10762

Онтология ПРОБЛЕМА БЫТИЯ В ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ

Реферат

Логика и философия

Онтология ПРОБЛЕМА БЫТИЯ В ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ. Онтология выделилась из учений о бытии природы натурфилософии как учение о самом бытии еще в древнегреческой философии. Хотя специального терминологического обозначения у него не было. Бытие – это чистое существова...

Русский

2013-04-01

181 KB

12 чел.

Онтология

ПРОБЛЕМА БЫТИЯ В ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ.

Онтология выделилась из учений о бытии природы (натурфилософии) как учение о самом бытии  еще в древнегреческой философии. Хотя специального терминологического обозначения у него не было.

Бытие – это чистое существование, не имеющее причины, бытие – причина самого себя, самодостаточное, ни к чему не сводимое, ни из чего не выводимое. Это действительность в полном смысле слова, ибо все остальное, имеющее внешние причины, - не в полном смысле слова действительность, не в полном смысле слова существует. Поскольку бытие открывается только человеку и только через его мышление, то попытка постижения бытия есть попытка приобщиться к истинному существованию, обретение самобытности, свободы.

Само понятие «бытия» впервые появляется у элеатов (Элейская школа, Парменид, Зенон).

До этого предметом изучения в античной науке и философии были существующие вещи, но не сущее как таковое. Парменид сделал важный шаг в становлении философии. Теперь проблема заключалась в самообосновании философии: может ли мысль, независимо от опыта, открыть объективную, общезначимую истину? Нужно было найти точку пересечения двух непересекающихся рядов – ряда вещей и ряда мысли, точку совпадения мышления и бытия.

ПАРМЕНИД

Парменид обнаружил, что логика осмысления категории бытия приводит к весьма необычным выводам. Бытие – это все то, о чем можно сказать: «это есть» или «это существует». А небытие есть? Если признать, что «небытие есть», то мы получим логическую ошибку: то, чего нет (небытие) – есть?! Чтобы ее избежать надо просто лишить «небытие» статуса существования. Поэтому единственным логически верным вариантом соотношения бытия и небытия может быть только суждение «бытие есть, небытия нет».

Тезис 1. То, что есть – существует; то, чего нет – не существует. Бытие есть, а небытия – нет.

Выведение характеристик бытия: Но если небытия нет, то ничто не может ни возникнуть (из небытия), ни исчезнуть (уйти в небытие). А если ничто не возникает и не исчезает, то, следовательно, ничего не изменяется, т.е. не движется.

Тезис 2. Бытие неизменно и неподвижно.

Не возникло и не подвержено гибели.

Тезис 3. Едино и вечно, неделимо. Это характеристики, противоположные тем, какими наделены  вещи чувственного мира, мира мнения – множественные, преходящие, подвижные, изменчивые.

Впервые в истории философского мышления элеаты противопоставили бытие как нечто истинное и познаваемое чувственному миру как всего лишь видимости («мнению»), который не может быть предметом подлинного знания.

Тезис 4. Бытие познаваемо, а небытие непостижимо.

Есть – это то, что не может не быть, т.е. это бытие, сущее.

Не Есть – это то, что необходимо не может быть, т.е. небытие, несущее. Мыслить можно только бытие, то есть то, что ЕСТЬ, ибо, то, чего нет, никоим образом не может быть мыслимо.

«Одно и то же – мышление и то, о чем мысль. Ибо без сущего, в котором она высказана, тебе не застать мышления».

А как же быть с тем, что мы реально видим и чувствуем в окружающем нас мире, где все прекрасно движется и делится без проблем. Выходит мир совсем не такой, каким мы его воспринимаем? Действительно, по сути своей он не такой. Сущность мира, его бытие, т.е. то, что позволяет ему существовать, радикально отличны от чувственно воспринимаемого его облика. И это настоящее подлинное бытие мира открывается только в мышлении. А это значит, что природа его идеальна, она в чем-то сродни нашему мышлению, составляет его абсолютную основу.

Такая трактовка не могла не вызвать возражений и выдвижения конкурирующих концепций. Но исходный пункт рассуждений уже не оспаривался: подлинное бытие не дано человеку непосредственно; оно скрыто, отлично от повседневной реальности и постижимо только силой абстрактного мышления.

Античные оппоненты Парменида не согласились, прежде всего, с отрицанием небытия. Без него мир не полон, несовершенен, незакончен. Одно из самых удачных решений у Демокрита.

Гераклит говорит где-то, что все движется и ничто не остается на месте, и образно сравнивая сущее с течением реки, говорит, что дважды нельзя войти в одну и ту же реку. Те, кто называют бытие «толканием», можно сказать, почти по Гераклиту, полагают, что все вещи идут и ничто не остается на месте; таким образом, причиной и первоначалом вещей оказывается «то, что толкает», поэтому оно правильно было названо «толканием».

Согласно Гераклиту и всему племени его единомышленников, все вещи движутся словно потоки; из стремительного движения и взаимосмешения рождается все, о чем мы говорим, что оно «есть», но название это неправильно: ничто никогда не «есть», но всегда возникает (становится).

Гераклит Фрагменты// Фрагменты ранних греческих философов.С.209)

 

ДЕМОКРИТ

Основой мира он провозгласил атомы – мельчайшие неделимые частицы. Демокрит мыслит бытие как множественное – атомы, а небытие – как пустоту. При этом принцип единства бытия сохранился у Демокрита по отношению к каждому атому – он неделим.

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ФИЛОСОФИЯ

Средневековая христианская философия также не обошла вниманием тему бытия. И здесь на первый план вышло противопоставление земного, ограниченного существования подлинному, сверхчувственному бытию. Всецелой полнотой бытия в христианской картине мироздания обладает только Бог. Он и есть собственно, настоящее бытие. Все остальное – «тварно», т.е. сотворено Богом, и потому не имеет самостоятельности. Акт творения мира Богом создает причастность создаваемых вещей подлинному бытию (Богу) и одновременно выстраивает их в подлинную иерархию. Чем дальше от материи, тем ближе к Богу, тем больше укорененность вещи в реальном, т.е. божественном бытии. Душа человека, его разум, будучи идеальными образованиями, приближаться к истинному бытию, приоткрывать его реальные свойства.

Ступени совершенства бытия

«Совершенство вселенной требует, чтобы в вещах присутствовало неравенство, дабы осуществились все ступени совершенства. И одна ступень совершенства состоит в том, что некоторая вещь совершенна и не может выйти из своего совершенства; другая же ступень совершенства состоит в том, что некоторая вещь совершенна, но может из своего совершенства выйти… Совершенство вселенной требует, чтобы были и некоторые вещи, которые  могут отступить от своей благости; потому они  и в самом деле время от времени делают это. В этом и состоит сущность зла, т.е. в том, чтобы вещь отступала от блага. Отсюда явствует, что в вещах обнаруживается зло, как и порча есть некоторое зло…

Из сказанного выше следует, что нет единичного первичного зла в том смысле, в котором есть единое первичное начало блага…

Понятие зла противоречит понятию первичного начала, и притом не только потому, что зло, в согласии со сказанным выше, обусловлено благом, но и потому, что зло не может быть для чего-либо причиной иначе, как акциденциально и потому оно не может быть первопричиной…»

     Фома Аквинский  Сумма теологии/ Бургош Ю. Фома Аквинский. С.156, 157, 158.

ВОЗРОЖДЕНИЕ

«Максимумом я называю то, больше чего ничего не может быть. Но такое преизобилие свойственно единому. Поэтому максимальность совпадает с единством, которое есть и бытие.

Абсолютный максимум единственен, потому что он – всё, в нем всё есть, потому что он – высший предел. Так как ничто ему не противостоит, то с ним в то же время совпадает минимум, и максимум тем самым находится во всём. А так как он абсолютен, то воздействует в действительности на всё возможное, не испытывает сам никакого ограничения, но ограничивает всё».

Н. Кузанский

«Я называю Вселенную «целым бесконечным», ибо она не имеет края, предела и поверхности; но я говорю, что Вселенная не «целокупно бесконечна», ибо каждая часть её, которую мы можем взять, конечна и из бесчисленных миров, которые она содержит, каждый конечен…»

Дж. Бруно 

НОВОЕ ВРЕМЯ     17 ВЕК

В Новое время гносеология вытесняет онтологию. Если у Декарта, Спинозы и Лейбница (рационалистов) еще есть учение о субстанции, то у эмпириков онтологическая доктрина вообще отсутствует.

В философии 17 века одновременно представлены сразу все три формально возможные модели бытия: монистическая, дуалистическая и плюралистическая. Наиболее крупные метафизические системы 17 века создали Декарт, Спиноза и Лейбниц. Естественно-научная революция 17 века, создание экспериментально-математического естествознания сформировали совершенно новую картину мира, более сложную и дифференцированную.

«Под субстанцией я разумею то, что существует само в себе и представляется само через себя, т.е. то, представление чего не нуждается в представлении другой вещи, из которого оно должно было бы образоваться.

Под Богом я разумею существо абсолютно бесконечное, т.е. субстанцию, состоящую из бесконечно многих атрибутов, из которых каждый выражает вечную и бесконечную сущность.

Бог есть производящая причина всех вещей, какие только могут быть представлены бесконечным разумом.

Бог есть причина сам по себе, а не случайно.

Бог есть абсолютно первая причина».

Спиноза Б. Этика

Со времен греков онтология никогда не достигала очевидной основы, никогда не доказывала своих предпосылок, никогда не согласовывала своих исследований с результатами эмпирического знания. Она праздновала свой триумф в пустом пространстве спекуляции, была полем больших системных построек, которые были сокрушены, как только критика коснулась их фундамента.

Немецкая классическая философия

Первым серьезным сокрушителем был Кант. Одновременно он заложил такие основы построения онтологии, которые стали обязательными для любых онтологических концепций следующих поколений. С точки зрения Канта, догматическая онтология, не учитывающая опыта познания, немыслима. Онтология возможна только как учение, совпадающее с теорией познания. Идея онтологии у Канта – направленность рефлексии на изначальное в сознании, на прояснение оснований и истоков всего многообразного опыта жизни сознания.

Для западноевропейской философии второй половины XIX века характерно резкое падение интереса к метафизике вообще и к онтологии как самостоятельной философской дисциплине в частности, критическое отношение к онтологизму предшествующей философии. Философов все более соблазняли успехи естествознания в попытках нефилософского синтетического описания мира.

Рубеж XIX-XX вв. стал для проблемы бытия переломным моментом. В философии появляются направления, которые:

1.вообще отказываются от этой проблемы, потому что считают ее не философской, или

2.пытаются привязать ее к феномену сознания (феноменология, экзистенциализм).

Эти направления сформировали в философии иррационалистическую традицию трактовки бытия.

СОВРЕМЕННАЯ ЗАПАДНАЯ ФИЛОСОФИЯ

В ХХ в Европе происходит поворот к онтологии, к бытию, к преодолению кризиса в философии, связанного с утратой бытия, с замыканием философии в себе самой. Первыми это сделали   русские мыслители – Н. Бердяев и С. Франк.      

Это «в целом» и его целое мы называем миром. Мы существуем, и пока мы существуем, мы всегда ожидаем чего-то. Нас всегда зовет Нечто как целое. Это «в целом» есть мир. – Мы спрашиваем: что это такое  - мир?

Туда, к бытию в целом, тянет нас в нашей ностальгии. Наше бытие есть это притяжение. Мы всегда уже так или иначе направились к этому целому или, лучше, на пути к нему. Но «нас тянет» - это значит нас одновременно что-то неким образом тащит назад, мы пребываем в некоей оттягивающей тяготе. Мы на пути к этому «в целом». Мы сами же и есть переход, «ни то, ни другое». Что такое это наше колебание между «ни то – ни  то»? Ни одно, ни, равным образом, другое, вечное «пожалуй,  и все-таки нет, и однако же». Что такое этот непокой неизменного отказа? Мы называем это конечностью. – Мы спрашиваем, что это такое – конечность?

Конечность не свойство, просто приданное нам, но фундаментальный способ нашего бытия.

Мартин Хайдеггер Основные понятия метафизики

Невозможно уклониться от существования при помощи объяснений, его можно только выносить, любить или ненавидеть, обожать или бояться, принимая чередования блаженства и ужаса, отражающие сам ритм бытия, его вибрации, его диссонансы, его горькие и радостные исступления.

 Сиоран О разложении основ

Н. Лобковиц  От субстанции к рефлексии. Пути западноевропейской метафизики.

Если мы, исходя из философии природы, поставим вопрос: «Что же есть в собственном смысле слова?», или, соответственно, «Что означает быть?» или «Что такое собственно сущее?», то перед нами откроются две возможности.

Или мы в нашем исследовании природы имеем дело не с чем иным как с материальным, сущим природно, и тогда «сущее» значит не более, чем «природное», материальное, или мы, как Аристотель в последней, восьмой книге «Физики», убеждаемся, что природное, или, скорее, нечто в природном может быть объяснено только через духовное (идеальное): у Аристотеля это неподвижный перводвигатель. В этом случае «сущее» означает, что в том, что есть, существует нечто, принадлежащее как царству материального, так и царству нематериального.

Ну, а что же такое «сущее»? Явным образом Аристотель формулирует этот вопрос в седьмой книге «Метафизики» и тут же объясняет, что этот вопрос может означать лишь «что такое oysia»  (сущность), - то, что у схоластиков будет названо «субстанцией». Следует немного задержать на том, что же, собственно, означает этот вопрос. Досократики спрашивали, что такое aitia, объясняющая причина всего. Ответы составляют историю досократического периода: вода, воздух, огонь, noys, элементы, атомы. Наконец, у Платона – только «идеи»: идея орла, идея человека, идея блага. Аристотель по ряду причин считал эту концепцию неосновательной. Он возвращается к здравому смыслу и заявляет: в собственном смысле существующим, как мы все знаем, являются этот человек, эта корова. Действительность – упорядоченное множество вполне конкретных индивидуумов, находящихся в каких-то отношениях друг к другу. Однако он не может не признать и верного момента в платоновском учении об идеях: эти вполне конкретные единичные индивидуумы имеют многое общим; этот человек и тот человек – оба люди. Как здесь избежать оспариваемого платоновского утверждения, что конкретные индивиды только причастны тому, что в конечном счете есть подлинно сущее? Ответ Аристотеля одновременно настолько тривиален и настолько оригинален, что нам и сегодня трудно правильно понять его, да и просто удержать мыслью. Его тезис – подлинно, действительно сущее есть oysia. Под нею в первую очередь понимается этот конкретный индивид, этот человек, эта корова, но абстрагируясь от того многого, что о них может быть сказано: что этот человек мыслит или является добродетельным, что эта корова стоит на лугу или должна быть подоена в 5 часов. Все это только свойства, некоторые из которых постоянны, некоторые непостоянны, но их изменение не разрушает самого индивида. Оysia есть то, что обладает этими «привходящими» свойствами, или акциденциями. Сама она лежит в основании их. Но что представляет собою эта субстанция? Очевидно, конкретное всеобщее, но таким образом, что это всеобщее не находится в ней, но существует в нашем мышлении. Она, если можно так сказать, есть синтез всеобщего и конкретного, но такой, что вне его не может быть ни конкретного, ни всеобщего. Но как представить это, не прибегая снова к рассуждениям о царстве всеобщего, которое конкретизируется? Для ответа на этот вопрос Аристотель возвращается к понятиям, введенным им в «Физике», к категориям материи и формы. Оysia, конкретный индивидуум, приобретающий затем всевозможные свойства, есть материя, принявшая форму, определенный образ и структуру, конкретизированный в пространственно-временном континууме таким образом, что отдельно от этого синтеза нет ни континуума, ни самой формы. Вообще говоря, представить это можно только так, что действительность – это вполне конкретная, самостоятельная действительность отдельных вещей, которые при этом так связаны между собой такими отношениями, что мы можем строить общие понятия, схватывающие форму, сущность, оформленность вне конкретности, отдельно от которой они в то же время никогда не могут существовать. Эта сложная концепция, которую фактически так и  не смогла воспринять послеаристотелевская, и прежде всего христианская традиция, превратившая платоновские идеи в мысли Бога, вновь и вновь приводит к затруднениям. Платоновские идеи суть мысли конкретного индивида, Бога. Главная трудность, возникающая здесь, заключается в том, что, согласно христианским представлениям, Бог не есть демиург в духе платоновского «Тимея», оформляющий уже наличествующую материю.  Он творит тварь из ничего. Он не проецирует свои идеи в материю, но создает конкретных индивидов.

…мнение, разделяемое большинством философов античности и средневековья: космос, действительность в целом, есть некая иерархия. Быть А, но не быть Б, обладать свойством а, но не обладать свойством б, неизбежно означает быть более или менее совершенным (или несовершенным), стоять выше или ниже на лестнице иерархии бытия. Нам сегодняшним эта мысль чужда, и разрушена она прежде всего образом мышления современного естествознания. У Платона и Аристотеля она тоже еще не так явно сформулирована, как у неоплатоников, и в Средние века. Однако принципиальное членение бытия и выстраивание иерархии ясно просматривается уже у Аристотеля: в самом низу – мертвая материя, затем растения, животные, и в качестве высшего из материальных существ – человек, способный преодолеть материю благодаря «духу»; далее – смертные духи и на вершине бытия – Бог. Человек приходит затем, чтобы, как это потом будет повторяться в эпоху Возрождения, стоять между ангелами и природой.

БЫТИЕ – категория, фиксирующая основу существования (для мира в целом или для любой разновидности существующего); в структуре философского знания выступает предметом онтологии (см. Онтология); в теории познания рассматривается как базисная для любой возможной картины мира и для всех прочих категорий. Первые попытки разрешения проблемы источника существования того, что есть – в мифологиях, религиях, в натурфилософии первых философов. Философия как таковая ставит целью прежде всего нахождение подлинного (в отличие от кажимого) Б. и его осмысление (или – участие в нем). Наукообразная философия идет по пути определения понятия Б. и его места в структуре знания, а также выделяет уровни и типы Б. как объективного существования. В наибольшей мере концентрировал различные аспекты понятия Б. Парменид. Он выделяет основные характеристики Б. – целостность, истинность, благость и красоту – и манифестирует единство мысли и Б. (и – не-мысли и небытия). Разделение (точнее, удвоение) мира у Платона на мир идей (мир истины) и на действительность (мир подобий) является началом европейской метафизики и на ее закате переходит в марксизме в разделение материального (мир) и идеального (связанного с сознанием) Б. Классифицирующий анализ Б. у Аристотеля (в частности, он выделяет уровни – возможное и действительное Б.) по сию пору служит примером для всякого наукообразного подхода к Б. В период средневековья Б. рассматривается с религиозных позиций: истинное Б. – Бог, мир же несамостоятелен, сотворен из ничто и без заботы Бога исчезнет в ничто. Возрождение рассматривает Б. как природу, с одной стороны – самостоятельную (все существующее – творение природы), с другой – нуждающуюся в человеке как творце и хозяине. Новое время акцентирует внимание как раз на подвластности Б. человеку как оформляющему, собирающему из него мир (как в плане познавательном, так и в плане практическом). Это становится причиной "инфляции" понятия Б. – теперь оно воспринимается как внешнее, неуловимое человеком в его познании, а вскоре начинает восприниматься как философская иллюзия. В то же время Энгельс предлагает развернутую классификацию видов Б. с точки зрения науки: механическое, химическое, физическое, биологическое, социальное. Реабилитация понятия Б. в философии 20 в. связана с именем Хайдеггера. Он говорит о новом условии усмотрения Б. (отличного от существования) – о поэтическом мышлении. Б. – вечно проясняемое раскрытие присутствия (конкретного единства вещей и человека). Современная философия видит в абсолютизации понятия Б. одну из причин "смерти философии" в современной культуре и акцентирует внимание на альтернативах – понятиях Ничто, Различания, Критики. (См. также Виртуальная реальность, Событие, Событийность, Differance, След, Складка, Складывание, Онтология.)

Д. В. Майборода

Бытие – философская категория для обозначения феномена независимого от сознания человека реального присутствия, действительного существования объектов, явлений, отношений и процессов различной природы, а также и мира в целом, включая человеческое общество и самого человека. Она отражает именно обобщенно как саму действительность, реальность, так и посюсторонность ее существования. Б. присущи атрибуты пространства и дления существования (несотворимости, вечности, конечного и бесконечного). Впервые мы встречаем это понятие в философии элеатов (конец VI –первая половина V вв. до н.э.) в работах Парменида, Зенона Элейского, Мелисса Самосского и др.

Смысл Б. как существования констатируется обычно в простом высказывании человека, субъекта познания в формуле “Я есть” (Аз есьм – по-слав.; I am - по-англ.; Je sui - по-франц; Ich bin - по-нем. и т.д.). В обыденном сознании существование меня и других, а также актуального мира – всегда в центре внимания каждого человека. И в этом смысле понятию Б. будут тождественны такие понятия как иметься, есть, быть, находиться, присутствовать, жить. Это и жизнь и житие, начало (жизни), расцвет (жизни), смерть, гибель, конец (жизни), проживание, сопереживание, быт, “со-бытие”, существование и сосуществование, другие понятия. Они фиксируют в сознании как экзистенциальные, сенсуальные, танатологические, так и темпорологические ощущения, самоощущения и мысли человека.

Мышление человека – феномен, зависимый в определенных пределах от сознания, но они оба суть тоже реальное бытие, нечто существующее в своей особой информационной форме. Вопрос этот решается или в ключе материализма и данных естествознания: бытие определяет сознание и мышление, или в ключе идеализма: дух, сознание, мое или высшее, определяют Б. Тема Б. (и сознания, мышления, духа в их соотношении с природой, ее бытием) – главная тема философии во всей ее истории. Часто признание Б. определяют как позицию реализма. Между тем, один из видных нетомистов ХХ века Й.Бохенский отмечал: “В качестве реалиста можно быть и материалистом и спиритуалистом, так как реализм требует только признания независимого от мышления бытия, и само по себе еще ничего не определяет материально или духовно это бытие” (См. Bochenski J.M. Der sowjetische … - S. 88).

Вопрос о генетическом отношении бытия и мышления в марксизме, например, считается основным вопросом всей философии в ее истории (см.Ф.Энгельс). Сознание и мышление – продукт рефлексии и саморефлексии в высокоорганизованных системах, в мозге человека своего иного, функционирования осознавемой информации, т.е. Б. в его многообразных проявлениях и свойствах. Вместе с тем, эта рефлексия согласно данным науки не является в природном мире чем-то исключительным: это всеобщая способность объектов природы, о чем говорили среди материалистов еще Ж.Ламетри и Д.Дидро. Заметим, что в истории философии проблема сущности Б. первоначально решалась почти исключительно на основе обыденного опыта, ограниченного круга простейших наблюдении и саморефлексии, в основном, умозрительно. Сегодня естествознание, социальные и когнитивные науки так или иначе расшифровывают возможные на современном уровне познания подходы к раскрытию всех главных вопросов сущности мироздания, смысла существования человека в этом мироздании и его мировоззрения, реализуемого в исторически определенной научной картине мира, то есть его, мира, Б. и небытия.

Понятия существования, а также реальности и действительности являются в известном смысле основными аналогами и синонимами Б. Первое из них - главное понятие онтологии (от греч. ontos- бытие) как важнейшей части основных философских систем, иначе говоря, - философской теории бытия, а также “философии существования”, “философии жизни”, танатологии (от греч. thanatos - смерть -учение о смерти, как ухода в небытие, ее причинах и признаках) и др. При этом различают Б. во всеобщем смысле как (1) наличное бытие и как (2) данное, именно, - определенное бытие предметов, тел, вещей разного рода. В онтологии Б. – это суть предельно общее и сходное, идентичное во всем многообразии сущего. В научных теориях в онтологии (хотя это не всегда фиксируется в текстах) относят определения и определенность предметов, объектов,законы строения и изменения которых (т.е. "номология") далее и исследуются наукой. Эту онтологию легко можно усмотреть и извлечь, изучая тезаурусы терминов и понятий той или иной теории, дисциплины, отрасли знания, науки Так, в геометрии ее онтологию образуют точки, линии, фигуры разного рода и др., в теории чисел – числа, множества, последовательность и др., в механике – материальные точки, центры тяжести, тела, их массы, время, скорости, ускорения, энергии, импульсы и др., в физике – это заряды, поля, напряженности, потенциалы, температуры, давления и многое другое, в общей биологии – организмы и их элементы, популяции, виды, биота, биосфера и др. В этом смысле онтологию темпорологии образуют понятия времени, существования, дления и мгновения, прошлое, настоящее и будущее, стрела времени, последовательность, необратимость, контемпоральность и др. понятия. В онтологию наук и теорий входят понятия, заимствуемые из смежных наук и общенаучных дисциплин, а также из философии. Сама категория Б. и другие категории теории Б. должна входить в состав онтологии темпорологии. Состав категорий и понятий различных общих и частных онтологий исторически может расширяться и сужаться, что связано с непосредственно с результатами и достижениями философии, эпирическим базисом наук и теорий, концептуальным осмыслением этого последнего и теоретическими обобщениями всего достигнутого.

В гносеологии бытие и мышление часто противопоставляются как антиподы, в связи с чем существует проблема тождества бытия и мышления (которая была в XVIII - XIX веках центральной проблемой немецкой классической философии). Тождество при этом понимается диалектически, так как абсолютное тождество возможно только в теории чисел, когда АВ. Правильнее здесь говорить об относительной идентичности, так как любая реальная вещь, как и сознание самого себя, не могут быть идентичны даже сами с собой в другой момент времени. Различают Б. материальное, иначе, реальное, и Б. идеальное, ментальное, психическое. Они никогда не являются тождественны друг другу в абсолютном смысле. Человек, будучи существом и телесным и ментальным, т.е. обладающим психикой и сознанием, погружен в эти оба вида Б. В теологических и религиозных философских системах реальным бытием называют существование, а идеальным – сущность, как это, например, реализовалось в системах философии Платона, Г.Гегеля и др. (см. об этом также у Н.Гартмана), что означает признание первоначалом мира мысли, духовного начала (вообще говоря, – “творца мира” как первоисточника и “закона мира” как первопричины, существующих во времени до мира и до человека).

В реальной жизни предметы, вещи, тела, живые системы и др. уходят из жизни, исчезают. В философской теории бытия в связи с этим противоположностью Б. признается не-бытие как отсутствие существования чего-либо. Г.Гегель, например, понимал все Б. как “исчезающее Б.”, как переходящее в “небытие”, так что все в мире является становлением, чем-то преходящим, и в этом смысле Б. всегда темпорально.

Категория Б., начиная с античности, имеет очень долгую и противоречивую историю своего развития. Более того, отношение философа или ученого к нему – основа разделения философов и ученых уже в античности на различные и враждующие уже не одну тысячу лет философские направления объективного идеализма, материализма, дуализма, субъективного идеализма, триализма К.Поппера и др.

В понимании Б. у элеатов, например, у Парменида мы найдем, что оно всюду непрерывно и однородно, оно есть, и, потому, неподвижно, Б. не содержит никакого небытия и это последнее воспринимается только мыслью. Именно у них мы находим впервые противопоставление Б. и не-бытия. При этом убедительно доказывалась невозможность последнего, так как оно не может быть постигнуто, а лишь примыслено. Оно релятивно. Дело в том, что Б. текуче, подвижно, неустойчиво, поэтому оно в своих вечно ускользающих моментах в конце концов непостижимо для мысли. Именно тогда и в такой форме впервые и была поставлена проблема тождества бытия и мышления. Это противопоставление мы находим и у диалектика Гераклита (“Одна и та же вещь существует и не существует”) и у древнегреческих атомистов (Левкиппа, Демокрита).

Позднее, а именно, после элеатов, в философии сложилось несколько различных подходов к пониманию сути Б. Так, у Платона, Б. образуют обычные вещи, постигаемые нами в понятиях, соотносимых однако с истинными, идеальными понятиями. Как это происходит? Дело в том, что, в соответствии с его учением об эйдосах как (идеальной) первосущности всех вещей, Б. подразделяется на три подчиненных последовательно уровня Б., связанных друг с другом отношениями генетическими, качественными и этико-эстетическими. Это, именно: 1) умопостигаемое Б. вечных и бестелесных идей, эйдосов (это – “истинно сущее” Б.); 2) чувственно-постигаемое Б. вещей, которые суть копии, подобие первых; 3) Б. предметов искусства, коим подражают в своих творениях художники. Истинное, идеальное Б. здесь противостоит вещам и явлениям, являясь их прообразом; реальные вещи лишь бледное отражение более истинного и реального Б. вещей в мире эйдосов. Произведения художников тогда еще более бледные отражения Б. вещей и отношений. У Платона Б. складывается из единого и многого, конечного (предела) и беспредельного. Перед нами в самом чистом виде концепция классического объективного идеализма.

Аристотель построил понимание Б. на рассмотрении возможного и действительного. При этом Б. в качестве своей причины содержит возможное и форму – перспективу актуализации Б. То есть, Б. по Аристотелю возможно как чистая актуальность (от лат actualis – деятельный), то есть как (1) Бог, как (2) чистая возможность (материя) и как (3) соединение материи и формы. Аристотель в своей метафизике трактовал бытие в четырех смыслах: Б. – это материальные вещи или их части; существенный принцип существования вещей; совокупность частей в вещи в контексте этого принципа; Б. – это форма вещи, актуальная для ее организации. Из этого видна противоречивость подхода Аристотеля к проблеме сущности Б. Позднее неоплатоники сохранили платоновское деление Б. на уровни (исключив из рассмотрения мир искусства), но раскрыли новые дихотомии: материи (как периферии Б.) и духа – (как центра), как тьма и зло, как свет и благо, как единичность и дробность, противопоставленных единому. Вместе с тем, у них единое выше дихотомии субъекта и объекта, но из нее все же образуется реальное Б. ума и всего материального. Неоплатоники восстановили представления стоиков о тоносе (греч. tonos - напряжение, ударение) как бесконечном разнообразии напряжений в Б.

В Средние века в Зап.Европе линия аристотелианства и неоплатонизма продолжилась в духе теизма, признающего существование надмировой личности, абсолюта – Бога. В Англии, в ключе материализма, Ф.Бэкон признавал Б. в форме вечно подвижной материи, неразрывно связанной с движением и формой. Томас Гоббс считал Б. абсолютно телесным, субстанциональным.

В XVII в Голландии Б.Спиноза дал впервые ясное различение сущности, существования, идеи и возможности в Б.

Особый интерес представляет позиция дуализма Р.Декарта: в мире существуют два независимых и равноправных, но борющихся начала, дух и материя, которые создают общее Б. мира. Но взаимодействие духа и материи для дуализма осталось неразрешимой загадкой. Для Декарта наиболее очевидным является само человеческое мышление: “Я мыслю, следовательно я существую”(Cognito? ergo sum). Но это не субъективность, а констатация факта, что Б. - это то, что прошло через мышление. В своей физике Декарт однако материалист.

Французские материалисты, такие как Ж.Ламетри признают, что в мире ничего нет кроме материи, которая существует в пространстве, обладает движущей силой и способностью к ощущению. Подобные же представления мы находим у П.Гольбаха в его “Системе природы”, а также у К.Гельвеция в виде идеи объективного существования чувствующей материи.

Чтобы не прерывать разговор о позиции материалистов, отметим, что русские материалисты XIX века, такие как А.И.Герцен, Н.Г.Чернышевский и др., обосновывают объективность Б. и его связь с движущейся материей. Б. у них исходно и первично для появления сознания.

В Новое время возникают новые подходы к пониманию Б. В частности, основоположник субъективного идеализма, английский философ Дж.Беркли, утрируя положения теории познания другого английского философа - материалиста Дж.Локка о первичных и вторичных качествах вещей, согласно которым вторичные качества субъективны, объявил, что субъективны все качества вещей, а “существовать, значит быть воспринимаемым”. Тогда Б. целиком сводится к восприятиям и ощущениям; мир – это мое ощущение. Вопрос о Б. материи и духа, вещей и идей превращается здесь в психологическую проблему. В ключе этого подхода позднее, в XIX – XX вв., развиваются позитивизм, эмпириокритицизм, прагматизм. Известно, что критический анализ этих взглядов был проведен В.И.Лениным в его основной философской работе “Материализм и эмпириокритицизм”. Ленин обосновал, опираясь на открытия электрона и разложимости атома в физике на рубеже XIX-XX вв., идею неисчерпаемости свойств материального мира вглубь, по-сути, - бесконечности познания человеком природного мира и материального Б.: “электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна”.

Что касается И.Канта, то для него Б. не более чем идеальная и априорная категория мышления, при помощи которой субъект познания организует и осмысливает ощущения и свой опыт. Но, вместе с тем, Кант признает существовние явлений и скрытой сущности вещей – “вещей в себе”. В этом смысле Кант непоследователен, двойственен, за что он и повергался критике из противоположных лагерей в философии. В немецкой философии И.Фихте пытался преодолеть дуализм Канта, достичь в понимании Б. монизма (от греч. monos - один) через признании существования в мире лишь одного абсолютного “Я”, которое и порождает из себя Б. путем априорных, идеальных полаганий мысли. У Ф.Шеллинга Б. тоже выражает результат полагания Б. мыслью. Оно, Б. равносильно познанию и деятельности (см. его “Систему трансцендентального идеализма”).

Гегель, который придерживался панлогистской точки зрения, считал, что сущность Б. можно раскрыть только через систему всех категорий диалектики. У него категория Б. развертывается с наиболее пустой категории небытия, переходящего в свою противоположность – категорию Б, а весь этот процесс охватывается категорией становления, благодаря чему возникает категория “наличного бытия” и возможен переход к другим категориальным триадам, например, качества, количества, меры и т.д.

Виднейший теоретик философской онтологии ХХ века немецкий философ М.Хайдеггер говорил, что бытие возникает из отрицательности ничто, и в него “погружается” сущее, раскрывая бытие. Б. нуждается при этом в том сущем, которое само нуждается в существовании. В своей “фундаментальной онтологии” он показывает как Б. обнаруживается в существовании (экзистенции – от лат. existentia).

Осмысление обыденного существования человека в философии в ХХ веке вылилось в особую “философию существования” (экзистенциализм). В истории философии наиболее развиты были французский, русский и немецкий экзистенциализм (Г.Марсель, Ж.-П.Сартр, Н.А.Бердяев, Л.И.Шестов, М.Бубер, М.Хайдеггер, К.Ясперс и др.).

В диалектическом материализме ХХ века проблема Б. решалась путем отказа от идеи общего Б. как начала мира вообще, за счет признания существования конкретных вещей и всеобщности движущейся материи как первоосновы мира. Небытие не означает пустоты или абсолютного исчезновения, а лишь переход, превращение материи из одной формы в другую. Проблема отношения материи и сознания, тождества Б. и мышления в основном решается здесь на основе старых идей французского материализма об отражении, на что указывал Ленин, путем опоры на факты науки, естествознания в частности. В этом плане показательны книга болгарского философа Т.Павлова “Теория отражения” и др. работы. Основная идея отражения или рефлексивности как всеобщего свойства материи доказывается здесь путем ссылок на факты, имеющиеся в распоряжении современного естествознания. Речь идет о том, что существует универсальное свойство всех объектов природы – неживой и живой – свойство отражения (рефлективность), имеющее в своей основе принцип всеобщности взаимодействия. Формула выглядела так: отражение – всеобщее свойство материи. Суть его в том, что в объектах разного рода реализуется способность воспроизводить в себе признаки, свойства и отношения отражаемого объекта(ов). Данное свойство – родственно с ощущением. Именно об этом писал Ленин (в упомянутой книге на стр. 91). Этот результат обобщения данных науки ХХ века считается краеугольным камнем всей теории познания в диалектическом материализме. Можно сказать, что мышление – это отражение действительности. При этом делаются все необходимые оговорки насчет творческого мышления, роли фантазии, опережающего отражения, наличных культурологических и прочих, например, научных, точек зрения, концепций, парадигм и т.п., о чем писали философы и методологи науки, сами естествоиспытатели, физиологи и психологи, социологи и другие авторы. По этому поводу надо сказать, что в границах известных ныне естествознанию свойств и характеристик объектов природы, живой и неживой, этот принцип действительно выполняется.

Однако, открытие в самом конце ХХ века в астрофизике, космологии и в физике высоких энергий факта великой скромности масштабов той массы вещества, той энергии полей, которые мы знаем, по сравнению с общими масштабами нашего мира и его энергии (4%), немедленно вызывают сомнения и возражения насчет многого из того, что говорилось выше. Речь идет об открытии темной материи и темной энергии, других феноменов и объектов,которые как будто бы не взаимодействуют с нашим миром. Кажется, что неверен принцип Э.Маха “Все связано со всем”, так как данные, полученные в экспериментах в области физики сверхвысоких энергий, говорят, что этот второй, основной, главный мир, кванты которого раза в четыре тяжелее нуклонов, лишь весьма косвенно, слабо взаимодействует с миров наших вещества и поля, из которых построены мы сами и видимый нами мир. Ошибочным, тогда, предсталяется принцип единства Б., или же это некий сверхслабый принцип. Возможно, что большинство феноменов НЛО, всякой необъяснимой чертовщины тоже из “того мира”. Может быть религиозные легенды о рае и аде и пр. тоже из круга “фантомов”, которые давно наблюдали люди, но не могли объяснить. Наш мир – это что-то вроде пузырьков газа в газированной воде, а поля - что-то вроде пены на ее поверхности.

Интересно, что в гигантских космологических масштабах пространство оказалось все-таки трехмерным и евклидовым, искривленное пространство – локальный феномен. Возможно, до сих пор никак необъясняемые физикой феномены и природа электричества и гравитации коренятся в природе темного мира. Физики говорят, что им придется заново переосмысливать чуть ли не все основные законы физики. Любопытно, что все это призошло почти ровно 100 лет спустя после предыдущего кризиса в физике. Наверное, придется все это снова вспомнить, как и уроки того кризиса, которые осмысливались почти пол-века после гносеологической катастрофы, постигшей классическое естествознание в начале ХХ века. Возможно, что феномены изменений, дления существования и (соответственно, ноумен времени) в темном мире, хотя еще и непонятно как, все равно будут теми же, как это рисует нам ноумено-феноменологическая концепция нашего “светлого” мира и времени. Конечно, все это во-многом все-таки гипотетично, но оно и правдоподобно.

Подчеркнем, что в последние десятилетия ХХ в. в мировой философии произошел своего рода откат от проблематики гносеологизма, от субъективизма и т.п., а в связи с новейшими результатами естествознания резко повысился интерес к онтологическим проблемам и натурфилософии.

В естествознании признается существование мира как такового, человека, общества, а также человеческого или иного мышления. Признается также структурность мира. Здесь мир – это совокупность всех форм движущейся материи в земном и космическом пространстве, Вселенная (т.е природный или физический мир), человек с его перцепциями, ментальностью, понятиями, идеальными системами разного уровня и характера. С системо-структурной, динамической и синергетической точек зрения мир – это совокупность самоорганизующихся, саморазвивающихся и эволюционирующих во времени рефлективных сетей и систем разного родя и уровня, а также хаоса, взаимопроникающих и взаимодействующих друг с другом в пространстве и в длении своего существования (времени). По данным астрофизики мир - это регулярная структура (модель "ячеистой структуры"). Теоретически, обобщенно, Б. – это существование мира, атрибутами которого являются движение и изменение, пространство, дление существования (сиречь, время, - в сознании), связи и отношения, структурность, вечность, несотворенность, законосообразность, самоорганизация, рефлексия, взаимодействие и др. Позиция естествознания, признающего Б. мира как такового в указанном здесь смысле, часто обозначается как научный реализм или естественнонаучный материализм. В истории естествознания происходит как бы расшифровка философской абстракции Б., хотя это понятие - именно как философское - может приниматься и принималась как некая исходная абстракция для последующего научно-теоретического мышления.

В заключение заметим, что проблема тождества Б. и мышления в том смысле, как это разъяснялось выше, - ключевая для понимания сути ноумено-феноменологической концепции времени в темпорологии. Более того,ее можно считать парадигмальной основой именно ноумено-феноменологической концепции времени, как она начинает складываться сейчас в науке и философии.Она, эта проблема, по-сути дела конкретизирована в рамках концепции времени, предложенной О.С.Разумовским, в виде представления о коррелирующих друг с другом А-, B-, C-, D- и E-рядах (см.: Разумовский О.С. – С.44), восходящих по своей форме к известным с 20-х гг. ХХ в. рядам Мак Таггарта.

В этой схеме последовательно выстраиваются:

А-ряд – изменение состояний реальности (материальной, перцептуальной, ментальной);

B-ряд – ряд перцептуальных изменений состояний органов чувств субъекта познания, вообще, рефлектирующей системы или объекта-актора, коррелирующий с рядом А, но не тождественный ему, относительно независимый, опирающийся на перцептуальню память субъекта познания;

C-ряд – ряд ментальных состояний, изменений у субъекта познания или объекта-актора вообще по поводу рядов А-, В-,С- и D- рядов (осознанное “время” как ноумен и осознание этого осознания) ;

D-ряд – изменение состояния в “часах”, в роли которых может выступать как выбранный из “А-ряда” и принятый за эталон конкретный “А-ряд” в целом или его элемент, так и элементы (или “под-ряды”) из “В-рядов” и “С-рядов”;

E-ряд – это логика течения того, что мы называем “временем”, выстроенный одномерно, линейно от прошлого к настоящему в будущее на базе логики рефлексии и отражения всех предыдущих рядов, а также причинности.

Отмечалось, что построить полную и всеобъемлющую теорию “А-ряда”, понимаемого как Б., – это значит построить теорию мира. Заметим, что указанные ряды, кроме Е-ряда, содержат всевозможные и разнохарактерные процессй, а Е-ряд, благодаря памяти и правилам логики относительно стабилен, инвариантен. “Е-ряд” – это логическая модель мира, модель Б. в его изменении, а также в рефлектирующем субъекте или акторе (в его логике) . Здесь мы также легко сможем увидеть воплощение именно основной идеи тождества Б. и мышления в разбираемом выше смысле. Ясно, что эта модель суть неизбежное упрощение реальности любого рода, в которой главенстают причинная схема следования, а также связь состояний.

Обобщения, которые еще можно сделать ради развития данной концепции, должны учитывать в полном объеме все принципиально важные результаты развития философской онтологии, а также реалистические подходы к пониманию Б. и его отношения к мышлению, полученные исторически в рамках философии, естествознания, социологии и когнитивных наук. Для расшифровки отношения Б. и мышления вообще на уровне современной науки и философии указанная схема отношений рассматриваемых рядов имеет фундаментальное значение.

Литература

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия бытия (онтология) // Философия, изд. 3-е. М., 2004. – С. 420-424; Бытие, Бытие-в-себе, Онтология // Краткая философская энциклопедия. М.: Прогресс, 1994; Денисова Л.В. Бытие // Философская энциклопедия, т.1. М., 1960. – С.207-213; Доброхотов А.Л. Категория бытия в классической западноевропейской традиции. М., 1986; Коршунов А.М. Теория отражения и современная наука. М., 1957; Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм // Полн. Собр. соч., т.18. М., 1973; Ленинская теория отражения и современная наука. [кн. 1-3],.София, 1973; Маркс К и Энгельс Ф. Соч., т. 20. М., 1961; Огурцов А.П. Бытие // Философский энциклопедический словарь. М., 1983; Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1993. – С.64; Павлов Т. Теория отражения. М, 1949; Разумовский О.С. Время: иллюзия или реальность? (Взгляды К.Гёделя и вслед за ним) // Полигнозис, 1998, № 1. – С. 35-47; Тюхтин В.С. Отражение, системы, кибернетика. М., 1972; Фундаментальная онтология // Крат. филос. энциклопедия. – С. 498; Bochenski J.M. Der sowjetische russische dialektische Materalismus. Bern, 1950 - S. 88; Hartmann N. Zur Grundlagen der Ontologie. B., 1941; Heidegger M. Sein und Zeit. B. – 1927.

О.С.Разумовский

Онтология

Онтология выделилась из учений о бытии природы (натурфилософии) как учение о самом бытии  еще в древнегреческой философии. Хотя специального терминологического обозначения у него не было.

Само понятие «бытия» впервые появляется у элеатов (Элейская школа, Парменид, Зенон).

ПАРМЕНИД

Парменид обнаружил, что логика осмысления категории бытия приводит к весьма необычным выводам. Бытие – это все то, о чем можно сказать: «это есть» или «это существует». А небытие есть? Если признать, что «небытие есть», то мы получим логическую ошибку: то, чего нет (небытие) – есть?! Чтобы ее избежать надо просто лишить «небытие» статуса существования. Поэтому единственным логически верным вариантом соотношения бытия и небытия может быть только суждение «бытие есть, небытия нет».

Тезис 1. То, что есть – существует; то, чего нет – не существует. Бытие есть, а небытия – нет.

Выведение характеристик бытия: Но если небытия нет, то ничто не может ни возникнуть (из небытия), ни исчезнуть (уйти в небытие). А если ничто не возникает и не исчезает, то, следовательно, ничего не изменяется, т.е. не движется.

Тезис 2. Бытие неизменно и неподвижно.

Не возникло и не подвержено гибели.

Тезис 3. Едино и вечно, неделимо. Это характеристики, противоположные тем, какими наделены  вещи чувственного мира, мира мнения – множественные, преходящие, подвижные, изменчивые.

Впервые в истории философского мышления элеаты противопоставили бытие как нечто истинное и познаваемое чувственному миру как всего лишь видимости («мнению»), который не может быть предметом подлинного знания.

Тезис 4. Бытие познаваемо, а небытие непостижимо.

Есть – это то, что не может не быть, т.е. это бытие, сущее.

Не Есть – это то, что необходимо не может быть, т.е. небытие, несущее. Мыслить можно только бытие, то есть то, что ЕСТЬ, ибо, то, чего нет, никоим образом не может быть мыслимо.

«Одно и то же – мышление и то, о чем мысль. Ибо без сущего, в котором она высказана, тебе не застать мышления».

А как же быть с тем, что мы реально видим и чувствуем в окружающем нас мире, где все прекрасно движется и делится без проблем. Выходит мир совсем не такой, каким мы его воспринимаем? Действительно, по сути своей он не такой. Сущность мира, его бытие, т.е. то, что позволяет ему существовать, радикально отличны от чувственно воспринимаемого его облика. И это настоящее подлинное бытие мира открывается только в мышлении. А это значит, что природа его идеальна, она в чем-то сродни нашему мышлению, составляет его абсолютную основу.

Такая трактовка не могла не вызвать возражений и выдвижения конкурирующих концепций. Но исходный пункт рассуждений уже не оспаривался: подлинное бытие не дано человеку непосредственно; оно скрыто, отлично от повседневной реальности и постижимо только силой абстрактного мышления.

Античные оппоненты Парменида не согласились, прежде всего, с отрицанием небытия. Без него мир не полон, несовершенен, незакончен. Одно из самых удачных решений у Демокрита.

Отрывки из текстов:

3.Бытие, как оно есть.

«Один только путь остается,

«Есть» гласящий; на нем – примет очень много различных,

Что нерожденным должно оно быть и негибнущим также,

Целым, единородным, бездрожным и совершенным.

И не «было» оно, и не «будет», раз ныне все сразу

«Есть» одно, сплошное. Не сыщешь ему ты рожденья.

Как, откуда взросло? Из не-сущего? Так не позволю

Я ни сказать, ни помыслить: немыслимо, невыразимо

Есть, что ни есть. Да и что за нужда бы его побудила

Позже скорее, чем раньше, начав с ничего, появляться?

Так что иль быть всегда, иль не быть никогда ему должно.

Но и из сущего не разрешит Убеждения сила,

Кроме него самого, возникать ничему…

Как может «быть потом» то, что есть, как могло бы «быть в прошлом»?

«Было» - значит не есть, не есть, если «некогда будет»…

И неделимо оно, коль скоро всецело подобно:

Тут вот – не больше его ничуть, а там вот – не меньше,

Что исключило бы сплошность, но все наполнено сущим.

Все непрерывно тем самым: сомкнулось сущее с сущим.

Но в границах великих лклв оно неподвижно,

Безначально и непрекратимо…

То же, на месте одном, покоясь в себе, пребывает

И пребудет так постоянно…

                                                                   ….нет и не будет другого

Сверх бытия ничего…»

                      (Парменид. О природе// Фрагменты ранних греческих философов.С.296-297.)

Гераклит говорит где-то, что все движется и ничто не остается на месте, и образно сравнивая сущее с течением реки, говорит, что дважды нельзя войти в одну и ту же реку. Те, кто называют бытие «толканием», можно сказать, почти по Гераклиту, полагают, что все вещи идут и ничто не остается на месте; таким образом, причиной и первоначалом вещей оказывается «то, что толкает», поэтому оно правильно было названо «толканием».

Согласно Гераклиту и всему племени его единомышленников, все вещи движутся словно потоки; из стремительного движения и взаимосмешения рождается все, о чем мы говорим, что оно «есть», но название это неправильно: ничто никогда не «есть», но всегда возникает (становится).

Гераклит Фрагменты// Фрагменты ранних греческих философов.С.209)

 

ДЕМОКРИТ

Основой мира он провозгласил атомы – мельчайшие неделимые частицы. Демокрит мыслит бытие как множественное – атомы, а небытие – как пустоту. При этом принцип единства бытия сохранился у Демокрита по отношению к каждому атому – он неделим.

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ФИЛОСОФИЯ

Средневековая христианская философия также не обошла вниманием тему бытия. И здесь на первый план вышло противопоставление земного, ограниченного существования подлинному, сверхчувственному бытию. Всецелой полнотой бытия в христианской картине мироздания обладает только Бог. Он и есть собственно, настоящее бытие. Все остальное – «тварно», т.е. сотворено Богом, и потому не имеет самостоятельности. Акт творения мира Богом создает причастность создаваемых вещей подлинному бытию (Богу) и одновременно выстраивает их в подлинную иерархию. Чем дальше от материи, тем ближе к Богу, тем больше укорененность вещи в реальном, т.е. божественном бытии. Душа человека, его разум, будучи идеальными образованиями, приближаться к истинному бытию, приоткрывать его реальные свойства.

Ступени совершенства бытия

«Совершенство вселенной требует, чтобы в вещах присутствовало неравенство, дабы осуществились все ступени совершенства. И одна ступень совершенства состоит в том, что некоторая вещь совершенна и не может выйти из своего совершенства; другая же ступень совершенства состоит в том, что некоторая вещь совершенна, но может из своего совершенства выйти… Совершенство вселенной требует, чтобы были и некоторые вещи, которые  могут отступить от своей благости; потому они  и в самом деле время от времени делают это. В этом и состоит сущность зла, т.е. в том, чтобы вещь отступала от блага. Отсюда явствует, что в вещах обнаруживается зло, как и порча есть некоторое зло…

Из сказанного выше следует, что нет единичного первичного зла в том смысле, в котором есть единое первичное начало блага…

Понятие зла противоречит понятию первичного начала, и притом не только потому, что зло, в согласии со сказанным выше, обусловлено благом, но и потому, что зло не может быть для чего-либо причиной иначе, как акциденциально и потому оно не может быть первопричиной…»

     Фома Аквинский  Сумма теологии/ Бургош Ю. Фома Аквинский. С.156, 157, 158.

ВОЗРОЖДЕНИЕ

«Максимумом я называю то, больше чего ничего не может быть. Но такое преизобилие свойственно единому. Поэтому максимальность совпадает с единством, которое есть и бытие.

Абсолютный максимум единственен, потому что он – всё, в нем всё есть, потому что он – высший предел. Так как ничто ему не противостоит, то с ним в то же время совпадает минимум, и максимум тем самым находится во всём. А так как он абсолютен, то воздействует в действительности на всё возможное, не испытывает сам никакого ограничения, но ограничивает всё».

Н. Кузанский

«Я называю Вселенную «целым бесконечным», ибо она не имеет края, предела и поверхности; но я говорю, что Вселенная не «целокупно бесконечна», ибо каждая часть её, которую мы можем взять, конечна и из бесчисленных миров, которые она содержит, каждый конечен…»

Дж. Бруно 

НОВОЕ ВРЕМЯ     17 ВЕК

В философии 17 века одновременно представлены сразу все три формально возможные модели бытия: монистическая, дуалистическая и плюралистическая. Наиболее крупные метафизические системы 17 века создали Декарт, Спиноза и Лейбниц. Естественно-научная революция 17 века, создание экспериментально-математического естествознания сформировали совершенно новую картину мира, более сложную и дифференцированную.

«Под субстанцией я разумею то, что существует само в себе и представляется само через себя, т.е. то, представление чего не нуждается в представлении другой вещи, из которого оно должно было бы образоваться.

Под Богом я разумею существо абсолютно бесконечное, т.е. субстанцию, состоящую из бесконечно многих атрибутов, из которых каждый выражает вечную и бесконечную сущность.

Бог есть производящая причина всех вещей, какие только могут быть представлены бесконечным разумом.

Бог есть причина сам по себе, а не случайно.

Бог есть абсолютно первая причина».

Спиноза Б. Этика

В чем заключалась большая, в сравнении с Декартом, «разборчивость» Спинозы в применении слова субстанция?

Сколько субстанций допускали Спиноза, Декарт?

Что, собственно, понимал под субстанцией Спиноза? Какие из указанных ниже сущностей наиболее соответствуют этому понятию:

А)бог

Б)материя;

В)природа во всем разнообразии ее явлений;

Г)природа как организованная и производительная сила?

«Отбросив, таким образом, всё то, в чём так или иначе мы можем сомневаться, и даже предполагая все это ложным, мы легко допустим, что нет ни Бога, ни неба, ни земли и что даже у нас самих нет тела, - но мы всё-таки не можем предположить, что мы не существуем, в то время как сомневаемся в истинности всех этих вещей. Столь нелепо полагать несуществующим то, что мыслит, в то время, пока оно мыслит, что, невзирая на самые крайние предположения, мы не можем не верить, что заключение, я мыслю, следовательно, я существую, истинно».

Декарт

  1.  Значит ли по Декарту, что мысль есть условие всякого существования?
  2.  В чем рациональный смысл связи бытия и мысли у Декарта?

СОВРЕМЕННАЯ ЗАПАДНАЯ ФИЛОСОФИЯ

Это «в целом» и его целое мы называем миром. Мы существуем, и пока мы существуем, мы всегда ожидаем чего-то. Нас всегда зовет Нечто как целое. Это «в целом» есть мир. – Мы спрашиваем: что это такое  - мир?

Туда, к бытию в целом, тянет нас в нашей ностальгии. Наше бытие есть это притяжение. Мы всегда уже так или иначе направились к этому целому или, лучше, на пути к нему. Но «нас тянет» - это значит нас одновременно что-то неким образом тащит назад, мы пребываем в некоей оттягивающей тяготе. Мы на пути к этому «в целом». Мы сами же и есть переход, «ни то, ни другое». Что такое это наше колебание между «ни то – ни  то»? Ни одно, ни, равным образом, другое, вечное «пожалуй,  и все-таки нет, и однако же». Что такое этот непокой неизменного отказа? Мы называем это конечностью. – Мы спрашиваем, что это такое – конечность?

Конечность не свойство, просто приданное нам, но фундаментальный способ нашего бытия.

Мартин Хайдеггер Основные понятия метафизики

Невозможно уклониться от существования при помощи объяснений, его можно только выносить, любить или ненавидеть, обожать или бояться, принимая чередования блаженства и ужаса, отражающие сам ритм бытия, его вибрации, его диссонансы, его горькие и радостные исступления.

 Сиоран О разложении основ

Н. Лобковиц  От субстанции к рефлексии. Пути западноевропейской метафизики.

Если мы, исходя из философии природы, поставим вопрос: «Что же есть в собственном смысле слова?», или, соответственно, «Что означает быть?» или «Что такое собственно сущее?», то перед нами откроются две возможности.

Или мы в нашем исследовании природы имеем дело не с чем иным как с материальным, сущим природно, и тогда «сущее» значит не более, чем «природное», материальное, или мы, как Аристотель в последней, восьмой книге «Физики», убеждаемся, что природное, или, скорее, нечто в природном может быть объяснено только через духовное (идеальное): у Аристотеля это неподвижный перводвигатель. В этом случае «сущее» означает, что в том, что есть, существует нечто, принадлежащее как царству материального, так и царству нематериального.

Ну, а что же такое «сущее»? Явным образом Аристотель формулирует этот вопрос в седьмой книге «Метафизики» и тут же объясняет, что этот вопрос может означать лишь «что такое oysia»  (сущность), - то, что у схоластиков будет названо «субстанцией». Следует немного задержать на том, что же, собственно, означает этот вопрос. Досократики спрашивали, что такое aitia, объясняющая причина всего. Ответы составляют историю досократического периода: вода, воздух, огонь, noys, элементы, атомы. Наконец, у Платона – только «идеи»: идея орла, идея человека, идея блага. Аристотель по ряду причин считал эту концепцию неосновательной. Он возвращается к здравому смыслу и заявляет: в собственном смысле существующим, как мы все знаем, являются этот человек, эта корова. Действительность – упорядоченное множество вполне конкретных индивидуумов, находящихся в каких-то отношениях друг к другу. Однако он не может не признать и верного момента в платоновском учении об идеях: эти вполне конкретные единичные индивидуумы имеют многое общим; этот человек и тот человек – оба люди. Как здесь избежать оспариваемого платоновского утверждения, что конкретные индивиды только причастны тому, что в конечном счете есть подлинно сущее? Ответ Аристотеля одновременно настолько тривиален и настолько оригинален, что нам и сегодня трудно правильно понять его, да и просто удержать мыслью. Его тезис – подлинно, действительно сущее есть oysia. Под нею в первую очередь понимается этот конкретный индивид, этот человек, эта корова, но абстрагируясь от того многого, что о них может быть сказано: что этот человек мыслит или является добродетельным, что эта корова стоит на лугу или должна быть подоена в 5 часов. Все это только свойства, некоторые из которых постоянны, некоторые непостоянны, но их изменение не разрушает самого индивида. Оysia есть то, что обладает этими «привходящими» свойствами, или акциденциями. Сама она лежит в основании их. Но что представляет собою эта субстанция? Очевидно, конкретное всеобщее, но таким образом, что это всеобщее не находится в ней, но существует в нашем мышлении. Она, если можно так сказать, есть синтез всеобщего и конкретного, но такой, что вне его не может быть ни конкретного, ни всеобщего. Но как представить это, не прибегая снова к рассуждениям о царстве всеобщего, которое конкретизируется? Для ответа на этот вопрос Аристотель возвращается к понятиям, введенным им в «Физике», к категориям материи и формы. Оysia, конкретный индивидуум, приобретающий затем всевозможные свойства, есть материя, принявшая форму, определенный образ и структуру, конкретизированный в пространственно-временном континууме таким образом, что отдельно от этого синтеза нет ни континуума, ни самой формы. Вообще говоря, представить это можно только так, что действительность – это вполне конкретная, самостоятельная действительность отдельных вещей, которые при этом так связаны между собой такими отношениями, что мы можем строить общие понятия, схватывающие форму, сущность, оформленность вне конкретности, отдельно от которой они в то же время никогда не могут существовать. Эта сложная концепция, которую фактически так и  не смогла воспринять послеаристотелевская, и прежде всего христианская традиция, превратившая платоновские идеи в мысли Бога, вновь и вновь приводит к затруднениям. Платоновские идеи суть мысли конкретного индивида, Бога. Главная трудность, возникающая здесь, заключается в том, что, согласно христианским представлениям, Бог не есть демиург в духе платоновского «Тимея», оформляющий уже наличествующую материю.  Он творит тварь из ничего. Он не проецирует свои идеи в материю, но создает конкретных индивидов.

…мнение, разделяемое большинством философов античности и средневековья: космос, действительность в целом, есть некая иерархия. Быть А, но не быть Б, обладать свойством а, но не обладать свойством б, неизбежно означает быть более или менее совершенным (или несовершенным), стоять выше или ниже на лестнице иерархии бытия. Нам сегодняшним эта мысль чужда, и разрушена она прежде всего образом мышления современного естествознания. У Платона и Аристотеля она тоже еще не так явно сформулирована, как у неоплатоников, и в Средние века. Однако принципиальное членение бытия и выстраивание иерархии ясно просматривается уже у Аристотеля: в самом низу – мертвая материя, затем растения, животные, и в качестве высшего из материальных существ – человек, способный преодолеть материю благодаря «духу»; далее – смертные духи и на вершине бытия – Бог. Человек приходит затем, чтобы, как это потом будет повторяться в эпоху Возрождения, стоять между ангелами и природой.

«Один только путь остается,

«Есть» гласящий; на нем – примет очень много различных,

Что нерожденным должно оно быть и негибнущим также,

Целым, единородным, бездрожным и совершенным.

И не «было» оно, и не «будет», раз ныне все сразу

«Есть» одно, сплошное. Не сыщешь ему ты рожденья.

Как, откуда взросло? Из не-сущего? Так не позволю

Я ни сказать, ни помыслить: немыслимо, невыразимо

Есть, что ни есть. Да и что за нужда бы его побудила

Позже скорее, чем раньше, начав с ничего, появляться?

Так что иль быть всегда, иль не быть никогда ему должно.

Но и из сущего не разрешит Убеждения сила,

Кроме него самого, возникать ничему…

Как может «быть потом» то, что есть, как могло бы «быть в прошлом»?

«Было» - значит не есть, не есть, если «некогда будет»…

И неделимо оно, коль скоро всецело подобно:

Тут вот – не больше его ничуть, а там вот – не меньше,

Что исключило бы сплошность, но все наполнено сущим.

Все непрерывно тем самым: сомкнулось сущее с сущим.

Но в границах великих лклв оно неподвижно,

Безначально и непрекратимо…

То же, на месте одном, покоясь в себе, пребывает

И пребудет так постоянно…

                                                                   ….нет и не будет другого

Сверх бытия ничего…»

«…все движется и ничто не остается на месте.

… дважды нельзя войти в одну и ту же реку. Те, кто называют бытие «толканием», можно сказать, полагают, что все вещи идут и ничто не остается на месте; таким образом, причиной и первоначалом вещей оказывается «то, что толкает», поэтому оно правильно было названо «толканием».

…все вещи движутся словно потоки; из стремительного движения и взаимосмешения рождается все, о чем мы говорим, что оно «есть», но название это неправильно: ничто никогда не «есть», но всегда возникает (становится)».

«Совершенство вселенной требует, чтобы в вещах присутствовало неравенство, дабы осуществились все ступени совершенства. И одна ступень совершенства состоит в том, что некоторая вещь совершенна и не может выйти из своего совершенства; другая же ступень совершенства состоит в том, что некоторая вещь совершенна, но может из своего совершенства выйти… Совершенство вселенной требует, чтобы были и некоторые вещи, которые  могут отступить от своей благости; потому они  и в самом деле время от времени делают это. В этом и состоит сущность зла, т.е. в том, чтобы вещь отступала от блага. Отсюда явствует, что в вещах обнаруживается зло, как и порча есть некоторое зло…

Из сказанного выше следует, что нет единичного первичного зла в том смысле, в котором есть единое первичное начало блага…

Понятие зла противоречит понятию первичного начала, и притом не только потому, что зло, в согласии со сказанным выше, обусловлено благом, но и потому, что зло не может быть для чего-либо причиной иначе, как акциденциально и потому оно не может быть первопричиной…»

«Максимумом я называю то, больше чего ничего не может быть. Но такое преизобилие свойственно единому. Поэтому максимальность совпадает с единством, которое есть и бытие.

Абсолютный максимум единственен, потому что он – всё, в нем всё есть, потому что он – высший предел. Так как ничто ему не противостоит, то с ним в то же время совпадает минимум, и максимум тем самым находится во всём. А так как он абсолютен, то воздействует в действительности на всё возможное, не испытывает сам никакого ограничения, но ограничивает всё».

«Я называю Вселенную «целым бесконечным», ибо она не имеет края, предела и поверхности; но я говорю, что Вселенная не «целокупно бесконечна», ибо каждая часть её, которую мы можем взять, конечна и из бесчисленных миров, которые она содержит, каждый конечен…»

«Под субстанцией я разумею то, что существует само в себе и представляется само через себя, т.е. то, представление чего не нуждается в представлении другой вещи, из которого оно должно было бы образоваться.

Под Богом я разумею существо абсолютно бесконечное, т.е. субстанцию, состоящую из бесконечно многих атрибутов, из которых каждый выражает вечную и бесконечную сущность.

Бог есть производящая причина всех вещей, какие только могут быть представлены бесконечным разумом.

Бог есть причина сам по себе, а не случайно.

Бог есть абсолютно первая причина».

«Отбросив, таким образом, всё то, в чём так или иначе мы можем сомневаться, и даже предполагая все это ложным, мы легко допустим, что нет ни Бога, ни неба, ни земли и что даже у нас самих нет тела, - но мы всё-таки не можем предположить, что мы не существуем, в то время как сомневаемся в истинности всех этих вещей. Столь нелепо полагать несуществующим то, что мыслит, в то время, пока оно мыслит, что, невзирая на самые крайние предположения, мы не можем не верить, что заключение, я мыслю, следовательно, я существую, истинно».

«Невозможно уклониться от существования при помощи объяснений, его можно только выносить, любить или ненавидеть, обожать или бояться, принимая чередования блаженства и ужаса, отражающие сам ритм бытия, его вибрации, его диссонансы, его горькие и радостные исступления».


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

8404. Современный Китай: тенденции развития экономики и политики. 119.5 KB
  Современный Китай: тенденции развития экономики и политики. Борьба за реформы и перестановки в КПК. Основные аспекты политической и экономической безопасности КНР. Китай, несмотря на его гигантские успехи в развитии экономики, - остается...
8405. Китайская система менеджмента 1 MB
  Китайская система менеджмента Общая информация о Китае. До недавних пор американские компании переводили свои производственные мощности в Китай и нанимали китайцев для выполнения низкооплачиваемой работы. Теперь ситуация начинает меняться. Китайская...
8406. Древний Китай 64.5 KB
  Древний Китай История Древнего Китая делится на четыре периода, связанных с проявлением определенной династии: 1) Шан (Инь) - XVIII-XII вв. до н.э. 2) Чжоу - 12 в. до н.э. - 221 г. до н.э. 3) Цинь - 221 г. до н.э. - 207 г. до н.э. 4) Хань - 206 г...
8407. Реклама и ценностные ориентиры в обществе 206.38 KB
  Объектом данной курсовой работы является PR-деятельность страховой компании Альфастрахование. Данная компания была выбрана в качестве объекта исследования, так как позиционирует себя как одна из лучших страховых компаний в России и имеет богатую историю, а значит и опыт, в сфере PR-стратегий.
8408. Право средневекового Китая 63.5 KB
  Право средневекового Китая. От этого времени до нас дошли два важных правовых памятника: Уголовное установление Тан (Тан Люй Шу И), составленный в годы правления императорской династии Тан (VII - X вв) и Законы Великой династии Мин, составлен...
8409. Право Древнего Китая 30 KB
  Право Древнего Китая. В древнекитайском праве земля формально считалась государственной собственностью, но фактически ею владела община. Власть получала землю вместе с покоренным населением. Однако письменные свидетельства о купле - продаже зем...
8410. Древний Китай. История 57 KB
  Древний Китай История Древнего Китая ведет свое начало со II тысячелетия до н. э. Первые раннеклассовые общества возникли в бассейне р. Хуанхэ, здесь же появилась иероглифическая письменность-основной источник знаний о Древнем Китае. Характерная осо...
8411. Китай. Телевидению предписано стать серьезнее 126.5 KB
  Китай Телевидению предписано стать серьезнее Власти Поднебесной в борьбе за моральные устои общества убирают с телеэкранов развлекательные программы. В первую очередь пострадают различные реалити-шоу, поиски талантов, а также программы, помогающие о...
8412. Искусство Древнего Китая разных периодов 2.33 MB
  Искусство Древнего Китая Исследованиями археологов установлено, что территория Китая была населена уже со времен нижнего палеолита. Именно в Китае найдены самые древние остатки ископаемого человека (синантропа) вместе с примитивными каменными орудия...