(16) См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990 г. N 27. Ст. 356.

*(17) Более подробно о регулировании банковской деятельности см. напр. Гражданско-правовое регулирование банковской деятельности. / Под ред. проф. Е.А. Суханова М., 1994; Бородина Н.М. Правовое регулирование деятельности территориальных учреждений Центрального банка Российской Федерации: дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2000; Голубев С.А. Правовое регулирование государственного управления банковской системой в Российской Федерации и в зарубежных странах: Сравнительно правовой анализ: дисс. ... докт. юрид. наук. М., 2004; Жмулевская А.П. Административно-правовые функции Центрального банка Российской Федерации: дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2007; Журавлев, А.В. Центральный банк Российской Федерации: Проблемы развития и укрепления банковской системы: дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2002; Олейник О.М. Правовое регулирование банковской деятельности. М., 1997; Тосунян Г.А. Государственное управление в области финансов и кредита в России. М., 1997; Чебыкина Н.Р. Центральный банк Российской Федерации как орган государственной власти в денежно-кредитной и банковской сферах (финансово-правовое исследование): дисс. ... канд. юрид. наук. Омск 2006; Шевченко Д.А. Административно-правовое регулирование банковской деятельности Центральным банком Российской Федерации: дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2008.

*(18) См.: ст. 33 Закон РСФСР от 2 декабря 1990 г. "О Центральном банке РСФСР (Банке России)" / Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990 г. N 27. Ст. 356; ст. 24 Устава Центрального банка РСФСР (Утв. постановлением Президиума ВС РСФСР от 24 июня 1991 г.) / Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. N 29. Ст. 1012.

*(19) Административное законодательство, состоящее длительное время из разрозненных актов органов исполнительной советской власти, впервые было кодифицировано в результате принятия 23 октября 1980 г. Основ законодательства союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях, а затем и Кодекса РСФСР об административных правонарушениях от 20 июня 1984 г.

*(20) См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. N 2.

*(21) См.: Собрание законодательства РФ. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1.

*(22) См.: Собрание законодательства РФ. 2002. N 28. Ст. 2790.

*(23) О проблемах возникающих в процессе применения КоАП РФ см. напр.: Ашмарина Е.М. Некоторые проблемы современного налогового права России // Гос. и право. 2003. N 3. С. 50-57; Бачило И.Л. Административно-правовая ответственность в информационной сфере. С. 98-109; Машаров И.М., Кононов П.И. О проблеме понимания административной ответственности по действующему законодательству Российской Федерации. С. 38-42; Хаманева Н.Ю. Административная ответственность за нарушение законодательства о налогах и сборах. С. 72-77; Салшцева Н.Г. Проблемные вопросы института административной ответственности в России. С. 10-17; Студеникина М.С. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в системе действующих федеральных кодексов. С. 17-24. // Административная ответственность: вопросы теории и практики. Сборник статей. Под редакцией Н.Ю. Хаманевой. М., 2005.

*(24) См.: Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. Воронеж, 1970. С. 15.

*(25) См. например: Арсланбекова А.З. Правовая природа ответственности, применяемой к нарушениям банковского законодательства // Банковское право. 2006. N 2. С. 33-37; Веселовский П.С. Финансово-правовое регулирование ответственности за нарушение банковского законодательства. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2008; Гейвандов Я.А. Юридическая ответственность кредитных организаций за нарушения федерального банковского законодательства // Гос. и право. 2005. N 9. С. 44-52; Гогин А.А. К вопросу об ответственности за нарушения банковского законодательства // Банковское право. 2005. N 3. С. 8-14; Дракина М.Н. Вопросы привлечения к административной ответственности за нарушение валютного законодательства // Банковское право. 2004. N 1. С. 50-57; Новоселова Л.А., Ефимова Л.Г. Ответственность банков и их клиентуры за нарушение правил совершения расчетных операций // Гос. и право. 1994. N 2. С. 41-50; Приданникова МА. Административная ответственность за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности // Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2006; Скороходова В.В. Административно-правовая ответственность коммерческого банка в области налогов и сборов // Банковское право. 2008. N 2. С. 22-28.; Фетисов А.А. Банковские санкции (административно-правовая характеристика) // Журнал российского права. 2000. N 5/6. С. 145-150.

*(26) Смирнов В.Г. Функции советского уголовного права. Изд-во ЛГУ, 1965. С. 78.

*(27) См.: Халфина P.O. Общее учение о правоотношении. М., 1974; Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971; Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981.; Максимов И.В. Концепция позитивной административной ответственности в теории и праве. // Гос. и право. 2006. N 8. С. 29.

*(28) См.: там же. С. 51; Строгович М.С. Сущность юридической ответственности. // Сов. гос. и право. 1979. N 5. С. 72; Максимов И.В. Концепция позитивной административной ответственности в теории и праве // Гос. и право. 2006. N 8. С. 31.

*(29) См.: Строгович М.С. Сущность юридической ответственности. // Сов. гос. и право. 1979. С. 76.

*(30) Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М., 1978. С. 11.

*(31) Братусь С.Н. Спорные вопросы теории юридической ответственности // Сов. гос. и право. 1973. N 4. С. 27-35.

*(32) Базылев Б.Т. Юридическая ответственность как охранительное правоотношение // Сов. гос. и право. 1980. N 8. С. 123.

*(33) См.: Базылев Б.Т. Там же С. 122.

*(34) Николаева Л.A. Административная ответственность как охранительное правоотношение // Административная ответственность: вопросы теории и практики. Сборник статей. Под редакцией Н.Ю. Хаманевой. М., 2005. С. 24-25.

*(35) Базылев Б.Т. Об институте юридической ответственности. // Сов. гос. и право. 1975. N 1. С. 113.

*(36) См.: Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., 1985. С. 134.

*(37) См.: п. ж ст. 71 Конституции Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 2009. N 4. Ст. 445.

*(38) Бахрах Д.Н. Административная ответственность М., 1999.

*(39) См.: Ст. 3.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(40) См.: ст. 3.4 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(41) См.: Самощенко И.С. Фарукишн М.Х. Сущность юридической ответственности в советском обществе. М., 1974. С. 6.

*(42) См.: Горшенев В.М. К вопросу о понятии ответственности в советском праве // В сб.: Вопросы теории советского права. Новосибирск. 1966. С. 41.

*(43) См.: Попов Л.Л., Шергин, А.П. Классификация мер административного принуждения // Правоведение. 1970. N 5. С. 40; Каплунов А.И. О классификации мер государственного принуждения // Гос. и право. 2006. N 3. С. 5-13; Кожевников С.Н. Государственное принуждение: особенности и содержание // Сов. гос. и право. 1978. N 5. С. 47-53.

*(44) Овсепян Ж.И. Государственное принуждение как правовая категория (теоретическая формула отношения принуждения к государству и праву) // Гос. и право. 2007. N 12. С. 8. О взаимосвязи государственной власти и принуждения также см.: Бахрах Д.Н. Административная ответственность М., 1999; Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность М., 2001.

*(45) См. например: Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. М., 2008. С. 35; Каплунов А.И. О классификации мер государственного принуждении // Гос. и право. 2006. N 3. С. 11; Попкова Е.С. Юридическая ответственность и ее соотношение с иными правовыми формами государственного принуждения: дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2001.

*(46) О государственном управлении, его функциях и средствах см. например: Грачева Е.Ю.: 1) Основные тенденции развития государственного финансового контроля в Российской Федерации // Правоведение. 2002. N 5. С. 73-80; 2) Проблемы правового регулирования государственного финансового контроля. М., 2000.

*(47) См. ст. 3.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(48) См.: Ст. 19 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (в ред. Федеральных законов от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ, от 7 февраля 2011 г. N 8-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1996. N 6. Ст. 492, Собрание законодательства РФ. 2011. N 7. Ст. 905; ст. 74 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" // Собрание законодательства РФ. 2002. N 28. Ст. 2790.

*(49) Гейвандов Я.А. Центральный банк Российской Федерации: юридический статус, организация, функции, полномочия. М., 1997. С. 32.

*(50) См. ст. 74 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" // Собрание законодательства РФ. 2002. N 28. Ст. 2790.

*(51) Тосунян Г.А. Банкизация России: право, экономика, политика. М., 2008. С. 96.

*(52) Бельский К.С. Административная ответственность: генезис, основные признаки, структура // Гос. и право. 1999. N 12. С 19.

*(53) Более подробно о правовой природе административной ответственности см. также: Крохина Ю.А. Процессуальные особенности и стадии административной ответственности за нарушения законодательства о налогах и сборах // Закон. 2005. N 8. С. 16-21.

*(54) См.: Бачило И.Л. Институт ответственности в управлении // Сов. гос. и право. 1977. N 6. С. 43.

*(55) Например, в соответствии со ст. 856 Ч. II Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 января 1996 г. в указанных случаях банк обязан уплатить на проценты за ненадлежащее совершение операций по счету.

*(56) Например, в соответствии с ч. 2 ст. 172 Уголовного кодекса Российской Федерации за осуществление незаконной банковской деятельности установлена уголовная ответственность в виде штрафа в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

*(57) См. ст. 132 Ч. 1 Налогового кодекса Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3824.

*(58) См. п. 81 ст. 28.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(59) Принцип происходит от лат. principium (princeps) - начало, прежде всего, первопричина, основа, основоположение (principia philosophiae) // Дворецкий И.Х. Латннско-русский словарь. М., 2009. С. 772.

*(60) Философский словарь // под ред. Фролова И.Т. М., 1980. С. 294.

*(61) Явич Л.С. Право развитого социалистического общества. Сущность и принципы. М" 1978. С. 8-9.

*(62) См.: Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права. Избранные труды. В 2-х Т. М., 2005.

*(63) См.: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 135.

*(64) Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. Воронеж, 1970. С. 141.

*(65) Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. М., 2008. С. 184.

*(66) Более подробно о принципах юридической ответственности см. например: Алиев А.У. Принципы юридической ответственности и проблемы их реализации: дисс. ... канд. юрид. наук. Махачкала, 2005; Вантеева Н.В. Принципы юридической ответственности: Структурно-функциональный анализ: дисс. ... канд. юрид. наук. Ярославль, 2005; Мироненко М.Б. Принципы юридической ответственности в системе принципов права: дисс. ... канд. юридич. наук. Саратов, 2001; Романов В.М. Принципы юридической ответственности и их реализация в деятельности органов внутренних дел: дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2001; Чураков А.Н. Принципы юридической ответственности: дисс. ... канд. юрид. наук. Самара, 2000.

*(67) Панкова О.В. Настольная книга судьи по делам об административных правонарушениях / Под ред. Н.Г. Салищевой.М., 2009 С. 11.

*(68) Иванов А.А. Цели юридической ответственности, ее функции и принципы // Гос. и право. 2003. N 6. С. 68.

*(69) См. например: ст.ст. 1.1, 1.2, 1.3, 1.4, 1.5, 1.6, 1.7, 1.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(70) См. ст. 1.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(71) См. п. "ж" ст. 71 Конституции Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Собрание законодательства РФ. 2009. 4. Ст. 445.

*(72) См.: Собрание законодательства РФ. 2002. N 1 (Ч. 1). Ст. 2.

*(73) См.: выступление Резника В.М. (Председатель Комитета Государственной Думы по финансовому рынку) на парламентских слушаниях Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам на тему: "Соответствие нормативного регулирования и практики осуществления Банком России банковского надзора основным положениям федерального законодательства" (20 февраля 2007 г.) // 052051124051053050.html (дата обращения: 17.04.2011).

*(74) Более подробно о количестве и видах мер применяемых Банком России в порядке надзора в период с 2002-2010 гг. см.: Приложение к монографии N 1 "Меры воздействия, применяемые Банком России к кредитным организациям в порядке надзора (статистические данные за период 2002-2010 гг.)".

*(75) См.: Газета "Коммерсантъ". 2007. 5 апр. N 56 (3632).

*(76) См.: ст. 1.4 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(77) См. п. 81 ст. 28.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(78) См.: Представление Генеральной прокуратуры РФ от 22 декабря 2006 г. N 73/3-7681к-06 "О мерах по усилению контроля за деятельностью территориальных управлений Центрального банка Российской Федерации по борьбе с отмыванием денежных средств" // Газета "Коммерсантъ". 2007. 5 апр. N 56(3632).

*(79) См.: выступление Буксмана А.Э. (первый заместитель Генерального прокурора Российской Федерации) на парламентских слушаниях Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам на тему: "Соответствие нормативного регулирования и практики осуществления Банком России банковского надзора основным положениям федерального законодательства" (20 февраля 007 г.) URL: // site.xp/052051124051053050.html (дата обращения: 17.04.2011)

*(80) См.: Задачи производства по делам об административных правонарушениях установлены в ст. 24.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(81) См.: ст. 1.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(82) См.: Комментарий к кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Отв. ред. А.Ф. Ноздрачев. М., 2010. С. 49.

*(83) См.: выступление Резника В.М. (Председатель Комитета Государственной Думы по финансовому рынку) на парламентских слушаниях Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам на тему: "Соответствие нормативного регулирования и практики осуществления Банком России банковского надзора основным положениям федерального законодательства" (20 февраля 2007 г.) URL: site.xp/052051124051053050.html (дата обращения: 17.04.2011).

*(84) См.: Представление Генеральной прокуратуры РФ от 22 декабря 2006 г. N 73/3-7681к-06 "О мерах по усилению контроля за деятельностью территориальных управлений Центрального банка Российской Федерации по борьбе с отмыванием денежных средств" // Газета "Коммерсантъ". 2007. 5 апр. N 56(3632).

*(85) Более подробно о количестве и видах мер применяемых Банком России в порядке надзора в период с 2002-2010 гг. см.: Приложение к монографии N 1 "Меры воздействия, применяемые Банком России к кредитным организациям в порядке надзора (статистические данные за период 2002-2010 гг.)".

*(86) Говоря об увеличении уровня коррупции И.Н. Барциц отмечает, что "любые дефекты законодательства могут иметь коррупционный потенциал". Барциц И.Н. "Россия и коррупция: кто кого". Десять лет спустя. // Актуальные проблемы реализации национальной антикоррупционной политики. Вторые Кудрявцевские чтения (10 апреля 2009 г.) Сборник научных трудов. / Отв. ред. С.В. Максимов. М., 2010. С. 104.

*(87) См.: Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. М., 2008. С. 210; Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. Воронеж, 1970. С. 146; Иванов А.А. Индивидуализация в системе принципов юридической ответственности // Журнал российского права. 2008. N 8. С. 72-77; Малеин Н.С. Неотвратимость и индивидуализация ответственности // Сов. гос. и право. 1982. N 11. С. 56; Салихов З.М., Сундуров Ф.Р. Индивидуализация назначения наказания: понятие, сущность и пределы // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Вып. 20. Тольятти. 2002. С. 124.

*(88) См.: Боннер А.Т. Законность и справедливость в правоприменительной деятельности. М., 1992. С. 16; Малеин Н.С. О справедливости, праве и ответственности // Теория права: новые идеи. Вып. 2. М. 1992. 64-68; Чураков А.Н. О принципе справедливости юридической ответственности // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Серия. "Юриспруденция". Вып. 3. Тольятти, 1999. С. 34-35.

*(89) См.: Липинский Д.А. Принцип неотвратимости юридической ответственности // Актуальные проблемы правоведения. Научно-теоретический журнал. 2004. N 1. С. 87-91; Малаш Т.А. Принцип неотвратимости юридической ответственности. М., 1998; Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., 1985. С. 171; Мироненко М.Б. Принципы юридической ответственности в системе принципов права: дисс. ... канд. юрид. наук. С. 102; Хачатуров Р.Л., Липинский Д.А. Общая теория юридической ответственности. М., 2007. С. 326-336.

*(90) Самощенко И.С., Фарухшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971. С. 156.

*(91) См.: ст. 4.2, 4.3, 4.6 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(92) См.: Представление Генеральной прокуратуры РФ от 22 декабря 2006 г. N 73/3-7681к-06 "О мерах по усилению контроля за деятельностью территориальных управлений Центрального банка Российской Федерации по борьбе с отмыванием денежных средств" // Газета "Коммерсантъ". 2007. 5 апр. N 56(3632).

*(93) Более подробно о содержании принципа неотвратимости юридической ответственности см.: Базылев Б.Т. Юридическая ответственность (теоретические вопросы). Красноярск, 1985; Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. М., 2008. С. 206-207; Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. Воронеж, 1970. С. 149-150; Малеин Н.С. Неотвратимость и индивидуализация ответственности // Советское государство и право. 1982, N 11. 50-58; Самощенко И.С., Фарухшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971. С. 170-178.

*(94) См.: ч. 1 ст. 1.7, ч. 1 ст. 1.8, ч. 1 ст. 2.1, ч. 1 ст. 2.10, ч. 1 ст. 3.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(95) См.: ч. 1. ст. 2.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(96) Бакерия Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1939. С. 309.

*(97) Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. М., 2008. С. 206.

*(98) См.: "Толковый словарь живого великорусского языка" Владимира Ивановича Даля (т. 1-4, 1863-66) URL: 03010/97500.htm?text=%D0%Bl%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%80%D0%В8%D1%81%D1%82%D1% 80%D0%В0%D1%81%Dl%82%D0%B8%D0%B5&stpar3=l.l (дата обращения: 24.05.2009); Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д.Н. Ушакова. М., 1935-1940 // URL: 113106.htm (дата обращения: 24.05.2009).

*(99) См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1984. С. 658; Толковый словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. Д.Н. Ушакова. М., 1935-1940 // URL: us445008.htm?text=%Dl%81%D0%BF%Dl%80%D0%B0%D0%B2%D0%B5% D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C&stpar3=1.2 (дата обращения: 24.05.2009).

*(100) См.: ст. 1.4, 1.5, 1.7, 3.1, 3.3, 4.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(101) Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. Воронеж, 1970. С. 164.

*(102) Самощенко И.С., Фарухшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971. С. 81.

*(103) Мальков В.П. Состав преступления в теории и законе. // Гос. и право. 1996. N 7. С. 108.

*(104) См.: Хачатуров Р.Л., Липинский Д.А. Общая теория юридической ответственности. М., 2007 С. 267.

*(105) См.: Колоколов Г.А. Уголовное право. Лекции. М., 1896. С. 234; Познышев С.В. Учебник уголовного права. Общая часть. М., 1923. С. 49-50.

*(106) См. например: Российский Б.В. Административная ответственность. М., 2004. С. 11.

*(107) См.: Нерсесянц B.C. Общая теория права и государства. М., 2004. С. 518.

*(108) Административная ответственность в СССР. / Под ред. В.М. Манохина, Ю.С. Адушкина. Саратов, 1988. С. 65.

*(109) О финансовых отношениях см. например: Ашмарина Е.М., Горбунова О.Н. Роль финансового права в совершенствовании управления в современной России (интеллектуальный проект) // Lex Russica. Научные труды МГЮА. 2007. N 2. 265-284; Горбунова О.Н. Некоторые особенности финансовых правоотношений // Сборник научных трудов ВЮЗИ. Актуальные проблемы советского административного и финансового права. М., 1984. 104-114.

*(110) См.: Гейвандов Я.А. Правовые проблемы банковского регулирования в России // Банковское право. 2000. N 2. С. 2-12; Гейвандов Я.А. Социальные и правовые основы банковской системы РФ. М., 2003.

*(111) См.: Решение Арбитражного суда Иркутской области от 17 ноября 2006 г. по делу N А19-16407/06-27 о признании недействительными предписаний. // Банк решений арбитражных судов. Сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации URL: http://www.arbitr.ru/bras/ (дата обращения: 14.02.2009).

*(112) См.: Гогин А.А. Объекты правонарушений в публичном банковском законодательстве. // Банковское право. 2006. N 2. с 37.

*(113) См.: Юридическая энциклопедия / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. М., 2001. С. 1019.

*(114) Лазарев В.В. Правонарушение и юридическая ответственность. // Проблемы общей теории права и государства / Под общ. ред. B.C. Нерсесянца М" 1999. С. 485.

*(115) Студеникина М.С. Что такое административная ответственность? М., 1990. С. 15.

*(116) См.: ст. 209 Трудового кодекса Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 3.

*(117) См.: ст. 346.27 Ч. II Налогового кодекса Российской Федерации от 5 августа 2000 г. N 117-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2000. N 32. Ст. 3340.

*(118) Торговая деятельность - вид предпринимательской деятельности, связанный с приобретением и продажей товаров. См.: ст. 2 Федерального закона от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2010. N 1. Ст. 2.

*(119) См.: Письмо Ассоциации российских банков от 2 мая 2006 г. N А-02/5-231 "О порядке применения статьи 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" // Справочная правовая система "Гарант".

*(120) К такому выводу Юридический департамент Банка России пришел в результате анализа положений Правил оказания услуг местной, внутризоновой, междугородной и международной телефонной связи (утв. Постановлением Правительства РФ от 18 мая 2005 г. N 310 (в ред. Постановления от 10 марта 2009 г. N 219) // Собрание законодательства РФ. 2005. N 21. Ст. 2030; Собрание законодательства РФ. 2009. N 12. Ст. 1429.

*(121) Более подробно см.: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 11 марта 2001 г. по делу N 5178/00-7(к) "О признании недействительным решения" // Справочная правовая система "Гарант".

*(122) Значение этого термина раскрыто также в ст. 3 Закона г. Москвы от 9 декабря 1998 г. N 29 "О торговой деятельности в городе Москве" (в ред. от 6 июня 2007) (опубликован в Ведомостях Московской Думы. 1999. N 1), согласно которому торговая деятельность - это вид предпринимательской деятельности, направленный на удовлетворение покупательского спроса путем реализации товаров потребительского назначения и предоставления услуг общественного (массового) питания.

*(123) См.: Росс. газ. 12 января 1993.

*(124) См.: Собрание законодательства РФ. 2003. N 52 (часть I).

*(125) См.: Инструкция Банка России от 16 января 2004 г. N 110-И "Об обязательных нормативах банков" // Вестник Банка России. 2004. N 11.

*(126) См. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 ноября 2004 г. по делу N А40-24665/04-70-386 "О признании незаконными действий Банка России".

*(127) См.: п. 4.8 Инструкции Банка России N 110-И от 16 января 2004 г. "Об обязательных нормативах банков" // Вестник Банка России. 2004. N 11.

*(128) См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11 марта 2004 г. по делу N А40-30526/03-17-335 "О взыскании штрафа".

*(129) См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 28 апреля 2005 г. по делу N А40-57344/04-147-82 "О взыскании штрафа".

*(130) Подробный анализ нарушений валютного законодательства см.: Емелин А.В. Проблемы финансово-правового регулирования валютных отношений в РФ: дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2000.

*(131) Аналогичная позиция содержится в различных судебных актах. Например: Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 15 мая 2006 г. по делу N А40-81740/05-17-738 "О признании недействительным решения"; Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 4 июля 2006 г. о делу N А40-11719/06-120-101 "О признании недействительным решения"; Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 2 августа 2006 г. по делу N А40-18158/06-72-134 "О признании незаконным решения"; Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2006 г. по делу N А40-66564/05-17-605 "О признании недействительным решений, предписания и требования"; Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 13 сентября 2006 г. по делу N А40-12538/05-2-66 "О признании незаконными приказов".

*(132) Гейвандов Я.А. Юридическая ответственность кредитных организаций за нарушения федерального банковского законодательства. // Гос. и право. 2005. N 9. С. 44-52.

*(133) Вестник Банка России. 2003. N 2.

*(134) Более подробно порядок представления сведений об операциях с денежными средствами установлен в Положении Банка России от 20 декабря 2002 г. N 207-П, "О порядке представления кредитными организациями в уполномоченный орган сведений, предусмотренных Федеральным законом "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" // Вестник Банка России. 2003. N 2.

*(135) Вестник Банка России. 2003. N 2.

*(136) Решение Арбитражного суда города Москвы от 5 июля 2006 г. по делу N А40-18430/06-147-132 "О признании незаконным решения и предписания Центрального банка Российской Федерации" // Справочная правовая система "Гарант".

*(137) См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1984. С. 716.

*(138) Гейвандов Я.А. Центральный банк Российской Федерации: юридический статус, организация, функции, полномочия. М., 1997. С. 192.

*(139) См.: Юридическая энциклопедия / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. М., 2001. С. 246, 814; Проблемы общей теории права и государства / Под общ. ред. B.C. Нерсесянца М" 1999. С. 487.

*(140) См.: ст. 71 Конституции Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Собрание законодательства РФ. 2009. N 4. Ст. 445.

*(141) Административная ответственность в СССР / Под ред. В.М. Манохина, Ю.С. Адушкина. Саратов. 1988 г. С. 77.

*(142) См.: письмо Банка России от 2 июля 2002 г. N 84-Т "О Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях" // Вестник Банка России. 2002. N 38.

*(143) См.: ст. 15.9 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (в ред. Федерального закона от 19 мая 2010 г. N 92-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.; Собрание законодательства РФ. 2010. N 21. Ст. 2530.

*(144) См.: ст. 15.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (в ред. Федерального закона от 19 мая 2010 г. N 92-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.; Собрание законодательства РФ. 2010. N 21. Ст. 2530.

*(145) См.: ст. 15.25 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(146) См.: ст. 15.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(147) См.: ст. 15.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(148) Приданникова М.А. Кредитные организации как субъект административных правонарушений // Банковское право. 2005. N 5. С. 48-51.

*(149) См.: Хачатуров Р.Л., Липинский Д.А. Общая теория юридической ответственности. М., 2007 С. 288; Гусов К.Н., Полетаев Ю.Н. Ответственность по российскому трудовому праву. М., 2008. С. 20.

*(150) См.: Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М., 1966.

*(151) См.: ст. 2.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(152) См., например: Коробова T.Л. Правовое регулирование административной ответственности за правонарушения в области налогов и сборов: дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2006; Косицина Л.A. Административная ответственность юридических лиц за нарушения таможенных правил: дисс. ... канд. юрид. наук. Омск, 2006; Морозова Н.А. Административная ответственность юридических лиц: история, теория, практика: дисс. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004; Томилин О.О. Административная ответственность юридических лиц за правонарушения в финансовой сфере: дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2003; Янушка А.С. Административные правонарушения в области предпринимательской деятельности: дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2005.

*(153) См.: Письмо Президента РФ от 22 декабря 2000 г. N Пр-2489 направленное в Федеральное собрание РФ в связи с отклонением на основании ч. 3 ст. 107 Конституции РФ Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях // Справочная правовая система "Гарант".

*(154) См.: Письмо Президента РФ от 22 декабря 2000 г. N Пр-2489 направленное в Федеральное собрание РФ в связи с отклонением на основании ч. 3 ст. 107 Конституции РФ Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях // Справочная правовая система "Гарант".

*(155) Собрание законодательства РФ. 1996. N 6. Ст. 492.

*(156) Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2-хч. Часть 1). М., 1997. С. 118.

*(157) См.: Дювернуа H.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 1: Введение. Учение о лице / Под общ. ред. В.А. Томсинова М., 2004. С. 252.

*(158) Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права. М., 2007. С. 50

*(159) Вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения. См.: ч. 4 ст. 110 Налогового кодекса Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3824.

*(160) Сорокин В.Д. Парадоксы Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. // Правоведение. 2004. N 3. С. 4-28.

*(161) Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(162) Например: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24 мая 2007 г. по делу N А33-16118/2006-ф02-3023/2007 "О признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности" // Справочная правовая система "Гарант".

*(163) Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1984. С. 646.

*(164) См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. СПб., 1888.

*(165) См.: Виндшейд Б. Учебник пандектного права: Общая часть. Перевод с немецкого / Под ред. и с предисл: С.В. Пахман - С.-Пб.: Гиероглифов и Никифоров, 1874.

*(166) См.: Иеринг Р. Дух римского права по различным ступеням его развития. Перевод с 3-го исправленного немецкого издания. Ч. 1. С.-Пб.: Тип. В. Безобразова и Ко, 1875.

*(167) См.: Дювернуа H.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 1: Введение. Учение о лице / Под общ. ред. Томсинова В.А. М., 2004.

*(168) Ильин Е.П. Психология воли. Спб. 2002.

*(169) Фатьянов АА. Воля как правовая категория. // Гос. и право. 2008. N 4. С. 5-12.

*(170) Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. Спб., 1888.

*(171) Собрание законодательства РФ. 1996. N 6. Ст. 492.

*(172) Собрание законодательства РФ. 1996. N 6. Ст. 492.

*(173) Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. Госюриздат. 1950. С. 201.

*(174) См.: Собрание законодательства РФ. 2004. N 31. Ст. 3216.

*(175) См.: Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(176) См.: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

*(177) См.: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

*(178) См.: Агарков М.М. К вопросу о договорной ответственности // Вопросы советского гражданского права. Сб. 1. М., 1945. С. 114-155.

*(179) Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970. С. 226.

*(180) См.: примечание к ст. 2.4 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(181) Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970. С. 231.

*(182) Братусь С.Н. Указ. соч. С. 211-212.

*(183) См.: Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2006 г. по делу N А40-31713/05-74-116Б.

*(184) См. например: Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 3 августа 2006 г. по делу N 09АП-7929/2006-ГК; Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 10 августа 2006 г. по делу N 09АП-8587/2006-ГК; Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 28 августа 2006 г. по делу N 09АП-10101/2006-ГК; Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 28 августа 2006 г. по делу N 09АП-11523/2006-ГК(09АП-10101/2006-ГК); Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 30 августа 2006 г. по делу N 09АП-8980/2006-ГК; Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2006 г. по делу N 09АП-10663/2006-ГК; Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 9 октября 2006 г. по делу N 09АП-12631/2006-ГК.

*(185) Матвеев Г.К. Указ. соч. С. 232.

*(186) См.: Положение Банка России от 26 марта 2007 г. N 302-П "О правилах ведения бухгалтерского учёта в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации" // Вестник Банка России. 2007. N 20-21.

*(187) См.: Положение от 24 апреля 2008 г. N 318-П "О порядке ведения кассовых операций и правилах хранения, перевозки и инкассации банкнот и монеты Банка России в кредитных организациях на территории Российской Федерации" // Вестник Банка России. 2008. N 29-30.

*(188) См.: Ст. 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (в ред. Федеральных законов от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ, от 7 февраля 2011 г. N 8-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1996. N 6. Ст. 492, Собрание законодательства РФ. 2011. N 7. Ст. 905; Положение Банка России от 26 марта 2007 г. N 302-П "О правилах ведения бухгалтерского учёта в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации" // Вестник Банка России. 2007. N 20-21.

*(189) Гончарова Н.Г. О привлечении юридических лиц к административной ответственности. // Закон. 2005. N 8. С. 6.

*(190) См.: Якимов А.Ю. Административная ответственность и презумпция невиновности // Административная ответственность: вопросы теории и практики. / Под ред. Н.Ю. Хаманевой. М., 2005. С. 42-48.

*(191) См.: Ч. 7 ст. 20.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(192) См.: Инструкция Банка России "О применении к кредитным организациям мер воздействия за нарушения пруденциальных норм деятельности" от 31 марта 1997 г. N 59 (утв. Приказом Банка России от 31 марта 1997 г. N 02-139) // Вестник Банка России. 1997. N 23(186).

*(193) См.: Ст. 1.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(194) См. например: Инструкция Банка России "О применении к кредитным организациям мер воздействия за нарушения пруденциальных норм деятельности" от 31 марта 1997 г. N 59. (утв. Приказом Банка России от 31 марта 1997 г. N 02-139) // Вестник Банка России. 1997. N 23(186).

*(195) Более подробно см.: Решение Арбитражного суда Иркутской области от 17 ноября 2006 г. по делу N А19-16407/06-27 о признании недействительным предписания Банка России "О признании недействительным предписания Банка России" // Справочная правовая система "Гарант".

*(196) Представление Генеральной прокуратуры РФ от 22 декабря 2006 г. N 73/3-7681к-06 "О мерах по усилению контроля за деятельностью территориальных управлений Центрального банка Российской Федерации по борьбе с отмыванием денежных средств" // Газета "Коммерсантъ". 2007. 5 апр. N 56(3632).

*(197) См.: Более подробно о видах и количестве мер применяемых Банком России в порядке надзора в период с 2002-2010 гг. см. в приложении к монографии N 1 "Меры воздействия, применяемые Банком России к кредитным организациям в порядке надзора (статистические данные за период 2002-2010 гг.)".

*(198) См.: Количественные показатели рассмотрения судами общей юрисдикции дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности в период с 2002-2010 г. см. в приложении к монографии N 2 "Рассмотрение федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности (статистические данные за период 2002-2010 гг.)".

*(199) См.: ст. 3.4, ст. 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(200) Веремеенко И.И. Административно-правовые санкции. М., 1975. С. 83-87.

*(201) Предупредительные меры, применяемые Банком России, выражаются, например, в: доведении до органов управления кредитной организации информации о недостатках в ее деятельности; изложении рекомендаций Банка России по исправлению создавшейся в кредитной организации ситуации; предложении представить в Центральный банк Российской Федерации программу мероприятий, которые направлены на устранение недостатков в деятельности кредитной организации; а также установлении дополнительного контроля за деятельностью кредитной организации и за выполнением ею мероприятий по ее нормализации. (Более подробно см.: Инструкция Банка России "О применении к кредитным организациям мер воздействия за нарушения пруденциальных норм деятельности" от 31 марта 1997 г. N 59. (утв. Приказом Банка России от 31 марта 1997 г. N 02-139)).

*(202) Административный штраф устанавливается для граждан в размере, не превышающем пяти тысяч рублей; для должностных лиц - пятидесяти тысяч рублей; для юридических лиц - одного миллиона рублей, в случаях совершения нарушения антимонопольных правил, установленных федеральным законом, при осуществлении торговой деятельности или нарушения установленных федеральным законом требований к условиям заключения договора поставки продовольственных товаров при осуществлении торговой деятельности - пяти миллионов рублей, или может выражаться в величине, кратной: 1) стоимости предмета административного правонарушения; 2) сумме неуплаченных и подлежащих уплате на момент окончания или пресечения административного правонарушения налогов, сборов или таможенных пошлин, либо сумме незаконной валютной операции, либо сумме денежных средств или стоимости внутренних и внешних ценных бумаг, списанных и (или) зачисленных с невыполнением установленного требования о резервировании, либо сумме валютной выручки, не проданной в установленном порядке, либо сумме денежных средств, не зачисленных в установленный срок на счета в уполномоченных банках, либо сумме денежных средств, не возвращенных в установленный срок в Российскую Федерацию, либо сумме денежных средств, стоимости ценных бумаг, иного имущества или стоимости услуг имущественного характера, незаконно переданных или оказанных от имени юридического лица, либо сумме неуплаченного административного штрафа; 3) сумме выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, за календарный год, предшествующий году, в котором было выявлено административное правонарушение, либо за предшествующую дате выявления административного правонарушения часть календарного года, в котором было выявлено административное правонарушение, если правонарушитель не осуществлял деятельность по реализации товара (работы, услуги) в предшествующем календарном году; 4) сумме выручки правонарушителя, полученной от реализации товара (работы, услуги) вследствие неправомерного завышения регулируемых государством цен (тарифов, расценок, ставок и тому подобного) за весь период, в течение которого совершалось правонарушение, но не более одного года.

*(203) См.: п. 1 ч. 1 ст. 46 Бюджетного кодекса Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 145-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3823.

*(204) См.: Выступление Председателя Центрального банка Российской Федерации С.М. Игнатьева на парламентских слушаниях Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам на тему: "Соответствие нормативного регулирования и практики осуществления Банком России банковского надзора основным положениям федерального законодательства" (20 февраля 2007 г.) // URL: 052051124051053050.html (дата обращения: 17.04.2011).

*(205) См.: П.п. 1.17.9.3, 1.17.9.4 и 1.17.9.5 Инструкции Банка России "О применении к кредитным организациям мер воздействия за нарушения пруденциальных норм деятельности" от 31 марта 1997 г. N 59. (утв. Приказом Банка России от 31 марта 1997 г. N 02-139).

*(206) См.: Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (в ред. Федеральных законов от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ, от 7 февраля 2011 г. N 8-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1996. N 6. Ст. 492, Собрание законодательства РФ. 2011. N 7. Ст. 905.

*(207) См.: Выступление Председателя Комитета Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам В.М. Резника (Председатель Комитета Государственной Думы по финансовому рынку) на парламентских слушаниях Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам на тему: "Соответствие нормативного регулирования и практики осуществления Банком России банковского надзора основным положениям федерального законодательства" (20 февраля 2007 г.) // URL: http://www.komitet2-12.km.duma.gov.ru/site.xp/052051124051053050.html (дата обращения: 17.04.2011).

*(208) См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11 марта 2004 г. по делу N А40-30526/03-17-335 "О взыскании штрафа".

*(209) См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 28 апреля 2005 г. по делу N А40-57344/04-147-82 "О взыскании штрафа".

*(210) См.: Решение арбитражного суда Иркутской области от 17 ноября 2006 г. по делу N А19-16407/06-27 "О признании недействительным предписания Банка России" // Справочная правовая система "Гарант".

*(211) См.: Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 31 октября 2006 г. по делу N А40-18430/06-147-132 "О признании незаконным решения".

*(212) См.: Постановление 8-ого арбитражного апелляционного суда от 30 июля 2007 г. по делу N А46-4134/20077 "О признании незаконным и отмене постановления о назначении административного наказания".

*(213) См.: Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 2 августа 2006 г. по делу N А40-18158/06-72-134 "О признании незаконным решения о наложении штрафа".

*(214) См.: Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 15 февраля 2007 г. по делу N А40-44328/06-12-259 "О признании недействительным приказов".

*(215) См.: Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 4 июля 2006 г. по делу N А40-11719/06-120-101 "О признании недействительным решения".

*(216) См.: Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда от 17 мая 2007 г. по делу N А40-3295/07-96-28 "О взыскании штрафа".

*(217) См.: Представление Генеральной прокуратуры РФ от 22 декабря 2006 г. N 73/3-7681к-06 "О мерах по усилению контроля за деятельностью территориальных управлений Центрального банка Российской Федерации по борьбе с отмыванием денежных средств" // Газета "Коммерсантъ" N 56 (3632) от 5 апреля 2007 г.

*(218) См.: ст. 1.4 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(219) См.: ст. 1.6 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(220) См.: Определение Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2000 г. N 268-0 "По запросу Верховного Суда Российской Федерации о проверке конституционности части третьей статьи 75 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. N 2.

*(221) См., например, Решение арбитражного суда Иркутской области от 17 ноября 2006 г. по делу N А19-16407/06-27 о признании недействительным предписания Банка России; Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 17 января 2007 г. по делу N А19-16407/06-27 // Справочная правовая система "Гарант".

*(222) С 2002 г. по 2010 г. штраф в порядке надзора налагался Банком России за нарушения законодательства о банках и банковской деятельности установленных ст. 74. Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" в отношении значительного количества банков: в 2002 г. - 723; 2003 г. - 595; 2004 г. - 460; 2005 г. - 510; 2006 г. - 514; 2007 г. - 448; 2008 г. - 351; 2009 г. - 275; 2010 г. - 280. Более подробно о видах и количестве мер применяемых Банком России в порядке надзора в период с 2002-2010 гг. см. в приложении к монографии N 1 "Меры воздействия, применяемые Банком России к кредитным организациям в порядке надзора (статистические данные за период 2002-2010 гг.)".

*(223) Число банков, к которым были применены запреты и ограничения на осуществление отдельных банковских операций.

*(224) См.: Приложение к монографии N 1 "Меры воздействия, применяемые Банком России к кредитным организациям в порядке надзора (статистические данные за период 2002-2010 гг.)".

*(225) В соответствии со ст. 13 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" осуществление юридическим лицом банковских операций без лицензии, если получение такой лицензии является обязательным влечет за собой взыскание с такого юридического лица всей суммы, полученной в результате осуществления данных операций.

*(226) См.: Представление Генеральной прокуратуры РФ от 22 декабря 2006 г. N 73/3-7681к-06 "О мерах по усилению контроля за деятельностью территориальных управлений Центрального банка Российской Федерации по борьбе с отмыванием денежных средств" // Газета "Коммерсантъ". 2007. 5 апр. N 56(3632).

*(227) См.: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 июня 2004 г. N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2004. N 8.

*(228) См.: П.п. 1.20.1, 1.20.3 Инструкции Банка России "О применении к кредитным организациям мер воздействия за нарушения пруденциальных норм деятельности" от 31 марта 1997 г. N 59. (утв. Приказом Банка России от 31 марта 1997 г. N 02-139).

*(229) Эту меру законодатель из ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России) должен был исключить еще в соответствии с п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие КоАП РФ" // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2003. N 3. Согласно которому нормы, содержащиеся в федеральных законах и устанавливающие ответственность в сфере публичных правоотношений, не отмененные Вводным законом, подлежат применению после 30 июня 2002 г. в части, не противоречащей КоАП РФ.

*(230) Боннер А.Т., Квиткин В.Т. Судебный контроль в области государственного управления. М., 1973. С. 8.

*(231) От лат. praerogativa - исключительное, преимущественное право. // Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. М., 2009. С. 762.

*(232) См.: Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч.1. Ст. 1.

*(233) См.: Авдюков М.Г. Принцип законности в гражданском судопроизводстве. М" 1970. С. 4.

*(234) См.: ст. 26.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч.1. Ст. 1.

*(235) Треушников М.К. Гражданский процесс: теория и практика. М., 2008. С. 74.

*(236) Мурадьян Э.М. Судебное право в контексте трех процессуальных кодексов. М" 2003. С. 54.

*(237) Энциклопедический Словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона (В 86 томах с иллюстрациями и дополнительными материалами) // URL: http:// www.vehi.net/brokgauz/all/096/96036.shtml (дата обращения: 07.06.2009).

*(238) См.: Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М., 1947. С. 66; Курылев С.В. Понятие материальной истины в советском правосудии // Социалистическая законность. 1952. N 5. С. 34; Клейман А.Ф. Советский гражданский процесс. М., 1954.С. 55.

*(239) Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. М., 2004. С. 76.

*(240) Неукоснительное соблюдение принципа независимости судей согласно п. 9 ст. 7 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" является основным направлением деятельности государственных органов по повышению эффективности противодействия коррупции. // Собрание законодательства РФ. 2008. N 52 (Ч. 1). Ст. 6228.

*(241) Собрание законодательства РФ. 1997. N 1. Ст. 1.

*(242) Росс. газ. 2011. 11 февраля.

*(243) Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1981. N 28. Ст. 976.

*(244) Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного совета РФ. 1992. N 30. Ст. 1792.

*(245) Елисейкин П.Ф. Судебный надзор за деятельностью административных органов. // Труды первой научной сессии юридической секции Дальневосточного Совета по координации и планированию научно-исследовательских работ по гуманитарным наукам. Проблемы государства и права на современном этапе". Владивосток. 1963. С. 29-30.

*(246) Более подробно см.: Представление Генеральной прокуратуры РФ от 22 декабря 2006 г. N 73/3-7681к-06 "О мерах по усилению контроля за деятельностью территориальных управлений Центрального банка Российской Федерации по борьбе с отмыванием денежных средств" // Газета "Коммерсантъ" N 56 (3632) от 5 апреля 2007 г.

*(247) См.: Примаков Е. Россия перед выбором. // Росс. газ. 2010. 14 января.

*(248) См.: Салищева Н.Г. Административный процесс в СССР. М., 1964. С. 150.

*(249) См.: Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958.

*(250) См.: Пискотин М.И. Налоги с сельского населения в СССР. М., 1957.

*(251) См: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" // Росс. газ. 2005. 19 апр. Так же см. Письмо Верховного Суда РФ от 20 августа 2003 г. N 1536-7/общ. "Разъяснения о порядке вступления в силу постановлений и (или) решений по делам об административных правонарушениях в случае их обжалования".

*(252) Определение Конституционного Суда РФ от 11 июля 2006 г. N 262-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запросов Арбитражного суда Томской области о проверке конституционности части 3 статьи 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2006 г. N 6.

*(253) См.: Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Под общ. ред. Н.Г. Салищевой. М., 2009. С. 1052.

*(254) См.: Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (в ред. Федеральных законов от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ, от 7 февраля 2011 г. N 8-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1996. N 6. Ст. 492, Собрание законодательства РФ. 2011. N 7. Ст. 905.

*(255) Росс. газ. 2011. 11 февраля.

*(256) См.: Собрание законодательства РФ. 1998. N 51. Ст. 6270.

*(257) См.: Гейвандов Я.А. Юридическая ответственность кредитных организаций за нарушения федерального банковского законодательства. // Гос. и право. 2005. N 9. С. 44-52.

*(258) См.: Гейвандов Я.А. Юридическая ответственность кредитных организаций за нарушения федерального банковского законодательства. // Гос. и право. 2005. N 9. С. 44-52.

*(259) Более подробно о количестве рассмотренных дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности в период с 2002-2010 г. см. в приложении к монографии N 2 "Рассмотрение федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности (статистические данные за период 2002-2010 гг.)".

*(260) В 2010 г. всего было рассмотрено 9 дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26 КоАП РФ), из которых 5 возвращено для устранения недостатков протоколов, 2 передано по подведомственности и применено 1 административное наказание в виде штрафа. Более подробно см. в приложении к монографии N 2 "Рассмотрение федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел о нарушении законодательства о банках и банковской деятельности (статистические данные за период 2002-2010 гг.)".

*(261) Более подробно о видах и количестве мер применяемых Банком России в порядке надзора в период с 2002-2010 гг. см. в приложении к монографии N 1 "Меры воздействия, применяемые Банком России к кредитным организациям в порядке надзора (статистические данные за период 2002-2010 гг.)".

*(262) Собрание законодательства РФ. 1995. N 18. Ст. 1589.

*(263) Процессуальное законодательство Российской Федерации к подсудности арбитражных судов относит дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, и устанавливает в гл. 22-26 АПК РФ особенности рассмотрения таких категорий дел. Более подробно см.: Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

*(264) См.: Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве. М., 1972.

*(265) См.: Загайнова С.К. Судебные акты в механизме реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессе. М, 2007. С. 113.

*(266) См.: ст. 29.4 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч.1. Ст. 1.

*(267) См. Ст.: 29.6 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч.1. Ст. 1.

*(268) См.: Ст.: 30.3. Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч.1. Ст. 1.

*(269) См.: Лебедь К.А. Решение арбитражного суда. М., 2005. С. 80.

*(270) См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (в ред. от 11 ноября 2008) // Росс. газ. 2005. 19 апр.

*(271) См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (в ред. от 11 ноября 2008) // Росс. газ. 2005. 19 апр.

*(272) См.: ст. 30.2-30.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(273) См.: ст. 30.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(274) См.: ст. 30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1.

*(275) См.: ст. 21 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (в ред. Федеральных законов от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ, от 7 февраля 2011 г. N 8-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1996. N 6. Ст. 492, Собрание законодательства РФ. 2011. N 7. Ст. 905.

*(276) Решения и действия Банка России или его должностных лиц могут быть обжалованы кредитной организацией в арбитражный суд в порядке гл. 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

*(277) Ст. 127 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3012; ст. 133 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

*(278) Постановление 9-ого арбитражного апелляционного суда по делу "О наложении штрафа" от 1 июля 2006 г. N А40-11719/06-120-101 // Банк решений арбитражных судов. Сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации URL: http://www.arbitr.ru/bras/ (дата обращения: 14.02.2009).

*(279) См.: Ст. 133 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3012; ст.ст. 147, 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

*(280) См.: Определение Арбитражного суда Краснодарского края от 18 июля 2008 г. по делу N А-32-14481/2008-57/126 "О признании незаконным предписания" // Банк решений арбитражных судов. Сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации URL: http://www.arbitr.ru/bras/ (дата обращения: 14.02.2009).

*(281) Воронков Г.В. Определения суда первой инстанции в советском гражданском процессе. Саратов, 1967.

*(282) См.: Решение Арбитражного суда Иркутской области от 17 ноября 2006 г. по делу N А19-16407/06-27 о признании недействительными предписаний. // Банк решений арбитражных судов. Сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации URL: http://www.arbitr.ru/bras/ (дата обращения: 14.02.2009).

*(283) См.: Определение 4-ого арбитражного апелляционного суда от 14 декабря 2006 г. по делу N А19-16407/06-27 "О признании недействительными предписаний" // Банк решений арбитражных судов. Сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации URL: http://www.arbitr.ru/bras/ (дата обращения: 14.02.2009).

*(284) См.: Постановление 4-ого арбитражного апелляционного суда от 17 января 2007 г. по делу N А19-16407/06-27 "О признании недействительными предписаний" // Банк решений арбитражных судов. Сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации URL: http://www.arbitr.ru/bras/ (дата обращения: 14.02.2009).

*(285) См.: Определение Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 27 марта 2007 г. по делу N А19-16407/06-27 "О признании недействительными предписаний" // Банк решений арбитражных судов. Сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации URL: http:// http://www.arbitr.ru/bras/ (дата обращения: 14.02.2009).

*(286) См. Определение Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19 апреля 2007 г. по делу N А19-16407/06-27 "О признании недействительными предписаний" // Банк решений арбитражных судов. Сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации URL: http:// http://www.arbitr.ru/bras/ (дата обращения: 14.02.2009).

*(287) См.: Авдюков М.Г. Судебное решение. М., 1959. С. 16.

*(288) См.: Решение Арбитражного суда города Москвы от 29 июня 2006 г. по делу N А40-31158/06-44-260 "О принудительной ликвидации" // Банк решений арбитражных судов. Сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации URL: http://www.arbitr.ru/bras/ (дата обращения: (дата обращения: 11.02.2009).

*(289) См.: Решение Арбитражного суда города Москвы от 1 июня 2006 г. по делу N А40-18158/06-72-134 "О признании незаконным решения" // Банк решений арбитражных судов. Сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации URL: http://www.arbitr.ru/bras/ (дата обращения: 14.02.2009).

*(290) Полномочия адвоката участвующего в качестве представителя доверителя в административном судопроизводстве удостоверяются ордером на исполнение поручения либо доверенностью. См.: Федеральным закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

*(291) Собрание законодательства РФ. 2001. N 33 (Ч. 1). Ст. 3418.

*(292) См.: Решение Арбитражного суда г. Москвы от 1 июня 2006 г. по делу N А40-18158/06-72-134 "О признании незаконным решения" // Банк решений арбитражных судов. Сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации URL: http://www.arbitr.ru/bras/ (дата обращения: 14.02.2009).

*(293) См.: Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

*(294) Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.В. Яркова М" 2003. С. 29.

*(295) Ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (в ред. Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 69-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3012; Собрание законодательства РФ. 2010. N 18. Ст. 2145.

*(296) См.: Постановление 9-ого арбитражного апелляционного от 30 июня 2006 г. по делу N А40-11488/06-147-72 "Об оспаривании решения" // Банк решений арбитражных судов. Сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации URL: http://www.arbitr.ru/bras/ (дата обращения: 16.02.2009).

*(297) В соответствии с Федеральным законом от 27 октября 2008 N 175-ФЗ "О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года" на государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов" были возложены функции временной.

*(298) Согласно ст. 24 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" от 10 июля 2002 г. отчетный период (отчетный год) Банка России устанавливается с 1 января по 31 декабря включительно.

*(299) В т.ч. освобождено от административной ответственности (вкл. устное замечание)


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

50035. Юридическая психология. Учебно-методический комплекс 677.5 KB
  Цель дисциплины – психологическая подготовка юриста к профессиональной деятельности, формирование эффективных приемов работы с людьми и овладение методами профессионально значимого самопознания и саморазвития личности.
50036. ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОЛИЧЕСТВА ВРЕДНЫХ ГАЗОВ В ВОЗДУХЕ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ПОМЕЩЕНИЙ 1.08 MB
  Приводятся величины предельно допустимых концентраций ПДК вредных газов выше которых следует применять средства защиты: респираторы с противогазовыми патронами если концентрация вредного газа не превышает 10 ПДК или противогазы если концентрация вредного газа в воздухе выше 10 ПДК. ИЗУЧЕНИЕ И ВЫБОР СРЕДСТВ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ Цель работы: Изучить назначение устройство и область применения средств индивидуальной защиты органов дыхания СИЗОД. Порядок выбора СИЗОД их классификация и требования к применению...
50037. ОПРЕДЕЛЕНИЕ РАДИУСА КРИВИЗНЫ ЛИНЗЫ С ПОМОЩЬЮ КОЛЕЦ НЬЮТОНА 140 KB
  Кольца Ньютона. Классическим примером полос равной толщины являются кольца Ньютона. 1а видно что толщина воздушного зазора δ связана с радиусами наблюдаемых колец rk и радиусом кривизны линзы R следующим образом: 2 Учтем что δ R2 1 и пренебрегая этим слагаемым в формуле 2 получим: 3 С учетом 3 выражение 1 будет иметь вид: 4 Интерференционные максимумы светлые кольца получаются при условии если на разности хода укладывается четное число полуволн целое число длин волн: 5 где k = 0 1 2. порядок интерференции или...
50042. ИЗУЧЕНИЕ СВОБОДНЫХ КОЛЕБАНИЙ ФИЗИЧЕСКОГО МАЯТНИКА 164 KB
  Цель работы: Определение момента инерции физического маятника по периоду его малых колебании и приведенной длине. такой математический маятник период колебаний которого равен периоду колебаний физического маятника. Длина такого математического маятника называется приведенной длиной физического маятника. Выведем формулу...
50043. ПРОГРАММИРОВАНИЕ С ПОМОЩЬЮ ОПЕРАТОРОВ УСЛОВНОГО И БЕЗУСЛОВНОГО ПЕРЕХОДА 41 KB
  Составной оператор – представляет собой группу из произвольного числа операторов, отделенных друг от друга точкой с запятой, ограниченную операторными скобками – зарезервированные слова Begin и End.