11216

Учение о фонеме. Основные направления в рамках учения о фонеме

Лекция

Иностранные языки, филология и лингвистика

ЛЕКЦИЯ 4 Учение о фонеме. Основные направления в рамках учения о фонеме психологическое функциональное абстрактное физикалистское. Различные трактовки понятия фонемы фонологическими школами пражский структурализм американский структурализм. Ос

Русский

2013-04-05

100.5 KB

22 чел.

ЛЕКЦИЯ 4

Учение о фонеме.

  1.  Основные направления в рамках учения о фонеме (психологическое, функциональное, абстрактное, физикалистское).
  2.  Различные трактовки понятия фонемы фонологическими школами (пражский структурализм, американский структурализм).

Основные направления в рамках учения о фонеме.

Итак, многие лингвисты считают фонему одной из базовых единиц языка. Но не все описывают её одинаково. Большинство соглашается с тем, что фонема служит для различения морфем и слов, оставаясь всего лишь функциональной единицей. Некоторые учёные определяют её в исключительно психологических терминах. Другие предпочитают физически обоснованные определения. Одни учёные принимают во внимание только её абстрактныё аспект, прочие видят лишь её материальность. Так появилось большое количество фонологических «школ», которые можно сгруппировать в 4 основные класса в зависимости от их трактовки понятия фонемы.

В соответствии с менталистской или психологической точкой зрения фонема представляет собой «ментальный образ» или цель, на которую нацелен говорящий.  Однако он отклоняется от идеального звука в силу ряда причин. Во-первых, повторить звук одинаково практически невозможно, и, во-вторых, нельзя избежать влияния окружающих звуков. Согласно данной концепции, аллофоны фонемы являются её изменяющейся материализацией. Основателем данного направления был Бодуэн де Куртене, в какой-то мере их разделял Э.Сепир. Той же точки зрения придерживался и Альф  Соммерфельт; он описывал фонемы как «образцы, которые говорящий пытается воспроизвести». Психологический или менталистский подход к фонеме возродился с появлением генеративной фонологии, представление о фонеме как о «цели» вернулось вновь, хотя оформленное другими терминами.

Поскольку выявить такие «идеальные» звуки, которые не существуют в действительности, просто невозможно,  многие лингвисты отвергли данную точку зрения (Блумфилд), а некоторые (Джоунз), хотя и разделяли её, на практике придерживались иного, так называемого «физикалисткого» подхода к фонеме. Физикалистский подход к фонеме рассматривает её как семью взаимосвязанных звуков, которые удовлетворяют определённым условиям, а именно:

  •  Члены этой семьи должны быть фонетически  схожими, т.е. иметь общие звуковые характеристики.
  •  Ни один из членов семьи не может появиться в одном и том же фонетическом окружении с каким-либо другим звуком.

Крайнюю степень физикалистского подхода предложил в своё время Д. Джоунз, который исключил любые ссылки на не связанные с артикуляцией критерии при группировке звуков в фонемы. Эту точку зрения можно считать вульгарно материалистической, т.к. она не даёт представления о функциональном и языковом аспектах фонемы.

Так называемый «функциональный» подход трактует фонему как  минимальную звуковую единицу, благодаря которой можно различать значения, не обращая особого внимания на реальные произнесённые звуки. Дифференциация значений является определяющей характеристикой фонем. Например, отсутствие палатализации на звуке [ł] и наличие палатализации звука [l] в английском языке не дифференцирует лексические значения, а значит, эти звуки нельзя отнести к разным фонемам; они представляют собой аллофоны фонемы [l].  А те же фонемы в русском языке [л] и [л’] дифференцируют значения: мол - моль, следовательно, относятся к разным фонемам. Согласно этой концепции фонема является не семьёй звуков, а набором признаков (дифференциальных и интегральных), причём последние в процессе анализа исключаются, так как они не участвуют в различении значений. Например, слова latter - ladder отличаются лишь одной фонемой, в которой, в свою очередь, существенен лишь один признак – звонкость/глухость согласного.

Эта точка зрения выводит неразличительные признаки из понятия фонемы, тем самым, разделяя фонему и реально произнесённый звук.  

Функциональный взгляд на фонему дал толчок развитию таких дисциплин как фонология и фонемика, которые изучают взаимоотношения контрастирующих звуков. Их цель состоит в создании системы дистинктивных признаков данного языка. Фонетика в этом случае ограничена точными описаниями акустического и физиологического аспектов звука, в которых не находится места для описания его языковой функции. Именно сторонники функционального подхода предлагают исключить фонетику из числа лингвистических дисциплин. Среди сторонников функционального подхода – его создатель Н.С. Трубецкой, американские дескриптивисты; в России фонологические идеи получили разное развитие в петербургской и московской фонологических школах.

Ещё большую, нежели при функциональном подходе, абстрактность в видении фонемы демонстрируют глоссематики, которые считают фонему знаковой единицей, совершенно независимой от каких – либо акустических и физиологических качеств. Этот подход предложил Л. Ельмслев и его соратники по копенгагенской школе Ханс Йёрген Ульдалль и Кнуд Тогебю.

Различные трактовки понятия фонемы фонологическими школами

Классическая фонология. Теория Н.С. Трубецкого.

ЗВУКИ И ФОНЕМЫ

Задачей научного описания звуков языка Трубецкой считал выделение тех средств, на которых основаны смыслоразличительные противопоставления (оппозиции) между словами данного языка. Звуковые компоненты слова, которые образуют такие оппозиции, он называл фонологическими единицами. Оппозиции могут сильно отличаться по характеру противопоставления. Так, слова сом и карась различаются как числом звуков, так и их составом, тогда как сом и дом различаются лишь первым согласным. Кратчайшие фонологические единицы называются фонемами. Задачей фонологического описания языка, прежде всего и является определение состава его фонем на основе анализа фонемного состава слов.

Трубецкой полагал, что исходным материалом этого анализа является фонетическая транскрипция слов данного языка, причём каждый из сегментов в принципе представляет собой колонку признаковых значений (хотя для простоты записывается буквой). Например, русский звук [с] имеет такое признаковое описание: /согласный, шумный, фрикативный, дентальный, глухой непалатализованный/. Одни из признаков являются различительными (или дистинктивными, дифференциальными), тогда как другие – неразличительными (недистинктивными, интегральными). Различительность признака оценивается применительно к данному сегменту и к данной позиции.

Трубецкой указывает на следующие отличия различительных признаков от неразличительных:

  1.  Значения различительных признаков противопоставляют смыслы, а неразличительных – нет. Это особенно хорошо демонстрируют противопоставленные по смыслу пары слов, которые различаются значениями одного и того же фонетического признака. Так, русская пара пыл – был противопоставлена глухостью /звонкостью согласных. Подобной пары не может быть в арабском языке, в котором губные смычные не противопоставлены по глухости / звонкости (имеется только звонкий согласный).
  2.  Значение различительного признака из контекста не выводимо. Например, в паре эта [е] – эти [ế] начальные гласные не одинаковы: во втором слове язык несколько смещён в передневерхнем направлении, что в транскрипции показано «крышкой» над гласным. Это отличие обусловлено контекстом: в слове эти за гласным следует мягкий согласный. Следовательно, оно несмыслоразличительно. В то же время во французском языке фонетически близкое различие гласных не обусловлено контекстом и выполняет смыслоразличительную роль: pres [έ]  «около» -  pr [е] «луг».
  3.  Значения различительного признака не распределены позиционно, а неразличительного распределены по позициям. Например, в русском языке твёрдое [л] и мягкое [л’] противопоставлены как в начальной, так и конечной позиции слов: лук – люк, пыл – пыль. В английском же языке в начальной позиции латеральный сонорный реализуется в нейтральном (среднеязычном) варианте, тогда как в конце слова он веляризован lip [l] –pill [ł].

Противопоставления различительных и неразличительных признаков сдают основу для процедуры фонемизации, т.е. перехода от звуков к фонемам в записи слов. Фонема есть совокупность различительных признаков звука, или та часть признаковой колонки, которая остаётся после исключения неразличительных признаков.

Фонемный состав языка является по существу лишь коррелятом фонологических оппозиций. Любая фонема обладает определённым фонологическим содержанием лишь постольку, поскольку система фонологических оппозиций обнаруживает определённый порядок и структуру. Чтобы понять эту структуру, необходимо исследовать различные типы фонологических оппозиций.

1.Классификация оппозиций по их отношению к системе оппозиций в целом:

В таких системах противоположений, как фонологическая система, следует различать 2 типа оппозиций: одномерные и многомерные. В одномерных оппозициях основание для сравнения, т.е. совокупность признаков, которыми обладают в равной мере оба члена оппозиции, присуще только этим 2 членам оппозиции и не присуще никакому другому члену той же системы. В противоположность этому в многомерных оппозициях совокупность общих признаков (основание для сравнения) не ограничивается только членами данной оппозиции, а распространяется также и на другие члены той же системы. 

Многомерные оппозиции можно разделить на гомогенные (однородные) и гетерогенные (неоднородные). Однородными называются такие многомерные оппозиции, члены которых могут быть представлены в качестве крайних точек «цепочек» из одномерных оппозиций. Совершенно очевидно, что в совокупной фонологической системе любого языка неоднородные многомерные оппозиции должны быть многочисленнее.

Можно выделить далее 2 типа однородных многомерных оппозиций: прямолинейные  и непрямолинейные, в зависимости от того, какую цепную связь можно установить между членами оппозиции: с помощью одной цепочки или с помощью ряда цепочек.

Наряду с различением одномерных и многомерных оппозиций не мене существенно и различение пропорциональных и изолированных оппозиций. Оппозиция называется пропорциональной, если отношение между её членами тождественно отношению между членами какой-либо другой оппозиции (или ряда других оппозиций) в рамках той же самой фонологической системы.

2.Классификация оппозиций по отношению между членами оппозиций.

Принимая во внимание отношения, существующие между членами оппозиций, последние можно подразделить на 3 типа: привативные, градуальные, эквиполентные.

Привативными называются оппозиции, один член которых характеризуется наличием, а другой – отсутствием признака, например «звонкий» - «незвонкий», «назализованный – неназализованный», «лабиализованный – нелабиализованный» и т.д. Член оппозиции, который характеризуется наличием признака, называется «маркированным», а член оппозиции, у которого признак отсутствует, – «немаркированным», Этот тип оппозиции исключительно важен для фонологии.

Градуальными (ступенчатыми) называются оппозиции, члены которых характеризуются различной степенью или градацией одного признака; например, оппозиция между двумя различными степенями раствора у гласных ил между различными степенями высоты тона. Член оппозиции, которому присуще наличие крайней (минимальной или максимальной) степени данного признака, называется крайним или внешним; прочие члены являются средними. Градуальныне оппозиции сравнительно редки и не столь важны, как привативные.

Эквиполентными (равнозначными) называют такие оппозиции, оба члена которых логически равноправны, то есть не являются ни двумя ступенями какого-то признака, ни утверждением ил отрицанием признака. Таковы, например, немецкие  p-t, f-k    и т.д. Эквиполентные оппозиции – самые распространённые в любом языке

3.Классификация оппозиций по объёму их смыслоразличительной силы в различных позициях: постоянные и нейтрализуемые оппозиции

В русском языке фонологическое противопоставление согласных по глухости/звонкости в конце слова исчезает, т. е. нейтрализуется. Такие оппозиции мы называем нейтрализуемыми, а положения, при которых возникает нейтрализация, мы называем позициями нейтрализации; положения же, при которых оппозиция сохраняет свою значимость – положениями (позициями) релевантности ( начало слова)

Нейтрализоваться могут не все виды фонологических оппозиций. В тех положениях, где способное к нейтрализации противоположение действительно нейтрализуется, специфические признаки членов такого противоположения теряют, свою фонологическую значимость; в качестве действительных (релевантных) остаются только признаки, являющиеся  общими для обоих членов оппозиции (иными словами, основание для сравнения в данной оппозиции). В позиции нейтрализации один из членов оппозиции становится, т.о., представителем «архифонемы» этой оппозиции (под архифонемой мы понимаем совокупность смыслоразличительных признаков, общих для двух фонем). Из этого следует, что нейтрализоваться могут только одномерные оппозиции. В самом деле, ведь только оппозиции такого рода имеют архифонемы, которые могут быть противопоставлены всем прочим фонологическим единицам данной системы, а такое противопоставление вообще является основным условием фонологического бытия.

Проиллюстрируем переход от полной фонетической записи к фонематической (или иначе – фонологической) на примере русского слова купить (в изолированном произнесении). Его фонетическая запись такова: [кwу’п’йт’c’] (w  здесь  означает лабиализацию, верхний апостроф справа – продвижение вперёд артикуляции в конце гласного, ^ - высокую степень закрытости звука, а с’ – фрикативное завершение  [т’]). Процедура фонемизации даёт такую запись: /куп’иT’/. Напомним, что фонетическую транскрипцию принято помещать в квадратные скобки, а фонематическую - в косые (орфографическая запись слов дается курсивом).

Поясним транскрипционные переходы:

1) лабиализация в сегменте [кw] обусловлена коартикуляционным наложением последующего лабиализованного гласного - она отсутствует перед нелабиализованными гласными (ср. слово калить). Следовательно, этот признак является неразличительным. Прочие признаки звука являются различительными, что подтверждается наличием минимальных пар:

взрывность (кот - ход);

велярность (КOT - ТOT - ПOT); глухость _КOT - ГОД);

твердость (к Ире - Кире);

-

2) упереднение гласного [у’] обусловлено его аккомодацией (уподоблением) последующему мягкому согласному. Оно отсутствует при твердости согласного, например, в слове купать. Лабиализованность в русском языке свойственна гласным заднего ряда и может рассматриваться как обусловленный признак. Прочие признаки гласного являются различительными:

верхний подъем (кум - KОM);

 задний ряд (раку - раки);

3) все признаки, описывающие сегмент [п'], являются различительными:

взрывность (пена - ф-ена);

лабиальность (пик - тик);

глухость (пить - бить);

мягкость (пил - пыл);

4) высокая степень закрытости сегмента [й] обусловлена положением между двумя мягкими согласными в ударном слоге [Аванесов 1972]. Для других позиций характерна несколько меньшая степень подъема языка: пилить, пиво. Признак нелабиализованности является обусловленным: в русском языке все незадние гласные не имеют лабиализа- ции. Прочие признаки смыслоразличительны:

верхний подъем (пить - петь); передний ряд (лик - люк);

5) аффрикатизованный [т'с'] никогда не противопоставлен неаффрикатизованному [т']. Перед гласным и перед паузой обычен первый вариант произношения, тогда как в позиции перед последующим зубным происходит слияние артикуляций и фрикативный отступ отсутствует: купить телегу[т'>] (здесь знак> означает неразомкнутость звука). Различительными признаками являются:

взрывность (карать - карась);

дентальность (выть - выпь);

мягкость (быть быт).

Признак "глухость/звонкость" для конца слова является несмыслоразличительным, так как глухие и звонкие здесь не контрастируют (иметь - медь), хотя перед гласными и сонорными они противопоставлены (тятя - ДЯДЯ, тля - для). Конец слова - это позиция нейтрализации контраста по глухости/звонкости. Это означает, что глухость/звонкость исключена из числа различительных признаков, характеризующих сегмент в этой позиции. Он описывается признаками: /согласный, шумный, взрывной, дентальный, мягкий;'

Другие признаковые противопоставления (в частности, по мягкости/твердости) также могут подвергаться нейтрализацИИ. Проблема описания нейтрализации смыслоразличительНЫХ оппозиций имеет важное значение в теории Трубецкого, и мы еще вернемся к ней. Пока же сообщим, что для фонематической записи сегментов в позициях нейтрализации Трубецкой предлагает особые транскрипционные приемы, в частности, при нейтрализации контраста по глухости/звонкости им используются заглавные буквы.

Проиллюстрируем теперь с помощью матричных признаковых представлений преобразования, прозводимые при переходе от фонетической записи слова купить к фонематической. Приведем сначала фонетическую матрицу (неразличительные признаки подчеркнуты):

[кw]- согласный шумный взрывной велярный твердый глухой лабиализов.

[у'] – гласный верхний заднего ряда упередненный лабиализов.

[п'] - согласный шумный взрывной лабиальный мягкий глухой

[й] - гласный верхний переднего ряда очень закрытый нелабиализов.

[т'с'] - согласный шумный взрывной дентальный мягкий глухой аффрициров.

После опущения неразличительных признаков получаем фонематическую матрицу:

/к/

/у/

/п'/

/и/

/Т'/

согласный

гласный

согласный

гласный

согласный

шумный

шумный

шумный

взрывной

верхний

взрывной

верхний

взрывной

велярный

заднего ряда

лабиальный

переднего ряда дентальный

глухой

глухой

мягкий

твердый

мягкий

Обобщение фонематических записей слов позволяет выявить систему смыслоразличительных признаков, их комбинаций, т. е. фонем, а также позиции нейтрализации фонологических контрастов. Подчеркнем, что в системе Трубецкого фонема представляет только часть признаков, образующих звук. Однако фонема реализуется множеством вариантов, которые выступают уже как полные звуки. Например, русская фонема /р/ может реализоваться звонким вариантом, оглушенным вариантом и слоговым вариантом.

/р/: [р] Федор Иванович

[Р^] Петр Первый

[Ро] Петр Великий

Гласные в русском языке реализуются, как минимум, четырьмя вариантами в соответствии с мягкостью/твердостью предшествующего и последующего согласных. Например:

/у/: [у] тут

['у] тюк

[у'] путь

['у'] тюль

Условно в фонематической записи обычно используется буква, которая обозначает основной вариант фонемы, выступающий при отсутствии влияния контекста. Однако следует помнить, что за этой буквой часто скрывается неполная признаковая колонка: в ней опущен признак, который не является различительным в данном окружении (иногда несколько неразличительных признаков). Так, признаковая колонка для /ц/ не содержит признакового значения "глухость" ни в отец [дз] дома, ни в отец [ц] ушел, так как различие по глухости/звонкости для свистящей аффрикаты нерелевантно - оно обусловлено контекстом. Сходным образом, признаковая колонка для /и/ не содержит указания на отсутствие узадненности артикуляции, которая характеризует вариант [ы], так как этот признак зависит от позиции и не является смыслоразличительным. Иными словами, символ /и/ покрывает как фонетический вариант [и], так и фонетический вариант [ы], указывая лишь на различительные признаки обоих звуков.

Особая ситуация возникает в позициях нейтрализации фонематических _противопоставлений. Мы уже касались выше препаузальнои позиции, где в русском языке звонкие шумные оглушаются. В частности, здесь перестает различаться пара фонем /т/ и /д/ (ср. кот - код). Если мы опускаем ПОЗИЦИОННО обусловленный признак "глухой", то оставшееся признаковое описание (/согласный, шумный, взрывной, дентальный, твердый/) задает фонемную пару: /т/ и /д/. Такую единицу Трубецкой называл архифонемой. Для записи архифонем уже невозможно пользоваться обычными буквами. В случае нейтрализации контраста по глухости/звонкости Трубецкой использует заглавные буквы (отсюда наша фонематическая транскрипция /куп'иТ'/). Более универсальным средством является запись в виде множества фонем, подвергшихся нейтрализации: /купи{т’/д’}/, и далее мы будем использовать этот метод. Иногда множество нейтрализованных фонем  может содержать большое количество членов. Например, в положении перед ч нейтрализуются как различия свистящих и шипящих фрикативны. Так и их противопоставления по глухости/твёрдости и мягкости/твёрдости. Звук [ш’] является в данном случае представителем архифонемы [с, з, с’, з’,. ш, ш’]. Это видно и таких примеров: с чувством, без чувства, весь чай, сквозь чащу, наш чай, мощь чувства. В слове возможны и цепочки архифонем, например, кость и гвоздь имеют в конце пары архифонем {с, с’, з, з’}  и {т’, д’}. Итак, слово в фонематической записи являет собой цепочку фонем и архифонем, представленных пучками различительных признаков. В фонетической же записи отражается фонетическое содержание сегментов, включающее и их неразличительные (обусловленные фонетическим контекстом) признаки.

Американский структурализм.

Дескриптивная лингвистика – одно из направлений американского языкознания, возникшее в 30-50 гг. 20 века в общем русле структурной лингвистики (наряду с глоссематикой и пражской лингвистической школой).

Дескриптивная лингвистика сложилась под непосредственным влиянием идей Л. Блумфилда, который применял к индейским языкам строгие методы сравнительно-исторического языкознания, основанные на признании регулярности фонетических изменений и фонетических соответствий между родственными языками.

Дескриптивная лингвистика не ставила задачи создания общей лингвистической теории, которая бы объясняла явления языка и их взаимосвязи, но разрабатывала методы синхронного описания и моделирования языка (хотя важность исторических исследований не отрицалась). Описание языка понималось как установление языковой системы, выводимой из текстов и представляющей собой совокупность некоторых единиц и правил их расположения. Детально разрабатывались проблемы уровней дистрибутивного анализа, уровней структуры языка и соответствующих им основных единиц фонемы, морфемы и (иногда) конструкции (или предложения).

Основные разногласия в теории фонемы всегда связаны с фонемным опознаванием звуков речи и с проблемой реальности фонемы (о последней было уже сказано выше). Для идентификации фонем Блумфилд использовал метод минимальных пар (метод субституции),  с помощью которого он вывел   целый ряд минимальных пар:

  1.  pin-fin-sin-tin (оканчивается на тот же звук, а начинается иначе);
  2.  pin-man-sun-hen (оканчивается на тот же звук, но сходство менее значительное, чем в 1 случае);
  3.  pin-pig-pill-pit (начинается с одинакового звука, а заканчивается по разному);
  4.  pin-pаt-push-peg (начинается с того же звука, что и pаt но сходство менее значительное, чем в 3 случае);
  5.  pin-pen-pan-pun (начинаются и заканчиваются одинаково, а средние части различны);
  6.  pin-dig-fish-mill (средняя часть одинакова, а начало и конец различны).

Сколько бы опытов мы в дальнейшем не проводили, никаких новых заменимых частей в слове pin нам больше обнаружить не удастся; отсюда можно сделать вывод, что дистинктивными единицами этого слова являются 3 неделимые далее единицы. Каждая из этих единиц встречается также и в других сочетаниях, но она не поддаётся дальнейшему членению на основе частичного сходства: каждая из этих 3 единиц является минимальной единицей различительного фонетического признака, или фонемой.

Итак, среди общих акустических признаков любого высказывания некоторые из них выступают как дистинктивные, повторяясь в узнаваемой и относительно постоянной форме в отдельных высказываниях. Эти дистинктивные признаки среди акустических признаков любого высказывания, которые встречаются в виде скоплений или пучков, он называет фонемой. И, наконец, он определяет фонемы языка как не звуки, но лишь признаки звуков, которые говорящие научились производить и узнавать в потоке живой речи.

Таким образом, мы сталкиваемся с взаимопересечением  дефиниций, в которых один выделенный признак - общий (смыслоразличение), а прочие – контрадикторные (признак звука,  пучок признаков, звук).

Хотя Блумфилд и утверждает, что для установления различительных признаков мы должны покинуть область чистой фонетики, строгого отделения фонетического уровня от фонологического он не проводит. Это сказывается отчасти в нечётком различении понятий «звук» и «фонема» - последняя нередко отождествляется Блумфилдом с реально произносимым звуком.

Интересно отметить, что Блумфилд определяет здесь фонему через понятие дистинктивного звукового признака, который он относит иногда не к дифференциальной черте единицы как таковой (аспирации, назализации и.т.п.), а к целой фонеме. Последняя вследствие этого выступает как единица, объединяющая несколько таких признаков.

Кроме того, очень интересно проводимое Блумфилдом  деление фонем на первичные и вторичные, которое положило начало в американской фонологии более углублённому анализу просодических явлений. Несмотря на то, что в ряде работ была высказана мысль о неправомерности рассмотрения указанных явлений в терминах фонемы, следует признать, что сама попытка распространить фонемный принцип на исследование суперсегментных особенностей речи оказалась в целом весьма продуктивной и привела в последствии к уточнению фонологического статуса таких единиц как ударении, тон, интонация и т.п., и к установлению новых фонологических единиц. Так, объединение указанных явлений в группу вторичных фонем получило логическое развитие в выделении класса особых единиц – просодем в современной фонологии.

Для многих представителей американского структурализма – последователей Блумфилда, характерно понимание фонемы как дистинктивного функционального звука. То обстоятельство, что  американские структуралисты при установлении фонемного инвентаря какого-либо языка используют аллофоническое варьирование как основу для конструирования неделимой единицы фонематической системы, также свидетельствует о том, что они в значительной мере отождествляют фонему со звуком (Хоккет, Пайк).

     Таким образом, все вышеуказанные авторы представляют себе фонему как дистинктивный звук (т.е. как некую материальную сущность, непосредственно связанную со значением) и одновременно признают существование недистинктивных звуков, не выполняющих функции дифференциации значений.

Внутренняя противоречивость указанной концепции заключается в следующем. Американские структуралисты, оставляя за фонемой статус звука, дифференцирующего значения, признают, (как впрочем, и большинство фонологов) существование аллофонического варьирования. Но, утверждая, что фонема – звук, они утверждают тем самым, что звук реализуется одновременно в других звуках. Причём и звук, дифференцирующий значение, и звук–реализация находятся на одном участке синтагматической цепи.

Оценивая фонологическую концепцию Блумфилда в целом, можно сделать вывод что она следует является физикалистской по своей сущности и основывается на представлении о фонеме как минимальной различительной единице языка, которая сама по себе значением не обладает и выделяется в качестве особой единицы лишь в силу своей физической и структурной противопоставленности всем остальным типам звуков данного языка.

Необходимо также отметить то большое объективное значение, которая она имела для формирования фонологии и фонологических взглядов.

PAGE  1


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

38994. Масленица. Прощеное воскресенье 41 KB
  Оборудование: иллюстрации к рассказу о насыщении Господом 5 тысяч человек куклы котенка Коксика Енота Енотовича мышки Шуни волчонка Зубка. Беседа обитателей Шишкиного леса Коксик и зубок рисуют чернобелые рисунки Коксик: Какая скука настроение серое. Зубок: Да все надоело в игры играть не хочется чем бы заняться Коксик: Может в хоккей сыграем Зубок: Да ну холод какой на улице Коксик: Может снеговика слепим Зубок: Лапы морозить не хочется Коксик: Да зима уже надоела Шуня: Что это вы ребята делаете Зубок: Грустим....
38995. О помощи Христа людям. Чудесные исцеления 33.5 KB
  Кто подал нам пример поста в пустыне Иисус Христос После какого события Господь постился После Крещения О каком чуде сотворенном Иисусом Христом мы говорили ранее Как Господь накормил 5 тысяч человек 2 рыбками и 5 хлебами Рассказ о чудесах Господних. Сразу же после чуда с хлебом и рыбой Иисус сказал Своим ученикам войти в лодку и отправиться раньше Него на другой берег пока Он отпустит людей. На рассвете пошел к ним Иисус идя по морю. Но Иисус заговорил с ними и сказал: Ободритесь; это Я не бойтесь.
38996. Доброе дело – бесценное богатство. Лукошко сказок: «Свободный город» 32 KB
  Лукошко сказок: Свободный город. Оборудование: телепередача Свободный город диск Цикл телевизионных передач для детей Доброе слово. Для этого мы побываем в Свободном городе. Почему город называется Свободным О чем мечтал Яков Как горожане спасали город Просмотр телепередачи 12 минут.
38997. Вход Господень в Иерусалим. Тайная вечеря и распятие 36.5 KB
  Эта традиция уходит корнями в те времена когда по земле ходил Господь Иисус Христос. Однажды заболел Его друг – Лазарь а Господь находился в другом селении. Господь прослезился и сказал открыть гроб. Пальмовая ветвь – символ победы в сражениях а Господь победил смерть.
38998. Традиции празднования Пасхи 42.5 KB
  Входит Шуня с пасхальным лукошком Шуня: Христос воскресе Здравствуйте ребята смотрите что у меня есть Матильда Леонардовна: Воистину воскресе Здравствуй Шунечка какое у тебя красивое лукошко а в нем все символы Пасхи собраны Шуня: И никакие не символы а самая вкусная пасхальная еда. Вот и яичко и пасочка и какаято горка творога вкусная наверное Матильда Леонардовна: Как ты не знаешь что это не простая еда а со значением символизирующая все самое важное в Пасхе И что это никакая не горка а творожная пасха а это не...
38999. Светлая седмица. Лукошко сказок: «Глухой колокол» 54 KB
  А Светлая потому что дарит людям радость на душе светло и легко Господь победил смерть – Воскрес Смерти больше нет Зубок: А что вы говорили о загадке Матильда Леонардовна: Слушайте и отгадывайте: язык есть речей нет вести подает и поёт. Что это Шуня: Я не знаю а ты Зубок Зубок: Я тоже. А вы ребята Шуня: А давайте у Енотыча спросим Зубок: Побежали скорее Изучение нового материала. Енот Енотович: Что же это за загадка такая Зубок: Язык есть речей нет вести подает и поёт.
39000. Урок-повторение «Дорогой добра» 46.5 KB
  Вставь пропущенные буквы: ОЕНЬ ЛИА ОРА Осень липа Лиза лиса гора нора пора Кто такой Денница Падший ангел В какой день Бог отдыхал В седьмой Дополни пословицу: Маленькое лучше большого безделья. Спой песенку о днях творения День один день один – Бог свет сотворил. День два день два – сотворил Он небеса. День три день три – реки травы и цветы.
39001. Откуда мы узнаем о Боге. Библия – Откровение Божие. Каков Он, Бог 36 KB
  08 Тема: Откуда мы узнаем о Боге Библия – Откровение Божие. Каков Он Бог Цель: Познакомить детей с Книгой книг – Библией; рассказать о том какой Он Бог свойства Божие; рассмотреть новозаветную и ветхозаветную иконы Святой Троицы объяснить понятие Бог – Святая Троица на примере явления Ангелов Аврааму; изучить молитву Слава Тебе Боже наш слава Тебе. Скажи нам пожалуйста что такое святой угол Это то место в доме где находятся святые иконы и где мы можем общаться с Богом. Смотрите зажигаешь лампадку согревается сердце...
39002. Как Бог мир сотворил (1-3 дни творения) 40.5 KB
  И был вечер и было утро: день один. Матильда Леонардовна: Я даже знаю песенку ребята подпевайте первый куплет: День один день один – Свет во тьме Бог сотворил. Шуня: А про этот день есть песенка Матильда Леонардовна: Да конечно подпевайте второй куплет: День два день два Небеса и облака. Подпевайте: День три день три – Деревья травы и цветы.