1392

Лекции по общей патологической анатомии

Книга

Медицина и ветеринария

ВВЕДЕНИЕ В КУРС ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ АНАТОМИИ. ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ АНАТОМИИ. СОДЕРЖАНИЕ, ЗАДАЧИ, ОБЪЕКТЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. ВОСПАЛЕНИЕ: ОПРЕДЕЛЕНИЕ, СУЩНОСТЬ, БИОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ. МЕДИАТОРЫ ВОСПАЛЕНИЯ. МЕСТНОЕ И ОБЩЕЕ ПРОЯВЛЕНИЯ ВОСПАЛЕНИЯ. ОСТРОЕ ВОСПАЛЕНИЕ: ЭТИОЛОГИЯ, ПАТОГЕНЕЗ. МОРФОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОЯВЛЕНИЕ ЭКССУДАТИВНОГО ВОСПАЛЕНИЯ. ИСХОДЫ ОСТРОГО ВОСПАЛЕНИЯ.

Русский

2013-01-06

2.08 MB

232 чел.



 
 
 
 
 
 
 
 

 
 
Лекции  по  общей  патологической  анатомии.  Учебное  пособие./ 
Под  ред.  академика  РАН  и  РАМН,  профессора  М.А.Пальцева.  
— М., 2003. — 254 с. 
 
 
 
 
Рекомендуется Учебно-методическим объединением по медицинскому 
и фармацевтическому образованию вузов России в качестве учебного 
пособия для студентов медицинских вузов. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© ММА им. И.М.Сеченова, 2003 
© Оформление ООО “Издательский дом “Русский врач”, 2003 

ПРЕДИСЛОВИЕ
Издание курса лекций по патологической анатомии, прочи-
танного сотрудниками одноименной кафедры Московской меди-
цинской академии им. И.М.Сеченова, представляется важным 
в качестве дополнительного материала к учебнику М.А.Пальцева
и Н.М.Аничкова, изданного в 2001 г. в издательстве “Медицина”.
Эти лекции помогут студентам в усвоении курса патологической
анатомии, а также молодым лекторам в подборе и обработке лекци-
онного материала.
Курс лекций составлен с учетом программы по патологической
анатомии для студентов медицинских вузов, принятой в 2002 г. 
В конце каждой лекции приводится список рекомендуемых иллюст-
раций.
Авторы полагают, что учебник, руководство к практическим 
занятиям, атлас и курс лекций — тот минимум учебных пособий для
студентов и преподавателей, который необходим для освоения пато-
логической анатомии.
При подготовке настоящего материала авторы учли опыт кафедры
по изданию “Лекций по общей патологической анатомии” и “Лекций
по патологической анатомии болезней” под редакцией В.В.Серова
и М.А.Пальцева (М.: Медицина, 1996) и “Патологическая анатомия.
Курс лекций” под редакцией В.В.Серова и М.А.Пальцева (М.: Меди-
цина, 1998).
Академик РАН и РАМН 
М.А.Пальцев
5

Лекция № 1
ВВЕДЕНИЕ В КУРС ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ АНАТОМИИ.
ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ АНАТОМИИ.
СОДЕРЖАНИЕ, ЗАДАЧИ, ОБЪЕКТЫ 
И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Термин “патология”, составленный из двух греческих слов, 
означает “наука о болезни”. Дисциплина, которая в настоящее время
обозначается этим термином в большинстве стран, имеет и ряд
других наименований: патологическая анатомия, патоморфология,
морбидная анатомия, анатомическая патология, гистопатология,
хирургическая патология и др. В отечественной медицине принято
называть указанную дисциплину “патологическая анатомия”. 
Патологическая анатомия — научно-прикладная дисциплина, изучаю-
щая патологические процессы и болезни с помощью научного, главным
образом, микроскопического исследования изменений, возникающих 
в клетках и тканях.

Под патологическим процессом понимают любое нарушение
структуры и функции, а болезнь — это сочетание одного или 
нескольких патологических процессов, приводящих к нарушению
нормального состояния и жизнедеятельности организма.
В истории развития патологической анатомии выделяют четыре
периода: анатомический (с древности до начала XIX в.), микроско-
пический (с первой трети XIX в. до 50-х гг. XX в.), ультрамикроско-
пический (после 50-х гг. XIX в.); современный четвертый период
развития патологической анатомии можно охарактеризовать как 
период патологической анатомии живого человека.
Возможность изучения патологических изменений органов 
человеческого тела появилась в XV—XVII вв. благодаря возникнове-
нию и развитию научной анатомии. Наиболее значительную роль 
в создании метода анатомического исследования, описании строения
всех важнейших органов и их взаиморасположения сыграли в середи-
не XVI в. работы А.Везалия, Г.Фаллопия, Р.Коломбо и Б.Евстахия.
Анатомические исследования второй половины XVI—начала
XVII вв. не только укрепили позиции анатомии, но и способствова-
ли появлению интереса к ней у врачей. Значительное влияние на
развитие анатомии в этот период оказали философ Ф.Бэкон и ана-
том У.Гарвей.
В 1676 г. Т.Боне сделал первую попытку на значительном матери-
але (3000 вскрытий) показать существование связи между обнару-
6

женными морфологическими изменениями и клиническими прояв-
лениями болезни.
В XVII в. в Европе появились богатейшие анатомические музеи
(Лейден), в которых были широко представлены патологоанатоми-
ческие препараты.
Важнейшим событием в истории патологической анатомии, 
определившим ее выделение в самостоятельную науку, стало изда-
ние в 1761 г. основного труда Дж.Б.Морганьи “О местоположении 
и причинах болезней, выявленных анатомом”.
В конце XVIII в. были опубликованы многочисленные работы,
построенные на принципе клинико-анатомических сопоставлений,
предложенном Дж.Б.Морганьи.
На рубеже XVIII и XIX вв. во Франции Ж.Корвизар, Р.Лаэннек,
Г.Дюпюитрен, К.Лобштейн, Ж.Буйо, Ж.Крювелье широко внедрили
патологическую анатомию в клиническую практику, а М.К.Биша
указал дальнейший путь ее развития — изучение повреждений на
тканевом уровне. Ученик М.К.Биша Ф.Бруссе создал учение, кото-
рое отвергало существование болезней, не имеющих материального
субстрата. Ж.Крювелье выпустил в 1829—1835 гг. первый в мире
цветной атлас по патологической анатомии.
В середине XIX в. наибольшее влияние на развитие этой отрасли
медицины оказали труды К.Рокитанского, в которых он не только
представил изменения в органах на различных этапах развития забо-
леваний, но и уточнил описание патологических изменений при
многих болезнях. В 1844 г. К.Рокитанский основал в Венском уни-
верситете кафедру патологической анатомии, создал крупнейший 
в мире патологоанатомический музей. С именем К.Рокитанского
связывают окончательное выделение патологической анатомии в са-
мостоятельную научную дисциплину и врачебную специальность.
Переломным моментом в развитии этой дисциплины явилось созда-
ние в 1855 г. Р.Вирховым теории клеточной патологии.
В России первые попытки организации прозекторского дела 
относятся к XVIII в. Они связаны с деятельностью видных организа-
торов здравоохранения — И.Фишера и П.З.Кондоиди. Эти попытки
не дали ощутимых результатов в связи с низким уровнем развития
российской медицины и состоянием медицинского образования,
хотя уже в то время проводились вскрытия с контрольно-диагности-
ческими и исследовательскими целями.
Становление патологической анатомии как научной дисциплины
началось лишь в первой четверти XIX в. и совпало по времени с улуч-
шением преподавания нормальной анатомии в университетах. 
7

Одним из первых анатомов, обращавших внимание студентов на па-
тологические изменения органов во время вскрытия, был Е.О.Мухин.
Впервые вопрос о необходимости включения патологической
анатомии в число обязательных предметов преподавания на меди-
цинском факультете Московского университета был поставлен 
в 1805 г. М.Я.Мудровым в письме к попечителю университета
М.Н.Муравьеву. По предложению Ю.Х.Лодера преподавание пато-
логической анатомии в виде курса при кафедре нормальной анато-
мии было отражено в университетском уставе 1835 г. В соответствии
с этим уставом преподавание самостоятельного курса патологичес-
кой анатомии было начато в 1837 г. проф. Л.С.Севруком на кафедре
нормальной анатомии. Профессора Г.И.Сокольский и А.И.Овер 
начали использовать новейшие патологоанатомические сведения 
в преподавании терапевтических дисциплин, а Ф.И.Иноземцев 
и А.И.Поль — при чтении лекций по курсу хирургии.
В 1841 г. в связи с созданием нового медицинского факультета 
в Киеве Н.И.Пирогов поставил вопрос о необходимости открытия 
кафедры для преподавания патологии в Университете Св. Владимира.
В соответствии с уставом этого университета (1842) было предусмо-
трено открытие кафедры патологической анатомии и патологичес-
кой физиологии, которая начала функционировать в 1845 г. Ее воз-
главил Н.И.Козлов — ученик Н.И.Пирогова.
7 декабря 1845 г. было принято “Дополнительное постановление
о медицинском факультете Императорского Московского универси-
тета”, которое предусматривало создание кафедры патологической
анатомии и патологической физиологии. В 1846 г. профессором этой
кафедры был назначен Ю.Дитрих — адъюнкт факультетской тера-
певтической клиники, которой заведовал А.И.Овер. После смерти
Ю.Дитриха в конкурсе на замещение вакантной должности приня-
ли участие четыре адъюнкта терапевтических клиник Московского
университета — Самсон фон Гиммельштерн, Н.С.Топоров,
А.И.Полунин и К.Я.Млодзиевский. В мае 1849 г. профессором кафе-
дры патологической анатомии и патологической физиологии был
избран А.И.Полунин — адъюнкт госпитальной терапевтической
клиники И.В.Варвинского.
Для современной медицины характерен постоянный поиск наи-
более объективных материальных критериев диагностики и позна-
ния сущности болезни. Среди этих критериев морфологический
приобретает исключительное значение как наиболее достоверный.
Современная патологическая анатомия широко использует до-
стижения других медико-биологических дисциплин, обобщая фак-
8

тические данные биохимических, морфологических, генетических,
патофизиологических и других исследований с целью установления
закономерностей работы того или иного органа и системы при раз-
личных заболеваниях.
Благодаря задачам, которые решает в настоящее время патологи-
ческая анатомия, она занимает особое место среди медицинских
дисциплин. С одной стороны, патологическая анатомия — это теория
медицины, которая, раскрывая материальный субстрат болезни, непо-
средственно служит клинической практике, с другой — это клиничес-
кая морфология для диагноза, дающая материальный субстрат теории
медицины — общей и частной патологии человека 
(Серов В.В., 1982). 
Под  общей патологией понимают наиболее общие, т.е. свойст-
венные всем болезням закономерности их возникновения, развития
и исходов. Уходя своими корнями в частные проявления различных
болезней и основываясь на этих частностях, общая патология одно-
временно синтезирует их, дает представление о типовых процессах,
характерных для той или иной болезни. Дальнейший прогресс общей
патологии не может быть поставлен в зависимость от развития 
какой-либо одной дисциплины или их группы, так как общая пато-
логия представляет собой концентрированный опыт всех отраслей
медицины, оцененный с широких биологических позиций.
Каждая из современных медицинских и медико-биологичес-
ких дисциплин вносит свою лепту в построение теории медицины.
Биохимия, эндокринология и фармакология раскрывают тонкие 
механизмы процессов жизнедеятельности на молекулярном уровне;
в патологоанатомических исследованиях законы общей патологии
получают морфологическую интерпретацию; патологическая физи-
ология дает их функциональную характеристику; микробиология 
и вирусология являются важнейшими источниками разработки эти-
ологического и иммунологического аспектов общей патологии; 
генетика раскрывает секреты индивидуальности реакций организма
и принципы их внутриклеточного регулирования; клиническая 
медицина завершает оформление законов общей патологии человека
на основе собственного богатейшего опыта и окончательной оценки
получаемых экспериментальных данных под углом зрения психоло-
гических, социальных и других факторов. 
Для современного этапа развития медицины характерно то, что
дисциплины, ранее бывшие преимущественно или даже исключи-
тельно экспериментальными (генетика, иммунология, биохимия,
эндокринология, патологическая физиология и др.), становятся 
в равной мере и клиническими.
9

Быстрое развитие клинической физиологии, клинической мор-
фологии, клинической иммунологии, клинической биохимии 
и фармакологии, медицинской генетики, принципиально новых 
методов рентгенологического исследования, эндоскопии, эхографии
и др. чрезвычайно обогатило знания о фактических деталях и общих
закономерностях развития болезней человека. Все более широкое
использование неинвазивных методов исследования (компьютерная
томография, ультразвуковая диагностика, эндоскопические методы
и др.) позволяет визуально определять локализацию, размеры и даже
в известной степени характер патологического процесса, что по 
существу открывает пути развития прижизненной патологической
анатомии 
— клинической морфологии, которой посвящен курс част-
ной патологической анатомии
.
Сфера применения морфологического анализа в клинике посто-
янно расширяется благодаря все возрастающей хирургической 
активности и успехам медицинской техники, а также в связи с совер-
шенствованием методических возможностей морфологии. Совер-
шенствование медицинских инструментов привело к тому, что прак-
тически не осталось таких областей организма человека, которые
были бы недоступны для врача. При этом особое значение для совер-
шенствования клинической морфологии приобретает эндоскопия,
позволяющая клиницисту заниматься морфологическим изучением
болезни на макроскопическом (органном) уровне. Эндоскопичес-
кие исследования служат и целям биопсии, с помощью которой 
патологоанатом получает материал для морфологического исследо-
вания и становится полноценным участником решения вопросов
диагностики, терапевтической или хирургической тактики и про-
гноза заболевания. Используя материал биопсии, патологоанатом
решает и многие теоретические вопросы патологии. Поэтому био-
птат становится основным объектом исследования при решении
практических и теоретических вопросов патологической анатомии.
Методические возможности современной морфологии удовле-
творяют стремления патологоанатома ко все возрастающей точности
морфологического анализа нарушенных процессов жизнедеятельно-
сти и все более полной и точной функциональной оценке структур-
ных изменений. Современные методические возможности морфоло-
гии огромны. Они позволяют изучать патологические процессы 
и болезни на уровне организма, системы органов, органа, ткани,
клетки, клеточной органеллы и макромолекулы. Это макроскопи-
ческие и светооптические (микроскопические), электронно-мик-
роскопические, цито- и гистохимические, иммуногистохимические
10

и авторадиографические методы. Наблюдается тенденция к ком-
плексированию ряда традиционных методов морфологического 
исследования, в результате чего возникли электронно-микроскопи-
ческая гистохимия, электронно-микроскопическая иммуноцитохи-
мия, электронно-микроскопическая авторадиография, существенно
расширившие возможности патологоанатома в диагностике и позна-
нии сущности болезней.
Наряду с качественной оценкой наблюдаемых процессов и явле-
ний при использовании новейших методов морфологического анали-
за существует возможность количественной оценки.  Морфометрия 
дала в руки исследователей возможности применения электронной
техники и математики для суждения о достоверности результатов 
и правомочности трактовки выявленных закономерностей.
С помощью современных методов исследования патологоана-
том может обнаружить не только морфологические изменения,
свойственные развернутой картине того или иного заболевания, но
и начальные изменения при болезнях, клинические проявления ко-
торых еще отсутствуют в силу состоятельности компенсаторно-
приспособительных процессов (Саркисов Д.С., 1988). Следователь-
но, начальные изменения (доклинический период болезни)
опережают их ранние клинические проявления (клинический пери-
од болезни). Поэтому главным ориентиром в диагностике началь-
ных стадий развития заболевания служат морфологические измене-
ния клеток и тканей.
Патологическая анатомия, располагая современными техничес-
кими и методическими возможностями, призвана решать задачи
как клинико-диагностического, так и научно-исследовательского
характера.
Несмотря на то, что в последние годы во всех странах число
вскрытий неуклонно снижается, патологоанатомическое исследова-
ние остается одним из главных методов научного познания болезни.
С его помощью осуществляется экспертиза правильности диагноза 
и лечения, устанавливаются причины смерти. В связи с этим вскры-
тие трупа как завершающий этап диагностики необходимо не только
клиницисту и патологоанатому, но и медицинскому статистику 
и организатору здравоохранения. Этот метод является базой науч-
ных исследований, преподавания фундаментальных и прикладных
медицинских дисциплин, школой врача любой специальности.
Анализ результатов вскрытия играет важную роль в решении ряда
крупных научно-практических проблем, например проблемы
изменчивости, или патоморфоза, болезней. 
11

Объекты, изучаемые патологоанатомом, можно разделить на три
группы: 1) трупный материал, 2) субстраты, полученные от больных
при их жизни (органы, ткани и их части, клетки и их части, продук-
ты секреции, жидкости) и 3) экспериментальный материал.
Трупный материал. Традиционно органы и ткани трупов умер-
ших являются предметом изучения в ходе патологоанатомических
вскрытий (аутопсий, секций) лиц, умерших от болезней. Случаи
смерти, произошедшей не от болезней, а в результате преступлений,
катастроф, несчастных случаев или неясных причин, исследуют 
судебные медики.
Трупный материал изучают на анатомическом и гистологичес-
ком уровнях. Реже используются рентгенологические, микробио-
логические и биохимические методы. В патологоанатомическое
отделение вместе с покойником доставляется история болезни 
и вся имеющаяся медицинская документация. Перед вскрытием
патологоанатом обязан все это изучить, а затем пригласить на 
аутопсию лечащих врачей. Клиницисты должны удостовериться 
в тех находках, которые подтверждают или опровергают их пред-
ставления о процессах и изменениях, произошедших в организме
при жизни больного. Результаты аутопсии патологоанатом зано-
сит в протокол вскрытия, а причины смерти больного указывает 
в свидетельстве о смерти, которое затем выдает родственникам 
покойного. 
Вскрытие. Основная цель аутопсии — установление окончатель-
ного диагноза и причин смерти больного. Оцениваются также пра-
вильность или ошибочность клинического диагноза, эффективность
лечения. Существуют критерии оценки расхождений клинического
и патологоанатомического диагнозов, а также классификация при-
чин расхождений. Другая цель вскрытия — взаимное обогащение
научно-практического опыта клиницистов и патологоанатомов.
Значение секционной работы патологоанатома состоит не только 
в контроле за качеством лечебно-диагностической деятельности
клиницистов (контроль этот сложен и осуществляется не только 
патологонатомами), но и в накоплении статистических и научно-
практических данных о болезнях и патологических процессах.
Если секционная работа организована высокопрофессионально
и адекватно оснащена методически, то выполнение ее в полном объ-
еме обходится очень дорого. Это и стало одной из причин значитель-
ного сокращения числа госпитальных вскрытий в ряде промышленно
развитых стран. Тенденция к сокращению количества вскрытий 
наметилась и в России.
12

Материал, взятый при жизни больного. Гораздо больший объем 
в работе патологоанатома занимает микроскопическое изучение мате-
риала, полученного с диагностической целью при жизни больного. 
Чаще всего такой материал поступает от оперирующих клиницистов:
хирургов, гинекологов, урологов, оториноларингологов, офтальмоло-
гов и др. Диагностическая роль патологоанатома здесь велика, и его 
заключение нередко определяет формулировку клинического диагноза.
Гистологическое исследование. Этому исследованию подвергаются
операционный и биопсийный материалы. От патологоанатома требуется
гистологическое подтверждение (уточнение) диагноза. В обоих слу-
чаях важна немедленная фиксация удаленных тканей. Даже не очень
долгое содержание удаленных кусочков или субстратов на воздухе, 
в воде или солевом растворе может привести к необратимым, искус-
ственно вызванным изменениям в материале, которые затруднят или
исключат постановку правильного гистологического диагноза. 
Из фиксированного материала острой бритвой вырезают кусочки
не более 1 см диаметром, затем их закладывают в специальные кас-
сеты и помещают в автоматы для гистологической проводки.
Гистологические срезы толщиной 5—10 микрон наклеивают на
предметные стекла, депарафинируют, окрашивают тем или иным
способом, затем заключают в оптически прозрачные среды под 
покровное стекло.
При срочных биопсиях, проводимых нередко во время обширных
хирургических вмешательств, с целью быстрого получения гистоло-
гического диагноза ткань замораживают и нарезают на криостате
или замораживающем микротоме. Замороженные срезы обычно
толще парафиновых, но они пригодны для предварительной диагно-
стики. Криостат и замораживающий микротом применяют для 
сохранения спирторастворимых и некоторых других компонентов
ткани, которые важны для диагностики (например, жир).
Для обычной диагностики широко используют универсальную
гистологическую окраску срезов гематоксилином и эозином. Тинкто-
риальные, т.е. красящие свойства гематоксилина реализуются в сла-
бощелочной среде, и структуры, окрашенные этим красителем в си-
ний или темно-синий цвет, принято называть базофильными. К ним
относятся ядра клеток, отложения солей извести и колонии бактерий.
Слабую базофилию могут давать некоторые виды слизи. Эозин, напро-
тив, при рН менее 7 окрашивает так называемые оксифильные компо-
ненты в розово-красный или красный цвет. К ним относятся цитоплазма
клеток, волокна, эритроциты, белковые массы и большинство видов
слизи. Очень часто применяют окраску пикрофуксином по ван Гизону,
13

элективно, т.е. избирательно, окрашивающую в красный цвет колла-
геновые волокна соединительной ткани, тогда как прочие структуры
становятся желтыми или зеленовато-желтыми. Существует также
множество гистологических окрасок для выявления тех или иных
компонентов ткани или патологических субстратов. 
Цитологическое исследование. Его проводят по мазкам, сделан-
ным из содержимого полых или трубчатых органов, а также по пре-
паратам-отпечаткам, пунктатам и аспиратам (аспирационным пунк-
татам, отсасываемым шприцом). Мазки нередко изготавливают из
материала смывов со стенок органов, что позволяет захватить клет-
ки, находящиеся в процессе естественного или патологического слу-
щивания (десквамации, эксфолиации), например, с шейки матки.
Более активным вмешательством является соскоб со стенок органов.
Если материал соскоба обилен, то его обрабатывают с помощью 
гистологических методик. В частности, так поступают с диагности-
ческими соскобами эндометрия. При скудных соскобах материал
идет в цитологическую обработку. Нередко препараты изготавливают
из мокроты, слизи, тканевых цугов и осадков в жидкостях. Осадки
можно получить после центрифугирования взвесей.
Цитологический материал фиксируют, обычно, прямо на пред-
метном стекле, часто во время окраски. Наиболее популярны окраски:
азур-эозином (его тинкториальные свойства близки к гематоксилину
и эозину) или бисмарк-брауном по Папаниколау.
Иммуногистохимическое исследование. При некоторых патологи-
ческих состояниях, особенно опухолях, бывает трудно и даже невоз-
можно с помощью гисто- или цитологических окрасок определить
тип ткани или ее происхождение (гистогенез). Между тем, такая ве-
рификация имеет важное значение для диагностики и прогнозирова-
ния. Поэтому используют различные дополнительные методические
подходы. Одним из них является иммуногистохимический метод.
При нем на гисто- или цитологические препараты наносят растворы
с антителами к искомым антигенам: опухолевым, вирусным, микроб-
ным, аутоантигенам и др. Антигены при обычных гистологических
окрасках тканей не видны. Антитела в сыворотках несут на себе метку:
либо флуорохром, т.е. краситель, светящийся в темном поле (иначе 
говоря, дающий флуоресценцию), либо красящий фермент. Если
искомый антиген есть в исследуемых тканях или клетках, то возник-
ший комплекс антиген-антитело плюс маркер точно укажут его лока-
лизацию, количество, помогут изучить некоторые свойства.
И м м у н о ф л у о р е с ц е н ц и ю   чаще всего используют при изу-
чении срезов, приготовленных в криостате или на замораживающем
14

микротоме, а также при исследовании цитологических препаратов.
Применяются сыворотки с антителами, так называемые антисыво-
ротки, конъюгированные чаще всего с таким надежным флуорохро-
мом, как флуоресцеин-изотиоцианат. Наиболее популярен непря-
мой метод, позволяющий выявить антигены с помощью двойной
реакции с антителами. 
Еще более распространен  и м м у н о п е р о к с и д а з н ы й   м е т о д .
Антитела красящей сыворотки несут не флуорохром, а фермент —
пероксидазу хрена, реже другой энзим, например, щелочную фосфа-
тазу. Существует несколько вариантов указанного метода. Наиболее
часто используются два из них: пероксидазно-антипероксидазный
(ПАП-метод), и метод авидин-биотинового комплекса (ABC-метод).
При  ПАП-методе  цепь промежуточных антител, связывающих
энзим с антигеном, несколько длиннее, чем при непрямом иммуно-
флуоресцентном методе. Энзимное, т.е. пероксидазное антитело
связывается с первичным антителом, уже находящемся на антигене,
посредством еще одного антитела-мостика.
При авидин-биотиновом методе первичное антитело, находящееся
на антигене и меченное биотином, связывается с ПАП-комплексом
через промежуточное антитело, меченное авидином. Оба белка —
авидин и биотин резко повышают качество реакции, поэтому ABC-
метод считается более чувствительным.
Для иммуногистохимических реакций используют 2 типа анти-
тел: поли- и моноклональные. Первые получают из антисывороток
иммунизированных кроликов. Моноклональные антитела получают
в культуре тканей или из асцитической жидкости, полученной из
брюшной полости лабораторных животных. Моноклональные анти-
тела абсолютно специфичны по отношению к антигену и не дают 
перекрестной реактивности.
Популярность иммунопероксидазного метода связана, в основ-
ном, с его простотой и доступностью. Существует множество ком-
мерческих наборов (kits) сывороток к различным антигенам, специ-
фичным для тканей или опухолей и получившим название маркеров.
Выгоды применения иммунопероксидазных реакций объясняются
высокой чувствительностью (по сравнению с иммунофлуоресценцией
ПАП-метод чувствительнее в 1000 раз, а ABC-метод — в 10000 раз),
относительной стойкостью, возможностью применения некоторых
реакций на депарафинированных срезах, прошедших и фиксацию, 
и проводку через спирты,
Методы молекулярной биологии. В хорошо оснащенных патологоа-
натомических отделениях и научно-исследовательских институтах
15

для прижизненной диагностики применяют методы молекулярной
биологии:  проточную цитометрию и технику гибридизации in situ
т.е. на месте, на гистологическом срезе. Первый метод необходим для
количественного анализа содержания ДНК в клетках опухолей. С этой
целью исследуемый кусочек нефиксированной ткани с помощью фер-
ментов подвергают дезагрегации, т.е. разъединению и размельчению
до отдельных клеток. Затем в специальной установке поток суспензии
изолированных клеток толщиной в 1 клетку, окруженный обволаки-
вающей жидкостью, проходит через считывающий лазерный пучок.
С помощью гибридизации in situ достигается совмещение генети-
ческого материала (фрагментов ДНК, генов) in vitro на основе ком-
плементарности, т.е. взаимного соответствия, например, пуриновых
или пиримидиновых оснований у нуклеиновых кислот. Этот метод
применяется, в основном, в трех областях патологии: для идентифи-
кации по геному микробов или вирусов, находящихся в тканях или
жидкостях; для изучения генома при его врожденных нарушениях;
при диагностике опухолей, в частности, для распознавания вирус-
ных онкогенов. Есть множество модификаций метода.
Очень популярна полимеразная цепная реакция (ПЦР), которая
осуществляется прямо на гистологических срезах. Вначале проводят
денатурацию исследуемой ДНК, т.е. разъединение двух ее спираль-
ных нитей и получение одной из них в изолированном состоянии.
Затем наслаивают другую, инородную нить (чаще РНК), меченную
флуорохромом или ПАП-комплексом. Молекулярная структура
этой нити, т.е. последовательность ее оснований, заведомо известна.
Если имеется комплементарность с исследуемой нитью, то красящая
реакция на гистологическом препарате положительна, а строение
этой нити становится известным.
Исследование хромосом. Во многих современных патологоанато-
мических отделениях и научно-исследовательских институтах про-
водят хромосомный анализ, позволяющий определять отклонения 
в генетическом аппарате (геноме) клеток, имеющие врожденный
или приобретенный характер.
Этот анализ приобретает особое значение при распознавании 
и изучении опухолей, различные варианты которых сопровождаются
вполне специфическими маркерными перестройками или аберраци-
ями хромосом. Для этого прижизненно взятую ткань культивируют,
т.е. выращивают на искусственных средах. Такой метод культивиро-
вания позволяет путем пересевов и отбора клеток добиться получе-
ния культуры клеток одного тканевого типа и даже одного клона,
т.е. линии, происходящей от одной стволовой клетки.
16

Основные этапы хромосомного анализа на примере исследования
лимфоцитов крови состоят в следующем. В культуру гепаринизиро-
ванной крови (гепарин — антикоагулянт) добавляют фитогемагглюти-
нин, стимулируя Т-лимфоциты к трансформации в бласты (менее зре-
лые формы, способные к митозу и делению). Через 2—3 сут инкубации
в культуру вносят колхицин для задержки митозов на стадии метафазы
у делящихся лимфоцитов. Именно в метафазе хромосомы как бы рас-
пластываются, что удобно для изучения. Затем клетки переносят на
предметное стекло, фиксируют и окрашивают, чаще всего по методу
Гимзы. В результате в каждой паре хромосом выявляются светлые
(неокрашенные) и темные (окрашенные) полосы (bands), поэтому 
метод называют бэндингом хромосом. Расположение полос в нормаль-
ном кариотипе (наборе хромосом) высокоспецифично для каждой 
пары хромосом, и диаграммы (карты) бэндинга в норме хорошо известны.
Хромосомный анализ относится к экономически дорогим мето-
дам и потому применяется нечасто.
Электронная микроскопия. В ходе диагностических исследований
на материале, взятом при жизни больного, нередко используется эле-
ктронная микроскопия: трансмиссионная (в проходящем пучке, 
подобно светооптической микроскопии) и сканирующая (снимаю-
щая рельеф поверхности). Первую применяют чаще, особенно для
изучения в ультратонких срезах ткани деталей строения клеток, 
выявления микробов, вирусов, отложений иммунных комплексов 
и др. Ультраструктурное исследование стоит очень дорого, однако
нередко применяется с диагностической и научной целью.
Экспериментальный материал. Исследуя ткани, взятые при жизни
или после смерти больного человека, патологоанатом наблюдает изме-
нения в момент изъятия ткани. Что было до того и могло быть после —
остается неизвестным. Эксперимент с достаточным количеством лабо-
раторных животных (белых мышей, белых крыс, морских свинок, кро-
ликов, собак, обезьян и др.) позволяет моделировать и изучать болезни
и патологические процессы на любом этапе их развития.
Лекция № 2
ПОВРЕЖДЕНИЕ И ГИБЕЛЬ КЛЕТОК И ТКАНЕЙ.
ПРИЧИНЫ, МЕХАНИЗМЫ, ВИДЫ НЕОБРАТИМОГО
ПОВРЕЖДЕНИЯ. НЕКРОЗ. АПОПТОЗ
Под воздействием избыточных физиологических, а также пато-
логических стимулов в клетках развивается процесс адаптации
17

в результате которого они достигают устойчивого состояния, позво-
ляющего приспособиться к новым условиям. Если лимиты адапта-
ционного ответа клетки исчерпаны, а адаптация невозможна, насту-
пает  повреждение клетки. До определенного предела повреждение
клетки обратимо. Однако, если неблагоприятный фактор действует
постоянно или его интенсивность очень велика, наступает необра-
тимое повреждение клетки и ее смерть (схема 2.1). 
Смерть клетки — конечный результат ее повреждения, наиболее
распространенное событие в патологии, сопровождающее существо-
вание любого типа клетки, главное следствие ишемии (местного 
малокровия ткани), инфекции, интоксикации, иммунных реакций.
Это естественное событие в процессе нормального эмбриогенеза,
развития лимфоидной ткани, инволюции органа под действием гор-
монов, а также желанный результат при радиотерапии и химиоте-
рапии рака.

Схема 2.1. 
Повреждение и гибель клетки
Воздействие
Повышенная
Обратимое повреждение 
функциональная нагрузка
клетки
Продолжающееся
воздействие
Адаптация
Среднее
Сильное
Атрофия
Гипертрофия
Необратимое
Метаплазия
повреждение
Гиперплазия
Дисплазия
клетки
Прекращение
воздействия
Нормальная 
Некроз
клетка
18

Существуют два типа смерти клеток — некроз и апоптозНекроз 
наиболее распространенный тип смерти клетки при экзогенных воздей-
ствиях. Он проявляется резким набуханием или разрушением клетки,
денатурацией и коагуляцией цитоплазматических белков, разрушением
клеточных органелл

Апоптоз служит для элиминации (устранения) ненужных клеточ-
ных популяций в процессе эмбриогенеза и при различных физиологичес-
ких процессах. Главной морфологической особенностью апоптоза явля-
ется конденсация и фрагментация хроматина.

Причины повреждения клеток. Ги п о к с и я   является исключительно
важной и распространенной причиной повреждения и смерти клеток.
Уменьшение кровоснабжения (ишемия), возникающее при появле-
нии препятствий в артериях, обычно при атеросклерозе или тромбозе,
является основной причиной гипоксии. Другой причиной может
быть неадекватная оксигенация крови при сердечно-сосудистой недо-
статочности. Снижение способности крови к транспортировке кисло-
рода, 
например, при анемии и отравлении окисью углерода, является
третьей и наиболее редкой причиной гипоксии.
Ф и з и ч е с к и е   а г е н т ы   включают механическую травму,
чрезмерное снижение или повышение температуры окружающей
среды, внезапные колебания атмосферного давления, радиацию 
и электрический ток.
Х и м и ч е с к и е   а г е н т ы   и   л е к а р с т в а .   Даже простые 
химические соединения, такие как глюкоза и поваренная соль,
в гипертонических концентрациях могут вызвать повреждение кле-
ток непосредственно или путем нарушения их электролитного 
гомеостаза. Даже кислород в высоких концентрациях очень токси-
чен. Следовые количества веществ, известных как яды, таких как
мышьяк, цианиды, соли ртути, могут разрушить достаточно большое
количество клеток в течение минут и часов. Разрушительным дейст-
вием обладают также многие факторы внешней среды: пыль; инсек-
тициды и гербициды; промышленные и природные факторы, напри-
мер, уголь и асбест; т.н. социальные факторы, например, алкоголь,
курение и наркотики; высокие дозы лекарств.
И н ф е к ц и о н н ы е   а г е н т ы включают вирусы, риккетсии, бак-
терии, грибы, а также более высокоорганизованные формы паразитов.
Иммунологические реакции могут защищать организм, а могут
вызвать его смерть. Хотя иммунная система защищает организм от
воздействия биологических агентов, иммунные реакции могут, тем 
не менее, привести к повреждению клеток. Развитие некоторых иммун-
ных реакций лежит в основе так называемых аутоиммунных болезней.
19

Ге н е т и ч е с к и е   п о в р е ж д е н и я клеток могут быть следст-
вием, как правило, врожденных пороков развития, например, болезни
Дауна. Многие врожденные нарушения метаболизма связаны с эн-
зимопатиями.
Д и с б а л а н с   п и т а н и я нередко является основной причи-
ной повреждения клеток. Дефицит белковой пищи, специфичес-
ких витаминов остаются распространенным явлением во многих
странах.
Механизмы повреждения клеток. Молекулярные механизмы 
повреждения клеток, приводящие к их смерти, очень сложны. Так же,
как существует много причин повреждения клеток, так и нет общего
единого механизма их смерти.
Хотя точку приложения повреждающего агента не всегда удается
определить, известны четыре наиболее чувствительные внутрикле-
точные системы. Во-первых, это поддержание целостности клеточ-
ных мембран, от чего зависит ионный и осмотический гомеостаз
клетки и ее органелл, во-вторых, аэробное дыхание, включающее
окислительное фосфорилирование и образование АТФ, в-третьих,
синтез ферментов и структурных белков, в-четвертых, сохранение
генетического аппарата клетки.
Структурные и биохимические элементы клетки настолько тесно
связаны, что повреждение в одном месте приводит к обширным вто-
ричным эффектам. Например, нарушение аэробного дыхания 
повреждает натриевый насос, который поддерживает ионно-жидко-
стный баланс, что, в свою очередь, вызывает нарушение внутрикле-
точного содержания ионов и воды.
Морфологические изменения выявляются только после того,
когда нарушения биологической системы клетки проходят некий
критический уровень. Причем, развитие морфологических призна-
ков смертельного повреждения клетки занимает больше времени,
чем появление обратимых изменений. Например, набухание клетки
обратимо и может развиться в течение нескольких минут. Однако 
достоверные светооптические изменения, свидетельствующие 
о смерти клетки, обнаруживаются в миокарде лишь через 10—12 ч
после тотальной ишемии, хотя и известно, что необратимые повреж-
дения наступают уже через 20—60 мин. Естественно, ультраструк-
турные повреждения будут видны раньше, чем светооптические.
Реакция клеток на повреждающие воздействия зависит от типа,
продолжительности и тяжести последних. Так, малые дозы токсинов
или непродолжительная ишемия могут вызвать обратимые измене-
ния, тогда как большие дозы того же токсина и продолжительная
20

ишемия приводят к немедленной гибели клетки или медленному 
необратимому повреждению, приводящему к клеточной смерти.
Тип, состояние и приспособляемость клетки также влияют на
последствия ее повреждения. Для ответа клетки на повреждение
важны ее гормональный статус, характер питания и метаболические
потребности. Поперечнополосатая мышца голени в покое, напри-
мер, может обойтись без кровоснабжения, а сердечная мышца — нет.
Одни и те же концентрации токсина, например, четыреххлористого
углерода, могут быть безопасными для одного индивидуума, но при-
водят к гибели клеток печени у другого, что объясняется содержанием
в печени ферментов, расщепляющих четыреххлористый углерод до
нетоксичных продуктов.
Механизмы действия многих агентов хорошо известны. Ряд токси-
нов вызывает повреждение клеток, воздействуя на эндогенные субст-
раты или ферменты. При этом особенно чувствительными являются
гликолиз, цикл лимонной кислоты и окислительное фосфорилирова-
ние на внутренних мембранах митохондрий. Цианид, например, инак-
тивирует цитохромоксидазу, а флуороацетат препятствует реализации
цикла лимонной кислоты, что приводит к истощению АТФ. Некото-
рые анаэробные бактерии, такие как Clostridium perfringens, вырабаты-
вают фосфолипазы, атакующие фосфолипиды клеточных мембран.
Наиболее важными для развития повреждения и смерти клетки
считают четыре механизма. Во-первых, в основе повреждения клет-
ки при ишемии лежит отсутствие кислорода. При недостаточном 
поступлении кислорода в ткани образуются его свободные радикалы,
вызывающие перекисное окисление липидов, что оказывает разру-
шительное действие на клетки.
Во-вторых, особую роль в повреждении клетки имеет нарушение
гомеостаза кальция. Свободный кальций присутствует в цитозоле 
в исключительно низких концентрациях по сравнению с таковым
вне клетки. Это состояние поддерживается связанными с клеточной
мембраной энергозависимыми Са2+ и Мg2+ — АТФазами. Ишемия 
и некоторые токсины вызывают увеличение концентрации кальция
в цитозоле путем его избыточного поступления через плазматичес-
кую мембрану и высвобождения из митохондрий и эндоплазматиче-
ской сети. Повышенное содержание кальция является следствием
повышения проницаемости плазмолеммы. Оно ведет к активации
ряда ферментов, повреждающих клетку: фосфолипаз (повреждение
клеточной мембраны); протеаз (разрушение плазмолеммы и белков
цитоскелета), АТФаз (истощение запасов АТФ) и эндонуклеаз
(фрагментация хроматина).
21

В-третьих, потеря митохондриями пиридин-нуклеотидов и после-
дующее истощение АТФ, а также снижение синтеза АТФ являются
характерными как для ишемического, так и токсического поврежде-
ния клеток. Высокоэнергетические фосфаты в форме АТФ необхо-
димы для многих процессов синтеза и расщепления, происходящих
в клетках. К этим процессам относятся мембранный транспорт, син-
тез белка, липогенез и реакции деацилирования-реацилирования,
необходимые для фосфолипидного обмена (ацилирование — введе-
ние в молекулы остатка карбоновых кислот). Имеется достаточно
данных о том, что истощение АТФ играет важную роль в потере 
целостности плазмолеммы, что характерно для смерти клетки.
В-четвертых, ранняя потеря избирательной проницаемости
плазматической мембраной — постоянный признак всех видов по-
вреждения клеток. Такие дефекты могут возникать из-за потери АТФ
и активации фосфолипаз. Кроме того, плазматическая мембрана мо-
жет быть повреждена в результате прямого действия некоторых бак-
териальных токсинов, вирусных белков, компонентов комплемента,
веществ из лизированных лимфоцитов (перфоринов), а также ряда
физических и химических агентов.
Виды повреждения клеток. Различают три основных формы 
повреждения клеток: 1) ишемическое и гипоксическое; 2) поврежде-
ние, вызванное свободными радикалами кислорода; 3) токсическое.
1.  Ишемическое и гипоксическое повреждение чаще всего связано 
с окклюзией (закупоркой) (схема 2.2) артерий. Вначале гипоксия
действует на аэробное дыхание клетки — окислительное фосфори-
лирование в митохондриях. Так как напряжение кислорода в клет-
ке снижается, окислительное фосфорилирование прекращается,
а образование АТФ уменьшается или останавливается. Уменьшение
содержания АТФ влияет на многие системы клетки. Сердечная
мышца, например, прекращает сокращаться через 60 сек после 
окклюзии коронарной артерии, хотя это и не означает смерть кар-
диомиоцита. Снижение содержания АТФ в клетке и связанное с ним
увеличение АМФ вызывают активацию фосфофруктокиназы и фос-
форилазы. В результате происходит усиление анаэробного гликоли-
за, а поддержание энергетических запасов клетки обеспечивается
путем образования АТФ из гликогена. АТФ образуется также ана-
эробно с помощью креатинкиназы из креатинфосфата. Гликолиз 
сопровождается аккумуляцией молочной кислоты и неорганического
фосфата из-за гидролиза фосфатных эфиров. Все это вызывает сни-
жение внутриклеточного рН. Происходит конденсация ядерного
хроматина.
22

Схема 2.2
Механизмы ишемического повреждения клеток (по Muir’s, 1994)
Ишемия


Разрушение 
Доставка О2
Окислительное
АТФ
в ткани
фосфорилирование
↑ АТФ


↑ Na+ Cl– -
Активность
К+ и  РО2–
клетки
мембранных АТФаз
клетки
Набухание клетки
↑ Повреждение
↑ Са2+ клетки
Митохондрий 

клеточных мембран
Са2+
Фосфолипиды
Исчезновение АТФ ведет к острому набуханию (отеку) клетки —
одному из ранних проявлений ишемического повреждения. Отек
клетки связан с нарушением регуляции объема клетки со стороны
плазматической мембраны. Нарушение активного транспорта 
натрия и калия ведет к аккумуляция натрия внутри клетки и диффу-
зии калия за ее пределы. Приток жидкости в клетку сопровождается
ее набуханием и расширением цистерн эндоплазматической сети.
Второй механизм набухания клеток при ишемии — увеличение вну-
триклеточной осмотической нагрузки, вызванное накоплением 
катаболитов, таких как неорганические фосфаты, лактат и пуриновые
нуклеозиды. Наблюдается отделение рибосом от мембран шерохова-
той эндоплазматической сети и диссоциация полисом в моносомы.
Если гипоксия продолжается, развиваются и другие изменения,
отражающие повышенную проницаемость клеточной мембраны 
и ослабление функции митохондрий. На поверхности клеток образу-
ются выпячивания, содержащие только цитозоль, а клетки, имеющие
23

на поверхности микроворсинки, начинают их терять (эпителий про-
ксимальных канальцев почек). В цитоплазме клеток и вне их появля-
ются  миелиновые фигуры, формирующиеся из цитоплазмы клеток 
и мембран органелл. Наблюдается набухание митохондрий, связан-
ное с потерей контроля над их объемом. Цистерны эндоплазматиче-
ской сети остаются расширенными. Клетки выглядят сильно набух-
шими с повышенным содержанием воды, натрия и хлора, но
сниженной концентрацией калия. Все описанные изменения обра-
тимы при условии восстановления снабжения кислородом.
Если же ишемия продолжается, то развиваются необратимые
изменения, которые морфологически ассоциируются с выражен-
ной вакуолизацией митохондрий и их крист, повреждением плазма-
тических мембран и набуханием лизосом. В матриксе митохондрий
появляются крупные хлопьевидные аморфные уплотнения. В мио-
карде признаки необратимости повреждения наблюдаются через
30—40 мин после начала ишемии. Массивное поступление кальция
в клетку сопровождается потерей белков, ферментов и РНК. Клетки
могут также терять метаболиты, необходимые для восстановления
запасов АТФ. Повреждение лизосомальных мембран приводит к вы-
делению их ферментов в цитоплазму и активации кислых гидролаз.
Так как лизосомы содержат РНКазы, ДНКазы, протеазы, фосфатазы,
глюкозидазы и катепсины, происходит расщепление компонентов
клетки, которое сопровождается разрушением рибонуклеопротеи-
нов, дезоксирибонуклеопротеинов и гликогена, а также различными
изменениями в ядре.
Вслед за гибелью клетки ее компоненты прогрессивно разруша-
ются, происходит выброс ферментов клетки во внеклеточное прост-
ранство. Умершие клетки превращаются в образования, состоящие
из фосфолипидов в виде миелиновых фигур. Последние подверга-
ются фагоцитозу и разрушаются до жирных кислот. Проникновение
ферментов сквозь поврежденную клеточную мембрану в сыворотку
крови позволяет определять параметры смерти клетки клинически.
Сердечная мышца, например, содержит трансаминазы, лактатдегид-
рогеназу и креатинкиназу. Повышение содержания этих ферментов
в сыворотке крови является клиническим признаком инфаркта 
миокарда (смерти кардиомиоцитов).
Таким образом, основными признаками необратимости поврежде-
ния клетки служат изменения митохондрий, приводящие к потере
АТФ, и плазматических мембран
. Основным фактором патогенеза 
необратимого повреждения клетки при гипоксии является разрушение
ее мембраны, в основе которого лежат биохимические механизмы.
24

Во-первых, в некоторых ишемизированных тканях, например
печени, необратимые изменения сопровождаются заметным
уменьшением содержания фосфолипидов в клеточной мембране, ко-
торое происходит под действием кальций-зависимых фосфолипаз.
Во-вторых, активация протеаз, связанная с повышением концентра-
ции кальция в цитозоле, ведет к повреждению цитоскелета, выпол-
няющего роль якоря между плазматической мембраной и внутрен-
ним содержимым клетки. В результате в процессе набухания клетки
происходит отслойка клеточной мембраны от цитоскелета, что делает
мембрану более податливой к растяжению и разрыву. В-третьих, при
ишемии появляется небольшое количество высоко токсичных сво-
бодных радикалов кислорода.
Таким образом, основными причинами гибели клетки при гипо-
ксии являются нарушение окислительного фосфорилирования,
приводящее к истощению АТФ, и повреждение мембран клетки, 
а важнейшим медиатором необратимых биохимических и морфоло-
гических изменений является кальций.
2. Повреждение клетки, вызванное свободными радикалами кисло-
рода, чаще всего возникает под действием химических веществ, иони-
зирующего излучения, кислорода и других газов, при старении клеток,
разрушении опухолей макрофагами и в некоторых других случаях.
Свободные радикалы представляют собой молекулы кислорода,
имеющие один непарный электрон на внешней орбите. В таком 
состоянии радикал исключительно активен и нестабилен и вступает
в реакции с неорганическими и органическими соединениями —
белками, липидами, углеводами и, особенно, с ключевыми молеку-
лами в мембранах и нуклеиновых кислотах. Более того, свободные
радикалы инициируют аутокаталитические реакции, в ходе которых
молекулы, с которыми они реагируют, также превращаются в сво-
бодные радикалы, вызывающие цепь разрушений.
Образование свободных радикалов в клетках может быть иници-
ировано ультрафиолетовыми и рентгеновскими лучами, эндогенны-
ми окислительными реакциями, связанными с нормальным метабо-
лизмом клетки, а также при ферментном расщеплении некоторых
химических веществ и лекарств, поступающих в клетку извне. 
Непарный электрон может быть связан практически с любым ато-
мом, но в биологических объектах — чаще всего с кислородом, угле-
родом и азотом. В норме под воздействием цитохромоксидазы кисло-
род превращается в воду. Однако в клетке образуются и токсические
промежуточные соединения кислорода. Наиболее важными среди
них являются супероксид, перекись водорода и гипероксильные 
25

ионы. Они образуются под влиянием различных окислительных
ферментов в цитозоле, митохондриях, лизосомах, пероксисомах 
и плазматической мембране.
П е р е к и с н о е   о к и с л е н и е   л и п и д о в   м е м б р а н . Свобод-
ные радикалы в присутствии кислорода могут вызывать перекисное
окисление липидов плазматической мембраны и мембран органелл.
Липидно-радикальные взаимодействия приводят к образованию 
перекисей, которые сами по себе являются активными соединениями,
инициирующими последующее повреждение других жирных кислот.
Таким образом, возникает цепь аутокаталитических реакций, приво-
дящая к обширному повреждению клеток.
О к и с л и т е л ь н о е   п р е в р а щ е н и е   б е л к о в . Свободные 
радикалы вызывают перекисное связывание таких лабильных амино-
кислот, как метионин, гистидин, цистин и лизин, а также фрагмента-
цию полипептидных цепей. Окислительное превращение усиливает
разрушение ключевых ферментов посредством нейтральных протеаз,
содержащихся в цитозоле.
П о в р е ж д е н и е   Д Н К . Свободные радикалы вступают в реак-
цию с тимином, входящим в состав ДНК, что приводит к гибели
клетки или ее злокачественному перерождению.
Конечный результат действия свободных радикалов зависит от
баланса между их образованием и разрушением.
3.  Токсическое повреждение клетки возникает под действием 
химических веществ. Во-первых, часть водорастворимых соедине-
ний может действовать непосредственно, связываясь с некоторыми
молекулами или органеллами. Например, при попадании в организм
хлорида ртути происходит связывание сульфгидрильных групп кле-
точной мембраны, которое приводит к повышению проницаемости
последней и торможению АТФаза-зависимого транспорта. В подоб-
ных случаях наиболее выраженные изменения наблюдаются в клет-
ках, которые используют, абсорбируют, выделяют или концентриру-
ют эти химические соединения. Поэтому при попадании в организм
хлорида ртути в наибольшей степени страдают клетки желудочно-
кишечного тракта и почек. Цианид действует непосредственно на
ферменты митохондрий. Многие противоопухолевые химиотера-
певтические препараты, в т.ч. антибиотики, также вызывают по-
вреждение клеток благодаря их цитотоксическому действию.
Во-вторых, большинство химических соединений, особенно 
жирорастворимые токсины, биологически неактивно и вначале пре-
вращается в токсические метаболиты, которые затем действуют на
клетки-мишени. Хотя эти метаболиты могут вызывать повреждение
26

мембран и клеток путем прямого ковалентного связывания с мемб-
ранными белками и липидами, наиболее важным является образова-
ние свободных радикалов кислорода и последующее перекисное
окисление липидов. 
Морфология повреждения и смерти клеток. Обратимые повреждения.
В классической морфологии нелетальное повреждение клеток назы-
вается дистрофией или обратимым повреждением клеток. Светооп-
тически различают два вида таких изменений: набухание и жировые
изменения.  Набухание развивается тогда, когда клетки неспособны
поддерживать ионный и жидкостный гомеостаз. Для жировых изме-
нений 
характерно появление мелких или крупных липидных включе-
ний в цитоплазме. Они встречаются при гипоксических и различных
формах токсических повреждений, главным образом, в клетках, уча-
ствующих или зависящих от обмена жиров.
Н е к р о з . Некроз наряду с апоптозом является одним из двух мор-
фологических выражений смерти клетки и представляет собой спектр
морфологических изменений, которые развиваются вслед за смертью
клетки в живой ткани. Это результат разрушающего действия фер-
ментов на летально поврежденную клетку. Фактически развиваются
два конкурирующих процесса: ферментное переваривание клетки и де-
натурация белков. 
Каталитические ферменты выходят из лизосом
гибнущей клетки (аутолиз) или из лизосом лейкоцитов (гетеролиз).
В зависимости от того, происходит денатурация белков или фермент-
ное переваривание, развивается одна из двух разновидностей некроза. 
В первом случае наблюдается коагуляционный некроз, а во втором —
колликвационный (разжижающий) некроз.

На ранних этапах некротических изменений в ткани может раз-
виваться эозинофилия цитоплазмы погибающих клеток. Это связано
с утратой нормальной слабо выраженной базофилии, обеспечивае-
мой в цитоплазме РНК, а также с повышением оксифильности кле-
точных белков, подвергающихся прогрессирующей денатурации.
По мере ферментного переваривания органелл в цитоплазме на их
месте появляются вакуоли. Однако все эти процессы могут лишь
косвенно свидетельствовать о развивающемся некрозе.
Более надежными признаками гибели ткани являются измене-
ния ядер клеток. Так, в результате активности ДНКаз исчезают 
не только базофилия хроматина, но и сами ядра. Развивается кари-
олизис 
— наиболее достоверный признак некроза. Другим призна-
ком служит кариопикноз — сморщивание и гиперхромность ядра,
вызванные конденсацией ДНК, третьим — кариорексис — фрагмен-
тация или распад ядра на глыбки. Скопление последних в некроти-
27

ческом поле называется детритом. Массы некротизированных кле-
ток формируют очаг некроза. 
Различают пять видов некроза: коагуляционный, колликвацион-
ный, гангренозный (гангрена), казеозный и жировой. 
Коагуляционный некроз подразумевает сохранение общих конту-
ров очага в течение по крайней мере нескольких дней. Предполага-
ется, что само повреждение или возрастающий впоследствии внут-
риклеточный ацидоз денатурирует не только структурные белки, но
и ферменты, тем самым блокируя протеолиз клетки. Коагуляцион-
ный некроз характерен для гипоксической гибели ткани во всех 
органах, кроме головного мозга.
Колликвационный (влажный)  некроз развивается в результате
аутолиза или гетеролиза (аутолиз — распад клеток под влиянием раз-
ных ферментов). Чаще всего он встречается в очагах поражений бак-
териальными инфекционными агентами и обусловлен разжижаю-
щим действием лейкоцитарных ферментов. Что касается влажного
некроза ткани головного мозга, то его развитие объясняют тем, что
ткань мозга богата водой и процессы аутолиза в ней преобладают над
коагуляционными изменениями.
Гангрена — некроз черного или очень темного цвета, развиваю-
щийся в тканях, прямо или через анатомические каналы соприкаса-
ющихся с внешней средой. Помимо конечностей, гангрена возникает
в легких, кишечнике, коже щек и других местах. При сухой гангрене
некроз имеет коагуляционный характер. Влажная гангрена развива-
ется при инфицировании погибшей ткани бактериями, обычно ана-
эробными, например, из группы клостридий. Темный цвет гангре-
нозной ткани создается сульфидом железа, образующимся из железа
гемоглобина и сероводорода воздуха. Разновидностью сухой или
влажной гангрены является пролежень. Изредка встречается газовая
гангрена
, при которой пузырьки с сероводородом, произведенным,
обычно, микробом Clostridium welchii, находятся внутри некротизи-
рованной ткани.
Казеозный (творожистый, сыровидный) некроз, как частная раз-
новидность коагуляционного, чаще всего появляется в туберкулез-
ных очагах. Макроскопически он действительно напоминает творог
или мягкий сыр. Микроскопически для него характерна гранулема-
тозная реакция, представленная туберкулезными бугорками.
Жировой  (ферментный), или стеатонекроз, представляет собой
очаги разрушенной жировой клетчатки замазкообразного вида раз-
ной формы и величины. Чаще всего это следствие освобождения 
активированных липаз поджелудочной железы, действующих прямо
28

в брюшной полости при остром панкреатите. У живых людей боль-
шинство некротизированных клеток и их остатков исчезает в ре-
зультате комбинированного процесса ферментного переваривания
и фрагментации и последующего фагоцитоза остатков клеток лей-
коцитами. Если же клетки и их остатки полностью не разрушаются
и не реабсорбируются, они подвергаются кальцификации (дистро-
фическое обызвествление).
Исходы некроза связаны с реактивными изменениями: процессами
отграничения и репарации, распространяющимися из зоны демар-
кационного воспаления. Различают следующие варианты благопри-
ятного исхода некроза
:  организация, или рубцевание — замещение 
некротических масс соединительной тканью; инкапсуляция — отгра-
ничение участка некроза соединительнотканной капсулой; петри-
фикация 
— пропитывание участка некроза солями кальция (дистро-
фическое обызвествление); оссификация — появление в участке
некроза костной ткани (встречается очень редко, в частности, в очагах
Гона — заживших очагах первичного туберкулеза); образование кисты
— при исходе колликвационного некроза.
При  неблагоприятных обстоятельствах происходит  гнойное рас-
плавление некротических масс, при этом возможно развитие сепсиса.
А п о п т о з . Если некроз считается патологической формой кле-
точной смерти, возникающей в результате резкого повреждающего
воздействия на клетку, то апоптоз противопоставляется ему как кон-
тролируемый процесс самоуничтожения клетки.
Подробные данные об изменениях в клетках при апоптозе
и некрозе получены в результате электронно-микроскопических 
и биохимических исследований. При некрозе  на ранних стадиях 
наблюдается конденсация хроматина, затем происходит набухание
клетки с разрушением цитоплазматических структур и последую-
щим лизисом ядра. Морфологическими проявлениями апоптоза 
являются конденсация ядерного гетерохроматина и сморщивание
клетки с сохранением целостности органелл. Клетка распадается на
апоптозные тельца, представляющие собой мембранные структуры
с заключенными внутри органеллами и частицами ядра, затем апоп-
тозные тельца фагоцитируются и разрушаются при помощи лизосом
окружающими клетками (схема 2.3).
При некрозе в результате повреждающего воздействия на клетку
резко уменьшается синтез макроэргических фосфатов с последую-
щим нарушением проницаемости мембран и их целостности. Внут-
риклеточные антигены попадают в межклеточное пространство 
и индуцируют воспалительный ответ.
29


Схема 2.3
Некроз и апоптоз
Нормальная
клетка
Апоптозное
тельце
Фагоцит
Некроз
Апоптоз
При апоптозе повреждение ДНК, недостаток факторов роста,
воздействие на рецепторы, нарушение метаболизма ведут к акти-
вации внутренней самоуничтожающей программы (схема 2.4).
Синхронно с уплотнением хроматина под влиянием эндонуклеаз
начинается деградация ДНК до фрагментов в 180—200 пар осно-
ваний. Эндонуклеазы расщепляют двойную цепочку ДНК между
нуклеосомами. В результате активации цитоплазматических про-
теаз происходит разрушение цитоскелета, межклеточных контак-
тов, связывание белков и распад клетки на апоптозные тельца.
Быстрое распознавание и фагоцитоз апоптозных телец указыва-
ют на наличие на их поверхности специфических рецепторов, 
облегчающих адгезию и фагоцитоз. Важнейшим свойством апоп-
тоза считается сохранение внутриклеточного содержимого 
в мембранных структурах, что позволяет осуществить элимина-
цию клетки без развития воспалительного ответа. Характерные
признаки апоптоза связаны с характером воздействия и типом
клеток.
30

Схема 2.4
Механизмы апоптоза (по Е.Rubin, 1998)
Т-лимфоцит
Повреждение ДНК
Fas-лиганд
Fas-рецептор
p53
Эндонуклеазы
Фрагментация ДНК
Каспазы
Церамид
Вах
Повреждение митохондрий
Апоптоз
К о н д е н с а ц и я   х р о м а т и н а   обусловлена расщеплением
ядерной ДНК, которое происходит в участках связей между нуклео-
сомами и приводит к образованию фрагментов. Такие фрагменты
создают характерную для апоптоза картину ядра в отличие от некро-
за, при котором ядро выглядит пятнистым. Эта интернуклеосомаль-
ная фрагментация ДНК развивается с участием кальций-чувстви-
тельной эндонуклеазы. Эндонуклеаза постоянно присутствует 
в некоторых типах клеток, например тимоцитах, в других клетках
фермент образуется перед началом апоптоза.
Н а р у ш е н и е   о б ъ е м а   и   р а з м е р о в   к л е т о к   объясняют
активностью трансглютаминазы. Этот фермент вызывает перекрест-
ное связывание цитоплазматических белков, образующих оболочку
под плазматической мембраной.
Ф а г о ц и т о з   а п о п т о з н ы х   т е л е ц макрофагами и другими
типами клеток обеспечивается рецепторами. Одним из таких рецеп-
торов у макрофагов является витронектиновый рецептор α β
v 3-инте-
грин, обеспечивающий фагоцитоз апоптозных нейтрофилов.
31

Одной из важных особенностей апоптоза является его з а в и с и -
м о с т ь о т   а к т и в а ц и и   г е н о в   и   с и н т е з а   б е л к а . Индукция
апоптоз — специфических генов обеспечивается за счет специаль-
ных стимулов, таких как белки теплового шока и протоонкогены.
Н е к о т о р ы е   г е н ы (онкогены и супрессорные гены) и г р а ю т
р е г у л я т о р н у ю   р о л ь   в   и н д у к ц и и   а п о п т о з а . Например,
онкоген р53 стимулирует апоптоз в норме.
Механизм запуска апоптоза и внутриклеточной передачи сигна-
ла от рецепторной системы, приводящий к запуску генетической
программы самоуничтожения клетки, связан с системой рецепторов
ФНОα (ФНОα-R1)/Fas. 
Гены семейства Bcl-2 — Bcl-2, Bcl-XL, Bcl-w и др. — ингибируют
апоптоз, а Bax, Bik, Bad, Bid, Bcl-Xs способствуют его индукции.
Эти белки в разных сочетаниях служат агонистами и антагонистами
друг другу, образуя гомо- и гетеродимеры. Протеины семейства Bcl-2
локализуются на мембранах митохондрий, эндоплазматической сети
и ядра. Механизмы действия Bcl-2, вероятно, связаны с регуляцией
транспорта Са2+ и каспазами. Помимо семейства Bcl-2, другие онко-
гены также участвуют в регуляции апоптоза.
Онкоген р53 играет важную роль в управлении клеточным цик-
лом, подавляя его до начала репликации ДНК. При повреждении
ДНК повышенный синтез р53 вызывает апоптоз клетки.
Апоптоз ответственен за многочисленные физиологические 
и патологические процессы, идущие в организме: 1) удаление клеток
в процессе эмбриогенеза (включая имплантацию, органогенез и ин-
волюцию); 2) гормон-зависимую инволюцию клеток у взрослых, на-
пример, отторжение клеток эндометрия в процессе менструального
цикла, атрезию фолликулов в яичниках во время менопаузы, регрес-
сию лактирующей грудной железы после прекращения кормления
ребенка; 3) уничтожение клеток в пролиферирующих клеточных по-
пуляциях, таких как эпителий крипт тонкой кишки; 4) смерть кле-
ток в опухолях; 5) смерть аутореактивных клонов Т-лимфоцитов; 
6) патологическую атрофию гормон-зависимых тканей, например,
атрофию простаты после кастрации и исчезновение лимфоцитов 
в тимусе после введения глюкопротеидов; 7) патологическую атро-
фию паренхиматозных органов после перекрытия протока, напри-
мер: поджелудочной железы, околоушной слюнной железы, почки;
8) смерть клеток, вызванную цитотоксическими Т-клетками, на-
пример, при отторжении трансплантата; 9) гибель клеток при неко-
торых вирусных заболеваниях, например, при вирусном гепатите,
при котором фрагменты клеток при апоптозе известны как тельца
32

Каунсильмена; 10) смерть клеток, вызванную различными слабыми
повреждающими воздействиями, которые в больших дозах приводят
к их гибели (термальные воздействия, радиация, цитотоксические
противоопухолевые препараты и, возможно, гипоксия).
Субклеточные изменения при повреждении клеток. Гетерофагия 
и аутофагия. Лизосомы содержат различные гидролитические фер-
менты, в том числе кислую фосфатазу, глюкуронидазу, сульфатазу, 
рибонуклеазу, коллагеназу и др. Эти ферменты синтезируются в ше-
роховатой эндоплазматической сети, а затем упаковываются в ком-
плексе Гольджи. На этой стадии их называют первичными лизосомами.
Первичные лизосомы сливаются с окруженными мембраной ваку-
олями, содержащими продукты переваривания, и образуют фаго-
лизосомы. Лизосомы участвуют в утилизации фагоцитированного
материала.
Ге т е р о ф а г и я   представляет собой феномен, посредством 
которого материал извне захватывается клеткой с помощью эндо-
цитоза. Поглощение частиц называется фагоцитозом, а растворен-
ных мелких макромолекул — пиноцитозом. Гетерофагия характерна
для фагоцитирующих клеток, таких как нейтрофилы и макрофаги.
В качестве примеров гетерофагоцитоза можно привести поглощение
бактерий нейтрофильными лейкоцитами и удаление апоптозных
клеток и телец макрофагами. Слияние фагоцитарной вакуоли с ли-
зосомой заканчивается растворением захваченного материала.
При а у т о ф а г и и внутриклеточные органеллы и порции цито-
золя вначале отделяются от цитоплазмы в аутофагические вакуоли,
образованные из свободных от рибосом мембран шероховатой эндо-
плазматической сети, которые затем сливаются с первичными лизо-
сомами или элементами комплекса Гольджи, образуя аутофаголизо-
сому.  
Аутофагия — распространенный феномен, направленный на
удаление разрушенных органелл поврежденной клетки. Он особен-
но развит в клетках, атрофирующихся в результате недостаточного
питания или гормональной инволюции.
Ферменты лизосом способны разрушать большинство белков 
и углеводов, хотя некоторые липиды все равно остаются неперева-
ренными. Лизосомы с непереваренными остатками встречаются 
в клетках в виде остаточных телец. Гранулы пигмента липофусцина
представляют собой непереваренный материал, который образовался
после внутриклеточного перекисного окисления липидов. Некото-
рые нерастворимые пигменты, такие как частицы угля, попадающие
из атмосферы, или пигмент, вводимый при татуировке, могут нахо-
диться в фаголизосомах макрофагов десятилетиями.
33

В лизосомах накапливаются также вещества, которые клетки не
могут адекватно метаболизировать. При болезнях накопления, для
которых характерен дефицит ферментов, разрушающих макромоле-
кулы, происходит ненормальное накопление этих веществ в лизосо-
мах клеток всего тела, особенно в нейронах, что приводит к разви-
тию тяжелых заболеваний.
Дисфункция митохондрий играет важную роль при остром повреж-
дении клетки. Различные изменения количества, размеров и формы
митохондрий наблюдаются в патологических условиях. Например,
при гипертрофии и атрофии наблюдается увеличение и уменьшение
количества митохондрий, соответственно. Митохондрии могут быть
очень крупными и принимать различную форму (мегамитохондрии),
например, в печени при алкогольной болезни. При некоторых врож-
денных метаболических заболеваниях скелетных мышц — митохонд-
риальных миопатиях — дефекты метаболизма митохондрий сочетают-
ся с увеличением их количества. Причем митохондрии часто бывают
необычно крупными, имеют аномальные кристы и содержат кристал-
лоиды. Кроме того, некоторые опухоли (слюнных желез, щитовидной
и околощитовидной желез, почек), т.н. онкоцитомы, состоят из кле-
ток с множеством вытянутых митохондрий.
Аномалии цитоскелета встречаются при различных заболеваниях.
В норме цитоскелет состоит из микротрубочек, тонких актиновых
нитей, толстых миозиновых нитей и различных промежуточных 
филаментов. Аномалии цитоскелета делятся на дефекты функций
клетки (локомоторная и движение внутриклеточных органелл) и на-
копления фибриллярного материала внутри клетки.
Миофиламенты и микротрубочки необходимы для различных
стадий миграции лейкоцитов и фагоцитоза. Поэтому именно с недо-
статочностью цитоскелета связаны некоторые дефекты движения
лейкоцитов в ответ на повреждающие стимулы или неспособность
таких клеток осуществлять адекватный фагоцитоз. Некоторые лекар-
ства, такие как цитохалазин В, тормозят функцию микрофиламентов
и таким образом нарушают фагоцитоз. Дефекты в организации мик-
ротрубочек могут тормозить подвижность сперматозоидов, вызывая
стерильность у мужчин, а также приводить к неподвижности ресни-
чек дыхательного эпителия, что препятствует очищению дыхатель-
ных путей от бактерий и способствует развитию бронхоэктазов.
При некоторых типах повреждений клеток наблюдается накоп-
ление промежуточных филаментов. Например, тельца Маллори, или
алкогольный гиалин, представляют собой эозинофильные включе-
ния в клетках печени, характерные для алкогольной болезни. Такие
34

включения состоят, главным образом, из промежуточных филамен-
тов. Нейрофибриллярные включения в мозгу при болезни Альцгей-
мера содержат белки и нейрофиламенты и отражают повреждение
цитоскелета нейронов.
Старение клеток. С возрастом прогрессивно страдает ряд функ-
ций клеток: снижаются окислительное фосфорилирование в мито-
хондриях, синтез ферментов и рецепторов клеток; стареющие клетки
обладают сниженной способностью к поглощению питательных 
веществ и восстановлению хромосомных повреждений (схема 2.5).
Морфологические изменения в стареющих клетках включают не-
правильные и дольчатые ядра, полиморфные вакуолизированные
митохондрии, уменьшение эндоплазматической сети и деформацию
комплекса Гольджи. Одновременно происходит накопление пигмен-
та липофусцина.
Схема 2.5
Старение клеток (по E.Rubin, 1998)
Метаболическая активность
Окисление
Разрушение 
Окисление 
Повреждение 
белков
липидов
ДНК
Соматическое
повреждение
Старение
Cмерть
Генетические 
Факторы внешней 
факторы
среды
Нарушение механизмов
Питание
репарации ДНК
Интеркуррентные
Реакция на стресс
заболевания
Антиоксидантные
Экзогенные воздействия
механизмы
(радиация, химические 
вещества и др.)
35

Старение клеток является многофакторным процессом. Он
включает эндогенные молекулярные программы клеточного старе-
ния, а также экзогенные влияния, приводящие к прогрессирующему
вторжению в процессы выживаемости клеток.
В стареющих клетках происходит активация специфических для
старения генов, повреждаются гены — регуляторы роста, стимулиру-
ются ингибиторы роста, а также включаются и другие генетические
механизмы.
Генные дефекты могут быть связаны с телометрическим укоро-
чением хромосом. Теломеры играют важную роль в стабилизации
терминальных порций хромосом и прикреплении их к ядерному ма-
триксу. Теломеры уменьшаются в длине в последних пассажах куль-
туры клеток и в культуре клеток людей старческого возраста. Обна-
ружена связь между длиной теломера и активностью теломеразы.
Приобретенные повреждения клеток при старении возникают
под действием свободных радикалов. Причинами этих повреждений
может быть воздействие ионизирующей радиации или прогрессиру-
ющее снижение антиоксидантных механизмов защиты. Накопление
липофусцина сопровождает повреждение клетки свободными ради-
калами, однако сам по себе пигмент не токсичен для клетки. Кроме 
того, перекисное окисление липидов и свободные радикалы вызывают
повреждение нуклеиновых кислот как в ядре, так и митохондриях.
Мутации и уничтожение митохондриальной ДНК с возрастом ста-
новятся просто драматическими. Свободные радикалы кислорода
катализируют также образование модификаций белков, включая
ферменты. При этом белки становятся чувствительными к повреж-
дающему действию нейтральных и щелочных протеаз, содержащихся
в цитозоле, что ведет к дальнейшему нарушению функций клетки.
Посттрансляционные изменения внутриклеточных и внеклеточ-
ных белков также возникают с возрастом. Одной из разновидностей
таких изменений является неферментное гликозилирование белков,
приводящее к усилению гликолизирования клеточных продуктов,
способных к перекрестному связыванию с белками. Количество таких
продуктов увеличивается с возрастом, и они играют важную роль 
в патогенезе микроциркуляторных нарушений, например, при сахар-
ном диабете. Связанное с возрастом гликозилирование белков хрус-
талика лежит в основе старческой катаракты.
Оснащение лекции
Слайды макропрепаратов: казеозный некроз (первичный тубер-
кулез), восковидный некроз мышц живота, серая киста головного
36

мозга, сухая гангрена нижней конечности, инфаркт миокарда, 
инфаркт почки, инфаркты селезенки, рубцы в почке после инфаркта,
очаг Гона.
Слайды микропрепаратов: клетки при гипоксии, некроз фолли-
кулов селезенки при возвратном тифе, исчезновение гликогена
(ШИК-реакция), фибриноидный некроз сосудистых петель клу-
бочков почки, инфаркт миокарда, первичный туберкулезный 
аффект, центролобулярный некроз печени, некроз эпителия извитых
канальцев почки, тельце Каунсильмена.
Электронограммы: митохондрии при гипоксии, баллонная дис-
трофия гепатоцита, кальцинаты в митохондрии при гипоксии.
Лекция № 3
МОРФОЛОГИЯ НАРУШЕНИЙ БЕЛКОВОГО, 
ЛИПИДНОГО И ПИГМЕНТНОГО ОБМЕНОВ. 
ПАТОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЫЗВЕСТВЛЕНИЕ. 
ГИАЛИНОВЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ
Нормальная клетка выполняет определенное количество функ-
ций. Ее структуру и жизнедеятельность определяют генетические про-
граммы метаболизма, пролиферации и дифференцировки. В совокуп-
ности клетки способны удовлетворять физиологические запросы
организма — поддерживать нормальный гомеостаз. Под воздействием
разнообразных физиологических или патологических стимулов 
в клетках может развиться процесс адаптации, в результате которого
клетка приспосабливается к новым условиям, достигает нового 
устойчивого состояния. Однако, если лимиты адаптационного ответа
клетки исчерпаны, адаптация затруднена, а стимулы продолжают
действовать, наступает повреждение клетки. При незначительной
интенсивности неблагоприятного фактора повреждение клетки 
может быть обратимо, но в последующем возможна ее гибель. Неле-
тальное повреждение клеток называется дистрофией, оно отражает
метаболические нарушения. Этот вид повреждения может прояв-
ляться внутриклеточными скоплениями или аккумуляцией ненор-
мальных количеств различных веществ: 1) воды, липидов, белков 
и углеводов; 2) аномальных веществ, в том числе экзогенных, та-
ких как ионы, продукты нарушенного метаболизма; 3) пигментов.
Все они могут накапливаться транзитно или постоянно, быть без-
вредными или токсичными, локализоваться в цитоплазме (чаще 
в лизосомах) или в ядре. 
37

В классической патологической анатомии к дистрофии относят
повреждение, сопровождающееся накоплением или нарушением нор-
мального содержания различных веществ не только в клетках, 
но также во внеклеточном матриксе, стенках сосудов и строме органов
(накопление холестерина при атеросклерозе или гиалиновые изме-
нения стенок сосудов и клапанов сердца при ревматизме). Исходя 
из преимущественной локализации отложений и проявлений мета-
болических нарушений могут быть выделены паренхиматозные,
стромально-сосудистые и смешанные дистрофии, хотя в настоящее
время такой подход к классификации дистрофий и считается уста-
ревшим. 
Причинами дистрофии могут быть гипоксия, химические агенты,
токсические вещества или лекарства, генетические повреждения,
дисбаланс питания (неадекватное количество в пище белка, жиров,
витаминов и минералов), нарушения состава крови или мочи при 
заболеваниях внутренних органов. 
Различают три разновидности внутриклеточных скоплений. Во-пер-
вых,  скопления естественных эндогенных метаболитов, которые 
образуются в нормальном или ускоренном ритме, а скорость их уда-
ления недостаточна, например при жировых изменениях печени.
Во-вторых, накопление эндогенных веществ, которые не могут ме-
таболизироваться. Частая причина таких скоплений — генетический
дефект фермента. В результате продукты обмена не используются,
а откладываются внутри клетки в виде аморфных или филаментоз-
ных скоплений, развиваются болезни накопления (тезаурисмозы).
В-третьих, аккумуляция аномальных экзогенных веществ, которые
клетка не может ни разрушить с помощью ферментов, ни транспор-
тировать в другое место (например, частицы угля). 
Жировые дистрофии. Частым видом дистрофий является жиро-
вая. В клетках могут накапливаться липиды всех классов: триглице-
риды, эфиры холестерина и фосфолипиды. При некоторых генети-
ческих болезнях накопления, таких как мукополисахаридозы 
и болезнь Гоше, аккумулируются аномальные комплексы липидов 
и углеводов. Накопление липидов (триглицеридов) в паренхиматоз-
ных клетках, как правило, обратимо и называется стеатозом или жи-
ровой дистрофией. Чаще всего такие жировые изменения встреча-
ются в печени, которая является главным органом, участвующим 
в метаболизме жиров, а также в сердце, мышцах и почках. 
Ж и р о в а я   д и с т р о ф и я   п е ч е н и .   Наиболее часто стеатоз
печени наблюдается при алкоголизме, тучности, сахарном диабете,
гипоксии, токсических воздействиях, нарушении питания (недо-
38

статке белка в пище). Липиды поступают в печень из жировой ткани
или пищи в основном в виде свободных жирных кислот, в печеноч-
ных клетках превращаются в триглицериды. Для транспорта липи-
дов из печеночной клетки необходим апопротеин (липидный акцеп-
торный белок), при соединении с его молекулами внутриклеточных
триглицеридов образуются липопротеины. Накопление триглицери-
дов в печени может происходить в результате дефектов в процессе
превращения жирных кислот в липопротеин. Возникновение ряда
таких дефектов вызывает алкоголь, повреждающий функции мито-
хондрий и микросом. Некоторые токсины (CCl4) снижают синтез
липидного акцепторного белка. Гипоксия тормозит окисление жир-
ных кислот. Голодание увеличивает мобилизацию жировой ткани 
и ускоряет синтез триглицеридов, белковое голодание нарушает син-
тез апопротеина. При макроскопическом исследовании печень увели-
чена в размерах, дряблая, на разрезе желтого цвета, с налетом жира.
Такая печень образно называется “гусиная”, так как аналогично вы-
глядит печень у откормленных особым образом гусей, которых ис-
пользуют в приготовлении паштетов. Микроскопически при окраске
гематоксилином и эозином в цитоплазме гепатоцитов видны вакуо-
ли на месте включений липидов, растворившихся при обработке
срезов в спиртах и ксилоле. При окраске суданом III, выполняемой
на срезах замороженной ткани, капли жира имеют желто-красный
или желто-оранжевый цвет. При увеличении жира в крови воротной
вены более крупные жировые включения видны в периферических
отделах долек (крупнокапельное ожирение), а более мелкие — в цен-
тральных (средне- или мелкокапельное ожирение). 
Значение стеатоза зависит от причины и выраженности накоп-
ления липидов. Слабо выраженное накопление липидов не влияет
на функцию печени, их выраженная аккумуляция может нарушать
функцию клетки и необратимо повреждать внутриклеточные про-
цессы.
Ж и р о в а я   д и с т р о ф и я   м и о к а р д а   возникает, как правило,
вследствие гипоксии (при болезнях крови, сердечно-сосудистой 
недостаточности) и интоксикации (при алкоголизме, инфекцион-
ных заболеваниях, отравлении фосфором, мышьяком и т.д.). Меха-
низм развития жировой дистрофии миокарда связан со снижением
окисления липидов из-за деструкции митохондрий под влиянием
гипоксии или токсина. 
Особенностью жировой дистрофии миокарда является очаговый
характер поражения. При макроскопическом исследовании размеры
сердца увеличены, камеры его растянуты, сердечная мышца
39

дряблая, глинисто-желтого цвета. Под эндокардом левого желудоч-
ка, особенно в области трабекул и сосочковых мышц, видна желто-
белая исчерченность, что дало основание сравнивать миокард со
шкурой тигра (“тигровое сердце”). При микроскопическом исследова-
нии 
миокарда, окрашенного суданом III, липиды определяются в ци-
топлазме кардиомиоцитов в виде мелких капель (пылевидное ожи-
рение), преимущественно по ходу венозного колена капилляров 
и мелких вен, другие мышечные клетки свободны от жировых вклю-
чений. При электронно-микроскопическом исследовании жировые
включения имеют характерную исчерченность и располагаются
между внутриклеточными структурами. 
Сократительная способность миокарда при жировой дистрофии
снижается, что клинически проявляется сердечной недостаточностью.
В основе дистрофий может лежать нарушение обмена холестери-
на и его эфиров. Многие клетки используют холестерин в нормаль-
ном метаболизме для синтеза клеточных мембран, однако при неко-
торых патологических процессах может происходить накопление
холестерина в клетках и внеклеточном веществе.
При а т е р о с к л е р о з е   холестерин и его эфиры находят в глад-
комышечных клетках и макрофагах атеросклеротических бляшек
(такие клетки называются пенистыми, так как при окраске гематок-
силином и эозином вакуоли на месте растворенных при приготовле-
нии препарата липидов придают цитоплазме пенистый вид), появ-
ляющихся в интиме аорты и крупных артерий. Некоторые из этих
клеток гибнут, а липиды попадают во внеклеточное пространство.
Внеклеточный холестерин может кристаллизоваться, приобретая
форму длинных игл. При врожденных гиперлипидемических 
состояниях (первичные гиперлипопротеинемии I—V типов) помимо
изменений артерий наблюдаются скопления пенистых клеток, 
содержащих холестерин, в субэпидермальной соединительной ткани
кожи и в сухожилиях. Они образуют опухолеподобные образования
— ксантомы. Пенистые макрофаги часто встречаются в местах 
повреждения клеток в очагах воспаления. Они образуются вследст-
вие фагоцитоза холестерина из мембран разрушенных клеток. Мно-
жественные мелкоочаговые отложения эфиров холестерина, содер-
жащиеся в макрофагах, при хроническом холецистите придают
слизистой оболочке желчного пузыря пестрый вид за счет желтых
полос и мелких пятен (холестероз желчного пузыря). 
Белковые дистрофии. При избытке белка в цитоплазме клеток
выявляются скопления, которые выглядят как округлые эозино-
фильные капли, вакуоли или массы. 
40

При почечных заболеваниях, связанных с потерей белка с мочой
(протеинурия), белок проходит через гломерулярный фильтр в про-
ксимальные канальцы, а откуда реабсорбируется эпителиальными
клетками с помощью пиноцитоза. Пиноцитозные пузырьки слива-
ются с лизосомами, формируя фаголизосомы, которые образуют
крупные эозинофильные капли в цитоплазме эпителиальных клеток
проксимальных канальцев. Клетки эпителия при этом увеличены 
в объеме, просветы канальцев сужены. Такой вид дистрофии в клас-
сической патологической анатомии называется г и а л и н о в о -
к а п е л ь н о й   д и с т р о ф и е й .
Примером избыточного накопления белка являются также тельца
Русселя (Russell W.) — производные плазматических клеток. Эндо-
плазматическая сеть плазматических клеток при активном синтезе
иммуноглобулинов может выглядеть растянутой и заполненной
крупными гомогенными эозинофильными включениями. При алко-
гольной болезни, особенно остром алкогольном гепатите, в клетках
печени также встречаются эозинофильные включения (алкогольный
гиалин). Такие гепатоциты называются тельцами Маллори.
Нарушение обмена белков часто сочетается с повреждением 
Na-K- помпы — клетки теряют способность поддерживать ионный 
и жидкостный гомеостаз, что приводит к накоплению ионов натрия
и набуханию или гидратации клетки. Такой патологический процесс
называется  г и д р о п и ч е с к о й   д и с т р о ф и е й . Гидропическая
дистрофия может возникать в эпителии канальцев почек при нефро-
тическом синдроме в случае повреждения мембранно-ферментных
систем, ответственных за реабсорбцию белка и воды. При микроско-
пическом исследовании 
видны набухание и вакуолизация цитоплазмы
эпителия извитых канальцев, ядра клеток смещаются к базальной
мембране, бледно окрашены. Просветы канальцев сужены. Хотя
дистрофия, как правило, обратима, при выраженном набухании 
и гидропической дистрофии (баллонной дистрофии) возможна 
гибель клеток (фокальный или  тотальный колликвационный некроз
и слущивание их в просвет. Помимо выраженной протеинурии для
нефротического синдрома характерны гипопротеинемия, гиперли-
пидемия и отеки. Повреждение базальной мембраны капилляров
клубочка в сочетании с гиперлипидемией может приводить к появле-
нию в первичной моче липидов и развитию не только белковой, но 
и жировой дистрофии эпителия канальцев почки. Гидропическая дис-
трофия гепатоцитов — характерный признак вирусного гепатита В,
отражает извращение белково-синтетической функции клеток печени
вследствие репродукции вируса. При электронно-микроскопическом
41

исследовании  в цитоплазме гепатоцитов можно видеть значительно
расширенную эндоплазматическую сеть с формированием цистерн
(баллонов). 
Углеводные дистрофии. Н а р у ш е н и я   м е т а б о л и з м а   г л ю -
к о з ы   и л и   г л и к о г е н а приводят к внутриклеточным скоплениям
гликогена. При сахарном диабете гликоген обнаруживается в эпите-
лиальных клетках дистального отдела извитых канальцев почек 
и иногда в нисходящей части петли Генле (вследствие выделения
глюкозы с мочой — глюкозурии из-за гипергликемии), а также 
в клетках печени, В-клетках островкового аппарата поджелудочной
железы и т.д. Гликоген накапливается также в клетках (печени, 
почек, желудочно-кишечного тракта, мышц, эритроцитах) при гли-
когенозах (болезнях накопления, тезаурисмозах).
Нарушение обмена пигментов. Повреждение клеток и тканей 
может быть связано с накоплением окрашенных веществ — пигментов.
Пигменты имеют различную химическую структуру, могут встре-
чаться в норме или накапливаются при патологических состояниях.
Пигменты могут быть экзогенными и эндогенными. Самым распро-
страненным  экзогенным пигментом является уголь. Угольная пыль
попадает в легкие при дыхании из воздуха. Частицы угля захватыва-
ются альвеолярными макрофагами (кониофагами) и по лимфатиче-
ским каналам транспортируются в регионарные лимфатические 
узлы и ткань легкого, где они откладывается в виде включений чер-
ного цвета (антракоз). Угольная пыль накапливается и в очагах пнев-
москлероза. Как правило, на угольную пыль воспалительная реакция
не развивается, но при значительных отложениях уголь в сочетании
с пневмосклерозом может быть причиной заболевания, называемого
пневмокониозом.
К эндогенным пигментам относятся липофусцин, меланин и не-
которые производные гемоглобина. Липофусцин  — желто-коричне-
вый нерастворимый пигмент, известный также как липохром, или
пигмент старения. Этот пигмент — продукт внутриклеточного пере-
кисного окисления полиненасыщенных липидов субклеточных
мембран, он состоит из полимеров липидов и фосфолипидов, свя-
занных с белком. Липофусциноз — нарушение обмена, характеризую-
щееся избыточным накоплением липофусцина, он может быть вто-
ричным и первичным (наследственным). Липофусцин не нарушает
функцию клетки. При вторичном липофусцинозе пигмент находят в
клетках, подвергающихся медленным регрессивным изменениям,
чаще у старых людей или у больных с недостаточностью питания или
раковым истощением (кахексией). Обычно происходит уплотнение
42

органа и уменьшение его размеров (бурая атрофия). Наиболее харак-
терные изменения возникают в печени, миокарде и поперечно-
полосатых мышцах. При макроскопическом исследовании сердца от-
мечаются бурый цвет, уменьшение массы сердца, уменьшение коли-
чества жировой клетчатки под эпикардом. Извилистый ход сосудов
под эпикардом доказывает, что речь идет именно об уменьшении
размеров сердца, а не о сердце небольших размеров. Печень  также
уменьшена в размерах и массе, бурая, капсула ее морщинистая, 
передний край заострен и кожистый вследствие замещения парен-
химы фиброзной тканью. При микроскопическом исследовании мио-
карда 
золотистый пигмент выявляется перинуклеарно. В печени
гепатоциты и их ядра уменьшены в размерах, пространства между
истонченными печеночными балками расширены. В цитоплазме 
гепатоцитов включения золотисто-бурых гранул пигмента.
При наследственном липофусцинозе происходит его избира-
тельное накопление в клетках определенных органов. Включения
липофусцина в гепатоцитах могут наблюдаться при наследственных
гепатозах (синдромы Дабина—Джонсона, Жильбера и т.д.). Нейро-
нальный липофусциноз характерен для генетически обусловленных
заболеваний с поражением центральной нервной системы (болезнь
Тея—Сакса, Янского—Бильшовского и т.д.). 
Одним из важнейших эндогенных пигментов является меланин
(от греч. melas — черный). Меланин — пигмент буровато-черного
цвета. В гистологических препаратах меланин выявляют при помощи
аргентаффинной реакции, основанной на способности пигмента
восстанавливать аммиачный раствор азотнокислого серебра до 
металлического серебра. Пигмент синтезируется в специализиро-
ванных органеллах (премеланосомах и меланосомах), хорошо вид-
ных при ультраструктурном исследовании в клетках — меланоцитах.
Меланин образуется при окислении тирозина в дегидроксифенила-
ланин (ДОФА) под действием фермента тирозиназы, в связи с чем
его иногда называют тирозиногенным пигментом (табл.3.1). Основ-
ная функция меланина — рецепция света и защита от ультрафиолета.
Меланоциты имеют нейроэктодермальное происхождение, распола-
гаются в базальном слое эпидермиса, сетчатке и радужной оболочке
глаза, мягких мозговых оболочках. Синтез меланина активируют
гормоны гипофиза (β-липотропин и меланоцитстимулирующий
гормон), щитовидной железы, АКТГ, половые гормоны и медиаторы
симпатической части вегетативной нервной системы. Подавляют
синтез пигмента мелатонин и медиаторы парасимпатической части
вегетативной нервной системы. 
43

Таблица 3.1
Регуляция меланогенеза
Стимуляторы меланогенеза
Ингибиторы меланогенеза
1. Гормоны гипофиза 
1. Мелатонин
(β-липотропин и меланоцит-
стимулирующий гормон)
2. Медиаторы парасимпатической
части вегетативной нервной
2. Половые гормоны
системы
3. АКТГ
4.  Гормоны щитовидной железы
5. Медиаторы симпатической
части вегетативной нервной
системы
Нарушения обмена меланина (табл. 3.2) бывают врожденными и при-
обретенными, местными и распространенными, выражаются в гиперпиг-
ментации или гипопигментации. Усиление меланогенеза называют
г и п е р п и г м е н т а ц и е й , или м е л а н о з о м . Меланоз может быть
приобретенным или наследуемым. Приобретенный распространен-
ный меланоз развивается при аддисоновой болезни. Макроскопически
кожа имеет интенсивную коричневую окраску, сухая, шелушащаяся.
При  микроскопическом исследовании цитоплазма меланоцитов ба-
зального слоя эпидермиса и некоторых кератиноцитов заполнена
большим количеством зерен меланина. В дерме меланин встречает-
ся в меланоцитах и макрофагах (меланинофагах), фагоцитирующих
пигмент при гибели меланоцитов. Эпидермис атрофичен, отмечает-
ся избыточное образование кератина (гиперкератоз). Причина забо-
левания в двустороннем поражении надпочечников (при аутоим-
мунном поражении, туберкулезе, опухолях, метастазах, амилоидозе,
и т.д.), приводящем к снижению в крови уровня кортизола и к уси-
лению синтеза АКТГ, обладающего меланинстимулирующим дейст-
вием, что вызывает активацию тирозиназы и усиление синтеза мела-
нина в коже и слизистых оболочках. 
Примером врожденного распространенного меланоза является
пигментная ксеродерма. Заболевание наследуется по аутосомно-
рецессивному типу и связано с нарушением способности ДНК клеток
кожи к репарации после воздействия ультрафиолета. После воздействия
солнечного света возникает мелкая пятнистая гиперпигментация, отме-
чаются также области депигментации, телеангиэктазии, трещины 
кожи. Для микроскопической картины характерны гиперкератоз эпи-
дермиса, сочетание апоптоза, атрофии и гипертрофии кератиноци-
44

Таблица 3.2
Основные нарушения обмена меланина
Распространенные
Местные
Вид
нарушения
Наслед-
Приобре
Наслед-
Приобретенные
обмена
ственные
тенные
ственные
Гиперпиг-
Пигментная
Болезнь

1. Веснушки
ментации
ксеродерма
Аддисона
2. Меланодермия
3. Лентиго
4. Невоклеточный
невус
Гипопиг-
Альбинизм


Витилиго
ментации
тов, увеличение количества пигмента в меланоцитах и кератиноци-
тах, лейкоцитарные инфильтраты. Повышен риск развития онколо-
гических заболеваний кожи. 
К местным гиперпигментациям относятся веснушки, мелано-
дермия, лентиго, невоклеточный невус (родинка). В элементах вес-
нушек, 
возникающих после солнечного облучения, увеличено коли-
чество меланина в кератиноцитах базального слоя эпидермиса,
количество меланоцитов не изменено, хотя некоторые из них увели-
чены в размерах. Меланодермия связана с усилением синтеза мелани-
на и функциональными изменениями в меланоцитах, что приводит
к усиленному переносу пигмента в базальные кератиноциты или
дермальные макрофаги. Это состояние может быть связано с бере-
менностью, приемом оральных контрацептивов или иметь неясное
происхождение. Лентиго — овальная коричневая макула, не завися-
щая от солнечного света, гистологически характеризующаяся 
линейной гиперплазией меланоцитов. Невоклеточный невус образу-
ется из меланоцитов, которые растут гнездами или группами вдоль
стыка эпидермиса и дермы. Невусные клетки имеют округлую или
овальную форму, округлые ядра, относительно мономорфны. Их ми-
тотическая активность незначительна. Злокачественная опухоль из
меланоцитов называется злокачественной меланомой. Опухоль нередко
развивается из предсуществующего невуса. Клетки меланомы поли-
морфные, полигональные, располагаются по одной или формируют
гнезда и группы, могут содержать в цитоплазме меланин. Беспигмент-
ная меланома — одна из наиболее сложных для гистологического ди-
агноза опухолей. Прогноз опухоли зависит в основном от глубины
45

врастания в дерму. Характерно гематогенное и лимфогенное метаста-
зирование. Меланома развивается не только в коже, но и в слизистой
оболочке рта, пищеводе, оболочках головного мозга, области поло-
вых органов, заднего прохода. Это одна из частых опухолей глаза
(развивается в сосудистой оболочке глаза). 
У м е н ь ш е н и е   с и н т е з а   м е л а н и н а   проявляется альби-
низмом и витилиго. Альбинизм — распространенное нарушение пиг-
ментации, заболевание с аутосомно-рецессивным типом наследова-
ния, для которого характерно отсутствие или уменьшение активности
фермента тирозиназы, меланоциты в организме имеются. У альбино-
сов белая кожа, очень светлые волосы, розовая радужная оболочка
глаз. Витилиго — местное проявление гипопигментации, характе-
ризуется отсутствием меланоцитов на четко ограниченных и часто
симметрично расположенных участках, от единичных пятен до
почти полной поверхности кожи. Причина заболевания точно не
известна. Оно может иметь семейный характер или развиваться
после травм головы, в связи с эндокринными или аутоиммунными
заболеваниями, после воспалительных или некротических про-
цессов в коже (пузырных дерматозов, ожогов, сифилитического
поражения).
В группу тирозиногенных пигментов также включают адрено-
хром и пигмент гранул энтерохромаффинных клеток. Адренохром 
темно-коричневый пигмент, образующийся при окислении адрена-
лина, находится в виде мелких зерен в клетках мозгового вещества
надпочечников и опухоли из этих клеток, называемой феохромоци-
томой. Пигмент выявляется аргентаффинной и хромаффинной (ок-
рашивается хромовой кислотой) реакциями.
Пигмент гранул энтерохромаффинных клеток или клеток APUD-
системы тесно связан с синтезом биогенных аминов. Энтерохро-
маффинные клетки многочисленны, расположены во многих орга-
нах, преимущественно в желудочно-кишечном тракте и бронхах,
содержат биологически активные вещества, участвующие в регуля-
ции их деятельности (серотонин, гастрин, гистамин и т.д.). Пигмент
выявляется аргентаффинными, аргирофильными и иммунофлуо-
ресцентными реакциями.
Группа пигментов, образование которых связано с метаболиз-
мом гемоглобина (пигменты — производные гемоглобина или гемо-
глобиногенные), самая большая (табл.3.3). Функции гемоглобино-
генных пигментов 
— транспорт и депонирование кислорода 
и железа, транспорт электронов, участие в метаболизме лекарствен-
ных соединений и т.д. Пигменты этой группы могут выявляться 
46

Таблица 3.3 
Классификация пигментов - производных гемоглобина 
в зависимости от условий определения
Пигменты, определяемые 
Пигменты, определяемые 
в норме
в условиях патологии
1. Гемоглобин
1. Гематоидин
2. Ферритин
2. Гематины (солянокислый
гематин, гемомеланин,
3. Гемосидерин
формалиновый пигмент)
4. Билирубин
3. Порфирины
в норме (гемоглобин, ферритин, гемосидерин, билирубин) или только
в условиях патологии (гематоидин, гематины, порфирины); некото-
рые из них содержат железо (гемоглобин, ферритин, гемосидерин,
гематины), другие — нет (билирубин, гематоидин, порфирины).
Обмен железа тесно связан с обменом гемоглобиногенных пиг-
ментов. Общее содержание железа у здоровых мужчин составляет
около 3,5 г, у женщин — 2,5 г. В пище железо содержится в форме 
гема (в мясных продуктах) и в других соединениях. Всасывание проис-
ходит в двенадцатиперстной кишке и верхних отделах тощей кишки,
железо гема усваивается лучше. Из клеток слизистой оболочки кишки
железо переносится на трансферрин — железо-транспортирующий
белок, доставляющий его к эритробластам и гепатоцитам. Трансфер-
рин соединяется со специфическими рецепторами на поверхности
эритробласта, комплекс трансферрин-железо путем эндоцитоза
проникает в предшественники эритроцитов, где используется при
синтезе гемоглобина. Гемоглобин  — хромопротеид, который содер-
жит железо, состоит из гема и белковой части, в состав последней
входят две пары полипептидных цепей (α и β). Не используемое для
синтеза гемоглобина железо (поступившее из кишечника или обра-
зовавшееся при гемолизе) переносится трансферрином в резерв-
ный пул, накапливается в виде ферритина (гетерогенный комплекс
белковых молекул, сгруппированный вокруг состоящего из железа
“ядра”) и гемосидерина в печени (в гепатоцитах, звездчатых ретику-
лоэндотелиоцитах), селезенке, костном мозге (в макрофагах). Фер-
ритин и гемосидерин — ж е л е з о с о д е р ж а щ и е   п и г м е н т ы .
Гемосидерин — полимер ферритина, образуется в основном в макро-
фагах селезенки, печени, лимфатических узлов и костного мозга, а так-
же в макрофагах практически любого органа и ткани. 
Такие клетки
называются  сидеробластами. При их гибели уже синтезированный
47

пигмент может быть фагоцитирован другими макрофагами, называе-
мыми сидерофагами. Гемосидерин выявляется в клетках при окраске
гематоксилином и эозином в виде зерен золотисто-желтого или 
золотисто-коричневого цвета. При реакции Перлса (выявление солей
оксида железа с помощью железосинеродистого калия и хлористо-
водородной кислоты) эти гранулы приобретают зеленовато-синее 
окрашивание за счет образования железосинеродистого железа
(берлинской лазури). 
Избыточное накопление гемосидерина называется гемосидерозом.
Он может быть местным и общим. Местный гемосидероз возникает
при внесосудистом (экстраваскулярном) гемолизе в очагах кровоиз-
лияний. Лучшим примером местного гемосидероза является обыч-
ный синяк. Местный гемосидероз легких (бурая индурация легких)
характерен для хронического венозного застоя в системе малого
круга кровообращения, чаще всего у пациентов с хронической ише-
мической болезнью сердца или митральным стенозом. При хрониче-
ском венозном полнокровии вследствие гипоксии и повышения
проницаемости сосудов возникают множественные мелкие кровоиз-
лияния, сопровождающиеся гемолизом и гемосидерозом. Легкие
имеют пестрый вид за счет буроватых включений гемосидерина 
и плотную консистенцию в связи с разрастанием соединительной
ткани (склерозом). При микроскопическом исследовании при 
окраске гематоксилином и эозином в легочной ткани отмечается
скопление клеток (сидеробластов и сидерофагов), нагруженных
бурым пигментом. Клетки с пигментом видны в полости альвеол,
просвете бронхов, межальвеолярных перегородках и строме легкого.
При  реакции Перлса эти гранулы приобретают голубовато-зеленое
окрашивание. Местный гемосидероз легких может быть и при дру-
гих заболеваниях — синдроме Гудпасчера, васкулитах и т.д. Основ-
ной клинический симптом — кровохарканье. Даже при небольших
кровоизлияниях за счет коричневатого гемосидерина цвет мокроты
становится ржавым, в ней обнаруживаются макрофаги с пигментом
(клетки сердечных пороков). Редким заболеванием является идиопа-
тический легочный гемосидероз.
Общий гемосидероз возникает при избытке железа из-за внутри-
сосудистого (интраваскулярного) гемолиза (при заболеваниях кро-
ви, отравлении гемолитическими ядами, инфекционных заболева-
ниях, переливании несовместимой по группе и резус-фактору крови
и т.д.) или при повышении всасывания железа из пищи. В этих слу-
чаях гемосидерин откладывается во многих органах и тканях, пре-
имущественно в гепатоцитах, макрофагах печени, селезенки, кост-
48

ного мозга и других органов. В печени пигмент легко можно увидеть
при окраске гематоксилином и эозином или выявить при реакции
Перлса. В большинстве случаев пигмент не повреждает паренхима-
тозные клетки и не вызывает нарушений функций органа. Если повы-
шенное содержание железа сопровождается повреждением тканей с
атрофией паренхимы, склерозом, снижением функции органа, то
такое состояние называется гемохроматозом.
Гемохроматоз (табл. 3.4) возникает при общем содержании желе-
за в организме свыше 15 г, он может быть первичным и вторичным.
Таблица 3.4 
Сравнительная характеристика гемосидероза и гемохроматоза
Вид патологического процесса
Признак
Гемосидероз
Гемохроматоз 
Местный
Общий
Наследование
Нет
Нет
Наследственный
или приобретенный
Количество 
Не изменено
Не изменено
Увеличено 
железа  
(2–6 г)
(более 15 г)
в организме
Патогенез
Экстраваску-
Интраваску-
Усиление
лярный гемолиз
лярный 
всасывания железа
гемолиз
или поступление
извне (лекарства,
гемотрансфузии,
эритроидная
гиперплазия)
Локализация
Участок 
Мононуклеар-
Паренхиматозные
пигмента
кровоизлияния
ные фагоциты
клетки печени,
печени,
миокарда, желез
селезенки,
внутренней
костного мозга, секреции, островки
макрофаги
поджелудочной
других органов
железы, кожа
Функция 
Не изменена
Нарушена
органов
Другие Зависят
Желтуха
Гиперпигментация
проявления
от основного
кожи (в связи 
заболевания
с двухсторонним
поражением
надпочечников),
липофусциноз
49

Первичный гемохроматоз обусловлен генетическим дефектом, свя-
занным с усиленным всасыванием железа пищи, обычно наследу-
ется как аутосомно-рецессивный признак. Типичные проявления
— цирроз печени, сахарный диабет, бронзовая окраска кожи
(бронзовый диабет), кардиомиопатия с кардиомегалией, пораже-
ние слизистых и серозных оболочек, недостаточность экзо- 
и эндокринных желез. Наряду с гемосидерином могут накапливать-
ся также липофусцин и меланин (вследствие поражения надпочеч-
ников). Причиной вторичного гемохроматоза может быть перена-
сыщенность организма железом, например, при внутримышечном
или парентеральном введении его препаратов, гемотрансфузиях,
передозировке витамина С, а также при анемии с эритроидной 
гиперплазией. 
Ж е л е з о с о д е р ж а щ и м и   п и г м е н т а м и (табл.3.5) являются
также пигменты гематины, образующиеся при гидролизе оксигемог-
лобина, к которым относятся гемомеланин, солянокислый гематин
и формалиновый пигмент. 
Малярийный пигмент (гемомеланин, гемозоин) образуется в резуль-
тате жизнедеятельности малярийного паразита, мерозоиты которо-
го проникают в эритроциты и гидролизуют гемоглобин. Выделен-
ный из разрушенных эритроцитов пигмент поглощают макрофаги.
Черный цвет пигмента определяет сероватый цвет органов (селезенки,
печени, головного мозга и др.) при малярии.
Солянокислый гематин образуется в желудке при взаимодействии
ферментов и соляной кислоты с гемоглобином. Этот пигмент окра-
шивает дно эрозий и язв в коричневый цвет и придает рвотным мас-
сам при желудочном кровотечении вид “кофейной гущи”.
Формалиновый пигмент имеет буроватую окраску и образуется
при фиксации тканей кислым формалином, изменяя их цвет. 
Таблица 3.5
Классификация пигментов — производных гемоглобина 
в зависимости от наличия железа
Содержащие железо
Не содержащие железо
Гемоглобин
Билирубин
Гемосидерин
Гематоидин
Ферритин
Порфирины
Гематины
50

Н е   с о д е р ж а щ и м и   ж е л е з а   п и г м е н т а м и (табл.3.5),
связанными с обменом гемоглобина, являются гематоидин, билиру-
бин и порфирин. Гематоидин образуется при внесосудистом гемолизе
в зонах некроза, например, в центре гематом. Химически пигмент
идентичен билирубину. В практике наибольшее значение имеют на-
рушения обмена билирубина и порфирина или правильнее сказать
— порфиринов.
Билирубин  — нормальный пигмент желчи. Нарушение обмена
билирубина связано с расстройством его образования и выделения.
Билирубин выявляется морфологически в клетках и тканях только
при желтухе — состоянии, обусловленном избыточным накоплением
билирубина в плазме крови. В печени, особенно при заболеваниях, 
сопровождающихся нарушением оттока желчи, билирубин встречается
в синусоидах, купферовских клетках (макрофагах) и гепатоцитах.
Скопления билирубина могут вызывать некроз гепатоцитов, дли-
тельное нарушение оттока желчи — сопровождаться развитием били-
арного цирроза печени
. При некоторых формах желтухи билирубин
накапливается также в эпителиальных клетках канальцев почек. 
Пигмент образуется при гемолизе гемоглобина. В результате рас-
крытия тетрапиррольного кольца образуется зеленый пигмент били-
вердин,  
затем желтый — билирубин. Превращение гема в билирубин
макрофагами можно наблюдать в гематоме: обусловленный гемом
пурпурный цвет медленно переходит в желтый цвет билирубина. 
В дальнейшем в гепатоцитах происходит конъюгация билирубина 
с глюкуроновой кислотой и секреция его в желчь с помощью меха-
низма активного транспорта. 
В зависимости от того, какой тип билирубина присутствует 
в плазме, гипербилирубинемию можно разделить на неконъюгиро-
ванную и конъюгированную. Неконъюгированная гипербилирубине-
мия 
наблюдается при усиленном гемолизе (надпеченочная желтуха)
или заболеваниях печени (печеночная желтуха). Среди этих заболева-
ний могут быть как приобретенные (действие токсических веществ,
отравление грибами, гепатиты, цирроз), так и наследственные фер-
ментопатии [синдром Криглера—Найара, болезнь Гильберта
(Жильбера) и т.д.]. 
Конъюгированная гипербилирубинемия может быть обусловлена 
обтурацией печеночных или общего желчного протоков (подпеченоч-
ная желтуха
) камнем или опухолью, а также встречаться при некото-
рых наследственных заболеваниях, проявляющихся нарушением пе-
ченочной секреции в желчь билирубина и других конъюгированных
соединений, в частности эстрогенов (синдром Дубина—Джонсона).
51

Конъюгированный билирубин растворим в воде, поэтому он обна-
руживается в моче больных конъюгированной гипербилирубинеми-
ей. Присутствие в моче билирубина и отсутствие уробилиногена
свидетельствует о наличии подпеченочной желтухи. При надпече-
ночной желтухе в моче в больших количествах выявляется уробили-
ноген, а билирубин, как правило, отсутствует. 
Порфирины — циклические соединения, образованные четырьмя
пиррольными кольцами, предшественники гема, который образует-
ся в результате ряда последовательных реакций после соединения
протопорфирина с двухвалентным железом. Порфирии — это группа
заболеваний, обусловленных нарушениями биосинтеза порфири-
нов, при этом отмечается повышенное выделение порфиринов или
их предшественников, которые могут быть обнаружены в крови, 
кале или моче пациентов. Порфирии могут быть приобретенными
(при действии токсических соединений — гексахлорбензола, солей
тяжелых металлов, некоторых лекарств) и наследственными (переме-
жающаяся острая порфирия, врожденная эритропоэтическая пор-
фирия, наследственная копропорфирия, наследственная фотоко-
пропорфирия и т.д.). Для каждого типа порфирий характерен набор
экскретируемых с мочой порфиринов и их предшественников. Кли-
нические и морфологические проявления порфирий разнообразны:
нарушается функция многих органов и тканей — кожи, нервной сис-
темы, желудочно-кишечного тракта, печени, почек, костного мозга.
Одними из наиболее примечательных симптомов являются свето-
чувствительность в сочетании с анемией и, соответственно, повы-
шенной потребностью в свежей крови, что так свойственно мифиче-
ским персонажам — вампирам. 
Нарушение обмена липидов. Большое значение для организма
имеют минералы. В частности, ионы кальция регулируют ряд важ-
нейших процессов: свертывание крови, нейромышечное возбужде-
ние, мышечное сокращение, ферментативные реакции, высвобож-
дение гормонов и их внутриклеточное действие. Они участвуют
также в поддержании целостности мембран и трансмембранном
транспорте. Кальций поступает в организм с пищей (0,5—1 г/сут),
адсорбируется в начальном отделе тонкой кишки, где образуется
растворимый фосфат кальция. Количество кальция в организме
взрослого человека составляет около 1 кг, 99% его содержится в кос-
тях в форме гидроксиапатита. Нормальная концентрация кальция 
в крови находится в пределах 8,8—10,4 мг%. Ион кальция и парный
ему ион фосфата присутствуют в плазме крови в концентрациях,
близких к пределу растворимости их соли. Связывание иона кальция
52

с белками предупреждает возможность образования осадка и экто-
пической кальцификации.
Кости являются депо кальция. Около 1% кальция скелета (область
губчатого вещества эпифизов и метафизов) и кальций, находящийся
в периостальном пространстве (еще 1% общего количества), состав-
ляют лабильный пул. Освобождение кальция из костей происходит
либо лакунарным рассасыванием с участием остеокластов, либо при
помощи пазушного рассасывания без участия клеток. Органами 
выделения кальция являются толстая кишка (65%), почки (30%) и пе-
чень (желчь). Гомеостаз кальция регулируют паратиреоидный гормон
(паратгормон), кальцитонин и кальцитриол, или витамин Д.
Нарушения обмена кальция проявляются синдромами гипокальцие-
мии и гиперкальциемии. Аномальное выпадение солей кальция называ-
ется патологическим обызвествлением, кальцинозом или известковой
дистрофией.

При патологическом обызвествлении происходит выпадение
солей кальция одновременно с малыми количествами железа,
магния и других минеральных солей. Выявить кальций в ткани
можно при помощи реакции серебрения Косса и микросжиганием
с последующей гистоспектрофотографией. При окрашивании 
гематоксилином и эозином соли кальция интенсивно окрашива-
ются в синий цвет.
Различают две формы патологического обызвествления: дистро-
фическое и метастатическое (табл.3.6). Уровень кальция в крови при
д и с т р о ф и ч е с к о м   о б ы з в е с т в л е н и и не меняется, соли
кальция откладываются местно в участках некроза и склероза. Каль-
цификация происходит, например, в фиброзных бляшках с распа-
дом (атероматозом) при атеросклерозе, который сопровождается по-
вреждением интимы аорты и крупных артерий, в легких при
заживлении очагов казеозного некроза при туберкулезе. Фокусы
обызвествления приобретают каменистую плотность и называются
петрификатами. При старении и ревматических болезнях соли каль-
ция откладываются в клапанах сердца.
При  д и с т р о ф и ч е с к о м   о б ы з в е с т в л е н и и образуются
кристаллические минералы, состоящие из фосфата кальция в виде
апатита, похожего на гидроксиапатит костей. Процесс дистрофиче-
ского обызвествления складывается из двух фаз — инициации (нук-
леации) и распространения — и развивается как в клетках, так и вне-
клеточно. Инициация внутриклеточного обызвествления происходит
в митохондриях умерших или умирающих клеток, которые накапли-
вают кальций. 
53

Табл. 3.6 
Характеристика патологического обызвествления
Вид обызвествления
Признак
Дистрофическое
Метастатическое
Уровень кальция 
Не изменен
Гиперкальциемия
в крови
Предшествующие Некроз, 
склероз
Нет
изменения тканей
Локализация 
Местно в участках 
Интерстиций слизистой 
отложений
повреждения
оболочки желудка, почек,
миокарда, артерий, 
легочных вен
Функция органов
Может нарушаться
Может нарушаться
Вне клеток фаза инициации проходит в окруженных мембраной
пузырьках около 200 нм в диаметре. Полагают, что кальций концен-
трируется в этих пузырьках благодаря его сродству с кислыми фос-
фолипидами, содержащимися в пузырьках, а затем к кальцию при-
соединяются фосфатные группы, образовавшиеся в результате
действия ассоциированных с мембраной фосфатаз, освобождаю-
щихся при старении или разрушении клетки. Этот процесс имеет
циклический характер. В результате формируются микрокристаллы,
которые постепенно увеличиваются в размере (фаза распростране-
ния или роста). Образование кристаллов зависит от концентрации
кальция и фосфора во внеклеточных пространствах и возможно 
регулируется несколькими неколлагеновыми протеинами внекле-
точного матрикса, которые в нормальных условиях участвуют 
в формировании костной ткани (остеопонтин, остеонектин, остео-
кальцин, протеины, содержащие гамма-карбоксиглютаминовую
кислоту). Остеокальцин и остеопонтин играют важную роль в обыз-
вествлении стенок артерий в атеросклеротических бляшках при по-
вреждении (например, после операции баллонной ангиопластики),
а также в обызвествлении клапанов сердца в исходе воспаления 
и при старении. Макрофаги и гладкомышечные клетки могут экс-
прессировать белки, регулирующие обызвествление в этих структу-
рах. Коллаген ускоряет образование кристаллов.
Дистрофическое обызвествление, как правило, служит признаком
повреждения, но оно может вызывать и нарушение функции органов,
например, при обызвествлении клапанов сердца и атеросклерозе.
54

Метастатическое обызвествление происходит в нормальных тка-
нях при гиперкальциемии. Причинами гиперкальциемии являются
гиперпаратиреоидизм, интоксикация витамином D, системный сар-
коидоз и другие гранулематозы, гипертиреоидизм, идиопатическая
гиперкальциемия, болезнь Аддисона (адренокортикальная недоста-
точность), усиленное разрушение костей, связанное с диссеминиро-
ванной костной опухолью (множественная миелома и метастатичес-
кий рак), лейкоз, сниженное образование кости при иммобилизации.
Гиперкальциемия в некоторых случаях развивается также при выра-
женной почечной недостаточности с задержкой фосфора, приводя-
щей к вторичному гиперпаратиреоидизму.
Соли кальция откладываются в различных тканях, но обязательно
в интерстиции слизистой оболочки желудка, почек, легких, миокар-
да, артерий и легочных вен. Все эти ткани при функционировании
теряют кислоту и ощелачиваются, что предрасполагает к метастати-
ческому обызвествлению. Соли кальция могут иметь вид некристал-
лических аморфных депозитов или структуру кристаллов гидрокси-
апатита. Чаще всего минеральные соли не вызывают дисфункции
органов клинически, однако массивное обызвествление, например,
тканей легкого или почек (нефрокальциноз) могут нарушить функ-
цию этих органов. 
Характеризуя нарушения кальциевого обмена, нельзя не упомя-
нуть о довольно редком феномене — кальцифилаксии. Точные механиз-
мы развития этого процесса не установлены. Уровень гормонов, каль-
ция и фосфата в сыворотке крови не имеют существенного значения.
Известно, что кальцифилаксия наблюдается у пациентов с хроничес-
кой почечной, реже печеночной недостаточностью, вторичным 
гиперпаратиреоидизмом, как проявление паранеопластического
синдрома. Этот феномен — остро возникающее угрожающее жиз-
ни состояние, при котором в коже и подкожной клетчатке появля-
ются болезненные очаги некроза с изъязвлением и воспалением.
При  микроскопическом исследовании в дерме и подкожной клетчатке
обнаруживают обызвествление средней оболочки артерий мелкого 
и среднего калибра, продуктивный эндоваскулит с тромбозом, что 
ведет к острой ишемии и некрозу. Может наблюдаться обызвествле-
ние восходящей аорты и аортального клапана. Кальцифилаксия часто
заканчивается летально из-за развития гангрены или сепсиса.
Гиалиновые изменения. Одним из вариантов повреждения клеток
и внеклеточных структур являются гиалиновые изменения. Термин
“гиалиноз” чаще используется как описательная гистологическая ха-
рактеристика, чем специфический маркер клеточного повреждения.
55

Гиалиноз — это повреждение клеток и внеклеточного вещества, кото-
рое дает гомогенное розовое окрашивание, подобное окрашиванию гиа-
линового хряща при использовании гематоксилина и эозина. 
В качестве
примера в н у т р и к л е т о ч н ы х   г и а л и н о в ы х   д е п о з и т о в
можно привести накопления белка, описанные ранее (капли при 
нарушении реабсорбции белка в канальцах почки). Такой процесс
называется в классической морфологии гиалиново-капельной дис-
трофией; тельца Русселя и алкогольный гиалин Маллори.
В н е к л е т о ч н ы й   г и а л и н может встречаться при гиалинозе
соединительной ткани в старых рубцах. Классическим примером 
является гиалиноз клапанов сердца при ревматическом пороке. 
При макроскопическом исследовании размеры сердца увеличены,
створки митрального клапана утолщены, плотные, сращены между
собой, белесоватого цвета, левое атриовентрикулярное отверстие су-
жено. Функция клапана резко нарушается. Гиалиноз стенок артериол
и мелких артерий 
вследствие проникновения белков сквозь стенки со-
судов (плазморрагия) и их отложения в базальной мембране характе-
рен для длительной гипертензии и сахарного диабета. При гиалинозе
стенки артерий утолщены за счет отложений гомогенных эозино-
фильных масс гиалина, просвет сосуда сужен, что приводит к хрони-
ческой гипоксии, гибели паренхимы органа, его склерозу и сморщи-
ванию. Типичным изменением почек при гипертонической болезни
является артериолосклеротический нефросклероз (первично-сморщенная
почка)
. Размер почек уменьшен, консистенция плотная, поверхность
мелкозернистая, корковое вещество истончено. Функция почек сни-
жена, возникают хроническая почечная недостаточность, уремия. 
Таким образом, признаки и проявления повреждения клеток,
внеклеточного вещества и сосудов разнообразны. Они могут прояв-
ляться накоплением или нарушением нормального количества раз-
личных веществ — липидов, белков, углеводов, минералов, пигмен-
тов. В некоторых случаях функция органов и тканей не нарушена,
но, как правило, внутри- или внеклеточные накопления приводят 
к таким изменениям, как уменьшение объема паренхимы (атрофия)
и разрастание соединительной ткани, или замене нормальной ткани
необычным веществом, например гиалином, что становится причи-
ной нарушения работы органов. 
Оснащение лекции
Слайды макропрепаратов: стеатоз печени (“гусиная печень”), 
жировая дистрофия миокарда (“тигровое сердце”), атеросклероз аорты,
холестероз желчного пузыря, бурая атрофия миокарда, меланоз кожи
56

при аддисоновой болезни, бурая индурация легких, петрификаты 
в легком, гиалиноз и склероз клапанов при ревматическом пороке
сердца, артериолосклеротический нефросклероз.
Слайды микропрепаратов: стеатоз печени (окраска гематоксили-
ном и эозином, суданом III), жировая дистрофия миокарда (окраска
суданом III), липоидоз аорты (окраска гематоксилином и эозином,
суданом III), белковые гиалиновые капли в эпителии проксималь-
ных извитых канальцев почки (гиалиново-капельная дистрофия
эпителия канальцев почки) (окраска гематоксилином и эозином),
гидропическая дистрофия эпителия проксимальных извитых 
канальцев почки (окраска гематоксилином и эозином), антракоз
бронхиального лимфатического узла (окраска гематоксилином и эо-
зином), липофусциноз печени (окраска гематоксилином и эозином),
меланоз кожи при адиссоновой болезни (окраска гематоксилином 
и эозином), бурая индурация легких (окраска гематоксилином и эо-
зином, реакция Перлса), гемосидероз печени (окраска гематоксили-
ном и эозином, реакция Перлса), известковые метастазы в миокарде
или почке (окраска гематоксилином и эозином), гиалиноз артерий
селезенки (окраска гематоксилином и эозином).
Электроннограммы:  жировая дистрофия миокарда, баллонная
дистрофия гепатоцита, гранула гемосидерина, меланоцит.
Лекция № 4
РАССТРОЙСТВА КРОВООБРАЩЕНИЯ: 
ГИПЕРЕМИЯ, ВЕНОЗНЫЙ ЗАСТОЙ, 
КРОВОТЕЧЕНИЯ, КРОВОИЗЛИЯНИЯ, ШОК, 
НАРУШЕНИЯ ЛИМФООБРАЩЕНИЯ
Транспортно-обменную функцию, направленную на поддержа-
ние гомеостаза, в различных органах и тканях выполняют системы
крово- и лимфообращения, тесно связанные между собой. Их состо-
яние во многом зависит от показателей осмотического и онкотичес-
кого давления, водно-электролитного баланса, уровня гормонов
(прежде всего ренин-ангиотензин-альдостероновой системы), влия-
ющих на сосудистое русло. Поэтому любое их нарушение влечет за
собой изменения метаболизма и различные повреждения клеток 
и тканей. Так, например, возрастание гидростатического давления,
снижение онкотического давления плазмы, нарушение лимфооттока
при целом ряде патологических состояний, особенно сопровождаю-
щихся задержкой натрия и воды, приводят к формированию отека
57

(схема 4.1). Среди расстройств кровообращения выделяют наруше-
ния кровенаполнения и гемостаза.
Нарушения кровенаполнения заключаются в артериальном или
венозном полнокровии (гиперемии) и отражают патологическое
увеличение объема циркулирующей крови в пораженной системе
органов, органе, ткани. Кроме того, выделяют артериальное мало-
кровие, рассматриваемое в следующей лекции.
Артериальная гиперемия —  увеличение кровенаполнения органов 
и тканей в результате увеличения притока артериальной крови.
Выделяют следующие ее виды:
• о б щ а я   — возникает при увеличении объема циркулирующей
крови (плетора) или количества эритроцитов (эритремия); 
• м е с т н а я   — может быть физиологической (рабочей, от воздей-
ствия физических факторов, например, при жаркой погоде, а также
рефлекторной) и патологической: 
– воспалительная — один из признаков воспаления;
– постишемическая — формируется после устранения фактора,
вызвавшего сдавление артерии (снятие жгута, удаление асцита
или большой полостной опухоли), что приводит к малокровию
(ишемии) соседних органов;
– дискомпрессионная, или  вакатная (от лат. vacuus  — пустой) —
обусловлена падением барометрического давления, например,
при постановке медицинских банок; быстром удалении жидкос-
ти при асците или гидротораксе; при кессонной болезни, воз-
никшей в результате быстрого подъема с глубины, после разгер-
метизации самолетов, барокамер, сочетается с кровоизлияниями
и газовой эмболией в пораженных тканях.
Кроме того, выделяют и другие, сравнительно редко встречаю-
щиеся виды артериальной гиперемии: ангионевротическую (возника-
ющую при нарушении иннервации), коллатеральную (развивающу-
юся при затруднении оттока крови по магистральному сосуду), при
артериовенозном шунте 
(образующемся при ранениях, а также при
незаращенном боталловом протоке, овальном окне в сердце, когда
артериальная кровь поступает в вены).
Гиперемированные ткани приобретают красноватый оттенок, их
температура повышается. Артериальная гиперемия самостоятельного
значения в патологии не имеет, хотя наблюдаются отдельные случаи
развития миелоцитарного лейкоза у больных с эритремией.
Венозное полнокровие (венозный застой) — увеличение кровенапол-
нения органов и тканей в результате уменьшения оттока крови при 
неизмененном или незначительно уменьшенном ее притоке. 
Может быть
острым и хроническим, общим и местным.
58














Схема 4.1
, другие
↑О 
↑ Объем крови
сцит
2
А
Синтез в печени

скопления жидкости
Нефротический синдром
в почке
↑ Осмотическое давление плазмы
держание Н
У
гормон
Антидиуретический
, 2000)

+

Ренин
O в почке
Отек
в почке
2

Альдостерон
ранссудация
держание Na
Эффективность
У
и H
Объем плазмы
Т

Реабсорбция Na

Повреждение сердца
Сердечный выброс




артериального давления

Механизмы отека (по М.А.Пальцеву
трация
Клубочковая
филь
Ангиотензин II

в почке
О 2
Вазоконстрикция 
+ H

Канальцевая
реабсорбция
Na



давление
Центральное
венозное 
давление
Капиллярное
59

Общее венозное полнокровие — часто встречающееся патологичес-
кое состояние, развивающееся при патологии сердца и отражающее 
острую или хроническую сердечно-сосудистую недостаточность, 
воз-
никающую, например, при инфаркте миокарда, остром миокардите
или хронической ишемической болезни сердца, пороках и опухолях
сердца, кардиомиопатиях. Хроническая сердечно-сосудистая недо-
статочность наиболее часто встречается в пожилом возрасте, дости-
гая 10% по распространенности у лиц старше 75 лет.
Снижение сердечного выброса в результате поражения желудоч-
ка ведет к увеличению его диастолического объема, повышению дав-
ления и объема крови в соответствующем предсердии и расположен-
ной выше венозной системе. В случаях левожелудочковой сердечной
недостаточности венозный застой отмечается в малом круге кровооб-
ращения (в легких), тогда как при правожелудочковой недостаточно-
сти поражаются органы и ткани большого круга кровообращения.
Однако, как правило, сравнительно быстро (в течение нескольких
недель, месяцев, а тем более при хронических заболеваниях сердца)
изменения генерализованно захватывают всю венозную систему.
Независимо от вызвавшей ее причины сердечно-сосудистая не-
достаточность (схема 4.2) сопровождается задержкой почками натрия
и воды (прежде всего из-за активации альдостерона), что ведет 
согласно закону Старлинга к компенсаторному усилению сократи-
мости миокарда вследствие увеличения нагрузки и его растяжения.
Происходит активация нервных и эндокринных регуляторных меха-
низмов, направленных на увеличение минутного сердечного выброса
крови. Это прежде всего рефлекторная тахикардия, стимулируемая
катехоламинами, поддержание сосудистого тонуса (артериального дав-
ления) под воздействием ангиотензина и вазопрессина. Кроме того,
спазм артериол препятствует на первых порах распространению 
венозного застоя на микроциркуляторное русло (капилляры и венулы).
Однако в последующем задержка ионов натрия и воды способствует
увеличению объема циркулирующей крови и еще большему венозному
застою в легких, отекам, тканевой гипоксии. Активация нервных 
и эндокринных факторов повышает также потребление тканями кисло-
рода, увеличивает общее периферическое сосудистое сопротивление.
Нарастает уровень эндотелинов, предсердного натрийуретического
пептида, брадикининов и простагландинов, усугубляющих состоя-
ние сердечно-сосудистой системы. Соответствующие отделы сердца
при этом подвергаются повышенной нагрузке, рабочей гипертро-
фии
, компенсирующей на первых порах возникающие гемодинами-
ческие сдвиги. В последующем происходит истощение адаптивных
60

Схема 4.2
Механизмы сердечно-сосудистой недостаточности
Сердечно-сосудистая недостаточность
Активация нервных и эндокринных регуляторных механизмов
Альдостерон
Ренин-
Катехоламины
ангиотензиновая
система, вазопрессин
Задержка натрия 
Спазм
Тахикардия
и воды
периферических
сосудов
Первоначальное компенсаторное увеличение 
минутного сердечного выброса
Увеличение объема циркулирующей крови
Увеличение уровня
Увеличение общего
Гипертрофия 
эндотелинов,
периферического
и декомпенсация
предсердного
сосудистого
сердца
натрий-уретического
сопротивления
пептида,
брадикининов,
простагландинов
Нарастание венозного застоя, тканевой гипоксии
возможностей  миокарда, полости сердца расширяются, развивается
эксцентрическая гипертрофия сердца, отражающая формирующуюся
декомпенсацию органа.
О с т р о е   о б щ е е   в е н о з н о е   п о л н о к р о в и е . Вследствие
недостатка кислорода в венозной крови в тканях развиваются ги-
поксия и ацидоз, повышается сосудистая проницаемость, прежде
всего в микроциркуляторном русле, что приводит к плазматичес-
кому пропитыванию и отеку, дистрофическим, а в тяжелых случаях
61

и некротическим изменениям, к множественным диапедезным
кровоизлияниям (схема 4.3). Следует отметить, что прежде всего
поражаются органы, депонирующие кровь — легкие, печень, кожа
с подкожной клетчаткой, почки, селезенка, но вследствие струк-
турно-функциональных особенностей развивающиеся в них изме-
нения отличаются друг от друга.
В легких развиваются отек (кардиогенный отек) и точечные кро-
воизлияния преимущественно в субплевральных (наиболее удален-
ных от магистрального кровотока) отделах, что способствует про-
грессированию гемодинамических нарушений и легочной
недостаточности.
В  почках вследствие ишемии происходит сброс крови по юкста-
медуллярному шунту, приводящий к малокровию коры и полнокро-
вию мозгового вещества, дистрофии и в тяжелых случаях некрозу эпи-
телия проксимальных и дистальных канальцев. В последнем случае
развивается острая почечная недостаточность (некротический нефроз).
В  печени отмечается полнокровие, значительное расширение 
венозных сосудов центральных отделов долек с возможными крово-
излияниями и некрозом центролобулярных гепатоцитов.
Селезенка за счет заполнения кровью синусов увеличена, с глад-
кой капсулой, с поверхности разреза обильно стекает кровь.
Х р о н и ч е с к о е   о б щ е е   в е н о з н о е   п о л н о к р о в и е харак-
теризуется теми же процессами, что и острое, а также атрофией парен-
химы и склерозом стромы (схема 4.4) за счет активации фибробластов
и разрастания соединительной ткани, приводящей к уплотнению
Схема 4.3
Морфогенез изменений при остром венозном застое
Острый венозный
Замедление кровотока в венулах и капиллярах,
застой
острый стаз, сладж-феномен
Увеличение гидростатического давления
Тканевая гипоксия
Повышение сосудистой недостаточности
Дистрофия и некроз
Отек и плазморрагия тканей, диапедезные
клеток
кровоизлияния
62

Схема 4.4
Морфогенез изменений при хроническом венозном застое
Хронический венозный застой
Длительное
Хроническая
Активация
замедление
тканевая
фибробластов
кровотока, стаз
гипоксия
Повышение
Дистрофия,
Усиление синтеза
сосудистой
некроз, атрофия
коллагена,
проницаемости
клеток
гликозаминогликанов
Хронический отек,
Капиллярно-
плазморрагия тканей
паренхиматозный блок
Хроническая недостаточность
Разрастание
Диапедезные
лимфатической системы,
стромы,
кровоизлияния
лимфостаз
индурация
Гемосидероз
(индурации) пораженных органов и тканей. Хронический отек 
и плазморрагия вызывают также вторичную перегрузку лимфатиче-
ской системы и ее недостаточность, что усугубляет тканевые измене-
ния, развивающиеся по принципу “порочных кругов”. Формируется
капиллярно-паренхиматозный блок (капилляро-трофическая недоста-
точность), характеризующийся следующими морфологическими
критериями (схема 4.5):
1. Редукция капилляров, обусловленная хронической ишемией. Развива-
ется склероз микрососудов, сужение их просвета вплоть до полной
облитерации, атрофия эндотелиоцитов. Изменения могут захва-
тывать как участок органа или ткани, так и целый орган или 
носить системный характер. Формируется централизация микро-
гемодинамики за счет тока крови по магистральным сосудам мик-
роциркуляторного русла. Это приводит к уменьшению объема
транскапиллярного кровотока, увеличивает тканевую гипоксию,
63

Схема 4.5
Развитие капиллярно-паренхиматозного блока
Хронический венозный застой
ВОЗРАСТ
Преобразование истинных
НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ
капилляров и венул 
Программируемая редукция 
в депонирующие
и уменьшение числа
микроаневризмы
функционирующих капилляров
МАГИСТРАЛИЗАЦИЯ КРОВОТОКА
Первоначальная
ГЕМОДИНАМИЧЕСКИЕ
Ускоренное 
“разгрузка” 
НАРУШЕНИЯ
старение
и ускорение кровотока
Нарушения лимфооттока
тканей
Гипоксия, плазматическое пропитывание,
дистрофические, атрофические, некротические
изменения тканей, склероз, гиалиноз
нарушает обмен веществ в сосудистой стенке и окружающих тка-
нях, усугубляет недостаточность лимфатической системы, что
обусловливает нарастающую дистрофию, атрофию паренхиматоз-
ных клеток и склероз стромы органов и тканей.
2. Преобразование истинных капилляров в емкостные (депонирующие)
вследствие хронического венозного застоя. Полнокровные истин-
ные капилляры удлиняются, становятся извитыми, просвет их
расширяется, так что эритроциты располагаются в них не в один,
а в два ряда. Одновременно происходит очаговая пролиферация
капилляров, в связи с чем их плотность в пораженных тканях воз-
растает. Также дилатируют посткапилляры и венулы, трансформи-
рующиеся в мелкие вены. В результате количество истинных 
капилляров в ткани уменьшается, значительное количество арте-
риальной крови поступает по магистральным микрососудам сра-
зу в венозную систему, что еще больше увеличивает гипоксичес-
кие и метаболические изменения в тканях, чему способствует
формирующаяся хроническая недостаточность лимфатических
капилляров.
64

3. Скорости развития и выраженности описанных изменений способст-
вуют первичный дефицит истинных капилляров, наблюдаемый у недо-
ношенных детей, а также генетические особенности того или иного
больного. 
Этот критерий отражает незрелость микроциркуляторно-
го русла и обменного звена микрогемодинамики. Так, при недоно-
шенности отмечается централизация микроциркуляции с пониже-
нием капиллярного кровотока и транскапиллярного обмена.
Значительно большее значение и распространение имеет програм-
мируемая редукция истинных капилляров, носящая системный ха-
рактер и наблюдаемая при старении. У пожилых лиц, как и в усло-
виях патологии, поражение микрососудов, начинаясь с дистально
расположенных капилляров, захватывает пре-, посткапилляры, 
а также магистральные капилляры, артериоло-артериолярные, ве-
нуло-венулярные и артериоло-венулярные анастомозы с форми-
рованием еще большей централизации микрогемодинамики и на-
растающей трофической и кислородной недостаточности тканей.
Следует отметить, что централизация микроциркуляторного кро-
вообращения первоначально имеет компенсаторное значение, так как
способствует разгрузке периферических капилляров. Однако со вре-
менем длительная тканевая гипоксия вызывает необратимые некро-
тические, атрофические и склеротические изменения. Наличие депо-
нирующих капилляров, артериоло-венулярных и других коллекторов
ведет к значительной перегрузке венозного русла, дилатации просвета
микрососудов, их атонии и, в конечном счете, к еще большей веноз-
ной гиперемии. Получается замкнутый порочный круг, разорвать 
который возможно лишь на начальных стадиях его формирования. 
Вследствие названных причин при хроническом общем веноз-
ном полнокровии развиваются следующие изменения:
• в коже и подкожной клетчатке, особенно нижних конечностей,
наблюдаются расширение и полнокровие венозных сосудов
(цианоз),  отек вплоть до анасарки, атрофия эпидермиса, склероз
собственно дермы, застой лимфы. В дистальных отделах конечно-
стей и в ногтевых ложах из-за развитой венозной сети отмечается
акроцианоз. На фоне хронического венозного застоя часто разви-
ваются длительно не заживающие и трудно поддающиеся лече-
нию трофические язвы стоп и голеней;
• в серозных полостях из-за скопления отечной жидкости (транссу-
дата) развивается гидроторакс, гидроперикард и асцит. По сравне-
нию с другими видами транссудата асцитическая жидкость богата
белками, прежде всего альбумином, а также содержит глюкозу, 
натрий и калий;
65

• в  печени  отмечается развитие мускатной печени, напоминающей
по своему виду срез мускатного ореха. Орган увеличен в размерах,
плотноватой консистенции, с закругленными краями. Венозная
гиперемия и кровоизлияния в центральных отделах долек, атро-
фия и некроз центролобулярных гепатоцитов, а также жировая
дистрофия печеночных клеток на периферии долек придают пече-
ни на разрезе пестрый вид за счет чередования темно-красных 
и желтовато-коричневых участков. Дальнейшему распространению
венозной крови из центральной части препятствует более высокое
давление в системе печеночной артерии на периферии дольки.
Хроническая гипоксия приводит к разрастанию соединительной
ткани по ходу синусоидов (капилляризации синусоидов), являющей-
ся отражением развития капиллярно-паренхиматозного блока,
увеличивающего кислородную недостаточность и метаболические
нарушения. В финале формируется мускатный фиброз, а затем 
и мускатный (кардиальный) мелкоузловой цирроз печени;
• в легких вследствие диапедеза эритроцитов из гиперемированных
венозных сосудов развивается гемосидероз, а также диффузное
разрастание соединительной ткани в межальвеолярных перего-
родках, вокруг бронхов и сосудов, что придает органам буроватую
окраску и плотную консистенцию — бурая индурация легких. В мо-
кроте больного при микроскопическом исследовании обнаружи-
вают гемосидерофаги, получившие название клеток сердечной 
недостаточности
, или сердечных пороков. Выраженные склероти-
ческие процессы обусловлены не только хронической гипоксией,
но и резорбционной, а затем и механической (из-за “забивания”
просвета лимфатических капилляров сидерофагами) недостаточ-
ностью лимфатической системы, а также склерогенным эффек-
том SH-ферритина, входящего в состав гемосидерина, обладаю-
щего к тому же вазопаралитическим действием, еще больше
увеличивающим венозный застой;
• в  почках развивается  цианотическая индурация, обусловленная 
венозным застоем и лимфостазом, особенно выраженными вслед-
ствие сброса крови в мозговое вещество по юкста-медуллярному
шунту. Органы увеличены в размерах, плотные, синюшные. Сни-
жение ударного объема сердечного выброса при хронической сер-
дечно-сосудистой недостаточности приводит к уменьшению 
почечного кровотока, что наряду с капиллярно-паренхиматозным
блоком увеличивает тканевую гипоксию, стимулирует ренин-
ангиотензиновую систему (спазм внутрипочечных артериальных 
сосудов) и еще больше нарушает метаболические процессы (дистро-
фия эпителия канальцев), и активирует склероз стромы органов;
66

• в селезенке отмечается увеличение размеров (застойная спленоме-
галия), уплотнение, синюшная окраска, отсутствие соскоба пульпы,
что получило название цианотическая индурация селезенки.
При гистологическом исследовании фолликулы атрофичны, крас-
ная пульпа склерозирована, полнокровна. Особенно выражены
эти изменения при портальной гипертензии, вызванной мускат-
ным фиброзом или кардиальным циррозом печени.
Местное венозное полнокровие. В пораженных органах и тканях
отмечаются в зависимости от продолжительности процесса острые
или хронические изменения, аналогичные общему венозному пол-
нокровию. По этиологии выделяют 3 его разновидности:
• обтурационное, обусловленное закрытием просвета вены тромбом,
эмболом, воспалительным процессом. Может быть как острым,
так и хроническим;
• компрессионное, возникающее при остром или хроническом сдав-
лении вены извне жгутом, опухолью, разрастающейся рубцовой
тканью;
• коллатеральное, формирующееся при затруднении оттока крови
по магистральному венозному сосуду.
Например, при портальной гипертензии вследствие цирроза 
печени происходит сброс крови по порто-кавальным анастомозам 
с развитием венозной гиперемии и варикозного расширения вен пи-
щевода, кардиального отдела желудка, геморроидального сплетения,
вен передней брюшной стенки (“голова медузы”). При этом отмеча-
ется также развитие асцита и застойной спленомегалии, характери-
зующейся значительным увеличением массы селезенки (до 700 г 
и более), расширением синусоидов, заполненных кровью, гемосиде-
розом и склерозом пульпы. Портальная гипертензия возникает при
любом диффузном склеротическом процессе в печени, приводящем
к сдавлению ее микроциркуляторного русла. В результате прохожде-
ние крови из воротной вены в печеночную затрудняется, формиру-
ется венозный застой печени.
Значение местного венозного полнокровия заключается также 
в возможности развития красных (венозных) инфарктов, например,
в селезенке при тромбозе или остром сдавлении селезеночной вены.
При пилефлебите, тромбозе печеночной вены, аномалии ее разви-
тия, сдавлении опухолью, паразитом, фиброзными спайками (синд-
ром или болезнь Бадда—Киари, G. Budd H.—Chiari) может развиться
местное острое или хроническое венозное полнокровие с формиро-
ванием в последнем случае мускатной печени, а затем мускатного
фиброза и цирроза органа.
67

Нарушения гемостаза. Комплекс механизмов, поддерживаю-
щий кровь в жидком состоянии, без ее свертывания в просвете
сосуда или просачивания через сосудистую стенку, получил назва-
ние гемостаза. Так как патологические состояния, связанные со
свертыванием крови разбираются в следующей лекции, то здесь
следует рассмотреть другие изменения, связанные с нарушениями
гемостаза.
Кровотечением (геморрагией, от греч. haima — кровь и rhein —
течь) называется выход крови за пределы сосудистого русла или сердца
в окружающую среду (наружное кровотечение) или в полости тела,
просвет полого органа (внутреннее кровотечение). 
Примерами наруж-
ного кровотечения являются метроррагия (маточное), мелена
(кишечное), а внутреннего — гемоперикард, гемоторакс, гемоперито-
неум и гемартроз 
(в полость перикарда, плевры, брюшной полости
или сустава соответственно).
В зависимости от источника кровотечения делятся на артериаль-
ные, венозные, артериально-венозные (смешанные), капиллярные, 
паренхиматозные (капиллярные из паренхиматозных органов) и сер-
дечные.

Частным видом кровотечения является кровоизлияние, при кото-
ром кровь накапливается экстраваскулярно в тканях. Различают 
четыре его разновидности:
• гематома — кровоизлияние с нарушением целостности тканей 
и образованием полости;
• геморрагическое пропитывание (инфильтрация) — кровоизлияние 
с сохранением целости ткани;
• кровоподтек (синяк) — плоскостное кровоизлияние в коже, под-
кожной клетчатке, слизистых оболочках;
• петехии — точечные кровоизлияния в коже, слизистых и серозных
оболочках, внутренних органах.
Множественные петехиальные кровоизлияния, сливающиеся
между собой в более крупные по размерам, называют геморрагичес-
кой пурпурой
, а кровоподтек до 2 см диаметром — экхимозом.
К механизмам развития как кровотечений, так и кровоизлияний
относят:
• разрыв (haemorragia per rhexin), возникающий вследствие травм
неизмененного сосуда или некроза (разрыв сердца при инфаркте
миокарда), воспаления (сифилитический мезаортит с разрывом
аорты), аневризмы пораженной сосудистой стенки;
• разъедание (haemorragia per diabrosin), или аррозивное кровотече-
ние, развивающееся при разрушении сосудистой стенки воспа-
68

лением (чаще гнойным), злокачественной опухолью, некрозом
(казеозный некроз в кровоточащей туберкулезной каверне), воз-
действии химических веществ (желудочный сок может вызвать
кровотечение из язвы желудка), прорастании ворсинами хориона
сосудов маточной трубы при внематочной беременности;
• диапедез (haemorragia per diapedesin, от греч. dia — через, pedao —
скачу), отличающийся выходом крови за счет повышения сосуди-
стой проницаемости, как правило, сохранных сосудов микроцир-
куляторного русла при тяжелой гипоксии, интоксикации, инфек-
ции, различных коагулопатиях, геморрагических диатезах.
Сравнительно часто диапедезные кровоизлияния развиваются
при гипертоническом кризе, системных васкулитах, лейкозах, 
гемофилии, уремии.
Склонность к спонтанным кровотечениям или кровоизлияниям
в ответ даже на незначительное повреждение получило название 
геморрагического диатеза. Такое состояние связано с качественными
или количественными изменениями тромбоцитов, недостаточнос-
тью гемокоагуляции, патологической ломкостью или повышенной
проницаемостью сосудистой стенки как наследственными, так 
и приобретенными. 
Основными причинами кровотечений (кровоизлияний) являются:
1. Повышенная ломкость сосудистой стенки отмечается при врожден-
ных ее дефектах, инфекциях и интоксикациях, гипо- и авитами-
нозах, стероидной терапии;
2. Дефекты тромбоцитов. К ним относятся тромбоцитопении любого
генеза, наследственные или приобретенные ослабления адгезии
(болезни фон Виллебранда, Бернара-Сулье, наследственный 
геморрагический диатез и др.), ослабленная агрегация или умень-
шение секреции тромбоцитов;
3. Недостаточность факторов коагуляции врожденного (гемофилия А
по фактору VIII, гемофилия В по фактору IX, болезнь фон Вилле-
бранда, по другим факторам свертывания крови) или чаще приоб-
ретенного происхождения (при заболеваниях печени, дефиците
витамина К, некоторых иммунных поражениях);
4. Избыточная внутрисосудистая коагуляция, например, при диссемини-
рованном внутрисосудистом свертывании крови — ДВС-синдроме
(см. следующую лекцию).
Исход кровоизлияний может быть благоприятным (рассасыва-
ние излившейся крови, организация, инкапсуляция, образование
“ржавой” кисты) и неблагоприятным (нагноение при присоединении
инфекции).

69

Значение кровотечения обусловлено его видом, выраженностью 
и продолжительностью. Так, разрыв сердца при инфаркте миокарда 
с формированием гемоперикарда быстро приводит к смерти больного,
хотя общее количество излившейся крови составляет обычно не более
100—200 г. При артериальном кровотечении может развиться мас-
сивная кровопотеря и острое малокровие с летальным исходом.
Длительное небольшое кровотечение из хронической язвы желудка
или двенадцатиперстной кишки обусловливает хроническую постге-
моррагическую анемию. Значение кровоизлияния зависит прежде
всего от его локализации и лишь затем от его размеров. Даже неболь-
шое кровоизлияние в головной мозг может вызвать поражение жиз-
ненно важных центров, отек мозга и смерть больного, тогда как даже
массивные неосложненные кровоизлияния в подкожную клетчатку
не представляют опасности для жизни.
Плазморрагия  —  выход из просвета сосуда плазмы крови с пропи-
тыванием окружающих тканей (плазматическое пропитывание)
вследствие повышенной сосудистой проницаемости. 
Плазморрагия
происходит трансэндотелиально за счет ультрафильтрации (выход
плазмы через поры базальной мембраны эндотелия за счет повыше-
ния гидростатического или осмотического давления), диффузии
(обусловленной градиентом плазменных компонентов в просвете и
вне сосуда), микровезикулярного транспорта (микропиноцитоз или
цитопемзис, происходящий вследствие активности ферментативных
систем эндотелиоцитов). Возможен и интерэндотелиальный выход
плазмы. Таким образом, плазморрагия определяется повреждением
сосудистой стенки (прежде всего ее интимы) и изменением констант
крови. При морфологическом исследовании стенка сосудов микро-
циркуляторного русла утолщается, становится гомогенной, а при
электронно-микроскопическом исследовании в набухших эндоте-
лиоцитах отмечается большое количество микровезикул, образова-
ние фенестр и туннелей, появление межклеточных щелей, разрых-
ление базальной мембраны интимы. Накопление плазменных
компонентов приводит к повреждению клеток и межклеточного
вещества как в сосудистой стенке, так и периваскулярных тканях, 
в исходе которого развивается гиалиноз, а в тяжелых случаях — 
фибриноидный некроз.
Шок — тяжелое патологическое состояние, характеризующееся
циркуляторным коллапсом (острой недостаточностью кровообраще-
ния) после сверхсильного воздействия на гемостаз. 
Различают гипо-
волемический, кардиальный, септический и сосудистый типы 
шока.
70

Ги п о в о л е м и ч е с к и й   ш о к   обусловлен быстрым уменьше-
нием на 20% и более объема циркулирующей крови, что отмечается
при острой кровопотере, обезвоживании. Так, потеря жидкости 
и электролитов возможна при обширных ожогах (вследствие выхода
плазмы из поврежденных микроциркуляторных сосудов), при тяже-
лой рвоте, профузной диарее.
К а р д и а л ь н ы й   ш о к развивается в ответ на снижение удар-
ного объема при поражении сердца, наблюдается при инфаркте 
миокарда, тяжелом миокардите, острой митральной или аортальной
недостаточности, тромбозе протезированного клапана, разрыве
межжелудочковой перегородки, гемотампонаде сердечной сорочки.
Выраженное падение артериального давления приводит к значи-
тельному снижению кровенаполнения тканей, аналогичному гипо-
волемическим изменениям.
С е п т и ч е с к и й   ( т о к с и к о - и н ф е к ц и о н н ы й )   ш о к   возни-
кает при наличии инфекции, вызванной грамотрицательной (E. coli,
Proteus, Klebsiella и др.) реже грамположительной (стафило-, стрепто-,
пневмококки) микрофлорой. Выделяемые токсины (прежде всего
эндотоксины) активируют системы комплемента, коагуляции, фиб-
ринолиза, а также тромбоциты и нейтрофилы. В результате стимули-
руются образование оксида азота (мощного вазодилятатора), фактора
некроза опухолей α, интерлейкинов, вызывающих острую недоста-
точность кровообращения.
С о с у д и с т ы й   ( п е р е р а с п р е д е л и т е л ь н ы й )   ш о к может
быть нейрогенным (травматическим, болевым, при повреждении
спинного мозга, как осложнение наркоза) или анафилактическим,
вызванным генерализованными реакциями гиперчувствительности.
Вследствие выраженной вазодилатации, повышения проницаемости
капилляров и артериовенозного сброса происходит перераспределе-
ние внутрисосудистого объема крови, сопровождающееся значи-
тельным снижением общего периферического сосудистого сопро-
тивления.
Шок в своем развитии проходит три стадии:
1. Непрогрессирующая (ранняя) стадия шока характеризуется сниже-
нием давления крови и объема сердечного выброса с сохранением
относительно нормального кровенаполнения жизненно важных
органов. Это происходит за счет компенсаторной вазоконстрик-
ции сосудов, прежде всего кожи и кишечника. При истощении
адаптивных механизмов шок переходит в следующую стадию;
2. Прогрессирующая стадия шока отличается выраженной клиничес-
кой симптоматикой, глубоким коллапсом, обусловленным пони-
71

женным кровенаполнением всех органов и тканей (тканевой 
гипоперфузией из-за увеличивающейся артериальной дилата-
ции), развитием метаболических и циркуляторных расстройств.
3. В необратимую стадию шока наблюдается выраженная недоста-
точность кровообращения на уровне микроциркуляторного русла
с нарушением целостности сосудистой стенки, быстро нарастаю-
щей полиорганной недостаточностью, заканчивающейся смертью
больного.
При морфологическом исследовании отмечаются генерализо-
ванные дистрофические и некротические изменения, явления
ДВС-синдрома (петехиальные кровоизлияния, стаз, тромбы в мик-
роциркуляторном русле). Помимо этого в связи с особенностями
строения и функционирования различных органов в каждом из
них возникают своеобразные изменения — шоковые органы. Так,
для шоковой почки характерно развитие некротического нефроза
(некроза эпителия извитых канальцев). Шоковое легкое проявляет-
ся очагами ателектазов, серозно-геморрагического отека, иногда 
с выпадением нитей фибрина (гиалиновые мембраны). В мозгу возни-
кает ишемическая энцефалопатия, проявляющаяся отеком, точечны-
ми кровоизлияниями и очагами некроза. В сердце наблюдают мел-
кие, преимущественно субэндокардиальные очаги кровоизлияний
и некроза миокарда, жировую дистрофию кардиомиоцитов с явле-
ниями их пересокращения. В корковом слое надпочечников происхо-
дит уменьшение вплоть до полного исчезновения липидов, 
использую-
щихся для синтеза стероидных гормонов. В желудочно-кишечном
тракте 
обнаруживают кровоизлияния, эрозии и острые язвы 
в слизистой оболочке. Шоковая печень отличается жировой дистро-
фией гепатоцитов, а в отдельных случаях даже их центролобуляр-
ным некрозом.
Прогноз шока зависит от его типа, тяжести, стадии, на которой
начато лечение, наличия осложнений. В настоящее время при тяжелом
кардиогенном или септическом шоке летальность достигает 50% 
и выше. 
Нарушения лимфообращения. Недостаточность лимфатической
системы делится на механическую, динамическую и резорбционную.
Механическая недостаточность лимфатической системы разви-
вается при возникновении органического или функционального
препятствия току лимфы, что наблюдается при закупорке лимфати-
ческих сосудов атипичными клетками, сидерофагами, паразитами,
сдавлении их опухолью, при удалении лимфатических узлов, а также
при спазме лимфатических коллекторов, венозном застое. 
72

Динамическая недостаточность лимфатической системы возни-
кает при несоответствии между избытком тканевой жидкости и ско-
ростью ее отведения, что имеет место при значительном повышении
проницаемости кровеносных сосудов. 
Резорбционная недостаточность лимфатической системы обус-
ловлена уменьшением проницаемости лимфатических капилляров
или изменением дисперсных свойств тканевых белков.
Лимфостаз — остановка тока лимфы. Встречается при недоста-
точности лимфатической системы. Общий лимфостаз возникает при
общем венозном застое, так как одним из ведущих факторов, опре-
деляющих отток из лимфатических сосудов (в частности, грудного
протока) в вены, является разница давления между лимфой и кро-
вью. Регионарный лимфостаз формируется при местной венозной
гиперемии, обтурации паразитами крупных лимфатических сосудов
или сдавлении их опухолью.
К последствиям лимфостаза относят лимфедему — лимфатичес-
кий отек, сочетающийся с хилезом серозных полостей, придающим
жидкости молочный белый цвет (хилезный асцит, хилоторакс).
Могут возникать хилезные кисты,  лимфатические свищи (наружные
или внутренние, образующиеся после травмы тканей с лимфоста-
зом),  лимфовенозные шунты, лимфатические тромбы, состоящие из
белковых коагулятов и закрывающие просвет сосудов, лимфангиоэк-
тазии 
(неравномерные расширения лимфатических сосудов, содер-
жащие свернувшуюся лимфу).
Значение нарушений лимфообращения (развивающегося, как пра-
вило, в тесной связи с нарушениями кровообращения) заключается
в нарушении обмена веществ в пораженных тканях, развитии в острых
случаях дистрофических, гипоксических и некротических изменений
.
При хронических нарушениях к перечисленным патологическим
процессам присоединяются атрофия и склероз (вследствие актива-
ции фибробластов) вплоть до развития слоновости.
Оснащение лекции
Макропрепараты:  мускатная печень, бурая индурация легких,
цианотическая индурация почки, цианотическая индурация селе-
зенки, гематома головного мозга, петехии (диапедезные кровоизли-
яния) головного мозга, “ржавая” киста головного мозга, шоковая
почка.
Микропрепараты: венозное полнокровие кожи, мускатная пе-
чень (гематоксилин и эозин), мускатная печень (эритрозин), бурая
индурация легких (гематоксилин и эозин), бурая индурация легких
73

(реакция Перлса), кровоизлияние в головной мозг, гиалиноз сосудов
селезенки, фибриноидный некроз артериолы почки, некроз эпите-
лия извитых канальцев почки, шоковое легкое.
Электронограммы:  капилляризация синусоидов, пиноцитоз,
плазматическое пропитывание сосудистой стенки.
Лекция № 5
РАССТРОЙСТВА КРОВООБРАЩЕНИЯ: 
ГЕМОСТАЗ, СТАЗ, ТРОМБОЗ, ДВС-СИНДРОМ, 
ЭМБОЛИЯ, ИШЕМИЯ, ИНФАРКТ
Нормальное состояние крови в сосудистом русле поддерживается
гемостазом, отражающим взаимодействие четырех систем: коагуля-
ции, фибринолиза, эндотелиальных клеток и тромбоцитов (схема 5.1).
Коагуляция (свертывание) крови осуществляется каскадом фер-
ментных воздействий, направленных на превращение растворимого
белка плазмы фибриногена в нерастворимый фибрин, что происходит 
в результате действия плазменных факторов свертывания крови
(табл.5.1).  
В коагуляции выделяют внутреннюю и внешнюю сис-
темы,  тесно связанные между собой и объединяющиеся на стадии
образования активного фактора Х.
Внутренняя система коагуляции активируется при контакте
плазмы крови с отрицательно заряженной поверхностью, в частно-
сти, с базальной мембраной сосуда, коллагеновыми волокнами. 
В месте повреждения сосудистой стенки откладывается фактор XII,
превращающий прекалликреин (фактор Флетчера) в активный фер-
мент калликреин, который, в свою очередь, активизирует высокомо-
лекулярный кининоген (фактор Фитцджеральда—Фложе) и всю 
систему  кинина. В ответ формируется протеолитический вариант
фактора Хагемана — ХIIа, активирующий дальнейшую ступень коагу-
ляции и систему фибринолиза, прежде всего факторы Х, II. В резуль-
тате возникает стандартный полимер фибрина.
Фактор ХII вследствие своей мультидоменной структуры акти-
вирует плазминоген, подобно калликреину освобождает брадики-
нин из высокомолекулярного кининогена, активирует фактор VII,
вызывает агрегацию нейтрофилов и освобождение их эластазы, уча-
ствующей в повреждении эндотелия. При различных заболеваниях,
связанных с активацией внутренней системы коагуляции (брюшной
тиф, нефротический синдром, септицемия и др.), уровень фактора
ХII значительно снижается из-за перехода его в активную форму
ХIIа, что способствует нарушению свертывания крови.
74


н
VI
I
е
г
Схема 5.1
о
н
Энд
и
тор III
X
Xa
р
б
система
и
Наружная 
Фак
V
Ф
II
IIa
V
II
ТЦ
р
а
е
н
Xa
м
Фосфолипид
и
о
р
н
X
б
о
и
М
ф
VIII
ВМК
IXa
IX
XIII
XIIIa
ртывания крови
ляции
XI
XIа
нняя система (путь)
коагу
Система све
XIIa
а
н
Внутре
и
р
б
и
XII
 
ф
Фибринолиз
р
е
м
и
л
ВМК
ПК
о
Кинин
 
п
Калликреин
й
ы
эндотелий
тромбоцит
н
— высокомолекулярный кининоген
— предшественник калликреина
т
р
начения:
а
д
Энд
н
Обоз
ВМК
Энд — 
ТЦ — 
ПК 
а
т
С
75

Табл.5.1 
Основные плазменные факторы гемостаза
Фактор
Место синтеза
Функция активной формы
I. 
Фибриноген
Гепатоциты
Образует полимер фибрина
II. Протромбин
Гепатоциты
Образование 
тромбина, 
активирует факторы V,VII,XII,
хемотаксис моноцитов, синтез 
простациклина, протеина С и S 
III.   Тканевой фактор
Эндотелиоциты, Кофактор фактора VIIа
(тромбопластин)
фибробласты,
легкие
мозг, плацента,
IV.  Кальций

Связь с фосфолипидами,
полимеризация фибринмоно-
мера, активация тромбоцитов
V. 
Проакцелерин
Гепатоциты, 
Кофактор фактора Ха
эндотелиоциты, 
тромбоциты, 
моноциты
VII.  Проконвертин
Гепатоциты
Активация фактора Ха 
(внешняя система коагуляции)
VIII. Антигемо-
Печень, 
Кофактор фактора IXа, 
фильный селезенка, 
способствует 
адгезии
фактор А
почки, 
тромбоцитов. В плазме
(фактор 
эндотелиоциты,
в комплексе с фактором
Виллебранда)
мегакариоциты
Виллебранда
IX.  Антигемо-
Гепатоциты
Адгезия тромбоцитов,
фильный 
активация фактора Х
фактор В 
(Кристмаса)
X. 
Фактор Гепатоциты
Образование 
тромбина
Стюарда—Проуэра
XI.  Предшествен-
Макрофагальная Активация фактора IX, 
ник плазмен-
система
освобождение брадикинина
ного тромбо-
пластина
XII.  Фактор 
Гепатоциты
Активация факторов XI, VII,  
Хагемана
перехода прекалликреина 
в калликреин, системы компле-
мента (С1), агрегации нейтро-
филов, освобождения эластазы
XIII. Фибрин-
Гепатоциты, Полимеризация 
фибрина
стабилизирующий
тромбоциты
фактор 
(Лаки—Лоранда)
76

Внешняя система коагуляции “запускается” при поврежде-
нии эндотелия и внесосудистых тканей, освобождающем ткане-
вой фактор (тромбопластин, фактор III — апопротеино-липид-
ный комплекс, содержащийся в цитоплазматических мембранах).
При этом происходит связывание факторов VII, Х и IV (ионов
кальция), активация фактора Х, что замыкает каскадный меха-
низм, направленный на образование тромбина и фибрина. Послед-
ний стабилизируется под воздействием трансглютаминазы фактора
ХIII (активирующегося тромбином), связывающей молекулы 
фибрин-мономера в фибрин-полимер через остатки лизина и глю-
таминовой кислоты. 
Существует ряд ингибиторов коагуляции. Так, антитромбин III,
синтезируемый гепатоцитами и эндотелиоцитами, тормозит образо-
вание тромбина, действие факторов Ха, IХа, ХIа, ХII, калликреина 
и плазмина, причем гепарин выступает в качестве катализатора этих
процессов. Плазменные протеины С (образуется в гепатоцитах) и S
(образуется в гепатоцитах и эндотелиоцитах) инактивируют факто-
ры Vа и VIIa и вызывают образование нековалентных комплексов
комплемента, не обладающих кофакторной активностью.
Фибринолиз  — это система разрушения возникающих в сосудис-
том русле коагулятов и агрегатов крови. Происходит активация плаз-
миногена с образованием протеолитического фермента плазмина,
который разрушает фибрин/фибриноген, факторы коагуляции V,
VШ. Следует отметить, что фибринолиз начинает действовать одно-
временно с внутренней системой коагуляции, так как активируется
фактором ХII, калликреином и высокомолекулярным кининогеном.
Существуют тканевой и урокиназный активаторы плазминогена.
Тканевой активатор, вырабатываемый эндотелиоцитами, растворя-
ет фибрин, что препятствует образованию тромба. Урокиназный ак-
тиватор, синтезируемый эндотелиоцитами и внесосудистыми клет-
ками,  участвует не только в растворении внеклеточного матрикса, 
а также   в процессах воспаления, инвазии злокачественных опухолей
и в фибринолизе.
Эндотелиоциты и тромбоциты синтезируют ингибитор актива-
ции плазминогена 1, подавляющий тканевой и урокиназный актива-
торы, тогда как α2-плазмин ингибирует плазмин. Следовательно,
фибринолитическая активность регулируется этими двумя противо-
положными по действию системами, обеспечивающими разруше-
ние излишков фибрина и образование продуктов его деградации.
Усиление фибринолиза, также как и подавление коагуляции, приво-
дит к повышенной кровоточивости сосудов.
77


Эндотелий в коагуляции и фибринолизе. Гемостаз во многом опре-
деляется состоянием эндотелиоцитов, вырабатывающих биологиче-
ски активные вещества, влияющие на коагуляцию, фибринолиз 
и кровоток. Так, гликопротеин тромбомодулин обеспечивает сколь-
жение крови по поверхности эндотелия, препятствуя ее свертыва-
нию и увеличивая, в частности, скорость активации протеина С 
в тысячу раз. С другой стороны, эндотелиоциты образуют факторы
коагуляции V, VIII, Ш, XII и адгезирующий белок фибронектин
(табл.5.2). Возникает тромбогеморрагическое равновесие (схема 5.2).
Любое повреждение эндотелия приводит к сдвигу этого равновесия
в сторону коагуляции, тем более что обнажение субэндотелиальных
структур (коллаген, эластин, фибронектин, гликозаминогликаны,
ламинин и др.) активизирует процессы свертывания крови.
Тромбоциты. Через несколько секунд после повреждения эндо-
телия к обнажившейся базальной мембране сосуда прилипают тром-
боциты, что получило название адгезии. Этот процесс зависит от
фактора VIII, соединяющего гликопротеиновые рецепторы тромбо-
цитов с коллагеном базальной мембраны сосуда или стромы. Тром-
боциты заполняют небольшой дефект эндотелия, способствуя его
дальнейшему заживлению. Более крупный участок повреждения за-
крывается тромбом, формирование которого направлено на предот-
вращение кровопотери. Адгезия тромбоцитов “запускает” и два 
последующих процесса: их секрецию и агрегацию.
Схема 5.2
Анти- и протромботические продукты эндотелия
• Простациклин
• Фактор, активирующий
• Тромбомодулин
тромбоциты
• Гепарино-подобные 
• Тканевой фактор
молекулы
• Факторы коагуляции
• Активаторы 
• Фактор фон Виллебранда
плазминогена
Фибронектин
• Ингибиторы активаторов
плазминогена 
Антитромботические
Протромботические
продукты
продукты
78

Табл. 5.2 
Вещества, выделяемые эндотелиальными клетками и участвующие в
гемостазе и регуляции кровотока
Вещество
Направленность действия
Регуляция коагуляции
Факторы V, VIII, III
Факторы коагуляции
Гепариноподобные молекулы, 
Направлены на антикоагуляцию
тромбомодулин, белок S
Фактор, активирующий тромбоциты
Обеспечивают активацию
Коллаген базальных мембран 
тромбоцитов
Простациклин
Способствуют инактивации
Аденозиндифосфатаза
тромбоцитов 
Оксид азота
Тканевой инактиватор плазминогена
Обеспечивает фибринолиз
Ингибитор активатора плазминогена
Тормозит фибринолиз
Регуляция кровотока
Эндотелин I
Вазоконстрикторы
Ангиотензинпревращающий фермент
Оксид азота
Вазодилататоры
Простациклин
Секреция тромбоцитов приводит к освобождению из α-гранул
фибриногена, фибронектина, тромбоцитарного фактора роста, 
β-тромбомодулина. В это же время из плотных гранул выделяются
ионы кальция, аденозиндифосфатаза, гистамин и серотонин. Акти-
вируется расположенный на поверхности тромбоцитов фактор III
(тромбопластин), запускающий внутренюю систему коагуляции.
Образуются метаболиты арахидоновой кислоты, например, тром-
боксан А2 — сильный, но короткоживущий (до 30 сек) вазоконст-
риктор.
Агрегация тромбоцитов регулируется тромбоксаном А2, адено-
зиндифосфатазой и тромбином. Воздействие последнего на фибри-
ноген приводит к формированию полимера фибрина. Ингибитором
агрегации тромбоцитов (но не их адгезии) является вырабатываемый
клетками эндотелия простагландин I2, который обладает сильным 
и продолжительным (до 2 мин) сосудорасширяющим действием.
Нарушение равновесия между регуляторами функционирования
тромбоцитов ведет к тромбозу или кровотечению. 
79

Стаз (от лат. stasis — остановка) — остановка кровотока в сосу-
дах микроциркуляторного русла (прежде всего в капиллярах, реже —
в венулах)
. Остановке крови обычно предшествует ее замедление
(престаз).  Причинами стаза являются инфекции, интоксикации,
шок, длительное искусственное кровообращение, воздействие физи-
ческих факторов (холодовой стаз при обморожениях). В патогенезе
стаза основное значение имеет изменение реологических свойств
крови в микрососудах вплоть до развития сладж-феномена (от англ.
sludge — тина), для которого характерно слипание форменных эле-
ментов крови, прежде всего эритроцитов, что вызывает значитель-
ные гемодинамические нарушения. Сладжирование эритроцитов,
лейкоцитов, тромбоцитов возможно не только в микроциркулятор-
ном русле, но и в крупных сосудах. Оно приводит, в частности, к уве-
личению скорости оседания эритроцитов (СОЭ). Остановка крово-
тока приводит к повышению сосудистой проницаемости
капилляров (и венул), отеку, плазморрагии и нарастающей ишемии. 
Значение стаза определяется его локализацией и продолжительнос-
тью. Так, острый стаз большей частью приводит к обратимым измене-
ниям в тканях, но в головном мозге способствует развитию тяжелого,
иногда смертельного отека с дислокационным синдромом, отмечае-
мым, например, при коме. В случаях длительного стаза возникают
множественные микронекрозы, диапедезные кровоизлияния.
Тромбоз  (от греч. thrombus — сверток, сгусток) — прижизненное
свертывание крови в просвете сосудов или полостях сердца. Являясь
одним из важнейших защитных механизмов гемостаза, тромбы 
могут полностью или частично закрывать просвет сосуда с развити-
ем в тканях и органах значительных нарушений кровообращения 
и тяжелых изменений вплоть до некроза.
Выделяют общие и местные факторы тромбообразования. Среди
общих факторов отмечают нарушение соотношения между системами
гемостаза (свертывающей и противосвертывающей системами крови),
а также изменения качества крови (прежде всего ее вязкости). 
Последнее наблюдается при тяжелой дегидратации организма, уве-
личении содержания грубодисперсных белковых фракций (напри-
мер, при миеломной болезни), при гиперлипидемии (при тяжелом
сахарном диабете). К местным факторам относят нарушение целост-
ности сосудистой стенки (повреждение структуры и нарушение
функции эндотелия), замедление и нарушение (завихрения, турбу-
лентное движение) кровотока. 
Наиболее часто тромбы развиваются у послеоперационных
больных, находящихся на длительном постельном режиме, при хро-
80

нической сердечно-сосудистой недостаточности (хроническом 
общем венозном застое), атеросклерозе, злокачественных новообра-
зованиях, врожденных и приобретенных состояниях гиперкоагуля-
ции, у беременных.
Выделяют следующие стадии тромбообразования:
• А г г л ю т и н а ц и я   т р о м б о ц и т о в . Адгезия тромбоцитов к по-
врежденному участку интимы сосуда происходит за счет тромбо-
цитарного фибронектина и коллагенов III и IV типов, входящих 
в состав обнаженной базальной мембраны. Это вызывает связыва-
ние вырабатываемого эндотелиоцитами фактора Виллебранда,
способствующего агрегации тромбоцитов и фактора V. Разрушае-
мые тромбоциты освобождают аденозиндифосфат и тромбоксан
А2, обладающие сосудосуживающим действием и способствую-
щие замедлению кровотока и увеличению агрегации кровяных
пластинок, выбросу серотонина, гистамина и тромбоцитарного
фактора роста. Следует отметить, что небольшие дозы ацетилсали-
циловой кислоты (аспирин) блокируют образование тромбоксана
А2, что лежит в основе профилактического лечения тромбообразо-
вания, применяемого, в частности, у больных ишемической 
болезнью сердца. Происходит активация фактора Хагемана (XII)
и тканевого активатора (фактор III, тромбопластин), запускаю-
щих коагуляционный каскад. Поврежденный эндотелий активи-
рует проконвертин (фактор VII). Протромбин (фактор II) превра-
щается в тромбин (фактор IIa), что и вызывает развитие
следующей стадии.
• К о а г у л я ц и я   ф и б р и н о г е н а .   Отмечается дальнейшая дег-
рануляция тромбоцитов, выделение аденозиндифосфата и тром-
боксана А2. Фибриноген трансформируется в фибрин и процесс
становится необратимым, так как формируется нерастворимый
фибриновый сверток, захватывающий форменные элементы 
и компоненты плазмы крови с развитием последующих стадий.
• А г г л ю т и н а ц и я   э р и т р о ц и т о в .
• П р е ц и п и т а ц и я   п л а з м е н н ы х   б е л к о в .
Свертывающая система крови функционирует в тесной связи 
с противосвертывающей. Фибринолиз начинается после превра-
щения плазминогена в плазмин, который обладает выраженной
способностью переводить фибрин из нерастворимой полимерной 
в растворимую мономерную форму. Кроме того, при этом разру-
шаются или инактивируются факторы свертывания V, VIII, IX, XI,
что блокирует коагулянтную, кининовую и комплементарную 
системы.
81

Морфология тромба. В зависимости от строения и внешнего вида,
в значительной мере определяемого особенностями и скоростью
тромбообразования, выделяют белый, красный, смешанный и гиали-
новый тромбы. Б е л ы й   т р о м б , состоящий из тромбоцитов, фибри-
на и лейкоцитов, образуется медленно, при быстром кровотоке, как
правило, в артериях, между трабекулами эндокарда, на створках кла-
панов сердца при эндокардитах. К р а с н ы й   т р о м б , в состав кото-
рого входят тромбоциты, фибрин и эритроциты, возникает быстро 
в сосудах с медленным током крови, в связи с чем встречается обычно
в венах. С м е ш а н н ы й   т р о м б включает в себя тромбоциты, фиб-
рин, эритроциты, лейкоциты и встречается в любых отделах крове-
носного русла, в том числе и полостях сердца, аневризмах. В этом
тромбе отмечают наличие небольшой, тесно связанной с сосудистой
стенкой головки (по строению белый тромб), тела (смешанный тромб)
и рыхло прикрепленного к интиме хвоста (красный тромб). Послед-
ний может отрываться и служить причиной тромбоэмболий. Ги а л и -
н о в ы е   т р о м б ы обычно множественные и в отличие от предыду-
щих формируются только в сосудах микроциркуляторного русла при
шоке, ожоговой болезни, тяжелых травмах, ДВС-синдроме, обезво-
живании организма, тяжелой интоксикации и т.п. В их состав входят
преципитированные белки плазмы и агглютинированные форменные
элементы крови, образующие гомогенную бесструктурную массу со
слабой положительной гистохимической реакцией на фибрин.
По отношению к просвету сосуда тромбы разделяются на присте-
ночные (чаще всего по строению белые или смешанные, например на
атеросклеротических бляшках) и обтурирующие (обычно красные). 
В первом случае хвост тромба растет против тока крови, тогда как во
втором — может распространяться в любом направлении, хотя, как
правило, по току крови, например, при тромбофлебитах. По течению
можно выделить локализованный и прогрессирующий тромбы.
В зависимости от особенностей возникновения выделяют также
марантические тромбы (от греч. — marasmas — изнурение, упадок
сил), обычно смешанные по составу, возникающие при истощении,
дегидратации организма, как правило, в поверхностных венах ниж-
них конечностей, синусах твердой мозговой оболочки, а в ряде случа-
ев у стариков, тогда их называют старческими; опухолевые тромбы,
образующиеся при врастании злокачественного новообразования 
в просвет вены и разрастании там по току крови или при закупорке
конгломератом опухолевых клеток просвета микрососудов. При ис-
тинной полицитемии встречаются красные тромбы в венах, тогда как
при лейкозах в микрососудах часто обнаруживаются лейкемические
82

тромбы, состоящие из атипичных клеток и свернувшейся крови;
септические тромбы — инфицированные смешанные тромбы в венах,
развивающиеся при гнойных васкулитах, сепсисе.
Особым вариантом тромба является шаровидный, образующийся
при отрыве от эндокарда левого предсердия больного с митральным
стенозом. Вследствие значительного сужения левого атриовентрику-
лярного отверстия тромботические массы не могут выйти и, свободно
двигаясь в камере сердца, увеличиваются в размерах, приобретают
форму шара с гладкой поверхностью, так как отшлифовываются то-
ком крови и трением об эндокард. Этот тромб может закрыть отвер-
стие клапана и остановку кровотока, что вызывает у больного обмо-
рок. После падения человека тромб может откатиться под действием
силы тяжести и гемодинамика восстанавливается, больной приходит
в сознание. В ряде случаев данное состояние напоминает частичную
или полную поперечную атриовентрикулярную блокаду (синдром
Морганьи—Адамса—Стокса, Morgagni G.B.— Adams R.A.— Stokes W.).
Исходы тромба можно разделить на две группы:
• б л а г о п р и я т н ы е   и с х о д ы — организация, то есть замещение
тромба врастающей со стороны интимы грануляционной тканью
(уже на 5-й день отмечается проникновение фибробластов), а за-
тем и зрелой соединительной тканью, в ряде случаев сопровожда-
ющейся канализацией (начинается с 6—11-го дня) и васкуляризаци-
ей 
(заканчивается обычно через 5 нед) тромботических масс 
с частичным восстановлением кровотока. Возможно развитие
обызвествления  (флеболиты) и очень редко даже оссификации
тромбов. Иногда отмечается асептический аутолиз тромба под
действием фибринолитической системы (прежде всего плазмина)
и протеолитических ферментов макрофагов и нейтрофилов;
• н е б л а г о п р и я т н ы е   и с х о д ы — тромбоэмболия (возникающая
при отрыве тромба или его части) и септическое (гнойное) расплав-
ление 
при попадании в тромботические массы гноеродных бактерий.
Значение тромба определяется быстротой его развития, локализа-
цией, распространенностью и степенью сужения просвета пораженно-
го сосуда. 
Так, тромбы в мелких венах клетчатки малого таза, как пра-
вило, не вызывают каких-либо патологических изменений в тканях,
так же как и небольшие, практически не нарушающие гемодинами-
ку пристеночные тромбы в крупных артериях (если конечно не разо-
вьется тромбоэмболия). Обтурирующие тромбы артерий являются
причиной инфарктов, гангрены. Тромбоз печеночных вен приводит 
к болезни Бадда—Киари, тромбоз селезеночной вены может обусло-
вить венозный инфаркт органа, флеботромбоз глубоких вен нижних
83

конечностей может явиться источником тромбоэмболии легочной 
артерии
. Особенно большую опасность в отношении тромбоэмболии
вплоть до развития тромбоэмболического синдрома представляют
собой прогрессирующие и септические тромбы. Следует отметить, что 
в ряде наблюдений выполнение тромботическими массами аневриз-
мы аорты или сердца приводит к укреплению сосудистой стенки
вследствие закрытия дефекта и развивающейся организации тромбов.
ДВС-синдром.  Синдром диссеминированного внутрисосудистого
свертывания крови (ДВС-синдром, коагулопатия потребления, тром-
богеморрагический синдром) характеризуется образованием множест-
венных тромбов в сосудах микроциркуляторного русла различных орга-
нов и тканей вследствие активации факторов свертывания крови 
и развивающимся из-за этого их дефицитом с последующим усилением
фибринолиза и развитием многочисленных кровоизлияний. 
Наиболее
часто ДВС-синдром развивается при шоке любого генеза (травмати-
ческом, анафилактическом, геморрагическом, кардиальном и др.),
переливании несовместимой крови, злокачественных опухолях, 
обширных травмах и хирургических операциях, тяжелой интокси-
кации и инфекции, в акушерской патологии (преждевременная 
отслойка плаценты, эмболия околоплодными водами, атоничные
маточные кровотечения, пузырный занос, тяжелые гестозы и т.п.),
при трансплантации органов, применении аппаратов искусственного
кровообращения, искусственной почки и т.д. 
Патогенез ДВС-синдрома представлен на схеме 5.3. По механиз-
мам развития выделяют следующие виды ДВС-синдрома:
1. Д В С - с и н д р о м   с   п р е о б л а д а н и е м   п р о к о а г у л я н т н о г о
з в е н а   г е м о с т а з а развивается при активации внешней системы
свертывания крови (тромбин, тромбопластин) вследствие массив-
ного поступления в кровоток прокоагулянтов, что наблюдается
при преждевременной отслойке плаценты, внутриутробной гибели
плода, эмболии околоплодными водами, множественных метаста-
зах, синдроме длительного раздавливания.
2. Д В С - с и н д р о м   с   п р е о б л а д а н и е м   с о с у д и с т о - т р о м -
б о ц и т а р н о г о   з в е н а   г е м о с т а з а   связан с генерализован-
ным поражением сосудов и/или первичным воздействием на
тромбоциты. Отмечается при различных инфекционных заболе-
ваниях, аутоиммунных и иммунокомплексных болезнях, реакции
отторжения трансплантата, приводящих к повреждению эндоте-
лия и активации тромбоцитов и внутренних факторов свертыва-
ния крови (III,VIII, IX, XII), калликреин-кининовой, комплемен-
тарной, фибринолитической систем.
84

Схема 5.3
Патогенез ДВС-синдрома
Массивная тканевая деструкция
Повреждение эндотелия сосудов
Выброс тканевых факторов
Активация контактных 
(тканевого тромбопластина)
факторов
Активация внешней системы
Активация внутренней
свертывания
системы свертывания
ДИССЕМИНИРОВАННОЕ
Агрегация тромбоцитов
ВНУТРИСОСУДИСТОЕ
СВЕРТЫВАНИЕ
Активация 
Потребление факторов
Микротромбы
фибринолиза
свертывания и тромбоцитов
Микроангиопатическая
Ишемическое повреждение
гемолитическая анемия
ткани (дистрофия, некроз)
Образование продуктов
Протеолиз факторов
деградации фибрина 
свертывания
и фибриногена
Ингибирование тромбина,
агрегации тромбоцитов,
полимеризации фибрина
ГЕМОРРАГИЧЕСКИЙ
СИНДРОМ
3. Д В С - с и н д р о м   с   о д и н а к о в о й   а к т и в н о с т ь ю   п р о к о -
а г у л я н т н о г о   и   с о с у д и с т о - т р о м б о ц и т а р н о г о   з в е -
н ь е в   отличается смешанным патогенезом и наблюдается при ис-
кусственном кровообращении, ожоговой болезни, заболеваниях
крови, шоке.
85

В своем развитии ДВС-синдром проходит четыре стадии, отлича-
ющиеся своеобразной лабораторной и морфологической картиной.
1-я стадия — гиперкоагуляции и тромбообразования — отличается
внутрисосудистой агрегацией форменных элементов крови, диссе-
минированным свертыванием крови с формированием множествен-
ных тромбов в микрососудах различных органов и тканей. Как пра-
вило, кратковременная, продолжительностью до 8—10 мин,
клинически может проявляться шоком. 
2-я стадия — нарастающая коагулопатия потребления — характе-
ризуется прежде всего значительным понижением содержания
тромбоцитов и фибриногена, израсходованных на образование
тромбов. При этом происходит переход гиперкоагуляции на гипоко-
агуляцию, проявляющуюся той или иной степенью выраженности
геморрагического диатеза. Удаление активных факторов свертыва-
ния из кровотока происходит и за счет фагоцитов, в связи с чем на-
личие фибрина в цитоплазме макрофагов и нейтрофилов служит
признаком этой стадии.
3-я стадия — глубокой гипокоагуляции и активации фибринолиза
— приводит к лизису образовавшихся ранее микротромбов и часто
к повреждению циркулирующих в крови факторов свертывания.
Развивающаяся гиперплазминемия приводит к появлению легко
растворимых фибринсодержащих комплексов, продуктов деграда-
ции фибрина, причем мономер фибрина теряет способность к по-
лимеризации. Вследствие этих изменений на 3-й стадии, развиваю-
щейся обычно через 2—8 ч от начала ДВС-синдрома, отмечается
полная несвертываемость крови, а в связи с этим — выраженные
кровотечения и кровоизлияния, микроангиопатическая гемолити-
ческая анемия. 
4-я стадия — восстановительная (или остаточных проявлений) 
отличается дистрофическими, некротическими и геморрагическими
поражениями органов и тканей. В большинстве наблюдений проис-
ходит обратное развитие тканевых изменений, хотя в тяжелых случа-
ях ДВС-синдрома летальность достигает 50% от острой полиорган-
ной недостаточности (почечной, печеночной, надпочечниковой,
легочной, сердечной). У новорожденных, особенно недоношенных,
вследствие несовершенства фагоцитарной и фибринолитической
систем, недостаточного синтеза печенью факторов свертывания 
и противосвертывания (обусловленного незрелостью белковосинте-
тической функции органа), а также из-за недостаточной способности
удалять из крови факторы свертывания и продукты деградации фиб-
рина смертность составляет 75—90 %.
86

В зависимости от распространенности выделяют генерализован-
ный и местный варианты ДВС-синдрома, а по продолжительности
— острую (от нескольких часов до суток), подострую (от нескольких
дней до недели) и хроническую (несколько недель и даже месяцев)
формы.
Наиболее тяжело протекает о с т р а я   ф о р м а , развивающаяся
при шоке (выраженной интоксикации, сепсисе, тяжелых травмах,
ожоговой болезни, остром внутрисосудистом гемолизе), приводящая
к генерализованному некротическому и геморрагическому пораже-
нию органов и тканей с развитием полиорганной недостаточности.
П о д о с т р о е   т е ч е н и е возникает при меньшей выраженнос-
ти перечисленных выше этиологических факторов, а также в ряде
случаев может осложнять течение поздних гестозов, лейкозов, зло-
качественных опухолей, иммунокомплексных болезней. Отличается,
как правило, мозаичным или локальным тромбо-геморрагическим
поражением тканей, хотя при обострении основного заболевания
или в терминальном периоде своего развития может переходить 
в острый вариант.
Х р о н и ч е с к а я   ф о р м а   наблюдается при злокачественных
новообразованиях, хронических лейкозах, аутоиммунных и ревма-
тических заболеваниях, длительной интоксикации и даже (в отдель-
ных случаях) при хронической сердечно-сосудистой недостаточности.
У больных отмечаются постоянные минимальные мигрирующие 
местные или, реже, генерализованные изменения органов с развити-
ем медленно прогрессирующей их недостаточности. Такой вариант
течения ДВС-синдрома может иметь место у новорожденных или
детей раннего детского возраста (очень редко у взрослых) с капил-
лярной или кавернозной гемангиомой диаметром более 5—6 см любой
локализации. В случаях свертывания крови в опухоли развивается
тромбоцитопения и коагулопатия потребления, геморрагический
диатез. Это патологическое состояние, как правило, наследствен-
ное, получило следующие названия — синдром Казабаха—Мерритта
(Kasabach H.H. — Merritt K.) или гигантская гемангиома с тромбоци-
топенией, синдром тромбопении-гемангиомы, множественная фиб-
ринопоэтическая ангиоэктазия 
Морфология ДВС-синдрома. Основные изменения, выявляемые
при макро- и микроскопическом исследовании, состоят в наличии 
в микроциркуляторном русле множественных микротромбов. 
По составу это прежде всего фибриновые тромбы (состоящие из
фибрина с отдельными эритроцитами), хотя могут быть и гиалино-
вые, белые (лейкоцитарные), красные (эритроцитарные). Кроме
87

того, отмечаются явления стаза в капиллярах и венулах, а также кро-
воизлияния, дистрофические и некротические изменения в различ-
ных органах и тканях.
Так, в легких вследствие богатой васкуляризации и обилия ткане-
вого тромбопластина отмечается серозно-геморрагический отек,
фибриновые и гиалиновые тромбы, сладжирование и агглютинация
эритроцитов, множественные кровоизлияния, в ряде случаев мелкие
геморрагические инфаркты, в связи с чем часто определяются сиде-
рофаги. В некоторых наблюдениях обращают на себя внимание гиа-
линовые мембраны, образованные из проникшего в просвет альвеол
фибрина.
В то же время в почках развивается дистрофия эпителия про-
ксимальных и дистальных извитых канальцев, а в тяжелых случаях 
и некроз этих клеток, тубулорексис, симметричный очаговый 
и тотальный некроз коркового вещества, что является проявлением
некротического нефроза (острой почечной недостаточности).
Характерным считается наличие множественных кровоизлияний 
(в том числе и субкапсулярных), различных микротромбов.
В печени дистрофические и некротические изменения гепатоци-
тов вплоть до центролобулярных некрозов могут сопровождаться
фибриновыми тромбами в центральных венах, а также тяжами и ни-
тями фибрина, свободно лежащими в синусоидах.
Сравнительно часто поражается поджелудочная железа, в ко-
торой отмечаются явления отека, кровоизлияния, микротромбы,
а в тяжелых случаях — панкреонекроз.
В надпочечниках отмечается дистрофия с исчезновением липи-
дов и некроз клеток как коркового, так и мозгового вещества, мно-
жественные микротромбы и кровоизлияния, причем последние
могут захватывать обширные участки органа, что особенно харак-
терно для тяжелой инфекционной патологии (синдром Уотерхауза—
Фридериксена).
Уже при осмотре больного бросаются в глаза множественные
кровоизлияния в кожу, как правило, петехиальные, редко обширные,
сочетающиеся в ряде случаев с мелкими некротическими очагами,
вызванными отдельными микротромбами. В слизистых оболочках
желудочно-кишечного тракта постоянно развиваются множествен-
ные мелкие кровоизлияния, а также эрозии и острые язвы. 
В ткани селезенки помимо мелких кровоизлияний в паренхиму
и под капсулу органа в мелких артериях и венах отмечаются гиали-
новые и фибриновые тромбы, а в синусоидах — тяжи и нити фиб-
рина.
88

Поражение миокарда и головного мозга, обусловленное ДВС-син-
дромом, происходит редко и заключается в единичных микротром-
бах, дистрофических изменениях и отеке.
Эмболия  (от греч. emballein — бросать внутрь) — циркуляция 
в крови или лимфе не встречающихся в норме частиц (эмболов) с после-
дующей закупоркой ими просвета сосудов.

По происхождению выделяют следующие виды эмболии:
• т р о м б о э м б о л и я ,  развивающаяся при отрыве тромба или его
части (хвоста, хвоста и тела), является одной из наиболее часто
встречающихся эмболий. Ее источником могут быть тромбы любой
локализации — в артериях, венах, полостях сердца. Тромбоэмболия
легочной артерии 
развивается, как правило, у малоподвижных боль-
ных (послеоперационных, страдающих сердечно-сосудистыми 
заболеваниями, злокачественными новообразованиями и т.п.) 
и происходит из вен нижних конечностей, жировой клетчатки ма-
лого таза, редко из печеночных вен, нижней полой вены, правых
отделов сердца (с пристеночными тромбами). Во многих случаях
заканчивается летальным исходом. В танатогенезе имеет значение
как острая правожелудочковая недостаточность, вызванная закры-
тием просвета сосуда, так и (в значительно большей степени) оста-
новка сердца вследствие пульмоно-коронарного рефлекса, “запус-
каемого” механическим раздражением тромботическими массами
рецепторных окончаний интимы ствола артерии. Возникает 
не только рефлекторный спазм венечных артерий сердца, мелких
ветвей легочной артерии, но и тяжелый бронхоспазм. При неболь-
ших размерах эмбол может закупорить мелкую артериальную ветвь
и послужить причиной геморрагического инфаркта легкого, а слу-
чаи массивной эмболии сопровождаются острым падением артери-
ального давления (коллапсом). Тромбы на створках митрального,
аортального клапанов, в левых камерах сердца, образующиеся при
эндокардитах, инфаркте миокарда, в хронической аневризме сердца,
могут привести к множественным тромбоэмболиям по большому
кругу кровообращения (тромбоэмболический синдром);
• ж и р о в а я   э м б о л и я отмечается при травмах (переломах длинных
трубчатых костей, размозжении подкожной жировой клетчатки),
ошибочном введении в кровеносное русло масляных растворов,
наложении применяемого для лечения туберкулеза легких олео-
торакса (при этом может происходить разрыв васкуляризирован-
ных плевральных фиброзных спаек и зияние склерозированных
сосудов), и в отдельных случаях выраженного жирового гепатоза
(“гусиная печень”). Закупорка 2/3 легочных капилляров может
89

привести к смерти от острой правожелудочковой недостаточнос-
ти, что наблюдается исключительно редко. Значительно чаще
жировые эмболы обусловливают гемодинамические расстройства
и способствуют развитию в пораженных участках пневмонии.
При проникновении капель жира через капиллярный барьер 
межальвеолярных перегородок или через артерио-венозные анас-
томозы может возникать обтурация ими мелких сосудов головного
мозга, почек и других органов. Небольшое количество жира
эмульгируется и рассасывается;
• в о з д у ш н а я   э м б о л и я развивается вследствие попадания воз-
духа через поврежденные крупные вены шеи (имеющие отрица-
тельное по отношению к атмосферному давление), зияющие 
после отторжения плаценты вены матки, при введении воздуха 
с лекарственными препаратами шприцом или капельницей, при
спонтанном или искусственном пневмотораксе. Обтурируются
прежде всего капилляры легкого, но в тяжелых случаях возможна
эмболия сосудов других органов (в частности, головного мозга) 
и скопление воздушного пузыря в правых отделах сердца, в кото-
рых кровь приобретает пенистый вид; 
• г а з о в а я   э м б о л и я развивается при быстрой декомпрессии 
(у водолазов, разгерметизации самолетов, барокамер), приводящей
к освобождению из крови азота (редко гелия — в случаях дыхания
гелиевыми смесями), растворенного в большем, чем в норме коли-
честве, так как растворимость газов прямо пропорциональна их
давлению. Газовые эмболы по большому кругу кровообращения по-
ражают различные органы и ткани, в том числе головной и спинной
мозг, вызывая кессонную болезнь. В ряде случаев этот вид эмболии
может осложнить течение анаэробной (газовой) гангрены;
• к л е т о ч н а я   ( т к а н е в а я )   э м б о л и я является результатом
разрушения тканей при заболеваниях и травмах. Примером ее 
являются эмболия опухолевыми клетками, лежащая в основе фор-
мирования метастазов. Выделяют также эмболию околоплодными
водами у родильниц, разрушенными тканями новорожденных
при тяжелых родовых травмах, что вызывает спазм легочных сосу-
дов, сердечную недостаточность, ДВС-синдром;
• м и к р о б н а я   э м б о л и я возникает, как говорит само название,
при закупорке сосудов бактериальными комплексами, грибами,
простейшими, животными-паразитами (альвеококк). Сравни-
тельно часто отмечается при септикопиемии, гнойном расплавле-
нии тромба и приводит к развитию не только множественных 
некрозов, но и метастатических абсцессов;
90

• э м б о л и я   и н о р о д н ы м и   т е л а м и наблюдается при проник-
новении в травмированные крупные сосуды инородных осколков,
медицинских катетеров. Очень редко этот вид эмболии происхо-
дит при попадании в кровеносное русло частиц разрушенных
обызвествленных атеросклеротических бляшек.
Обычно эмболы перемещаются по току крови (ортоградная 
эмболия), но в ряде случаев возможно их движение против кровотока
(ретроградная эмболия), что наблюдается при эмболии инородными
телами (вследствие их большой массы) или ретроградном лимфоген-
ном метастазировании рака желудка. Парадоксальная эмболия разви-
вается при проникновении эмбола из вен в артерии (или наоборот)
большого круга кровообращения, минуя легкое, что возможно при
дефекте межжелудочковой или межпредсердной перегородки сердца
(например, незаращенное овальное окно), наличии артериовеноз-
ных анастомозов, примером которых могут служить боталлов про-
ток, травматические соустья.
Значение эмболий, осложняющих течение заболеваний и травм, 
определяется их видом, распространенностью и локализацией. Особенно
опасна эмболия артерий мозга, сердца, ствола легочной артерии, ча-
сто заканчивающиеся смертью больного, тогда как поражение почек,
печени, скелетных мышц и других органов имеет меньшее значение
и в ряде случаев клинически протекает практически бессимптомно.
Однако в любом случае эмболия приводит к нарушению кровообра-
щения в тканях и вызывает их ишемию и, возможно, инфаркт.
Артериальное малокровие бывает общим (анемия, рассматривае-
мая в разделе “Заболевания системы крови”) и местным (ишемия,
от греч. ischo — задерживать, останавливать). Ишемия развивается
при уменьшении кровенаполнения органов и тканей в результате
недостаточного притока крови. Выделяют четыре разновидности
артериального малокровия в зависимости от причин и условий воз-
никновения:
• а н г и о с п а с т и ч е с к о е   а р т е р и а л ь н о е   м а л о к р о в и е
обусловлено спазмом артерий вследствие нервного, гормонального
или медикаментозного воздействия (стресс, стенокардия, аппенди-
кулярная колика и пр.). Имеет большое значение избыточное по-
ступление в кровь вазопрессорных агентов, таких как ангиотензин-1,
вазопрессин, катехоламины и пр. Всегда острое по течению;
• о б т у р а ц и о н н о е   а р т е р и а л ь н о е   м а л о к р о в и е развива-
ется из-за полного или частичного закрытия просвета артерии
тромбом, эмболом (острое) или атеросклеротической бляшкой,
воспалительным процессом (хроническое);
91

• к о м п р е с с и о н н о е   а р т е р и а л ь н о е   м а л о к р о в и е   возни-
кает при остром или хроническом сдавливании сосуда извне
(жгут, отек, опухоль и пр.);
• а р т е р и а л ь н о е   м а л о к р о в и е в результате перераспределе-
ния крови формируется при оттоке крови в соседние, ранее ише-
мизированные, органы и ткани после быстрого удаления асцити-
ческой жидкости, большой сдавливающей опухоли и пр. Всегда
острое.
Развивающиеся в тканях изменения связаны с продолжительнос-
тью и тяжестью ишемии, а, следовательно, и гипоксии, чувствитель-
ностью органов к недостатку кислорода, наличием коллатеральных
сосудов. Так, наиболее чувствительными к артериальному малокро-
вию является головной мозг, почки, миокард, в меньшей степени —
легкие и печень, тогда как соединительная, костная и хрящевая тка-
ни отличаются значительной устойчивостью к недостатку кислорода.
Ишемия приводит к распаду в клетках креатининфосфата и АТФ, 
активизации процессов анаэробного окисления, приводящей к на-
коплению молочной и пировиноградной кислот (ацидоз), жирных
кислот, усиливающей перекисное окисление липидов, повреждаю-
щее мембраны митохондрий. Усугубляющийся энергетический де-
фицит способствует деструкции эндоплазматической сети, накопле-
нию в цитоплазме ионов кальция, в свою очередь активизирующих
клеточные фосфолипазы, эндонуклеазы и протеазы, обусловливаю-
щие развитие некроза и апоптоза клеток. При ишемии большое зна-
чение имеет функциональное состояние органа, определяющее по-
требность в кислороде, величину обменных процессов. Например,
при гипотермии эти показатели снижаются, что используется при
операциях на сердце в условиях искусственного кровообращения.
Чем быстрее развивается ишемия, тем значительнее (вплоть до не-
кроза) тканевые изменения пораженных тканей. При хроническом
малокровии, как правило, успевает сформироваться коллатеральное
кровообращение, снижающее кислородную недостаточность. Следо-
вательно, при острой ишемии развиваются дистрофические и некро-
тические изменения, тогда как при хронической — преобладают 
атрофия паренхимы и склероз стромы.
При внешнем осмотре ишемизированные участки отличаются от
сохранных некоторой бледностью, иногда практически незаметной.
Поэтому для макроскопического выявления ишемии применяют ок-
раску теллуритом калия, придающего тканям, содержащим дыха-
тельные ферменты (дегидрогенезы), сероватый или черный цвет.
При этом ишемизированная область, в которой эти ферменты разру-
92

шены, становится бледно-серой или белесоватой. Микроскопичес-
ки ишемия обнаруживается при выявлении гликогена или окисли-
тельно-восстановительных ферментов (например, ШИК-реакция,
окраска солями тетразолия), исчезающих в пораженных участках.
В последние десятилетия отмечается учащение сегментарного
некроза кишечника при полной проходимости магистральных бры-
жеечных артерий. Эта патология встречается после тяжелых полост-
ных операций у лиц любого возраста и пола, но особенно часто 
наблюдается у пожилых больных с хронической ишемической бо-
лезнью сердца, злокачественными новообразованиями, обширны-
ми травмами и коллаптоидными состояниями различного генеза.
Принятое название “неокклюзионный инфаркт кишечника”, диа-
гностируемый в 20—50% случаев сосудистых поражений кишки, 
не отражает сути процесса, обусловленного поражением не магист-
ральных артерий, а острой обтурационной ишемией сосудов микро-
циркуляторного русла вследствие микротромбов капилляров, арте-
риол и венул. Следовательно, это патологическое состояние следует
отнести к сосудистому некрозу.
Инфаркт (от лат. infarcire — начинять, набивать) — очаг некроза 
в ткани или органе, возникающий вследствие прекращения или значи-
тельного снижения артериального притока, реже — венозного оттока.
Инфаркт — это сосудистый (дисциркуляторный) некроз. 
Причинами
инфаркта являются тромбоз, эмболия, длительный спазм артерии
или функциональное перенапряжение органа в условиях недостаточ-
ного кровоснабжения (последнее наблюдается только при инфаркте
миокарда).
Форма инфаркта зависит от особенностей строения сосудистой
системы того или иного органа, наличия анастомозов, коллатерального
кровоснабжения (ангиоархитектоники). 
Так, в органах с магист-
ральным расположением сосудов возникают треугольные (конусо-
видные, клиновидные) инфаркты, тогда как при рассыпном или
смешанном типе ветвления сосудов наблюдается неправильная
форма инфаркта. По внешнему виду выделяют белый и красный
инфаркты.
Б е л ы й   ( и ш е м и ч е с к и й ,   б е с к р о в н ы й )   и н ф а р к т воз-
никает вследствие поражения соответствующей артерии. Такие 
инфаркты встречаются в селезенке, головном мозге, сердце, поч-
ках и представляют собой в большинстве случаев коагуляционный
или реже колликвационный (в головном мозге) некроз. Примерно
через 24 ч от начала развития инфаркта зона некроза становится хо-
рошо видимой, четко контрастирует своим бледно-желтым или
93

бледно-коричневым цветом с зоной сохранной ткани. Между ними
располагается демаркационная зона, представленная воспалительной
лейкоцитарной и макрофагальной инфильтрацией и гиперемиро-
ванными сосудами с диапедезом форменных элементов крови
вплоть до формирования мелких кровоизлияний. В миокарде и поч-
ках вследствие большого количества сосудистых коллатералей и ана-
стомозов демаркационная зона занимает значительную площадь. 
В связи с этим инфаркт этих органов называют  и ш е м и ч е с к и м  
с   г е м о р р а г и ч е с к и м   в е н ч и к о м .
К р а с н ы й   ( г е м о р р а г и ч е с к и й )   и н ф а р к т развивается
при закупорке артерий и (реже) вен и обычно встречается в легких,
кишечнике, яичниках, головном мозге. Большое значение в генезе
красного инфаркта имеет смешанный тип кровоснабжения, а также
наличие венозного застоя. Так, например, обтурация тромбоэмбо-
лом или тромбом ветви легочной артерии вызывает поступление по
анастомозам крови в зону пониженного давления из системы брон-
хиальных артерий с последующим разрывом капилляров межальвео-
лярных перегородок. В очень редких случаях блокирования этих
анастомозов (возможно при наличии пневмонии той же локализа-
ции) в легком может развиться и белый инфаркт. Также исключи-
тельно редко при тромбозе селезеночной вены образуется не белый,
а красный (венозный) инфаркт селезенки. Зона некроза пропитыва-
ется кровью, придающей пораженным тканям темно-красный или
черный цвет. Демаркационная зона при этом инфаркте не выражена,
так как занимает небольшую площадь.
В течение нескольких дней сегментоядерные нейтрофилы и макро-
фаги частично резорбируют некротизированную ткань. На 7—10-й день
отмечается врастание из демаркационной зоны грануляционной
ткани, постепенно занимающей всю зону некроза. Происходит орга-
низация инфаркта
, его рубцевание. Возможен и другой благоприят-
ный исход — образование на месте некроза кисты (полости, иногда
заполненной жидкостью), что часто наблюдается в головном мозге.
При небольших размерах ишемического инсульта (инфаркта мозга)
возможно замещение его глиальной тканью с формированием гли-
ального рубца. К неблагоприятным исходам инфаркта относится его
нагноение.
Оснащение лекции
Макропрепараты: шоковые органы, кровоизлияния в надпочеч-
ники, тромбоэмболия легочной артерии, эмболический гнойный 
нефрит, метастазы рака желудка в печень, ишемия почки, инфаркт
селезенки, инфаркт миокарда, геморрагический инфаркт легкого.
94

Микропрепараты:  стаз в капиллярах мозга, смешанный тромб,
гиалиновые тромбы в капиллярах почечного клубочка, организую-
щийся тромб, некротический нефроз, жировая эмболия легкого, эм-
болический гнойный нефрит, инфаркт миокарда, геморрагический
инфаркт легкого.
Электронограммы:  первая стадия образования тромба, скопле-
ние тромбоцитов около поврежденного эндотелия, дегрануляция
тромбоцитов, вторая стадия образования тромба, третья стадия об-
разования тромба. 
Лекция № 6
ВОСПАЛЕНИЕ: ОПРЕДЕЛЕНИЕ, СУЩНОСТЬ, 
БИОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ. МЕДИАТОРЫ 
ВОСПАЛЕНИЯ. МЕСТНОЕ И ОБЩЕЕ ПРОЯВЛЕНИЯ
ВОСПАЛЕНИЯ. ОСТРОЕ ВОСПАЛЕНИЕ: ЭТИОЛОГИЯ,
ПАТОГЕНЕЗ. МОРФОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОЯВЛЕНИЕ 
ЭКССУДАТИВНОГО ВОСПАЛЕНИЯ. 
ИСХОДЫ ОСТРОГО ВОСПАЛЕНИЯ
Воспаление — это биологический, и вместе с тем ключевой общепа-
тологический процесс, целесообразность которого определяется его 
защитно-приспособительной функцией, направленной на ликвидацию
повреждающего агента и восстановление поврежденной ткани. 
В ме-
дицине для обозначения воспаления к названию органа, в котором
развивается воспалительный процесс, добавляют окончание “ит” —
миокардит, бронхит, гастрит и т.п. Принято считать, что история
учения о воспалении началась с Гиппократа (460—377 гг. до н.э.),
хотя несомненно у древних и до него были определенные представ-
ления об этом процессе. 
Римский ученый А. Цельс (25 г. до н.э. — 50 г. н.э.) выделил 
основные симптомы воспалениякрасноту ( rubor ), опухоль (tumor), жар
(calor) и боль (dolor)
. Позже К. Гален прибавил еще один признак — 
нарушение функции (functio laesa). Попытки понять сущность воспа-
ления, его место в патологии не прекращаются до сих пор. Еще гол-
ландский врач ХVII в. Г. Бургав считал, что воспаление — это прежде
всего нарушения кровообращения в виде повышения вязкости крови
и ее застоя. 
Почти 200 лет спустя австрийский патологоанатом К. Рокитанский
выделил формы воспаления — катаральное, флегмонозное, гнойное,
острое, хроническое. 
Р.  Вирхов, первым применивший микроскоп
95

для исследования патологических процессов, в своем знаменитом
труде “Целлюлярная патология” (1858) отнес воспаление к “про-
цессам смешанным, активно-пассивным”, в которых активный
компонент заключается в том, что экссудат уносит с собой из вос-
паленной ткани образующиеся в ней вредные вещества, т.е. играет
роль процесса “отвлекающего, очистительного”. К имеющейся
классификации видов воспаления Р. Вирхов добавил паренхима-
тозное воспаление
, протекающее внутри ткани без видимого экссу-
дата и отделительное (экссудативное) воспаление в виде катарально-
го и фибринозного

Через 20 лет (в 1878 г.) Ю. Конгейм дал детальную микроскопи-
ческую характеристику воспаления, в основном его сосудистого
компонента, показал разнообразие причин воспаления, особенно
роль бактерий в его этиологии, связал особенности течения процес-
са с особенностями организма больного. Принципиальным шагом 
в учении о воспалении стала фагоцитарная теория И.И. Мечникова,
из которой выросло учение о клеточном иммунитете и за которую
он вместе с П. Эрлихом, разработавшим теорию гуморального им-
мунитета, в 1908 г. получил Нобелевскую премию. Таким образом,
И.И. Мечников первым показал, что воспаление является важней-
шей  приспособительной реакцией организма. В последующем эту
мысль развил И.В.Давыдовский, рассматривая общебиологические
процессы с точки зрения их целесообразности для человека как би-
ологического вида и как для индивидуума. 
Исследование механизмов воспаления привело к пониманию
роли в этом процессе особенностей самого организма. Стало понят-
но значение в воспалении реактивности и аллергических реакций.
Была раскрыта сущность феномена Артюса, а К. Пирке в 1907 г.
предложил использовать эту гиперергическую реакцию в качестве
диагностического теста. В 1914 г. Р. Ресле показал, что в основе по-
добных реакций лежит экссудативное воспаление, и назвал его гипе-
рергическим. К середине ХХ в. начали сближаться понятия о воспа-
лении и иммунитете. В настоящее время воспалительная и иммунная
реакции все чаще рассматриваются в неразрывном единстве. Изуче-
ние их взаимодействия позволило А.И. Струкову сформулировать
понятие об иммунном воспалении. Были детально изучены физиоло-
гические реакции, обеспечивающие воспаление и его регуляцию. В
последующем в связи с появлением новых методов исследования
удалось раскрыть многие очень тонкие механизмы воспалительного
процесса, особенно на ультраструктурном и молекулярном уровнях.
С помощью методов молекулярной биологии доказано значение
96

межклеточных отношений в динамике воспалительной реакции, что
позволило значительно расширить арсенал врачебных воздействий
на этот процесс. 
Вместе с тем и в настоящее время далеко не закончено формиро-
вание единого взгляда на воспаление, на его место в биологии, пато-
логии и медицине и, вероятно, поэтому нет исчерпывающего опре-
деления этого процесса. Одни исследователи, считая воспаление
приспособительной реакцией, тем не менее, подчеркивают его отно-
сительную целесообразность, другие рассматривают воспаление как
патологическую реакцию, связанную прежде всего с врожденными 
и приобретенными дефектами лейкоцитов. Существует точка зре-
ния, что воспаление — это только реакция на повреждение тканей.
По мнению известного исследователя А. Поликара, воспаление —
это комплексная местная сосудисто-мезенхимальная реакция на по-
вреждение, вызванная действием различного рода агентов
. Более раз-
вернутое определение этому процессу дает крупный отечественный
патолог А.М. Чернух: воспаление — это возникшая в ходе эволюции ре-
акция живых тканей на местные повреждения; она состоит из слож-
ных поэтапных изменений микроциркуляторного русла, системы крови
и соединительной ткани, которые направлены в конечном итоге на
изоляцию и устранение повреждающего агента и восстановление по-
врежденных тканей. 
Наиболее полное определение воспалению дал
Г.З. Мовэт (1975). Согласно его представлениям, воспаление — это
реакция живой ткани на повреждение, заключающаяся в определенных
изменениях терминального сосудистого ложа, крови и соединительной
ткани, направленных на уничтожение агента, вызывающего поврежде-
ние, и на восстановление поврежденной ткани

Таким образом, все исследователи сходятся в том, что воспале-
ние — это сложная местная реакция организма на повреждение, на-
правленная на уничтожение повреждающего фактора и восстанов-
ление поврежденных тканей, которая проявляется характерными
изменениями микроциркуляции и мезенхимы, При этом подчерки-
вается именно местный характер этой реакции, хотя a priori можно
сказать, что такая сложная комплексная реакция не может протекать
только на местном уровне без включения интегративных регулирую-
щих систем всего организма. 
В настоящее время большинство специалистов считает, что вос-
паление — это защитно-приспособительная реакция организма. 
Однако еще И.И. Мечников, а затем и многие другие исследователи
подчеркивали лишь относительную целесообразность воспаления, не-
совершенство этой реакции, так как оно нередко становится основой
97

заболевания, приводящего больного к смерти. Вместе с тем, если
воспаление существует так же долго, как и жизнь на земле, то возни-
кает вопрос — может ли несовершенная реакция существовать мил-
лионы лет, если еще Ч. Дарвин убедительно показал, что все несо-
вершенное в процессе эволюции погибает? На этот вопрос отвечает 
И.В. Давыдовский, доказывая, что для человека как биологического
вида 
воспаление — это приспособительная реакция, и поэтому оно це-
лесообразно и совершенно, ибо через воспаление биологический вид
— человек приобретает новые свойства, которые помогают ему при-
способиться к меняющимся условиям окружающей среды, например,
врожденный и приобретенный иммунитет. Однако для конкретного
человека воспалительная реакция нередко принимает черты болезни,
так как его индивидуальные приспособительные и компенсаторные
возможности в силу самых различных причин (возраст, другие болезни,
сниженная реактивность и т.п.) оказываются недостаточными, 
и именно эти индивидуальные особенности больного делают целесооб-
разность воспаления в этих (конкретных) условиях относительной.
Но видовые реакции всегда имеют приоритет над индивидуальными,
т.к. для природы важно сохранение именно вида, а человек изначально
смертен и поэтому смерть индивидуумов не имеет существенного зна-
чения для биологического вида и для природы в целом. Такой диалек-
тический подход И.В. Давыдовского к пониманию воспаления помо-
гает раскрыть его сущность. При этом следует подчеркнуть, что как
совершенная защитно-приспособительная реакция воспаление высту-
пает лишь по отношению к биологическому виду.
Биологический смысл воспаления заключается в отграничении 
и ликвидации очага повреждения и вызвавших его патогенных факторов,
а также в репарации поврежденных тканей. 
Воспалительной реакци-
ей организм отвечает на воздействия не только многочисленных эк-
зогенных, но и эндогенных раздражителей, таких как собственные
структуры и продукты обмена веществ, свойства которых измени-
лись в результате некроза тканей, или возникшие агрегаты белков
крови (например, иммунные комплексы), а также токсичные про-
дукты азотистого обмена и т.п. Если сопоставить биологический смысл
воспаления  
и иммунитета, то бросается в глаза общность этих про-
цессов в достижении цели: и воспаление, и иммунитет направлены
на “очищение” внутренней среды организма от чужеродного фактора
или измененного “своего” с последующим отторжением поврежда-
ющего фактора и ликвидацией последствий повреждения. Поэтому
неудивительно, что между воспалением и иммунитетом существует
как прямая, так и обратная связь. 
98

При воспалении происходит не только отделение “своего” от
“чужого” путем отграничения этого “чужого” или измененного
“своего” от внутренней среды организма, но и высвобождение ан-
тигенных структур повреждающего агента и/или поврежденных
тканей. Так, в воспалении рождаются иммунные реакции, воспаление
служит иммунитету. 
В то же время иммунные реакции реализуются
через воспаление, а от состоятельности иммунного ответа зависит судь-
ба самого воспаления. Когда иммунные средства защиты от внешних
или внутренних воздействий эффективны, воспаление как патологи-
ческая реакция может вообще не развиться. При возникновении реак-
ций гиперчувствительности воспаление становится их морфологичес-
ким проявлением — развивается иммунное воспаление, т.е. воспаление,
причиной которого является реакция иммунной системы. Характер воспа-
ления в значительной степени зависит от скорости и особенностей
становления иммунитета или, соответственно, от степени иммунного
дефицита. Например, у животных, имеющих дефекты системы 
Т-лимфоцитов (так называемые, nude-мыши), практически нет от-
граничительной воспалительной реакции на воздействие гноеродных
микробов, и животные погибают от сепсиса. Аналогичная реакция
наблюдается и у людей с врожденным иммунодефицитом — при син-
дромах Ди Джорджи, Вискотта—Олдрича, Луи—Бар и др.
Вместе с тем особенности воспаления зависят не только от 
иммунной, но и от неспецифической защиты, т. е. от реактивности
организма. 
Это положение ярко иллюстрирует тот факт, что воспали-
тельная реакция в различные возрастные периоды жизни человека
имеет выраженные особенности. Так, начиная от периода новорож-
денности и включая пубертатный период, у детей еще не заканчива-
ется формирование иммунной системы, еще нет четкого баланса
регулирующих систем организма, прежде всего иммунной, эндо-
кринной и нервной, и поэтому недостаточно выражена способность
к отграничению воспалительного очага и репарации поврежденной
ткани. Этим объясняется склонность к генерализации воспалитель-
ного и инфекционного процессов в этом возрасте. В старости возни-
кает сходная воспалительная реакция в связи с общей брадитрофией,
снижением иммунной защиты и гипореактивностью. Следует отме-
тить, что на характер воспаления определенное влияние оказывает
также наследственность, особенно антигены главного комплекса 
гистосовместимости.
Воспаление — это сложный комплексный процесс, который склады-
вается из трех взаимосвязанных реакций — альтерации (повреждения),
экссудации и пролиферации. 
И только сочетание этих трех реакций
99

позволяет говорить о воспалении, ибо если развивается только 
повреждение, без экссудации и пролиферации, то это некроз; если
происходит лишь экссудация, без альтерации и пролиферации, 
то имеет место отек тканей; если возникает пролиферация клеток,
не сопровождающаяся альтерацией и экссудацией, то скорее всего
речь идет об опухолевом процессе. Сложность заключается и в том,
что воспаление, с одной стороны, как общепатологическая реакция
организма является патогенетическим звеном очень многих заболе-
ваний, а с другой — может выступать в патологии как самостоятель-
ная болезнь, сутью которой является само воспаление, требующее
соответствующего лечения. 
Рассматривая воспаление как общепатологический процесс, необ-
ходимо подчеркнуть, что для него характерен ряд особенностей, ко-
торые делают воспаление значительно шире всех других общепато-
логических реакций, так как оно включает в себя многие из этих
реакций и при этом является связующим звеном между ними, начи-
ная от альтерации ткани и кончая репарацией очага повреждения.
Благодаря тому, что воспаление — это обязательное сочетание альте-
рации, экссудации и пролиферации, оно является уникальным обще-
патологическим явлением. Вместе с тем в основе процессов, состав-
ляющих воспаление, так же как и в основе всех общепатологических
реакций, лежат физиологические механизмы. Так, физиологическая
альтерация структур — необходимое условие функции, ибо функция
осуществляется на материальном субстрате, и в процессе функции
этот субстрат, т.е. структуры клеток и тканей расходуются. Несо-
мненно, что фагоцитоз, как важнейший компонент воспаления, 
в норме обеспечивает тканевой гомеостаз. Физиологические реак-
ции гемокоагуляции, фибринолиза и транссудации составляют ос-
нову воспалительной экссудации. Естественные процессы образова-
ния и созревания клеток являются физиологическим прототипом
пролиферативного компонента воспаления и репарации. У воспале-
ния же в целом, как у комплексного процесса есть лишь один физио-
логический аналог — менструальный цикл, в течение которого также
происходят альтерация, экссудация и пролиферация ткани эндомет-
рия. Однако этот процесс наряду с родами И.В. Давыдовский отно-
сил к тем “дуалистическим процессам”, которые имеют все призна-
ки болезни и вместе с тем, несомненно, являются категорией
физиологии, что еще раз подчеркивает диалектическое единство
физиологического и патологического.
И все-таки воспаление наиболее ярко проявляется как местная
реакция, что характерно для любого общепатологического процесса.
100

Альтерация порождает комплекс местных биохимических реакций,
суть которых заключается в развитии хемоаттракции для привлече-
ния в очаг повреждения клеток — продуцентов медиаторов воспале-
ния — биологически активных веществ, обеспечивающих химические 
и молекулярные связи между процессами, протекающими в очаге вос-
паления
. Под влиянием этих медиаторов в зоне повреждения осуще-
ствляются биохимические и структурные преобразования тканей 
и их метаболизм, обеспечивающие развитие воспалительной реак-
ции. Медиаторы воспаления могут быть клеточными и плазменными.
С помощью клеточных медиаторов включается сосудистая реакция,
в результате чего в процессе начинают принимать участие плазмен-
ные медиаторы воспаления, и в очаг повреждения поступает соот-
ветствующий экссудат, содержащий различные биологически актив-
ные вещества, а также клетки крови. Все эти реакции направлены 
на отграничение очага повреждения, фиксацию в нем и уничтожение
повреждающего фактора. 
Важно подчеркнуть, что при любом виде воспаления в очаг пер-
выми приходят полиморфноядерные лейкоциты (ПЯЛ). Их функ-
ция помимо отграничения направлена в основном на локализацию 
и уничтожение патогенного фактора. Роль макрофагов более разно-
образна и заключается в отграничении очага воспаления, нейтрали-
зации токсинов, индукции иммунных реакций, регуляции разнооб-
разных клеточных систем, участвующих в воспалении. При этом
возникают многообразные межклеточные взаимодействия, прежде
всего между макрофагами и полиморфноядерными лейкоцитами,
лимфоцитами, моноцитами, фибробластами; в свою очередь между
всеми этими и другими клетками экссудата, тканей и сосудов также
развиваются соответствующие взаимодействия. Так, макрофаги тес-
но связаны с ПЯЛ и с помощью фагоцитоза помогают очищать поле
воспаления от патогенных раздражителей. Однако их способность
убивать микробы менее выражена, чем у ПЯЛ. Известно, например,
что при хронической гранулематозной болезни нарушение бактери-
цидной функции ПЯЛ не компенсируется гиперплазией макрофа-
гов. Если в зоне отграничения очага повреждения мало макрофагов,
то гнойное воспаление прогрессирует, а грануляционная ткань раз-
вивается очень плохо. Имеется еще целый ряд аспектов участия 
системы мононуклеарных фагоцитов в воспалении. Однако одной
из основных задач макрофагов, очевидно, является фагоцитоз с це-
лью выявления антигенных детерминант раздражителя и передача
информации в иммунокомпетентную систему для включения в про-
цесс специфической защиты организма.
101

Взаимодействие макрофагов и лимфоцитов наиболее отчетливо
выражено при реакции гиперчувствительности замедленного типа
(ГЗТ) в виде иммунного цитолиза и гранулематоза, причем конеч-
ный результат этих реакций противоположен: иммунный цитолиз
приводит к ликвидации патогенного фактора, а гранулематоз — 
к сохранению его при относительной изоляции от внутренней среды
организма. Примером может служить туберкулезная гранулема, 
в которой иммунные реакции направлены на уничтожение микобак-
терии, а с помощью незавершенного фагоцитоза в эпителиоидных
клетках эти возбудители сохраняются, обеспечивая нестерильный
иммунитет, и в то же время гранулематозная реакция препятствует
генерализации инфекции. Взаимодействие макрофагов и фибробла-
стов направлено на стимуляцию коллагено- и фибриллогенеза 
посредством воздействия моноцитов на функциональную актив-
ность коллагенсинтетических клеток. Эти взаимоотношения играют
важную роль в репаративной фазе воспаления. Таким образом, в вос-
палительной реакции взаимодействуют лимфоидные и нелимфоид-
ные клетки, различные биологически активные вещества, возникают
множественные межклеточные и клеточно-матриксные взаимоот-
ношения. В результате в воспаление вовлекаются гормоны, имму-
ноглобулины, нейропептиды, активирующие функции лейкоцитов
и моноцитов через специфические рецепторы, т.е. в процесс вклю-
чается не только микроциркуляция, но и иммунная, эндокринная 
и нервная системы. Поэтому воспаление следует охарактеризовать
как  местное проявление общей реакции организма. Вместе с тем оно
стимулируют включение в процесс других систем организма, способст-
вуя взаимодействию местных и общих реакций при воспалении.

Другим проявлением участия всего организма в воспалении слу-
жит  синдром системного воспалительного ответа — SIRS (Systemic
Inflammatory Response Syndrome)
, развитие которого может закон-
читься появлением полиорганной недостаточности. Эта реакция
проявляется повышением температуры тела выше 38°С, частотой
сердечных сокращений более 90 уд./мин, частотой дыхания более 
20 в мин или рСО2 менее 32 мм рт. ст., лейкоцитозом перифериче-
ской крови более 12000 мкл или лейкопенией менее 4000 мкл, воз-
можно также появление более 10% незрелых форм лейкоцитов.
Для диагноза SIRS необходимо наличие не менее двух из этих при-
знаков. При этом возникает генерализованное поражение микро-
циркуляторного русла в виде неконтролируемого расширения мик-
рососудов, что приводит к дистрофическим и некробиотическим
изменениям различных органов, нарушению их функции и разви-
102

тию синдрома полиорганной недостаточности, не зависящего непо-
средственно от причины воспаления.
Полиорганная недостаточность связана не только с поражением
микроциркуляторного русла, но и с повреждением барьерной функ-
ции кишечника, а также с нарушением текучести клеточных мемб-
ран, особенно печени и почек, что отрицательно сказывается на их
функциях. Клиническими проявлениями полиорганной недоста-
точности являются анемия, изменение формулы крови и развитие
ДВС-синдрома, что приводит к геморрагиям, тромбозам, гемолизу и
прогрессированию полиорганной недостаточности. Другими прояв-
лениями этого синдрома могут быть респираторный дистресс-синд-
ром взрослых, поражение желудочно-кишечного тракта и нервной
системы, метаболические нарушения, в основном нарушения кис-
лотно-щелочного равновесия и инсулинорезистентная гиперглике-
мия. Все это, разумеется, выводит воспаление за рамки только мест-
ной реакции организма.
Таким образом, в очаге воспаления возникает гамма чрезвы-
чайно сложных процессов, которые не могут протекать автономно,
не являясь сигналом для включения различных систем организма.
Материальный субстрат этих сигналов — накопление и циркуляция
в крови биологически активных веществ, в том числе аутокоидов
(метаболитов арахидоновой кислоты), кининов, компонентов ком-
племента, простагландинов, интерферона и др. Среди факторов,
обусловливающих взаимосвязь местных и общих изменений при
воспалении, большое значение имеют и так называемые реактанты
острой фазы
. Эти вещества не специфичны для воспаления, они 
появляются через 4—6 ч после разнообразных повреждений тканей,
в том числе после их повреждения при воспалении. Наибольшее
значение из них имеют С-реактивный белок, интерлейкин-1 (ИЛ-1),
α-1-гликопротеид, Т-кининоген, пептидогликаны, трансферрин,
апоферритин и др. Большинство реактантов острой фазы синтезиру-
ется макрофагами, гепатоцитами и другими клетками. ИЛ-1 влияет
на функцию клеток воспалительного очага Т-лимфоцитов, активи-
рует ПЯЛ, стимулирует синтез простагландинов и простациклинов 
в эндотелиоцитах, способствует гемостатической реакции в очаге по-
вреждения и т.д. Концентрация С-реактивного белка при воспалении
увеличивается в 100—1000 раз. Этот белок активирует цитолитичес-
кую активность естественных Т-лимфоцитов-киллеров, ингибирует
агрегацию тромбоцитов. Т-кининоген, уровень которого при воспа-
лении отчетливо повышается, является предшественником кининов
и ингибитором α-цистеиновых протеиназ. Воспаление индуцирует
103

синтез в печени апоферритина, который стимулирует выработку 
полиморфноядерными лейкоцитами супероксидных бактерицид-
ных ионов. Реактанты острой фазы определяют неспецифический
ответ организма, создающий условия для развития местной воспали-
тельной реакции. Вместе с тем они стимулируют включение в про-
цесс других систем организма, способствуя взаимодействию мест-
ных и общих реакций при воспалении.
Особенности повреждающего фактора и величина очага повреж-
дения также оказывают выраженное влияние на взаимосвязь мест-
ных и общих изменений при воспалительном процессе. Начиная 
с некоторых критических размеров этого очага, развитие воспаления
сочетается с рядом нарушений гомеостаза, вызванных как продукта-
ми повреждения тканей и медиаторами воспаления, так и стрессом
— болевым, эмоциональным и др. Включение в воспаление иммун-
ной, нервной, эндокринной и других систем обеспечивает ряд про-
цессов, оказывающих мощное, часто адекватное раздражителю вли-
яние на местную воспалительную реакцию. Это воздействие
осуществляется через образование и накопление специфических ан-
тител, реакций клеточного иммунитета, стимуляцию костного мозга,
стрессорные механизмы, обусловленные болью, лихорадкой и т.п.
При этом надо учесть, что характер воспаления существенно зависит
и от структурно-функциональных особенностей органов и тканей.
Вместе с тем, далеко не все детали этих взаимодействий можно счи-
тать раскрытыми. 
Таким образом, воспаление, являясь местной общепатологичес-
кой реакцией, может протекать как болезнь с участием всех систем ор-
ганизма, составляя основное звено патогенеза заболевания. При этом
сам повреждающий фактор может быть различным — от разнообраз-
ных инфекционных возбудителей до химических или физических
воздействий. Становится понятным, что воспаление — это уникаль-
ная реакция организма. Она обеспечивает сохранение биологичес-
кого вида в постоянно меняющихся взаимодействиях его представи-
телей и окружающей среды. Воспаление — это и уникальная
категория общей патологии, которая значительно шире других 
общепатологических процессов. Как категория общей патологии
воспаление имеет гомеостатический характер, в результате чего в са-
мой альтерции тканей заложена возможность их будущей репарации
после уничтожения и элиминации повреждающего фактора. Вместе 
с тем, начавшись как местная реакция, воспаление включает все дру-
гие интегрирующие и регулирующие системы организма. Это вклю-
чение наиболее характерно для воспалительного заболевания, кото-
104

рое может привести больных к смерти или инвалидизации, но неиз-
меримо чаще заканчивается выздоровлением, и в этом случае орга-
низм человека нередко приобретает новые свойства, позволяющие
ему эффективнее взаимодействовать с окружающей средой.
По течению воспаление может быть острым и хроническим, при
этом оба варианта значительно отличаются друг от друга не только
по морфологии, но и по патогенетическим механизмам. 
Физиология и морфология острого воспаления. В ряде руководств,
опубликованных в последние годы, из комплекса воспалительного
процесса исключена стадия альтерации, и повреждение связывают с
нарушениями непосредственно в системе микроциркуляции и са-
мой крови, считая, что воспаление начинается с экссудации. Между
тем альтерация, как начальная стадия воспаления, является совер-
шенно бесспорной; еще A. Policard (1970) указывал, что между по-
вреждением (раздражением) и сосудистой реакцией проходит неко-
торый латентный период, в течение которого в поврежденной ткани
происходят сложные биохимические реакции, приводящие к фор-
мированию очага воспаления. А.И. Струков (1972) выделял в дина-
мике воспаления четыре связанные между собой фазы: 1) поврежде-
ние (альтерация) тканей и клеток — инициальные процессы; 
2) выделение медиаторов (пусковые механизмы) и реакция микро-
циркуляторного русла с нарушением реологических свойств крови;
3) появление повышенной сосудистой проницаемости — экссудация
и эмиграция клеток; 4) пролиферация. Действительно, только после
повреждения обнаруживаются определенные хемоаттрактанты и на-
чинается выделение ряда медиаторов воспаления и важнейшего из
них — гистамина, а других медиаторов — позднее и несколько более
растянуто по времени. Поэтому иногда трудно уловить грань между
повреждением ткани и выделением клетками медиаторов воспале-
ния. Однако без комплекса морфобиохимических изменений, воз-
никающих в связи с повреждением, не может быть включена сосуди-
стая реакция, которая появляется после латентного периода, обычно
очень краткого.
Стадии воспаления. С т а д и я   а л ь т е р а ц и и   ( п о в р е ж д е н и я )
— это начальная, пусковая стадия воспаления, характеризующаяся
повреждением тканей. Она включает разнообразные изменения кле-
точных и внеклеточных компонентов в месте действия повреждаю-
щего фактора, в том числе и ряд физиологических процессов. Стадия
альтерации представляет собой диалектическое единство измене-
ний, вызванных действием агрессоров и ответных защитных, пре-
имущественно местных реакций организма на эти изменения.
105

А.И. Струков предлагал различать биохимическую и морфологиче-
скую фазы альтерации. Воспаление начинается с биохимической фа-
зы, т.к. в самом начале процесса имеют значение характер и выра-
женность именно биохимических изменений в зоне поврежденной
ткани, которые заключаются в образовании хемоаттрактантов.
Эти вещества продуцируются клетками, микробами, содержатся 
в плазме крови. Они необходимы для привлечения в очаг поврежде-
ния клеток, продуцирующих медиаторы воспаления. Непосредст-
венно после повреждения из тканей выделяется просеринэстераза,
тромбин, кинин и другие хемотаксические факторы, а при повреж-
дении сосудов — фибриноген и активированные компоненты ком-
племента.  Просеринэстераза как и другие подобные ей ферменты
активируется при любом повреждении клеток и запускает серию мо-
лекулярных превращений, приводящих в итоге к выделению медиа-
торов воспаления. Важное значение имеет степень очаговой концен-
трации бактериальных хемоаттрактантов, которые не только
привлекают в зону повреждения клетки — продуценты медиаторов
воспаления, но и вызывают их деструкцию. В результате совокупной
хемоаттракции в очаг повреждения поступают клетки, продуцирую-
щие медиаторы воспаления: лаброциты, базофильные и эозино-
фильные гранулоциты, моноциты, клетки APUD — системы, тром-
боциты, определенную роль в хемоаттракции играют и резидентные
макрофаги, продуцирующие монокины. Все эти клетки создают
первичную клеточную кооперацию, которая наряду с повреждением
тканей знаменует начало морфологической фазы воспаления
(табл.6.1). При этом хемоаттракция — процесс каскадный. По мере
его нарастания кооперация клеток не только увеличивается в коли-
чественном отношении, но и становится разнообразнее. Более раз-
нообразным становится и действие продуцируемых ими веществ,
оказывающих влияние на все более широкий круг реакций, создаю-
щих условия и поддерживающих воспаление, в том числе усилива-
ющих или модулирующих хемоаттракцию. 
Однако, только находясь в очаге повреждения, эти клетки обес-
печивают выброс тканевых медиаторов, вызывая начало воспали-
тельного процесса. Важнейшими из них являются биогенные амины
и прежде всего гистамин и серотонин. Гистамин вызывает острое рас-
ширение сосудов микроциркуляторного русла, что повышает сосуди-
стую проницаемость и способствует отеку ткани, усиливает слизеоб-
разование и сокращение гладкой мускулатуры. Серотонин также
повышает сосудистую проницаемость и сокращение гладкомышеч-
ных клеток. Поэтому первой реакцией сосудов микроциркуляции на
106

Таблица 6.1
Медиаторы клеточного (тканевого) происхождения
Клетки
Медиатор
Особенности действия
Лаброциты, 
Гистамин, серотонин,
Повышают проницаемость
базофилы
медленно реагирующая
микрососудов
субстанция 
анафилаксии и др.
Тромбоциты Гистамин, 
серотонин, -”-”-”-”-
простагландины
Лизосомные ферменты
Фагоцитоз
ПЯЛ
Лейкокинины
Повышают проницаемость 
микрососудов
Лизосомные ферменты,  Фагоцитоз
катионные белки
Нейтральные протеазы
Протеолиз, гистолиз
Макрофаги
Монокины
Бактерицидное действие,
активация иммунных реакций, 
регуляция пролиферации
и дифференцировки клеток
Лизосомные ферменты
Фагоцитоз, внеклеточный 
гидролиз
Лимфоциты
Лимфокины
Стимуляция макрофагов
действие медиаторов воспаления является спазм, длящийся от не-
скольких секунд до нескольких минут и сопровождающийся замед-
лением кровотока и стазом эритроцитов в капиллярах. Это приводит
к ишемии тканей, в них ослабляется тканевое дыхание, нарастают
гликолиз и ацидоз, что усиливает повреждение тканей и образование
медиаторов воспаления. При повреждении клеток выделяются кис-
лые липиды, которые являются источником таких медиаторов вос-
паления, как медленно реагирующая субстанция анафилаксии, 
эозинофильный хемотаксический фактор А, фактор, активирую-
щий тромбоциты, простагландины. В образовании этих медиаторов
большую роль играют лаброциты, базофильные и нейтрофильные
лейкоциты. Медленно реагирующая субстанция анафилаксии так-
же увеличивает сосудистую проницаемость, эозинофильный хе-
матоксический фактор А обусловливает тканевую эозинофилию.
Фактор активации тромбоциов стимулирует их секреторную дея-
тельность. Простагландины обладают широким спектром дейст-
вия, в том числе повреждают сосуды микроциркуляторного русла
107

и повышают их проницаемость, усиливают хемотаксис и способст-
вуют пролиферации фибробластов. Эти тканевые медиаторы воспа-
ления являются медиаторами прямого действия и способствуют во-
влечению в процесс медиаторов опосредованного действия, 
к которым относятся компоненты системы комплемента и лизосо-
мальные ферменты. 
Под действием медиаторов воспаления и в результате биохими-
ческих реакций в соединительнотканном компоненте тканей зоны
воспаления происходит деполимеризация белково-гликозаминог-
ликановых комплексов, появляются свободные аминокислоты, уро-
новые кислоты, аминосахара, полипептиды, низкомолекулярные
полисахариды. Это приводит к повышению осмотического давления
в тканях, происходит их набухание и задержка в них воды. Накопле-
ние продуктов жирового и углеводного обмена (жирных кислот, 
молочной кислоты) приводит к ацидозу тканей и гипоксии. Важное
значение имеет активация перекисного окисления липидов, приводя-
щего к повреждению мембранных структур клеток. Эндотелиоциты
сосудов в ответ на повреждение также продуцируют ряд факторов,
обеспечивающих хемотаксис.
Возникшая в очаге повреждения клеточная кооперация характе-
ризуется ауторегуляторными механизмами, цикличностью развития
и разделением функций. При этом особое место в клеточной коопе-
рации и во всем воспалительном процессе принадлежит макрофагу.
Эта клетка обладает рядом свойств, позволяющих ей выступать в ка-
честве местного регулятора воспалительной реакции, а также связу-
ющего звена между местными проявлениями воспаления и общими
реакциями организма на них. Помимо того, что макрофаг оказывает
хемотаксическое действие, участвующее в создании первичной кле-
точной кооперации и в последующем ее развитии в очаге воспале-
ния, он, вырабатывая колониестимулирующий фактор, усиливает
образование и дифференцировку в костном мозге предшественни-
ков гранулоцитов, а с помощью ИЛ-1, α-интерферона и ряда других
веществ — цитокинов и факторов роста — стимулирует функции 
эндотелиоцитов и нейтрофильных гранулоцитов в очаге воспаления.
Кроме того, макрофаг является одной из главных антигенпредстав-
ляющих клеток. Фагоцитируя повреждающие факторы, прежде всего
биологической природы, макрофаги определяют их антигенные 
детерминанты, информация о которых поступает в иммунокомпе-
тентную систему. Тем самым макрофаг, являясь клеткой местного
воспалительного очага, способствует включению в процесс других
систем организма.
108

Очень важна инициальная активация плазменных медиаторов
воспаления — системы комплемента, системы плазмина и свертыва-
ющей системы крови, что является результатом прямого или опосре-
дованного действия повреждающего фактора и уже образовавшихся
тканевых медиаторов воспаления (табл.6.2). В динамике стадии альте-
рации вследствие этого, а также развивающихся биохимических изме-
нений в очаге воспаления появляются и нарастают морфологические
нарушения в клетках и тканях в виде дистрофий, некробиоза, а затем
и некроза с высвобождением из погибших тканей хемоаттрактантов 
и биологически активных продуктов с вазомоторным действием.
Таким образом, в стадии альтерации возникают разнообразные 
биохимические и морфологические изменения, направленные на вклю-
чение в воспалительный процесс местных реакций в виде нарушений
микроциркуляции, некробиоза и некроза тканей в очаге повреждения, 
а также интегральных регуляторных систем всего организма. Именно
поэтому стадия альтерации имеет важнейшее самостоятельное значе-
ние, ибо без нее не возникнут экссудативная и некротическая реакции,
определяющие характер и динамику всего воспаления, может запазды-
вать реакция иммунной системы, что имеет тяжелые последствия.
С т а д и я   э к с с у д а ц и и .   Эта стадия возникает в разные сроки
вслед за повреждением клеток и тканей в ответ на действие медиато-
ров воспаления и особенно плазменных медиаторов, возникающих
при активации трех систем крови — кининовой, комплементарной 
и свертывающей. 
Все компоненты этих систем находятся в крови 
в виде предшественников и начинают функционировать только после
Таблица 6.2 
Медиаторы плазменного (гуморального) происхождения
Система плазмы крови
Медиатор
Особенности действия
Калликреин-кининовая
Кинины Повышает 
проницаемость
(брадикинин)
сосудов, болевая  реакция
Калликреины
Активирует хемотаксис ПЯЛ
и фактор Хагемана
Свертывающая 
Фактор Хагемана Активирует кининовую 
и противосвертывающая
(ХП)
систему
Плазмин
Повышает проницаемость 
сосудов
Комплементарная
Компоненты Активируют 
хемотаксис 
комплемента 
ПЯЛ и фактор Хагемана, 
С3b и С5b 
стимулируют фагоцитоз
109

воздействия на них определенных активаторов. Вместе с тем в плаз-
ме крови имеется и система ингибиторов, уравновешивающих воз-
действие активаторов.
Медиаторами кининовой системы являются брадикинин и калли-
креин. Брадикинин усиливает сосудистую проницаемость, вызывает
чувство боли, обладает выраженным гипотензивным действием. Кал-
ликреин осуществляет хемотаксис лейкоцитов, но главное его значение
— активация фактора Хагемана, т.е. включение в воспалительный про-
цесс системы свертывания крови и фибринолиза. Фактор Хагемана
инициирует свертывание крови, активирует плазменные медиаторы
воспаления и сам выступает как медиатор, повышая проницаемость
сосудов, усиливая миграцию нейтрофилов и агрегацию тромбоцитов.
В результате система свертывания крови становится компонентом
воспалительной реакции. Система комплемента состоит из группы
специальных белков плазмы крови, вызывающих лизис бактерий 
и клеток. Кроме того, некоторые компоненты комплемента, прежде
всего C3b и C5b, повышают проницаемость сосудов, усиливают хемо-
таксическую активность нейтрофилов и макрофагов. Таким образом,
в результате комплексного воздействия тканевых и клеточных медиа-
торов воспаления, других продуктов, накапливающихся в зоне мест-
ного нарушения гомеостаза и вызывающих изменение проницаемости
стенок сосудов микроциркуляторного русла и поступление в зону вос-
паления из крови клеточных элементов, в первую очередь различных
лейкоцитов, развивается стадия экссудации. 
В динамике стадии экссудации различают два этапа: первый из
них — плазматическая экссудация, связанная с расширением сосудов
микроциркуляторного русла, усилением притока крови к очагу вос-
паления (активная гиперемия), что приводит к повышению гидро-
статического давления в сосудах. В результате активной гиперемии
усиливается оксигенация очага воспаления, что способствует обра-
зованию активных форм кислорода, притоку гуморальных факторов
защиты, таких как комплемент, пропердин, фибронектин и др., 
а также лейкоцитов, моноцитов, тромбоцитов и других клеток кро-
ви, что знаменует второй этап — клеточную инфильтрацию. Послед-
няя связана с замедлением кровотока в венулах (пассивная гипере-
мия) и действием медиаторов воспаления. В результате замедления
тока крови в силу физических особенностей гидродинамики лейко-
циты перемещаются на периферию осевого потока крови и прили-
пают к стенке сосуда. Возникает краевое стояние лейкоцитов, пред-
шествующее их эмиграции в окружающую ткань. Однако для этого
лейкоциты должны перейти в активированное состояние, в котором
110

могут воспринимать сигналы хемоаттрактантов. В нормальных усло-
виях адгезии лейкоцитов к эндотелию сосудов мешает отрицатель-
ная заряженность и тех, и других клеток и отталкивание их друг от
друга. При развитии экссудативной реакции под влиянием медиаторов
воспаления в процесс включаются двухвалентные катионы плазмы —
Ca2+, Mn2+ и Mg2+, которые снижают отрицательный заряд эндоте-
лия и лейкоцитов и активируют их ферменты, обеспечивающие 
адгезию. Важное значение для устранения отрицательных зарядов
клеток имеет накопление в очаге воспаления Н+ и К+, а также кати-
онных белков активированных лейкоцитов. В качестве хемоаттрак-
тантов, обеспечивающих также и адгезию лейкоцитов, выступают
комплемент (его С5а, С1, С3-фракции) и Fc-фрагменты IgG, кото-
рые связывают соответствующие рецепторы на мембранах лейкоци-
тов, что и определяет их активацию и направленную хемоаттракцию
к эндотелию сосудов. Благодаря выпадению фибронектина на эндо-
телиоцитах и на коллагеновых волокнах базальной мембраны сосу-
дов, также осуществляется направленная аттракция лейкоцитов 
и мононуклеаров. 
После развития краевого стояния лейкоцитов благодаря дейст-
вию их ферментов на интиму сосудов происходит сокращение эндо-
телиальных клеток и раскрытие межэндотелиальных щелей, к кото-
рым после адгезии перемещаются лейкоциты. Для прохождения
через эндотелиальную выстилку лейкоцит образует псевдоподию,
которая входит в межэндотелиальную щель и затем под эндотелио-
цит, после чего туда перемещается весь лейкоцит, располагаясь меж-
ду эндотелием и базальной мембраной сосуда. Молекулярные изме-
нения базальной мембраны позволяют клеткам крови преодолевать
ее и эмигрировать в зону воспаления. Этот механизм характерен для
всех эмигрирующих клеток крови, включая эритроциты. Процесс
выхода лейкоцитов за пределы сосуда занимает несколько часов.
При типично протекающем остром воспалении в течение первых 
6—24 ч в воспалительный очаг выходят нейтрофильные лейкоциты.
Через 24—48 ч доминирует эмиграция моноцитов и лимфоцитов. 
Такая последовательность определяется межклеточными взаимоот-
ношениями, осуществляющимися через хемотаксис. Вместе с тем
порядок эмиграции клеток во многом зависит и от других факторов,
в частности от причины воспаления. Так, например, при вирусных
инфекциях, а также при туберкулезе под влиянием микобактерии
первыми в зону воспаления мигрируют лимфоциты, при иммунном
воспалении — эозинофилы. Тем не менее, очевидно, решающую роль
в экссудации и в ее особенностях играют медиаторы воспаления.
111

Следовательно, с самого начала стадия экссудации предполагает 
не только пассивную плазморрагию, но и клеточную инфильтрацию,
т.е. активное внедрение клеток, в основном лейкоцитов, в уже 
измененные ткани. Кроме того, сосудистая реакция способствует
вымыванию токсинов различного происхождения. Таким образом,
включение в воспалительный процесс сосудистого компонента сопро-
вождается повышением локальной концентрации хемоаттрактантов
— различных белков, полисахаридов, продуктов метаболизма жирных
кислот и др. 

При этом в результате активации плазменных медиаторов воспа-
ления, особенно свертывающей системы крови, а также поврежде-
ния эндотелиоцитов интимы с утратой их фибринолитических
свойств происходит активация тромбоцитов и развивается относи-
тельно непродолжительный тромбоз мелких сосудов в зоне воспа-
ления. В результате усиливается ишемия стенок сосудов, что по-
вышает их проницаемость, а также ишемия воспаленных тканей.
Это способствует развитию в них некробиотических и некротичес-
ких процессов. Кроме того, обтурация микроциркуляторного русла
препятствует оттоку из очага воспаления экссудата, токсинов, возбу-
дителей, что препятствует быстрому нарастанию интоксикации 
и распространению инфекции. 
При вовлечении в воспалительную реакцию сосудистого компо-
нента важное значение приобретают эндотелиоциты, как регуляторы
местного проявления воспаления и связующее звено между местной
и общей реакциями организма. В ответ на повреждение они проду-
цируют вещества, хемотаксичные для макрофагов и ПЯЛ, простаг-
ландины и другие медиаторы воспаления. Среди них коротко — 
и длиннодистантные регулирующие факторы, в частности факторы,
способствующие прилипанию ПЯЛ к поверхности сосудов в очаге
воспаления. Следует заметить, что при воспалении, сопровождаю-
щемся выраженной интоксикацией и отложением в стенке сосудов
иммунных комплексов или агрегированного иммуноглобулина, воз-
можна дегрануляция ПЯЛ непосредственно в просвете сосуда и по-
вреждение их гидролазами сосудистой стенки, что усиливает экс-
прессию эндотелиоцитами биологически активных веществ 
и экссудацию. Эндотелиоциты могут выполнять антигенпредставля-
ющую функцию и регулировать динамику клеток иммунокомпе-
тентной системы, которые оказывают влияние на гранулоциты. 
Таким образом, включение в воспалительный процесс сосудистого
компонента сопровождается повышением локальной концентрации
хемоаттрактантов — различных белков, полисахаридов, продуктов
112

метаболизма жирных кислот и др. При этом следует подчеркнуть,
что синхронно с гемомикроциркуляторным руслом в воспалении
участвует и лимфомикрососудистая система. 
При воспалении значительно повышается чувствительность 
к медиаторам и другим раздражителям венулярного отдела микросо-
судистого русла. Здесь происходят выраженная миграция клеток 
и пропотевание плазмы, и вскоре в процесс вовлекаются корни
“ультрациркуляторной” системы интерстициальной ткани (интер-
стициальные каналы), являющиеся компонентом лимфатической
системы. Это приводит к нарушению кроветканевого баланса, изме-
нению внесосудистой циркуляции тканевой жидкости, возникнове-
нию отека и набуханию ткани, усиливающихся при развитии лим-
фостаза. При этом происходит альтерация эндотелия инициальных
лимфатических капилляров, эти сосуды переполняются лимфой,
межэндотелиальные щели расширяются, лимфа выходит в ткань 
и в самом начале экссудативной стадии возникает острый лимфати-
ческий отек, который сохраняется до окончания воспаления.
Клеточная кооперация, возникшая в очаге воспаления в резуль-
тате альтерации тканей и экссудации, характеризуется ауторегуля-
торными механизмами, цикличностью развития и разделением
функций между клетками в пределах кооперации. При этом в проти-
вомикробной защите, особенно при гноеродной инфекции, основ-
ную роль играют нейтрофильные лейкоциты. Их эмиграция начина-
ется содружественно с сосудистой реакцией. Они первыми вступают
в контакт с инфектом и блокируют его проникновение во внутрен-
нюю среду организма. ПЯЛ не обладают специфичностью по отно-
шению к патогенному раздражителю: они реагируют на любой ин-
фект, уничтожая его с помощью фагоцитоза и экзоцитоза, и при
этом погибают. ПЯЛ являются как бы дежурными клетками системы
неспецифической резистентности организма. Поступившие в очаг
воспаления нейтрофильные гранулоциты и макрофаги выполняют
бактерицидную и фагоцитарную функции, а также продуцируют 
биологически активные вещества, обеспечивающие разнообразные
эффекты, но прежде всего вызывающие усиление самой сосудистой
реакции и хемоаттракции воспаления. Нередко такая ранняя нейт-
рофильная инфильтрация при наличии высокой концентрации 
соответствующих хемоаттрактантов быстро приводит к нагноению
зоны воспаления. Позднее к нейтрофильной инфильтрации присое-
диняются моноцитарная и макрофагальная, что характеризует начало
инкапсуляции, отграничения воспаленной зоны за счет формирова-
ния клеточного вала по ее периферии. 
113

Несомненно, важным компонентом воспаления является разви-
тие некроза тканей. Некротизированная ткань выполняет несколько
функций. С позиций биологической целесообразности, развитие 
некроза выгодно для организма, поскольку в очаге некроза должен
погибнуть патогенный фактор, и чем скорее разовьется некроз, тем
меньше будет осложнений воспаления. Это объясняет не только об-
разование многими клетками различных гидролаз в очаге воспале-
ния, но и развитие тромбоза сосудов вокруг воспаленного участка
тканей. Вероятно, тромбоз сосудов, наступающий, однако, уже по-
сле эмиграции лейкоцитов в очаг повреждения, не только отграни-
чивает воспаленную область, но также способствует развитию гипо-
ксии тканей и их некрозу. С этой точки зрения, понятен тот факт, что
в разгар экссудативной воспалительной реакции, когда все поле вос-
паления инфильтрировано лейкоцитами и концентрация гидроли-
тических ферментов в нем, очевидно, очень высока, макрофаги
практически не поступают в очаг и концентрируются на его перифе-
рии. Это можно объяснить тем, что в такой ситуации они просто 
погибнут в центре очага воспаления, в то время как функция их зна-
чительно сложнее, нежели простой фагоцитоз инфекта. 
Как уже отмечалось, макрофаги играют особую роль в воспале-
нии, обладают свойствами, позволяющими им выступать в качестве
как местного регулятора воспаления, так и связующего звена между
местными проявлениями этого процесса и общими реакциями на
него организма. Кроме того, макрофаги играют важную роль как
первое звено становления иммунитета в динамике воспаления. 
При этом задачей фагоцитоза, осуществляемого макрофагом, является,
по-видимому, не столько уничтожение инфекта для снижения его
концентрации в очаге воспаления (хотя, разумеется, и эта функция
свойственна макрофагу), сколько выявление его антигенных детер-
минант и последующая передача информации об этом в иммуно-
компетентную систему. С этих позиций понятно, почему фагоцитар-
ная активность макрофагов по отношению к гноеродной инфекции
значительно ниже, чем нейтрофильных лейкоцитов, почему макро-
фаги не поступают в очаг гнойного воспаления в разгар экссудации
и наиболее выраженной лейкоцитарной инфильтрации, а располага-
ются на периферии зоны воспаления, формируя второй отграничи-
тельный барьер, изолирующий воспаленные ткани, почему при
асептическом воспалении, когда в очаге повреждения нет чужерод-
ных антигенов, но есть свои измененные антигены, макрофаги 
заполняют зону повреждения после “ухода” из нее лейкоцитов. Объ-
ясним и тот факт, что при хроническом, особенно гранулематозном
114

воспалении, когда антигенная структура уже известна, для макрофа-
гов характерен незавершенный фагоцитоз, и то, что при стимуляции
иммунной системы значительно увеличивается количество макро-
фагов, участвующих в отграничении очага воспаления.
Таким образом, при воспалении местно возникает ряд чрезвы-
чайно сложных процессов, которые, начинаясь автономно, служат
сигналом для включения в воспалительную реакцию различных си-
стем организма.
П р о д у к т и в н а я   ( п р о л и ф е р а т и в н а я )   с т а д и я   завер-
шает воспаление. А. Поликар (1965) назвал ее стадией репарации,
что более точно, так как указывает на суть процесса в этот период, 
а также на биологическое значение воспаления, связывающего 
результат повреждающего действия агрессора с процессами репара-
ции. В этот период уменьшается гиперемия воспаленной ткани 
и интенсивность эмиграции форменных элементов крови, особенно
нейтрофильных лейкоцитов. Количество их в тканях снижается. 
После очищения поля воспаления путем фагоцитоза и переварива-
ния бактерий и некротического детрита ПЯЛ живут несколько часов
и погибают. Постепенно очаг воспаления заполняют макрофаги ге-
матогенного происхождения. Однако пролиферация начинается уже
в период экссудативной стадии и характеризуется выходом в очаг
воспаления большого количества макрофагов. Они не только раз-
множаются в этой зоне, но и выделяют интерлейкины, притягиваю-
щие фибробласты и стимулирующие их размножение, а также акти-
вирующие новообразование сосудов. Скопление клеток в очаге
воспаление носит название воспалительного инфильтрата. В нем,
как правило, выявляются Т- и В- лимфоциты, плазмоциты и макро-
фаги, т.е. клетки, относящиеся к иммунной системе. Если при этом
в цитоплазме клеток инфильтрата, а также между ними и в стенках
мелких сосудов определяются различные иммуноглобулины, может
появиться склонность к образованию гранулем с образованием эпи-
телиоидных клеток. В воспалительной пролиферации активное уча-
стие принимает эндотелий сосудов микроциркуляторного русла.
Клетки инфильтрата постепенно разрушаются, и в очаге воспаления
начинают преобладать фибробласты, возникающие из местных кам-
биальных элементов. Они осуществляют фибриллогенез, после чего
превращаются в фиброциты. 
Эта стадия воспаления характеризуется анаболическими процес-
сами. Повышается интенсивность синтеза ДНК и РНК, активирует-
ся синтез основного вещества, клеточных ферментов, в том числе
гидролитических. Особенно активны кислые гидролазы лизосом 
115

моноцитов, гистиоцитов и макрофагов, обеспечивающие “очище-
ние” поля воспаления. В динамике пролиферации происходит фор-
мирование грануляционной ткани с особой архитектоникой сосу-
дов, образующих капиллярные петли вблизи очага некроза, по мере
очищения которого грануляционная ткань заполняет всю зону по-
вреждения. Она обладает большой резорбционной способностью,
но в то же время представляет собой барьер для возбудителей воспа-
ления, что детально было изучено еще в конце Х1Х в., в том числе
М.Н. Никифоровым (1895). Воспалительный процесс заканчивается
созреванием грануляций и образованием зрелой соединительной
ткани, количество которой может быть различным в зависимости от
глубины повреждения. В случае субституции, что наиболее харак-
терно для воспаления, грануляционная ткань созревает до соедини-
тельнотканного рубца. Если воспаление заканчивается реституцией,
то восстанавливается исходная ткань, включая и специфические
особенности ее структуры. 
Формы острого воспаления. Клинико-анатомические формы вос-
паления определяются преобладанием в его динамике либо экссуда-
ции, либо пролиферации. Кроме того, необходимо учитывать острый
или хронический характер течения процесса, его морфо-функцио-
нальные особенности и патогенетическую специфику (например,
иммунное воспаление). Воспаление считают острым, если оно длит-
ся не более 4—6 нед, однако в большинстве случаев оно заканчива-
ется в течение 1,5—2 нед. Острым воспалением считают экссудатив-
ное, которое имеет несколько видов: серозное, фибринозное,
гнойное, гнилостное, геморрагическое. Кроме того, при воспалении
слизистых оболочек к экссудату примешивается слизь, и тогда гово-
рят о катаральном воспалении, которое обычно сочетается с други-
ми видами экссудативного воспаления. Наблюдаются также комби-
нации разных видов экссудативного воспаления (смешанное
воспаление).
Экссудативное воспаление характеризуется образованием экссу-
дата, состав которого определяется, главным образом, причиной
воспалительного процесса и соответствующей реакцией организма
на повреждающий фактор. Экссудат определяет и название формы
острого экссудативного воспаления.
С е р о з н о е   в о с п а л е н и е возникает обычно в результате дей-
ствия химических или физических факторов (например, пузырь 
на коже при ожоге), токсинов и ядов, вызывающих резкую плаз-
моррагию, а также инфильтраты в строме паренхиматозных органов
при выраженной интоксикации, как проявление гиперреактивности
116

организма (межуточное воспаление). Оно характеризуется мутнова-
тым экссудатом с небольшим количеством клеточных элементов —
ПЯЛ, слущенных эпителиальных клеток и до 2—2,5% белка. Соот-
ношение альбуминов и глобулинов в экссудате составляет от 0,55:1
до 2,7:1, концентрация солей — 0,3—0,7%, рН — 7—7,1. Серозное
воспаление развивается в слизистых и серозных оболочках, интер-
стициальной ткани, коже, в капсулах клубочков почек, перисинусо-
идальных пространствах печени. Серозный экссудат, очевидно, спо-
собствует смыванию с поврежденной поверхности микробов и их
токсинов, а также химических веществ. Вместе с тем серозный экс-
судат в мозговых оболочках может сдавливать мозг. Серозное пропи-
тывание альвеолярных септ легких является одной из причин разви-
тия синдрома острой дыхательной недостаточности.
Исход серозного воспаления обычно благоприятный — экссудат
рассасывается и процесс заканчивается путем реституции. Иногда
после серозного воспаления паренхиматозных органов в них разви-
вается диффузный склероз. 
Ф и б р и н о з н о е   в о с п а л е н и е характеризуется образовани-
ем экссудата, содержащего помимо ПЯЛ, лимфоцитов, моноцитов,
макрофагов, распадающихся клеток большое количество фибрино-
гена, который выпадает в тканях в виде свертков фибрина. Поэтому
в фибринозном экссудате содержание белка выше, чем в серозном.
Эта форма воспаления развивается при значительном увеличении
сосудистой проницаемости, чему способствует наличие в строме ве-
ществ с прокоагулянтными свойствами. Этиологическими фактора-
ми могут быть дифтерийная коринобактерия, различная кокковая
флора, микобактерия туберкулеза, некоторые вирусы, возбудители
дизентерии, экзогенные и эндогенные токсические факторы. 
Фибринозное воспаление чаще развивается на слизистых или се-
розных оболочках. Экссудации предшествует некроз тканей и агрега-
ция тромбоцитов в очаге повреждения. Фибринозный экссудат про-
питывает мертвые ткани, образуя светло-серую пленку, под которой
располагаются микробы, выделяющие большое количество токси-
нов. Толщина пленки определяется глубиной некроза, а последняя 
в значительной степени зависит от структуры эпителиальных покро-
вов и особенностей подлежащей соединительной ткани. Поэтому 
в зависимости от глубины некроза и толщины фибринозного экссуда-
та выделяют два вида фибринозного воспаления. При однослойном
эпителиальном покрове слизистой или серозной оболочки органа 
и тонкой плотной соединительнотканной основе образуется тонкая,
легко снимающаяся фибринозная пленка. Такое фибринозное воспа-
117

ление называется крупозным. Оно встречается на слизистых оболоч-
ках трахеи и бронхов, серозных оболочках, характеризуя фибриноз-
ный плеврит, перикардит, перитонит, а также в виде фибринозного
альвеолита, захватывающего долю легкого, развивается при крупоз-
ной пневмонии. Многослойный плоский неороговевающий эпите-
лий, переходный эпителий или рыхлая широкая соединительноткан-
ная основа органа способствуют развитию глубокого некроза 
и формированию толстой, трудно снимающейся фибринозной пленки,
после удаления которой остаются глубокие язвы. Такое фибринозное
воспаление называется дифтеритическим. Оно развивается в зеве, на
слизистых оболочках пищевода, матки и влагалища, кишечника 
и желудка, мочевого пузыря, в ранах кожи и слизистых оболочек.
Исходом фибринозного воспаления слизистых оболочек является
расплавление фибринозных пленок с помощью гидролаз ПЯЛ.
Дифтеритическое воспаление заканчивается образованием язв с по-
следующей субституцией, но при глубоких язвах в исходе могут об-
разовываться рубцы. Крупозное воспаление слизистых оболочек,
как правило, заканчивается реституцией поврежденных тканей.
На серозных оболочках фибринозный экссудат чаще подвергается
организации, в результате чего образуются спайки, шварты, нередко
фибринозное воспаление оболочек полостей тела заканчивается их
облитерацией.
Гн о й н о е   в о с п а л е н и е характеризуется образованием гной-
ного экссудата. Он представляет собой сливкообразную массу, 
состоящую из детрита тканей очага воспаления, клеток, микробов.
Количество форменных элементов в нем колеблется от 17% до 29%,
причем подавляющее большинство из них составляют жизнеспо-
собные и погибшие гранулоциты. Кроме того, в экссудате содер-
жатся лимфоциты, макрофаги, часто эозинофильные гранулоциты.
Гной имеет специфический запах, синевато-зеленоватую окраску 
с различными оттенками, содержание белка в нем составляет 3—7%
и более, причем обычно преобладают глобулины; рН гноя 5,6—6,9.
Причиной гнойного воспаления являются гноеродные микробы —
стафилококки, стрептококки, гонококки, брюшнотифозная палоч-
ка и др. Оно возникает практически в любой ткани и во всех органах.
Течение его может быть острым и хроническим.
Гнойный экссудат обладает рядом качеств, определяющих био-
логическую значимость этой формы воспаления. В нем содержатся
различные ферменты, в первую очередь протеазы, способные рас-
щеплять погибшие и дистрофически измененные структуры в очаге
повреждения, в том числе коллагеновые и эластические волокна,
118

поэтому для гнойного воспаления характерен лизис тканей. Наряду
с ПЯЛ, способными фагоцитировать и убивать микробы, в экссуда-
те имеются различные бактерицидные фактры, которые секретиру-
ются жизнеспособными лейкоцитами, образуются при распаде по-
гибших лейкоцитов и поступают в экссудат вместе с плазмой крови
— иммуноглобулины, компоненты комплемента и др. В связи с этим
гной задерживает рост бактерий и уничтожает их. Нейтрофильные
лейкоциты гноя имеют разнообразную структуру в зависимости от
времени поступления их из крови в зону нагноения. Через 8—12 ч
ПЯЛ в гное погибают и превращаются в “гнойные тельца”. 
Основными формами гнойного воспаления являются абсцесс,
флегмона, эмпиема, гнойная рана. Абсцесс — отграниченное гной-
ное воспаление, сопровождающееся образованием полости, запол-
ненной гнойным экссудатом. Он возникает или в уже погибших тка-
нях, в которых нарастают микробно-химические процессы аутолиза,
или в жизнеспособных тканях, подвергшихся сильному воздействию
микробов. Это скопление гноя окружено валом грануляционной
ткани, через сосуды которой в полость абсцесса поступают лейкоци-
ты и частично удаляются из нее продукты распада. Эта отграничива-
ющая полость абсцесса грануляционная ткань называется пиогенной
капсулой
. При этом имеется тенденция к расплавлению тканей, 
окружающих абсцесс. Если он приобретает хроническое течение, 
в пиогенной мембране образуются два слоя: внутренний, обращенный
в полость и состоящий из грануляций, и наружный, образующийся 
в результате созревания грануляционной ткани в зрелую соединитель-
ную ткань. Абсцесс обычно заканчивается спонтанным опорожнени-
ем и выходом гноя на поверхность тела, в полые органы или полости.
После прорыва абсцесса его полость рубцуется. Изредка абсцесс
подвергается инкапсуляции и при этом гной сгущается. Абсцессы
вокруг животных паразитов иногда петрифицируются. Если при 
сообщении абсцесса с поверхностью тела или с какой-либо полос-
тью его стенки не спадаются, то формируется свищ — узкий канал,
выстланный грануляционной тканью или эпителием.
Флегмона — гнойное неотграниченное диффузное воспаление,
при котором гнойный экссудат пропитывает и расслаивает ткани.
Образование флегмоны зависит от патогенности возбудителя, 
состояния защитных систем организма, а также от структурных осо-
бенностей тканей, в которых она возникла и где есть условия для
распространения гноя. Поэтому флегмона обычно образуется
в подкожно-жировой клетчатке, межмышечных прослойках и т.п.
Флегмону волокнисто-жировой клетчатки называют целлюлитом.
119

Флегмона может быть мягкой, если преобладает лизис некротизиро-
ванных тканей, и твердой, когда во флегмоне возникает коагуляци-
онный некроз тканей, которые постепенно отторгаются. В некото-
рых случаях под влиянием силы тяжести гной может стекать по ходу
мышечно-сухожильных влагалищ, нервно-сосудистых пучков, 
жировых прослоек в нижележащие отделы и образовывать там вто-
ричные, так называемые холодные абсцессы, или натечники.
Флегмонозное воспаление может осложняться тромбозом кро-
веносных сосудов, при этом возникает некроз пораженных тканей.
Гнойное воспаление может распространяться на лимфатические 
сосуды и вены, и в этих случаях возникают гнойные тромбофлебиты
и лимфангиты. Заживление флегмонозного воспаления начинается
с его отграничения с последующим образованием грубого рубца.
При неблагоприятном исходе может наступить генерализация ин-
фекции с развитием сепсиса.
Эмпиема  — это гнойное воспаление полостей тела или полых 
органов. Причиной развития эмпием являются как гнойные очаги 
в соседних органах (например, абсцесс легкого и эмпиема плевраль-
ной полости), так и нарушение оттока гноя при гнойном воспалении
полых органов — желчного пузыря, червеобразного отростка, маточ-
ной трубы и т.д. При этом отмечается нарушение местных защитных
механизмов, к которым относятся и постоянное обновление содер-
жимого полых органов, а также поддержание внутриполостного дав-
ления, что определяет состояние кровообращения в стенке полого
органа, продукцию и секрецию защитных веществ, в том числе сек-
реторных иммуноглобулинов. При длительном течении гнойного
воспаления происходит облитерация полых органов.
Гнойная рана — особая форма гнойного воспаления, которая воз-
никает либо вследствие нагноения травматической, в том числе хи-
рургической, или другой раны, либо в результате вскрытия во внеш-
нюю среду очага гнойного воспаления и образования раневой
поверхности. Различают первичное и вторичное нагноение в ране.
Первичное возникает непосредственно после травмы и травматиче-
ского отека, вторичное является рецидивом гнойного воспаления
(Давыдовский И.В., 1969). Участие бактерий в нагноении составляет
часть процесса биологического очищения раны. Могут быть и неко-
торые другие особенности гнойной раны, связанные с условиями ее
возникновения и течения.
Гн и л о с т н о е ,   и л и   и х о р о з н о е ,   в о с п а л е н и е   развива-
ется преимущественно при попадании гнилостной микрофлоры 
в очаг гнойного воспаления с выраженным некрозом тканей. Обычно
120

оно возникает у ослабленных больных с обширными, длительно неза-
живающими ранами или хроническими абсцессами. При этом гной-
ный экссудат приобретает особо неприятный запах гниения. В мор-
фологической картине превалирует прогрессирующий некроз тканей,
причем без склонности к отграничению. Некротизированные ткани
превращаются в зловонную массу, что сопровождается нарастающей
интоксикацией, от которой больные обычно и умирают.
Ге м о р р а г и ч е с к о е   в о с п а л е н и е   является не самостоя-
тельной формой, а вариантом серозного, фибринозного или гнойного
воспаления и характеризуется особо высокой проницаемостью сосу-
дов микроциркуляции, диапедезом эритроцитов и их примесью 
к уже имеющемуся экссудату (серозно-геморрагическое, гнойно-гемор-
рагическое воспаление
). При распаде эритроцитов и соответствующих
превращений гемоглобина экссудат может приобретать черный цвет.
Обычно геморрагическое воспаление развивается в случаях очень
высокой интоксикации, сопровождающейся резким повышением
сосудистой проницаемости, а также характерно для многих видов
вирусной инфекции. Оно типично для чумы, сибирской язвы, нату-
ральной оспы, а также для тяжелых форм гриппа. Вместе с тем при
гнойном воспалении возможны аррозия кровеносного сосуда и кро-
вотечение, но это не означает, что воспаление становится геморраги-
ческим. В случае геморрагического воспаления обычно ухудшается
течение болезни, исход которой зависит от ее этиологии.
К а т а р а л ь н о е   в о с п а л е н и е , как и геморрагическое, не яв-
ляется самостоятельной формой. Оно развивается на слизистых обо-
лочках и характеризуется примесью слизи к любому экссудату. При-
чиной катарального воспаления могут быть различные инфекции,
продукты нарушенного обмена, аллергические раздражители, тер-
мические и химические факторы. При аллергических ринитах, 
например, слизь примешивается к серозному экссудату. Нередко 
наблюдается гнойный катар слизистой оболочки трахеи и бронхов 
и т.п. Острое катаральное воспаление продолжается 2—3 нед 
и, заканчиваясь, обычно не оставляет следов. В исходе хроническо-
го катарального воспаления могут развиваться атрофические или ги-
пертрофические изменения слизистой оболочки. Значение ката-
рального воспаления для организма определяется его локализацией
и характером течения.
Продуктивное воспаление характеризуется преобладанием про-
лиферации клеточных элементов над альтерацией и экссудацией.
При этом, по-видимому, имеется особая реактивность организма,
а кроме того, сам этиологический фактор обусловливает пролифера-
121

тивную клеточную реакцию, что особенно характерно для вирусов 
и риккетсий. Продуктивное воспаление может быть острым, но чаще
протекает как хроническое, что связано и с персистенцией этиоло-
гического фактора, и с включением иммунопатологических процес-
сов. Различают четыре основные формы продуктивного воспаления:
гранулематозное; интерстициальное диффузное; воспалительные
гиперпластические (гиперрегенераторные) разрастания; воспаление
вокруг животных паразитов и инородных тел.
Гр а н у л е м а т о з н о е   в о с п а л е н и е   как самостоятельная фор-
ма воспаления имеет значение в основном при хроническом течении
процесса. Однако гранулематозное воспаление может протекать 
и остро, что наблюдается, как правило, при острых инфекционных за-
болеваниях — сыпном, брюшном тифе, бешенстве, эпидемическом
энцефалите, остром переднем полиомиелите и некоторых других. 
В основе гранулем, возникающих в нервной ткани, лежат некрозы
групп нейронов или ганглиозных клеток, а также мелкоочаговые не-
крозы серого или белого вещества головного или спинного мозга,
окруженные глиальными элементами, выполняющими функцию
фагоцитов. Клетки глии после резорбции некротизированной ткани
участвуют и в образовании глиальных рубцов в центральной нерв-
ной системе. Патогенетической основой некрозов чаще всего явля-
ются воспалительные поражения сосудов микроциркуляции инфек-
ционными агентами или их токсинами, что сопровождается
развитием гипоксии периваскулярной ткани. При брюшном тифе
гранулемы возникают в лимфоидных образованиях тонкой кишки 
и представляют собой скопления фагоцитов, трансформировавшихся
из ретикулярных клеток — “тифозные клетки”. Это крупные округ-
лые клетки со светлой цитоплазмой, которые фагоцитируют S. tiphi, 
а также детрит, образующийся в солитарных фолликулах. Тифозные
гранулемы подвергаются некрозу, что связывают с сальмонеллами,
фагоцитированными брюшнотифозными клетками. При выздоров-
лении острые гранулемы исчезают либо бесследно, как при брюш-
ном тифе, либо после них остаются глиальные рубцы, как при ней-
роинфекциях, и в таком случае исход заболевания зависит от
локализации и объема этих рубцовых образований.
И н т е р с т и ц и а л ь н о е   д и ф ф у з н о е ,   и л и   м е ж у т о ч н о е ,
в о с п а л е н и е   вызывается различными инфекционными агентами
или развивается как реакция активной мезенхимы органов на выра-
женные токсические воздействия или микробную интоксикацию.
Оно может возникать во всех паренхиматозных органах и локали-
зуется в их строме, где происходит накопление воспалительных 
122

и иммунокомпетентных клеток. Особенностями этого воспаления 
в острой фазе является значительное количество мононуклеаров
(моноцитов) в инфильтрате, а также дистрофические и некробиоти-
ческие изменения паренхиматозных элементов органа. Наиболее
яркая картина интерстициального продуктивного воспаления 
наблюдается при острой и хронической интерстициальной пневмо-
нии, интерстициальном (межуточном) миокардите, интерстициаль-
ном гепатите и интерстициальном нефрите.
Этиологическим фактором интерстициальной пневмонии явля-
ются вирусы, риккетсии и микоплазма. В остром периоде заболева-
ния наблюдается отек интерстициальной ткани и инфильтрация ее
клетками гематогенного происхождения. Продуктивный компонент
представлен пролиферацией поврежденных пневмоцитов 2-го типа,
альвеолярных макрофагов, септальных клеток, эндотелиоцитов.
Хроническая интерстициальная пневмония, или фиброзирующий
альвеолит, не всегда имеет установленную этиологию, но в ряде слу-
чаев может быть вызвана токсичными веществами или лекарствен-
ными препаратами. При этом в ответ на повреждение клеточных 
и внеклеточных структур альвеолярных септ возникают пролифера-
ция эндотелиоцитов и пневмоцитов 2-го типа, инфильтрация интер-
стиция гематогенными воспалительными и иммунокомпетентными
клетками, пролиферация там же фибробластов с развитием в итоге
септо-альвеолярного склероза.
Интерстициальный, или межуточный, миокардит чаще возникает
под влиянием инфекционного или токсического воздействия. Выде-
ляют преимущественно экссудативные и преимущественно продук-
тивные формы интерстициальных миокардитов. При продуктивном
миокардите в строме миокарда появляется лимфо-гистиоцитарный
и моноцитарный инфильтрат. К таким межуточным миокардитам, 
в частности, относится миокардит Абрамова — Фидлера, имеющий
аллергическую природу. 
Интерстициальный нефрит часто возникает при нарушении 
оттока мочи из почечной лоханки и развитии пиелонефрита, а также
при длительном приеме препаратов фенацитинового ряда. 
Острое интерстициальное воспаление в печени характеризу-
ется появлением в портальных трактах мононуклеарного инфильт-
рата, иногда с небольшим количеством полиморфноядерных лей-
коцитов, что всегда сочетается с дистрофией ее паренхимы.
Острый  межуточный гепатит различной этиологии может транс-
формироваться в хронический, что сопровождается склерозом
портальных трактов. 
123

Ги п е р п л а с т и ч е с к и е   ( г и п е р р е г е н е р а т о р н ы е )
р а з р а с т а н и я — это продуктивное воспаление в строме слизистых
оболочек, при котором происходит пролиферация клеток стромы, со-
провождающаяся скоплением эозинофилов, лимфоидных элементов,
а также гиперплазией эпителия слизистых оболочек. При этом обра-
зуются полипы воспалительного происхождения — полипозный 
ринит, полипозный колит и т.п. Гиперпластические разрастания воз-
никают также на границе слизистых оболочек с плоским или призма-
тическим эпителием в результате постоянного раздражающего дейст-
вия отделяемого слизистых оболочек, например, прямой кишки или
наружных половых органов. При этом плоский эпителий мацериру-
ется, а в строме возникает хроническое продуктивное воспаление,
приводящее к ее разрастанию, увеличению эпителия и образованию
остроконечных кондилом. Наиболее часто они возникают вокруг зад-
него прохода и наружных половых органов, особенно у женщин.
В о с п а л е н и е   в о к р у г   ж и в о т н ы х   п а р а з и т о в   и   и н о -
р о д н ы х   т е л   характеризуется продуктивной воспалительной 
реакцией, направленной на отграничение раздражителей от окружа-
ющих тканей соединительнотканной капсулой, так как они не могут
быть фагоцитированы и элиминированы. Поэтому вокруг таких ино-
родных тел возникает грануляционная ткань и инфильтрат из фиб-
робластов, лимфоцитов, макрофагов и гигантских клеток инородных
тел. Инфильтрат вокруг животных паразитов помимо пролиферации
перечисленных клеток обычно содержит эозинофильные гранулоци-
ты. Погибшие животные паразиты (трихинеллы, цистицерки) неред-
ко петрифицируются. Некоторые инородные тела (например, остат-
ки шовного материала после операции) могут быть ликвидированы 
в динамике продуктивного воспаления с помощью макрофагов и ги-
гантских клеток. Процесс заканчивается образованием рубца.
Заканчивая изложение проблемы воспаления, следует сказать,
что воспаление трудно отделить от интоксикации, которая связана не
только с самим воспалением, но и с особенностями повреждающего
фактора, прежде всего с характером инфекционного агента. Уста-
новлено, что по мере увеличения площади повреждения и выражен-
ности альтерации усиливается резорбция токсичных продуктов и на-
растает интоксикация. Вопрос о взаимоотношении интоксикации 
и воспаления весьма сложен и требует специального рассмотрения.
Здесь следует лишь отметить, что интоксикация, угнетая различные
гомеостатические системы организма — иммунокомпетентную, кро-
ветворную, макрофагальную и др., оказывает модулирующе влияние
на течение и характер воспаления, обусловливая в ряде случаев то 
124

самое его “несовершенство”, которое подчеркивается при определе-
нии понятия воспаления. Очевидно с этим, в первую очередь, связана
недостаточная эффективность воспаления как защитной реакции при
остром разлитом перитоните, ожоговой болезни, травматической бо-
лезни и многих хронически текущих инфекционных заболеваниях.
Таким образом, сможет ли воспаление выполнить свое назначе-
ние как защитно-приспособительная реакция, или оно окажется 
губительным для больного, зависит от многих факторов, но прежде
всего от реактивности организма, которая, в свою очередь, обуслов-
лена возрастом больного, его конституцией и многими другими
факторами, как наследственными, так и приобретенными. В этом
проявляется диалектичесая сущность воспаления как одной из ос-
новных защитно-приспособительных гомеостатических реакций.
Оснащение лекции
Макропрепараты: катаральный синусит, катаральный бронхит,
эрозивный гастрит, фибринозный колит при уремии, крупозная
пневмония, фибринозный перикардит, абсцедирующая ангина при
скарлатине, эмболический гнойный нефрит, абсцесс селезенки,
флегмона шеи, геморрагичекий цистит, серозно-геморрагический
трахеит при гриппе.
Микропрепараты:  серозный гломерулонефрит, фибринозно-
геморрагический гломерулонефрит, дифтеритическое воспаление
зева, крупозная пневмония, крупозная пневмония (окраска по
Шуенинову), эмболический гнойный нефрит, флегмонозный колит,
гнойный лептоменингит, серозно-геморрагический гломерулонеф-
рит, крупноочаговый кардиосклероз.
Электронограммы: тучная клетка (лаброцит), эмиграция лейко-
цитов из сосуда.
Лекция № 7
ХРОНИЧЕСКОЕ ВОСПАЛЕНИЕ. ГРАНУЛЕМАТОЗЫ.
ПРИЧИНЫ, МЕХАНИЗМЫ РАЗВИТИЯ. 
МОРФОГЕНЕЗ ГРАНУЛЕМ. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА.
МОРФОЛОГИЯ СПЕЦИФИЧЕСКОГО 
(ТУБЕРКУЛЕЗ, СИФИЛИС, ПРОКАЗА, СКЛЕРОМА) 
И НЕСПЕЦИФИЧЕСКОГО ГРАНУЛЕМАТОЗА. СКЛЕРОЗ
Ответ ткани на повреждение делится на три фазы. Первоначаль-
ные сосудистые и экссудативные проявления острого воспаления
сменяются фазой элиминации повреждающего агента, сопровожда-
125

ющейся повышением активности макрофагов. Третья и финальная
фаза — это заживление, в процессе которого развиваются процессы
репарации и регенерации поврежденной ткани
Очевидно, что полное заживление возможно лишь в том случае,
если фазы острого воспаления и элиминация полностью завершены,
т.е. заживление возможно только тогда, когда причина повреждения
удалена. В том случае, если организм не в состоянии полностью уда-
лить разрушающий фактор, развивается процесс, состоящий из ост-
рого воспаления, элиминации, репарации и регенерации. Его назы-
вают хроническим воспалением.
Хроническое воспаление — это длительный процесс, при котором
деструкция и воспаление развиваются одновременно с заживлением. 
Причины хронического воспаления. Все агенты, вызывающие по-
вреждение клеток и развитие острого воспалительного ответа, могут
персистировать, вызывая хроническое воспаление. Хроническое
воспаление вызывают нерастворимые частицы, такие как кремний,
асбест и другие инородные тела. Другой причиной хронического
воспаления служат микроорганизмы, например, микобактерии 
туберкулеза и актиномицеты, против которых организм обладает
лишь ограниченной резистентностью. Кроме того, если местные или
общие заболевания повреждают защитные механизмы, острое вос-
паление может переходить в хроническое. Например, Staphylococcus
aureus вызывает хроническое гранулематозное воспаление у боль-
ных с нарушенной функцией полиморфноядерных лейкоцитов.
При этом развивается хроническое гранулематозное заболевание.
Персистирующее состояние гиперчувствительности может сопровож-
дать множество неинфекционных заболеваний, например, аллергиче-
ский контактный дерматит и ангиит гиперчувствительности. Коллаге-
новые болезни являются ярким примером хронического воспаления,
сопровождающегося прогрессирующей деструкцией тканей.
Классификация хронического воспаления. Клинически  различают
хроническое воспаление, развивающееся вслед за острым и возника-
ющее de novo.
Морфологически выделяют хроническое воспаление инфекцион-
ного и неинфекционного происхождения. Инфекционное воспале-
ние, в свою очередь, бывает специфическим и неспецифическим.
Термины “специфическое” и “неспецифическое” воспаление при-
меняются в контексте типа воспаления.
Гистологические особенности хронического воспаления исполь-
зуются в описательной классификации. Когда, например, скопление
полиморфноядерных лейкоцитов приводит к развитию
126

хронического абсцесса, то говорят о хроническом гнойном воспалении.
Когда образуются компактные скопления макрофагов и образую-
щихся из них клеток, то говорят о гранулематозном воспалении.
Характеристика хронического воспаления. Различают четыре 
основных типа тканевых реакций, характерных для хронического
воспаления: острое воспаление повреждающего фактора; заживле-
ние — репарация и регенерация; иммунный ответ.
Острое воспаление часто встречается при хроническом воспале-
нии. Экссудация особенно хорошо представлена при хроническом
гнойном воспалении. Гной, богатый полиморфноядерными лейко-
цитами, встречается при таких хронических гнойных заболеваниях,
как хронический абсцесс головного мозга, остеомиелит, эмпиема,
пиосальпинкс и пионефроз.
При хроническом воспалении в экссудате иногда встречается
большое количество эозинофилов. Их присутствие связывают с раз-
витием иммунных реакций.
Скопление жидкости, богатой белком, часто наблюдается при
хроническом воспалении серозных полостей, например, при тубер-
кулезном перитоните, некоторых формах серозита, включая тубер-
кулез.
Элиминация повреждающего фактора происходит с помощью 
макрофагов,которые образуются, главным образом, из моноцитов
костномозгового происхождения. Для хронического воспаления 
характерна выраженная макрофагальная инфильтрация, для экссу-
дативной фазы — появление плазматических клеток, фибрина и по-
лиморфноядерных лейкоцитов, а для пролиферативной фазы — 
накопление многочисленных крупных мононуклеарных клеток.
Заживление. Р е п а р а ц и я . Гранулематозная ткань содержит
множество клеток, главными из которых являются: эндотелиальные
клетки
, образующие кровеносные и лимфатические сосуды; миофи-
бробласты (фибробласты)
, образующие коллаген; астроциты, фор-
мирующие глиальные рубцы в центральной нервной системе; мел-
кие округлые клетки — лимфоциты и плазматические клетки.
При хроническом гнойном воспалении полости, заполненые
гноем, ограничены грануляционной тканью — пиогенной мембраной.
Возможны кровоизлияния из тонкостенных капилляров. Повторные
кровоизлияния часто сопровождают хроническую пептическую язву. 
При хроническом воспалении важную роль играют фибробласты.
Они образуют коллаген — важную составную часть репаративных
процессов. Если фибрин характерен для острого воспаления, то фиб-
роз 
является особенностью хронического воспаления. Рубцевание
127

служит причиной многих осложнений хронического воспаления.
Так, хронический ревматический вальвулит приводит к стенозу от-
верстия, хроническая язва желудка — пилоростенозу и деформации
желудка, фиброзный анкилоз с резким ограничением подвижности
сустава — частый исход ревматоидного артрита. 
Очень частым проявлением хронического воспаления служит
облитерирующий эндартериит, при котором просвет мелких артерий
частично закрыт из-за прогрессирующей пролиферации внутренней
оболочки. Подобные изменения встречаются в дне хронической 
язвы после облучения. 
Р е г е н е р а ц и я .   Компоненты тканей, поврежденных при хро-
ническом воспалении, сохраняют способность к делению. Поэтому
регенерация развивается чаще, чем репарация. Это особенно харак-
терно для поверхностного эпителия. Причем регенерация может
быть настолько активной, что границу между гиперплазией и ново-
образованием бывает трудно определить. Примером такой регенера-
ции может служить язвенный колит, при котором встречаются поли-
повидные разрастания.
Иммунный ответ. Наиболее характерным признаком хроничес-
кой воспалительной реакции является аккумуляция разных типов
лимфоцитов как В, так и Т. Некоторые лимфоциты мелкие и имеют
слабо развитую цитоплазму, хотя другие крупнее и способны 
к трансформации, например, в плазматические клетки. Без опреде-
ления маркеров различить все типы клеток достаточно сложно, од-
нако появление лимфоцитов безусловно свидетельствует о развитии
иммунной реакции. Хотя лимфоциты встречаются и в грануляцион-
ной ткани заживающей раны, они наиболее многочисленны в грану-
ляционной ткани при хроническом воспалении. Если лимфоидный
инфильтрат очень обильный, могут формироваться герминативные
центры, например, при тиреоидите Хашимото. Часто лимфоциты
располагаются периваскулярно (сифилитический мезаортит). Скорее
всего они происходят из крови, а не из местной лимфоидной ткани
или стволовых клеток. Выраженная инфильтрация плазматическими
клетками характерна для воспалительных повреждений на границе
слизистых оболочек и кожных покровов. В стареющих плазматичес-
ких клетках наблюдается накопление эозинофильного ШИК-поло-
жительного вещества, т.н. телец Русселя. Это иммуноглобулины.
Они медленно секретируются клеткой. Наличие телец Русселя не
имеет существенного значения.
Общие проявления хронического воспаления во многом зависят от
природы повреждающего агента. Если микроорганизмы попадают в
128

кровеносное русло, то они вызывают гиперплазию и других компо-
нентов системы мононуклеарных фагоцитов (СМФ), а именно кле-
ток, выстилающих синусы селезенки, печени, костного мозга и др.
Генерализованное поражение СМФ наблюдается при милиарном 
туберкулезе, гистоплазмозе и кала-азаре. Эти гиперпластические из-
менения связаны с фагоцитарной функцией клеток, а также свиде-
тельствуют о развитии иммунного ответа. Гиперплазия СМФ может
быть также обусловлена образованием комплексов антиген-антитело
в кровеносном русле.
При хроническом воспалении наблюдается гиперплазия СМФ,
гиперплазия лимфатических узлов, особенно клеток, выстилающих
синусы, а иногда герминативных центров и мозгового вещества.
С и с т е м н ы й   и м м у н н ы й   о т в е т.   Образование антител —
особенность большинства хронических воспалительных заболева-
ний, а определение специфических иммуноглобулинов — полезный
диагностический тест. Иммунный ответ может быть также связан 
с клетками и проявляется гиперчувствительностью замедленного типа.
Эта связанная с клетками гиперчувствительность сама по себе явля-
ется результатом повреждения тканей и главным фактором в патоге-
незе хронического воспаления.
Иммунный ответ может отражать определенные морфологичес-
кие изменения (например, спленомегалия при хронической маля-
рии и подостром инфекционном эндокардите).
И з м е н е н и я   к р о в и .   Часто развивается нормохромная ане-
мия нормоцитарного типа, однако она может быть гипохромной 
и микроцитарной из-за кровоизлияний (пример пептической язвы).
Происходит снижение альбумина плазмы, увеличение γ-глобулина 
и другие подобные изменения. При многих хронических воспали-
тельных заболеваниях увеличивается СОЭ, особенно при туберкулезе
и ревматоидном артрите.
Примеры хронического воспаления можно разделить на следующие
группы: обусловленные пиогенными бактериями (Staphylococcus
aureus и Escherichia coli); обусловленные инородными телами, спе-
цифическими микроорганизмами, например, микобактерией тубер-
кулеза и бледной трепонемой; связанные с гиперчувствительностью
или аутоиммунитетом. Первая группа включает большое количество
заболеваний, часто встречающихся в клинической практике. 
Остеомиелит. Острый остеомиелит, вызванный St. aureus, чаще
всего встречается у детей. При этом развивается некроз кости и об-
разуется гной. Погибшая кость воздействует как инородное тело.
Создаются идеальные условия для развития хронической инфекции.
129

Острый остеомиелит становится хроническим из-за отсутствия
адекватного дренажа для гноя. В связи с активацией макрофагов 
и остеокластов в костях образуются секвестры, идет рубцевание 
и новообразование кости.
Хронический пиелонефрит — наиболее частая причина хроничес-
кой почечной недостаточности и важный этиологический фактор
системной гипертензии. Хронический пиелонефрит может разви-
ваться вслед за острым пиелонефритом или de novo. В острую фазу 
в корковом веществе обнаруживается множество мелких абсцессов.
В хроническую стадию почки уменьшены в размерах, участки атро-
фии канальцев и интерстициального фиброза чередуются с участка-
ми воспаления, состоящими из инфильтрата в составе лимфоцитов,
плазматических клеток и макрофагов. При реактивации инфекции
обнаруживаются полиморфноядерные лейкоциты. В некоторых уча-
стках канальцы гиперплазированы и расширены, иногда содержат
эозинофильное вещество и напоминают нормальную ткань щито-
видной железы (“тиреоидизация”). Многие клубочки выглядят нор-
мальными, другие атрофированы, наблюдается перигломерулярный
склероз. 
Хроническое воспаление желудочно-кишечного тракта. Ж е л у д о к .
При хронической язве желудка деструктивные процессы приводят к
разрушению мышечной оболочки. Основание язвы состоит из руб-
цовой ткани. На поверхности расположен слой грануляционной
ткани, инфильтрированной полиморфноядерными лейкоцитами,
макрофагами, плазматическими клетками и лимфоцитами. 
То л с т а я   к и ш к а .   Идиопатический язвенный колит начинает-
ся остро и заканчивается смертью или переходит в хроническую фазу.
Вначале поражается прямая кишка, в острую фазу она сильно гипере-
мирована. При активном язвенном колите образуются мелкие абсцес-
сы в слизистой оболочке — в криптах Либеркюна (крипт-абсцессы). 
В слизистой оболочке наблюдаются изъязвления и признаки хрони-
ческого воспаления. Изменения при этом заболевании локализуются
в слизистой оболочке в отличие от болезни Крона, при которой 
наблюдается трансмуральное поражение. Толстая кишка становится
ригидной и укорачивается — скорее за счет гипертрофии мышц, чем
за счет фиброза. По мере прогрессирования заболевания возникает
инфильтрация слизистой оболочки лимфоцитами и плазматическими
клетками. Вследствие набухания островков слизистой оболочки появ-
ляются псевдополипы, образующие вместе с грануляционной тканью
воспалительные полипы. В хроническую стадию заболевания разви-
ваются поствоспалительные полипы (полиповидные разрастания).
130

Ответ ткани на нерастворимые инородные вещества. Факторы, 
определяющие тяжесть воспалительного ответа: 
1. Химический состав вещества. Наибольшее значение имеют хими-
ческая стабильность и растворимость. Например, нержавеющая
сталь более инертна, чем обычное железо. 
2. Физическое состояние вещества. Гладкие, хорошо отполирован-
ные частицы вызывают более слабую реакцию, чем неправильной
формы с неровной поверхностью. 
3. Электро-химический потенциал. Особенно важен при изготовле-
нии протезов. 
У г о л ь . Частицы угля в дерме захватывает макрофаг, при этом
возникает незначительная воспалительная реакция, Уголь, попавший
в легкие, также захватывает макрофаг, а затем транспортирует его 
в лимфоидную ткань, где он и откладывается. Пневмокониоз угольщи-
ков сопровождается развитием хронического бронхита или силикоза.
М е т а л л ы .   Сталь вызывает слабую воспалительную реакцию.
П л а с т и ч е с к и е   г у б к и .   В хирургической практике эти губ-
ки используются для того, чтобы вызвать фиброз. Вначале возника-
ет острая воспалительная реакция с участием полиморфноядерных
лейкоцитов, на смену которым быстро приходят макрофаги. Появ-
ляются также многочисленные гигантские клетки. Затем быстро раз-
вивается соединительная ткань.
Ш о в н ы е   м а т е р и а л ы .   Кетгут вызывает острую пиогенную
воспалительную реакцию, вслед за которой вскоре появляются мак-
рофаги и гигантские клетки.
К р е м н и й .   Раствор коллоидного кремния очень токсичен для
клеток и вызывает их некроз. При попадании в легкие частицы крем-
ния захватываются макрофагами, а затем пневмоцитами II типа. 
При силикозе наблюдается прогрессирующее разрушение легких.
А с б е с т о з .   При вдыхании асбестовых волокон они попадают 
в паренхиму легких, где образуются асбестовые тельца.
Та л ь к   вызывает развитие атипичной реакции на инородные
тела, заканчивающейся фиброзом.
Б е р и л л и й вызывает острое воспаление, которое прогрессиру-
ет в хроническое с развитием фиброза.
Гранулематозное воспаление —  специализированная форма хрони-
ческой воспалительной реакции, при которой преобладающим типом
клеток являются активированные макрофаги, имеющие модифициро-
ванный эпителиоидный вид. 
Гранулематозное воспаление развивается
как при хронических иммунных и инфекционных заболеваниях,
тесно связанных с иммунными реакциями, так и при неиммунных
131

заболеваниях. Гранулематозное воспаление встречается при тубер-
кулезе, саркоидозе, болезни кошачьих царапин, паховой лимфогра-
нулеме, лепре, бруцеллезе, сифилисе, некоторых грибковых инфек-
циях, бериллиозе и реакциях на введение раздражающих липидов. 
Гранулема  —  очаговое скопление способных к фагоцитозу клеток
моноцитарно-макрофагального происхождения. Основным представи-
телем клеток CMФ является макрофаг, который образуется из моно-
цита. В зоне воспаления моноцит делится лишь один раз, а затем
трансформируется в макрофаг
Основными условиями образования гранулем являются следую-
щие: 1) повреждающий агент не может быть удален с помощью 
фагоцитов, не может быть инертным и должен вызывать клеточный
ответ; 2) должна происходить активация макрофагов и их накопле-
ние вокруг повреждающего агента. Образование гранулемы — это
способ элиминации веществ, которые невозможно удалить с помо-
щью фагоцитоза или переварить с помощью макрофагов (схема 7.1).
Схема 7.1
Механизм образования гранулем (по E.Rubin, 1999)
Повреждающий агент
Бактерия (напр., микобактерия туберкулеза)
Гриб (напр., Histoplasma capsulatum)
Инородное тело (напр., шовный материал)
Неспособность переварить инородный агент
Несостоятельность острого воспалительного ответа
Персистирование повреждающего агента
Клеточно-обусловленный
Разрушение 
иммунный ответ
в макрофагах
Рекрутирование макрофагов с образованием
эпителиоидных и гигантских клеток
Гранулема
132

Гранулему определяют как хроническую воспалительную реак-
цию, характеризующуюся преобладанием клеток моноцитарного 
ряда, собранных в компактные скопления. Она включает диффузную
инфильтрацию макрофагами и образование эпителиоидных клеток. 
В зависимость от особенностей созревания клеток различают
гранулемы двух типов. 
Гранулемы с замедленным обменом образуются под действием 
относительно инертных веществ, например инородных тел. Для них
характерен длительный период жизни моноцитов. 
Гранулемы с высоким уровнем обмена развиваются в ответ на про-
никновение в организм бактерий. Макрофаги в них живу лишь 
несколько дней. Им на смену постоянно поступают моноциты из тока
крови. Макрофаги дифференцируются в эпителиоидные клетки, 
которые собираются в группы. 
Таким образом, термин “гранулематозное воспаление” исполь-
зуется для описания хронической воспалительной реакции, характе-
ризующейся образованием компактных масс моноцитов, макрофа-
гов или происходящих из них клеток.
Типы гранулематозного воспаления:
1. Диффузная гранулематозная реакция (лепроматозный вариант
лепры).
2. Туберкулоидная гранулематозная реакция:
1) неказеифицирующая туберкулоидная реакция (саркоидоз, 
болезнь Крона, lupus vulgaris, туберкулоидный вариант лепры);
2) казеифицирующая туберкулоидная реакция (туберкулез);
3) гнойная туберкулоидная реакция (венерическая лимфограну-
лема, иерсиниозный псевдотуберкулез, туляремия, кокцидио-
идомикоз, споротрихоз, болезнь кошачьих царапин). 
Э п и т е л и о и д н а я   к л е т к а .   Макрофаг превращается в эпи-
телиоидную клетку после утраты способности к фагоцитозу или 
после полного nepeваривания фагоцитированного материала, или
после выделения фагоцитированного материала путем экзоцитоза.
Макрофаги участвуют в клеточно-опосредованных реакциях гипер-
чувствительности. 
Эпителиоидные клетки по сравнению с макрофагами имеют 
более низкую фагоцитарную активность (у них отсутствуют вторичные
лизосомы имакрофагальные гранулы). Однако для них характерна
высокая бактерицидная и секреторная активность. Они синтезируют
факторы роста — фактор роста фибробластов (ФРФ) и трансфор-
мирующий фактор роста (ТФР), а также фибронектин и интерлей-
кин-1 (ИЛ-1). 
133

Ги г а н т с к и е   к л е т к и . Через 2 нед эпителиоидные клетки
трансформируются путем деления ядер без деления клетки (реже 
путем слияния между собой) в гигантские многоядерные клетки, а через
2—3 нед — в гигантские клетки инородных тел. Особенностями этих
клеток являются крупные размеры (до 40—50 мкм), наличие боль-
шого (до 20) количества ядер, которые расположены эксцентрично 
в виде подковы. В гигантской клетке инородных тел ядер еще больше
— до 30, но они расположены преимущественно в центре клетки.
Оба типа гигантских клеток отличает отсутствие лизосом, поэтому,
захватывая различные патогенные факторы, гигантские клетки 
не могут их переварить, т.е. фагоцитоз подменяется в них эндоцитозом.
В случаях микробной инвазии эндоцитобиоз поддерживается нали-
чием в цитоплазме секреторных гранул, например, липидных вклю-
чений при туберкулезе. Их секреторная функция резко подавлена,
факторы роста и цитокины не синтезируются. 
Морфогенез гранулем складывается из четырех стадий: накопле-
ние моноцитарных фагоцитов в очаге повреждения ткани созревание
моноцитов в макрофаги и образование макрофагальной гранулемы;
созревание и трансформация моноцитарных фагоцитов и макрофа-
гов в эпителиоидные клетки и образование эпителиоидно-клеточной
гранулемы; 
трансформация эпителиоидных клеток в гигантские 
и формирование гигантоклеточной гранулемы
Учитывая преобладающий клеточный состав, различают три вида
гранулем: макрофагальную (простую гранулему, или фагоцитому);
эпителиоидно-клеточную; гигантоклеточную. 
Этиология гранулематоза. Различают эндогенные и экзогенные
этиологические факторы развития гранулем. К эндогенным факто-
рам 
относят труднорастворимые продукты поврежденных тканей,
особенно жировой ткани (мыла), а также продукты нарушенного 
обмена (ураты). К экзогенным факторам, вызывающим образование
гранулем, относят биологические (бактерии, грибы, простейшие,
гельминты), органические и неорганические вещества (пыли, дымы
и т.п.), в т.ч. лекарственные. По этиологии гранулемы делят на две
группы: гранулемы установленной этиологии и неустановленной.
Среди гранулем установленной этиологии выделяют инфекционные
и неинфекционные гранулемы. 
К   и н ф е к ц и о н н ы м   г р а н у л е м а м   относят гранулемы при
сыпном и брюшном тифах, бешенстве, вирусном энцефалите, акти-
номикозе, шистосомозе, туберкулезе, лепре, сифилисе и др. 
Н е и н ф е к ц и о н н ы е   г р а н у л е м ы развиваются при попада-
нии в организм органической и неорганической пыли: шерсти, муки,
134

оксида кремния, асбеста и др.; инородных тел; медикаментозных воз-
действиях (гранулематозный гепатит, олеогранулематозная болезнь). 
К   г р а н у л е м а м   н е у с т а н о в л е н н о й   э т и о л о г и и отно-
сят гранулемы при саркоидозе, болезни Крона, первичном билиар-
ном циррозе и др. 
Патогенез гранулематоза. Гранулематозное воспаление протекает,
как правило, хронически и развивается при следующих двух условиях:
наличии веществ, способных стимулировать СМФ, созревание 
и трансформацию макрофагов; стойкости раздражителя по отноше-
нию к фагоцитам. Такой раздражитель в условиях незавершенного
фагоцитоза и измененной реактивности организма оказывается
сильнейшим антигенным стимулятором для макрофага и Т-и В-лим-
фоцитов. Активированный макрофаг с помощью ИЛ-1 еще в боль-
шей степени привлекает лимфоциты, способствуя их активации 
и пролиферации, завязываются механизмы клеточно-опосредованно-
го иммунитета, в частности, механизмы гиперчувствительности замед-
ленного типа (ГЗТ). В этом случае говорят об иммунной гранулеме. 
И м м у н н ы е   г р а н у л е м ы построены по типу эпителиоидно-
клеточных гранулем, однако в них всегда имеется примесь большо-
го количества лимфоцитов и плазматических клеток (схема 7.2).
Они развиваются при инфекциях — туберкулезе, лепре, сифилисе,
склероме. Продукты тканевого повреждения иногда становятся 
источником антигенного раздражения и в этих случаях могу под-
ключаться аутоиммунные механизмы образования гранулем. Грануле-
мы, вызванные частицами пыли и аэрозолями, содержащими белки
птиц, рыб, шерсть животных, по механизму развития являются 
антигенно-опосредованными.
К   н е и м м у н н ы м   г р а н у л е м а м   относится большинство
гранулем, развивающихся вокруг инородных тел и состоящих преж-
де всего из частиц органической пыли. Фагоцитоз в клетках неим-
мунных гранулем более совершенен, Они построены по типу фаго-
цитомы либо гигантоклеточной гранулемы, состоящей из клеток
инородных тел. При сравнении этих гранулем с иммунными отмеча-
ется меньшее количество лимфоцитов и плазматических клеток.
С п е ц и ф и ч е с к и м и   называют те гранулемы, которые вызы-
вают специфические возбудители (микобактерии туберкулеза, лепры,
бледная трепонема и палочка склеромы). Они характеризуются 
относительно специфическими морфологическими проявлениями
(только для этих возбудителей и ни для каких других), причем кле-
точный состав, а иногда и расположение клеток внутри гранулем
(например, при туберкулезе) также довольно специфичны.
135


Схема 7.2
клетка
Эпителиоидная
Макрофаг
клетка
Th1 клетка
+
клетка
Антиген-представляющая 
Г
игантская 
CD4
лема (по E.Rubin, 1999)
Лимфоцит
ИЛ-2
γ
Иммунная грану
ИФН-
О
Моноциты
Фибробласт
ФН
Антиген
136

Гранулемы возникают при заболеваниях, которые имеют хрони-
ческий, волнообразный характер течения, т.е. с периодами обостре-
ний и ремиссий. Как правило, при всех этих заболеваниях развива-
ется особый вид некроза — казеозный некроз
Туберкулезная гранулема содержит в центре округлую зону творо-
жистого (казеозного) некроза. Вокруг некроза располагаются акти-
вированные макрофаги, известные как эпителиоидные клетки. Они
образуют циркуляторный слой различной толщины. Среди них
встречаются  многоядерные гигантские клетки Лангханса, возникаю-
щие в результате слияния эпителиоидных клеток. В цитоплазме эпи-
телиоидных и гигантских клеток при окраске по Цилю—Нильсену
обнаруживаются микобактерии туберкулеза. Внешние слои гранулемы
представлены  сенсибилизированными Т-лимфоцитами. При импрег-
нации солями серебра среди клеток гранулемы обнаруживают тон-
кую сеть аргирофильных (ретикулярных) волокон. Кровеносные 
сосуды в туберкулезной гранулеме не встречаются. 
Наиболее ранняя стадия развития туберкулезной гранулемы —
эпителиоидно-клеточная гранулема — еще не имеет в центре зоны 
некроза. Возможными вариантами прогрессии развитой гранулемы
является бурное развитие казеозного некроза (казеификация), достига-
ющее значительных объемов при неблагоприятном течении болезни.
Фиброз и петрификация (обызвествление, кальцификация) наблюда-
ются при заживлении туберкулезных очагов.
Сифилитическая гранулема (гумма) содержит в центре очаг казе-
озного некроза, более крупный, чем в туберкулезной гранулеме. 
По периферии от зоны некроза расположено множество лимфоци-
тов, плазматических клеток и фибробластов. В небольшом количе-
стве в гумме могут встречаться эпителиоидные клетки, макрофаги 
и единичные гигантские клетки Лангханса. Для сифилитической гра-
нулемы характерно быстрое в связи с пролиферацией фибробластов
разрастание плотной соединительной ткани, которая формирует 
подобие капсулы. С внутренней стороны этой капсулы среди клеток
инфильтрата видны многочисленные мелкие сосуды с явлениями
продуктивного эндоваскулита. Крайне редко среди клеток инфильт-
рата с помощью серебрения удается выявить бледную трепонему.
Помимо гумм в третичном периоде сифилиса может развиться
гуммозная инфильтрация. Гуммозный инфильтрат представлен теми
же клетками, что и в гумме, т.е. лимфоцитами, плазмоцитами и фи-
бробластами. При этом очень быстро разрастается гранулематозная
ткань. Среди клеток инфильтрата выявляется большое количество
сосудов капиллярного типа с признаками продуктивного васкулита.
137

Подобные изменения чаще всего развиваются в восходящей части 
и в дуге грудного отдела аорты и носят название сифилитического 
мезаортита. 
Расположенный в средней и наружной оболочках аорты
гуммозный инфильтрат вместе с пораженными vasa vasorum разру-
шает эластический каркас аорты. На месте эластических волокон
развивается соединительная ткань. Именно в этих участках внутрен-
няя оболочка аорты становится неровной, морщинистой, со множе-
ством рубцовых втяжений и выпячиваний и напоминает шагрене-
вую кожу. Под давлением крови в очагах поражения стенка аорты
выбухает, образуя аневризму грудного отдела аорты.
Лепрозная гранулема (лепрома) имеет полиморфный клеточный
состав: макрофаги, эпителиоидные клетки, гигантские клетки, плаз-
матические клетки, фибробласты. Микобактерии выявляются в ма-
крофагах в огромных количествах. Такие макрофаги называют ле-
прозными клетками Вирхова. 
Они переполнены микобактериями,
которые лежат в них строго упорядоченными рядами, напоминая
сигареты в пачке. Затем микобактерии склеиваются, образуя лепроз-
ные шары. 
Макрофаг со временем разрушается, а выпавшие лепроз-
ные шары фагоцитируются гигантскими клетками инородных тел.
Наличие в лепроме огромного количества микобактерии обусловлено
незавершенным фагоцитозом в макрофагах при проказе.
Ту б е р к у к л о и д н а я   ф о р м а   п р о к а з ы протекает клинически
доброкачественно, иногда с самоизлечением, на фоне выраженного
клеточного иммунитета. Поражение кожи диффузное, со множеством
пятен, бляшек и папул, с последующей депигментацией пораженных
участков. Морфологически обнаруживают эпителиоидно-клеточные
гранулемы, 
а микобактерии выявляют в редких случаях. Все это под-
тверждает развитие лепромы по типу ГЗТ. Изменения нервов харак-
теризуются диффузной инфильтрацией эпителиоидными клетками,
что проявляется ранними нарушениями чувствительности. Измене-
ния внутренних органов для этой формы нехарактерны. 
Л е п р о з н а я   ф о р м а   п р о к а з ы . Поражение кожи нередко
носит диффузный характер, причем вовлекаются, а затем полно-
стью разрушаются придатки кожи — потовые и сальные железы,
повреждаются сосуды. В лепроме обнаруживаются макрофаги, ги-
гантские клетки и множество микобактерии. Диффузная инфильт-
рация кожи лица иногда приводит к полному обезображиванию
внешности (“львиная морда”). Лепрозный неврит носит восходя-
щий характер, развивается диффузная инфильтрация всех эле-
ментов чувствительных нервов макрофагами с постепенным за-
мещением нервного волокна соединительной тканью. Гранулемы
138

обнаруживают в печени, селезенке, костном мозге, лимфатических
узлах, слизистой оболочке верхних дыхательных путей, в эндо-
кринных железах. 
Склеромная гранулема характеризуется скоплением макрофагов,
лимфоцитов, большого числа плазматических клеток и продуктов их
деградации — эозинофильных телец Русселя. Специфическими для
склеромной гранулемы являются очень крупные одноядерные клетки
с вакуолизированной цитоплазмой — клетки Микулича. Макрофаг
активно захватывает диплобациллы, однако фагоцитоз в них неза-
вершенный. Часть макрофагов разрушается, а часть, укрупняясь,
превращается в клетки Микулича, в которых и обнаруживается воз-
будитель склеромы — палочка Волковича-Фриша. 
Склеромная гранулема обычно располагается в слизистой обо-
лочке верхних дыхательных путей — носа, гортани, трахеи, реже —
бронхов. Процесс заканчивается образованием на месте гранулем
грубой рубцовой ткани. В результате слизистая оболочка деформи-
руется, дыхательные пути резко суживаются и даже иногда полно-
стью закрываются, вызывая опасность асфиксии.
Исходы гранулем:
1. Рассасывание клеточного инфильтрата — редкий вариант исхода,
так как гранулематоз чаще всего представляет собой вариант хро-
нического воспаления. Подобное возможно только в случаях 
малой токсичности патогенного фактора и быстрой элиминации
его из организма. Примером служат острые инфекции — бешенство,
брюшной тиф.
2. Фиброзное превращение гранулемы с образованием рубца или фиб-
розного узелка. Это наиболее частый и типичный вариант исхода
гранулемы. Развитие склероза стимулирует ИЛ-1, выделяемый
макрофагами гранулемы, а нередко и сам патогенный агент.
3. Некроз гранулемы характерен прежде всего для туберкулезной гра-
нулемы, которая может целиком подвергнуться казеозному 
некрозу, а также для ряда инфекционных гранулем. В развитии 
некроза участвуют протеолитические ферменты макрофагов, а так-
же продукты, выделяемые патогенным агентом, которые обладают
прямым токсическим действием на ткани.
4. Нагноение гранулемы встречается при грибковых поражениях,
многих инфекциях (сап, иерсиниоз, туляремия) и грибковых 
поражениях. Вначале появляется много нейтрофилов, но только 
в случаях микотического поражения они не справляются с возбуди-
телем и гибнут, а продукты их гибели, будучи хемоаттрактантами,
привлекают макрофаги. 
139

Гранулематозные болезни (табл.7.1) — это гетерогенная группа 
заболеваний (нозологических форм) различной этиологии, струк-
турную основу которых составляет гранулематозное воспаление.
Эти заболевания (их выделено более 70) проявляются различными
клиническими синдромами и вариантами тканевых изменений, 
неодинаковой чувствительностью к лечению. 
Основные признаки гранулематозных болезней:
1. Наличие гранулемы является структурной основой наиболее харак-
терных и клинически наиболее важных стадий и развивается далеко
не при всех формах этих болезней, например лепра (только при 
лепроматозной форме), сифилис (только в третичном периоде).
2. Нарушение иммунного гомеостаза.
3. Полиморфизм тканевых реакций. 
4. Склонность к хроническому течению с частыми рецидивами. 
5. Нередкое поражение сосудов в форме васкулитов. 
Таблица 7.1
Гранулематозные заболевания
Бактериальные
Гельминтные
Туберкулез
Шистосомоз
Лепра
Трихинеллез
Бруцеллез
Филяриоз
Сальмонеллез
Листериоз
Сифилис 
Ку-лихорадка 
Индуцированные металлами
Индуцированные чужеродными 
Бериллиоз
телами
Циркониевый гранулематоз
Пневмонит чужеродных тел
Кремниевый гранулематоз
Грибковые 
Неясной причины
Гистоплазмоз
Саркоидоз
Бластомикоз
Болезнь Крона
Кокцидиоидомикоз
Гранулематоз Вегенера
Пневмонит гиперчувствительный
Гигантоклеточный артериит
Первичный билиарный цирроз
Кольцевидная гранулема
Ревматоидный артрит
Вирусные и хламидиевые
Болезнь кошачьих царапин
Венерическая лимфогранулема
140

Гранулемы при г р а н у л е м а т о з н ы х   б о л е з н я х   и н ф е к -
ц и о н н о й   э т и о л о г и и , вызываемых вирусами, риккетсиями,
бактериями, как правило, по механизму развития являются иммун-
ными. По морфологической картине они в основном сходны, что
объясняется общностью морфо- и патогенеза. Исключение состав-
ляют гранулемы при сифилисе, лепре, склероме и туберкулезе, кото-
рые выделены в особую группу — специфических гранулематозов.
Во всех случаях инфекционные гранулемы представлены скоплени-
ем клеток СМФ. В некоторых гранулемах появляются многочислен-
ные нейтрофилы, и в финале развивается некроз (сап; фелиноз —
болезнь кошачьих царапин, вызываемая хламидиями; иерсиниоз).
Гр а н у л е м а т о з н ы е   б о л е з н и ,   в ы з ы в а е м ы е   г р и б а м и ,
характеризуются образованием иммунных гранулем, в которых
обычно возникают некроз или абсцессы. Иногда клеточный состав
гранулем находится в прямой зависимости от вида грибов.
Гр а н у л е м ы   п р и   г е л ь м и н т о з а х   отражают, с одной сто-
роны, общие закономерности, прежде всего важную роль ГЗТ в их
формировании, с другой — имеют особенности, присущие парази-
тарным гранулемам, в частности, высокое содержание эозинофилов.
К  г р а н у л е м а т о з н ы м   б о л е з н я м   н е и н ф е к ц и о н н о й
п р и р о д ы относят большую группу заболеваний, которые возника-
ют под действием органической и неорганической пыли, дымов, 
аэрозолей и суспензий. Если пыль неорганическая, то заболевание
протекает длительно, но доброкачественно. Иммунные нарушения 
в этих случаях не наблюдаются, а гранулемы в основном построены
из гигантских клеток инородных тел. Такие гранулематозы обычно
развиваются при профессиональных заболеваниях у шахтеров, 
работников цементной, стекольной промышленности и т.д. (силикоз,
асбестоз
). В то же время оксид бериллия вызывает развитие иммун-
ной гранулемы, так как бериллий обладает свойствами гаптена и, со-
единяясь с белками организма, образует вещества, которые запуска-
ют аутоиммунные процессы. Органическая пыль вызывает обычно
диссеминированное поражение легких, именуемое интерстициаль-
ными болезнями
. Общее, что роднит все эти заболевания, — наличие
гранулематозного поражения в связи с развитием клеточно-опосре-
дованных или иммунокомплексных механизмов.
Вокруг инородных тел развивается гранулематозное воспале-
ние, но очень редко оно приобретает характер болезни; типичным
примером является подагра, когда в ответ на отложение уратов 
в тканях возникают типичные гигантоклеточные неиммунные гра-
нулемы. 
141

М е д и к а м е н т о з н ы е   г р а н у л е м а т о з н ы е   б о л е з н и
чаще всего возникают в результате токсико-аллергического пораже-
ния легких и развития фиброзирующего альвеолита, а также печени —
медикаментозный гранулематозный гепатит.
Гр у п п а   г р а н у л е м а т о з н ы х   б о л е з н е й   н е у с т а н о в -
л е н н о й   э т и о л о г и и   особенно велика. Одним из распростра-
ненных заболеваний является саркоидоз, при котором во многих 
органах, особенно часто в лимфатических узлах и легких, возникают
характерные гранулемы саркоидного типа. Гранулема построена из
эпителиоидных и гигантских клеток двух типов — Лангханса и ино-
родных тел. Особенностью этой гранулемы является отсутствие ка-
зеозного некроза, что позволяет отличить ее от туберкулезной грану-
лемы, четкие границы (штампованные гранулемы) и быстрое
рубцевание. Заболевание характеризуется нарастающим поражением
все новых групп лимфатических узлов и легких, что приводит к про-
грессирующей дыхательной недостаточности или сдавлению лимфа-
тическими узлами жизненно важных органов.
Частым  исходом хронического воспаления является организация
(склероз) очага поражения. Под склерозом понимают патологический
процесс, ведущий к диффузному или очаговому уплотнению внутренних
органов, сосудов, соединительнотканных структур в связи с избыточ-
ным разрастанием зрелой плотной соединительной ткани. 

Склероз развивается в исходе хронического воспаления, систем-
ной (ревматические болезни) или локальной дезорганизации соедини-
тельной ткани, некроза и атрофии (заместительной) тканей (схема 7.3).
Он развивается также в виде рубцов в результате заживления раневых
и язвенных дефектов, при организации тромбов и образовании спаек.
Морфогенез склероза складывается из нескольких фаз-стадий.
Вначале происходит формирование новых сосудов — ангиогенез.
Важную роль в ангиогенезе играет фактор роста фибробластов. 
Затем происходит миграция и пролиферация фибробластов. В этом
процессе принимают участие цитокины и факторы роста — интер-
лейкин-1 (ИЛ-1); фактор некроза опухоли α (ФНОα); фактор роста
фибробластов (ФРФ); тромбоцитарный фактор роста (ТцФР); эпи-
дермальный фактор роста (ЭФР) и трансформирующий фактор рос-
та β (ТФРβ). После этого начинается активный синтез внеклеточно-
го матрикса, в регуляции которого также участвуют цитокины 
и факторы роста — интерлейкны-1 и 4 (ИЛ-1, 4), ФНОα, ТФРβ, 
а также ФРФ. На заключительных стадиях процесса склерозирова-
ния происходит созревание и организация соединительной ткани 
и ее ремоделирование. 
142







Схема 7.3
Механизмы склероза при хроническом воспалении 
(по E.Rubin, 1999)
Т-лимфоцит
Лимфокины
Фибробласт
Макрофаг
Синтез коллагена 
и гликозаминогликанов
Монокины
Сборка коллагеновых
фибрилл, образование
Коллаген
основного вещества
соединительной ткани
при повреждении
волокон
соединительной ткани
Образование коллагеновых
волокон — склероз
Оснащение лекции
Макропрепараты: хронический пиелонефрит, сифилитичес-
кий мезаортит, альвеококкоз печени, милиарный туберкулез лег-
ких, крупноочаговый кардиосклероз, келоид, киста головного
мозга после инфаркта, рубцы в почке после инфаркта, рубец 
в легком.
Микропрепараты:  хронический ринит, фиброзно-отечный 
полип носа, межуточный миокардит, хронический пиелонефрит,
фиброзирующий альвеолит, остроконечная кандилома, гипер-
плазмогенный полип желудка, сифилитический мезаортит, альве-
ококкоз печени, милиарный туберкулез легких, солитарная гумма
печени, поражение кожи при проказе, гранулема при риноскле-
роме, саркоидная гранулема, актиномикотическая гранулема,
грануляционная ткань, крупноочаговый кардиосклероз, репара-
ция хронической язвы желудка, келоид, киста головного мозга
после инфаркта.
Электронограммы: макрофаг, гигантская клетка Лангханса.
143

Лекция № 8
КЛЕТОЧНЫЕ И ГУМОРАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ 
ИММУННОГО ОТВЕТА. ПАТОЛОГИЯ ИММУННОЙ 
СИСТЕМЫ. ПАТОЛОГИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ 
ИММУННОЙ СИСТЕМЫ. РЕАКЦИИ 
ГИПЕРЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ
Иммунная система развилась у человека как механизм защиты
против микробных инфекций. Она обеспечивает две формы имму-
нитета: специфическую и неспецифическую. Специфический иммун-
ный ответ 
защищает организм от конкретного возбудителя. Он всту-
пает в действие тогда, когда неспецифический иммунный ответ
исчерпывает свои возможности.
Неспецифический иммунный ответ. М е х а н и ч е с к а я   з а щ и т а .
Нормальная кожа и эпителиальные покровы слизистых оболочек
образуют простой и весьма эффективный барьер на пути инвазии
патогенных возбудителей. В большинстве случаев в слизистых обо-
лочках присутствуют механизмы, облегчающие освобождение 
от таких возбудителей. К ним относятся движение стенок органов,
выстланных эпителием, например, при кашле, чихании и рвоте, 
а также постоянное движение слизи в дыхательных путях в прокси-
мальном направлении, обеспечиваемое работой ресничек респира-
торного эпителия. В кишечнике сходная функция реализуется 
с помощью перистальтики. Наконец, ток стерильной мочи способ-
ствует очищению мочевых путей, а ток слезной жидкости — очи-
щению глаз.
Гу м о р а л ь н ы е   м е х а н и з м ы . Жидкости, вырабатываемые
большинством тканей организма, содержат факторы, способные
убивать или тормозить рост патогенных возбудителей. Пот, кровь,
слезная жидкость, слюна и секреторные продукты кишечника 
богаты
ферментом лизоцимом, полиаминами и прочими антибактериаль-
ными субстратами. Защитные белки, имеющиеся в крови и других
жидких средах организма, содержат компоненты комплемента, 
С-реактивный белок и интерфероны. Кроме того, в состав кишеч-
ных секреторных продуктов входят такие факторы, обладающие не-
специфическими иммунными свойствами, как желудочный сок,
панкреатические ферменты и соли желчных кислот. Их наличие 
делает неприемлемой для возбудителей местную окружающую среду.
У многих возбудителей имеются механизмы преодоления защитных
барьеров.
144

К л е т о ч н ы е   м е х а н и з м ы .   Множество типов клеток участ-
вует в механизмах неспецифического иммунитета: полиморфноядер-
ные лейкоциты (нейтрофильные, базофильные и эозинофильные),
мононуклеарные фагоциты, тучные клетки и естественные киллеры
(NK). Клетки системы мононуклеарных фагоцитов широко распро-
странены в тканях. В зависимости от органной принадлежности они
имеют разные названия: в соединительной ткани и лимфоидной сис-
теме — гистиоциты, в печени — купферовские клетки, в легких — 
альвеолярные макрофаги, в головном мозгу — клетки микроглии, в по-
чечных клубочках — мезангиоциты, в других тканях — макрофаги.
Лейкоциты и макрофаги способны поглощать и уничтожать возбуди-
телей. NK-клетки составляют субпопуляцию лимфоцитов. С помо-
щью неспецифических механизмов они способны уничтожать клет-
ки организма хозяина, инфицированные каким-либо возбудителем. 
Специфический иммунный ответ. Признаками такого ответа, 
отличающими его от неспецифических иммунных реакций, являются
специфичность, иммунологическая память, распознавание “своего”
и “чужого”. 
С п е ц и ф и ч н о с т ь   проявляется в том, что инфекция, вызван-
ная каким-либо возбудителем, приводит к развитию защиты только
против этого возбудителя или близкородственного агента. 
П а м я т ь   возникает после реализации иммунного ответа на 
какой-либо конкретный возбудитель и сохраняется, как правило, 
в течение всей последующей жизни в качестве защиты от повторной
инфекции, вызываемой этим же возбудителем. Механизм иммуноло-
гической памяти обусловливает ускоренный и сильный ответ (вторич-
ный иммунный ответ
) при повторной инфекции. Он является основой
развития иммунизации, т.е. естественной или искусственно создан-
ной иммунологической защиты против такой инфекции. 
Р а з л и ч е н и е   “ с в о е г о ”   и   “ ч у ж о г о ” — важный меха-
низм специфического иммунного ответа, выражающийся в распоз-
навании компонентов собственных тканей организма и чужеродных
продуктов. Иногда организм принимает указанные компоненты 
за чужеродные и осуществляет аутоиммунный ответ. Период кон-
тактов с компонентами собственных тканей в ходе внутриутробного
развития плода является вполне достаточным для возникновения
состояния стабильной специфической невосприимчивости к своим
тканям. Указанное состояние относят к иммунологической толе-
рантности. Специфические иммунные ответы запускаются антиге-
нами.  
Эти ответы проявляются в виде гуморальных и клеточных 
реакций. Гуморальные иммунные ответы выражаются в синтезе антител,
145

которые нейтрализуют антиген, запустивший синтез. Антитела 
относятся к группе белков, суммарно обозначаемых как иммуногло-
булины. Защита с помощью антител может создаваться искусствен-
ным путем: после введения сыворотки крови от иммунного (имею-
щего антитела) индивидуума неиммунному. У последнего в этом
случае развивается пассивный иммунитет. Клеточные иммунные 
механизмы  
не зависят от выработки антител и реализуются c помо-
щью лимфоцитов. 
Нормальная защитная реакция на инфекцию включает в себя
обе формы иммунного ответа и представляет собой сложный про-
цесс, при котором происходит взаимодействие между разными вида-
ми лимфоцитов, а также между лимфоцитами, макрофагами и дру-
гими клетками. 
Клеточные основы иммунного ответа. Специфический иммун-
ный ответ обеспечивается лимфоцитами. Антитела вырабатываются
В-лимфоцитами, а клеточные иммунные реакции реализуются с по-
мощью  Т-лимфоцитов. Указанные лимфоциты часто именуют 
В-  и Т-клетками. Лимфоциты развиваются в костном мозге из об-
щей клетки-предшественника. Далее происходит дифференцировка
(созревание) либо в ткани костного мозга (В-клетки), либо в тимусе
(Т-клетки). Эти органы обозначают как первичные лимфоидные органы.
И гуморальный, и клеточный иммунные ответы нуждаются в един-
ственном покоящемся, или “девственном”, лимфоците для связыва-
ния с единственной в своем роде антигенной детерминантой. Такое
связывание происходит с помощью специфического рецептора, 
после чего лимфоцит дает начало идентичным дочерним клеткам,
сохраняющим антигенную специфичность первоначального пред-
шественника. Суммарно эти новые клетки-потомки составляют
клон. Именно благодаря клональной пролиферации без утраты спе-
цифичности иммунный ответ может быть быстро усилен. 
Развитие Т- и В-клеточных клонов представляет собой сложный
процесс пролиферации и дифференцировки, который приводит 
к возникновению популяции коммитирующих (определяющих) 
эффекторных элементов. Их функция состоит в доведении лимфоци-
тов до способности к почти полной ликвидации антигена. В системе
В-лимфоцитов такими эффекторными элементами являются плазма-
тические клетки
, а в системе Т-лимфоцитов — цитотоксические 
Т-клетки и Т-клетки, участвующие в реакциях гиперчувствительности.
При Т-клеточной дифференцировке вырабатываются лимфоциты,
обладающие регуляторными функциями — хелперные  и  супрессор-
ные Т-клетки 
(“помогающие” и “подавляющие”). Кроме того, кло-
146

нальная  пролиферация Т- и В-клеток приводит к возникновению
популяций антигенспецифических клеток памяти. Их функция 
заключается в обеспечении вторичного иммунного ответа. Клеточ-
ные механизмы, начинающие свою работу в ходе и после распозна-
вания антигена, реализуются во вторичных лимфоидных органах: лим-
фатических узлах, селезенке, небных миндалинах, пейеровых
бляшках тонкой кишки и лимфатическом аппарате червеобразного
отростка слепой кишки. 
Различные отделы лимфоидной системы в настоящее время 
не следует рассматривать по отдельности, так как между ними суще-
ствует постоянный обмен лимфоидными клетками, который повы-
шает вероятность встречи с антигеном у небольшого количества 
антигенспецифических лимфоцитов, находящихся в любой части
организма.
П у т и   с п е ц и а л и з и р о в а н н о й   р е ц и р к у л я ц и и .   Лим-
фоидные ткани, расположенные в слизистых оболочках, не только
образуют самостоятельный отдел иммунной системы, но и характе-
ризуются своими, присущими только им путями рециркуляции лим-
фоцитов. В- или Т-клетки, активированные в пейеровых бляшках
или брыжеечных лимфатических узлах, обладают избирательной
способностью мигрировать в слизистую оболочку кишечники, в то
время как лимфобласты из других лимфоидных органов такой спо-
собностью не обладают. Несмотря на то, что это обстоятельство 
облегчает размещение IgA-детерминированных В-клеток в местах их
воздействия в кишечной стенке, в избирательной миграции участву-
ют и Т-клетки. Поэтому она не является IgA-детерминированной.
Факторы, воздействующие на иммунный ответ. Форма иммун-
ного ответа зависит от природы антигена, его дозы, пути проникнове-
ния в организм, а также от генетической конституции индивидуума.
П у т и   п о с т у п л е н и я   а н т и г е н а   в   о р г а н и з м .   Такие 
пути оказывают влияние на иммунный ответ и с качественной, 
и с количественной стороны. Возможно, это обусловлено различия-
ми у добавочных клеток, встречающих антиген и участвующих в его
представлении. Подкожный, внутримышечный и внутрикожный
пути поступления, как правило, сопровождаются сильно выражен-
ными иммунными ответами, в то время как внутривенное попадание
(или введение) антигена обычно вызывает слабое ответное образова-
ние антител и специфическую иммунологическую толерантность.
Небольшие объемы растворимых антигенов, поступающих через
рот, но избегающих разрушения пищеварительными соками и пото-
му всасываемых, как правило, тоже вызывают иммунологическую
147

толерантность. Однако живые организмы и антигены из плотных час-
тиц стимулируют активные иммунные ответы при попадании на по-
верхность слизистых оболочек. Такие иммунные реакции обычно ог-
раничены поверхностью слизистой оболочки, которая первой
встречает антиген, в то время как парэнтеральный путь попадания ан-
тигена редко вызывает развитие иммунитета в слизистых оболочках. 
Д о з а   в в о д и м о г о   а н т и г е н а .   Чем выше доза антигена, по-
падающего в организм, тем сильнее иммунный ответ. Однако очень
низкие или, наоборот, слишком большие дозы антигена могут при-
водить к иммунологической толерантности.
Р о л ь   г е н е т и ч е с к о й   к о н с т и т у ц и и   ч е л о в е к а . Разно-
образие специфических иммунных ответов, которые могут наблюдать-
ся  у индивидуума, зависит от ряда генетически детерминированных
факторов. Последние включают в себя различные антигенсвязываю-
щие сайты, имеющиеся и на молекулах антител, и на рецепторах кле-
точной поверхности Т-клеток. Иммунитет ко многим патогенным
возбудителям также может быть детерминирован генами, контроли-
рующими неспецифические иммунные факторы, например, фаго-
цитарную и расщепляющую функции макрофагов. Кроме того, гены
специфического иммунного ответа 
(Ir-гены), локализующиеся внутри
главного комплекса гистосовместимости на хромосоме 6, хотя и не
кодируют антигенсвязывающие сайты антител или Т-клеток, но
оказывают влияние на представление антигенов этим клеткам. 
Гл а в н ы й   к о м п л е к с   г и с т о с о в м е с т и м о с т и (ГКГС)
включает в себя ряд генов, кодирующих группу высокополиморф-
ных гликопротеинов плазмолеммы. У человека эти гены называются
лейкоцит-ассоциированными, или HLA-антигенами. Они играют цен-
тральную роль в иммунном распознавании. Комплекс генов HLA из
районов классов I и II кодирует белки, отвечающие за распознавание
антигена, а белки, кодируемые генами района класса III, имеют от-
ношение к эффекторному плечу иммунного ответа и тканевому от-
вету на повреждение.
Гуморальный иммунитет. Попадание в организм человека ранее
неизвестного антигена, приводит к первичному антительному ответу.
Во время такого ответа, примерно через 7 дней после попадания 
антигена, в крови появляется небольшое количество специфических
антител IgM, а через две недели — высокая концентрация антител, 
в основном класса IgG. Повторное попадание того же антигена в ор-
ганизм в более отдаленный срок приводит ко вторичному или анам-
нестическому ответу 
(ответу памяти). В этом случае сразу появляют-
ся большие количества специфического IgG. Такой вторичный ответ
148

развивается примерно через три-четыре дня и может продолжаться в
течение нескольких недель.
Выработка антител зависит от пролиферации и дифференциров-
ки В-клеток. Антитела, циркулирующие в кровотоке, вырабатыва-
ются в основном плазматическими клетками селезенки, костного
мозга и лимфатических узлов. Однако указанные клетки обнаружи-
ваются также в лимфатических образованиях слизистых оболочек 
и в зоне воспаления. 
Клеточно-опосредованный иммунитет. Различные эффекторные
функции, относимые к клеточно-опосредованному иммунитету,
подчинены Т-клеткам, которые играют центральную роль в регуля-
ции специфического иммунного ответа и обеспечивают стимуляцию
многих неспецифических механизмов воспаления. На Т-клетки
приходится около 70% лимфоцитов периферической крови. 
Существуют две главные группы эффекторных Т-клеток: цито-
токсические Т-лимфоциты (CTL), непосредственно лизирующие 
соответствующие клетки-мишени, способные к уничтожению неко-
торых злокачественных опухолей и трансплантатов, а также Т-клетки,
опосредующие ответы гиперчувствительности замедленного типа.
Ответы  гиперчувствительности замедленного типа осуществляются 
с помощью выработки растворимых медиаторов и цитокинов, кото-
рые способствуют восполнению и активации клеток неспецифичес-
кого воспалительного ответа, прежде всего макрофагов. Реакции 
гиперчувствительности замедленного типа чрезвычайно важны при
защите от всевозможных возбудителей, склонных к внутриклеточ-
ному паразитированию, а также при отторжении трансплантатов 
и аутоиммунных реакциях. 
Имеются по меньшей мере две группы регуляторных Т-клеток.
Хелперные Т-лимфоциты помогают в выработке антител в ответ на
воздействие большинства антигенов. Супрессорные Т-клетки необ-
ходимы для предотвращения аутоиммунных реакций и регуляции
общего уровня и устойчивости защитных иммунных ответов. 
Р а с п о з н а в а н и е   а н т и г е н а   Т - к л е т к а м и . Несмотря на
то, что распознавание антигена с помощью ГКГС и Т-клеточного
рецептора дает первоначальный стимул для активации Т-лимфо-
цитов, этого еще недостаточно, чтобы вызвать их пролиферацию.
Размножение Т-лимфоцитов требует наличия определенных неспе-
цифических костимулирующих факторов. Некоторые из таких фак-
торов (цитокинов), в частности интерлейкин-1 (ИЛ-1), вырабатыва-
ются антигенпредставляющими клетками после взаимодействия 
с Т-лимфоцитами.
149

Антигенпредставляющие клетки экспрессируют антигены ГКГС
класса II и способны поглощать и обрабатывать сложные антигены.
Среди антигенпредставляющих клеток лучше всего охарактеризова-
ны интердигитирующие дендритные клетки, выявляемые в Т-кле-
точных зонах лимфоидных органов. Сходные дендритные клетки
макрофагальной природы обнаружены и в других тканях. Одним из
наиболее изученных типов дендритных элементов является клетка
Лангерганса эпидермиса. Дендритные клетки представляют собой
не единственные антигенпредставляющие элементы, способные 
к активации Т-хелперов. При определенных обстоятельствах макро-
фаги сами могут действовать как антигенпредставляющие клетки.
Поскольку макрофаги экспрессируют молекулы ГКГС класса II после
активации медиаторами Т-клеток, например, гамма-интерферона,
представление антигена на их поверхности происходит, главным 
образом, в очагах хронического воспаления.
В-клетки тоже способны представлять антиген Т-хелперам. Это
может иметь существенное значение для индукции первичного им-
мунного ответа. В результате, представление В-лимфоцитами специ-
фического антигена CD4+T-хелперам оценивается как в тысячи раз
более эффективное, нежели представление других неспецифических
антигенов.
Последующее связывание рецептора CD28 на Т-клетках усили-
вает костимулирующую функцию. У СВ4+Т-клеток такая последова-
тельность событий быстро вызывает синтез множества медиаторов,
продолжающих процесс стимуляции. Наиболее важным из этих 
медиаторов считается интерлейкин (ИЛ) 2 — фактор роста Т-лим-
фоцитов. Он необходим для репликации и завершения дифференци-
ровки Т-лимфоцитов.
Пролиферация Т-супрессоров также регулируется ИЛ-2. Однако
лишь небольшая часть этих клеток способна вырабатывать этот цито-
кин. Поэтому для пролиферации и дифференцировки указанных кле-
ток требуется наличие CD4+ Т- лимфоцитов, секретирующих ИЛ-2.
В иммунном ответе Т-лимфоциты играют двоякую роль: эффек-
торную и иммунорегуляторную. Эффекторные Т-клетки, определя-
ющие клеточно-опосредованный иммунный ответ, подразделяются
на цитотоксические Т-лимфоциты и Т-лимфоциты, вырабатываю-
щие цитокины (Т-клетки, участвующие в гиперчувствительности за-
медленного типа).
Цитотоксические Т-клетки (CTL) представляют собой популя-
цию полностью дифференцированных, антигенспецифических 
Т-лимфоцитов, функция которых состоит в реализации антигенспе-
150

цифического лизиса клеток-мишеней путем непосредственного
межклеточного контакта. Эти CTL зачастую содержат немногочис-
ленные цитоплазматические гранулы и, как правило, но не всегда,
относятся к Т-клеткам (тип CD8+ ГКГС класса I) .
Благодаря экспрессии ГКГС класса I на всех клетках, содержащих
ядра, и способности ГКГС связываться с эндогенно синтезированны-
ми пептидами CD8+, цитотоксические Т-лимфоциты выполняют
важные защитные функции при вирусных инфекциях. Более того, 
поскольку многие вирусные антигены, распознаваемые CTL, синте-
зируются на ранних стадиях вирусной репликации, элиминация ин-
фицированных клеток может происходить до освобождения и выделе-
ния инфицирующего вируса. Менее изученной, но тоже важной
представляется роль CTL в отторжении трансплантата и освобожде-
нии от бактериальных и паразитарных патогенных возбудителей.
Реакции гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ) 
и Т-лимфоциты, принимающие в них участие, относят ко второму
компоненту клеточно-опосредованного иммунитета. Различные 
виды реакций ГЗТ будут описаны в этой лекции, а в этом разделе 
обсуждаются важнейшие их механизмы и роль Т- лимфоцитов.
В большинстве случаев местная реакция инициируется популя-
цией Т-лимфоцитов типа CD4+ ГКГС класса II. Важнейшей функци-
ей этих клеток является выделение множества цитокинов, которые
дополняют и активируют функции других клеток воспалительного
инфильтрата: макрофагов, эозинофилов, базофилов и тучных кле-
ток. Наиболее изученным из цитокинов является гамма-интерферон
(ИФН-γ). Он нужен для реализации эффективного клеточно-опо-
средованного иммунного ответа. ИФН-γ активирует макрофаги,
стимулируя тем самым их фагоцитарную активность, повышает экс-
прессию молекул ГКГС класса II и стимулирует выработку других
воспалительных цитокинов, включая ИЛ-1, фактор некроза опухоли
α (ФНОα) и ИФН-α/β. В результате ИФН-γ усиливает не только
воспалительные и антимикробные функции макрофагов, но и сти-
мулирует их способность к обработке и представлению антигенов 
Т-клеткам. ИФН-γ вызывает также факультативную экспрессию 
антигенов ГКГС класса II на тканевых клетках и обладает противо-
вирусными и антипролиферативными свойствами. 
Биологическая роль ГЗТ связана с защитой от устойчивых 
инфекций и микробов,  способных размножаться внутри фаголизосом
макрофагов. 
Продукция цитокинов лежит в основе способности 
небольшого числа антигенспецифических Т-клеток индуцировать
воспалительный ответ, направленный против ограниченных количеств
151

антигена, “ускользающего” от лизосом. Однако сильная активация
таких неспецифических иммунных механизмов таит в себе риск 
нежелательных тканевых повреждений уже в процессе первоначаль-
ного защитного ответа.
Естественные киллеры (NK) в ходе клеточно-опосредованных
ответов тоже способны проявлять цитотоксическую активность.
NK-клетки представляют собой лимфоциты среднего размера, 
содержащие цитоплазматические гранулы. Эти клетки раньше назы-
вали “большими гранулярными лимфоцитами”. Из-за отсутствия 
у них наиболее типичных маркеров Т- и В-клеток их относят к группе
нулевых клеток (или “ни Т-, ни В-клеточных лимфоцитов”, null cells).
NK реализуют тот же механизм, что и CTL. Цитотоксичность NK 
не ограничена ГКГС и не является антигенспецифичной. Киллерное
воздействие NK зависит от распознавания ими группы антигенов
дифференцировки. Эти антигены могут иметь большое значение 
в качестве барьера, стоящего в первой линии иммунного надзора, 
направленного против вирусных инфекций. Они могут служить в ка-
честве неспецифических регуляторов лимфо- и гемопоэза. Таким 
образом, NK представляют собой третью популяцию лимфоцитов. 
Выделяют еще одну линию киллерных клеток (К), представля-
ющих собой популяцию, родственную NK и тоже относимую к ну-
левым лимфоцитам. К-клетки обладают Fc-рецепторами и обеспе-
чивают киллерное действие посредством антителозависимых
механизмов. Для воспроизведения эффективного антительного
ответа необходим тесный контакт между специфическими Т-хелпе-
рами и В-клетками. 
Одной из главных функций иммунной системы является защи-
та от пагубных воздействий патогенных возбудителей. Иммунный
ответ контролируется также с целью предотвращения прогрессиру-
ющего повреждения тканей. При нарушении указанного контроля
в организме могут начать работу негативные регуляторные меха-
низмы.
Стабильная специфическая невосприимчивость организма 
к собственным тканям относится к иммунологической толерантнос-
ти. 
Неспособность отвечать на воздействия аутоантигенов лежит 
в основе предотвращения аутоиммунных болезней. Такая “аутотоле-
рантность” зависит прежде всего от клональной селекции аутореак-
тивных Т-клеток в тимусе плода. “Безответность” аутореактивных
В-клеток тоже может быть частью феномена аутотолерантности.
Способность иммунной системы к развитию приобретенной 
толерантности такого типа необходима для предотвращения реакций
152

гиперчувствительности во время первоначального защитного ответа
на воздействие патогенного агента. Организму выгоднее становиться
толерантным к некоторым типам чужеродных антигенов, нежели
проявлять иммунологическую реактивность к ним. Например, прием
через рот растворимых белковых антигенов иногда вызывает ораль-
ную толерантность
, поскольку иммунный ответ на пищевые антиге-
ны мог бы спровоцировать нежелательные реакции гиперчувстви-
тельности на повторные контакты с антигенами.
Патология иммунной системы. Различают четыре основных 
типа патологических состояний иммунной системы: 1) реакции
гиперчувствительности, которые представляют собой механизмы
иммунологического повреждения тканей при ряде заболеваний; 
2) аутоиммунные болезни, представляющие собой иммунные реак-
ции против собственного организма; 3) синдромы иммунного дефи-
цита, возникающие вследствие врожденного или приобретенного
дефекта нормального иммунного ответа; 4) амилоидоз. В этой лек-
ции будет рассмотрен первый тип патологических состояний им-
мунной системы.
Иммунное повреждение тканей (реакции гиперчувствительности)
(табл.8.1). Контакт организма с антигеном приводит не только 
к развитию защитного иммунного ответа, но и к появлению реакций,
повреждающих ткани. Экзогенные антигены содержатся в пыли,
пыльце растений, еде, лекарствах, микробах, химических вещест-
вах, во многих препаратах крови, используемых в клинической
практике. Реакции гиперчувствительности могут быть инициирова-
ны взаимодействием антигена с антителом или клеточными иммун-
ными механизмами, Иммунные реакции, повреждающие ткани,
могут быть связаны не только с экзогенными, но и эндогенными
антигенами. 
Болезни гиперчувствительности классифицируют на основе вы-
зывающих их иммунологических механизмов. При I типе реакций
гиперчувствительности иммунный ответ сопровождается освобож-
дением вазоактивных и спазмогенных веществ. При II типе антите-
ла участвуют в повреждении клеток, делая их восприимчивыми 
к фагоцитозу или лизису. При III типе реакций гиперчувствительно-
сти (иммунокомплексных болезнях) взаимодействие антител с анти-
генами приводит к образованию иммунных комплексов, активирую-
щих комплемент. Фракции комплемента привлекают нейтрофилы,
которые вызывают повреждение тканей. При IV типе реакций 
гиперчувствительности развивается клеточный иммунный ответ 
с участием сенсибилизированных лимфоцитов.
153

Таблица 8.1
Особенности реакций гиперчувствительности
Гиперчувствительность
Признак
Немедленного типа
Замедленного типа
Клинические 
Анафилаксия,
Туберкулез, туляремия,
проявления
сывороточная болезнь,
бруцеллез, реакция
сенная лихорадка, астма,
на некоторые гаптены,
феномен Артюса
трансплантационные
реакции
Антиген
Сывороточные и другие
Вирусы, 
растворимые белки,
некоторые бактерии,
пыльца растений и другие
трансплантационные
аллергены
антигены, некоторые
гаптены
Антитела Присутствуют
Отсутствуют 
в крови
или не играют роли
Сроки 
Несколько минут
Не ранее 6–8 ч
проявления
I тип реакций гиперчувствительности (анафилактический тип)
может развиваться местно и быть системным. Системная реакция
развивается в ответ на внутривенное введение антигена, к которому
организм хозяина предварительно сенсибилизирован. Местные 
реакции зависят от места проникновения антигена и имеют характер
отека кожи (кожная аллергия, крапивница), выделений из носа 
и конъюнктив (аллергические ринит и конъюнктивит), сенной 
лихорадки, бронхиальной астмы или аллергического гастроэнтерита
(пищевая аллергия). 
Реакции гиперчувствительности I типа проходят в своем развитии
две фазы. Фаза инициального ответа развивается через 5—30 мин 
после контакта с аллергеном и характеризуется расширением сосудов,
повышением их проницаемости, а также спазмом гладкой мускула-
туры или секрецией желез. Поздняя фаза наблюдается через 2—8 ч
без дополнительных контактов с антигеном и продолжается несколько
дней. Она характеризуется интенсивной инфильтрацией тканей 
эозинофилами, нейтрофилами, базофилами и моноцитами, а также
повреждением эпителиальных клеток слизистых оболочек.
Развитие I типа гиперчувствительности у человека обеспечивают
IgE (схема 8.1) Сенсибилизированные Fc-фрагментом IgE тучные
клетки и базофилы активируют компоненты комплемента С3а и С5а
(анафилотоксины). Секрецию тучных клеток стимулируют также
154


Схема 8.1
Реакция гиперчувствительности I типа
Антиген
Антиген
IgE В-клетки
Первичные 
и вторичные медиаторы
IgE антитела
Тучные клетки 
с IgE Fc-рецепторами
цитокины макрофагов (ИЛ-8), некоторые лекарства (кодеин и мор-
фин) и физические воздействия (тепло, холод, солнечный свет).
Связывание молекул IgE инициирует дегрануляцию тучных клеток 
с выбросом первичных медиаторов, а также синтез de novo и выброс
вторичных медиаторов, таких как метаболиты арахидоновой кислоты.
С этими медиаторами связано появление новых симптомов реакции
гиперчувствительности I типа.
Гистамин и лейкотриены быстро выделяются из сенсибилизиро-
ванных тучных клеток и базофилов, обеспечивая немедленно разви-
вающиеся реакции, характеризующиеся отеком слизистой оболоч-
ки, секрецией слизи, спазмом гладкой мускулатуры. Многие другие
медиаторы, представленные фактором активации тромбоцитов
(ФАТ), ФНОα, включаются в позднюю фазу ответа, увеличивая ко-
личество базофилов, нейтрофилов и эозинофилов. Среди клеток,
которые появляются в позднюю фазу реакции, особенно важны 
эозинофилы. Их набор медиаторов так же обширен, как и в тучных
клетках. Кроме того, они продуцируют главный основной белок 
и эозинофильный катионный белок, которые токсичны для эпите-
лиальных клеток.
155


С и с т е м н а я   а н а ф и л а к с и я   возникает после введения гете-
рологичных белков, например, антисывороток, гормонов, ферментов,
полисахаридов и некоторых лекарств, например, пенициллина. 
Тяжесть состояния зависит от уровня предварительной сенсибилиза-
ции. Шоковая доза антигена, однако, может быть исключительно мала. 
М е с т н у ю   а н а ф и л а к с и ю иногда называют атопической 
аллергией. Около 10% населения страдает от местной анафилаксии,
возникающей в ответ на попадание в организм аллергенов: пыльцы
растений, перхоти животных, домашней пыли и т.п. К заболеваниям,
в основе которых лежит местная анафилаксия, относят крапивницу,
ангионевротический отек, аллергический ринит (сенную лихорадку)
и некоторые формы астмы. Существует семейная предрасположен-
ность к этому типу аллергии.
II тип реакций гиперчувствительности. При II типе гиперчувст-
вительности в организме появляются антитела, направленные про-
тив компонентов собственных тканей, выступающих в роли антиге-
нов (схема 8.2). Антигенные детерминанты могут быть связаны 
с плазмолеммой или представляют собой экзогенный антиген, 
адсорбированный на поверхности клетки. В любом случае, реакция
гиперчувствительности возникает как следствие связывания антител
с нормальными или поврежденными структурами клетки. Известны
три антителозависимых механизма развития реакции этого типа. 
Схема 8.2
Реакция гиперчувствительности II типа, опосредованная антителами
Эпитоп
IgG
C1q
C1,4, 2,
Образование
3, 5b, 6,
мембран-
7, 8, 9
атакующего
комплекса
Т-лимфоцит
Антитело/ комплемент-опосредованный лизис
156

1. К о м п л е м е н т - з а в и с и м ы е   р е а к ц и и .   Существуют два
механизма, с помощью которых антитело и комплемент могут вызы-
вать гиперчувствительность II типа: прямой лизис и опсонизация. 
В первом случае, антитело (IgM или IgG) реагирует с антигеном на
поверхности клетки, вызывая активацию системы комплемента.
Оно приводит в действие мембранно-атакующий комплекс, который
нарушает целостность мембраны. Во втором случае клетки фагоци-
тируются после фиксации антитела или компонента комплемента
С3b к поверхности клетки (опсонизация).
Клинически такие реакции возникают при: переливании крови
несовместимого донора и реакции с антителами хозяина; эритробла-
стозе плода и антигенных различиях между матерью и плодом, когда
антитела (IgG) матери проникают сквозь плаценту и вызывают раз-
рушение эритроцитов плода; аутоиммунной гемолитической ане-
мии, агранулоцитозе и тромбоцитопении, когда происходит образо-
вание антител против собственных клеток крови, которые затем
разрушаются; некоторых реакциях на лекарства, когда образующиеся
антитела реагируют с препаратами и формируют комплексы с эрит-
роцитарным антигеном.
2. А н т и т е л о - з а в и с и м а я   к л е т о ч н а я   ц и т о т о к с и ч н о с т ъ
не сопровождается фиксацией комплемента, однако вызывает коо-
перацию лейкоцитов. Клетки-мишени, покрытые IgG-антителами 
в низких концентрациях, уничтожаются несенсибилизированными
клетками, обладающими Fc-рецепторами. Эти клетки связывают
клетки-мишени с помощью рецепторов для Fc-фрагмента IgG, а ли-
зис клеток происходит без фагоцитоза. В этом виде цитотоксичнос-
ти участвуют моноциты, нейтрофилы, эозинофилы и NK. Этот вид
цитотоксичности также имеет значение при реакции отторжения
трансплантата.
3. А н т и т е л о - о п о с р е д о в а н н а я   д и с ф у н к ц и я   к л е т о к .
В некоторых случаях антитела, направленные против рецепторов на
поверхности клеток, нарушают их функционирование, не вызывая
повреждения клеток или развития воспаления. Например, при миа-
стении антитела вступают в реакцию с ацетилхолиновыми рецепто-
рами в двигательных концевых пластинках скелетных мышц, нару-
шая нервно-мышечную передачу и вызывая таким образом
мышечную слабость.
III тип реакций гиперчувствительности (связанный с иммунными
комплексами). Развитие реакций гиперчувствительности III типа вы-
зывают комплексы антиген-антитело, образующиеся в результате свя-
зывания антигена с антителом в кровеносном русле (циркулирующие
157


иммунные комплексы) или вне сосудов (иммунные комплексы in situ)
(схема 8.3). Циркулирующие иммунные комплексы вызывают повреж-
дение при попадании в стенку кровеносных сосудов или в фильтру-
ющие структуры (гломерулярный фильтр в почках). Известны два
типа  иммунокомплексных повреждений, которые формируются при
поступлении в организм экзогенного антигена (чужеродный белок,
бактерия, вирус) и при образовании антител против собственных ан-
тигенов. Заболевания, обусловленные иммунными комплексами,
могут быть генерализованными, если иммунные комплексы образу-
ются в крови и оседают во многих органах, или связанными с от-
дельными органами, такими как почки (гломерулонефрит), суставы
(артрит) или мелкие кровеносные сосуды кожи (местная реакция
Артюса) (табл.8.2).
С и с т е м н а я   и м м у н о к о м п л е к с н а я   б о л е з н ь . Одной из
ее разновидностей является острая сывороточная болезнь, возникаю-
щая в результате многократного введения больших количеств чуже-
родной сыворотки крови, используемой для пассивной иммунизации.
Патогенез системной иммунокомплексной болезни складывается
из трех фаз: образования в крови комплексов антиген-антитело;
осаждения иммунных комплексов в различных тканях; воспали-
тельной реакции (схема 8.4). Первая фаза начинается с попада-
ния антигена в кровь и образования антител. Во вторую фазу эти
Схема 8.3
Реакция гиперчувствительности III типа, опосредованная 
иммунными комплексами
Отложение
иммунных
комплексов 
в стенке сосуда
Fc-рецептор
Формирование
Выделение
тромба
ферментов
нейтрофилами
158

Таблица 8.2 
Классификация иммунокомплексных болезней
Антигены иммунного комплекса
Заболевания, синдромы, реакции
Источник
Характер
Эндогенные
Ig-антигены
Ревматоидный артрит, проявления
смешанной криоглобулинемии,
гипергаммаглобулинемия
Ядерные
Системная красная волчанка 
Специфические Параонкологические синдромы,
клеточные
аутоиммунные реакции
Экзогенные
Ятрогенные
Сывороточная болезнь,
лекарственная аллергия
Антигены
Аллергический альвеолит,
окружающей 
герпетический дерматит
среды
Антигены 
Вирусный гепатит, геморрагическая
вирусов
лихорадка Денге
Антигены 
Стрептококковый гломерулонефрит,
бактерий
бактериальный эндокардит, лепра
Антигены
Малярия, трипаносомоз
простейших
Антигены
Онкоцеркоз, альвеококкоз,
гельминтов
шистозоматоз
Неустановленные
Хронический гломерулонефрит, 
первичные васкулиты, сухой 
синдром (болезнь) Шегрена
комплексы оседают в различных тканях. Дальнейшее течение 
болезни определяют два фактора: размеры иммунных комплексов
и состояние системы мононуклеарных фагоцитов (СМФ). При зна-
чительном избытке антител образуются очень крупные комплексы,
которые быстро удаляются из кровотока клетками СМФ и относи-
тельно безвредны. Наиболее патогенны комплексы мелких и сред-
них размеров, которые образуются при незначительном избытке
антител и долгое время остаются в кровотоке. Как только иммун-
ные комплексы оседают в тканях, они инициируют острую воспа-
лительную реакцию. В эту фазу (приблизительно через 10 дней 
после введения антигена) наблюдаются клинические проявления
болезни, такие как лихорадка, крапивница, артралгии, увеличение
лимфатических узлов и протеинурия. Вслед за осаждением иммун-
ных комплексов происходит активация системы комплемента
159

Схема 8.4
Патогенез иммунокомплексной болезни
Комплексы антиген-антитело
Агрегация
тромбоцитов
Активация
Активация 
комплемента
фактора Хагемана
Хемотаксические
Образование
Образование
факторы
анафилотоксина
микротромбов
Агрегация
Выброс
нейтрофилов
вазоактивных
ферментов
Фагоцитоз
Расширение
Ишемия
Активация
иммунных
кровеносных
кининов
комплексов
сосудов и отек
Выброс
Некроз
лизосомальных
ферментов
с образованием ее биологически активных компонентов. Активация
комплемента сопровождается провоспалительными эффектами:
выбросом С3b-опсонина, способствующего фагоцитозу; образова-
нием хемотаксических факторов, вызывающих миграцию поли-
морфноядерных лейкоцитов и моноцитов (С5); выбросом анафи-
лотоксинов (С3а и С5а), которые увеличивают проницаемость
сосудов и вызывают сокращение гладких мышц; образованием
комплекса (С5b-9), вызывающего разрушение клеточных мембран
и цитолиз.
Фагоцитоз комплексов антиген-антитело лейкоцитами приво-
дит к выбросу или образованию различных дополнительных прово-
спалительных веществ, включая простагландины, сосудорасширяю-
щие белки и хемотаксические вещества. Повреждение тканей
160

опосредуется также свободными радикалами кислорода, продуциру-
емыми активированными нейтрофилами. Иммунные комплексы
вызывают агрегацию тромбоцитов и активацию фактора Хагемана,
что приводит к усилению воспалительного процесса и образованию
микротромбов. В результате развиваются васкулит, гломерулонеф-
рит, артрит и т.п.
В морфологической картине иммунокомплексного повреждения
доминирует острый некротизирующий васкулит. Например, пора-
жение клубочков почки сопровождается гиперклеточностью из-за
набухания и пролиферации эндотелиальных и мезангиальных кле-
ток, а также инфильтрацией нейтрофилами и моноцитами.
Хроническая сывороточная болезнь развивается при повторном
или продолжительном контакте (экспозиции) с антигеном. Посто-
янная антигенемия необходима для развития хронической иммуно-
комплексной болезни, так как иммунные комплексы чаще всего
оседают в сосудистом русле. Например, системная красная волчан-
ка связана с долгим сохранением (персистенцией) аутоантигенов.
Часто, однако, несмотря на наличие характерных морфологических
изменений и других признаков, свидетельствующих о развитии 
иммунокомплексной болезни, антиген остается неизвестным, 
например, при ревматоидном артрите, узелковом периартериите,
мембранозной нефропатии и некоторых васкулитах.
М е с т н а я   и м м у н о к о м п л е к с н а я   б о л е з н ь   ( р е а к ц и я
А р т ю с а ) выражается в местном некрозе ткани, возникающем
вследствие острого иммунокомплексного васкулита. Реакция 
Артюса развивается в течение нескольких часов и достигает пика
через 4—10 ч после инъекции, когда появляется зона видимого отека
с кровоизлияниями. При светооптическом исследовании описывают
фибриноидный некроз сосудов. Разрыв сосудов приводит к разви-
тию местных кровоизлияний, но чаще наблюдается тромбоз, спо-
собствующий развитию местных ишемических повреждений.
IV тип гиперчувствительности (клеточно-опосредованный). 
IV тип гиперчувствительности вызывают специфически сенсибили-
зированные Т-лимфоциты (схема 8.5). Он включает в себя классиче-
ские замедленные реакции гиперчувствительности, вызываемые
СD4+ Т-имфоцитами, и прямую клеточную цитотоксичность, опо-
средованную СD8+ Т-лимфоцитами. Это основной тип иммунного
ответа на различные внутриклеточные микробиологические агенты,
особенно микобактерии туберкулеза, а также на многие вирусы, гри-
бы, простейшие и паразиты. Описаны два варианта реакций гипер-
чувствительности IV типа.
161


Схема 8.5
Клеточно-опосредованная реакция гиперчувствительности IV типа
В-лимфоцит или моноцит/макрофаг
АПК
АПК
HLA 
HLA 
II класса
I класса
Лизис клетки
АГ
АГ
CD8
CD4
TcR
TcR
ИЛ-2
Т-хелпер
Цитотоксический
CD4+
Т-лимфоцит
CD8+
Обозначения:  АПК — антигенпредставляющая клетка, 
HLA — антигены главного комплекса гистосовместимости, 
TcR — Т-клеточный рецептор, 
CD — рецептор лимфоцитов (кластер дифференцировки),
ИЛ — интерлейкин, 
АГ — антиген.
Ги п е р ч у в с т в и т е л ь н о с т ь   з а м е д л е н н о г о   т и п а   ( Г З Т ) .
Примером служит реакция на внутрикожно введенный туберкулин
— компонент из стенок микобактерии туберкулеза. У сенсибилизи-
рованного пациента через 8—12 ч возникает покраснение и уплотне-
ние в месте введения, а пик реакции наступает через 24—72 ч. 
У сильно сенсибилизированных больных в зоне инъекции развива-
ется некроз. ГЗТ характеризуется накоплением мононуклеарных
клеток в подкожной ткани и дерме, преимущественно вокруг мелких
вен и венул с образованием характерных периваскулярных манже-
ток. Выход белков плазмы за пределы сосудистого русла увеличива-
ет отек дермы и сопровождается оседанием фибрина в интерстиции.
В участках повреждения преобладают СD4+ Т-лимфоциты.
162

При персистенции антигена макрофаги трансформируются 
в эпителиоидные клетки, окруженные валом из лимфоцитов — фор-
мируется гранулема. Такой тип воспаления характерен для IV типа
гиперчувствительности и называется гранулематозным воспалением.
ИФН-γ является одним из наиболее важных медиаторов ГЗТ 
и сильным активатором макрофагов. Активированные макрофаги,
обладающие способностью к фагоцитозу, уничтожают микроорганиз-
мы. В то же время макрофаги продуцируют некоторые полипептид-
ные факторы роста — тромбоцитарный фактор роста (ТцФР) и транс-
формирующий фактор роста (ТФРβ), стимулирующие пролиферацию
фибробластов и усиливающие синтез ими коллагена. Таким образом,
активированные макрофаги обеспечивают элиминацию антигена, 
а если активация продолжается, то способствуют развитию фиброза.
Цитокины ФНОα и ФНОβ воздействуют на эндотелиальные
клетки, вызывая повышение секреции простациклина, что приводит
к увеличению кровотока в результате расширения сосудов, и усиле-
нию экспрессии адгезивной молекулы Е-селектина (ELAM-1), спо-
собствующей прикреплению пришлых лимфоцитов и моноцитов.
Одновременно происходит усиление секреции низкомолекулярных
хемотаксических факторов, например ИЛ-8. Все эти изменения 
в эндотелии способствуют выходу лимфоцитов и моноцитов за пре-
делы сосудистого русла в зону развития ГЗТ.
П р и   ц и т о т о к с и ч н о с т и ,   о п о с р е д о в а н н о й   Т - л и м ф о -
ц и т а м и , сенсибилизированные СD8+ Т-лимфоциты уничтожают
клетки-мишени, которые являются носителями антигена (цитоток-
сические лимфоциты — CTL). Т-лимфоциты, направленные против
антигенов гистосовместимости, фиксированных на поверхности
клеток, играют важную роль в отторжении трансплантата. Они так-
же участвуют в защите от вирусных инфекций. В клетках, поражен-
ных вирусом, вирусные пептиды связываются с молекулами ГКГС
класса I и в виде комплексов транспортируются к поверхности клетки.
Этот комплекс распознается цитотоксическими СD8+ Т-лимфоци-
тами. Лизис зараженных клеток завершается до репликации вируса,
что приводит к уничтожению вирусов. Полагают, что многие опухо-
левые антигены представлены на поверхности клеток, a CTL участ-
вуют в противоопухолевом иммунитете.
Отторжение трансплантата. Реакция отторжения транс-
плантата связана с распознаванием хозяином пересаженной ткани
как чужеродной (схема 8.6). Антигенами, ответственными за такое
отторжение у человека, являются антигены HLA. Отторжение транс-
плантата — сложный процесс, во время которого имеют значение
как клеточный иммунитет, так и циркулирующие антитела.
163

Схема 8.6
Лизис 
T-клетка
Отторжение
+
хозяина
трансплантата
клеток-носителей
I класса антигена
в трансплантате
главного комплекса
CD4
Экспрессия антигенов
гистосовместимости
I класс
антигена
та
γ
и другие
ИЛ-2
ние транспланта
лимфоциты
ИФН
клетка трансплантата
Антигенпредставляющая
Отторже
Реакции
Макрофаги
замедленного типа
гиперчувствительности
II класс
антигена
ИЛ-2
ИЛ-4
ИЛ-5
T-клетка+ хозяина
В-лимфоцит
CD4
клетки
антигенов
факторы
трансплантата
Хелперные
Плазматические
Антитела против
164

Инициация  р е а к ц и й ,   о п о с р е д о в а н н ы х   Т - л и м ф о -
ц и т а м и ,  происходит при контакте лимфоцитов реципиента 
с антигенами HLA донора. Полагают, что наиболее важными им-
муногенами являются дендритные клетки донорских органов. 
Т-клетки хозяина встречаются с дендритными клетками в переса-
женном органе, а затем мигрируют в регионарные лимфатические
узлы. Предшественники CD8+ CTL, обладающие рецепторами 
к I классу HLA-антигенов, дифференцируются в зрелые CTL.
Зрелые CTL лизируют пересаженную ткань. Кроме специфичес-
ких CTL, образуются CD4+ Т-лимфоциты, которые играют исклю-
чительно важную роль в отторжении трансплантата. Как и при
ГЗТ,  активированные CD4+ Т-лимфоциты выделяют цитокины,
вызывающие повышение сосудистой проницаемости и местное
скопление мононуклеарных клеток (лимфоцитов и макрофагов).
Считают, что ГЗТ, проявляющаяся повреждением микрососудов,
ишемией и деструкцией тканей, является наиболее важным меха-
низмом деструкции трансплантата.
Р е а к ц и и ,   о б у с л о в л е н н ы е   а н т и т е л а м и , могут про-
текать в двух вариантах. Сверхострое отторжение развивается
тогда, когда в крови реципиента есть антитела против донора. 
Такие антитела встречаются, например, у реципиентов, у кото-
рых уже было отторжение почечного трансплантата. Предшест-
вующие переливания крови от HLA-неидентифицированных
доноров также могут привести к сенсибилизации, так как тром-
боциты и лейкоциты особенно богаты HLA-антигенами. 
В таких случаях отторжение развивается немедленно после транс-
плантации
, так как циркулирующие антитела образуют иммун-
ные комплексы, оседающие в эндотелии сосудов пересаженного
органа. Затем происходит фиксация комплемента и развивается
реакция Артюса.
У реципиентов, которые не были предварительно сенсибили-
зированы к антигенам трансплантата, экспозиция донорских
HLA-антигенов I и II класса может вызывать образование анти-
тел. Антитела, образованные реципиентами, вызывают повреж-
дение ткани посредством нескольких механизмов: комплемент-
зависимой цитотоксичности, антитело-зависимого, обусловлен-
ного клетками цитолиза, и в результате отложения комплексов
антиген-антитело. Изначальной мишенью для этих антител 
служат сосуды трансплантата. Поэтому феномен антитело-зави-
симого отторжения 
в почке гистологически представлен васку-
литом.
165

Оснащение лекции
Макропрепараты: дерматит (кожа лба).
Микропрепарат:  хронический активный гепатит, экстракапил-
лярный пролиферативный гломерулонефрит (иммунофлуоресцен-
ция), бронхиальная астма, бронхиальная астма (окраска толуидино-
вым синим).
Электронограммы: киллерный эффект Т-лимфоцита.
Лекция № 9
АУТОИММУНИЗАЦИЯ И АУТОИММУННЫЕ 
БОЛЕЗНИ. ПАТОГЕНЕЗ. КЛИНИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ.
ПОНЯТИЕ ОБ ИММУННОМ ДЕФИЦИТЕ. СПИД. 
АМИЛОИДОЗ 
Причиной некоторых заболеваний человека является развитие
иммунной реакции против собственных антигенов. В норме аутоан-
титела могут быть найдены в сыворотке крови или тканях у многих
здоровых людей, особенно в старшей возрастной группе. Безвред-
ные антитела образуются после повреждения ткани и играют физи-
ологическую роль в удалении ее остатков. Кроме того, нормальный
иммунный ответ необходим для распознавания собственных антиге-
нов гистосовместимости.
Различают три основных признака аутоиммунных заболеваний:
1) наличие аутоиммунной реакции; 2) наличие клинических и экспе-
риментальных данных о первичном патогенетическом значении 
такой реакции; 3) отсутствие иных определенных причин болезни. 
Встречаются аутоиммунные болезни, при которых действие 
аутоантител направлено против единственного органа или ткани.
Например, при тиреоидите Хашимото (зобе Хашимото) антитела 
абсолютно специфичны для щитовидной железы. При системной
красной волчанке аутоантитела реагируют с составными частями
ядер различных клеток. Разнообразие антител приводит к распрост-
раненным повреждениям. При синдроме Гудпасчера, например, 
антитела против базальной мембраны легких и почек вызывают 
повреждения только в этих органах. Аутоиммунитет подразумевает
потерю аутотолерантности (табл. 9.1).
Иммунологическая толерантность — это состояние, при котором
иммунный ответ на специфический антиген не развивается. Состояние
толерантности объясняется наличием трех механизмов: клональ-
ной делеции, клональной анэргии и периферической супрессии.
166

Таблица 9.1
Аутоиммунные болезни
Группы болезней
Болезни
Органо-специфические
1. Аутоиммунные болезни нервной системы
аутоиммунные болезни
а. Энцефаломиелит
б. Полиневрит
в. Рассеянный склероз
г. Симпатическая офтальмия
2.  Аутоиммунные заболевания желез внутренней
секреции
а. Аутоиммунный гипотиреоидит
б. Тиреоидиты (гиперпластический 
и атрофический)
в. Тиреотоксикоз
г.  Первичная микседема
д. Гипер-и гипопаратиреоз
е.  Сахарный диабет I типа
ж. Аддисонова болезнь (аутоиммунизация)
з. Асперматогения
3. Аутоиммунные болезни крови
а. Гипопластическая анемия
б. Апластическая анемия
Органонеспецифические 1. Системная красная волчанка
аутоиммунные болезни
2. Ревматоидный артрит
3. Системная склеродермия
4. Дерматомиозит
5. Тромбоцитопеническая пурпура
Аутоиммунные болезни
1. Синдром Шегрена
промежуточного типа
2. Синдром Гудпасчера
3. Аутоиммунный гастрит типа А
4. Миастения Гравис
5. Первичный билиарный цирроз печени
При клональной делеции отсутствуют саморегулирующие Т- и В-лим-
фоциты. При клональной анэргии наблюдается пролонгированная
или необратимая функциональная инактивация лимфоцитов, 
вызванная контактом с антигеном. Клональные делеция и анэргия
являются первичными механизмами аутотолерантности (толерант-
ности к антигенам собственного организма). Однако существуют 
167

и дополнительные механизмы, например, периферическая супрессия.
Супрессорные Т-лимфоциты могут тормозить аутореактивность, сек-
ретируя цитокины, снижающие интенсивность иммунного ответа.
Механизмы аутоиммунных болезней. В патогенез аутоиммунизации
вовлечены иммунологические, генетические и вирусные факторы,
взаимодействующие посредством сложных механизмов, которые
пока плохо изучены.
1. О б х о д н о й   п у т ь   т о л е р а н т н о с т и   Т - х е л п е р о в . То-
лерантность к аутоантигену часто связана с клональной делецией
или анэргией специфических Т-лимфоцитов в присутствии полно-
стью компетентных гаптен-специфических В-лимфоцитов. Однако
толерантность может быть нарушена посредством одного из следу-
ющих механизмов: модификации молекулы или молекулярной 
мимикрии.
Модификация молекулы. Если потенциально слабая аутоантиген-
ная детерминанта (гаптен) связывается с новым носителем, то она
может быть распознана нетолерантными Т-лимфоцитами как ино-
родная. Кооперация видоизмененных гаптенов с гаптен-специфиче-
скими В-лимфоцитами приводит к образованию аутоантител.
Молекулярная мимикрия. Некоторые инфекционные агенты 
перекрестно реагируют с тканями человека. Образованное в резуль-
тате антитело может повреждать ткани, имеющие перекрестно-реа-
гирующие детерминанты. Поэтому ревматические заболевания
сердца иногда развиваются вслед за стрептококковой инфекцией,
так как антитела к стрептококковому белку М перекрестно реагиру-
ют с М-протеином в сарколемме сердечной мышцы.
2.  П о л и к л о н а л ь н а я   а к т и в а ц и я   л и м ф о ц и т о в . В тех
случаях, когда толерантность поддерживается с помощью клональной
анэргии, развивается поликлональная (антиген-неспецифическая)
активация В-лимфоцитов. Лучше всего исследованы бактериальные
липополисахариды (эндотоксины), которые могут индуцировать
лимфоциты мышей in vitro к образованию антител против ДНК, 
тимоцитов и эритроцитов. 
3.  Д и с б а л а н с   Т - с у п р е с с о р о в   и   Т - х е л п е р о в .   Сни-
жение функциональной активности Т-супрессоров способствует 
развитию аутоиммунитета и, наоборот, чрезмерная активность Т-хел-
перов может вызвать повышение продукции аутоантител В-лимфо-
цитами. Например, при системной красной волчанке наблюдается 
нарушение функционирования или уменьшение количества (иногда то
и другое одновременно) Т-супрессоров. Активация Т-хелперов
встречается у некоторых больных системной красной волчанкой.
168

4. П о я в л е н и е   с е к в е с т р и р о в а н н о г о   а н т и г е н а .
Любой аутоантиген, который полностью изолирован в процессе раз-
вития организма, рассматривается как инородный, если попадает
в кровоток и на него развивается иммунный ответ. Сперматозоиды,
основной белок миелина и кристаллин хрусталика относятся к та-
ким антигенам. Например, при травме яичек происходит выброс
спермы в ткани, вслед за которым появляются антитела к спермато-
зоидам. Этот механизм аутоиммунных реакций встречается лишь 
в особых случаях. 
5.  Ге н е т и ч е с к и е   ф а к т о р ы   и м м у н и т е т а   определяют
частоту и природу аутоиммунных заболеваний. Во-первых, сущест-
вует семейная предрасположенность к некоторым аутоиммунным
заболеваниям человека, таким как системная красная волчанка, 
аутоиммунная гемолитическая анемия и аутоиммунный тиреоидит.
Во-вторых, имеется связь некоторых аутоиммунных заболеваний 
с HLA, особенно молекул класса II главного комплекса гистосовме-
стимости (ГКГС). 
Молекулярный анализ молекул класса II ГКГС показал, что 
у большинства больных ревматоидным артритом имеется аллель
HLA-DR4 или HLA-DR1 либо оба этих аллеля. Эти аллели имеют
общий участок из четырех аминокислот, расположенный в проме-
жутке DR-молекулы, связанном с антигеном. Таким образом, связь
между ревматоидным артритом и некоторыми DR-молекулами 
может быть объяснена способностью этих DR-молекул связывать
артритогенный антиген. Если соответствующий аллель ГКГС плохо
представляет аутоантиген, то делеция соответствующего аутореак-
тивного клона Т-лимфоцитов может и не наступить. У тех, кто унас-
ледовал такие молекулы класса II ГКГС, повышен риск развития 
аутоиммунитета.
6.  М и к р о б н ы е   а г е н т ы   в   а у т о и м м у н и т е т е . Различ-
ные микробы, микоплазмы и вирусы могут быть вовлечены в разви-
тие аутоиммунитета. Во-первых, вирусные антигены и аутоантигены
могут связываться, образуя иммуногенные единицы. Во-вторых, 
некоторые вирусы, например, вирус Эпстайна—Барр, представляют
собой неспецифические поликлональные В-лимфоцитарные мито-
гены и могут вызывать образование аутоантител. В-третьих, вирус-
ная инфекция может привести к снижению функции супрессорных
Т-лимфоцитов.
Вирусы и некоторые микробы, особенно бактерии, такие как
стрептококки и клебсиеллы, могут обладать эпитопами, перекрест-
но реагирующими с аутоантигенами. Некоторые инфекционные
169

агенты вызывают сильную активацию и пролиферацию CD4+Т-кле-
ток. Цитокины, образованные в этих условиях, нарушают толерант-
ность анэргических Т-лимфоцитов.
Синдромы иммунного дефицита. Все иммунодефициты делят 
на первичные, которые почти всегда детерминированы генетически,
и вторичные, связанные с осложнениями инфекционных заболева-
ний, нарушенным всасыванием, старением, побочными эффектами
иммуносупрессии, облучением, химиотерапией рака и другими 
аутоиммунными болезнями.
П е р в и ч н ы е   и м м у н о д е ф и ц и т ы   являются генетически
детерминированными заболеваниями и поражают специфический
иммунитет (гуморальный и клеточный) или неспецифические меха-
низмы защиты хозяина, обусловленные комплементом и клетками
(фагоцитами или естественными киллерами). Хотя большинство им-
мунодефицитов встречается довольно редко, некоторые из них, 
например дефицит IgA, довольно-таки распространены, особенно 
у детей. Обычно первичные иммунодефициты проявляются у детей 
в возрастном интервале между 6 месяцами и 2 годами повышенной чув-
ствительностью к рецидивирующим инфекционным заболеваниям.
Агаммаглобулинемия Брутона, связанная с Х-хромосомой, 
является одним из самых распространенных первичных иммуно-
дефицитов и характеризуется отсутствием сывороточных иммуног-
лобулинов, хотя малые количества IgG и могут быть обнаружены.
Это заболевание связано с Х-хромосомой и встречается у лиц муж-
ского пола. Тяжелые рецидивирующие инфекции начинаются,
обычно, в возрасте 8—9 мес, когда ребенок перестает получать мате-
ринские иммуноглобулины. Чаще всего выявляются пиогенные ми-
кроорганизмы (стафилококки), а больные страдают рецидивирую-
щими конъюнктивитом, фарингитом, средним отитом, бронхитом,
пневмонией и кожными инфекциями. С большинством вирусных 
и грибковых инфекций больной справляется успешно, так как кле-
точный иммунитет не нарушен. Вместе с тем существует особый
риск развития осложнений, связанных с вакцинацией против 
полиомиелита, энцефалита, вызванного вирусами ЕСНО, а также
пневмоцистной пневмонии. Персистирующая лямблиозная инфек-
ция приводит к нарушению всасывания.
При болезни Брутона чаще всего развиваются аутоиммунные по-
ражения. У половины детей встречаются заболевания типа ревмато-
идного артрита, а также системная красная волчанка, дерматомиозит
и другие аутоиммунные заболевания. У этих пациентов, за исключе-
нием редких случаев, отсутствуют В-лимфоциты. Пре-В-лимфоциты,
170

представляющие собой крупные клетки с IgM в цитоплазме, но без
иммуноглобулинов на поверхности, выявляются в костном мозге 
в нормальных количествах. Лимфатические узлы и селезенка не имеют
центров размножения. В лимфатических узлах, селезенке, костном
мозге и соединительной ткани отсутствуют плазматические клетки.
Небные миндалины особенно плохо развиты или рудиментарны.
В то же время имеется нормальное количество циркулирующих 
и тканевых Т-лимфоцитов, функция которых не изменена.
Общий вариабельный иммунодефицит представляет собой гетеро-
генную группу заболеваний. Они могут быть врожденными или при-
обретенными, спорадическими или семейными (с непостоянным 
типом наследования). Общей особенностью всех пациентов является
гипогаммаглобулинемия, обычно связанная с недостаточностью 
антител всех классов, но иногда только IgG. В противоположность
агаммаглобулинемии Брутона, большинство больных имеет нор-
мальное количество В-лимфоцитов в крови и лимфоидной ткани.
Эти В-лимфоциты, однако, не могут дифференцироваться в плазма-
тические клетки. В большинстве случаев дефект выражается в тер-
минальной дифференцировке В-лимфоцитов, в результате чего они
не могут секретировать нормальные количества иммуноглобулинов
даже тогда, когда имеются хелперные Т-лимфоциты, а супрессорные
Т-лимфоциты отсутствуют.
Молекулярная основа аномальной дифференцировки В-лимфо-
цитов может быть разной. У некоторых больных возникают мута-
ции, которые влияют на экспрессию иммуноглобулиновых генов, 
у других — имеются дефектные В-лимфоциты, так же как и функ-
циональные аномалии CD4+Т — хелперов или CD8+Т — супрессо-
ров. Причем количество CD4+Т — клеток может быть нормальным, 
но они продуцируют сниженное количество интерлейкина (ИЛ)-2 
и γ-интерферона. Так как цитокины необходимы для секреции им-
муноглобулинов, эти дефекты Т-лимфоцитов приводят к гипогам-
маглобулинемии. У других больных проблема может заключаться 
не в отсутствии Т-лимфоцитов, а скорее в абсолютном увеличении
количества CD8+Т-клеток, подавляющих секрецию антител нор-
мальными В-лимфоцитами. Получены данные о генетической пред-
расположенности к общему вариабельному иммунодефициту.
Клинически заболевание проявляется рецидивирующими инфек-
циями. Гистологически наблюдается гиперплазия В-клеточных участ-
ков лимфоидной ткани (лимфоидных фолликулов в лимфатических уз-
лах, селезенке и кишечнике). Помимо бактериальных, эти больные
страдают тяжелыми энтеровирусными инфекциями, рецидивирующим
171

герпесом и персистирующей диареей, вызванной лямблиями. У них
высока частота аутоиммунных заболеваний (около 20%), включая рев-
матоидный артрит, пернициозную и гемолитическую анемию.
Изолированный дефицит IgA очень распространен. Для заболева-
ния характерен низкий уровень как сывороточного, так и секретор-
ного IgA. Иммунодефицит может быть семейным или приобретен-
ным после токсоплазмоза, кори и некоторых других вирусных
инфекций. Так как IgA является основным иммуноглобулином внеш-
ней секреции, при его дефиците нарушается защита слизистых оболо-
чек и развиваются инфекции дыхательной, желудочно-кишечной 
и мочеполовой систем. Больные нередко страдают сино-пульмо-
нальными инфекциями (сочетание синуситов и пневмоний) и диа-
реей. У пациентов с дефицитом IgA высока частота аллергии респи-
раторного тракта и различных аутоиммунных болезней, особенно
системной красной волчанки и ревматоидного артрита. Причина
повышенной частоты аутоиммунных и аллергических заболеваний
неизвестна. 
Основной причиной этого иммунодефицита является дефект
дифференцировки В-лимфоцитов, продуцирующих IgA. У большин-
ства больных с селективным дефицитом IgA имеется нормальное
количество IgA-положительных В-лимфоцитов, однако большинст-
во из них экспрессируют незрелый фенотип. Лишь немногие из этих
клеток способны in vitro трансформироваться в IgА-плазматические
клетки. Сывороточные антитела к IgA обнаружены приблизительно
у 40% больных. 
Синдром Ди Джорджи (гипоплазия тимуса) — пример селектив-
ного дефицита Т-лимфоцитов, появление которого связано с нару-
шением развития третьего и четвертого глоточных карманов, даю-
щих начало тимусу, околощитовидным железам, некоторым светлым
клеткам щитовидной железы и ультимобронхиальному тельцу. 
Таким образом, у этих больных полностью отсутствует клеточный
иммунный ответ (из-за гипоплазии или отсутствия тимуса), развива-
ются тетания (отсутствие околощитовидных желез) и врожденные
дефекты сердца и крупных сосудов. Кроме того, внешний вид рта,
ушей и лица могут отличаться от ненормальных. Отсутствие клеточ-
ного иммунитета отражается в низком уровне циркулирующих 
Т-лимфоцитов и слабой защите против некоторых грибковых и ви-
русных инфекций. В лимфоидной ткани нормальное количество
плазматических клеток, но тимус-зависимые паракортикальные 
зоны лимфатических узлов и периартериолярных оболочек в селе-
зенке отсутствуют. Уровни иммуноглобулинов — в пределах нормы.
172

Синдром Ди Джорджи не относится к числу генетически детерми-
нированных заболеваний, но, по-видимому, является результатом вну-
триматочного повреждения плода на восьмой неделе беременности.
Тяжелые комбинированные иммунодефицитные заболевания харак-
теризуются комбинированным В- и Т-лимфоцитарным дефектом.
Больные дети страдают от тяжелых рецидивирующих инфекций.
Среди возбудителей следует выделить: Сandida albicans, Pneumocystis
carinii, Pseudomonas, а также цитомегаловирус, вирус ветряной оспы
и другие. Без пересадки костного мозга смерть наступает в первые
годы жизни.
В зависимости от локализации мутантного гена и природы гене-
тического дефекта различают два типа наследования: аутосомно-ре-
цессивный и рецессивный, связанный с Х-хромосомой. Приблизи-
тельно у 40% больных аутосомно-рецессивной формой заболевания
отсутствует фермент аденозиндеаминаза, дефицит которого ведет 
к накоплению деоксиаминазина и его производных, особенно ток-
сичных для незрелых лимфоцитов, в первую очередь, Т-лимфоци-
тов. Реже при аутосомно-рецессивном типе этого заболевания
встречается дефект активации Т-лимфоцитов. У этих больных име-
ется нормальное количество Т-лимфоцитов, однако существует 
дефицит одной из нескольких молекул, участвующих в активации
этих клеток. Приблизительно у 50% больных встречается рецессив-
ный тип наследования, связанный с Х-хромосомой. У этих больных
происходит мутация, которая воздействует на белок, являющийся
рецептором для ИЛ-2, ИЛ-4 и ИЛ-7.
Характер морфологических изменений зависит от вида генети-
ческого дефекта. При двух наиболее распространенных формах им-
мунодефицита (отсутствие аденозиндеаминазы и мутация рецепто-
ров) тимус маленький, лишен лимфоидных клеток. В других случаях
лимфоидная ткань гипопластична с заметным уменьшением зон 
Т-лимфоцитов, а в некоторых случаях Т- и В-зон.
Иммунодефицит с тромбоцитопенией и экземой (синдром Вискотта—
Олдрича) — рецессивное, связанное с Х-хромосомой заболевание,
которое характеризуется тромбоцитопенией, экземой, восприимчи-
востью к рецидивирующей инфекции и рано заканчивается смертью.
Тимус морфологически нормален, однако наблюдается прогресси-
рующее вторичное истощение Т-лимфоцитов в периферической
крови и паракортикальных (тимус-зависимых) зонах лимфатичес-
ких узлов с одновременным снижением клеточного иммунитета.
Уровень IgM в сыворотке крови низкий, однако уровень IgG нор-
мальный. У больных часто развиваются злокачественные лимфомы.
173

Генетический дефицит системы комплемента описан для всех
компонентов системы комплемента и двух ее ингибиторов. Дефицит
компонентов комплемента, особенно С3, который необходим как
для классического, так и альтернативного пути его активации, вызы-
вает повышенную чувствительность к инфекции патогенными бак-
териями. Врожденный дефицит C1q, С2 и С4 повышает риск разви-
тия иммунокомплексных заболеваний, например, системной
красной волчанки. Отсутствие ингибитора С1-эстеразы вызывает
неконтролируемую активацию С1-эстеразы с образованием кинина
С2. У этих больных развивается врожденный ангионевротический
отек, характеризующийся местным отеком пораженной кожи и сли-
зистых оболочек. Дефицит компонентов классического пути (С5-8)
приводит к рецидивирующим нейссериальным (гонококковым, ме-
нингококковым) инфекциям.
Синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД). Э п и д е м и -
о л о г и я . К  началу XXI в. СПИД зарегистрирован в более, чем 
165 странах мира. Наибольшее количество инфицированных лиц 
обнаружено в Азии и Африке. Идентифицированы пять групп риска
среди взрослых людей: гомосексуальные и бисексуальные мужчины
(до 60% больных); лица, которые вводят внутривенно наркотики 
(до 23%); больные гемофилией (до 1%); реципиенты крови и ее ком-
понентов (около 2%); гетеросексуальные контакты членов других
групп повышенного риска, главным образом, наркоманов (6%).
Приблизительно в 6% случаев факторы риска не определяются. Около
2% больных СПИДом дети. В 80% случаев заражение происходит от
матери, а остальные 20% — дети, больные гемофилией.
Э т и о л о г и я . Возбудителем СПИДа является вирус иммуноде-
фицита человека — ретровирус, относящийся к семейству лентиви-
русов. Этот вирус обладает рядом особенностей: длительным инку-
бационным периодом, тропизмом к кроветворной и нервной
системе, способностью вызывать иммуносупрессию и цитопатичес-
кие эффекты in vitro. Различают две генетически разных формы ви-
руса СПИДа — вирусы иммунодефицита человека 1 и 2 (HIV-1 
и HIV-2). HIV-1 — наиболее распространенный тип. Он встречается
в США, Европе и Центральной Африке, а HIV-2 — главным обра-
зом, в Западной Африке.
П а т о г е н е з . Существуют две основных мишени для вируса
СПИДа: иммунная система и центральная нервная система. Имму-
нопатогенез СПИДа характеризуется развитием глубокой иммуно-
депрессии, что связано, главным образом, с выраженным уменьше-
нием количества CD4+Т-клеток. Имеется множество доказательств
174

того, что молекула CD4 является высокоаффинным рецептором
для вируса СПИДа. Это объясняет селективный тропизм вируса
к CD4+Т-клеткам. Инфекция начинается со связывания гликопро-
теина оболочки вируса gp120 с молекулами CD4. Затем происходит
слияние вируса с клеточной мембраной и его интернализация. Геном
клетки подвергается обратной транскрипции, что приводит к обра-
зованию провирусной ДНК. 
В покоящихся Т-лимфоцитах вирус и провирусная ДНК могут
оставаться в цитоплазме в линейной эписомальной форме. В деля-
щихся Т-лимфоцитах провирусная ДНК входит в ядро, а затем инте-
грируется в геном хозяина. После этого провирус может оставаться 
в хромосоме в течение ряда месяцев и лет. С этих пор инфекция 
может стать латентной. Наоборот, провирусная ДНК может быть
транскрибирована с образованием полноценных вирусных частиц,
которые отпочковываются от клеточной мембраны. Инфекция, свя-
занная с интенсивным отпочковыванием вируса, ведет к смерти
клетки. Инициация транскрипции провирусной ДНК происходит
под влиянием антигенов или цитокинов. 
Кроме гибели инфицированных CD4+Т-клеток, существуют 
и другие непрямые механизмы развития заболевания. Во-первых,
происходит уменьшение количества незрелых предшественников
CD4+Т-клеток, связанное с их прямым инфицированием в тимусе, а
также инфицированием клеток, секретирующих цитокины, необхо-
димые для дифференцировки CD4+Т-клеток. Во-вторых, наблюдает-
ся слияние инфицированных и неинфицированных клеток с образо-
ванием синцития (гигантских клеток), происходит аутоиммунная
деструкция как инфицированных, так и неинфицированных
CD4+Т-клеток. Многие больные имеют циркулирующие антитела 
к gp120. Поэтому клетки, имеющие на поверхности gp120, могут
быть разрушены. Уменьшение количества CD4+Т-клеток вызывает
изменение соотношения CD4-CD8 в периферической крови. Возни-
кают также качественные дефекты Т-клеток. Например, наблюдается
снижение пролиферативной активности Т-клеток, вызванной 
антигеном, и выработки цитокинов ИЛ-2 и γ-интерферона.
Инфицирование моноцитов и макрофагов является исключи-
тельно важным звеном патогенеза СПИДа. Как и Т-лимфоциты,
большинство макрофагов, инфицированных вирусом иммунодефи-
цита, образовано в тканях, а не в периферической крови. Многие
макрофаги экспрессируют малые количества CD4, а вирус может
инфицировать эти клетки посредством gp120-CD4 — механизма.
Кроме того, вирус может проникать в макрофаги с помощью фаго-
175

цитоза или эндоцитоза его частиц, покрытых антителами, с помо-
щью Fc-рецепторов. Инфицированные макрофаги отпочковывают
относительно малые количества вируса, но эти клетки содержат
большие количества вирусных частиц, расположенных исключитель-
но во внутриклеточных вакуолях. Несмотря на тот факт, что 
в макрофагах возможна репликация вируса, в отличие от CD4+Т-кле-
ток, они резистентны к цитоплазматическому действию вируса.
Инфицирование макрофагов приводит к тому, что моноциты 
и макрофаги превращаются в настоящую фабрику по производству
вирусов и резервуар для их хранения. Кроме того, макрофаги спо-
собны транспортировать вирус по всему телу, особенно в нервную
систему. В отличие от тканевых макрофагов количество моноцитов 
в кровотоке снижается. Одновременно снижается противомикроб-
ная активность, хемотаксис, секреция ИЛ-1, ФНОα, способность
представлять антигены Т-лимфоцитам. Важным резервуаром вируса
являются также дендритные клетки в центрах размножения лимфа-
тических узлов.
Таким образом, CD4+Т-клетки, макрофаги и дендритные клетки,
а не клетки крови, являются главными резервуарами вируса. Кроме
того, у больных СПИДом развиваются глубокие нарушения функци-
онирования В-лимфоцитов. Так, у этих больных наблюдаются 
гипергаммаглобулинемия и циркулирующие иммунные комплексы,
связанные с поликлональной активацией В-лимфоцитов. Среди
причин этого феномена называют инфицирование В-лимфоцитов
цитомегаловирусом и вирусом Эпстайна—Барр, каждый из которых
является поликлональным активатором В-лимфоцитов. Gp120 сам
по себе может вызывать рост и дифференцировку В-лимфоцитов, 
а инфицированные вирусом СПИДа макрофаги продуцируют 
повышенные количества ИЛ-6, который способствует активации 
В-лимфоцитов. Несмотря на наличие спонтанно активированных 
В-лимфоцитов, больные СПИДом не способны поддерживать 
антительный ответ на новый антиген и поэтому подвержены диссе-
минированным инфекциям, вызванным инкапсулированными бак-
териями.
Макрофаги и микроглия (клетки, относящиеся к моноцитам 
и макрофагам) являются основными типами клеток мозга, кото-
рые инфицируются вирусом иммунодефицита человека. Инфици-
рованные макрофаги продуцируют цитокины, которые могут быть
токсичны для нейронов или нарушать их функции. Известно 
также о прямом повреждении нейронов посредством раствори-
мого gp120.
176

Те ч е н и е   с и н д р о м а   п р и о б р е т е н н о г о   и м м у н о д е -
ф и ц и т а   складывается из трех фаз, отражающих динамику взаимо-
действия вируса с организмом хозяина: ранней (острой) фазы; сред-
ней (хронической) фазы; финальной (кризисной) фазы. В раннюю
фазу  
развивается первоначальный ответ иммунокомпетентного че-
ловека на вирус. Она характеризуется высоким уровнем образования
вируса, виремией и распространенным обсеменением лимфоидной
ткани. В этот период, однако, инфекция контролируется с помощью
антивирусного иммунного ответа. Хроническая фаза представляет со-
бой период относительного сдерживания вируса. Иммунная система
интактна, однако наблюдается слабая репликация вируса, преиму-
щественно в лимфоидной ткани. Эта фаза может продолжаться 
несколько лет. Финальная фаза характеризуется нарушением защит-
ных механизмов хозяина и безудержной репликацией вируса. Сни-
жается содержание CD4+Т-клеток. После неустойчивого периода
появляются серьезные оппортунистические инфекции, вторичные
опухоли, признаки неврологического заболевания.
Амилоидоз. Амилоид представляет собой белок, который откла-
дывается между клетками в различных тканях и органах. Его распоз-
навание в клинике зависит исключительно от обнаружения в био-
птатах. При светооптическом исследовании с использованием
традиционных окрасок амилоид выглядит как аморфное, эозино-
фильное, гиалиноподобное межклеточное вещество, в результате
прогрессирующего накопления и давления которого развивается 
атрофия клеток. 
Чтобы отличить амилоид от других депозитов (коллаген, фиб-
рин), используют ряд гистохимических методов, например, окраску
конго красным. В поляризационном микроскопе амилоид зеленовато-
го цвета и дает двойное лучепреломление.
Несмотря на то, что все депозиты имеют одинаковые вид и тинк-
ториальные свойства, химически амилоид неоднороден. Различают
две основных и несколько малых биохимических форм. Они образу-
ются с участием разных патогенетических механизмов. Поэтому ами-
лоидоз представляет собой группу заболеваний, основным признаком
которой является отложение похожих веществ белкового строения. 
Ф и з и ч е с к а я   п р и р о д а   а м и л о и д а .   При электронной ми-
кроскопии амилоид состоит из неветвящихся фибрилл длиной при-
близительно 7,5—10 нм. Эта структура амилоида одинакова при всех
видах амилоидоза. При кристаллографии и инфракрасной спектро-
скопии 
обнаружено характерное складчатое строение оболочки. 
Эта особенность строения и объясняет появление двойного луче-
177

преломления. Кроме того, в меньших количествах выявлен и второй
компонент (Р-компонент), который имеет пентагональное строение.
Х и м и ч е с к а я   п р и р о д а   а м и л о и д а . Приблизительно 95%
амилоида состоит из фибриллярного белка, остальные 5% остаются на
долю гликопротеинового Р-компонента. Среди 15 различных биохи-
мических вариантов амилоидного белка выделены два основных:
амилоид из легких цепей (АL), который образуется плазматическими
клетками (иммуноцитами) и содержит легкие цепи иммуноглобули-
на; связанный амилоид (АА) — уникальный неиммуноглобулиновый
белок, синтезируемый печенью. АА-фибриллы образуются из более
крупных предшественников, циркулирующих в крови (амилоид,
связанный с сывороткой крови) — SАА. АА-белок образуется при
вторичном амилоидозе.
В депозитах амилоида обнаруживают и другие белки. Транстире-
тин  — нормальный белок сыворотки, который связывает и транс-
портирует тироксин и ретинол. Мутантная форма транстиретина
(АТТR) обнаруживается при семейной амилоидной полинейропа-
тии.  β2-амилоид — пептид, составляющий ядро мозговых бляшек
при болезни Альцгеймера. Он образуется из наиболее крупных
трансмембранных гликопротеидов. Встречаются также депозиты
амилоида, образованные из разных предшественников, таких как
гормоны (прокальцитонин) и кератин.
Р-компонент отличается от амилоидных фибрилл, но тесно с ними
связан при всех формах амилоидоза. Он обладает структурной гомо-
логией с С-реактивным белком. Сывороточный Р-компонент обла-
дает сродством к фибриллам амилоида и необходим для образования
депозитов в тканях.
К л а с с и ф и к а ц и я   а м и л о и д о з а   основана на химическом
строении амилоида (АL, АА, АТТR) и клинических синдромах.
Амилоидоз может быть системным (генерализованным) с пораже-
нием нескольких систем органов или местным, когда депозиты 
обнаруживаются только в одном органе.
Системный (генерализованный) амилоидоз бывает первичным,
если связан с дискразией иммуноцитов, или вторичным, когда воз-
никает как осложнение хронического воспаления или деструктив-
ных процессов в тканях. Врожденный (семейный) амилоидоз обра-
зует отдельную гетерогенную группу.
Дискразия иммуноцитов с амилоидозом (первичный амилоидоз). Этот
тип амилоидоза носит системный характер. АL-амилоид встречается 
в 75% всех наблюдений этого типа амилоидоза. В основе заболевания
лежит развитие дискразии плазматических клеток. Первичный ами-
178

лоидоз встречается у больных с множественной миеломой, для кото-
рой характерны остеолитические повреждения скелета. Необходи-
мым, хотя и недостаточным условием развития амилоидоза является
наличие белка Бенс—Джонса, обладающего только легкими цепями.
Реактивный системный амилоидоз. Для этого вида амилоидоза 
характерно образование АА-амилоида. Его еще называют вторич-
ным амилоидозом, так как он связан с хроническим воспалением,
сопровождающимся разрушением тканей. Вторичный амилоидоз
встречается при туберкулезе, бронхоэктатической болезни, хрони-
ческом остеомиелите. Чаще всего реактивный системный амилоидоз
осложняет течение ревматоидного артрита и других заболеваний 
соединительной ткани, таких как анкилозирующий спондилит 
и воспалительные заболевания кишечника. 
Амилоидоз, связанный с гемодиализом, возникает у больных после
длительного гемодиализа, проводимого в связи с почечной недоста-
точностью, вследствие выпадения β2-микроглобулина. Этот белок
обнаруживается в больших количествах в сыворотке крови нефроло-
гических больных, так как не фильтруется через диализные мембра-
ны. Примерно у 70% больных обнаруживаются депозиты амилоида 
в синовии, суставах и сухожилиях.
Врожденный семейный амилоидоз является относительно редким
заболеванием и встречается в определенных географических райо-
нах. Лучше всего исследован аутосомно-рецессивный вариант 
семейного амилоидоза, который называют семейной средиземномор-
ской лихорадкой. 
Клинически это заболевание характеризуется при-
ступами лихорадки, сопровождающимися воспалением серозных
оболочек, включая брюшину, плевру и синовиальные оболочки.
Это заболевание встречается обычно у армян, сефардов и арабов.
Амилоид при этом заболевании представлен АА-вариантом.
В отличие от аутосомно-рецессивного варианта аутосомно-
доминантный семейный амилоидоз характеризуется выпадением
амилоида, преимущественно, в периферических нервах. Семейная
амилоидная полинейропатия описана в разных регионах мира. 
Например, невропатический амилоидоз обнаружен в Португалии,
Японии, Швеции и США. При всех этих генетических заболеваниях
фибриллы амилоида состоят из АТТR. 
Локализованный амилоидоз. Депозиты амилоида обычно образу-
ются в виде узелков, определяемых только под микроскопом и, как
правило, только в одном органе. Опухолеподобные депозиты амило-
ида чаще всего встречаются в легких, гортани, коже, мочевом пузыре,
языке и около глаз. Часто на периферии амилоидных масс находят
179

инфильтрацию лимфоцитами и плазматическими клетками, кото-
рую расценивают как ответ на выпадение амилоида. 
Эндокринный амилоидоз. Микроскопические депозиты амилоида
иногда обнаруживаются в некоторых эндокринных опухолях, таких
как медуллярный рак, опухоли островков поджелудочной железы,
феохромоцитома, низкодифференцированные карциномы желудка,
а также в островках поджелудочной железы при II типе сахарного
диабета. В этих случаях амилоидогенные белки образуются из поли-
пептидных гормонов, например, амилоидный полипептид остров-
ков (IАРР) поджелудочной железы. 
Амилоид старения. При старении встречаются два вида амилоид-
ных депозитов. Старческий сердечный амилоидоз характеризуется
выпадением амилоида в сердце престарелых больных (обычно, 
на 8—9-м десятке лет жизни). Он встречается в двух формах: выпаде-
ние транстиретина, вовлекающего желудочки, и выпадение атриаль-
ного натрийуретического пептида, повреждающего предсердие. 
Заболевание, как правило, течет бессимптомно, но может вызывать
тяжелые нарушения сердечной деятельности. Депозиты амилоида
одновременно обнаруживаются в легких, поджелудочной железе 
и селезенке. Это позволяет предполагать, что старческий амилоидоз
является системным заболеванием. Старческий церебральный ами-
лоидоз развивается в результате отложения депозитов в мозговые
кровеносные сосуды и бляшки у больных болезнью Альцгеймера.
П а т о г е н е з .   Хотя предшественники двух основных амилоид-
ных белков идентифицированы, некоторые аспекты их происхожде-
ния еще неясны. При реактивном системном амилоидозе имеет зна-
чение длительное разрушение тканей и воспаление, которые
приводят к повышению уровня SАА в сыворотке крови. SАА синте-
зируется клетками печени под влиянием цитокинов. Повышенный
уровень SАА характерен для воспаления, но в большинстве случаев
не приводит к амилоидозу. В случае иммуноцитарной дискразии об-
наружен излишек легких цепей иммуноглобулинов, а амилоид как
раз и может образовываться в результате протеолиза легких цепей
иммуноглобулинов. При семейном амилоидозе выпадение трансти-
ретина в виде амилоидных фибрилл не является следствием гипер-
продукции транстиретинов. Полагают, что генетически детермини-
рованные повреждения структуры подталкивают к образованию
транстиретинов, склонных к аномальной агрегации и протеолизу.
Клетки, участвующие в превращении белков-предшественников
в фибриллы, еще не охарактеризованы, но основными кандидатами
на выполнение этих функций являются макрофаги.
180

Оснащение лекции
Макропрепараты: большая пестрая почка, зоб Хашимото, ами-
лоидоз селезенки.
Микропрепараты: биоптат бронха при бронхиальной астме, вол-
чаночный нефрит, вирусный хронический активный гепатит, 
лепрозная гранулема (окраска по Цилю—Нильсену), вилочковая 
железа при миастении, зоб Хашимото, амилоидоз селезенки (окраска
конго красным).
Электронограммы:  фибриноидный некроз, клеточный цитолиз
при хроническом вирусном гепатите В.
Лекция № 10
ПРИСПОСОБИТЕЛЬНЫЕ И КОМПЕНСАТОРНЫЕ
ПРОЦЕССЫ
Приспособление —  это широкое биологическое понятие, включаю-
щее филогенез, онтогенез, эволюцию, наследственность и все формы 
регуляции функций организма как в нормальных условиях, так и при 
патологии.  
Так понимал приспособление И.В. Давыдовский (1969) 
и с ним трудно не согласиться. С этих позиций, сама жизнь есть не-
прерывное приспособление, адаптация индивидуума к постоянно
меняющимся условиям внешней среды, сама жизнь есть адекват-
ное отражение тех условий, того мира, в котором живет организм.
И от того, насколько выражена возможность приспособления инди-
видуумов к меняющимся условиям внешнего мира, зависит адапта-
ция к нему биологического вида, состоящего из индивидуумов. 
За миллиарды лет жизни на земле постоянно менялись и меня-
ются условия внешнего мира, и многие тысячи или сотни тысяч 
видов вымерли, не сумев приспособиться к новым условиям сущест-
вования. Однако и сейчас имеются некоторые виды животных, 
существующие уже сотни миллионов лет благодаря, очевидно, их
необычайным приспособительным способностям. Таким образом,
приспособление — это понятие, характеризующее возможности
биологического вида, т.е. комплекс постоянно саморегулирующихся
процессов, возникающих в организмах вида и позволяющих этому виду
приспособиться к меняющимся условиям существования и выжить 
в этих условиях. 

Вместе с тем это не означает, что приспособительные реакции
свойственны только биологическому виду. Ими обладают все индиви-
дуумы, образующие вид, и проявляются они как в условиях здоровья,
181

так и в условиях болезни. К примеру, с помощью реактивности —
важнейшего механизма приспособления, присущего всем предста-
вителям животного мира, организм адаптируется к внешней среде,
сохраняя гомеостаз, характерный для представителей данного вида, 
и вместе с тем изменения реактивности и гомеостаза являются звень-
ями патогенеза любой болезни. Однако болезнь — это явление инди-
видуальное и, следовательно, у конкретного больного видовые при-
способительные реакции преломляются через его индивидуальные
особенности, связанные с именно его реактивностью, возрастом, 
полом, условиями жизни и др. Поэтому проблема приспособления
является не только биологической, но и медицинской, проблемой
патологии. 
Приспособление необходимо в тех ситуациях, когда в результате
заболевания возникает либо патологическое напряжение функций
органа или системы органов, либо, когда, наоборот, происходит сни-
жение или извращение этих функций. Важно подчеркнуть, что в ди-
намике болезни приспособительные реакции больного направлены
на восстановление гомеостаза и адаптацию к новым условиям жиз-
ни, жизни после болезни. При этом гомеостатическе реакции — это
реакции всего организма, направленные на поддержание динамиче-
ского постоянства его внутренней среды. И в связи с этим все физи-
ологические и общепатологические реакции (нарушения кровооб-
ращения, дистрофии, воспаление и др.) являются реакциями
приспособительными, направленными на восстановление гомеостаза. 
Существует много форм и механизмов приспособления как био-
логического вида в целом, так и его представителей — реактивность,
иммунитет, в том числе врожденный, воспаление. Все условные 
рефлексы являются проявлением приспособления индивидуумов 
к изменившимся условиям их существования. Однако одной из важ-
нейших форм приспособления, развивающихся в условиях патологии,
является  компенсация —  совокупность реакций организма, возникаю-
щих при повреждениях или болезнях и направленных на восстановление
нарушенных функций
. И коль скоро эти реакции возникают при 
болезнях, следовательно, они носят индивидуальный характер, ибо
определенной болезнью заболевает конкретный человек. Поэтому
компенсаторные реакции — это область медицины, область патоло-
гии. Этим они отличаются от видовых приспособительных реакций,
которые обеспечивают жизнь организма и в норме, и в патологии.
Вместе с тем компенсация нарушенных функций направлена на со-
хранение жизни, а, следовательно, также является приспособлением,
но возникающим лишь в том случае, когда организм терпит ущерб.
182

Поэтому компенсаторные реакции более узкие, чем приспособитель-
ные, и соотносятся с ними как часть с целым. Разумеется, человек как
индивидуум обладает собственными реакциями, но, одновременно,
как представитель биологического вида он имеет и видовые при-
способительные реакции. Во время болезни на восстановление го-
меостаза, на выздоровление направлены и те, и другие реакции, 
и их трудно разделить. Поэтому в клинике их часто обозначают как
компенсаторно-приспособительные реакции. Однако, если это в ка-
кой-то степени оправдано с практической точки зрения, то по сути
эти понятия не идентичны, ибо с приспособлением мы часто стал-
киваемся в физиологических условиях, и именно приспособитель-
ные реакции позволяют не заболеть и исключают необходимость
развития компенсаторных реакций организма.
Если биологический смысл компенсаторных реакций заключа-
ется в восстановлении функций органов и систем, и степень их вос-
становления является основным критерием достаточности этих 
реакций, то для приспособительных процессов восстановление
функции не обязательно. Главное — это приспособление организма
к изменившимся условиям жизни, связанным как с внешним 
миром, так и с внутренней средой организма. 
В физиологических условиях приспособительные реакции посто-
янно протекают, например, в связи с возрастными изменениями 
человека, и заключаются прежде всего в атрофии, или  уменьшении
объема морфологических структур органа и ткани, сопровождающегося
снижением или полной утратой их функций. 
При этом уменьшается
объем функциональных клеток, в них становится меньше внутрикле-
точных органелл, нередко накапливается липофусцин (т.н. “бурая
атрофия”). Так, на определенном этапе жизни человека происходит
атрофия вилочковой железы, яичников и молочных желез у жен-
щин, сперматогенного эпителия яичек у мужчин, в старости в связи
со снижением уровня обмена веществ и выключением многих функ-
ций организма наступает атрофия всего тела человека (так называе-
мая старческая, или инволюционная, кахексия). Такая атрофия 
называется физиологической и с ее помощью организм приспосаб-
ливается к меняющимся условиям своей жизни. Вместе с тем с по-
мощью атрофии организм приспосабливается и к изменениям,
вызванным различными болезнями. Такую атрофию называют
патологической. 
Таким образом, атрофия многообразна. Она может быть общей,
связанной, например, со старческим возрастом — инволюционная 
кахексия (или истощение), но может служить и проявлением болезни —
183

патологическая кахексия, развивающаяся при голодании (алимен-
тарное истощение), при различных заболеваниях головного мозга
(церебральная, гипофизарная, посттравматическая кахексия) и т.п.
Атрофия может быть и местной (атрофия тимуса, почки, яичников 
и т.п.). Следует подчеркнуть, что в большинстве случаев атрофия —
процесс обратимый. В медицине наибольшее значение имеет пато-
логическая атрофия. 

Исходя из причины, вызвавшей патологическую атрофию, выде-
ляют следующие ее виды:
• дисфункциональная (атрофия от бездеятельности) развивается 
в результате отсутствия функции (например, атрофия мышц 
конечности при переломе ее кости);
• атрофия от давления (атрофия ткани мозга вследствие давления
спинномозговой жидкости, скапливающейся в желудочках мозга
при гидроцефалии и т.п.);
• атрофия вследствие недостаточного кровоснабжения (атрофия почки
при стенозе почечной артерии атеросклеротической бляшкой);
• нейротрофическая атрофия, возникающая при нарушении иннер-
вации ткани (атрофия скелетных мышц в результате разрушения
моторных нейронов при полиомиелите);
• атрофия от действия повреждающих (химических или физических)
факторов (например, атрофия костного мозга при действии луче-
вой энергии).
Следует заметить, что при атрофии клеток строма органа обычно
сохраняет свой объем, и при этом она нередко подвергается склеро-
зированию.
При длительном повышении нагрузки на орган или систему орга-
нов приспособление проявляется в гипертрофиит.е. в увеличении объ-
ема функционирующей ткани, обеспечивающей гиперфункцию органа.
В основе гипертрофии лежит гиперплазия —  увеличение количества
клеток, внутриклеточных структур, компонентов стромы, количества
сосудов. 
Так, за счет гиперплазии крист митохондрий может разви-
ваться гипертрофия этих органелл (“гигантские” митохондрии), 
гиперплазия внутриклеточных структур обеспечивает гипертрофию
клеток, а гиперплазия последних лежит в основе гипертрофии органа. 
Вместе с тем масса таких высокоспециализированных органов,
как сердце и центральная нервная система увеличивается только за
счет гипертрофии уже существующих клеток. В ее основе также лежит
гиперплазия внутриклеточных структур, и в этом, несомненно, прояв-
ляется биологическая целесообразность приспособления и компенса-
ции. Эти органы отличаются чрезвычайной сложностью структурно-
184

функциональной организации (автоматизм сократимости кардиоми-
оцитов, огромное количество разнообразных связей нейрона с други-
ми структурами и т.п.). Кроме того, в процессе дифференцирования
вновь образованной клетки она не функционирует и, например, 
в мышце сердца это может прервать функцию “миокардиального син-
цития”, что нарушит проводимость и автоматизм сокращения всего
миокарда и вызовет аритмию. Очевидно, и для центральной нервной
системы значительно целесообразнее сохранение функций за счет ги-
пертрофии уже имеющегося нейрона с его сложной системой регуля-
ции, чем образование новой нервной клетки и восстановление ее свя-
зей с другими нервными структурами. В других органах, таких как
печень или почки, также обладающих очень сложными функциями,
увеличение массы ткани, тем не менее, происходит как за счет гипер-
плазии клеток, так и в результате их гипертрофии, и в основе послед-
ней также лежит гиперплазия внутриклеточных структур. Таким обра-
зом, универсальным механизмом гипертрофии является гиперплазия
внутриклеточных структур, а механизмы гипертрофии разных органов
зависят от их структурно-функциональных особенностей. Следует 
также подчеркнуть, что гипертрофия поддерживается гиперфункцией
органа, но вместе с тем это процесс обратимый — гипертрофия исче-
зает при ликвидации причины, вызвавшей эту гиперфункцию.
Физиологическая гипертрофия возникает у здоровых людей как
приспособительная реакция на повышенную функцию тех или иных
органов. Примером физиологической гипертрофии является увеличе-
ние соответствующих групп мышц или сердца при занятии определен-
ными видами спорта. При беременности в результате физиологичес-
кой гипоксии формирующейся плаценты увеличивается количество
капилляров в ворсинах хориона, возрастает их масса и т.д. Однако, 
если атрофия является чисто приспособительной реакцией, так как 
не направлена на сохранение функции органа, то гипертрофия, возни-
кающая при болезнях, является компенсаторной реакцией, позволяю-
щей сохранить функцию тех или иных органов в условиях патологии.
Механизмы компенсации функций при болезнях принципиаль-
но не отличаются от механизмов приспособления. В их основе также
лежит размножение клеток, но только до того объема, который 
может восстановить или обеспечить необходимую функцию органа,
в котором развился патологический процесс или который потерял
часть своей массы. Однако все многообразие изменений поврежден-
ных органов и тканей организма при болезнях сводится к четырем
основным реакциям — регенерации, гипертрофии, перестройке тка-
ней и атрофии. 
185

Регенерация  —  это восстановление организмом тканей, клеток,
внутриклеточных структур, утраченных или поврежденных либо в ре-
зультате их физиологической гибели, либо вследствие патологического
воздействия
. Отсюда понятно, что без регенерации сама жизнь невоз-
можна. Поэтому регенерация как жизненно важный, общебиологи-
ческий процесс контролируется и регулируется различными системами
организма. Это прежде всего целый ряд гуморальных механизмов ре-
гуляции, обеспечивающих регенерацию на внутриклеточном и кле-
точном уровнях, на уровне ткани. В реализации этих механизмов уча-
ствует большое количество цитокинов, факторов роста, таких как
ФНО, ТФРβ, ФРФ, различные иинтерлейкины, выделяемые макро-
фагами, тромбоцитами, фибробластами, другие молекулярные регу-
ляторы. Большую роль играют регулирующие и стимулирующие вли-
яния иммунной системы, с помощью лимфоцитов контролирующей
“регенерационную информацию”, обеспечивающую антигенное
единство регенерирующих структур. Не может быть полноценной ре-
генерации и без регуляции трофики нервной системой. Очень важ-
ную, может быть основную роль в регуляции регенерации играет так
называемый “функциональный запрос”, т.е. тот необходимый для
жизни уровень функций, который должен быть обеспечен соответст-
вующими морфологическими структурами, степенью и особенностя-
ми их метаболизма, уровнем биоэнергетики и т.д.
Регенерация протекает в организме непрерывно, обеспечивая
восстановление на всех уровнях структур, погибших как в процессе
жизнедеятельности, так и в результате болезней. Вместе с тем в зави-
симости от особенностей регенерирующих тканей и органов, свое-
образия и сложности их функций, а также и от многих других при-
чин регенерация в разных органах протекает неодинаково. Так, при
гибели клеток пограничных тканей, таких как кожа, слизистые обо-
лочки разных органов, а также кроветворной, лимфатической сис-
тем, костей, костного мозга регенерация происходит в основном за
счет вновь образующихся клеток. Вероятно, прекращение функции
клеток этих тканей в период их дифференцировки не оказывает су-
щественного влияния на функцию соответствующих органов. 
Клетки печени, почек, вегетативной нервной системы и боль-
шинства других органов регенерируют как за счет образования но-
вых клеток взамен погибших, так и в результате регенерации лишь
внутриклеточных структур при сохранении клетки в целом. Нако-
нец, такие органы, как сердце и головной мозг, требующие одновре-
менного и синхронного функционирования множества клеток, реге-
нерируют только за счет восстановления их внутриклеточных
186

структур, и при этом сами клетки не перестают функционировать.
Этот принцип регенерации различных тканей сохраняется как норме,
так и в условиях патологии. В соответствии с этим восстановление
всех элементов живой материи, гибнущих в процессе жизнедеятель-
ности, называется физиологической регенерацией, а восстановление 
утраченного в результате патологических процессов носит название
репаративной регенерации (от слова репарация — восстановление).
После повреждения может восстановиться ткань, идентичная
утраченной, и такая регенерация называется реституцией. Если же
на месте повреждения образуется соединительнотканный рубец, го-
ворят о субституции. В патологии преобладает именно субституция,
при этом образованию рубца предшествует возникновение и созре-
вание  грануляционной ткани. Эта ткань уникальна и универсальна,
т.к. репарация в большинстве органов происходит именно с ее учас-
тием. Началом ее образования является активация фибробластов,
лимфоцитов, макрофагов, лейкоцитов с выбросом многих факторов
роста и цитокинов. В результате возникают новые микрососуды, 
и возникающее в них кровообращение обеспечивает процессы мета-
болизма, необходимые для репарации повреждения. 
Развитие грануляционной ткани проходит определенные этапы,
конечным из которых является образование соединительнотканного
рубца — наиболее прочной, быстрее всех других образующейся тка-
ни, позволяющей в кратчайшие сроки ликвидировать повреждение.
Рубец не несет специфической функции, но этого и не нужно, так
как функцию орган восстановит за счет других приспособительных
и компенсаторных процессов, прежде всего, таких как гипертрофия.
И в образовании рубца на месте повреждения также проявляется
приспособление организма и в нем заложена глубокая биологичес-
кая целесообразность. 
Регенерация может быть и патологической, когда образуется
ткань, не полностью соответствующая утраченной, и при этом функ-
ция регенерирующей ткани не восстанавливается или извращается.
Этот процесс чаще называют дисрегенерацией. В ее основе лежит
срыв адаптации организма к патологическим воздействиям в резуль-
тате полома физиологической регуляции реакций приспособления.
Причин такого полома может быть много, например, изменение 
реактивности организма, развитие иммунного дефицита, нарушение
межклеточных взаимоотношений, что, в свою очередь, может при-
водить к неполноценности хемотаксиса, нарушению функций мак-
рофагов, могут возникать нарушения на разных уровнях регуляции
регенерации и т.п. Так, восстановление утраченных тканей может
187

идти очень медленно или совсем останавливается, и тогда имеет 
место  гипорегенерация  (например, при трофических язвах, пролеж-
нях), иногда ткань регенерирует избыточно, что подчас не только не
восстанавливает функцию, но наоборот — функция органа при этом
страдает. В этом случае речь идет о гиперрегенерации (например, 
образование келлоидного рубца). 
К дисрегенерации относят и метаплазию — переход одного вида
ткани в другой, но родственный ей гистогенетически. При этом, 
естественно, функция утраченной ткани не восстанавливается.
Примером метаплазии является развитие в области повреждения
слизистой оболочки бронха вместо мерцательного эпителия много-
слойного плоского ороговевающего эпителия или трансформация
соединительной ткани в кость. Проявлением дисрегенерации явля-
ются и хронические воспалительные процессы, не заканчивающие-
ся восстановлением утраченной ткани и соответствующих функций
органа.
Вместе с тем некоторые авторы к дисрегенерации относят и дис-
плазию клеток, т.е. постепенное накопление ими атипичных свойств,
заканчивающееся опухолевым ростом. Вероятно, в начале этого
процесса могут в ряде случаев лежать дисрегенерация, однако отож-
дествлять нарушенную регенерацию и дисплазию вряд ли правиль-
но, так как в таком случае мы неизбежно придем к выводу, что источ-
ником опухолей является нарушение регенерации морфологических
структур. Причины возникновения опухолей пока до конца не рас-
крыты, но не вызывает сомнений тот факт, что механизмы их разви-
тия кроются на генетическом, молекулярном уровне и далеко не все-
гда связаны с регенерацией или ее нарушениями.
Другим механизмом компенсации функций патологически 
измененных органов является их гипертрофия. Однако в зависимос-
ти от характера и особенностей повреждения выделяют несколько
форм этой компенсаторной реакции:
• компенсаторная (рабочая) гипертрофия развивается при длитель-
ной гиперфункции органа. При этом увеличивается вся масса
функционирующей ткани, но сама эта ткань не поражена патоло-
гическим процессом (например, гипертрофия миокарда при арте-
риальной гипертонии);
• регенерационная гипертрофия развивается в сохранившихся тканях
поврежденного органа и компенсирует утрату его части. Такая 
гипертрофия развивается при крупноочаговом кардиосклерозе
после инфаркта миокарда в сохранившейся мышечной ткани
сердца, в сохранившейся ткани почки при нефросклерозе и т.п.;
188

• викарная (заместительная) гипертрофия развивается в сохранив-
шемся парном органе при гибели или удалении одного из них.
При викарной гипертрофии сохранившийся орган берет на себя
функцию утраченного.
Однако увеличение объема и массы органа не всегда является
компенсаторной реакцией, так как не только не компенсирует утра-
ченную функцию, но нередко извращает ее. Такую гипертрофию на-
зывают патологической гипертрофией, ибо она сама является прояв-
лением болезни и требует лечения. Примером такой гипертрофии
является  нейрогуморальная гипертрофия, возникающая при наруше-
нии функции эндокринных желез — акромегалия при гиперфунк-
ции передней доли гипофиза или железистая гиперплазия эндомет-
рия, развивающаяся при дисфункции яичников. И акромегалия, 
и железистая гиперплазия эндометрия не несут в себе ни приспосо-
бительного, ни компенсаторного смысла, а являются симптомами
заболеваний, которые требуют лечения, поэтому патологическая 
гипертрофия не может быть отнесена ни к компенсаторным, ни 
к приспособительным процессам. Также не имеют компенсаторного
значения так называемые гипертрофические разрастания тканей 
в области длительно текущих воспалительных процессов или уве-
личение объема ткани в области нарушенного лимфообращения
(например, слоновость нижней конечности), ибо ни коим образом
не компенсируют нарушенную функцию того органа, в котором они
развиваются. Выделяют также понятие ложной гипертрофии, когда
на месте атрофирующейся функционирующей ткани или органа раз-
растается жировая клетчатка и соединительная ткань. Разумеется,
этот процесс также никакого отношения ни к гипертрофии, ни 
к компенсаторным реакциям не имеет.
Одной из важнейших особенностей компенсаторных реакций 
является их стадийный (фазовый) характер. В их динамике выделяют
3 стадии, названия которых несколько отличаются у патологоанато-
мов и патофизиологов. Патологический процесс и повреждение орга-
нов при болезнях обычно развиваются постепенно, поэтому патоло-
гоанатомы 1 стадию называют стадией становления (Струков А.И.),
а патофизиологи, моделирующие болезни на животных, вызывают
обычно острые повреждения, сопровождающиеся внезапным наруше-
нием функции органов, и поэтому 1 стадию они называют аварийной.
2 стадию морфологи называют стадией закрепления, или относитель-
но устойчивой компенсации 
(Пауков В.С.), а патофизиологи — стадией
компенсации
; 3 стадию те и другие называют стадией декомпенсации.
Механизмы и особенности развития этих стадий компенсаторных 
189

реакций очень сложны, и в их реализации так или иначе участвует
весь организм больного, однако схематично их можно представить
следующим образом:
1-я стадия — стадия становления компенсаторных процессов,
характеризуется тем, что при развитии любого заболевания резко
повышается нагрузка на структуры, несущие специфическую функ-
цию органа, что требует адекватного увеличения метаболизма 
и энергетического обеспечения. Это вынуждает имеющиеся в клет-
ках митохондрии резко повышать образование энергии. Но гипер-
функция митохондрий сопровождается деструкцией их крист, что не
позволяет увеличить образование энергии до необходимого уровня.
В гиперфункционирующих клетках возникает энергетический дефи-
цит, который является сигналом для включения целого комплекса ком-
пенсаторных реакций
, в том числе и биосинтетических процессов, 
необходимых для обеспечения гиперплазии внутриклеточных струк-
тур. Поэтому эту стадию еще называют стадией инициальной гипер-
функции структур 
(Пауков В.С.). Это объясняется тем, что без энер-
гии, без энергетического обеспечения невозможен ни один процесс
в организме, без этого нет метаболизма, так как без энергии не рабо-
тают трансмембранные помпы, не могут обеспечиваться градиенты то-
ка электролитов и жидкостей, невозможен синтез веществ, необходи-
мых для восстановления разрушающихся в результате гиперфункции
морфологических структур, и т.д. В зависимости от потенциальных
возможностей организма с помощью различных приспособительных
и компенсаторных реакций можно обеспечить функционирование
поврежденного патологическим процессом органа в условиях энер-
гетического, а следовательно, и метаболического дефицита. Степень
эффективности компенсаторных и приспособительных процессов 
в период энергетического дефицита и инициальной гиперфункции
ультраструктур клеток и является так называемым “функциональ-
ным резервом” каждого больного, от которого зависит патогенез 
и исход болезни.
2-я стадия — стадия относительно устойчивой компенсации, или
закрепления, характеризуется гиперплазией внутриклеточных струк-
тур, обеспечивающих гипертрофию и гиперплазию клеток. Значи-
тельно возрастают биосинтетические процессы в клетках и резко
снижается энергетический дефицит. Однако, если не ликвидирована
причина, вызвавшая гиперфункцию органа, т.е. если болезнь приоб-
ретает хроническое течение, то сохраняется гиперфункция ультраст-
руктур клеток, требующая энергетического обеспечения. Однако 
образующаяся энергия, условно говоря, расходуется на два основных
190

процесса — на обеспечение функции органа и на ресинтез внутри-
клеточных структур, разрушающихся в процессе функции. Главенст-
вующим процессом является функция, так как если она прекратит-
ся, то и все другие процессы в клетках больше не нужны. Поэтому
основная часть образующейся в митохондриях энергии расходуется
на обеспечение функции и меньшая — на восстановление самих се-
бя. И коль скоро нагрузка на орган не снижается, а функция его под-
держивается необходимой для этого энергией, то постепенно коли-
чество энергии, необходимой для ресинтеза ультраструктур падает. 
В результате в период ресинтеза восстанавливается несколько мень-
ше крист митохондрий, чем необходимо. А это значит, что на имею-
щиеся кристы падает и та нагрузка, которую должны были бы нести
недостающие кристы. Тем самым не только поддерживается, но 
и постепенно нарастает энергетический дефицит гиперфункциони-
рующих клеток, закономерно вызывающий гиперфункцию, а следо-
вательно, и ускоренный распад внутриклеточных структур, в том
числе и митохондрий. Поэтому в стадию относительно устойчивой
компенсации возникает порочный круг, и это объясняет причину
обязательной декомпенсации, которая наступает раньше или позже,
если не ликвидирована болезнь, вызвавшая необходимость включе-
ния компенсаторных и приспособительных процессов. Таким обра-
зом, при хронических заболеваниях, важнейшим звеном патогенеза
которых являются компенсаторные и приспособительные реакции,
в самой компенсации функций уже заложена их декомпенсация 
в том случае, если не удастся ликвидировать болезнь.
3-я стадия — стадия декомпенсации (или энергетического истоще-
ния) характеризуется прогрессирующим преобладанием процессов
распада внутриклеточных структур над их ресинтезом. В патологи-
чески измененном органе исчезает гетерогенность клеток, так как
для сохранения его функции необходим уже их общий потенциал.
Вместе с тем это означает, что клетки теряют возможность восста-
навливаться, ибо для этого они должны на определенное время 
перестать функционировать. Нарастает гипоксия тканей даже при
достаточном поступлении кислорода, так как уменьшается количе-
ство полноценных внутриклеточных структур, способных его утили-
зировать. Меняется метаболизм, развиваются дистрофические про-
цессы, нарастает ацидоз, способствующий лабилизации мембран
лизосом и поступлению гидролаз в цитоплазму. Кроме того, все
меньше восстанавливаются и распадающиеся в результате гипер-
функции митохондрии, что ведет к прогрессирующему уменьшению
образования энергии, особенно необходимой для ресинтеза всех 
191

гиперфункционирующих структур. Это заставляет дефектные ульт-
раструктуры еще интенсивнее функционировать, чтобы поддержать
функцию органа. Наконец, деструкция внутриклеточных структур
достигает такой степени, а энергетический дефицит вырастает до та-
кого уровня, когда обеспечение специфической функции становит-
ся невозможным. Наступает энергетическое истощение (Пауков В.С.)
и развивается декомпенсация.
Таким образом, приспособление организма к меняющимся усло-
виям жизни и компенсация его нарушенных функций обеспечивается
следующими процессами: атрофией, регенерацией, гипертрофией 
и гиперплазией морфологических структур, протекающими на всех
уровнях организации живой материи.
Компенсаторные и приспособительные реакции как явление 
одного биологического плана основываются на нескольких законо-
мерностях. Прежде всего следует подчеркнуть, что в их основе лежат
нормальные физиологические реакции. Это объясняется тем, что
функции являются производными от деятельности клеток различ-
ных органов и тканей, а новые типы клеток в организме ни при 
каких условиях не образуются. Поэтому не могут появиться и ника-
кие новые, необычные функции, и при формировании защитных 
реакций в ответ на внешние воздействия организм может лишь варь-
ировать комбинации из стереотипного набора своих функций. 
Таким образом, следует говорить не о принципиально качественных
отличиях приспособительных и компенсаторных реакций организма
от его нормальных реакций, а лишь об их своеобразии, связанным 
с определенными условиями в конкретный период жизни человека.
В основе структурного обеспечения всего разнообразия этих ре-
акций лежат следующие пять принципов.
Первый принцип —  принцип функционально-морфологической 
гетерогенности. Он заключается в непрерывном варьировании числа
активно функционирующих структур в соответствии с меняющи-
мися условиями окружающей среды и требованиями, предъявляе-
мыми к органу со стороны всего организма. В состоянии нормаль-
ной физиологической функции из общего числа аналогичных
структур функционирует лишь какая-то их часть, а другая часть 
находится в состоянии функциональной паузы. По мере изменения
функциональных требований к органу изменяется, соответственно, 
и число функционирующих структур из имеющихся в норме: при
повышении функциональной нагрузки в работу включается все
большее их число, при ее снижении — количество структур, отлича-
ющихся высоким уровнем биосинтеза, падает. Функционирующие
192

структуры частично разрушаются (в соответствии с уровнем их
функционирования), а в период функциональной паузы они вос-
станавливаются. 
В следующий цикл деятельности органа восстановленные струк-
туры будут функционировать, а разрушенные в предыдущий цикл
функционирования будут регенерировать. Поэтому и в нормальных
условиях в ткани любого органа наблюдается морфологическая гете-
рогенность — часть клеток или внутриклеточных структур разрушена,
в то время как их основная масса сохранена. Однако для осуществле-
ния постоянного ресинтеза разрушенных структур и регенерации
клеток органа необходим определенный уровень образования энер-
гии, что определяет функционально-морфологическую гетероген-
ность митохондрий. Этот принцип асинхронной работы одноимен-
ных структур сохраняется не только на тканевом уровне, но столь же
четко проявляется на клеточном, ультраструктурном уровне и несо-
мненно имеет место на молекулярном и генетическом уровнях. 
Образно этот механизм может быть обозначен как мобилизация имею-
щихся ресурсов
. Он типичен для жизнедеятельности организма в усло-
виях, когда колебания функциональной активности органов не выхо-
дят за физиологические границы, а наличный запас структур вполне
достаточен для материального обеспечения этих колебаний. 
В условиях патологии, характеризующейся гиперфункцией орга-
нов, количество одновременно функционирующих и, соответственно,
разрушающихся структур резко возрастает, что требует повышенно-
го обеспечения энергией не только гиперфункции, но и возросшего
ресинтеза структур. По мере истощения энергетических возможнос-
тей для обеспечения ресинтеза все большее количество структур вы-
нужденно функционировать одновременно и, соответственно, раз-
рушаться. При декомпенсации патологически измененного органа
функционально-морфологическая гетерогенность исчезает, и это
означает прекращение функции органа. 
Второй принцип состоит в том, что при более или менее длитель-
ной функциональной нагрузке, когда недостаточно включения 
в активную работу даже всех структур, которыми располагает орган,
происходит  увеличение числа функционирующих структур,  т.е. их
гиперплазия
, соответствующая уровню возросшей функциональной
нагрузки. Этот процесс охватывает все структурные уровни, начиная
с молекулярного: амплификация или умножение числа генов, уско-
ренный синтез новых молекул белка, возрастание числа рецепторов
в клетках, увеличение количества клеточных органелл (митохонд-
рий, эндоплазматического ретикулума, миофиламентов и др.), 
193

сопровождающееся увеличением размеров клетки, и, наконец, воз-
растание числа клеток путем их деления. При этом, если функцио-
нальная масса возрастает за счет увеличения количества клеток, то
объем самих клеток увеличивается незначительно. В тех же случаях,
когда высокая функциональная нагрузка реализуется за счет гипер-
плазии ультраструктур, и их возросшая масса “не умещается” 
в прежнем объеме, он увеличивается, и возникает гипертрофия
клетки. В органах, клетки которых не размножаются (миокард, цен-
тральная нервная система), этот процесс выражается исключитель-
но в гиперплазии ультраструктур и гипертрофии клеток. Там же, где
клетки способны размножаться, орган увеличивается как за счет 
гипертрофии клеток, так и за счет увеличения их числа. Пользуясь
образным языком, можно сказать, что гиперплазия внутриклеточных
органелл и клеток есть расширение производственных мощностей.
Гиперпластический процесс одинаково свойственен приспосо-
бительным и компенсаторным реакциям, хотя в условиях патологии
гипертрофия (гиперплазия) достигает более высоких степеней, чем
при физиологических нагрузках. Это обусловлено тем, что при забо-
леваниях гиперпластический процесс непрерывно наращивается по
мере прогрессирования болезни, так как не устранена вызвавшая ее
причина.
По своим механизмам (размножение клеток и внутриклеточ-
ных структур) близка гиперпластическому процессу и регенерация.
Различаются они тем, что гиперплазия (гипертрофия) обычно раз-
вертывается в связи с необходимостью усиления функции, а регенера-
ция для сохранения функций в физиологических условиях или для
нормализации функции при повреждении органа и убыли части его
массы. Физиологическая и репаративная регенерация — явление
универсальное, свойственное не только тканевому и клеточному
уровням, но и внутриклеточному и молекулярному (например, реге-
нерация поврежденной структуры ДНК).
Третий механизм — рекомбинантные преобразования структур
при сохранении их количества — отражает качественную сторону при-
способительных и компенсаторных реакций. Существует множество
факторов, для нейтрализации влияния которых мало одного усиле-
ния или ослабления функции, и требуются совсем иные ответные ре-
акции организма. Чтобы приспособиться к воздействиям все возрас-
тающего числа антигенов, вредных химических веществ,
радиационных влияний и т.д., действию которых подвергается совре-
менный человек, биологические системы должны не только интен-
сифицировать свои функции, но и непрерывно перестраиваться для
194

метаболической нейтрализации влияния таких патогенных факто-
ров. Эти перестройки, в основной своей массе развертываются на
молекулярном уровне и аналогичны явлениям в области химии,
именуемых изомерией и конформацией.
Примером таких рекомбинантных преобразований является воз-
никновение в гиперфункционирующих клетках групп митохондрий
так называемых кластеров митохондрий, которые образуются из 
нескольких митохондрий с помощью особых межмитохондриальных
контактов. В связи с гиперфункцией клеток и внутриклеточных
структур, особенно в стадии становления компенсаторных процес-
сов, развивается выраженный энергетический дефицит из-за умень-
шения крист митохондрий и нарушения синхронной функции этих
органелл. Очевидно в таких условиях кооперация митохондрий по-
средством образования межмитохондриальных контактов позволяет
восстановить их синхронное функционирование для обеспечения
синтеза и транспортировки энергии к внутриклеточным структурам
адекватно энергетическим потребностям гиперфункционирующего
органа. Показано, что в кластерах митохондрий отчетливо возрастает
активность протоннной АТФ-синтетазы и синтеза АТФ (Mitchell P.,
1961). По мере снижения энергетического дефицита в клетках
уменьшается количество кластеров митохондрий, и они становятся
меньше. Вместе с тем образование межмитохондриальных контак-
тов невозможно, если количество крист или самих митохондрий 
падает ниже какого-то порогового уровня, а количество образую-
щейся энергии снижается настолько, что функция органа быстро
угасает. Такая ситуация возникает либо в стадии становления, но при
очень глубоком поражении органа, либо в стадии декомпенсации,
характеризующейся энергетическим истощением гиперфункциони-
рующих структур.
Положение о рекомбинантных преобразованиях позволяет по-
нять, за счет каких механизмов происходит энергетическое обеспе-
чение гиперфункции органов в тот период времени, когда еще нет
гиперплазии внутриклеточных структур, т.е. материального субстра-
та, обеспечивающего относительно устойчивую компенсацию боль-
ного органа. Именно рекомбинантные преобразования, вероятно,
позволяют увеличить образование энергии настолько, чтобы обеспе-
чить и функцию, и ресинтетические процессы в клетках, испытыва-
ющих возросшую нагрузку. Данные о рекомбинантных преобразова-
ниях расширяют существующие представления о механизмах
качественных изменений в природе вообще и в живой природе — 
в особенности.
195

Четвертый принцип материального обеспечения гомеостаза состоит
в высокой способности биологических структур к временной синхрони-
зации между началом действия раздражителя и развертыванием при-
способительных и компенсаторных реакций. 
Очевидно, что чем боль-
ше сближены во времени действие фактора внешней среды и ответ
на него организма, тем точнее и эффективнее приспособительная
реакция, так как материальные ресурсы органа, вполне достаточные
потенциально, но не реализованные вовремя, т.е. синхронно с дей-
ствием патогенного фактора, не могут предотвратить разрушитель-
ного влияния этого фактора. 
Одним из наиболее важных свойств приспособительных реак-
ций организма в непрерывно меняющихся условиях окружающей
среды являются лабильность и гибкость процесса гиперплазии 
и особенно рекомбинационных преобразований структур, т.е. спо-
собность организма менять их интенсивность в зависимости от час-
тоты и силы действия различных факторов внешней и внутренней
среды. Суть этого состояния в том, что при разнообразных измене-
ниях частоты действия раздражителя интенсивность новообразова-
ния и рекомбинации структур непрерывно меняются, устанавлива-
ясь в каждый данный момент на уровне, предотвращающем
возникновение их дефицита, не совместимого с жизнью. 
В ответ на действие патогенного фактора организм не только 
вырабатывает ритм регенераторной реакции, адекватный частоте
действия повреждающего агента, но и соответствующим образом
быстро и точно меняет, перестраивает этот ритм при каждом измене-
нии частоты и силы влияний окружающей среды. Речь, следовательно,
идет о соотношении естественных (собственных) ритмов функцио-
нирования биологической системы с ритмами воздействий окружа-
ющей среды, в том числе патогенными. Если ритм действия патоген-
ного фактора совпадает с ритмом обновления структур организма,
последний оказывается адаптированным к данному фактору, 
поскольку к каждому очередному вредному воздействию успевает
восстановить свою структуру, поврежденную после предшествующей
атаки. Если же оба ритма не совпадают, особенно когда ритм действия
патогенного агента чаще ритма обновления структур органа, то ритм
регенерации структур этого органа перестраивается: он учащается 
настолько, чтобы прийти в соответствие с ритмом действия раздражи-
теля и тем самым погасить его отрицательное влияние на орган. 
Таким образом, приспособительные колебания функциональ-
ной активности органов материально обеспечиваются не просто из-
менениями числа активно функционирующих и интенсивно обнов-
196

ляющихся структур и их конформационными перестройками, 
а такими их изменениями, которые происходят в строгом временном
соответствии с изменениями частоты и силы действия раздражителя.
Поэтому можно говорить о том, что адаптация, приспособление —
это прежде всего изменение и синхронизация скоростей биологиче-
ских реакций. Диапазон этих изменений очень широк — в экстре-
мальных условиях интенсивность биологических реакций возраста-
ет в десятки раз.
Вместе с тем следует отметить, что эта способность организма 
к адаптационной перестройке интенсивности биологических про-
цессов не безгранична. Существуют некоторые минимальные, более
уже “несжимаемые” сроки развертывания такой перестройки, раньше
которых эти процессы произойти не могут. Отмечено, например, что
повышение активности ферментных систем после введения индук-
торов наблюдается спустя 5—6 ч. Радиоавтографические исследова-
ния свидетельствуют о том, что репликация ДНК происходит не 
ранее, чем через 24—30 ч после начала действия патогенного факто-
ра, и как бы ни увеличивалась доза или частота его воздействия, этот
срок не меняется. Еще позже (через несколько суток) развертывает-
ся иммунный ответ на попадание в кровь патогенных микроорганиз-
мов. Следовательно, существует некоторый латентный период меж-
ду моментом действия раздражителя и временем мобилизации
организмом материальных ресурсов для его нейтрализации. В тече-
ние этого периода могут возникнуть серьезные, а, может быть, и не-
обратимые повреждения органов и тканей. Однако, как правило,
этого не происходит вследствие того, что клетка использует те мате-
риальные ресурсы, которые у нее имеются к моменту действия раз-
дражителя. Это, в частности, выражается в резкой интенсификации
синтеза РНК за счет включения в работу структур, до этого активно
не участвующих в синтезе, причем происходит это практически од-
новременно с началом действия раздражителя. По своему значению
для сохранения жизни поврежденной клетки усиление синтеза РНК
можно рассматривать как экстренную, а усиление синтеза ДНК — как
долгосрочную, радикальную меру. Как экстренные меры могут быть
использованы клетками и конформационные преобразования струк-
тур. Таким образом, еще раз подтверждаются представления о немед-
ленной, срочной и более фундаментальной, долгосрочной формах
адаптации. Если организм все же не успевает перестроиться и перей-
ти на ритм работы, соответствующий ритму действия раздражителя,
возникают дистрофические и даже некротические изменения тка-
ней, которые сопровождаются функциональными расстройствами.
197

При прерывистом действии на организм разнообразных факто-
ров среды (химических, физических, психических и др.) дефицит
времени, нехватка его для полного завершения регенераторного
процесса между очередными воздействиями являются одной из наи-
более частых неспецифических причин возникновения структурно-
функциональных нарушений органов и систем. Становится ясным,
почему сильные внезапные отрицательные воздействия несравнен-
но опаснее для организма, чем, может быть, столь же сильные, но
постепенно нарастающие влияния. Так, известно, что острая крово-
потеря 400—500 мл крови может привести пострадавшего к смерти,
в то время как длительная кровопотеря, например, при геморрое
или дисфункциональных маточных кровотечениях, может суммар-
но значительно превышать 600—700 мл, однако от этого больные 
не умирают. Это происходит потому, что в первом случае имеющего-
ся числа ультраструктур клеток, прежде всего костного мозга, для 
реализации срочной адаптации недостаточно, а для их гиперплазии
необходимо время, которого нет. Во втором же случае, т.е. когда 
сила действия повреждающего фактора нарастает постепенно, сис-
тема успевает развернуть свои потенциальные мощности и выдер-
жать экстремальное воздействие. 
В этом же состоит и структурная основа тренированности орга-
низма к различным патогенным воздействиям. В результате трени-
ровки происходит адекватная гиперплазия ультраструктур и гипер-
трофия клеток, и у такого организма заранее оказывается запас
материальных ресурсов больший, чем в норме (так называемая
“профилактическая гиперплазия”, по Саркисову Д.С.), за счет чего
и обеспечиваются более высокая эффективность и надежность сроч-
ной адаптации. Однако структурная основа тренировки состоит еще
и в том, что в процессе ее происходит “усовершенствование” спо-
собности биологических ритмов организма перестраиваться, т.е.
в более короткие сроки менять свой режим и приводить его в соот-
ветствие с частотой и силой действия раздражителя. При этом необ-
ходимо еще раз подчеркнуть, что какой бы ни была форма адаптации
в каждом конкретном случае, будь это даже самая срочная, практи-
чески немедленная адаптация, она никогда не осуществляется на
чисто функциональной основе, всегда имея под собой соответству-
ющую материальную базу.
Пятый принцип структурного обеспечения постоянства внутрен-
ней среды организма заключается в широчайшем дублировании физио-
логических функций
. Та или иная функция организма, тот или иной
показатель его физиологического состояния, как правило, обеспе-
198

чивается работой не какого-либо одного, а нескольких разных видов
клеток и систем. Так, например, в регуляции уровня артериального
давления участвуют клетки мозгового (адреналин) и коркового (кор-
тикостероиды) вещества надпочечников, почек (ренин), половых
желез, энтерохромаффинных клеток слизистой оболочки желудоч-
но-кишечного тракта (серотонин), гломусных клеток артерио-
венозных анастомозов и синокаротидных зон и еще ряда других си-
стем. Многие виды клеток работают как синергисты-дублеры в гор-
мональной системе, в системе гемостаза, секреторной деятельности
желудочно-кишечного тракта и др.
Принцип дублирования в структурном обеспечении гомеостаза
выражается не только в том, что та или иная функция поддерживается
работой разных клеток, но и в том, что тот или иной тип клетки часто
выполняет не одну, а несколько функций. Например, известно, что
фибробласты продуцируют не только различные типы коллагена, но
и гликозаминогликаны, и эластин; так называемые миофибробласты
функционируют в зависимости от обстоятельств преимущественно 
в направлении или миогенеза, или фибриллогенеза; клетки гладких
мышц не только обладают сократительной функцией, но участвуют в
выработке волокнистых структур и в образовании коллагена IV типа
базальных мембран; тучные клетки (лаброциты) продуцируют не-
сколько совершенно различных биологически активных веществ;
практически все клетки организма помимо своей специфической
функции выполняют еще и неспецифическую, заключающуюся 
в выработке таких важных веществ общерегуляторного назначения,
как простагландины, кейлоны и др.; все клетки фагоцитируют апоп-
тозные тела, т.е. обладают определенной возможностью фагоцитоза.
По-видимому, в процессе эволюции значительное число клеток, 
а может быть, и все клетки организма, приобрели способность выпол-
нять не только одну, главную для них функцию, но и второстепенные,
менее заметные функции. Особенно четко это проявляется в условиях
патологии, когда требуется компенсировать избирательное наруше-
ние той или иной функции организма. 
Полифункциональность клеток, дублирование разными типами
клеток одной функции и, наоборот, выполнение одной клеткой раз-
ных функций имеют глубокую молекулярную основу, в чем, в част-
ности, проявляется известный принцип “один ген — разные функ-
ции и несколько генов — одна функция”. Биологический смысл
полифункциональности клеток и дублирования ими сходных функ-
ций состоит в том, что при этом существенно повышаются компакт-
ность, потенциальные возможности и надежность (прочность) всей
199

системы в целом, т.е. всего организма. Действительно, исходя из 
огромного числа функций на всех уровнях — от организменного до
молекулярного, “приуроченность” каждой из них только к тому или
иному органу потребовала бы значительно большего числа органов 
и объема всего организма, что биологически нецелесообразно. 
Поэтому компактность системы обеспечивается совмещением клет-
ками каждого органа нескольких функций. Наличие материальной
базы, морфологических структур для той или иной функции в не-
скольких органах позволяет при необходимости интенсифицировать
эту функцию в значительно большей степени, чем если бы она была
присуща только одному органу, и именно это значительно расширяет
потенциальные возможности организма. Наконец, рассредоточение
одной и той же функции по разным органам обеспечивает неизмеримо
большую возможность для восстановления этой функции и сохране-
ния ее в случае действия патогенных факторов на один из органов.
Еще один важный источник огромных резервных мощностей ор-
ганизма состоит в том, что гиперплазия структур, обусловливающая
приспособительную интенсификацию какой-либо одной функции,
как правило, сопровождается торможением других, в данный 
момент не столь важных функций, т.е. автоматическим исключением
из активной деятельности соответствующих этим менее важным
функциям ультраструктур клеток и переходом их в состояние покоя.
Так, при интенсивной работе той или иной системы органов многие
другие системы снижают интенсивность своего функционирования
— возбуждение одних эмоций, как правило, сочетается с резким уг-
нетением других, в одной и той же клетке адаптивная интенсифика-
ция выработки одних ферментов обязательно сопровождается инги-
бированием продукции других и т.д. Это свидетельствует о том, что
организму в высшей степени свойственна способность экономить
материальные ресурсы и максимально концентрировать их на глав-
ном участке развертывания приспособительной реакции в каждый
данный момент. Это свойство одинаково четко прослеживается на
всех уровнях организации живой материи. 
Компенсаторные и приспособительные реакции обычно активи-
руются сразу на всех уровнях организации лишь в тех случаях, когда
имеются грубые повреждения, одномоментно выводящие из строя
крупные участки органов и тканей (например, при механической
травме, ожоге и т.п.). Чаще эти защитные реакции начинаются 
с “нижних”, глубинных уровней (молекулярного или ультраструк-
турного), постепенно распространяясь все “выше” по мере нараста-
ния повреждения. В этом отношении особого внимания заслуживают
200

реакции, которые развертываются на внутриклеточном уровне при
длительном действии слабых патогенных раздражителей. В этих слу-
чаях не наблюдается обычных признаков повреждения тканей, 
отсутствуют воспаление и другие типовые защитные реакции, и от-
вет организма на воздействие патогенного фактора ограничивается
тончайшими внутриклеточными адаптационными перестройками,
не отражающимися на гомеостазе в целом. В случае сохранения дей-
ствия причины, вызвавшей такие ультраструктурные перестройки,
они лишь спустя длительное время начинают сопровождаться харак-
терными чертами того или иного патологического процесса. Речь
при этом идет о конформационных изменениях генетического аппа-
рата и молекул белков, об адаптивной перестройке ферментных си-
стем и других изменениях, возникающих в ответ на патогенные воз-
действия. Они сопровождаются соответствующими изменениями
мембранного аппарата клеток, становящимися все боле заметными
по мере действия раздражителя. Этот длительный период внутрикле-
точных адаптационных перестроек, в течение которого осуществля-
ется постепенный переход от так называемого здоровья к явным
патологическим изменениям тканей, в настоящее время представля-
ет собой чрезвычайно важный раздел патологии.
Из всего изложенного следует, что компенсаторные и приспосо-
бительные реакции являются важнейшими реакциями целостного
организма, обеспечивающими сохранение гомеостаза как в процессе
нормальной жизнедеятельности, так и при различных болезнях.
Именно эти реакции лежат в основе того, что теперь принято назы-
вать  надежностью биологических систем. Конкретные проявления
этой способности организма могут быть самыми разнообразными.
Надежность биологических систем может проявляться в стойкой не-
восприимчивости к инфекционным агентам (иммунитет), в способ-
ности нейтрализовать действие даже сильных ядов (детоксикация), 
в исключительной выносливости организма по отношению к физи-
ческим нагрузкам, колебаниям уровня кислорода во вдыхаемом
воздухе, сильным перепадам температуры окружающей среды и т.п.
Во всех этих случаях в действие включаются различные системы 
организма, усиливают свою работу разные ткани и клеточные эле-
менты, продуцируются разнообразные биологически активные ве-
щества. Но при почти бесконечном разнообразии этих ответов орга-
низма на действие факторов окружающей или внутренней среды все
они основываются на использовании относительно небольшого ко-
личества регуляторных механизмов и структурно выражаются в виде
различных вариаций из ограниченного числа таких реакций, как 
201

регенерация, гиперплазия, конформационные преобразования структур,
дублирование функций и изменение скоростей биологических реакций 
в соответствии с ритмом воздействий факторов окружающей среды.
Эти реакции являются типовыми, или стереотипными, не только
потому, что с их помощью организм приспосабливается ко всему
разнообразию физиологических и патогенных факторов, но и в свя-
зи с тем, что все они в одинаковой степени свойственны и стерео-
типны в своих проявлениях для всех уровней организации: молеку-
лярного (генетического, биохимического), ультраструктурного,
клеточного, тканевого, органного, системного. 
В целостном организме, в котором все взаимосвязано, взаимо-
обусловлено, все взаимодействует и практически нет каких-то строго
изолированных реакций, интенсификация приспособительных 
и компенсаторных процессов в том или ином органе обязательно 
сопрягается с такими же реакциями в ряде других органов и систем.
В целом это способствует повышению мощности и эффективности
ответа всего организма на определенное воздействие. Например,
благоприятное влияние физической тренировки связано с усилени-
ем функции не только непосредственно ответственной за это мы-
шечной системы, но и с оптимизацией ее связей с респираторной,
гемодинамической и другими системами организма.
В практике очень важно понимание принципиальной разницы
между состоянием высокой компенсации патологических измене-
ний при той или иной болезни, с одной стороны, и процессом вы-
здоровления от нее, с другой. И в том, и в другом случае человек чув-
ствует себя одинаково хорошо и окружающим кажется вполне
здоровым. Однако даже при полной компенсации нарушенных
функций он остается больным и, что еще хуже, болезнь продолжает
прогрессировать, морфологические изменения органов непрерывно
нарастают. И только благодаря крайнему напряжению компенсатор-
ных реакций болезнь клинически не проявляется и нередко уже тя-
жело больной человек продолжает считаться практически здоровым.
Только когда начинают истощаться компенсаторные реакции и их
уже не хватает для нейтрализации деструктивных изменений, тогда
появляются первые клинические симптомы, ошибочно расценивае-
мые как начало болезни. На самом же деле уже имеет место деком-
пенсация морфологических структур и нарушение функции, т.е. не-
состоятельность компенсаторных реакций. Особенно трагично то,
что состояние декомпенсации нередко начинает проявляться тогда,
когда болезнь уже далеко заходит в своем развитии и больной неред-
ко становится инкурабельным.
202

Различие между процессами выздоровления и компенсации 
состоит в том, что выздоровление обычно сопровождаются ликвида-
цией некоторых из тех изменений, которые в динамике заболевания
появились как компенсаторные. Например, нарушения гемодинами-
ки при врожденных и приобретенных пороках клапанов сердца ком-
пенсируются гипертрофией миокарда и нарастающей параллельно 
с ней гиперплазией его стромы и сосудов. Гипертрофия мышцы сердца
позволяет организму существовать в условиях нарушенной гемоди-
намики. После устранения порока сердца и восстановления кровооб-
ращения все морфологические и функциональные изменения должны
быть ликвидированы. Поэтому возможность обратимости компенса-
торных изменений — гипертрофии миокарда и гиперплазии его стро-
мы — после того, как больше нечего компенсировать, чрезвычайно
важна, так как сохранение увеличенной массы мышцы сердца не 
может дать уже ничего, кроме опасности декомпенсации гипертро-
фированного миокарда. Так же нормализуется строение гипертро-
фированной стенки сосудов после устранения причины некоторых
видов симптоматического повышения артериального давления, вос-
станавливается масса почки после удаления стенозирующей атеро-
склеротической бляшки из почечной артерии и т.д. 
Вместе с тем любой компенсаторный процесс не может продол-
жаться бесконечно и, если сохраняется вызвавшая его причина, то
продолжающаяся на всех уровнях гиперфункция поврежденных 
систем, т.е. их высокое и длительное напряжение, обязательно за-
канчивается срывом компенсации и развитием декомпенсации. В ее
основе лежат дистрофические изменения клеток, связанные, в пер-
вую очередь, с нарастающей гипоксией из-за неадекватного разру-
шения митохондрий при их гиперфункции и прогрессирующим
энергетическим дефицитом, переходящим в энергетическое исто-
щение. Постепенно разрушение внутриклеточных структур достига-
ет такой степени, что развиваются некробиотические изменения
клеток, приводящие их к гибели. При этом следует подчеркнуть, что
если в декомпенсации клетки основную роль играют внутриклеточ-
ные процессы, то в развитии декомпенсации органа наряду с этим не
меньшее значение имеет и состояние общерегуляторных механиз-
мов работы этого органа в системе целостного организма.
Однако неизбежный финал всякого компенсаторно-приспособи-
тельного процесса при сохраняющемся заболевании в виде деком-
пенсации органа вовсе не снижает значения этого процесса как важ-
нейшей защитной реакции, позволяющей человеку полноценно
жить порой в течение десятков лет; а при оказании ему медицинской
203

помощи, нередко радикальной, в большинстве случаев создает воз-
можность полностью избавить человека от болезни. И даже в неизле-
чимых случаях компенсаторные и приспособительные реакции поз-
воляют на тот или иной срок продлить жизнь человека. Поэтому все
рассуждения о “несовершенстве” или об “относительной целесооб-
разности” компенсаторных и приспособительных реакций, так же
как и любых других реакций и процессов в организме, очевидно 
лишены смысла, т.к. в организме все исключительно совершенно 
и целесообразно. “Несовершенного” просто не может быть, ибо все,
что несовершенно, как показывает весь опыт биологии, погибает в хо-
де эволюции жизни на Земле. Все представления о “несовершенстве”
тех или иных процессов основываются на одной предпосылке — 
может ли этот процесс привести больного к смерти? Но такая поста-
новка вопроса некорректна и неприемлема, ибо человек смертен от
рождения и в этом также заложен глубочайший биологический смысл.
Все реакции организма, в первую очередь приспособительные 
и компенсаторные, так или иначе направлены на сохранение биоло-
гического вида, ибо вид — бессмертен, а индивид должен умереть.
Поэтому и приспособительные, и компенсаторные реакции направ-
лены, в принципе, лишь на продление жизни человека, прежде всего
больного. И с этих позиций они, разумеется, совершенны, так как
всегда выполняют свое назначение, компенсируя нарушенные
функции в течение того или иного срока. А смерть больного связа-
на с большим количеством самых разнообразных факторов, кото-
рые могут сделать компенсаторно-приспособительные реакции не-
достаточными на определенном этапе болезни или в определенный
период жизни человека и не более того. Поэтому рассуждения 
о “несовершенстве”, “относительной целесообразности”, “атавизме”
процессов, протекающих в органах и тканях, а также в организме 
в целом, есть результат недостаточности наших знаний и понимания
биологии жизни на современном этапе развития науки.
Знание и понимание приспособительных и компенсаторных
процессов, возникающих в организме при заболеваниях, имеет 
огромное значение для практической медицины и должно использо-
ваться врачами в их повседневной работе, так как усилия врачей 
и смысл этих реакций совпадают. Биологическая целесообразность
компенсации и приспособления, как уже указывалось, заключается,
прежде всего, в нейтрализации и уничтожении патогенного агента, 
в ликвидации вызываемых им повреждений органов и тканей и вос-
становлении гомеостаза. Эти же цели определяют действия врача 
с древнейших времен и до наших дней, они же будут обусловливать
его действия и в дальнейшем. 
204

Однако врач может регулировать динамику компенсаторных 
и приспособительных реакций. Так он поступает, вскрывая, напри-
мер, абсцесс или санируя плевральную полость, активно способст-
вует завершению воспалительного процесса, ограничивает с помо-
щью антибиотиков размеры очага пневмонии, ликвидируя абсцесс
мозга, предотвращает прорыв гноя в его желудочки и т.п. Своевре-
менно устраняя основную причину болезни, он тем самым преду-
преждает декомпенсацию гипертрофированного органа. И чем глубже
врач познает сущность процессов жизнедеятельности, тем успешнее
удается ему предупредить срыв компенсаторных реакций и их пере-
ход в свою противоположность, т.е. в патологию.
Вместе с тем между действиями врача и компенсаторно-приспо-
собительными реакциями имеется, образно говоря, определенный
антагонизм. Он заключается в том, что в патологии компенсаторные
и приспособительные реакции организма, сдерживая болезнь, но не
ликвидируя ее, долгое время маскируют патологический процесс,
делают его незаметным для врача и самого больного, и тем самым не
только не способствуют, но и препятствуют его своевременному рас-
познаванию. Благодаря им, болезнь не может проявить себя в той
стадии, когда она бывает еще радикально излечимой. В этом дуализм
и диалектика приспособительных и компенсаторных реакций. 
В этих условиях главной задачей врача становится разработка мето-
дов и мероприятий, позволяющих ему проникнуть в сущность бо-
лезни через мимикрию компенсаторных и приспособительных реак-
ций, которые могут быть барьером на пути ранней диагностики
болезней человека. Поэтому, проблема компенсации нарушенных
функций является, по выражению И.В.Давыдовского, “центральной
проблемой клинической медицины”.
Оснащение лекции
Макропрепараты: атрофия почки, бурая атрофия сердца, гипер-
трофия сердца, гипертрофия мочевого пузыря, рубец в миокарде,
рубцы в почке, акромегалия, слоновость.
Микропрепараты:  бурая атрофия миокарда, грануляционная
ткань, метаплазия слизистой оболочки желудка, метаплазия соеди-
нительной ткани в кость, метаплазия эпителия бронха, железисто-
кистозная гиперплазия эндометрия, жировая дистрофия миокарда.
Электронограммы: гиперплазия митохондрий кардиомиоцита,
гигантская митохондрия, стадия инициальной гиперфункции мио-
карда, стадия энергетического истощения миокарда, кластеры
митохондрий кардиомитоцитов.
205

Лекция № 11
ОПУХОЛЕВЫЙ РОСТ. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ.
ЭТИОЛОГИЯ. ПАТОГЕНЕЗ. 
ОСНОВНЫЕ СВОЙСТВА ОПУХОЛЕЙ
Определение и номенклатура. Определение опухолевого роста. 
Несмотря на длительную историю изучения проблемы опухолевого
роста, до сих пор не достигнуто единого понимания, что же такое
злокачественная опухоль.
R.A.Willis (1967) определял злокачественную опухоль как “пато-
логическую массу ткани с чрезмерным, некоординированным рос-
том, который сохраняется даже после прекращения действия факто-
ров его вызывающих”.
J.A.Ewing (1940) и Н.С. Pilot (1986) в дефиниции злокачествен-
ной опухоли подчеркивали, что ее основным отличительным свой-
ством является “наследственно обусловленный автономный рост”.
А.И.Струков и В.В.Серов (1995) дают определение злокачест-
венной опухоли как “патологического процесса, характеризующе-
гося безудержным размножением (ростом) клеток... Автономный,
или бесконтрольный, рост — первое основное свойство опухоли”.
Процесс развития опухолей под влиянием канцерогенных факторов
носит название канцерогенеза.
М.А.Пальцев, Н.М.Аничков (2001) определяют опухоль как
“патологический процесс, представленный новообразованной тка-
нью, в которой изменения генетического аппарата клеток приводят
к нарушению регуляции их роста и дифференцировки”.
Все перечисленные определения дополняют одно другое и под-
черкивают основное свойство опухоли — “автономный” рост, то есть
рост, не управляемый обычными стимулами со стороны организма
— опухоленосителя, а подчиняющийся автономной регуляции 
самой опухолевой клеткой и ее стромой, а также то, что первоисточ-
ник такого нарушения роста находится в повреждении генома сома-
тической клетки. Кроме того, в опухолях обнаруживается выражен-
ное в разной степени нарушение созревания и дифференцировки
клеток, а также нарушение динамического равновесия между про-
цессами пролиферации и их гибели. Сама же смерть опухолевых
клеток, особенно путем незавершенного апоптоза, не заканчиваю-
щегося фагоцитозом, может стимулировать рост опухоли за счет 
высвобождения из распадающихся апоптозных телец митогенети-
ческих факторов.
206

Доброкачественные и злокачественные опухоли. Существует два
типа опухолей в зависимости от степени их зрелости, темпов роста,
характера роста, способности давать метастазы и рецидивировать:
доброкачественные и злокачественные. 
Д о б р о к а ч е с т в е н н ы е   о п у х о л и   построены из зрелых
дифференцированных клеток, обладают медленным экспансивным
ростом с формированием капсулы из соединительной ткани на гра-
нице с окружающей нормальной тканью (рост опухоли самой в себе),
не рецидивируют после удаления и не дают метастазов. Название 
доброкачественных опухолей образуется из корня названия исход-
ной ткани с прибавлением окончания “ома”.
З л о к а ч е с т в е н н ы е   о п у х о л и построены из частично или
вовсе недифференцированных клеток, растут быстро, прорастая 
окружающие ткани (инфильтрирующий рост) и тканевые структуры
(инвазивный рост), могут рецидивировать и метастазировать. Злока-
чественные опухоли из эпителия называются раком или карциномой,
из производных мезенхимальной ткани — саркомой. Разбирая зако-
номерности опухолевого роста, нам придется постоянно сравнивать
эти два типа неоплазм.
Кроме того, обнаружены опухоли, обладающие чертами как 
доброкачественных (например, построены из зрелых дифференци-
рованных клеток), так и злокачественных (инвазивный рост, реци-
дивирование). Такие опухоли называются пограничными.
Номенклатура. Для удобства дальнейшего изложения материала
необходимо привести греческие и латинские термины, которые 
используются в литературе в качестве синонима для понятия опу-
холь: неоплазма (neoplasm); бластома (blastema); тумор (tumor); 
онкос (oncos). Для обозначения доброкачественных опухолей из
эпителия используют термин эпителиомы, а злокачественных опу-
холей из эпителия — рак или карцинома (cancer, carcinoma), злока-
чественных опухолей мезенхимального происхождения — саркома
(sarcoma).
Эпидемиология опухолей. Злокачественные опухоли представля-
ют собой серьезную проблему для человечества, являясь одной из
главных причин смерти в современном обществе. Число новых слу-
чаев злокачественных опухолей, регистрируемых каждый год, 
составляет около 5,9 млн человек, из которых 2 млн больных погиба-
ют ежегодно, 2 млн — регистрируются вновь. В России смертность
от злокачественных новообразований стоит на третьем месте после
смертности от инфекционных болезней и сердечно-сосудистой 
патологии (табл.11.1).
207

Таблица 11.1
Злокачественные новообразования в Российской Федерации
дка
ой
тки
областозы
оды
м
Г
Всего
Пищевода
Желу
Прям
кишки
Легких
Молочной
железы
Шейки
ма
Ге
1995
279,1
5,6
35,5
12,5
44,7
48,0
15,1
12,3
1996
288,0
5,7
35,4
12,9
44,8
50,0
15,1
12,9
1997
294,7
5,6
35,0
13,3
44,9
52,0
15,2
12,9
1998
302,0
5,5
34,7
13,9
44,4
55,1
15,4
13,1
1999
303,0
5,4
33,5
14,3
44,3
57,6
15,8
13,3
Уровень заболеваемости и смертности от злокачественных ново-
образований отличается в разных странах мира, что объясняется раз-
личиями в экологической обстановке, этнических привычках и на-
следственности. Так, например, уровень смертности от рака желудка
в Японии в 8 раз выше по сравнению с США, в то время как смерт-
ность от рака молочной железы и предстательной железы в Японии
составляет 1/4 и 1/5 от соответствующих показателей в США.
Различия в частоте развития той или иной опухоли часто могут
быть связаны с генетическими особенностями определенных групп
населения и с различиями в их социальном статусе. Известно, что
раком легкого болеют чаще люди, работающие и живущие вблизи
вредных производств и перенесшие туберкулез. Различия могут ни-
велироваться при изменении условий жизни. Так, например, амери-
канцы японского происхождения болеют раком желудка с той же 
частотой, что и местное население.
В последние годы в эпидемиологической ситуации по заболе-
ваемости и смертности от опухолей обнаруживается ряд тенден-
ций. Во-первых, наметился рост заболеваемости и смертности от
рака во всех странах мира; 50% погибших от онкологических забо-
леваний проживали в развитых странах. Онкологические заболе-
вания многие годы уверенно занимают 2-e место в структуре при-
чин смерти после сердечно-сосудистой патологии. Поскольку
имеется тенденция к снижению смертности от последней, то опу-
холи имеют явный шанс стать лидером среди причин смерти 
в XXI тысячелетии. 
208

Во-вторых, рост заболеваемости опухолями регистрируется 
во всех возрастных группах, но наибольшее число больных раком со-
ставляют люди старше 50 лет. В этой связи опухоли превратились 
в геронтологическую проблему.
В-третьих, установлены половые различия по частоте и структу-
ре заболеваемости злокачественными опухолями между мужчинами 
и женщинами. В среднем, заболеваемость неоплазиями среди муж-
чин выше в 1,5 раза, чем среди женщин, а в старших возрастных
группах более чем в 2 раза. В структуре заболеваемости мужчин 
с 1981 г. лидирующие места занимают рак легкого, рак желудка 
и толстой кишки. Отмечается некоторая стабилизация уровня забо-
леваемости раком легкого и значительный рост заболеваемости 
раком толстой кишки. В структуре заболеваемости женщин первые
три места делят между собой рак молочной железы, матки и толстой
кишки. В России ситуация несколько отлична. У мужчин наиболее
частыми являются рак легкого, желудка, кожи; у женщин — рак 
молочной железы, кожи и желудка. 
В-четвертых, структура заболеваемости и смертности от онколо-
гических заболеваний постоянно меняется в связи с учащением 
одних опухолей и снижением заболеваемости другими опухолями. 
В ряде случаев такое снижение заболеваемости связано с использо-
ванием эффективных профилактических мероприятий. Например, 
в США в связи с запретом на курение и строгим контролем за выбро-
сом бензапирена и других канцерогенных веществ в атмосферу, про-
изошла стабилизация показателей заболеваемости раком легкого. 
Этиология и патогенез опухолей. Различные этиологические
факторы, способные вызвать развитие опухолей, называются кан-
церогенными факторами, или канцерогенами. Выделяют три ос-
новных группы канцерогенных агентов: химические, физические
(радиационные) и вирусные. Полагают, что 80—90% злокачествен-
ных опухолей являются результатом неблагоприятного воздейст-
вия окружающей среды. Таким образом, проблема рака может счи-
таться экологической проблемой. Процесс развития опухолей под
влиянием канцерогенных факторов носит название канцерогенеза.
Среди причин развития опухолей человека и животных называются
различные канцерогенные агенты, что легло в основу построения
множества теорий канцерогенеза. Основными теориями являются:
химических канцерогенов, физических канцерогенов, вирусно-
генетическая, инфекционная и полиэтиологическая. Исторический
интерес представляет дизонтогенетическая теория Ю.Конгейма,
или теория “эмбриональных зачатков”. 
209

Теория физических канцерогенов. К физическим канцерогенам отно-
сятся три группы факторов: солнечная, космическая и ультрафиолето-
вая радиация; ионизирующая радиация и радиоактивные вещества.
С о л н е ч н а я ,   к о с м и ч е с к а я   и   у л ь т р а ф и о л е т о в а я
р а д и а ц и я являются самыми распространенными канцерогенны-
ми факторами, с которыми приходится сталкиваться человеку. Име-
ются убедительные экспериментальные доказательства и клиничес-
кие наблюдения канцерогенного эффекта солнечной радиации.
Известны факты о предрасположенности к развитию меланом у жи-
телей околоэкваториальных регионов, особенно обладающих белой
кожей с низким уровнем синтеза меланина, который является экра-
ном, защищающим клетки кожи от мутагенного воздействия ультра-
фиолета. Мутагенное действие ультрафиолета подтверждается также
наблюдениями за больными пигментной ксеродермой, имеющими
генетический дефект ферментов, осуществляющих репарацию ДНК.
В результате не происходит удаления мутированных участков ДНК,
что приводит к появлению малигнизированных клеток и частому
развитию у этих больных рака кожи.
Особого внимания заслуживает вопрос о   р а з в и т и и   о п у х о л е й
п о д   д е й с т в и е м   к а к   “ и о н и з и р у ю щ е й ” ,   т а к   и   н е и о -
н и з и р у ю щ е й   р а д и а ц и и   (схема 11.1). Актуальность этой про-
блемы стала особенно высокой во второй половине XX века в связи
с атомной бомбардировкой Хиросимы и Нагасаки, ядерными испы-
таниями и авариями на атомных электростанциях (АЭС).
Эпидемиологические данные, подтверждающие канцерогенное
воздействие радиации, касаются использования рентгеновских 
лучей в медицине, работы с радиоактивными источниками в промы-
шленности и наблюдения за лицами, пережившими атомную бом-
бардировку и аварии на АЭС.
Использование рентгеновских лучей в медицине имело не только
положительные последствия. На заре применения рентгеновских
лучей врачи не использовали защитные средства, а пациентам на-
значались необоснованно высокие дозы облучения. Тогда-то и была
зарегистрирована высокая частота развития злокачественных опухо-
лей рук у рентгенологов, а затем лейкозов у пациентов, получавших
облучение позвоночника и костей таза по поводу анкилозирующего
спондилита. В последние годы описано учащение развития злокаче-
ственных опухолей у детей, матери которых проходили рентгенов-
ское обследование таза во время беременности. Хотя эти результаты
и небесспорны, хорошо известно, что ткани плода обладают особо
высокой чувствительностью к рентгеновскому облучению.
210

Схема 11.1
Радиационный канцерогенез
РАДИАЦИОННЫЙ КАНЦЕРОГЕНЕЗ
Сохранная клетка 
Клетка с мутантным р53 или
(дикий тип p53)
потерей двух аллелей р53
Повреждение ДНК
Повреждение ДНК
Активация p53 и связывание
Отсутствие инактивации р53
ДНК
зависимых генов
Отсутствие
Нарушение транскрипции
Отсутствие
ареста
репарации
клеточного
цикла
ДНК
GADD45
р21 (блок
(Репарация
bax
CDK)
ДНК)
Мутантные клетки
Неудачная
Арест в G
репарация ДНК
Дополнительные мутации
Репарация
ДНК
Апоптоз
Злокачественная трансформация
клеток
Нормальная 
клетка
Злокачественная 
опухоль
211

Профессиональный рак легкого, вызванный вдыханием радио-
активного газа радона, был впервые описан у шахтеров урановых руд-
ников. Саркома костей у рабочих, разрисовывающих циферблаты
часов люминесцирующими красителями, также связана с накопле-
нием в костях радиоактивных частиц. Имеются противоречивые
данные о более высокой частоте развития лейкозов у людей, живу-
щих вблизи предприятий, обрабатывающих отходы ядерного топ-
лива. 
Радиационные катастрофы, такие как атомная бомбардировка
японских городов во время II Мировой войны, ядерные испытания
на полигонах в области Семипалатинска и на Маршалловых остро-
вах, а также авария 1986 г. на Чернобыльской АЭС привели к резко-
му росту онкологических заболеваний среди пострадавшего насе-
ления. Был отмечен в несколько раз рост развития лейкозов 
и солидных опухолей, в первую очередь щитовидной железы, осо-
бенно у детей. Поражение щитовидной железы связывают с избира-
тельным накоплением в ее ткани радиоактивного йода, образующе-
гося в ходе ядерных цепных реакций.
Сейчас становится ясным, что канцерогенное действие радиа-
ции может суммироваться с другими канцерогенными агентами —
химическими и вирусными. Кроме того, как было показано в экспе-
риментах, радиация может активировать вирусы (например, вирус
миелоидной лейкемии мышей).
Подводя итог разделу о физических канцерогенных агентах,
следует подчеркнуть, что, как и химические канцерогены, они реа-
лизуют канцерогенное действие через повреждение ДНК генома
клеток.
Теория химических канцерогенов. Химический канцерогенез 
у человека был впервые описан J.Hill, наблюдавшим развитие поли-
поза слизистой оболочки носа у людей, вдыхавших чрезмерные коли-
чества лекарств. Sir Percival Patt (1775) первый дал описание рака 
мошонки у трубочистов. С тех пор описано более 1000 химических
канцерогенных веществ, из которых только 20, как было доказано,
инициируют опухоли человека. Хотя основные исследования в обла-
сти химического канцерогенеза проводятся на лабораторных живот-
ных и в клеточных культурах, тем не менее есть наблюдения опухолей
человека, развитие которых обусловлено воздействием химических
канцерогенов. Яркими примерами могут служить профессиональные
опухоли — рак мочевого пузыря у работающих с анилиновыми кра-
сителями, рак легкого у людей, контактирующих с асбестом, рак 
печени работников поливинилхлоридного производства и др.
212

Канцерогенные агенты подразделяются на две большие группы:
генотоксические и эпигенетические в зависимости от их способности
взаимодействовать с ДНК. К генотоксическим канцерогенам относят-
ся полициклические ароматические углеводороды, ароматические
амины, нитрозосоединения и др. Эпигенетические химические канце-
рогены 
не дают положительных результатов в тестах на мутагенность,
однако их введение вызывает развитие опухолей. Эпигенетические
канцерогены представлены хлорорганическими соединениями, 
иммунодепрессантами и другими. 
В свою очередь часть генотоксических канцерогенов может 
напрямую взаимодействовать с ДНК, поэтому они называются пря-
мыми.  
Другие же должны претерпеть химические превращения 
в клетках, в результате которых они становятся активными, приоб-
ретают электрофильность, могут концентрироваться в ядрах клеток
и взаимодействовать с ДНК. Последний вид генотоксических канце-
рогенов называется непрямым. Активация непрямых генотоксических
канцерогенов происходит с участием ряда ферментных систем клет-
ки, таких как монооксигеназной ферментной системы, основным
действующим компонентом которой является цитохром Р-450-гемо-
протеид, эпоксидгидратазы, а также трансферазы, катализирующих
реакции конъюгации канцерогенных веществ. Активированные 
метаболиты реагируют с различными участками ДНК, вызывая алки-
лирование ее оснований — аденина, гуанина, цитидина и тимидина.
Образование алкилгуанина может приводить к точковым мутациям
в геноме клетки. Названные ферментные системы обнаружены 
в клетках печени, бронхиального, желудочного, кишечного и почеч-
ного эпителия и др. клетках.
Происхождение химических канцерогенов может быть экзо- 
и эндогенным. Известными эндогенными канцерогенами считаются
холестерин, желчные кислоты, аминокислота триптофан, некоторые
стероидные гормоны, перекиси липидов. Накоплению эндогенных
канцерогенов в организме могут способствовать некоторые заболе-
вания, а также хронические гипоксические состояния.
Х и м и ч е с к и й   к а н ц е р о г е н е з имеет многоступенчатый ха-
рактер и протекает в несколько стадий: инициации, промоции и про-
грессии опухоли (схема 11.2). Каждая из стадий требует специальных
этиологических факторов и отличается морфологическими проявле-
ниями. В стадию инициации происходит взаимодействие генотокси-
ческого канцерогена с геномом клетки, что вызывает его перестрой-
ки. Однако для злокачественной трансформации этого недостаточно.
Последняя обеспечивается действием еще одного повреждающего
213



Схема 11.2
Химический канцерогенез
ХИМИЧЕСКИЙ КАНЦЕРОГЕНЕЗ
КАНЦЕРОГЕН
Детоксикация
Активация
Экскреция
метаболизма
Электрофильные
Детоксикация
метаболиты
Репарация ДНК
Нормальная 
клетка
ИНИЦИАЦИЯ
Связывание с ДНК
Изменение структуры ДНК
Смерть клетки
Стойкие изменения ДНК
Пролиферация клеток с нарушением дифференцировки
Иммортализация клеток
Предопухолевый клон
МОЦИЯ
Дополнительные мутации
ПРО
Злокачественная трансформация клеток
Злокачественная
опухоль
214

агента, вызывающего дополнительные перестройки в геноме. Клетка
малигнизируется, начинает бесконтрольно делиться. Вещество, 
используемое на 2-й стадии, называется промотором. В качестве
промоторов нередко выступают эпигенетические канцерогены, 
а также вещества, не являющиеся сами по себе канцерогенами. Эффект
химических канцерогенов зависит от длительности введения и дозы,
хотя и нет пороговой минимальной дозы, когда канцерогенный
агент может считаться безопасным. Инициация является необрати-
мым процессом. Кроме того, эффект от действия различных химиче-
ских канцерогенов может суммироваться.
Резюмируя данные по химическому канцерогенезу, следует под-
черкнуть, что для реализации своего действия химические канцеро-
гены должны воздействовать на ядерную ДНК и вызвать ее повреж-
дения.
Инфекционная теория — вирусный и микробный канцерогенез.
Основоположником теории по праву считается Л.А.Зильбер (1968).
Согласно данной теории ряд опухолей может развиться под дейст-
вием особых вирусов, которые называются онкогенными вирусами.
Первые эксперименты по доказательству роли вирусов в развитии
опухолей ставились с использованием бесклеточных фильтратов из
ткани неоплазмы, которые вызывали развитие опухолей у живот-
ных-реципиентов. Таким способом в 1908 г. Ellerman и Bang впервые
удалось вызвать лейкоз у кур. Первый онкогенный вирус был описан
в 1911 г. экспериментатором-патологом Рокфеллеровского института
Pyeton Rous как фильтрующийся агент, способный вызывать развитие
саркомы у кур. За данное открытие P.Rous через 55 лет в 1968 г. был удо-
стоен Нобелевской премии. В 30-е годы Bittner открыл вирус рака 
молочной железы мышей, а Shope — вирус папилломы кролика. После
этих основополагающих исследований начался лавинообразный 
поток работ по идентификации онкогенных вирусов. До недавнего
времени вирусный канцерогенез считался присущим только живот-
ным. В последние десятилетия получены данные о значении вирусов
и в развитии некоторых опухолей человека: африканской лимфомы
Беркитта (ДНК-вирус Эпстайна—Барр), назофарингеальной карцино-
мы (вирус Эпстайна—Барр), папилломы и рак кожи гениталий (ДНК-
вирус  папилломы человека), некоторые виды Т-клеточных лейкозов 
и лимфом (РНК-вирус HLTV I) и др. (схема 11.3). Онкогенные вирусы
относятся к семействам ДНК- и РНК-содержащих вирусов.
ДНК-онковирусы содержат две группы генов: первая группа —
гены, необходимые им для репликации вируса, вторая группа — 
гены структурных белков вируса. ДНК-онковирусы встраиваются
215

Схема 11.3
Инфекционный канцерогенез
Канцерогенез при EBV инфекции
Инфицирование 
Взаимодействие EBV 
EBV
c CD21 рецепторами 
на В-клетках
Нарушение
Поликлональная В-клеточная
иммунорегуляции
активация
Мутации (транслокации) 
в хромосомах 8,14
Появление мутантного 
Мутации N-ras
клона
Рост мутированного клона:
лимфома Беркитта
полностью или частично в геном клетки-хозяина и в подавляющем
большинстве случаев вызывают гибель этой клетки. Основной меха-
низм смерти инфицированной клетки связан с разрушением ее мем-
браны в момент выхода вирусных частиц. Высказывается предполо-
жение, что при попадании ДНК-онковируса в чувствительные
клетки только в одном из миллиона случаев возникает злокачествен-
ная трансформация клетки. К ДНК-онковирусам относятся адено-
вирус, вирус герпеса, паповавирусы, вирус ветряной оспы и вирус 
гепатита В. Вирусы данной группы значительно чаще вызывают раз-
личные инфекционные болезни, нежели опухолевый рост.
РНК-онковирусы относятся к ретровирусам и за исключением
вирусов иммунодефицита человека и гепатита С не приводят к разви-
тию инфекционных заболеваний. Многие из ретровирусов существу-
ют в организме хозяина годами, не вызывая при этом никаких патоло-
гических изменений. Все РНК-онковирусы подразделяются на
быстро- и медленно трансформирующие. Геном РНК-вирусов имеет
три группы генов gag, кодирующих белки вируса, pol — обратную
транскриптазу, необходимую для синтеза на РНК вирусной ДНК, 
216

которая полностью или частично встраивается в геном клетки хозяина,
env — белки вирусного капсида. Инфицированная вирусом клетка не
погибает, так как РНК-вирусы покидают ее в основном путем отпоч-
ковывания без разрушения клеточной мембраны, и это делает РНК-
вирусы весьма эффективными в отношении трансформации клеток.
Сейчас известно множество онкогенных ретровирусов, вызывающих
развитие сарком, лейкозов и солидных опухолей у животных и людей.
В 1976 г. в ретровирусе саркомы Рауса был обнаружен первый
ген, ответственный за злокачественную трансформацию клетки.
Это был src-онкоген. Экспериментально было установлено, что ви-
русы саркомы Рауса, лишенные src-онкогена, не способны вызывать
развитие опухоли. В настоящее время известно более 100 генов виру-
сов, ответственных за развитие опухолей, которые называются 
вирусными онкогенами. Трансфекция вирусных онкогенов в клетки
приводит к их злокачественной трансформации.
Helicobacter pylori — бактерия, обитающая в полости желудка 
в норме и приспособленная к условиям жизни в кислой среде, при-
знана этиологическим фактором развития лимфом маргинальной
зоны — мальтом. При этом хроническая инфекция Helicobacter
pylori индуцирует появление реактивных Т-лимфоцитов, продуци-
рующих цитокины, стимулирующие пролиферацию В-лимфоцитов.
В пролиферирующих В-лимфоцитах со временем накапливаются
мутации, приводящие к их злокачественной трансформации, тогда
рост приобретает моноклональный характер и не регулируется 
Т-клетками. В литературе обсуждается также роль Helicobacter pylori
в возникновении рака желудка.
Роль наследственности. Злокачественные новообразования
встречаются с различной частотой среди разных этнических
групп, проживающих на одной территории. В США заболеваемость
раком легких среди чернокожего населения в 2 раза выше, чем сре-
ди белого, что связывают с различиями в наследственной предрас-
положенности. Большая группа опухолей детей имеет явное наслед-
ственное происхождение: ретинобластома, опухоль Вильмса,
пигментная ксеродерма и гепатобластома. В семьях больных дан-
ными опухолями обнаруживают специфические хромосомные
аномалии. Так, развитие ретинобластомы коррелирует с обнару-
жением делеции 13-й хромосомы с потерей гена Rb, являющегося
антионкогеном. Другим примером может служить наследственное
заболевание пигментная ксеродерма с известным генетическим
дефектом репарации ДНК, при котором в 1000 раз возрастает риск
развития рака кожи.
217

С наследственными факторами связывают возникновение опу-
холей при синдроме атаксии-телеангиоэктазии (высокая частота
лейкозов и лимфом), анемии Фанкони (лейкозы), синдроме Блума
(лейкозы и другие опухоли), множественных эндокринных неопла-
зиях 1-го и 2-го типов. Установлено, что рак молочной железы, тол-
стой кишки и почек нередко регистрируется в определенных семьях,
хотя наследственных факторов, которые могли бы участвовать в пе-
редаче этих заболеваний, в семьях не найдено.
Полиэтиологическая теория объединяет все другие теории, 
поскольку опухоли — это множество разных болезней, в развитии
каждой из которой могут участвовать разные этиологические факторы.
Кроме того, эффект всех известных канцерогенов может суммиро-
ваться и усиливаться.
Достижения экспериментальной и клинической онкологии ХХ в.
позволили установить, что развитие опухолей является результатом
возникновения мутаций в соматических клетках, происходящих при
повреждении молекул ДНК. Это заключение подтверждается тремя
группами фактов: 1) наличием корреляций определенных хромосом-
ных мутаций с некоторыми типами опухолей; 2) развитием опухоле-
вого фенотипа в клетках при трансфекции в них онкогеннных виру-
сов; 3) обнаружением мутагенных свойств у большинства известных
канцерогенных агентов.
Молекулярные основы канцерогенеза. Рассматривая различные
теории развития опухолей, поражаешься тому факту, что разнооб-
разные канцерогенные агенты, отличающиеся по механизмам свое-
го действия, приводят к одному и тому же результату — развитию
опухолей. Объяснение этому феномену было дано лишь в последние
десятилетия, когда рак стал рассматриваться как генетическое заболе-
вание. Генетические перестройки могут происходить под действием
канцерогенных агентов как в соматической, так и в половой клетке.
При этом четыре класса генов являются мишенями канцерогенных
агентов: протоонкогены — регуляторы пролиферации и дифферен-
цировки клеток; гены — супрессоры опухолей (антионкогенов),
ингибирующие пролиферацию клеток; гены, участвующие в гибе-
ли клеток путем апоптоза; гены, отвечающие за процессы репара-
ции ДНК.
Клеточные онкогены — промоторы опухолевого роста. Современ-
ное представление о канцерогенезе связывают с возможностью раз-
личных канцерогенных агентов вызывать такие повреждения 
генома клеток, которые сопровождаются активацией клеточных 
онкогенов и/или инактивацией антионкогенов (схема 11.4). Связь
218

Схема 11.4
х
Онкобелки 
с активностью
c-fos
мелкомолекуляр-
ного G-протеина
c-myb
Онкобелки 
ДНК
c
факторов
АТФ
Ф
циклаза
АМФ
c-jun
c-my
Аденилат-
c-mos
ГТ
Онкобелки с активностью
ядерных транскрипционны
с серинтреонин-киназной активностью
c-bcl-2
нкопротеинов в клетке
c-ras
c-raf
Ф
ние о
ГД
Bc 1-2
c-ras
Протеинкиназа С
семейство
c-fes
Митохондрии
c-abl
Распределе
c-src
c-ros
c-fims
c-mas
c-erb-B
c-fms
роста c-sis
Онкопротеины —
аналоги факторов 
аналоги 
Онкобелки 
рецепторов
активностью
Онкопротеины —
с тирозинкиназной
219

канцерогенеза с данными генами клеток не случайна, так как имен-
но эти гены могут запускать деление клеток, участвуют в контроле их
пролиферации и дифференцировки.
В 1976 г. Stechellen с соавт. у птиц, а в 1978 г. Spector с соавт. у мле-
копитающих обнаружили участок ДНК, гомологичный вирусным
онкогенам. В активном состоянии такие участки получили название
клеточных онкогенов, в неактивном — протоонкогенов.
Протоонкогены — это нормальные гены клеток. В зрелых тканях
они, как правило, неактивны. Активация протоонкогенов и превра-
щение их в клеточные онкогены происходит при опухолевом росте,
а также в ходе эмбриогенеза (схема 11.5). Некоторые из клеточных
онкогенов активируются также при пролиферации и дифференци-
ровке клеток в очагах репаративной регенерации.
Схема 11.5
Механизмы активации протоонкогенов
ПРОТООНКОГЕН
Усиление экспрессии
Точковые 
Амплификация
(встраивание энхансера 
мутации
при транслокации хромосом)
Превращение протоонкогена в клеточный онкоген (доминантный
признак)
Усиленный несбалансированный синтез онкопротеинов
Гиперплазия и дисплазия с нарушением дифференцировки 
и последующей иммортализацией клеток
Злокачественная трансформация клеток, инвазивный рост опухоли,
метастазирование
220

Клеточные онкогены кодируют синтез белков, которые называ-
ются онкобелками, или онкопротеинами. Следует отметить, что все
известные в настоящее время онкопротеины принимают участие 
в передаче митогенетических сигналов от клеточной мембраны до
ядра к определенным генам клеток. Это значит, что большинство
факторов роста и других цитокинов в той или иной степени могут
взаимодействовать с онкобелками.
По функциональной активности и структурному сходству с эле-
ментами сигнальной митогенетической цепочки все онкобелки 
могут быть подразделены на: онкобелки-гомологи факторов роста
(c-sis, int-r, k-fgt и др.); онкобелки-гомологи рецепторов факторов
роста (c-erbB, c-erbA и др.); онкобелки, связанные с работой рецеп-
торов — аналоги G-белка (c-ras), и протеинкиназные белки (c-src, 
c-fps, c-fes, c-abl, c-met); онкобелки, передающие ростовые сигналы
на ДНК (c-fos, c-jun, c-myc и др.).
Для того чтобы стимулировать пролиферацию клеток, протоон-
когены должны превратиться в клеточные онкогены. Известны 
четыре основных механизма активации протоонкогенов: инсерци-
онная активация — активация под действием встроенных в геном 
генов (вирусных); активация при транслокации участка хромосомы
с встроенным в него протоонкогеном; активация путем амплифика-
ции (умножении копий) протоонкогена; активация при точковых
мутациях протоонкогенов. 
И н с е р ц и о н н а я   а к т и в а ц и я   происходит при участии
РНК- и реже ДНК-вирусов, которые могут встраиваться в геном
клетки и своими генами модулировать активность близлежащих
клеточных генов, среди которых могут оказаться протоонкогены.
Ретровирусы могут быть носителями вирусного онкогена или энхан-
сера, выполняющих роль активаторов онкогенов.
Тр а н с л о к а ц и я   у ч а с т к о в   х р о м о с о м   в клетках может
приводить к контакту протоонкогенов с сильными энхансерами, как
это происходит при лимфоме Беркитта и хроническом миелолейкозе
человека.
При лимфоме Беркитта наблюдается реципрокная транслокация
участков 8-й и 14-й хромосом. В результате участок хромосомы 8q24, со-
держащий c-myc, транслоцируется на участок 14-й хромосомы 14q32, 
в зону действия гена тяжелых цепочек иммуноглобулинов. В 10% случа-
ев встречается другой вариант реципрокной транслокации с встраива-
нием участка 8q24, несущего c-myc, во 2 хромосому, вблизи генов легких
цепочек иммуноглобулинов. Активные гены иммуноглобулинов высту-
пают в роли энхансеров по отношению к клеточному онкогену c-myc.
221

Хронический миелоидный лейкоз человека характеризуется спе-
цифическим генетическим дефектом — Филадельфийской хромосо-
мой, которая образуется в результате реципрокной транслокации
между 9-й и 22-й хромосомами. Участок 9-й хромосомы, несущий
протоонкоген с-abl, оказывается на фрагменте 22-й хромосомы, где
формируется новый ген-гибрид c-abl-bcr, белковый продукт которо-
го обладает тирозиназной активностью.
А м п л и ф и к а ц и я   к л е т о ч н о г о   о н к о г е н а   проявляется 
в увеличении числа его копий и может захватывать как отдельные ге-
ны, так и целые участки хромосом. При этом могут обнаруживаться
добавочные мелкие хромосомы. Амплификация описана для c-myc 
и с-ras семейств клеточных онкогенов при раке легкого, мочевого
пузыря, толстой кишки, поджелудочной железы. Амплификация 
N-myc найдена в человеческой нейробластоме в 38% случаев и кор-
релирует с плохим прогнозом жизни больных. Амплификация c-neu,
онкобелок которого гомологичен рецепторам к эпидермоидному
фактору роста, является плохим прогностическим фактором при 
раке молочной железы. Накопление в клетках карциномы онкопро-
теина с-neu приводит к усиленному связыванию ростовых факторов,
которые синтезируются самими же опухолевыми клетками (ТФРα),
что стимулирует рост опухоли по аутокринному механизму.
Гены — супрессоры рака. В геноме клеток обнаруживаются гены,
которые, напротив, тормозят пролиферацию клеток и обладают 
антионкогенным действием. Потеря клеткой таких генов может
приводить к развитию рака. Наиболее изученными антионкогенами
являются р53 и Rb (retinoblastoma gene). Потеря Rb обнаруживается
в редко встречающейся детской опухоли ретинобластоме (частота
ретинобластомы 1 на 20000 детей). 60% ретинобластом развиваются
спорадически, а 40% описываются как наследственные опухоли с ау-
тосомно-доминантным типом наследования. В случаях наследствен-
ного дефекта Rb нормальный ген отсутствует только на одной алле-
ли. Вторая аллель остается сохранной, поэтому опухоль может
развиться только при одновременном повреждении второго сохран-
ного гена Rb. В случае спонтанно развившейся ретинобластомы по-
теря Rb затрагивает сразу обе аллели (схема 11.6).
Молекулой 1995 г. назван ген-супрессор р53. Существует две
формы антионкогена р53: “дикая” (неизмененная) и мутированная.
В опухолевых клетках при многих типах рака обнаруживается накоп-
ление мутированной, или “дикой” формы, р53 в избыточном коли-
честве, что оказывает отрицательное действие на регуляцию клеточ-
ного цикла, в связи с чем клетка приобретает способность 
к усиленной пролиферации.
222

Схема 11.6
Мутации гена-супрессора Rh в развитии ретинобластомы
СЕМЕЙНАЯ
СПОНТАННАЯ
РЕТИНОБЛАСТОМА
РЕТИНОБЛАСТОМА
Унаследованная
Спонтанная
мутация Rb в одной
мутация Rb 
из 13 хромосом
во второй 13-й
хромосоме
Спонтанная
Спонтанная
мутация Rb 
мутация Rb 
в одной из 13
во второй 13-й
хромосом
хромосоме
Мутации Rb в обеих
13 хромосомах
РАЗВИТИЕ РЕТИНОБЛАСТОМЫ
Регуляция пролиферативной активности клетки с помощью
р53 осуществляется через усиление или ослабление им апоптоза
(схема 11.7). Активация р53 на фоне активации клеточных онкоге-
нов c-fos и c-myc приводит опухолевые клетки к смерти, что и на-
блюдается при действии на опухоль химиопрепаратов и радиации.
Мутации р53 или инактивация его другими способами на фоне уси-
ления экспрессии c-fos, c-myc и всl-2, наоборот, заканчивается уси-
лением пролиферации клеток и злокачественной трансформацией.
Гены — регуляторы апоптоза. Апоптоз — генетически запрограм-
мированная смерть клеток в живом организме происходит и при
опухолевом росте. Апоптоз в опухолях может быть спонтанным 
и индуцированным различными терапевтическими воздействиями.
Из известных генов-регуляторов апоптоза наиболее изученными 
223

Схема 11.7
Контроль клеточного цикла геном-супрессором р53
Повреждение ядерной ДНК клетки
Мутантный р53
“Дикий” р53
(доминантный
признак)
Стимуляция деления клетки
Повышение экспрессии
с поврежденным геномом
“дикого” р53
мутантным р53
Блок клеточного цикла 
Деление клетки
в Gl-фазу
с поврежденным
геномом
Апоптоз 
Репарация 
Нестабильный
клетки
ДНК
геном
Возвращение
Опухолевый рост
клетки 
в клеточный цикл
являются клеточные онкогены семейства bcl-2, c-myc и ген- супрес-
сор р53. Гиперэкспрессия bcl-2 в опухолевых клетках предохраняет
их от апоптоза и тем самым поддерживает рост опухоли. Подобные
изменения зарегистрированы в В-клеточной фолликулярной лим-
фоме, в мелкоклеточной раке легкого и других. При этом гиперэкс-
прессия bcl-2 в В-клеточной фолликулярной лимфоме обусловлена
его транслокацией t (14;18) в зону локуса активно работающих генов,
регулирующих синтез тяжелых цепочек иммуноглобулинов. Другим
примером может служить гиперэкспрессия в раке легкого мутантного
р53, не способного вызывать апоптоз в опухолевых клеток и, напро-
тив, стимулирующего их пролиферацию. 
Гены репарации ДНК. Гены, отвечающие за репарацию повреж-
денной ДНК, являются основными факторами антибластомной 
защиты, работающими на уровне генома клетки. Значение их велико,
224

поскольку они регулируют восстановление нормальной структуры
ДНК, поврежденной в ходе пролиферации клеток или в результате
действия канцерогенных агентов. Потеря, мутации или наследст-
венный дефект генов репарации ДНК приводят к накоплению му-
таций в геноме и злокачественной трансформации клеток. Подоб-
ные ситуации описаны при ряде наследственных заболеваниях:
неполипозном раке толстой кишки (синдром Линха I и синдром
Линха II) с аутосомно-доминантным типом наследования, пиг-
ментной ксеродерме, синдроме Блума, анемии Фанкони и атаксии
— телеангиоэктазии. 
У пациентов с наследственным неполипозным раком толстой
кишки обнаруживается дефект одного из генов репарации ДНК —
hMSH2 или hMSH1. При пигментной ксеродерме вследствие дефек-
та генов репарации ДНК не происходит удаление мутированных уча-
стков ДНК, образующихся под действием ультрафиолетового облу-
чения, что приводит к появлению малигнизированных клеток 
и частому развитию у этих больных рака кожи. 
Основные свойства опухолей. Автономность. Основными свойст-
вами опухолей являются: автономный рост, наличие атипизма, спо-
собность к прогрессии и метастазированию.
Автономный рост опухоли характеризуется отсутствием контроля
за пролиферацией и дифференцировкой клеток со стороны организ-
ма-опухоленосителя. Это вовсе не означает, что опухолевые клетки
находятся в каком-то пролиферативном хаосе. В действительности,
клетки опухолей переходят на аутокринный или паракринный меха-
низм регулирования своего роста. При аутокринной стимуляции
роста опухолевая клетка сама продуцирует факторы роста или онко-
белки-аналоги факторов роста, а также рецепторы или онкобелки-
аналоги рецепторов факторов роста. Так происходит, например, 
в мелкоклеточном раке легкого, клетки которого продуцируют рос-
товой гормон бомбезин и одновременно рецепторы к нему. При этом
происходит и паракринная стимуляция, поскольку бомбезин может
взаимодействовать и с соседними клетками. Ярким примером пара-
кринной стимуляции опухоли может быть продукция инсулинопо-
добного фактора роста (ИПФР) 2 фибробластами стромы рака лег-
кого. При этом фактор роста взаимодействует с рецепторами на
раковых клетках и стимулирует их пролиферацию. Автономный рост
опухоли выражается в утрате контактного торможения и имморта-
лизации (приобретение бессмертия) опухолевых клеток, что 
может быть объяснено переходом клеток на аутокринный и пара-
кринный пути регулирования своего роста.
225

Автономность опухоли носит относительный характер, посколь-
ку опухолевая ткань постоянно получает от организма различные
питательные вещества, кислород, гормоны, цитокины, приносимые
с током крови. Кроме того, она испытывает воздействия иммунной
системы и прилежащей окружающей неопухолевой ткани. Таким 
образом, автономность опухоли следует понимать не как полную 
независимость опухолевых клеток от организма, а как приобретение
опухолевыми клетками способности к самоуправлению.
В злокачественных опухолях автономный рост выражен в значи-
тельной степени. Они растут быстро, прорастая прилежащие нор-
мальные ткани. В доброкачественных опухолях он выражен крайне
слабо, некоторые из них поддаются регуляторным воздействиям,
растут медленно, не прорастая соседние ткани.
Патология митоза и апоптоза. В опухолевой ткани наблюдает-
ся  патология митоза, регистрирующаяся в гистологических и ци-
тологических препаратах, а также при проточной цитофотомет-
рии. Митотический цикл состоит из пяти фаз (G0, G1, S, G2, M), так
же как и в нормальных клетках. При этом длительность митотичесого
цикла в опухолевых клетках, как правило, равна или даже больше по
сравнению с аналогичными зрелыми неопухолевыми клетками.
Фракция делящихся клеток в опухолевой ткани значительно выше 
и составляет около 20% клеток. 
Нарушение регуляции процессов митоза и апоптоза в опухоле-
вых клетках приводит к возникновению их дисбаланса. До настоя-
щего времени описаны два варианта дисбаланса между пролифера-
цией и спонтанным апоптозом при опухолевом росте.
1. Н е д о с т а т о ч н ы й   а п о п т о з   п о   о т н о ш е н и ю   к   у р о в н ю
п р о л и ф е р а т и в н ы х   п р о ц е с с о в наблюдается при гиперпласти-
ческих процессах, опухолевом росте. Снижение уровня апоптоза 
в тканях способствует выживанию мутированных клеток и может
способствовать развитию опухолей, что наблюдается при мутациях
p53 и в гормонально-зависимых карциномах молочной железы,
предстательной железы и яичника. Недостаточный апоптоз “запре-
щенных” клонов и активированных по каким-либо причинам 
В-лимфоцитов, продуцирующих аутоантитела, может приводить 
к развитию аутоиммунных болезней; 
2. Н е з а в е р ш е н н ы й   а п о п т о з   в   с в я з и   с   о т с у т с т в и е м
ф а г о ц и т о з а   а п о п т о з н ы х   т е л е ц , обнаруженный при раке
легкого (Коган Е.А. с соавт. 1998, 1999; Пальцев М.А. с соавт., 2000).
Незавершенный характер апоптоза без последующего фагоцитоза
апоптозных телец можно считать проявлением его патологии при
226

опухолевом росте. J.F.R. Kerr и ряд других авторов, изучавших апоп-
тоз при различных патологических процессах, показали, что, как
правило, апоптоз завершается немедленным фагоцитозом апоптоз-
ных телец, чем, возможно, и объясняется отсутствие воспалитель-
ной реакции вокруг апоптозных телец. Эти же авторы считают, что 
в ряде случаев апоптозные тельца могут подвергаться вторичному 
аутолизу за счет собственных лизосомальных ферментов с образова-
нием постапоптозного детрита, не отличимого от некротического. 
В свою очередь, незавершенный апоптоз в связи с последующим 
аутолизом апоптозных телец, приводящим к выходу клеточных 
онкогенов, факторов роста и цитокинов, может являться мощным
источником митогенетических факторов, стимулирующих пролифе-
рацию сохранных живых опухолевых клеток. Таким образом, можно
предположить, что незавершенный апоптоз в раке легкого с после-
дующим аутолизом апоптозных телец может еще в большей степени
стимулировать рост опухоли.
Таким образом, рост опухолевой ткани обеспечивается, в основ-
ном, за счет увеличения фракции делящихся клеток, дисбаланса
между митозом и апоптозом, а также незавершенным характером
апоптоза. 
Атипизм опухоли. Атипизм происходит от греч. Atypicus — 
отклонение от нормы. Помимо термина атипизм используются
также такие понятия, как анаплазия (возврат к эмбриональному
этапу развития) и катаплазия (уподобление эмбриональной ткани).
Последний термин более корректен, так как при опухолевом росте
никакого возврата к эмбриональной ткани не происходит, хотя мно-
гие свойства опухолевой ткани сближают ее с эмбриональной. 
В опухолях выделяют четыре вида атипизма: морфологический, 
биохимический, антигенный и функциональный.
М о р ф о л о г и ч е с к и й   а т и п и з м ,   и л и   а т и п и з м   с т р у к -
т у р ы   о п у х о л и выражается в том, что ткань опухоли не повторя-
ет строение аналогичной зрелой ткани, и клетки опухоли могут быть
не похожи на зрелые клетки того же происхождения.
Морфологический атипизм представлен двумя вариантами: тка-
невым и клеточным. Тканевой атипизм выражается в изменении соот-
ношения между паренхимой и стромой опухоли, чаще с преобладани-
ем паренхимы, изменением величины и формы тканевых структур 
с появлением уродливых тканевых образований различной величины.
Клеточный атипизм заключается в появлении полиморфизма
клеток как по форме, так и по величине, укрупнении в клетках ядер,
имеющих часто изрезанные контуры, увеличении ядерно-цитоплаз-
227

матического соотношения в пользу ядра, появлении крупных ядры-
шек. В результате патологических митозов в опухолевых клетках 
обнаруживаются клетки с гиперхромными ядрами, гигантскими 
ядрами, многоядерные клетки и фигуры патологических митозов.
При электронно-микроскопическом исследовании клеточный ати-
пизм опухолевой клетки проявляется также изменениями структуры
ядра с маргинацией хроматина и наличием гетерохроматина, умень-
шением количества ядерных пор, что может способствовать разоб-
щению ядра и цитоплазмы опухолевой клетки. Кроме того, на ульт-
раструктурном уровне становится отчетливо видна степень утраты
специфической дифференцировки опухолевой клеткой.
Структурные изменения затрагивают все компоненты опухоле-
вой клетки — ядро, цитоплазму, мембраны, органеллы и цитоскелет,
что называется морфологическим атипизмом опухоли. Ядра опухо-
левых клеток, как правило, увеличены, полиморфны, их контуры
изрезаны. Их структура изменена, они имеют неупорядоченно
расположенный хроматин с конденсацией его в виде глыбок под
кариолеммой. При этом увеличивается относительное содержание
гетерохроматина, содержащего неактивную ДНК, по сравнению
с эухроматином, построенным из активно работающей ДНК. Умень-
шение содержания активно работающей ДНК, а следовательно, 
и активно работающих генов в опухолевой клетке отражает тот факт,
что в функциональном отношении опухолевая клетка очень прими-
тивна, требует генетического и метаболического обеспечения, в ос-
новном процессов роста и размножения. Увеличение размеров ядра
происходит за счет нарушения процессов эндоредупликации ДНК,
полиплоидии, эндомитозов, увеличения хромосом в ряде новообра-
зований. В ядрах могут обнаруживаться разнообразные включения:
вирусные частицы, внутриядерные тельца, тубулярные структуры,
пузырьки, выросты, карманы ядерной мембраны.
Наблюдаются также изменения ядрышек — увеличение их
размеров, количества, появление “персистирующих” ядрышек,
не исчезающих во время митозов, увеличение размеров ядрышково-
го организатора, в котором сконцентрирована ядрышковая ДНК,
кодирующая рибосомальную ДНК. Поэтому изменения данной уль-
трастуктуры происходит параллельно с изменениями белково-син-
тетической функции клетки. Ядерная мембрана опухолевых клеток
бедна ядерными порами, что затрудняет транспортные связи между
ядром и цитоплазмой.
Описанные структурные изменения ядер опухолевых клеток 
сочетаются с хромосомными и генными перестройками: хромосомными
228

аберрациями (количественными и качественными изменениями хро-
мосом),  генными мутациями с нарушением процессов репарации
ДНК, активацией протоонкогенов и супрессией или потерей генов-
супрессоров опухолевого роста. Хромосомные аберрации представ-
лены потерей или избытком каких-либо хромосом, появлением
кольцевидных хромосом, транслокацией, делецией и редупликаци-
ей хромосом.
Классическим примером реципрокной транслокации хромосом
с активацией при этом протоонкогенов являются лимфома Беркит-
та и хронический миелолейкоз. Делеция, или нетранскрипционная
перестройка, характеризуется потерей генетического материала.
Примером служит делеция в хромосоме 11 при опухоли почек
Вильмса и в хромосоме 13 при ретинобластоме. В ретинобластоме
при этом происходит потеря антионкогена Rb. При лейкозах описа-
ны делеции хромосом, опережающие на несколько лет развитие лей-
коза. Редупликация хромосом часто сочетается с процессами транс-
локации и делеции. При хроническом миелолейкозе помимо
маркерного признака в виде филадельфийской хромосомы, напри-
мер в стадию обострения, нередко наблюдается также полисомия 
по хромосомам 8, 17 и 19. Увеличение частоты неоплазм с возрастом
связывают с накоплением в соматических клетках мутаций и с воз-
растной дерепрессией репарации ДНК.
Поверхность опухолевых клеток отличается увеличенной складча-
тостью, появлением микровыростов, пузырьков, а в ряде опухолей 
и микроворсинок различной конфигурации и плотности. Полагают,
что в области микроворсинок концентрируются рецепторы, способные
воспринимать канцерогенные агенты. Эндоплазматический ретикулум
в опухолевых клетках может быть развит в разной степени, что отража-
ет белоксинтетическую функцию. Усиление анаэробного гликолиза 
сопровождается уменьшением количества митохондрий в опухолевых
клетках, а также крупных и гигантских митохондрий с нарушенной
ориентацией крист. В то же время имеется небольшое количество типов
опухолей с высоким содержанием митохондрий в цитоплазме (онкоци-
томы, зернистоклеточный почечно-клеточный рак).
Особенности цитоскелета опухолевой клетки обусловлены 
неупорядоченностью расположения его компонентов. Микротру-
бочки образуют перинуклеарную сеть, а микрофиламенты в виде
пучков обычно локализуются под цитолеммой. Перестройки в цито-
скелете нарушают работу интегриновых рецепторов и адгезивных
молекул, что отражается на межклеточных взаимодействиях, обес-
печивает процессы инвазивного роста и метастазирования.
229

Злокачественным опухолям присущи оба типа морфологического
атипизма. Имеется определенная положительная корреляция между
степенью их выраженности и злокачественностью опухоли. Доброкаче-
ственным опухолям свойственен только тканевой атипизм, поскольку
они построены из зрелых, дифференцированных клеточных элементов.
Б и о х и м и ч е с к и й   а т и п и з м проявляется в метаболических
изменениях в опухолевой ткани. Все перестройки метаболизма 
в опухоли направлены на обеспечение ее роста и приспособление 
к относительному дефициту кислорода, который возникает при бы-
стром росте неоплазмы. В опухолевых клетках регистрируется уси-
ленный синтез онкобелков, факторов роста и их рецепторов, умень-
шение синтеза и содержания гистонов, синтез эмбриональных
белков и рецепторов к ним , превращение опухолевых клеток в фа-
культативные анаэробы, снижение содержания цАМФ. Биохимичес-
кий атипизм может изучаться с помощью морфологических методов
— гисто- и иммунногистохимических, поэтому его еще называют 
гистохимическим атипизмом.
А н т и г е н н ы й   а т и п и з м опухоли связан с появлением в ней
особых антигенов. Г.И. Абелев (1963—1978) выделяет в опухолях 
5 типов антигенов: 1) антигены вирусных опухолей идентичны для
любых опухолей, вызванных данным вирусом; 2) антигены опухолей,
вызванных канцерогенами; 3) изоантигены трансплантационного
типа — опухолеспецифичные антигены; 4) онкофетальные антигены —
эмбриональные антигены (альфа-фетопротеин, раково-эмбрио-
нальный антиген и др.); 5) гетероорганные антигены.
Наличие опухолеспецифических антигенов доказывается как экс-
периментальными, так и клиническими данными. Эксперименталь-
но показана возможность отторжения опухолевого трансплантата
организмом животного-реципиента имбредных линий мышей, что 
исключает возможность отторжения за счет конфликта в антигенах
гистосовместимости. Другим доказательством является обнаружение
среди клеток воспалительного инфильтрата в опухолях цитотоксичес-
ких Т-лимфоцитов, которые способны взаимодействовать с клеткой-
мишенью только при наличии комплементарности по системе глав-
ного комплекса гистосовместимости. Аналогичные Т-клеточные
инфильтраты были обнаружены в меланомах. В опухолях человека
опухолеспецифические антигены обнаружены лишь в единичных не-
оплазмах — меланоме, нейробластоме, лимфоме Беркитта, остеоген-
ной саркоме, раке толстой кишки, лейкозах. Идентификация этих 
антигенов иммунологическими и имунногистохимическими методами
широко используется в диагностике данных опухолей.
230

Таким образом, можно заключить, что антигенный атипизм опу-
холей проявляется наличием опухолеспецифических антигенов, 
онкофетальных антигенов, а также утратой некоторыми опухолями
антигенов гистосовместимости, тканеспецифических антигенов, что
приводит к развитию антигенонегативных опухолей и формирова-
нию к ним толерантности.
Функциональный атипизм характеризуется утратой опухолевыми
клетками специализированных функций, присущих аналогичным
зрелым клеткам, и/или появлением новой функции, не свойствен-
ной клеткам данного типа. Например, клетки низкодифференциро-
ванного скиррозного рака желудка прекращают продуцировать сек-
рет и начинают усиленно синтезировать коллаген стромы опухоли.
Оснащение лекции
Макропрепараты:  остеосаркома, доброкачественная опухоль, 
тератома.
Микропрепараты: Bcl-2 в раке легкого (иммуногистохимия), р53
в раке легкого (иммуногистохимия), Rb в раке легкого (иммуногис-
тохимия), апоптоз в раке легкого (иммуногистохимия), фиброаденома
молочной железы, аденокарцинома молочной железы, недифферен-
цированный рак желудка, мелкоклеточный рак легкого, фиброма
пишевода, фибросаркома, саркома Капоши, крупноклеточный рак
легкого (цитология), рак шейки матки (цитология).
Электронограмма: ультраструктурный атипизм. 
Лекция № 12
ОПУХОЛЕВЫЙ РОСТ. ПРОГРЕССИЯ ОПУХОЛЕЙ.
МОРФОГЕНЕЗ ОПУХОЛЕЙ. ИНВАЗИЯ 
И МЕТАСТАЗИРОВАНИЕ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ ОПУХОЛЕЙ.
БИОМОЛЕКУЛЯРНЫЕ МАРКЕРЫ ОПУХОЛЕЙ. 
ПРОТИВООПУХОЛЕВЫЙ ИММУНИТЕТ. 
ПАРАНЕОПЛАСТИЧЕСКИЕ СИНДРОМЫ. 
ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ КЛАССИФИКАЦИИ ОПУХОЛЕЙ.
МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОПУХОЛЕЙ 
ИЗ ЭПИТЕЛИЯ И ОПУХОЛЕЙ ИЗ ТКАНЕЙ — 
ПРОИЗВОДНЫХ МЕЗЕНХИМЫ
Прогрессия и морфогенез опухоли. Прогрессия опухоли. Теория
прогрессии опухолей разработана L.Foulds в 1969 г. на основе данных
экспериментальной онкологии. Согласно теории об опухолевой
231

прогрессии происходит постоянный стадийный прогрессирующий
рост опухоли с прохождением ею ряда качественно отличных ста-
дий. При этом проявляется автономность не только роста, но и всех
других признаков опухоли, как полагал сам автор теории. С послед-
ней точкой зрения трудно согласиться, поскольку злокачествен-
ность опухоли всегда имеет материальную базу в виде существова-
ния активного синтеза определенных онкопротеинов, факторов
роста, их рецепторов, что откладывает отпечаток на проявления
морфологического атипизма опухоли и используется в прогнозиро-
вании жизни онкологических больных.
Положение же о том, что опухоль постоянно изменяется, и при
этом происходит прогрессия, как правило, в сторону повышения ее
злокачественности, одним из проявлений которой является разви-
тие метастазов, справедливо, и будет более подробно рассмотрено 
в разделе по метастазированию.
Разбирая  морфогенез опухолей, необходимо остановиться на че-
тырех вопросах. 1. Возникает ли опухоль без каких либо предшеству-
ющих изменений сразу с места в карьер de novo- или же стадийно? 
2. В случае стадийного развития опухоли, какова сущность этих ста-
дий, в том числе и процесса метастазирования? 3. Развивается ли не-
оплазма из одной трансформированной клетки, и тогда все опухоле-
вые клетки относятся к одному клону, или же опухолевому росту
предшествует трансформация многих клеток? 4. Каково взаимодей-
ствие опухоли и организма-опухоленосителя? Стадийность морфо-
генеза опухолей.
Теории опухолевой трансформации. На первые два вопроса о раз-
витии опухолей de novo или стадийно отвечают две теории — скачко-
образной и стадийной трансформации. В соответствии с теорией
скачкообразной трансформации H.Ribbert, M.Borst и B.Fischer
(1914) опухоль может развиться без предшествующих изменений
тканей, о чем свидетельствуют данные экспериментального вирус-
ного канцерогенеза, а также разнообразные клинические наблюде-
ния. Теоретически возможность скачкообразного развития опухоли
подтверждается существованием одноступенчатой модели вирусно-
го канцерогенеза. В подавляющем же большинстве эксперименталь-
ных моделей опухолей речь идет о многоступенчатом развитии опу-
холей.
Те о р и я   с т а д и й н о й   т р а н с ф о р м а ц и и   при опухолевом
росте была разработана отечественным ученым онкологом-экспери-
ментатором Л.М.Шабадом (1968), который одним из первых выска-
зался о решающем значении мутации соматических клеток в проис-
232

хождении злокачественных опухолей. В 60-х гг., изучая эксперимен-
тальный канцерогенез в различных органах, он предложил выделять
четыре стадии в морфогенезе злокачественных опухолей, три из ко-
торых относятся к предопухолевым процессам: 1) очаговая гипер-
плазия, 2) диффузная гиперплазия, 3) доброкачественная опухоль,
4) злокачественная опухоль.
В настоящее время расшифрованы и уточнены стадии морфоге-
неза злокачественных опухолей, среди них выделяют: 1) стадию пре-
допухоли — гиперплазии и предопухолевой дисплазии; 2) стадию
неинвазивной опухоли (рак на месте); 3) стадию инвазивного роста
опухоли; 4) стадию метастазирования.
Предрак и рак in situ. Вопрос о взаимоотношении доброкачест-
венных и злокачественных опухолей решается неоднозначно. Бес-
спорно, существуют доброкачественные опухоли, которые могут
трансформироваться в злокачественные. Примером могут служить
аденоматозные полипы, аденомы и папилломы, в которых развива-
ются фокусы малигнизации и рак. Но есть также доброкачественные
опухоли, практически никогда не трансформирующиеся в злокаче-
ственные аналоги.
П р е д о п у х о л е в а я   д и с п л а з и я . Развитию большинства
злокачественных опухолей предшествуют предопухолевые процессы,
что наиболее детально изучено в группе эпителиальных опухолей 
и опухолей системы крови и лимфоидной ткани. В первом случае
речь идет о предраке, во втором — о предлейкозе и предлимфоме. 
К предопухолевым процессам в настоящее время относят д и с п л а с
т и ч е с к и е   п р о ц е с с ы
, которые характеризуются развитием 
изменений как в паренхиматозных, так и стромальных элементах. 
Основными морфологическими критериями диспластических
процессов считают появление признаков клеточного атипизма в па-
ренхиме органа при сохранной структуре ткани. В строме же очагов
дисплазии регистрируются изменения состава внеклеточного мат-
рикса, появление клеточного инфильтрата, фибропластическая ре-
акция и др. При дисплазии эпителия обнаруживаются полиморфные
эпителиальные клетки с гиперхромными ядрами и фигуры митозов,
утолщается базальная мембрана, накапливаются определенные 
типы коллагенов и появляются лимфоидные инфильтраты. В случае
предлейкоза происходит увеличение процента бластных клеток до 9%.
Помимо стереотипных проявлений дисплазии как предопухолевого
процесса в разных органах и тканях имеются и свои специфические
черты, о чем говорится в соответствующих лекциях в частном курсе
патологической анатомии.
233

В большинстве органов диспластический процесс развивается
при наличии пролиферации клеточных элементов на фоне предше-
ствующей гиперплазии в связи с хроническим воспалением и дисре-
генерацией. Однако в ряде случаев дисплазия сочетается с атрофией
ткани, как это бывает при атрофическом гастрите с перестройкой
эпителия, а также при циррозе печени. Сочетание дисплазии и атро-
фии не случайно, так как и тот, и другой процессы имеют общие 
генетические механизмы, в которых участвует ряд клеточных онко-
генов, ген-супрессор р53 и др. В одних ситуациях активация данных
генов приводит в апоптозу и атрофии без или в сочетании с диспла-
зией, в других — к пролиферации без или в сочетании с дисплазией.
На стадии дисплазии регистрируются перестройки в работе он-
копротеинов, факторов роста, интегриновых рецепторов и адгезив-
ных молекул как методами имунногистохимии, так и молекулярной
биологии. Причем генетические перестройки могут значительно
опережать морфологические изменения и служить ранними метода-
ми диагностики предопухолевых изменений.
Инвазия. С т а д и я   н е и н в а з и в н о й   о п у х о л и . Прогресси-
рование дисплазии связывают с дополнительными воздействиями,
ведущими к последующим генетическим перестройкам и злокачест-
венной трансформации. В результате возникает малигнизированная
клетка, которая некоторое время делится, формируя узел (клон) из
подобных клеток, питаясь за счет диффузии питательных веществ из
тканевой жидкости прилежащих нормальных тканей и не прорастая
в них. На этой стадии опухолевый узел еще не имеет своих сосудов.
Причина последнего неизвестна. Высказывается предположение 
о связи с малой массой опухоли, что ведет к недостаточной продук-
ции факторов, стимулирующих ангиогенез и стромообразование 
в опухоли. Однако представляется более верной точка зрения об от-
сутствии в неинвазивной опухоли определенных генных перестроек,
которые необходимы для осуществления инвазивного роста.
В случае рака стадия роста опухоли “самой в себе” без разруше-
ния базальной мембраны и без образования стромы и сосудов назы-
вается стадией рака на месте — cancer in situ- и выделяется в самосто-
ятельную морфогенетическую стадию. Длительность течения
данной стадии может достигать 10 лет и более.
С т а д и я   и н в а з и в н о й   о п у х о л и характеризуется инфильт-
рирующим ростом. В опухоли появляется развитая сосудистая сеть,
строма, выраженная в различной степени, границы с прилежащей
неопухолевой тканью отсутствуют за счет прорастания в нее опухо-
левых клеток. Инвазия опухоли протекает в четыре фазы и обеспе-
234

чивается определенными перестройками: потерей межклеточных
контактов, прикреплением к компонентам внеклеточного матрикса,
деградацией внеклеточного матрикса, миграцией опухолевой клетки.
Первая фаза инвазии опухоли характеризуется ослаблением кон-
тактов между клетками, о чем свидетельствует уменьшение количе-
ства межклеточных контактов, снижение концентрации некоторых
адгезивных молекул из семейства CD44 и др. и, наоборот, усиление
экспрессии других, обеспечивающих мобильность опухолевых кле-
ток и их контакт с внеклеточным матриксом. На клеточной поверх-
ности снижается концентрация ионов кальция, что приводит к по-
вышению отрицательного заряда опухолевых клеток. Усиливается
экспрессия интегриновых рецепторов, обеспечивающих прикрепле-
ние клетки к компонентам внеклеточного матрикса — ламинину,
фибронектину, коллагенам. Во второй фазе опухолевая клетка секре-
тирует протеолитические ферменты и их активаторы, которые обес-
печивают деградацию внеклеточного матрикса, освобождая ей тем
самым путь для инвазии. В то же время продукты деградации фибро-
нектина и ламинина являются хемоаттрактантами для опухолевых
клеток, которые мигрируют в зону деградации в ходе третьей фазы
инвазии, а затем процесс повторяется снова.
Метастазирование. Метастазирование — заключительная стадия
морфогенеза опухоли, сопровождающаяся определенными гено- 
и фенотипическими перестройками. Процесс метастазирования свя-
зан с распространением опухолевых клеток из первичной опухоли
в другие органы по лимфатическим, кровеносным сосудам, перине-
врально и имплантационно, что легло в основу выделения видов 
метастазирования. 
Процесс метастазирования объясняется с помощью т е о р и и
м е т а с т а т и ч е с к о г о   к а с к а д а , в соответствии с которой опухо-
левая клетка претерпевает цепь (каскад) перестроек, обеспечиваю-
щих распространение в отдаленные органы. В процессе метастази-
рования опухолевая клетка должна обладать определенными
качествами, позволяющими ей: проникать в прилежащие ткани 
и просветы сосудов (мелких вен и лимфатических сосудов); отделяться
от опухолевого пласта в ток крови (лимфы) в виде отдельных клеток
или небольших групп клеток; сохранять жизнеспособность после
контакта в токе крови (лимфы) со специфическими и неспецифиче-
скими факторами иммунной защиты; мигрировать в венулы (лимфа-
тические сосуды) и прикрепляться к их эндотелию в определенных
органах; осуществлять инвазию микрососудов и расти на новом мес-
те в новом окружении.
235

Метастатический каскад условно может быть разделен на четыре
этапа: 1) формирование метастатического опухолевого субклона; 
2) инвазия в просвет сосуда, 3) циркуляция опухолевого эмбола 
в кровотоке (лимфотоке),4) оседание на новом месте с формирова-
нием вторичной опухоли (схема 12.1).
Процесс метастазирования начинается с появления метастати-
ческого субклона опухолевых клеток с измененной плазмолеммой, 
в результате чего происходит потеря межклеточных контактов и по-
является способность к передвижению. Затем опухолевые клетки ми-
грируют через внеклеточный матрикс, прикрепляясь интегриновыми
рецепторами к ламинину, фибронектину и коллагеновым молекулам
базальной мембраны сосуда, осуществляют ее протеолиз за счет вы-
деления коллагеназ, катепсина, эластазы, гликозаминогидролазы,
плазмина и др. Это позволяет опухолевым клеткам инвазировать 
базальную мембрану сосуда, прикрепляться к его эндотелию, а затем,
изменяя свои адгезивные свойства (супрессия адгезивных молекул
семейства CAM), отделяться как от опухолевого пласта, так и от эн-
дотелия сосуда. На следующем этапе формируются опухолевые 
эмболы, которые могут состоять только из опухолевых клеток или
же содержать также тромбоциты и лимфоциты. Фибриновое покры-
тие таких эмболов может защищать опухолевые клетки от элимина-
ции иммунной системой и действия неспецифических факторов 
защиты. На заключительном этапе происходит взаимодействие опу-
холевых клеток с эндотелием венул за счет хоминга рецепторов 
и CD44 молекул, прикрепление и протеолиз базальной мембраны,
инвазия в периваскулярную ткань и рост вторичной опухоли. 
Существуют разные пути метастазирования. Наиболее извест-
ными являются гематогенный, лимфогенный, имплантационный 
и периневральный пути. Злокачественные опухоли мезенхимального
происхождения метастазируют преимущественно гематогенным 
путем. При злокачественных опухолях из эпителия первыми, как
правило, развиваются лимфогенные метастазы.
Морфология опухолего роста. Гистогенез и цитогенез опухолей.
Термин “гистогенез опухолей” означает тканевое происхождение
опухоли, что не совсем точно, так как в настоящее время нередко
можно определить не только тканевое, но и клеточное происхожде-
ние неоплазмы, т. е. ее цитогенез. Особенно хорошо изучен цитоге-
нез опухолей кроветворной и лимфоидной тканей — гемобластозов.
В основу теории цитогенеза гемобластозов положено учение о ство-
ловых и полустволовых клетках-предшественницах кроветворения.
Многие вопросы происхождения солидных опухолей остаются спор-
236


Схема 12.1
Рост
в венулу
органах
опухоли
Циркуляция
опухолевого
микроэмбола
в отдаленных
Проникновение
метастатической
опухолевых клеток
Адгезия опухолевых
клеток к эндотелию  
Размножение клона
Появление
субклона 
опухолевого 
трансформированной клетки
метастатического
тический каскад 
Метаста
Базальная
мембрана
Лимфоцит
Первичная опухоль
с тромбоцитами,
Опухолевый эмбол 
покрытый фибрином
237

ными, поскольку имеется мало данных о клетках-предшественниках
многих тканей. Предлагаются гипотетические схемы цитогенеза 
рака легкого, желудка, молочной железы и др. В теории гисто- и ци-
тогенеза опухолей следует выделить несколько основных аспектов.
1. Трансформации может подвергаться только пролиферирую-
щая соматические клетки — т. е. поли- или унипотентные клетки-
предшественницы.
2. Опухолевая клетка способна повторять в извращенной форме
признаки дифференцировки (то есть фенотип), заложенные в клет-
ке-предшественнице из которой она возникла.
3. В опухолевых клетках извращение дифференцировки связано 
с наличием блока дифференцировки. При наличии такого блока
на уровне унипотентных клеток-предшественниц опухолевые
клетки обладают минимальной фенотипической гетерогенностью.
При наличии блока дифференцировки на уровне полипотентных
клеток-предшественниц в неоплазме выражена фенотипическая
гетерогенность опухолевых клеток и появляются клетки-химеры 
с множественной дифференцировкой.
4. Дифференцировка опухолевых клеток зависит как от уровня
малигнизации клетки-предшественницы, так и от уровня блока
дифференцировки. Доброкачественные опухоли развиваются при
трансформации унипотентных клеток-предшественниц с низким
блоком дифференцировки, поэтому они построены из зрелых кле-
точных элементов. Злокачественные опухоли характеризуются
меньшим уровнем дифференцировки их клеток по сравнению с до-
брокачественными, что связывают с их развитием из полипотентных
клеток-предшественниц и наличием высокого блока дифференци-
ровки. Чем выше уровень малигнизации и уровень блока дифферен-
цировки, тем менее дифференцированная злокачественная опухоль
возникает.
В качестве гисто- и цитогенетических маркеров опухолевых кле-
ток могут использоваться ультраструктурная организация опухоле-
вой клетки, а также генные, хромосомные, антигенные и биомоле-
кулярные маркеры, получившие названием опухолевых маркеров. 
Строение опухоли. Опухоли построены из паренхимы и стромы.
Паренхима опухоли — это собственно опухолевые клетки, образовав-
шиеся в результате злокачественной трансформации клетки-пред-
шественницы и ее клональной пролиферации.
Второй важный структурный компонент опухоли — это ее строма.
Строма опухоли, так же как и строма нормальной ткани, в основном,
выполняет трофическую, модулирующую и опорную функции.
238

Стромальные элементы опухоли представлены клетками и внекле-
точным матриксом соединительной ткани, сосудами и нервными
окончаниями. Внеклеточный матрикс опухолей представлен двумя
структурными компонентами: базальными мембранами и интерсти-
циальным соединительнотканным матриксом. В состав базальных
мембран входят коллагены IV,VI и VII типов, гликопротеиды (лами-
нин, фибронектин, витронектин), протеогликаны (гепарансульфат
и др.). Интерстициальный соединительнотканный матрикс содер-
жит коллагены I и III типов, фибронектин, протеогликаны и глико-
заминогликаны.
П р о и с х о ж д е н и е   с т р о м ы   о п у х о л и . В настоящее время
получены убедительные данные о возникновении клеточных эле-
ментов стромы опухолей из предсуществующих нормальных соеди-
нительнотканных предшественников, окружающих опухоль тканей.
В 1971 г. J.Folkman показал, что клетки злокачественных опухолей
продуцируют некий фактор, стимулирующий пролиферацию эле-
ментов сосудистой стенки и рост сосудов. Это сложное вещество бел-
ковой природы впоследствии было названо фактором Фолькмана.
Как впоследствии было установлено, фактор Фолькмана представле-
яет собой группу факторов роста фибробластов, из которых уже изве-
стно более 7. Фолькман первым убедительно показал, что стромооб-
разование в опухоли является результатом сложных взаимодействий
между опухолевой клеткой и клетками соединительной ткани.
Важную роль в стромообразовании в неоплазме выполняют 
соединительнотканные клетки как местного, гистиогенного, так 
и гематогенного происхождения. Стромальные клетки продуцируют
разнообразные факторы роста, стимулирующие пролиферацию кле-
ток мезенхимального происхождения (факторы роста фибробластов,
фактор роста тромбоцитов, фактор некроза опухолей α, фибронек-
тин, инсулиноподобные факторы роста и др.), некоторые онкобелки
(c-sis, c-myc), одновременно экспрессируют рецепторы, связываю-
щие факторы роста и онкобелки, что позволяет стимулировать их
пролиферацию как по аутокринному, так и по паракринному пути.
Кроме того, сами клетки стромы способны выделять разнообразные
протеолитические ферменты, приводящие к деградации внекле