13201

Потомки Белополя

Научная статья

История и СИД

Владимир ЛОБАЧ Александр ШИШКОВ Потомки Белополя Откуда взялись белорусы Новый взгляд на происхождение народа Вопросы происхождения народов неизменно вызывают жгучий интерес на протяжении всего новейшего времени. Именно на национальном уровне развития

Русский

2013-05-11

261.5 KB

4 чел.

Владимир ЛОБАЧ, Александр ШИШКОВ

Потомки Белополя

Откуда взялись белорусы

Новый взгляд на происхождение народа

       Вопросы происхождения народов неизменно вызывают жгучий интерес на протяжении всего новейшего времени. Именно на национальном уровне развития ответы на вопросы, "когда?", "где?" и "от кого?" произошел тот или иной народ, предоставляют этносу "законные" права на существование, играют роль "неопровержимого" аргумента в извечной конкуренции с соседями и укрепляют национальное самосознание. В случае с "малыми" народами ("малыми" не в плане количественном, а в плане собственной государственности) вопросы этногенеза приобретают особое значение, позволяя удерживать безопасную дистанцию с "большими" народами ("старшими братьями"), не растворяясь в них. Поэтому каждое исследование в данной области (будь оно хоть стократ беспристрастным) имеет свой отчетливый идеологический и политический подтекст. Происхождение славянских народов часто становилось благодатной темой для сознательных спекуляций.

       Не являются исключением и концепции этнического развития белорусов. Разделы Речи Посполитой и присоединение территории Беларуси к Российской империи поначалу не нарушили преобладания польской культуры (литература, печать, образование) на этих землях. Польское влияние признавалось исторически обусловленным, что не могло не отразиться на осмыслении этнической истории местного населения. Беларусь и белорусы рассматривались большинством польских ученых (А. Дамбовский, А. Нарушевич, С. Линде) в качестве польской провинции и соответственно этнографической группы поляков, "испорченных" русским (православным) влиянием и разговаривающих на диалекте польского языка. В качестве же самостоятельной этнической единицы славянства белорусы, по мнению поляков, якобы никогда не существовали(1).
      Однако после поражения восстаний 1830-1831 и 1863-1864 годов царское правительство начинает активно осуществлять политику "утверждения русского дела в крае" под лозунгом "располячивания". С точки зрения официального Петербурга белорусы представлялись частью великорусского племени, разговаривающей на "белорусском подъязыке, как ветви российского языка"(2). Представителями такого подхода являлись не только "западноруссы" (М. Говорский, М. Коялович, И. Солоневич), проводившие "располячивание" непосредственно на белорусских землях, но и ряд известных русских ученых. Так, например, академик А. Соболевский рассматривал белорусский язык как "поднаречие" русского языка(3).
       Однако пристальный интерес к этнографии, фольклору, языку и истории населения "Северо-Западного края" во второй половине ХІХ - начале ХХ века окончательно утвердил исследователей (Е. Р. Романов, М. Федеровский, Е. Ф. Карский, М. В. Довнар-Запольский и др.) во мнении о самостоятельности белорусов как отдельного восточно-славянского этноса, самобытности его языка и истории.
Распространенные в Российской империи концепции происхождения белорусов, если не принимать во внимание "великопольской" и "великорусской", предполагали два основных варианта образования белорусского этноса: с одной стороны, на основе летописных племен восточных славян - кривичей, радимичей и дреговичей (В. Антонович, И. Беляев, А. Сапунов), и, с другой стороны, при активном участии балтского и финно-угорского этнического компонента (Н. Костомаров, М. Любавский, П. Голубовский). Хронологически образование белорусов, как правило, относили к ХІІІ-ХІV векам - времени распада Киевской Руси и включения восточно-славянских земель в иные государственно-политические
образования(4).      

Иную точку зрения относительно хронологии высказал Н. И. Костомаров, считая, что уже в период Киевской Руси белорусы, украинцы и русские окончательно сформировались в народности, а важнейшие этнографические особенности этих народов возникли в еще более раннюю эпоху.
В советский период центральное место в проблеме происхождения белорусов, украинцев и русских отводилось "древнерусской народности - колыбели трех братских народов". Показательно, что именно после публикации в 1950 году работы И. В. Сталина "Марксизм и вопросы языкознания" термин "древнерусская народность" признали правомерным, а вскоре и хрестоматийным. Сама концепция, как производная от формационной марксистской теории, предлагала следующую схему:
- в эпоху великого переселения народов распадается славянская общность и общеславянское языковое
 единство;

- в VIII-ІХ веках образуется язык восточных славян5, освоивших в это время Восточно-Европейскую равнину и создавших племенные княжения;

- в ІХ-Х веках "языковое единство восточных славян дополняется единством политической и государственной жизни" (Древнерусское государство), центром этнокультурной и политической консолидации становится племя полян;

- Х - первая половина ХІІІ века характеризуются расцветом Древнерусского государства и максимальным единением соответствующей народности, которое проявляется "буквально во всем - от архитектуры до эпоса, от украшений и резьбы по дереву - до свадебных обрядов, песен и поговорок... В это же время "древнерусская народность одной из первых в Европе стояла на пути к консолидации в единую нацию"(7) (!);

- вторая половина ХІІІ века - время распада Киевской Руси и древнерусской народности (обычно рисуется в апокалиптических тонах): "отдельные территории ее земель были оторваны от Северо-Восточной Руси и разорваны на части; они стали добычей польских, литовских, затем турецких и татарских захватчиков".

       Таким образом, с точки зрения советской историографии формирование отдельных восточно-славянских народностей (в частности, украинцев и белорусов) происходило уже в рамках Великого княжества Литовского (ВКЛ) (позже - Речи Посполитой) и сопровождалось жестокой тиранией и национальным гнетом со стороны польско-литовской феодальной верхушки, что, в свою очередь, вызывало постоянное желание "угнетенных" воссоединиться с братским русским народом(8).
        Крайняя тенденциозность "древнерусской" концепции проявилась в целом комплексе нестыковок и противоречий, но приверженность этим взглядам стала своего рода признаком благонадежности исследователя. Даже небольшие отступления от нее жестко критиковались. Примером может служить исследование этнографа М. Я. Гринблата "Белорусы. Очерки происхождения и этнической истории" (Минск. 1968). Автор, формально признав наличие периода древнерусской народности, тем не менее пришел к выводу о первостепенной роли кривичей, дреговичей, радимичей в этом процессе. Подобное "предательство" Гринблата по отношению к древнерусской народности резко критикуется белорусской академической этнографией до сих пор(9).

        Поворотным пунктом в изучении этногенеза белорусов стала концепция археолога В. В. Седова, нанесшая сокрушительный удар по основным постулатам "древнерусской" теории. Исследователь указал на явную недостаточность фактов социально-экономической и политической истории при рассмотрении проблем этно-культурного плана: "Невозможно себе представить, что восточно-славянское население стало произносить мягкие "д" и "т" как "дз" и "ц", звук "р" - твердым, а произношение ударных и неударных "а", "о", "е", "я" начинает различаться... только потому, что оно стало подвластно литовскому князю"(10).

        Несмотря на то что идея влияния балтов на формирование белорусского этноса была высказана С. Плещеевым еще в 1790 году, впервые она получила столь серьезную аргументацию только в последние десятилетия. Используя данные археологии, лингвистики, этнографии и смежных дисциплин, В. В. Седов убедительно доказал, что этнические особенности белорусов сформировались в результате ассимиляции пришлыми славянами восточно-балтских племен. Это случилось в период с ІХ по ХІІІ век и привело к появлению ряда субстратных (воспринятых от балтов) явлений в языке ("дзеканье", твердый "р", аканье), материальной (столбовая техника строительства, элементы традиционного костюма) и духовной культуре (культ камня, почитание ужа)(11).

        Таким образом, качественно изменилось представление об этногенезе не только белорусов, но также русских и украинцев, основой формирования которых явился финно-угорский и индо-иранский субстраты соответственно. "Посягательство" Седова на восточно-славянское единство, олицетворением которой являлась "древнерусская народность", вызвало ожесточенную критику. Некоторые из оппонентов напрямую связывали эти выводы ученого с "историческими концепциями буржуазных националистов"(12), ибо, признав ее, существенной ревизии нужно было бы подвергнуть значительную часть белорусской истории, в частности периода ВКЛ. Показательным является запрещение назначенной на 1973 год в Минске конференции "Этногенез белорусов" (сборник тезисов докладов, изданный заблаговременно, стал величайшим раритетом).
        К сожалению, в белорусской научной среде до сих пор существует своеобразный раскол по отношению к "балтской концепции". В то время как антропологи, лингвисты и археологи в большинстве своем признают существенную роль балтов в происхождении белорусов (последние рассматриваются как славянизированные балты(13)), официальная белорусская этнография до сих пор считает концепцию Седова, "построенной на неточных источниках или их фальсификации", выдвигая в качестве аксиомы "факт, что в Киевской Руси существовало восточно-славянское единство и стольным городом всех восточных славян был Киев"(14). В этом смысле лишь с большой долей условности можно назвать "новыми" изыскания белорусского академика М. Ф. Пилипенко. По мнению этого автора, балты сыграли роль лишь в формировании таких "протонародностей", как кривичи, дреговичи и радимичи, а уж последние, в свою очередь, стали составной частью "древнерусской народности". Непосредственными же предками современного белорусского этноса, по мнению Пилипенко, были две группы общей для восточных славян этнической древней русской общности (русских, русичей) - "полесской" ("полешуков"), с одной стороны, и "подвинско-днепровской", "белорусской" ("белорусцев"), с другой"(15).
       Образование белорусского языка и традиционной культуры, общего этнонима (белорусы) и названия этнической территории (Белая Русь) этот ученый относит к концу XVI - началу XVII века. Но как объяснить тогда, что еще в конце ХІХ века крестьяне Гродненской губернии, например, самоопределялись следующим образом: "Мы тутэйшыя, наша страна ні руска, ні польска, але забраны край"?(16)
       Ответ на этот вопрос в принципиально различных моделях жизнедеятельности этносов, находящихся на традиционном и индустриальном уровне развития. В первом случае народная жизнь развивается преимущественно в рамках семьи и крестьянской общины, основная форма бытования народной культуры - фольклор и различные уровни ритуалов, языческих по своей сути и практически ничем не связанных с "высокой", книжной (городской) культурой, представленной ничтожным меньшинством общества.
Например, отсутствие белорусских языковых черт в литературных памятниках ХІ-ХІІ веков абсолютно не означает, что их не было в разговорной речи. В противном случае, обращаясь к литературе Беларуси XVIII века, в которой белорусскоязычные произведения практически отсутствуют, мы должны были бы прийти к выводу о вырождении в ту эпоху белорусского языка и исчезновении белорусского этноса.
Вне всякого сомнения, белорусская традиционная культура сформировалась гораздо раньше конца XVI века. Основным признаком традиционного общества является ориентация на постоянное воспроизводство тех норм, которые существовали "испокон веков", были установлены предками. Трудно представить, что Купальский ритуал и персонажи белорусской демонологии ("багнікі", "лясуны", "карачуны" и т. д.) появляются только в ХVII веке. К сожалению, ученые практически не обращались к опыту народного (фольклорного) самоосмысления истории. А между тем белорусы - один из немногих европейских народов, который сохранил миф о собственном происхождении. Эту легенду записали в 1820-1840-х годах на территории белорусского Подвинья:
       "Когда-то еще мир только начинался, так ничего нигде не было. Везде стояла мертвая вода, а среди воды торчал то ли камень, то ли еще что. Один раз Перун как разыгрался и давай швырять стрелы в этот камень. От его стрел выскочили три искорки: белая, желтая и красная. Упали те искорки на воду; с этого вся вода замутилась, и мир замутился, как тучи. Но через некоторое время, как все просветлело, ясно стало - где вода, где земля. А чуть позже завелась и всякая жизнь - и в воде, и на земле. И леса, и травы, и звери, и рыбы, а после и человек завелся: или он пришел откуда или вырос тут. Потом он стал заводить свои человеческие порядки. Долго ли он так жил, или коротко, но имел он уже свою усадьбу, имел много жен, а еще больше детей. Было ему имя Бай. А как пришел час его смерти, тогда созвал он своих сыновей и разделил все имущество. Только одного сына забыл. Тот в это время был на охоте и с ним были любимые собаки отца Ставры и Гавры. Звали этого сына Белополь. Вскоре после смерти отца вернулся Белополь с охоты. А братья ему говорят: - Вот отец разделил среди нас все свое имущество, а тебе он завещал своих собак, и еще сказал, чтобы ты пустил их на волю: одну - в правую сторону, а вторую - в левую; сколько они земли обегут за день, так эта вся земля твоя будет. Вот пошел Белополь и поймал двух птиц, прилетевших одна с южного моря, другая с западного. Пустил одну птицу на юг, да и говорит одной собаке: - Бери! Пустил вторую на запад и говорит второй: - Хватай!
       Как полетели эти птицы: одна в одну сторону, вторая в другую... Как побежали собаки за птицами, так даже земля задымилась... Как пошли те собаки, так и до сих пор не вернулись, а по их следам две реки протянулись, в одну сторону пошла Двина, в другую сторону - Днепро. Вот на этих просторах Белополь и начал селиться да заводить свои порядки. У этого Белополя от разных жен его развелись разные племена под названием белорусы. Они и теперь там ходят, земельку пашут и жито сеют"(17).
На архаический характер этой легенды указывает сюжет о сотворении мира, широко известный в индоевропейской традиции. Бай и его сын Белополь выступают в качестве мифических предков, действовавших во "времена первопричин". Не случайно на территории Подвинья еще в XIX веке проводились "Ставровские Деды", приуроченные к Троице. В начале поминального обряда хозяин, наклонясь под стол, должен был произнести следующее заклинание: "Стаўры, Гаўры, гам! Хадзіце к нам!"(18)
Территория, по которой мчались мифические псы, примечательна как минимум в трех измерениях. На землях Верхнего Подвинья и Поднепровья располагались поселения балтских культур железного века: Днепро-Двинской ( VIII в. до н. э. - IV-V в. н. э.) и Банцеровско-Тушемлинской (VI-VIII века). Этому же ареалу в точности соответствует и территория раннего расселения полоцко-смоленских кривичей. Подобные совпадения не могут быть случайными и, скорее всего, говорят об этнокультурной преемственности населения. В частности, данные археологии позволяют говорить не только "о значительном месте балтского субстрата в формировании смоленско-полоцких кривичей", но и о существовании небольших чисто балтских анклавов на обозначенной территории вплоть до XII века(19).
Несомненный интерес представляет этноним "кривичи", вызвавший наибольшее количество толкований среди историков. По мнению С. М. Соловьева, название "кривичи" произошло от литовского "kirba" (болото, трясина) и отражает характер местности, где сформировалось племя. Ландшафтную версию предлагает и М. Ф. Пилипенко, считая, что местность расселения кривичей была "кривой", т. е. холмистой(20). Однако большинство исследователей выводят этноним или от имени родоначальника племени Кривъ, или же от имени верховного жреца балтов Криве-Кривейте.
Вот что пишет о верховном балтском жреце хронист начала XIV века Петр из Дусбурга: "...живет некто Криве, которого они [прусы] почитали как [римского] папу, ибо как господин папа правил вселенской церковью христиан, так и по его воле или по велению управлялись не только вышеупомянутые язычники, но и литовцы, и прочие народы земли Ливонской. Такова была власть его, что не только он сам или кто-либо из родичей его, но даже гонец с его посохом или другим отличительным знаком, проходя по пределам вышеупомянутых язычников, был в великом почете у королей, нобелей и простого люда"(21).
       Если принять во внимание, что территорию Подвинья долгое время населяли балты, тесно связанные с пруссами, а расселение части славян происходило именно с Запада, где они имели возможность тесного контакта с балтскими жрецами, вполне вероятной представляется версия, что пришельцев возглавлял один из жрецов. В пользу этой гипотезы говорит и священный смысл самого корня - крив, что выявляется даже в этнографических материалах ХІХ века с территории расселения полоцко-смоленских кривичей. Так, например, Русальная неделя на Смоленщине носила название кривой. В Полоцком Подвинье Колядные вечера назывались кривыми или святыми. Есть и прямые указания на связь этого корня с дохристианской магией: "...хазяін быў бальшы чараўнік-змей, ды шчэ крывы... вядзьмак і ведзьма абавязкова маюць крывізну".
       Показательным в плане кривизны, то есть избранности, является образ полоцкого князя Всеслава Чародея, воспетого "Словом о полку Игореве". Даже появление его на свет тесно связано с магическими действиями и определенными знаками ("кривизной"): "Его же роди мати от волхвованья. Матери бол родивши его, бысть ему язвено на главе его". "Слово о полку Игореве" и былина о Волхе Всеславиче недвусмысленно указывают на жреческие функции Всеслава, который мог бросать жребий, превращаться в волка, ясного сокола и "тура - золотые рога", имел вещую душу.
       Прямое упоминание кревов-жрецов в кривичских (белорусских) землях находим в грамоте великого князя Ольгерда 1359 года. Последний верховный жрец скончался в начале XV века. Сообщая об этом, анонимная летопись того времени "Церковная история" еще раз подчеркивает тесную духовно-культурную и правовую связь балтских и кривичских земель: "28 июля 1414 года в деревне Анкаим умер Креве-Кревайть (Krewe-Krewayto) по имени Гинтовт, 74-й первосвященник; с ним пал сан некогда очень важный в делах святых и судебных во всей земле Литовской, Пруссии, Литве, Жемайтии, Куронии, Земгалии, Ливонии, Латгалии и даже в землях кривичских руссов (Creviczensivim Russorum)"(22).
Своеобразие духовного облика кривичских территорий проявилось и в преданиях о мифических богатырях Волотах, и в том, что большинство культовых камней приходится на эти земли (В. В. Седов считает их проявлением балтского влияния). Именно в землях кривичей было традиционно развито чародейство, причем наиболее авторитетными чаровниками, известными всей округе, всегда были мужчины. Из экспедиции на Витебщине в 1998 году мы получили сведения о том, что умершего чаровника нужно хоронить головой на восток, что соответствует балтскому погребальному обычаю.
       Мощные языческие традиции кривичских земель позволяют по-своему объяснить название Белая Русь, которое с ХІІІ по начало ХХ века в основном соотносится именно с территорией Верхнего Подвинья и Поднепровья. Так, в ирландской рукописи "Начало описания мира", датируемой серединой ХІІІ столетия, ирландские миссионеры говорят о своей деятельности на землях Жмуди, Литвы и Белой Руси (Alba Russia), что свидетельствует о сильных позициях язычества на территории последней(23). Показательно, что византийский император Константин Багрянородный, описывая славян, сообщает о "некрещеных хорватах, которые также называются белыми". В свою очередь, индоевропейская символика цветов определяется соотнесением высшего (жреческого) ранга с белым цветом. Существует любопытная древнеримская легенда об озере, связываемом со священным лесом Alba. Исследования Ж. Дюмезиля показали, что легенда восходит к общеиндоевропейскому преданию об озере, в котором скрывается сияющее сокровище; из этого озера проистекают все реки мира. Таким образом, по мнению В. В. Иванова, возможно допущение языческих истоков названия Белая Русь, в пользу чего говорит география расселения кривичей (истоки трех крупнейших рек), предание о первопредке Белополе и огромное количество легенд о чудесном происхождении озер(24).
       Значительно позже, в первой половине XVII века, когда первичное значение термина Белая Русь было утрачено, он начинает активно использоваться при царе Алексее Михайловиче в качестве обозначения "единокровного, православного" края в противовес названию "вражеского" государства (Литва).
       В ранней истории любого народа всегда много недосказанного и трудно поддающегося реконструкции. Однозначных толкований здесь быть не должно, особенно таких, что по старой советской привычке соответствуют современной политической конъюнктуре. Белорусы - это самостоятельный восточно-славянский этнос со своей собственной историей, и все попытки доказать обратное не имеют к науке решительно никакого отношения.

Примечания

1. Golembiowski L. Lud polski, jego zwyczaje i zababony. - Warzszawa, 1830. S. 80-91.
2.
Цьвікевіч А. "Западно-Руссизм": Нарысы з гісторыі грамадзкай мысьлі на Беларусі ў ХІХ - п. ХХ в. Мн. 1993. С. 57.

3. Соболевский А. И. Лекции об истории русского языка. Вып. 1. Киев. 1888. С. 275.
4. Этнаграфія беларусаў. Гісторыяграфія, этнагенез, этнічная гісторыя. Мн. 1985. С. 29-30.
5. Филин Ф. П. Происхождение русского, украинского и белорусского языков. Л. 1972. С. 28.
6. Мавродин В.В. Образование Древнерусского государства и формирование древнерусской народности. М. 1972. С. 159.

7. Казаченко А. И. Древнерусская народность - общая этническая база русского, украинского и белорусского народов//Советская этнография. 1954. № 2. С. 18.
8. История БССР. Т. 1. Мн. 1954. С. 81-8.; см. также Абэцэдарскі Л. С. Барацьба ўкраінскага і беларускага народаў за ўз'яднанне з Расіяй у сярэдзіне XVII в. Мн. 1954.
9. Пилипенко М. Ф. Возникновение Беларуси: Новая концепция. Мн. 1991. С. 124-126.
10. Седов В. В. К происхождению белорусов//Советская этнография. 1967. № 2. С. 115.
11. Седов В. В. Еще раз о происхождении белорусов//Советская этнография. 1969. № 1. С. 106-119.
12. Гринблат М. Я. К происхождению белорусской народности//Советская этнография. 1968. № 5. С. 89.
13. Ісаенка У. Ф. Этнас//Археалогія і нумізматыка Беларусі. Энцыклапедыя. Мн. 1993. С. 667-668.
14. Беларусы: У 8-і т. Т. 3. Гісторыя этналагічнага вывучэння. Мн. 1999. С. 305-307.
15. Пилипенко М. Ф. Указ. соч. С. 128.

16. Шеин П. В. Материалы для изучения быта и языка русского населения Северо-Западного края. Т. 3. СПб. 1902. С. 98.

17. Легенды і паданні. Мн. 1983. С. 78-79.
18. Tyszkiewicz E. Opisanie powiatu Borisowskiego. Wilno. 1847. S. 377.
19.
Піваварчык С., Семянчук Г. Археалогія Беларусі. Ч. 2. Эпоха Сярэднявечча. Гродна. 1997. С. 34.
20. Пилипенко М. Ф. Указ. соч. С. 37-38.
21. Кулаков В. И. Забытая история пруссов. Калининград
. 1992. С. 23.
22. Narbutt D. Dzeje starozytne narodu Litewskiego. T. 1. Wilno.
1835. S. 438.
23. Вячорка В. Што суседзі кажуць//Імя твае Белая Русь. Мн. 1991. С. 142-143.
24. Иванов Вяч. Цветовая символика в географических названиях в свете данных типологии (к названию Белоруссии)//Там же. С. 120-121.

Вячеслав Носевич. Белорусы: становление этноса и «национальная идея»

Белоруссия и Россия: общества и государства. Москва: "Права человека", 1998. С. 11 – 30

Идея исторической общности русских, украинцев и белорусов имеет многовековую историю. Истоки ее коренятся в эпохе Киевской Руси, от которой были унаследованы понятия общей для всех православных «руской веры» и «руского языка». В начале XVII в. осознание этой общности было достаточно четко сформулировано автором «Руского летописца», вошедшего позднее в состав Густынской летописи: «Вестно есть всем, яко сии все ... Москва, Белая Русь, Волынь, Подоля, Украина, Подгоря ... единокровны и единорастлны, се бо суть и ныне все общеединым именем Русь нарицаются» [1]. На это общее наследие наложились затем вторичные черты сходства, обусловленные длительным сосуществованием в рамках Российской империи и Советского Союза. В советское время идея воплотилась в тезисе о «трех братских народах», берущих свое начало в единой колыбели - Киевской Руси.

На фоне этой очевидной близости мысль о том, что эти «братские народы» тем не менее являются разными народами, пробивала себе дорогу с большим трудом. В среде украинской интеллигенции национальное самосознание зародилось в середине XIX в. и сформулировано было деятелями Кирилло-Мефодиевского общества в Киеве (1846-47 гг.), многие из которых затем (в 1850-е - 60-е гг.) группировались вокруг журнала «Основа» в Санкт-Петербурге. Там, в частности, была опубликована статья Н. И. Костомарова «Две русские народности», название которой говорит само за себя.

Признание существования третьей «русской народности», белорусов, вызревало медленнее. В умах местной интеллигенции боролись польское самосознание и идеология так называемого «западно-руссизма», согласно которой белорусы были лишь одной из этнографических групп русского народа [2]. Идея самостоятельности белорусского народа была впервые выдвинута, пожалуй, народнической группой «Гомон», действовавшей среди белорусских студентов в Петербурге в 1880-е гг., притом не без влияния аналогичных украин- ских групп. Но еще несколько десятилетий этой идее приходилось доказывать свое право на жизнь. Например, авторитетный языковед, академик И. И. Срезневский в 1887 г. утверждал: «Гораздо правильнее белорусский говор считать местным говором Великорусского наречия, а не отдельным наречием» [3]. Двухтомная работа П. В. Шейна по этнографии белорусов, опубликованная в 1887-93 гг., вышла под не менее красноречивым, чем статья Костомарова, названием: «Материалы для изучения быта и языка русского населения Северо-Западного края».

Впрочем, в то же время не раз подвергался сомнению и самостоятельный статус украинского народа. Но в целом несомненно, что украинская национальная идея развивалась активнее белорусской. В 1905 г. комиссия Российской академии наук официально признала полноправное существование украинского языка, в то время как попытки закрепить аналогичный статус за белорусским языком окончательного оформления так и не получили [4].

И все-таки термин «белорусы», пусть пока еще в чисто этнографическом смысле, постепенно проникал в массовое сознание. При проведении переписи населения 1897 г. 74 % жителей пресловутого Северо-Западного края определили свой родной язык как белорусский. В начале ХХ в. вопрос о статусе белорусского языка носил, так сказать, «таксономический» характер: шли споры о том, признавать его самостоятельным языком или диалектом русского. Соответственно колебалось мнение и о статусе белорусов как этнической общности, но сам факт существования такой общности под сомнение уже не ставился. В конце концов это привело к появлению на руинах Российской империи белорусской государственности, хотя подлинной независимости это новое государство (как, впрочем, и Украина) тогда добиться не смогло.

Те, кто утверждал национальную самобытность украинцев и белорусов, тем самым вставали перед необходимостью объяснить причины ее возникновения. На первом этапе это делалось достаточно поверхностно. Так, Н. И. Костомаров заложил начало, условно говоря, «племенной концепции», согласно которой черты различия великорусов и малорусов были унаследованы от разных групп славянских племен («княжений»), упомянутых в «Повести временных лет». Этнические особенности белорусов объяснялись им просто: «Где были кривичи, там ныне белорусы» [5]. Очевидно, под белорусами он понимал только жителей той территории, которая в первой половине XIX в. называлась «Белой Русью»: север, северо- восток и отчасти центр современной Белоруссии вкупе со Смоленщиной. Эта территория действительно была близка к территории расселения кривичей «Повести временных лет».

Российский историк В. О. Ключевский в конце ХІХ в. сформировал, а в 1904 г. опубликовал иное, хотя столь же поверхностное объяснение. Первоначальные племенные различия, по его мнению, стали уже неразличимы к XIII в. когда Русь распалась на две мало связанные между собой области - южную (киевскую) и северо-восточную. «Великорусское племя ... было делом новых разнообразных влияний, начавших действовать после этого раз- рыва народности», причем немалую роль сыграло взаимодействие с местным «инородческим» населением (по современной терминологии - субстратом), а также адаптация к природным условиям Волго-Окского междуречья. Южный же центр в результате татарского нашествия обезлюдел, а его уцелевшее население отхлынуло на территорию Польши и Великого княжества Литовского. В XV - XVI вв. его потомки вторично заселили степные окраины, смешавшись «с бродившими здесь остатками старинных кочевников», что и привело к сложению «малорусского племени как ветви русского народа» [6]. Происхождение белорусов В. О. Ключевский вообще не затронул, но из общей схемы можно заключить, что его также можно было бы объяснить лишь «новыми разнообразными влияниями» XIII - XVI вв.

Все предложенные в дальнейшем объяснения этногенеза восточнославянских народов можно свести либо к одной из этих двух крайних позиций, либо к их комбинации в разных пропорциях. При этом вырисовывается достаточно характерная закономерность: представители украинского и белорусского национального движения в целом склонялись к «племенной концепции», т. е. постулировали изначальные различия предков трех народов, а российские (позднее - ортодоксальные советские) исследователи явно смещали акцент в сторону вторичных влияний, разорвавших некогда единый этнос.

Две наиболее разработанные версии были предложены на рубеже ХХ в. А. А. Шахматовым и Е. Ф. Карским. Первый из них признавал разделение племен «Повести временных лет» на три группы говоров (северную, среднюю и южную), но эти группы испытали нивелирующее взаимовлияние в эпоху Киевской Руси и послужили только основой для формирования восточнославянских народов. В целом же этот процесс состоялся уже после татарского нашествия, в рамках новых государств - Московского и Литовского. В частности, белорусская народность сложилась на базе западной ветви среднерусской группы говоров, но благодаря прежде всего политической изоляции от восточных и северных говоров, эволю- ционировавших в направлении русского языка [7].

Е. Ф. Карский вслед за Н. И. Костомаровым усматривал истоки этнообразующих черт в особенностях древнеславянских племен. Но, поскольку в его время понятие «Белоруссия» стало значительно шире, включая жителей Полесья и верхнего Понеманья, механическое сопоставление белорусов с кривичами стало невозможным. Е. Ф. Карский указал на три древнерусских племени, давших начало белорусскому этносу: кривичей, дреговичей и радимичей. Но сложение единой народности на их основе он датировал более поздним временем - ХІІІ - XIV вв., когда потомки указанных племен вошли в состав Великого княжества Литовского. Таким образом, решающими были все же вторичные влияния, хотя Е. Ф. Карский по сути так и не конкретизировал, в чем же они заключались [8].

В качестве примера эволюции «племенной концепции» интересна версия, предложенная деятелем белорусского национального возрождения В. Ластовским. Она была сформулирована в предисловии к изданному им в 1924 г. «Подручному русско-кривскому (белорусскому) словарю» [9]. Уже в Х веке, по мнению В. Ластовского, белорусы представляли собой полностью сформировавшийся народ, который выступает под именем «кривичи», а ряд племен «Повести временных лет»: дреговичи, древляне, радимичи, вятичи (а также упомянутые им по явному недоразумению «горяне») - представляли собой просто ветви единого «кривского племени». Именно племенные особенности были, по его мнению, ключевыми в образовании белорусского («кривского») народа, а все вторичные воздействия (вхождение в состав Руси, принятие христианства, литовское, а затем польское и российское владычество) лишь размывали чистоту древнего этноса, которую надлежит по мере воз- можности сохранить и возродить. Интересно, что В. Ластовский совершенно не замечал порочного круга, лежащего в основе его концепции: основанием для включения древних племен в состав «кривского племени» служила их локализация на территории, которая в начале ХХ века была этнически белорусской, в то время как своеобразие данной территории объяснялось наследием этих же племен.

Развитие противоположной идеи привело к оформлению в советской историографии концепции «древнерусской народности». Вслед за Ключевским и отчасти Шахматовым ее сторонники утверждали, что уже в эпоху Киевской Руси племенные отличия утратили свое значение, а главные отличительные черты восточнославянских народов возникли позднее, после распада Руси и раздела ее территории между Московским государством и Великим княжеством Литовским (ВКЛ). В духе этой концепции в 40-е гг. был предложен ряд попыток объяснить причины появления белорусского этноса и его отличия от русского [10]. Основными факторами постулировались политическое объединение в рамках ВКЛ и экономические связи между отдельными областями будущей белорусской территории, причем механизм действия этих факторов не объяснялся. Вышедшие затем работы А. Н. Тихомирова и Л. В. Черепнина довольно детально обосновывали ключевую роль периода Киевской Руси для формирования восточнославянского единства в форме древнерусской народности [11]. Вопрос о причинах различий при этом совершенно отступил на задний план.

В сфере языкознания идея вторичности отличительных черт восточнославянских языков нашла развитие в работах Ф. П. Филина. Он обосновывал сложение к первой половине XII в. общерусского языка, в котором выделял северную и южную этнографические зоны. Образование трех восточнославянских языков было, по его мнению, результатом последующих эволюционных процессов. В частности, в западной части общерусского ареала примерно в XIV - XVI вв. развились такие вторичные явления, как отвердение звука «р», «дзекание» и другие характерные особенности белорусского языка [12]. Причины подобных новаций лингвисты склонны объяснять внутренними законами развития языка (по аналогии с биологией их можно назвать своего рода «мутациями»).

Московский археолог В. В. Седов, опираясь главным образом на данные археологии и топонимики, в ряде работ сформулировал концепцию, которую можно условно назвать «субстратной» [13]. Согласно этой теории, первоначально единый славянский массив при расселении по территории Восточной Европы наслоился на разные этнические субстраты. На территории современной Белоруссии славяне смешались с племенами балтской языковой группы, родственными литовцам и латышам. Ассимилированные потомки древних балтов привнесли в культуру и язык кривичей, дреговичей и радимичей самобытные черты, которые впоследствии не исчезли полностью в эпоху Киевской Руси и вновь проступили после ее распада. Именно на их основе произошла интеграция потомков указанных племен в единый белорусский этнос. Эта концепция в советский период встретила довольно холодный прием, в основном по идеологическим соображениям. Во-первых, приверженцев официальной догмы настораживал сам акцент на различия, а не на общность. Во-вторых, слишком бросалось в глаза сходство с «племенной концепцией», приверженцы которой в то время носили ярлык «буржуазных националистов».

Ситуация резко изменилась после образования на территории бывшего СССР новых независимых государств. Как и можно было ожидать, «племенная» и родственная ей «субстратная» концепции стали пользоваться повышенной популярностью. В статье В. П. Грицкевича «Какой быть белорусской исторической науке», появившейся в 1992 г., приведен целый перечень «мифов и умолчаний, которые на протяжении последних десятилетий сло- жились в советской белорусской исторической науке и с помощью историков укоренились в сознании людей». Среди них названы и мифы «о прогрессивной роли славянского элемента в формировании белорусского этноса», «об общей древнерусской народности», а также «о запоздалом до XIII - XIV веков оформлении белорусского этноса» [14]. Понятно, что альтернативой может быть только признание прогрессивной роли балтского субстрата, отрицание древнерусской народности и датировка оформления белорусского этноса периодом не позднее IX - X вв., т. е. до включения белорусских земель в состав Киевской Руси.

Политический смысл противостоящих концепций вполне очевиден. Так же очевидно, что для их сторонников важно не столько соответствие этих представлений действительности, сколько вытекающие из них выводы «на злобу дня». Но понять суть этнических процессов внутри восточного славянства можно только путем опоры на реальные исторические факты. Итак, отличия белорусов от русских и украинцев могут восходить либо к древнему субстрату (при посредстве дреговичей, кривичей и радимичей, в наибольшей мере впитавших его), либо к периоду существования Великого княжества Литовского (вторая половина XIII - XVIII вв.). Естественно, нельзя исключать и того, что вклад в копилку этнического своеобразия делался в оба периода. О чем же говорят имеющиеся факты?

«Повесть временных лет» дает общие указания на локализацию славянских племенных княжений, но содержит очень скудные данные об их происхождении. Сообщается только о западном («от ляхов») происхождении радимичей и вятичей. Данные археологии позволяют несколько уточнить эту информацию. Так, по современным представлениям, накануне массового расселения славян по Восточной Европе ареалом их расселения была пражская археологическая культура, существовавшая в VI - VII вв. в среднем Поднепровье, бассейнах Припяти и Западного Буга. В VIII - IX вв. на ее месте сложилась культура Луки-Райковецкой, черты которой находят затем прямое продолжение в древностях волынян, древлян, полян и дреговичей Х - XI вв. Таким образом, указанные племена представляют собой близкородственную группу, в формировании которой роль какого-либо субстрата не прослеживается [15].

Процесс формирования кривичей, радимичей и вятичей был не столь прямолинейным. Они сложились в результате нескольких волн славянского проникновения в ареал древнего субстратного населения, которое традиционно относится к балтской языковой группе на том основании, что названия рек и озер в этом ареале находят наилучшее соответствие в современных литовском и латвийском языках. Следы этого местного населения прослеживаются вплоть до VIII в., а славянские черты окончательно возобладали лишь в следующем столетии - вероятно, в результате завершающей волны миграций. При этом древности радимичей и вятичей действительно очень близки между собой, что неплохо соот- ветствует летописному сообщению об их совместной миграции. Культура кривичей стоит не- сколько особняком, притом ареал ее охватывал в IX - XI вв. не только север и северо-восток Белоруссии и Смоленщину, но также Псковскую и значительную часть Тверской области, где субстрат был не балтским, а финским. Наиболее близки к кривичам, судя по археологическим данным, были их северные соседи – словене новгородские.

Таким образом, различные группы восточнославянских племен действительно существовали, но ни письменные, ни археологические данные не дают оснований для выделения среди них единой прабелорусской (равно как и праукраинской и правеликорусской) группы. Полоцкие кривичи, бесспорные предки белорусов, были ближе всего к смоленским и псковским кривичам, вошедшим позднее в состав русского народа. Потомки родственных между собой радимичей и вятичей также влились затем в разные этносы. Наконец, дреговичи имели общие корни с волынянами и другими южными племенами (предками украинцев, а отчасти и поляков).

Ареал балтского субстрата также не вполне совпадает с позднейшим ареалом белорусского этноса. Помимо большей части современной Белоруссии, он охватывал не только Смоленщину и Брянщину, но также Калужскую, Тульскую и Орловскую области [16] (ареал мощинской археологической культуры, смененной древностями вятичей в VIII в. [17]), обитатели которых не имели отношения к этногенезу белорусов. И наоборот, на территории белорусского Полесья дославянские черты уже к VI веку полностью исчезли, поэтому принад- лежность полешуков к белорусскому этносу можно отнести на счет субстрата только с большой натяжкой.

Короче говоря, на основании «племенной» и «субстратной» концепций невозможно объяснить, почему потомки припятских дреговичей стали белорусами, а потомки древлян и волынян - украинцами, почему потомки вятичей с верховьев Оки стали русскими, а потомки радимичей - белорусами. И уж совершенно непонятно, какое общее наследие могло привести к слиянию в единый этнос пинских дреговичей с полоцкими кривичами. (Точности ради отметим, что часть дреговичского ареала, а именно в Центральной Белоруссии, впитала тот же субстрат, что и кривичи-полочане, но к исходной области дреговичей на берегах Припяти, ныне бесспорно входящей в состав белорусской этнической территории, это не отно- сится).

В то же время не выдерживает критики и концепция «древнерусской народности», к моменту сложения которой якобы исчезли черты племенного своеобразия предшествующей эпохи. Данные археологии, анализ региональных особенностей фонетики и лексики, отраженных в древнерусских летописях и берестяных грамотах, а также территориальное распространение позднейших диалектных черт, позволяют утверждать о сохранении племенных особенностей не только в XII - XIII вв., но и вплоть до наших дней. Они, скажем, неплохо объясняют дреговичским наследием наличие в полесских говорах безударного «о» или твердых согласных в словах типа «ідэ», «ходы», «ішлы», объединяющее их с территорией Украины. В свою очередь, зафиксированное в источниках смешение «ц» и «ч» («полоцане», «немечь») объединяет потомков кривичей на Витебщине и Псковщине, а вятичское «аканье» и сегодня сближает московские говоры с белорусскими [18]. Отмечается совпадение древнего ареала кривичей и новгородских словен с характерным погребальным обрядом «курганно- жальничного типа», сложившимся в XIІ - XV вв. [19]. Следы его отчетливо прослеживаются на данной территории вплоть до ХХ в. в виде надмогильных камней и каменных крестов.

Тем не менее, речь идет именно о диалектных чертах, позволяющих выделять локальные особенности в составе этносов (в том числе общие для смежных этносов), но не различать этносы между собой. Появление признаков, которые объединяют всех белорусов в одно целое и отделяют их от русских и украинцев, требует совершенно иного объяснения.

Получается, что ни одна из противоположных концепций не соответствует всей сумме фактов. Племенные особенности не только существовали, но и сохранились до наших дней в форме локальных диалектных и этнографических зон, однако не они легли в основу современных этносов, поскольку совершенно не совпадают с ними территориально. С другой стороны, не было и единого древнерусского массива, позднее разорванного вторичными процессами. Появление трех современных этносов можно сравнить с картинками или словами, составленными из детских кубиков: составные части те же, но уложены в совсем другой комбинации. Относительно лучше других этой ситуации соответствуют концепции А. А. Шахматова и Е. Ф. Карского. Основные идеи их недавно воспроизведены в работе М. Ф. Пилипенко (которая, несмотря на претенциозный подзаголовок «Новая концепция», ничего принципиально нового не внесла) [20]. Но и в них не хватает главного - объяснения механизмов действия той силы, которая выложила из старых кубиков новый узор.

Думается, причина того, что достаточно профессиональным исследователям на протяжении десятилетий не удалось найти убедительное решение этой проблемы, кроется в изначальной установке: поиск велся исключительно на уровне материальных факторов. Между тем известно, что главная этноопределяющая черта - общее самосознание или, другими словами, национальная идея - относится к категории нематериального. Роль идей в формировании общих черт материальной культуры и языка практически не изучена. Это и неудивительно - не только в ортодоксальной советской методологии, но и характерном для многих западных исследователей материализме неопозитивистского толка сама постановка вопроса в подобной форме (идея формирует материальные объекты) звучит как ересь. Хотя даже основоположники марксизма признавали, что идея, овладев массами, может стать материальной силой, все же считалось, что «бытие определяет сознание», а не наоборот.

Эта дилемма сродни знаменитому вопросу о первичности яйца или курицы. Ответ просто находится в качественно иной плоскости. Идеи рождаются, овладевают массами и меняют мир, а эти материальные изменения, в свою очередь, порождают новые идеи. Примером может послужить история пробуждения белорусского и украинского самосознания, очень бегло изложенная в начале данной статьи. Несомненно, что обе национальные идеи зародились в головах конкретных людей как результат осознания ими объективных этнографических черт. Однако сами эти объективные различия были результатом воздействия на язык и культуру местного населения предшествовавших идей, в том числе и национальных или государственных (хотя ни одна из них субъективно не осознавалась, да и объективно не являлась ни белорусской, ни украинской в современном понимании).

На нынешней стадии изученности вопроса невозможно подробно продемонстрировать, тем более в короткой статье, как именно национальные идеи меняли этническую карту Восточной Европы. Можно попытаться указать лишь на основные этапы в эволюции самих этих идей, в расчете на то, что механизм их воздействия будет прослежен позднее. Ниже мы предлагаем одну из таких черновых попыток.

Поскольку в период славянских «княжений» трудно усмотреть следы идей, ведущих к образованию украинской или белорусской народности, остается искать их в более поздние эпохи. Период распада Руси на полусамостоятельные земли-княжества кажется перспективным в этом плане, но лишь на первый взгляд. Центров консолидации в тот период было явно больше, чем современных этносов. Вывод В. О. Ключевского о двух центрах (киевском и владимиро-суздальском) представляется явно упрощенным. Можно говорить еще как минимум о пяти достаточно самостоятельных центрах: галицко-волынском, чернигово- северском, новгородско-псковском, смоленском и полоцком. Продолжая нашу аналогию с кубиками, можно сказать, что это была еще не окончательная их комбинация.

Тот факт, что Полоцкая земля в то время отличалась особым сепаратизмом, также не может объяснить появление белорусского этноса, тем более в его нынешних границах. Даже если признать обоснованными попытки усмотреть в Полоцком княжестве зачатки белорусской государственности, территория его охватывала не более половины современной Белоруссии. Вся южная ее часть была в то время гораздо теснее связана с Киевом, Черниговом и Волынью, чем с Полоцком. Достаточно напомнить, что Гомель и Речица в XII - XIII вв. входили непосредственно в Черниговское княжество, Мозырь - в Киевское, Мстиславль - в Смолен- ское, а Брест - во Владимиро-Волынское. Самостоятельные Гродненское и Турово-Пинское княжества также тяготели скорее к югу, чем к северу. Да и обособленность Полоцка от остальных русских княжеств не стоит переоценивать. В грамоте, составленной полочанами в 1264 г., недвусмысленно указывается, «што Руськая земля словет Полочьская» [21]. Именно в этот период окончательно оформляется общерусское сознание, сохранившееся затем на протяжении столетий.

К тому же идея полоцкой независимости была довольно эфемерной. Последний всплеск ее, пожалуй, прослеживается в период княжения Андрея Ольгердовича (1340-е – 80-е гг.), в дальнейшем самосознание жителей Полоцкой земли никогда не шло далее регионального (земского) уровня. В XV – XVII столетиях ни о каком особом сепаратизме этой земли на фоне других регионов говорить не приходится.

Значительно более важные последствия для этногенетических процессов имело образование на территории Руси двух полностью самостоятельных и даже враждебных друг другу государств: ВКЛ и Великого княжества Московского (позднее - Российского царства). Не случайно именно на этот период обращали свое внимание все исследователи, отвергавшие «племенную» концепцию. Действительно, государственная граница между ВКЛ и Московским государством, сложившаяся к началу XVI в., удивительно точно совпадает с современной этнической границей между русскими и белорусами. Более того, изменения политической границы, в результате которых Смоленщина и Брянщина периодически отходили то к ВКЛ, то к Москве, хорошо соответствуют «промежуточному» этническому состоянию этих территорий, которое только в ХХ в. завершилось их включением в русский этнос (на большинстве этнографических и лингвистических карт конца XIX - начала ХХ в. эти территории обозначены как белорусские [22]).

Тем не менее факторы, производные от политического раздела Руси, неплохо объясняют только западную границу русского этноса, но никак не этническую границу между белорусами и украинцами. В политической истории этих двух народов не было существенных различий с середины XIV в. до 1569 г., когда в результате Люблинской унии территория Украины непосредственно вошла в Польское королевство, а Белоруссия осталась в составе ВКЛ, сохранившего федеративный статус в рамках Речи Посполитой. Да и позднее политическая самостоятельность ВКЛ была в значительной степени формальной, а основные культурные, религиозные и в известной степени социально-экономические процессы шли на восточных землях Речи Посполитой практически синхронно.

Более того, сам факт различного поведения белорусской и украинской шляхты накануне Люблинской унии, что и привело ко включению Украины в состав Польши, свидетельствует о серьезных различиях в самосознании - вопреки сходству внешних (материальных) условий. Причина появления этих различий требует своего объяснения.

Процесс образования ВКЛ начался, как известно, в середине XIII в., сразу после татарского нашествия на Русь. Уцелевшие княжества на севере и западе Белоруссии (Новогрудское и Полоцкое) оказались под властью литовских князей. Не исключено, что они сами пошли на союз с Литвой, чтобы избежать гораздо более неприятного подчинения Золотой Орде. На протяжении нескольких последующих десятилетий молодое государство отразило попытки подчинить его со стороны татар, Галицко-Волынского княжества и Тевтонского ордена, что доказало жизнестойкость новой государственной (но не национальной!) идеи, которую можно условно называть «литовской». Она охватила население, отличавшееся крайней этнической пестротой. В его состав входили балтоязычные литовцы и родственные им выходцы из Пруссии и Ятвягии, а также славянское население Подвинья (в основе состоявшее из кривичей-полочан), центральной Белорусии (потомки дреговичей, испытавших в этом районе воздействие довольно сильного субстрата) и верхнего Понеманья, где происходило смешение миграционных волн кривичей, дреговичей и волынян, наслоившихся на ятвяжский субстрат (культура каменных могил).

Правящая династия в этом государстве была литовского происхождения, что способствовало закреплению за ним политонима «Литва», который стал также одним из самоназваний смешанного населения. В то же время «языком межнационального общения», вероятно, стал местный славянский (смешанный кривичско-дреговичский) диалект, называемый в источниках «руским языком».

В то же время среди уцелевшего населения лесной и лесостепной зон правобережной Украины, в основе своей состоящего из потомков культуры Луки-Райковецкой, после утраты связей с другими русскими землями не могли не усилиться процессы консолидации. Им содействовало политическое объединение данной территории под властью Даниила Галицкого и его потомков. Надо полагать, что Турово-Пинская земля находилась под воздействием этого же центра, чему способствовала ее изначальная близость с Волынью. Фактически в этом регионе шел процесс сложения самостоятельного этноса, который по одному из названий данного ареала можно условно обозначить как «червонорусский».

Еще один очаг консолидации сложился в это время в Новгородской и Псковской землях, где местные потомки словен и северных кривичей ранее впитали значительный финский субстрат. После утраты прежних связей с разоренным югом здесь еще более возобладали местные особенности. Наметилась тенденция к возникновению отдельного «северорусского» этноса.

Остальная территория Руси находилась в состоянии глубокого упадка и запустения, усугубленных татарским владычеством. Первые симптомы преодоления кризиса наметились лишь в 1320-е гг., когда на территории Владимиро-Суздальской земли возродился четвертый очаг консолидации. За первенство в нем боролись Москва и Тверь. Победа Москвы и принятая ею роль лидера в борьбе против ордынского ига вели к зарождению великорусской национальной идеи и «московитского» этноса.

Но и этот расклад кубиков был лишь промежуточным. Наметившиеся процессы этногенеза вскоре испытали ряд глубоких трансформаций. Литва под властью талантливого политика Гедимина окрепла настолько, что начала подчинять соседние русские земли. Поначалу это привело к конфликту с южным («червонорусским») очагом, от которого под контроль Литвы примерно в 1320-е гг. отошли южные земли Белоруссии (Пинск и Брест). Но вскоре ситуация еще более резко изменилась, когда династия потомков Даниила Галицкого пресеклась. Их владения стали ареной борьбы между Литвой и соседней Польшей и к середине XIV в. оказались разделенными между ними.

Так южный этногенетический очаг утратил свое единство. Его западная часть (Галиция) на несколько столетий вошла в состав Польши, в то время как Волынь вслед за Полесьем попала под власть Гедиминовичей. Это не могло устранить объективные черты сходства местных жителей, но крайне затруднило субъективное осознание этого сходства и воплощение его в форме национальной идеи. Наоборот, политическая и интеллектуальная элита в Галиции не могла не испытывать сильное влияние идей польской государственности, а на остальной территории - аналогичных идей государственности «литовской» (в вышеуказанном межэтническом смысле»). После Кревской унии 1386 г., когда оба государства образовали конфедерацию под властью единого монарха, между польской и «литовской» идеями началась конкуренция.

Позиция местной шляхты накануне Люблинской унии, когда сеймики Подляшья, Волынской земли и большей части Киевского воеводства высказались за прямое включение в состав Польши, была итогом этой конкуренции. В то же время шляхта этнографически близких волынянам Брестского, Пинского и Мозырского поветов приняла решение остаться в составе ВКЛ, что можно расценивать как свидетельство полной дезинтеграции южнорусского этногенетического центра. На одной части его территории возобладала польская идея, на другой - «литовская». В итоге его население влилось потом в два разных народа, линия раз- дела между которыми прошла как раз по границе между ВКЛ и Польским королевством после Люблинской унии.

Северорусский этногенетический очаг к этому времени также исчез - в результате завоевания Новгородской земли Москвой во второй половине XV в. Окончательный удар ему был нанесен Иваном Грозным в годы опричнины, когда Новгород подвергся невиданно жестокому разгрому. После этого уцелевшее местное население утратило всякую опору для этнической консолидации и постепенно слилось с великорусским этносом.

Но вернемся к этническим процессам на территории Речи Посполитой. К середине XVI в. среди ее восточнославянского («руского» по самоназванию) населения актуальными были две консолидирующие идеи: политическая (идея сохранения государственности ВКЛ в условиях нарастающей польской экспансии и постоянной угрозы со стороны Москвы) и культурно-религиозная (поддержание общерусского наследия и православной веры на фоне экспансии католицизма). Первая из них сконцентрировалась в границах ВКЛ после Люблинской унии (довольно точно совпадавших с современной территорией Белоруссии и Литвы, что явно не случайно), вторая жила на всей восточнославянской территории. Нетрудно заметить, что они действовали в противоположных направлениях, при этом обеим противо- стояла идея польской государственности.

С другой стороны, польская и «литовская» политические идеи способствовали активному заимствованию новых культурных и языковых черт с Запада, тогда как «общерусская» идея препятствовала (впрочем, довольно безуспешно) этому процессу. Литературный «руский» язык ВКЛ этого времени обогащается полонизмами - настолько интенсивно, что начинает напоминать польско-древнерусский гибрид. Любопытно, что современные белорусские исследователи предпочитают называть этот язык «старобелорусским», а украинские - «староукраинским», хотя от нынешних белорусского и украинского языков он отличался почти в той же степени, как и от великорусского. Тогда же, видимо, и разговорный язык предков белорусов приобрел основной лексический пласт, отличающий его от русского языка. Практически весь этот пласт составляют, помимо диалектизмов, заимствования из польского языка или из немецкого при посредничестве того же польского.

По-видимому, в XIV - XVI вв. сформировалась и фонетическая система белорусского языка, составляющая его наиболее яркое отличие от русского (сочетание «дзекания», «акания», глухого г, твердого р и ряда других черт). По мнению М. Ф. Пилипенко, большинство этих черт находят параллели в говорах Литвы, особенно восточной («Дзукии») [23]. Данная система явно сложилась в балто-славянской контактной зоне Верхнего Понеманья, ставшей ядром образования ВКЛ и позднее его политическим центром. Распространение ее на территорию всей современной Белоруссии происходило, очевидно, под воздействием идеи государственности ВКЛ, в форме престижного «столичного» говора.

Но хотелось бы подчеркнуть, что обе консолидирующие идеи (как «литовская», так и «общерусская») в условиях Речи Посполитой имели чисто оборонительный, консервативный характер и в силу этого не могли привести к рождению нового этноса, как это происходило в России, объединенной наступательной имперской идеей («Москва - третий Рим»). Там выкладывалась именно та комбинация кубиков, которая сохранилась до наших дней, чего нельзя уверенно сказать о территории Белоруссии и Украины. О незавершенности этногенетических процессов на этой территории свидетельствует, в частности, отсутствие самоназвания на уровне этноса. Вопреки мнению М. Ф. Пилипенко [24], термин «Белая Русь» в местном употреблении (т. е. в роли самоназвания) в XVI в. практически не зафиксирован [25], а с этнической территорией белорусов он окончательно совпал лишь во второй половине XIX в. До того бытовали либо более широкие метаэтнонимы, политонимы и конфессиональные названия («Русь», «литвины»), либо более узкие, региональные.

На фоне активной российской консолидации процесс «регионализации» сознания жителей ВКЛ и будущей Украины особенно характерен. На первое место выступили местные этнографические и диалектные особенности, что проявилось в появлении в обиходе региональных названий (хоронимов): Волынь, Подляшье, Подолье, Полесье, Понизовье и т. п. Интересно, что роль региональных названий взяли на себя даже такие многозначные термины, как «Русь» и «Литва». Источники второй половины XVI в. пестрят сообщениями о поездках, скажем, из Руси на Полесье, Волынь или в Литву, о «руских имениях» какого-либо «литовского» или волынского феодала и т. д. Как показали специальные исследования М. Ф. Спиридонова и автора этих строк, под «Русью» в узком смысле в это время понималась восточная, северная и отчасти центральная часть современной Белоруссии (именно за ними в XVII в. закрепилось название «Белая Русь»), а под «Литвой» - северо-западная часть Белоруссии и восточная часть Литвы (исключая Жемайтию), что довольно близко совпадает с первоначальным государственным ядром ВКЛ второй половины XIII в. [26]. Наряду с этим сохранялось и широкое значение термина «Русь», свидетельством чему служит, в частности, приведенная в начале статьи цитата из Густынской летописи.

Более ранним оформлением великорусской национальной идеи объясняется то, что она первой узурпировала общий для всех восточных славян метаэтноним «Русь» в качестве самоназвания. Это впоследствии сильно затрудняло национальную самоидентификацию украинцев и белорусов, которые привычно называли себя «русскими», «русинами» и долго не осознавали, что в Московском государстве в это имя вкладывался уже совсем новый смысл (вспомним «две русские народности» Костомарова).

Для продолжения процессов этногенеза на данной территории необходимо было появление новых конструктивных, наступательных идей. Отчасти такую роль сыграла идея церковной унии с католичеством, которая вывела местное православное население из под контроля Московской патриархии. Этой идее в начале XVII в. пришлось выдержать ожесточенную борьбу с «общерусской» идеей, в которой униатство в конце концов одержало победу. В XVIII в. на территории Белоруссии порядка 70 % населения были униатами [27], причем факты их активного сопротивления переводу в православие после присоединения к Российской империи свидетельствуют, что данная идея успела пустить глубокие корни и сильно способствовала самоидентификации белорусов, их противопоставлению себя русским.

Но все же идее униатства нельзя приписывать решающую этнообразующую роль, тем более роль национальной религии белорусов. Оставшиеся 30 % населения Белоруссии либо сохранила православное вероисповедание (преимущественно на востоке), либо принадлежала к католической конфессии (на западе и в центре), причем среди политической элиты - шляхты - процент католиков (а в определенный период времени - также протестантов) был еще более высок. Консолидировать белорусов в единую нацию униатство поэтому никак не могло. К тому же оно распространилось в равной мере и на территории Украины, поэтому его ролью можно опять-таки объяснить лишь упрочение этнической границы между русскими и белорусами, но не появление таковой между белорусами и украинцами.

Но во второй половине XVI в. зарождается, а к середине следующего столетия кристаллизируется еще одна активная идея, которой суждено было сыграть решающую роль в этногенетических процессах. Речь идет об идее вольного казачьего самоуправления (переросшей позднее в идею казацкого государства), которая зародилась на лесостепных просторах Украины в процессе их вторичной колонизации. Начало повторного освоения районов, опустевших после татарского нашествия, фиксируется с конца XV в. Массовый характер оно приобрело столетием позднее, уже после Люблинской унии, причем на «Низ», или «Украину», как назывались эти земли, уходила наиболее мобильная и предприимчивая часть населения. Основной поток шел с запада (хотя и долю выходцев с территории Белоруссии не следует преуменьшать), поэтому среди казачества возобладали этнографические и диалектные черты, привнесенные потомками волынян и других наследников культуры Луки- Райковецкой.

Как польская, так и «литовская» государственная идея были в равной степени чужды этим маргиналам. Первоначально их объединяла «общерусская» идея, на почве которой родилась и знаменитая Переяславская рада. Но сформировавшаяся новая элита вскоре осознала собственные интересы, которые воплотились в идее гетманского государства - самостоятельного субъекта в отношениях с Речью Посполитой, Россией и Турцией. Это государство вело активную экспансионистскую политику (казацкие войны), стремясь подчинить своему контролю весьма обширные территории. Воздействие нового центра ощущалось далеко за его пределами. Под этим воздействием создавались особенности материальной и духовной культуры, которые впоследствии были осознаны как специфически украинские. Наличие схожих черт у изначально родственного населения правобережной («слободской») Украины дало основания для включения его в тот же этнос путем своеобразной ассимиляции.

Зато такая ассимиляция не могла распространиться на территорию Белоруссии, где идея принадлежности к «Литве» ощущалась гораздо сильнее, а казаки («черкасы») воспринимались как относительно чуждый, в эпоху казацких войн - даже враждебный элемент. В итоге на территории ВКЛ так и не возникла созидательная идея, сравнимая по значимости с имперской идеей России или идеей вольного казачества Украины. Старая идея государственности ВКЛ сыграть эту роль не могла - не только из-за своего вынужденно оборонительного характера, но и потому, что в равной мере принадлежала как славянскому, так и балтскому (литовскому в современном понимании) населению. По мере нарастающей полонизации шляхты ВКЛ жизненная среда «литовской» идеи неуклонно сокращалась, последний ее всплеск произошел во время восстания 1863 г. Вскоре культурная элита этнической Литвы и Жемайтии сконцентрировалась на собственной национальной идее, черпая опору в трактовке ВКЛ как этнически литовского государства.

Таким образом, на бывшей территории Киевской Руси в разное время и в разных исторических условиях возникли несколько консолидирующих центров, между которыми происходила конкуренция за близлежащие территории. Эта конкуренция выражалась не только и не столько в форме военно-политического соперничества, но прежде всего как борьба идей в сознании местного населения, которое осознавало свою преимущественную причастность к тому или иному центру. Современное этническое членение явилось результатом этой конкуренции, причем в зоне тяготения московского центра сформировался великорусский этнос, а в зоне тяготения значительно более позднего казацкого - украинский. Региональные этнографические особенности, восходящие к племенному членению восточных славян и впитанному ими субстрату, были лишь фоном для этих процессов. В центре этногенетических очагов они придавали новым этносам специфический колорит, на стыке же их зон тяготения скорее препятствовали окончательному выбору, но нигде не имели решающего значения.

Что касается белорусского этноса, то в его состав вошло население, оказавшееся вне сферы действия обоих вышеуказанных центров, но в свое время испытавшее воздействие «литовской» государственной идеи, униатской конфессиональной принадлежности и культурных импульсов со стороны католического мира Западной Европы. Отсутствие собственной ярко выраженной идеи, которая могла бы быть воспринята в качестве национальной, объясняет относительную запоздалость и значительно меньшую выраженность этнического самосознания белорусов в сравнении с русскими и украинцами. Определение границ их этноса происходило методом исключения - в его состав были зачислены те, кого нельзя было по языковым и этнографическим чертам отнести ни к русским, ни к украинцам, ни к полякам.

Эта же особенность этногенеза белорусов хорошо объясняет те трудности, с которыми столкнулась молодая национальная интеллигенция при определении своего места в системе исторических координат. Отсутствие ярко выраженного исходного рубежа этногенеза вынуждало одних отодвигать этот рубеж вглубь доисторических времен (вспомним версию В. Ластовского об изначальной самобытности белорусов-кривичей), других же побуждала к откровенной фальсификации истории, когда ВКЛ объявлялось национальным белорусским государством (здесь наиболее характерна концепция Н. Ермоловича [28], которая доныне весьма популярна, несмотря на свою очевидную научную несостоятельность).

Впрочем, подобные трудности испытывала и национальная элита многих других народов. Для того, чтобы массовое сознание смогло усвоить какую-то идею, в том числе национальную, эта идея должна быть сформулирована в предельно простой и однозначной форме, которая плохо сопрягается с реальной сложностью исторических процессов. Именно поэтому представители украинской национальной интеллигенции задним числом «аннексировали» историю южных древнерусских княжеств и объявили ее неотъемлемой частью истории «Украины - Руси» (по определению М. С. Грушевского), а литовцы придавали деятельности Гедиминовичей то узко-национальное наполнение, которого она объективно не имела. Аналогичным образом поступали и российские интеллектуалы от XV в. до наших дней, объявляя Московскую Русь единственной преемницей Киевской Руси.

Что касается белорусов, то процесс их этногенеза оказался особенно сложным и противоречивым, что не позволяло описать его в виде простой и однозначной формулы. С одной стороны, этот этнос является весьма древним, ибо он сложен из таких «кубиков», как субстратное население железного века и несколько волн славянской колонизации. Эпоха Полоцкого княжества, а затем еще более бурная эпоха ВКЛ добавили свои неповторимые компоненты. Именно тогда сложилось большинство черт, объективно свидетельствующих о существовании особого этноса. С другой стороны, ни одна из идей, владевших массовым сознанием в те времена, не совпадала с его ареалом, и в этом состоит своеобразие исторического пути белорусов. Такая ключевая примета этноса, как субъективно осознанная национальная идея, появилась не ранее конца XIX - начала ХХ в., когда белорусская интеллигенция начала борьбу за создание из белорусского этноса нации современного типа.

{Текст в фигурных скобках был исключен редактором – В.Н.:Для многих признание столь поздней даты кажется равнозначным отрицанию этноса как такового, и в этом причина многих проблем. Думается все же, что важна не дата какого-то события, а сам факт того, что оно свершилось. Существование белорусского народа сегодня несомненно. Правда, этот факт несколько затемняется тем обстоятельством, что разговорный язык белорусов в последние десятилетия подвергся сильнейшей ассимиляции со стороны русского языка. Точнее говоря, конкуренции не выдержала его лексика, в то время как фонетика проявляет поистине неистребимую жизнестойкость - подавляющее большинство белорусов произносит русские слова на белорусский манер. Но дело даже не в этом. Было бы большой ошибкой отождествлять национальную консолидацию белорусов с языковыми процессами. Те белорусские политики и деятели культуры, которые сделали ставку на возвращение в обиход белорусского языка, наталкиваются на полную индифферентность и даже глухое сопротивление своего народа, ощущая себя вследствие этого весьма дискомфортно.

Между тем на тысячелетнем пути белорусского этногенеза национальная идея никогда не была ключевой, что не мешало развиваться весьма своеобразным культурным и политическим процессам. Впрочем, белорусы в этом отнюдь не уникальны. Много раз территориально-государственный путь сложения этносов оказывался достаточно эффективным. Можно было бы привести длинный перечень народов, формально не имеющих собственного языка: австралийцы, австрийцы, алжирцы, американцы, англо-канадцы, аргентинцы - и так далее в алфавитном порядке.} И сегодня белорусская идея гораздо лучше чувствует себя в государственной, {а не в национальной форме. Правда, носители этой идеи пока составляют своего рода «национальное меньшинство» в родной стране, но в любом случае} их число намного больше числа тех, кто готов принципиально отказаться от русского языка в повседневном обиходе.

{Не стоит недооценивать и то обстоятельство, что в самых неблагоприятных условиях белорусская идея успешно выдержала конкуренцию с идеей «единого советского народа», пользовавшейся мощной официальной поддержкой. Тенденция достаточно красноречива:} во время первых в своей истории свободных выборов (в Учредительное собрание осенью 1917 г.) менее 1 % белорусов проголосовали за местные партии с выраженной национальной ориентацией, тогда как в первом туре президентских выборов 1994 г. национально ориентированные кандидаты (З. Пазняк и С. Шушкевич) собрали в сумме более 20 % голосов. {Шесть лет реальной независимости Республики Беларусь оставили глубокий след, прежде всего в умах молодого поколения, поэтому данную цифру никоим образом нельзя считать окончательной.} [Текст в квадратных скобках добавлен редактором – В.Н.: Возникшая позже других «национальных идей», с трудом пытающаяся найти опору в прошлом и пробить себе дорогу, «белорусская идея», тем не менее, живет и укореняется. И для молодежи, подрастающей в условиях независимости, идеи белорусского народа и белорусского государства станут, очевидно, чем-то настолько привычным и естественным, что уже никогда не смогут быть утрачены.]

  1.  Полное собрание русских летописей. Т. 2. Спб., 1980. С. 236.
  2.  Цвікевіч А. «Западно-руссизм»: Нарысы з гісторыі грамадзкай мысьлі на Беларусі ў ХІХ і пачатку ХХ в. Менск, 1929. 
  3.  Срезневский И. И. Мысли об истории русского языка и других славянских наречий. Спб., 1887. С. 36. (Цит. по: Гринблат М. Я. Белорусы. Минск, 1968. С. 24). 
  4.  Цвікевіч А. «Западно-руссизм». С. 316. 
  5.  Костомаров Н. Исторические монографии и исследования. Т. 1. Сп.., 1872. С. 29. 
  6.  Ключевский В. О. Сочинения: В 9-ти т. Т. 1. М., 1987. С. 287 -289, 294 - 317. 
  7.  Шахматов А. А. К вопоросу об образовании русских наречий и русских народностей // Журнал министерства народного просвещения. Апрель,1899. С. 324 - 384. 
  8.  Карский Е. Ф. Белорусы. Введение к изучению языка и народной словесности. Вильно, 1904. 
  9.  Ластоўскі Вацлаў. Падручны расійска-крыўскі (беларускі) слоўнік. Коўна. 1924 
  10.  Державин Н. С. Происхождение русского народа. М., 1944; Пичета В. Образование белорусского народа // Вопросы истории. 1946. №№ 5 - 6; Ф. Канстанцінаў. Аб паходжанні беларускага народа. Мінск, 1948. 
  11.  Тихомиров А. Н. Значение Древней Руси в развитии русского, украинского и белорусского народов // Вопросы истории. 1954. № 6; Черепнин Л. В. Истоорические условия формирования русской народности до конца XV в. // Вопросы формирования русской народности и нации. М. - Л., 1958. С. 7 - 105. 
  12.  Филин Ф. П. Образование языка восточных славян. М. - Л., 1962; Он же. Происхождение русского, украинского и белорусского языков: Историко-диалектологический очерк. Л., 1972. 
  13.  Седов В. В. О происхождении белорусов // Древности Белоруссии. Материалы конференции по археологии Белоруссии и смежных территорий. Минск, 1966. С. 301 - 309; Он же. К происхождению белорусов (Проблема балтского субстрата в этногенезе белорусов) // Советская этнография. 1967. № 2. С. 112 - 129; Он же. Археология и проблема формирования белорусов // Этногенез белорусов. Тезисы докладов на научной конференции по проблеме «Этногенез белорусов». Минск, 1973 г. С. 7 - 10. 
  14.  Грыцкевіч В. Якой быць беларускай гістарычнай навуцы // Полымя. 1992. № 5. С. 202 - 228. 
  15.  Русанова И. П. Славянские древности VI - VII вв. М., 1976; Седов В. В. Восточные славяне в VI - XIII вв. М., 1982. 
  16.  Топоров В. Н., Трубачев О. Н. Лингвистический анализ гидронимов Верхнего Поднепровья. М., 1962. 
  17.  Седов В. В. Восточные славяне ... С. 41 - 45. 
  18.  Гринблат М. Я. Белорусы. С. 83 - 84, 106 - 112. 
  19.  Седов В. В. Восточные славяне ... С. 180 - 183; Дучыц Л. Курганнна-жальнічныя могільнікі на тэрыторыі Полацкай зямлі (да пастаноўкі пытання) // Гістарычна-археалагічны зборнік. № 10. Мінск, 1996. С. 38 - 41. 
  20.  Пилипенко М. Ф. Возникновение Белоруссии: Новая концепция. Минск, 1991. 
  21.  Белоруссия в эпоху феодализма: Сборник документов и материалов в трех томах. Т. 1. Минск, 1959. С. 74. 
  22.  Этнаграфія Беларусі: Энцыкл. Мінск, 1989. С. 549. 
  23.  Пилипенко М. Ф. Возникновение Белоруссии. С. 102 - 103. 
  24.  Там же. С. 80 - 81, 105 - 106 и др. 
  25.  В. Насевіч. Да пытання пра саманазву беларусаў у перыяд ВКЛ // Беларусіка - Albaruthenica: Кн. 2. Мінск, 1993. С.97 - 100. 
  26.  В. Насевіч, М. Спірыдонаў. «Русь» у складзе Вялікага княства Літоўскага ў XVI ст. // З глыбі вякоў. Наш край: Гіст.-культурал. зборнік Вып. 1. Мінск, 1996. С. 4 - 27; М. Ф. Спиридонов. «Литва» и «Русь» в Беларуси в 16 в. //Наш радавод. Кн. 7. Гродна, 1996. С. 206 - 211. 
  27.  Этнаграфія Беларусі: Энцыкл. С. 66. 
  28.  Ермаловіч М. Па слядах аднаго міфа. Мінск, 1989. 

 БІЛОРУСЬКА ІСТОРИКО-ЕТНОГРАФІЧНА ОБЛАСТЬ

Територія історико-етнографічної області, в основних рисах збігаючись з кордонами сучасної Білорусі (населення 9,9 млн чол.), включає прилеглі до неї райони Росії, Литви, Латвії та Польщі. Білоруська мова належить до східнослов'янської підгрупи слов'янської групи індоєвропейської сім'ї. За расовими ознаками білоруси належать до верхньодніпровського і поліського антропологічних підтипів східноєвропейського антропологічного типу середньоєвропейської підраси великої європеоїдної раси. За даними початку XX ст. близько 75% білорусів — православні, а 25% — греко-католики і католики. Незважаючи на етнографічну однорідність, у білорусів виділяються етнографічні групи поліщуків, пінчуків і брещуків.

Основним традиційним заняттям білорусів було сільське господарство, зокрема землеробство. Вони вирощували жито, пшеницю, ячмінь, овес, просо, гречку, картоплю, кукурудзу, льон, коноплі, цукровий буряк і т.п. Допоміжну роль відігравало городництво, садівництво, бджолярство, полювання, рибальство і збиральництво.

Пануючою системою землеробства було трипілля. У малоземельних селян переважало двопілля. На піщаних ґрунтах Полісся зберігалася перелогова система, а в окремих районах ще на початку XX ст. зустрічалося підсічно-вогневе землеробство. Основним орним знаряддям праці білорусів була двозуба соха (поліська, литовська) з двома ральниками і однією чи двома поли-цями-відвалами. Крім того, використовувалась однозуба сошка, якою з другої половини XIX ст. підгортали картоплю. Лише на початку XX ст. у білорусів поширюється залізний плуг. Боронували після оранки стовбуром хвойного дерева з обрубаними сучками (вершіліна), дерев'яними рамними боронами, а з XX ст.

залізними боронами. Урожай збирали косами і серпами, снопи складали в копи, потім сушили в гумнах, молотили ланцюгами і ціпами, мололи на водяних млинах, вітряках, а в домашніх умовах — на жорнах.

Тваринництво відігравало допоміжну роль. Розводили корів, овець, кіз, свиней, коней, домашню птицю. Як тяглову силу використовували волів і коней. Чимало селян займалося відхідними промислами, зокрема лісозаготівлею і лісосплавом, інші — домашніми промислами (теслярством, меблярством, бондарством, гончарством, ковальством, ткацтвом, плетенням, обробкою шкур і т.ін.).

Основним типом сільських поселень Білорусі було село (дзя-ревня, вйоска) вуличного планування від 5 до 100 дворів. Селом вважалося поселення з адміністрацією, церквою і школою. Крім того, були відомі "застенки" — поселення в одну чи кілька садиб, "виселки" — кілька дворів, виселених із села, а з першого десятиліття XX ст. — хутори. Будинки до вулиці виходили торцевими стінами. Характерною особливістю забудови білоруських сіл було й те, що будинки ставилися до вулиці під певним кутом — "в йолочку". Вулиця в селі забудовувалась із двох боків. Зрідка траплялася забудова, при якій на одному боці вулиці стояли будинки, а навпроти через вулицю — господарські будівлі. Найчастіше в садибі хату і господарські будівлі ставили в один ряд: хата+кліть (комора)+дроварня+хліви+гумно+сінники тощо. Зустрічалася також замкнута забудова садиби — житло і господарські будівлі розміщувалися в два ряди чи П-подібно, а від вулиці відгороджувалися глухою загорожею.

Традиційне житло білорусів — це дерев'яна зрубна хата з двосхилим дахом, що накривався соломою, очеретом, дранкою, дошками. Чотирисхилі дахи зустрічались лише в південно-західних районах Білорусі. Уздовж фасадної стіни будинку обов'язково влаштовували призьбу, а в житлі — глинобитну долівку. Лише в болотяних районах Полісся хати ставили на палях або на ґрунт, але обов'язково настеляли підлогу. Внутрішнє планування житла схоже до українського.

В їжі білорусів зберігається певна етнічна специфіка. Важливу роль у харчуванні відігравав житний хліб, млинці з житньої, вівсяної чи гречаної муки, сухарі, солодкі перепічки, книші, коржі, а з перших страв — холодники і крупники. Особливістю білоруської кухні є й те, що дуже широко в ній використовується картопля (бульба).

Традиційний жіночий і чоловічий одяг білорусів не мав істотних локальних відмінностей. В одязі переважали два кс — білий і чорний. У комплекс жіночого одягу входила 6ІЛ£ тняна сорочка тунікоподібного крою чи сорочка з плеч поликами. На сорочку одягали поясний одяг: спідницю з чотирьох полотнищ домотканого або купованого чорного льорового полотна; смугасту чи картату сукню (андарак); ту поньову, що дуже схожа до української плахти. На сс одягали приталену безрукавку, а на спідницю — фартух, та носили волосся розпущеним, одягали віночки та нало( наментовані стрічки. Одружені ховали волосся під чепець. ли намітку. В холод жінки одягали довгу приталену свитк мку — кожухи і кожушки. Взували личаки (лапті), шкірі столи, чоботи, валянки.

Чоловіки носили довгу до колін полотняну сорочку наБ з розрізом на грудях. Сорочку перев'язували кольоровим тяним поясом. Поясний одяг — полотняні штани, взимку і них одягали суконні штани. Зверху на сорочку одягали бе вку з кольорового сукна. Верхній одяг чоловіків — приг свитка, що підперізувалася шерстяним поясом чи ременем мку ще одягали овечі кожухи, голови покривали валяним] ками і овечими кучмами, влітку — солом'яними брилям* вали личаки (лапті), постоли, чоботи та валянки.

У суспільному житті білорусів упродовж усього XIX ст ливу роль відігравала сільська община, що проводила рег? перерозподіли землі, контролювала виконання повинносте нами общини, на своїх зборах призначала опікунів сирота рішувала міжсімейні і внутрішньосімейні суперечки і т.п. дах (зборах) общини брали участь лише чоловіки. Цим фі лося підлегле становище жінок. Крім того, у громадськом; ті зберігалося чимало традицій общинного колективізму гляді організації товариств для спільної роботи (сябринств локи, спільного випасу худоби найнятими пастухами і т.і

Основною формою білоруської сім'ї була мала моногаь м'я, що складалась із двох-трьох поколінь. Але в першій т ні XIX ст. у Білорусі широко побутувала нероздільна сі якій разом з родичами жили одружені сини і доньки, неві зяті, внуки (інколи до 20 чоловік). Головою сім'ї був б після його смерті — старший син. Голова керував усім ж такого колективу, контролював поведінку молодих, був ка< Але найважливіші справи вирішувалися лише на сімейнг рах за участю дорослих синів. Керівником жіночої і дитя1 ловини сім'ї була найстарша жінка. Упродовж другої полo XIX ст. такі сім'ї частково або повністю розділялись. При частковому поділі кожна сім'я жила вже в окремій хаті, але сім'ї продовжували разом господарювати на спільній землі. Становище жінки в сім'ї було залежним. Це засвідчувалося й тим, що при розлученнях жінки могли претендувати лише на придане. У громадському та сімейному побуті білорусів зберігалося чимало календарних, господарських, родинних, весільних та інших свят і обрядів.

Багата народна творчість білорусів. Особливо глибокі традиції має художнє ткацтво і вишивання, виплітання поясів. Уже в XVIII ст. слуцькі пояси постачалися на більшість ринків Центральної і Східної Європи. Крім того, ткали покривала, скатерті, рушники. Одяг, скатерті, фіранки, рушники та інші побутові речі вишивались. Популярними були як старі способи вишивання — гладь та контурна вишивка, так і нові — хрестик, стрічка, мережка. Високої майстерності досягли білоруси в художній обробці дерева, кераміці, ковальстві і т.ін.

Різноманітна і багата жанрами й тематикою народна творчість. Ще в XIX ст. побутували давні замовляння, заклинання, ворожіння від хвороб і нещастя, замовляння з метою підвищення врожайності. Давні традиції мають побутові, сімейні, календарні, ліричні, гумористичні, танцювальні пісні. З кінця XIX ст. швидко поширюються частушки ("скакухи", "друндушки"). Білоруси створили високі зразки загадок, приказок, прислів'їв, захоплюючі казки про фантастичних героїв і богатирів. Особливо важливу роль у фольклорі відіграють легенди і перекази з ранньої історії білорусів.

 ИСТОРИЯ БЕЛАРУСИ ОТ XVII ВЕКА И ДО НАШИХ ДНЕЙ

1700-1721 гг.
1764-1795 гг.
1772 г.
1793 г.

В 1700 г. Речь Посполитая в союзе с Россией втянулась в Северную войну со Швецией, что привело к ведению боевых действий на белорусской территории. Положение усугублялось борьбой группировок магнатов, поддерживавших разных претендентов на королевский трон. Война вызвала очередной экономический кризис, который был преодолен лишь к середине 18 в. В это время хозяйственная жизнь на белорусских землях возрождается и в экономике возрастают капиталистические тенденции.
Более серьезные последствия имел затяжной политический кризис, связанный с анархией в стране и все большим попаданием Речи Посполитой под влияние соседних государств. Последний король польский и великий князь литовский Станислав Август Понятовский стремился укрепить центральную власть, но столкнулся с оппозицией, искавшей поддержки за границей. Используя это, а также апеллируя к неравноправному положению в Речи Посполитой православных и протестантов по отношению к католикам, Россия, Пруссия и Австрия организовали первый раздел Речи Посполитой, по которому восточная часть Беларуси вошла в состав Российской империи.
С целью спасения страны Четырехлетний сейм 1788 - 1792 гг. принял Конституцию 3 мая 1791 г., по которой Речь Посполитая становилась унитарным государством, укреплялась центральная власть, расширялись права мещанства, устанавливалась государственная опека над крепостными крестьянами. В ответ был осуществлен, по формальному приглашению консервативной шляхты, второй раздел Речи Посполитой, передавший России центральную часть Беларуси.

1794 г.

Рост патриотических настроений привел к восстанию под руководством Т.Костюшки, для подавления которого Россия направила войска, разбившие повстанцев

1795 г.

В 1795 г. произошел третий раздел Речи Посполитой. К России отошли западные земли Беларуси, а Речь Посполитая как государство перестала существовать

1830-1831 гг.

Восстание в Беларуси, Литве, Польше против царской России, за восстановление Речи Посполитой в границах 1772 г. Одним из его результатов стал "разбор шляхты" - проверка документов о дворянском (шляхетском) происхождении большинства его участников. Проводился с целью искоренения оппозиционного шляхетского движения.

1861 г.

Крестьянская реформа, отменившая крепостное право в России, в том числе в Северо-Западном крае (как тогда называли Беларусь)

1863-1864 гг.

Восстание в Беларуси, Литве, Польше против царизма, подготовленное белорусско-литовскими и польскими конспиративными организациями, созданными на рубеже 50-60-х гг. На территории Беларуси восстанием руководил комитет во главе с К. Калиновским. Последний взял курс на самостоятельность и равноправие во взаимоотношениях центров восстания в Варшаве и Вильно. К. Калиновский в своей деятельности ориентировался на крестьян, выступал за передачу им всей земли, право на самоопределение Беларуси и Литвы.

Первая половина 80-х гг. ХІХ в.

Деятельность революционной организации "Гомон", созданной студентами-белорусами, обучавшимися в высших учебных заведениях Петербурга. На страницах одноименного печатного издания впервые в истории белорусского общественно-политического движения была конкретизирована и теоретически обоснована идея о праве белорусского народа "на автономную федеративную самостоятельность в семье других народностей России", доказывалась самобытность белорусского языка, необходимость развития национальной культуры и литературы.

1897 г.

Образование Бунда -- Всеобщего еврейского рабочего союза в Литве, Польше и России, сыгравшего заметную роль в рабочем движении Беларуси на рубеже ХІХ-ХХ вв.

1898 г.

Первый съезд Российской социал-демократической рабочей партии в Минске

1903 г

Образование Белорусской социалистической грамады - первой национальной политической партии. Принимала активное участие в революции 1905-1907 гг. Выступала за свержение самодержавия, замену капиталистического строя социалистическим, создание Российской федеративной демократической республики со свободным самоопределением и культурно-национальной автономией народов. Для Беларуси она требовала автономии с местным сеймом (парламентом) в Вильно.

1905-1907 гг.

Первая в России буржуазно-демократическая революция.

1906-1917 гг.

Буржуазная реформа крестьянского надельного землепользования в Российской империи. Проводилась по инициативе премьер-министра П. Столыпина. Главное её содержание - разрушение общины, закрепление земли в крестьянскую собственность, переселение безземельных и малоземельных крестьян в Сибирь. В 1907-1914 гг. из Беларуси выехало свыше 335 тыс. чел.

1914 г.

Начало Первой мировой войны. Объявление в Беларуси военного положения.

1915 г.
сентябрь

Оккупация германскими войсками западной Беларуси.

1917 г.
февраль

1917
октябрь-ноябрь

Свержение самодержавия в России. Февральская революция.

Октябрьская революция в России, в том числе в Беларуси.

1918 г.
февраль-декабрь

Оккупация германскими войсками г.Минска

1918-1920 гг.
декабрь-июль

Оккупация г.Минска польскими войсками

1919 г.,
1 января

1919 г., 2-3 февраля




1919 г.,
27 февраля февраль-июль

Провозглашение (в Смоленске) Белорусской ССР со столицей в г. Минске. Создание Временного рабоче-крестьянского Советского правительства во главе с Д.Х. Жилуновичем.Принята І-я Конституция БССР на І-ом Всебелорусском съезде Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Обра-щение съезда ко всем народам о признании самостоятельности Беларуси и вступлении с нею в дипломатические отношения. Избран ЦИК БССР. На объединительном заседании ЦИК Лит. ССР и ЦИК БССР в Вильно было оформлено создание Литовско-Белорусской ССР (ЛитБел) в составе Минской и Виленской губерний. Оккупация западных и центральных районов Беларуси войсками Польши.

1921 г., 



1920,
31 июля

Начало перехода к НЭПу. Способствовала восстановлению сельского хозяйства и положительно отразилось на развитии промышленности.
Подписание "Декларации о провозглашении независимости Социалистической Советсткой Республики Беларусь"

1921 г., 
18 марта

Подписан Рижский мирный договор между РСФСР, Украиной и Польшей. Согласно договору Западная Беларусь отошла к Польше. Территория БССР включала 6 поветов Минской губернии с населением 1544 тыс. чел.

1922 г.,
30 декабря

І съезд Советов СССР принял Декларацию и Договор о создании СССР. БССР вошла в союз на одинаковых правах с РСФСР, УССР и ЗССР.

1924 г.

І-е "укрупнение" территории БССР: возвращены поветы Витебской, Гомельской и Смоленской губерний.

1924-
конец 20-х
годов
1925 г.,
18-31 декабря

В национально-культурном строительстве БССР осуществлялась политика белорусизации: белорусский язык становился важнейшим средством общения.
На XIV съезде ВКП(б) приняли курс на индустриализацию страны. В довоенный период в БССР было построено около 1 тысячи промышленных предприятий, реконструировано 860, темпы промышленного развития были выше, чем в среднем в СССР.

1926 г.

ІІ-е "укрупнение". В состав БССР вошли Гомельский и Речицкий поветы. В результате двух "укрупнений" территории БССР население на начало 1927 г. составило около 5 млн. чел.

1927 г.,
11 апреля

Принята ІІ-ая Конституция БССР, которая установила, что вся власть в республике принадлежит Советам рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.

1937 г.,
19 февраля

Принятие новой Конституции БССР. Высшим органом власти стал Верховный Совет Белорусской ССР. Пик сталинских репрессий в СССР

1939 г.,
17 сентября

Воссоединение Западной Беларуси с БССР. В результате воссоединения население Республики увеличилось до 11 млн. чел.

1941 г.,
22 июня

Нападение фашистской Германии на СССР. Начало Великой Отечественной войны. Героическая оборона Брестской крепости.

1941 г.,
3-26 июля

Оборона Могилева

1941 г.,
конец
августа

Оккупация всей территории Беларуси немецко-фашистскими войсками.

1943 г.,
22 марта

Политика фашистского геноцида. Была уничтожена вместе с жителями деревня "Хатынь" (Логойский р-н). Её участь разделили многие деревни Беларуси во время войны.

1943 г.,
30 июля

Осиповичская диверсия, самая крупная диверсия времен II мировой войны. Подпольщиками уничтожены 4 эшелона с боеприпасами и танками "тигр".

1943 г.,
7 августа

Начало освобождения Беларуси.

1943 г.,
26 ноября

Освобождение войсками Белорусского фронта первого областного центра БССР - г. Гомеля.

1944,
23 июня-
28 августа

Белорусская операция "Багратион", освобождение Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. В ходе ІІ-ой мировой войны Беларусь понесла самые тяжелые потери, погиб каждый четвертый житель республики. Разрушены города, крупные и средние промышленные предприятия, сожжено свыше 9 тыс. деревень. Около 380 тыс. чел. вывезены в Германию, многие, после возвращения на Родину, были отправлены в сталинские лагеря.

1944 г.,
3 июля

Освобождение войсками 3-го и 1-го Белорусских фронтов столицы БССР г. Минска.

1945 г.,
27 апреля

Принятие БССР в состав членом-основателей ООН. Признание мировым сообществом вклада белорусского народа в разгром гитлеровской Германии и огромных жертв в борьбе с фашизмом.

1950-
1960-ые гг.

Послевоенные годы были для БССР очень тяжелыми в экономиче-ских отношениях. Значительная помощь была оказана с союзного бюджета. Были построены автомобильный и тракторный заводы в Минске, завод дорожных машин в Жодино, нефтепереработки в Новополоцке, химических удобрений в Гродно, шинный в Бобруйске, синтетических волокон в Солигорске и др.

1986 г.,
26 апреля

Катастрофа на Чернобыльской АЭС. В результате многие районы Гомельской, Могилевской и частично Гродненской, Брестской и Минской областей оказались заряженными радионуклидами, многие тыс. км2 выведены с хозяйственного обращения, или превращены в "мертвые" зоны, непригодные для проживания.

1990 г.,
27 июля

Сессия Верховного Совета БССР приняла "Декларацию о государственном суверенитете БССР", 25.8.1991 ей был придан статус конституционного закона.

1991 г.,
19 сентября
1991 г.,
8 декабря 1991 г.,
10 декабря

БССР переименована в "Республику Беларусь" (в сокращенных и составных названиях "Беларусь". На другие языки эти названия транслитерируются в соответствии с белорусским звучанием.Руководителями РБ, РФ и Украины было подписано соглашение об СНГ.
Верховный Совет РБ ратифицировал соглашение 8.12.91 г. и принял постановление о денонсации договора 1922 г. об образовании СССР.

1994 г.,
10 июля

Первым Президентом Республики Беларусь выбран А.Г. Лукашенко.

1996 г., 
2 апреля

Президентом Беларуси А.Г.Лукашенко и Президентом Российской Федерации Б.Н.Ельциным в Москве подписан Договор об образовании Сообщества Беларуси и России

1997 г.,
2 апреля

В Москве подписан Договор о Союзе Беларуси и России, 23 мая 1997 г. -- Устав Союза

1999 г.
8 декабря

В Москве подписан Договор о создании Союзного государства и Программа действий по реализации его положений

2001 г.,
9 сентября

А.Г.Лукашенко вновь избран Президентом Республики Беларусь


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

9886. Экспресс метод оценки пластового давления 11.55 KB
  Экспресс метод оценки пластового давления Допустим у нас была ситуация, когда вахте нельзя было работать на устье, скважину за герметизировали, т.е. перекрыли затрубное пространство. В затрубье поступил пластовый флюид. После закрытия скважины ждут ...
9887. Понятие о профиле ствола скважины, зенитном угле, азимуте, инклиннограмме 16.2 KB
  Понятие о профиле ствола скважины, зенитном угле, азимуте, инклиннограмме. Профили направленных скважин подразделяют на 3 основных типа: 1)Тангенциальная скважина. Отклоняют вблизи поверхности до величины угла, соответствующего техническим условиям,...
9888. Признаки НГВП 13.75 KB
  Признаки НГВП Признаки НГВП: 1)увеличение объема БР из скважины при неизменной подаче, т.е. БН выдают 20л/с, а станция контроля выдает 25л/с 2)увеличение скорости потока БР или расхода 3)когда БИ поднимают из скважины, то через определенный интерв...
9889. Оптимальное управление 291 KB
  Оптимальное управление ВВЕДЕНИЕ Задачи оптимального управления относятся к теории экстремальных задач, то есть задач определения максимальных и минимальных значений. Развитие теории экстремальных задач привело в XX веке к созданию линейного программ...
9890. Принцип максимума Понтрягина 177 KB
  Принцип максимума Понтрягина. Эффективным средством исследования задач оптимального управления является принцип максимума Понтрягина, представляющий собой необходимое условие оптимальности в таких задачах. Формулировка принципа максимума. Рассмотрим...
9891. Принцип максимума Понтрягина. 84 KB
  Принцип максимума Понтрягина Предложен Л.С. Понтрягиным в 1956 г. Рассмотрим процесс, описываемый системой ОДУ: x - n-мерный вектор состояния (фазовые координаты) u - r-мерный вектор управляющих воздейств...
9892. Классические методы безусловной оптимизации 101 KB
  Классические методы безусловной оптимизации Классический подход к задаче определения локальных и глобальных минимумов состоит в использовании методов математического анализа для поиска уравнений, которым должны удовлетворять эти точки, и для решения...
9893. Итерационные методы оптимизации функций одной переменной 124 KB
  Итерационные методы оптимизации функций одной переменной Методы деления интервала С помощью численных (итерационных) методов можно, например, определять минимум функции в некотором интервале , в котором, как предполагается, лежит точка минимума. При...
9894. Оптимизация функций многих переменных 127 KB
  Оптимизация функций многих переменных Разнообразные методы многомерной оптимизации различают обычно по виду информации, которая необходима им в процессе работы: - методы прямого поиска (методы нулевого порядка), которым нужны только значения целевой...