14362

Эмоции человека

Книга

Психология и эзотерика

Кэррол Э. Изард Эмоции человека ния которые я делил с моими психотерапевтическими пациен тами людьми требующими от нас развития науки об эмоциях которая улучшит многие важные службы связанные с помощью человеку. Младенцы и дети являются величаишими у

Русский

2013-06-03

696.69 KB

1 чел.

Кэррол Э. Изард

Эмоции человека

ния, которые я делил с моими психотерапевтическими пациен-

тами - людьми, требующими от нас развития науки об эмоциях,

которая улучшит многие важные службы, связанные с помощью

человеку.

Младенцы и дети являются величаишими учителями для

исследователя эмоций. Никогда не бывает эмоций более очевид-

ных, чем ка лицах молодежи, и нет ситуации, более убедитель-

ной и решающе важной для эмоциональной коммуникации, чем

взаимоотношения младенца и заботящегося о нем человека или

младенца и родителей. Я, несомненно, получал огромную пользу

от таких взаимоотношений и от постоянной дружбы с Калом,

Камиллой II Эшли. Я благодарю их, всех детей, родителей и вос-

питателей, которые приняли участие в моем исследовании.

Часть работы над этой книгой была поддержана Столетней

Корпорацией Вандербильтского университета и средствами Юни-

дельского фонда. Доротти Тнмберлейк, Виктория Воффорд, Ани-

та Филдс, Элзи Конте, Барбара Паркер и Дон Донинг оказали

бесценную помощь в подготовке рукописи. К каждому из них

относится моя искренняя благодарность.

ЭМОЦИИ В ЖИЗНИ И В НА УКЕ

2 данной главе представлен материал, касающийся двух обшир-

ных вопросов: что такое эмоции и что такое процессы, описы-

вающие возникновение эмоций и их функции? Каково место эмо-

дий в жизни и науке?

Существует ли необходимость изучать эмоции? Имеется ши-

рокий диапазон научных точек зрения на природу и значение эмо-

дий. Некоторые исследователи (например, ОпПу. 1962) полагают,

что в рамках науки о поведении можно обойтись вообще без

понятия <эмоция>. Эта исследовательница, так же как и другие

(например, Ьт(351еу, 1957), считает, что понятие активации, или

возбуждения, (агоиаа}) имеет значительно большую объяснитель-

яую силу, и в то же время менее запутанно, чем терминология,

описывающая эмоциональную сферу. Другие же (Топтктй. 1902,

1963; 1гагс1, 1971, 1972) утверждают, что эмоции образуют пер-

вичную мотивацнонную систему человека. Есть и представление

о том, что эмоции - лишь преходящий феномен, хотя иногда

утверждается, что люди всегда в некоторой степени испытывают

какую-либо эмоцию, или же что не существует действий и по-

ступков без аффекта . Ряд ученых

придерживаются того мнения, что большая часть эмоций разру-

шает II дезорганизует поведение, являясь основным источником

психосоматических заболеваний . Данные же других авторов показы-

вают, что эмоции играют важную роль в организации, мотивации

и подкреплении поведения

Некоторые исследователи сводят эмоции к проявлению висцеральных

функций, к деятельности структур, иннервнруемых

Маурер, Томкинс и автор данной книги, хотя и различаясь

в некоторых теоретических тонкостях, сходятся на том, что имен-

но аффект, рожденный из опыта (или, говоря словами Маурера,

из внутреннего субъективного поля), обеспечивает наличное мо-

тивационное состояние, которое, в свою очередь, изменяет, конт-

ролирует и направляет поведение от одного момента к другому.

Все возрастающее число теоретиков и экспериментаторов (напри-

мер, обогащают наше понимание мотивационного и

адаптивного значения дифференцированных аффектов.

Несмотря на значительные расхождения по вопросу природы

и значения эмоций, теоретические и практические достижения

последнего десятилетия превратили этот раздел в полноправную

область научных исследований.  Вопреки различным взглядам

ученых, в сущности все люди (включая ученых) соглашаются

с тем, что они испытывают радость и печаль, гнев и страх и что

они знают разницу между этими эмоциями и разницу в том,

как они переживаются и как они ими выражаются. Но сколько

людей точно ответит на эти основные вопросы? Что же в сущ-

ности представляют собой эмоции, как они на нас влияют, как

они воздействуют на другие аспекты нашей жизни?

Что такое эмоции?

Большинство вопросов, поднятых в данной главе, включая

вопрос определения эмоции, будет затрагиваться по ходу всей

книги. Цель данной главы - представить конспективные ответы

или комментарии, т. е. дать некоторый общий обзор проблемы.

Как определяются эмоции? В большинстве теорий экспли-

цитно или имплицитно допускалось, что эмоция - это не простой

феномен. Целостное определение эмоции должно принимать во

внимание три аспекта или компонента, характеризующие это

явление: а) переживаемое или осознаваемое ощущение эмоции;

б) процессы, происходящие в нервной, эндокринной, дыхатель-

ной, пищеварительной и других системах организма; в) поддаю-

щиеся наблюдению выразительные комплексы эмоции, в частно-

сти те, которые отражаются на лице.

Как возникают эмоции? Большинство людей знает, какого

рода условия и ситуации интересуют их, вызывают отвращение,

заставляют ощущать гнев или чувство вины. Практически каж-

дый человек испытывает интерес, наблюдая прогулку астронавта

в космосе, отвращение - видя грязь в туалете, гнев - будучи

грубо оскорбленным и вину - уклоняясь от ответственности за

ЭМОЦИИ В ЖИЗНИ И НАУКЕ

близких. Таким образом, в целом люди знают, что именно при>

вело к появлению тех или иных эмоций. (Однако ученые не при-

ходят к соглашению относительно того, как именно возникает

эмоция. Некоторые утверждают, что эмоция - это совместная

функция физиологически возбуждающей ситуации, ее оценки и

отношения субъекта к этой ситуации. Такое толкование казуаль-

ных процессов связано с когнитивной теорией эмоций (например,.

. Некоторые теоретики-когнитивисты (например,

описывают оценку как тщательно разра-

ботанный набор познавательных процессов (состоящий из пер-

вичной, вторичной и третичной оценок), хотя Арнолд

1960а, б) определяет оценку как в основном интуитивный авто-

матизированный процесс.

Рассматривая проблему на неврологическом уровне, Томкинс.

(Тот1\та, 1962) утверждает, что эмоции вызываются изменения-

ми плотности нейронной стимуляции (буквально количеством.

нейронов, возбуждаемых в единицу времени). Эта весьма убеди-

тельная теория тем не менее мало что говорит относительно при-

чин или условий (на сознательном уровне), которые приводят

к этим изменениям нейронной стимуляции. Однако предположе-

ния автора о том, какой круг причин способен изменять плот-

ность или уровень нейронной стимуляции и вызывать эмоцию,

значительно опережает представления сторонников когнитивной

теории. Томкинс считает, что изменения в нейронной стимуля-

ции и, далее, возникновение эмоций могут происходить как.

результат естественного высвобождения побуждения, образа

или другой эмоции. Предположительно, любой из этих фено-

менов может вызвать эмоцию без вовлечения оценочных процес-

сов.

Как Томкинс 962), так и Изард

подчеркивали важную роль, которую могут играть восприятие

и знания в возникновении эмоции, но они также указывали и на

возможность их взаимовлияния, т. е. тех важнейших влияний,

которые могут оказывать эмоции на процессы восприятия и по-

нимания. Различия между физиологически-активационно-когнн-

тивной моделью и нейросенсорной моделью возникновения эмо-

ции имеют важное применение в науке об эмоциях. Например,

первая подчеркивает роль автономной нервной системы и симпа-

тического возбуждения и характеризует эмоцию в основном как

реакцию или ответ (преимущественно как ответ, который следует

из когнитивных процессов). Нейросенсорная модель главную

роль отводит соматической нервной системе и электрическому

возбуждению коры и эмоцию определяет как организованный

процесс, имеющий значимые эмпирические и мотивационные ха-

рактеристики. Она подчеркивает важность влияния эмоции на

восприятие и понимание, хотя признает реципрокную природу

ГЛАВА 1

ЭМОЦИИ В ЖИЗНИ И НАУКЕ

Маурер, Томкинс и автор данной книги, хотя и различаясь

в некоторых теоретических тонкостях, сходятся на том, что имен-

но аффект, рожденный из опыта (или, говоря словами Маурера,

из внутреннего субъективного поля), обеспечивает наличное мо-

тивационное состояние, которое, в свою очередь, изменяет, конт-

ролирует и направляет поведение от одного момента к другому.

Все возрастающее число теоретиков и экспериментаторов (напри-

мер,

) обогащают наше понимание мотивационного и

адаптивного значения дифференцированных аффектов.

Несмотря на значительные расхождения по вопросу природы

и значения эмоций, теоретические и практические достижения

последнего десятилетия превратили этот раздел в полноправную

область научных исследований. > Вопреки различным взглядам

ученых, в сущности все люди (включая ученых) соглашаются

с тем, что они испытывают радость и печаль, гнев и страх и что

они знают разницу между этими эмоциями и разницу в том,

как они переживаются и как они ими выражаются. Но сколько

людей точно ответит на эти основные вопросы? Что же в сущ-

ности представляют собой эмоции, как они на нас влияют, как

они воздействуют на другие аспекты нашей жизни?

Что такое эмоции?

Большинство вопросов, поднятых в данной главе, включая

вопрос определения эмоции, будет затрагиваться по ходу всей

книги. Цель данной главы - представить конспективные ответы

или комментарии, т. е. дать некоторый общий обзор проблемы.

Как определяются эмоции? В большинстве теорий экспли-

цитно или имплицитно допускалось, что эмоция - это не простой

феномен. Целостное определение эмоции должно принимать во

внимание три аспекта или компонента, характеризующие это

явление: а) переживаемое или осознаваемое ощущение эмоции;

б) процессы, происходящие в нервной, эндокринной, дыхатель-

ной, пищеварительной и других системах организма; в) поддаю-

щиеся наблюдению выразительные комплексы эмоции, в частно-

сти те, которые отражаются на лице.

Как возникают эмоции? Большинство людей знает, какого

рода условия и ситуации интересуют их, вызывают отвращение,

заставляют ощущать гнев или чувство вины. Практически каж-

дый человек испытывает интерес, наблюдая прогулку астронавта

в космосе, отвращение - видя грязь в туалете, гнев - будучи

грубо оскорбленным и вину - уклоняясь от ответственности за

близких. Таким образом, в целом люди знают, что именно при-

вело к появлению тех или иных эмоций. (Однако ученые не при-

ходят к соглашению относительно того, как именно возникает

эмоция. Некоторые утверждают, что эмоция - это совместная

функция физиологически возбуждающей ситуации, ее оценки и

отношения субъекта к этой ситуации. Такое толкование казуаль-

ных процессов связано с когнитивной теорией эмоций (например,.

ЗсЬасЬег, 1971). Некоторые теоретики-когнитивисты (например,

Ьагагив, АуепИ, 1972) описывают оценку как тщательно разра-

ботанный набор познавательных процессов (состоящий из пер-

вичной, вторичной и третичной оценок), хотя Арнолд (Агпо1с1,

1960а, б) определяет оценку как в основном интуитивный авто-

матизированный процесс.

Рассматривая проблему на неврологическом уровне, Томкинс:

(Тот1\{п5, 1962) утверждает, что эмоции вызываются изменения-

ми плотности нейронной стимуляции (буквально количеством

нейронов, возбуждаемых в единицу времени). Эта весьма убеди-

тельная теория тем не менее мало что говорит относительно при-

чин или условий (на сознательном уровне), которые приводят-

к этим изменениям нейронной стимуляции. Однако предположе-

ния автора о том, какой круг причин способен изменять плот-

ность или уровень нейронной стимуляции и вызывать эмоцию,

значительно опережает представления сторонников когнитивной

теории. Томкинс считает, что изменения в нейронной стимуля-

ции и, далее, возникновение эмоций могут происходить как.

результат естественного высвобождения побуждения, образа

или другой эмоции. Предположительно, любой из этих фено-

менов может вызвать эмоцию без вовлечения оценочных процес-

сов.

Как Томкинс (ТотИпа, 1962), так и Изард (1гаг<3, 1971)

подчеркивали важную роль, которую могут играть восприятие

и знания в возникновении эмоции, но они также указывали и на

возможность их взаимовлияния, т. е. тех важнейших влияний,

которые могут оказывать эмоции на процессы восприятия и по-

нимания. Различия между физиологически-активационно-когни-

тивной моделью и нейросенсорной моделью возникновения эмо-

ции имеют важное применение в науке об эмоциях. Например,

первая подчеркивает роль автономной нервной системы и симпа-

тического возбуждения и характеризует эмоцию в основном как

реакцию или ответ (преимущественно как ответ, который следует

из когнитивных процессов). Нейросенсорная модель главную

роль отводит соматической нервной системе и электрическому

возбуждению коры и эмоцию определяет как организованный

процесс, имеющий значимые эмпирические и мотивационные ха-

рактеристики. Она подчеркивает важность влияния эмоции на

восприятие и понимание, хотя признает реципрокную природу

эмоционально-перцептивного и эмоционально-когнитивного взаи-

модействий.

Устойчивы или изменчивы эмоции? Приходят и уходят эмо-

ции, либо же они всегда с нами? В какой степени эмоции детер-

минированы ситуациями и условиями момента, и в какой степени

они являются устойчивыми характеристиками индивида После

работ Кэттела и Шейера и Спилбергера

многие исследователи стали описывать фено-

мен эмоции как имеющий две формы: состояние и черту. При-

ложение этой типологии к традиционному понятию тревоги

представляет собой наиболее широко известные при-

меры такого рода исследований. Существует большое количество

теоретических и практических работ, направленных на различе-

иие как значения, так и влияния <состояния тревожности> и <тое-

вожности> как черты личности. <Состояние> и <черта> разли-

чаются прежде всего по продолжительности удерживания эмо-

ции. Допускается также что <эмоциональное состояние> имеет

большую интенсивность, чем <эмоциональная черта>. <Состоя-

ние> и <черта> не различаются по качеству переживания.

В этой книге термин <эмоциональное состояние> (например, со-

-стояние гнева) будет относиться к частным эмоциональным про-

дессам ограниченной продолжительности.Эмоциональные состоя-

ния могут длиться от секунд до часов и значительно меняться

по интенсивности. Надо заметить, что в исключительных усло-

виях эмоциональное состояние высокой интенсивности может

продолжаться более длительный период времени, но тем не ме-

нее постоянная сильная эмоция или последовательность эмоцио-

нально-интенсивных эпизодов могут указывать на писхопатомо-

гию.1

Термин <эмоциональная черта> (например, такая, как <гнев-

ливость>) относится к тенденции индивида в своей повседневной

жизни весьма часто испытывать определенную эмоцию. Допол-

нительное понятие - <эмоциональный порог> (1гаг(1, 1971). Если

у субъекта низкий порог чувства вины, он, возможно испытывает

вину чаще и, таким образом, будет высоко оценивать значение

этой черты. Особенности некоторых эмоциональных черт будут

обсуждены в следующих главах.

Являются ли эмоции врожденными, или они - результат обу-

чения? Ранние работы Дарвина (Оапут, 1872, 1877) и более

современные исследования по-

казали, что эмоции, которые будут представлены в этой книге

как фундаментальные, имеют одни и те же выражения и эмпи-

рические характеристики в весьма различных обществах, на всех

континентах земного шара. Данные, приведенные в таблице 1,

могут служить доказательством того, что фундаментальные эмо-

{< ции обеспечиваются врожденными нейронными программами.

процент испытуемых, одинаково оценивших эмоциональные категории

выражений лиц на фотографиях

Культуральные (национальные) группы

[-

м 5та 333и 5:3 >ве-

0.ч<х>я5 X0СТ55

(и{ ша а,о) со1МС5 0.е: Ко.

<<Д3е31-ей а5 чЮУ<

М-896215841673650606168290168

Интерес-возбужде-84,579,282,083,077,577,266,071,2

ние

Удовольствие-ра-96,896,298,296,594,597,093,593,897979094

дость

Удивление90,581,085,581,084,285,580,279,254828893

Горе-страдание74,074,567,271,570,570,054,566,861839085

Отвращение-омерзе-83,284,573,088,078,578,287,555,861868579

ние

Гнев-ярость89,281,583,282,291,591,880,056,886827672

Стыд-унижение73,259,571,876,277,270,071,041,2

Страх-ужас76,067,084,088,883,567,567,858,271777868

Средние83,477,980,683,482,279,675,165,4

а) Данные Изарда (1гаг(1), 1971.

б) Данные о мексиканцах получены Дикки и Ноуером , 1941.

в) Данные о бразильцах, чилийцах и аргентинцах получены Экманом и Фриезеном

(ЕЬтап, Рпезеп, 1972), данные о японцах по тем же самым шести эмоциям, ко-

торые они изучали в Южной Америке, показали до некоторой степени более вы-

сокие проценты совпадения, чем те, которые получил Изард.

Однако установление факта генетической обусловленности меха-

низмов фундаментальных эмоций вовсе еще не означает того,

что любой аспект эмоций человека не может измениться с приоб-

ретением им опыта. Едва ли не (каждый может научиться подав-

лять или изменять особенности своих врожденных эмоциональ-

ных проявлений. Так, хотя врожденное выражение гнева вклю-

чает оскаливание зубов как предпосылку для кусания, многие

люди стискивают зубы и сжимают губы, стремясь как бы смяг-

чить или замаскировать внешнее проявление этой эмоции. Пред-

ставители различных социальных слоев и различных культур

обучаются совершенно различной мимике, скрывая тем самым

врожденные типы выражения эмоций. Социокультурные влияния

и индивидуальный опыт, кроме модификаций в выражении эмо-

ций, играют важную роль в определении того, что именно будет

.возбуждать эмоцию и как будет вести себя человек в этом эмо-

циональном состоянии

Используемые в этой книге термины <врожденное> и <за-

ученное> не являют собой абсолютную дихотомию. В соответст-

вии с полемикой относительно природы интеллекта Мерфи

() отмечал, что <ничто не врожденно и ничто не

приобретенно>. Большинство исследователей поведения склонны

согласиться с этим мнением, считая, что любой в сущности ответ

.или поведенческий комплекс требуют некоторой практики пли

опыта. Врожденность способов выражения эмоций должна быть

отнесена к случаям исключения из правила Мэрфи. Прототип

выражения горя (плач, например) обнаруживается уже при рож-

дении. Работы некоторых авторов

показывают, что врожденный тип выражения эмоции у слепого

и зрячего ребенка одинаков, однако экспрессия слепорожденного

с возрастом обедняется. Эта тенденция к угасанию экспрессии

у слепого ребенка является в основном результатом <неупотреб-

ления>, поскольку изменения выразительных движений вокруг

глаз наиболее значимы.

Достаточно ли просто делить эмоции на положительные или

отрицательные? Ученые, как и неспециалисты, согласны, что су-

ществуют как положительные, так и отрицательные эмоции.

-Хотя эта весьма общая классификация эмоций в целом правиль-

.на и полезна) понятия положительности и отрицательности

в приложений к эмоциям требуют некоторого уточнения. Такие

эмоции, как гнев, страх и стыд, не могут быть безоговорочно

отнесены к категории отрицательных, или плохих. Гнев иногда

прямо соотносим с приспособительным поведением и еще более

часто - с защитой и утверждением личностной целостности.

Страх также связан с выживанием и, наряду со стыдом, способ-

ствует регуляции разрушительной агрессивности и утверждению

социального порядка. Неоправданный или беспричинный гнев

(или страх) обычно имеет отрицательные последствия как для

организма, так и для общества, но к этому же может приводить

и эмоция радости, если она связана с иронией или проявляется

в комбинации с возбуждением и скрытым мотивом, порождая

в итоге то, что Лоренц назвал <воинствующим

энтузиазмом>.

Вместо того чтобы попросту говорить об отрицательных п

положительных эмоциях, более точно было бы считать, что су-

ществуют такие эмоции, которые способствуют психологической

энтропии, и такие, которые облегчают конструктивное поведение.

В этом смысле будет ли данная эмоция положительной или отри-

цательной - зависит от интраиндивидуальных процессов и про-

цессов взаимодействия между субъектом и окружающей его сре-

дои, так же как от более общих этологических и экологических

факторов. Например, боязнь определенных элементов окружаю-

щей среды (полета на самолете, антибиотиков, школы) может

иметь исключительно вредные последствия. Положительная эмо-

ция интереса-возбуждения присутствует в самых различных

видах активности - от сексуального насилия до творческих уст-

ремлений.) Тем не менее из соображений удобства термины <по-

ложительный> и <отрицательный> будут использоваться для

разделения эмоций на классы, соответственно с менее вероят-

ными и более вероятными нежелательными последствиями.

Как эмоции влияют на человека?

Эмоции воздействуют на людей множеством различных пу-

тей. Одна и та же эмоция неодинаково влияет на разных людей,

более того, она оказывает различное влияние на одного и того

же человека, попадающего в разные ситуации. Эмоции могут

влиять на все системы индивида, на субъект в целом.

Эмоции и тело. В мышцах лица во время эмоций происходят

электрофизиологические изменения . Из-

менения происходят в электрической активности мозга, в крове-

носной и дыхательной системах . При сильном

гневе или страхе сердечный ритм может повышаться на 40-

60 ударов в минуту . Такие резкие изме-

нения соматических функций во время сильной эмоции указы-

вают на то, что при эмоциональных состояниях в большей или

меньшей степени включаются все нейрофизиологические системы

и подсистемы тела. Такие изменения неизбежно влияют на вос-

приятие, мысли и действия субъекта. Эти телесные изменения

могут также быть использованы при решении ряда вопросов как

чисто медицинского плана, так и проблем психического здо-

ровья. Эмоция активирует автономную нервную систему, которая

изменяет ход работы эндокринной и нервно-гуморальной систем.

Разум и тело находятся в гармонии для осуществления дейст-

вия. Если же соответствующие эмоциям знания и действия бло-

кируются, то в результате могут появляться психосоматические

симптомы

Эмоции и восприятие. Давно известно, что эмоции, как и

другие мотивационные состояния, влияют на восприятие. Обра-

дованный субъект склонен воспринимать мир сквозь <розовые

очки>. Для страдающего или опечаленного человека характерна

тенденция интерпретировать замечания других как критические.

кой-либо определенностью, и нет границ между ними и сосущест-

вующими с ними состояниями сознания> .

Идея Спенсера не оказала заметного влияния на его современ-

ников, и лишь в начале шестидесятых годов нашего века изме-

ненными состояниями сознания начали интересоваться некоторые-

ученые. Не рассматривая эмоции как измененные состояния со-

знания и не описывая ощущения во время измененных состояний

сознания на языке отдельных эмоций, они тем не менее часто

включали в свои описания определенные эмоции.

Эмоциональные состояния и в повседневной жизни часто-

рассматриваются как измененные состояния, или, более точно,..

как специфические или особые состояния сознания. Индивид, со-

вершив какую-либо нелепость, часто объясняет свое поведение,.

говоря: <я был вне себя>, или <я не помнил себя>. Любой, кто

испытал сильную эмоцию, представляет, что эмоциональное пере-

живание - это необычное состояние сознания.

Идея различных состояний сознания существует со времен-

античной философии. А с середины XIX столетия биологи пред-

полагают возможность и находят некоторые доказательства того,.

что каждое отдельное полушарие мозга контролирует совершен-

но отдельное сознание. Современный невролог Газанига

заключает: <Данные указывают на то, что разделе-

ние полушарий создает две независимые сферы сознания в пре-

делах одного черепа, иначе говоря, в пределах одного организма>-

К тому мнению, что может быть больше, чем один тип или

состояние сознания, относится давняя идея о существовании

множества путей познания. В XIII столетии Роджер Бэкон гово-

рил о двух способах приобретения знания через доказательство

и через опыт. Об этих различных способах познания говорят

и некоторые современные ученые и философы

. Один из этих способов, доминирующий

в современном мышлении, описывается как логический и рацио-

нальный. Другой - как познание интуитивное, не вербализуе-

мое, или <рецептивное>. Особые состояния сознания, возникаю-

щие благодаря специфическому интересу или радости, или их

некоторой комбинации, и направляют стадии интуитивного,.

невербального рецептивного познания. Определенные эмоцио-

нальные состояния организуют стадии аналитических, критиче-

ских, логических, рациональных процессов. Таким образом, эмо-

ция, как процесс постоянно взаимодействует с процессами, харак-

теризующими другие состояния сознания, что обусловливает мно-

гочисленные взаимосвязи между эмоциями и разумом. Вопросы

и положения, затронутые в этой части и относящиеся к эмоциям,

особым состояниям сознания и различным способам познания,

будут подробнее рассмотрены в главе 6.

.ЭМОЦИИ В ЖИЗНИ И НАУКЕ

Отношение области исследования эмоций

к психологии и к другим наукам о человеке

Теория и эмпирика, описанные в этой книге, соответствуют

различным подходам и областям исследования, поскольку эмо-

ции образуют поистине междисциплинарный предмет. В следую-

щих параграфах представлены различные области психологии

и некоторые естественные науки, предмет исследования которых

представляет интерес и для изучения эмоций.

Социальная психология. Социальные психологи внесли зна-

чительный вклад в изучение эмоциональной экспрессии и невер-

бальных коммуникаций, которые часто включают в себя комму-

никацию эмоциональную

Ряд социальных психологов

детально изучают зрительный контакт - форму

невербальной коммуникации, которая, несомненно, имеет эмоцио-

нальную составляющую. Социальные психологи

сделали также немало для изучения агрессии

и обусловленного гневом поведения. Например, они эксперимен

тально продемонстрировали, что гнев может быть, а может и не

быть фактором агрессии.

Психология личности. Изучение эмоций для исследователей,

занимающихся психологией личности, не является центральной

задачей. Поэтому вклад исследователей этой области в изучение

эмоций опосредован. Многие теоретики и экспериментаторы пси-

хологии личности предпринимали широкие исследования таких

характеристик, как потребности , черты личности Я-кон-

цепция и самоконтроль . Все эти понятия включают в себя и

эмоции.

Некоторые специалисты, изучающие личность, сыграли важ-

ную роль в изучении дифференцированных аффектов пли наст-

роений. В частности, были разработаны методики ,

для оценки

настроений, которые использовались для изучения аффективных

состояний, связанных с приемом наркотиков, стрессом, психоте-

рапией и другими воздействиями, оказывающими влияние на

функционирование человека.

Клиническая психология и психиатрия. Исследования в этой

сфере имеют огромное значение для психологии эмоций, в част-

ности для изучения тревожности и депрессии. Многочисленные

примеры работ по страху и тревожности можно найти у Рэчмена

и в книгах под редакцией Спилбергера . Психоаналитическое понимание депрессии

продемонстрировано, например, в книге, вышедшей под редакцией Гейлина

. Исследование депрессии с точки зрения когнитив-

ной теории представлено Беком .

Последние исследования четко доказали, что эффектив-

ность психотерапии в значительной степени зависит от способно-

сти психотерапевта фиксировать невербальные проявления эмо-

ций. Хаггард и Айсакс показали, что эмо-

циональная экспрессия больных при психотерапевтическом

воздействии не всегда замечается даже опытными терапевтами,

сосредоточенными в основном на вербальной коммуникации.

Между тем эмоции, проявляющиеся в мимике, иногда противо-

речат тому, что больной говорит. Кроме того, выражения лица,

даже те, которые обычно легко распознаются (<макро>-выраже-

ния), часто длятся меньше секунды. <Микро>-выражения еще бо-

лее кратковременны и часто остаются незамеченными в обычном

межличностном взаимодействии. Поэтому в работе Экмана и

Фрайзена указывается на необходимость

обучения психотерапевтов <чтению> эмоциональных выражений.

Подробный анализ роли стыда и вины в нормальном разви-

тии и при психопатологии представлены Эриксоном

Левисом Линдом ) и Томкинсом . Сингер соотнес диф-

ференцированные аффекты с фантазией и игрой воображения.

Лазарус рассмотрел психологические защиты

в связи с отрицательными эмоциями.

В своем обширном обзоре психогенетически обусловленных

заболеваний Данбар ссылается на значительное

количество теоретиков и исследователей-клиницистов, поддержи-

вающих мнение о том, что <эмоциональные факторы> включены

в самые разные психосоматические расстройства. Она доказы-

вает, что взаимодействие личностных факторов и <эмоциональ-

ных конфликтов> вносит свою долю в развитие психосоматиче-

ских симптомов в нервной системе, в сердечно-сосудистой, дыха-

тельной, желудочно-кишечной и фактически во всех других си-

стемах организма. Вне зависимости от того, чем обусловливают-

ся эти симптомы - эмоциями .или же мыслями и действиями

индивида, как утверждал Маурер, - несомненно прямое или

косвенное воздействие эмоций на соматику.

Однако причина многих психосоматических заболеваний мо-

жет быть в гиперактивности, несбалансированности или в других

расстройствах автономной нервной системы, поэтому необходимо

отличать эмоции от недифференцированного возбуждения, обес-

печивающего менее специфическую информацию, чем отдельная

эмоция.

Психоанализ. Психоаналитическая теория и практика сдела-

ли больше, чем какое-либо другое направление для введения по-

нятия мотивации человека в контекст наук о поведении. Фрейд

рассматривал мотивацию в терминах влечения,

комбинации мышления и аффекта. Хотя он сам не занимался

ролью дифференцированных аффектов (в частности, отдельных

эмоций), некоторыми из его последователей

эта тема подробно разрабатывалась. Шехтел пересмот-

рел взгляд Фрейда на аффекты, подчеркнув их организующие и

конструктивные функции. Он также попытался соотнести аффект

с восприятием, вниманием, памятью и действием. Некоторые

современные теоретики психоанализа продуктивно используют

эмоциональные понятия , а один

из них разработал психоаналитическую теорию, ко-

торая трактует эмоции как фундаментальные мотивы человече-

ских взаимоотношений.

Этология. Исследования этологов многое дали для понима-

ния социального поведения животных, включающего как просо-

циальные, так и агрессивные составляющие. В некоторых из ран-

них этологических работ были предприняты весьма интересные

попытки соотнести поведение с мотивационнымп механизмами,

включающими и эмоциональные механизмы

Современные этологи стремятся не ис-

пользовать мотивационные термины и эмоциональные понятия

и описывают поведение <объективно>. Они избегают таких ярлы-

ков, как <угрожающее лицо> и <испуганная походка> .

Например, вместо описания ребенка как сердитого

и агрессивного (даже ребенка, бьющего своего сверстника) они

описывают мимику и двигательные акты, образующие выраже-

ния гнева и агрессивности. Однако, хотя они н не используют

эмоциональные или мотивационные понятия в своем описатель-

ном анализе поведения, их работы по-прежнему являются зна-

чительным вкладом в понимание эмоций и мотивации. Недавние

этологические исследования детей, такие, как работы Мак-Грю

и Блертон Джонс , могут способ-

ствовать пониманию эмоций и эмоционально обусловленного по-

ведения в естественных ситуациях.

Неврология, нейрофизиология, физиолдгическая психология.

Некоторые весьма интересные данные были получены при иссле-

дованиях мозга и эмоций Ряд

из них указывает на специфические мозговые механизмы, обес-

печивающие переживание эмоций и их выражение. Однако сле-

дует быть осмотрительным в оценке сообщений о локализации

эмоциональных центров в мозгу. Тщательный анализ исследова-

ний в этой области указывает на то, что, хотя и существуют опре-

деленные специфические мозговые механизмы, которые в значи-

тельной мере обеспечивают эмоции, обычно эмоциональные про-

цессы вовлекают многие зоны и системы мозга. Возможно, что

весь мозг участвует в эмоциональных процессах, но некоторые

механизмы в большей степени, нежели другие, и играют разные

роли в различных эмоциях.

Работа Деглина указывает на различные роли

в положительных и отрицательных эмоциях доминантного и суб-

доминантного полушарий мозга. Работы Пейпеза , Арнолда Прибрама

и Симонова (1975) важны

для понимания функционирования лимбической системы мозга

и ее взаимоотношений с эмоциями. Шварц и его сотрудники

пред-

приняли серию экспериментов по изучению эмоций и функций

полушарий мозга, а также по психофизиологии <скрытого> выра-

жения эмоций или электромиографической активности некоторых

мышц лица.

Биохимия и психофармакология. Более традиционное уча-

стие биохимии в понимании эмоций связано с анализом влияния

гормонов и нейрогуморальных факторов на индивидуальное

поведение. Некоторые факты этой области исследований прямо

относятся к эмоциям. Например, Гельгорн сум-

мировал выводы многочисленных работ, свидетельствующие о

том, что экспериментально вызываемый страх, не сопровождаю-

щийся попытками избежать пугающей ситуации, повышает коли-

чество эпинефрина без изменения уровня норэпинефрина. Неко-

торые исследователи показали, что

страх или тревожность сопровождаются заметными изменениями

уровня кортикостероидов в крови. Читателю, заин-

тересовавшемуся биохимией депрессии, рекомендуются работы

Шилдкраута, Дэвиса и Клермана , Дэвиса , Сатерлэнда

, Кона, Даннера и Акселрода Некоторые исследования этих и других авторов

описаны в книге Изарда С точки зрения Изарда,

наиболее важным вкладом биохимических изменений в эмоцио-

нальный процесс является поддержание ими данной эмоции или

комбинации эмоций в течение длительного времени.

Резюме

Данная книга направлена на изучение отдельных эмоций,

их взаимоотношений или эмоциональной системы и взаимодейст-

вия эмоций с другими подсистемами личности. Целостное опре-

деление эмоции должно учитывать характер ее переживания,

включать неврологический и экспрессивный компоненты. Эмоции

возникают как результат изменений в нервной системе, и эти

изменения могут быть обусловлены как внутренними, так и внеш-

ними событиями. Интенсивные эмоциональные состояния привле-

кают внимание не только ученых, но наука об эмоциях не долж-

на останавливаться на изучении преходящих состояний. Сущест-

вуют устойчивые индивидуальные различия в частоте, с которой

люди испытывают различные эмоции, и эти различия могут ана-

лизироваться в терминах эмоциональных черт или эмоциональ-

ных порогов.

Непротиворечивые межкультурные факты подтверждают

сформулированный сто лет тому назад тезис Дарвина о врожден-

ности и универсальности эмоций, как внутрииндивидуальных

процессов. Это означает, что эмоции имеют врожденные нейрон-

ные программы, универсально понимаемую экспрессию и общие

переживаемые качества.

; Эмоции удобно подразделять на положительные или отри-

цательные на основе особенностей их переживания и сенсорных

характеристик. Однако любая эмоция (например, радость, страх)

может быть положительной или отрицательной, если критерий

для классификации основывается на адаптивности или дезадап-

тивности эмоций в конкретной ситуации. Максимальное возбуж-

дение может порождать проблемы для сексуальных отноше-

ний, а радость по поводу чужого страдания может вести к

садизму.

Эмоции влияют на человека в целом, и каждая эмоция

влияет на субъект по-разному. Эмоции воздействуют на уровень

электрической активности мозга, степень напряжения мышц ли-

ца и тела, на функционирование висцерально-эндокринной, кро-

веносной и дыхательной систем. <Эмоции могут изменять восприя-

тие окружающего мира от яркого и светлого к темному и угрю-

мому, наши мысли от творческих к меланхолическим и наши

действия от неловких и неадекватных к искусным и целесообраз-

ным.

Индивидуальные различия эмоциональных порогов у детей

влияют на частоту, с которой дети выражают различные эмоции,..

а это, в свою очередь, определяет характер реакций на них окру-

жающих. Характер же реагирования на эмоциональное поведе-

ние детей обусловливает их экспрессивный стиль и, следователь-

но, личностные особенности этих детей.

Эмоция может рассматриваться как измененное или особое-

состояние сознания. Она может существовать относительно неза-

висимо от других состояний сознания, но обычно взаимодейст-

вует с ними и влияет на сосуществующие состояния или процес-

сы в сознании..

Область эмоций сложна и междисциплинарна. Социальные

.психологи сделали вклад в изучение эмоций как невербальной

коммуникации. Психология личности подсказала пути, по кото-

рым эмоции могут соотноситься с другими мотивационными кон-

структами, такими, как Я-концепция и психологические потреб-

ности, и увеличила наши знания о связи аффективных состояний

с функционированием личности. Клиническая психология и пси-

хиатрия способствовали пониманию роли сложных комбинаций

эмоций в психопатологии и акцентировали необходимость психо-

терапевтического анализа эмоций. Неврологические науки содей-

ствовали получению знаний о роли различных мозговых меха-

<измов эмоций, а биохимия и психофармакология показали важ-

ность гормональной и нейрогуморальной сфер в эмоциональных

процессах и в эмоциональном поведении.

Хотя теория Мак-Даугала связала эмоции и

поведение, а работы его и Фрейда (1938) заложили основу для

соотнесения эмоций, мотиваций и поведения, одной из наиболее

серьезных проблем в науках, о человеке является та, что боль-

шинство теорий личности, теорий поведения и теорий эмоций

были созданы независимо друг от друга. Во многих теориях лич-

ности отсутствует связь с проблемой эмоций. Авторы таких тео-

рий используют обычно одно или несколько мотивационных по-

нятий, но весьма редко включают понятия отдельных эмоций

в качестве мотивационных переменных. С другой стороны, иссле-

дователи эмоций, как правило, обращают внимание на ряд ком-

понентов эмоционального процесса - его нейрофизиологию, экс-

прессию или феноменологию - и, лишь за немногими исключе-

ниями , почти не соотносят свои

данные с личностными особенностями или поведением организма

в целом. В этой главе будут рассмотрены некоторые из основных

подходов к изучению эмоций и будет обсуждено, насколько воз-

можно, соответствие предлагаемого подхода к изучению других

функций организма или личности как целого.

Психоаналитические концепции аффекта и мотивации

Фрейд и психоаналитическая тео-

рия занимают особое место в истории психологии и наук о пове-

дении по многим причинам. Фрейд создал эвристические концеп-

щии бессознательного, динамики сновидений, развития сознания

защитных механизмов, вытеснения, подавления, устойчивости,

.переноса, детской сексуальности. Более же сответствующим теме

данной главы является новаторский анализ функционирования

личности, произведенный Фрейдом. Этот анализ помог подверг-

нуть прямому исследованию область человеческой мотивации,

сделал ее значительной частью современной психологии и дал

начало психодинамической традиции . Величай-

ший интерес здесь представляет фрейдовская концепция аффек-

тов, однако ее следует рассматривать в контексте его более об-

щей теории мотивации.

Ядром классической психоаналитической теории мотивации

является фрейдовская теория инстинктивных влечений. Как и в

других областях психоанализа, Фрейд развивал и несколько раз

изменял свои представления в этой сфере. Их точный и система-

тический синтез труден, и даже ученики Фрейда расходятся в

оценке теоретической картины. Возможно, наиболее признанными

в психоаналитической теории мотивации являются выводы Рапа-

порта , поэтому они и станут основным источ-

ником для следующего краткого обзора.

Рапапорт советует своим читателям не предъявлять слишком

высоких требований к объяснительной силе инстинктивных вле-

чений. Например, они не объясняют такие сферы поведения, обус-

ловленные Эго, как психологическая защита, когнитивные синтезы

и дифференциация. Не объясняют они и роль внешней стиму-

ляции в поведении. Детерминанты таких видов поведения, одна-

ко, более <причннны>, нежели <мотивационны> в психоаналити-

ческом смысле этих понятий.

Инстинктивное влечение, или мотив, определяются Рапапор-

том как побуждающая внутренняя или интрапсихическая сила,

которая а) безусловна; б) циклична; в) избирательна и г) заме-

щаема. Эти характеристики определяют побуждающую природу

влечений, пли мотивов, и помогают отделить их от <причин>, но

отдельные пункты этого разделения кажутся спорными. Напри-

мер, некоторые <основания> и <желания> называются мотивами

или рационализациями мотивов, со всеми перечисленными опре-

деляющими характеристиками, а другие <основания> не мотивы,

потому что им не свойственны замещаемость или цикличность.

Более того, познавательное или исследовательское поведение

является функцией причин (а не мотивов), поскольку его детер-

минанты (преимущественно внешние) не демонстрируют циклич-

ности, избирательности и замещаемости.

Рапапорт считает, что эти четыре характеристики, опреде-

ляющие побуждающую природу инстинктивных влечений, ско-

рее, континуальные величины, чем дихотомические категории.

Таким образом, влечения различаются по степени, в которой они

безусловны, цикличны, избирательны и замещаемы. ИНСТИНКТив-

ные влечения имеют четыре другие определяющие характеристи-

ки: а) силу этого влечения; б) цель, достигаемую в результате

удовлетворения влечения: в) объект или что-либо удовлетворяю-

щее влечение, и г) источник, или лежащий в его основе сомати-

ческий процесс.

Представить целостное определение аффекта в терминах

классической психоаналитической теории нелегко, поскольку

Фрейд и его последователи использовали это понятие довольно

широко и приписывали ему различные роли в процессе развития

теории. В своих ранних работах Фрейд считал, что аффект, пли

эмоция, лишь побудительная сила в психической жизни, и много

раз в своих более поздних трудах он <также говорил об аффек-

тах, или эмоциях, как об интрапсихических факторах, которые

дают толчок фантазиям и желаниям> .

Заканчивая обзор психоаналитических данных, Рапапорт де-

лает следующее заключение.

<Основываясь на разных теориях, можно сделать предположение о

механизме эмоций, не противоречащее имеющимся фактам. Вос-

принимаемый объект служит инициатором бессознательного про-

цесса, который мобилизует неосознанную ИНСТИНКТИВНУЮ энергию:

если для этой энергии нет открытых свободных путей ее проявле-

ния (это тот случай, когда инстинктивные требования конфликт-

ны). она находит разрядку через другие каналы, иные. нежели

произвольные действия. Разряжающие процессы - <эмоциональное

выражение> и <эмоциональное чувство> - МОГУТ возникать си-

мультанно или могут следовать одно за другим, или же могут

быть одиночными. Поскольку в нашей культуре редки открытые

пути проявления инстинктов, эмоциональные разрядки различной

интенсивности случаются постоянно. Таким образом, в нашей пси-

хической жизни, кроме <истинных> эмоций, описанных в книгах -

ярости, страха и т. д., существует целая иерархия эмоциональных

явлений, ранжированных от наиболее интенсивных к умеренным,

конвенциональным, интеллектуализированным>

Психоаналитическая литература различает, хотя и не исполь-

зует постоянно, три аспекта аффекта - энергетический компо-

нент инстинктивного влечения (<заряд аффекта>), процесс раз-

рядки и восприятие окончательной разрядки (ощущение или

чувство эмоции). Разрядка и чувственные компоненты рассматри-

ваются просто как выражения эмоций, коммуникативная цен-

ность которых не была общепринятой в психоанализе до работы

Шехтела. Однако, Рапапорт

замечает, что <аффект как набор сигналов - столь же обяза-

тельное средство познания реальности, как п мышление>

Заряд аффекта связан с количественной нлп

ннтенсивностной мерой аффекта, а процессы разрядки восприни-

маются или ощущаются как качественные тона.

Теория Фрейда и психоанализ в целом касались прежде все-

го отрицательных аффектов. Этим объясняется преобладающая

роль подавления как защитного механизма. Аффекты, будучи по.

своей природе феноменами сознания, не являются объектами

подавления. Лишь предвосхищение как аспект инстинктивного

влечения может не пропускаться в ворота сознания. Когда подав-

ление успешно, происходит разделение предвосхищения и аффек-

тивного компонента влечения, и инстинктивное влечение, или мо-

тив, не может дальше символизироваться семантически. Подавле-

ние, таким образом, может предотвращать конфликт на одном

уровне (например, между либидонозным интересом и санкцией

суперэго) с риском формирования невротического или психомати-

ческого симптома - на другом. Если подавление неудачно, воз-

никает конфликт между бессознательными и предсознательны-

мн системами и символизированный аффект может всплывать в.

сознании. Поскольку такой аффект отрицательный и связан

с конфликтно окрашенным представлением, он может ограничи-

вать функции эго и способствовать психическим заболеваниям.

Фрейдовское понятие мотива имеет по меньшей мере внешнее

сходство с понятиями ндеоаффективной организации, представлен-

ной в теории дифференциальных эмоций

II аффективно-когнитивной структуры

Другое фрейдовское понятие - желание, или импульс жела-

ния, имеет сходство с понятием аффективно-когнитивной струк-

туры. Фрейд первый показал, что желание (<страстное желание-

осуществления>) является мотивирующей силой сновидений. В бес-

сознательном импульс желания проявляется как инстинктивное-

требование, а в предсознательном - как сон или фантазия. Раз-

личие между импульсом желания и понятием аффективно-когни-

тивной структуры в теории дифференциальных эмоций состоит

в том, что последнее организующими принципами считает, скорее,.

аффекты, нежели процессы предвосхищения. Обе теории согла-

суются в том, что связь аффекта и разума образует значимый

фактор в мотивации человека.

Немало современных теоретиков психоанализа предлагают

модификации фрейдовской концепции аффектов. Шехтел

видит ограниченность отрицательного взгляда Фрейда

на аффекты и подчеркивает их организующую и конструктивную"

функции. Он также не соглашается с фрейдовской тенденцией

рассматривать аффект и внешнее действие как взаимоисключаю-

щие. <Я верю, что нет действия без аффекта, конечно, не всегда

такого интенсивного и драматического, как в проявлении импуль-

сивной ярости, а более общего, иногда едва заметного, образую--

щего, однако, основание каждого действия> .

Как уже отмечалось, Шехтел также приписывает аффек-

там <чрезвычайную роль в коммуникации> и, следовательно, важ-

ную роль в социальных взаимоотношениях. Такое понимание

аффекта согласуется с теорией дифференциальных эмоций.

Шехтел проводит различия между внутренними аффектами

и аффектами активирующими. Внутренние аффекты могут иметь

место у голодного ребенка, который не может достать пищу, или

;в депрессии у взрослого, который теряет интерес к окружающему

миру. Активирующие аффекты проявляются, например, при твор-

ческой деятельности взрослых и концептуально до некоторой сте-

.пени совпадают с положительными эмоциями - интересом, радо-

стью - в теории дифференциальных эмоций.

Шехтел также различает субъектно- и объектно-ориенти-

рованное восприятие. При субъектно-ориентированном восприя-

тии подчеркивается, как и что ощущает воспринимающий инди-

вид, и практически отсутствует идентификация субъекта с объек-

том: субъект, скорее, просто реагирует на объект с удовольствием

или без удовольствия, чем активно занимается им. Такой способ

восприятия является характеристикой <низших> ощущений - вку-

са, осязания, боли и проприорецепции.

Классифицируя проприорецепцию как субъектно-ориентиро-

. ванную, Шехтел имплицитно поднимает вопрос о субъектной

-ориентированности эмоциональной деятельности, поскольку неко-

торые исследователи считают, что эмоции активируются и диффе-

ренцируются с помощью проприоцептивной обратной связи.

При объектно-ориентированном способе восприятия субъект

-активно исследует объект и <фигурально или буквально пытается

<овладеть> им> . Объектно-ориентирован-

ное восприятие - характеристика <высших> ощущений (зрения

и слуха). В частности, Шехтел считает объектно-ориентированным

интерес, который, на его взгляд, в большей степени установка,

-чем аффект. Концепция объектно-ориентированной установки

Шехтела как установки глубокого интереса, ведущего к концент-

рированию внимания, активному включению в деятельность и к

творчеству, будет затронута в последующих главах. В контексте

-развития изменение от субъектно- к объектно-ориентированному

способу восприятия параллельно изменению от включенных аф-

фектов к активным.

Отход большого количества современных психоаналитических

исследований от механической теории инстинктивных влечений,

"сформулированной и систематизированной Рапапортом, был уси-

лен работами Клейна который выдвинул кон-

цепцию императивного предвосхищения, считая, что однажды

испытанный аффект приобретает значение, которое возникает

раньше сенсорного удовольствия или неудовольствия. Чувствен-

ный опыт <отпечатывается в памяти и в понятии>, связывается

с положительными и отрицательными ценностями и <записывает-

ся в когнитивной структуре или схеме, активация которой, даже

спустя время, помогает сформировать чувственное переживание>

. Когнитивная матрица аффекта является важ-

ной частью <движущей силы> или мотивации, лежащей в основе

поведения. Клейн предполагает, следовательно, что аффект вклю-

чается в когнитивную структуру, выражающуюся в мотивацион-

ном представлении. В противоположность фрейдовской теории

разрядки влечения и стимуло-реактивной модели разрядки напря-

жения подход Клейна допускает поиск напряжения и его сохра-

нение.

Холт , также отказываясь от теории инстинктив-

ных влечений, развивает теорию аффекта и мотивации. Он акцен-

тирует важность внешней стимуляции и перцептивно-когнитивных

процессов, но он также признает значимость экспрессивного и пе-

реживательного феноменов эмоций.

Холт и ряд других авторов считают, что понятие инстинктивно-

го влечения как психической энергии, или инстинктивной внутреп-

неп силы, практически не имеет доказательств. Холт предпола-

гает, что, хотя секс, агрессия, страх или другие аффективные

феномены могут быть врожденно детерминированы (<несмотря на

огромную способность к изменению>), реакции и их возникновение

в огромной степени зависят от осознания внешнего давления

(иногда ограниченного), мотивационно соответствующего особен-

ностям окружающей субъекта среды .

Создавая теорию мотивации, Холт (1976) основывается на

определении желания, данного Фрейдом в его ранних работах, и

интерпретирует его как <когнитивно-аффективное понятие, ограни-

ченное... потенциально приятными или неприятными исходами дей-

ствий> (р. 179). Желание - ключевое мотивационное явление -

вызывается рассогласованием или <когнитивно-аффективным со-

стоянием типа неудовлетворенности> .Рассо-

гласование трактуется как сознательное, предсознательное или

бессознательное сравнение того, что воспринимается, и того. что

центрально генерируется, и сравнение оценочных суждений, отно-

сящихся к первому и ко второму. Феноменологически это похоже

на сопоставление существующего и потенциального состояния

дел - процесс, подобный процессам оценки и контроля, обсуж-

даемым в когнптнвно-ориентированных теориях эмоций . Умеренная

степень рассогласования возбуждает умеренное удовольствие и

интерес, а выраженное и неожиданное рассогласование возбуж-

дают испуг иI неудовольствие. Замечание Холта о том, что различ-

ные степени рассогласования вызывают различные аффекты, близ-

ко к попытке Сингера вывести обусловленность

активации дифференцированного аффекта из разной успешности

в усвоении когнитивной информации. Обе идеи имеют некоторое

отношение к принципу Томкинса относительно

плотности нейронной стимуляции, который будет обсужден в по-

следующих главах. Рассогласование может возникать в виде воз-

можности (и иметь положительное значение) или в виде угрозы

(и иметь значение отрицательное); таким образом к модели Клей-

на, которая ограничена системами отрицательной обратной связи,

Холт добавляет системы положительной обратной связи, которые

не регулируются механизмами <разрядки> или <выключения>.

Модель Холта допускает, что люди имеют биологические

(врожденно заданные) различия в быстроте положительных или

отрицательных оценок и соответствующих действий по отношению

к фрустацин или угрозе (избегании или совладании). Эта быстро-

та, или врожденная <готовность>, связана с гормональной и ней-

рогуморальной сферами, влияющими на секс, агрессию и другие

аффективно-окрашенные феномены. Хотя Холт характеризует свою

модель как <протонейрофизнологическую> и в конечном счете пере-

водимую на анатомический и физиологические языки, к сегодняш-

нему дню она описана лишь на феноменологическом уровне.

Дал развивает теорию мотивации, которая может

сделать понятия отдельных эмоций значимой частью психоанали-

тической теории. Он согласен с Холтом относительно неадекват-

ности теории инстинктивного влечения и представляет себе эмо-

ции как <фундаментальные мотивы> в человеческих отношениях.

Дал отказывается от понятия силы удовольствия как объясни-

тельного принципа поведения и предлагает определение удоволь-

ствия как удовлетворение желания (как и Холт), а неудовольст-

вие - как неудовлетворение желания. Дал утверждает, что

привязывание удовольствия - неудовольствия к удовлетворению

желания требует анализа <качественных характеристик пережива-

ния удовлетворения и фокусирует наше внимание на процессах

восприятия>.

Дал разделяет эмоции на два класса: подразумевающие

объекты иI неподразумевающие объекты. Первые состоят из трех

частей: а) различающего восприятия (чувственного опыта);

б) желания, и в) выражения (мимического, пантомимического,

причем некоторые комплексы выражения могут рассматриваться

как видоспецифические). Компонент желания может выражаться

в виде движения к объекту (любовь при притяжении и гнев при

отвращении) или в виде движения от объекта (удивление при

притяжении и страх при отвращении).

Отрицательные эмоции, не подразумевающие объект, вклю-

чают тревогу и депрессию,) а положительные - рвение и опти-

мизм. И те и другие рассматриваются как инстинктивные и имею-

щие характеристики, описанные Рапапортом:

безусловность, избирательность, замешаемость и в некоторых

случаях цикличность. Таким образом, в системе Дала эмоции

имеют основные характеристики фрейдовских инстинктивных

влечений и требуют удовлетворения аналогичным образом: бег-

ством от вызывающей страх ситуации в страхе, поеданием пи-

щи - при голоде, и оргазмом - при сексе.

Дал продолжает свое описание эмоций списком качеств, со-

ставленным Деривера и частично согласую-

щимся с качествами, выделяемыми когнитивными теориями эмо-

ции, обсуждаемыми в следующих разделах, и теорией дифферен-

циальных эмоций, представленной в главе 3. Одно важное

различие между подходом Дала и теорией дифференциальных эмо-

ций лежит в аналогии, проводимой Далом, между влечениями и

эмоциями. Тем не менее трактовка Далом эмоций как фундамен-

тальных мотивационных процессов, уходящая корнями в концеп-

цию филогенетической адаптивности, предоставляет возможность

сопоставления некоторых полученных в книнике наблюде-

ний психоаналитиков и современных мотивационных теорий

эмоций.

Возбуждение, активация и измерения эмоций

Спенсер (Зрепсег, 1890) одним из первых рассмотрел эмо-

ции или чувства как измерения или состояния сознания. Вундт

(\Уипс11, 1896), развивая традицию Спенсера, предположил, чго

сфера сознания, описанная с помощью эмоций или чувств может

быть выражена тремя измерениями: удовольствием - неудоволь-

ствием, расслаблением - напряжением и спокойствием - возбуж-

дением. Как будет описано дальше, измерения Вундта были воз-

рождены Вудвортсом и Шлосбергом , а также их коллегами в целом

направлении успешных

исследований эмоциональной экспрессии.

Эмоции как организмическое возбуждение. Основываясь на

концепциях Спенсера и Вупдта, Даффи

1962) предположила, что все поведение может быть объяснено

в терминах простейшего феномена - организмического возбуж-

дения, понятия, имеющего явное сходство с вундтовским изме-

рением: расслабление - напряжение. Даффи

утверждала, что поведение изменяется лишь по двум координа-

гам-направлению и интенсивности. Направление определяется

ею в терминах избирательности ответа, причем в основе избира-

тельности лежат ожидания и цели субъекта и взаимоотношения

между воспринимаемыми стимулами. Индивид включается в си-

туацию или избегает ее в зависимости от ее значения. Даффи

считает свое понятие направленности или <ответа на взаимоотно-

шения> аналогичным понятию <когнитивных карт> Толмена

или <функций сигнала> Хебба .

Вторая характеристика поведения - интенсивность - определя-

лась Даффи как общее организмическое возбуждение или моби-

лизация энергии, а уровень возбуждения - <как мера высво-

бождения потенциальной энергии, хранящейся в тканях орга-

низма> . По Даффи, эмоция - просто точка

или спектр точек на шкале возбуждения, поэтому эмоции как

таковые могут изменяться лишь по интенсивности, существова-

ние же дискретных типов эмоционального переживания ею не

допускается.

Несмотря на то, что идеи Даффи относятся к тому теорети-

ческому направлению, которое было склонно исключить эмоцио-

нальные понятия из психологической теории и эксперименталь-

ных исследований, ее концепция помогла подготовить почву для

теории активации, которая, в свою очередь, способствовала ны-

нешнему расцвету исследований взаимосвязей мозга и пове-

дения.

Нейронная активация, эмоция и поведение. Учитывая откры-

тие Маруцци и Мэгуном некоторых функций ретикулярной фор-

мации ствола мозга, Линдсли развил свою

активационную теорию эмоций и поведения. Он заменил широ-

кое и трудное, для измерения понятие организмического возбуж-

дения Даффи понятием активации, определенной

как нейронное возбуждение ретикулярной формации ствола моз-

га, которому сопутствуют изменения электроэнцефалографпче-

ских показателей коры. Его толкование эмоций предполагает

существование предшествующего эмоционального стимула, либо

внешнего и условного, либо внутреннего и безусловного. Такие

стимулы возбуждают импульсы, активирующие ствол мозга, ко-

торый, в свою очередь, посылает импульсы к таламусу и к коре.

Гипотетический активирующий механизм трансформирует эти

импульсы в поведение, характеризующееся <эмоциональным воз-

буждением>. Такому поведению соответствуют ЭЭГ-показатели,

характеризующиеся низкой амплитудой, высокой частотой и аспп-

хронностью.

Когда импульсы возникают за счет снижения эмоциональной

стимуляции, прямо влияющей на таламус, возникают синхро-

низированные, высокие по амплитуде, низкочастотные ЭЭГ-ком-

плексы. Линдсли предсказал, что при этих условиях должно

обнаруживаться поведение, противополоожное наблюдаемому при

<эмоциональном возбуждении>: так сказать, <эмоциональная апа-

тия>. Линдсли понимал, что его теория не объясняет природу

отдельных эмоций: его основной целью было связать некоторые

определенные предшествующие условия с изменениями в элек-

трической активности мозга, измеряемой с помощью ЭЭГ, и с

наблюдающимся поведением.

Измерения эмоциональной экспрессии. После того как Дар-

вин в 1872 году опубликовал свою известную работу <Выраже-

ние эмоций у человека и животных>, сложная область экспрес-

сивной мимики рассматривалась некоторыми учеными как само-

стоятельная дисциплина. Некоторые из этих авторов сделали

бесценные вклады в анализ и понимание экспрессии, но часто

не могли распространить свои важные находки на область пси-

хологии личности.

Изучение выражений лица, которого мы здесь коснемся, на-

чалось, когда Вудвортс выдвинул первую дей-

ствительно успешную систему для классификации мимических

выражений отдельных эмоций. Он показал, что многие выраже-

ния лица могут быть надежно категоризированы с помощью сле-

дующей шестичленной линейной шкалы: 1) любовь, счастье.

веселье; 2) удивление; 3) страх, страдание; 4) гнев, решимость;

5) отвращение; 6) презрение.

После приложения вудвортсовской классифакционной схемы

к анализу фотографий людей с различными выражениями лица

Шлосберг предположил, что выражения лица

могут быть более адекватно описаны с помощью круговой шкалы

Вудвортса с двумя осями: удовольствие - неудовольствие и

принятие - отталкивание. Позднее Шлосберг добавил третье

измерение: сон - напряжение и, таким образом, очень близко

подошел к принятию и эмпирической проверке трех измерений,

впервые предложенных Вундтом в 1896 году.

Метод Шлосберга похож на психофизический эксперпмепг,

в котором выводы основываются на физических измерениях. От

испытуемого требуется оценить выражения лиц на предлагаемых

фотографиях. В ранних экспериментах Шлосберга его испытуе-

мые оценивали выражение лица на каждой фотографии по двум

девятипунктным шкалам: удовольствие - неудовольствие п при-

нятие - отталкивание п для каждого изображения вычислялись

средние оценки по каждому измерению. Шкалы удовольствие -

неудовольствие п принятие - отталкивание образуют перпенди-

кулярные линии, пересекающиеся на оценке 5, а круговая шкала

является кругом, соединяющим полюса обеих шкал. Любое

предъявленное изображение может быть представлено как точка

в пространстве в пределах квадранта круга. Прочертив линию

от точки пересечения шкал через нанесенную точку к краю кру-

га, можно определить оценку на циркулярной шкале п катего-

рию эмоции данной экспрессии (см. рис. 1).

Шлосберг п его сотрудники добавили измерение сон-напряжение

под влиянием работ Даффи и Лпндсли, показавших, что измерение

<активация> необходимо учитывать в эмоциях. В специально созданной серии экс-

прессивных выражений они продемонстриро-

вали надежность измерений удовольствие - неудовольствие,

принятие - отталкивание и сон - напряжение 0,94, 0,87 и 0,92

соответственно. Трайандис и Ламберт использовали три измерения

Шлосберга в межкуль-

турном исследовании и показали, что они валидны как для испы-

туемых - греков, так и для американцев. Однако последующие

Рис. 1. Предсказание категории эмоций с помощью

оценок удовольствия-неудовольствия и принятия-от-

талкивания (из Вудвортса и Шлосберга:

исследователи (например,

показали, что измерения принятие - отталкивание и сон - на-

пряжение, высоко коррелируя друг с другом, не являются неза-

висимыми, и подняли вопрос оо их значении как самостоятель-

ных измерений. Некоторые другие авторы также исследовали

соотношение экспрессивных выражений и эмоций

Ряд этих исследований вел к развитию новых измерений, таких, как КОНТ-

РОЛЬ - импульсивность , внимание - невнима-

ние и уверенность в себе - неуве-

ренность .

Осгуд в своем широком анализе жизненных выражений эмо-

ций вывел три измерения экспрессии - удовольствие, активность

и контроль, которые соответствовали его семантическим коорди-

натам оценки, активности и силы.

Когнитивные теории эмоций и личности

По меньшей мере два больших класса теорий могут рассмат-

риваться в качестве когнитивных: теория Я и теории, рассматри-

вающие разум как причину или компонент эмоции. Центральной

и широко распространенной переменной в теории Я является

Я-концепция -- восприятие индивидом самого себя и его раз-

мышления по поводу своего <Я>, организованные в целостный и

интегральный феномен, которому придается огромное объясни-

тельное значение .

Теория Я, чувство и эмоция. Чем больше восприятие или

познание связаны с ядром личности, тем в большей степени они

включают в себя чувства или эмоции. Когда Я-концепция под-

вергается критике, индивид склонен к страху или к принятию

оборонительной позиции, когда же Я-концепция подтверждается

и одобряется, индивид испытывает интерес или радость.

Теории. Я постоянно подчеркивают важность изучения <чув-

ственного содержания> (как противоположного строгому семан-

тическому) для понимания индивида. Они находят, что это осо-

бенно важно для психотерапевтов. Действительно, подобный

принцип используется несколькими направлениями современной

психотерапии, например в группах психологического тренинга,

группах знакомств, в гештальттерапии.

Эмоция как функция разума. Некоторые современные тео-

рии рассматривают эмоцию в основном как ответ или как комп-

лекс ответов, обусловленных когнитивными процессами. Эти тео-

рии имеют общий корень со взглядами на природу человека,

которые могут быть прослежены от Аристотеля, Фомы Аквинско-

го, Дидро, Канта и других философов. Это идеи о том, что:

(а) человек прежде всего и в наибольшей степени - рациональ-

ное существо; (б) рациональное по своей сущности хорошо, а

эмоциональное - плохо; (в) когнитивные процессы должны

использоваться как фактор, контролирующий и замещающий

эмоции.

Одна из наиболее разработанных теорий эмоций и личности

в этой традиции - теория Арнолд . По Арнолд,

эмоция возникает как результат последовательности событий,

описываемых при помощи понятий восприятия и оценки.

Арнолд использовала термин восприятие в значении <про-

стого понимания объекта>. Понимать что-нибудь - это знать,

что из себя представляет данный объект вне зависимости от того,

как он влияет на воспринимающего. До того, как эмоция возник-

нет, объект должен быть воспринят и оценен. В ответ на оценку

объекта, так или иначе влияющего на воспринимающего, возни-

кает эмоция как нерациональное принятие или отвержение.

Различия между эмоцией, восприятием и оценкой признают-

ся несмотря на тот факт, что оценка сама по себе характери-

зуется как прямая и интуитивная и едва ли не столь же непо-

средственна, как и восприятие.

<Последовательность восприятие-оценка-эмоция настолько жест-

ка, что наш повседневный опыт не располагает строго объектив-

ным знанием вещей; это всегда либо знание и принятие, либо зна-

ние и неприязнь... Интуитивная оценка ситуации побуждает дей-

ствие, что ощущается как эмоция, выражается в различных те-

лесных изменениях и обычно может вести к внешнему действию>

(Агпо1й, 160а, р. 177).

Арнолд делала различие между эмоцией и мотивом. Эмо-

ция - это чувственно-действенная тенденция, тогда как мотив -

это действенный импульс плюс разум. Таким образом, мотивиро-

ванное действие является функцией и эмоцией и когнитивных

процессов.

Эмоции как интерпретация физиологического возбуждения.

Шехтер и его соавторы

предположили, что эмоции возникают на основе физиологическо-

го возбуждения и когнитивной оценки. Некоторое событие или

ситуация вызывают физиологическое возбуждение, и у индивида

возникает необходимость оценить содержание ситуации, которая

это возбуждение вызвала. Тип или качество эмоции, испытывае-

мой индивидом, зависит не от ощущения, возникающего при фи-

зиологическом возбуждении, а от того, как индивид оценивает

ситуацию, в которой это происходит. Оценка (<узнавание или

определение>) ситуации дает возможность индивиду назвать

испытываемое ощущение возбуждения радостью или гневом,

страхом или отвращением или любой другой подходящей к ситуа-

ции эмоцией. По Шехтеру, то же самое физиологическое воз-

буждение может испытываться, как радость или как гнев (или

как любая другая эмоция) в зависимости от трактовки ситуации.

Мандлер (МапсПег, 1975) предложил похожее рассмотрение эмо-

циональной активности.

В одном хорошо известном эксперименте Шехтер и Сингер

проверяли свою теорию следующим

образом: в одной группе испытуемым вводили эпинефрин, вызы-

ГЛАВА 1

вающий возбуждение, другой - плацебо. Затем часть испытуе-

мых получила <объяснение> о действии введенного препарата -

либо истинное, либо ложное. Части испытуемых информации

относительно влияния препарата не давали. Непосредственно

после этого половина испытуемых попадала в общество человека,

демонстрировавшего эйфорическое поведение, а другая полови-

на - в общество человека, находившегося в ярости. Оказалось,

что дезинформированные или не получившие вообще никакой

информации индивиды были более склонны имитировать настрое-

ние и поведение, а субъекты, точно знавшие действие эпинефри-

на, были относительно устойчивы. Среди испытуемых, следовав-

ших эйфорической модели, дезинформированные или лишенные

информации группы давали более высокие оценки хорошего

настроения, чем верно информированная группа, но в группе,

принимавшей плацебо, дезинформация к имитации эмоциональ-

ного поведения не привела. Аналогичные результаты были полу-

чены и на второй части испытуемых, оказавшихся в обществе

человека, демонстрировавшего ярость.

Теория Шехтера оказала огромное влияние на изучение эмо-

ций, особенно в социальной психологии. Тем не менее рядом

авторов она критиковалась. Так, Плутчик и Акс

проверяли предположение Шехтера, рассмат-

ривая физиологические эффекты эпинефрина, а Изард поднял

вопрос о том, почему повышенная аналитическая деятельность

дезинформированных и вообще неинформированных групп не

является объяснением возникновения эмоций. Эти испытуемые

находились в незнакомой ситуации, созданной физиологическими

ощущениями, которые не были объяснены или были искажены.

Ряд авторов доказали, что в таких неопределенных ситуациях

сообразительность субъектов или их тревожность могут приве-

сти к выбору чего угодно взамен продолжающейся неопределен-

ности. Далее, если субъекты следуют модели и неосознанно ими-

тируют ее мимические и пантомимическое выражения, то нейрон-

ная обратная связь от их выразительного поведения может вы-

звать наблюдаемую эмоцию. Пред-

положение о причинной роли дифференцированной сенсорной

обратной связи от комплекса лицевых изменений выглядит более

убедительным, чем допущение сомнительных сигналов от недиф-

ференцированного физиологического возбуждения.

Более значимым, однако, чем упомянутые опровержения,

является тот факт, что два эксперимента, представляющие впер-

вые описанные повторения эксперимента Шехтера-Сингера, не

воспроизвели полученные этими авторами результаты. Маслач

в неопубликованной работе показал, что необъясненное гипноти-

ческн внушенное автономное возбуждение вызывает отрица-

тельно интерпретируемые внутренние состояния. Не все испытуе-

мые сообщали о возникновении гнева или радости в зависимости

от действия модели. Маршалл использовал ту

же, что и Шехтер с Спигером, наркотическп-возбуждающую тех-

нику и обнаружил результаты, очень схожие с Малачом.

Эмоция как комплексный ответ, являющийся результатом

оценки. Лазарус и его сотрудники

представили теоретическую конструкцию,

в которой каждая эмоция является комплексным ответом, со-

ставленным из трех различных подсистем. Объяснение ими акти-

вации или причины эмоции аналогичны принятым в классиче-

ской психоаналитической теории Фрейда п в сущности идентичны

схеме, предложенной Арнолд

Первый компонент их системы эмоционального ответа со-

стоит из сигнальных переменных или стимульных свойств.

Второй компонент - оценивающая подсистема. Она опреде-

лена как функция мозговых процессов, с помощью которых инди-

вид оценивает стимульную ситуацию.

Третий компонент системы эмоционального ответа включает

три типа категорий ответа: когнитивный, экспрессивный и инст-

рументальный. Лазарус и его сотрудники определяют первый из

них (когнитивные реакции) как синоним того, что обычно описы-

вается как механизмы защиты, такие как подавление, отказ,

проекция. Они наиболее полно исследованы в патологии эмоций

и поведения.

Экспрессивные ответы включают прежде всего мимические

выражения, которые рассматриваются как поведение, не пресле-

дующее определенной цели. Средства выражения разделены на

два типа: биологические и приобретенные.

Третий тип ответа - инструментальная реакция - может

относиться к одной из трех категорий: символам, средствам и

обычаям. Все они целенаправленны. Функция символов - сигна-

лизировать о наличии некоторого аффекта, когда нет других

форм коммуникации. Символы могут также маскировать нежела-

тельный аффект. Средства - сложные целенаправленные инстру-

ментальные действия, такие, как агрессия и избеганрю. Обычаи -

культурально обусловленные средства, такие, как траур или спо-

собы ухаживания.

Эмоции как производные биологических процессов

и сочетание эмоций как личностные черты.

Плутчик рассмотрел эмоции как приспособи-

тельные средства, которые играли роль в выживании индивидов

на всех эволюционных уровнях. Основные прототипы адаптив-

лого поведения и эмоции, отнесенные к ним, представлены ниже:

Первичная эмоция

Принятие

Отвращение

Гнев,

Страх

Радость

Горе

Испуг

Ожидание или

любопытство

Адаптивный комплекс

1. Объединение - поглощение пищи и во-

ды

2. Непринятие - реакция устранения, вы-

деление, рвота

3. Разрушение - устранение препятствия

на пути удовлетворения потребности

4. Защита - ответ на боль или угрозу

боли

5. Воспроизведение - ответы, связанные

с сексуальным поведением

6. Лишение - потеря объекта, приносяще-

го удовольствие

7. Ориентировка - ответ на контакт с но-

вым незнакомым объектом

8. Исследование - более или менее слу-

чайные действия в изучаемой окружаю-

щей среде

Плутчик определяет эмоцию как комплексный ответ, соответ-

ствующий одному из адаптивных биологических процессов, об-

щих для всех живых организмов. Он рассматривает первичную

эмоцию как преходящую и обычно запускаемую внешним стиму-

лом. Существуют физиологические и поведенческие выразитель-

ные комплексы деятельности, связанные с каждой эмоцией и с

каждой комбинацией эмоций (или вторичной эмоцией). Комп-

лексы для каждой из первичных эмоций на физиологическом и

поведенческом уровне определяются как конструкты, истинная

природа которых может быть выведена лишь приблизительно.

Интересно отметить, что теоретические взгляды Плутчика близ-

ки к взглядам Венгера , который, подобно Ланге,

придавал большее значение состоянию организма, чем восприя-

тию изменений в организме и последовательности чувств в созна-

нии, как это делал Джемс.

Плутчик утверждает, что его теория эмоций может бьпь

использована при изучении личности в психотерапии. Он пред-

положил, что личностные черты могут рассматриваться как вто-

ричные эмоции, представляющие две или несколько первичных.

Плутчик указывал, что восемь первичных эмоций дают 28 пар-

ных комбинаций и 56 тройных комбинаций, т. е. всего 84 различ-

ные эмоции одного уровня интенсивности . Предположив суше-

Хотя, по взглядам Плутчика, первичные эмоции смешиваются, форми-

руя новые эмоции так же, как смешиваются основные цвета, формируя цвета

новые. Изард рассматривает первичные или фундаментальные

эмоции лишь как взаимодействующие в комплексах или комбинациях и сохра-

няющие свою качественную идентичность.

чувствование хотя бы четырех различимых уровней интенсивности,

мы увеличим это число эмоций до 336. Плутчик думает, что пони-

мание способа смешения эмоций помогает анализу многих важ-

.ных эмоциональных феноменов. Например, он предлагает сле-

дующие формулы: гордость=гнев+радость; любовь==радость+

.принятие; любопытство==удивление+принятие; скромность==

страх+принятие; ненависть=гнев+удивление; вина==страх+

дзадость или удовольствие; сентиментальность==принятие+горе.

Социальные регуляторы (феномены суперэго) могут быть поня-

ты в системе Плутчика как сочетание страха и других эмоций,

-а тревожность - как сочетание страха и ожидания.

Плутчик сделал вывод, что обучение и опыт влияют на эмо-

ции лишь в очень специфическом отношении:

<(1) Индивид может научиться изменять или подавлять некоторые

внешние выразительные признаки эмоций...; и (2) индивидуальный

опыт повлияет на то, какие прототипические комплексы будут бо-

лее вероятно преобладать в его поведении, а какие - маскиро-

ваться или взаимодействовать>.

Симонов (1964, 1970, 1972, 1975) заключил, что мера пере-

.живания эмоции или мера <эмоционального стресса (Э) - функ-

.ция двух факторов: а) значения мотивации или потребности (П),

.и б) разности между информацией, необходимой для ее удовлет-

ворения (Ин) и информацией, доступной субъекту (Пд). Это

может быть выражено с помощью формулы: Э== ЦП,/И,...),

где /И=(Ин-Ид).

Согласно теории эмоции Симонова, возникновение эмоции

обусловлено дефицитом прагматической информации (когда Ин

больше чем Ид), именно это вызывает эмоции отрицательного

характера: отвращение, страх, гнев и т. д. Положительные эмо-

ции, такие, как радость и интерес, появляются в ситуации, когда

полученная информация увеличивает вероятность удовлетворе-

ния потребности по сравнению с уже существующим прогнозом,

другими словами - когда (Ид больше чем Иц).

Симонов утверждает, что существует относительная незави-

симость нейронных механизмов потребности, эмоции и прогноза

(или вероятности достижения цели) и что эта относительная

яезависимость механизмов предполагает разнообразие взаимо-

действий между ними. Активация нейронного аппарата эмоции

.интенсифицирует потребность, а дефицит или излишек информа-

.ции склонны влиять на потребность по формуле: П=Э/(Ин-Ид).

С другой стороны, изменение интенсивности эмоции и потребно-

сти влияют на прогноз вероятности достижения цели: Ин-Ид==

==Э/П. Симонов приводит данные обследова-

ния космонавтов в качестве одного из экспериментальных под-

тверждений информационной теории эмоций.

Когнитивно-аффективный подход

Оригинальный вклад Сингера в психо-

логию аффекта отражает его психоаналитическую подготовку и

интерес к когнитивным процессам, фантазии и воображению.

В то же самое время сходство его когнитивно-аффективного под-

хода с аналогичным подходом Томкинса

и Изарда делают его идеи соответствующими

теории дифференциальных эмоций. Сингер, подобно Томкинсу,

Изарду и Далу, предположил, что эмоции образуют основную

мотивационную систему человеческого существования. Его уни-

кальный вклад основан на клинических и экспериментальных ис-

следова.ниях, подтверждающих его основное предположение

о том, что процессы фантазии и воображения связывают знание

и аффект и, таким образом, представляют основные человече-

ские мотивы.

Согласно Сингеру, в основе взаимоотношений между аффек-

том и знанием лежали попытки приспособления ребенка к новой

и постоянно меняющейся окружающей среде. Он предположил,

как и Томкинс и Изард , что новиз-

на окружающей среды вызывает интерес, который, в свою оче-

редь, способствует приспособлению. Успешное приспособление

снижает возбуждение и вызывает радость, тогда как большое

количество неусваиваемого материала может вызывать испуг,

отвращение или страх. Таким образом, аффективные и когнитив-

ные процессы взаимопроникают друг в друга с самого раннего

начала жизни. Как будет показано в последующих главах, син-

геровское отношение когнитивного усвоения к аффективной

акции подобно в некоторых отношениях идеям информационных

процессов Ханта и принципу изменений плотности

нейронной стимуляции Томкинса .

Значимым результатом исследований Сингера было исполь-

зование его представлений о воображении и об аффектах в прак-

тике психотерапии: например, применение сочета-

ния воображения и действия (ролевой игры), помогающее па-

циенту достичь контроля над эмоциями, мыслями и действиями.

Воображение, способность к фантазированию могут быть.

также средством повышения самоконтроля индивида. Представ-

ление как положительных, так и отрицательных эмоций исполь-

зовалось Сингером для подавления некоторых эмоциональных

состояний. Например, боязнь плавания преодолевалась при мно-

гократном воображении этого действия больным. Положитель-

но-эмоциональное представление женщины использовалось для-

нейтрализации гетеросексуального страха и гомосексуальных на-

клонностей.

Резюме

Как правило, теории личности и поведения не учитывали

эмоции и их роль в жизни человека. Аналогично многие широко

распространенные теории эмоций мало что могли сказать о роли

эмоций в развитии личности и об их влиянии на мысль и дейст-

вие. Большинство исследователей эмоций было связано лишь-

с одним из компонентов эмоционального процесса. Хотя некото-

рые теории разрабатывают отдельные аспекты взаимоотношений

эмоций и разума, действий и личности, многое еще необходимо

сделать как на теоретическом, так и на эмпирическом уровнях.

Хотя в классической психоаналитической теории нет понятий

менее подчеркивает важность-

человеческом су-

некогнитивных феноменов или <аффектов> в человеческом су-

ществовании. Признание Фрейдом аффектов как мотивационных

переменных заложили психодинамическую традицию в психоло-

гии и в психиатрии. Понятие инстинктивных влечений как источ-

ника мотивации иногда критиковалось или отрицалось некото-

рыми теоретиками психоанализа, но замечание Фрейда о том, что

мотивационные феномены, включая <импульсы желания>, пред-

ставляют собой связь между идеями и аффектами, является про-

дуктивным и в настоящее время. Оно получило отражение, на-

пример, в концепциях желания Клейна и Холта, возможно,.

повлияло на концепцию эмоций как фундаментальных мотивов

Дала и на взгляды Сингера, истоками которых являются одно-

временно психоанализ и теория дифференциальных эмоций.

Направление, занимающееся изменением эмоций, берет на-

чало с работ Спенсера, в частности, с его определения эмоций

или ощущений как измерений или состояний сознания. Сфера

сознания, описываемая эмоциями, может быть, по предположе-

нию Вундта, выражена количественно измерениями удовольст-

вия-неудовольствия, расслабления-напряжения и спокойст-

вия - возбуждения. Основываясь на концепциях Спенсера и

Вундта, Даффи предположила, что поведение может быть объяс-

нено в терминах организмического возбуждения. Согласно Да

фи, эмоции представляют собой высшие уровни напряжения-

в тканях организма. Такая система, как и система Линдсли,

.допускает количественные, но не качественные изменения эмо-

ций.

Вудвортс и Шлосберг продемонстрировали, что мимические

выражения эмоций могут быть достоверно категоризированы и

что эти три категории могут быть точно предсказаны на основе

оценок измерений удовольствия - неудовольствия, принятия -

отталкивания и сна - напряжения. Более поздние исследования

показали, что принятие - отталкивание и сон - напряжение, воз-

можно, не являются независимыми переменными, но некоторые

исследователи нашли другие надежные измерения. Исследования,

проводящиеся в этой традиции, продемонстрировали, что качест-

венно различные эмоции могут быть представлены как точки

или группы точек в многофакторном пространстве. Как показано

в исследовании Бартлета и Изарда , изме-

ряемые понятия, такие, как удовольствие, напряжение, самоуве-

ренность и импульсивность, могут быть полезны в описании

субъективного опыта, связанного с различными отдельными эмо-

циями.

Некоторые исследователи объясняли эмоцию как последова-

тельность перцептивно-когнитивных процессов. Такие когнитив-

ные теории склонны рассматривать эмоции как нечто нежела-

тельное, разрушающее или дезорганизующее мысль и действие.

Придерживаясь этого подхода, Арнолд определяет эмоцию как

чувственно-действенную тенденцию и отличает эмоцию от биоло-

гического влечения, с одной стороны, и мотива - с другой. Ва-

риант когнитивной теории Шехтера определяет эмоцию как

недифференцированное возбуждение плюс знание. На его взгляд,

физиологическое состояние, лежащее в основе эмоций, одно и то

же для всех эмоций, а качественные особенности являются

результатом оценки ситуации.

Лазарус рассматривает эмоцию как ответ и определяет три

типа категорий эмоционального ответа: когнитивный, экспрес-

сивный и инструментальный. Когнитивные ответы (эмоции) в ос-

новном синонимичны с защитными механизмами, такими, как

подавление и проекция. Экспрессивные ответы рассматриваются

в основном как мимические выражения лица, а инструменталь-

ные ответы включают в себя символы, средства или обычаи.

Плутчик определяет эмоцию как реакцию организма, свя-

занную с приспособительным биологическим процессом. Напри-

мер, адаптивный комплекс непринятия возбуждает отвращение,

а разрушения - гнев. Плутчик определил восемь основных эмо-

ций и показал, что эти восемь основных эмоций в комбинациях

образуют вторичные эмоции. Например, гордость==гнев+радость,

а скромность=страх-)-принятие. Плутчик указывает, что и лич-

ностные черты могут анализироваться в терминах вторичных эмо-

ций. Например, социальные регуляторы могут быть поняты как

комбинации страха и других эмоций.

Симонов определяет эмоцию как взаимодействие потребно-

сти и возможности достижения цели. Согласно этому взгляду,

отрицательная эмоция возникает как результат дефицита праг-

матической информации, необходимой для адаптивного и удов-

летворяющего действия. Таким образом, разрешение <эмоцио-

нального стресса>, в терминах Симонова, является результатом

верной информации и компетентного действия, основанного

на ней.

Каган представил более утонченную когни-

тивную теорию мотивов и мотивации. Он определил мотив как

когнитивное представление желаемой цели, которая может или

не может связываться с частными видами поведения. Мотив

отличается от других когнитивных представлений тем, что он

включает в себя цель - представление будущего события, кото-

рое даст возможность субъекту чувствовать себя лучше.

Теория Кагана несет некоторые признаки когнитивно-аффек-

тивной позиции, хотя он не определяет эмоцию и не разъясняет-

свои взгляды на взаимоотношение между аффектом, знанием к.

действием.

ным внешним выражениям этих переживаний. (4) Эмоции взаи-

модействуют между собой - одна эмоция может активировать,

усиливать пли ослаблять другую. (5) Эмоциональные процессы

взаимодействуют с побуждениями п с гомеостатпческнмп, перцеп-

тивными, когнитивными II моторными процессами и оказывают

на них влияние.

ТЕОРИЯ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫХ

ЭМОЦИЙ

Эмоции как основная мотивационная система

Теория дифференциальных эмоций признает за эмоциями

функции детерминант поведения в широчайшем диапазоне от

насилия н неумышленного убийства, с одной стороны, и самопо-

жертвования - с другой. Эмоции рассматриваются не только

как основная мотивирующая система, но и как личностные про-

дессы, которые придают смысл н значение человеческому сущест-

вованию.

Теория дифференциальных эмоций восходит к богатому интел-

лектуальному наследию и претендует на родство с классически-

ми работами Дьюшена, Дарвина, Спенсера, Кьеркегора. Вундта,

.Джемса, Кэннона, Мак-Даугала, Дьюмаса, Фрейда, Радо п Вуд-

вортса, а также с более современными работами Якобсона,

Синнота, Маурера, Гельгорна, Боулбн, Симонова, Экмана, Хол-

та, Сингера- и многих других. Все эти ученые, представляя раз-

личные дисциплины и точки зрения, склонны в целом верить

в центральное значение эмоций для мотивации, социальной ком-

муникации, познания иI действия. Однако за идеологическое

обоснование теории более ответствен современный автор - Сил-

ван Томкннс, чья блестящая двухтомная работа <Аффект, вооб-

ражение, сознание> будет часто цитироваться по ходу этой

книги.

Теория дифференциальных эмоций получила свое название

из-за центрации на отдельных эмоциях, которые понимаются как

отличающиеся переживательно-мотивационные процессы. Эта

теория имеет в своей основе пять ключевых допущений: (1) Де-

сять фундаментальных эмоций (которые будут кратко определе-

ны в главе 4 и подробно обсуждены в последующих главах)

образуют основную мотивационную систему человеческого суще-

ствования. (2) Каждая фундаментальная эмоция обладает уни-

кальными мотивационными .и феноменологическими свойствами.

(3) Фундаментальные эмоции, такие, как радость, печаль, гнев

и стыд, ведут к различным внутренним переживаниям и различ-

52

Шесть систем в организации личности

Личность - это сложная организация шести систем: гомео-

статической, эмоциональной, перцептивной, когнитивной, мотор-

ной и системы побуждений. Каждая система имеет определен-

ную степень автономности или независимости, но все они соот-

несены между собой. Гомеостатпческая система является сетью

взаимосвязанных систем, которые действуют автоматизированно

п бессознательно. Основными среди них являются эндокринная

II сердечно-сосудистая системы, которые, взаимодействуя с систе-

мой эмоций, влияют на личность. Гомеостатические механизмы

рассматриваются как вспомогательные по отношению к эмоцио-

нальной системе, некоторые регуляторы метаболизма, такие, как

гормоны, важны и для регуляции и для возникновения.

Система побуждений основана на тканевых изменениях н

обеспечивает информацию о потребностях тела. Наиболее общие

побуждения - голод, жажда, секс, поиск комфорта к избегание

боли. Побуждения важны как основа выживания, но при обыч-

ных обстоятельствах (после того как потребности выживания к

комфорта удовлетворены) побуждения (за исключением секса и

боли) психологнчески значимы лишь в той мере, в какой они

влияют на эмоции.

Наиболее важны для функционирования личности п для со-

циального взаимодействия четыре системы: эмоциональная, пер-

цептивная, когнитивная и моторная. Эти четыре системы совмест-

но формируют основу уникального человеческого поведения.

Продуктивность человека является производной гармоничного>

взаимодействия этих четырех систем. Неэффективное же поведе-

ние и дезадантации - результат нарушения или неправильного

осуществления системного взаимодействия,

Четыре типа мотивационных феноменов

Согласно теории дифференциальных эмоций шесть систеи

личности создают четыре основных типа мотивации: побуждения,

эмоции, аффективно-когнитивное взаимодействие и аффективно-

когнитивные структуры. Побуждения являются результатом изме-

нения в тканях, происходящего обычно циклично. Эмоции рас-

сматриваются как переживательно-мотивационные феномены,

имеющие адаптивные функции. Аффективно-когнитивное взаимо-

действие - это мотивационное состояние, возникающее из взаи-

модействия между аффектом или комплексом аффектов и ког-

нитивными процессами. Такие взаимодействия многочисленны и

меняются в зависимости от конкретных отношений субъекта

с окружающей средой. Аффективно-когнитивные структуры яв-

ляются результатом повторяющегося взаимодействия отдельного

аффекта или комплекса аффектов с некоторым набором или кон-

фигурацией знаний. Сложная аффективно-когнитивная структура.

может образовывать аффективно-когнитивную ориентацию, более

глобальную личностную черту, комплекс черт или диспозицию,

например интроверсию. Любой из этих четырех основных типов

мотивации может являться в течение некоторого времени основ-

ной детерминантой поведения. Таксономия аффектов и их взаимо-

действия представлена в таблице 2.

Из этой таблицы можно видеть, что, когда есть взаимодей-

ствие аффектов и добавляются аффективно-когнитивные струк-

туры и ориентации, схема человеческой мотивации и переживае-

мых феноменов становится максимально сложной.

Понятие аффективно-когнитивной структуры очень похоже

на <идеоаффективную организацию> Томкинса

Оно подобно также установке в понимании Катц и Стотланда

, имеющей трехчленную структуру и содер-

жащей аффективный, когнитивный и поведенческий компоненты,

причем аффективный компонент интерпретируется как <централь-

ный аспект установки, так как он наиболее близок к оценке-

объекта> (р. 429).

В теории дифференциальных эмоций, а также в эмипириче-

ских исследованиях, ведущихся с позиций той теории, считается

необходимым концептуально разграничить эмоции, побуждения:

1. Интерес-возбуждение

2. Удовольствие-радость

3. Удивление

4. Горе-страдание

5. Гнев-ярость

6. Отвращение-омерзение

7. Презрение-пренебреже-

ние

8. Страх-ужас

9. Стыд-застенчивость"

а0. Вина-раскаяние

А. Эмоция - эмоция

II. Побуждение-телес-

ные ощущения

1. Голод

2. Жажда

3. Усталость-сонливость

4. Боль

5. Секс

III. Аффективно-когнитив-

ные структуры или

ориентации"

1. Интроверсия-экстра-

версия

2. Скептицизм

3, Эгоизм (самомнение)

4. Решительность

5. Невозмутимость

IV. Взаимодействия"

Б. Эмоция-побуждение

Диады:

1. Интерес-удовольствие"

2. Горе-гнев

3. Страх-стыд

(из десяти фундаменталь-

ных эмоций можно обра-

зовать 45 диад)

Триады:

Диады:

1. Интерес-секс

2. Интерес-удовольствие-

секс

(к каждой фундамен-

тальной эмоции и к

каждой диаде эмоций

может быть добавлено

одно или несколько

побуждений)

В. Эмоция - аффектив-

но-когнитивные струк-

туры

Диады:

1. Интерес-интроверсия

2. Интерес-удовольствие-

интроверсия

(к каждой фундамен-

тальной эмоции и к

каждой диаде эмоций

может быть добавлена

одна или несколько

аффективно-когнитив-

ных структур)

Триады эмоций и драйвов: Триады эмоций и аффек-

тивно-когнитивная

структура:

Удивление-интерес-

удовольствие-эгоизм

(к каждой триаде эмо-

ций может быть добав-

лена одна или несколь-

ко аффективно-когни-

тивных структур)

1. Боль-страх-стыд-гнев

(к каждой триаде эмо-

ций может быть добав-

лено одно или несколь-

ко побуждений)

1. Удивление-интерес-удо-

вольствие

2. Горе-гнев-отвращение

3. Страх-стыд-вина

(из десяти фундаменталь-

ных эмоций можно обра-

зовать 120 триад)

120.

"К каждому из этих взаимодействий, представленных в колонках А - В, можно

добавить гомеостатические функции, познавательные и моторные действия. Это об-

разует эмоционально-когнитивные взаимодействия:

Г. Примеры эмоционально-когнитивных взаимодействий:

1 ) интерес-экстраверсия-мышление

2 ) интерес-удовольствие-интроверсия-воображение

3) гнев-отвращение-презрение-экстраверсия-<недружелюбные мысли>

а) Почти для всех фундаментальных эмоций >дано два термина. Это сделано для

того, чтобы показать изменчивость фундаментальных эмоций по интенсивности.

б) Это не исчерпывающий список.

в) Имеются некоторые основания для разделения стыда и застенчивости, но эмпи-

рической основы пока нет.

т)) Любое взаимодействие, представленное в колонках А-Г, может быть либо гар-

моничным, либо конфликтным.

иI феномены, описываемые как аффективно-когнитивные структу-

ры. Эти аффективно-когнитивные структуры состоят из динами-

ческих и относительно стабильных отношений между аффектом

(эмоцией, побуждением, с одной стороны, и определенными ког-

нитивными процессами, с другой).

Ряд эмпирических исследований основных типов мотивации

был проведен с помощью шкалы дифференциальных эмоций

. Эта методика надежно

измеряет десять эмоций и некоторые побуждения и аффективно-

когнитивные ориентации. (В качестве примеров исследований

с использованием этих шкал .

Эмоции и эмоциональная система

Важным допущением теории дифференциальных эмоций яв-

ляется признание особой роли отдельных эмоций в жизни чело-

века.

Исследователи, занимающиеся прикладной психологией -

инженерной, педагогической или клинической, - так или

иначе приходят к пониманию специфичности отдельных эмоций.

Люди, с которыми они работают, испытывают именно счастье,

гнев, страх, печаль или отвращение, а не просто <эмоцию>. Со-

временная практика отходит от использования таких общих тер-

минов, как <эмоциональная проблема>, <эмоциональное наруше-

ние> и <эмоциональное расстройство>. Психологи пытаются ана-

лизировать отдельные аффекты и аффективные комплексы и воз-

действовать на них как на различные мотивационные феномены

в жизни индивида.

Определение эмоции. Теория дифференциальных эмоций

определяет эмоцию как сложный процесс, имеющий нейрофизио-

логический, нервно-мышечный и феноменологический аспекты.

На нейрофизнологическом уровне эмоция определяется по элек-

трохимической активности нервной системы, в частности, коры,

гипоталамуса, базальных ганглиев, лимбической системы, лице-

вого и тройничного нервов. На нервномышечном уровне эмоция -

это прежде всего мимическая деятельность, а вторично - панто-

мимические, висцерально-эндокринные и иногда голосовые реак-

ции. На феноменологическом уровне эмоция проявляется либо

как сильно мотивированное переживание, либо как пережива-

ние, которое имеет непосредственную значимость для субъекта.

Переживание эмоции может создавать в сознании процесс, совер-

шенно независимый от познавательных процессов.

Когда нейрохимические процессы через врожденные про-

граммы вызывают комплексные мимические и соматические про-

явления, а с помощью обратной связи эти проявления становятся

осознанными, появляется отдельная фундаментальная эмоция,

которая одновременно является н мотивирующим и смыслообра-

зующим переживанием. Феноменологически положительные эмо-

ции имеют врожденные характеристики, которые склонны усили-

вать чувство благополучия, поддерживать его н побуждать к не-

му- Они облегчают взаимодействие с людьми, а также понимание

ситуаций и связей между объектами. Отрицательные эмоции

ощущаются как вредные п трудно переносимые и не способст-

вуют взаимодействию. Как уже указывалось, хотя определенные

эмоции склонны быть положительными, а другие - отрицатель-

ными, эти термины не могут применяться жестко к каким-либо

эмоциональным переживаниям без рассмотрения их в жизненной

ситуации.

Эмоции как система. Теория дифференциальных эмоций

представляет эмоциональные элементы как систему, так как они

взаимосвязаны и динамическими п относительно стабильными

способами. Некоторые эмоции в силу природы лежащих в их

основе врожденных механизмов организованы иерархически. Дар-

вин заметил, что внимание может постепенно

изменяться, переходя в удивление, а удивление - <в леденящее

изумление>, напоминающее страх. Подобно этому. Томкинс

доказал, что градиенты стимуляции, вызываю-

щей интерес, страх и ужас, представляют иерархию, где гра-

диент, необходимый для появления интереса, наименьший, а для

ужаса - наибольший. Например, новый звук заинтересовывает

ребенка. Если при первом предъявлении незнакомый звук будет

достаточно громким, он может напугать. Если звук очень гром-

кий иI неожиданный, он может вызвать ужас.

Другая характеристика эмоций, которая входит в их органи-

зацию как системы, - очевидная полярность между некоторыми

парами эмоций. Исследователи от Дарвина до

Плутчика наблюдали полярность п приводили

доказательства в пользу ее существования. Радость п печаль.

гнев и страх часто рассматриваются как противоположности.

Другие возможные полярные эмоции - интерес п отвращение.

стыд и презрение. Подобно понятиям положительных п отрица-

тельных эмоций, понятие полярности не должно рассматриваться

как жестко определяющее взаимоотношения между эмоциями.

Противопоставление не всегда означает отношение взаимного

исключения - <либо-либо>. Противоположности иногда связаны

друг с другом, или одна из них вызывается с помощью другой

(например, <слезы радости>).

Определенные эмоции, иные. чем пары полярных противопо-

ложностей. могут также при определенных обстоятельствах иметь

взаимосвязи. Интерес может сменяться страхом,презрение мо-

жет переходить в радость и возбуждение, вызывая <воинствен-

ный энтузиазм> . Две или несколько фундамен-

тальных эмоций, взаимодействуя с некоторым набором когни-

цнй, могут образовывать аффективно-когнитивную структуру или

ориентацию. Описательный термин <аффективно-когнитивная

ориентация> представляется полезным для анализа определен-

ных личностных черт. Например, комбинация интерес - страх,

связанная с пониманием того, что избегание опасности и риск

сами по себе могут быть развлечением, приводит к аффективно-

когнитивной ориентации поиска переживаний. Однако комбинация

интерес - страх может быть связана с риском как компонен-

том исследовательской деятельности, и в этом случае аффектив-

но-когпитнвная ориентация будет представлять собой любозна-

тельность.

Есть II другие факторы, которые помогают определить эмо-

ции как систему. Так, все эмоции имеют некоторые общие харак-

Теристики. Все эмоции, отличаясь от побуждений, не цикличны:

ничто не вызывает интерес, отвращение или стыд два-три раза

в день соответственно пищеварению или метаболическим процес-

сам. Все эмоции воздействуют на побуждение и другие системы

личности, усиливая или уменьшая различные мотивации. Напри-

мер, эмоции отвращения, страха или горя могут редуцировать

или совершенно подавлять сексуальное влечение. Даже поведе-

ние, мотивированное гомеостатическими механизмами, постоян-

но подвергается влиянию таких эмоций, как радость, страх, горе,

гнев.

Ограничения эмоциональной системы. Томкинс

обнаружил, что существуют определенные врожденные

ограничения эмоциональной системы и они, в свою очередь,

влияют на степень детерминированности поведения человека.

В то же самое время свобода присуща самой природе эмоций и

эмоциональной системы. Более полное обсуждение материалов

этого и следующего абзацев см. у Томкинса

(а) Эмоциональную систему по сравнению с двигательной

человеку трудно контролировать. Эмоциональный контроль, воз-

можно, успешнее достигается с помощью мимики и двигатель-

ного компонента эмоции в сочетании с такими когнитивными

процессами, как воображение и фантазия.

(б) Эмоции, привязанные к влечениям и возникающие лишь

благодаря им, ограничены в свободе, например, как в случае,

когда радость вызывается только едой.

(в) Существуют ограничения эмоциональной системы благо-

даря синдромному характеру ее неврологической и биохимиче-

ской организации. Когда возникает эмоция, вовлекаются все

компоненты эмоциональной системы, причем с очень большой

скоростью.

Память о прошлом эмоциональном опыте накладывает

другое ограничение на эмоциональную свободу. Яркие эмоцио-

нальные переживания прошлого, представленные в памяти и в

мыслях, могут сдерживать или, наоборот, побуждать человека.

(д) Другое ограничение свободы эмоций может налагаться

природой объекта эмоции, как, например, в случае безответной

любви.

(е) Эмоциональное общение ограничено своего рода запре-

том смотреть в лицо, особенно в глаза, друг другу.

(ж) Другой фактор, ограничивающий эмоциональное обще-

ние, - сложные взаимоотношения между языком и эмоциональ-

ной системой. Мы не научены точно выражать свои эмоциональ-

ные переживания.

Степени свободы эмоциональной системы. Описывая роль

эмоций, Томкнис заключает: <Причина без эмоции бессильна,

эмоция без причины слепа. Сочетание эмоции и причины гаран-

тирует высокую степень человеческой свободы>

Хотя большинство людей не достигает точности в осо-

знании своих эмоций, сложность эмоциональной системы тем не

менее способствует увеличению компетентности человека. Эмо-

циональная система обладает десятью типами свободы, не при-

сущими системе побуждений.

(1) Прежде всего, это свобода во времени: нс существует

основного ритма или цикла, как у побуждений.

(2) Эмоции обладают свободой интенсивности, тогда как

побуждения характеризуются повышением интенсивности до тех

пор, пока они не будут удовлетворены.

(3) Эмоция имеет значительную свободу плотности, с кото-

рой она действует (плотность эмоции - продукт ее интенсивно-

сти и продолжительности).

(4) Свобода эмоциональной системы такова, что эмоция мо-

жет возникать из-за <вероятности события>. Благодаря этому

эмоция гарантирует предвосхищение, являющееся центральным

процессом при обучении. Например, эмоция страха заставляет

избегать огня ребенка, который когда-то обжигался. Эмоция мо-

жет также предвосхищать благоприятные события.

(5) Эмоциональная система обладает свободой объекта.

Хотя эмоции, возбуждающиеся влечениями, обладают ограни-

ченным набором объектов, которые могут эти влечения удовлет-

ворить, соединение эмоций с объектами через знание чрезвы-

чайно расширяет набор объектов положительных и отрицатель-

ных эмоций.

(6) Эмоция может быть связана с конкретным видом опы-

та-мышлением, ощущением (сенсорикой), действием и т. д.

В теории дифференциальных эмоций мимика и обратная

связь от мимической активности играют чрезвычайно важную

роль в эмоциональном процессе и в эмоциональной регуляции.

Однако люди, описывая сильные эмоции, обращаются, скорее,

к изменениям в висцерально-эндокринной системе (например, го-

ворят <внутреннее чувство>), нежели к проприоцептивным и кож-

ным импульсам, возникающим при мимической деятельности. На

это существует ряд причин.

Лицо как источник испытываемых в эмоциях чувств

Больше ста лет тому назад Ч. Дарвин зало-

жил основу исследования роли мимических комплексов в эмо-

циях. На основе его наблюдений можно сделать вывод о том,

что выразительное поведение является либо последовательностью

эмоций, либо их регулятором. Рассматривая регуляторную функ-

цию выразительного поведения, Дарвин утверждал: <Свободное

выражение эмоции с помощью внешних признаков усиливает ее.

С другой стороны, подавление настолько, насколько возможно,

всех внешних проявлений смягчает нашу эмоцию> (р. 22). Это

положение Дарвина стало шагом к гипотезе о роли обратной

связи в эмоциях.

Можно было бы ожидать широкого и интенсивного изучения

-вслед за Дарвином роли в эмоциях соматической системы и, в

частности, выражения лица, однако вместо этого умами психоло-

тов завладели представления Джемса и направили внимание

исследователей эмоций на автономную систе-

му и висцеральные функции.

Гипотеза о природной обратной связи. Джемс сформулиро-

вал в теории эмоций гипотезу об обратной связи, но не так, как

это сделал Дарвин. Джемс определял эмоцию как восприятие

телесных изменений (в основном висцеральной природы), произ-

водимых стимульной ситуацией. Так, он рассматривал эмоцию

как индивидуальное сознание ощущений, вызываемых такими

феноменами, как сердцебиение и прерывистое или быстрое ды-

хание. В теории Джемса (Лаптев, 1884) нашло место, однако, и

действие поперечно-полосатой мускулатуры, понимаемое как те-

лесное изменение. После описания определенных висцеральных

.11 железистых реакций, включенных в эмоцию, Джемс замечает:

<И что не менее важно, но менее признано, поскольку этому

факту не уделялось до сих пор специального внимания,- это не-

прерывное взаимодействие произвольной мускулатуры с нашими

эмоциональными состоянпями. Даже когда нет изменений.., её

внутреннее напряжение меняется, удовлетворяя требованиям каж-

дого появляющегося настроения, и ощущается как разница напря-

жения>

Однако эта идея Джемса в течение долгого времени не по-

лучала своего развития. Видимо, произошло это из-за объедине-

ния многими исследователями позиций Джемса и Ланге

1885). Ланге же полагал, что эмоция состоит из вазомоторных.

изменений во внутренних и железистых органах и что секретор-

ные, моторные, когнитивные и переживаемые феномены лишь.

вторичные аффекты. Если не считать нескольких оставшихся не

замеченными работ , можно

сказать, что роль соматической системы и мимической обратной

связи в эмоциях игнорировалась на протяжении последующих

семи десятилетий.

Теория Джемса-Ланге быстро завоевала популярность.

Психологи явно удовлетворились объяснением, следующим из..

этой теории, что субъект <печален, потому что он плачет; боится,

потому, что он бежит>. (Заметим, что эти примеры демонстри-

руют феномены широкой обратной связи.) Постепенно в теории:

эмоции Джемса-Ланге занятие те-

лесных изменений, сопутствующих эмоции, стало синонимичным

висцеральной деятельности, иннервированной автономной нерв-

ной системой.

Теория Джемса-Ланге была подвергнута критике со сторо-

ны виднейшего физиолога Кэннона который про-

вел серию успешных экспериментов с денервацией висцеральных.

органов экспериментальных животных. Опыты Кэннона показа-

ли, что: (а) отделение внутренних органов от центральной нерв-

ной системы не изменяет эмоциональное поведение; (б) внутрен-

ние органы реагируют слишком интенсивно и слишком медленно-

для того, чтобы быть источником эмоционального ощущения;

(в) одни и те же висцеральные изменения возникают при раз-

личных эмоциональных состояннях и при неэмоциональных со-

стояниях и (г) искусственно вызванные висцеральные изменения,.

типичные для определенных эмоций, этих эмоций не вызывают.

Аргументы Кэннона и их обоснованность оказались достаточно.

убедительны, по они не являлись критическими для гипотезы

обратной связи. Фактически работы Кэннона реально поддержи-

вали и эту гипотезу и позицию теории дифференциальных эмо-

ций, которая исключает висцеральные акты из эмоционального

процесса и отводит им роль дополнительной системы. Больше

того, доказательство того, что можно наблюдать возбуждение

симпатической нервной системы (висцеральной) при неэмощю-.

нальных состояниях, согласуется с понятием относительной неза-

висимости эмоции и висцерального возбуждения, принятом в тео-

рии дифференциальных эмоций.

Мандлер дает детальный анализ критики:

Кэннона, не соглашаясь с двумя первыми пунктами Кэннона,. на

принимая два последних. Поддерживая взгляд на эмоцию как

сочетание возбуждения автономной нервной системы, с одной

стороны, II когниций, с другой, он утверждает, что возбуждение

.автономной нервной системы вместе с когнитивной интерпрета-

цией условий, вызывающих возбуждение, способствует появле-

нию эмоции и что именно возбуждение обеспечивает <теплоту>

или <окрашенность> эмоционального переживания. Аргументы

.Мандлера против первых двух утверждений Кэннона не имеют

достаточного эмпирического подтверждения. Пытаясь опроверг-

нуть положение Кэннона о том, что эмоциональное переживание

происходит более быстро, чем возбуждение автономной нервной

системы, и поэтому ему предшествует, он пишет, что <эмоцио-

нальные стимулы - это знакомые стимулы, которые могут вы-

зывать непосредственно некоторый аспект эмоционального отве-

та> . Соглашаясь с тем, что

<эмоциональные> ответы могут возникать и при отсутствии воз-

буждения, он считает, что <знакомые стимулы> могут способ-

-ствовать <автономному воображению>, которое и вызывает <эмо-

циональные ответы>. Надо сказать, что кроме того. что представ-

ление об эмоции без возбуждения противоречит основному

положению Шехтера-Мандлера, оно не представляется правдо-

подобным в эволюционной перспективе. Если организм должен

был бы формировать связь между стимулом и автономным воз-

буждением, прежде чем он смог бы быстро на него среагировать

в критических ситуациях, его шансы выжить должны были бы

существенно снизиться.

Соматическая система, мимическая обратная связь и диффе-

ренциация эмоций. Несмотря на убедительную критику Кэнноном

гипотезы висцеральной обратной связи, большинство исследова-

телей, занимающихся эмоциями, продолжали изучать автоном-

.ную нервную систему и висцеральные процессы. Одним из

исключений был Ф. Г. Олиорт, впервые рассмотревший сомати-

ческую систему II обратную связь от деятельности поперечно-по-

лосатой мускулатуры как критический фактор в детерминации

того, какая специфическая эмоция будет переживаться.

Особое значение мимики и мимической обратной связи было

впервые подчеркнуто Томкинсом и затем Гель-

горном На языке Томкинса

эмоции - это в основном мимические ответы. Он утверждал,

что проприоцептнвная обратная связь от выражений лица, транс-

.формируясь в осознанную форму, создает ощущение или осозна-

ние эмоции.

Поскольку нервы и мышцы лица значительно более тон-

ко дифференцированы по сравнению с внутренними органами,

выражения лица и их обратная связь являются значительно бо-

лее быстрыми ответами, чем висцеральные, играющие вторичную

роль в эмоции, обеспечивая лишь основу или аккомпанимент

для отдельных выражений лица.

Гельгорн предложил очень подробный ана-

лиз взаимоотношений между проприоцептивными мимическими

и пантомимическими импульсами и субъективным переживанием

эмоции; проприоцептивные сигналы от лица направляют в кору

возбуждения через задние отделы гипоталамуса, что сопровож-

дает эмоцию. Таким образом, проприоцептивные импульсы <иг-

рают важную роль в сложных взаимоотношениях между ство-

лом мозга, лимбической системой и новой корой. Они вносят

вклад в разнообразие кортикальных комплексов возбуждения,

которые лежат в основе специфических эмоций> . Гель-

горн не говорил о причинной роли мимических сенсорных стиму-

лов в возникновении эмоций, но он, как Дарвин, Джемс и Ол-

порт, утверждал, что они являются регулятором эмоции.

Представление об эмоциональном процессе в теории

дифференциальных эмоций

Основываясь на выводах Дарвина и ранних работах Джем-

са, Ф. Оллпорта, Томкинса и Гельгорна, Изард выдвинул гипо-

тезу о том, что мимические комплексы - один из интегральных

компонентов эмоции. Хотя выражение лица - часть эмоции или

эмоционального процесса, ни оно, ни какой-либо другой взятый

отдельно компонент не образуют эмоции. В его теории эмоция

состоит из трех взаимосвязанных компонентов: (1) нейронной

активности мозга и соматической нервной системы; (2) деятель-

ности поперечно-полосатой мускулатуры, или мимической и пан-

томимической экспрессии и обратной связи <лицо-мозг>, и

(3) субъективного переживания. Каждый компонент обладает

достаточной автономностью, поэтому в некоторых необычных

условиях он может быть оторван от других, но, как правило, эти

три компонента взаимозависимы и взаимодействуют друг с дру-

гом в эмоциональном процессе.-

Функции нервной системы в активации эмоции. Теория диф-

ференциальных эмоций постулирует постоянную представлен-

ность эмоции в сознании. Внутреннее или внешнее событие изме-

няет градиент нейронной стимуляции, а также активность лим-

бической системы и сенсорной коры. Импульсы от коры или от

лимбических структур (возможно, таламуса) направляются гипо-

таламусу. Гипоталамус играет заметную роль в дифференциации

эмоций, определяя, на какое выражение лица будет произведе-

но воздействие. От гипоталамуса импульсы следуют к базаль-

ным ганглиям, которые организуют нейронное сообщение для

изменения мимического выражения. Это сообщение передается

через моторную кору. При фундаментальной эмоции импульсы

от моторной коры через лицевой (VII черепной) нерв опреде-

ляют специфическое выражение лица. Тройничный (V черепной)

нерв проводит сенсорные импульсы (возможно, через задние

отделы гипоталамуса) в сенсорную кору. Наконец, корковая

интеграция обратной связи от выражения лица образует субъек-

тивное переживание эмоции. Эмоциональный процесс, возможно,

также включает и другие сложные взаимоотношения между но-

вой корой и лимбическими структурами.

Функции висцеральной системы. Трехкомпонентное опреде-

ление эмоции не включает в себя деятельность автономно иннер-

вируемых висцеральных органов. Но теория дифференциальных

эмоций не исключает важности гомеостатических механизмов,

или автономно-висцерально-эндокринных процессов, в качестве

вспомогательных систем. Эндокринно-гормональная, сердечно-

сосудистая и дыхательная системы очень важны, в частности при

поддержании и углублении эмоции.

Тот факт, что эндокринно-гормональная система обычно

возбуждается при эмоции, внес путаницу в понимание роли внут-

ренних органов. Когда возникает эмоция и мимическая обратная

связь обеспечивает различные данные для специфического эмо-

ционального переживания, индивид довольно точно определяет

происходящие автономно-висцеральные изменения (сердцебие-

ние, покраснение кожи, <слабость> желудка или потливость ла-

доней). Такие изменения висцеральной деятельности обычно свя-

зываются с эмоцией, и, поскольку такие изменения требуют

большего внимания индивида, чем импульсы, исходящие от лица,

легче сделать вывод, что они-то и являются реальной <причиной>

эмоции, или, по крайней мере, частью эмоционального процесса.

Другая причина ошибочного понимания деятельности автоном-

но-висцеральной системы состоит в том, что осознание изменения

выражения лица или мимической обратной связи фактически сов-

падает во времени с осознанием субъективного переживания

специфической эмоции.

Переживание эмоции без мимической экспрессии. Одним \>

вариантов процесса активации эмоции может быть эмоциональ-

ный процесс, экспрессивное выражение которого частично или

полностью подавлено. Например, в некоторых ситуациях выраже-

ние гнева является нарушением социальных норм. Тогда субъект

волевым усилием подавляет все внешние проявления, которые

сигнализируют о гневе. Тем не менее он все равно может испы-

тывать гнев. Это объясняется следующим образом. Во-первых,

выражение гнева может реально возникать, но быть столь крат-

ковременным, что не воспримется наблюдателем. Хаггард и

Айсакс продемонстрировали существо-

вание таких, <микромоментных выражений>. Такие выражения

и дают обратную связь, требуемую для возникновения субъектив-

ного переживания. Больше того, некоторые исследования

показали,

что субъекты, зримо представляющие ситуацию, вызывающую

эмоцию, демонстрируют предсказуемые изменения в напряжении

лицевых мышц (на электромиограмме), даже когда на лице не

появляется никакого выражения. Во-вторых, субъект может

испытывать гнев даже тогда, когда моторные импульсы от под-

корковых центров полностью блокируются, предотвращая любое

движение или изменение в мышцах. В этом случае активация

эмоции происходит, видимо, потому, что эфферентное (моторное)

сообщение, хотя и не воздействует на мышцы лица, тем не ме-

нее направляет сенсорные импульсы, которые стимулируют эмо-

ционально-специфичную обратную связь, идущую обычно от ми-

мического выражения. Таким образом, обратная афферентация,

или внутренняя петля, заменяет обычную эфферентно-афферент-

йую (внешнюю) петлю.

В-третьих, через процесс типа классического обусловлива-

ния субъект может выработать связь между отдельным проприо-

цептивным комплексом раздражителей, свидетельствующих о вы-

ражении гнева, и субъективным переживанием гнева. В этом

случае <память> или <чувства>, соответствующие гневу, могут

заменять реальное выражение и эмоциональный процесс вновь

будет полным за счет петли обратной афферентации.

Подавление экспрессивного выражения заставляет нервную

систему проделывать огромную работу - блокировать нормаль-

ный эмоциональный процесс, осуществлять его окольным путем.

Постоянное использование такого непрямого процесса активации

эмоции может вести к психосоматическим или психологическим

отклонениям.

Мимика без эмоционального переживания. При некоторых

условиях обратная связь от выражения отдельной эмоции может

не достигнуть сознания, и поэтому не возникнет эмоциональное

переживание. Процесс подавления, в силу которого экспрессия

не будет репрезентирована в сознании, может сам существовать

как сильная эмоция. Например, сильная эмоция интереса может

поддерживать высокоинтенсивную когнитивную деятельность, ме-

шающую конкурирующей эмоции достичь сознания. Подавление

может также вести к появлению сильного Побуждения. Так, го-

лод может заставить человека есть вещи, которые обычно вызы-

вают у него отвращение и отвергаются (будет подавлена эмо-

ция отвращения).

Два вывода следуют из вышеизложенных рассуждений.

Во-первых, когда начальные нейронные и экспрессивные компо-

ненты эмоции не достигают полной корковой интеграции и осо-

изменения мимического выражения. Это сообщение передается

через моторную кору. При фундаментальной эмоции импульсы

от моторной коры через лицевой (VII черепной) нерв опреде-

ляют специфическое выражение лица. Тройничный (V черепной)

нерв проводит сенсорные импульсы (возможно, через задние

отделы гипоталамуса) в сенсорную кору. Наконец, корковая

интеграция обратной связи от выражения лица образует субъек-

тивное переживание эмоции. Эмоциональный процесс, возможно,

также включает и другие сложные взаимоотношения между но-

вой корой и лимбическими структурами.

Функции висцеральной системы. Трехкомпонентное опреде-

ление эмоции не включает в себя деятельность автономно иннер-

вируемых висцеральных органов. Но теория дифференциальных:

эмоций не исключает важности гомеостатических механизмов,

или автономно-висцерально-эндокринных процессов, в качестве

вспомогательных систем. Эндокринно-гормональная, сердечно-

сосудистая и дыхательная системы очень важны, в частности при

поддержании и углублении эмоции.

Тот факт, что эндокринно-гормональная система обычно

возбуждается при эмоции, внес путаницу в понимание роли внут-

ренних органов. Когда возникает эмоция и мимическая обратная

связь обеспечивает различные данные для специфического эмо-

ционального переживания, индивид довольно точно определяет

происходящие автономно-висцеральные изменения (сердцебие-

ние, покраснение кожи, <слабость> желудка или потливость ла-

доней). Такие изменения висцеральной деятельности обычно свя-.

зываются с эмоцией, и, поскольку такие изменения требуют

большего внимания индивида, чем импульсы, исходящие от лица,

легче сделать вывод, что они-то и являются реальной <причиной>

эмоции, или, по крайней мере, частью эмоционального процесса.

Другая причина ошибочного понимания деятельности автоном-

но-висцеральной системы состоит в том, что осознание изменения

выражения лица или мимической обратной связи фактически сов-

падает во времени с осознанием субъективного переживания

специфической эмоции.

Переживание эмоции без мимической экспрессии. Одним \.з-

вариантов процесса активации эмоции может быть эмоциональ-

ный процесс, экспрессивное выражение которого частично или

полностью подавлено. Например, в некоторых ситуациях выраже-

ние гнева является нарушением социальных норм. Тогда субъект

волевым усилием подавляет все внешние проявления, которые

сигнализируют о гневе. Тем не менее он все равно может испы-

тывать гнев. Это объясняется следующим образом. Во-первых,

выражение гнева может реально возникать, но быть столь крат-

ковременным, что не воспримется наблюдателем. Хаггард и

Айсакс продемонстрировали существо-

вание таких, <микромоментных выражений>. Такие выражения

дают обратную связь, требуемую для возникновения субъектив-

ного переживания. Больше того, некоторые исследования

показали,

что субъекты, зримо представляющие ситуацию, вызывающую

эмоцию, демонстрируют предсказуемые изменения в напряжении

лицевых мышц (на электромиограмме), даже когда на лице не

появляется никакого выражения. Во-вторых, субъект может

испытывать гнев даже тогда, когда моторные импульсы от под-

корковых центров полностью блокируются, предотвращая любое

движение или изменение в мышцах. В этом случае активация

эмоции происходит, видимо, потому, что эфферентное (моторное)

сообщение, хотя и не воздействует на мышцы лица, тем не ме-

нее направляет сенсорные импульсы, которые стимулируют эмо-

ционально-специфичную обратную связь, идущую обычно от ми-

мического выражения. Таким образом, обратная афферентация,

или внутренняя петля, заменяет обычную эфферентно-афферент-

йую (внешнюю) петлю.

В-третьих, через процесс типа классического обусловлива-

ния субъект может выработать связь между отдельным проприо-

цептивным комплексом раздражителей, свидетельствующих о вы-

ражении гнева, и субъективным переживанием гнева. В этом

случае <память> или <чувства>, соответствующие гневу, могут

заменять реальное выражение и эмоциональный процесс вновь

будет полным за счет петли обратной афферентации.

Подавление экспрессивного выражения заставляет нервную

систему проделывать огромную работу - блокировать нормаль-

ный эмоциональный процесс, осуществлять его окольным путем.

Постоянное использование такого непрямого процесса активации

эмоции может вести к психосоматическим или психологическим

отклонениям.

Мимика без эмоционального переживания. При некоторых

условиях обратная связь от выражения отдельной эмоции может

не достигнуть сознания, и поэтому не возникнет эмоциональное

переживание. Процесс подавления, в силу которого экспрессия

не будет репрезентирована в сознании, может сам существовать

как сильная эмоция. Например, сильная эмоция интереса может

поддерживать высокоинтенсивную когнитивную деятельность, ме-

шающую конкурирующей эмоции достичь сознания. Подавление

может также вести к появлению сильного побуждения. Так, го-

лод может заставить человека есть вещи, которые обычно вызы-

вают у него отвращение и отвергаются (будет подавлена эмо-

ция отвращения).

Два вывода следуют из вышеизложенных рассуждений.

Во-первых, когда начальные нейронные и экспрессивные компо-

ненты эмоции не достигают полной корковой интеграции и осо-

ненты эмоции

знания, в нервной системе остается неизрасходованная энергия.

Эта энергия может быть направлена в ретикулярную формацию>

ствола мозга с повышением в результате неспецифической акти-

вации активности автономно иннервируемых органов. Хрониче-

ское повторение этих эффектов может вести к развитию психо-

соматических симптомов. Во-вторых, если нейронный и экспрес-

сивные компоненты достигают определенного уровня интегра-

ции, появляющееся субъективное переживание может храниться

в некоторой системе типа системы памяти. В этом случае субъ-

ективное переживание может проявляться спустя некоторое вре-

мя: (а) как функция стимулов, связанных с этим переживанием,

(б) через активный процесс восстановления или (в) за счет

спонтанной нервной активности. Такая задержка эмоционального

переживания подобна отсрочке эмоции в понимании Томкинса

Как уже указывалось, при обычных условиях мимическое

выражение, или определенный комплекс изменений напряжения

соответствующих мышц лица, ведет к эмоциональному пережива-

нию. Ситуации, в которых отдельное выражение лица не ведет

непосредственно к эмоции, по-видимому, редки. Исключением из

этого правила являются произвольные выражения.

Произвольные выражения и эмоция. Произвольные выраже-

ния, проявляющиеся при социальной коммуникации, могут не

активировать эмоциональный процесс по двум причинам: либо

потому, что произвольные и непроизвольные выражения вклю-

чают различные нервные структуры, либо потому, что сенсорная

обратная связь может блокироваться одним из уже описанных

процессов подавления. Социальная улыбка - один из примеров

произвольного выражения, которое может не только не вызвать

радости, но и не соответствовать эмоциональному переживанию.

Тем не менее открытое и преднамеренное использование специ-

фического произвольного выражения для активации соответст-

вующего субъективного переживания может быть эффективным,

если индивид хочет испытывать это чувство и если подавляющие

процессы не слишком сильны.

Мимическое выражение и регуляция эмоционального пере-

живания. Из теории эмоционального процесса следует, что выра-

жение лица, когда оно соответствует выражению фундаменталь-

ной эмоции, может играть роль в контроле или регуляции эмо-

ционального переживания.

Немало выдающихся теоретиков и исследователей эмоций

приходили к сходным выводам. Дарвин утверждал, что свобод-

ное выражение эмоции (<посредством наружных признаков>)

усиливает ее, тогда как подавление внешнего выражения сни-

жает (<смягчает>) ее джемс считал, что

если субъект не выражает эмоцию, то <она умирает>, и что

субъект может <преодолеть нежелательную эмоцию>, если будет

последовательно использовать внешние движения противополож-

ной желательной эмоции. Похожие мнения выражали и другие

психологи . Однако, несмотря на общее признание того, что изме-

нения позы и выражения лица изменяет эмоциональное пережи-

вание, почти нет экспериментов, проверяющих это предположе-

ние . В этих исследованиях простые манипуляции

лицевыми мышцами по инструкции экспериментатора не вызы-

вали перехода от выражения к переживанию. Однако эти иссле-

дования не отвергают действенность экспрессии, проявляемой по

желанию самого субъекта, или экспрессии, действующей вместе

с соответствующим воображением или знанием.

Относительная независимость эмоционального процесса. Со-

гласно теории дискретных эмоций эмоциональный процесс может

осуществляться относительно независимо от любых когнитивных

процессов. Однако когнитивные процессы взаимодействуют с эмо-

циональными почти непрерывно. В дополнение к обычным взаи-

модействиям, которые влияют на аффективно-когнитивные про-

цессы, существуют и взаимодействия, имеющие место лишь тог-

да, когда индивид принимает решение подавить мимическое

выражение. Реализация такого решения снижает интенсивность

субъективного переживания отдельной эмоции и повышает авто-

номную активность, что может переживаться как <стресс>, <на-

пряжение> или просто как дискомфорт. Как уже говорилось,

подавлению выразительного компонента эмоции может способ-

ствовать когнитивная или моторная деятельность индивида.

В то же время из-за действия подавляющих процессов субъектив-

ное переживание может не возникнуть. Таким образом, хотя

когнитивные процессы могут влиять на эмоциональные, они сами

не являются необходимой частью эмоций. Нейронное сообщение

от изменения мимики следует по врожденным путям в кору, где

интеграция этой информации способствует возникновению субъ-

ективного переживания эмоции без влияния когнитивных про-

цессов.

Тем не менее важность знания в мотивации и в поведении

трудно переоценить. Когнитивная система включается непосред-

ственно после начала эмоционального процесса. Такие когнитив-

ные процессы, как память и воображение, часто ведут к возник-

новению эмоции . Влияние эмоциональной и когни-

тивной систем друг на друга является реципрокными, воздейст-

вуя через баланс или через превалирование одной над другой

на эффективность личностного функционирования.

Двигательная деятельность, так же как и когнитивная, мо-

жет привести к активации эмоции. Существует немало способов,

какими двигательная деятельность влияет на эмоции: например,

усталость может снизить пороги отрицательных эмоций, расслаб-

ление - повысить их. Эффективное функционирование личности

основывается на сбалансированном и гармоничном взаимодейст-

вии эмоциональной, когнитивной и двигательной систем при необ-

ходимой поддержке со стороны других жизненных систем и при

оптимальном учете окружающей среды, в частности социального

контекста.

Определения некоторых терминов в теории

дифференциальных эмоций

В качестве заключения и словаря теории дифференциальных

эмоций далее приводятся определения некоторых ключевых тер-

минов.

Эмоция (фундаментальная, отдельная) - это сложный фе-

номен, включающий в себя нейрофизиологический и двигательно-

выразительный компоненты и субъективное переживание. Взаи-

модействие этих компонентов в интраиндивидуальном процессе

образует эмоцию, являющуюся эволюционно-биогенетическим

явлением; у человека выражение и переживание эмоции врожден-

но, общекультурально и универсально.

Комплексы эмоций - это комбинация двух или нескольких

фундаментальных эмоций, которые при определенных условиях

склонны появляться одновременно или в одной и той же после-

довательности и которые взаимодействуют таким образом, что

все эмоции в комплексе имеют некоторое мотивационное воздей-

ствие на индивида и его поведение.

Побуждение - это мотивационное состояние, вызываемое

изменениями в тканях организма. Примерами побуждений яв-

ляются голод, жажда, усталость и т. д. Мотивационная интен-

сивность всех побуждений, исключая боль, по своей природе

циклична. Два побуждения - боль и секс - обладают некото-

рыми характеристиками эмоций.

Аффект - это общий неспецифический термин, который

включает все вышеперечисленные мотивационные состояния и

процессы. Таким образом, аффективная сфера состоит из фунда-

ментальных эмоций, комплексов эмоций, побуждений и их взаи-

модействия. Аффективная сфера также охватывает состояния или

процессы, в которых один из аффектов (например, эмоция) взаи-

мосвязан с когнитивным процессом.

Взаимодействие эмоций - расширение, ослабление или по-

давление одной эмоции другой.

Взаимодействие эмоции и побуждения - мотивационное со-

стояние, характеризуемое усилением, ослаблением пли подавле-

нием побуждения эмоцией или эмоции побуждением.

ТЕОРИЯ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫХ ЭМОЦИИ ч

Взаимодействие с аффектом. Аффект интенсифицирует,

ослабляет, блокирует или изменяет качество перцептивного про-

цесса, когнитивного процесса или деятельности.

Аффективно-когнитивная структура или ориентация пред-

ставляет собой связь аффекта или комплекса аффектов с обра-

зами, словами или мыслями.

Действие или поведение. Поведение - это общий термин,

который широко использовался в разных психологических тра-

дициях. Бихевиористы применяли этот термин для обозначения

наблюдаемых реакций, но многие ученые использовали его

в определении любых организмических функций - аффективных,

когнитивных или двигательных. Автор этой книги предпочитает

избегать изолированное употребление этого термина, если есть

возможность уточнить поведение как сердечно-сосудистое, пер-

цептивное, когнитивное или двигательное. Кроме того, в книге

понятию поведения предпочитается синонимичный термин - дей-

ствие. Действие относится к двигательным актам (включая голо-

совые, т. е. речь), отличающимся от включенных в выразитель-

ный компонент эмоции. Действие отличается от аффективных со-

стояний и процессов. Таким образом, эмоции, эмоциональные

комплексы и побуждения рассматриваются не как поведение или

действие, а как мотивационные феномены, лежащие в основе

поведения.

Различные психологические теории имплицитно (а иногда и экс-

плицитно) предполагают, что эмоция включает три компонента:

неирофизпологическое функционирование, мимическую деятель-

ность и субъективное переживание. Все больше исследователей,

занимающихся психологией личности, социальной психологией,

психиатрической и клинической практикой, акцентируют вырази-

тельный компонент эмоций. Для этого существует немало при-

чин. Лицо - это центр передачи и приема социальных сигна-

лов, которые являются решающими для развития индивида.

Эволюционно-биологическое значение мимического

выражения в социальной коммуникации

Мимическое выражение эмоций имеет как эволюционно-био-

логическое, так и психологическое и социальное значение. Веду-

щие современные теоретики-этологи согласны с Дарвином (Оаг-

ЛУШ, 1872) в том, что мимика возникла в эволюционном про-

цессе. Дарвин нашел, что выражения лица, развившиеся из

<полезных привычек> или из того, что Тинберген назвал движе-

ниями намерения , представляют собой несовер-

шенные или подготовительные фазы деятельности, такой, как

нападение, передвижение, защита и т. д. В ходе эволюции мими-

ческие сигналы развились в систему, позволяющую передавать

информацию о <намерениях> или состоянии индивида и таким

образом повышающую бдительность другого существа к опреде-

ленным аспектам окружающей среды, т. е. мимические сигналы

стали выполнять коммуникативную функцию. Например, испу-

ганное лицо сигнализирует об опасности и о намерении индиви-

да бежать или покориться.

Область, исследованная этологами и некоторые психологиче-

ские эксперименты со всей очевидностью

свидетельствуют о значимости социальной коммуникации, осно-

ванной на мимических движениях.

Важность выражений лица в коммуникации приматов была

заметна каждому, изучавшему их поведение .

Хотя все тело примата обычно движется, обеспечивая динамиче-

ский зрительный сигнал (часто сопровождающийся голосовым),

определенные части тела, и прежде всего лицо

, играют особо важную роль в зрительной ком-

муникации приматов. Хайнд и Ровелл

описали различные мимические комплексы макаки-резуса, кото-

рые особо важны в передаче угрозы, беспокойства, подчинения,

испуга и в демонстрации миролюбия. Другими авторами было

показано, что те же самые мимические комплексы тесно связаны

с коммуникацией животных, которая способствует созданию

иерархии социального доминирования . Хотя многие авторы

подчеркивали важность рассмотрения полисенсорных комп-

лектных сигналов, все получали факты в пользу интегральной

связи мимических комплексов с коммуникативными характери-

стиками приматов

Эволюционная перспектива. Обзор теорий и исследований

эволюции мимической экспрессии привел к следую-

щим выводам.

1. Нервно-мышечные механизмы лица, необходимые для вы-

полнения основных мимических выражений, образуют последова-

тельность от высших приматов к человеку

2. Выражения лица человека имеют близкое сходство

с реакциями животных, которые первоначально выполняли функ-

ции, связанные, например, с защитой уязвимых мест, ухажива-

нием и т. д. .

3. Некоторые выражения лица очень похожи на рефлектор-

ные реакции на несоциальные стимулы .

4. По крайней мере некоторые выражения лица произошли

от реакций, служивших для коммуникации животных. Это пред-

ставление появилось в работах Дарвина и Тин-

бергена и очень определенно сформулировано

Эндрю .

5. Некоторые выражения лица могут быть следствием не-

произвольных <действий, определяемых конституцией нервной

системы>.

6. Эмоция является способом адаптации в жизни высокоор-

ганизованного социального организма

Теория и факты, которые привели к этим выводам, имеют

значение для вопроса о фундаментальном биологическом харак-

тере эмоций и экспрессивных выражений. Если мимика человека

является филогенетическим продолжением выражений, свойст-

венным предшественникам человека, то эволюционный отбор

должен был играть важнейшую роль в дифференциации эмоций

II их выражений. Если мы допустим, что дифференциация эмо-

циональных выражений имеет эволюционно-биологическую осно-

ву, то необходимо уделить внимание изучению адаптивных функ-

ций эмоций. В изучении того, как генетически запрограммиро-

ванные поведенческие комплексы и переживания участвовали

в адаптации организма, многие этологи приходили к выводу о

высокой адаптивной ценности выражений лица. Более того, ис-

следования ряда этологов указали путь этологического анализа выразитель-

ного компонента отдельных эмоций.

Развивая другой подход, некоторые исследователи

1971) представили доказательства существования генетически

заданных универсальных поведенческих комплексов, представ-

ляющих некоторые фундаментальные эмоции. Их данные показа-

ли, что значимые аспекты эмоциональной коммуникации основы-

ваются на генетически запрограммированных и общевидовых

поведенческих комплексах - мимических выражениях фунда-

ментальных эмоций.

Все человеческие социальные связи (или межличностные от-

ношения) основаны на эмоциях, а эмоции обнаруживаются дру-

гими в основном с помощью выражений лица. В наиболее фунда-

ментальной социальной связи (отношении мать - ребенок)

выражения лица, как отметил еще Дарвин

играют значимую роль. Работы Боулби других

продемонстрировали, что неудача в отсутствии эмоционального

отношения между матерью и ребенком может иметь серьезные

последствия для социального и эмоционального развития этого

ребенка.

Эволюционно-филогенетические изменения в компонентах

эмоции и эмоциональной коммуникации. Важность мимической

по сравнению с пантомимической активности в эмоции и, в част-

ности, в эмоциональной дифференциации и эмоциональной ком-

муникации увеличивается с фило- и онтогенетическим развитием.

В филогенезе эти изменения параллельны эволюции мускулату-

ры лица. У беспозвоночных и низших позвоночных вообще нет

поверхностных мышц лица. У этих животных репертуар эмоций

минимален, если вообще термин <эмоция> можно к ним приме-

нить. То, что рассматривается у этих животных в качестве эмо-

ции, обычно обозначается бихевиористски ориентированными

учеными, предпочитающими не делать заключений об эмоцио-

нальных переживаниях животных, как недоброжелательное или

агрессивное поведение.

Поднимаясь по филогенетической шкале к уровню птиц,

можно наблюдать комплексные характеристики поведения, вклю-

чающие в себя положение головы. Можно спорить относительно

того, в каких эмоциональных терминах следует определять эги

проявления, но, очевидно, что они играют значимую роль в со-

циальной коммуникации и в социальных отношениях

1969). Есть ряд данных, доказывающих спра-

ведливость предположений о том, что особенности положения

головы у домашних цыплят играют решающую роль в социаль-

ном доминировании.

Доминирование, по крайней мере у определенных видов

птиц и животных, иногда на некоторое время определяется ре-

зультатами драк; легко можно убедиться, что у высших видов

такие эмоции, как гнев и страх, играют определенную роль

в агрессивных актах. Менее распространенным, хотя и выглядя-

щим достаточно обоснованным, является вывод о том, что в ходе

эволюции эмоциональные проявления приобрели способность

препятствовать агрессии.

Среди позвоночных лицевая мускулатура изменяется от

полного отсутствия до хорошо развитой - у высших приматов

и сложной, предельно дифференцированной - у человека. Клас-

сификация эмоциональных выражений приматов, предложенная,

например, для макак-резусов, показывает, что активность позы

остается важной составляющей эмоции. Тщательный анализ эмо-

циональных выражений макак-резусов

показал, что многие из этих выражений описываются в контек-

сте пантомимической или другой двигательной активности. В ра-

боте Ван Хуфа сравнивались мимические осо-

бенности обезьян-катархин и человекообразных обезьян и было

показано, что у последних мимика более независима от позы н

локомоции. У человека мимические комплексы как характери-

стики объединения в значительной степени независимы от позы

локомоции и окружающей среды Рисунок 2

некоторые подобия выражений лица у шимпанзе и

показывает

у человека.

Рис. 2. Последовательность выражений лиц у шимпанзе и людей,

по Шевалье-Сколников <Мимическая экс-

прессия у приматов>.- В кн.: под ред. Экмана <Дар-

вин и выражение лица: обзор столетних исследований>.-

некоторых наиболее важных факторов проиллюстрирует значи-

мость лица в межличностных отношениях.

К трехнедельному возрасту младенцы начинают отвечать на

взгляд внимательно смотрящего на них человека

Новорожденный предпочитает лицо или его схематическое

изображение любому другому стимулу

1964), а более естественное изображение лица зрительно фикси-

руется ребенком в течение большего времени

Лицо в сравнении с некоторыми другими стимулами (фото-

графиями детского рожка, медведя, шахматной доски, мишени)

привлекает большее внимание и ведет к некоторому двигатель-

ному успокоению, включая снижение сердечного ритма у шести-

месячных младенцев

Другие исследования указывают,

что предпочтение лица как стимула изменяется в зависимости от

возраста и ряда других факторов.

Некоторая противоречивость в фактах относительно роли ли-

ца как зрительного стимула, несомненно, результат сложностей

измерения. С одной стороны, трудно выделить один какой-нибудь

определенный показатель зрительного поведения младенца. Проб-

лематично, что лучше измерять, - продолжительность первого

взгляда, частоту взглядов, общее время рассматривания или ком-

бинацию этих показателей с различными психофизиологическими

измерениями. Тем не менее уже на основе имеющихся данных

можно сделать вывод, что человеческое лицо - мощный стимул

социального развития.

Лицо, эмоциональная коммуникация и привязанность матери

и ребенка. Привязанность матери и ребенка рассматривается мно-

гими учеными как основа социальной жизни, а системы поведения,

которые образуют привязанность, обнаруживают тесные связи с

эмоциями. Джон Боулби, исследовавший привязанность многие го-

ды, посвятил этому целую книгу. Он писал:

Задолго до того, как дети начинают произносить отдельные

слова, выражения их лиц передают сообщения, которые являют-

ся решающими для контакта матери и ребенка. Выражения лиц

говорят нам о том, что дети радостны или печальны, сердиты

или испуганы, удивлены или смущены. Если мы не сможем <про-

читать> то, что <написано> у ребенка на лице, мы не сможем

понять его наиболее важные сообщения, не сможем почувство-

вать его симпатию или продемонстрировать свою.

Лицо как социальный стимул. По литературе о роли мимики

в социальном развитии ребенка существует ряд подробных обзо-

ров (например, СЬаг1е5Ж)гШ, Кгеиег, 1973; У1пе, 1973). Много-

численные исследования показали, что человеческое лицо -

явление экстраординарных социальных стимулов. Перечисление

<Нет поведения, сопровождающегося более сильным чувством, чем

1 привязанность. Лица, к которым оно направлено, любимы, и их

появление встречается с радостью. Все время, пока ребенок нахо-

дится в присутствии основного объекта привязанности, он чув-

ствует безопасность. Угроза потери вызывает тревогу, реальная

утрата - горе, а и то и Другое - возбуждение, подобное гневу>

Хотя существует некоторая общность в выражении привязан-

ности у разных видов, внешние проявления привязанности челове-

ка существенно отличаются от проявления привязанности прима-

тами. Например, в первый день жизни младенец макаки-резуса

может совершать движение в сторону своей матери и удерживать

свой собственный вес, цепляясь за нее, причем выделять свою

мать из числа других обезьян он обучается несколько позже. Ди-

тя человека начинает узнавать свою мать около четырех месяцев,.

а двигаться по направлению к ней - тремя месяца:ми позже.

Возможно, первые свидетельства привязанности появляются;

около четырехмесячного возраста, когда ребенок выделяет свои>

мать из числа других людей и не отводит от нее взгляд, когда:

она передвигается через его поле зрения. В этом возрасте младе-

нец плачет, когда мать от него удаляется, а к шестимесячному

возрасту не только плачет, но и пытается следовать за ней на

четвереньках . В этом же возрасте ребенок

бурно реагирует на возвращение матери - улыбается, вытягива-

ет растопыренные ручки и издает радостные звуки. Все эти дей-

ствия становятся более регулярными к девяти месяцам. В возрас-

те девяти месяцев ребенок прижимается к матери, когда пугается

или огорчается.

К концу первого года, весь второй и большую часть третьего>

года жизни ребенок предвосхищает намерения матери уйти и ре-

агирует на них так же, как на сам уход.

По мере взросления детей мимические выражения эмоций об-

легчают им развитие навыков игры со сверстниками и организа-

цию взаимоотношений, характеризующих их социальную жизнь.

Начиная с подросткового возраста, привязанность направляется

больше на сверстников, чем на родителей, и может относиться

у также к группам (таким, как школа, колледж, коллеги по рабо-

те и т.д.).

Гипотеза о том, что привязанность возникает на основе эмо-

циональной коммуникации с помощью зрительных, оральных и

У кожных ощущений, противоположна точкам зрения теоретиков:

социального изучения и классического психоанализа, которые рас-

сматривают привязанность как функцию удовлетворения матерью>

<первичных> потребностей младенца. Однако младенцы не про-

являют привязанности к другим объектам (например, к детскому

рожку), связанным с удовлетворением потребностей, и такие-

объекты не вызывают ни улыбки , ни речевых зву-

ков , ни повышения внимания

Работы Кистяковской (1965), Шеффера и Эмерна показали, что субъект, осуществля-

ющий уход за ребенком, не обязательно является объектом силь-

нейшей привязанности. Есть данные о важности зрительного и слухового

ощущений (дистантных рецепте-

ров) в социальной привязанности. Роль этих сенсорных модаль-

ностей в восприятии признаков выражения эмоции очевидна. Объ-

яснить же их важность с точки зрения редукции влечения или

нормы социального научения довольно трудно.

Эмоционально-коммуникативное представление о социальной

привязанности не исключает обучения, но тип обучения может

быть лучше понят при учете врожденных тенденций н перцептив-

ного развития, которые идут, с ростом ребенка, рука об руку.

Эмоционально-коммуникативная теория не исключает призна-

ния некоторыми авторами инстинктивной природы привязанности

матери и младенца -если термин <истинктивный>

обозначает биологические особенности, мало изменяющиеся по

ходу развития под влиянием изменений среды. Ряд фактов

1971) доказывает, что выра-

жение фундаментальных эмоций удовлетворяет критериям биоло-

гических особенностей, являясь устойчивым к влияниям среды. Та-

ким образом, замечание Боулби о том, что привязанность матери

и младенца основана большей частью на инстинктивно.м поведе-

нии, согласуется с эмоционально-коммуникативной теорией при-

вязанности. Было обнаружено также, что эмоционально-коммуни-

кативные характеристики основываются большей частью на вы-

разительных реакциях, морфология которых определена эволюци-

онно-генетическими процессами.

Эмоционально-коммуникативная теория привязанности подоб-

на в некоторых отношениях теории Сирс , которая

рассматривала комплексы реакций, свидетельствующих о привя-

занности, как продукт созревания, т. е. процесса, включающего

взаимодействие генетических программ и опыта. Сирс указыва-

ла, что внезапность, интенсивность, страстность и продолжитель-

ная. неизменность поведенческих характеристик привязанности

трудны для объяснения в терминах теории научения.

Выражение эмоции и ощущение прикосновения

Хотя некоторые исследователи утверждают, что тактильная стимуляция не является ре-

шающим фактором в социальной привязанности человека, почти

нет эмпирических исследований функций прикосновения как сред-

ства передачи эмоции. Однако есть все же некоторые возможно-

сти обсуждения роли ощущения прикосновения в выражении и пе-

редаче эмоций.

Работа Харлоу с макаками-резусами привела

его к выводу, что прикосновение или телесный контакт является

биологической потребностью, интегральной по отношению к при-

вязанности и любви. Монтегью обзоре лите-

ратуры по ощущению прикосновения заключил, что само касание

представляет эмоциональный ответ.

Важность ощущения прикосновения в эмоциональной комму-

никации (и, следовательно, в эмоциональном контроле) может

быть выявлена и в эволюционно-биологической перспективе. При-

косновение или сенсорные впечатления, исходящие из телесного

контакта связаны с разными поведенческими комплексами, кото-

рые, по крайней мере у отдельных видов, оказываются устойчи-

выми. У некоторых видов определенные типы прикосновений вы-

полняют важные биологические и социальные функции. Не уста-

новлено точно, выполняет ли тактильный контакт подобные функ-

ции у человека, но, несомненно, что прикосновение, как и выраже-

ние лица, - предмет социальных норм .и систем табу, которые

изменяются от культуры к культуре. Социальные феномены, от-

носящиеся к понятию личностного пространства (например, дис-

танция, обычно устанавливаемая между индивидами при обще-

нии), возможно, имеют в своей основе культурные нормы, регу-

лирующие тактильные контакты.

Ощущение прикосновения очень сложно. Гелдард

1972) доказал независимый статус следующих характеристик при-

косновения: контактное давление, подкожное давление, колющая

боль, резкая боль, подкожная боль, тепло, холод, жар и мышеч-

ное давление.

Особая важность кожи лица основана на анатомии мозга.

В сенсорном гомункулусе (схеме, показывающей количество кор-

кового вещества, отнесенного к различным частям тела) зона ли-

ца, включая рот и язык, занимает непропорционально большую

часть коры.

Важность прикосновения к лицу, как нежного, так и враж-

дебного (пощечина), является хорошо известным межкультурным

феноменом. Анализ речи также доказывает важность кожи и ощу-

щения прикосновения. Такие выражения, как <трения>, <толстоко-

жий>, <почувствуй это на своей шкуре>, обычно связаны с эмо-

циями.

У большинства млекопитающих, за исключением высших че-

ловекообразных обезьян и человека, матери стимулируют кожу

своих новорожденных детенышей, вылизывая их. Такая стимуля-

ция кожи новорожденного животного важна для выживаиля, по-

тому что у некоторых видов мочеполовая система не функциони-

рует при отсутствии кожной стимуляции . Ис-

следования, проведенные на животных, показывают, что вылизы-

вание, поглаживание и ласка ведут к улучшению здоровья рас-

тущих животных.

Монтегью пришел к выводу, что существует эволюционная

последовательность от вылизывания у низших млекопитающих,

вычесывания зубами у низших приматов, почесывания пальцами

у обезьян и высших человекообразных к поглаживанию у чело-

века. Монтегью считает, что эволюционная перспектива показы-

вает важность для ребенка кожной стимуляции. Он пишет: <Мы

совершенно обоснованно называем ее фундаментальной и суще-

ственной частью аффекта и важным элементом в здоровом раз-

витии каждого организма>

Выражение эмоции и физиологическое возбуждение

Ряд исследователей

обнаружили обратное взаимоотношение

между физиологическим (внутренним) возбуждением и его внеш-

ним выражением при различных стимульных условиях. В экспе-

рименте Лаязетты и Клека, иллюстрирующем этот тип исследова-

ний, участвовали мужчины студенческого возраста. Испытуемым

предъявлялась в случайном порядке последовательность зритель-

ных стимулов - зажигались красная и зеленая лампочки. За

красной лампочкой, всегда следовал удар тока, поэтому экспе-

риментаторы считали, что красный цвет превращается в услов-

ный стимул для аффективного возбуждения. Во время опыта по-

стоянно измерялось сопротивление кожи испытуемого и делалась,

его видеозапись, о которой он не знал.

Во 2-й части эксперимента испытуемому демонстрировались

видеозаписи его самого и пяти других человек, участвовавших в

таком же эксперименте, причем показывались только моменты от

появления стимула до удара тока. Задачей испытуемого было оп-

ределить, в какой последовательности зажигались лампочки у

каждого из показываемых людей, т. е., иначе говоря, его задачей"

было дифференцировать шоковые и нешоковые ситуации по аф-

фективному возбуждению заснятых <а пленку людей.

Результаты показали, что оценки существенно отличались от-

случайных, причем оценки своего собственного невербального по-

ведения были не более точны, чем оценки других, и непосредст-

венная обратная связь и наказание за ошибки явно не вели к:

значимому повышению точности оценок. Интересно также то, что-

лиц, которые давали сравнительно точные ответы, было трудно

оценивать другим индивидам. И, наоборот, те, кто были плохими

судьями, относительно легко поддавались оценке сами. Было вы-

яснено также, что субъекты, показавшие наибольшие изменения?

сопротивления кожи во время 1-й серии, оказались лучшими

судьями.

Ланзетта и Клек рассматривают несколько возможных объ-

яснений наблюдавшегося обратного взаимоотношения между фи-

зиологическим возбуждением и внешней выразительностью пове-

дения. Джонс указывал, что автономное возбужде-

ние и внешнее поведение - взаимозамещающие способы снижения

напряжения. Таким образом, если подавляется внешнее выраже-

ние аффекта, то усиливается его физиологическое проявление. На-

оборот, .если индивид выражает аффект внешне, уменьшается

внутренняя деятельность. Блок , критикуя Джонса

утверждал, что напряжение может снижаться с помощью когни-

тивных или двигательных действий, но не за счет автономной дея-

тельности. Шехтер и Латейнэ доказали,

что субъекты определенного типа (в основном, социопаты) не спо-

собны научиться применять обозначения эмоций к состояниям

-внутреннего возбуждения, и, таким образом, будучи физиологиче-

ски максимально лабильны, они внешне остаются безэмоцио-

нальными.

Ланзетта и Клек добавляли другие возможные объяснения.

Они нашли, что некоторые индивиды в процессе социализации на-

казывались за выражения аффектов и поэтому научились их по-

давлять. Эти индивиды испытывают конфликт между стремлени-

ем выразить и необходимостью подавить экспрессию в эмоцио-

нальных ситуациях. Индивидуальный уровень физиологического

возбуждения у них является суммой возбуждений, происходящих

из-за стимульной ситуации и из-за конфликта. Более точное вос-

приятие этими людьми аффективных проявлений других основа-

ло также на их внутреннем конфликте, который повышает их сен-

.зитивность.

Исследование Бак с соавторами расширило ана-

-лиз различий между физиологической реакцией и внешней выра-

зительностью поведения. Вместо электрического шока они предъ-

являли испытуемым серии слайдов, которые предварительно были

проаранжированы по степени притягательности изображения. За-

дачей судей было определить, рассматривает ли испытуемый при-

ятный или же неприятный слайд. Оказалось, что женщины луч-

ше, чем мужчины, выражали соответствующие чувства и, таким

образом, были их лучшими передатчиками. Кроме того, была под-

тверждена найденная ранее отрицательная корреляция между

.выразительностью поведения и физиологическими реакциями -

кожным сопротивлением и сердечным ритмом. Исследователи да-

.ли другое объяснение этому факту. Они предположили, что пере-

живания, связанные с обучением подавлению внешнего выраже-

ния эмоций, оказываются стрессовыми и что этот стресс, а не по-

давление само по себе вызывает усиление физиологических ре-

акций.

В другой работе Бак, Миллер и Кол

попытались обосновать различия между людьми, хорошо и плохо

выражающими аффекты не в лабораторных, а в реальных жиз-

ненных ситуациях. Ими были обнаружены значимые отрицатель-

ные корреляции между выразительностью поведения и следующи-

ми характеристиками: <застенчивый>, <боящийся незнакомых лю-

дей>, <контролирующий свои эмоции>, <спокойный и сдержан-

ный>, <готовый к сотрудничеству>, <интроверт>. Они нашли также,

что экспрессивность положительно коррелирует со следующими

типами поведения: <часто демонстрирует агрессию>, <имеет высо-

кий уровень активации>, <имеет много друзей>, <открыто выра-

:жает свои чувства>, <импульсивен>, <часто с ним трудно ужить-

ся>, <прямо выражает свою враждебность>, <неконформен>, <лю-

бит распоряжаться>, <часто оказывает давление на других>, <экс--

траверт>. Но, хотя эти данные и интересны, к ним нельзя отно-

ситься с полным доверием. В работе были малочисленные выбор-

ки (шесть девочек, восемь мальчиков), а типы поведения, оцени-

вавшиеся эксперта.ми (учителями), не только частично включают

друг друга, но и иногда оказываются синонимичны. Однако, не-

смотря на эти недостатки, направление исследований интересно

и потенциально плодотворно.

Исследования выразительности, возможно, позволят признать,

что произвольность или непроизвольность выразительного пове-

дения, обычно считавшиеся категориально различными для соз-

нательного контроля, на самом деле изменяются по отношению

к осознанию. Например, континуально некоторые произвольные-

выражения типа тех, которые возникают при желании продемон

стрировать симпатию, могут осуществляться на низком уровне:

осознанности.

Фундаментальные эмоции

Каждая из фундаментальных эмоций обладает свойственной

именно ей адаптивной функцией и уникальными мотивационнымк

качествами, исключительно важными и для каждого индивида к

для всего вида.

Эмоции называются фундаментальными, поскольку каждая?

из них имеет: (а) специфический внутренне детерминированный

нервный субстрат, (б) характерные мимические или нервно-мы-

шечные выразительные комплексы и (в) отличающееся субъек-

тивное переживание или феноменологическое качество. Ни одик

из этих трех компонентов не образует эмоцию самостоятельно..

Целостная эмоция (или полный эмоциональный процесс) требует-

всех трех компонентов, хотя в одном из них - выразительном

комплексе - и продолжительность и интенсивность ослабляются

социализацией. В сущности, каждая фундаментальная эмоция яв-

ляется системой, образованной этими тремя компонентами и их:

взаимодействиями. Эмпирически идентифицированы и описаны

десять фундаментальных эмоций

Два рода явлений делают трудным изучение фундаменталь-

ных э.моций. Во-первых, эмоции обычно активируют весь орга-

низм а не остаются процессом, ограниченным единичной систе-

мой. Например, активация симпатических механизмов, которая

сопровождает одну эмоцию, может активировать другие симпати-

ческие механизмы, обслуживающие другие э.моций. Во-вторых.

эмоции склонны появляться в определенных комбинациях, или.;

комплексах. Фундаменгальные эмоции являются важными в жиз-

ни индивида, но отдельно, не в сочетании с -другими эмоциями,

они существуют лишь в течение очень коротких периодов време-

ни - до того как активируются другие эмоции.

Рис. 3. Интерес - волнение. (Соот-

ветствие между выражениями эмо-

ций, представленных на рисунках с

4 по II, и их категориями, подтвер-

.ждено на многих восточных и за-

падных культурах).

Хотя фундаментальные эмоции считаются врожденными и

межкультурными феноменами (и, как показано в табл. 1, это под-

тверждается эмпирическими дан-

ными), прзнается, что социо-

культуряые факторы играют зна-

чимую роль в определении эмо-

циональной экспрессии. Как до-

казал Экман, каж-

дая культура обладает своими

собственными <правилами прояв-

ления> эмоций, и их нарушение

может иметь более или менее

серьезные последств.ия для ин-

дивида. Эти культур альные пра-

вила могут требовать подавления

или маскировки одних эмоцио-

нальных выражений и, наобо-

рот, частого проявления других.

Представители западной цивили-

зации часто улыбаются при не-

приятностях, а японцы обязаны

улыбаться, даже переживая горе.

И культурные и половые разли-

чия определяют ситуации, в кото-

рых надо смеяться и в которых

надо- плакать. Аналогично пра-

вилам проявления эмоций в раз-

ных культурах различаются и со-

циальные установки по отноше-

нию к эмоциональным пережива-

ниям

Поскольку каждая фундаментальная эмоция будет подробно

рассмотрена в последующих главах, здесь будет дано их краткое

описание, в основном на феноменологическом уровне.

1. Интерес-волнение (рис. 3), наиболее часто переживаемая

положительная эмоция, мотивирует обучение, развитие навыков и

умений и творческие стремления. В состояний интереса у человека

повышается внимание, любознательность и увлеченность объек-

том интереса. Поскольку человек - наиболее меняющийся и не-

предсказуемый объект нашего мира, интерес, вызываемый други-

ми людьми, облегчает социальную жизнь и способствует разви-

тию эмоциональных УЗ между индивидами.

2. Радость (рис. 4) - максимально, хотя и не обязательно

постоянно, желаемая эмоция. Она представляется, скорее, побоч-

ным продуктом событий и условий, чем результатом прямого

стремления получить ее. Активное состояние радости характери-

зуется ЧУВСТВОМ уверенности, собственной значимости и ощущени-

ем того,что мы любим. С позиций Томкинса

Рис. 4. Удовольствие-радость

Рис. 5. Удивление

дость возникает в результате сильного снижения градиента нерв-

ной стимуляции.

3. Удивление (рис. 5) имеет некоторые черты эмоции, но это

не эмоция в полном смысле этого слова. В отличие от других эмо-

ций, удивление - всегда мимолетное состояние. Оно появляется

благодаря резкому повышению нервной стимуляции, возникающе-

му из-за какого-либо внезапного события. Удивление способству-

ет освобождению нервной системы от предыдущей эмоции и на-

правляет на объект, вызвавший удивление, все когнитивные про-

цессы.

4. Горе-страдание (рис. 6) - эмоция, испытывая .которую

человек падает духом, чувствует одиночество, отсутствие контак-

тов с людьми, жалость к себе.

5. Гнев (рис. 7) - это фундаментальная эмоция, контролю

над выражением которой уделяется особое внимание в процессе

социализации. Внешнее проявление гнева легко различимо: при

гневе кровь <кипит>, лицо начинает гореть. Быстро мобилизую-

щаяся энергия напрягает мышцы и вызывает ощущение силы, чув-

ство храбрости или уверенности в себе. Хотя гнев играл важную

лание чувствовать превосходство (более сильный, более интелли-

гентный. более цивилизованный) может вести к некоторой степе-

ни презрения. Одна из опасностей презрения в том, что оно - <хо-

лодная> эмоция, ведущая к деперсонализации индивида или груп-

пы, к которым относится презрение, поэтому эта эмоция может

Рис. 6. Горе-страдание

Рис. 7. Гнев-ярость

Рис. 8. Отвращение-омерзение

Рис. 9. Презрение-пренебрежение

роль в процессе эволюции, его функции у современного человека

невелики.

6. Отвращение (рис. 8) часто возникает вместе с гневом, но

имеет некоторые свои собственные отличительные мотивационные

признаки и иначе субъективно переживается. Физическая или пси-

хологическая изнашиваемость (<что-нибудь портится>) склонна

вызывать отвращение. Отвращение в сочетании с гневом может

стимулировать деструктивное поведение, так как гнев мотивирует

<нападение>, а отвращение - желание <избавиться от кого-либо

или чего-либо>.

7. Презрение (рис. 9) также часто появляется вместе с гне-

вом, или с отвращением, или с тем и другим вместе. Эти три

эмоции называются <враждебной триадой> В эво-

люционной перспективе презрение может развиваться как средст-

во подготовки к встрече опасного противника. По сей день же-

помочь, например, мотивировать <хладнокровное убийство>. В со-

временной жизни трудно найти какую-нибудь полезную или про-

дуктивную функцию презрения.

8. Страх (рис. 10) испытывал в своей жизни каждый инди-

вид. Переживание этой эмоции исключительно вредно для чело-

века: реальна возможность <испугаться до смерти>. Страх вызы-

вается за счет быстрого повышения плотности нервной стимуля-

ции, приносящей весть о реальной или воображаемой опасности.

Сильный страх сопровождает неуверенность и дурные предчув-

ствия. За исключением редких случаев, когда страх парализует,

обычно эта эмоция мобилизует энергию.

9. Стыд (рис. II) мог появиться в ходе эволюции как про-

явление потребности человека в социальных связях. Стыд моти-

вирует желание спрятаться, исчезнуть. Стыд может также способ-

ствовать возникновению чувства бездарности, может быть основой

Когда юношеские мечты заменяют место детских радостей и

печалей, появляется романтическая любовь, в которой доминиру-

ют интерес, радость и сексуальное влечение,

Каждый из этих типов любви имеет неповторимые признаки,

каждый - особый комплекс аффектов. Но несмотря на различия,

в них есть и нечто общее. Любовь связывает людей друг с дру-

гом, и эта аффективная связь имеет эволюционно-биологическое,

социокультурное и личностное значение. Взаимная любовь обра-

зует особое взаимоотношение, .которое изменяет все другие аф-

фективные пороги и влияет на все когнитивные процессы чело-

века.

Враждебность. Враждебность определяется ка.к основание аг-

рессии , но так же, как и мотивация, не всегда приводит к

соответствующему внешнему поведению, враждебность не

обязательно ведет к агрессии. Во враждебности взаимодейству-

ют фундаментальные эмоции гнева, отвращения и презрения, и

относительная сила этих трех эмоций (вместе с когнитивными и

ситуационными факторами), возможно, определяет вероятность и

природу агрессии. Например, сильный гнев увеличивает вероят-

ность импульсивных агрессивных актов. Доминирование отвра-

щения во враждебной триаде приводит к избеганию объекта

враждебных чувств, а презрение вкладывает в агрессивные акты

оттенки, характерные, например, расовым предрассудкам.

Враждебность имеет характеристики, состояния и черты.

Враждебность с ярко выраженным гневом является состоянием,

а предрассудки - проявлением враждебности как черты.

В сочетании с конкретным набором знаний враждебность мо-

жет перерасти в аффективно-когнитивную ориентацию, которая

называется ненавистью.

детей, когда человеческое лицо предпочиталось имя всем другим

стимулам. Этот факт сам по себе .может помочь понять причину

привязанности, которая возникает между матерью и ребенком.

Ряд последних экспериментов указывает на то, что внешнее

выражение эмоции играет роль не только в социальной коммуни-

кации, но и выполняет некоторые другие адаптивные функции.

Выражение эмоции реверсивно связано с физиологическим воз-

буждением. Один из возможных выводов из этого факта - то,

что хроническое подавление внешнего выражения эмоций ведет к

повышению физиологического возбуждения, а затем - к пси-

хосоматическим расстройствам.

Фундаментальная эмоция определяется как феномен, имею-

щий три компонента - неврологический, выразительный и субъ-

ективное переживание. Каждая из десяти фундаментальных эмо-

ций была кратко описана в этой главе.

Фундаментальные эмоции, взаимодействуя, формируют до-

. вольно устойчивые комплексы. Их примеры - тревожность, деп-

рессия, любовь и враждебность.

Резюме

Мимическая деятельность обеспечивает непосредственную и

специфическую информацию об эмоциях человека.

Выражения лица инстинктивны в том смысле, что они появ-

ляются рефлекторно .или автоматически как часть эмоционально-

го процесса. Факты указывают на то, что выражения фундамен-

тальных эмоций врожденны и имеют тесное сходство с мимикой

человекообразных обезьян. Эндрю доказал, что

адаптивная ценность коммуникативной функции мимики способ-

ствует пониманию процессов естественного отбора, делая эмоцио-

нальную экспрессию частью генетического кода.

Некоторые исследования показали, что лицо - экстраорди-

нарный социальный стимул. Были выделены стадии в развитии

Второй фактор, который мешал изучению эмоций, - это ин-

терес психологов к перцептивным и когнитивным процессам и к

теориям научения. Разумеется, эти сферы исследования исключи-

тельно важны, и их следует продолжать развивать. Однако не

менее важно и сотрудничество между исследователями этих обла-

стей и учеными, занимающимися эмоциями. Одна из задач этой

книги - обсудить, как эмоции взаимодействуют с когнитивными

структурами, и представить факты, демонстрирующие реципрок-

ные взаимовлияния между перцептивной, когнитивной, эмоцио-

нальной системами и системой действия.

Третьей причиной, затрудняющей изучение эмоций, является

установка на то, что эмоции не могут изучаться объективно и не

поддаются исследованию с помощью обычной научной методоло-

гии. Связанное с этой же установкой предубеждение заключается

в том, что, хотя и возможно изучать эмоции, их истинная природа

делает это изучение слишком дорогостоящим и отнимающим мно-

го времени предприятием, поэтому цель этой книги и, в частно-

сти, данной главы - опровергнуть эти установки, представив не

которые методы изучения эмоций и проиллюстрировав их данны-

ми реальных экспериментов.

Эта глава посвящена описанию некоторых принципов, на которых

основывается психология эмоций, и методов, используемых при

исследовании эмоций. Эти принципы и методы будут иллюстриро-

ваться краткими изложениями исследований, взятых из относя-

щейся к этой области литературы. Психология эмоций и ее методы

возникли на фоне представлений, полностью отказывающихся от

эмоциональных понятий. Видимо, краткий обзор этих представле-

ний может способствовать пониманию положения эмоций в совре-

менной науке и взаимоотношению теории эмоций с другими тео-

риями и сферами исследования.

Термин <поведенческие науки> стал в последние годы наибо-

лее популярным обозначением группы дисциплин, занимающихся

индивидуальными и социальными особенностями поведения людей.

Поведение в наиболее общем понимании и особенно наука о по-

ведении, как ее описывал Скиннер , не дают воз-

можности анализировать такую переменную, как эмоциональное

переживание. Отбрасывая его, бихевиористская традиция исклю-

чает из своего рассмотрения смысл и значение <чувства> или осоз-

нанных эмоций.

Из многих причин, препятствующих изучению эмоций, выде-

ляются три. Первая и, возможно, наиболее важная из них - это

недостаточная теоретическая оснащенность эмоциональных поня-

тий, поэтому одной из основных задач главы является изло-

жение некоторых общих принципов науки об эмоциях.

Принципы психологии эмоций

Принципы психологии эмоций не образуют законченный спи-

сок. Изучение эмоций лишь недавно заняло подобающее этой те-

ме место в современной психологии, нейрофизиологии, биохимии к

этологии, и будущие исследования будут пересматривать и рас-

ширять этот список по мере накопления новых данных.

Принцип дифференцированности эмоций

Согласно этому принципу существует значительное количест-

во отдельных эмоций, которые могут быть дифференцированы в

терминах их нейрофизиологических субстратов, их выразительно-

мимических комплексов и их переживательно-мотивационных ха-

рактеристик. Все люди, включая наиболее ортодоксальных бихе-

виористов, говорили о таких феноменах, как радость, печаль, гнев,.

страх и стыд.

Существует по меньшей мере шесть различных теорий илк

подходов, признающих отдельные эмоции и потребность их изуче-

ния. Вебб Браун и Фарбер

показали, как фрустрация или гнев могут рассматриваться в виде;

промежуточной переменной в пределах теоретических рамок сти-

муло-реактивной модели. Маурер признал суще-

ствование реальности субъективных феноменов страха и гнева и

последовательно описывал их в своей двухфакторной теории нау-

чения. Арнольд утверждала, что имеется не-

малое число различающихся эмоций, .каждая из них со своим соб-

ственным неповторимым нейрофизиологическим субстратом и ха-

рактерными субъективными переживаниями. Гельгорн

указывал, что существуют различные эмоции и что одним из

важных дифференцирующих моментов является деятельность по-

перечно-полосатой мускулатуры, в частности мимическая. Якоб-

сон также выделял роль деятельности поперечно-полосатой

мускулатуры при различных эмоциях. Лазарус

с соавторами признавали существование различных эмоций, и подчеркивали их

дифференцированность на основе характеристик ответной реак-

ции. Томкидс определил восемь основных

эмоций, а Изард выделил десять фундамен-

тальных эмоций. Работы Олпорта Фанкенстайна и Плутчика

внесли значимый вклад в развитие принципов психологии

.дифференциальных эмоций.

Каждая из эмоций своеобразно влияет на индивида. Здравый

смысл и большинство существующих подходов к изучению эмо-

ций признают, что ощущение радости отличается от ощущения

печали и что мысли и действия человека, когда он в гневе, отли-

чаются от его мыслей и действий, когда он напуган или испыты-

вает стыд. Анализируя эти различия поведения, некоторые ис-

следователи искали объяснения этих различий в особенностях си-

туации, оцениваемой индивидом, другие - в характеристиках от-

ветных реакций, а третьи-в субъективном переживании. В любом

случае большинство теорий, рассмотренных в главе 2, доказыва-

ет что различные эмоции связаны с различными перцептивными,

переживательными, выразительными, когнитивными и двигатель-

ными ответами.

Принцип взаимодействия компонентов эмоции

Даже отдельная фундаментальная эмоция имеет больше чем

один компонент. Когда мы испытываем субъективное пережива-

.ние гнева, мы можем также осознать ощущение бросившегося в

лицо жара, напряжения в мышцах и сердцебиения. Несомненно,

что и субъективное переживание и изменения, происходящие в

организме, имеют нервные субстраты. Ряд теорий доказывает, что

эмоция обладает нервным, выразительным и переживательным

компонентами. Любой из этих трех компонентов может влиять (на-

пример, усиливать) на деятельность двух других. В нормальном

эмоциональном процессе они образуют петлю обратной связи -

сенсорные сообщения от мимической деятельности интегрируются

в мозгу, вызывая осознание (<ощущение>) эмоции.

Некоторые подходы фокусируются исключительно на том или

ином компоненте эмоции и даже определяют эмоцию в терминах

лишь одного компонента ..

Признавая ценность данных, получаемых этими исследовательски-

ми направлениями, нельзя не видеть, что они мало способствуют-

пониманию общего эмоционального процесса и его влияния на ин-

дивидуальное и социальное поведение.

Принцип образования эмоциональных комплексов

Хотя признание существования различных эмоций, по-разному

влияющих на наши переживания и наши действия, крайне важ-

но, необходимо признать также и то, что повседневные жизненные

ситуации часто вызывают не одну, а несколько эмоций. Некото-

рые общие комплексы или комбинации эмоций были представле-

ны в главе 3.

Принцип эмоциональной коммуникации

Хотя переживание эмоции совершенно лично, ее выразитель-

ный компонент, прежде всего мимические комплексы, социален..

Целое направление исследований

убедительно показало, что некоторые отдельные

эмоции являются универсальными, общекультурными феномена-

ми. И кодирование и декодирование ряда эмоциональных выра-

жений одинаковы для людей всего мира, безотносительно к их:

культуре, языку или образовательному уровню. Это открытие ука-

зало на потенциальную важность изучения эмоции и эмоциональ-

ной коммуникации в психологии, антропологии, биологии и в дру-

гих, связанных с этими, областях.

Первым реально значимым социальным взаимодействием в.

жизни каждого индивида является эмоциональное взаимоотноше-

ние с матерью.

Социальное воздействие принуждает индивида подавлять или

маскировать спонтанные выражения эмоций. Однако подавление-

и маскировка, с одной стороны, бывают иногда и у маленьких де-

тей, а с другой стороны, не всегда удаются юношам и взрослым,

Эмоциональная экспрессия повседневной жизли влияет на

индивидуальное и социальное развитие и на формирование меж-

.личностных связей. Спитц и Вольф доказали,

что эмоции важны в <каждой человеческой деятельности, будь это

.восприятие, физическая сноровка, память или изобретательность>

Боулби и Голдфарб по-

казали, что дети, лишенные нормального эмоционального обще-

яия с матерью в младенческом возрасте, имеют задержки и ано-

малии развития. Кистяковская (1965) обнаружила, что своевре-

менное появление положительных эмоций и соответствующих им

реакций у младенца имеет большое значение для неврологическо-

-го, психического и физического развития ребенка. Уолтерс и Парке

проанализировали некоторые исследования

детерминант социальной ответственности и сделали вывод, что

зрительная и другие виды стимуляции, такие, как разговор и вы-

ражение лица, которые обращены непосредственно к ребенку, иг-

рают значительно более важную роль .в развитии этих детерми-

нант, чем удовлетворение физиологических потребностей младен-

ца. Работа Вольфа подтвердила мнение о том, что

улыбка усиливает социальную связь между матерью и ее ребен-

ком. Он также доказал, что человеческое лицо оказывается более

эффективным стимулом для вызывания улыбки, я это согласует-

-ся с выводами многих исследователей о том, что выражение лица

как социальный аспект эмоции влияет на развитие социальной от-

ветственности, эмоциональных привязанностей и осмысленных

межличностных эффективных связей.

Принцип взаимодействия систем

Согласно этому принципу деятельность эмоциональной систе-

мы (например, возникновение радости или горя) влияет на функ-

ции гомеостатической системы, системы побуждений, перцептив-

ной, когнитивной и двигательной систем индивида. Подтвержде-

ния этого предположения можно найти во многих работах, выпол-

ненных в различных теоретических традициях. Проводилось нема-

ло исследований взаимоотношения эмоций с гомеостатической си-

стемой побуждений. Эти исследования продемонстрировали долго-

временное воздействие отрицательной эмоции (эмоционального

стресса) на гормональный баланс, сердечно-сосудистую систему,

пищеварительную систему и другие висцеральные функции. Ар-

нолд и большинство других теоретиков-когнитивистов, имевших

дело с эмоцией, рассматривают оценку (ког-

нитивный процесс) как причину или как начальный этап в по-

следовательности явлений, образующих эмоцию. Спитц

1965) доказал, что аффект предшествует перцептивному ц когни-

тивному развитию. Он писал: <Бесспорно, аффекты (эмоции, чув-

ства) определяют взаимоотношение между восприятием и знани-

ем> (р. 85). Большое количество экспериментальных работ по

восприятию продемонстрировало, что по-

требности, некоторые из которых могут рассматриваться как аф-

фективные по природе, вторгаются в процесс восприятия и нару-

шают его. Более современные исследователи эмоций

представили, как теоретические, так и эмпирические доказатель-

ства, относящиеся к взаимодействию эмоции и когнитивных про-

цессов.

Принцип адаптивности и психопатология

Немало ученых от Дарвина до наших дней указывают на зна-

чимую роль эмоций в эволюции человека. Тот факт, что эмоции

важны в эволюционном процессе, подтверждает предположение

о том, что каждой эмоции присуща адаптивная функция. Это не

значит, будто нельзя иметь <несоответствующей> эмоции, или же

что сильная эмоция не может включаться в мотивационные ас-

пекты дезадаптивного функционирования. Это означает лишь то,

что в некоторых естественно возникающих ситуациях данная фун-

даментальная эмоция может облегчать адаптивное действие.

Маурер предполагал, что эмоциональные от-

веты не являются реальными источниками психопатологии. На-

пример, он утверждал, что индивид <подавлен> чувством вины

из-за его собственного <неправильного поведения>, некрасивого

поступка, а не потому, что вина сама по себе <плохая>, т. е., с точ-

ки зрения Мау1рера, не переживаемые эмоции, а поведение, кото-

рое эти эмоции сопровождает, лежит в основе патологии. <Исто-

рии жизни невротических и психотических личностей и их жизнен-

ный стиль> - доказательство того, что (в случае ОТСУТСТВИЯ нев-

рологических причин, токсических состояний и гуморальных рас-

стройств) их эмоции (как бы они ни были буйны и болезненны)

являются обоснованными и соответствующими ситуации>

Именно особенности жизни субъекта и ее стиль обра-

зуют условие для психопатологии.

, относительно мало работ было проведено в контексте изучения мозга и

эмоций. Неко-

торые из основных методов н приемов, используемых :в изучении

эмоций на нейрофизиологическом уровне, будут кратко описаны

и проиллюстрированы с помощью конкретных экспериментов.

Хирургические удаления и поражения. По этическим причи-

нам, которые совершенно очевидны, систематический анализ хи-

рургических удалений и поражений проводился только на живот-

ных. Это ограничивает широту приложения полученных данных,

особенно если в эксперименте использовались низшие животные

(например, мыши, крысы, насекомые). Однако некоторые факты

имеют, по-видимому, межвидовую ценность и вносят вклад в по-

нимание функций мозговых механизмов эмоций и эмоционально

обусловленного поведения,

Исследователь делает предположение о роли конкретного моз-

гового механизма эмоции и проверяет свою гипотезу, удаляя эту

область мозга или выводя ее из строя, т. е. либо используя ней-

рохирургию, либо тщательно дозированный электрический шок,

подаваемый через микроэлектроды, имплантированные в избран-

ные ткани мозга. После такой операции или воздействия исследо-

ватель наблюдает влияние удаления или поражения на различные

типы поведения. Многолетние исследования такого рода позволили

выявить различные ограничения этого подхода. Одна из наиболее

серьезных проблем - относительная неточность удалений или по-

ражений, поскольку иногда очень небольшая зона мозга облада-

ет различными и сложными функциями. Чем больше неточность,

тем труднее сделать вывод о связи отдельных зон мозга со спе-

цифическим эмоциональным ответом или же об ее ОТСУТСТВИИ.

Симонов в своем обзоре исследований функ-

ций гипокампа приводит примеры экспериментальных достижений

этого подхода. Так, Дуглас и Прибрам выдвинули предположение о

том, что гиппокамп регистрирует

факт неподкрепления внешней стимуляции как биологически зна-

чимого события. Они также заключили, что гиппокамп участву-

ет в концентрации внимания за счет блокирования эффекта внеш-

ней стимуляции . Однако другие исследователи

показали, что крысы с разрушенным гиппокампом отвлекае-

мы гораздо меньше, чем контрольные животные. В одной из работ

Виноградова (1970) продемонстрировано, что гиппокамп осуще-

ствляет функции нерегистрации неподкрепляемых событий, а де-

текции новизны, которая вызывает интерес. Пигарева

проделала дополнительные эксперименты с функциями гиппокам-

па, используя технику научения животного проявлять различные

типы условных рефлексов на один н тот же стимул (метод, впер-

вые описанный Асратяном (1938)). Пример методики Асратяна:

утром животное учат надавливать на рычаг в ответ на свет для

получения пищи (элементарная условная реакция), и в то же вре-

мя животное учится отвечать на звонок давлением на рычаг, для

того чтобы избегать электрошока (защитная условная реакция).

Вечером стимулы меняют свои значения на противоположные.

Теперь, когда в ответ на свет животное надавит на рычаг, оно

избежит шока, а когда надавит на рычаг в ответ на звонок, то

получит пищу. Когда значения стимулов меняются, крысы испы-

тывают огромные трудности в научении новым значениям, а про-

должение научения с использованием <переключения> может <вес-

ти к сильным нарушениям высшей нервной деятельности с появле-

нием автономных компонентов эмоционального стресса>

Однако, когда гиппокамп крыс разрушался би-

латерально, переключение (ответ соответственно каждому сигна-

лу, несмотря на то что их значение изменилось) осуществлялось

за относительно небольшое количество попыток. Поскольку изме-

нение способности к переключению не могло быть объяснено с

точки зрения дефекта памяти, возникающего из-за разрушения

гиппокампа, Симонов заключил, <что поведение крыс с разрушен-

ным гип1покампом избирательно ориентировано на сигналы собы-

тий большой вероятности> (Симонов, 1972, с. 135).

В другом исследовании Пигарова (1970) формировала эле-

ментарные условные реакции с частичным (вероятностным) под-

креплением. В тех случаях, когда случайное подкрепление усло1В-

ной реакции предъявлялось в 50-100% случаев, у гиппокампэк-

томированных крыс условный рефлекс сформировывался столь же

быстро, как и у интактных животных. Однако, когда частота

подкреплений снижалась до уровня 33-25%, гиппокамиэктоми-

рованные крысы были неспособны формировать условную реакцию

более чем за десять экспериментальных дней, тогда как интакт-

ные крысы достигали высокого уровня условной реакции после

восьмого-девятого дня.

Симонов интерпретирует эти серии экспериментов как согла-

сующиеся с его ин1формационной теорией эмоций (см. главу 2).

Эта теория постулирует, что степень эмоционального стресса яв-

ляется функцией величины потребности (мотивации) и оценки ве-

роятности ее удовлетворения в данный момент. <С этой точки зре-

ния гиппокамп связывается не с мотивационным возбуждением

(которое формируется в других структурах, прежде всего в гипо-

таламусе) и не с оценкой вероятности подкрепления, которая фор-

мируется механизмами неокортекса. Гиппокамп имеет отношение

к системе, в которой и мотивационное и информационное возбуж-

дения интегрируются, и служит промежуточной станцией, через

которую эти два потока возбуждения оказывают модулирующее

влияние на нейронный субстрат эмоций> (Симонов, 1972, с. 39).

Не касаясь того, верны ли полностью выводы Симонова, его ра-

бота и работы, вошедшие в его обзор, демонстрируют, что метод

удаления и разрушения может быть полезным для понимания

мозговых механизмов, включенных в эмоции.

Хирургические удаления и разрушения используются как при-

емы медицинского и психиатрического воздействия на нестерпи-

мую боль (например, рак) и при различных психиатрических и

психологических заболеваниях. Хронические психозы рассматри-

ваются как неизлечимые другими методами, кроме таких радикаль-

ных мозговых операций, как лоботомия или топэктомия. Они

представляют собой рассечение многочисленных проводящих пу-

тей, связывающих лобную долю с остальной корой, или удаление

отделов корковой ткани. С развитием методик вживлення электро-

дов хирургическое лечение психиатрических больных стало срав-

нительно более тонким. Например, Уолтер вжив-

лял электроды в лобные доли и проводил тщательно дозирован-

ную коагуляцию. Он утверждал, что 85% больных, страдавших от

тревожности и навязчивых идей, были таким образом полностью

вылечены и начали нормальное функционирование в своей соци-

альной среде. Бехтерева и ее коллеги (1974) с помощью электро-

стимуляции через микроэлектроды, вживленные в таламус, лечи-

ли больных, страдающих болезнью Паркинсона, неврологический

статус которых делал их неспособными к нормальным эмоцио-

нальным ответам и которые также страдали тремором конечно-

стей. Эти исследователи утверждают, что стимуляция отдельных

зон таламуса вызывает положительные эмоциональные реакции и

что продолжительное лечение оказывает на больных терапевти-

ческое воздействие. Шпигель и Вайцис воз-

действовали на тревожность и абсцессивно-компульсивные невро-

зы с помощью разрушения отдельных частей таламуса.

Одна из сложностей оценки этих работ состоит в том, что в

них редко описываются побочные влияния. Трудно оценить крат-

ковременные л долговременные аффекты таких воздействий, хотя

то, что больные испытывали некоторое облегчение, убеждает в важ-

ности этого направления работ.

Вживления микроэлектродов для прямой стимуляции мозга.

Этот прием стал возможным в связи с прогрессом технологии, по-

зволившей экспериментатору вводить крохотные иглы электродов

в специфические зоны мозга. Введение электродов причиняет ми-

нимальное разрушение, и таким образом этот прием открывает

возможность изучения реакций на стимуляцию здорового интакт-

ного мозга. В исследовании, основанном на стимуляции мозга,

мелью является не разрушение отдельной зоны или механизма для

изучения последующих изменений, а попытка установить последст-

вия стимуляции высокоспецифичных участков мозга. Так как мик-

роэлектроды могут быть имплантированы со значительной точно-

стью, выводы о роли отдельных зон мозга з двигательных, когни-

тивных и эмоциональных реакциях могут делаться со зна-

чительно большей уверенностью, чем в случае удалений и разру-

шении.

Существует, правда, одна сложность, которая делает резуль-

таты этих исследований трудными для интерпретадии. Это то, что

даже минутная стимуляция очень небольшой зоны может вызвать

комплексные эффекты. Несмотря на это, часть результатов

таких исследований являются не только интересными, но и указы-

вают на некоторые надежные связи между стимуляцией специфи-

ческих участков мозга и отдельных эмоционально обусловленных

ответов.

Работа Дельгадо подтвердила данные Хесса

первым продемонстрировавшего, что электро-

стимуляция мозга может вызывать угрожающее и атакующее

поведение у кошки. Когда он возбуждал перивентрикулярное се-

рое вещество, кошка демонстрировала возбуждение (шерсть на

спине и на хвосте вставала дыбом), шипела, выпускала когти ч

царапала ими; зрачки кошки расширялись, а уши прижимались.

Дельгадо предположил, что электростимуляция мозга может ис-

пользоваться для получения двух топов ответов, которые класси-

фицируются как эмоциональные. Во-первых, стимуляция передне-

го отдела гипоталамуса вызывает <ложную ярость> - угрожаю-

щее поведение, направленное прямо против других животных. Да-

же атакованное другими кошками стимулированное животное не

отвечало тем же или пыталось убежать. Наоборот, стимуляция

латерального отдела гипоталамуса кошки вызывала агрессивное

поведение, направленное на других животных, причем стимулиро-

ванная кошка нападала лишь на подчиненных животных, остере-

гаясь атаки более сильных, выбирала момент нападения, меняла

тактики и приспосабливала свои движения к моторным реакциям

своего противника.

Дельгадо предпринял другую серию исследований, чтобы

посмотреть, будут ли эффекты, наблюдавшиеся на кошках, рас-

пространяться на высших приматов. Он использовал макак-резу-

сов, которые, как и многие другие приматы, живут в группах-ко-

лониях и образуют иерархию социального доминирования, которая

остается относительно устойчивой. Дельгадо выбрал самку мака-

ку по имени Лина и затем в целях эксперимента разделил коло-

нию, к которой она принадлежала, на три группы. В первой груп-

пе из четырех животных она была низшей в иерархии доминиро-

вания, во второй - была третьей, и в третьей группе - второй.

Дельгадо вживил электроды в заднелатеральные ядра таламуса

и использовал дистанционные контролирующие радиосигналы для

стимуляции мозга Лины. Стимуляция производилась дважды з

каждой из трех групп по утрам, в течение часа. Сигналы посту-

пали каждую минуту и длились по пять секунд, В каждой группе

стимуляция вызывала некоторые общие эффекты - беготню и

лазание вверх, облизывание и издавание звуков. Однако агрессив-

ное поведение менялось соответственно статусу обезьяны в груп-

пе. Там, где она была на последнем месте, она пыталась атаковать

другую обезьяну лишь однажды, но сама становилась объектом

угрозы и нападения 24 раза. Во второй группе, где она была

третьей из четырех членов группы, она предприняла 24 агрессив-

ных нападения, а была атакована лишь 3 раза. В третьей группе,

где она была второй, она нападала на других обезьян 79 раз, а

сама ни разу не становилась объектом угрозы

Использование электростнмуляции мозга в качестве лечебно-

го приема неврологических и психиатрических расстройств дало

ряд интересных фактов. Так, стимуляция височной доли привела

к ощущению страха (Уап Вигеп, 1961); стимуляция правой мпн-

далшны вызывала ярость и вербальную агрессию (Кт, 1961).

Дельгадо утверждал также, что с помощью стимуляции можно

вызвать положительные эмоции. Он описал случай депрессивного

больного, который менял очень печальное выражение лица на

улыбку вслед за краткой стимуляцией ростральной части мозга.

Психофизиологические исследования. В последдие годы

большинство исследователей психофизиологического выражения

эмоций человеком учитывают деятельность различных органов или

систем, иннервируемых автономной нервной системой. Исследова-

ния часто включают экспериментальный стресс п измерение та-

ких функций, как частота сердцебиения, электрокожное сопро-

тивление или частота дыхания. С использованием этих методов

получена надежная информация о висцеральных функциях при

различного типа стрессовых условиях.

Одно направление исследований, использующее психофизио-

логические методы, пытается показать, что тревожность связана

с активизацией деятельности органов, иннервируемых симпатиче-

ской частью автономной нервной системы. Левитт (Ьеу, 1967),

определивший тревожность как страх, проанализировав значитель-

ное число психофизиологических исследований, заключил, чтотре-

аожность или страх включают в основном симпатические реак-

ции - повышают систолическое кровяное давление и частоту сер-

дечных сокращений (МагЦп, 1961). Ряд других исследований под-

твердил этот вывод. Циммерман (гптегтап, 1968) продемон-

стрировал, что люди, спящие при свете, более тревожны и имеют

более высокие частоту сердечных сокращений, частоту дыхания и

электрокожное сопротивление.

Бауман и Штраугон (Ваиглап и 81.гаипоп, 1969) изучали со-

отношение между тревожностью, измеряемой по 1РАТ, и сопро-

тивлением кожи прн стрессовых и нестрессовых условиях. Стресс

вызывался ударом тока. Экспериментаторы заключили, что сопро-

тивление не связано с тревожностью как чертой личности, но яв-

ляется хорошим показателем состояния тревоги, вызываемого экс-

периментальным стрессом.

Фенц и Эпстайн (Репг, Ерэеш, 1965) разработали шкалу са-

моотчета об автономном возбуждении на основе шкалы Тейлора,

а Брандт и Фенц (Вгап, Репг, 1969) использовали эту шкалу для

изучения реакций при стрессе. Они .показали, что группа испытуе-

мых, более высоко оценивающих по этой шкале свое автономное

возбуждение, продемонстрировала большие изменения сопротивле-

ния кожи и частоты сердечных сокращений, чем испытуемые, ни-

же оценивающие свое автономное возбуждение.

Эти исследования показали, что экспериментально вызывае-

мый стресс или тревожность ассоциируются с усилением деятель-

ности симпатической части автономной нервной системы. Однако

этот подход к изучению тревожности критикуется (например,

Виаа, 1961) на основании того, что он упрощает физиологию тре-

вожности. Кроме того, это направление исследований имеет еще

и ту сложность, что не всеми используется одно и то же определе-

ние тревожности. Некоторые уравнивают ее со страхом, другие

же полагают, что тревожность - это комбинация эмоций.

Хотя Гельгорн (ОеНЬогп, 1965, 1967) проводил различие меж-

ду острым и хроническим страхом, приравнивая последний к тре-

вожности, он утверждал, что хронический страх не просто связан

.с симиатической нервной системой, а включает эрготропическую

систему (симпатическая система плюс соответствующие нервные

структуры) и трофотропическую систему (парасимпатические си-

стемы плюс соответствующие нервные структуры), которые функ-

ционируют антагонистическом образом.

Но независимо от того, что рассматривать как показатель

тревожности - деятельность только симпатической или и симпа-

тической и парасимпатической систем при использовании функций

автономной нервной системы в качестве показателей эмоции, воз-

никает еще одна проблема. Другие деятельности (физическое уп-

ражнение, например) могут активировать автономную нервную си-

стему. Таким образом, когда исследователь использует перифери-

ческие измерения функционирования автономной нервной систе-

мы без до[полнительных методик, оценивающих эмоции, ему труд-

но доказать, что его экспериментальные стимулы или условия вы-

зывают эмоцию, а не глобальную активацию. Адекватность авто-

номных показателей в качестве измерений эмоции - серьезный

вопрос еще и потому, что работы Кэннона и Барда в тридцатые и

сороковые годы показали, что органы, иннервированные автоном-

ной нервной системой, не играют существенной роли в эмоциях или

по крайней мере в экспрессивном компоненте эмоций. Они проде-

монстрировали, что после полного пересечения автономных нерв-

ных проводящих путей к внутренним органам оказывается воз-

можным вызвать выражение эмоции у кошек.

Как бы то ни было, в нормальном организме возникновение

эмоции обычно сопровождается усилением деятельности автоном-

ной нераной системы, и многие современные исследователи рас-

сматривают автономную нервную систему как вспомогательную

систему в эмоциональном процессе. Когда исследование использу-

Счастье

Печаль

Рис. 12. Средние отклонения мышечной активности от нулевой ли-

нии для лобных мышц (1), мышц, ответственных за сморщивание

(2), мышц, обеспечивающих прищуривание (3) и мышц, оттяги-

вающих уголки рта (4), при инструкциях <чувствовать счастье>,

<ощущать печаль>, <чувствовать гнев> и при нейтральных усло-

виях (контроль) (п==12).

ет эмоционально-специфические измерения (например, электроми-

ографию, шкалы эмоционального самоотчета), измерения деятель-

ности автономной нервной системы могут добавлять существен-

ные сведения для изучения эмоционального процесса и эмоцио-

нально обусловленного функционирования.

Примерам исследования, комбинирующего регистрацию пери-

ферического функционирования соматической системы и самоот-

чет о субъективном переживании эмоции, является работа Швар-

ца с соавторами

. Как показано на рис. 12, они продемонстрировали, что воз-

можно различить электромиографические профили испытуемых,

представлявших себе различные эмоциональные состояния.

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ И МЕТОДЫ ПСИХОЛОГИИ ЭМОЦИЙ 131

Изучение экспрессивного компонента эмоции

Термин <экопрессия> используется для описания того компо-

нента эмоции, который проявляется в основном в мимических

комплексах, а также в позе и речи. Этот термин не относится к

инструментальным, двигательным или локомоторным реакциям на

внутриличностные эмоциональные процессы. Число исследований,

в которых используются экспериментальные приемы, направлен-

ные на регистрацию выразительного поведения, быстро увеличи-

вается в последнее десятилетие. Уверенность в надежности и по-

лезности таких методов значительно возросла, благодаря совре-

менным исследованиям письменных и дописьменных культур, под-

тверждающим предположение Дарвина об универсальности и

врожденности определенных фундаментальных выражений эмоций

К исследованиям выразительного компонента эмоции мы бу-

дем обращаться в последующих главах этой книги. В данном же

обзоре методов будут кратко обсуждены и проиллюстрированы

два типа исследований эмоциональной экспре.ссии: исследования

собственно выражения эмоции (ее кодирования) и исследования

узнавания (декодирования) знаков или признаков выражения

эмоции.

Методики для изучения эмоциональной экспрессии. Исследо-

вания экспрессии имеют два основных направления: изучение

(а) произвольной экспрессии и (б) непроизвольной, или спонтан-

ной. Произвольному выражению, или способности демонстриро-

вать определенное выражение эмоции, посвящено очень мало ис-

следований. Хотя некоторые аВторы

1941) показали, что выражения лица у слепорожденных детей раз-

виваются приблизительно так же, как в норме, Дьюмас

указал, что степень произвольности экспресси у сле-

пых от рождения значительно ниже, чем у здоровых индивидов.

В одной из работ проверялась способность детей вы-

полнять некоторые мимические движения. Детям описывалось и

показывалось каждое движение, многие из которых были компо-

нентами отдельных эмоций. Было выяснено, что детская способ-

ность произвольно осуществлять требуемые мимические движения

развивается поступательно от четырех до четырнадцати лет.

С детьми, моложе четырехлетнего возраста, эксперимент не про-

водился.

Проблема овладения спонтанными выражениями в различных

ситуациях - препятствие в изучении произвольных выражений.

Некоторые наиболее важные вклады в изучение детского спон-

танного поведения, включая выражение лица, движения головы и

эмоционально-окрашенные жесты и манипуляции, были сделаны

этологами. Пример этого типа исследования будет дан в после-

дующем разделе.

Исследователи выразительного поведения используют три при-

ема: прямое наблюдение, фотографирование и запись на видио

магнитофон или на кинопленку. Каждый из этих приемов имеет и

преимущества и недостатки наблюдения, ни ста-

достоинства и недостатки. Ни метод прямого наблюдения, ни ста-

тичное фотографирование не являются столь же исчерпывающи-

ми, как запись на видеомагнитофон или на кинопленку. Однако

использование видеомагнитофона или кинокамеры не гарантирует

четкую запись мимики, поскольку не всегда возможно фокусиро-

вать регистрирующую аппаратуру на лице. Экман с соавторами

записывали на видеомагнитофон выражения лиц пяти- и

шестилетних мальчиков, когда они смотрели сцены жестокости по

телевидению. Выражение каждым ребенком интереса, радости,

удивления, печали, гнева, отвращения, страха и боли было оце-

нено судьями. После просмотра телевизионной программы детям

да1вали возможность оказать помощь или помешать своим сверст-

никам. Были получены высокозначимые корреляции между типом

эмоций, выражаемых при просмотре телевизионной программы, и

типом поведения (агрессивным или альтруистическим), выявлен-

ным после нее. Те мальчики, которые демонстрировали наиболь-

шую радость при просмотре сцен жестокости, вели себя более аг-

рессивно, а те, которые выглядели незаинтересованными или ис-

пытывающими боль, чаще помогали другим детям.

Экман, Фрайзен и Томкинс

разработали детальный метод анализа мимического выражения

. Этот метод может

быть использован для оценки фотографий и видеомагнитофонной

записи. Он помога,ет оценить (выражение в каждой из трех зон

лица: а) брови - надбровная зона, б) глаза - веки, в) низ лица,

включающий щеки, нос, рот, подбородок. Для определения выра-

жения в каждой зоне лица применяются фотографии, поскольку

они более объективны и надежны, чем вербальные описания. При-

меры таких стандартных фотографий, используемых для опреде-

ления эмоции гнева, .представлены на рис. 13.

При использовании фаст эксперт рассматривает некоторое

выражение лица, причем только одну его зону, и сравнивает ее

с моделью из атласа .выразительных фотографий фаст. Эксперт

не оценивает, какая выражена эмоция, а просто относит ее к оп-

ределенному классу. Тип эмоции определяется по формуле, кото-

рая может включать в себя оценки одного эксперта или не-

скольких

фаст производит оценивание шести эмоций:

удивление, горе (печаль), гнев, отвращение и

В одном из них экспериментаторы сделали видеомагнитофонные

записи лиц субъектов, когда те смотрели фильм об осеннем лис-

топаде, а затем - фильм об операции сердца. Выражения лиц

на протяжении приблизительно трех минут во время показа ней-

трального фильма и трех минут - во время вызывающего стресс

Рис. 13. Три варианта <гневного рта>

оценивались с помощью РА5Т. Результаты выявили огромные

различия выражений лиц во время разных фильмов. Во время

первого доминировали эмоции радости и счастья; во время второ-

го - гнев и отвращение

Узнавание или различение эмоциональных выражений. Иссле-

дование Экмана, Фрайзена и Томкинса, описанное кратко в пре-

дыдущем разделе, использовало объективную оценивающую тех-

нику для анализа выражений лиц в терминах эмоциональных ка-

тегорий. Оценивающая техника применялась наблюдателями, ко-

торые могли просматривать видеомагнитофонные записи столько

раз, сколько было необходимо для того, чтобы подобрать к име-

ющимся в записи выражениям лиц выражения модели в атласе

фотографий фаст. Другой тип изучения экспрессии - исследова-

другим подходом к изучению поведения в обыденных жиз-

ненных ситуациях являются этология .

Этологи - это зоологи, изучающие поведение животных в естест-

венных условиях. Ныне некоторые из них обратили свое внимание

на изучение человека. Современные этологи описывают и класси-

фицируют небольшие или легко обнаруживаемые единицы пове-

дения. Они не делают на основании отдельных наборов вырази-

тельных движений или жестов выводов о том, какую эмоцию ощу-

щает субъект, а просто фиксируют экспрессию и движения без

какого-либо заключения о субъективном переживании.

Довольно подробное этологическое исследование детей в шко-

лах-интернатах было проведено Мак-Грю реак-

ции, описанные Мак-Грю с использованием этологического под-

хода, и оценка выразительных движений с помощью методик тила

фаст показали значительное совпадение результатов, хотя эти

два подхода имеют различные цели.

вторая шкалы состоят из тридцати прилагательных (по три для

каждой из десяти фундаментальных эмоций). Инструкция к пер-

вой методике требует от индивида оценить по одной пятипункт-

ной шкале интенсивности степень точности, с которой каждое сло-

во описывает то, что он чувствует в настоящее время. В инструк-

ции ко второй методике индивида просят проанализировать опре-

деленный период времени (продолжительность которого может

варьировать) и оценить частоту, с которой он испытывал каждую

эмоцию в течение этого времени. Цель второй шкалы - опреде-

лить, как часто некто переживает каждую из фунда.ментальных

эмоций, причем частота переживания данной эмоции рассматри-

вается как показатель <эмоциональной черты>. Пример результа-

тов,. полученных с помощью шкал дифференциальных эмоций,

представлен в таблице 3.

Шкала дифференциальных эмоций а

Обычно, когда кто-то изучает эмоцию на нейрофизиологиче-

ском или же на экспрессивном уровне, он также изучает и эмо-

циональный процесс, т. е. <ощущение эмоции> или эмоциональное

переживание:

Для получения непосредственных самоотчетов об эмоциональ-

ных переживаниях используются некоторые списки определений

или шкалы которые предназначены, как пра-

вило, для студенческого возраста, однако некоторые из них при-

меняются и на старшеклассниках.

Шкала дифференциальных эмоций - инструмент самоотчета, созданный

для оценки вы-

ражения индивидом фундаментальных эмоций или комплексов

эмоций. Шкала представляет собой список общеупотребительных

определений, которые в то же время стандартизированы и пере-

водят индивидуальное описание эмоционального переживания в

отдельные категории эмоций. С помощью этой шкалы можно оце-

нивать целый ряд эмоций человека. Изменение в инструкции по-

зволило использовать тот же самый набор шкал для оценки эмо-

циональных переживаний (частота, с которой в течение некоторо-

го времени переживается эмоция, может рассматриваться как

<эмоциональная черта>). Эта модификация шкалы была обозна-

чена как вторая шкала дифференциальных эмоций. И первая и

ТАБЛИЦА 3

Корре-Корре-

ФакторОпределенияляция с фак-ФакторОпределенияляция с фак-

торомтором

1. Интересвнимательный0,88VI.Отвраще-чувствующий0,86

(0,76)концентрирован-0,79ниенеприязнь

ный(0,73)чувствующий0,85

собранный0,87отвращение

11. Радостьнаслаждающий-0,81чувствующий0,78

(0,87)сяомерзение

счастливый0,87VII.Презрениепрезрительный0,8>

радостный0,86(0,78)пренебрегающий0,90

111. Удивлениеудивленный0,83надменный0,84

(0,75)изумленный0,85VIII.Страхпугающий0,88

пораженный0,87(0,68)страшный0,90

IV. Гореунылый0,86сеящий па-0,89

(0,85)печальный0,79нику

сломленный0,82IX.Стыдзастенчивый0,73.

взбешенный(0,83) .робкий0,87

V. Гневгневныйстыдливый0,88

(0,68)безумный0,74 0,84X.Винасожалеющий0,78

0,86(0,77)виноватый0,83

раскаивающийся0,80

а) корреляции определений с фактором получены для первой формы шкалы (==259).

Результаты проверки надежности второй формы шкалы методом <тест-ретест>-

даны в круглых скобках (н=63).

Более широкое изучение субъективного переживания эмоции

было осуществлено Бартлеттом и Изардом.

Они просили испытуемых вообразить или зрительно представить

ситуации, в которых они испытывают очень сильные конкретные

эмоции. После визуализации или воображения эмоциогенной си-

туации их просили описать субъективное переживание, используя

два способа самоотчета. С помощью первого - субъект указывал

степень, с которой он чувствовал удовольствие, напряжение, уве-

ренность в себе, активность и т. д. Второй способ представлял

собой стандартную процедуру первой шкалы дифференциальных

эмоций. Оба инструмента выявили различия между представляе-

мыми эмоциональными ситуациями. Кроме того, каждая вообра-

жаемая ситуация получила максимально высокие оценки по шка-

лам определений, относящимся к соответствующей эмоции. На-

пример, когда субъекты зрительно представляли радостную ситу-

ацию, они очень высоко оценивали определения, относящиеся к

радости, и давали высшие .оценки удовольствию и низшие - на-

пряжению. Аналогично испытуемые, зрительно представлявшие

страшную ситуацию, давали высокие оценки олределениям, отно-

сящимся к страху, и более высоко, чем в любой другой эмоцио-

генной ситуации, оценивали напряжение. Интересно, что субъекты

говорили об уверенности в себе не только в радостных и интерес-

ных ситуациях, но также и в ситуации гнева. Оценки уверенности

в себе в ситуации гнева были более высокими, чем в любой дру-

гой отрицательно-эмоциональной ситуации. Интересен также тот

факт, что пугающая ситуация оценивалась по удовольствию вы-

ше, чем все остальные отрицательные эмоции.

В другом исследовании Бартлетт и Изард использовали те же

способы получения самоотчета для исследования студентов. Ис-

пытуемые предварительно заполняли стандартную шкалу тревож-

ности и по ее результатам подразделялись на высокотревожную

и низкотревожную группы. Оказалось, что в стрессоподобной си-

туации, какой является ситуация перед экзаменом, высокотре-

вожные студенты дают самоотчет, аналогичный тому, который был

получен от них, когда они лишь представляли себе опасную си-

туацию. Этот факт подтверждает вывод Изарда о

том, что тревожность является сложным многофакторным фено-

меном, состоящим из комплекса эмоций.

При изучении тревожности у детей использовались различ-

ные опросники, чаще всего-тесты, разработанные Сарансоном и

его коллегами Достоинства этих методик состоят в том, что они могут

применяться при исследовании младших школьников, к недостат-

кам же относится то, что тревожность рассматривается, скорее,

как нечто монолитное, нежели как комплекс отдельных эмоций.

Опросник, использованный Изардом, позволял изме-

рить, как часто каждая эмоция появляется в различных социаль-

ных ситуациях. Этот инструмент был стандартизирован на студен-

тах колледжа, а также адаптирован для детей, начиная с треть-

его класса и старше.

Очень интересный подход .к изучению выражения эмоций у

дошкольников раззрабатывает Сингер . Он и его кол-

леги создали методики для измерения предрасположенности к иг-

ре, игровому содержанию и различным эмоциям, связанным со

спонтанной игрой и фантазией. Они рассматривали детские фан-

тазии и игру воображения в связи с такими эмоциями, как ин-

терес, радость, гнев, горе, страх и стыд. Работы Сингера и его

коллег являются первой попыткой анализа некоторых взаимоот-

ношений между эмоцией и когнитивными процессами.

Аллен и Хамшер разработали тест

<эмоциональных стилей>, который измеряет: (а) реактивность

(интенсивность аффекта), (б) экспрессивность (межличностнук>

коммуникацию аффекта) и (в) ориентацию (установки по отно-

шению к эмоции). В многочисленных исследованиях была дока-

зана конструктивная валидность методики. Интересно, что у жен-

щин измерения по всем трем факторам были значимо выше, .чем

у мужчин.

Резюме

Согласно принципу дифференциации эмоций может быть вы-

делен ряд отдельных эмоций на оснований особенностей нейрофи-

зиологических субстратов, мимических комплексов и пережива-

тельно-мотивационных характеристик. Каждая из этих эмоций

влияет на когнитивные процессы и действия людей специфическим

образом. Принцип взаимодействующих компонентов эмоции пред-

полагает, что компоненты эмоции, обладая определенной степенью

независимости, взаимодействуют друг с другом. Рассмотрение лю-

бого единичного компонента недостаточно для описания эмоции.

Принцип образования эмоциональных комплексов указывает на

то, что одна эмоция может вызывать другую и что эмоции часто

возникают в комплексах или комбинациях.

Принцип эмоциональной коммуникации  свидетельствует о

том, что выразительный компонент эмоции является источником

сигналов, необычайно важных в социальных взаимодействиях.

Принцип облегчения личностного развития с помощью эмоций и

эмоциональной привязанности утверждает, что эмоции играют

критическую .роль в формировании межличностных связей. Прин-

цип адаптивности показывает, что каждая отдельная эмоция мо-

жет способствовать адаптивному действию.

Принцип взаимодействия .систем подразумевает, что эмоцио-

нальная система взаимодействует с гомеостатикой когнитивными

системами и действиями. Гармоничное взаимодействие подсистем

облегчает эффективное функционирование. Принцип эмоциональ-

ного заражения указывает на то, что во многих ситуациях эмоция

передается от одного человека к другому. Принцип саморегуля-

ции демонстрирует то, что любой компонент эмоции или любая

подсистема, взаимодействующая с эмоцией, является .потенциаль-

но средством эмоционального контроля.

Существуют методы для изучения каждого компонента эмо-

ции, хотя некоторые методики дают надежные данные обо всех

компонентах сразу, или об эмоции как о целом. Метод хирургиче-

ских удалений и разрушений теряет свою популярность в изучении

нейрофизиологического компонента, так как прогресс технологии

делает возможным более тонкий прием - вживление микроэлек-

тродов. В области психофизиологии многообещающей и обладаю-

щей большими возможностями выглядит электромиография раз-

личных аффективных состояний.

Экспрессивный компонент эмоции изучается в понятиях про-

извольных и непроизвольных выражений. Экман, Фр,айзен..и Том-

кинс разработали детальный метод для изучения мимических вы-

ражений. Стандартизированные эмоциональные выражения, ис-

пользуемые в межкультуральных исследованиях, подтверждают

предположение об универсальности эмоциональных выражений.

Естественное наблюдение как метод изучения эмоциональных вы-

ражений в реальной жизненной ситуации содержит большие воз-

можности для понимания континуума выражений в различных со-

циальных ситуациях.

Немало методик .разработано для изучения амоционального

переживания или феноменологии эмоций. Они по необходимости

основываются на самоотчете, и поэтому при их применении необ-

ходимы взаимный интерес и сотрудничество, испытуемого и экс-

периментатора.

.- V.

\

ЭМОЦИИ И СОЗНАНИЕ

Хотя всегда были исследователи, считавшие сознание основным

предметом психологии, кажется непропорционально малым вни-

мание, уделяемое ему теоретиками и экспериментаторами. Созна-

ние рассматривается как <данность>, лежащая в основе ограни-

ченных отдельных переменных, которыми манипулирует и кото-

рые измеряет научная психология. Не существует общепризнан-

ного определения .сознания. Кроме того, часто ученые говорят о

сознании вообще, не пытаясь определить его и не описывая его

с помощью соотнесений понятий разума (психических структур)

и субъективных переживаний.

В этой главе будет сделана попытка, определить сознание по

соотносимым и частично перекрывающимся понятиям и будет

представлено обсуждение эмоций как организующих факторов в

активном сознании, а также видов сознания и взаимоотношений

мозг - эмоция - сознание.

Понимание сознания

Повседневный язык проводит различия между сознанием и

бессознательным, бодрствованием и сном. Хотя мы не делаем раз-

личий между сознанием и бодрствованием, мы обычно думаем о

сне и о бессознательном как о различных вещах. Сон в современ-

ных работах описывается как активный процесс, и кажется обос-

нованным рассматривать его как состояние сознания, при кото-

ром пороги сенсорных рецепторов повышены по сравнению с по-

рогами бодрствующего состояния. Мы знаем, что во время сна

бывают сновидения, которые являются аффективно-когнитивным

процессом, выполняющим полезные функции в жизни человека.

Возможность рассмотрения сна как состояния сознания, от-

личного от бессознательного, вытекает из факта самого сущест-

вования снов и из того, что сон может быть рассказан после про-

буждения. Очевидно, с помощью сновидений осуществляются не-

которого рода аффективно-когнитивные процессы. Об истинной

природе этих аффективно-когнитивных процессов неизвестно ни-

чего кроме того, что они относительно независимы от поводов ок-

ружающей среды и связаны в значительной степени с воображе-

нием, присущим человеку в бодрствующе.м состоянии. Новые об-

разы или последовательности образов возникают в снах благода-

ря некоторого рода перекомбинации прошлых образов.

Никто не может всерьез сомневаться в существовании эмо-

ций во время сна. Кто не просыпался от ужаса, испытываемого во

сне? По-видимому, пробуждения из-за сновидения возникают тог-

да, когда эмоция достигает такой силы, что изменяет порог ре-

цепторов; другими слова.ми, эмоция за счет своей собственной си-

лы порождает бодрствующее сознание.

В бессознательном состоянии, очевидно, отсутствуют перцеп-

тивные или когнитивные процессы, эмоции и сновидения. Мы не

можем дать отчет в том, что случается тогда, когда мы находим-

ся в бессознательном состоянии. Мы теряем представление не

только об окружающем нас мире, но и о времени и месте. Мы

живем, но не осознаем себя живыми. Бессознательное состояние-

это не фрейдовское бессознательное, в котором когнитивные про-

цессы действуют вне сферы сознания. В настоящее время при-

знается, что некоторого рода <разумные процессы> действуют на

предсознательном или бессознательном уровнях (или на низком

уровне осознания, вне фокуса сознания) и влияют на сознание и

сознательные процессы.

Поток сознания и его экспериментальное изучение

Поскольку ясное и компактное определение сознания отсут-

ствует в литературе, необходимо начать с частичных определений

и описания сознания. Многие из наших распространенных пред-

ставлений о сознании исходят из работ Вильяма Джемса, которые

оказали сильное влияние на исследователей сознания, хотя и не

дали единого определения этого феномена. Анализируя <индиви-

дуальное сознание>, Джемс писал: <Его значение мы понимаем

до тех пор, пока никто не спрашивает нас, как его определить;

ЭМОЦИИ И СОЗНАНИЕ

определение же его - наиболее трудная философская задача...>

Не различая сознание и содержание сознания, Джемс уде-

лял наибольшее внимание когнитивным процессам сознания, при-

равнивая поток сознания к потоку мысли. Неудача Джемса в раз-

граничении мысли и сознания породила одну из проблем в созда-

нии определения сознания или хотя бы набора постулатов, его ха-

рактеризующих. Очевидно, однако, что Джемс реально не исклю-

чал эмоции из сферы своего анализа, поскольку -он использовал

термин <мысль> в самом общем смысле этого слова, подразуме-

вая под ним все, что входит в разум: он говорил о таких разли-

чимых классах состояний сознания, как видение, слышание, умо-

заключение, воля, воспоминание, ожидание, любовь, ненависть, и

еще <сотня способов, которые мы воспринимаем как функциони-

рование нашего сознания (р. 230). Как бы то ни было, ни в ра-

ботах Джемса, ни в трудах многих современных ученых мы не

можем найти ясных различий между сознанием, с одной сторо-

ны, и содержанием и действием сознания, с другой, хотя ряд ав-

торов уделяли некоторое внимание этой проблеме.

Сингер и его коллеги осуществили серию важных исследований

проблем сознания. Теоретически они действовали в традициях

Джемса и Томкинса, однако они внесли современные понятия и

строгий научный метод в/область, часто рассматриваемую как не-

поддающуюся научному исследованию.

Их работы посвящались отдельным аспектам или функциям

сознания, таким, как мечтание, воображение и фантазия. Напри-

мер, Сингер предположил, что эти внутренние процессы конкури-

руют с внешней стимуляцией за концентрацию внимания или до-

минирование сознания. Исследование Антробуса, Сингера и Грин-

берга подтвердило эту идею.

Оно показало, что сложность задания значимо снижала частоту

появлений мыслей, не связанных с выполнением данного зада-

ния. Эти мысли выявлялись следующим образом: деятельность ис-

пытуемых прерывалась и их спрашивали, не было ли у них в это

время мыслей, не относившихся к выполнению экспериментальной

задачи. В другом исследовании эти же авторы продемонстрирова-

ли, что испытуемые, услышавшие о дальнейшей эскалации войны

во Вьетнаме непосредственно перед экспериментом, демонстриро-

вали значительное увеличение количества не связанных с задани-

ем ассоциаций.

Личностные характеристики, богатство окружающей среды и

множество других факторов, очевидно, влияют на баланс процес-

сов обработки внутренних событий и внешней информации. Син-

гер и Антробус и некоторые другие ис-

следователи проводили факторный анализ грез и обнаружили три

совершенно устойчивых комплекса, или стиля, грез. Один из них-

зиновато-дисфорический стиль - включает самообвинение, враж-

дебность, стремление к высокому уровню достижений и озабочен-

ность возможными неудачами. Второй стиль характеризовался

растерянностью, сбивчивостью, обусловленными страхом. Третий-

связывался с положительными аффектами и включал ориентиро-

ванные на будущее (планирующие) фантазии.

Родин и Сингер нашли, что тучные ин-

дивиды более восприимчивы к характеристикам внешних условий,.

чем прочие, поэтому сенсорные данные из окружающей среды,

включая пищу и пищевые символы, имеют огромное влияние на

мысли у тучных людей. Поуп обнаружил, что верба-

лизация склонна снижать поток мысли или изменять самоотчет о

происходящих психических процессах.

Сингер и его соавторы обсудили один-

надцать детерминант потока сознания: мышление как деятель-

ность, сенсорную информацию, континуум сознаваемого, внима-

ние, влияние предпочитаемой сенсорной информации, предсказуе-

мость внешних условий, сопоставление функций (то, каким обра-

зом оценивается информация), аффект, повседневные заботы, ус-

тановку по отношению к внутренним процессам и структурные ха-

оа.ктеристики стимулов.

Сознание как парадигма

Согласно Тарту , обычное состояние сознания как

парадигма образует набор правил и теорий, которые облегчают

взаимодействие личности с окружающей средой и интерпретацию

переживаний. Эти правила в основном имплицитны, и, следуя им,

люди чувствуют, что они поступают естественным образом. В со-

ответствии со своей концепцией сознания Тарт определил знание

как непосредственно данное <чувство конгруэнтности соответствия

между двумя разными сортами переживания. Один набор пережи-

ваний может быть рассмотрен как восприятие внешнего мира,

других, самого себя; второй набор может быть рассмотрен как

теория, схема, система понимания> (р. 45). Схема, или систе-

ма понимания, и является личностной парадигмой или - соз-

нанием.

Тарт постулировал существование базового осоз-

нания, осознания (или самосознания) и внимания-осознания, фо-

кусирование которого, частично, произвольно. Он разграничил

собственно состояния сознания и измененные состояния сознания.

ЭМОЦИИ И СОЗНАНИЕ

Первые стабилизируются произвольным фокусированием <энер-

гии внимания-сознания> и процессами положительной ц отрица-

тельной обратной связи. Вторые порождаются разрушительными

силами, которые выводят различные структурные подсистемы за

пределы их стабильного функционирования, а также силами, соз-

дающими новую систему подсистем. В состояниях сознания раз-

личные роли играют десять больших подсистем - экстерорецеп-

торы, интерорецепторы, информационный вход, память, подсозна-

ние, эмоции, оценка и принятие решения, чувство времени, чувство

идентичности и двигательный выход. Таким образом, Тарт при-

знавал эмоции в качестве одной из подсистем сознания, но он не

анализировал взаимодействия, которые могут возникать между

эмоциями и другими постулированными подсистемами.

Сознание и биологическая организация

Дейкман , в отличие от большинства других

западных теоретиков, подчеркивал важность различия между соз-

нанием и содержанием сознания. С позиции Дейкмана, мысли, об-

разы и воспоминания - основные примеры содержания созна-

ния. Они и другие психические феномены могут исчезать, а целост-

ное сознание тем не менее остается. Содержание сознания -

функция неврологических систем, образующих рецептивные орга-

ны и механизмы мозга. Сознание же рассматривается как органи-

зация биосистем или <дополнительный аспект такой организации,

ее психологический эквивалент> (р. 319), а не продукт определен-

ного нейронного кругооборота. Он считает сознание и нейромеха-

низмы дополняющими друг друга аспектами биологической систе-

мы, которая образует индивид. С биологической стороны орга-

низация определенных химических веществ образует жизнь, тогда

как с психологической стороны эта организация образует осоз-

нание.

Можно доказать необходимость различения сознания, с одной

стороны, и его содержания , с другой. Без

введения такого различия понятие сознания может стать столь ши-

роким, что потеряет смысл. Если сознание определяется как то-

тальное множество ощущений, восприятии, знаний и аффектов,

характеризующих индивид, тогда анализ сознания превращается

в изучение многообразных психических или психологических про-

явлений. Если же мы допустим, что сознание отличается от своего

содержания, тогда его особые состояния можно понимать как из-

менения в структурах и операциях сознания (например, в эмо-

циях, восприятии и т.д.), а не как изменившееся сознание.

символизирована, в отличие от недифференцированного возбужде-

ния, которое может быть и неосознанным и несимволизированным.

Относительно высокая информативность эмоций по сравнению с

недифференцированным возбуждением делает их исключительно

важными для адаптации и эффективности функционирования.

Различение между понятиями субъективного переживания,

сознания и осознанности не представляется необходимым. Все эти

термины заключают в себе экзистенциальную дихотомию (пере-

живание - отсутствие переживания, сознательный - несозна-

тельный, осознание - неосознание), которая не кажется точным

способом описания процессов разума. Более продуктивным ока-

зывается выделение различных уровней осознания

. Например, работая над книгой, я наиболее остро осознаю

мой интерес, поддерживающий стремление писать. Иногда я огор-

чаюсь из-за трудности работы или опасения плохо эту работу вы-

полнить. Я мало осознаю давление на сидение стула от силы тя-

жести и также мало (лишь спорадически) осознаю звуки в моем

кабинете или доносящиеся извне. Они влияют на мои мысли и

действия (интересуют меня или досаждают мне) соответственно

их положению в моем сознании. Как правило, уровень осознания

феномена - показатель его мотивационной ценности, влияющий

на продолжение деятельности.

Клинические исследования восприятия

показали,что процессы восприятия у взрослых-

не просто преобразование сенсорных данных. Наблюдатель скло-

нен добавлять кое-что к ощущениям, возникающим от комплек-

са стимулов. Это добавляемое <кое-что> обычно объясняется как

функция прошлого опыта наблюдателя. После обзора ряда иссле-

дований, показывающих, как ошибки восприятия могут быть вы-

званы необычными и неожиданными конфигурациями стимулов,

Иттельсон и Килпатрик пишут: <Все эти и многие другие экспери-

менты указывают на то, что восприятие не безусловное и не аб-

солютное выяснение того <что есть что>. Скорее, то, что мы ви-

дим, является предсказанием нашей собственной конструкции, по-

строенной для того, чтобы дать нам наилучшую возможность вы-

полнения целей наших действий> (р. 184). Авторы делают вывод

о том, что наше восприятие осуществляется не без вмешательства

наших желаний, страстей и целей, а наши желания, страсти и це-

ли - наши эмоции или их функции.

Мы обращаем внимание на окружающие нас стимульные ком-

плексы очень избирательно. Эта избирательность лучше всего мо-

жет быть объяснена как функция аффекта. Аффект, который наи-

. более часто определяет восприятие и внимание, - это эмоция

интереса. Мы всегда чем-то интересуемся, но интерес может про-

являться в очень слабой форме и действовать автоматически.

Поскольку некоторая эмоциональность характеризует обыч-

ные состояния сознания постоянно, можно сказать, что эмоция

или комбинация эмоций предшествуют восприятию предметов, яв-

лений и людей, попадающих в сферу нашего осознания, влияют

на процессы восприятия и в результате фильтруют или другим

образом изменяют сенсорные данные, передаваемые рецепторами.

Такое взаимодействие эмоции с сенсорным <входом> обычно пре-

пятствует возникновению <чистого> ощущения на основе его ре-

гистрации в сознании. Зрительные, слуховые, соместетические и

даже вкусовые и обонятельные ощущения могут изменяться под

влиянием эмоции. Человек, обрадованный удачной сдачей экза-

мена, увидит преподавателя и услышит лекцию в этот день совсем

по-другому, чем студент, огорченный провалом. Неудачные или

очень сложные вопросы могут представляться первому студенту

как случайная ошибка преподавателя, а второму - как неспра-

ведливость или даже неэтичность.

Каждый из аффектов - побуждения, эмоции - и каждая из

бесконечного множества их комбинаций влияют на восприятие

различным образом. В состоянии радости мы воспринимаем мир

сквозь розовые очки и везде видим радость и гармонию. В горе

все кажется пасмурным и мрачным. В гневе мы замечаем больше

помех и препятствий, а когда к ощущениям примешивается от-

вращение, мы воспринимаем их как противные и гадкие. Испыты-

вая презрение, мы воспринимаем других как менее достойных,

чем мы сами. При страхе поле нашего восприятия сужается, и

большинство вещей кажутся пугающими. Стыдясь, мы восприни-

маем больше самообвинений, а при вине как результате крушения

межличностных отношений изменяется восприятие других. Пере-

фразируя Синшеймера, многое из того, что мы

воспринимаем, в действительности является тем, что мы понима-

ем, а то, что мы понимаем, порождено взаимодействием созна-

ния с нашими эмоциями и чувствами.

Взаимодействие эмоции и знания и сознание

Большинство операций сознания включает те или иные про-

цессы репрезентации. Осознать объект - значит представить его

себе (как образ). Представление формируется рецепторами и пе-

редается по чувствительным нервам в мозг. В результате процес-

са, до сих пор неизвестного, сенсорная кора превращает это со-

и на ней в большинстве своем ос-

новываются предположения, представленные ниже.

(а) В случае конкуренции возбудителей эмоций тот возбуди-

тель, который способствует наибольшей плотности нервного воз-

буждения, вызывает и осознание эмоции. В некоторых случаях,

однако, включение плотности стимуляции, производимое возбуди-

телем, может изменяться или сводиться на нет за счет избира-

тельности рецепторов.

(б) Градиент плотности стимуляции тесно связан с интен-

сивностью эмоции; поэтому форма переживания эмоции подобна

типу воздействия ее возбудителя, например переживание испуга

как пикообразного, внезапного и короткого является и характе-

ристикой его возбудителя.

(в) Возбудители эмоции, образующие пик стимуляции, будут

способствовать достижению эмоций сознания, подавляя осознание

эмоций, активированных возбудителями с постоянными уровнями

плотности стимуляции. Однако эмоции, связанные с постоянным

уровнем плотности стимуляции (горе, печаль), будут подавлять

эмоцию, возбуждаемую пиковой стимуляцией всякий раз, когда

стимуляция будет отклоняться от пика.

(г) Продолжающаяся новизна поддерживает осознание в

1 эмоции (например, интерес) и подавляет эмоции, снижающие

плотность стимуляции (радость, стыд). Этот принцип дает воз-

можность человеку переживать периоды возбуждения в связи с

объектами, обладающими достаточной сложностью, новизной или

неопределенностью.

(д) Эмоциональная система является основным средством ок-

раски познания, решения и действия. Адаптивные способности че-

ловека связаны не только с возможностями реакций на побужде-

ния, но и с возможностью реагировать на какие бы то ни было

обстоятельства, вызывающие положительную и отрицательную

эмоции.

Эмоции и представление о себе. Ряд теоретиков доказали, что

эмоции играют решающую роль в развитии представления о се-

бе, о собственной идентичности и в развитии и функционировании

Я-концепции предположили, что <компо-

ненты пли элементы самосознания являются врожденными по от-

ношению к естественной психологической структуре личности>

(р. 31).

По их мнению, существует лишь одно осознание, а субъек-

тивное и объективное самосознания - просто два различных фо-

куса внимания. Аналогично, согласно их теории, существует лишь

одно Я, называемое <причинно действующим Я>, которое урав-

нено с восприятием, мышлением и действием. Субъективное са-

мосознание проявляется, когда <причинно действующее Я> не осоз-

нается а объективное самосознание существует, когда <причинно

действующее Я> является объектом сознания.

Теория Дюваля-Викланда уделяет большое внимание моти-

вационным последствиям объективного самосознания. Их цент-

ральное предположение заключается в том, что отрицательный

аффект ведет к сосредоточению субъекта на своих внутренних

противоречиях. Хотя Дюваль и Викланд не уточняют, что они име-

ют в виду под отрицательным аффектом, описание его и его по-

следствий соответствует понятию стыда (см. главу 15).

Когда мы рассмотрим в последующих главах все другие эмо-

ции, станет ясно, что каждая из них обладает определен-

ным влиянием на структуры и операции сознания. Например, в

то время как сильный стыд склонен расширять самосознание и

уменьшать логико-интеллектуальные операции сознания, вина

способствует увеличению знания, поскольку индивид анализирует

свои чувства и отношения с другими.

Функции полушарий мозга, эмоции и состояния сознания

Возможность переживания измененных или особых состояний

сознания, значительно отличающихся от обычных состояний, об-

щепринята. По крайней мере, с середины XIX столетия Тейлор

(Тау1ог, 1958) и биологи представляют доказательства того, что

каждое отдельное полушарие мозга контролирует относительно

независимое сознание. Современный невролог Газанига

писал, что разделение полушарий порождает две неза-

висимые сферы сознания в пределах одного организма.

Функции полушарий, виды знания и организация сознания

Относительно того, что может существовать больше чем один

тип или состояние сознания, имеется древнее представление о раз-

личных путях познания. В XIII столетии Роджер Бэкон сказал о

двух видах знания, одного - получаемого через аргументы, и

другого - через переживание. Большое количество современных

ученых и философов также говорят об этих различных путях

познания, когнитивных стилях или различных типах знания. Вид

знания, преобладающий в новейшей мысли, обычно описывается

как логический или рациональный. Другой тип познания является

интуитивным.

В главе 1 представлено краткое обсуждение возможности то-

го, что различные типы приобретения знания или опыта могут

быть отнесены к различным и потенциально независимым сферам

сознания, находящимся под контролем разных полушарий мозга.

Клинические и экспериментальные факты, приведшие некоторых

неврологов к этому заключению, демонстрируют, что два полу-

шария обладают несколько различающимися функциями. Напри-

мер, общеизвестно, что доминантное (обычно левое) полушарие

мозга контролирует речь и большинство лингвистических или вер-

бальных функций, а эмоции находятся в основном под контролем

правого полушария.

Предположение, что все вербальные (например, лингвистиче-

ские, когнитивные) функции находятся в левом полушарии (до-

минантном), а невербальные (например, пространственные, музы-

кальные) - в правом (субдоминантном), породило серьезные во-

просы . Хотя доминантное полушарие де-

монстрирует свой примат в контролированнп вербальных функ-

ций, субдоминантное полушарие, очевидно, также играет значи-

тельную роль в некоторых вербальных и когнитивных процессах.

Боген цитировал в своей работе целый ряд иссле-

дований, показывающих, что интеллект остается сохраненным

после поражения доминантного полушария, вызывающего силь-

ные речевые нарушения, такие, как афазия.

Боген показал также, что патология субдоми-

нантного полушария может приводить к дефектам в лингвисгиче-

ских или вербальных способностях и что наибольшие речевые де-

фекты включают обычно поражение как доминантного, так и суб-

доминантного полушарий. Он также сообщил, что стимуляция

субдоминантного полушария вызывала вокализацию и что суб-

доминантное полушарие больных с расщепленным мозгом

(с разделенными за счет рассечения мозолистого тела полуша

риями) может способствовать чтению многих слов и пониманию

произносимых предложений. В заключение своего обзора Боген

предлагает рассматривать доминантное полушарие как место <про-

позиционных> способностей (способностей соотносить слова, или

символы, Друг с другом в смысловых последовательностях и де-

лать предположения в процессе мышления). Эти способности

предполагают развитие аналитических, моделирующих и дедук-

тивных процессов.

Боген характеризует субдоминантное полушарие как <сопо-

ложенное>.

<Этот термин подразумевает способность дублировать или сравнить

восприятие схемы, энграммы, и т. д., но кроме этого учитывает и

другие достоинства... еще неизвестные нам>

Разделение функций полушарий, предложенное Богеном, со-

гласуется с идеей о различных видах сознания и процессов пере-

работки информации. Некоторые примеры эмпирических исследо-

ваний различных функций полушарий могут быть найдены у

-Орнштейна и Галина . Разделение функций

между полушариями может рассматриваться как основа идеи о

бимодальном сознании и представления об экс-

плицитном и внутреннем знании

Дейкман доказал, что сознание характеризуется двумя основ-

:нымн видами организации: действенным видом и видом рецептив-

ным. С его точки зрения, основные биологические агенты дейст-

венного вида (симпатическая нервная система и система попереч-

но-полосатой мускулатуры) помогают организму манипулировать

окружающей его средой. Парасимпатическая нервная система и

-сенсорно-перцептивная система являются основными агентами

рецептивного вида организации, цель которой открытое восприятие

окружающей среды, а не воздействие на нее. Дейкман считает,

что рецептивный вид появляется в детстве и является особенно

важным в долингвистическом периоде жизни, когда эмоции и эмо-

циональная коммуникация доминируют во взаимоотношениях ор-

ганизма с окружающей средой.

Поланий определяет эксплицитное знание или познание как

нечто, что может быть критически отражено, а внутреннее знание

или осознание - как переживание, которое не может быть пред-

метом отражения (вспомним, например, что отражение и анализ

эмоционального переживания неминуемо его изменяет).

Большинство фактов, относящихся к роли двух полушарий

мозга в эмоции, получено из наблюдений и исследований клини-

ческих случаев поражений мозга. Наиболее широко распростра-

-нено мнение, что эмоциональные процессы являются в основном

функциями субдоминантного (правого) полушария, тогда как ког-

нитивные процессы в основном функции доминантного (левого)

полушария. Например, Галин считает, что вербаль-

ный и невероальный (например, мимический) типы информации

перерабатываются соответственно левым И правым полушария-

ми и что затруднение в передаче информации, содержащей вер-

бальные и невербальные характеристики, может быть понято на

неврологическом уровне,-в терминах конфликта между полуша-

риями.

Шварц с соавторами

изучали доминантность полушарий в музыкальных, эмоцио-

нальных, вербальных и пространственных задачах, регистрируя

электроэнцефалографическую деятельность как левого, так и пра-

вого полушарий. На основе литературных данных авторы пришли

к выводу, что у испытуемых-правшей некоторые когнитивные про-

цессы происходят в левом полушарии, тогда как музыкальная и

зрительно-пространственная деятельности - в правом. Основыва-

ясь на клинических исследованиях, авторы предположили, что-

эмоция, так же как зрительные и пространственные функции, яв-

ляется в основном функцией правого полушария. В своем экспе-

рименте Шварц и его соавторы просили испытуемых насвисты-

вать песни (правополушарная задача), читать стихи (левополу-

шарная задача) и петь знакомую песню (двухполушарная зада-

ча). Они использовали ЭЭГ-показатель депрессии альфа-ритма

как индикатор доминантности полушария (депрессия альфа-ритма

больше в доминантном .полушарии). Ученые обнаружили, что на-

свистывание связано с относительной доминантностью правого

полушария, чтение - с относительной доминантностью левого, а

пение приводит к одинаковой депрессии альфа-ритма в обоих по-

лушариях. Во втором эксперименте авторы использовали движение

глаз вправо или влево как показатель полушарной доминантно-

сти; испытуемые отвечали на вопросы вербального, пространствен-

ного или эмоционального характера или же - на их некоторую-

комбинацию. Пространственные вопросы приводили к более час-

тому движению глаз влево (показывая правополушарную доми-

нантность), аналогичный результат давали эмоциональные воп-

росы. Эти данные говорят о том, что, хотя важные когнитивные

процессы являются в основном левополушарными функциями>

эмоциональные же - правополушарными.

Это заключение было также поддержано Сейфером и Левей-

талем , которые показали, что для боль-

шинства субъектов эмоционально окрашенные моноуральные во-

кальные подсказки были более полезны, если подавались в левое

ухо (что указывает на правополушарные процессы).

Серия исследований, осуществленная в институте эволюцион-

ной физиологии и биохимии в Ленинграде (например, Деглин,

показала результаты, не согласующиеся с данными Шзарцз

и др. и Сейфера и Левенталя. В ней изучались электроконвульсив-

ные воздействия на депрессивных больных, подаваемые либо на

правое, либо на левое полушарие мозга. Воздействие приводило

к угнетению функций полушария, на которое это воздействие на-

правлено, на короткий промежуток времени. Было обнаружено,

что основные сенсорные функции примерно одинаково угнетают-

ся, безотносительно к тому, какое из полушарий мозга парализует-

ся электрошоком. Было найдено также, что электрошок правого

полушария не только не вызывает афазию, но и делает больного

более говорливым; поэтому был сделан вывод о том, что правое

полушарие воздействует подавляющим образом на вербализацию

и что мутизм, иногда наблюдающийся при депрессии, возможно,

является результатом подавления правым полушарием левого.

Ряд данных привели к иному, чем у Шварца и др., заключе-

нию относительно полушарий доминантности и эмоций. После

проведения шока на правом полушарии у больных уменьшалась

способность узнавать вокальные интонации, указывающие на та-

кие эмоции, как радость, печаль и гнев: Кроме того, после прове-

дения правостороннего шока на лице больного появлялась улыб-

ка. Мимическому выражению радости соответствовали вокальные

интонации больного, его слова, жесты и поза. И наоборот, после

того как электрошоком парализовывалось левое полушарие, боль-

ной демонстрировал горестное и испуганное выражение лица и со-

ответствующие слова, жесты и позу.

Дифференциальные аффекты и сознание

Спенсер предвосхитил некоторые современные

теории, указав на близкую связь когнитивных процессов и эмо-

ций. Некоторые из его идей разделяются теорией дифференци-

альных эмоций.

Спенсер и другие исследователи рассматривали операции

сознания как два типа процессов. Простейшим типом интеллекту-

альной, или когнитивной функции, представлялось восприятие, тог-

да как простейшим типом чувств считалось ощущение. Предвосхи-

щая некоторые будущие формулировки в психологии, Спенсер от-

верг представление о противопоставлении восприятия и. ощуще-

ния. <Чтобы познать ощущение, его надо воспринять, поэтому оно

должно стать в некотором отношении восприятием. Каждое вос-

приятие должно быть комбинацией ощущений; и должно быть в

этом смысле ощутимым> знаниями, абсолютно свободными от

эмоции> . Таким образом, хотя Спенсер ве-

рил в то, что фактически невозможно выделить сложную эмоцию

из знания, он признавал некоторые отличительные признаки ощу-

щения и эмоции, с одной стороны, и восприятия и знания - с

другой. Он также верил, что знание связано с эмоцией или вызы-

вается ею.

Вундт продолжил традицию Спенсера, предпо-

ложив, что сфера сознания, описанная эмоцией или чувством, мо-

жет быть количественно выражена тремя измерениями: удоволь-

ствием - неудовольствием, расслаблением - напряжением и

спокойствием - возбуждением. Реальность измерений Вундта бы-

ла подтверждена в работах Вудвортса и Шлосберга

Следуя традиции Спенсера, Бартлетт и Изард

проделали анализ субъективных пережива-

ний, относящихся к восьми фундаментальным эмоциям. Они

обнаружили, что каждая эмоция характеризуется такими показате-

лями, как удовольствие, напряжение и имлульсивность. Подроб-

ности изучения Бартлеттом и Изардом характеристик пережива-

ния эмоции будут представлены в главах, посвященных отдель-

ным эмоциям.

Аффекты и организация сознания. Теория дифференциальных

эмоций предполагает, что аффекты, в частности эмоции, являются

основными организующими и контролирующими силами в созна-

нии, самосознании и в Я-концепции. Аффекты осуществляют

контроль этих феноменов или влияют на них с помощью внутри-

индивидуальных систем связи. Согласно этой теории организация

сознания следующая. Ощущения от интероцепторов и экстеро-

цепторов образуют основу сознания. Сознание на своем наиболее

элементарном уровне является осознанием ощущения. Эмоция-

наиболее фундаментальная организация ощущения, имеющая зна-

чение или смысл и специфические переживательные, мотивацион-

ные качества. Наиболее простой сенсорно-кортикальный процесс,

который вызывает аффект, лежит в основе восприятия, знания и

всех других операций сознания. Сознание, состоящее из осозна-

ния <чистого ощущения>, может быть у взрослых людей лишь

при необычных условиях. Обычные состояния сознания характе-

ризуются аф1фектами, из которых у человека наиболее важны

эмоции, а эмоции в сознании влияют на все когнитивные процес-

сы II поведение.

Грей предложил теорию разума, которая похо-

жа на теорию дифференциальных эмоций. Он утверждает, что

все познание кодируется эмоциями. Эмоции в оттеночной форме

<собирают и организуют когнитивные элементы в ... эмоциональ-

но-когнитивную структуру, а повторение этого процесса с по-

мощью развития иерархических уровней организации образует

развитие разума> (р. 1-8, 1-9). Понятие <эмоции в оттеночной

форме> Грея подобно эмоциональной комбинации Плутчика

и комплексам эмоций Изарда

Некоторые социальные психологи получали факты, говорящие

о том, что аффект и знание являются разделимыми, но взаимо-

действующими переменными в социальных установках. Например,

Килти прокоррелировал оценки когнитивного изме-

рения установки с независимым измерением аффекта. Он интер-

претировал относительно низкие корреляции как факт в пользу

того понимания установки, которое разводит аффект и знание как

относительно независимые компоненты. В более позднем исследо-

вании Килти показал, что взаимоотношение между аффектом и

знанием в установке является более сложным. Он обнаружил, что

сила аффективно-когнитивного взаимоотношения зависит от таких

переменных, как тип понятия и источник представлений, вклю-

ченных в установки. Установка, как следует из исследований Кил-

ти, очень похожа на понятие аффективно-когнитивной ориента-

ции, которое предусматривает огромное количество аффективно-

когнитивных взаимоотношений.

В своем анализе <естественных знаний> Скотт

продемонстрировал важную роль аффекта, хотя он говорил об

аффекте лишь в терминах очень широких классов (любимого -

нелюбимого или желаемого-нежелаемого). Он утверждал, что

предметы, как они понимаются людьми, имеют аффективные каче-

ства, что сближает понятие <естественного знания> с понятием

аффективно-когнитивной ориентации. Скотт определял аффек-

тивный баланс как вид интеграции качеств - когнитивной груп-

пировки объектов (понятий, образов) в сферы, соответствующие

их аффективной релевантности индивиду. Он считает, что аффек-

тивный баланс несовместим с амбивалентностью отношения к объ-

ектам, обнаруживаемой при шизофрении и других типах пато-

логии.

Багелоки предположил, что изучение обра-

зов и значений требует возвращения к трехфакторному анализу,

учитывающему когнитивные, аффективные и конативные характе-

ристики.

В одном из практических применений такой трехфакторной

структуры было показано, что аффективный ком-

понент установки на публичном выступлении значительно более

сильно относится к реальному поведению (произнесению речи),

чем когнитивный.

Все большим количеством исследований, представляющих

различные теоретические ориентации, изучается роль аффекта в

формировании социальной установки в

Я-концетщии и ценностях , межличностном

восприятии невербальной коммуникации

памяти , творчестве (Симонов,

1970) и других когнитивных процессах

Аффекты и особые состояния сознания. Любая радикальная

перестановка в аффективно-когнитивных процессах может приво-

дить к особому или измененному состоянию. В терминах теории

дифференциальных эмоций измененное состояние сознания наибо-

лее часто возникает на основе разрушения хорошо и давно усво-

енных комплексов аффективно-когнитивной переработки инфор-

мации.

Особые состояния сознания характеризуются в основном эмо-

циями (особенно, определенными комбинациями интереса и радо-

ГЛАВА 6

Следуя традиции Спенсера, Бартлетт и Изард

роделали анализ субъективных переживаний, относящихся к

восьми фундаментальным эмоциям. Они

обнаружили, что каждая эмоция характеризуется такими показате-

лями, как удовольствие, напряжение и имлульсивность. Подроб-

ности изучения Бартлеттом и Изардом характеристик пережива-

ния эмоции будут представлены в главах, посвященных отдель-

ным эмоциям.

Аффекты и организация сознания. Теория дифференциальных

эмоций предполагает, что аффекты, в частности эмоции, являются

основными организующими и контролирующими силами в созна-

нии, самосознании и в Я-концепции. Аффекты осуществляют

контроль этих феноменов или влияют на них с помощью внутри-

индивидуальных систем связи. Согласно этой теории организация

сознания следующая. Ощущения от интероцепторов и экстеро-

цепторов образуют основу сознания. Сознание на своем наиболее

элементарном уровне является осознанием ощущения. Эмоция-

наиболее фундаментальная организация ощущения, имеющая зна-

чение или смысл и специфические переживательные, мотивацион-

ные качества. Наиболее простой сенсорно-кортикальный процесс,

который вызывает аффект, лежит в основе восприятия, знания и

всех других операций сознания. Сознание, состоящее из осозна-

ния <чистого ощущения>, может быть у взрослых людей лишь

при необычных условиях. Обычные состояния сознания характе-

ризуются аффектами, из которых у человека наиболее важны

эмоции, а эмоции в сознании влияют на все когнитивные процес-

сы и поведение.

Грей предложил теорию разума, которая похо-

жа на теорию дифференциальных эмоций. Он утверждает, что

все познание кодируется эмоциями. Эмоции в оттеночной форме

<собирают и организуют когнитивные элементы в ... эмоциональ-

но-когнитивную структуру, а повторение этого процесса с по-

мощью развития иерархических уровней организации образует

развитие разума> (р. 1-8, 1-9). Понятие <эмоции в оттеночной

форме> Грея подобно эмоциональной комбинации Плутчика

и комплексам эмоций Изарда

Некоторые социальные психологи получали факты, говорящие

о том, что аффект и знание являются разделимыми, но взаимо-

действующими переменными в социальных установках. Например,

Килти прокоррелировал оценки когнитивного изме-

рения установки с независимым измерением аффекта. Он интер-

претировал относительно низкие корреляции как факт в пользу

того понимания установки, которое разводит аффект и знание как

относительно независимые компоненты. В более позднем исследо-

вании Килти показал, что взаимоотношение между аффектом и

знанием в установке является более сложным. Он обнаружил, что

сила аффективно-когнитивного взаимоотношения зависит от таких

переменных, как тип понятия и источник представлений, вклю-

ченных в установки. Установка, как следует из исследований Кил-

ти, очень похожа на понятие аффективно-когнитивной ориента-

ции, которое предусматривает огромное количество аффективно-

когнитивных взаимоотношений.

В своем анализе <естественных знаний> Скотт

продемонстрировал важную роль аффекта, хотя он говорил об

аффекте лишь в терминах очень широких классов (любимого -

нелюбимого или желаемого-нежелаемого). Он утверждал, что

предметы, как они понимаются людьми, имеют аффективные каче-

ства, что сближает понятие <естественного знания> с понятием

аффективно-когнитивной ориентации. Скотт определял аффек-

тивный баланс как вид интеграции качеств - когнитивной груп-

пировки объектов (понятий, образов) в сферы, соответствующие

их аффективной релевантности индивиду. Он считает, что аффек-

тивный баланс несовместим с амбивалентностью отношения к объ-

ектам, обнаруживаемой при шизофрении и других типах пато-

логии.

Багелс предположил, что изучение обра-

зов и значений требует возвращения к трехфакторному анализу.

учитывающему когнитивные, аффективные и конативные характе-

ристики.

В одном из практических применений такой трехфакторной

структуры было показано, что аффективный ком-

понент установки на публичном выступлении значительно более

сильно относится к реальному поведению (произнесению речи),

чем когнитивный.

Все большим количеством исследований, представляющих

различные теоретические ориентации, изучается роль аффекта в

формировании социальной установки в

Я-концепции и ценностях , межличностном

восприятии невербальной коммуникации

, памяти , творчестве (Симонов,

1970) и других когнитивных процессах Кииашвеп,

Аффекты и особые состояния сознания. Любая радикальная

перестановка в аффективно-когнитивных процессах может приво-