11221

Фонетическое слово, синтагма, фраза, фоноабзац, текст. СЛОГ

Лекция

Иностранные языки, филология и лингвистика

Лекция 9 Фонетическое слово синтагма фраза фоноабзац текст. СЛОГ На предыдущей лекции мы выяснили что слог представляет собой симбиозную фонетикофонологическую единицу. Просодические единицы такие как например ударение и тон влияют в большей степени на сло

Русский

2013-04-05

93.5 KB

24 чел.

Лекция 9

Фонетическое слово, синтагма, фраза, фоноабзац, текст.

СЛОГ

На предыдущей лекции мы выяснили, что слог представляет собой симбиозную фонетико-фонологическую единицу. Просодические единицы, такие, как, например, ударение и тон, влияют в большей степени на слог в целом, чем на отдельные субслоговые единицы. Феномен, традиционно называемый слогом, можно определить как относительно устойчивый минимальный сегмент речевого потока и как относительно устойчивую минимальную структуру речевой коммуникации, формируемую под влиянием артикуляционной базы языка и находящуюся на пересечении семантической и асемантической шкал.

Из первой лекции вы помните, что сегментный  уровень (сегментная фонология) содержит единицы, выделяемые на основе так называемого двойного лингвистического членения – с опорой на план содержания (предложение – синтагма (словосочетание) – словоформа – морфа – фонема) и с опорой на план выражения (фраза – фонетическое слово (речевой такт) – слог – звук).  Сегменты, получаемые в том и другом случае, необязательно должны совпадать в силу отсутствия изоморфизма меду планами формы и содержания в языке.

Вообще, установление взаимодействия уровней (фонологического, морфологического, лексического, синтаксического) теоретически неправомерно обосновывается как некая иерархия в системе языка, в то время как эти уровни представляют собой не сферу взаимодействия элементов системы языка, а сферу его физического субстрата. Звук, слог, фонетическое слово, фраза существуют как единое целое, как материально выраженное речевое произведение, в котором все составные элементы определяются материальными условиями линейности формирования языка. Ни фонема, ни морфема, ни слово, ни предложение не находятся в каком-либо подчинении друг другу, а представляют собой относительно стратифицированное материальное образование.  Точкой пересечения материальной и функциональной шкал является слог, позволяющий манифестировать и идентифицировать речевое сообщение. Функционирование слога в потоке речи позволяет, с одной стороны, дифференцировать различные речевые сегменты, с другой стороны, интегрировать их в целостную структуру речевого высказывания. При помощи слога не только реализуется всякое речевое сообщение, но также осуществляется восприятие и понимание последнего. Следовательно, слог выступает в качестве опорной элементарной структуры и опорного сегмента в процессе вербальной коммуникации в целом.

ФОНЕТИЧЕСКОЕ СЛОВО

Следующей структурой в иерархии выступает фонетическое слово минимальная единица организации слогов в целое, которая обеспечивает переход от семантически нефункциональных единиц к элементам смысловым. Фонетическое слово (речевой такт) обладает следующими признаками:

  •  возможность паузы до и после слова,
  •  единое и единственное ударение для каждого слова,
  •  определённая слоговая структура слова,
  •  гармония гласных,
  •  определённые позиционные изменения звуков или тона,
  •  пограничные сигналы, свидетельствующие о начале или конце слова.

Однако и эти критерии не абсолютны, т.к.

  •  служебные слова часто не имеют отдельного ударения, и слова могут фонетически сливаться благодаря явлениям сандхи (ассимилятивные явления на стыках слов – внешнее сандхи; и в пунктах соединения их частей – внутреннее сандхи) и подобным;
  •  одни и те же сигналы могут означать начало (конец) как слова, так и корневой морфемы внутри слова (meaningmeaningful);
  •  помимо основного ударения, слово может иметь второстепенное (особенно в сложных словах);
  •  фонетическое слово может не совпадать с границами слова в его лексико-грамматическом понимании и может объединять ряд слов (stress group у О’Коннора – May I borrow it now? [meiai borouit nau]), которые объединены в одно фонетическое слово одним фонетическим ударением.

СИНТАГМА

Следующий уровень членения звучащей речи представлен синтагмой, это понятие весьма продуктивно, его основная функция – организовать последовательность слов в семантико-синтаксическое и просодическое единство.

Обратимся к общеизвестному примеру: «Как удивили его/ слова брата», «Как удивили его слова/ брата». «Ходить долго – не мог.» « Ходить – долго не мог». В данном случае синтаксические и семантические функции членов предложения меняются. Сравниваемые предложения различны по содержанию.

Единство синтагмы в звучащей речи достигается просодическими средствами: частотой основного тона, последовательностью фонетических слов, полной или звучащей паузой на границе синтагм. Управляются же эти средства синтагматическим ударением.

При изучении звучащей речи целесообразно введение такого понятия как ритмическая схема синтагмы, которая выполняет функцию каркаса для реализации частоты основного тона в синтагме. Особенно важны для формы контура частоты основного тона место первого и последнего в синтагме словесного ударения. Принципиально важно и то, каков объём синтагмы.

Акустические корреляты границ синтагмы определяются в терминах просодических характеристик. Начало синтагмы внутри фразы, как правило, маркируется расширением диапазона частоты основного тона.

ФРАЗА

Фраза это высказывание или последовательность высказываний, представляющих собой смысловое и просодическое единство. Синтаксическая фраза может состоять из нескольких предложений, одного предложения (в том числе однословного), синтаксически неправильного предложения, сочетания «правильных» и «неправильных» предложений. Фраза может быть односинтагменной или образованной из последовательности синтагм, функционирующих как одно автосемантическое единство.

Просодическая структура фразы организует и обусловливает  её внутреннее единство, определяет её границы, тем самым,  создавая коммуникативную единицу общения. Фраза – единица речи и служит средством выражения последовательности смыслового выражения того или иного коммуникативного задания. Создавая определённую последовательность, фразы соотносительны в смысловом, синтаксическом, просодическом аспектах.

Эта соотносительность проявляется в том, что в процессе речевой коммуникации указанные аспекты (смысловые, синтаксические и т.д.) данной фразы предопределяются  соответствующими аспектами предшествующих фраз. Т.о., фраза становится частью более сложного построения – совокупности фраз, объединённых смысловым и просодическим единством.

Одним из первых крупных исследователей рассматриваемого явления был А.М. Пешковский. В его концепции понятие «фраза» СВЯЗЫВАЕТСЯ С ИНТОНАЦИОННЫМ ОФОРМЛЕНИЕМ РАЗЛИЧНЫХ СИНТАКСИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ. Именно Пешковский сформулировал тезис о том, что одно и то же предложение, находясь в разных частях более сложного отрезка текста, может быть оформлено неодинаково, ибо предложения объединяются в более сложные целые. Только сложные целые в известной степени определяют интонационные характеристики предложения. Значительную роль, по мнению учёного, в оформлении сложного целого занимают разделительные паузы. В каждом тексте, как считал Пешковский, осознаётся столько сложных целых, сколько в ней содержится таких интонационных типов, которые завершаются синтаксической паузой, которая не зависит от фактического количества пауз (например, на границах синтагм) и их длительности. Т.о., в понятие синтаксической паузы исследователь включает и связанный с этой паузой интонационный тип, а также просодические признаки, формирующие интонационный тип, указывая на случаи, когда паузы нет, а граница сложного единства оформляется просодическими признаками, создающими определённый законченный тип (за исключением паузы). Следовательно, понятие «разделительная синтаксическая пауза» - это определённый набор просодических признаков, служащих целям сегментации текста на сложные целые.

Ссылаясь на отсутствие в лингвистической литературе общепризнанного термина, Пешковский предлагает назвать изучаемое семантико-просодическое единство фразой. Под «фразой» мы понимаем всякий отрезок речи от одной разделительной паузы до другой, независимо от того, из скольких предложений состоит он. В интонационном отношении фраза может быть простой и сложной, но это деление не совпадает с грамматическим делением фраз на одиночные предложения и сложные целые. …одиночные предложения могут очень часто произноситься двучленно и, следовательно, образовывать сложные фразы. …Очень краткие предложения внутри сложных целых тоже часто интонационно сливаются со своим окружением… Т.о., понятие фразы и предложения как интонационно синтаксического единства и собственно синтаксического оказываются в довольно сложных и запутанных отношениях друг с другом. Отношения эти можно сжать в следующих формулах:

  1.  Фраза есть всегда или предложение или комплекс предложений,
  2.  Предложение есть в огромном большинстве случаев фраза,
  3.  Комплекс предложений (сложное целое) есть всегда фраза (сложная или в редких случаях простая)

В качестве подтверждения своих наблюдений Пешковский приводит отрывок из текста художественной прозы, указывая ещё на один признак просодической организации фразы – ритм.

В следующем отрывке Пешковский усматривает 2 фразы: первая – от начала до первой точки и вторая – от этой  точки до конца отрывка.

«Маленькая горенка с маленькими окнами, не отворявшимися ни в зиму, ни в лето; отец – больной человек, в длинном сюртуке на мерлушках и в вязаных хлопанцах, надетых на босу ногу, беспрестанно вздыхавший, ходя по комнате, и плевавший в стоящую в углу песочницу; вечное сидение на лавке с пером в руках, чернилами на пальцах и даже на губах; вечная пропись перед глазами: «Не лги, послушествуй старшим и носи добродетель в сердце»; вечный шарк и шлёпанье по комнатам хлопанцев, знакомый, но всегда суровый голос: «опять задурил!», отзывавшийся в то время, когда ребёнок, наскуча однообразием труда, приделывал к букве какую-нибудь кавыку или хвост; и вечно знакомое, всегда неприятное чувство, когда вслед за сими словами, краюшка его уха скручивалась очень больно ногтями длинных протянувшихся сзади пальцев: вот бедная картина первоначального детства, о котором едва сохранил он бледную память. Но в жизни всё меняется быстро и живо; и в один день, с первым весенним солнцем и разлившимися потоками, отец, взявши сына, выехал с ним на тележке, которую потащила мухортая пегая лошадёнка, известная у лошадиных барышников под именем сороки…»

Совокупность фраз, в том числе и фраз приведённого отрывка, является частью более сложного образования – фоноабзаца.

ФОНОАБЗАЦ

Сложные синтаксические единицы, являющиеся компонентами текста, получили у разных исследователей различные названия, среди них: «сложное синтаксическое целое»,  «сверхфразовое единство», «фонетический абзац» и т.д. Разнообразие обозначений одного явления объясняется в значительной степени разнообразием подходов к его изучению. Исследования этого явления проводились в синтаксическом, семантико-синтаксическом, логико-семантическом, функциональном планах.

В плане семантико-синтаксическом наибольшее внимание уделяется значению высказываний, составляющих данное единство.

При исследовании единств в плане функционирования основное внимание уделяется их коммуникативной значимости. Однако в настоящее время такого рода подход уже немыслим в отрыве от экстралингвистических факторов. В подобных случаях объектом исследования являются фразовые группы, т.к. в них присутствуют и элементы системы языка, и индивидуальные особенности авторской реализации высказывания, и средства создания определённой экспрессивности высказывания. Если содержательной стороне сверхфразовых единств уделялось достаточное внимание, то разработке просодических параметров этих единств посвящены единичные работы.

Фоноабзацэто иерархически предельная семантико-просодическая единица устного текста, способная адекватно представлять, за исключением некоторых закономерностей – универсалий, модель просодической структуры определённого типа текста в целом. Положение о заданности в рамках фоноабзаца модели просодической структуры, характеризующей текст в целом, скорее всего, основано на исследовании преимущественно письменных текстов близких жанров.

Проведенные аудитивные и инструментальные исследования показали, что не только в письменной речи, где границы абзаца определены графически, но и в устной речи фоноабзац является реально существующей единицей, определённым образом внутренне структурированной с помощью просодических средств (частоты основного тона, интенсивности, паузации, качества и длительности звуков абсолютного исхода фоноабзаца и т.д.).

Пауза на границе фонабзаца, как правило, длительнее пауз между высказываниями данного фоноабзаца, но может быть короче пауз между высказываниями других фоноабзацев того же текста. Тем не менее, она является одним из систематических показателей границы фоноабзаца.

Длительность звуков абсолютного исхода высказываний имеет тенденцию к увеличению по мере движения к  концу фоноабзаца.

Просодическую функцию границы фоноабзаца наиболее часто выполняет центральный сегмент конечного звука фоноабзаца.

Из всех просодических признаков, участвующих в сегментации текста на фоноабзацы, наиболее сложна паузация. Особенно это касается спонтанной речи. Пауза внутри фоноабзаца может превышать по длительности паузы на границе фоноабзацев. Это наблюдается в случае так называемых пауз хезитации. Под этим не волне удачным термином скрывается целый ряд явлений. Одни из них не мешают целостности фоноабзаца, другие же его разрушают. Например, на фоне паузы появляются слова и звуки-«сорняки», которые не нарушают семантико-синтаксической правильности и даже, разрывая мелодический и динамический контуры, не нарушают его типологической структуры, т.е. не происходит нарушение процесса кодирования высказывания. В указанном случае длительная пауза не является сигналом границы фоноабзаца. К этому же классу следует отнести паузу, указывающую на продолжение высказывания.

Другой класс речевых сбоев, в рамках которых разрушается семантико-синтаксическая правильность высказывания, осуществляется поиск новых форм выражения, сопровождающихся паузой и неоправданными звуковыми и словесными вставками, появляется в конце фоноабзаца. Достаточно часто такое «неправильное» завершение фоноабзаца сопровождается поправкой типа «нет, лучше не так», «скажу иначе», «ну, одним словом» и т.п. Тип поправки связан с целевой установкой говорящего, степенью владения им связной речью, степенью ответственности за сказанное, меро2й заинтересованности говорящего в адекватности высказанного.

Объём фоноабзаца не является строго заданной величиной. В состав фоноабзаца могут входить как одно, так и несколько высказываний, что зависит от смысловой значимости высказывания в рамках всего текста.

Анализ фоноабзаца показал, что в начало фоноабзаца выносится высказывание, представляющее собой некоторый центр смысла, а последующие высказывания фоноабзаца как бы поясняют, распространяют его. В таких инициальных высказываниях говорящий стремится определить тему своего дальнейшего сообщения.

В результате анализа инициальных высказываний моет быть предложена следующая классификация единиц, представляющих центр смысла:

  1.  Центр смысла всего текста – тема  сообщения;
  2.  Центр смысла фоноабзаца – подтема сообщения;
  3.  Центр смысла определённого отрезка сообщения внутри фоноабзаца – микротема сообщения

Смысловые центры первого типа чаще всего реализуются отдельными фоноабзацами, центры второго типа – инициальными высказываниями фоноабзацев, смысловые центры третьего типа – срединными высказываниями в фоноабзаце.

Неполная оформленность смысловых центров первого и второго типов просодическими средствами не позволяет выделить их в полностью самостоятельные фоноабзацы. Но в случаях, когда говорящий полностью раскрывает содержание подтемы и она реализуется на достаточно длительном отрезке речевого сигнала, возможна трансформация подтемы в дополнительную тему. Тогда совокупность просодических признаков организует подтему как отдельный фоноабзац. Фоноабзац входит в состав текста, совпадая или не совпадая с ним по своему формальному и/или содержательному объёму.

ТЕКСТ

Проблема текста (как письменного, так и устного) получила новое развитие в 20 веке после появления «Курса общей лингвистики» де Соссюра. В послесоссюровский период развиваются главным образом 2 направления в разработке проблематики текста. Для первого направления характерно обращение к исследованию литературного текста, главным образом, поэтического. В русле этого направления вёлся и ведется поиск формальных признаков, отличающих язык художественной литературы от языковой нормы. Для второго направления характерно расширенное понимание термина «текст». В понятие, обозначаемое этим термином,  включаются любые произведения речевой деятельности, как письменные, так и устные. Ещё более широкое понимание текста присуще представителям общей семиотики (осмысленная последовательность любых знаков, любая форма коммуникации, в т.ч. обряд, танец, ритуал).

Но особенно интенсивно лингвистика текста стала развиваться в 60-70 гг. нашего столетия, когда возникла ситуация острого интереса к этой области знаний. За эти и последующие годы появилось большое число работ, посвящённых самым различным аспектам лингвистики текста. Возникла наука, специально занимающаяся изучением языкового текста – текстология, включающая 3 аспекта

  •  Теоретическую текстологию (теорию текста), иными словами, учение о законах текстообразования;
  •  Дескриптивную текстологию (анализ текста) – практику анализа текста и классификацию языковых текстов;
  •  Прикладную текстологию – учение об использовании и переработке текстов.

В настоящее время известно разграничение 3 видов лингвистики текста, которое основано на различении 3 уровней языковой манифестации:

  •  Универсального уровня (язык, речевая деятельность в общем понимании);
  •  Исторического уровня (уровня отдельных языков)
  •  Уровня текстов (уровня речевых актов или последовательностей речевых актов, реализуемых определённым говорящим в определённой ситуации в устной или письменной форме).

Предметом собственно лингвистики текста являются тексты, рассматриваемые в рамках последнего уровня. Различные дефиниции текста отражают те или иные частные аспекты изучения текста как комплексного целого. В целом, все существующие частные определения текста можно разделить на синтаксические, семантические, прагматические и многоаспектные.

Согласно одной из распространённых концепций текст трактуется как первичный языковой знак -  единица описания коммуникативной грамматики, предметом которой является система правил производства первичных языковых знаков, т.е. текстов.  

В связи с данным подходом возникает необходимость вычленения 2 уровней: уровня речевого действия и уровня языковых средств того или иного языка. В свою очередь с точки зрения учёта специфики речевого действия различают:

  1.  Различные сферы коммуникативных действий (например, производственная деятельность, политика, семья и т.д.)
  2.  В каждой сфере выделяют крупные сегменты деятельности или деятельностные события, которые могут быть объединены временем действия, числом партнёров, тематикой;
  3.  Сегменты деятельности членятся на более мелкие единицы деятельности, каждая из которых представляет собой коммуникативный акт со своей внутренней структурой.
  4.  Единицы деятельности членятся на цепочки речевых действий
  5.  Цепочки речевых действий состоят из минимальных речедеятельных ходов.

Коммуникативная грамматика оперирует типичными для данного общества коммуникативными единицами и выделяет типы текстов на основании языкового выражения мотивированных коммуникативных единиц.

Текст рассматривается также как лингвистически реализованная элементарная коммуникативная единица, имеющая интерпеллятивный и/или аппелятивный характер. Интерпеллятивная функция текста заключается в установлении взаимопонимания между адресатом и адресантом, аппелятивность – в способности текстов побудить партнёра по коммуникации к определённым языковым /неяыковым действиям. Т.о., тексты интерпретируются как средства координирования действий, инструменты социальной кооперации.

В настоящее время известны различные модели грамматики текста. Основными элементами грамматики с линейной организацией текстовой базы являются: гиперсинтаксическая база текста, синтактико-семантический компонент, ограниченный трансформационный компонент. При данном подходе грамматика текста выступает как синтезирующая грамматика, которая построена по модели бинарных грамматик фразовых структур. Компоненты текста при подобном подходе имеют линейное расположение и в наибольшей степени отражают специфику текста как объекта исследования звучащей речи. Принципиально иной подход заключается в описании грамматической структуры текста в рамках генеративной грамматики текста с нелинейным характером базиса, что менее всего связано со спецификой исследования звучащего текста.

С точки зрения некоторых исследователей, в грамматике текста следует  более чётко разграничивать: формальный анализ и синтез, экстенсиональную интерпретацию, литературоведческую интерпретацию, производство и понимание текстов. Причём при чисто лингвистическом подходе к понятию «текст» остаются в стороне более интересные аспекты текста, которые не могут быть объяснены в рамках грамматики текста.

Т.о., под текстом понимается на данном этапе, как правило, комплекс языковых знаков, обладающих определёнными признаками. Интеграция предложения, конституирующая текст, создаётся благодаря отношениям семантической изотопии в самом широком смысле (имеется в виду реккурентность, эквивалентность, парафразы и т.д.).

Социальная природа языка предполагает обязательность, инвариантность и устойчивость единиц, образующих его систему. Именно эти свойства обеспечивают возможность общения людей, принадлежащих к одному языковому коллективу, причём это общение возможно не только в момент конкретного акта речевой коммуникации, но и путём сохранения и передачи любой информации на данном языке. Язык кодирует и просодию текста. Этим определяется выполнимость задачи исследования и описания корреляций между фонетической и семантико-синтаксической организацией высказывания.

Однако отдельно взятые изолированные высказывания не могут быть истинными объектами экспериментального исследования по выявлению такого рода корреляций. Большинство лингвистов подчёркивают необходимость исследования высказывания как элемента связного текста. В лингвистической науке за последние годы активизировалось изучение особенностей организации связного текста, в частности условий употребления предложений, правил их сочетания друг с другом, правил вхождения их в более крупные текстовые фрагменты. В русском языкознании эти фрагменты текста получили называния «сверхфразового единства», «сложного синтаксического целого».

Как отмечают исследователи, одним из выдающихся достижений советского языкознания является учение о динамическом синтаксисе, о функциональной перспективе предложения и сверхфразового единства. На этой основе развивается «научная текстология», переход от отдельно взятого предложения (и его функциональной перспективы) к перспективе сверхфразового единства и далее к динамическому построению всего текста.

С «научной текстологией» тесно связаны проблемы «лингвистики текста», получившие столь широкое распространение. Основоположники этой теории требуют признать текст первичным языковым знаком, ибо человек, утверждают он, говорит не предложениями, а текстами. Минимальной единицей текста часто считают минимальную коммуникативную единицу, ограниченную паузами или сменой партнёра в ситуации речевого общения, т.е. высказывание. При таком подходе общую семантическую структуру текста можно представить себе в виде сетке дефиниций, импликаций или пресуппозиций.

Исследователей, занимавшихся проблемами лингвистики текста, часто обвиняю в стремлении не походить на так называемую традиционную грамматику, но вместе с тем в ряде работ отмечается, что базовые правила текста относятся к тому же типу, что и базовые привила предложений, и S-грамматики можно использовать в качестве частичных моделей для Т-грамматик; предполагается также различать текстообразующие и текстоформирующие конституэнты, и тогда грамматика рассматривается как часть текстообразующих правил, в отличие от текстоформирующих, создающих характерность текста.

В текстологи существует также понятие сложного текста, включающего фрагменты произведений художественной литературы. Такой текст как источник языкового материала обладает 3 признаками:

  •  Художественный текст лежит вне традиционного противопоставления функциональных разновидностей языка – стилей (за исключением тех случаев, когда  в художественном тексте специально имитируется какой-либо стиль);
  •  Литературный текст – документ, материально фиксированный художником акт речи, причём выдающийся писатель, фокусирующий в своём творчестве богатство общенародного языкового сознания, придаёт ему обработанную филигранную форму. Литературная цитата, особенно из произведения крупного мастера, является объективной данностью, которую нельзя расценивать с точки зрения её возможности;
  •  Особая языковая ответственность и особое чувство языка проявляются у писателя и в тонкостях наблюдений над речевыми средствами и процессом речетворчества.

При прочтении художественного текста вслух как бы появляется в какой-то степени сам автор, но возможности творчества в этом случае весьма ограничены, так как художественный текст задаёт ситуацию и содержит в себе в кодированном виде все характеристики фонетического оформления. Именно это достоинство художественного текста делает его особенно удобным и в то же время сложным для экспериментально-фонетических исследований.

Любой звучащий текст обнаруживает огромную вариативность его просодических характеристик. Эта вариативность во многом обусловлена лингвистическими и экстралингвистическими факторами, влияющими на оформление высказывания в контексте. Среди экстралингвистических факторов, влияющих на формирование типов устных высказываний, обычно отмечают степень подготовленности говорящего, отношение между говорящим и слушающим, социальный статус говорящего, отношение его к содержанию высказывания, социальные условия общения, внешние условия общения и т.д. На просодическое оформление связанных между собой в тексте предложений влияют также распределение оппозиции «известное-неизвестное», эмоциональная окрашенность содержания и присутствие/отсутствие контраста синтагматических единиц. Различные сочетания этих факторов определяют то или иное просодическое оформление высказывания, создают предпосылки просодической вариативности. Фразовая просодия выполняет в тексте 2 основные функции: функцию членения и функцию выделения. Интонация же осуществляет в тексте

  1.  Членение звукового текста на фразы
  2.  Показывает коммуникативный тип
  3.  Показывает отношение между высказываниями (в связном тексте)
  4.  Членит на синтагмы
  5.  Показывает тип отношений между синтагмами
  6.  Выделяет элементы внутри синтагмы
  7.  Показывает отношение между выделенными элементами в синтагмах.

Выполняя эти функции, интонация взаимодействует с другими языковыми средствами, содержательное значение фразовой интонации может, входя в состав общеязыковой семантики, совпадать с аналогичными значениями, передаваемыми при помощи лексики или синтаксиса, тогда возникает ситуация параллелизма и взаимозаменяемости просодических и непросодических звуковых форм.

В архитектонике текста можно выделить элементы, во-первых, вводящие в композиционно-синтаксические отрезки, или держащие композицию, а во-вторых, элементы, ведущие сюжет, движение мысли. Между первыми и вторыми в пределах одного предложения не может быть прямой соотнесённости, вводящие элементы чаще соотносятся друг с другом за пределами предложения, а внутри него они могут рассматриваться как ранее данные. Связь актуального членения с текстовой организацией нашла своё отражение и в лингвистике текста. Деление предложения на «тему» и «рему» включается в контекст текстолингвистического анализа, выделение «ремы» находится в тесной связи с текстом в целом и с ожиданием его продолжения слушателем. Особенно ярко это проявляется в тексте, представляющем собой диалогическое единство.

Актуальное членение определяется также как средство выражения одной из основных функций языка, а именно, функции создания текста. Это текстосозидающий компонент языка и его необходимо изучать в рамках грамматики текста, определяющей, формирующей отношения, которые возникают в процессе создания последовательности высказываний.

Лингвистический статус актуального членения подробно рассматривался разными исследователями. Для определения уровня реализации актуального членения была предложена теория 3 ступеней обобщения единиц синтаксического уровня:

1. вначале – это высказывание как единичный, конкретный акт речи, доступный непосредственному восприятию, т.е. нулевой уровень абстракции;

2. затем – это высказывание как единица коммуникативной системы, характеризующаяся определённым лексическим наполнением, модальностью, связью с контекстом и ситуацией, т.е. тип высказывания;

3.и, наконец, - это формула предложения (структурная схема) как единица системы языка свободная от каких бы то ни было речевых условий, т.е. высшая степень абстракции.

В концепции  Т.М. Николаевой актуальное членение  предлагается рассматривать на фоне некоторой общей категории текста, категории выделения. Под выделением здесь понимается противопоставление одного элемента текста другим его элементам, как в синтагматическом, так и в парадигматическом плане. Актуальное членение рассматривается в ряду таких средств категории выделения, как перифраза, вынесение акцентного члена в виде «именительной темы», инверсия, местоимённая реприза, логическое ударение и т.д.

Как справедливо отмечают некоторые лингвисты, к созданию грамматики текста лингвистика оказалась подготовленной в своей периферийной части – в изучении фразово-просодических структур. С помощью просодических средств оказалось возможным  наиболее последовательно описать коммуникативные типы высказывания, феномен выделенности,  специфику актуального членения высказывания, характер отношений между единицами высказывания и т.д. Большую роль в процессе анализа и описания звучащего текста сыграло выделение комплекса средств (фонетических, синтаксических, семантических и т.д.), позволяющих на сегментном и супрасегментном (просодическом) уровне членить и одновременно объединять отдельные составляющие звучащего текста.

Если учитывать специфику манифестации звучащего текста, то можно утверждать, что задачи, решаемые в настоящее время специалистами в области фонетических наук, сводятся в основном к созданию своего рода грамматики просодии текста, рассматриваемой как относительно самостоятельная система с набором специфических единиц и совокупностью связей между последними.

Немаловажным вопросом при изучении звучащего текста является также вопрос фонетической выраженности актуального членения в рамках текста, иными словами, вопрос о фонетической выраженности структуры текста.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

8666. Античная философия классического периода 18.71 KB
  Античная философия классического периода. Философские идеи софистов. Сократ, его жизнь, учение и смерть. Философия Платона. Мир идей и мир вещей. Гносеология Платона. Платон о человеке и государстве. Философия софистов. - Соф...
8667. Философия Платона и Аристотеля 21.84 KB
  Философия Платона и Аристотеля. Онтология и гносеология Платона. Платон о человеке и государстве. Философия Аристотеля. Платон. - Платон - ученик Сократа и учитель Аристотеля. - В молодости увлекался поэзией. Но после диалога с Сократом с...
8668. Античная философия. Греко-римский (эллинистический) период античной философии 21.25 KB
  Античная философия Аристотель о человеке и государстве. Греко-римский (эллинистический) период античной философии. I. Гносеология Аристотеля. Аристотель критиковал скептиков и агностиков, полагал, что мир познаваем. Критиковал Платона за...
8669. Особенности Восточной философии 23.04 KB
  Особенности Восточной философии. Западное и Восточное мировоззрение: единство и различие. Философия Древней Индии. Ортодоксальные и неортодоксальные школы. Философия буддизма. Западное и Восточное мировоззрение: единство и различие. Чем...
8670. Средневековая философия и философия Возраждения 22.53 KB
  Средневековая философия и философия Возраждения. Номиналисты и реалисты средневековья. Проблема теодицеи. Пантеизм философии эпохи Возрождения. Номиналисты и реалисты средневековья. Проблема теодицеи. Знание и вера. - только вера помогает знат...
8671. Философия Нового времени. Общая характеристика философии Нового времени 21.66 KB
  Философия Нового времени. Общая характеристика эпохи Нового времени. Общая характеристика философии Нового времени. Основные философские направления. Сенсуализм. Эмпиризм. Рационализм. Эпоха нового времени (17-19 века). - Буржуазные революции в Евро...
8672. Философия Нового времени 17-19 века 23.17 KB
  Философия Нового времени 17-19 века. Немецкая классическая философия Философия марксизма Немецкая классическая философия (80-е годы 18 века - 1831 г.) - Представители: Кант, Шеллинг, Фихте, Гегель. - Основная тематика - п...
8673. Философия 19-20 веков. Иррационалистические учения 19-20 веков (Шопенгауэр, Ницше, философия жизни, психоанализ, экзистенциализм) 20.27 KB
  Философия 19-20 веков. Иррационалистические учения 19-20 веков (Шопенгауэр, Ницше, философия жизни, психоанализ, экзистенциализм). Рационалистические учения (позитивизм, неокантианство, герменевтика). Философия Шопенгауэра. - В основе вс...
8674. Предмет, проблеми і функції філософії. Основні питання філософії 109 KB
  Предмет, проблеми і функції філософії. Основні питання філософії Поняття і предмет філософії. Форми і методи філософії. Матеріалізм та ідеалізм в історії філософії. Основні питання філософії. Світогляд та його структура. Філо...