13200

Довнар-Запольский М. В. ЧИСТОТА БЕЛОРУССКОГО ТИПА

Научная статья

История и СИД

М. В. Довнар-Запольский ЧИСТОТА БЕЛОРУССКОГО ТИПА Белорусское племя искони занимало ту самую территорию на которой оно живет и поныне за весьма небольшим исключением. Никакие иные народы никогда не занимали этой территории. Таким образом белорусское племя сохранил

Русский

2013-06-06

50 KB

1 чел.

М. В. Довнар-Запольский

ЧИСТОТА БЕЛОРУССКОГО ТИПА

Белорусское племя искони занимало ту самую территорию, на которой оно живет и поныне, за весьма небольшим исключением. Никакие иные народы никогда не занимали этой территории. Таким образом, белорусское племя сохранило наибольшую чистоту славянского типа и в этом смысле белорусы, подобно полякам. являются наиболее чистым славянским племенем. В историческом прошлом Белоруссии нет никаких элементов скрещивания, потому что никакие народы в массе не поселялись в этой стороне. В этом смысле белорусы в сильной мере отличаются от украинцев и великороссов. Хотя северная Украина является также местом исконного поселения славян, однако она была страной нередкого отлива и прилива чужеродного народа, что в сильной мере способствовало изменению славянского типа украинцев. В нем очень много примесей тюркской крови, остатков печенегов, черных клобуков, торков. половцев и. наконец, татар. Здесь впоследствии в массе развились польские колонизации. Великорусское же племя явилось в сильнейшей мере результатом скрешивания славянского племени с финнами и тюрками.

Даже те племена, которые в силу исторических причин попадали в среду белорусов в более или менее значительном количестве, не подвергались ассимиляции и сами не подвергали ассимиляции белорусов. Таковы евреи и татары. С 14 в. евреи поселились в разных местностях Белоруссии в более или менее значительных группах. Тогда же на рубежах между белорусскими и литовскими племенами были поселены значительными группами татары, но они не утратили и до наших дней бытовых и этнографических особенностей. С конца 14 в. Белоруссия находилась в непрерывных сношениях с поляками. Но это не было массовое переселение польской нации; кроме того, поляки и составляли и составляют обособленную часть населения. Вот почему даже внешний облик типичного белоруса совпадает с теми описаниями внешнего вида славян, с которым мы встречаемся еще у древних писателей. Это тип светловолосых и голубоглазых людей. И еще Геродот так же характеризовал своих будинов. Данные антропологии, несмотря на малую их достоверность, подтверждают сказанное: славяне принадлежат к типу длинноголовых, и в настоящее время этот тип преобладает в среде белорусов (около 80% по Нидерле).

КУЛЬТУРНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ СВЯЗЕЙ С СОСЕДЯМИ

В течение столетий белорусское племя приходило в соприкосновение с соседями и впитало в себя некоторые заимствования из их языков. Так, соседство с финнами оставило в белорусском языке некоторое количество слов, но сравнительно немного и притом таких, которые общи и другим русским наречиям. Языковый белорусский материал в более сильной мере пополнился словами из литовского и латышского языков, что вполне понятно. Так, белорусы заняли у литовцев и латышей 36 распространенных слов и не менее 54 известных только отчасти в некоторых местах. Зато латышский и литовский словари пестрят массой слов, взятых из русского языка вообще и особенно из белорусского. Заимствования от финнов могут относиться к более древнему периоду. К более позднему периоду относятся обширные заимствования из польского языка, что вполне естественно. К тому же разряду заимствований должен быть отнесен и тот ряд слов, который попал в белорусский язык через поляков от немцев или из еврейского жаргона. Вообще в этом отношении определить переходные ступени того или другого слова довольно трудно (напр., авантюра, вандроваць — могли перейти через посредство польского или непосредственно из французского и немецкого). Наибольшее количество заимствовано из татарского языка. Частью это объясняется соседством с татарами, живущими в самой Белоруссии, частью тем, что эти слова могли перейти в белорусский из русского. Впрочем, все эти заимствования из чужих языков вполне естественны и свойственны всем языкам. В белорусском языке количество заимствований, вообще говоря невелико и для дальнейшего времени не дает указаний относительно того, что это племя находилось в сфере влияния какой-нибудь соседней народности. Когда один народ заимствует от другого соседнего народа впервые те или другие блага культуры, то он заимствует у этого народа-просветителя и терминологию культурных благ. Так, финны многие понятия заимствовали у литовцев и русских, литовцы – у русских славян.

Подобного рода планомерного заимствования в белорусском языке нет от древнейшего периода встречаются отдельные слова. Следовательно, не к нему шли заимствования культурных благ, а напротив, соседние менее культурные народы заимствовали эти блага от дреговичей и кривичей. Что касается позднейшего времени, которое охватывает период культурных сношений с Польшей, то, конечно, здесь имеются от этого периода в белорусском языке ряд речений, указывающих на культурные заимствования и о чем нам придется еще не раз говорить.

КОЛОНИЗАЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ

Сравнительно с масштабом колонизации великорусской и даже отчасти украинской, история белорусского племени не отличается широким колонизационным размахом. Период его колонизации краток и относится только к древнейшей эпохе. Племена дреговичей и кривичей в древнейшую эпоху отличались густотой населения. Это доказывается, напр., тем, что на территории одной Минской губ. зарегистрировано около тысячи городищ, т.е. мест древних укреплений, и до тридцати тысяч курганов. Так как такая регистрация является более или менее случайной и так как множество древних поселений и погребений уничтожалось в течение стольких веков, то, само собою разумеется, эти данные свидетельствуют о густоте древнейшего населения. Густота населения и неудобства обитаемой местности побуждали древние народы к переселениям. Мы уже знаем, что в эпоху расселения славян часть дреговичского племени выделилась и перешла на Балканский полуостров, где ее византийские писатели знают под именем драгувитов. Северо-восточная часть дреговичского племени, известная под именем кривичей, начала движение, как об этом уже приходилось говорить, еще в 10 и 11 вв. Кривичи сидят среди финских племён, постепенно подвергая их ассимиляции. Племя радимичей принимало очень слабое участие в колонизации, вероятно потому, что оно не густо заселяло свою область.

ДРЕВНЕЙШАЯ КУЛЬТУРА

БЕЛОРУССКОГО ПЛЕМЕНИ

О древнейшем быте белорусских племен, т.е. о периоде за несколько столетий до принятия Русью христианства, можно судить по тем памятникам быта, которые сохранились в могильных курганах или.в древних городищах. Раскопки прежде всего показывают, что эти племена, несмотря на взаимную близость, имели и свои особые обычаи. Это сказывается в формах погребального обряда. Кривичи предпочитали сожжение своих предков покойников и в курганах ставили урны с их прахом. Дреговичи погребали покойников в почвенном слое и иногда делали гробы весьма первобытного устройства. Судя по предметам, которые сохранились в курганах, население занималось земледелием, звероловством и торговлей. Вообще, это были не воинственные племена, так как находки оружия в курганах представляют редкость; мирный человек не считал нужным брать с собой на тот свет оружие. Зато чаще встречаются в курганных находках купцы с весами и с весовым камнем. Предметы курганного периода указывают уже на сравнительно высокую культуру его обитателей. Им были известны ремесла, напр., ткацкое, бондарное и гончарное, [которые] пользовались весьма широким развитием. Особенно много встречается украшений, преимущественно состоящих из привозных предметов. Так, шея украшалась ожерельем, состоявшим из бус (стеклянных, сердоликовых, аметистовых, бронзовых, серебряных и др.) и разнообразных подвесок: композиция бус отличается затейливостью форм и узоров. Руки и виски украшались кольцами и браслетами; материалом служили серебро, бронза, железо и стекло. Вообще, количество украшений было таково, что указывает на сравнительно большую зажиточность населения данной эпохи. Некоторые из предметов получены путем торговли с Кавказом и из других отдаленных местностей, некоторые составляют местное производство, напр., очень красивые бусы филигранной работы из серебра и бронзы. Все это указывает уже на высокие эстетические запросы тогдашнего обитателя. Вообще, сравнение предметов обихода современного белоруса с предметами, употреблявшимися его отдаленными предками, говорит не в пользу современности. «Курганные предметы, — говорит профессор] Завитневич, — по своему материалу ценнее, а по форме разнообразнее, затейливее, а иногда даже изящнее нынешних». Все это понятно, если мы примем во внимание, что рассматриваемую область пересекал великий водный путь «из варяг в греки», по которому шел бойкий меновый торг с отдельными странами. Интересно, однако, что некоторые предметы обихода, употреблявшиеся в то отдаленное время, белорус сохранил и теперь; такова, напр., форма украшений глиняных сосудов. Еще любопытнее следующее: курганный житель Полесья имел обыкновение носить кожаный пояс с кожаным мешочком, в котором хранились ножик, огниво, кремень и губка; те же предметы и в таком же мешочке он носит и по настоящее время. Курганные предметы указывают и на некоторые обычаи того времени. Всем известно, что чаши, из которых пьют вино и мед богатыри русского эпоса, называют в былинах «ведрами», дреговичские курганы показывают, что это не случайная гипербола, так как в курганах встречаются небольшие деревянные ведра с серебряными ручками; эти ведра и служили той «чарой» зелена вина, которая, видно, употреблялась на пирах. Курганы показывают также, что при погребении употреблялся сложный ритуал, свидетельствующий о развитии религиозных верований. Немые курганы даже в данном случае дают возможность сопоставить тогдашние воззрения с современными верованиями; укажем хотя бы на то, что на могилу покойника приносили в глиняных сосудах огонь с домашнего очага; почитание очага и в настоящее время широко сказывается в мировоззрениях белорусов.

Все сказанное выше преимущественно касается быта дреговичей. Кривичи, особенно смоленские, уже в раннее время обладали высокоразвитой культурой и вели широкие торговые сношения. Крупнейшим центром этих сношений была местность под Смоленском — Гнездово. Гнездовский могильник прекрасно обследован в науке и дает отчетливое понятие о культуре древних кривичей, сидевших на великом водном пути.

Гнездовский могильник относится к 9 и, главным образом, к 10 в., когда особенно обильно сооружались здесь курганы. Впрочем, некоторые вещи относятся к более раннему периоду. Начало 11 в. может служить конечной гранью для жизни Гнездова. Могильник датируется арабскими монетами 9 и начала 10 вв.: позднейший диргем с датой 903 г. В жизни жителей Гнездова земледелие не играло видной роли, т. к. земледельческих орудий не найдено. Напротив, овцеводство и коневодство были сильно развиты, т. к. в курганах оказалось обильное количество костей. Пчеловодство, несомненно, процветало, так как в курганах оказались так называемые железные шпоры (древолазные путы) и некоторые серебряные вещи найдены в куске воска. Занятия жителей рыболовством подтверждаются находками стальных крючков для удочек, а о занятиях охотой свидетельствуют находки наконечников стрел (так называемых срезней). Основное занятие жителей заключалось в торговле и промышленности. Самые оживленные торговые сношения жителей Гнездова были с близкими и отдаленными странами Востока, при посредстве Волжского водного пути, по которому сюда привозились произведения арабской индустрии. Сношения Гнездова с Византией были весьма слабы: в курганах оказались несколько предметов спорного характера и золотые нити от парчи византийского происхождения. Вообще, по находкам вещей культура Гнездовского могильника относится к периоду процветания североарабской торговли. Так, о сношениях с Востоком свидетельствуют многие любопытные предметы: бронзовые пластинки с перегородчатыми узорами, близкие произведениям Средней Азии и Кавказа. Особенно интересны бусы, большая часть которых Гнездовского могильника может считатьсжжйвезенной с Востока. Это были дутые серебряные изделия, сердолик. Привоз бус с Востока, очевидно, связывается с привозом разного рода украшений. Но, с другой стороны в гнездовских курганах найдены предметы западной индустрии. Так, встретившиеся здесь мечи принадлежат мечам скандинавского типа. Скорлупообразные фибулы того же типа свидетельствуют о сношениях с далеким Западом, хотя,  впрочем, некоторые из этих фибул, по замечанию исследователей представляют собою вариант местной работы. Интересно, что Гнездовский могильник представляет, наряду с множеством иноземной индустрии, предметы местного производства. Таким образом, уже в эпоху принятия христианства племена кривичей, дреговичей и радимичей далеко не были первобытными дикарями.