1484

СПЕЦИАЛИЗИРОВАННАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ ВЫПУСКНИКАМ КЛАССОВ КОРРЕКЦИОННО-РАЗВИВАЮЩЕГО ОБУЧЕНИЯ С КОНСТИТУЦИОНАЛЬНО-ТИПОЛОГИЧЕСКОЙ ПРЕДИСПОЗИЦИЕЙ ЛИЧНОСТИ

Диссертация

Психология и эзотерика

Теоретическое обоснование проблемы конституционально-психотипологической предиспозиции личности в российской психологии. Материал, методы исследования и психологического сопровождения выпускников классов коррекционно-развивающего (компенсирующего) обучения, имеющих конституционально-психотипологическую предиспозицию личности. Сравнительный эмпирический и экспериментально-психологический анализ обследованных подростков.

Русский

2013-01-06

1018.64 KB

20 чел.

Ставропольский государственный университет 
 
 
 
                                                                                              На правах рукописи 
 
 
 

Макадей Людмила Ильинична 
 
 

СПЕЦИАЛИЗИРОВАННАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ 
ПОМОЩЬ ВЫПУСКНИКАМ КЛАССОВ КОРРЕКЦИОННО-
РАЗВИВАЮЩЕГО ОБУЧЕНИЯ С 
КОНСТИТУЦИОНАЛЬНО-ТИПОЛОГИЧЕСКОЙ 
ПРЕДИСПОЗИЦИЕЙ ЛИЧНОСТИ 
 
 

19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии 
(психологические науки) 
 
Диссертация на соискание  
ученой степени кандидата психологических наук 
 
 
 
                                                        Научный руководитель: 
                                                                   доктор психологических наук, 
                                                           профессор Волоскова Н.Н. 
 
 
 
 

Ставрополь – 2004 
 
 

Содержание 
 
Введение………………………………………………………………………….4 
Глава I. Теоретическое  обоснование  проблемы  конституционально-
психотипологической предиспозиции личности в российской психологии 
1.1.  Исследование проблемы конституциональной предиспозиции личности в 
российской психологии…………………………………………………….15 
1.2.  Конституционально-континуальная изменчивость личности как проблема 
психического и психологического здоровья в подростковом возрасте…..36 
1.3.  Теоретические  основы  психологической  помощи  детям  с  задержкой 
психического развития ……………………………………………………..51  
 
Глава II. Материал,  методы исследования и психологического сопровождения 
выпускников  классов  коррекционно-развивающего  (компенсирующего) 
обучения, 
имеющих 
конституционально-психотипологическую 
предиспозицию личности 
2.1.  Организация эксперимента и состав испытуемых…………………………71 
2.2.  Методы психологического исследования…………………………………..73 
2.3.  Программа  специализированной  психологической  помощи  в  виде 
психологического  сопровождения  выпускников  классов  коррекционно-
развивающего обучения……………………………………………………..84 
 
Глава III. Результаты  экспериментально-психологического  исследования  и 
эффективности 
психологического 
сопровождения 
как 
вида 
специализированной  психологической  помощи  подросткам,  имеющим 
конституционально-психотипологическую предиспозицию личности 
3.1.  Сравнительный  эмпирический  и  экспериментально-психологический  анализ 
обследованных подростков…………………………………………………………117 
3.1.1. Анализ анамнестических данных обследованных групп, полученных из карт 
развития ребенка……………………………………………………………………117 
 
2

3.1.2.  Сравнительный  многомерный  психологический  анализ  аномальной 
личностной  и  поведенческой  изменчивости  выпускников  классов  коррекционно-
развивающего (компенсирующего) обучения……………………………………...119 
3.2.  Анализ  эффективности  психологического  сопровождения  как  вида 
специализированной 
психологической 
помощи 
выпускникам 
классов 
коррекционно-развивающего обучения……………………………………………125 
3.3. Практические рекомендации…………………………………………………...131 
 
Заключение………………………………………………………………………...132 
Выводы……………………………………………………………………………..135 
Литература…………………………………………………………………………138 
Приложение………………………………………………………………………...154 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
3

Введение 
Актуальность  темы  исследования.  Сложившиеся  под  влиянием 
целого  комплекса  социально-психологических  и  биологических  факторов, 
неблагоприятные  условия  существенно  осложняют  психическое  развитие  и 
воспитание подрастающего поколения. Наиболее уязвимыми в современных 
условиях оказываются дети с проблемами в развитии, а именно, с задержкой 
психического  развития,  что  проявляется  в  замедленном  созревании 
эмоционально-волевой  сферы,  в  отставании  развития  их  познавательных 
процессов  (К.С.Лебединский, 1982; В.И.Лубовский,  Н.А.Цыпина, 1984; 
Р.Д.Тригер, Е.В.Владимирова, 1986, 1992 и др.), в школьной неуспеваемости и 
хронической  астенизации  (Н.Г.Лутонян, 1977;, В.Л.Подобед, 1981;, 
Е.С.Слепович, 1978; Н.Ю.Борякова, 1983; С.А.Домишкевич, 1977, 
И.А.Коробейников, 1980; Т.А.Стрекалова, 1982 и др.).  
Количество учащихся, которые по различным причинам оказываются не 
в  состоянии  в  необходимом  объеме  усвоить  учебную  программу,  постоянно 
увеличивается  и,  по  данным  разных  исследователей,  колеблется  в  пределах 
20% - 30% общего числа детской популяции. Среди стойко не успевающих 
младших  школьников  учащиеся  с  задержкой  психического  развития 
составляют  около 50% (У.В.Ульенкова, 1994; О.Н.Усанова, 1995; 
Б.П.Пузанов, 1998). 
В  Российской  Федерации  свыше  ста  тысяч  школьников  с  задержкой 
психического  развития  обучаются  в  классах  выравнивания  (В.И.  Лубовский, 
1994),  ныне  классах  компенсирующего  или  коррекционно-развивающего 
обучения, 
которые 
функционируют 
для 
младших 
школьников 
общеоБразовательной школы. 
У значительной части выпускников классов коррекционно-развивающего 
(компенсирующего)  обучения  конституционально-адаптационный  потенциал 
вхождения  в  среднее  звено  общеобразовательной  школы  ослаблен  за  счет 
эмоциональных  нарушений,  проявляющихся  в  аффективно-регулятивных, 
 
4

эмоционально-коммуникативных 
затруднениях, 
декомпенсации 
познавательной  деятельности  и  гипофункции  эмоционально-нравственной 
сферы.  
В отечественной и зарубежной психологии, специальной педагогике и 
психологии  понятие  «задержка  психического  развития»  употребляется  по 
отношению к  детям, имеющим резидуальные  (остаточные)  состояния после 
перенесенных во внутриутробном развитии или во время родов, или в раннем 
детстве  слабовыраженные  органические  повреждения  центральной  нервной 
системы,  а  также  генетически  обусловленной  недостаточностью  головного 
мозга.  Слабовыраженная  органическая  недостаточность  мозга  ведет  к 
значительному  замедлению  темпа  развития,  особенно  сказывающемуся  на 
психическом  развитии  детей  (М.С.Певзнер, 1966; Г.Е.Сухарева, 1974; 
М.Г.Рейдибойм, 1977; Т.А.Власова, К.С. Лебединская, 1975). 
По мнению ряда авторов, к рассматриваемой группе относятся дети  с 
церебрастеническими  состояниями,  с  психофизическим  и  психическим 
инфантилизмом,  а  также  перенесшие  в  раннем    детстве  тяжелые  и 
длительные  соматические  заболевания,  приводящие  к  функциональной 
недостаточности 
центральной 
нервной 
системы. (Т.А.Власова, 
В.И.Лубовский,  Н.А.Цыпина, 1984; З.И.Калмыкова,  И.Ю.Кулагина, 1986; 
В.И.Мачихина, 1987, 1992).  
Изначально  неполноценная  биологическая  основа  (различные  формы 
недоразвития  клеток    головного  мозга,  родовые  и  послеродовые  травмы, 
интоксикации головного мозга, экологические неблагоприятные воздействия и 
пр.),  вступая  в  сложное  взаимодействие  с  деструктивными  факторами 
социальной  среды,  детерминирует  более  адекватные  или  менее  адекватные 
реакции  личности  подростка  (Л.С.Выготский, 1960;. Б.М.Теплов, 1961; 
В.М.Русалов, 1979; В.В.Ковалев, 1985).  
В  этих  случаях  наблюдается  конституционально  детерминированное 
более  полноценное  иЛи  менее  полноценное,  более  синхронное  или  менее 
 
5

синхронное  созревание  отдельных  систем  друг  относительно  друга 
(психофизиологической, нейроэндокринной, нейрохимической, биологической, 
интеллектуально-мнемической, эмоциональной, волевой и т. д.), что приводит к 
психотипологической  и  конституционально-типологической  личностной 
изменчивости  за  пределы  границ  статистической  и  вероятностной  нормы,  в 
континууме  от  нормы-акцентуаций  до  пограничной  аномальной  личности    и 
далее  до  диапазона психопатии (И.В. Боев, 1995; О.А. Ахвердова, 1998; Н.Н. 
Волоскова, 2001; Я.В. Луковка, 2002; Э.В. Терещенко, 2002).  
Возникает  необходимость  определения  степени  выраженности 
конституционально-типологической 
недостаточности 
высшей 
нервной 
деятельности  (ВНД)  и  психотипологической  предиспозиции  личности 
выпускников  классов  коррекционно-развивающего  (компенсирующего) 
обучения  для  разработки  принципиально  новых  конституционально 
ориентированных  подходов  к  специализированной  психологической  помощи 
детям и подросткам с задержкой психического развития. 
Цель  исследования  –  разработка  вариантов  психологической  помощи 
выпускникам  классов  коррекционно-развивающего  обучения  на  фоне 
различной  степени  выраженности  конституционально-психотипологической 
предиспозиции личности.  
Задачи исследования. 
1. 
Изучение  документации,  анамнестических  данных,  позволяющих 
установить генезис задержки психического развития, органические признаки 
патологии  мозга  у  подростков,  обучавшихся  в  классе  коррекционно-
развивающего (компенсирующего) обучения. 
2. 
Разработать 
и 
провести 
экспериментально-психологическую 
индивидуальную  дифференциальную  диагностику  выпускников  классов 
коррекционно-развивающего  (компенсирующего)  обучения  в  условиях 
среднего  звена  общеобразовательной  школы,  выделив  испытуемых  с 
конституционально-типологичЕской 
недостаточностью 
ВНД 
и 
 
6

психотипологической предиспозицией личности подростка. 
3. 
Определить  и  разработать  оптимальные  методы  специализированной  
психологической 
помощи, 
направленной 
на 
восстановление 
конституционально-психологических  механизмов адаптациИ и компенсации 
выпускников  классов  коррекционно-развивающего  (компенсирующего) 
обучения. 
4. 
Объективизировать 
эффективность 
разработанных 
вариантов 
специализированной  психологической  помощи  подросткам,  имеющим 
конституционально-психотипологическую предиспозицию личности. 
Объект исследования – человек как целостное системное образование 
в субъектно-объектных отношениях. 
Предмет      исследования – конституционально-континуальная 
сущность  и  обусловленность  аномальной  личностной  изменчивости 
выпускников  классов  коррекционно-развивающего  обучения,  требующая 
оказания специализированной психологической помощи.  
Эмпирическая  гипотеза  исследования  заключается  в  том,  что 
одинаковые  социальные  условия  адаптации  субъекта  подразумевают 
взаимодействие  последних  с  психолого-биологическими  основами  человека. 
Результатом взаимодействия, взаимовлияния внешних факторов с внутренними 
является  или  психологическая  гармонизация  субъекта,  совершенствование 
конституционально-психотипологической  структуры  личности,  или  появление 
признаков  аномальной  личностной  изменчивости.  Неблагоприятное  влияние 
социальных факторов на структуру личности выявляет степень выраженности 
конституциональной 
детерминированности 
вероятностной 
психотипологической  изменчивости.  Специализированная  психологическая 
помощь  должна  быть  адресована  к  конституционально-психотипологическим 
механизмам защиты личности. 
Теоретическая  гипотеза  исследования  основана  на  эволюционно-
конституциональном 
и 
континуально-генетическом 
подходе 
к 
психотипологической  структуре  индивидуальности,  предполагающем,  что 
 
7

конституционально-психотипологические  основы  индивида  детерминируют 
психологическую,  психическую,  личностную  и  поведенческую  формы 
реагирования в условиях адаптации к более сложной деятельности, изменяя 
или  нарушая  характер  компенсаторных  и  адаптационных  возможностей 
личности, что предопределяет проблему оказания психологической помощи. 
Методологическую 
и 
теоретическую 
основу 
исследования 
составили  основополагающие  методологические  принципы  и  концепции 
отечественной  психологии  о  сущности  личности  и  ее  психологической 
структуре, 
генетической 
разноплановости, 
преемственности 
между 
биологическим  и  социальным  в  психическом  развитии,  психическом  «как 
процессе» (Б.Г.Ананьев,  Л.С.Выготский,  С.Л.Рубинштейн,  А.Н.Леонтьев, 
А.И.Донцов, К.К.Платонов, В.П.Зинченко, Б.М.Теплов, А.Г.Асмолов); идея о 
системной,  межфункциональной  организации  человеческой  психики  и 
сознания  (Л.С.Выготский);  концепция  системогенетического  подхода  в 
психологии  (Е.А.Климов,  Б.Ф.Ломов,  В.А.Пономаренко,  В.Д.Шадриков); 
континуально-генетическая  концепция  (А.В.Брушлинский);  учение  об 
акцентуированных  личностях  и  акцентуациях  характера  (А.Е.Личко, 
К.Леонгард, Г.К.Ушаков); представления об индивидуальных поведенческих 
стереотипах,  зависящих  от  конституциональных  или  генетических 
психических  особенностей  (Б.С.Братусь,  В.В.Белоус,  В.Н.Дружинин, 
Е.А.Климов,  В.С.Мерлин);  концепция  об  аномальной  личностной 
изменчивости  и  пограничной  аномальной  личности  как  промежуточном 
диапазоне  конституционально-континуального  пространства  (И.В.Боев, 
О.А.Ахвердова); 
концепция 
аномальной 
личностной 
изменчивости 
органического 
происхождения 
(Н.Н.Волоскова, 
О.А.Минаева); 
отечественные принципы подхода к проблеме оказания специализированной 
психологической  помощи  (И.В.Боев,  О.А.Ахвердова,  Н.Н.Волоскова, 
Э.М.Козлова,  Н.А.Куксова,  Л.В.Лысенко);  генетическая  теория  типов 
(К.Конрад, Э.Кречмер, А.Ф.Лазурский, У.Шелдон). 
 
 
8

Материал  и  методики  исследования.  В  экспериментально-
психологическом  исследовании  приняло  участие 120 выпускников  классов 
коррекционно-развивающего  (компенсирующего)  обучения (76 мальчиков  и  
44  девочки)  в  возрасте 10-12 лет,  проживающих  в  г.  Ставрополе. 
Обследование 
проводилось 
на 
базе 
Межвузовской 
лаборатории 
экспериментальной 
психологии 
Ставропольского 
государственного 
университета, общеобразовательных школ г. Ставрополя в течение трех лет, 
что  позволило  объективизировать  эффективность  предлагаемых  методов 
психологической помощи.  
Для  реализации  поставленной  цели  и  задач  использованы  методы  и 
методики 
психологического 
обследования: 
патохарактерологический 
опросник  (ПДО)  А.Е.Личко (1987), клинический  опросник  для  выявления  и 
оценки  невротического  состояния  (В.Д.Менделевич,  К.К.Яхин, 1978), 
методика  определения  уровня  невротизации  и  психопатизации  (Е.Ф.Бажин, 
1976;  И.Б.Ласко, 1980), личностный  опросник  Айзенка (1964), шкала 
тревожности (J.Teulor, 1953); уровень  личностной  и  ситуативной 
тревожности  изучался  по  опроснику  Ч.Д.Спилбергера;  уровень  физической, 
вербальной,  косвенной  агрессии - по  личностному  опроснику    Басса-Дарки; 
проективные методики ДДЧ, «Несуществующее животное». 
Используя 
принципы 
дифференциальной 
диагностики 
в 
конституциональной  психологии,  мы  распределили  всех  обследуемых  по 
месту  их  расположения  в  конституционально-континуальном  пространстве 
личности: 1 группа – 28 подростков,  имеющих  диагноз  «Задержка 
психического  развития  (ЗПР)  церебро-органического  генеза»; 2 группа – 32 
подростка  с  диагнозом  «ЗПР  конституционального  генеза»,  которые 
соответствовали 
диапазону 
ПАЛ 
с 
признаками 
сочетанной 
конституционально-типологической 
недостаточности 
ВНД 
и 
психотипологической  предиспозиции  личности.  Аномальные  личностные  и 
поведенческие  нарушения  у  подростков 1 и 2 групп  соответствовали 
структуре патологического девиантного поведения. Третья  группа включала 
 
9

27  подростков  с  диагнозом  «ЗПР  соматогенного  генеза»; 4 группа - 33 
подростка -  «ЗПР  психогенного  генеза»,  у  которых  обнаруживались 
признаки конституционально-типологической недостаточности ВНД. Третья 
и  четвертая  группы  характеризовались  принадлежностью  к  диапазону 
психологической  нормы – акцентуации,  а  личностная  изменчивость 
проявлялась  в  пределах  непатологического  девиантного  поведения.  Все 
обследуемые 
в 
соответствии 
с 
методологическими 
принципами 
конституциональной  психологии  были  дифференцированы  на  четыре 
личностных  психотипа:  эпилептоидный (36%), циклоидный (34%), 
шизоидный (19%), истероидный (11%). 
Специализированная  психологическая  помощь  основывалась  на 
концепции 
сотрудничества 
в 
психологическом 
консультировании 
(К.Роджерс), 
адаптированной 
к 
случаям 
школьной 
дезадаптации 
О.Н.Усановой (1995); принципах  лечебной  педагогики  Н.Е.Поляковой 
(1995),  методе  реконструктивной  психотерапии  В.Н.Мясищева (1961) в 
модификации  Э.М.Козловой (2003) и    арттерапии,  с  которой  знакомили 
родителей  подростков,  учителей,  воспитателей  с  целью  мотивировать 
ближайший круг лиц  на поиск скрытых психолого-биологических ресурсов 
выпускника 
класса 
коррекционно-развивающего 
(компенсирующего) 
обучения. 
Результаты 
экспериментально-психологических 
исследований 
подверглись  многовекторному  сравнительно-психологическому  анализу 
(И.В.Боев,  О.А.Ахвердова, 1998), который  был  использован  и  для 
объективизации 
применяемых 
методов 
специализированной 
психологической    помощи.  Сплошная  математическая  обработка 
проводилась  с  использованием  критерия X – квадрат,  исходя  из    нулевой 
гипотезы о том, что никакого различия между сравниваемыми группами нет 
(К.Браунли, 1972).  
 
 
 
10

Основные положения, выносимые на защиту.  
1.  Социальная  образовательная  среда  обитания  в  виде  нового 
коллектива  сверстников  и  учителей,  новой  сложной  учебной  программы, 
требований  нескольких  учителей,  взаимодействуя  с  конституционально-
типологическими  предиспозициями  личности,  детерминирует  проявление 
аномальных  личностных,  психологических  и  поведенческих  нарушений  у 
выпускников  классов  коррекционно-развивающего  (компенсирующего) 
обучения.  
2.  Предлагаемый  комплекс  психологических  методов  диагностики 
позволяет на высоко достоверном уровне определить степень выраженности 
конституциональных  психологических  механизмов  декомпенсации  и 
дезадаптации подростков с различными типами ЗПР к школьной среде. 
3.  Подросткам,  имеющим  диагноз  «ЗПР  церебро-органического, 
конституционального,  соматогенного,  психогенного  генеза»,  необходима 
специализированная 
психологическая 
помощь, 
направленная 
на 
восстановление 
конституциональных 
психологических 
механизмов 
компенсации  и  адаптации  личности,  что  служит  профилактикой 
вероятностных личностных и поведенческих нарушений у подростков.  
Научная  новизна  исследования.  Впервые  выявлена  совокупность 
качественных 
и 
количественных 
психологических 
показателей 
в 
конституциональном  личностном  континууме  от  диапазона  психологической 
нормы-акцентуации  до  диапазона  ПАЛ,  характерных  для  выпускников 
классов 
коррекционно-развивающего 
(компенсирующего) 
обучения. 
Экспериментально-психологические исследования обнаружили у подростков, 
имеющих  диагноз  «ЗПР  соматогенного  генеза»  и  располагающихся  в 
диапазоне 
психологической 
нормы-акцентуации, 
признаки 
конституционально-типологической 
недостаточности 
ВНД, 
что 
обуславливало  аномальные  личностные  и  психологические  реакции  на 
внешние  факторы  социальной  среды.  Для  диапазона  ПАЛ  характерна 
сочетанная  конституционально-типологическая  недостаточность  ВНД  и 
 
11

психотипологическая  предиспозиция  с  преобладанием  эпилептоидной  и 
шизоидной  структур  личности,  детерминированных  ЗПР  церебро-
органического  и  конституционального  генезов.  Преобладание  истероидной 
структуры  личности  коррелирует  у  подростков  с  ЗПР  соматогенного  и 
психогенного генезов.  
Выявленные 
различия 
в 
надежности 
функционирования 
конституциональных психологических и личностных механизмов компенсации 
и  адаптации  у  выпускников  классов  коррекционно-развивающего  обучения 
зависят  от  конституционально-психотипологической    детерминированности  и 
от  типа  ЗПР,  что  в  совокупности  позволяет  достоверно  прогнозировать 
большую  или  меньшую  адекватность  психологического  и  психического 
здоровья подростков.  
Теоретическая  значимость  исследования.  На  эмпирическом  и 
экспериментально-психологическом 
уровнях 
раскрыты 
интимные 
психологические механизмы, лежащие в основе психической декомпенсации 
и 
дезадаптации 
выпускников 
классов 
коррекционно-развивающего 
(компенсирующего) 
обучения. 
Доказано, 
что 
надежность 
конституциональных 
психологических 
механизмов 
компенсации 
и 
адаптации  выпускников  классов  коррекционно-развивающего  обучения 
зависит  от  степени  выраженности  сочетанной  конституционально-
типологической 
недостаточности 
ВНД 
и 
психотипологической 
предиспозиции личности.  
Доказано,  что  восстановление  устойчивых  конституциональных 
психологических  механизмов  защиты  личности  в  условиях  адаптации  к  
среднему  звену  социальной  образовательной  среды  зависит  от 
своевременности,  адекватности  и  временной  экспозиции  методов 
специализированной  психологической  помощи  выпускникам  классов 
коррекционно-развивающего (компенсирующего) обучения.  
Практическая значимость исследования состоит в том, что разработан 
стандартный  набор  психологических  методов,  доступных  психологам  и 
 
12

другим  специалистам,  которые  позволяют  объективизировать  аномальную, 
конституционно-обусловленную  психотипологическую  изменчивость  у 
выпускников  классов  коррекционно-развивающего  (компенсирующего) 
обучения. 
Экспериментально-психологическая 
диагностическая 
модель 
сочетанной  конституционально-типологической  недостаточности  ВНД  и 
психотипологической  предиспозиции  личности  является  условием 
формирования  аномальной  личностной  и  поведенческой  изменчивости  у 
выпускников  классов  коррекционно-развивающего  (компенсирующего) 
обучения.  Настоящая  модель  может  быть  использована  в  практической 
работе  псИхологов,  клинических  психологов  и  других  специалистов 
общеобразовательных 
школ 
при 
составлении 
индивидуального 
психологического  профиля  подростка  и  прогнозирования  устойчивости – 
неустойчивости психологического и психического здоровья.  
Разработана  программа  психологического  сопровождения  как  вида 
комплексной  специализированной  психологической  помощи,  направленная 
на  восстановление  конституциональных  психологических  механизмов 
компенсации  и  адаптации,  что  способствует  нивелировке  аномальных 
личностных  и  поведенческих  расстройств  в  структуре  патологического 
девиантного поведения, а также невротических нарушений у подростков.  
 Достоверность 
и 
обоснованность 
полученных 
результатов 
обеспечены 
исходными 
теоретико-методологическими 
положениями, 
лежащими 
в 
основе 
экспериментально-психологического 
и 
психокоррекционного 
исследования, 
использованием 
стандартного 
комплекса апробированных психологических методов, адекватных предмету 
и  задачам  исследования,  репрезентативностью  выборки;  значимостью 
полученных 
результатов 
при 
использовании 
психологического 
сопровождения подростков, а также экспериментальных данных, основанных 
на  качественном  и  количественном  анализе  с  применением  современных 
методов обработки данных.  
 
13

Апробация  и  внедрение  результатов  исследования.  Материалы 
диссертации  представлялись  на 9 Международной  конференции  «Ребенок  в 
современном мире. Дети и город» (Санкт-Петербург, 2002); Международной 
научно-практической  конференции  «Актуальные  проблемы  нравственно-
эстетического  образования  детей» (Орел, 2003); Международном  научно-
практическом  семинаре  «Специальное  образование  и  лечебная  педагогика» 
(Екатеринбург, 2004); Всероссийской 
научной 
конференции 
с 
междунарОдным участием «Речевой онтогенез: норма и патология» (Москва, 
2004); Х Годичном собрании ЮО РАО и ХХII Южно-Российских психолого-
педагогических  чтениях  «Развитие  личности  в  образовательных  системах 
Южно-Российского  региона» (Сочи, 2003); Всероссийских  научно-
практических конференциях  «Современные подходы к изучению, обучению 
и воспитанию детей с проблемами в развитии» (Саранск, 2003); «Психолого-
педагогическая 
поддержка 
участников 
образовательного 
процесса» 
(Чебоксары, 2003); «Формирование  личности  ребенка  с  нарушениями 
развития» (Сургут, 2003); 47-48-ой  научно-практических  конференциях 
«Современная  университетская  наука  региону» (Ставрополь, 2002, 2003); 
региональной научно-практической конференции «Концептуальные основы и 
технологии  формирования  здорового  образа  жизни  и  условий  безопасности 
жизнедеятельности  детей  дошкольного  возраста  в  Ставропольском  крае» 
(Михайловск, 2002). 
Публикации. По теме диссертации опубликовано 11 печатных работ. 
Структура  и  объем  диссертации.  Работа  состоит  из  введения,  трех 
глав,  выводов,  заключения,  списка  использованной  литературы  и 
приложения.  Работа  изложена  на 175 страницах  машинописного  текста, 
иллюстрирована 5 таблицами, 3 графиками  и 3 рисунками.  Список 
литературы включает 196 источников, в том числе 11 зарубежных авторов. 
  
 
 
 
14

Глава I. Теоретическое  обоснование  проблемы  конституционально-
психотипологической предиспозиции личности в российской психологии 
 
1.1. Исследование проблемы конституциональной предиспозиции личности 
в российской психологии 
Для  понимания  сущности  конституционально-психотипологической 
предиспозиции  личности  необходимо  проанализировать  взаимовлияние 
конституциональных 
и 
микросоциально-психологических, 
средовых 
факторов,  рассмотреть  “механизмы  реального  взаимодействия  социального, 
биологического  и  психического  на  уровне  конкретной  личности” 
(А.Ф.Лазурский, 1918), в  частности,  личности,  детерминированной 
изначально неполноценной биологической основой. 
Изначально  неполноценная  биологическая  основа  подразумевает 
искаженные  нейрохимические,  нейроэндокринные,  психофизиологические  и 
иные  процессы  мозга,  нестабильность  гомеостаза  различных  мозговых 
систем,  что  не  может  не  отразиться  на  психическом,  психологическом, 
поведенческом и личностном развитии.  
При  повреждении  незрелого  мозга  ”изменяются  не  только  различные 
психические  функции,  но  поражаются  и  потенциальные  возможности, 
нарушается  динамика  развития  мозга  и  всего  организма” (М.О.Гуревич, 
1949).  Как  отмечал  академик  П.К.Анохин (1968), малейший  дефект 
созревания  функциональной  системы  в  одном  из  ее  многочисленных  и 
различно локализованных звеньев неизбежно сказывается на эффективности 
последующей 
адаптации. 
Первичное 
органическое 
неблагополучие 
выступает  в  роли  препятствия  на  пути  полноценной  социально-
психологической  адаптации  ребенка,  затрудняя  процесс  усвоения  им 
необходимых знаний и умений. 
Недостаточность 
регуляции, 
осуществляемой 
поврежденной 
центральной  нервной  системой,  препятствует  адекватной  адаптации 
организма к изменениям внешней и внутренней среды. 
 
15

Представляет  интерес  трактовка  общих  механизмов  патогенеза 
постнатальных  нервно-психических  дизонтогений  с  позиций  теории 
эволюционной  эмбриологии.  Так,  исходя  из  эволюционной  концепции 
академика  А.Н.Северцова (1939) дисароморфоз - это  общее  нарушение 
морфофизиологического  процесса  эмбрионального  развития,  включающего 
нарушение  эволютивного  развития  центральной  нервной  системы  и  ее 
адаптационных  функций.  В  этом  случае  правомерно  предположить 
формироваНие Аномальной личностной изменчивости на основе деструкции 
конституционально-типологических 
основ 
личности. 
Трудно 
себе 
представить  психологическую  подростковую  норму  в  условиях  нарушения 
общего морфофизиологического процесса эмбрионального развития.  
По  мнению  С.Ф.Семенова (1979), утверждающего,  что      в  основе 
недоразвития  или  точнее  недостаточности  отдельных  психических  функций 
и  форм  познавательной  деятельности  (речи,  счетных  операций, 
пространственной ориентировки и т.п.), а также некоторых психопатических 
черт  личности,  лежат  нарушения  идиоадаптации  (т.е.  частных 
адаптационных  изменений  эмбриогенеза).  С  последствиями  нарушений 
ценогенеза 
(т.е. 
характера 
и 
последовательности 
смены 
морфофизиологических  изменений  эмбриона  и  плода)  автор  связывает 
развитие  психического  инфантилизма.  С  нашей  точки  зрения  нарушения 
идиоадаптации  и  ценогенеза,  вероятнее  всего,  участвуют  в  формировании 
аномальной  личностной  изменчивости,  в  частности,  пограничной 
аномальной  личности,  так  как  трудно  себе  представить  формирование 
гармоничных 
конституционально-типологических 
основ 
личности, 
соответствующих  психологической  норме – акцентуациям  характера  при 
частных  адаптационных  изменениях    эмбриогенеза  и / или  нарушениях 
характера  и  последовательности  смены  морфофизиологических  изменений 
эмбриона  и  плода.  Последнее  больше  соответствует  конституционально-
типологическим  основам  характерным  пограничной  аномальной  личности. 
При  условии  хороших  компенсаторных  механизмах  мозга  можно 
 
16

расчитывать,  что  конкретный  подросток  будет  располагаться  в 
конституционально-континуальном  пространстве  на  границе  диапазона 
психологической нормы (акцентуации) и диапазона пограничной аномальной 
личности.  Следует  подчеркнуть,  что  в  этом  случае      компенсаторные 
механизмы  будут  характеризоваться  определенной  напряжеНностью  своего 
функционирования,  что  и  будет  отличать  подростка  от  своих  сверстников, 
располагающихся  в  конституционально-континуальном  пространстве  в 
условно средней полосе психологической нормы.   Однако при воздействии 
идентичных по своей интенсивности и содержанию  внешних вредностей на 
некую 
субпопуляцию 
подростков 
прорыв 
индивидуального 
психологического  и  психического  барьера  адаптации,  приводящих  
подростков  к  личностной  и  поведенческой  социально-психологической 
дезадаптации, наблюдается именно среди тех, кто располагается на границе 
диапазонов  психологической  нормы  и  пограничной    аномальной  личности. 
Именно среди  этих подростков наблюдается негативный дрейф из диапазона 
психологической  нормы  в  сторону  диапазона  пограничной  аномальной 
личности, 
когда 
актуализируется 
механизмы 
конституционально-
типологической  недостаточности,  с  последующим  формированием  на  их 
базе   психосоматических, личностных и поведенческих расстройств.                
 Органическое  поражение  головного  мозга  во  второй  половине 
внутриутробного  периода  независимо  от  характера  этиологичекого  фактора 
чаще  имеет  диффузный  характер  и  ведет  к  более  тяжелым  формам 
резидуально-органических аномалий и расстройств, таким как, осложненная 
олигофрения,  сочетающаяся  с  эпилептиформными  припадками;  детские 
церебральные  параличи.  В  более  легких  случаях    диффузного  поражения 
мозга  во  внутриутробном  периоде    создаются  условия  для  формирования 
признаков 
психобиологической 
недостаточности 
мозга 
в 
виде 
конституционально-типологических личностных особенностей свойственных 
пограничной  аномальной  личности.  Другими  словами,  сразу,  уже  во 
внутриутробном  периоде  наблюдается  типологическая  структуризация 
 
17

аномальной  личностной  изменчивости  конституционально-континуального 
пространства  соответствующего  диапазону  пограничной  аномальной 
личности (О.А.Ахвердова, И.В.Боев, Н.Н.Волоскова, 2001).  
Поражение  мозга  в  первые  годы  жизни,  когда  происходит  особенно 
интенсивно развитие и созревание структур и механизмов наиболее молодых 
областей мозговой коры - лобной и теменной (Кононова Е.П., 1957; Сухарева 
Г.Е., 1965), сопровождается  не  столько  общим  недоразвитием, 
недостаточностью  психических и моторных функций, сколько выпадением и 
нарушениями развития отдельных сложных систем, связанных с указанными 
областями  коры,  кЛинически  выражающиеся  в  расстройствах  некоторых 
высших  свойств  личности,  нарушениях  целенаправленности  психических 
процессов,  расстройстве  побуждений,  нарушениях  развития  речи,  праксиса, 
пространственного  гнозиса  и  т.д.  Следует  обратить  внимание  на  тот  факт, 
что многие известные клиницисты, Г.Е.Сухарева, Т.П.Симпсон, К.К. Ушаков, 
А.Е.Личко,  Ю.С.Шевченко  подтверждали  сочетание  речевых  расстройств, 
праксиса,  пространственного  гнозиса  с  личностными  изменениями  у 
пациентов с признаками экзогенно-органического поражения мозга, что дало 
основание  представителям  томской  клинической  школы  создать  концепцию 
экзогенно-органического  развития  личности.  Если  основным  условием   
экзогенно-органического 
развития 
личности 
является 
наличие 
предшествующих 
экзогенных 
поражений 
мозга 
у 
взрослого 
сформированного  человека  в  виде  ЧМТ,  инфекций,  интоксикаций,  то  для 
аномальной личностной изменчивости достаточно поражения мозга в первые 
годы жизни ребенка.          
Оригинальная  классификация  типов  психического  дизонтогенеза 
представлена в монографии В.В.Лебединского (1985). Автор утверждает, что 
нарушения нервной системы могут быть вызваны как биологическими, так и 
социальными факторами. Среди биологических факторов значительное место 
занимают  так  называемые  генетические  пороки  мозга  (хромосомные 
аберрации, генные мутации, наследственно обусловленные дефекты обмена и 
 
18

др.),  внутриутробные  нарушения  (тяжелый  токсикоз  беременности, 
токсоплазмоз,  люэс,  краснуха  и  др.  инфекционные  заболевания,  различные 
интоксикации, в том числе гормонального и лекарственного происхождения), 
патология  родов,  инфекции,  интоксикации  и  травмы,  опухолевые 
образования  постнатального  периода.  Большое  значение  при  этом    имеет 
время  повреждения  мозга.  Поэтому,  подчеркивает  В.В.Лебединский,  при 
поражениях, локализованных в определенных центрах и проводящих путях, 
длительное время может не наблюдаться выпадения определенных функций.  
Так,  при  локальном  поражении  компенсация,  как  правило,  значительно 
выше, чем при дефицитарности функции, возникшей на фоне общемозговой 
недостаточности,  наблюдаемой  при  диффузных  органических  поражениях 
ЦНС. В первом случае компенсация идет за счет сохранности других систем 
мозга,  во  втором - общая  недостаточность  мозга  ограничивает 
компенсаторные возможности. 
Большое  значение  для  дизонтогенеза  развития  имеет,  по  мнению  В.В. 
Лебединского,  интенсивность  повреждения  мозга.  При  органических 
поражениях мозга в детском возрасте, наряду с повреждением одних систем, 
наблюдается 
недоразвитие 
других, 
функционально 
связанных 
с 
поврежденной.  Сочетание  явлений  повреждения  с  недоразвитием  создает 
более обширный характер нарушений и психических расстройств.  
Ряд  обратимых  проявлений  дизонтогенеза  В.В.Лебединский (1985) 
связывает с влияниями социальных факторов. По мнению автора, чем раньше 
сложились  для  ребенка  неблагоприятные  социальные  условия,  тем  более 
грубыми и стойкими будут нарушения развития. 
К  социально  обусловленным  видам  непатологических  отклонений 
развития 
ряд 
авторов 
относят 
микросоциально-педагогическую 
запущенность  (задержка  интеллектуального  и  эмоционального  развития) 
[П.П.Блонский, 1928; И.В.Дубровина, 1975; И.П.Лаужикас, 1977; 
Т.В.Фомичева, А.И.Ходор, 1978; Е.Е.Кравцова, 1981; А.С.Белкин, 1988 и др. 
цит.  по  С.И.Беличевой,  И.А.Коробейникову,  Г.Ф.Кумариной, 1995], 
 
19

обусловленную  длительной  и  массивной  культуральной  психической 
депривацией 
(неблагоприятные 
условия 
воспитания, 
создающие 
значительный  дефицит  информации  и  эмоционального  опыта  на  ранних 
этапах 
развития) (L.Y.Varrow, 1972; V.Lehr, 1975; А.Л.Венгер, 
Е.В.Филиппова, 1980; Й.Лангмайер,  З.Матейчек, 1984; М.И.Лисина, 
И.В.Дубровина и др., 1990). 
К  социально  обусловленным  видам  патологических  нарушений 
онтогенеза  относят  так  называемое  патохарактерологическое  формирование 
личности - аномалию  развития  эмоционально-волевой  сферы  с  наличием 
стойких  аффективных  изменений  (Л.С.Славина. 1966; M.R.Riffer, 1974; 
P.L.Newcomer, 1980; F.M.Hewett, F.D.Taylor, 1980; А.И.Захаров, 1982; 
Я.Стреляу, 1982; В.В.Лебединский, 1985; Г.М.Бреслав, 1986, 1999), 
вегетативной 
дисфункции, 
соматической 
ослабленности 
ребеНка 
(Е.К.Глушкова, Н.М.Попова, 1983; Д.Н.Исаев, Б.В.Воронков, 1984; В.А.Соок, 
1985; B.Woynarowska, 1985 и 
др.), 
вызванная 
длительными 
неблагоприятными  условиями  воспитания  и  возникшая  в  результате 
патологически  закрепившихся  реакций  протеста,  имитации,  отказа, 
оппозиции  и  т.д. (В.В.Ковалев, 1973, 1979; А.Е.Личко, 1973, 1977, 1979; и 
др.). При этом негативные влияния окружающей среды в период становления 
характера  становятся  во  главу  угла  при  “патохарактерологических 
образованиях” (В.В.Ковалев, 1969, 1985). 
Ряд отечественных и зарубежных авторов (Г.Д.Смирнов, 1972; K.Akert, 
1979  и др.), связывая происхождение психического дизонтогенеза с ведущей 
ролью  социального  начала,  подтверждают  это  современными  данными 
морфологии  и  физиологии  головного  мозга,  согласно  которым  развитие 
многих  характерных  для  человека  церебральных  структур  и  функций  в 
постнатальном  периоде  в  большей  мере  зависит  от  взаимодействия 
растущего  организма  с  социальной  средой  и  от  “обучения”  в 
нейрофизиологическом смысле; с деформирующим влиянием отрицательных 
условий  воспитания  (В.В.Лебединский, 1985); сочетанным  фактором - 
 
20

биологическим  и  одновременно  социальным  (алкоголизм,  токсико-, 
наркомания) (С.Тотева, 1983; Г.И.Шурыгин, 1978 и  др.),  хроническим 
экологическим  воздействием  (О.А.Ахвердова, 1994; И.В.Боев, 1994; 
В.Л.Филиппов, 1994); с патогенетическим значением кризисных периодов, в 
частности  пубертатного  криза  (Г.Е.Сухарева, 1959, 1974; А.Е.Личко, 1985; 
В.А.Гурьева, 1994;  В.А.Гурьева,  В.А.Семке,  В.Я.Гиндикин, 1994, 
Ж.Фортино, 1994; Ж.Дяткин, А.Фрежавиль, 1994; и др.).  
Александровская  Э.М. (1985) указывает,  что  нарушения  социально-
психологической  адаптации  к  школе  имеют  существенное  значение  в 
развитии  пограничных  нервно-психических  расстройств.  При  этом  автор 
отмечает, что отсутствие устойчивости по выделяемым критериям адаптации 
(1 - эффективность  учебной  деятельности; 2 - усвоение  школьных  норм 
поведения; 3 - успешность  социальных  контактов; 4 - эмоциональное 
благополучие)  сопровождается  ослаблением  систем  регуляции  организма 
ребенка  и  появлением  функциональных  отклонений  со  стороны  нервно-
психической  сферы,  достигающих  субклинического  или  клинического 
уровня.  Регистрируемое  при  этом  стойкое  нарушение  эмоционального 
состояния 
переходит 
в 
область 
нервно-психической 
патологии. 
Э.М.Александровская  подчеркивает,  что  определенные  неблагоприятные 
микросоциальные  и  биологические  факторы,  влияющие  на  ребенка  в 
процессе 
онтогенеза 
(сочетание 
комбинированных 
резидуально-
органических  поражений  центральной  нервной  системы  и  хронической 
конфликтной  ситуации  в  семье,  различных  видов  неправильного 
воспитания),  заостряют  специфические  черты  характерные  для  каждого 
дисгармонического  типа  личности,  дезадаптируют  школьника,  тем  самым 
увеличивают  риск  возникновения  пограничных  нервно-психических 
расстройств. 
С  позиций  онтогенетического  подхода  к  исследованию  механизмов 
дизонтогенеза  особое  значение  приобретают  кризисные,  переломные 
моменты  в  жизни  человека,  когда  происходит  резкое  изменение  его 
 
21

“ситуации  социального  развития” (Л.С.Выготский, 1983), вызывающее 
необходимость реконструкции сложившегося модуса адаптивного поведения. 
При  этом  основным  критерием  адаптивной  реакции  является  успешное 
овладение  той  деятельностью,  которая  является  ведущей  на  данном 
возрастном этапе (игра, учеба) [Л.И. Божович, 1968; В.В. Давыдов, 1973; Д.Б. 
Эльконин, 1974 и др.]  
Наибольший риск представляет момент поступления ребенка в школу и 
период  первичного  уровня  усвоения  требований,  предъявляемых  новой 
социальной  ситуацией.  В  этом  убеждают  результаты  многочисленных 
исследований,  фиксирующих  в  младшем  школьном  возрасте  заметное 
повышение  распространенности  невротических  реакций,  неврозов  и  других 
нервно-психических и соматических расстройств в сравнении с дошкольным 
возрастом  (И.A.Шашкова, 1973; А.Божанов, 1974; В.С.Манова-Томова, 
Г.Д.Пирьщев, 
Р.Д.Пенушлиева, 1981; С.М.Громбах, 1985, 1987; 
Г.В.Гозловская,  Л.Ф.Кремнева, 1985; Л.С.Куликов,  О.А.Трифонов, 1986 и 
др.). 
Именно  в  кризовые  периоды  в  связи  с  нарушениями  относительного 
физиологического и психологического равновесия особенно часто возникают 
или  выявляются  различные  формы  психического  дизонтогенеза: “истерия 
развития” (E.Kraepelin, 1915); “Angstpsychos” (C.Wernike, 1926) ; 
“инфантильная  фантастическая  мания” (van Krevelen D. A., 1962); 
“пубертатные  дистрофии” (E.Kretschmer, 1963); “атипичные  депрессии  у 
подростков” (O.Eichorn, 1960), предболезненные  изменения  личности 
(Р.М.Баевский, 1979; Н.К.Смирнов, 1981; С.Б.Семичев, 1981), пограничные 
нервно-психические  расстройства  (Г.Е.Сухарева, 1959; В.В.Ковалев, 1985). 
При  этом  их  описание  нередко  воспроизводит  феноменологию,  сходную  с 
клиническим  описанием  симптоматики  пограничных  нервно-психических 
нарушений.  Примером  такого  сближения  психологических  оценок 
дизонтогенеза  и  дезадаптивного  поведения  с  психопатологическими 
оценками  может  служить  работа K. Lovell (1973), в  которой  перечисляются 
 
22

симптомы,  рассматриваемые  автором  как  критерии  дезадаптации,  особенно 
если  они  проявляются  в  различных  комбинациях  и  довольно  постоянно: 
агрессия  по  отношению  к  людям  и  вещам,  чрезмерная  подвижность, 
постоянные  фантазии,  чувство  собственной  неполноценности,  упрямство. 
Неадекватные  страхи,  сверхчувствительность,  неуверенность  в  принятии 
решения, 
повышенная 
возбудимость 
и 
конфликтность, 
частые 
эмоциональные расстройства, лживость, заметная уединенность, чрезмерная 
угрюмость  и  недовольство,  достижения  ниже  норм  хронологического 
возраста,  завышенная  самооценка,  постоянные  побеги  из  школы  или  дома, 
сосание  пальцев,  обгрызание  ногтей,  энурез,  лицевые  тики,  гримасничанье, 
говорение  с  самим  собой.  Подобные  описания  школьного  периода 
дезадаптации мы находим и у других авторов (L.B.Birch, 1955; C.W.Valentine, 
1956; F.H.Stone, V.Kusumakar, 1983). 
Те  же  самые  симптомы  фигурируют  при  описании  самого  широкого 
спектра психических отклонений: от крайних вариантов нормы (акцентуациИ 
характера)  и  пограничных  расстройств  (неврозы,  неврозоподобные  и 
психопатоподобные  состояния),  до  таких  психических  заболеваний  как 
эпилепсия и шизофрения (В.В.Ковалев, 1984; М.Ш.Вроно, 1985; Д.Н.Крылов, 
Т.П. Кулакова, 1988).  
В  связи  с  этим  особую  значимость  приобретает  разграничение 
симптомов  болезни,  дизонтогенеза  и  возрастных  пограничных  симптомов, 
лежащих  на  стыке  между  симптомами  болезни  и  дизонтогенеза.  Известно, 
что  симптомы  болезни  делятся  на  негативные  и  продуктивные  (Джексон,  
Г.Е.Сухарева, 1955; В.В.Ковалев, 1979). При  этом  негативные  симптомы 
болезни  в  значительной  мере  определяют  специфику  и  тяжесть 
дизонтогенеза;  продуктивные  симптомы,  менее  специфичные  для 
дизонтогенеза,  но  все  же  оказывают  общее  тормозящее  воздействие  на 
психическое  развитие  больного  ребенка; “возрастные”  симптомы  являются 
пограничными  между  продуктивными  симптомами  болезни  и  собственно 
проявлениями 
дизонтогенеза 
(В.В.Лебединский, 1985). Четкая 
 
23

дифференциация  этих  симптомов  представлена  В.В.Ковалевым (1979) в 
систематике 
негативно-дизонтогенетических 
и 
продуктивно-
дизонтогенетических симтомов и синдромов. 
С  возникновением  возрастных  пограничных  симптомов  тесно  связан 
онтогенетический уровень реагирования. В связи с этим особую значимость 
приобретает 
использование 
теории 
периодизации 
или 
этапности 
индивидуального  развития,  рассматривающей  последнее,  как  поэтапный 
переход  от  одного  качественного  состояния  к  другому,  качественно  более 
высокому  (Г.А.Образцова, 1967), как  сменность  качественно  различных 
этапов  (или  уровней)  функционирования  и  реагирования  головного  мозга, 
причем  новые  формы  реагирования  не  вытесняют  старые,  а  приобретают  и 
подчиняют  их  (И.А.Аршавский, 1961). Рядом  психологов (K.Busher, 1921; 
A.Gesell, 1940; А.Валлон, 1967; Ж.Пиаже, 1967) предложены  схемы 
периодизации этапов развития психики ребенка). 
Наиболее  значимой,  на  наш  взгляд,  является  дифференциация 
возрастных уровней нервно-психического реагирования у детей и подростков 
в ответ на те или иные вредности, предложенная В.В. Ковалевым (1979): 1) 
соматовегетативный (0-3 года),  2) психомоторный (4-7 лет),  3) аффективный 
(5-10 лет) и  4) эмоционально-идеаторный (11-17 лет). 
Онтогенетически  наиболее  ранним  является  сомато-вегетативный 
уровень,  которому  свойственны  различные  варианты  невропатического 
синдрома  (повышенная  общая  вегетативная  возбудимость,  склонности  к 
расстройствам  пищеварения,  сна,  нарушениям  навыков  опрятности  и  т.п.). 
Проявления  этого  уровня  возможны  у  детей  раннего  и  отчасти 
преддошкольного  возраста  в  клинике  невропатических  реакций  и  других 
пограничных  состояний,  резидуально-органических  нервно-психических 
рассторойств, шизофрении и других заболеваний. 
Следующий  возрастной  уровень  патологического  реагирования - 
психомоторный, к которому относятся синдром гиперактивности, системные 
невротические  и  неврозоподобные  двигательные  расстройства:  тики, 
 
24

заикание,  мутизм  и  некоторые  другие.  Данный  уровень  патологического 
реагирования обусловлен наиболее интенсивной дифференциацией корковых 
отделов  двигательного  анализатора.  В  этом  возрастном  периоде 
устанавливаются  более  зрелые  субординационные  отношения  между 
корковыми  и  подкорковыми  структурами  двигательного  анализатора. 
Нарушения  этих  пока  еще  неустойчивых  субординационных  отношений 
становятся  важным  механизмом  расстройств  психомоторного  уровня 
реагирования. 
Для  аффективного  уровня  реагирования  характерны  синдромы  и 
симптомы  страхов,  повышенной  аффективной  возбудимости  с  явлениями 
негативизма  и  агрессией,  уходов  и  бродяжничества,  которые  чаще  всего 
встречаются в младшем школьном возрасте, что вероятно, связано с началом 
формирования  самосознания  к  концу  дошкольного  периода  и  появлением  у 
ребенка элементарной способности к самооценке субъективных переживаний 
(Д.Б.Эльконин. 1960). При  этиологическом  полиморфизме  этих  расстройств 
на данном этапе все же значительно возрастает роль психогений. 
В  препубертатном  и,  главным  образом,  в  пубертатном  возрасте 
проявляется 
преимущественно 
эмоционально-идеаторный 
уровень 
реагирования. В патологии это, прежде всего, проявляется в иак называемых 
«патологических  реакциях  пубертатного  возраста  (Г.Е.Сухарева, 1959), 
включающих с одной стороны, сверхценные увлечения и интересы, с другой 
-сверхценные ипохондрические идеи; психогенные патохарактерологические 
реакции  (протеста,  оппозиции,  эмансипации  и  др.) (А.Е.Личко, 1973, 1977, 
1979).  При  этом  во  главу  угла  в  период  становления  характера  при 
«патохарактерологических  образованиях»  становятся  негативные  влияния 
окружающих. 
Для  понимания  основных  проблем  детского  и  подросткового  возраста 
представляются  очень  важными  положения  Л.С.Выготского (1928) о 
системном  строении  дефекта,  в  котором  органическая  недостаточность  
всегда  реализуется  в  поведении  ребенка  как  снижение  его  социальной 
 
25

адаптации,  и  выдвинутое  в 1936 году  положение  о  первичном  и  вторичном 
дефектах,  первый  из  которых  связан  с  повреждением  нервной  системы,  а 
второй  (вторичный) – с  нарушением  психического  развития  в  условиях 
первичного  дефекта.  Одновременно  с  этим  всякий  дефект  порождает  и 
стимулы  для  выработки  средств  их  компенсации (1928). При  этом  важно 
помнить,  что  в  процессе  дезадаптации  не  просто  происходит  расстройство 
нормальных  механизмов  функционирования,  а  возникают  различные 
новообразования,  которые,  с  одной  стороны,  играют  роль  компенсаторных, 
защитных механизмов, а с другой стороны, представляют собой негативные 
личностные  качества,  формирующиеся  в  ситуации  фрустрации,  реакции 
человека  на  болезненное  состояние;  следствием  являются  особенности 
поведения  и  функционирования  и  рассматриваются  как  вторичные  и  даже 
«третичные» (Б.Д.Карвасарский, 1985) личностные расстройства. 
В  процессе  развития  внутренние  условия  определяют  тот 
специфический  труд  внешних  воздействий,  которым  конкретное  явление, 
процесс  подвергаются.  Иными  словами,  любая  личность  может  стать 
объектом  истинного  воспитания,  подвергаться  психологической  коррекции 
лишь  постольку,  поскольку  она  сама  является  субъктом  этого  воспитания 
(Е.А.Будилова, 1977). Одновременно  со  свойствами  субъекта  познания 
формируются  свойства  субъекта деятельности (игра, ученье, труд). Переход 
от игры к ученью, подготовка к труду, представляют собой стадии развития 
свойств субъекта познания и деятельности и изменения социальных позиций, 
ролей  в  обществе,  т.е.  личностные  преобразования  (Б.Г.Ананьев, 1967; 
Б.Ф.Ломов, 1981; Л.И.Божович, 1968; К.К.Платонов, 1972; А.В.Петровский, 
1973, 1984). 
Жизненный  путь  индивида  предполагает  единство  множества 
автономных линий развития, которые не могут быть поняты отдельно друг от 
друга  или  от  конкретных  социально-исторических  условий  (Л.В.Сохань, 
1987).  Государственное  переустройство  нашего  общества  в  целом  создало 
социальные 
условия 
для 
принципиально 
нового 
“естественного 
 
26

эксперимента”,  когда  в  человеке  проявляется  нечто  базисное,  скрытое, 
индивидуальное,  что  меньше  всего  подвержено  социально-культурным  и 
социально-психологическим влияниям.  
Достаточно  большой  объем  научных  трудов  посвящен  роли  семьи  в 
формировании нарушений поведения детей и подростков из негармоничных 
семей  (Н.Д.Лакосина, 1970; Э.Г.Эйдемиллер, 1980; А.Е.Личко, 1983; 
Р.Г.Илешева, 1990 и  др.),  неблагополучных  семей,  в  которых  отсутствует 
один  из  родителей  (как  правило  отец) (Ю.Е.Алешина,  А.С.Волович, 1991; 
Т.И.Пухова, 1996), из-за  психотравмирующих  факторов  воспитательной 
практики родителей (А.Е.Личко, 1983; Э.Г.Эйдемиллер, В.В.Юстицкий, 1987; 
Э.Г.Эйдемиллер, 1996 и  др.),  психологических  проблем  родителей 
(Э.Г.Эйдемиллер,  В.В.Юстицкий, 1987; А.К.Остицкий, 1997; С.В.Кривцова, 
М.Н.Достанова,  Е.Б.Кнорре  и  др., 1997), патогенного  влияния  бабушек  и 
дедушек (А.И.Захаров, 1982, 1995). 
К  факторам,  нарушающим  нормальную  адаптацию  ребенка  относят: 
соматическую  ослабленность  ребенка  (Е.К.Глушкова,  Н.М.Попова, 1983; 
Д.Н.Исаев,  Б.В.Воронков, 1984 и  др.);  смену  детского  дошкольного 
учреждения, частую смену детского коллектива; частую смену воспитателей, 
различающихся педагогической позицией; раннее групповое обучение детей 
начальным школьным умениям; раннее насаждение жестких групповых норм 
(В.Т.Кондрашенко,  А.Т.Чернявская, 1991; Л.В.Фомина, 1998 и  др.), 
значительная родительская реакция на неуспеваемость в школе (А.Н. Корнев, 
1997)  или  длительная,  массивная  психическая  депривация  (А.Л.Венгер, 
Е.В.Филиппова, 1980; Й.Лангмайер,  З.Матейчек, 1984; М.И.Лисина, 
И.В.Дубровина и др., 1990; И.А.Коробейников, В.М.Слуцкий, 1990 и др.). 
По  мнению  Г.Е.Сухаревой (1959), взаимоотношение  эндогенного 
фактора с такими внешними действиями, как социальная среда и воспитание, 
более  отчетливо  обнаруживается  при  пограничных  формах  психических 
расстройств:  психопатии,  психопатоподобных  состояниях,  патологическом 
развитии  личности.  Негативные  влияния  среды  в  период  становления 
 
27

характера  становятся  во  главу  угла  при  “патохарактерологических 
образованиях” (В.В.Ковалев, 1969, 1985). 
Чем  меньше  возраст  ребенка,  тем  большую  роль  в  качестве  причин 
психических  расстройств  играют  факторы  биологические.  С  возрастом  в 
связи  с  созреванием  и  усложнением  социально-психических  образований 
постепенно  увеличивается  роль  социально-психологических  факторов, 
которые  повышают  вероятность  развития  реактивных  состояний,  неврозов, 
психогенных формирований личности, психосоматических заболеваний.  Это 
в  значительной  степени  относится  к  экзогенно-органическим  факторам 
(инфекции, травмы, интоксикации), которые в части случаев обусловливают 
резидуально-органическую  патологию  или  резидуально-органическую 
церебральную 
недостаточность, 
характеризующуюся 
органически 
измененной реактивностью мозга, приобретая значение факторов внутренних 
условий  (В.В.Ковалев, 1979, с. 20). Следовательно,  перечисленные  факторы 
формируют  конституционально-типологическую  недостаточность  высшей 
нервной 
деятельности 
и/или 
психотипологическую 
предиспозицию 
личности.  
Правомерно утверждение, что ребенок, подросток, имеющий признаки 
конституционально-типологической  недостаточности  высшей  нервной 
деятельности  и/или  психотипологической  предиспозиции  личности,  больше 
чем  другие  сверстники  предрасположен  к  развитию  пограничных  нервно-
психических  расстройств.  Патогенное  воздействие  информационно-
стрессовых факторов микро- или макросреды также легче у подобных детей 
вызывает 
различные 
варианты 
аномального 
развития 
личности 
(патохарактерологического, 
постреактивного, 
психопатического, 
психопатоподобного,  психосоматического  и  т.д.),  патологические  варианты 
девиантного поведения.   
Повышение  восприимчивости  к  воздействию  как  социальных 
факторов, так и экологических факторов, со снижением сопротивляемости к 
этим  факторам  наблюдается  в  критические  стадии  развития  организма, 
 
28

особенно,  в  пубертатный  период.  И.А.Аршавский (1975) считает,  что 
снижение  резистентности - лишь  один  из  аспектов  видоизменения 
адаптивных способностей человека. Наиболее же существенным является тот 
факт,  что  чувствительность  и  возбудимость  организма  не  просто 
повышается, 
а 
становится 
более 
избирательной. 
Видоизменение, 
избирательность  адаптивных  способностей  определяет  тропизм  к 
конкретным  внешним  воздействиям - к  информационно-стрессовым 
психотравмам, к экологическим и иным социальным факторам.  
По 
определению 
В.В.Ковалева (1995, с.205), 
резидуально-
органическими  расстройствами  называют  группу  разнообразных  нервно-
психических нарушений у детей и подростков, обусловленных относительно 
стойкими  последствиями  органических  поражений  мозга.  Вместе  с  тем, 
последствия  перенесенных  инфекций,  травм,  интоксикаций,  с  возрастом, 
формируют  такие  внутренние  биологические  условия,  которые  в  ряде 
случаев 
обусловливают 
резидульно-органическую 
церебральную 
недостаточность,  т.е.  органическую  измененную  реактивность  мозга  (В.В. 
Ковалев, 1979, с.20).    
Резидуально-органические 
расстройства, 
обусловленные 
внутриутробными, 
перинатальными 
и 
ранними 
постнатальными 
поражениями  мозга,  поражают  незрелый,  развивающийся  мозг,  когда 
формируются основные психические функции, создается основа личностного 
и  поведенческого  реагирования.  Внутриутробными  считаются  поражения, 
возникшие  до  момента  рождения  ребенка.  Перинатальными  называют 
поражения, возникшие до 10 дня после рождения (Gollnitz G., 1968). Верхняя 
возрастная  граница  ранних  постнатальных  поражений  расценивается  по-
разному.  Если R. Lempp (1980) ограничивает  ее  концом 1-ого  года  жизни 
ребенка, то ряд других авторов (Gollnitz G., 1968; Muller-Kuppers M., 1969 и 
Др.)  считают  возможным  относить  к  ранним  органическим  поражениям 
мозга  все  те  поражения  его,  которые  возникают  до  завершения  основного 
биологического созревания структур и механизмов головного мозга, т.е. до 7-
 
29

летнего  возраста.  Только  к  этому  возрасту  заканчивается  дифференциация 
слоев  коры  больших  полушарий  мозга  (И.Н.Филимонов, 1929), завершается 
созревание  моторных  и  речевых  функций  мозга  и  достигает  уровня 
“школьной зрелости” собственно психическое развитие ребенка. 
Основными  клиническими  тенденциями  резидуальных  нервно-
психических 
расстройств 
следует 
считать 
 
обратное 
развитие 
(регредиентность)  и  компенсация,  что  зависит  от  тяжести  резидуального 
поражения  мозга  и  выраженности  вызванного  им  недоразвития, 
асинхронного  развития  тех  или  иных  церебральных  систем.  Поэтому 
резидуально-органичекие 
расстройства 
принято 
рассматривать 
как 
патологические состояния, а не как патологические процессы.  
Резидуально-органические  расстройства  могут  возникать  как  до 
завершения  формирования  основных  структур  и  физиологических 
механизмов  мозга  (это  явления  дизонтогенеза  или  задержки  темпа  их 
развития),  так  и  после  завершения  этого  процесса  (явления  повреждения, 
распада), 
что 
клинически 
выражается 
разными 
формами 
энцефалопатического  или  психоорганического  синдрома.  Вариантом 
резидуально-органических  расстройств,  обусловленных  последствиями 
раннего органического поражения головного мозга, является так называемый 
синдром  “минимального  мозгового  повреждения” (minimal brain-damage 
syndrome)  или  “минимальной  мозговой  дисфункции” (Huessy H.R., Wright 
A.L., 1970; Schachter M., 1975). 
В  связи  с  большими  различиями  в  подходах  к  диагностике 
резидуально-органических  нервно-психических  расстройств,  данные  о 
распространенности  их  в  детском  и  подростковом  возрасте  колеблются  в 
значительных  пределах.  По  данным  отечественной  науки  наибольшая 
выявляемость  резидуально-органической  недостаточности  отмечается  в 
пубертатном возрасте, недостаточное выявление - у детей раннего возраста, а 
также некоторое преобладание этих расстройств у мальчиков. 
 
30

Так,  согласно  данным  отечественных  авторов  С.Б.Аксентьева  и 
М.Н.Барбараш  и  соавт. (1965), В.А.Колеговой,  Ф.П.  Янович (1963), 
Э.Я.Хмельницкой (1960) дети  моложе 14 лет  с  резидуально-органическими 
психическими  расстройствами  составляют 21,9 % от  общего  числа детей  с 
психическими нарушениями, находящимися под наблюдениями психиатров. 
Важно  отметить,  что  при  различных  подходах  все  исследователи 
наиболее  часто  фиксируют  психопатологические  расстройства  в  виде: 
астено-невротической  симптоматики,  психопатоподобных  и  эмоциональных 
расстройств,  интеллектуально-мнестических  нарушений,  а  также  поздних 
травматических  психозов.  Отдельные  авторы  астено-невротические 
нарушения  выявляют  у 30-65% обследуемых,  эмоциональные  и 
психопатоподобные  у 10-25%, интеллектуально-мнестическое  снижение 7-
15%  обследуемых  (П.К.Мельников, 1966; Ю.Я.Бунтов,  Л.Н.Губарь, 
В.И.Колкутин, 1971; А.Г.Тищенко, 1974; В.М.Шумаков,  В.Я.Гиндикин, 
Д.К.Ряшитов, 1981; И.В.Губанова, 1998 и  др.).  При  этом  нередко  точная 
клиническая  систематика  психопатологических  проявлений  в  резидуальном 
периоде  в  значительной  степени  затруднена  в  связи  с  патоморфозом 
симптомов и стертостью их проявлений (Т.Н.Гордова, 1973).  
По  данным  ряда  исследований  (Гурьевой  В.А.,  Семке  В.Я. 
Гиндикина  В.Я.  и  Морозовой  Н.Б., 1983, 1990; Т.Н.  Дмитриева, 1995) 
среди  нервно-психических  расстройств  резидуально-органического 
происхождения  преобладают  не  резко  выраженные  (легкие)  и 
относительно  обратимые  нарушения  пограничного  характера,  прежде 
всего  церебрастенические,  неврозоподобные  и  психопатоподобные 
состояния. На сочетанные пограничные нервно-психические нарушения, 
как  ведущие  психопатологические  расстройства,  обусловленные 
резидуально-органической  недостаточностью  указывают  Н.Е.Буторина, 
Т.И.Колесниченко (1996).  
Р.Г.  Голодец  с  соавт. (1982) анализирует  особенности  невротических 
расстройств,  развивающихся  на  резидуально-органической  основе,  отмечая 
 
31

сложность формирующейся психопатологической синдромальной структуры. 
Г.П.Колупаев  и  Н.Д.Лакосина (1982) также  освещают  «органические» 
закономерности  формирования  психогенных  нарушений  на  экзогенно-
органической  “почве”.  М.И.Рыбалко (1995) на  основании  исследования 
подростков  с  девиантным  поведением  сделал  вывод,  что  “каждый  из  них 
страдал  резидуально-органическим  поражением  головного  мозга  и 
патохарактерологическими 
расстройствами”. 
Н.Е.Буторина 
и 
Т.Н.Колесниченко (1996) приводят  данные  о  сочетании  пограничных 
психических  расстройств  резидуально-органического  генеза  с  нарушениями 
личности  психогенного  характера.  Н.Я.Дворкина (1975) и  Р.Г.Голодец, 
Я.К.Авербах (1979)  выделяют  органический  процесс  как  основу  для 
развития психических расстройств.   
Фактором высокого риска возникновения всевозможных отклонений в 
развитии  ребенка  является,  по  мнению  ряда  авторов,  церебрально-
органическая  недостаточность,  формирующаяся  в  результате  негативных 
биологических  воздействий  на  головной  мозг  ребенка,  особенно  на  ранних 
этапах  онтогенеза  (во  внутриутробном  периоде  (интоксикации,  инфекции, 
гипоксия  и  др.),  родовые  травмы  черепа  и  асфиксия  новорожденного, 
иммунологическая  несовместимость  матери  и  плода,  сопровождающаяся 
иммунологическим  конфликтом,  недоношенности,  а  также  постнатальные 
мозговые  инфекции,  травмы  и  интоксикации  (Г.Б.Абрамович, 1965; 
Г.Е.Сухарева, 1974 и  др.).  Нередко  перечисленные  факторы  сочетаются  у 
одного и того же ребенка и выявить определенный этиологический фактор не 
удается,  что  приводит  к  необходимости    выделения  полифакторной 
этиологии  пограничных  нервно-психических  расстройств  у  детей  и 
подростков.  
У детей раннего возраста специалистам достаточно сложно выявить  и 
установить  истинные  причинно-следственные  отношения,  приводящие  к 
формированию 
этиопатогенетических 
резидуально-органических 
механизмов,  являющихся,  в  свою  очередь,  основой  личностной  и 
 
32

поведенческой  декомпенсации,  служащих  основой  манифестирования  
пограничных  нервно-психических  расстройств  экзогенно-органического 
происхождения в пубертатном возрасте, в период подростковых кризов.  
В  патогенезе  резидуально-органических  расстройств  выделяют  общие 
клинические закономерности:  
1 - полное  завершение  первичного  болезненного  процесса,  т.е.  смена 
процессуального  периода  резидуальным  (Г.Б.Абрамович, 1965) или  переход 
патологического  процесса  в  более  или  менее  стабильное  патологическое 
состояние;  
2 - ведущая  роль  “фактора  времени” (по M. Tramer, 1964, цит.  по 
В.В.Ковалеву, 1995) - поражение  развивающегося  головного  мозга  для 
возникновения  тех  или  иных  клинических  особенностей  проявления 
резидуальной  патологии,  а  также  отчасти  для  “выбора”  преимущественной 
локализации повреждения (Г.Е.Сухарева, И.А.Юркова, 1963; Г.Б. Абрамович, 
1965;  И.С.Тец, 1965; H.Stutte, 1966 и  др.).  Так,  поражение  мозга  в  первые 
годы  жизни,  когда  происходит  особенно  интенсивно  развитие  и  созревание 
структур и механизмов наиболее молодых областей мозговой коры - лобной 
и  теменной  (Е.П.  Кононова, 1957; Г.Е.  Сухарева, 1965), сопровождаются  не 
столько  общим  недоразвитием  психических  и  моторных  функций,  сколько 
выпадением и нарушениями развития отдельных сложных систем, связанных 
с  указанными  областями  коры,  которые  клинически  выражаются  в 
расстройствах  некоторых  высших  свойств  личности,  нарушениях 
целенаправленности  психических  процессов,  расстройстве  побуждений, 
нарушениях развития речи, пространственного гнозиса и т. д. 
Наиболее  общим  нейрофизиологическим  механизмом 
ранних 
резидуально-органических 
церебральных 
поражений, 
в 
частности, 
обозначаемых  в  англо-американской  литературе  терминами  “минимальное 
мозговое 
повреждение” 
и 
“минимальная 
мозговая 
дисфункция”, 
предполагается  обусловленные  легкими  структурными  повреждениями 
нарушения 
функционального 
состояния 
активирующей 
системы 
 
33

ретикулярной  формации  передних  отделов  ствола  мозга  и  функционально 
связанных с ними ядер подкорки (O.Kucera, 1968). В то же время некоторые 
авторы  большее  значение  придают  корковой  локализации  легкого  раннего 
органического повреждения мозга (H. Stutte, 1966). 
Г.Е.Сухарева (1974) описала 
последствия 
инфекционных, 
интоксикационных  и  травматических  поражений  мозга  в  резидуальном 
периоде,  выделив  при  этом  церебрастенические,  неврозоподобные  и 
эпилептиформные (психопатоподобные) состояния.   
В 1974 году  на  основе  патогенетического  и  клинико-описательного 
критериев  В.В.Ковалевым  была  предложена  классификация  резидуально-
органических  нервно-психических  расстройств  у  детей  и  подростков, 
включающая три группы расстройств: 
 1  -  преимущественно  дизонтогенетические  формы  (с  преобладанием 
проявлений  нарушенного  развития  и  относительно  меньшим  участием 
симптомов  выпадения,  такие  как  синдромы  нарушения  развития  речи, 
психомоторики,  пространственных  представлений, “школьных  навыков” - 
дислексия, дисграфия, дискалькулия, инфантилизм и др.);  
2 - преимущественно  энцефалопатические  формы  (со  значительным 
преобладанием  явлений  повреждения  и  выпадения  над  симптомами 
нарушенного  развития,  такие  как  церебрастенические  синдромы, 
неврозоподобные, 
психопатоподобные, 
диэнцефальные, 
синдромы 
гидроцефалии, эпилептиформные, периодические психозы и др.); 
3 - формы  смешанного  патогенеза  (с  относительно  равномерным 
включением  энцефалопатического и дизонтогенетического компонентов).  
Таким  образом,  все  проявления,  обусловленные  резидуально-
органической  недостаточностью  мозга  связаны  с  органически  измененной 
реактивностью  мозга.  Вместе  с  тем,  реактивность  организма - это  мера  его 
устойчивости  к  патогенным  воздействиям  независимо  от  происхождения 
вредностей - имеет наследственную обусловленность. В основе реактивности 
лежит  норма  реакции  генотипа,  которая  ассоциирована  и  фенотипически 
 
34

выражена  в  особенностях  конституции  человека.  В  свою  очередь, 
конституциональные  генетические  влияния  сопряжены  и  в  преобладающей 
степени  определяют  темпы  индивидуального  развития  в  онтогенетическом 
цикле  человеческого  существования.  Эти  скрытые  характеристики 
конституционально-генетических  влияний  маркируются  признаками,  по 
которым  мы  судим  о  биохронологии  развития,  степени  ее  гетерохронии-
асинхронии  и  межиндивидуальных  различиях  в  развитии  структурно-
функциональной,  психодинамически-психологической  и  интеллектуальной 
организации (Б.А.Никитюк, Н.А.Корнетов, 1998, с. 5). 
Таким образом, экзогенно-органические поражения мозга, приводящие 
к  резидуально-органической  почве  является  условием,  формирующим 
конституционально-типологическую  недостаточность    высшей  нервной 
деятельности  и/или  психотипологическую  предиспозицию  личности,  что 
приводит,  в  конечном  итоге,  к  аномальной  личностной  изменчивости  в 
условиях  провоцирующего  влияния  неблагоприятных  внешних  факторов.  В 
данном  случае  правомерно  утверждать  об  образовании  пограничной 
аномальной  личности  преимущественно  экзогенно-органического  генеза.  
Мы 
становимся 
свидетелями 
образования 
конституционально-
континуального пространства,  отражающего различные степени личностной 
компенсации - декомпенсации,  адаптации - дезадаптации,  высокой  или 
низкой  психологической  и  психической  толерантности  к    патогенному 
действию  внешних  факторов.  Личность  в  данном  случае  выступает  тем 
базисом,  на  котором  разворачивается  аномальный  конституционально-
типологический континуум.  
 
 
 
 
 
 
35

 1.2. Конституционально-континуальная 
изменчивость 
личности как проблема психического и психологического здоровья  
                                                     в подростковом возрасте 
Актуальной  проблемой  современной  психологии  и  смежных  с  ней 
дисциплин 
является 
изучение 
конституционально-типологических 
психологических, личностных, характерологических особенностей человека, 
относящегося  к  диапазону  нормы,  и  его  дифференциальных  отличий  от 
конституционально-типологической  аномальной  изменчивости  (Б.М.Теплов, 
1961;  Б.Г.Ананьев, 1967; В.М.Русалов, 1979; Б.Ф.Ломов, 1984). В  связи  с 
этим 
развитие 
диапазона 
изменчивости 
конституциональных 
психотипологических  основ  личности,  ее  различий  и  общностей  вызывает 
бурную полемику в современной психологической науке. 
Психологическая  и  психиатрическая  практика,  наблюдения  ведущих 
ученых,  серия  научных  исследований  подтвердили,  что  существуют 
«переходы»  от  конституциональных  проявлений  в  рамках  нормы  к 
вариационной 
личностно-типологической 
изменчивости 
в 
рамках 
патологической  конституции  (П.Б.Ганнушкин, 1998; О.В.Кербиков, 1971; 
Г.К.Ушаков, 1987; Э. Кречмер, 1953). 
Современные  научные  представления  о  деалектике  постоянства 
(стабильности,  устойчивости,  неизменности)  и  изменчивости  (подвижности, 
текучести)  личности  и  ее  свойств  подвергались  существенному  изменению, 
подтвредив 
предположения 
о 
вероятности 
конституциональной 
изменчивости не только личности, но и высшей нервной деятельности как со 
стороны отечественных (Б.М.Теплов, 1961; В.Д.Небылицын, 1976 и др.), так 
и  зарубежных  исследователей  конца XIX, начала XX века  (К.  Шайн, 
Д.Пархэм, 1976; И.С.Кон, 1989 и др.). 
Структура  личности  включает  структуру  индивида  в  виде  наиболее 
общих  и  актуальных  для  жизнедеятельности,  поведения  комплексов 
органических  свойств.  Комплекс  коррелируемых  свойств  индивида 
(возрастно-половых, 
нейродинамических, 
коснтитуционально-
 
36

биохимических) входит в структуру личности, объединяясь  с ней, составляя 
основу  ее  способностей.  Следовательно,  свойства  индивида  и  свойства 
личности  объединяются  и  формируют  индивидуально-типологический 
психотип. 
Для  обозначения  совокупности  устойчивых,  врожденных  или 
приобретенных  признаков  используют  понятие  конституции  (Б.Д.Никитюк, 
1998).  Конституция – это  совокупность  всех  морфологических, 
физиологических  и  психических  особенностей  организма,  обусловленных  в 
своем  развитии  действием  общих  генетических  факторов.  В  связи  с  этим 
генотип – это  сумма  полученного  зиготой  наследственного  материала 
предков. В зависимости от внешних условий, воздействующих на генотип, он 
может  проявляться  различными  фенотипами.  Пределы  фенотипической 
изменчивости  организма  называют  «нормой  реакции».  При  этом  любой 
признак  является  результатом  взаимодействия  наследственности  и  среды 
одни  с  более  широкой  нормой  реакции,  другии – с  более  узкой 
(Б.Д.Никитюк,  Н.А.Корнетов, 1998). Таким  образом,  общая  конституция 
представляет  собой  весь  динамический  генотип  в  действии,  а  в  основе 
частных конституций лежат наборы определенных генов.  
В.М.Русалов (1979) указывал  на  два  класса  частных  конституций 
человека – морфологические  и  функциональные.  Нейродинамическая 
конституция  представляет  собой  связующее  звено  между  биологическими 
подсистемами  и  психодинамическими  свойствами  личности.  Исследования 
И.П.Павлова,  А.Г.Иванова-Смоленского,  Б.М.Теплова,  В.Д.Небылицына, 
В.Н.Русалова,  В.С.Мерлина  позволили  обосновать  то,  что  именно 
нейрофизиологические  свойства  играют  решающую  роль  в  опрЕделении 
психодинамических  свойств  человека  (темперамент,  общие  способности, 
сензитивность). 
Следовательно, личность и ее конституция органически взаимосвязаны 
друг  с  другом,  дополняют  друг  друга  духовными  и  телесными 
особенностями. Вместе с тем от того, как будет происходить взаимодействие 
 
37

между  конституционально-биологическими  основами  личности  и  внешней 
средой 
обитания, 
зависит 
вероятностная 
«конституционально-
типологическая изменчивость» – или позитивный дрейф в сторону диапазона 
нормы  или  негативный  дрейф  в  сторону  диапазона  патологической 
конституции. 
 Роль внешних воздействий в реализации наследственных признаков в 
процессе онтогенеза изучалась П.Г.Светловым (цит. по Г.Е.Сухаревой, 1974). 
Отмечается,  что  онтогенез  представляет  собой  в  основном  осуществление 
наследственных  потенций,  но  было  бы  совершенно  неправильным  считать 
его  автономным  и  спонтанным  процессом.  Генотип,  по  мнению 
П.Г.Светлова,  не  автономный  «пульт  управления»  актами  дифференциации 
клетки.  Наследственный  аппарат  не  только  играет  роль  источника 
информации, но и сам является преемником сигналов извне, прежде всего из 
цитоплазмы. 
Концепция Л.С.Рубинштейна о психическом как «живом процессе» или 
«психического 
как 
процесса», 
получившая 
развитие 
в 
трудах 
А.В.Брушлинского (1994), является методологической основой понимания и 
исследования преемственности и непрерывности (континуальности) психики 
в целом и любого ее традиционно выделяемого компонента. Психическое как 
процесс,  становление  которого  происходит  на  протяжении  всей  жизни 
индивида,  представляет  собой  важнейшую  психологическую  реальность,  из 
которой  формируются  все  психические  явления  (чувства,  мотивы, 
установки),  функции,  состояния,  личностные,  психические  свойства 
(характер  и  способности),  превращающиеся  в  последующем  в  продукты 
этого 
процесса 
(личностно-характерологическую 
и 
поведенческую 
структуры), которые включаются в дальнейшее формирование и развитие как 
его существенное внутреннее условие. 
Поэтому  конституционально-биологические  основы  личности  следует 
считать  тем  внутренним  фактором,  тем  внутренним  условием,  без  которого 
невозможно формирование психического как «живого процесса». 
 
38

 Проблему 
континуума 
личностной 
изменчивости 
вслед 
за 
утонченными  клиницистами  и  учеными  Г.К.Ушаковым  и  А.Е.Личко  в 1988 
году  продолжил профессиональный психолог Б.С.Братусь. Автор рассмотрел 
вопрос  о  дифференциации  психологической  нормы  и  патологии  как 
проблему  аномалии  развития  личности  в  философско-мировоззренческом, 
общепсихологическом  и  конкретно-прикладном  аспектах,  справедливо 
возведя аномалию личности до уровня важнейшей в клинической психологии 
проблемы,  исследуя  внутренние  механизмы,  благодаря  которым  возможны 
девиации за пределы диапазона нормы. Было  убедительно показано, что при 
формировании  аномалий  личности  (на  примере  больных  эпилепсией, 
алкоголизмом)  действуют  в  основном  единые  психологические  механизмы, 
общие для протекания и нормальной и патологической психической жизни. 
Это  положение  необычайно  важно  для  понимания  принципов 
функционирования  единой  психики.  В  процессе  психического  развития  и 
функционирования  как  в  диапазоне  психологической  нормы,  так  и  за  ее 
границами,  патология  формируется  не  из-за  того,  что  параллельно 
сосуществуют  “нормальные”  и  “аномальные”  механизмы,  а  из-за  того,  что 
“общие психологические механизмы начинают извращаться, функционируя в 
особых,  экстремальных,  пагубных  для  них  условиях”.  Автор  справедливо 
утверждает, что проблема аномалий личности до сих пор не введена в общий 
психологический  контекст,  что  не  соответствует  логике  развития 
современной  психологии  и  клинической  психологии  в  частности.  Им  была 
сформулирована  принципиальная  гипотеза  об  уровнях  и  параметрах 
психического  здоровья,  о  том,  что  “психическое  здоровье,  будучи 
многоуровневым,  может  страдать  на  одних  уровнях,  при  относительной 
сохранности других”. 
Природная 
конституциональная 
изменчивость 
в 
рамках 
психологической  и  психической  нормы  с  выделением  крайних  вариантов 
нормы-акцентуаций характера впервые была продемонстрирована А.Е.Личко 
(1983). 
 
39

Согласно  определению  акцентуаций  характера  как  крайних  вариантов 
нормы, а не зачатках патологии А.Е.Личко, представителей и последователей 
его  школы  (Ю.В.Попов,  А.А.Александров,  Э.Г.Эйдемиллер,  Н.Я.Иванов, 
С.Д.Озерецковский  и  др.)  крайность  характерологической  нормы 
“сказывается  в  усилении,  акцентуации  отдельных  черт”.  Большинство 
исследователей  считают,  что  акцентуированные  черты  характера  “могут 
проявляться  не  везде  и  не  всегда”.  Такие  черты  достаточно  сложно 
обнаружить в обычной жизни, поскольку они могут “обнаруживаться только 
в  определенных  условиях”.  Если  психическая  травма,  не  зависимо  от  ее 
содержания  и  степени  тяжести,  адресуется  к  “месту  наименьшего 
сопротивления”  в  характере  конкретного  психотипа,  если  эта  травма 
предъявляет повышенные, специфические требования к “месту наименьшего 
сопротивления”,  то  мы  можем  наблюдать  неадекватную  личностную 
реакцию  и  нарушение  социальной  адаптации.  В  случае,  если  психическая 
травма, даже тяжелая, не адресована к “месту наименьшего сопротивления” в 
структуре  психотипа  и  не  предъявляет  повышенных  требований  к  нему,  то 
реакции  личности  будут  адекватными  с  признаками  удовлетворительной 
социальной адаптации. 
Близких взглядов придерживался М.О.Гуревич (1924), который писал о 
“психогенных  изменениях  характера”. “Чрезмерное  накопление  вредных 
психогенных  факторов  может,  по-видимому,  расшатать  и  нормальную 
психику,  особенно,  если  эти  факторы  ударяют  по  чувствительному  месту  в 
психике, имеют особое значение в жизни данной личности”. 
А.Е.Личко  подчеркивает,  что  особенности  характера  у  акцентуантов “ 
либо  вообще  не  препятствуют  удовлетворительной  социальной  адаптации, 
либо  ее  нарушения  бывают  преходящими”.  С  другой  стороны,  определить 
отклонения  характера  при  психопатиях  и  акцентуациях  возможно  лишь 
косвенно  по  независящим  от  этих  отклонений  показателям.  С  точки  зрения 
А.Е.Личко и А.А.Александрова, такими показателями могут служить: 
 
40

1)  тяжесть,  продолжительность  и  частота  декомпенсаций,  фаз, 
психогенных  реакций  и,  что  особенно  важно,  соответствие  их  силе  и 
характеру вызвавших факторов; 
2) степень тяжести крайних форм нарушения поведения; 
3) оцениваемая “в длиннике” степень социальной (трудовой, семейной) 
дезадаптации); 
4)  степень  правильности  самооценки  особенностей  своего  характера, 
критичности к своему поведению. 
“Лишь совокупная оценка по всем критериям” может являться основой 
разграничений психопатий и акцентуаций, а значение каждого из критериев 
будет различным в зависимости от типа психопатии и акцентуации. 
Многочисленные  исследователи  подчеркивали,  что  акцентуация 
характера  не  является  психиатрическим  диагнозом,  а  указывает  на 
преморбидный  фон,  на  основе  которого  развиваются  патологические 
нарушения поведения, реактивные состояния, неврозы, острые аффективные 
реакции,  позволяющие  сформулировать  психиатрический  диагноз.  Однако, 
как  подчеркивает  А.Е.Личко (1977), “в  подавляющем  большинстве  случаев 
акцентуаций дело до этого не доходит”. И это связано со следующим. 
Были  выделены  две  степени  акцентуаций,  явная,  характеризующаяся 
наличием  выраженных  черт  определенного  характера,  что  не  препятствует 
удовлетворительной  адаптации  и  не  мешает  занимать  положение, 
соответствующее  способностям  и  возможностям  подростка.  Преходящая 
социальная  дезадаптация  и  патологические  нарушения  поведения 
формируются  лишь  в  случае  актульных  психотравм,  содержание  которых 
конгруэнтно  психотипу  подростка.  Представители  подростковой  среды  с 
явно  выраженными  акцентуированными  чертами  достаточно  легко 
выделяются  среди  сверстников  при  непродолжительном  наблюдении. 
Вероятнее всего, местом расположения представителей явных акцентуаций в 
конституциональном  личностном  континууме  является  граница  со 
следующим диапазоном аномальной личностной изменчивости, в котором и 
 
41

обнаруживаются  вполне  определенные  признаки  аномального  поведения  и 
аномальных  личностных  реакций.  Таким  диапазоном  в  конституционально-
типологическом  личностном  континууме  должен  быть  вероятностный 
диапазон аномальной личностной изменчивости.  
 Скрытая  акцентуация  определяется  лишь  в  условиях  ситуаций  и 
психотравм, предъявляющих повышенные требования к месту наименьшего 
сопротивления конкретного психотипа. Иные психотравмы могут не выявить 
особенности  характера.  В  тривиальных  условиях  черты  определенного  типа 
характера  проявляются  слабо  или  не  проявляются  вообще.  Наблюдение  за 
подростком,  знакомство  с  его  биографией  также  не  приносит  желаемых 
результатов  о  типе  характера.  Можно  предположить,  что  представители 
скрытой  акцентуации  располагаются  в  пространстве  психологической  и 
психической нормы ближе к средней полосе нормы.  
Следовательно,  клинические  наблюдения  А.Е.Личко  позволили 
выделить  две  степени  акцентуаций,  которые  отчетливо  свидетельствуют  о 
вероятностной 
личностно-типологической 
конституциональной 
изменчивости. Скрытая акцентуация - это крайний вариант нормы, в то время 
как явная акцентуация располагается за пределами нормы, поскольку именно 
представители  явно  выраженных  акцентуантов  склонны  к  демонстрации 
аномального личностно-характерологического реагирования.   
С  точки  зрения  Г.К.Ушакова (1978), именно  аномальные  реакции 
представляют 
собой 
“ранний 
элемент 
начинающейся 
аномалии 
индивидуальности”. При этом качество индивидуальной реакции зависит от 
генотипа и фенотипа. Количественная и качественная палитра реагирования 
всегда  адекватна  раздражителю.  И  лишь  в  переходных  состояниях  от 
здоровья  к  болезни  мы  наблюдаем  изменения  количественного  и 
качественного  диапазона  реакций  в  ответ  на  действия  внешних 
раздражителей в виде неадекватности реакций, силе и содержанию внешних 
факторов (психотравмы, стрессовые ситуации). 
 
42

О  “переходных  степенях  между  психопатией  и  нормальным 
состоянием” 
упоминал 
В.М.Бехтерев (1886), подчеркивая, 
что 
“психопатическое  состояние  может  быть  выражено  в  столь  слабой  степени, 
что  при  обычных  условиях  оно  не  проявляется”.  Следовательно, 
В,М.Бехтерев 
допускал 
наличие 
качественно 
иного 
личностно-
характерологического  состояния.,  которое  нельзя  было  отнестИ  ни  к 
диапазону нормы, ни к диапазону психопатий. 
Отечественные  психологи  О.А.Ахвердова (1998) и  И.В.Боев (1999) в 
своих  исследованиях  доказали,  что  вероятностный  диапазон  аномальной 
личностной  изменчивости  и  представляет  собой  промежуток  в 
конституцИоанльно-континуальном  пространстве  между  акцентуациями  и 
психопатиями. 
Предположение 
этих 
авторов 
подтверждается 
описаниями 
П.Б.Ганнушкина (1933) латентных психопатов и Г.К.Ушакова (1973) крайних 
вариантов  нормального  характера,  О.В.Кербикова (1971) – краевых 
психопатий. 
Таким  образом,  в  научной  литературе  отчетливо  прослеживаются 
вопросы 
дифференциальной 
диагностики 
патологических 
и 
непатологических  девиаций  личности,  стремление  четкого  отграничения 
понятий психопатий от акцентуаций. При этом учитывается то, что в случае 
непатологических 
девиаций 
при 
адекватной 
психологической 
и 
психотерапевтической  помощи  чаще  наблюдается  возврат  к  поведенческой 
норме,  подчеркивающий  тем  самым  возможность  компенсаций  патогенных 
микросоциальных  условий  в  развитии  девиации  у  личности,  относящейся  к 
психологической 
и 
психической 
норме. 
Если 
же 
наблюдаются 
патологические  личностные  девиации,  то  чаще  можно  отметить 
формирование  развития  личности  как  краевой  формы  психопатии 
(О.В.Кербиков, 1971). 
 В  рамках  концепции  “предболезни”  ряд  авторов  рассматривают 
стадию  дисфункций,  как  дезадаптацию,  как  одно  из  промежуточных 
 
43

состояний  здоровья  человека  также  как  и  личности  в  континууме  от  нормы 
до  патологии  (Р.М.Баевский, 1979; Н.К.Смирнов, 1981; С.Б.Семичев, 1981). 
При этом “предболезненные состояния сохраняют статус здоровья, несмотря 
на то, что отягощены патосом” (С.Б.Семичев, 1981, с. 200). Такие состояния 
характеризуются повышенной готовностью организма к возникновению того 
или  иного  заболевания,  формирующегося  под  влиянием  различных 
неблагоприятных  факторов  как  экзогенного,  так  и  эндогенного  ряда 
(В.В.Ковалев, 1985).  
Необходимо  отметить,  что  переходные  формы  между  здоровьем  и 
болезнью  выделяют  большинство  авторов:  непатологические  невротические 
проявления 
(Ю.А.Александровский, 1976), субклинические 
формы 
реагирования  (М.П.Будовский, 1977), синдром  психоэмоционального 
напряжения  (Ц.П.Короленко, 1978), пронозологические  патологические 
реакции 
(В.Д.Жирнов, 1978), нервно-психическая 
неустойчивость 
(Л.И.Спивак,  В.И.Барабаш,  Д.М.Малинский, 1979), аномальные  личностные 
реакции 
(Г.В.Рыжиков, 1980), донозологические 
расстройства 
(С.В.Запускалов,  В.Г.Морогин, 1983), препатологические  психические 
состояния 
(С.И.Табачников, 
С.А.Пуцай, 
С.И.Найденко, 1988), 
донозологические состояния (Е.Н.Кутепов, 1993) и др. 
При обозначении этих расстройств, примыкающих, с одной стороны, к 
состоянию  полного  здоровья,  а  с  другой - к  психическим  заболеваниям 
непсихотического  уровня  (И.А.Горьковая, 1998, с.30),  как  верно  замечается 
О.В.Острецовым (1995) чаще  других  используются  термины:  а) 
подчеркивающие, 
что 
они 
не 
укладываются 
в 
существующую 
нозологическую  классификацию  психических  заболеваний;  б)  указывающие 
на  сходство  с  определенной  нозологической  формой  и  в  ряде  случаев 
подразумевающие  исход  в  нее;  в)  выделяющие  в  названии  возможный 
механизм  возникновения  этих  расстройств;  г)  указывающие  на  нарушения 
адаптации в психической сфере человека. 
 
44

Динамический 
принцип 
изучения 
психопатий, 
впервые 
сформулированный  П.Б.Ганнушкиным (1933), был  творчески  развит 
применительно  к  этапу  становления  психопатий  отечественными 
психиатрами. В этом случае следует, прежде всего, следует отметить работу 
Е.К.Краснушкина (1960), который  разработал  вопросы  ситуационного 
возникновения  психопатических  свойств  личности.  Особое  значение  имеют 
исследования Г.Е.Сухаревой (1959), посвященные эволютивной (возрастной) 
динамике  конституциональных  и  так  называемых  органических  (по 
М.О.Гуревичу, 1949) психопатий, а также названные работы  О.В.Кербикова 
(1960 -1964) и его сотрудников по вопросам динамики краевых психопатий.  
Поскольку  формирование  личности  начинается  в  детском  возрасте, 
становление  ее  более  или  менее  устойчивой  патологии,  каковую 
представляет  психопатия,  не  может  быть  понято  без  изучения  динамики 
формирования аномальной структуры личности на рАзных этапах детского и 
юношеского  возраста.  Как  справедливо  указывает  Г.Е.Сухарева (1959), 
“психопатия у взрослого никогда не возникает вдруг, как нечто готовое” (Т.2, 
с.197).  
Понятие  психопатий  в  этиологическом  и  патогенетическом  планах 
большинству исследователей представляется неоднородным и многомерным. 
С  одной  стороны,  аргументация  наследственно-конституционального 
происхождения  психопатий  (конституциональные  психопатии),  с  другой 
стороны,  не  менее  аргументированные  положения,  подтверждающие 
возможность  формирования  приобретенных,  органически  (органические 
психопатии)  или  психогенно  обусловленных  психопатий  (психогенные 
патологические  формирования  личности).  Однако  по  мере  накопления 
фактических  данных  группа  конституциональных  психопатий  все  более 
сужается,  уступая  место  приобретенным  личностно-характерологическим 
аномалиям.  
Ряд  отечественных  авторов  утверждают:  в  зависимости  от  того,  каков 
удельный 
вес 
конституциональной 
обусловленности 
личностно-
 
45

типологических  проявлений,  и  зависит,  будем  мы  иметь  дело  с 
конституциональной  психопатией,  с  развитием  личности  (приобретенная 
психопатия)  или  с  акцентуацией  характера  (Г.Е.Сухаревой, 1959, 
Н.И.Фелинской, 1971; Б.В.Шостаковича, 1982), По  мнению  этих  авторов, 
микросоциальные  факторы  могут  реализоваться  лишь  в  случае  совмещения 
их с биологически неполноценной почвой. 
Посвящая свои рассуждения теме дифференциации болезни и здоровья, 
нормы  и  патологии,  П.Б.Ганнушкин (1998, с. 235) прямо  указывал  на 
направление  перспективных  исследований - это  прежде  всего  “та 
промежуточная  полоса»,  которая  отделяет  душевное  здоровье  от  душевной 
болезни и, которая в то же время и соединяет друг с другом эти две формы 
человеческого  существования,  оказывается  необычайно  широкой,  а  две 
границы,  которые  отделяют  ее - одна  от  здоровья,  другая  от  болезни - 
оказываются крайне неустойчивыми и крайне неопределенными”.  
Конституционально-генетическая  концепция  А.В.Брушлинского (1977 
-1996), являющаяся продолжением и развитием понимания психического как 
процесса,  позволила  И.В.Боеву  и  О.А.Ахвердовой (1998) сформулировать 
представление  о  личностно-характерологическом  континууме  подростков, 
подчеркивающем  идею  непрерывности  и  преемственности,  формирования  и 
развития  психического  облика  личности.  Это  представление  заполняет 
известный  разрыв,  промежуток  качественных  градаций  личностной 
изменчивости между всегда условной относительной психической нормой и 
психопатиями 
как 
узаконенной 
(статистически, 
вероятностно), 
патологической 
конституцией 
личности 
(П.Б.Ганнушкин, 1933; 
О.В.Кербиков, 1961; Г.К.Ушаков, 1987; А.Е.Личко, 1985). 
О.А.Ахвердова (1998) доказала, что существует континуум аномальной 
личностной  изменчивости.  И.В.Боев, (1990 - 1999) сформулировал 
концепцию 
пограничной 
аномальной 
личности 
(ПАЛ), 
выделив 
статистически 
вероятностный 
диапазон, 
располагающийся 
между 
психологической  нормой - акцентуированными  личностями  (диапазон 
 
46

крайних  вариантов  психологической  и  психической  нормы),  и  различной 
степенью  выраженности  патологическими  психическими  конституциями 
(диапазон  психопатий).  С  точки  зрения  авторов,  диапазон  пограничной 
аномальной  личности  является  связующим  промежуточным  континуальным 
звеном  между  психологической,  психической  нормой  и  патологической 
личностной 
конституцией 
(психопатией). 
Вероятностный 
диапазон 
аномальной  личностной  изменчивости  наиболее  полно  представлен 
характеристиками пограничной аномальной личности. 
С точки зрения И.В.Боева (1999), акцентуанты обладают достаточными 
адаптационными,  компенсаторными,  резервными  возможностями,  поэтому 
функционирование  индивидуального  барьера  адаптации  в  рамках 
психической  и  психологической  нормы  достаточно  надежно  и  прочно. 
Природа  позаботилась  об  акцентуантах,  наградив  их  различными 
способностями,  которые  расширяют  и  укрепляют  индивидуальный  барьер 
психической  и  психологической  адаптации.  Кроме  того,  акцентуанты 
обладают  достаточной  толерантностью  к  внешним  средовым  факторам - 
экологическим, 
социальным, 
стрессовым. 
Требуются 
достаточно 
интенсивные патогенные усилия, чтобы добиться прорыва индивидуального 
барьера  психической  и  психологической  адаптации.  У  акцентуантов, 
особенно  у  скрытых,  по  мнению  И.В.Боева,  достаточно  гармоничные 
взаимоотношения  внутри  многоуровневой  системы  модели  человека,  что 
позволяет  им  сохранять  более  или  менее  постоянный  общий  и  локальный 
гомеостаз 
биохимической, 
нейрохимической, 
нейроэндокринной, 
иммунологической,  психофизиологической,  психологической  и  других 
систем.  Именно  благодаря  относительной  гармоничности,  акцентуанты,  как 
вариант  психологической  нормы  отличаются  надежной  и  стабильной 
социально-психологической  адаптацией,  а  широкий  диапазон  “нормы-
реакции” 
обеспечивает 
необходимый 
уровень 
компенсаторных 
возможностей, когда резервные затраты оптимальны и соответствуют силе и 
индивидуальной значимости внешних патогенных факторов.  
 
47

Если  же  наблюдается  негативный  дрейф  личностно-типологической 
конституциональной  изменчивости    за  пределы  границ  нормы,  то  в 
соответствии с концепцией И.В.Боева, мы вправе предположить, что именно 
следующий континуальный диапазон отражает природное неблагополучие и 
увеличивает  риск  дезадаптивного  патологического  поведенческого  и 
личностного  реагирования,  соответствующий  проявлениям  пограничной 
аномальной  личности.  Во  многих  случаях  можно  наблюдать  формирование 
пограничной  аномальной  личности  как  проявление  общего  или  локального 
дизэмбриогенеза,  когда  изначально  общий  и  локальный  гомеостазы 
различных систем далеки от совершенства и неспособны выполнять функции 
адаптации внутренней среды организма с внешней средой обитания. В этих 
случаях  наблюдается  конституционально  детерминированное  более 
полноценное  или  менее  полноценное,  более  синхронное  или  менее 
синхронное  созревание  отдельных  систем  друг  относительно  друга 
(психофизиологической, 
нейроэндокринной, 
нейрохимической, 
биохимической,  интеллектуально  мнестической,  эмоциональной,  волевой  и 
т.д.),  приводящие  к  личностно-типологической  и  конституционально-
типологической  изменчивости  за  пределами  границ  статистической  и 
вероятностной нормы. 
В 
конституционально-континуальном 
пространстве 
аномальная 
личностная изменчивость у обследуемых регистрируется, объективизируется 
психологическими, 
психофизиологическими, 
антропометрическими 
и 
клиническими  методами.  Психическое  здоровье  и  психологическая 
гармоничность в рамках нормы обеспечивается и поддерживается адекватной 
взаимосвязью  и  взаимодействием  личности,  конституции  и  внешней  среды 
(духовной, социальной, экологической). На уровне пограничной аномальной 
личности  эта  взаимосвязь  проявляется  в  виде  морфогенофенотипической 
дисгармонической  изменчивости  от  слабовыраженных  девиаций  до  грубых 
аномалий,  как  в  поведенческих  стереотипах,  так  и  во  всем  психическом, 
личностном  функционировании,  придавая  неповторимое  своеобразие, 
 
48

присущее конкретному личностному психотипу, или же сглаживая, обедняя 
личностный рельеф (О.А.Ахвердова, 1998).  
Концепция  аномальной  личностной  изменчивости  органического 
происхождения  Н.Н.Волосковой (2001) позволила  сформулировать,  что 
конституционально-типологическая  недостаточность  высшей  нервной 
деятельности 
и/или 
психотипологическая 
предиспозиция 
личности 
способствует формированию совокупности психотипологических признаков, 
свойственных  диапазону  пограничной  аномальной  личности  органического 
происхождения 
в 
структуре 
конституционально-типологического 
континуума. 
Согласно 
результатам 
исследования 
Н.Н.Волосковой 
представители ПАЛ, имеющие совокупность признаков конституционально-
типологической недостаточности высшей нервной деятельности и личности, 
оцениваются как представители ПАЛ органического происхождения. В этом 
случае  ПАЛ  олицетворяют  собой  «патологически  измененную  почву», 
являющуюся 
основой 
формирующейся 
экзогенно-органической 
недостаточности  мозга  под  воздействием  неблагоприятных  внешних 
факторов  среды  обитания.  Актуализация  патобиологических  механизмов, 
лежащих в основе ПАЛ экзогенно-органического происхождения, приводит к 
появлению 
пограничных 
нервно-психических, 
психосоматических, 
личностных  и  поведенческих    расстройств,  обусловливающих  экзогенез 
непсихотических расстройств детского и подросткового возраста.  
Умеренно 
выраженная 
конституционально-типологическая 
недостаточность 
высшей 
нервной 
деятельности 
и/или 
личности, 
взаимодействуя  с  другими  неблагоприятными  внешними  факторами, 
способствует  негативному  дрейфу  психотипологических  особенностей  в 
сторону границ диапазона ПАЛ; достаточно выраженная конституционально-
типологическая 
недостаточность 
приближает 
проявления 
психотипологической  изменчивости  к  границам  диапазона  психопатии  в 
конституционально-континуальном пространстве. 
 
49

Таким 
образом, 
в 
основе 
личностно-характерологического 
конституционального 
континуума 
подростков 
лежит 
изменчивость 
личностных,  характерологических,  психологических  и  психических  свойств 
от  средней  полосы  психологической  подростковой  нормы  к  крайним 
вариантам 
личностно-характерологической 
нормы 
(акцентуаций) 
подростков,  далее  к  диапазону  пограничной  аномальной  личности  и  лишь 
затем к патологическим конституциональным личностным структурам в виде 
психопатии.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
50

1.3.Теоретические основы психологической помощи детям с задержкой 
психического развития 
 
В отечественной и зарубежной психологии, специальной педагогике и 
психологии  понятие  «задержка  психического  развития»  употребляется  по 
отношению к  детям, имеющим резидуальные  (остаточные)  состояния после 
перенесенных во внутриутробном развитии или во время родов, или в раннем 
детстве  слабовыраженные  органические  повреждения  центральной  нервной 
системы,  а  также  генетически  обусловленной  недостаточностью  головного 
мозга.  Слабовыраженная  органическая  недостаточность  мозга  ведет  к 
значительному  замедлению  темпа  развития,  особенно  сказывающемуся  на 
психическом  развитии  детей  (М.С.Певзнер, 1966; Г.Е.Сухарева, 1974; 
М.Г.Рейдибойм, 1977; Т.А.Власова, К.С.Лебединская, 1975). У этих детей нет 
специфических  нарушений  слуха,  зрения,  опорно-двигательного  аппарата, 
речи, они не являются умственно отсталыми (В.И.Лубовский, 1994). 
По мнению ряда авторов, к рассматриваемой группе относятся дети  с 
церебрастеническими  состояниями,  с  психофизическим  и  психическим 
инфантилизмом  (В.Ласег,  Д.Лорен,  Т.Трамер, 1952; Д.Лютц, 1953; 
М.О.Гуревич,  В.А.Гиляровский,  Г.Е.Сухарева,  Т.Л.Симсон  и  др.),  а  также 
перенесшие  в  раннем    детстве  тяжелые  и  длительные  соматические 
заболевания,  приводящие  к  функциональной  недостаточности  центральной 
нервной  системы. (Т.А.Власова,  В.И.Лубовский,  Н.А.Цыпина, 1984; 
З.И.Калмыкова, И.Ю.Кулагина, 1986; В.И.Мачихина, 1987, 1992).  
Согласно  новейшим  данным  отечественных  и  зарубежных  ученых  у 
значительной  части  детей  этой  группы  органическая  недостаточность 
центральной  нервной  системы  связана  с  перенесенной  в  раннем  детстве 
травмой  мозга,  которая  часто  протекает  незамеченной – бывает  не 
диагностирована,  у  значительной  части  детей  органическое  повреждение 
мозга  может  не  выявляться  неврологически,  но  вести  к  нарушению 
 
51

нормального процесса учения (A. Strauss, L. Lehtinen, 1947; A. Kirk, W. Kirk, 
1971).  
Вместе  с  тем  изучение  детей  этой  категории  начато  сравнительно 
недавно. Первым значительным исследованием в этой области была ставшая 
теперь  классической  монография  А.Штрауса  и  Л.Летинен (A.Strauss, 
L.Lehtinen, 1947) [цит. по В.И. Лубовскому и В.И. Кузнецовой, 1984, с. 9]. В 
ней  описывались  важнейшие  особенности  детей  с  минимальными 
повреждениями мозга. В числе этих особенностей прежде всего назывались: 
стойкие трудности в учении (если эти дети обучаются в обычной школе), не 
вполне  адекватное  поведение  и  при  этом  во  многих  случаях  достаточно 
высокие, сохранные интеллектуальные возможности. 
В  нашей  стране  психологическая  характеристика  этих  детей  давалась 
лишь на основе клинических и педагогических наблюдений, в которых прежде 
всего  отмечались  трудности  овладения  чтением,  письмом,  счетом,  решением 
арифметических  задач,  недостаточность  сенсомоторной  координации,  общая 
моторная  неловкость,  наличие  гиперкинезов  (или,  наоборот,  гипокинезия), 
импульсивность,  эмоциональная  неустойчивость,  малый  объем  внимания, 
сильно  выраженная  отвлекаемость  и  быстрая  утомляемость  (В.И.Лубовский, 
В.И.Кузнецова, 1984). 
В 
результате 
систематических 
исследований 
В.И.Лубовский, 
В.И.Кузнецова (1984) пришли к выводжу о том, что все особенности высшей 
нервной  деятельности  в  значительной  степени  характерны  для  незрелой 
нейродинамики  и  в  той  или  иной  мере  обнаруживаются  у  нормально 
развивающихся  детей,  но  на  более  раннем  возрастном  этапе,  т.е.  у 
дошкольников. При этом не выявляется каких-либо существенных различий 
в  характеристике  высшей  нервной  деятельности  детей  с  психифизическим 
инфантилизмом, с церебрастеническими состояниями и с задержкой развития 
вследствие резидуально-органической недостаточности. По мнению авторов, 
это  связано,  с  одной  стороны,  с  тем,  что  в  подавляющем  большинстве 
случаев  исследованные  дети  имели  осложненные  формы  инфантилизма,  а  с 
 
52

другой  стороны,  с  тем,  что  особенности  высшей  нервной  деятельности 
отражают  некоторую  общую  характеристику  функционального  состояния 
центральной  нервной  системы,  которая  может  определяться  как  влиянием 
легких органических поражений, так и задержанным созреванием системы в 
целом или отдельных важнейших ее систем. 
Установлено,  что  детям  с  задержкой  психического  развития  по 
сравнению с их успевающими сверстниками из массовой школы необходим 
более  длительный  период  времени  для  приема  и  переработки  сенсорной 
информации. Кроме того, исследования выявили некоторое снижение у таких 
детей  как  долговременной  (Т.В.Егорова, 1973), так  и  кратковременной 
памяти,  как  произвольного,  так  и  непроизвольного  запоминания 
(Н.Г.Поддубная, 1975). 
Сравнивая разные виды мышлений, Т.В.Егорова пришла к выводу, что 
наибольшие затруднения вызывает у детей с задержкой развития выполнение 
заданий, 
требующих 
словесно-логического 
мышления. 
Наглядно-
действенное  мышление,  напротив,  оказывается  нарушенным  в  меньшей 
степени. 
В  исследованиях  Р.Д.Тригер (1971, 1972), Н.А.Цыпиной (1972, 1974), 
С.Г.Шевченко (1974) было показано, что речь детей с ЗПР также отличается 
нормы. Словарь этих детей, особенно активный, значительно сужен, понятия 
недостаточно точны, а иногда и просто ошибочны. У таких детей затруднено 
формирование 
эмпирических 
грамматических 
обобщений. 
Ряд 
грамматических  категорий  в  их  речи  просто  отсутствует.  У  детей  этой 
группы часто встречаются дефекты произношения, им плохо дается звуковой 
анализ  слова,  они  недостаточно  владеют  его  звуковым  образом.  Все  это 
значительно затрудняет обучение чтению и письму. 
Клинические наблюдения и психологические исследования позволяют 
подчеркнуть, 
что 
психолого-педагогическая 
диагностика 
задержки 
психического  развития  важнейшей  своей  целью  должна  иметь  не  только 
установление  факта  отставания  в  развитии,  но  и  раскрытие  своеобразия 
 
53

проявлений этого отставания. Одной из характерных особенностей задержки 
психического  развития  является  неравномерность – гетерогенность  и 
гетерохронность – формирования разных сторон психической деятельности, 
разных  процессов.  Установление  в  процессе  коррекционного  обучения 
конкретных  проявлений  неравномерности  развития,  определение  его 
структуры  позволяет  раработать  обоснованный  индивидуальный  подход. 
Именно  поэтому  при  диагностировании  важно  не  только  обнаружить 
наиболее  серьезные  пробелы  в  знаниях,  необходимых  для  дальнейшего 
обучения  ребенка,  но  и  установить  уровень  овладения  важнейшими 
интеллектуальными  операциями  и  умениями,  а  также  возможности  их 
усвоения и применения в соответствующих условиях, т.е. выяснить степень 
обучаемости  и  способности  к  переносу  усвоенных  знаний  и  навыков 
(В.И.Лубовский, Л.В.Кузнецова, 1984). 
Современный  этап  развития  психолого-педагогической  помощи  детям 
характеризуется  усилением  внимания  к  реализации  идей  комплексного 
обучения  и  идеи  индивидуализации  психолого-педагогической  помощи. 
Особую занчимость приобретает внедрение в общеобразовательный процесс 
в  массовой  школе  психолого-медико-педагогической  помощи  детям, 
испытывающим  значительные  трудности  в  усвоении  программ  обучения,  в 
адаптации  поведения  к  социальным  требованиям  общества  в  условиях 
школьного учреждения (С.Г.Шевченко, 2001). 
Поскольку  у  значительной  части  выпускников  классов  коррекционно-
развивающего 
(компенсирующего) 
обучения 
конституционально-
адаптационный  потенциал  вхождения  в  среднее  звено  общеобразовательной 
школы  ослаблен  за  счет  эмоциональных  нарушений,  проявляющихся  в 
аффективно-регулятивных,  эмоционально-коммуникативных  затруднениях, 
декомпенсации  познавательной  деятельности  и  гипофункции  эмоционально-
нравственной  сферы,  появляется  масса  проблем  развития  личности.  На  наш 
взгляд,  наиболее  адекватной  данной  группе  детей  специализированная 
психологическая помощь в виде психологического сопровождения.   
 
54

Психологическое 
сопровождение 
в 
психолого-педагогической 
литературе  рассматривается  достаточно  широко.  В  качестве  терминов, 
обозначающих  социально-психологическую  помощь    предлагаются 
«содействие» (К.Гуревич, 1987, И.Дубровина, 1989; Э.Верник, 1990 
Х.Лийметс, 1992, Ю.Сыэрда, 1993); «событие» (В.Слободчиков, 1995), 
«соработничество» (С.Хоружий, 1997), «психологическое,  или  социально-
психологическое,  сопровождение» (М.  Битянова, 1987, Ю.Слюсарев, 1989, 
Г.Бардиер, 1989,  А.Волосников, 1990, А.Деркач, 1991, В.Мухина, 1987). Из 
всех  этих  понятий  по-настоящему  прижился  в  практике  лишь  термин  -
«сопровождение».  На  это  есть  свои  причины,  и  одна  из  них - глубинное 
смысловое  совпадение  слова  «сопровождение»  и  сущности  социально-
психологической  помощи  семье  или  личности  в  кризисные  периоды  жизни. 
Г.  Бардиер (1989), И.  Ромазан (1991), Т.  Чередникова (1993) считают,  что 
взрослый  должен  ценить  естественные  механизмы  развития  ребенка,  не 
разрушать  их,  а  раскрывать,  при  этом  самому  быть  и  наблюдателем,  и 
соучастником,  и  исследователем.  В  зависимости  от  ситуации  развития 
группы,  межличностных  отношений  отдельных  детей  психологическое 
сопровождение 
предстает 
в 
различных 
формах 
психологических 
развивающих занятий.   
Ю.В.  Слюсарев (1989) понятие  «сопровождение»  употреблял  для 
обозначения  недирективной  формы  оказания  людям  психологической 
помощи,  направленной  «не  просто  на  укрепление  или  достройку,  а  на 
развитие  и  саморазвитие  самосознания  личности»,  помощи,  запускающей 
механизмы саморазвития и активизирующей собственные ресурсы человека. 
Сегодня,  по  мнению  Ю.В.  Слюсарева (1989), 
 сопровождение 
понимается  как  поддержка  людей,  у  которых  на  определенном  этапе 
развития  возникают  личностные  трудности.  Сопровождение  рассматривают 
как  системную  интегративную  технологию  социально-психологической 
помощи  семье  и  личности  и  как  один  из  видов  социального  патронажа - 
 
55

социально-психологический  патронаж  (Г.Бардиер, 1989, М.  Битянова, 1987, 
А.  Волосников,  1990, А.  Деркач, 1991, Л.  Митина, 1994). Многие 
исследователи,  в  том  числе,  Л.С.  Алексеева, (1995) И.  В.Ромазан, (1991), 
Т.С.Чередникова, (1993),  Р.  Кочюнас,  (1996),  В.С.  Мухина, (1987) 
В.А.Горянина (1992)    отмечают,  что  сопровождение  «предусматривает 
поддержку  естественно  развивающихся  реакций,  процессов  и  состояний 
личности». Более того, успешно организованное социально-психологическое 
сопровождение  открывает  перспективы  личностного  роста,  помогает 
человеку войти в ту «зону развития», которая ему пока еще недоступна. 
По  мнению  П.И.  Зинченко (1998) сущностной  характеристикой 
психологического  сопровождения  является  создание  условий  для  перехода 
личности  и  (или)  семьи  к  самопомощи.  Условно  можно  сказать,  что  в 
процессе  психологического  сопровождения  специалист  создает  условия  и 
оказывает необходимую и достаточную (но ни в коем случае не избыточную) 
поддержку  для  перехода  от  позиции  «Я  не  могу»  к  позиции  «Я  могу  сам 
справляться со своими жизненными трудностями». 
Методологический  анализ  позволяет  утверждать,  что  на  сегодняшний 
день  сопровождение - это  особая  форма  осуществления  пролонгированной 
социальной  и  психологической  помощи – патронажа.  По  мнению 
Филонова Л.Б., (1999) в  отличие  от  коррекции  оно  предполагает  не 
«исправление недостатков и переделку», а поиск скрытых ресурсов развития 
человека или семьи, опору на его (ее) собственные возможности и создание 
на этой основе психологических условий для восстановления связей с миром 
людей.  
Таким  образом,  психологическое  сопровождение - это:  во-первых, 
один из видов патронажа как целостной и комплексной системы поддержки и 
психологической  помощи,  осуществляемой  в  рамках  деятельности 
психологических  служб;  во-вторых,  интегративная  технология,  сердцевина 
которой - создание  условий  для  восстановления  потенциала  развития  и 
 
56

саморазвития  личности  и  в  результате - эффективного  выполнения  своих 
основных  функций;  в-третьих,  процесс  особого  рода  бытийных  отношений 
между сопровождающим и теми, кто нуждается в помощи. 
В качестве основных характеристик психологического сопровождения 
Н.Г.Осухова, (1998)  выделяет  его  процессуальность,  пролонгированность, 
недирективность,  погруженность  в  реальную  повседневную  жизнь  человека 
или  семьи,  особые  отношения  между  участниками  этого  процесса,  что  в 
психоанализе называется «положительный перенос». 
В  процессе  психологического  сопровождения  ребенка  происходит  его 
адаптация  к  жизни.  Ключевым  в  этом  процессе  является  момент 
экзистенциального  жизненного  изменения.  Важен  возникающий    в  этот 
момент  уровень  творческих  способностей,  направленных  на  созидание 
нового бытия. Психологическое сопровождение школьника – это поддержка 
его  на  всех  этапах  формирования  новых  отношений  человека  с  собой  и 
миром. 
Результатом  психологического  сопровождения  личности  в  процессе 
адаптации к жизни становится новое жизненное качество - адаптивность, то 
есть  способность  самостоятельно  достигать  относительного  равновесия  в 
отношениях  с  собой  и  окружающими  как  в  благоприятных,  так  и  в 
экстремальных жизненных ситуациях. Адаптивность предполагает принятие 
жизни  (и  себя  как  ее  части)  во  всех  проявлениях,  относительную 
автономность,  готовность  и  способность  изменяться  во  времени  и  изменять 
условия своей жизни - быть ее автором и творцом.  
Основными принципами психологического сопровождения являются -  
гуманное  отношение  к  ребенку    и  вера  в  его    силы;  квалифицированная 
помощь  и  поддержка  естественного  развития.  Мир  личности  представляет 
собой  безусловную  ценность.  Но  следует  помнить  о  приоритете 
потребностей  каждого  человека,  целей  и  ценностей  его  развития.  Нужно 
учитывать тот факт, что внутренний мир человека автономен и независим.  
Известно,  что  к  моменту  поступления  в  школу  не  все  дети 
 
57

функционально готовы к освоению учебного материала. Обучение в школе с 
неизбежностью выявляет недостатки психического развития, обусловленные 
комплексом 
причин 
биологического 
и 
социального 
характера. 
Невозможность  полноценно  реализовать  себя  в  сложившихся  условиях 
становится причиной изменения поведения ребенка, возникновения в классе 
неприятной атмосферы, из-за которой уроки проходят не столь эффективно, 
как планируются. Нарушения правил поведения на уроке и отрицательная ре-
акция учителя на ребенка приводят к формированию стойких защит и потере 
ребенком  интереса  к  обучению.  Стандартные  меры - запись  в  дневник, 
обращение к родителям - часто не приносят результатов. 
Подростковый  возраст - это  время  индивидуализации.  Внешнее 
ситуативное  регулирование  поведения  все  более  уступает  место 
внутреннему,  решающую  роль  приобретает  самооценка.  Подростков 
отличает  активное  овладение  нормами  поведения  и  морали,  стремление 
занять  новое  место  в  отношениях  с  людьми,  и  в  связи  с  этим  ведущей 
деятельностью становится общение. Однако именно в подростковом возрасте 
нередко 
возникают 
условия, 
при 
которых 
внутренние 
ресурсы 
психологической  защиты  и  приспособления  личности  к  требованиям  среды 
оказываются недостаточными, и подростки покидают школу. 
Система  образования  имеет  ряд  стандартных  запросов  к  пси-
хологической  службе.  Одним  из  них  является  помощь  ребенку  в  выборе 
образовательного  маршрута  обучения.  Психологическое  сопровождение  в 
психолого-педагогической литературе  рассматривается достаточно широко. 
Г.  Бардиер, (1989), И.  Ромазан, (1991), Т.  Чередникова (1993) считают,  что 
взрослый  должен  ценить  естественные  механизмы  развития  ребенка,  не 
разрушать  их,  а  раскрывать,  при  этом  самому  быть  и  наблюдателем,  и 
соучастником,  и  исследователем.  В  зависимости  от  ситуации  развития 
группы,  межличностных  отношений  отдельных  детей  психологическое 
сопровождение 
предстает 
в 
различных 
формах 
психологических 
развивающих  занятий.  Наблюдения  показывают,  что  ритмичные  встречи 
 
58

психолога  со  взрослыми  и  детьми  в  большей  степени  эффективны,  чем 
эпизодические,  квалифицированно  проведенные  интенсивные  тренинги.  В 
ежедневном  общении  детей  или  учителей,  участвовавших  в  интенсивах, 
проводившихся  приглашенными  психологами,  долгое  время  продолжается 
разговор  об  острых  проблемах,  обсуждавшихся  на  тренинге.  Школьному 
психологу  приходится  работать  с  проблемами,  которые  порождены  в 
тренинговой  группе.  Возникает  серьезный  профессиональный  вопрос  об 
определении  меры  глубинности  личностного  самораскрытия  родителей, 
учителей, детей. И его надо решать хотя бы из соображения «не навреди». 
Психолого-педагогическое  сопровождение  рассматривают  как  особый 
вид  помощи  ребенку,  обеспечивающей  его  развитие  в  условиях 
образовательного процесса (Л.М.Шипицына, Е.И.Казакова 2001). 
Участие  в  коррекционно-развивающих  занятиях  и  тренингах  дает 
возможность в той или иной мере разрешать проблемы в области социально-
эмоциональных  отношений,  затрагивающих  сферу  контактов  в  детском 
коллективе,  улучшать  взаимоотношения  со  взрослыми  детей  с  повышенной 
тревожностью, замкнутых, с агрессивными реакциями и другими способами 
защиты. И, наконец, работа с подростками - это всегда разрешение проблем, 
связанных  с  освоением  социальных  норм,  развитием  социально-
психологической  компетентности;  помощь  в  создании  жизненной  стратегии 
и в выборе профессии. 
Технологии  сопровождения  помогают  анализировать  ближайшее 
окружение,  диагностировать  уровни  психического  развития,  использовать 
активные  групповые  методы,  индивидуальную  работу  с  детьми  и  их 
родителями, педагогами. 
Психологическое  сопровождение  представляет  собой  целостную 
систему.  Как  любая  система,  оно  состоит  из  элементов  (или  компонентов), 
которые  одновременно  являются  его  инвариантными  этапами.  В 
сопровождении, как в разворачивающемся во времени процессе Bettelheim B, 
 
59

выделяет три основных компонента: диагностика (отслеживание), служащая 
основой  для  постановки  целей;  отбор  и  применение  методических  средств; 
анализ  промежуточных  и  конечных  результатов,  дающий  возможность 
корректировать ход работы.  
Для  осмысления  динамики  процесса  можно  воспользоваться 
введенным  нами  ранее  сравнением  психологического  сопровождения  с 
путешествием.  При  первой  встрече  с  психологом  ребенок  испытывает 
различные  затруднения  и  нуждается  в  помощи  со  стороны.  В  запросе  или 
жалобе,  как  правило,  звучит  просьба  избавить  его  от  трудностей,  помочь 
выйти  из  создавшейся  ситуации,  при  которой  невозможно  удовлетворить 
свои основные жизненные и учебные  потребности. Поэтому на данном этапе 
подростка  можно  рассматривать  скорее  как  «беглеца»,  а  не  «путника».  В 
процессе  сопровождения  психолог  должен  помочь    («путнику»)  в  решении 
следующих основных задач: 
1)  определить  «место»,  на  котором  в  момент  обращения  находится 
школьник («беглец»), выявить, в чем состоит его проблема, каковы сущность 
и  причины  его  неблагополучия.  В  традиционной  терминологии  это 
обозначается как диагностика; 
2)  превратить  «беглеца»  в  «путника».  Для  этого  необходимо 
установить  «место»,  куда  он  хочет  прийти,  совместно  с  ним  создать  образ 
того  состояния,  которого  он  хочет  достичь  (представление  о  благополучии, 
степень  реальности  его  достижения),  то  есть  определить  направление  и 
наметить пути реабилитации; 
3)  помочь («путнику»)  добраться  до  своей  цели,  осуществить  свои 
желания. Эту задачу выполняют в процессе реабилитации. 
Диагностика. В зависимости от позиции специалиста для диагностики 
проблем  подростка  используются  экспертиза,  совместное  исследование  и 
поддержка. 
 
60

Экспертиза.  Психолог  либо  делает  диагностическое  заключение  на 
основе  информации,  полученной  с  помощью  тестов,  опросников  и  других 
диагностических  методик,  либо  предлагает  школьнику  определенную 
интерпретацию ситуации (исходя из принципа «консультант всегда прав») и 
доказывает ее справедливость.  
Совместное  исследование.  Суть  проблемы  определяется  в  процессе 
интервью,  в  ходе  которого  подросток  излагает  собственное  понимание 
проблемы.  Конечно,  догадки  и  открытия,  сделанные  во  время  беседы  с 
психологом,  являются  достижением  обеих  сторон.  Большое  значение  имеет 
как умение психолога задавать вопросы и извлекать ответы, так и понимание 
школьником  своей  проблемы.  В  таком  диалоге  ребёнок  более  активен  и 
самостоятелен,  чем  в  случае  экспертизы,  но,  естественно,  полной 
симметричности  отношений  быть  не  может.  Консультант  остается 
«ведущим»,  так  как  именно  он  определяет  ход  беседы  и  с  помощью 
различных  психотехник  (техники  активного  слушания,  метамодели  языка, 
правил  построения  вопросов  и  др.)  направляет  ее  в  нужное  русло.  В 
результате  совместной работы по исследованию проблемы у подростка, как 
правило, появляется новое видение, новый взгляд на свои затруднения. 
Определение  образа  желательного  будущего.  Такой  образ  задает 
направление  работы  и  пути  реабилитации -  это  второй  и  чрезвычайно 
важный  этап  работы  по  психологическому  сопровождению. «Беглец» 
превращается в «путника», который движется в определенном направлении. 
Он 
обретает 
ясность 
цели 
и 
четкость 
намерений. 
Все  разнообразие  стратегий  преобразующего  психологического  воздействия 
можно 
расположить 
по 
следующей 
условной 
шкале: 
квалифицированное  вмешательство,  или  «карета  подана».  Эта  стратегия 
предполагает ярко выраженные субъект-объектные отношения, при которых 
отношения  подростка  и  специалиста  уподобляются  отношениям  ребенка  и 
авторитарного родителя. «Родитель» лучше знает, что для «ребенка» хорошо, 
 
61

и  активно  действует.  Такое  поведение  психолога  полностью  избавляет 
подростка  от  самостоятельных  усилий,  снимает  с  него  любую 
ответственность.  
На  начальном  этапе  психологического  сопровождения  для  подростка 
такое  отношение  является  не  только  востребованным,  но  и  единственно 
возможным.  Осуществляющий  сопровождение  психолог  сознательно 
принимает «родительскую» позицию и избирает «родительскую» стратегию, 
постепенно  «доращивая»  и  «довоспитывая»  школьника,  помогая  ему 
поверить  в  свои  силы,  обрести  точку  опоры  в  себе,  научиться  продуктивно 
взаимодействовать сначала с самим собой, а затем и с окружающим миром (в 
этом  случае  вполне  уместен  введенный  Э.Эриксоном  термин  «расширение 
социального радиуса»). 
Помощь,  или  «совместное  путешествие».  В  этом  случае  специалист 
выступает  как  «проводник»  по  сложной  местности.  Условно  обязанности 
распределяются следующим образом: подросток знает о своей «территории» 
значительно  больше  специалиста,  зато  последний  понимает,  как  такие 
«территории»  осваивать  и  как  сделать  совместное  путешествие  наиболее 
безопасным и результативным. Кроме того, специалист-проводник знакомит 
подростка с основными навыками работы по самопониманию и преодолению 
таких  трудностей  в  дальнейшем.  По  мере  обучения  подростка  и  появления 
позитивных изменений расширяется «зона свободы подростка» и возрастает 
степень его самостоятельности.  
Сотрудничество  и  взаимопомощь.  При  выборе  этой  стратегии 
специалист-психолог  стремится  увидеть  мир  глазами  подростка  и  все 
необходимое сделать его руками. В рамках договора он наводит школьника 
на  ту  или  иную  мысль,  предлагает  поэкспериментировать,  совершить 
пробные  действия,  помогает  осознать  особенности  собственных  поступков, 
ошибки,  успехи  и  т.п.  Процесс  напоминает  путешествие  с  опытным  и 
доброжелательным  наставником,  который  готов  поделиться  своими  опытом 
 
62

и  знаниями  с  учеником,  а  при  необходимости  и  поддержать  его. 
          Поддержка
Психолог 
минимально, 
в 
основном 
морально, 
поддерживает  ученика,  укрепляет  его  веру  в  свои  силы,  сочувствует  при 
неудачах,  радуется  успехам.  Нередко  терпеливо  наблюдает,  как  подросток 
«барахтается» в проблеме, стараясь не упустить критического момента, когда 
нужно  будет  оказать  помощь.  Соответственно  избранному  подходу 
распределяется  ответственность  между  школьником  и  сопровождающим 
специалистом за результаты помощи и даже за судьбу самого ученика. 
Отбор  и  применение  методических  средств.  Это  основной  этап 
сопровождения, на котором специалисты изучают результаты диагностики и 
на  их  основе  определяют  условия,  необходимые  и  достаточные  для 
позитивного развития личности в рамках объективно существующей среды и 
полноценной адаптации в социуме. Специалисты разрабатывают и реализуют 
гибкие 
индивидуальные 
и 
групповые 
программы 
поддержки. 
Предусматривается 
также 
создание 
специальных 
социально-
психологических  условий  для  оказания  экстренной  помощи  личности  в 
экстремальной ситуации.  
В  работе  на  этапе  психологического  консультирования  можно 
выделить следующие подходы: 
-  указание - психолог  самостоятельно  принимает  решение  о  том,  что 
именно  необходимо  школьнику  и  в  каком  направлении  следует  двигаться; 
-  соглашение - психолог  не  только  интересуется  мнением  подростка,  но  и 
согласовывает  с  ним  цель  работы  и  ее  направление  (такой  подход  в 
гуманистически 
ориентированной 
психологии 
получил 
название 
контрактного); 
-  согласие -  психолог соглашается с первым приемлемым заказом ученика, 
не  подвергая  его  сомнению  (по  принципу  «человек  всегда  прав»),  однако 
такой подход малоэффективен. 
 
63

Одним из обязательных компонентов работы на третьем этапе является 
анализ  промежуточных  и  конечных  результатов  и  внесение  на  его  основе 
изменений  в  программу  и  методы  сопровождения.  Психологическое 
сопровождение основано на процессуальном анализе, определении динамики, 
состоящей  из  стадий,  ступеней  и  шагов,  как  на  каждой  встрече 
(консультации  или  тренинге)  с  подростком,  так  и  на  протяжении  всего 
пролонгированного  процесса  психологического  сопровождения.  Свою 
позицию  в  отношениях  со  школьником  на  различных  стадиях  процесса 
психологического  сопровождения  каждому  специалисту  приходится 
выбирать самостоятельно. 
Конечно,  на  начальном  этапе  освоения  профессии  специалисту 
необходимы  в  качестве  ориентира  более  простые  и  мобильные  схемы.  По 
содержанию можно выделить три общие стадии процесса сопровождения: 
-  осознание  не  только  внешних,  но  и  внутренних  причин  кризиса 
(жизненных затруднений) школьника;  
-  реконструкция  личного  мифа,  развитие  у  подростка  ценностного 
отношения; 
-  овладение  подростком  необходимыми  жизненными  стратегиями  и 
тактиками поведения. 
Результаты  апробации  представленной  теоретической  модели 
психологического  сопровождения  личности  показывают,  что  она  является 
хорошей  основой  для  разработки  путей  и  методов  психологического 
сопровождения  школьников,  а  также  для  профилактики  возможной 
непродуктивной адаптации к жизни. Эта инвариантная модель пригодна для 
осмысления 
и 
выстраивания 
всего 
процесса 
психологического 
сопровождения.  Общая  схема  наполняется  реальным  содержанием  в 
соответствии с поставленными задачами.  
Стратегическая  линия  психологического  сопровождения  подростков 
 
64

определяется  психологическими  особенностями  и  задачами  данноГо 
возраста. Среди них, по мнению различных исследователей (Л.А.Петровской, 
1987,   А.С.Прутченкова, 1989,    В.В.Столина, 1986, Ф.Фанча, 1983) наиболее 
важной  является  самоопределение  в  сферах  общечеловеческих  ценностей  и 
общения  людей.  Вторичными  по  отношению  к  этой  задаче  являются  такие 
задачи, как принятие своего тела и внешности (И.С.Кон, 1967), приобретение 
навыков  мужского  и  женского  поведения,  межличностного  общения  со 
сверстниками  своего  и  противоположного  пола,  установление  более 
независимых  отношений  в  семье,  формирование  задач  на  будущее, 
жизненных стратегий. 
Условия  функционирования  современной  школы-гиганта  часто 
приводят  к  созданию  многочисленных  ситуаций,  в  которых  подросток 
оказывается  не  в  состоянии  разрешить  свои  проблемы  без  ущерба  для 
собственного  развития  и  здоровья.  Школа  ежедневно  сталкивается  с 
родительской  некомпетентностью  и  несостоятельностью,  нередки  и  случаи 
педагогической, психологической и медицинской неграмотности педагогов. 
В  настоящее  время  школа  ориентирована  в  основном  на  решение 
вопросов  образования.  Задача  обучения  подрастающего  поколения 
социальным  навыкам,  позволяющим  успешно  функционировать  в 
изменяющемся  мире,  решается  лишь  в  косвенной  форме,  посредством 
взаимодействия  учителя,  ученика  и  родителей,  организованного  зачастую 
случайным образом (Э.М.Александровская,  1984, Н.И. Кокуркина, 1985). 
Психологическая  работа  с  подростками  в  школе  направлена  на 
оказание  им  помощи  в  проживании  кризиса  подросткового  и  юношеского 
возраста,  в  адекватном  решении  задач  развития.  Особое  место  занимает 
помощь в профессиональном самоопределении. 
Опыт  исследователей  подросткового  возраста  (Ю.Азаров, 1985, 
В.А.Емельянов, 1986, А.Г.Лидерс, 1988, Г.М.Миньковский 1989 и  т.д.), 
показал,  что  тренинговая  работа  в  условиях  реальной  малой  группы – это 
оптимальная  форма  создания  условий  для  личностного  роста  и  развития 
 
65

подростков.  Малой  группой    признан  коллектив  класса,  куда  школьники 
естественно  включены,  проводят  там  значительную  часть  своего  времени, 
осуществляя 
личностно 
значимое 
для 
них 
общение. 
Варианты 
дезадаптивного  поведения  у  подростков  различны,  они  формируются  в 
результате  попадания  ребят  в  трудную  ситуацию,  которая  может  быть 
связана как с усвоением учебной программы, так и с нарушением контакта с 
одноклассниками  или  учителями.  Невозможность  реализовать  себя  в 
сложившихся  условиях  является  психотравмирующим  фактором,  что  с 
неизбежностью  приводит  к  нарушениям  поведения,  снижению  позитивной 
активности, изменению эмоционального состояния. Психологическая защита, 
по  мнению  Р.Т.Байярд, (1994) и  Д.Байярд, (1997), возникающая  в  случае 
угрозы  структуры  «Я»,  включает  негативные  проявления  во  всех  сферах 
деятельности подростка в школе и выражается чаще всего в виде активного 
протеста, ухода, реакций тревожности, эмансипации, группирования. 
Психологическое сопровождение подростков должно осуществляться в 
несколько этапов. 
I.  Подготовительный  этап  включает  взаимодействие  психолога  с 
администрацией школы, в ходе которого формулируется запрос на работу с 
подростками.  Встреча  с  педагогами,  работающими  в  классе,  позволяет 
получить  необходимую  информацию,  отражающую  личностные  и  учебные 
характеристики подростков. Также на этом этапе психолог проводит встречу 
с  родителями  учащихся,  на  которой  знакомит  их  с  целями  сопровождения, 
получает  согласие  на  диагностическую  и  коррекционную  работу  с  детьми. 
Еще  один  необходимый  шаг  на  этом  этапе - встреча  с  подростками  на 
занятии,  где  ведущий  его  психолог  формирует  мотивацию  на  совместную 
работу.  Подготовительный  этап  завершают  проработка  полученной  ин-
формации,  планирование  деятельности  психолога,  подбор  конкретных 
методик для выполнения поставленных задач. 
II.  Диагностический  этап  включает  проведение  комплексного 
психолого-педагогического  обследования  личности  подростка  с  целью 
 
66

выявления  причин  дезадаптации.  Исследование  личностных  особенностей 
подростков  направлено  на  определение  типа  акцентуации  характера, 
самооценки и ее деформаций, а также стиля межличностного взаимодействия 
подростка  в  группе.  Полученные  данные  фиксируются  и  анализируются; 
определяются шКольники, нуждающиеся в более углубленной диагностике. 
III.  Этап  групповой  работы:  социально-психологический  тренинг,  в 
процессе 
которого 
происходит 
обучение 
навыкам 
социального 
взаимодействия.  Формирование  умений  и  навыков  общения,  развитие 
самосознания способствуют более успешному решению задач подросткового 
возраста. Опубликованные в последнее время многочисленные тренинговые 
программы  для  детей  и  подростков,  как  правило,  ориентированы  на 
формирование 
потребностно-мотивационной, 
когнитивной 
и 
коммуникативной  сферы  личности  подростка  (Прутченков  А.С., 1995; 
Щуркова Н. Е., 1994).  
Среди  зарубежных  программ  необходимо  отметить  «Доверенные 
ученики» Gil E., Haemofhilia, Lewin K. (2001), направленную  на  позитивное 
развитие  личности  подростков,  навыков  взаимодействия  между  ними. 
Практика  апробации  этой  программы  среди  российских  школьников 
свидетельствует  о  ее  высокой  эффективности  в  области  профилактики 
отклоняющегося 
поведения. 
В 
работе 
с 
подростками 
тренинг 
рассматривается  нами  как  основной  метод  оказания  помощи  в  социальной 
адаптации. Для успешности этой деятельности выделяется ряд условий. Они 
касаются общей позиции взрослого при работе с подростками, требований к 
руководителям подростковых групп и к помещению для занятий. На основе 
изучения 
представленной 
информации 
выявлено 
содержание 
психологического  сопровождения  школьников,  их  учителей  и  родителей. 
Прежде  всего – это  развитие  умений  и  навыков  в  сфере  общения; 
установление  гармоничных  взаимоотношений  между  учениками,  учителями 
и  родителями;  детьми,  родителями  и  прародителями;  мальчиками  и 
 
67

девочками,  администрацией  и  учителями.  Кроме  того,  основными 
направлениями  психологического  сопровождения  являются:  формирование 
умения  жить  в  обществе,  сотрудничать;  развитие  терпимости  к  другим 
людям,  другим  точкам  зрения;  развитие  способностей  к  взаимопониманию;  
формирование  ответственности;  развитие  навыков  общения;  обучение 
разрешению 
жизненных 
проблем; 
стимулирование 
познавательной 
активности;  тренировка  навыков  саморегуляции,  в  т.ч.  развитие 
стрессоустойчивости; формирование чувства уверенности; развитие навыков 
самоорганизации  (самостоятельность  в  планировании,  самоконтроль, 
работоспособность,  умение  не  перекладывать  на  других  решение 
собственных  проблем);  образование  и  тренировка  умений  в  области 
самоопределения  (понимание  собственных  задач  в  конкретной  ситуации, 
определение  соответствующей  линии  поведения,  осуществление  выбора  на 
основе рефлексии ситуации, осознания ограничений). 
По 
мнению 
Е.А.Козырева (1994) основными 
положениями 
психологического  сопровождения  школьников,  их  учителей  и  родителей 
являются следующие положения: 
1.  Психологическое  сопровождение  детей  и  взрослых  отражает 
содержание  запросов,  задачи,  поставленные  участниками  школьной  жизни. 
Психологическое  сопровождение  является  неэффективным,  если  оно 
дублирует учебный процесс во всех его проявлениях, не отвечает интересам 
школьников. 
2.  Программа  психологических  занятий  является  практическим 
воплощением идеи о непрерывности психологического сопровождения детей 
и  взрослых  в  школьной  ситуации  развития.  Принципиально  не  называются 
психологические 
занятия 
уроками, 
тем 
самым 
подчеркиваются 
существенные  различия  между  школьными  уроками  и  встречами  с 
психологом.  По  сути,  это  программа  встреч,  общения  психолога  с  детьми, 
 
68

направленная  на  создание  условий  для  проявления  и  развития  личностных 
“устремлений” (В.А.Петровский). 
3.  Психологическое  сопровождение  ведется  в  аспекте  профилактики, 
развития,  диагностики,  социально-психологического  образования  и 
консультирования  детей  и  взрослых.  Виды  деятельности,  составляющие 
программу психологического сопровождения, имеют выраженный практико-
ориентированный характер (развитие умений и навыков в области общения, 
взаимоотношений, познания, самообладания и т.д.). 
4. 
Личность 
обладает 
пятью 
потенциалами 
(М.С.Каган). 
Психологическое  сопровождение  создает  условия,  чтобы  дети  и  взрослые 
почувствовали, поверили в свои разносторонние способности. 
5.  Аксиома  психологического  сопровождения:  индивидуальная  жизнь 
человека самоценна, уникальна, должна быть лишена насилия. 
6.  Опыт  и  активность  в  его  накоплении  способствуют  личностному 
развитию. 
7.  Взрослые  и  дети  лучше  понимают  и  развивают  друг  друга,  когда 
совместно решают значимые задачи. 
8.  Дети,  учителя,  родители  от  конфронтации  приходят  к 
взаимопониманию,  если  они  уважительно  относятся  друг  к  другу, 
ответственно  подходят  к  решению  жизненных  проблем,  имеют  право  и 
навыки самостоятельного выбора. 
9.  Формирование  содержания  психологического  сопровождения 
происходит  исходя  из  опыта  участников  психологических  занятий, 
закономерностей  возрастного  развития  детей,  школьной  и  внутриклассной 
ситуации  развития  отношений  и  взаимоотношений,  интереса  детей  и 
взрослых. 
 
69

10.  Программа  психологического  сопровождения  школьников  должна 
быть ориентирована на всех детей с 1 по 11 класс независимо от их развития, 
склонностей,  национальности,  социального  происхождения.  Также  в  ней 
могут  принимать  участие  все  учителя  и  родители  любого  возраста, 
профессии, взглядов. 
Подводя  итог  вышеизложенного  можно  сказать,  что  психологическое 
сопровождение  школьников – это  один  из  видов  специализированной 
психологической помощи, включающий комплексные методы воздействия в 
виде  патронажа  специалистов:  психолога,  клинического  психолога, 
социального педагога, учителей, логопедов, воспитателей и родителей.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
70

Глава II. Материал,  методы исследования и психологического 
сопровождения выпускников классов коррекционно-развивающего 
(компенсирующего) обучения, имеющих конституционально-
психотипологическую предиспозицию личности 
 
2.1. Организация эксперимента и состав испытуемых 
В  экспериментально-психологическом  исследовании  приняло  участие 
120  выпускников  классов  коррекционно-развивающего  (компенсирующего) 
обучения (76 мальчиков и 44 девочки) в возрасте 10-12 лет, проживающих в 
г.  Ставрополе.  Обследование  проводилось  на  базе  Межвузовской 
лаборатории 
экспериментальной 
психологии 
Ставропольского 
государственного университета, общеобразовательных школ г. Ставрополя в 
течение  трех  лет,  что  позволило  объективизировать  эффективность 
предлагаемых методов психологической помощи. 
Используя 
принципы 
дифференциальной 
диагностики 
в 
конституциональной  психологии,  мы  распределили  всех  обследуемых  по 
месту  их  расположения  в  конституционально-континуальном  пространстве 
личности: 1 группа – 28 подростков,  имеющих  диагноз  «Задержка 
психического  развития  (ЗПР)  церебро-органического  генеза; 2 группа – 32 
подростка  с  диагнозом  «ЗПР  конституционального  генеза»,  которые 
соответствовали 
диапазону 
ПАЛ 
с 
признаками 
сочетанной 
конституционально-типологической 
недостаточности 
ВНД 
и 
психотипологической  предиспозиции  личности.  Аномальные  личностные  и 
поведенческие  нарушения  у  подростков 1 и 2 групп  соответствовали 
структуре патологического девиантного поведения; Третья группа включала 
27  подростков  с  диагнозом  «ЗПР  соматогенного  генеза»; 4 группа – 33 
подростка – «ЗПР  психогенного  генеза»,  у  которых  обнаруживались 
признаки конституционально-типологической недостаточности ВНД. Третья 
и  четвертая  группы  характеризовались  принадлежностью  к  диапазону 
психологической 
нормы-акцентуации, 
а 
личностная 
изменчивость 
 
71

проявлялась  в  пределах  непатологического  девиантного  поведения.  Все 
обследуемые 
в 
соответствии 
с 
методологическими 
принципами 
конституционально  психологии  были  дифференцированы  на  четыре 
личностных  психотипа:  эпилептоидный (36%), циклоидный (34%), 
шизоидный (19%), истероидный (11%). 
 
  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
72

2.2. Методы психологического исследования 
 
Для  реализации  поставленной  цели  и  задач  использованы  методы  и 
методики 
психологического 
обследования: 
патохарактерологический 
опросник  (ПДО)  А.Е.Личко (1987), клинический  опросник  для  выявления  и 
оценки  невротического  состояния  (В.Д.Менделевич,  К.К.Яхин, 1987), 
методика  определения  уровня  невротизации  и  психопатизации  (Е.Ф.Бажин, 
1976;  И.Б.Ласко, 1980); уровень  личностной  и  ситуативной  тревожности 
изучался  по  опроснику  Ч.Д.  Спилбергера;  уровень  физической,  вербальной, 
косвенной агрессии – по личностному опроснику Басса-дарки; проективные 
методики ДДЧ, «Несуществующее животное». 
Разделение  подростков  на  психотипы  производилось  на  основании 
результатов  патохарактерологического  диагностического  опросника  (ПДО), 
разработанного  А.Е.Личко.  Патохарактерологический  диагностический 
опросник (ПДО) состоит из 25 наборов фраз, отражающих отношение  к ряду 
жизненных  проблем  (самочувствие,  настроение,  сексуальные  проблемы, 
отношение  к  родителям  и  др.)  В  каждом  наборе – 10-19 пронумерованных 
утверждений. Вначале обследуемый в каждом наборе утверждений выбирает 
наиболее  подходящие  для  него  и  соответствующий  номер  вносит  в 
регистрационный лист, на втором этапе из тех же наборов отбирает наиболее 
неподходящее, отвергаемое утверждение. Разрешается отказаться от выбора, 
но  семь  отказов  по  двум  этапам  свидетельствуют  об  отрицательном 
отношении  к  обследованию  и  защитных  реакциях  человека.  Шкала 
объективной  оценки  ПДО  сконструирована  на  основе  сопоставления  частот 
выборов  здоровыми  подростками  и  представителями  каждого  из  типов 
психопатий  и  акцентуаций.  Объективная  шкала  позволяет  выявить 
следующие  акцентуации  у  подростков  (относительно  незначительные 
отклонения  от  нормы):  гипертимный  тип  (преобладание  возбужденности, 
активности, «счастливый 
счастливчик»); 
циклоидный 
тип 
(фазы 
гипертимности и депрессии сменяют друг друга); лабильный тип (настроение 
 
73

сменяется слишком резко от незначительных причин); астеноневротический 
тип (повышенная утомляемость, раздражительность сменяется раскаянием и 
слезами);  сензитивный  тип  (повышенная  впечатлительность,  чувство 
собственной  неполноценности);  психастенический  тип  (нерешительность, 
тревожность,  мнительность,  страхи  за  будущее);  шизоидный  тип  (закрытый 
внутренний  мир;  живет  фантазиями,  отстраненность  от  людей, 
оригинальность  суждений,  отрыв  от  реального  мира);  эпилептоидный  тип 
(злобно-тоскливое  настроение  с  накипающим  раздражением,  мелочная 
аккуратность,  стремление  к  власти);  истероидный  тип  (жажда  внимания, 
быть  в  центре  внимания  любой  ценой,  склонность  к  позерству, 
демонстративным сценам); неустойчивый тип (отказ от выполнения долга и 
обязанностей, от учебы, стремление лишь к развлечениям и удовольствиям); 
конформный тип (полная зависимость от окружающих). Эти типы в чистом 
виде встречаются редко, чаще проявляются как смешанные. 
Шкалы  ПДО  позволяют  измерить  степень  эмоционально-личностных 
нарушений  человека  в  текущий  момент  и  спрогнозировать  тенденцию 
изменения характера человека при переходе этих нарушений в хроническую 
стадию,  т.е.  спрогнозировать  патогенез  характера  (тенденции  в  развитии 
личности, которые происходят при перерастании временной дезадаптации в 
хроническую).  Помимо  диагностики  типов  акцентуаций  характера  ПДО 
получает дополнительные показатели:  
- показатель откровенности и достоверности результатов; 
-  индекс  В,  указывающий  на  возможность  изменения  характера 
вследствие органического поражения головного мозга; 
-  показатель  реакции  эмансипации – стремление  освободиться  от 
контроля,  опеки  старших;  показатель  психологической  склонности  к 
алкоголизации,  показатель  психологической  готовности  к  делинквентности, 
к правонарушениям; 
- показатель мужественности-женственности. 
 
74

Психологическое  обследование  включало  использование  методики 
диагностики  степени  эмоциональной  стабильности  и  нестабильности  личности 
Г.Айзенка (1965). Личностный  опросник  Г.Айзенка,  адаптированный  для 
обследования детей, начиная с 7-летнего возраста, который содержит 60 вопросов, 
интерпретируемых по шкале экстра- и интроверсии, нейротизма и лжи. 
Г.Айзенк (1964) связывает экстра- и интроверсию со степенью возбуждения и 
торможения  в  центральной  нервной  системе,  рассматривая  этот  фактор, 
являющийся  в  значительной  мере  врожденным,  как  результат  баланса  процессов 
возбуждения  и  торможения.  Характеризуя  типичного  экстраверта,  Г.Айзенк 
отмечает  его  общительность  и  обращенность  индивида  вовне,  широкий  круг 
знакомств,  необходимость  в  контактах.  Он  действует  под  влиянием  момента, 
импульсивен,  вспыльчив,  беззаботен,  оптимистичен,  добродушен,  весел. 
Предпочитает движение и действие, имеет тенденцию к агрессивности. Чувства и 
эмоции не имеют строгого контроля, склонен к рискованным поступкам. На него 
всегда можно положиться. 
Типичный интроверт – это спокойный, застенчивый, интроективный человек, 
склонный  к  самоанализу.  Сдержан  и  отдален  от  всех,  кроме  близких  друзей. 
Контролирует  свои  чувства,  его  нелегко  вывести  из  себя.  Обладает 
пессимистичностью, высоко ценит нравственные нормы. 
Фактор  нейротизма  (или  нейротицизма)  свидетельствует,  по  Г.Айзенку, 
обэмоционально-психологической устойчивости или неустойчивости, стабильности 
–  нестабильности  и  рассматривается  в  связи  с  врожденной  лабильностью 
вегетативной  нервной  системы.  В  этой  шкале  личностных  свойств 
противоположные  тенденции  выражены  дискордантностью  и  конкордантностью. 
При  этом  на  одном  полюсе  оказывается  человек  «внешней  нормы»,  за  которой 
скрывается  подверженность  всевозможным  психологическим  пертурбациям, 
влекущим  к  неуравновешенности  нервно-психической  деятельности.  На  другом 
полюсе – личности,  психологически  устойчивые,  хорошо  адаптирующиеся  к 
окружающей социальной микросреде (Блейхер В.М., Крук И.В., Боков С.Н., 1996). 
 
75

Нейротизм  отражает  предрасположение  к  неврозу,  предиспозицию.  При 
выраженном  нейротизме,  по  Г.Айзенку,  достаточно  незначительного  стресса,  и, 
наоборот,  при  невысоком  показателе  нейротизма  для  возникновения  невроза 
требуется сильный стресс, чтобы развился невроз (Блейхер В.М., Крук И.В., Боков 
С.Н., 1996). 
Контрольная  шкала  (шкала  лжи)  служит  для  выявления  обследуемых  с 
«желательной  реактивной  установкой»,  т.е.  с  тенденцией  реагировать  на  вопросы 
таким образом, чтобы получились желаемые для обследуемого результаты. 
Максимальная  оценка  по  шкале  экстраверсии – 24 балла.  Об 
экстравертированности свидетельствует показатель выше 12 баллов. При показателе  
ниже 12 баллов  говорят  об  интровертированности.  О  нейротизме  свидетельствует 
превышающий 14 баллов показатель в этой шкале. Показатель 4-5 баллов по шкале 
лжи  рассматривается  уже  как  критический.  Высокий  показатель  в  этой  шкале 
свидетельствует о тенденции испытуемого давать «хорошие» ответы. Тенденция эта 
проявляется и в ответах на вопросы по другим шкалам, однако шкала лжи служит 
своеобразным индикатором демонстративности в поведении обследуемого. 
Введение теста Айзенка позволяет не столь количественно, сколько именно с 
качественной  стороны  проконтролировать  результаты  самопознания  человека  в 
плане  отнесения  себя  к  тому  или  иному  типу  характера  своей  активности  или 
социальной адаптации. 
 Измерение  тревожности  как  свойства  личности  особенно  важно,  так 
как это свойство во многом обуславливает поведение человека. 
Для диагностики тревожности разработан ряд тестовых и проективных 
методик,  позволяющих  оценить  тревожность  как  устойчивое  свойство 
личности  (личностная  тревожность)  и  тревожность  как  состояние 
(ситуативная или реактивная тревожность, возникающая как эмоциональная 
реакция  на  стрессовую  ситуацию).  Среди  тестовых  методик  широкое 
распространение  получили  шкала  реактивной  и  личностной  тревожности 
Ч.Д.Спилбергера (1972) и    шкала  тревожности  Дж.Тейлор (1953). Шкала 
реактивной  и  личностной  тревожности  Ч.Д.Спилбергера (1972), различающая 
 
76

понятие  тревоги  как  состояния  и  тревожности,  как  черты,  свойства  личности. 
Тревога  характеризуется  различной  интенсивностью,  изменчивостью  во  времени, 
наличием осознаваемых неприятных переживаний напряженности, озабоченности, 
беспокойства,  опасений,  выраженной  активацией  деятельности  вегетативной 
нервной системы. Возникает тревога как реакция человека на различные стрессы, 
чаще  психогенного,  социально-психологического  характера.  Личностную 
тревожность  автор  рассматривает  как  свойство  индивида,  она  является 
конституциональным  признаком,  относится  к  предрасположенности.  Личностная 
тревожность – это  относительно  постоянное  свойство  человека  видеть  угрозу 
своему  благополучию  в  самых  различных  ситуациях.  Личностная  тревожность 
является предиспозицией, облегчающей возникновение реакций тревоги (Блейхер 
В.М., Крук И.В., Боков С.Н., 1996). 
Шкала  Спилбергера  учитывает  дифференциацию  факторов  личностной  и 
реактивной  тревоги.  Она  представляет  собой  опросник,  состоящий  из  двух 
подшкал.  Подшкала  личностной  тревожности  включает  в  себя 20 утверждений, 
которые  обследуемый  должен  оценить  по 4-бальной  системе: «почти  никогда», 
«иногда», «часто», «почти всегда». 
Подшкала реактивной тревоги также состоит из 20 утверждений. Из них 10 
констатируют,  а 10 отрицают  наличие  тревоги.  Оценка  утверждений: «нет,  это 
совсем не так», «пожалуй так», «верно», «совершенно верно». 
Шкала  Спилбергера  крайне проста,  она относится к  экспресс-методикам,  и 
применение  ее  требует  очень  мало  времени.  В  СССР  шкалу  Спилбергера 
модифицировал, адаптировал и стандартизировал Ю.Л.Ханин (1976, 1978). Им же 
получены  ориентировочные  нормативы:  низкий  уровень  тревоги – 20-30 баллов, 
средний  уровень 31-44 балла,  высокий  уровень – 45 баллов  и  выше.  Общий 
итоговый показатель по каждой из подшкал может находиться в диапазоне от 20 до 
80 баллов. Суммарные оценки получаются путем подсчета результатов с помощью 
ключа, учитывающего инвертированные утверждения. 
Другая распространенная методика для определения уровня тревожности – 
шкала  Дж.Тейлор.  Она  построена  на  основе  Миннесотского  многопрофильного 
 
77

опросника  и  направлена  на  исследование  личностной  тревожности.  Шкала 
Дж.Тейлор состоит из 50 вопросов, на которые испытуемый должен ответить «да», 
«нет», «иногда». Методика проста в обработке и интерпретации данных.. 
Для диагностики показателей и форм агрессии разработан опросник  А. Баса 
и  А.Дарки  в  адаптации  А.К.Осницкого.  Опросник  состоит  из 75 
утверждений, на которые испытуемый должен ответить «да», «пожалуй, да», 
«пожалуй, нет», «нет». Обработка опросника Басса-Дарки производится при 
помощи  индексов  различных  форм  агрессивных  и  враждебных  реакций 
(физическая  агрессия,  косвенная  агрессия,  склонность  к  раздражению, 
негативизм,  обида,  подозрительность,  вербальная  агрессия),  которые 
определяются  суммированием  полученных  ответов.  Сумма  баллов, 
умноженная  на  коэффициент,  указанный  при  каждом  параметре 
агрессивности,  позволяет  получить  удобные  для  сопоставления – 
нормативные  показатели. 
Конституционально-типологическая  недостаточность высшей нервной 
деятельности  у  испытуемых  экспериментальной  группы  подтверждалась 
данными,  анализируемыми  на  основании  следующих  критериев: 1) 
отягощенный  анамнез,  указывающий  на  наличие  у  обследуемых  в  раннем 
детстве 
признаков 
резидуально-органической 
церебральной 
недостаточности; 2) наличие 
неврологической 
микросимптоматики 
(сглаженность  носогубных  складок,  затрудненные  двигательные  пробы 
артикуляторной  моторики,  общей  и  моторики  пальцев  рук); 3) трудности 
формирования  навыков  письма  и  письменной  речи,  проявляющиеся  в 
стойкой  неуспеваемости  по  русскому  языку,  наличие  дисграфических  и 
дизорфографических ошибок письма, плохого, неряшливого почерка.  
В предварительной беседе с испытуемыми экспериментальной группы 
выяснялось 
соматовегетативное 
состояние, 
которое 
представляло 
разнообразные  жалобы:  это  головные  боли  разной  интенсивности,  в  том 
числе  мигренозные;  плохая  переносимость  душных  помещений;  ухудшение 
состояния  при  поездках  на  транспорте;  повышенная  восприимчивость  к 
 
78

меняющимся  метеофакторам;  проявления  вегетопатий.  При  беседе 
обращалось внимание на дисфорические и депрессивные эпизоды.   
Перечисленные критерии анализировались в корреляции с признаками 
аномального 
личностного 
и 
поведенческого 
реагирования.  
Психотипологические 
особенности 
у 
подростков 
определялись 
с 
использованием  результатов  целенаправленных  характеристик  конкретного 
подростка  учителями,  родителями  и  самого  экспериментатора  в  условиях 
естественного эксперимента.  
Проективные 
методики:  «Дом-дерево-человек» (Д.Д.Ч.), 
«Несуществующее животное».  
Важной  положительной  особенностью  проективных    методик  является 
практически  полное  отсутствие  влияния  так  называемой  тестовой 
тренированности.  То  есть  повторное  использование  применительно  к 
конкретному испытуемому не приводит к сколько-нибудь заметному изменению 
результатов. Поэтому оперируя результатами  методики, можно быть уверенным, 
что они не искажены этим фактором. 
Проективный 
тест 
«Дом-дерево-человек» 
представляет 
собой  
графический  проекционный  тест  для  психологической  диагностики 
психического  состояния  ребенка,  его  внутреннего  самочувствия.  Проективные 
особенности  этого  теста  обусловлены  неопределенностью  предъявляемого 
стимула. 
Считается,  что  рисунок  дома,  дерева  и  человека – это  своеобразный 
автопортрет  рисующего  человека,  так  как  в  своем  рисунке  он  представляет  те 
черты  объектов,  которые  в  той  или  иной  мере  значимы  для  него.  В  нашем 
исследовании  тест  «Дом-дерево-человек»  был  применен  с  целью  выявления 
степени 
выраженности 
у 
детей 
таких 
симптомокомплексов 
как 
«незащищенность», «тревожность», «недоверие 
к 
себе», «чувство 
неполноценности», «враждебность», «конфликтность», «трудности  общения», 
«депрессивность».  Был  использован  вариант  методики,  предложенный  и 
 
79

апробированный  Р.Ф.Беляускайте.  Выраженность  каждого  симптомокомплекса 
определялась суммой баллов по всем показателям данного симптомокомплекса. 
Выполнение рисуночного теста состояло из двух частей: процесса рисования 
и  беседы  после  него.  При  анализе  рисунков  использовались  системы 
интерпретации, предложенные Г.Хоментаускасом, Р.Беляускайте, Е.С.Романовой и 
О.Ф.Потемкиной.  Для  количественной  оценки  теста  «Дом-дерево-человек» 
общепринятые  качественные  показатели  были  сгруппированы  в  следующие 
симптомокомплексы: 1) незащищенность; 2) тревожность; 3) недоверие к себе; 4) 
чувство неполноценности; 5) враждебность; 6) конфликт; 7) трудности в общении; 
8)  депрессивность.  Каждый  симптомокомплекс  состоит  из  ряда  показателей, 
которые  оцениваются  баллами,  максимальный  балл  мог  достигать  в  сумме:  по 
первому сомптомокомплексу – 18 баллов, по второму – 13 баллов, по третьему – 7 
баллов, по четвертому – 10 баллов, по пятому – 14 баллов, по шестому – 17 баллов, 
по седьмому – 17 баллов, по восьмому – 11 баллов. При интерпретации рисунка 
дома, дерева, человека мы исходили из целостности всех рисунков, наличие только 
одного  признака  не  свидетельствовало  о  наличие  определенной  психологической 
особенности. 
Проективный  тест  «Несуществующее  животное»,  разработанный  М.  З. 
Дукаревич,  позволяет  исследовать  индивидуальные  особенности  личности, 
выявлять  признаки  нарушений  психического  функционирования  и  изучать  сферу 
общения. 
Ход    проведения  теста  состоит  из  двух  частей:  рисования  и  беседы  после 
него.  Метод  исследования  построен  на    теории  психомоторной  связи.  Для 
регистрации состояния психики используется исследование состояния моторики  (в 
частности,  моторики  рисующей  доминантной  руки),  зафиксированное  в  виде 
графического следа движения (рисунка).  
 При  выполнении  рисунка  лист  бумаги  представляет  собой  модель 
пространства и, кроме состояния мышц, фиксирует отношение к пространству, т.е. 
возникшую  тенденцию.  Пространство,  в  свою  очередь,  связано  с  эмоциональной 
окраской переживания и временным периодом: настоящим, будущим, прошедшим.  
 
80

Пространство, расположенное сзади и слева от субъекта, связано с периодом 
прошлого  и  бездеятельностью  (отсутствием  активной  связи  между  мыслью-
представлением  и  планированием)  и  его  осуществлением.  Левая  сторона  и  низ 
пространства связаны с отрицательно окрашенными и депрессивными эмоциями, с 
неуверенностью, пассивностью. 
Правая сторона пространства впереди и вверх связана с периодом будущего и 
с действительностью, а также с положительно окрашенными эмоциями, энергией, 
активностью, конкретностью действий. 
Интерпретация  строилась  на  последовательном  анализе  следующей 
информации: 
- Положение рисунка на листе; 
- Центральная смысловая часть фигуры; 
- Несущая часть фигуры; 
- Части, возвышающиеся над уровнем фигуры; 
- Контур фигуры; 
- Общая энергия; 
- Тема рисунка; 
- Уподобление животного человеку; 
- Творческие возможности; 
- Название. 
Прежде  всего  оценивали  способ  построения  образа,  характеризующий  тип 
воображения  и  мышления  ребенка,  его  подход  к  творческой  задаче.  При  низком 
уровне  изобразительной  техники  способ  построения  образа  в  большей  мере 
отражается в названии животного, чем в его внешнем виде. 
Оценивались  также  следующие  особенности  детей:  тревожность,  страхи, 
демонстративность,  агрессивность,  депрессивные  тенденции,  астенизация, 
самооценка и система ценностей, сфера общения, принадлежность к какому-нибудь 
из  четырех  базовых  психотипов:  шизоидному,  эпилиптоидному,  истероидному, 
циклоидному. 
 
81

Проективный  тест  «Несуществующее  животное»  построен  на  теории 
психомоторной  связи.  Для  регистрации  состояния  психики  используется 
исследование  моторики  (в  частности,  моторики  рисующей  доминантной  правой 
руки,  зафиксированной  в  виде  графического  следа  движения,  рисунка).  По 
И.М.Сеченову,  всякое  представление,  возникающее  в  психике,  любая  тенденция, 
связанная с этим представлением, заканчивается движением (буквально – «Всякая 
мысль заканчивается движением»). 
Если  реальное  движение  по  какой-то  причине  не  осуществляется,  то  в 
соответствующих группах мышц суммируется определенное напряжение энергии, 
необходимой для осуществления ответного движения (на представление – мысль). 
Так  например,  образы  и  мысли-представления,  вызывающие  страх,  стимулируют 
напряжение  в  группах  ножной  мускулатуры  и  в  мышцах  рук,  что  оказалось  бы 
необходимым  в  случае  ответа  на  страх  бегством  или  защитой  с  помощью  рук – 
ударить,  заслониться.  Тенденция  движения  имеет  направление  в  пространстве: 
удаление, приближение, наклон, выпрямление, подъем, падение. При выполнении 
рисунка  лист  бумаги  (либо  полотно  картины)  представляет  собой  модель 
пространства и, кроме состояния мышц, фиксирует отношение к пространству, т.е. 
возникающую тенденцию. Пространство, в свою очередь, связано с эмоциональной 
окраской  переживания  и  временным  периодом:  настоящим,  прошлым,  будущим. 
Связано оно также с действенностью или идеально-мыслительным планом работы 
психики.  Пространство,  расположенное  сзади  и  слева  от  субъекта,  связано  с 
прошлым  периодом  и  бездеятельностью  (отсутствием  активной  связи  между 
мыслью-представлением, планированием и его осуществлением). Правая сторона, 
пространство спереди и вверху связаны с будущим периодом и действенностью. На 
листе  (модели  пространства)  левая  сторона  и  низ  связаны  с  отрицательно 
окрашенными  и  депрессивными  эмоциями,  с  неуверенностью  и  пассивностью. 
Правая  сторона  (соответствующая  доминантной  правой  руке) – с  положительно 
окрашенными эмоциями, энергией, активностью, конкретностью действия. 
Помимо  общих  закономерностей  психомоторной  связи  и  отношения  к 
пространству при толковании материала теста используются теоретические нормы 
 
82

оперирования  с  символами  и  символическими  геометрическими элементами  и 
фигурами. 
Для статистической проверки или стандартизации результат анализа может 
быть представлен в описательных формах. 
Результаты 
экспериментально-психологических 
исследований 
подверглись  многовекторному  сравнительно-психологическому  анализу 
(И.В.Боев,  О.А.Ахвердова, 1998), который  был  использован  и  для 
объективизации 
применяемых 
методов 
специализированной 
психологической помощи. Сплошная математическая обработка проводилась 
с использованием критерия Х – квадрат, исходя из нулевой гипотезы о том, 
что  никакого  различия  между  сравниваемыми  группами  нет  (К.  Браунли, 
1972).  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
83

2.3. Программа специализированной психологической помощи в 
виде психологического сопровождения выпускников классов 
коррекционно-развивающего обучения 
 
Адекватная  и  своевременная  диагностика  конституционально-
типологической  недостаточности  высшей  нервной  деятельности  и/или 
психотипологической  предиспозиции  личности  у  детей  и  подростков  с 
задержкой 
психического 
развития 
подразумевает 
оказание 
специализированной  психологической    помощи  в  виде  психологического 
сопровождения  (патронажа  специалистов),  основанной  на  приемах 
конституционально-ориентированной  психокоррекции,  психотерапии  и 
психологического консультирования.  
Специализированная  психологическая  помощь  основывалась  на 
концепции 
сотрудничества 
в 
психологическом 
консультировании 
(К.Роджерс), 
адаптированной 
к 
случаям 
школьной 
дезадаптации  
О.Н.Усановой (1995); принципах лечебной педагогики Н.Е.Поляковой (1995); 
методе 
реконструктивной 
психотерапии 
В.Н.Мясищева (1961) в 
модификации  Н.Н.Ерошенко (2002), Э.М.Козловой (2003) и  программу 
активной и пассивной арттерапии, разработанную Н.Н.Волосковой (2001) для 
подростков, имеющих аномальную личностную изменчивость органического 
происхождения, адаптированную к настоящему контингенту испытуемых. 
Предложенная  О.Н.Усановой (1995) концепция  сотрудничества  в 
психологическом  консультировании,  разработана  на  основе  теории 
К.Роджерса.  В  рамках  излагаемой  концепции  сотрудничества  в 
консультировании человек рассматривается как целостная, активная, относи-
тельно  автономная  личность,  вступающая  в  коммуникативные  отношения  с 
окружающими,  получающая  возможность  реализовать  свои  способности 
размышлять,  переживать,  действовать,  вербализировать  собственные 
действия и переживания, рефлексировать. 
 
84

Важной  теоретической  основой  сотрудничества  в  консультировании 
является  концепция  действительности,  представления  о  том,  как  субъект 
приходит к самоощущению и мировосприятию. 
Такая  концепция  действительности  и  субъективного  ее  отражения 
способствует  организации  процесса  консультирования  на  всех  его  этапах. 
Важной  составляющей  анализируемой  концепции  выступает  идея  модели 
действия, которая строится человеком на основе его представлений о своем 
образе и об образе действительности. 
Действие  личности  рассматривается  нами  как  событие  или  система 
событий,  связанных  определенным  контекстом  и  имеющих  субъективное 
значение.  Этот  контекст  специфичен  тем,  что  действия  личности 
обуславливаются  связью  одновременно  со  многими  системами  (школа, 
друзья и т.д.). В связи с этим модель действия на основе понимания человека 
как  рефлексирующего  субъекта  в  его  системных  отношениях  не  может 
представлять  собой  прямолинейной  причинно-следственной  связи.  Скорее 
это циркулирующие процессы обратной связи между действующим лицом и 
участниками систем его взаимоотношений. 
Наиболее  эффективны  следующие  структуры  действий:  введение 
консультируемого  в  ситуацию;  описание  проблемы  и  реконструкция 
внутреннего  мира  ощущений  и  мыслей;  смена  ролей;  анализ  и  выделение 
главной проблемы; выбор цели и принятие ее; разработка путей достижения 
цели;  принятие  решения;  подготовка  к  осуществлению  решения; 
психологическая  поддержка  консультируемого  в  процессе  реализации 
решения. 
Эти  действия  эффективно  можно  осуществлять  при  соблюдении 
определенных условий. Для консультирования выбирается удобное время, не 
провоцирующее  торопливость  в  работе.  Психолог  и  клиент  занимают 
удобное  положение  в  комфортном  помещении.  Проводится  точное 
распределение  ролей  (есть  консультант  и  консультируемый).  Задача 
 
85

консультанта - перевести  консультируемого  от  изложения  жалоб  к 
планированию конкретных действий по решению проблемы. 
При  работе  с    подростками  мы  основывались  на  принципах  лечебной 
педагогики.  Лечебная  или  медицинская  педагогика - это  оказываемое  с 
лечебной целью воздействие на личность больного ребенка или полростка, в 
частности, страдающего нервно-психической патологией. Фактически любой 
школьный  коллектив  в  настоящее  время  нуждается  в  специалистах  по 
лечебной педагогике, психокорректорах (Н.Е.Полякова, 1995). 
Методы  лечебной  педагогики  разнообразны  и  зависят  не  только  от 
формы заболевания, но и от его стадии, степени выраженности психических 
нарушений,  возраста  больного  и  его  микросоциальной  среды.  Задачами 
лечебной  педагогики  являются:  коррекция  поведения,  нарушенного 
болезнью,  психотравмирующей  ситуацией  или  неправильным  воспитанием: 
пробуждение  отсутствующего  или  утраченного  интереса  к  учебной  работе; 
ликвидация  педагогической  или  социальной  запущенности;  приобретение 
профессиональных  навыков  и  решение  вопросов  профессиональной 
ориентации. 
Успех  лечебно-педагогической  работы  определяется  объединением 
усилий,  согласованностью  действий  медицинского  персонала,  психологов, 
педагогов,  детей  и  подростков,  на  которых  направлены    эти  усилия. 
Выпадение хотя бы одного звена из этого комплекса снижает эффективность 
проводимой работы. 
Первая  и  главная  задача  педагога  увидеть  и  осознать,  что  все  дети 
разные  и  трудны  они  по-разному.  Различаются  они  по  следующим 
характеристикам: 
уровень 
активности, 
энергичность, 
регулярность 
различных  биологических  циклов  (сон,  бодрствование,  голод,  насыщение, 
динамика  процессов  выделения  и  т.д.).  Дети  различаются  по  способности  к 
адаптации  (т.е.  тем,  насколько  легко  меняется  их  поведение  в  ответ  на 
изменившиеся обстоятельства окружающей среды) и по интенсивности своих 
 
86

эмоциональных  реакций  (например,  обнаруживая  свою  радость  громким 
смехом или спокойной улыбкой, а неудовольствие - криком или жалобой). 
В  наиболее  сложное  положение  попадает  ребенок  или  подросток 
непризнанный  в  школьном  коллективе,  непринятый  неформальной  средой 
сверстников  и  лишенный  поддержки  семьи.  К  трудностям  поведения 
присоединяются  в  разной  степени  выраженные  нервно-психические 
расстройства  в  виде  колебаний  настроения,  повышенной  обидчивости, 
ранимости, 
плаксивость 
или 
повышенная 
раздражительность 
с 
агрессивностью.  Возникновение  нарушений  сна,  аппетита,  повышенной 
утомляемости, головной боли, расстройств желудочно-кишечных  функций - 
так  называемой  психосоматической  симптоматики - указывает  на  глубину 
психопатологического состояния и необходимость обращения к психиатру.  
Лечебная  педагогика  помогает  решить  общие  педагогические  и 
общевоспитательные  задачи  по  передаче  детям  и  подросткам  необходимых 
общеобразовательных навыков. Основным действующим фактором педагога 
является  слово  и  в  этом  лечебно-педагогическое  воздействие  сходно  с 
психотерапевтическим (Б.З.Драпкин, 1979). 
Особого  педагогического  внимания  требует  значительная  по 
представительству группа детей, которые по состоянию нервно-психического 
здоровья  находятся  на  нижней  границе  нормы  и  обнаруживают  признаки 
отклонений  в  психическом  здоровье,  дисгармоническое  развитие.  Они  не 
больные,  находятся  в  состоянии  своеобразного  неустойчивого  равновесия. 
Своевременное 
лечебно-педагогическое 
воздействие 
способно 
предотвратить,  нормализовать,  а  под  час  и  полностью  компенсировать 
отклонения в поведении ребенка.  
Одним  из  принципов  лечебной  педагогики  является  необходимость 
индивидуального  полхода  к  каждому  ребенку  и  подростку,  учет  его 
психологических  особенностей,  наиболее  здоровых  звеньев  и  свойств 
 
87

личности  и  использования  их  для  организации  лечебно-педагогического 
процесса. 
Важен 
также 
принцип 
соответствия. 
Нагрузки, 
особенно 
интеллектуальные,  должны  соответствовать  физическим  и  психическим 
возможностям  воспитанника.  Начиная  с  требований,  несколько  отстающих 
от  возможностей  учащегося,  педагог  постепенно  создает  для  ребенка 
ситуацию  радости  и  гордости  от  преодоления  трудностей.  Вознаграждать 
детей  следует  за  улучшение  учебной  деятельности,  а  не  за  абсолютные 
успехи  в  ней,  необходимо  поощрение  за  достижения  в  творческой 
деятельности  (рисование,  резьба  по  дереву  и  т.д.),  в  спорте,  в  различных 
школьных  мероприятиях  и  т.д.  Важно,  чтобы  все  дети  получали 
положительные  эмоции  и  одобрение  за  то,  чем  они  занимаются  в  школе. 
Постепенно  у  учащегося  возникает  или  восстанавливается  положительное 
отношение к школе, интерес к учебе. 
Индивидуальная 
патогенетическая 
техника 
психокоррекции 
(В.Н.Мясищева) применяется на занятиях лишь к тем детям и пождросткам, 
которые обнаруживают отклоняющееся поведение.  
Задачи патогенетической психотерапии отражают поэтапный характер 
психокоррекционного  процесса  от  изучения  личности  пациента  через 
осознание к изменению, т. е. к коррекции нарушенных отношений подростка 
и  обусловленных  ими  неадекватных  эмоциональных  и  поведенческих 
стереотипов,  ведущих  к  нарушению  полноценного  функционирования 
личности (Г.Л.Исурина, Б.Д.Карвасарский и др., 1989). 
Конечные задачи патогенетической психотерапии подростков  состоят 
в  достижении  изменений  в  трех  сферах:  когнитивной,  эмоциональной  и 
поведенческой.  Индивидуальная  психокоррекционная  форма  работы  в 
большей  степени  акцентирует  когнитивный  аспект  изменений  (именно 
поэтому  она  и  может  быть  отнесена  к  рациональной  психотерапии). 
Благодаря  этим  особенностям  работы  центр  тяжести  индивидуальной 
 
88

психотерапии  переносится  на  сферу  интеллектуального  осознания. 
Возможности  же  ее  в  непосредственной  коррекции  эмоциональной  и 
поведенческих сфер ограничены, однако эти сферы не исключены полностью 
из психокоррекционного процесса, а прорабатываются опосредованно, через 
изменение  когнитивного  компонента  отношения.  Непосредственная  же 
работа  с  эмоциональными  и  поведенческими  стереотипами  ограничивается 
взаимоотношениями подросток -  психолог. 
Индивидуальная психотерапия ориентирована биографически. Из этого 
вытекает  и  особенности  в  материале  осознания:  форма  индивидуальная 
направлена на генетическое (историческое). Именно поэтому в центре внима-
ния индивидуальной психотерапии оказывается биографический материал. 
На  основании  анализа  своей  биографии  подросток  может: 1) осознать 
мотивы своего поведения, особенности своих отношений, эмоциональных и 
поведенческих  реакций; 2) осознать  неконструктивный  характер  ряда  своих 
отношений, эмоциональных и поведенческих стереотипов; 3) осознать связь 
между  различными  психогенными  факторами  и  особенностями  отношений; 
4)  осознать  меру  своего  участия  и  ответственности  в  возникновении  кон-
фликтных и психотравмирующих ситуаций; 5) осознать более глубокие при-
чины своих переживаний и способы реагирования, коренящиеся в детстве, а 
также условия формирования своей системы отношений. 
Индивидуальная  психотерапия  имеет  дело  не  столько  с  «живыми» 
эмоциями (кроме отношений подросток - клинический психолог), сколько  с 
их  «отражением»,  поэтому  задачи  в  эмоциональной  сфере  в  определенной 
степени также связаны с осознанием. В течении психокоррекционной работы 
подросток может: 1) получить эмоциональную поддержку от психолога, спо-
собствующую  ослаблению  защитных  механизмов; 2) научиться  понимать  и 
вербализовывать свои чувства; 3) испытывать более искренние чувства к са-
мому  себе; 4) раскрыть  свои  проблемы  с  соответствующими  им 
переживаниями  (часто  скрытыми  от  самого  себя); 5) произвести 
 
89

эмоциональную  коррекцию  своих  отношений,  модифицировать  способ 
переживаний, эмоционального реагирования. 
В  ходе  работы  подросток  может  корригировать  свои  неадекватные 
реакции  и  формы  поведения  на  основании  достижений  в  познавательной 
сфере. 
Ведущим 
психокоррекционным 
коррегирующим 
воздействием 
является  метод  перестройки  отношений.  Этот  метод  может  быть  назван 
глубокой психотерапией. Он дает возможность выяснить не только причины 
сложных  отношений,  известные  подростку,  но  и  те  из  них,  связь  которых  с 
имеющимися  у  него  дезадаптивными  проявлениями  ему  не  ясна  поэтому 
основная  задача  психокоррекционного  воздействия,  прежде  всего,  должна 
быть  направлена  на  выяснение  источников  дезадаптивного  состояния 
личности подростка. 
Психотерапия  начинается,  с  бесед    психолога  с  подростком, 
нацеленных на выяснение его жизненной истории, истории развития системы 
отношений,  особенностей  личности  подростка,  его  отношений  к 
окружающей  действительности - к  родным  (если  они  есть),  школе, 
товарищам, детскому дому и т. п. Во время бесед с подростком от внимания 
психолога  не  должно  ускользать  ни  одно  замечание  подростка,  ни  одно 
сообщение его о, казалось бы, незначительном факте, реакция на него самого 
подростка. 
Такое  детальное  выяснение  биографических  данных  помогает  
психологу путем сопоставления событий в жизни подростка с характером его 
реакции на них выяснять особенность сформировавшихся у него отношений, 
которыми  и  была  обусловлена  неправильная  переработка  внешних 
воздействий,      послуживших      толчком      для      развития      социально-
психологической  дезадаптации  личности.  Таким  образом,  постепенно 
раскрываются 
особенности 
конституционально-психотипологических 
механизмов,  приводящих  к  дрейфу  в  сторону  пограничной  аномальной 
 
90

личности,  что 
является  источником  возникновения  дезадаптации 
(О.А.Ахвердова, 1998). 
Но  одного  понимания  со  стороны  психолога  этих  изменений  еще  не 
является  достаточным.  Очень  важно  добиться  понимания  его  самим 
подростком. Необходимо помочь подростку самому разобраться в причинах 
патогенных  переживаний,  возникших  у  него  благодаря  неправильно 
сложившимся 
отношениям, 
благодаря 
конституционально-
психотипологической  предиспозиции,  которые,  взаимодействуя  между 
собой,  усложняли,  мешали  разрешению  встретившихся  социально-
психологических трудностей. 
Важным  условием  успеха  психотерапии  является  установление 
контакта    психолога  с  подростком,  а  также  необходимо  выработать 
положительное 
эмоциональное 
отношение 
подростка 
к 
процессу 
психокоррекции. 
При  завоевании  психологом  расположения  подростка  благодаря 
правильному  пониманию  его  переживаний  растет  авторитет  психолога, 
доверие к нему и развивается все более активное участие самого подростка в 
совместном критическом разборе жизненных отношений и обстоятельств. С 
этого  момента,  когда  подросток  начинает  понимать  причины  сложившейся 
системы  отношений, он начинает все более раскрываться - сообщать о себе 
много  новых  существенных  биографических  данных,  о  которых  раньше 
умалчивал  из-за  того,  что  считал  их  ненужными,  не  имеющими  значения, 
либо  та  чувства  неудобства,  стыда,  нежелания  показать  себя  перед 
психологом в невыгодном для себя свете. 
В  процессе  использования  патогенетической  техники  психокоррекции 
важно  отметить  определенную  последовательность  в  формах  поведения 
психолога.  При  первой  встрече  с  подростком  клинический  психолог 
минимально  активен,  недирективен,  способствует  искреннему  раскрытию 
эмоциональных переживаний подростка, созданию доверительного контакта. 
 
91

Затем,  увеличивая  свою  активность,  психолог  приступает  к  выяснению 
«внутренней  картины  болезни»,  к  вербализации  подростком  всех  его 
представлений,  связанных  с  пониманием  болезни,  ожиданий  от  лечения  и 
перспектив  психокоррекции.  В  процессе  такого  обсуждения  в  сознании 
подростка  постепенно  выстраивается  определенная  последовательность  из 
различных  звеньев  новой  концепции  болезни:  сложности  отношений 
(симптоматика) - эмоциональные  факторы  или  патогенные  ситуации - 
личностные  позиции  или  отношения - невротический  конфликт - 
потребности или мотивы. 
Параллельно  проводится  работа  с  воспитателями  и  педагогами 
учебного  учреждения,  заинтересованными  в  процессе  коррекции,  в  виде 
курса  лекций  и  индивидуальных  консультаций,  с  учетом  культурного  и 
интеллектуального  уровня  последних.  Такая  форма  работы  играет 
решающую  роль  в  социально-психологической  адаптации  не  только 
представителей психологической нормы - акцентуантов, но и представителей 
пограничной личностной изменчивости. 
Постепенно взаимоотношения с подростком углубляются, клинический 
психолог  становится  помощником  в  интенсивной  работе  подростка  над  его 
внутренним миром. 
На  заключительном  этапе  психокоррекции  клинический  психолог 
вновь  увеличивает  свою  активность  и  даже  проявляется  директивность, 
испытывая  и  закрепляя  подростком  новых  способов  переживания  и 
поведения. 
Задачей  психологической  коррекции  является  выработка  и  овладение 
навыками оптимальной для индивида и эффективной для сохранения здоро-
вья психической деятельности, способствующей личностному росту и адап-
тации человека в обществе. Психокоррекция в узком понимании термина ос-
новной своей задачей ставит купирование аномальных психотипологических, 
личностных  переживаний  и  аномальных  поведенческих  реакций  в  ответ  на 
 
92

длительное 
воздействие 
деструктивных 
социально-стрессовых 
информационных  факторов,  что  в  значительной  мере  способствует 
внутренней и внешней гармонизации личности подростка. 
Нами  были  адаптированы  оригинальные  психокоррекционные  и 
психотерапевтические  технологии,  разработанные  Н.Н.Волосковой (2001): 
для  представителей  «ЗПР  соматогенного  генеза»  и  «ЗПР  психогенного 
генеза», располагающихся в диапазоне психологической нормы-акцентуаций, 
признаками  конституционально-типологической  недостаточности  ВНД  с 
преобладанием  истероидной  структуры  личности.  Патогенетическая 
(реконструктивная) психотерапия (И.В. Боев, 2003)  в сочетании с приемами 
пассивной,  активной  арттерапией  и  музыкотерапией  проводилась  для 
представителей 
диапазона 
ПАЛ, 
характеризующихся 
сочетанной 
конституционально-типологической 
недостаточностью 
ВНД 
и 
психотипологической  предиспозицией  личности,  детерминированных  ЗПР 
церебро-органического  и  конституционального  генезов  с  преобладанием 
эпилептоидной и шизоидной структур личности. 
Эмоционально-стрессовую  психотерапию  следует  рассматривать  как 
всецело направленную к лечебной цели посредством аппелляции к духовным 
компонентам  личности,  пробуждая  в  ней  насущную  потребность 
самоусовершенствования, выработки у себя таких свойств и качеств, которые 
будут  поднимать  ее  как  в  своих  собственных  глазах,  так  и  во  мнении 
окружающих (В.Е.Рожнов, 1985, с. 30). 
Показания к применению арттерапии очень широки и обусловлены ее 
действием: 
Социально-личностный  уровень  адаптации:  в  основе  адаптирующего 
действия 
лежит 
неосознаваемая 
созидательная, 
гармонизирующая, 
интегрирующая  сила  некоего  эстетического  и  творческого  начала, 
заложенного в искусстве. 
 
93

Личностно-ассоциативный 
уровень 
адаптации: 
облегчение, 
компенсация достигаются за счет не столько эстетического действия, сколько 
вследствие  снижения  напряжения,  обусловленного  отреагированием 
различных конфликтных, гнетущих переживаний и их сублимация. 
Физиологический  уровень  адаптации:  учитывается  физическое, 
физиологическое,  координационно-кинетическое  влияние  пластического 
изобразительного творчества на организм и психику. 
Каждый  из  этих  элементов  допускает  использование  искусства  и  в 
экспрессивном  творческом  варианте,  когда  творят  сами  подростки,  и  в 
импрессивном,  когда  используется  восприятие  уже  готовых  произведений 
изобразительного творчества.  
Физическое и физиологичекое влияние арттерапии заключается в том, 
что 
активное 
творчество 
способствует 
улучшению 
координации, 
восстановлению и более тонкому дифференцированию идеомоторных актов. 
Здесь непосредственное воздействие на организм оказывает и цвет, и линии, 
и формы. Работы де Фере открыли зависимость скорости кровообращения и 
силы  мускульных  сокращений  от  цвета  и  освещения.  В  странах 
каллиграфического  письма  (Китай,  Япония  и  др.)  с  давних  времен  для 
лечения  нервных  потрясений  применяются  рисование  иероглифов.  В 
настоящее время выяснилось, что при этом человек полностью расслабляется 
и заметно снижается частота его пульса. 
В целом показания к арттерапии достаточно обширны, тем более что ее 
применение  может  «дозироваться»  от  относительно  «поверхностной 
занятости» до углубленного анализа скрытых индивидуальных переживаний. 
Многоплановое воздействие искусства живописи и музыкотерапии позволяет 
применять  его  к  пациентам  разного  возраста  в  самых  широких 
дигностических  пределах.  Арттерапию  можно  использовать  как  седативное 
средство  при  психомоторном  возбуждении  и  агрессивных  тенденциях;  она 
может выполнять функции отвлечения и занятости, способна при социальной 
 
94

дезадаптации облегчить контакт и помогать выявлять скрытые переживания. 
Она  может  также  выполнять  активизирующие  и  адаптивные  функции, 
оказывать  и  расслабляющее  действие:  расслабление  наступает  после 
творческой активности при высвобождении энергии снявшегося напряжения. 
Противопоказания  к  арттерапии:  состояния,  не  позволяющие 
подростку  определенное  время  усидеть  за  рабочим  столом,  или  когда  
подросток  мешает  другим.  Это  маниакальное  возбуждение,  расстройства 
сознания и тяжелые депрессивные расстройства с уходом в себя. 
В  нашем  исследовании  мы  использовали:  пассивную  арттерапию  в 
сочетании  с  музыкотерапией;  использование  уже  существующих 
произведений  искусства  путем  их  анализа  и  интерпретации  пациентом; 
активная 
арттерапия; 
прием 
тактированного 
письма 
 
или 
каллиграфиотерапия. 
 Активная арттерапия 
Тактированное письмо – каллиграфитерапия. 
Личность  развивается  как  целое,  и  ни  одна  функция  (ни  речь,  ни 
память,  ни  воля)  не  могут  развиваться  самостоятельно,  и  лишь  в  целях 
научного  анализа  нами  абстрагируется  та  или  иная  сторона  развития 
(Л.С.Выготский, 1934). 
Как  показали  наши  наблюдения,  подростки  с  ЗПР  церебро-
органического и конституционального генеза имеют диспластичность общих 
движений,  парциально  нарушенную  письменную  речь  (медленное  чтение, 
письмо,  ошибки  в  самостоятельной  письменной  речи,  часто  обусловленные 
несформированностью автоматического уровня письменных операций).  
Функциональный  анализ  высших  психических  функций,  проведенный 
на  примере  анализа  письма  под  диктовку  у  школьников,  позволяет  сказать, 
что у данного контингента обследуемых имеет место снижение переработки 
слуховой  информации,  кинестетической,  зрительной  и  зрительно-
пространственной,  серийной  организации  движений,  программирования  и 
 
95

контроля,  избирательной  активации.  При  таком  делении  в  один 
функциональный  компонент  входят  близкие  по  органическому  и 
функциональному  генезу  и  топике  операции,  имеющие  единый  принцип 
работы – «фактор», по А.Р.Лурия. 
Учитывая  сложную  структуру  и  условия  построения  двигательного 
акта и особенности нарушений речевой и неречевой моторики у учащихся с 
трудностями  формирования  навыка  письма,  Н.Н.  Волосковой (2001) 
 
разработаны  приемы  коррекционного  воздействия,  которые  направлены  на 
ритмизацию  моторных  процессов  и  автоматизацию  графо-моторного 
компонента письма с помощью приема тактированного письма (1996). 
Данные коррекционные приемы предназначены для индивидуальных и 
микрогрупповых  занятий.  Эти  коррекционные  приемы  могут  быть 
предложены  и  подросткам,  испытывающим  каллиграфические  трудности 
написания,  затруднения  в  скорости,  темпе,  ритме  письма,  а  также 
используются для занятости во время рациональной психотерапии. 
Методика каллиграфитерапии 
Каллиграфитерапия – это поэтапное введение тактированного письма с 
постепенной  и  пролонгированной  автоматизацией  каллиграфических 
навыков. В нашем эксперименте использовалось ритмизированное письмо в 
сопровождении 
ритмичной 
музыкой 
на 
завершающих 
этапах 
психокоррекции.  
Тактированное  письмо  позволяет  добиваться  четкости,  плавности, 
ритмичности  и  ускоренного  темпа.  Данный  коррекционный  прием 
предназначен для совершенствования графо-моторного компонента письма у 
учащихся,  имеющих  особенности  двигательной  сферы.  Н.Н.Волосковой 
(2001)  разработана  поэтапность  обучения  тактированному  письму.  Данный 
прием  может  применяться  для  совершенствования  скорости  письма  у 
подростков с нарушениями письменной речи. 
 
96

Психологу  и  логопеду  следует  творчески  подходить  к  используемому 
материалу  и  самостоятельно  подбирать  его  в  зависимости  оттого,  что 
наиболее  необходимо  в  данный  момент  учащемуся,  с  которым  ведется 
психокоррекционная работа. 
Такого характера коррекционная работа как каллиграфитерапия может 
быть рекомендована эпилептоидным подросткам. Включение в работу лучше 
в период дисфорийного и аффективного напряжения. При этом необходимо 
побуждать  подростка  выполнять  задания  неторопливо,  без  эмоций – это 
снимает  аффективное  напряжение  и  лишнюю  напряженность.  В  процессе 
выполнения заданий по тетради необходимо подвести к выводу о том, что не 
нужно  «заводиться»,  не  нужно  торопиться  и  т.п.  Обсуждение  выполненных 
заданий  лучше  начинать  с  положительных  качеств  этого  подростка. 
Подчеркнуть, что такого плана работа у него получается неплохо.  
Для 
акселерированных  подростков  данная  тренировочная  тетрадь  может  стать 
специфическим невербальным методом арттерапии. В процессе выполнения 
заданий  по  тактированному  письму,  особенно  тех  частей  заданий,  которые 
содержат  рифмованные  задания,  необходимо  побуждать  подростков  к 
живому  восприятию,  стимулировать  к  запоминанию  мельком  увиденное, 
поощрять  живое  фантазирование,  отвлекая  от  бесплодного  мудрствования, 
самокопания и «словесной жвачки». 
Ретардантов  подростков  необходимо  поощрять  в  процессе 
выполнения  заданий  по  каллиграфии,  внушая  уверенность  в  собственных 
силах  и  возможностях.  Работая  с  такими  подростками,  важна  постоянная 
защита  их  «слабого  места» – постоянное  опасение  по  поводу  возможного 
осуждения,  насмешек,  предубеждения,  неприязни  со  стороны  окружающих, 
особенно сверстников. 
Диссоциированных  подростков  необходимо  строго  регламинтировать, 
дисциплинировать  и  лучше  проводить  психокоррекционные  занятия  в 
микрогруппе с сильным лидером и социально позитивными установками.  
 
97

Истероидные  подростки  благодаря  своей  широкой  неизбирательной 
общительности  не  представляют  особых  трудностей  для  первого  контакта. 
Эгоцентричность истероидов облегчает первый контакт, если дать подростку 
почувствовать интерес к нему, как к личности. Контакт легче установить, чем 
сохранить.  
Они  адекватно  реагируют  на  доброжелательное  отношение  и 
искренний  интерес  к  их  проблемам.  Разговор  с  ними  надо  вести  в  живом 
темпе, не задерживаться подолгу на одной теме, не боясь отвлечений. Однако 
необходимо помнить, что эти подростки всегда пытаются взять инициативу в 
свои  руки,  начать  командовать,  выдвигать  условия.  Поэтому  следует 
опасаться  утраты  дистанции,  фамильярности  в  отношениях.  В  психологе  и 
логопеде  истероидный  подросток  должен  чувствовать  независимую 
самостоятельную личность. 
Для  истероидных    и  эпилептоидных  подростков  показаны  приемы 
тактированного  письма  в  сочетании  с  индивидуальной  рациональной 
психотерапией, т.е. те приемы психокоррекции, которые помогают выйти на 
контакт с этим подростком, провести целенаправленную беседу.  
Подросткам  с  истероидной  акцентуацией,  имеющих  речевые 
нарушения, все упражнения в тактированном письме и речевые упражнения в 
произношении  идут  на  пользу.  В  отличие  от  акцентуантов  у  истероидов  на 
упражнения  в  речи  может  появиться  реакция  оппозиции,  либо  наряду  с 
чертами  истероидности  отмечается  эмоциональная  лабильность,  отдельные 
невротические симптомы. 
Демонстративное  поведение,  демонстративные  аффективные  реакции 
никогда  не  должны  подкрепляться  выполнением  их  требований  и  желаний. 
Иногда  эти  желания  высказываются  подростками  открыто  в  процессе 
психокоррекции. Иногда же истероидные подростки ведут себя так, чтобы об 
этих  желаниях  «догадались».  Подросток  должен  убедиться,  что  таким 
демонстративным  поведением,  таким  путем  он  ничего  не  достигнет,  а, 
 
98

наоборот,  навлечет  на  себя  только  дополнительные  неприятности  и 
осложнения. 
Надо 
стремиться 
к 
тому, 
чтобы 
подросток 
сам 
увидел 
непривлекательную  сторону  своей  претенциозной  демонстративности  в 
сочетании  с  маловыразительной  дефектной  речью.  Но  одновременно  надо 
поощрять  реальные  достижения  и  способности.  Для  снижения  уровня 
эгоцентризма  Э.Г.Эйдемиллер,  В.В.Юстицкий (1982) и  А.Е.Личко (1983) 
рекомендовали рассказывать о других, т.е. говорить опосредованно. 
Особенно полезны для истероидных подростков невербальные приемы 
психокоррекции.  Акцентуанты  истеротимики,  обладая  обычно  хорошей 
артистичностью,  пластичностью,  коррдинацией  движений,  пантомимикой  и 
эмоциональностью,  они  оказываются  на  высоте  и  получают  безболезненное 
для  других  удовлетворение  собственного  эгоцентризма.  Истероидные 
подростки должны много трудиться над собой, чтобы завоевать роль первого 
выразителя,  застрельщика,  зачинщика  и  получить  заслуженную  оценку  его 
реальных достижений и способностей. 
В  процессе  выполнения  заданий  и  оценки  своей  работы  подростка 
необходимо  подтолкнуть  к  собственным  выводам.  В  ненавязчивых  беседах 
во время активной арттерапии (каллиграфиотерапии) подросток должен сам 
уяснить  слабые  стороны  своего  характера:  непереносимость  однообразного 
образа  жизни,  монотонного,  требующего  мелочной  аккуратности  труда, 
одиночества,  лишения  кампании  сверстников,  а  также  невоздержанность 
своих реакций на проявления властвования со стороны. 
Циклоидные  подростки  требуют  искреннего  благожелательного    и 
эмпатийного  отношения  психолога  и  логопеда.  В  процессе  выполнения 
заданий  желательно  добиться  эмоционального  отреагирования  с  полным 
раскрытием  переживаний.  В  дальнейших  отношениях  таким  подросткам 
нужна постоянная эмоциональная поддержка, сопереживание. 
 
99

Удача  психокоррекционного  воздействия  будет  достигнута  в  том 
случае,  если  кто-либо  из  членов  группы,  с  которой  проводится 
психокоррекция, становится партнером для сопереживания. 
Самой  тяжелой  психической  травмой  для  подростка  этого  типа 
оказывается эмоциональное отвержение со стороны эмоционально значимых 
лиц – родных, близких или друзей-сверстников, к которым возникла сильная 
привязанность.  
Шизоидные  подростки.  В  процессе  психокоррекционной  работы  с 
этими подростками, как правило возникает психологический барьер, ответы 
подростка  носят  формальный  характер.  Шизоидные  подростки  не  выносят, 
когда к ним «лезут в душу», при этом надо избегать излишней напористости. 
Отношение  к  различным  проблемам  приходится  высказывать  самому 
психологу,  следя  за  рекцией  подростка  и  незаметно  провоцируя  его  на 
комментарии. Признаком преодоления психологического барьера – перехода 
от  формального  контакта  к  неформальному – служит  момент,  когда 
шизоидный  подросток  начинает  говорить  по  своей  инициативе,  иногда  на 
тему  неожиданную  и  далекую  от  обсуждения.  В  этом  случае  останавливать 
его  не  следует.  Необходимо  умело  посепенно  направлять  беседу  в  нужном 
направлении. 
Учитывая  еше  одно  свойство  шизоидной  натуры – истощаемость  в 
контакте,  надо помнить о неожиданном крутом переходе к новой теме, чему 
способствует подобранный разнообразный материал тетради тактированного 
письма. 
Такие  подростки  остаются  одинокими  среди  сверстников.  Они  лучше 
адаптируются в малой группе более взрослых школьников. 
Пассивная арттерапия в сочетании с музыкотерапией 
Для  подростков  с  признаками  конституционально-типологической 
недостаточности высшей нервной деятельности и личности очень важным и 
 
100

эффективным  является  воздействие  пассивной  арттерапии  в  сочетании  с 
музыкотерапией. 
Пассивная  арттерапия  представляет  собой  использование  уже 
существующих  произведений  искусства  живописи  путем  анализа  и 
интерпретации пациентом на фоне звучащей классической музыки, а иногда 
только  рассматривания  этих  образцов  искусства  в  сочетании  с 
музыкотерапией.  Образцы  живописи  скомпанованы  в  коррекционные 
программы  на  основе  восьмицветного  теста  Люшера (1968) (по  материалам 
Л.И.Лычагиной).  
Согласно  функциональной  психологии,  разработанной  Люшером, 
каждый  цвет  раскрывает  определенные  физиологические  и  психические 
состояния.  Эти  положения  мы  использовали  в  психокоррекционных 
программах  для  подростков,  акцентуанов,  для  подростков,  имеющих 
невротические 
реакции, 
неврозоподобные, 
церебрастенические 
и 
психопатоподобные состояния. Кроме того, образцы живописи, подобранные 
с учетом этого принципа подкреплялись музыкотерапией. 
Представляют  интерес  на  сегодняшний  день  лечебные  рекомендации 
Kirecher (1684), устанавливающие закономерности использования различной  
по  своему  психофизиологическому  воздействию  музыки  в  зависимости  от 
темперамента человека: «меланхолики любят серьезную, не прерывающуюся 
грустную гармонию. Сангвиники, благодаря легкой возбудимости кровяных 
паров,  всегда  привлекаются  танцевальным  стилем.  К  таким  же 
гармоническим движениям стремятся и холерики, у которых танцы приводят 
к сильному вскипанию желчи. Флегматиков трогают тонкие женские голоса» 
(цит. по Л.С.Брусиловскому, 1985, с. 275). 
Специальные физиологические исследования выявили влияние музыки 
на  различные  системы  человека:  сердечно-сосудистую,  дыхательную, 
моторную сферу, мышечный тонус (И.М.Догель, 1888, 1898; Н.Р.Тарханова, 
1983;  В.М.Бехтерев, 1916; Weld, 1912; Schoen, 1927; Ellis, Brighous, 1952). 
 
101

Исследование  эмоциональной  значимости  отдельных  элементов  музыки 
(ритма,  тоннальности)  показало  их  способность  вызывать  состояния, 
адекватные  характеру  раздражителя (Hevner, 1935, 1937; Roberts, 1936). 
Минорные  тональности  обнаруживают  «депрессивный  эффект» (Hyde, 
Scalapino, 1918), быстрые  пульсирующие  ритмы  действуют  возбуждающе 
(А.Сохор, 1970) и вызывают отрицательные эмоции (Roberts, 1936), “мягкие” 
ритмы  успокаивают,  диссонансы – возбуждают,  консонансы – успокаивают 
(Hevner, 1936).  
Положительные 
эмоции 
при 
музыкальном 
прослушивании, 
“художественное  наслаждение”,  по  мнению  Л.С.Выготского,  не  есть  чистая 
рецепция,  но  требует  высочайшей  деятельности  психики.  Мучительные  и 
неприятные  аффекты  при  этом  подвергаются  некоторому  разряду, 
уничтожению,  превращению  в  противоположные,  т.е.  эстетическая  реакция 
сводится  к  сложному  превращению  чувств  (катарсису).  Отсюда,  искусство 
становится  сильнейшим  средством  для  наиболее  целесообразных  и  важных 
разрядов нервной энергии.  
Кора  головного  мозга  непосредственно  связана  с  рядом  подкорковых 
образований  (ретикулярная  формация,  гипоталамус  и  т.д.),  которые 
оказывают  восходящее  неспецифическое  активизирующее  действие  на  кору 
голосного  мозга (Magoun, П.К.Анохин,  Е.Н.Каменева).  В  свете  положений 
И.П.Павлова  о  взаимодействии  коры  головного  мозга  и  подкорки  механизм 
мощного  воздействия  музыки  состоит  в  ее  влиянии  на  подкорку,  откуда 
передаются 
тонизирующие, 
активирующие 
влияния, 
являющиеся 
питательным источником корковой деятельности. 
Музыкально-оформленный тренинг пассивной арттерапии 
Для  эпилептоидных  подростков  мы  использовали  художественную 
микропрограмму, включающую пастельные, синие и оттенки синего цвета. В 
программу  вошли  образцы  живописи  и  графики  Западной  Европы, 
вобравшие  в  себя  сочетание  хрупкости,  задумчивости  с  мечтательностью, 
 
102

лиричностью, 
ритмическую 
гармонию 
изящных, 
текучих 
линий, 
благодушного  спокоЙствия  и  комфортных  линий.  Включение  в 
психокоррекционную  работу  в  период  дисфорийного  и  аффективного 
напряжения.  Даже  невербальное  рассматривание  этих  образцов  под  музыку 
Генделя  (Пассакалия),  И.С.  Баха  (Концерт  № 1 для  ф-но  с  оркестром  ре-
минор.  Вторая  часть – меланхолический,  индифферентный,  расслабленный 
характер музыки), В.С. Калинникова (Первая симфония соль минор. Вторая 
часть – музыка спокойная, плавная, свободная, напевная, лиричная) снимало 
аффективное  напряжение  и  лишнюю  напряженность.  Примерные  образцы 
живописи:  Роберт  Кампен  (Флемальский  мастер)  Мадонна  с  младенцем. 
Нидерланды. 1380 год.  Фра  Беато  Анжелика  де  Фьезоле.  Мадонна  с 
младенцем,  святым  Домиником  и  Фомой  Аквинским.  Италия. 1387 год. 
Леонардо да Винчи. Мадонна с цветком (Мадонна Бенуа). Италия 1452 год. 
Рафаэль  Санти.  Мадонна  Конестабиле.  Италия. 1502 год.  Джорджоне 
«Юдифь». Италия. 1504 год. И.К. Айвазовский. Россия. Среди волн. 1898 год. 
Черное  море. 1881 год.  Прибой  у  крымских  берегов. 1892 год.  Морской 
берег. 1840 год. Исаак Левитан. Россия. Лунная ночь. 1899 год. Ночь. Берег 
реки. Конец 1890-х. Морис Вламинк. Городок на берегу озера. Франция. 1907 
год.  Альбер  Марке.  Марина  (Неаполь).  Франция. 1909 год.  Анри  Матисс. 
Портрет жены художника. Франция. 1913 год. 
В процессе психокоррекционной работы с шизоидными подростками 
возник  психологический  барьер,  негативистические  моменты  в  общении  с 
этими  подростками  купировались  с  помощью  программы,  содержащей 
образцы  живописи,  скульптуры  и  графики  Западной  Европы,  насыщенные 
приглушенными  оттенками  желтого,  красного,  темно-зеленого  цветов.  Эти 
образцы  мировой  живописи  несут  в  себе  жизнеутверждающие  черты, 
поэтичность, нежную прелесть цветущей  красоты, насыщенность и глубину 
пылающего  изнутри  цвета,  пронизывающий  золотистый  колорит,  богатство 
внутренней жизни, огромную духовную силу. 
 
103

Учитывая  истощаемость  в  контакте  шизоидной  натуры,  программа 
составлена из образцов живописи с неожиданной сменой тематики картин и 
музыкального  сопровождения.  Например:  Микеланджело  да  Караваджо. 
Лютнист. (Италия. 1573 год)  под  сопровождение  классической  гитары  с 
жизнеутверждающей темой. Жан-Антуан Гудон. Вольтер, сидящий в кресле. 
Франция.  Скульптура.  Мрамор. 1741 год.  Жан-Огюст-Доминик  Энгр. 
Портрет  графа  Н.Д.  Гурьва. (Франция. 1780 год)  под  музыку  А.  Моцарта 
(популярные 
произведения). 
Музыка 
настраивает 
на 
приятные 
воспоминания,  представления,  ассоциации).  Примерные  образцы  живописи: 
Балтазар ван дер Аст. Натюрморт с фруктами. 1620-е гг. Клод Лоррен. Утро. 
Франция. 1666. Рембрант. Библейские эпизоды. Притчи о неразумном богаче. 
Берлин. 1627. Портрет Титуса за учением. Роттердам. 1655. Винсент Ван Гог. 
Арльские  дамы  (Воспоминание  о  саде  в  Эттене).  Голландия. 1888 год. 
Хижины. 1890 год. Клод Оскар Моне. Стог сена в Живерни. Франция. 1886. 
Поле  маков.  Конец 1880-х  гг.  Поль  Гоген.  Таитянские  пасторали.  Франция. 
1892 год. Женщина, держащая плод («Куда ты идешь?»). 1893. Поль Сезанн. 
Натюрморт с драппировкой. Франция. Около 1899. Гора св. Виктории. Около 
1900.  Пьер  Боннар.  Средиземное  море.  Франция. 1911 год.  Андре  Дерен. 
Роща.  Франция.  Около 1912. Анри  Матисс.  Ваза  с  ирисами.  Франция. 1912 
год. Пабло Пикассо. Женщина с веером (После бала). Франция. 1908 год.  
Выбор  таких  приемов  психокоррекции  часто  помогает  шизоидным 
подросткам  найти  излюбленное  хобби,  что  является  психологической 
защитой для этих подростков. 
Для  истероидных  и  циклоидных  подростков  в  периоды  спада 
настроения,  депрессивного  состояния  для  показа  использовались  образцы 
природы  в  сопровождении  музыки  Ц.Франка  (Пастораль  ля  мажор),  мира 
птиц в сопровождении электронной музыки композитора А.Пуссера «Пение 
птиц», Дебюсси «Облака», водного мира в сопровождении произведений А. 
Жоливе,  И.С.Баха  (Концерт  № 5 фа-минор  для  ф-но  с  оркестром.  Вторая 
часть – музыкой задается ритм, четырехдольный размер способствует счету в 
 
104

размеренном  темпе.  Спокойный,  меланхолический  характер  музыки 
расслабляет). 
Примерные образцы живописи: Якоб Изакс ван Рейсдал. Домик в роще. 
Голландия. 1646 год.  Франсуа  Буше.  Пейзаж  в  окресностях  Бове.  Франция. 
Начало 1740-х  гг.  Исаак  Левитан.  Дуб.  Россия. 1880 год.  Заросший  пруд. 
1887  год.  Весной  в  лесу. 1882 год.  Каспар  Давид  Фридрих.  На  парусном 
корабле.  Германия.  Около 1818 – 1820 г.  Иван  Айвазовский.  Девятый  вал. 
Россия. 1850 год. Побережье в Амальфи. 1841 год.  Винсент Ван Гог. Куст. 
Голландия. 1889 год. Альфред Сислей. Городок Вильнев-ла-Гаренн на Сене. 
Франция. 1872 год.  Теодор  Руссо.  Вид  в  окресностях  Гранвиля.  Франция. 
1833 год.  
Каналетто  (Антонио  Канале).  Прием  французского  посла  в 
Венеции. 1740-е  гг.  Эти  психокоррекционные  программы  выполняли  и 
познавательную  функцию.  Дополнительные  внепрограммные  познания 
особенно  необходимы  подросткам – воспитанникам  детских  домов, 
имеющим резидуально-органическую недостаточность центральной нервной 
системы,  и  выявляющим  черты  лабильности,  отдельные  невротические 
симптомы.  Эти  интересные  эксклюзивные  материалы  (Многообразие 
природы,  Империя  вод,  Вечные  ландшафты,  Царство  легенд)  помогают 
таким подросткам в самоутверждении, воспитывают самоуважение, желание 
познать еще больше, гармонизируют личность в целом. 
Теоретической 
основой 
конституционально-ориентированной 
психологической  помощи  подросткам  выпускникам  классов  КРО  явились 
работы  Л.С.Выготского (1987), В.С.Мухиной (1981). Важным  ориентиром  в 
разработке  программы  психологической  коррекции  служили  идеи 
К.Рудестама (1990), А.А.Мелик-Пашаева (1987), А.И.Захарова (1982), 
Ю.С.Шевченко (1995). Разработанная 
нами 
конституционально-
ориентированная программа психологического сопровождения выпускников 
классов  коррекционно-развивающего  обучения  включает  в  себя  несколько 
этапов. 
 
105

ДИАГНОСТИКО-ПРОГНОСТИЧЕСКИЙ  ЭТАП  включал  следующие 
виды деятельности: 
1. Комплексную психолого-педагогическую диагностику; 
2.  Разработку  конкретных  целей,  задач,  стратегий  коррекционно-развивающей 
работы с учащимися; 
3.  Разработку  плана  и  сценария  осуществления  психологического 
сопровождения выпускников  классов КРО  родителями учащихся. 
Диагностика,  проводимая  в  ходе  эксперимента,  включала  две  части: 
психологическую и педагогическую диагностику, которые дополняли друг друга. 
Причем, если в процессе педагогической диагностики выявлялись определенные 
проблемы  обучения,  поведения,  психологического  самочувствия,  то  в  ходе 
психологической диагностики выявлялись причины испытываемых школьниками 
трудностей.  
Диагностическая  деятельность  учителей  экспериментальных  классов 
состояла  в  сборе  информации  из  бесед  с  учащимися,  родителями,  изучении 
продуктов 
деятельности 
подростков 
(рисунков, 
письменных 
работ), 
повседневных наблюдений за учащимися в ходе работы на уроке, в процессе 
опроса, во время перемен и внеурочной деятельности. 
Описание  проблем  и  трудностей  учащихся,  выявленных  на  этапе 
педагогической  диагностики,  завершалось  выдвижением  гипотезы  о  причинах 
школьных трудностей учащихся. С целью более глубокого и точного определения 
причин  школьных  трудностей  проводилась  психологическая  диагностика, 
позволяющая  сочетать  впечатления  и  мнения  педагогов  с  заключениями, 
полученными в результате применения объективных методик. 
Формулирование  психологического  диагноза  осуществлялось  на  основе 
данных  педагогической  и  психологической  диагностики,  итоговым  документом 
которой  является  индивидуальная  психолого-педагогическая  карта  выпускника 
класса  КРО  (см.  приложение 10). При  заполнении  карты  не  только 
формулировалось  психологическое  заключение,  но  и  прогнозировалась 
перспектива коррекционно-развивающей работы в соответствии с заключением. 
 
106

Считаем  нужным  отметить,  что  прогноз  пути  и  характера  дальнейшего 
развития ребенка в отношении выпускников классов КРО должен быть весьма 
осторожным.  Прогноз  в  значительной  мере  зависит  от  условий,  которые  либо 
стимулируют,  либо  затормаживают  развитие  ребенка.  Поэтому  при 
формулировании  прогноза  мы  учитывали,  какая  работа  и  в  каком  направлении 
будет проведена с ребенком.  
Решение  конструктивно-прогностических  задач  в  процессе  формулиро-
вания  диагноза,  прогноза  развития,  определения  целей  и  задач  коррекционно-
развивающей  работы  проводилась  коллегиально  под  руководством  психолога 
(автора исследования). 
Так  же  коллегиально  осуществлялся  выбор  стратегии  воздействия  на 
ребенка,  причем  в  процессе  выбора  стратегии  реализовывалось  технолого-
педагогическое  условие  работы  с  выпускниками  классов  КРО,  а  именно 
проведение  личностно-ориентированной  работы,  поскольку  выбор  зависел  от 
того,  какие  школьные  трудности  испытывал  конкретный  ребенок,  и  в  чем  это 
проявлялось. 
1.  Стратегия  формирования,  рассматриваемая  нами  как  развитие,  идущее 
извне,  интервенция  во  внутренний  мир  ребенка  выработанных  обществом 
способов,  приемов  деятельности  и  норм  оценок,  выбиралась  в  том  случае, 
когда  у  ребенка  необходимо  было  сформировать  какое-то  качество,  доселе 
отсутствующее или находящееся в зачаточном состоянии. 
2.  Стратегия  коррекции  как  совокупность  психолого-педагогических  мер 
по устранению отклонений, нарушений, недостатков развития выбиралась в том 
случае,  если  у  ребенка  необходимо  было  выравнить,  уравновесить  или 
заместить неадекватно сформированное качество или нарушенную функцию.  
3.  Стратегия  развития,  понимаемая  как  усиление  заложенных  в  ребенке 
возможностей стимулирование активности, самостоятельности и ответственности, 
выбиралась в случае наличия у ребенка необходимых качеств и свойств, которые 
необходимо было развить в ходе проводимой коррекционно-развиващей работы. 
Необходимым условием являлось определение зоны ближайшего развития. 
 
107

4.  Стратегия  фацилитации  рассматривалась  нами  как  помощь, 
способствование  саморазвитию  учащихся.  Данная  стратегия  имеет  цели, 
адекватные 
целям 
психологического 
сопровождения 
учащихся. 
Цель 
сопровождения -  создавать условия для продуктивного движения ребенка по тем 
путям, которые он выбрал сам. 
Поскольку  участниками  коррекционно-развивающего  процесса  в  нашей 
модели является все ближайшее микросоциальное окружение выпускников классов 
КРО,  а  одним  из  условий  эффективности  работы  психолога  в  классах  КРО  мы 
рассматриваем 
включение 
в 
коррекционный 
процесс 
ближайшего 
микросоциального  окружения  подростков,  то  работе  с  родителями  и  с  семьей в 
целом нами придавалось большое значение. 
На  подготовительном  этапе  проводилась  вводная  беседа  с  родителями 
учащихся, на которой им разъяснялось, почему их дети испытывают трудности в 
школе,  каковы  задачи  предстоящей  коррекционио - развивающей  работы,  какой 
мы  видим  роль  родителей  в  этой  работе.  Ознакомление  родителей  с  целями  и 
задачами  работы,  методами  ее  реализации,  ожидаемыми  результатами 
способствовало  лучшему  представлению  характера  и  меры  своего  участия  в 
коррекционном процессе, мотивировало родителей на совместную деятельность. 
В  целях  получения  дополнительной  информации  от  родителей  об 
особенностях  раннего  развития  подростков,  условиях  семейного  воспитания 
родителям предлагалось заполнить анкету  для родителей (см. приложение 8). 
Итогом  совместной  работы  с  родителями  стала  выработка  конкретных 
рекомендаций  по  преодолению  трудностей  в  развитии  учащихся,  включающих 
рекомендации  по  воспитанию  подростков,  по  упорядочению  режима, 
созданию оптимальных отношений в семье с учетом особенностей подростков и т.д. 
Таким  образом,  совместное  решение  аналитико-рефлексивных  и 
конструктивно-прогностических  задач  на  подготовительном  этапе  позволяло 
перейти  к  следующему  этапу  коррекционно-развивающей  работы  с  учащимися 
классов КРО. 
 
108

КОРРЕКЦИОННО-ФОРМИРУЮЩИЙ 
ЭТАП 
психологического 
сопровождения  выпускников  классов  КРО  заключался  в  непосредственной 
реализации психокоррекционной программы. 
Решение организационно-деятельностных задач осуществлялось в процессе 
всей работы, проводимой на данном этапе: с учащимися, педагогами и родителями 
учащихся. 
На этом этапе работа с подростками проводилась в форме организации 
совместной  деятельности  на  внеурочных  мероприятиях,  групповых  и 
индивидуальных  занятиях.  Поскольку  наша  модель  сопровождения 
выпускников  классов  КРО  предусматривает  две  части  коррекционно-
развивающей  работы  педагогическую  и  психологическую,  то  педагогическую 
часть  на  основном  этапе  в  ходе  экспериментальной  работы  осуществляли 
учителя  и  социальный  педагог,  логопед,  психологическую - педагог-психолог  и 
клинический  психолог,  причем  координацию  совместных  действий  выполнял 
психолог. 
Непосредственная  работа  психолога  с  учащимися  велась  во  всех  трех 
формах - индивидуальной,  подгрупповой,  групповой,  однако  предпочтение 
отдавалось групповой работе. Этот выбор обусловлен рядом причин: во-первых, 
большими  потенциальными  возможностями  групповой  работы  с  точки  зрения 
коррекционно-развивающего  эффекта;  во-вторых,  соображениями  чисто 
технических  преимуществ.  И,  наконец,  ролью  референтно    значимой  для 
учащегося группы.  
Коррекционные  группы  для  работы  с  психологом  комплектовались  с 
учетом  полученной  диагностической  информации,  с  учетом 4 психотипов 
(циклоиды, шизоиды, истероиды, эпилиптоиды). Так как эффективность групповой 
работы  многими  практическими  психологами  связывается  с  ее  проведением  в 
малой  труппе,  и  это  подтверждается  нашим  собственным  опытом  работы,  то 
коррекционные  группы  формировались  по 7-11 человек  в  каждой  и  на 
протяжении года функционировало по 4 коррекционно-развивающие группы.  
 
109

Групповые занятия проводились во внеурочное время, один раз в неделю с 
каждой группой. Продолжительность одного занятия была  60-90 минут. 
Поскольку  при  построении  программы  групповой  коррекционно-
развивающей  работы  мы  вслед  за  учеными  (Д.Б.Эльконин,  В.В.Давыдов  и  др.) 
рассматривали  ведущую  деятельность  в  качестве  основного  механизма 
формирования  психологических  новообразований  в  возрастном  развитии 
школьников, то в своей работе с учащимися младшего подросткового возраста мы 
опирались  на  организацию  различных  форм  общения  как  ведущей  деятельности 
подросткового возраста. 
Мы остановимся на некоторых, на наш взгляд, наиболее важных подходах к  
построению  программы    конституционально-ориентированного  психологического 
сопровождения    подростков  выпускников  классов  коррекционно-развивающего 
обучения. 
В работе с подростками мы исходили из психологических особенностей 
психотипа, делая упор на пробуждение интереса к самому себе, на постепенное 
осознание подростком своих возможностей и способностей, развитие и укрепление 
уверенности  в  себе,  повышение  самооценки,  самосознания.  Работа  в  группах 
строилась  таким  образом,  чтобы  способствовать  удовлетворению  потребности 
подростков  в  благоприятном  и  доверительном  общении  друг  с  другом  и  с 
взрослым. Такая постановка работы способствовала не только эмоциональному 
комфорту  на  занятиях,  но  еще  влияла  на  формирование  позитивного 
отношения  к  себе,  адекватного  самооценивания,  снимала  повышенную 
тревожность,  невротические  симптомы,  астению,  агрессивность,  импульсивность 
подростков. 
Использование полученных знаний и навыков психической саморегуляции, 
опыт  позитивного  общения  способствовал  тому,  что  переживание 
эмоционального  благополучия  на  занятиях  распространялось  и  на  учебные 
занятия.  Поскольку  мы  осознавали,  что  перенос  нового  позитивного  опыта, 
полученного подростком на групповых занятиях, в реальную практику школьной 
жизни  осуществим  лишь  при  условии  готовности  учителей  и  родителей 
 
110

реализовать  новые  способы  общения  и  взаимодействия  с  ним,  принять  и 
поддержать  подростка  в  его  саморазвитии,  то  с  учителями  и  родителями 
параллельно проводилась соответствующая работа, которая будет описана далее. 
Общей целью проводимых групповых коррекционно-развивающих занятий с 
выпускниками  классов  КРО  было  развитие  личностных  особенностей  учащихся, 
способствующее  выработке  адаптационных  механизмов  к  условиям  средней 
общеобразовательной  школы,  формированию  положительного  отношения  к 
учению.  Наряду  с  основной  целью  нами  ставились  сопутствующие:  помощь 
детям  в  процессе  самопознания,  развитие  их  способности  эффективно 
взаимодействовать  с  окружающими,  развитие  способности  наиболее  успешно 
реализовывать  себя  в  поведении  и  общении.  Данные  цели  конкретизировались  в   
частных      задачах,   решаемых      в      процессе      осуществления      групповой      и 
индивидуальной коррекционно-развивающей работы. 
Программа  и  структура  коррекционно-развивающих  занятий  состояла  из 
трех  блоков:  вводного,  формирующего  и  закрепляющего.  Основными  задачами 
Вводного блока  являлись: 
-  установление  позитивных  отношений  подросток-психолог,  подросток-
подросток, подросток-группа; 
-  создание  положительной  установки  на  участие  в  работе  коррекционно-
развивающей группы; 
-   постановка цели совместной деятельности; 
-   формирование мотивации совместной деятельности. 
Таким образом, на этом этапе работы нами реализовывались нравственно-
психологические  и  индивидуально-личностные  педагогические  условия  работы 
школьного психолога с выпускниками  классов КРО. 
Формирующий  блок  занимал  центральное  место  в  групповой 
коррекционно-развивающей  работе.  Основные  задачи  этого  блока  реализовали 
общие цели групповой работы по отношению к каждому участнику и включали: 
 
111

-  формирование  адекватных  способов  поведения  в  различных  ситуациях, 
расширение поведенческого репертуара подростка за счет социально одобряемых 
и соответствующих социальным ожиданиям форм поведения; 
- развитие коммуникативных умений, обогащение сферы социальных мотивов, 
формирование  направленности  подростка  на  сверстника,  расширение  и 
обогащение  позитивного  опыта  совместной  деятельности  и  форм  общения  со 
сверстниками; 
-  развитие  способности  к  осознанию  себя  и  своих  возможностей, 
позитивизация  «Я-концепции»,  коррекция  самооценки  и  уровня  притязаний  в 
направлении их большей адекватности и реальности при общей положительной 
окрашенности, преодоление неуверенности, ущербности, неполноценности в себе; 
-  формирование  предпосылок  и  навыков  регуляции  эмоциональных  состояний, 
преодоление  повышенной  тревожности,  агрессивности,  страхов,  фобических 
реакций, невротических симптомов, импульсивности; 
-  развитие  способности  к  эмпатии,  пониманию  и  сопереживанию  чувствам 
другого человека; развитие рефлексивных способностей. 
Закрепляющий  блок  групповой  работы  с  учащимися  был  призван 
обеспечить  обобщение  сформированных  в  процессе  проведенной  работы 
адекватных способов коммуникации и поведения подростка и создать условия для 
их  переноса  в  реальную  жизнь  и  школьную  практику.  Основная  нагрузка 
завершающего  блока,  таким  образом,  падала  на  обеспечение  условий  для 
переноса и закрепления достижений подростка в реальной учебной деятельности и 
отношениях. 
Групповая  работа  с  выпускниками  классов  КРО  осуществлялась  с 
использованием  разнообразных  методов  коррекционно-развивающей  работы: 
различных видов игротерапии, арт-терапии. 
На  занятиях  проводились  ролевые  игры,  посредством  которых  решалось 
несколько  задач;  развитие  необходимых  для  успешной  коммуникации 
личностных  характеристик  (эмпатии,  рефлексии  и  др.),  активное  обучение 
 
112

общению, изменение отношения подростков к определенным видам деятельности 
и  к  себе  самому  и  т.  д.  Ролевые  игры  ведут  свою  историю  от  техники 
психодрамы  Дж.  Морено,  по  своей  сути  представляют  развитие  сюжетной 
детской  игры;  направлены  на  решение  внутренних  конфликтов  индивида  в 
ситуации отработки навыков выполнения определенных социальных функций. 
Групповые занятия проводились в специально оборудованном помещении - 
кабинете  психологической  разгрузки,  что  способствовало  эмоциональному 
раскрепощению ребят, созданию благоприятной и доверительной атмосферы. 
Помимо  групповых  форм  работы  с  некоторыми  учащимися  проводилась 
индивидуальная  работа.  Дополнительное  использование  индивидуальной  формы 
проведения  коррекционно-развивающих  занятий  в  каждом  конкретном  случае 
определялось 
характером 
психологических 
трудностей, 
испытываемых 
подростком.  
Индивидуальная  коррекционная  работа  проводилась  с  несколькими 
подростками,  имеющими  высокую  ситуативную  и  личностную  тревожность, 
несколькими 
подростками, 
вызывающими 
большую 
обеспокоенность 
агрессивными  формами  поведения  (физическая  агрессия).  Сразу  отметим,  что 
индивидуальная работа проводилась параллельно с групповыми формами. 
Работа по преодолению ситуативной и личностной тревожности велась по 
следующим направлениям: 
1)  обучение  подростка  приемам  и  методам  овладения  своим  волнением, 
беспокойством, тревожностью; 
2) формирование у школьника необходимых умений и навыков, ведущих к 
повышению  результативности  деятельности,  что  снимало  страх:  перед 
предстоящей деятельностью; 
3)  перестройка  особенностей  личности  подростка,  его  самооценки  и 
мотивации. 
Если  первое  направление  отрабатывалось  на  индивидуальных  занятиях,  то 
два  последующих - на  групповых.  Причем  второе  направление,  а  именно 
снятие  страха  перед  предстоящей  деятельностью  путем  отработки  приемов 
 
113

повышения  результативности  деятельности,  оказалось  актуальным  для  всех 
выпускников классов КРО. 
Работа  с  агрессивными  подростками  начиналась  с  выяснения  причин 
агрессивного 
поведения 
и 
велась 
по 
методике, 
предложенной 
В.В.Лебединским (1985). 
Одновременно  с  непосредственной  работой  школьного  психолога  с 
выпускниками  классов  КРО  проводилась  работа  с  учителями  и  семьями 
школьников, чтобы они могли выполнять свою часть коррекции. 
В  целях  повышения  квалификации  и  психолого-педагогической 
грамотности  учителей,  работающих  с  выпускниками  классов  КРО,  и  всего 
педагогического  коллектива,  поскольку  проблема  создания  оптимальных 
условий  для  данного  контингента  учащихся  касается  всего  коллектива, 
психолог  участвовал  в  разработке  и  проведении  педсоветов: «Работа 
учителей-предметников по формированию положительных мотивов учения у 
младших  подростков  с  диагнозом  ЗПР»; «Учет  индивидуальных 
особенностей  выпускников  классов  КРО - ведущий  фактор  повышения 
эффективности обучения и воспитания»,  «Развитие способностей учащихся 
- основной компонент творческой деятельности учителя». 
Данная форма работы с учителями решала следующие задачи: 
а)  обогащение педагогов теоретическими знаниями по проблеме; 
б)  выработка  коллективного  решения  педагогов  по  выполнению  конкретных 
задач работы с выпускниками  классов КРО. 
Наиболее продуктивной формой коллективной работы с учителями классов 
КРО явилась организация творческой группы. Плановые заседания проводились 
один  раз  в  четверть,  текущие  вопросы  решались  в  ходе  индивидуальных  и 
групповых  консультаций  учителей  с  психологом  и  заместителем  директора  по 
учебно-воспитательной  работе,  курирующим  выпускников  классов  КРО.  На 
заседаниях  творческой  группы  были  выработаны  и  утверждены  основные 
положения коррекционно-развивающей работы с учащимися, а в соответствии с 
ними и некоторые педагогические рекомендации. 
 
114

Как уже отмечалось, на протяжении всего основного этапа коррекционно-
развивающей  работы  поддерживался  систематический  контакт  с  родителями, 
формами которого являлись индивидуальные консультации и функционирование 
родительского семинара. 
Реализация  индивидуально-личностных  условий - участие  в 
коррекционном  процессе  родителей  учащихся,  осуществлялась  и  в  ходе 
индивидуального  консультирования,  в  процессе  которого  решались 
следующие задачи: 
1)  информирование  родителей  о  динамике  коррекционной  работы, 
достижениях и успехах ребенка;  
2)  получение  от  родителей  информации  об  особенностях  поведения 
подростка  дома,  эмоциональном  состоянии,  об  особенностях  общения  и 
взаимодействия с родителями;  
3)  выработка  в  процессе  совместного  обсуждения  с  родителями 
оптимальной тактики взаимодействия и общения с ребенком в семье. 
Проводимая в таком объеме работа с родителями выпускников классов 
КРО  обеспечивала  их  включение  в  коррекционно-развивающий  процесс  и 
способствовала выполнению своей роли в этом процессе. 
Таким  образом,  в  ходе  всего  комплекса  проводимой  работы  на 
основном  этапе  психологом  решались  организационно-деятельностные 
задачи,  а  также  задачи  коррекции  хода,  содержания  и  методов  проводимой 
работы,  т.  е.  коррекционно-регулирующие  и,  частично,  оценочно-
информационные,  решаемые  в  ходе  текущего  контроля  и  оценки 
эффективности проводимой работы. 
ОЦЕНОЧНО-ПРОЕКТИВНЫЙ  ЭТАП  деятельности  психолога  с 
выпускниками  классов  КРО  заключался  в  анализе  результатов  проведенной 
экспериментальной  работы  и  проектировании  последующей  работы  с 
выпускниками  классов КРО. 
 
115

Подведение  итогов  совместной  деятельности – сопровождения - 
психологом,  учителями  и  родителями  осуществлялось  на  итоговом 
родительском собрании и заседании «круглого стола». 
На итоговом родительском собрании проводилась специальная беседа-
консультация с родителями, в ходе которой обсуждались итоги проведенной 
работы, 
разъяснялась 
сущность 
достигнутых 
результатов, 
были 
сформулированы  индивидуальные  рекомендации,  обеспечивающие  перенос 
достижений подростка в реальные жизненные отношения. 
Таким 
образом, 
технология 
конституционально-ориентированного 
психологического сопровождения подростков выпускников классов коррекционно-
развивающего обучения, заключалась в следующем: 
1.  Работа  велась  в  три  этапа:  диагностико-прогностический,  коррекционно-
формирующий,  оценочно-проективный;  имела  две  части - педагогическую  и 
психологическую,  причем  если  психологическая  часть  осуществлялась 
непосредственно  психологом,  то  педагогическая  проводилась  педагогами  под 
руководством  психолога:  участниками  коррекционно-развивающего  процесса 
являлись, помимо учеников и психолога учителя и родители учащихся. 
2. Непосредственная работа психолога с учащимися велась в нескольких 
формах:  групповой  и  индивидуальной.  В  предложенной  нами  модели  при 
условии использования всех форм предпочтение отдается групповой форме. 
3.  Программа  групповой  работы  школьного  психолога  с  микрогруппами 
состояла  из  трех  блоков:  вводного,  формирующего  и  закрепляющего;  ведущими 
методами  данной  работы  являлись  игротерапия,  под  которой  мы  понимаем 
систему игровых упражнений, направленных на реализацию целей проводимой 
коррекционно-развивающей работы; арттерапия. 
 
 
 
 
 
 
116

Глава 3. Результаты экспериментально-психологического исследования и 
эффективности психологического сопровождения как вида 
специализированной психологической помощи подросткам, имеющим 
конституционально-психотипологическую предиспозицию личности 
  
3.1. Сравнительный эмпирический и экспериментально-
психологический анализ обследованных подростков 
3.1.1. Анализ анамнестических данных обследованных групп, 
полученных из карт развития ребенка 
Представленные 
специалистами 
медико-психолого-педагогической 
комиссии  диагнозы  позволили  дифференцировать  группы  испытуемых  по 
типам 
ЗПР: 
церебрально-органического, 
конституционального, 
соматогенного и психогенного генезов (классификация К.С.Лебединской). 
При  оценке  семейного  воспитания  были  выявлены  неблагоприятные 
микросоциальные  факторы:  гипоопека – 62%, деформированные  семьи – 
58%,  негармоничные  семьи - 72%, отец,  страдающий  алкоголизмом – 24%, 
социально  неблагополучные  семьи  с  низким  материальным  уровнем, 
неудовлетворительным питанием – 98%.  
Второй  этап  исследования  состоял  в  построении  и  описании 
экспериментально-психологического  сравнительного  анализа  с  построением 
диаграмм,  отражающих  соотношение  психотипологической  структуры 
личности  у  подростков  в  изучаемых  экспериментальных  группах.  
Обнаружено  преобладание  истероидной  структуры  личности  соматогенного 
(30%)  и    психогенного (38%) генезов  ЗПР (3 и 4 группы),  а  также 
значительный  процент  шизоидной  структуры  психотипа (28,5%), 
сочетающейся  с  ЗПР  соматогенного  генеза (3 группа),  у  подростков 
конституционального диапазона психологической нормы-акцентуации.  
 
 
 
 
117

                                                                                                                  Таблица 1 
Дифференциация всех обследованных по их принадлежности к 
четырем психотипам, коррелирующей с ЗПР 
 
Типы ЗПР 
Личностный психотип 
Эпилептоиды, % 
Циклоиды, % 
Шизоиды, % 
Истероиды, % 
1 группа 
 
 
 
 
церебро-
32.3 
15.0 
44.2 
8.5 
органического генеза 
2 группа 
30.0 
23.0 25.7 21.3 
конституционально-
 
го генеза 
3 группа 
17.7 23.8 
28.5 
30.0 
соматогенного генеза 
4 группа 
16.4 21.6 
24.0 
38.0 
психогенного генеза 
 
Представители 
диапазона 
пограничной 
аномальной 
личности 
коррелировали с ЗПР церебро-органического (32,3%) и конституционального 
(30%)  генезов  с  преобладанием  эпилептоидной  структуры  личности (1 и 2 
группы).  Подростки  с  циклоидной  и  шизоидной  структурой  представлены 
примерно 
в 
равных 
долях 23-25,7%, коррелирующих 
с 
ЗПР 
конституционального генеза (2 группа). Исключение составляют подростки с 
шизоидным психотипом, которые  коррелируют с церебрально-органическим 
генезом (1 группа) развития психики (44,2%).                                         
Таким  образом,  взаимосочетание  неблагоприятных  врожденных  и 
наследственных 
психотипологических, 
биологических, 
а 
также  
микросоциальных факторов указывает на высокую вероятность становления 
сочетанной  конституционально-типологической  недостаточности  ВНД  и 
психотипологической предиспозиции личности у подростков 1 и 2 групп.  
 
 
 
 
 
 
118

3.1.2. Сравнительный многомерный психологический анализ 
аномальной личностной и поведенческой изменчивости выпускников 
классов коррекционно-развивающего (компенсирующего) обучения 
Внутригрупповой психологический анализ подростков 1 группы выявил 
значительные  повышения  показателей  личностной  (шкала 4) и 
нейротической  тревожности  (шкала 2) в  сочетании  с  невротическими 
симптомами (рис. 1).  
1
80
13
2
60
12
3
40
20
11
4
0
10
5
1 группа
2 группа
3 группа
4 группа
9
6
Ряд5
8
7
 
 
Рис.1.  Многовекторный  сравнительный  психологический  анализ 
подростков, выпускников классов КРО с различными типами ЗПР  
Психологические  показатели  по:  личностному  опроснику  Айзенка: 1. 
экстравертированность, 2. нейротическая  тревожность;  шкале  тревожности  
Ч.Д.  Спилбергера  и    Дж.  Тейлор: 3.  ситуативная  тревожность, 4. личностная 
тревожность;  личностному опроснику Басса-Дарки: 5. физическая агрессия, 6. 
вербальная  агрессия,  7. косвенная  агрессия, 8. невротические  симптомы;  
проективным тестам: 9. депрессия, 10. астения, 11. страхи, 12.  ущербность, 
неполноценность (заниженная самооценка), 13. импульсивность.  
 
119

Кроме того, усилены депрессивные переживания (шкала 9) в сочетании 
с астенизацией (шкала 10) и низкой личностной самооценкой (шкала 12) по 
сравнению  с  обследованными  подростками  с  ЗПР  конституционального 
(p<0,01), соматогенного (p<0,05)  и психогенного (p<0,01) генезов. Наиболее 
выражены  отмеченные  признаки  у  подростков  с  ЗПР  церебрально-
органического  генеза (p<0,01), в  первую  очередь,  эпилептоидного  и 
шизоидного 
психотипов, 
детерминированных 
органической 
конституционально-типологической 
недостаточностью 
ВНД 
и 
психотипологической  предиспозицией  личности,  что  указывает  на   
нарастающую 
декомпенсацию 
конституциональных 
психических 
и 
психологических  механизмов  в  процессе  адаптации  к  условиям  среднего 
звена социальной образовательной среды. 
У  подростков 1 группы  с  эпилептоидной  структурой  личности 
отмечалась (p<0,01) повышенная  импульсивность,  вербальная  и  физическая 
агрессия по отношению к сверстникам, учителям, близким людям. Проблемы 
во  взаимоотношениях  с  учителями  носили  конфликтный  характер. 
Подростки  с  шизоидным  психотипом  личности (p<0,05) обнаруживали 
признаки  депрессивных  расстройств,  астенических  нарушений,  усиление 
страхов, нарастающее чувство собственной ущербности и неполноценности, 
ситуационной,  личностной  и  нейротической  тревожности.  У  них  же  
отмечались трудности в межличностном общении как со сверстниками, так и 
со  старшими.  Они  постоянно  демонстрировали  стремление  к  уединению, 
отгороженности. У подростков циклоидного психотипа (p<0,05)  отмечалось 
нарастание  аффективных  проявлений  от  признаков  гипотимии  до 
депрессивного состояния с усилением страхов, что сочеталось с личностной 
тревожностью,  неадекватным  общением  со  сверстниками  и  окружающими. 
Подростки  с  истероидным  психотипом  личности  обнаруживали  признаки 
усиления  страхов  с  выраженной  эмоциональной    напряженностью,  которые 
характеризовались 
длительностью 
и 
непрерывностью 
проявления, 
наблюдалось  усиление  аутоагрессивных  тенденций,  астенизации,  чувств 
 
120

неполноценности,  ущербности,  ситуационной,  личностной  и  нейротической 
тревожности. 
Представленные 
патопсихологические 
нарушения 
и 
расстройства 
психического 
здоровья 
развивались 
в 
структуре 
патологического девиантного поведения.  
Таким  образом,  подростки  с  ЗПР  церебрально-органического  генеза 
отличались легкостью возникновения конституциональных психологических 
и  психических  механизмов  декомпенсации  и  дезадаптации  в  условиях 
банального  перехода  в  среднее  звено  общеобразовательной  школы. 
Отмеченный переход сопровождался психопатологическими расстройствами, 
высоким  уровнем  невротизации  и  тревожности,  девиантным    стереотипом 
поведения,  что  подтверждает  высокую  вероятность  формирования 
аномальной  личностной  и  поведенческой  изменчивости  органического 
происхождения  при  усложнении  социальных  факторов,  воздействующих  на 
личность.  
Сравнительный  психологический  анализ  подростков  с  ЗПР 
конституционального генеза (p<0,01) выявил нарастание физической (шкала 
5),  вербальной  (шкала 6) и  косвенной  агрессии  в  виде  злобных  шуток  в 
отношении  сверстников,  взрывов  ярости,  проявляющихся  в  крике, 
физических 
угрозах 
(шкала 7), сочетающихся 
с 
повышенной 
импульсивностью (2 группа).  Подростки  данной  группы,  относящиеся  к 
разным  личностным  психотипам,  подтвердили  неодинаковую  степень 
выраженности    конституциональных  механизмов  психологической  защиты. 
Подростки  с  эпилептоидным  психотипом  отличались (p<0,01)  достаточно 
высоким  уровнем    физической  (шкала 5), вербальной  (шкала 6), косвенной 
агрессии  (шкала 7) наряду  с  завышенной  самооценкой;  с  шизоидным 
психотипом (p<0,05)  -  демонстрировали «уход в себя», нежелание идти на 
контакт в сочетании с ситуативной и личностной тревожностью (шкалы 3,4). 
Подростки 
с 
циклоидным 
психотипом (p<0,05)  проявляли 
экстравертированность (шкала 1), импульсивность (шкала 13), частую смену 
настроений,  стремление  к  общению  со  сверстниками,  учителями  наряду  с 
 
121

заниженной  самооценкой,  чувствами  неполноценности,  ущербности  (шкала 
12).  Представители  истероидного  психотипа (p<0,01)  демонстрировали 
импульсивность, вербальную агрессию, завышенную самооценку; поведение 
этих подростков отличалось эмоциональной незрелостью, инфантильностью, 
желанием выдавать желаемое за действительное.  
Анализ результатов исследования  школьной успеваемости подростков 
с  ЗПР  церебрально-органического  и  конституционального  генезов 
констатировал  наличие  признаков  конституционально-типологической 
недостаточности  ВНД,  что  обнаруживается  у 35% испытуемых  в  виде  
трудностей  освоения  математики.  У  всех  подростков  выявлены  нарушения 
письма  и  чтения,  медленный  темп  работы  в  классе,  нарушения  внимания  и 
памяти. 
Таким 
образом, 
результаты 
психологического 
обследования 
подростков с ЗПР церебрально-органического и конституционального генеза 
обнаруживают 
 
корреляцию 
с 
конституционально-типологической 
недостаточностью ВНД, сочетанной с психотипологической предиспозицией 
личности.  В  условиях  социальных  нагрузок  наблюдается  ослабление 
механизмов  конституциональной  психологической  защиты,  которые 
приводят  к  формированию  патологического  стереотипа  поведения. 
Последнее 
свидетельствует 
о 
расположении 
подростков 
в 
конституционально-континуальном  диапазоне  пограничной  аномальной 
личности, требуя адекватной специализированной психологической помощи. 
Сравнительный экспериментально-психологический анализ подростков 
с  ЗПР  соматогЕнного  генеза (3 группа)  позволил  выявить (p<0,05) 
астенические нарушения (шкала 10), высокий уровень нейротической (шкала 
2),  ситуативной  (шкала 3), личностной  тревожности  (шкала 4), чувство 
собственной неполноценности, ущербности, низкую самооценку (шкала 12). 
У  представителей  истероидного  психотипа (p<0,05)  отмечалось  усиление 
страхов (шкала 11), эмоциональная напряженность,  астеничность (шкала 10), 
ситуативная  тревожность  (шкала 3), низкая  самооценка.  Подростки  с  
 
122

шизоидной структурой психотипа (p<0,01) демонстрировали нейротическую 
(шкала 2), личностную  тревожность  (шкала 4), нарастание  депрессивных 
переживаний (шкала 9); подростки с циклоидной структурой  психотипа - (p 
< 0,01) демонстрировали  низкую  самооценку  (шкала 12), депрессивные 
переживания  (шкала 9); у  испытуемых  с  эпилептоидной  структурой 
психотипа (p< 0,01) наблюдались невротические симптомы с преобладанием 
обсессивных  проявлений  (шкала 8). Анализ  результатов  исследования 
школьной успеваемости подростков с  ЗПР соматогенного генеза обнаружил 
преобладание  удовлетворительных оценок в связи с трудностями в чтении и 
письме, а также по математике.  
Таким образом,  подростки с ЗПР соматогенного генеза обнаруживают 
конституционально-типологическую  недостаточность  ВНД  с  высоким 
риском    ослабления  конституциональных  психологических  механизмов 
компенсации  и  адаптации  в  ситуации  образовательных  нагрузок,  которые  и 
обуславливают  повышенный  уровень  невротизации,  а  в  целом, 
формирование  аномальной  личностной  изменчивости  в  структуре  
непатологического девиантного поведения. 
Сравнительный    психологический  анализ  подростков  с  ЗПР 
психогенного  генеза (4 группа)  позволил  определить  у  подростков  наличие 
стойких  невротических  симптомов (p<0,01), сочетающихся  с  повышенной 
возбудимостью,  с  проявлением  косвенной  агрессии  по  отношению  к 
сверстникам, учителям. Подростки с истероидной структурой психотипа (p < 
0,05)  отличались    повышенной  возбудимостью,  импульсивностью  (шкала 
13),  экстравертированностью  (шкала 1), выраженностью  невротических 
симптомов  (шкала 8); с  шизоидной  структурой  психотипа (p<0,01)  - 
преобладанием    депрессивного  состояния  (шкала 9); с  циклоидной 
структурой  психотипа (p< 0,01) -  повышенной возбудимостью,  заниженной  
самооценкой  (шкала 12), наличием  страхов  (шкала 11); с  эпилептоидной 
структурой    психотипа (p<0,01) - косвенной  агрессией  (шкала 7) по 
отношению к окружающим. 
 
123

Таким  образом,  подростков  с  ЗПР  психогенного  генеза  необходимо 
дифференцировать  от  испытуемых,  имеющих  церебрально-органическое, 
конституциональное и соматогенное происхождение. Нельзя не отметить тот 
факт,  что  подростки  данной  группы,  попадая  в  стабильную  социально -  
образовательную    среду,  быстро  достигают  уровня  адекватного    развития, 
успешно  учатся  и  демонстрируют  хорошее  поведение,  подтверждая 
надежность  конституциональных  механизмов  психологической  защиты.  В 
благоприятных  условиях  социальной  среды  обитания  они  не  обнаруживают 
личностной  предиспозиции.  В  то  же  время  при  сохраняющихся 
неблагоприятных  микро-  или  макросоциальных  условиях  эти  подростки 
обнаруживают психотипологическую предиспозицию личности, указывая на 
необходимость 
 
специализированной 
психологической 
помощи, 
включающей  психологическое  сопровождение  нескольких  специалистов -  
педагогов, психологов, психотерапевта. 
Представленные  результаты  исследования  дали  основание  для 
разработки  и апробации программы специализированной  психологической 
помощи  подросткам-выпускникам    классов    коррекционного  развивающего 
обучения  с  учетом  вариантов  ЗПР  и  конституционально-типологической 
предиспозиции личности. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
124

3.2. Анализ эффективности психологического сопровождения как вида 
специализированной психологической помощи выпускникам классов 
коррекционно-развивающего обучения 
 Специализированная 
психологическая 
помощь 
в 
виде 
психологического 
сопровождения 
представляет 
комбинированные, 
комплексные  техники    психотерапии,  психокоррекции,  применяемые 
специалистами:  психологами,  клиническими  психологами,  социальными 
педагогами.  Методики  и  техники  психологического  сопровождения 
основаны 
на 
концепции 
сотрудничества 
в 
психологическом 
консультировании,  принципах  лечебной  педагогики,  патогенетической 
психотерапии, 
с 
использованием 
модифицированного 
варианта 
оригинальных психокоррекционных и психотерапевтических технологий для 
групповых  занятий  с  подростками,  характеризующихся    различными 
вариантами  ЗПР  и  конституционально-типологической  предиспозиции 
личности.   
При 
определении 
целей 
конституционально-ориентированной 
психологической  коррекции  подростков  выпускников  классов  КРО  мы 
исходили  из  ее  направленности  На  коррекцию  неадекватных  реакций, 
стереотипов 
поведения, 
т.е. 
межличностного 
поведения. 
Однако 
неадекватные  реакции  и  формы  поведения  представляют  собой  следствие 
более  глубоких  личностных  нарушений,  обусловленных  типом  ЗПР,  а  это 
означает, 
что 
конституционально-ориентированная 
психологическая 
коррекция должна быть направлена на личностные особенности подростков с 
учетом психотипологических особенностей. 
После завершения психокоррекции и спустя 2 недели была проведена 
повторная  психологическая  диагностика  подростков  с  различными  типами 
ЗПР. 
Для  объективизации  эффективности  программы  специализированной 
психологической  помощи  были  отобраны 90 выпускников  классов 
коррекционно-развивающего  обучения (58 мальчиков  и 32 девочки)  в 
 
125

возрасте 10-12 лет,  которые  были  разделены  на 2 группы.  В    контрольной 
группе,  состоящей  из  44 подростков,  методы  психологической  помощи  не 
применялись, в отличие от  экспериментальной   группы (46 подростков), в 
которой    была  реализована  программа  психологической  помощи.  Патронаж 
специалистов  осуществлялся  с  учетом    принадлежности  подростков  к 
диапазонам  конституционально-континуального  пространства  и    с  учетом 
генеза ЗПР. 
В 
результате 
реализованной 
программы 
специализированной 
психологической помощи наблюдалась достоверная обратная динамика (рис. 
2)  патопсихологических  субдепрессивных  и  астенических  проявлений  у 
обследованных  подростков  с  ЗПР  церебрально-органического  генеза.  В 
процессе  применения  комбинированных  и  комплексных  методов  и  техник  
психокоррекции  и  психотерапии    указанные  нарушения    нивелировались 
почти  у 50% подростков (p<0,01), страхи  отмечались  лишь  у 34,3% 
испытуемых  по  сравнению  с 58,5% подростков (p<0,05), личностная 
тревожность  соответственно – у 13,4% по  сравнению  с 43,5% подростков 
(p<0,01).  
1
80
13
2
60
12
3
40
20
11
4
0
1 группа 10
5
2 группа
3 группа
4 группа
9
6
Ряд5
8
7
 
Рис.2. Многовекторный сравнительный психологический анализ 
динамики аномальной личностной и поведенческой изменчивости у 
подростков с различными типами ЗПР после завершения  
специализированной психологической помощи. 
Психологические показатели: см. рис. 1. 
 
126

У 
подростков 
с 
ЗПР 
конституционального 
генеза 
после 
психологической  помощи  уровень  физической  агрессии  наблюдался  у 25% 
по  сравнению  с 60% подростков  до  психокоррекции  и  психотерапии (p 
<0,01),  уровень вербальной агрессии -  соответственно у 16% по сравнению с 
45% подростков (p<0,01), уровень косвенной агрессии -  у 23% по сравнению 
с 56% обследованными (p<0,01). У  подростков  с    ЗПР  соматогенного 
происхождения    после  оказания  психологической  помощи  депрессивные  и 
астенические  проявления  наблюдались  лишь  у 22% испытуемых  по 
сравнению  с 50% подростков  до  психокоррекции (p<0,01), соответственно 
страхи – у 50% по  сравнению  с 74% подростков (p<0,05), личностная  и 
нейротическая тревожность – у 21% обследованных по сравнению с 64,5% до 
психокоррекции (p<0,01). У обследованных подростков с  ЗПР психогенного 
генеза после оказания помощи  невротические симптомы отмечались у 19% 
подростков  по  сравнению  с 53% до  психокоррекции (p<0,01). Настоящие  
результаты отражают восстановление конституциональных психологических 
механизмов компенсации и адаптации подростков к условиям среднего звена 
социальной  образовательной среды. 
У  представителей  контрольной  группы,  напротив,  сохраняется 
тенденция    к    увеличению  средних  значений  патопсихологических 
показателей,  характеризующих  процессы    дезадаптации  и  декомпенсации, 
свидетельствуя  о  «срыве»  конституциональных    психологических 
механизмов  защиты  (рис. 3) в  условиях  отсутствия  специализированной 
психологической помощи.  
 
 
 
 
 
 
 
 
127

1
100
13
2
80
12
60
3
40
20
11
4
0
10
5
1 группа
2 группа
9
6
3 группа
4 группа
8
7
 
 
Рис. 3. Многовекторный сравнительный психологический анализ 
динамики аномальной и поведенческой изменчивости у подростков с 
различными типами ЗПР контрольной группы без 
специализированной психологической помощи. 
Психологические показатели: см. рис. 1. 
У подростков с ЗПР церебрально-органического генеза, относящихся к 
подгруппе  с  истероидной  психотипологической  структурой  личности, 
отмечалось усиление страхов с выраженной эмоциональной напряженностью 
с 48% до 64% испытуемых (p<0,01). Страхи характеризовались длительным и 
непрерывным 
проявлением; 
наблюдалось 
усиление 
депрессивных 
переживаний  с 34% до 47% (p<0,01), астенических  нарушений 
соответственно  с 54% до 65% (p<0,01), чувства  собственной 
неполноценности и ущербности отмечались у 57% вместо 42% испытуемых 
(p<0,01).  Взаимоотношения  в  образовательной  среде  имели  конфликтный 
характер.  В  подгруппе  с  циклоидным  психотипом  усиливались  признаки 
депрессивного  состояния  с 43% до 65% подростков (p<0,01), усиление 
страхов  наблюдалось  с 54% до 71% (p<0,01), в  сочетании  с  личностной 
тревожностью,  что  затрудняло  процесс  продуктивного  общения  со 
сверстниками  и  взрослыми.  У  подростков  с  шизоидным  психотипом 
 
128

обнаруживались  признаки  нарастания    депрессивных  проявлений  с 43% до 
53% (p<0,01), расширение палитры страхов увеличилось у подростков с 36% 
до 54% (p<0,01), сочетаясь с нарастанием чувства собственной ущербности и 
неполноценности.  Кроме  этого  у  них  отмечались  трудности  в  общении  со 
сверстниками  и  учителями.  Преобладали  изолированность  и  закрытость, 
нежелание  вступать  в  контакт.  Подростки  с  эпилептоидным  психотипом 
демонстрировали нарастание признаков повышенной импульсивности с 23% 
до 34% (p<0,01), вербальной  агрессии  с 34% до 45% (p<0,01), физической 
агрессии с 41% до 52%  (p<0,01) по отношению к сверстникам, учителям, что 
в  целом  отражает  нарастание  конституциональных  психологических 
механизмов  декомпенсации и дезадаптации при отсутствии комплексных и 
комбинированных методов и техник психокоррекции и психотерапии.  
 У  подростков  с  ЗПР  конституционального  генеза  в  структуре 
шизоидного 
психотипа 
увеличивалась 
ситуативная 
и 
личностная 
тревожность с 43% до 52% (шкалы 3 и 4) (p<0,01). Подростки циклоидного 
психотипа  продолжали  демонстрировать  заниженную  самооценку,  чувство 
неполноценности,  ущербности    с 32% до 40% (шкала 12) (p<0,01). 
Представители  эпилептоидного  психотипа  отличались  усилением  уровня 
физической  с 21% до 34% (шкала 5) (p<0,01), вербальной    с 34% до 41% 
(шкала 6) (p<0,01) и  косвенной  агрессии  с 43% до 53% (шкала 7) 
(p<0,01)испытуемых без специализированной психологической помощи.  
У  подростков  с  ЗПР  самотогенного  генеза  шизоидного  психотипа 
наблюдалось  повышение  нейротической  с 23% до 30% (шкала 2) (p<0,01), 
личностной  с 27% до 32% тревожности  (шкала 4) (p<0,01), углубление 
депрессивных переживаний с 34% до 43% (шкала 9) (p<0,01) испытуемых. У 
представителей  истероидного  психотипа    усилились  страхи  с 21% до 33% 
(p<0,01) (шкала 11). Представители 
циклоидного 
психотипа 
демонстрировали  углубление  депрессивных  переживаний  с 32% до 41%  
испытуемых (шкала 9) (p<0,01). У подростков с эпилептоидным психотипом 
наблюдалось усиление общих невротических симптомов (шкала 8) (p<0,01). 
 
129

У  подростков  с    ЗПР  психогенного  генеза  истероидного  психотипа 
наблюдалось усиление возбудимости, импульсивности с 43% до 62% (шкала 
13) (p<0,01), углубление  невротических  симптомов  (шкала 8) (p<0,01). У 
представителей  шизоидного  психотипа    нарастало  депрессивное  состояние 
(шкала 9) (p<0,01). У  подростков  циклоидного  психотипа  проявлялась 
тенденция  к  увеличению  страхов  с 45% до 48% (шкала 11) испытуемых 
(p<0,01). 
Представители 
эпилептоидного 
психотипа 
подтверждали 
нарастание  косвенной  агрессии  с 27% до 34% (шкала 7) испытуемых  по 
отношению к сверстникам, учителям (p<0,01). 
Таким  образом,  результаты  нашего  исследования  свидетельствуют  о 
том,  что  степень  декомпенсации  и  дезадаптации  как  конституционально-
типологических механизмов защиты у подростков-выпускников классов КРО  
в  социальной  образовательной  среде  зависит  не  только  от  ЗПР,  но  и  от 
структуры психотипа. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
130

Практические рекомендации 
Результаты  настоящего  диссертационного  исследования  позволяют 
рекомендовать  психологам  общеобразовательных  школ,  преподавателям 
коррекционной  педагогики,  специальной  психологии  высших  учебных 
заведений,  а также специалистам, занимающимся проблемами практической 
психологии в коррекционно-развивающих классах, адекватно планировать и 
реализовывать  комбинированные  и  комплексные  методики  и  техники 
психокоррекции  и  психотерапии  в  структуре  специализированной 
психологической 
помощи. 
Организация 
психологической 
помощи 
необходима  для  своевременного  восстановления  конституциональных 
психологических механизмов компенсации и адаптации к условиям  среднего 
звена  общеобразовательной  школы.  Своевременная  экспериментально-
психологическая  диагностика  и  адекватная  психокоррекция  позволит  на 
ранних  этапах  выявить  подростков  с  признаками  конституционально-
типологической 
недостаточности 
ВНД 
и/или 
психотипологической 
предиспозицией  личности.  Разработанные  приемы  специализированной 
психологической  помощи  в  форме  индивидуальных  психокоррекционных 
занятий,  тренингов  и  бесед  активно  восстанавливают  конституциональные 
механизмы адаптации и защиты личности подростков. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
131

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 
Проблема  задержки  психического  развития  и  трудностей  в  обучении 
осознается специалистами как одна из наиболее актуальных психологических и 
педагогических проблем в масштабе всего мира.  
Задержка  психического  развития  в  большинстве  случаев  является 
следствием  резидуально-органической  недостаточности  центральной  нервной 
системы.  Поражения  центральной  нервной  системы,  приведшие  к  такой 
недостаточности,  действуют  на  ранних  этапах  развития,  и  благодаря 
пластичности нервной системы их влияние со временем сглаживается. Однако, 
по  утверждению  Л.С.Выготского (1983), функции,  которые  интенсивно 
развиваются  в  более  ранние  периоды,  страдают  сильнее,  чем  функции, 
формирование которых происходит позднее. Это детерминирует формирование 
взаимодействия нескольких функциональных систем и анализаторов не только 
замедленно, но в значительной степени измененно, т.е. отлично по сравнению с 
нормой развития (В.И. Лубовский, Л.В. Кузнецова, 1984). В результате к началу 
обучения в школе у таких детей оказывается несформированной готовность к 
школьному  обучению,  что  включает  физическую,  физиологическую  и 
психологическую  готовность  детей  к  осуществлению  новой  по  отношению  к 
периоду дошкольного детства деятельности. 
Трудности  в  обучении,  связанные  с  неподготовленностью  детей 
,усугубляются  ослабленным  функциональным  состоянием  их  центральной 
нервной  системы,  ведущим  к  низкой  работоспособности,  быстрой 
утомляемости  и  легкой  отвлекаемости.  Все  эти  особенности  детей  с  ЗПР 
приводят к тому, что оказываемая им в массовой общеобразовательной школе 
индивидуальная  помощь  в  большинстве  случаев  не  имеет  эффективных 
результатов.  Из-за  накапливающихся  пробелов  в  знаниях  дети  все  в  меньшей 
мере усваивают новый материал и фактически выпадают из учебного процесса. 
Недостаточное  знание  детей  этой  категории  и  непонимание  их 
особенностей  учителями  массовой  общеобразовательной  школы,  неумение 
справиться  с  ними  нередко  приводят  к  отрицательному  отношению  к  ним 
 
132

педагогов  и,  как  следствие,  одноклассников,  считающих  таких  детей 
«глупыми». В результате появляется масса психологических проблем, страдает 
личность  выпускника  класса  коррекционно-развивающего  обучения.  Все  это 
приводит  к  возникновению  у  данной  группы  подростков  отрицательного 
отношения к школе и учению и стимулирует попытки личностной компенсации 
в  других  областях  деятельности,  что  находит  свое  выражение  в  нарушениях 
дисциплины, ухода в асоциальные группы. 
Несмотря  на  большое  количество  исследований  по  проблеме  детей  с 
задержкой  психического  развития,  изучение  этих  детей  начато  сравнительно 
недавно.  Наиболее  актуальными  и  малоразработанными  являются  проблемы 
психологической диагностики и психологической помощи детям с ЗПР. В связи 
с  этим  целью  диссертационного  исследования  являлась  разработка  вариантов 
психологической  помощи  выпускникам  классов  коррекционно-развивающего 
обучения  на  фоне  различной  степени  выраженности  конституционально-
психотипологической предиспозиции личности.  
Для  достижения  поставленной  цели  были  использованы  методы  и 
методики 
психологического 
обследования: 
патохарактерологический 
опросник (ПДО) А.Е. Личко, клинический опросник для выявления и оценки 
невротического  состояния  (В.Д.Менделевич,  К.К.Яхин, 1978), методика 
определения  уровня  невротизации  и  психопатизации  (Е.Ф.Бажин, 1976; 
И.Б.Ласко, 1953); уровень  личностной  и  ситуативной  тревожности  изучался 
по  опроснику  Ч.Д.Спилбергера;  уровень  физической,  вербальной,  косвенной 
агрессии – по личностному опроснику Басса-Дарки; проективные методики. 
Анализ  результатов  исследования  позволил  разработать  программу 
специализированной  психологической  помощзи,  основанной  на  концепции 
сотрудничества 
в 
психологическом 
консультировании 
(К.Роджерс), 
адаптированной  к  случаям  школьной  дезадаптации  О.Н.Усановой (1995), 
принципах 
лечебной 
педагогики 
Н.Е.Поляковой (1995), методе 
реконструктивной  психотерапии  В.Н.Мясищева (1961) в  модификации 
Э.М.Козловой (2003) и  арттерапии,  с  которой  знакомили  родителей 
 
133

подростков,  учителей,  воспитателей  с  целью  мотивировать  ближайший  круг 
лиц на посик скрытых психолого-биологических ресурсов выпускника класса 
коррекционно-развивающего (компенсирующего) обучения. 
Результаты исследования позволили сделать основные выводы. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
134

ВЫВОДЫ 
1. 
Личность 
выпускника 
класса 
коррекционно-развивающего 
(компенсирующего)  обучения,  имеющая  изначально  «неполноценную 
биологическую  основу»,  взаимодействует  с  социально-стрессовыми 
факторами в виде условий среднего звена общеобразовательной школы, что 
приводит к актуализации конституциональных психологических механизмов 
декомпенсации  и  дезадаптации,  проявляющихся  на  феноменологическом  и 
экспериментально  психологическом  уровнях  аномальной  личностной  и 
поведенческой изменчивостью. 
2.  Выпускники  классов  коррекционно-развивающего  обучения 
распределяются в конституционально-континуальном пространстве личности 
на 
диапазон 
психологической 
нормы-акцентуации 
с 
признаками 
конституционально-типологической  недостаточности,  обуславливающей 
непатологический  стереотип  девиантного  поведения,  и  на  диапазон 
пограничной 
аномальной 
личности 
с 
признаками 
сочетанной 
конституционально-типологической 
недостаточности 
ВНД 
и 
психотипологической 
предиспозицией 
личности, 
детерминирующей 
патологические варианты девиантного поведения.  
3.  Задержка  психического  развития  подростков  органического  и 
конституционального 
генеза 
коррелирует 
с 
конституционально-
типологической  недостаточностью  высшей  нервной  деятельности  и 
психотипологической  предиспозицией  личности;  соматогенного  и 
психогенного  генеза – лишь  с  психотипологической  предиспозицией 
личности,  что  проявляется  разной  степенью  выраженности  аномальной 
личностной  и  поведенческой  изменчивости  в  виде  низкой  успеваемости  в 
школе, 
эмоционально-коммуникативных 
и 
аффективно-регулятивных 
затруднениий,  декомпенсации  познавательной  деятельности  и  гипофункции 
эмоционально-нравственной сферы личности. 
4.  Подросткам  диапазона  пограничной  аномальной  личности  с 
конституционально-типологической 
недостаточностью 
ВНД 
и 
 
135

психотипологической  предиспозицией  личности,  коррелирующей  с  ЗПР 
церебро-органического  и  конституционального  генезов,  свойственны: 
ретардация  и    асинхрония  развития;  проблемы  речевой  деятельности - 
дефекты звукопроизношения, нарушения устной и письменной речи, чтения 
и  письма;  высокий  уровень  личностной,  ситуативной  тревожности, 
невротизации  и  психопатизации;  социальная  дезадаптация;  деформации 
эмоциональной 
сферы; 
личностные 
и 
поведенческие 
нарушения 
(конфликтность, 
гетеро- 
и 
аутоагрессивность, 
враждебность, 
психастеничность).  
5.  Разработана  программа  комплексной  и  комбинированной 
специализированной 
психологической 
помощи, 
направленной 
на 
восстановление 
конституциональных 
механизмов 
психологической 
компенсации  и  адаптации,  повышение  личностной  толерантности  к 
социальным    условиям  среднего  звена  образовательной  среды  с 
использованием 
концепции 
сотрудничества, 
принципов 
лечебной 
педагогики,  реконструктивной  психотерапии  и  арттерапии.  Разработанная 
нами программа включает применение методик и техник психокоррекции и 
психотерапии, 
адекватных 
конституционально-психотипологической 
эпилептоидной и шизоидной структурам личности подростка с задержанным 
развитием  церебрально-органического  и  конституционального  генеза, 
нивелирующих  конституционально-типологическую    недостаточность  ВНД 
и  психотипологическую  предиспозицию  личности.  Методики  и  техники 
психологической  помощи  у  подростков  с  соматогенным  и  психогенным 
генезом  задержанного  развития  адекватны  истероидной  и  циклоидной 
структурам  личности,  направлены  на  выявление  скрытых  психолого-
биологических  ресурсов  личности  и  гармонизацию  конституционально-
психотипологической предиспозиции личности.  
6.  Эффективность  и  адекватность  разработанной  специализированной 
психологической  помощи,  адресованной  к  аномальной  личностной  и 
поведенческой 
изменчивости 
выпускников 
классов 
коррекционно-
 
136

развивающего (компенсирующего) обучения, может быть объективизирована 
с  помощью  стандартного  набора  личностных  и  клинических  опросников, 
позволяющих 
провести 
многомерный 
психологический 
анализ, 
регистрирующий 
позитивную 
или 
негативную 
личностную 
и 
психологическую динамику испытуемых. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
137

Литература 
1. 
Абрамова Г.С. Введение в практическую психологию. – М.: Междун. 
Пед. академия. 1994. – 237 с. 
2. 
Александровский  Ю.А.  Состояние  психической  дезадаптации  и  их 
компенсация. – М.: Медицина, 1976. – 272 с. 
3. 
Алмазов 
Б.Н. 
Психическая 
средовая 
дезадаптация 
несовершеннолетних. – Свердловск, 1986. -150 с. 
4. 
Ананьев  Б.Г.  О  проблемах  современного  человекознания. – СПб.: 
Питер, 2001. – 272 с. 
5. 
Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. – СПб.: Питер, 2001. – 288 
с. 
6. 
Анастази  А.  Психологическое  тестирование:  В 2-х  книгах. – 
Педагогика, 1982. – 320 с. 
7. 
Андрущенко Т.Ю., Карабекова Н.В. Коррекция психического развития 
младшего школьника на начальном этапе обучения // Вопросы психологии. 1993, № 
1.  С. 47-53. 
8. 
Астапов  В.М.  Введение  в  дефектологию  с  основами  нейро-  и 
патопсихологии. – М.: Международная педагогическая академия, 1994. – 216 с. 
9. 
Ахвердова  О.А.  Экспериментально-психологическая  диагностика 
личностно-характерологического  континуума  подростков. // Монография. – М., 
1998. 154 с. 
10.  Ахвердова  О.А.,  Боев  И.В.,  Волоскова  Н.Н.  Личностные  и 
поведенческие расстройства у детей и подростков с органической недостаточностью 
мозга. Учебное пособие. – Ставрополь, 2000. – 272 с. 
11.   Баевский  Р.М.  Прогнозирование  состояний  на  грани  нормы  и 
патологии. – М.: Медицина, 1979. – 298 с. 
12.  Батуев А.С. Высшая нервная деятельность. – М.: Высшая школа, 1991. 
          – 256 с. 
13.  Беличева  С.А.  Основы  превентивной  психологии. – М.: «Социальное 
здоровье России», 1993. – 199 с. 
 
138

14.  Белопольская  Н.Л.  Оценка  когнитивных  и  эмоциональных 
компонентов зоны ближайшего развития у детей с задержкой психического развития 
// Вопр.психологии. – 1997. - № 1. С.19-25. 
15.  Бодалев А.А. Личность и общение: Избранные труды. – М.: Педагогика, 
1983. – 272 с. 
16.  Боев  И.В.  Пограничная  аномальная  личность.  Монография. – 
Ставрополь, 1999. – 362 с. 
17.  Боев И.В., Ахвердова О.А., Волоскова Н.Н. Клинико-психологические 
аспекты  диагностики  и  профилактики  отклоняющегося  поведения  у  детей  и 
подростков  с  органической  недостаточностью  мозга.  Учебное  пособие. – 
Ставрополь. – 2001. – 380 с. 
18.  Божович  Л.И.  Психологические  закономерности  формирования 
личности в онтогенезе // Вопр. психологии. – 1976. - № 6. – С. 43-45. 
19.  Божович  Л.И.  Избранные  психологические  труды.  Проблемы 
формирования  личности.  Под  ред.  Д.И.Фельдштейна. – М.:  Международная 
педагогическая академия, 1995. – 212 с. 
20.  Братусь Б.С. Аномалии личности. – М.: Мысль, 1988. – 301 с. 
21.  Бреслав  Г.М.  Эмоциональные  отклонения  как  первичный  показатель 
деформации процесса формирования личности // Личность в системе общественных 
отношений. – М., 1983. – Ч.2. – С. 274-276. 
22.  Бреслав Г.М. Эмоциональные особенности формирования личности в 
детстве: Норма и отклонения. – М.: Педагогика, 1990. – 144 с. 
23.  Бурлачук  Л.Ф.,  Морозов  С.М.  Справочник  по  психологической 
диагностике. – Киев, 1989. – 197 с. 
24.  Бурменская  Г.В.,  Карабанова  О.А.,  Лидерс  А.Г.  Возрастно-
психологическое консультирование. – М.: Изд-во МГУ, 1990. – 136 с. 
25.  Буянов М.И. Беседы о детской психиатрии. – М.: Просвещение, 1992.  
          – 255 с. 
26.  Буянов М.И. Психотерапия неврозов у детей и подростков. – М.: Центр. 
ин-т усовершенствования врачей. 1976. – С. 20. 
 
139

27.  Васильева  Е.Н.  Особенности  формирования  положительного 
эмоционального отношения у детей старшего школьного возраста с ЗПР к близким 
взрослым и сверстникам: Автореферат дисс. канд.психол.наук. – Нижний Новгород., 
1994. – 16 с. 
28.  Волоскова  Н.Н.Аномальная  личностная  изменчивость  органического 
происхождения. Монография. 2001. – 215 с. 
29.  Вилюнас В.К. Психологические механизмы мотивации человека. – М.: 
Изд-во Моск.ун-та, 1990. – 288 с. 
30.  Власова Т.А., Певзнер М.С. О детях с отклонениями в развитии. – М.: 
Просвещение, 1973. – 175 с. 
31.  Власова  Т.А.,  Лебединская  К.С.  Актуальные  проблемы  клинического 
изучения задержки психического развития у детей // Дефектология. – 1975. - № 6. – 
С.8-17. 
32.  Власова  Т.А.  Проблемы  советской  дефектологии // Советская 
педагогика. – 1978. - № 1. – С. 58-68. 
33.  Возрастно-психологический  подход  в  консультировании  детей  и 
подростков:  Учеб.  пособие  для  студ.  высш.  учеб.  заведений / Г.В.Бурменская, 
Е.И.Захарова, О.А.Карабанова и др. – М.: Издательский центр «Академия», 2002. – 
416 с. 
34.  Воропаева  И.П.  Коррекция  эмоциональной  сферы  младших 
школьников. – М., 1995. – 56 с. 
35.  Выготский  Л.С.  Лекции  по  психологии.  Лекция 4. Эмоции  и  их 
развитие в детском возрасте // Собр. Соч.: в 6 т. – М.: Педагогика, 1982. – Т.2. –С.416-
436. 
36.  Выготский Л.С. Вопросы детской (возрастной) психологии. Собр. соч.: 
в 6 т. Т.4. – М.: Педагогика, 1983. – 432 с. 
37.  Выготский Л.С. Основы общей дефектологии. Дефект и компенсация  
         // Собр. соч.: в 6 т. – М.: Педагогика, 1983. – Т.5. – 368 с. 
38.  Выготский  Л.С.  К  вопросу  о  компенсаторных  процессах  в  развитии 
//Собр. Соч.: в 6 т. – М.: Педагогика, 1983. – Т.5. – 368 с. 
 
140

39.  Выготский Л.С. Психология искусства. – М.: Педагогика, 1987. – 345 с. 
40.  Гарбузов В.И. Нервные дети. – Л.: Медицина,1990. – 176 с. 
41.  Гарбузов В.И. Практическая психотерапия. – СПб.: АО «Сфера», 1994.  
          – 160 с. 
42.  Гарбузов В.И., Захаров А.И., Исаев Д.Н. Неврозы у детей и их лечение. 
– М: Медицина, 1977. – 272 с. 
43.  Гильяшева 
И.Н., 
Игнатьева 
Н.Д. 
Методика 
исследования 
межличностных отношений ребенка. Методическое пособие. Серия: Выпуск 7. – М.: 
Фолиум, 1994. – 64 с. 
44.  Грановская  Р.М.,  Крижанская  Ю.С.  Творчество  и  преодоление 
стереотипов. – СПб., 1994. – 192 с. 
45.  Грищенко Л.А., Алмазов Б.Н. Психология отклоняющегося поведения 
и  задачи  педагогической  реабилитации  трудновоспитуемых  учащихся. – 
Свердловск, 1987, - 75 с. 
46.  Групповая  психотерапия    /  Под  ред.  Б.Д.Карвасарского,  С.Ледера. – 
М.,1990. 
47.  Гублер  Е.В.  Вычислительные  методы  анализа  и  распознавания 
патологических процессов. – М.: Медицина, 1978. – 296 с. 
48.  Дети  с  временными  задержками  развития / Под  ред.  Власовой  Т.А., 
Певзнер М.С. – М.: Педагогика, 1971. – 296 с. 
49.  Дефектологический  словарь.  Редактор  Оршанская  А.Н. – М.: 
Педагогика, 1970. – 504 с. 
50.  Домишкевич  С.А.,  Пермякова  В.А.,  Насонова  В.И.  Методы  научно-
психологических исследований в дефектологии. – Иркутск, 1983. – 73 с. 
51.  Дубровина  И.В.  Руководство  практического  психолога:  психическое 
здоровье детей и подростков в контексте психологической службы. – М.: изд. центр 
«Академия», 1995. – 170 с. 
52.  Егоров  Б.Е.  Прогностические  рисуночные  методики  в  изучении 
бессознательного  и  особенности  психотерапии  пограничных  нервно-психических 
расстройств. – М., 1995. – 50 с. 
 
141

53.  Жутикова  Н.В.  Учителю  о  практике  психологической  помощи. – М.: 
Просвещение, 1988. – 170 с. 
54.  Запорожец  А.В.  Основные  проблемы  онтогенеза  психики.  Избр. 
психолог. труды: в 2-х т. Психическое развитие ребенка. – М.: Педагогика, 1986. – Т. 
1. – С.223-258. 
55.  Захаров  А.И.  Психотерапия  неврозов  у  детей  и  подростков. – Л.: 
Медицина, 1982. – 216 с. 
56.  Захаров А.И. Как преодолеть страхи у детей. – М.: Педагогика, 1986. – 
109 с. 
57.  Захаров А.И. Неврозы у детей и подростков. – Л.: Медицина, 1988. – 
248 с. 
58.  Захаров А.И. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. – М.: 
Просвещение, 1993. -192 с. 
59.  Зеньковский В.В. Психология детства. – М.: Школа-пресс, 1996. – 333 с. 
60.  Зейгарник Б.В. Личность и патология деятельности. – М., изд-во МГУ, 
1971. – 100 с. 
61.  Зейгарник  Б.В.,  Братусь  Б.С.  Очерки  по  психологии  аномального 
развития личности. – М., изд-во МГУ, 1980. – 157 с. 
62.  Зейгарник Б.В. Патопсихология. – М.: изд-во Моск. ун-та, 1986. – 286 с. 
63.  Иванов Е.С. Астения как одна из причин неуспеваемости детей в школе 
// Дети с временными задержками в развитии / Под ред. Власовой Т.А., Певзнер М.С. 
– М.: Педагогика, 1971. – С.63-67. 
64.  Игнатьев Е.И. Психология изобразительной деятельности детей. – М., 
1961. – 40 с. 
65.  Исурина  Г.Л.  Групповые  методы  психотерапии  и  психокоррекции // 
Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. – Л., 1983.  
66.  Кабанов М.М. Реабилитация психически больных. Изд. 2-е. – Л., 1985.  
          – 216 с. 
67.  Кабанов  М.М.,  Личко  А.Е.,  Смирнов  В.М.  Методы  психологической 
диагностики и коррекции в клинике. – Л.: Медицина, 1983. – 312 с. 
 
142

68.  Казакова  Е.И.  Система  комплексного  сопровождения  ребенка:  от 
концепции  к  практике // Психолого-педагогическое  медико-социальное 
сопровождение развития ребенка. - СПб., 1998. – С. 4-6. 
69.  Карвасарский Б.Д. Неврозы: Руководство для врачей. – М.: Медицина, 
1980. – 448 с. 
70.  Карвасарский  Б.Д. Психотерапия. – М.: Медицина, 1985. – 304 с. 
71.  Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста. – М.: Медицина, 1979. – 
608 с. 
72.  Коломинский Я.Л. Психология детского коллектива: Система личных 
взаимоотношений. – Минск, 1984. – 366 с. 
73.  Комплексное  сопровождение  и  коррекция  развития  детей-сирот: 
социально-экономические проблемы / Под ред. Л.М.Шипицыной и Е.И.Казаковой. – 
СПб., 2000. – С. 108. 
74.  Кондрашенко В.Т., Донской Д.И. Общая психотерапия. – М.: Наука и 
техн., 1993. - 478 с. 
75.  Кон И.С. Социология личности. – М., 1967. 
76.  Коррекционная  педагогика:  Основы  обучения  и  воспитания  детей  с 
отклонениями  в  развитии:  Учебное  пособие  для  студентов  пед.  учеб.  заведений / 
Б.П.Пузанов,  В.И.Селиверстов,  С.Н.Шаховская,  Ю.А.Костенкова;  Под  ред. 
Б.П.Пузанова. – М.: Издательский центр «Академия», 1998. – 144 с. 
77.  Кочубей  Б.И.,  Новикова  Е.В.  Эмоциональная  устойчивость 
школьников. – М., 1988. 
78.  Кузнецова Л.В. Особенности мотивационно-волевой готовности детей с 
задержками  психического  развития  к  школьному  обучению.  Автореф.  на  соиск. 
канд. дисс. по псих. – М., 1986. – 18 с. 
79.  Кулаков  С.А.  Когнитивно-поведенческая  психотерапия  как  метод 
лечения  и  психопрофилактики  личностных  расстройств  у  детей  и  подростков // 
Журн. Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М.Бехтерева 1995 - 
№ 2. – С.27-28. 
 
143

80.  Лангмейер  К.,  Матейчик  З.  Психическая  депривация  в  детском 
возрасте. Пер. с чешского. – Прага: Авиценум, 1984. 334 с. 
81.  Лебединская К.С. Клиническая систематика задержки психического 
развития //Невропатология и психиатрия им. С.С. Корсакова. 1980. № 3. С. 407-
412. 
82.  Лебединская К.С. Подростки с нарушениями в аффективной сфере. – 
М., 1988. 
83.  Лебединский  В.В.  Нарушение  психического  развития  у  детей. – М.: 
изд-во Моск. ун-та, 1985. – 168 с. 
84.  Левитов Н.Д. Психология характера. – М.: Просвещение, 1969. – 424 с. 
85.  Лейтес Н.С. К проблеме сензитивных периодов психического развития 
человека // Принципы развития в психологии. – М., 1978. – С.196-211. 
86.  Леонгард К. Акцентуированные личности. – Киев, Выща. Шк., 1989. – 
374 с. 
87.  Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы, эмоции. – М.:изд-во Моск. ун-та, 
1971. -38 с. 
88.  Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. 4-е изд. – М.: изд-во Моск. 
ун-та, 1981. – 584 с. 
89.  Леонтьев  А.Н.  Деятельность.  Сознание.  Личность. – М.:  Политиздат, 
1975.  
         – 304 с. 
90.  Лидерс А.Г. Психологический тренинг с подростками. – М., 2001.  
91.  Липкина А.И. Самооценка школьника. – М., 1976. – 64 с. 
92.  Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. 
– М.: Наука, 1984. –  444 с. 
93.  Личко  А.Е.  Психопатии  и  акцентуации  характера  у  подростков. – Л.: 
Медицина, 1977. – 208 с. 
94.  Личко А.Е. Подростковая психиатрия. – Л.: Медицина, 1985. – 416 с. 
95.  Лубовский В.И. Психологические проблемы диагностики аномального 
развития. – М.: Педагогика, 1993. – 104 с. 
 
144

96.  Лубовский  В.И.  Общие  и  специфические  закономерности  развития 
психики аномальных детей // Дефектология. – 1971. - № 6 – С.15-19. 
97.  Лубовский  В.И.  Высшая  нервная  деятельность  и  психологические 
особенности детей с задержкой // Дефектология. – 1972. - № 4 – С.10-16. 
98.  Лубовский  В.И.  Выявление  нарушений  развития  как  задача 
психологической  диагностики  в  школе // Психодиагностика  и  школа. – Таллинн, 
1980. – С. 39-46. 
99.  Лубовский В.И., Кузнецова Л.В. Психологические проблемы задержки 
психического развития //Дети с задержкой психического развития. – М., 1984. С. 6-
19. 
100.  Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. – М.: изд-во Моск. ун-та, 1973.  
         – 374 с. 
101.  Лэндрет Г.Л. Игровая терапия: искусство отношений: Пер. с англ. – М.: 
Межд. пед. академия, 1994. – 368 с. 
102.  Марковская  И.Ф. Задержка психического развития. – М.,1993. 
103.  Малофеев  Н.Н.  Дети  с  трудностями  в  обучении:  дифференциация  и 
интеграция //  Технология  коррекционно-развивающего  обучения  детей  с 
задержками  психического  развития.  Самарский  обл.  институт  повышения 
квалификации переподготовки работников образования. – Самара, 1998. С.6-20. 
104.  Марковская    И.Ф.  Задержка  психического  развития  (клинико-
нейропсихологическая диагностика). – М.: изд. н/о «Компенс-центр»,  1993. – 198 с. 
105.  Марцинковская Т.Д. Диагностика психического развития детей. – М.: 
Линка-Пресс, 1997. – 176 с. 
106.  Мелик-Пашаев  А.А.,  Новлянская  З.Н.  Ступеньки  к  творчеству. – М.: 
Педагогика, 1987. – 144 с. 
107.  Мухина  В.С.  Изобразительная  деятельность  ребенка  как  форма 
усвоения социального опыта. – М.: Педагогика, 1981. – 240 с. 
108.  Мухина В.С. Проблемы генезиса личности. – М.: МГПИ, 1985. 
109.  Мясищев В.Н. Личность и неврозы. – Л.: изд-во Ленингр. Ун-та, 1960. 
          –  426с. 
 
145

110.  Мясоед  П.А.  Проблема  «ненормативного»  психического  развития // 
Вопр.психол. – 1994 - № 6. – С. 49-56. 
111.  Налчаджан  А.П.  Личность,  психическая  адаптация  и  творчество. – 
Ереван, 1980. 
112.  Новикова  Е.В.  Диагностика  и  коррекция  школьной  дезадаптации  у 
младших школьников и младших подростков. – М., 1985. – С.42-55. 
113.  Новикова  Е.В.  Особенности  общения  и  проявления  школьной 
дезадаптации  у  младших  школьников  и  подростков // Общение  и  формирование 
личности школьника. Сб. – М: Педагогика, 1987. – 149 с. 
114.  Обухова  Л.Ф.  Детская  психология:  теории,  факты,  проблемы. – М.: 
Тривола, 1995. – 357 с. 
115.  Обучение  детей  с  задержкой  психического  развития:  Пособие  для 
учителя. / Под ред. Т.А.Власовой и др. – М.: Просвещение, 1981. – 119 с. 
116.  Обучение 
детей 
с 
задержкой 
психического 
развития 
в 
подготовительном  классе:  Пособие  для  учителя  /Н.А.Цыпина,  И.Н.Волкова, 
Е.А.Екжанова и др.; Под ред. В.Ф.Мачихиной, Н.А.Цыпиной. – 2-е изд., доп. – М.: 
Просвещение, 1992. – 160 с. 
117.  Общая психодиагностика / Под ред. А.А.Бодалева, В.В.Столина. – М.: 
изд-во МГУ, 1987. – 356 с. 
118.  Овчарова  Р.В.  Ранняя  профилактика  и  коррекция  социально-
педагогической запущенности детей: Автореф. На соиск. Канд дисс. По спих. – М., 
1995. 
          – 23 с. 
119.  Орлов  Ю.М.  Восхождение  к  индивидуальности. – М.:  Просвещение, 
1991. 
           – 287 с. 
120.  Павлий Т.Н. Диагностика и коррекция эмоциональной сферы у детей с 
ЗПР. – Комсомольск - на Амуре, 1997. – С.8-35. 
121.  Пакет  тестов  для  классов  компенсирующего  обучения / Под  ред. 
Г.Ф.Кумариной. – М., 1994. 
 
146

122.  Панин  Л.Е.,  Соколов  В.П.  Психосоматические  взаимоотношения  при 
хроническом эмоциональном напряжении. – Новосибирск, Сиб. Отд-ние, 1981. – 178 
с. 
123.  Панпурин В.А. Внутренний мир личности и искусство. – Екатеринбург, 
1990. 
124.  Певзнер М.С. Клиническая характеристика детей с нарушениями темпа 
развития //Дети с отклонениями в развитии. – М., 1966. С 25-31.  С. 70-76. 
125.  Певзнер  М.С.  Клиническая  характеристика  детей  с  задержкой 
психического развития // Дефектология, 1980. - № 3. – С. 10-18. 
126.  Первова  И.Л.  Диагностика  и  лечение  детской  и  подростковой 
депрессии // Вопр. психол., 1999. № 3. – С. 107-116. 
127.  Переслени  Л.И.  Нарушения  восприятия  у  детей  с  задержками 
психического  развития  и  их  нейрофизиологические  механизмы // Развитие 
школьников с отклонениями. Иркутский гос. пединститут. – Иркутск, 1981.  
128.  Петрова  В.Н.  Особенности  перехода  учащихся  из  начального  звена  в 
среднее с учетом характеристик психической ригидности в структуре их личности: 
Канд. дисс. На соискание канд псих. Н. – Томск, 1999. – 186 с. 
129.  Петровская Л.А. Теоретические и методические проблемы социально-
психологического тренинга. – М., 1982. – 168 с. 
130.  Пиаже Ж. Избранные психологические труды. – М., 1969. – 419 с. 
131.  Пивоварова Г.Н. Затяжные реактивные состояния у детей и подростков. 
– М.: Медицина, 1962. – 125 с. 
132.  Пивоварова  Г.Н.  нервные  заболевания  у  школьников  и  их 
предупреждение. – М.: Медицина, 1966. – 47 с. 
133.  Плишко  Н.К.  О  некоторых  особенностях  выбора  цветов  и 
сенсомоторных  реакций  на  световые  стимулы  различной  модальности  при 
изменении  эмоционального  состояния // Диагностика  психических  состояний  в 
норме и патологии. – Л., 1980. 
 
147

134.  Прихожан  А.М.  Диагностика  личностной  тревожности  и  некоторые 
способы  ее  преодоления // Диагностическая  и  коррекционная  работа  школьного 
психолога. – М.: Педагогика, 1987. – 165 с. 
135.  Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Дети без семьи. – М.: Педагогика, 1990.  
         – 158 с. 
136.  Прихожан  А.М.,  Толстых  Н.Н.  Подросток  в  учебнике  жизни. – М.: 
Знание, 1990. – 79 с. 
137.  Проблемы психодиагностики, обучения и развития школьников. – М.: 
АПН СССР, 1985. 
138.  Прохоров  А.О.  Особенности  психических  состояний  личности  в 
обучении // Психологический журнал. Т.12, № 1, 1991. – С. 47-55. 
139.  Психология  развивающейся  личности / Под  ред.  А.В.  Петровского. – 
М.: Педагогика, 1987. – 240 с. 
140.  Психология:  Словарь / Под  общ.  Ред.  А.В.Петровского, 
М.Г.Ярошевского. – М.: Политиздат, 1990. – 494 с. 
141.  Психологические  проблемы  выявления  и  коррекции  отклоняющегося 
поведения школьников. – М., 1990. 
142.  Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Б.Д.Карвасарского. – С-
Питербург, Питер, 1999.  
143.  Психотерапия в дефектологии / сост. Н.П.Вайзман. – М.: Просвещение, 
1992. – 128 с. 
144.  Психологическое  сопровождение  школьников:  Учебн.  Пособие  для 
студ.  Высш.  Пед.  учеб.  заведений / Э.М.Александровская,  Н.И.Кокуркина, 
Н.В.Куренкова. – М.: Издательский центр «Академия», 2002. – 208 с. 
145.  Психолого-педагогическое  консультирование  и  сопровождение 
развития ребенка: Пособие для учителя-дефектолога / Под ред. Л.М.Шипицыной. – 
М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. – 528 с. 
146.  Райс  Ф.  Психология  подросткового  и  юношеского  возраста. – СПб, 
Москва – Харьков – Минск, 2000. 
 
148

147.  Раншбург  Й.,  Поппер  П.  Секреты  личности  (пер.  с  венг.). – М.: 
Педагогика, 1983. – 157 с. 
148.  Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога в образовании. – 
М.: Владос, 1995. – 509 с. 
149.  Роговин М.С., Залевский Г.В. Теоретические основы психологического 
и психопатологического исследования. – Томск, 1988. 
150.  Роджерс  К.Р.  Взгляд  на  психотерапию.  Становление  человека:  Пер.  с 
агнл. – М.: Прогресс, 1994. – 480 с. 
151.  Рожнов 
В.Е., 
Свешников 
А.В. 
Эмоционально-стрессовая 
эстетопсихотерапия // Руководство по психотерапии. – Ташкент, 1985. 
152.  Романова  Е.С.,  Потемкина  С.Ф.  Графические  методы  в 
психологической диагностике. – М.: Дидакт, 1992. – 256 с. 
153.  Рубинштейн  С.Л.  Основы  общей  психологии. – М.:  Педагогика,  Т.1, 
1989. С. 254-265. 
154.  Рудестам К. Групповая психотерапия. /Пер. с англ. Л.В.Трубициной. – 
М.: Прогресс, 1990. – 368 с. 
155.  Русалов В.М. Биологические основы индивидуально-психологических 
особенностей. – М.: Наука, 1979. – 352 с. 
156.  Рыбакова  М.М.  Конфликт  и  взаимодействие  в  педагогическом 
процессе. – М.: Просвещение, 1990. – 127 с. 
157.  Саенко  Е.В.  Профессиональная  деятельность  психолога  при 
профилактике девиантного поведения подростков. – Тверь, 1995. 
158.  Семаго Н.Я., Семаго М.М. Проблемные дети: Основы диагностической 
и коррекционной работы психолога. – М., 2000. 
159.  Семичов  С.Б.  Предболезненные  психические  расстройства. – 
Ленинград: Медицина, 1987. -181 с. 
160.  Сердюковская  Г.Н.,  Гельница  Г.  Психогигиена  детей  и  подростков. – 
М.: Медицина, 1985. 
161.  Симонов  П.В.,  Ершов  П.М.  Темперамент,  характер,  личность. – М.: 
Пргресс, 1984. – 160 с. 
 
149

162.  Симсон Т.П. Неврозы у детей и их предупреждение и лечение. – М.: 
Медгиз., 1958. – 216 с. 
163.  Сканави  Е.Е.  Реактивные  состояния  (психозы  и  неврозы)  у  детей  и 
подростков. – М.: Гос. науч. Исслед. Ин-т психиатрии МЗ РСФСР, 1962.  
          – 176 с. 
164.  Славина  Л.С.  Дети  с  аффективным  поведением. – М.:  Просвещение, 
1966.  
          – 150 с. 
165.  Смирнов А.А. Детские рисунки. – В кн.: Хрестоматия по возрастной и 
педагогической диагностике / Под ред. И.И.Ильясова, В.Я.Ляудис. – М., 1980. – С. 
53-63. 
166.  Собчик Л.Н. Психодиагностика: методы и методология. – М., 1990, - 80 
с. 
167.  Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности.  – М.: изд-
во МГУ, 1980. – 176 с. 
168.  Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. – 
М., изд-во МГУ, 1989. – 213 с. 
169.  Соколова  Е.Т.  К  проблеме  психотерапии  пограничных  личностных 
расстройств // Вопросы психологии, 1995.- № 2 . – С. 92-105. 
170.  Соколова Е.Т. Особенности личности при пограничных расстройствах 
и соматических заболеваниях. – М.: Аргус, 1995. – 360 с. 
171.  Спиваковская А.С. Как быть родителями. – М.: Педагогика, 1986. – 159 
с. 
172.  Спиваковская А.С. Профилактика детских неврозов. – М.: изд-во МГУ, 
1988. – 200 с. 
173.  Степанов В.Г. Индивидуальный подход при разрешении конфликтных 
ситуаций // Конфликты  в  школьном  возрасте  и  пути  их  преодоления  и 
предупреждения. – М.: МОПИ, 1986. – 127 с. 
174.  Столин В.В. Самосознание личности. – М., 1983. 
 
150

175.  Технология коррекционно-развивающего обучения детей с задержками 
психического развития / Под ред. Шевченко С.Г. – Самара, 1998. – С.137. 
176.  Ткаченко  Г.Л.  Факторы,  влияющие  на  возникновение  нервно-
психического  напряжения  у  учащихся  с  ЗПР //Теоретические  и  прикладные 
проблемы  обучения  и  воспитания  детей  с  ограниченными  возможностями. – 
«Образование». – Сенкт-Петербург, 1997. – С. 180-182. 
177.  Ульенкова У.В. Шестилетние дети с задержкой психического развития. 
– М.: Педагогика, 1990. – 184 с. 
178.  Ульенкова 
У.В. 
Л.С.Выготский 
и 
концептуальная 
модель 
коррекционно-педагогической помощи детям с задержками психического развития. 
// Дефектология, 1997. - № 4. – С.26-32. 
179.  Усанова  О.Н.  Дети  с  проблемами  психического  развития.  НПЦ 
«Коррекция», М., 1995. – С. 70-77. 
180.  Фельдштейн  Д.И.  Психологические  закономерности  социального 
развития личности в онтогенезе // Вопросы психологии, 1985. - № 6. – С. 26-37. 
181.  Формирование личности: проблемы комплексного подхода в процессе 
воспитания школьника / Под ред. Г.Н. Филонова. – М., 1983. – 256 с. 
182.  Фридман  Л.М.,  Пушкина  Т.А.,  Каплунович  И.Я.  Изучение  личности 
учащегося и ученических коллективов. – М.: Просвещение, 1988. – 207 с. 
183.  Хомская В.А. Нейропсихологическая диагностика. – М., 1994. 
184.  Хомская  Е.Д.,  Батова  Н.Я.  Мозг  и  эмоции  (нейропсихологическое 
исследование). – М.: изд-во МГУ, 1992. – 180 с. 
185.  Хорни К. Невротическая личность нашего времени. – М., 1993. – 430 с. 
186.  Хрестоматия.  Дети  с  нарушениями  развития.  Учебное  пособие  для 
студентов и слушателей спецфакультетов: Сост. Астапов В.М. – М.: Международная 
педагогическая академия, 1995. – 264 с. 
187.  Цзен  Н.В.,  Пахомов  Ю.В.  Психотренинг:  игры  и  упражнения. – М.: 
Физк. И спорт, 1988. – 272 с. 
188.  Чистякова  М.И.  Психогимнастика / Под  ред.  М.И.Буянова. – М.: 
Просвещение: ВЛАДОС, 1995. – 160 с. 
 
151

189.  Шевченко  С.Г.  Организация  системы  коррекционно-развивающего 
обучения для детей с задержками психического развития. // Дефектология, 1998. - № 
5. – С. 16-20. 
190.  Шевченко Ю. С. Принципы арттерапии и артпедагогики в работе 
с  детьми  и  подростками.  Методическое  пособие.  Балашов,  Изд-во  ба-
лашовского пединститута, 1998. 
191.  Шевченко  Ю.С.  Онтогенетически-ориентированная  психотерапия 
детей  и  подростков  (на  модели  лечения  заикания) //Психокоррекция:  теория  и 
практика. – М.: НПЦ «Коррекция», 1995. – С. 66-92. 
192.  Шипицына  Л.М.  Психолого-педагогическое  сопровождение  при 
интегрированном  обучении  детей  с  проблемами  в  развитии // Психолого-
педагогическое медико-социальное сопровождение развития ребенка. – СП., 1998. – 
С. 11-14. 
193.  Шипицина  Л.М.  Социальная  и  педагогическая  интеграция:  проблемы 
сопровождения  детей  с  ограниченными  возможностями  здоровья // Психолого-
педагогическое медико-социальное сопровождение развития ребенка. – СПб., 2001. 
Ч.1. – С. 15-19. 
194.  Эмоциональные  нарушения  в  детском  возрасте  и  их  коррекция / 
В.В.Лебединский, О.С.Никольская, Е.В.Боенская, М.М.Либлинг. – М.: Изд-во МГУ, 
1990. – 197 с. 
195.  Эйдемиллер  Э.Г.,  Юстицкий  В.В.  Использование  игровой 
психотерапии для коррекции нарушений поведения у подростков // Психогигиена и 
психопрофилактика. – Л., 1983. – С. 122-128. 
196.  Якобсон  П.М.  Изучение  чувств  у  детей  и  подростков  (развитие 
нравственных  оценок  у  школьников).  Психология  чувств. – М.:  Изд-во  Академии 
педагогических наук РСФСР, 1961. - Часть 2. – 238 с. 
 
 
 
 
 
152

Список зарубежной литературы 
1. Aronoff G. M., Evans W. D. Doxepin as an adjunct in the treatment of chronic 
pain //J. clin. Psychiat., 1982, Vol. 43, № 8, Sec. 2. P. 42-43. 
2. Borgna E. Psicopatologie e clinica della «depressio sine depressione». // Riv. 
Sper. Freniat, 1969,93, M-6. P. 1276-1290. 
3. Engel G.L, SchmaleJ. Psychoanalytic theory of somatic disorder. // J. Amer. 
Psychoanal. Ass. V. 15, 1967. - P. 344-365. 
4. Hess W. R. Von Beziehungen zwishen Phisiologie und Psychiatrie// Schweiz. 
med, Wschr., 1965, 95, № 10. S. 317-319. 
5. Lesse S. The Multivariant Masks of Depression // Am.J.Psychiat., 1968, 
vol.124, № 11, supp. P.35-40. 
6. Mouren M.-C. Pour ou contre la depression masquee chez l (enfant // 
Neuropsychiatr. Enfance, 1982,30, №10/11. P. 563-570. 
7. Negri M.de,Moretti G. Quelques aspects des depressions infantiles //Acta 
paedopsychiat., 1972, vol. 38, № 7/8. P.182-190. 
8. Nissen G. Depressive Syndrome im Kindes — und Jugendalters. New York,      
1971. 
9. Spiel W. Die endcgenen Psychosen des Kindes - und Jugendalters. New York, 
1961. 
10. Toolan J. M. Suicide and suicidal attempts in children and adolescents // Am. J. 
Psychiat., 1961, vol. 118, № 8. P. 719-724. 
11. Zimprich H. Kinderpsychosomatik. Stuttgart: Thieme, 1984. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
153

ПРИЛОЖЕНИЕ № 1 
Методика диагностики степени эмоциональной стабильности и 
нестабильности личности 
Вашему  вниманию  предлагается  личностный  опросник  Г.Айзенка,  который 
предназначен  для  выявления  темперамента  и  некоторых  других  свойств  личности, 
отличающих Вас от других людей. 
На каждый вопрос Вы должны ответить только «да» или «нет», в зависимости от 
того,  что  больше  соответствует  Вашим  личностным  особенностям.  Нельзя  отвечать 
«иногда», «редко» и т.п. Нельзя оставлять вопрос без ответа. 
Поскольку  опросник  предназначен  для  выявления  личностных  свойств,  а  не 
качеств  Вашего  интеллекта,  важна  первая  реакция  на  вопрос;  ответ  не  должен  быть 
плодом длительных размышлений. В связи с этим ответы на вопросы давайте быстро, 
«да»  или  «нет»,  не  раздумывая,  помня,  что  в  опроснике  нет  плохих  и  хороших 
вопросов. 
ВОПРОСЫ 
1.  Любите ли Вы суету и шум вокруг себя? 
2.  Часто ли Вы нуждаетесь в друзьях, которые могли бы Вас поддержать? 
3.  Вы всегда находите быстрый ответ, если Вас о чем-нибудь просят? 
4.  Бывает ли так, что Вы раздражены чем-нибудь? 
5.  Часто ли у Вас меняется настроение? 
6.  Верно ли, что Вам легче и приятнее с книгами, чем с друзьями? 
7.  Часто ли Вам мешают уснуть разные мысли? 
8.  Вы всегда делаете так,  как Вам советуют? 
9.  Любите ли Вы подшучивать над кем-нибудь? 
10. Чувствовали  ли  Вы  себя  когда-нибудь  несчастным,  хотя  для  этого  не  было 
настоящей причины? 
11. Можете ли Вы сказать, что Вы веселый оживленный человек? 
12. Вы когда-нибудь нарушали правила поведения в школе? 
13. Верно ли, что Вы часто бываете раздражены чем-нибудь? 
14. Нравится ли Вам все делать в быстром темпе? 
15. Вы переживаете из-за всяких страшных событий, которые чуть было не произошли, 
хотя все кончилось хорошо? 
16. Вам можно доверить любую тайну? 
17. Можете ли Вы без особого труда внести оживление в скучную компанию? 
18. Бывает ли так, что у Вас без всяких причин сильно бьется сердце? 
19. Делаете ли Вы обычно первый шаг для того, чтобы подружиться с кем-нибудь? 
20. Вы когда-нибудь говорили неправду? 
21. Вы легко расстраиваетесь, когда критикуют Вас или Вашу работу? 
22. Вы часто шутите и рассказываете смешные истории со своими друзьями? 
23. Вы часто чувствуете себя усталым? 
24. Вы часто делаете сначала чужие дела, а потом свои? 
25. Вы обычно веселы и всем довольны? 
26. Вы обидчивы? 
27. Вы очень любите общаться с другими людьми? 
28. Всегда ли Вы выполняете просьбы родных о помощи по хозяйству? 
29. У Вас бывают головокружения? 
 
154

30. Бывает  ли,  что  Ваши  действия  и  поступки  ставят  других  людей  в  неловкое 
положение? 
31. Вы часто чувствуете, что Вам все надоело? 
32. Любите ли Вы хвастаться? 
33. Вы чаще всего сидите и молчите, когда попадаете в общество незнакомых людей? 
34. Волнуетесь ли Вы иногда так, что не можете усидеть на месте? 
35. Вы обычно быстро принимаете решение? 
36. Вы иногда шумите в транспорте, в магазине, если рядом нет никого знакомых? 
37. Вам часто снятся страшные сны? 
38. Можете ли Вы дать волю чувствам и повеселиться в обществе друзей? 
39. Вы легко огорчаетесь? 
40. Случалось ли Вам плохо говорить о ком-нибудь? 
41. Верно ли, что обычно Вы говорите и действуете быстро, не задерживаясь особенно 
для обдумывания? 
42. Если оказываетесь в глупом положении, то долго потом переживаете? 
43. Вам очень нравятся веселые игры? 
44. Вы всегда едите все, что Вам подают? 
45. Вам трудно ответить «нет», когда Вас о чем-нибудь просят? 
46. Вы любите часто ходить в гости? 
47. Бывают ли такие моменты, когда Вам не хочется жить? 
48. Бывали ли Вы когда-нибудь грубы с людьми старшего возраста? 
49. Считают ли Вас друзья живым и веселым человеком? 
50. Вы часто отвлекаетесь, когда выполняете6 свою работу? 
51. Вы чаще сидите и смотрите, чем принимаете активное участиЕ? 
52. Вам обычно бывает трудно из-за разных мыслей? 
53. Бываете  ли  Вы  совершенно  уверены,  что  сможете  справиться  с  делом,  которое 
должны выполнить? 
54. Бывает ли, что Вы чувствуете себя одиноким? 
55. Вы стесняетесь говорить с людьми, с которыми мало знакомы? 
56. Вы часто спохватываетесь, когда поздно что-либо исправить? 
57. Когда кто-нибудь из друзей кричит на Вас, Вы тоже кричите в ответ? 
58. Бывает ли, что Вы чувствуете себя веселым или печальным без всякой причины? 
59. Вы чувствуете, что трудно получить удовольствие от оживленной компании? 
60. Вам  часто  приходится  волноваться  из-за  того,  что  Вы  сделали  что-нибудь  не 
подумав? 
 
КЛЮЧ К ОПРОСНИКУ Г.АЙЗЕНКА 
№ п/п 
«Да» «Нет» 
№ п/п 
«Да» «Нет» 
№ п/п 
«Да» «Нет» 

Э - да   21 Н - да   41 Э – да 
 

Н - да   22 Э - да   42 
Н – да 
 

Э - да   23 Н - да   43 Э – да 
 
4  
Л - нет 24  Л - да   44 
Л – да 
 

Н - да   25 Э - да   45 
Н – да 
 
6  
Э - нет 26  Н - да   46 Э – да 
 

Н - да   27 Э - да   47 
Н – да 
 

Л - да   28 
Л - нет   48   Л – нет 

Э - да   29 Н - да   49 Э – да 
 
 
155

10 
Н - да   30 Э - да   50 
Н – да 
 
11 
Э - да   31 Н - да   51   Э – нет 
12  
Л - нет 32 
  Л - нет 52 Н – да 
 
13 
Н - да   33   Э - нет 53 Э – да 
 
14 
Э - да   34 Н - да   54 
Н – да 
 
15 
Н - да   35 Э - да   55   Э – нет 
16 
Л - да   36   Л - нет 56 Н – да 
 
17 
Э - да   37 Н - да   57 Э – да 
 
18 
Н - да   38 Э - да   58 
Н – да 
 
19 
Э - да   39 Н - да   59   Э – нет 
20  
Л - нет 40 
  Л - нет 60  Н - да 
 
 
ОБРАБОТКА РЕЗУЛЬТАТОВ 
1.  Экстраверсия – интроверсия определяется по сумме положительных ответов «+» 
на  вопросы: 1,3,9,11,14,17,19,22,25,30,35,38,41,43,46,49,53,57,  и  отрицательных 
ответов «-« на вопросы: 6,33,51,55,59. 
2.  Эмоциональная  нестабильность  опреДеляется  суммой  положительных  ответов 
«+» 
на 
вопросы: 
2,5,7,10,13,15,18,21,23,26,29,31,34,37,39,42,45,47,50,52,54,56,58,60. 
3.  Шкала  социальной  желательности  (шкала  лжи)  определяется  по  числу 
совпадений знаков при ответе на вопросы: со знаком «+»: 8,16,24,28,36,44 и со 
знаком «-« на вопросы: 4,12,20,32,40,48. 
 
ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТОВ 
Оценочная таблица для шкалы экстраверсия - интроверсия: 
Интроверсия 
Экстраверсия 
Значительная  
Умеренная  
Умеренная 
Значительная  
1 - 7 
8 - 11 
 12 - 18 
19 – 24 
 
Оценочная таблица для шкалы нейротизма (эмоциональная нестабильность): 
Эмоциональная стабильность 
Эмоциональная нестабильность 
Высокая  
Средняя  
Высокая   
Очень высокая  
до 10 
11-14 
15-18 
19-24 
 
По  шкале  социальной  желательности  (шкала  лжи)  показатель  в 4 – 5 баллов 
рассматривается  как  критический,  что  свидетельствует  о  тенденции  обследуемого 
создать  хорошее  впечатление  о  себе  (часто  бессознательно).  Эта  тенденция 
распространяется  и  на  другие  шкалы.  Таким  образом,  шкала  лжи  является 
своеобразным индикатором демонстративности в поведении обследуемого. Данные  с 
превышением  шкалы    лжи  выше  критического  уровня  либо  вообще  не 
рассматриваются, либо берутся на заметку. 
Используя  данную  методику  можно  определить  тип  темперамента,  поскольку  в 
чистом  виде  они  в  жизни  встречаются  редко.  Классические  типы  темперамента – 
сангвиник, холерик, флегматик, меланхолик – диагностируются по Айзенку, исходя из 
двух основных шкал: шкалы экстраверсии – интроверсии и шкалы нейротизма. 
Экстраверсия по Айзенку связана с общительностью, жаждой новых впечатлений, 
возбуждением.  Экстраверт  имеет  много  друзей,  склонен  к  рискованным  поступкам, 
 
156

действует под влиянием момента, импульсивен, любит шутки, «не лезет за словом в 
карман».  Экстраверт  беззаботен,  добродушен,  весел,  оптимистичен,  любит  смеяться, 
предпочитает движение в действии, имеет тенденцию к агрессивности, вспыльчивости. 
Его эмоции строго не контролируются, на него не всегда можно положиться. 
Интроверт – спокоен, застенчив, склонен к самоанализу, предпочитает общению 
книгу, сдержан и отдален от всех, кроме близких людей. Планирует и обдумывает свои 
действия  заранее,  не  доверяет  внезапным  побуждениям.  Он  серьезно  относится  к 
принятию  решения,  любит  во  всем  порядок,  контролирует  свои  чувства,  редко 
поступает агрессивно, не выходит из себя. 
Нейротизм  по  Айзенку  характеризует  эмоциональную  устойчивость  или 
неустойчивость  (эмоциональную  стабильность-нестабильность).  Нейротизм,  по 
некоторым данным, связан с показателями лабильностИ нервной системы. На полюсе 
эмоциональной  стабильности  находится    тип  личности,  характеризующийся 
чрезвычайной  устойчивостью,  зрелостью,  отличной  адаптацией,  а  на  другом – 
чрезвычайно нервозный, неустойчивый, плохо адаптированный тип. 
ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ 
Можно  условно  охарактеризовать  «чистые»  типы  темперамента  следующим 
образом. 
Сангвиник  быстро  приспосабливается  к  новым  условиям,  быстро  сходится  с 
людьми,  общителен.  Чувства  у  сангвиника  легко  возникают  и  сменяются.  Мимика 
богатая, выразительная, подвижная. При отсутствии серьезных идей, целей, глубоких 
мыслей,  творческой  деятельности  у  сангвиника  вырабатываются  поверхностность  и 
непостоянство. 
Холерик  отличается  повышенной  возбудимостью,  большой  эмоциональностью, 
порывистостью,  импульсивностью.  Проявление  холерического  темперамента  в 
значительной мере зависит от направленности личности. У людей с общественными 
интересами он проявляется в инициативности, энергичности, принципиальности. Там, 
где  нет  богатства  духовной  жизни  холерический  темперамент  часто  проявляется 
отрицательно – в раздражительности, аффективности. 
Флегматик  обычно  ровен,  спокоен,  редко  «выходит  из  себя»,  несклонен  к 
аффектам.  В  зависимости  от  условий  в  одних  случаях  у  флегматика  могут 
сформироваться  положительные  черты:  выдержка,  глубина  мыслей  и  т.д.,  в  других 
вялость,  безучастность  к  окружающему,  лень,  безволие.  Флегматик5  медленно 
вырабатывает новые формы поведения, но они являются устойчивыми. 
Меланхолик  трудно  сосредотачивается  на  чем-либо,  его  реакция  часто  не 
соответствует  силе  раздражителя.  Сильные  воздействия  вызывают  у  него 
продолжительную  тормозную  реакцию.  При  нормальных  условиях  меланхолик – 
глубокая,  содержательная  личность.  При  неблагоприятных  - может  превратиться  в 
замкнутого, боязливого, тревожного человека. 
 
ПРИЛОЖЕНИЕ № 2 
Шкала самооценки  тревожности (Ч.Д.Спилбергер) 
Методика, предложенная Ч.Д.Спилбергером, на русский язык была адаптирована 
Ю.Л.Ханиным.  Она  позволяет  дифференцированно  измерять  тревожность  и  как 
личностное  свойство  (уровень  тревожности),  и  как  состояние  (уровень  ситуативной 
тревожности). 
ОПИСАНИЕ 
 
157

Бланк шкал самооценки Спилбергера включает в себя инструкции и 40 вопросов-
суждений, 20 из которых предназначены для оценки уровня ситуативной тревожности 
(СТ) и 20 – для оценки уровня личностной тревожности (ЛТ). 
ИНСТРУКЦИЯ.  Прочитайте  внимательно  каждое  из  приведенных  ниже 
предложений. Зачеркните цифру в соответствующей графе справа, в зависимости от 
того, как вы себя чувствуете в данный момент. Над вопросами долго не задумывайтесь, 
так как правильных или неправильных ответов нет. 
Фамилия, имя, отчество ___________________________________________________ 
Дата_________________Возраст_________________Образование________________ 
Шкала ситуативной тревожности (СТ) 
№п/п 
Суждение 
Ответы 
Нет, это не 
Пожалуй, 
Верно 
Совершенно 
так 
так 
верно 

Я спокоен 1 2 3 4 

Мне ништо не 
1 2 3  4 
угрожает 

Я нахожусь в 
1 2 3  4 
напряжении 

Я внутренне скован 1 




Я чувствую себя 
1 2 3  4 
свободно 

Я расстроен 1  2  3  4 

Меня волнуют 
1 2 3  4 
возможные неудачи 

Я ощущаю 
1 2 3  4 
душевный покой 

Я встревожен  




10 
Я испытываю 
1 2 3  4 
чувство внутреннего 
удовлетворения 
11 
Я уверен в себе 1  2  3  4 
12 
Я нервничаю 1  2  3  4 
13 
Я не нахожу себе 
1 2 3  4 
место 
14 
Я взвинчен 1 2 3  4 
15 
Я не чувствую 
1 2 3  4 
скованности, 
напряжения 
16 
Я доволен 1 2 3 4 
17 
Я озабочен 1 2 3  4 
18 
Я слишком 
1 2 3  4 
возбужден и мне не 
по себе 
19 
Мне радостно 1  2  3  4 
20 
Мне приятно 1  2  3  4 
 
 
158

Шкала личностной тревожности 
ИНСТРУКЦИЯ. Прочтите внимательно каждое из приведенных ниже предложений. 
Зачеркните цифру в соответствующей графе справа. В зависимости от того, как вы 
себя чувствуете обычно. Над вопросами долго не задумывайтесь, так как правильных и 
неправильных ответов нет. 
Шкала личностной тревожности (ЛТ) 
№п/п 
Суждение 
Ответы 
Нет, это не 
Пожалуй, 
Верно 
Совершенно 
так 
так 
верно 
21 
У меня бывает 
1 2 3 4 
приподнятое 
настроение 
22 
Я бываю 
1 2 3 4 
раздражительным 
23 
Я легко могу 
1 2 3 4 
расстроиться 
24 
Я хотел бы быть 
1 2 3 4 
таким же 
удачливым, как и 
другие 
25 
Я сильно 
1 2 3 4 
переживаю 
неприятности и 
долго не могу о них 
забыть 
26 
Я чувствую прилив 
1 2 3 4 
сил, желание 
работать 
27 
Я спокоен, 
1 2 3 4 
хладнокровен и 
собран 
28 
Меня тревожат 
1 2 3 4 
возможные 
трудности 
29 
Я слишком 
1 2 3 4 
переживаю из-за 
пустяков 
30 
Я бываю вполне 
1 2 3 4 
счастлив 
31 
Я все принимаю 
1 2 3 4 
близко к сердцу 
32 
Мне не хватает 
1 2 3 4 
уверенности в себе 
33 
Я чувствую себя 
1 2 3 4 
беззащитным 
34  
Я стараюсь 
1 2 3 4 
избегать 
 
159

критических 
ситуаций и 
трудностей 
35 
У меня бывает 
1 2 3 4 
хандра 
36 
Я бываю доволен 1 



37 
Всякие пустяки 
1 2 3 4 
отвлекают и 
волнуют меня 
38 
Бывает, что я 
1 2 3 4 
чувствую себя 
неудачником 
39 
Я уравновешенный 
1 2 3 4 
человек 
40 
Меня охватывает 
1 2 3 4 
беспокойство, когда 
я думаю о своих 
делах и заботах 
 
 
Ключ к шкале личностной тревожности 
Ситуативная тревожность 
Номер 
Ответ 
Номер суждения 
Ответ 
суждения 
1 2 3 4 
1 2 3 


4 3 2 1 
11 
4 3 2 


4 3 2 1 
12 
1 2 3 


1 2 3 4 
13 
1 2 3 


1 2 3 4 
14 
1 2 3 


4 3 2 1 
15 
4 3 2 


1 2 3 4 
16 
4 3 2 


1 2 3 4 
17 
1 2 3 


4 3 2 1 
18 
1 2 3 


1 2 3 4 
19 
4 3 2 

10  4 3 2 1 
20 
4 3 2 

Сумма СТ = 
Личностная тревожность 
Номер 
Ответ 
Номер суждения 
Ответ 
суждения 
1 2 3 4 
1 2 3 

21  4 3 2 1 
31 
1 2 3 

22  1 2 3 4 
32 
1 2 3 

23  4 3 2 1 
33 
1 2 3 

24  1 2 3 4 
34 
1 2 3 

25  1 2 3 4 
35 
1 2 3 

26  4 3 2 1 
36 
4 3 2 

 
160

27  4 3 2 1 
37 
1 2 3 

28  1 2 3 4 
38 
1 2 3 

29  1 2 3 4 
39 
4 3 2 

30  4 3 2 1 
40 
1 2 3 

Сумма ЛТ = 
ОБРАБОТКА ЗЕЗУЛЬТАТОВ 
Подсчитать  сумму  баллов  по  всем  ответам.  При  интерпретации  показателей 
можно применять следующие ориентировочные оценки тревожности: 
Низкая …………………………до 30 баллов 
Умеренная……………………...31 - 44 балла 
Высокая………………………...45 и более баллов. 
 
ПРИЛОЖЕНИЕ № 3 
Личностная шкала проявлений тревоги (Дж.Тейлор) 
Личностная  шкала  проявлений  тревоги  предназначена  для  измерения  уровня 
тревожности. Первый вариант опросника методики адаптирован Т.А.Немчиным. 
Опросник  состоит  из 50 утверждений.  Он  может  предъявляться  испытуемому 
либо списком, либо как набор карточек с утверждениями. 
ИНСТРУКЦИЯ.  Вам  предлагается  ознакомиться  с  набором  высказываний, 
касающихся черт характера. Если вы согласны с утверждением, отвечайте «Да», если 
не согласны – «Нет». Долго не задумывайтесь, важен первый пришедший вам в голову 
ответ. 
ВОПРОСЫ: 
1.  Обычно я спокоен и вывести меня из себя нелегко. 
2.  Мои нервы расстроены не больше чем у других людей. 
3.  У меня редко бывают запоры. 
4.  У меня редко бывают головные боли. 
5.  Я редко устаю. 
6.  Я почти всегда чувствую себя вполне счастливым. 
7.  Я уверен в себе. 
8.  Практически я никогда не краснею. 
9.  По сравнению со своими друзьями я считаю себя вполне смелым человеком. 
10. Я краснею не чаще, чем другие. 
11. У меня редко бывает сердцебиение. 
12. Обычно мои руки достаточно теплые. 
13. Я застенчив не более, чем другие. 
14. Мне не хватает уверенности в себе. 
15. Порой мне кажется, что я ни на что не годен. 
16. У меня бывают периоды такого беспокойства, что я не могу усидеть на месте. 
17. Мой желудок сильно беспокоит меня. 
18. У меня не хватает духа вынести все предстоящие трудности. 
19. Я хотел бы быть таким же счастливым, как другие. 
20. Мне кажется порой, что передо мной нагромождены такие трудности, которые мне 
не преодолеть. 
21. Мне нередко снятся кошмарные сны. 
22. Я замечаю, что мои руки начинают дрожать, когда я пытаюсь что-либо сделать. 
23. У меня чрезвычайно беспокойный и прерывистый сон. 
 
161

24. Меня весьма тревожат возможные неудачи. 
25. Мне  приходилось  испытывать  страх  в  тех  случаях,  когда  я  точно  знал,  что  мне 
ничто не угрожает. 
26. Мне трудно сосредоточиться на работе или на каком-либо задании. 
27. Я работаю с большим напряжением. 
28. Я легко прихожу в замешательство. 
29. Почти все время я испытываю тревогу из-за кого-либо или из-за чего-либо. 
30. Я склонен принимать все слишком серьезно. 
31. Я часто плачу. 
32. Меня нередко мучают приступы рвоты и тошноты. 
33. Раз в месяц или чаще у меня бывает расстройство желудка. 
34. Я часто боюсь, что вот-вот покраснею. 
35. Мне очень трудно сосредоточиться на чем-либо. 
36. Мое материальное положение весьма беспокоит меня. 
37. Нередко я думаю о таких вещах, о которых ни с кем не хотелось бы говорить. 
38. У меня бывали периоды, когда тревога лишала меня сна. 
39. Временами,  когда  я  нахожусь  в  замешательстве,  у  меня  появляется  сильная 
потливость, что очень смущает меня. 
40. Даже в холодные дни я легко потею. 
41. Временами я становлюсь таким возбужденным, что мне трудно заснуть. 
42. Я человек легко возбудимый. 
43. Временами я чувствую себя совершенно бесполезным. 
44. Порой мне кажется, что мои нервы сильно расшатаны и я вот-вот выйду из себя. 
45. Я часто ловлю себя на том, что меня что-то тревожит. 
46. Я гораздо чувствительнее, чем большинство других людей. 
47. Я почти все  время испытываю чувство голода. 
48. Ожидание меня нервирует. 
49. Жизнь для меня связана с необычным напряжением. 
50. Меня нередко охватывает отчаяние.  
ОЦЕНКА И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ 
Подсчитывается  количество  ответов  испытуемого,  свидетельствующих  о 
тревожности.  Каждый  ответ  «Да»  на  высказывания: 14,15,16,17,18,19,20, 
21,22,23,24,25,26,27,28,29,30,31,32,33,34,35,36,37,38,39,40,41,42,43,44,45,46,47,48,49, 50 
и  ответ  «Нет»  на  высказывания: 1,2,3,4,5,6,7,8,9,10,11,12,13 оценивается  в 1 балл. 
Количество баллов суммируется. Оценка 40-50 баллов рассматривается как показатель 
очень высокого уровня тревожности, 25-40 баллов свидетельствуют о высоком уровне 
тревожности, 15-25 баллов – о среднем (с тенденцией к высокому) уровне, 5-15 баллов 
–  о  среднем  (с  тенденцией  к  низкому)  уровне  и 0-5 баллов – о  низком  уровне 
тревожности. 
 
ПРИЛОЖЕНИЕ № 4 
Опросник Басса-Дарки  
 
ИНСТРУКЦИЯ: 
Сейчас тебе будет предложен ряд вопросов. Старайся отвечать искренне и 
правдиво,  здесь  нет  неверных  или  верных,  хороших  или  плохих  ответов.  Не 
 
162

пропускай  предложения.  Отвечай  на  все  подряд.  Над  вопросами  долго  не 
задумывайся. 
На листе для ответов вверху запиши свое имя, фамилию и класс. Отвечая 
на вопрос, записывай  напротив его номера ответ «Да», если ты согласен с ним, 
или «Нет», если не согласен. 
ТЕКСТ ОПРОСНИКА: 
1.  Временами я не могу справиться с желанием причинить вред другим. 
2.  Иногда я сплетничаю о людях, которых не люблю. 
3.  Я легко раздражаюсь, но быстро успокаиваюсь. 
4.  Если меня не попросят по-хорошему, я не выполню просьбы. 
5.  Я не всегда получаю то, что мне положено. 
6.  Я знаю, что люди говорят обо мне  за моей спиной. 
7.  Если я не одобряю поведение друзей, я даю им это почувствовать. 
8.  Когда  мне  случалось  обмануть  кого-нибудь,  я  испытывал  мучительные 
угрызения совести. 
9.  Мне кажется, что я не способен ударить человека. 
10. Я никогда не раздражаюсь настолько, чтобы кидаться предметами. 
11. Я всегда снисходителен к чужим недостаткам. 
12. Если мне не нравится установленное правило, мне хочется нарушить его. 
13. Другие 
умеют 
почти 
всегда 
пользоваться 
благоприятными 
обстоятельствами. 
14. Я  держусь  настороженно  с  людьми,  которые  относятся  ко  мне  несколько 
более дружественно, чем я ожидал. 
15. Я часто бываю не согласен с людьми. 
16. Иногда мне на ум приходят мысли, которых я стыжусь. 
17. Если кто-нибудь первым ударит меня, я не отвечу ему. 
18. Когда я раздражаюсь, я хлопаю дверьми. 
19. Я гораздо более раздражителен, чем кажется? 
20. Если  кто-нибудь  корчит  из  себя  начальника,  я  всегда  поступаю  ему 
наперекор. 
21. Меня немного огорчает моя судьба. 
22. Я думаю, что многие люди не любят меня. 
23. Я не могу удержаться от спора, если люди не согласны со мной. 
24. Люди, уваливающие от работы, должны испытывать чувство вины. 
25. Тот, кто оскорбляет меня и мою семью, напрашиваются на драку. 
26. Я не способен на грубые шутки. 
27. Меня охватывает ярость, когда надо мной насмехаются. 
28. Когда  люди  строят  из  себя  начальников,  я  сделаю  все,  чтобы  они  не 
зазнавались. 
29. Почти каждую неделю я вижу кого-нибудь, кто мне не нравится. 
30. Довольно многие люди завидуют мне. 
31. Я требую, чтобы люди уважали меня. 
32. Меня угнетает то, что я мало делаю для своих родителей. 
33. Люди,  которыЕ  постоянно  изводят  вас,  стоят  того,  чтобы  их  щелкнули  по 
носу. 
34. Я никогда не бываю мрачен от злости. 
35. Если ко мне относятся хуже, чем я того заслуживаю, я не расстраиваюсь. 
 
163

36. Если кто-то выводит меня из себя, я не обращаю внимания. 
37. Хотя я и не показываю этого, меня иногда гложет зависть. 
38. Иногда мне кажется, что надо мной смеются. 
39. Даже если я злюсь, я не прибегаю к сильным выражениям. 
40. Мне хочется, чтобы мои грехи были прощены. 
41. Я редко даю сдачи, даже если кто-нибудь ударит меня. 
42. Когда получается не по-моему, я иногда обижаюсь. 
43. Иногда люди раздражают меня одним своим присутствием. 
44. Нет людей, которых я бы по-настоящему ненавидел. 
45. Мой принцип: «Никогда не доверять чужакам». 
46. Если кто-нибудь раздражает меня, то я готов сказать все, что я о нем думаю. 
47. Я делаю много такого, о чем в последствии сожалею. 
48. Если я разозлюсь, я могу ударить кого-нибудь. 
49. С детства я никогда не проявлял вспышек гнева. 
50. Я часто чувствую себя как пороховая бочка, готовая взорваться. 
51. Если бы все знали, что я чувствую, меня бы считали человеком, с которым 
нелегко ладить. 
52. Я всегда думаю о том, какие тайные причины заставляют людей делать что-
нибудь приятное для меня. 
53. Когда на меня кричат, я начинаю кричать в ответ. 
54. Неудачи огорчают меня. 
55. Я дерусь не реже и не чаще, чем другие. 
56. Я  могу  вспомнить  случаи,  когда  я  был  настолько  зол,  что  хватал 
попавшуюся мне под руку вещь и ломал ее. 
57. Иногда я чувствую, что готов первым начать драку. 
58. Иногда я чувствую, что жизнь поступает со мной несправедливо. 
59. Раньше я думал, что большинство людей говорят правду, но теперь я в это 
не верю. 
60. Я ругаюсь только от злости. 
61. Когда я поступаю неправильно, меня мучает совесть. 
62. Если  для  защиты  своих  прав  мне  нужно  применить  физическую  силу,  я 
применю ее. 
63. Иногда я выражаю свОй гнев тем, что стучу кулаком по столу. 
64. Я бываю грубоват по отношению к людям, которые мне не нравятся. 
65. У меня нет врагов, которые бы хотели мне навредить. 
66. Я не умею поставить человека на место, даже если он того заслуживает. 
67. Я часто думаю, что жил неправильно. 
68. Я знаю людей, которые способны довести меня до драки. 
69. Я не огорчаюсь из-за мелочей. 
70. Мне редко приходит в голову, что люди пытаются разозлить или оскорбить 
меня. 
71. Я  часто  только  угрожаю  людям,  хотя  не  собираюсь  приводить  угрозы  в 
исполнение. 
72. В последнее время я стал занудой. 
73. В споре я часто повышаю голос. 
74. Я стараюсь обычно скрывать свое плохое отношение к людям. 
75. Я лучше соглашусь с чем-либо, чем стану спорить. 
 
164

Обработка  опросника  Басса-Дарки  производится  при  помощи  индексов 
различных  форм  агрессивных  и  враждебных  реакций,  которые  определяются 
суммированием полученных ответов. 
1.  Физическая агрессия: 
«Да» - № 1,25,33,48,55,62,68; 
«Нет» - № 9,17,41. 
2.  Косвенная агрессия: 
«Да» - № 2,18,34,42,56,63; 
«Нет» - № 10,26,49. 
3.  Раздражение: 
«Да» - № 3,19,27,43,50,57,64,72; 
«Нет» - № 11,35,69. 
4.  Негативизм: 
«Да» - № 4,12,20,23,36. 
5.Обида: 
«Да» - № 5,13,21,29,37,51,58; 
«Нет» - №44. 
6. Подозрительность: 
«Да» - № 6,14,22,30,38,45,52,59; 
«Нет» - № 65,70. 
7. Вербальная агрессия: 
«Да» - № 7,15,28,31,46,53,60,71,73; 
«Нет» - № 39,66,74,75. 
8. Угрызение совести, чувство вины: 
«Да» - № 8,16,24,32,40,47,54,61,67. 
 
ПРИЛОЖЕНИЕ № 5 
Симптомокомплексы рисуночного теста «Дом – Дерево – Человек» 
№п/п 
Наименование 
Баллы 
1. 
Незащищенность 
 
1. 
Рисунок маленький, компактный, в самом центре листа 1,2,3 
2. 
Рисунок в верхнем углу листа 1,2,3 
3. 
Рисунок в самом нижнем углу листа 1,2,3 
4. 
Дом, дерево с самого края листа 1,2 
5. 
Много второстепенных деталей в ущерб качеству рисунка 1,2,3 
6. 
Дерево на горе 1 
7. 
Очень подчеркнуты корни дерева 1 
8. 
Дерево, склонившееся под порывом ветра 1 
9. 
Ствол дерева ограничен снизу 1 
10. 
Расхлестанные ветром ветви дерева 1 
11. 
У человека непропорционально длинные руки 1 
12. 
У человека широко расставлены ноги 1 
13. 
Человек находится внутри дома 1 
 
Максимальное количество баллов 14 
2. 
Тревожность 
 
 
165

1. 
Облака, тучи 1,2,3 
2. 
Выделение отдельных деталей 1 
3. 
Ограничение пространства 1,2,3 
4. 
Резкая штриховка по направлению к себе 1,2,3 
5. 
Линии проведены с сильным нажимом 1.2.3 
6. 
Много стираний в процессе рисования 1.2.3 
7. 
Подчеркнута линия основания 1.2 
8. 
Затемнение контурной линии 1 
9. 
Эскизный контур 1 
10. 
Выделенный фундамент дома 1 
11. 
Отсутствие одной стены 1 
12. 
Неадекватно  выделенный  контур  крыши,  продление  ее  за  1.2 
пределы стен 
13. 
Кусты скрывают дом 1 
14. 
Мертвое дерево 1 
15. 
Ветви дерева направлены вниз 1 
16. 
Больной человек 1 
17. 
Интенсивно затушеванные волосы 1 
18. 
Чрезмерно выделенные уши 1 
19. 
Глаза большие, без зрачков или заштрихованы 1,2 
20. 
Рот округлой формы без закраски 1 
 
Максимальное количество баллов 28 
3. 
Недоверие к себе 
 
1. 
Очень слабая линия рисунка 1 
2. 
Самооправдывающие  оговорки  во  время  рисования,  1 
прикрывание рисунка рукой 
3. 
Прикрывание рисунка рукой 1 
4. 
Частые стирания без особой нужды 1 
5. 
Дом с краю листа 1 
6. 
Очень маленькая дверь 1 
7. 
Слабая линия ствола у дерева 1 
8. 
Одномерное дерево 1 
9. 
Утолщения, 
сужения 
ствола 
(вазообразный,  1 
бочкообразный) 
10. 
Колышки и опоры для ствола 1 
 
Максимальное количество баллов 10 
4. 
Чувство неполноценности 
 
1. 
Очень маленький рисунок 1 
2. 
Эскизный контур 1 
3. 
Неровный нажим линии 1 
4. 
В доме слишком маленькие окна 1 
5. 
Дом вдали, старый, развалившийся 1.2 
6. 
У дерева непропорционально большая система веток 1 
7. 
Непропорционально крупные двухмерные листья 1 
8. 
Умершее дерево 1 
9. 
На стволе – утолщения, выемки, засечки, зарубки 1,2,3 
 
166

10. 
Дрожащий контур округленной кроны 1 
11. 
Брусковый ствол, брусковые сучья 1.2 
12. 
Направление ветвей справа вверх, слева вниз 1 
13. 
Уплощенная крона 1 
14. 
Пустоты в закраске кроны 1 
15. 
У человека отсутствует одна рука, нога 1.2 
16. 
Непропорционально короткие, слабые руки 1 
17. 
Руки спрятаны за спиной 1 
18. 
Непропорционально узкие плечи 1 
19. 
Руки вялые, прижаты к телу 1 
20. 
Чрезмерный акцент на мужественность 1 
21. 
Ноги неустойчиво держат фигуру 1 
22. 
Непропорционально маленькая голова 1 
23. 
Слишком короткие ноги, отсутствие ног 1,2 
24. 
Пальцев рук меньше пяти 1 
 
Максимальное количество баллов 18 
5. 
Враждебность, агрессивность 
 
1. 
Карикатурное изображение 1 
2. 
Зубчатая, острая линия рисунка 1 
3. 
Разрыв контура 1 
4. 
В доме отсутствуют окна 2 
5. 
Дверь – замочная скважина или ее отсутствие 1,2 
6. 
Задняя стена дома, изображение необычное 1 
7. 
Дверь с огромным замком 1 
8. 
Отсутствие окон на первом этаже дома 1 
9. 
Ступеньки ведут в глухую стену 1 
10. 
Непропорционально большое дерево 1 
11. 
Дерево на самом краю листа 1 
12. 
Ветви, крона с острыми краями 1 
13. 
Сучья утолщаются в направлении роста 1 
14. 
Линия земли ниже основания ствола 1 
15. 
Человек изображен спиной 1 
16. 
Глаза – пустые глазницы, их заштриховка 1.2 
17. 
Пальцы длинные, острые, крупные, заштрихованные 1,2,3 
18. 
Оскал, видны зубы 1.2 
19. 
Агрессивная поза, наличие предметов нападения, защиты:  2,3 
копье, пистолет, автомат, дубинка 
 
Максимальное количество баллов 24 
6. 
Негативизм 
 
1. 
Акцентированный контур основания рисунка 1 
2. 
Множественные постройки в ущерб качеству дома 1 
3. 
У человека слишком маленькие руки или их отсутствие 1,2 
4. 
Уши чрезмерно выделены, подчеркнуты 1,2 
5. 
Пальцы сжаты в кулак, прижаты к телу или подняты вверх 1,2,3 
6. 
Ноги непропорционально длинные 2 
7. 
Широко расставленные ноги 1 
 
167

 
Максимальное количество баллов 10 
7. 
Фрустрация 
 
1. 
Ограничение пространства 1,2 
2. 
Перерисовка рисунка 2 
3. 
Перспектива снизу вверх (взгляд червя) 1,2 
4. 
Отказ рисовать один из объектов 2 
5. 
Явное несоответствие качества одного из изображений 2 
6. 
Противоречивость рисунка и высказывания 1 
7. 
У дома – отсутствие трубы на крыше 1 
8. 
У дерева – разветвление ствола от корня 2 
9. 
Слабое маленькое дерево 1 
10. 
Линия ствола дрожащая, с разрывами 1 
11. 
Уплощенная крона дерева 1 
 
Максимальное количество баллов 17 
8. 
Трудности общения 
 
1. 
Штриховка на себя 1 
2. 
Очень маленькая дверь, отсутствие ее 1,2 
3. 
Очень маленькие окна, их отсутствие 1,2 
4. 
Окна без рамы, занавешенные, закрытые ставнями 1,2 
5. 
Дверь без ручки, с висящим замком 1,2 
6. 
Отсутствие дорожки к дому 1 
7. 
Слишком длинная, вьющаяся, заштрихованная дорожка 1,2 
8. 
Акцентированные ступеньки 1 
9. 
Забор 1,2 
10. 
Дерево на холме или острове 1 
11. 
Лицо человека нарисовано в последнюю очередь 2 
12. 
Отсутствие основных деталей лица 1.2 
13. 
Человек нарисован схематично, из палочек 1 
14. 
Руки находятся в оборонной позиции 1 
15. 
Нечеткие черты лица, лицо заштриховано 1,2 
16. 
Закрытые глаза 1 
17. 
Руки прижаты к телу, спрятаны в карманы, за спину 1,2,3 
18. 
Отсутствие ног 1 
 
Максимальное количество баллов 21 
9. 
Депрессивность 
 
1. 
Маленький, компактный рисунок в нижнем углу листа 1,2 
2. 
Нечеткий контур 1 
3. 
Линия основания, идущая вниз 1 
4. 
Линия, слабеющая в процессе рисования 2 
5. 
Сильная усталость после рисования 2 
6. 
Дерево очень маленькое, слабое 2 
7. 
Дерево нарисовано последним 1 
8. 
Ветви дерева, свисающие вниз 1,2 
9. 
Человек изображен спиной 2 
10. 
Отсутствие рта 1 
 
Максимальное количество баллов 15 
 
168

10. 
Эгоцентризм, эгоизм 
 
1. 
Изобилие веток при нечетком изображении дома 1 
2. 
Чрезмерно большой рисунок, выходит за пределы листа 2 
3. 
Непропорционально большой дом 1 
4. 
Акцентированная остроконечная крыша 1 
5. 
Крона дерева в виде концентрических кругов 1 
6. 
Правая подчеркнутость кроны дерева 1 
7. 
Доминирующая левая изогнутость ствола 1 
8. 
На фигуре человека четко прорисован пупок 1 
9. 
Дополнительные  украшения,  аксессуары  на  фигуре  1 
человека 
10. 
Выделение ресниц 1 
11. 
Подчеркивание подбородка 1 
 
Максимальное количество баллов 12 
Каждый симптомокомплекс состоит из ряда показателей, которые оцениваются 
баллами. Если показатель отсутствует во всех случаях, то ставится ноль, присутствие 
некоторых  признаков  оценивается  в  зависимости  от  степени  выраженности.  Так 
ограничение  пространства  вокруг  одного  предмета  (дерева) – 1 балл,  вокруг  двух 
предметов (дома и дерева) – 2 балла, вокруг трех предметов (дома, дерева и человека) – 
3 балла (симптомокомплекс «тревожность» ДДЧ). 
При  наличии    большинства  признаков  в  интерпретации  отдельного  рисунка  в 
зависимости  от  значимости  данного  признака  или  всей  целостности  рисунков  теста 
ставится 1 балл.  Например,  отсутствие    основных  деталей  лица – глаза.  Носа,  рта 
(симптомокомплекс  «трудности  общения») – 2 балла,  факт  изображения  человека  в 
профиль  в  том  же  симптомокомплексе – 1 балл.  Выраженность  симптомокомплекса 
показывает сумма баллов всех показателей данного симптомокомплекса. 
 
ПРИЛОЖЕНИЕ  № 6 
АНКЕТА №1 (педагогическое представление на учащегося, заполняется 
классным руководителем) 
1.  Кого из учеников вы могли бы Поставить в пример детям? 
А) в плане учебы____________________________________________________ 
Б) в плане поведения_________________________________________________ 
   2.   Кто из учеников класса вам больше всех симпатичен? 
         ___________________________________________________________________ 
3.  С кем из учеников вам труднее всего найти общий язык? 
     ___________________________________________________________________ 
   4.  Кто из учеников вам постоянно мешает вести урок, раздражает вас? 
  ___________________________________________________________________ 
   5.  Какие черты характера вы больше всего цените в детях? 
 ____________________________________________________________________ 
   6.  Какие черты характера в детях вам больше всего не нравятся? 
 ____________________________________________________________________ 
   7.  Кто из ребят вашего класса пользуется авторитетом среди одноклассников? 
        ____________________________________________________________________ 
8.  Кто из учеников, с вашей точки зрения, испытывает трудности во 
взаимоотношениях с одноклассниками?__________________________________ 
 
169

9.  Кто из учеников, с вашей точки зрения, испытывает трудности в обучении? 
 
 
10. У кого из детей, по вашему мнению, недостаточно развита речь? 
 
 
11. Кого из ваших учеников, по вашему мнению, нужно проконсультировать у 
психолога, врача, логопеда? 
 
 
ПРИЛОЖЕНИЕ  № 7 
АНКЕТА №2 (педагогическое представление на учащегося, заполняется 
классным руководителем) 
(подчеркните нужный ответ) 
Фамилия_____________________________   Имя_____________________________ 
Класс________________________________ 
    1. Успеваемость в школе: 1-е полугодие; 2-е полугодие  хорошая; средНяя; низкая 
         русский язык___________________________________________ 
         математика_____________________________________________ 
          литература_____________________________________________ 
2.  Выполнение письменных работ:  
      - лучше выполняет классные работы; - лучше выполняет домашние работы; 
      - разницы в выполнении нет 
3.   Отношение к учебе: ответственное; безответственное 
4.   Отношение к школьным неудачам: сильно переживает; быстро забывает; совсем 
не переживает 
5.   Отношение к порицанию, замечаниям: сильно переживает в себе; реагирует 
замечаниями, оговорками; вовсе не реагирует 
6.    Заболеваемость: частая;  временами;  очень редко 
7.   Дисциплина: хорошая; средняя; недисциплинирован 
8.   Темп работы: быстрый; средний; низкий 
9.   Работоспособность: ровная;  скачкообразная;   быстро снижающаяся 
10.  Внимание: устойчивое;   неровное;   легко отвлекаемое 
11.  Моторика: чрезмерно подвижен; умеренная;  малоподвижен 
12. Настроение: радостное; ровное; серьезное; подавленное 
13.  По сравнению со сверстниками: 
      а) менее труден                                                                     да                 нет 
         б) сильнее отвлекается                                                        да                 нет 
      в) более утомляем                                                                да                  нет 
      г) труднее в контакте                                                           да                  нет 
   д) более пуглив и робок                                                         да                  нет 
   е) более возбудим, раздражителен                                      да                  нет 
   ж) более беспокоен                                                                 да                  нет 
   з) более агрессивен                                                                  да                  нет  
   и) более подвижен                                                                   да                  нет 
 
 

 
170

ПРИЛОЖЕНИЕ  № 8 
АНКЕТА №3 (заполняется родителями) 
1.  Фамилия, имя 
ребенка___________________________________________________________ 
2.  Дата рождения: год____________месяц____________число_______________ 
3.  Бытовые условия: ребенок имеет отдельную комнату – вместе с ребенком в 
комнате ______________(количество человек) 
4.  Материальные условия: низкий; средний; высокИй 
Сведения о родителях 
5.  Год рождения: мать____________________отец_________________________ 
6.  Образование родителей: мать____________________отец_________________ 
7.  Профессия: мать_______________________отец_________________________ 
8.  Состав семьи (проживающих вместе)___________________________________ 
9.  Взаимоотношения в семье: хорошие; холодные; напряженные (частые 
конфликты, ссоры)__________________________________________________ 
10.   Употребление алкоголя членами семьи: иногда; несколько раз в месяц; 
несколько раз в неделю, без опьянения, с опьянениями, с резким изменением 
поведения (отец, мать)_______________________________________________ 
11.   Состояние здоровья родителей (если имеются хронические заболевания указать) 
мать______________________________________________________ 
отец_____________________________________________________________ 
Сведения о ребенке 
12.  Каким по счету родился_____________________________________________ 
13.   Течение беременности: нормальное, тошнота, рвота (до какого месяца_______, 
сколько раз в день__________________________), лежала на сохранении (сколько 
времени___________________), травмы 
физические_______________________нервные потрясения, переживания (какие, 
указать___________________________________________________) 
Инфекции: простудные заболевания с высокой температурой, без температуры, 
отравления, краснуха, корь, скарлатина, другие инфекционные заболевания. 
Протекали: легко; тяжело; с осложнениями 
Резус крови у матери (+-), отца (+-), ребенка(+-), меры по поводу резус-
конфликта_________________________________________________________ 
14.  Роды: нормальные; преждевременные; переношенные; быстрые (1-2 часа от 
начала болей); затяжные (больше суток от начала болей); какого рода оказывалась 
помощь во время родов (уколы, кислород, стимуляция, наркоз, наложение щипцов, 
вакуум, ручное выведение, ручное отделение последа, другие 
виды)______________________________________________________ 
15.  Вес и рост при рождении____________________________________________ 
16.  Ребенок родился с кожными покровами нормального цвета; красным; синим; 
белым____________________________________________________________ 
Закричал сразу;  не дышал некоторое время;  его хлопали по спинке; опускали в 
ванночку; делали уколы; отсасывали слизь из носа______________________ 
Врачи говорили о родовой травме, асфиксии, слабости ребенка_____________ 
17.  Приложен к груди на_________день; сосал хорошо; слабо_________________ 
18.  Врожденные пороки: вывих бедра; порок сердца; кривошея; косолапость; 
шестипалость; косоглазие; парез (слабость ручки, ножки)__________________ 
 
171

19.  Особенности развития в раннем возрасте: 
а) моторное развитие: головку держал с ___________месяца, сидел 
с__________месяцев, стоял с_____________месяцев,  ходил 
с______________месяцев, лет______________________________________; 
б) речь: отдельные слова до одного года; после года; фразы до полутора лет; до двух 
лет; после двух с половиной лет 
в) особенности речи в детстве: нормальная;  заикание; нарушение в произношении 
звуков (до какого возраста)_____________________________ 
    20. Заболевания до одного года____________________________________________ 
    21. Заболевания после года_______________________________________________ 
    22. Состоял на учете у врача: инфекциониста; тубдиспансере; окулиста; 
отоларинголога; ревматолога; психоневролога; логопеда________________________ 
    23. Где воспитывался ребенок: до 3-х лет (ясли; в семье; в доме ребенка); до школы (в 
семье; в саду); в школе посещал группу продленного дня, не посещал; занимался в 
специальной школе, классе, каких________________________________ 
    24.   Физическое состояние ребенка: неудовлетворительное, удовлетворительное, 
хорошее. 
   25. Аппетит: нормальный; повышенный; пониженный; избирательный__________ 
   26. Сон: засыпает быстро; засыпает не сразу, спит спокойно; спит чутко; беспокойно; 
бывают ночные страхи; страшные сны; ходит во сне; говорит во сне; просыпается 
легко; с трудом; бывает сонливость днем; нуждается в дневном сне; не 
нуждается_______________________________________________________________ 
  27. Настроение: _________________________________________________________ 
  28. Поведение ровное; спокойное; уравновешен; неровное; бывает вспыльчивым; при 
раздражении теряет самоконтроль – кричит, топает ногами, может ударить, повышает 
голос, может нагрубить; после обиды успокаивается быстро; долго не может 
успокоиться________________________________________________________ 
  29. Утомляется: часто; редко; от физических нагрузок; от общения; при умственных 
нагрузках; _______________________________________________________________ 
  30.  Частые  жалобы:  на  головные  боли;  головокружения;  повышенная  потливость; 
плохо переносит жару; плохо переносит езду в транспорте; повышенная обидчивость; 
плаксивость;  капризность;  заикание;  тики;  навязчивые  движения;  склонность  к 
страхам;  кусает  ногти;  мочится  (днем,  ночью);  тошнота;  боли  в  суставах;  боли  в 
животе; 
обмороки; 
другие 
жалобы 
(кроме 
перечисленных)__________________________________________________________ 
  31.    Индивидуальные особенности поведения:  а) Общителен со всеми и активен в 
общении;  сам  выбирает  друзей;  в  дружбе  пассивен,  общается  с  теми,  кто  к  нему 
обращается; мало общителен; избегает общения. 
б)  Застенчив  и  робок;  не  смущается  со  знакомыми;  раскован  и  смел  в  любой 
обстановке. 
в) Задирист, драчлив; первый не задирается, но может за себя постоять; избегает ссор; 
труслив. 
г) Ласков; не любит выражать свои чувства; холодный, неласковый; сухой. 
д) Болтливый; охотно разговаривает, рассказывает; молчаливый. 
е) Чрезмерно подвижен, быстр; двигательная активность умеренная; мало подвижен; 
движения ловкие; движения неловкие. 
 
172

ж)  Спокойный;  легко  волнуется;  быстро  раздражается;  теряет  контроль  над 
поведением; «нервный». 
з)  Собранный, внимательный; рассеянный, невнимательный; внимателен только при 
интересном занятии. 
и) Самолюбив, склонен к борьбе за первенство; самолюбие не выражено; всем любит 
заниматься понемногу; самостоятельно не может найти занятия. 
к) Имеет любимое занятие (какое)___________________________________________ 
л) Доброжелателен, справедлив; завистлив, мстителен. 
м) Учится отлично; хорошо; удовлетворительно; с трудом; самостоятельно; нуждается 
в помощи; охотно; неохотно. 
 32. Воспитание в семье: 
  а) 
Кто 
преимущественно 
занимается 
воспитанием 
ребенка_________________________________________________________________ 
  б) С чьим мнением считается ребенок_______________________________________ 
  в) Ваши принципы воспитания: строгое; мягкое. 
  г)  Наказывается ли ребенок, как часто______________________________________ 
  д) Как ребенок проводит свободное время: один; с товарищами; с родителями. 
  е) Домашние обязанности: есть (какие); нет. 
  ж)  Дополнительные  нагрузки  у  ребенка:  посещает  ли  кружки,  студии,  секции      
(какие); нет, не посещает. 
 
ПРИЛОЖЕНИЕ  № 9 
АНКЕТА №3 (логопедическое представление на учащегося ) 
Фамилия, имя ребенка_____________________________________________________ 
Возраст_________________________________________________________________ 
Речевое  окружение  (недостатки  речи  у  взрослых  членов  семьи,  двуязычие  т 
т.п.)_____________________________________________________________________ 
Занятия с логопедом в дошкольном возрасте__________________________________ 
УСТНАЯ РЕЧЬ: 
Фонематическое восприятие                 
 
Звукопроизношение_______________________________________________________ 
 
Состояние словаря________________________________________________________ 
Грамматический строй речи________________________________________________ 
Связная речь_____________________________________________________________ 
ПИСЬМЕННАЯ РЕЧЬ: 
Чтение__________________________________________________________________ 
Письмо_________________________________________________________________ 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ__________________________________________________________ 
РЕКОМЕНДАЦИИ_______________________________________________________ 
Дата обследования________________________________________________________ 
Фамилия специалиста_____________________________________________________ 
 
 
 
 

 
173

ПРИЛОЖЕНИЕ  № 10 
индивидуальная психолого-педагогическая карта выпускника класса КРО 
(представление школьного психолога на учащегося) 
Фамилия, имя, отчество ученика____________________________________________ 
Возраст_________________________________________________________________ 
Школа__________________________________________________________________ 
Класс___________________________________________________________________ 
Сведения о семье_________________________________________________________ 
Особенности учебной деятельности и поведения со слов: 
родителей_______________________________________________________________ 
классного руководителя___________________________________________________ 
педагогов предметников___________________________________________________ 
Особенности общения с 
одноклассниками_________________________________________________________ 
учителями______________________________________________________________ 
родителями______________________________________________________________ 
Общее удовлетворение учебной деятельностью_______________________________ 
Ведущие: рука_____________нога______________ухо______________глаз________ 
Состояние моторики: общей_______________________________________________ 
мелкой_________________________________________________________________ 
непроизвольные движения (тики, гиперкинезы, тремор)________________________ 
Психопатологические реакции и привычки (грызение ногтей, страхи, энурез и т.д.)__ 
Результаты предварительной диагностики 
Внешний вид и поведение в ситуации обследования___________________________ 
Темп деятельности и работоспособность_____________________________________ 
Состояние высших психических функций: 
Внимание______________________________________________________________ 
Память________________________________________________________________ 
Мышление____________________________________________________________ 
Воображение___________________________________________________________ 
Особенности  психоречевого  развития  (речевая  активность,  словарь,  овладение 
родовыми  обобщениями,  понимание  грамматических  конструкций,  построение 
высказываний)__________________________________________________________ 
невербальная коммуникация (жесты, мимика, пантомимика, позы и т.д.)_________ 
Развитие графической деятельности, рисунок (представления о цвете и оттенках, 
состояние графических навыков и т.д.)_____________________________________ 
Особенности эмоционально-личностной сферы: 
самооценка____________________________________________________________ 
уровень притязаний______________________________________________________ 
навыки самоконтроля и саморегуляции______________________________________ 
Направленность личности: 
уровень ценностных ориентаций___________________________________________ 
круг интересов, их широта, устойчивость_____________________________________ 
идеалы__________________________________________________________________ 
мечты__________________________________________________________________ 
предполагаемый психотип_________________________________________________ 
 
174

Заключение школьного психолога (уровень актуального развития, характерные 
нарушения и особенности)_________________________________________________ 
Дата обследования________________________________________________________ 
Фамилия специалиста_____________________________________________________ 
РЕКОМЕНДОВАНО: 
Консультации: 
логопеда_______________________________________________________________ 
социального педагога____________________________________________________ 
психоневролога__________________________________________________________ 
психолога_______________________________________________________________ 
Коррекционные занятия: 
индивидуальные_________________________________________________________ 
групповые______________________________________________________________ 
 
ПРИЛОЖЕНИЕ  № 11 
Программа конституционально-ориентированного психологического 
сопровождения выпускников классов коррекционно-развивающего обучения 
Организация занятий 
Данная  программа  разработана  для  психологов  среднего  звена  школы, 
работающих  с  выпускниками  классов  коррекционно-развивающего  обучения.  Цель 
программы – у  подростков  с  типом  ЗПР  церебрально-Органического  генеза  с 
эпилиптоидной и шизоидной психотипологической структурой снизить расстройства 
невротического  уровня;  у  подростков  с  типом  ЗПР  конституционального  генеза  с 
истероидной психотипологической структурой нивелировать вербальную, косвенную 
агрессию; у подростков с типом ЗПР соматогенного генеза нивелировать ситуативную 
и  личностную  тревожность;  у  подростков  с  типом  ЗПР  психогенного  генеза  с 
циклоидной психотипологической структурой устранить повышенную возбудимость, 
низкую  самооценку,  наличие  страхов.  Программа  рассчитана  на 20 занятий: 10 
проводятся  индивидуально,  а 10 с  группой,  поочередно.  В  данной  программе 
представлены только групповые формы работы. Продолжительность каждого занятия 
60-90 минут. Занятия проводятся в кабинете психолога. 
Необходимый  материал:  краски  акварельные,  гуашевые,  тушь,  карандаши, 
фломастеры, листы бумаги. 
Каждое  занятие  условно  может  быть  разделено  на  три  части.  Первая  часть 
занятия  (вводная) – это  установочное  упражнение,  организованное  по  типу  «круга 
общения» с использованием принципов тренировочных групп К.Роджера, направлено 
на  приобретение  и  расширение  репертуара  способов  коммуникации  (снятие 
напряженности,  активизации  творческого  потенциала).  В  начале  занятия  все  дети  и 
психолог усаживаются  в  круг,  каждый  называет  свое  имя  и  немного  рассказывает  о 
себе, о своем самочувствии, настроении.  
Во 
второй 
части 
занятия 
(формирующей) 
проводится 
основная 
психокоррекционная  работа:  индивидуальное  и  групповое  рисование,  проигрывание 
нарисованных сюжетов, состояний и т.д, упражнения игротерапии. 
Третья, закрепляющая часть – закрепление достигнутого в группе, повышение 
сплоченности  группы  и  формирование  установки  на  следующее  занятие.  После 
занятия  все  обмениваются  впечатлениями,  каждый  говорит  о  своем  эмоциональном 
состоянии (изменилось ли оно по сравнению с началом занятия).  
 
175


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

7501. Европейская философия нового времени 33 KB
  Европейская философия нового времени Европейская философия нового времени. Новое время - это период становления капиталистических отношений, период развития производства, требовавший развития науки и техники. Все это влияет на развитие философ...
7502. Истоки русской философии 48.5 KB
  Истоки русской философии Истоками возникновения философии на Руси можно считать: Славянскую мифологию Появление болгарской книжности т.е. появление славянской азбуки - кириллицы (IX век) Приход христианства на Русь и связанный...
7503. Философия эпохи возрождения 43 KB
  Философия эпохи возрождения Эпоха Возрождения обращается к античности, как к идеалу. В центре внимания оказывается человек, для этого этапа характерен антропоцентризм. Прежде всего, изменение отношения к человеку стало заметно в произведениях искусс...
7504. Критический утопический социализм 24.5 KB
  Критический утопический социализм. Появляется как реакция на разочарование в результатах Французской буржуазной революции. Представители этого направления критикуют современный им буржуазный строй и предлагают свои проекты преобраз...
7505. Основные идеи эпохи Просвещения 32 KB
  Основные идеи эпохи Просвещения. Эпоха Просвещения - это период идеологической подготовки к утверждению политической власти буржуазии. В этот период происходит утверждение буржуазных ценностей таких как: ценность жизни, свободы и равенства (юридичес...
7506. Экология: конспект лекций 843.5 KB
  Предлагаемое пособие поможет студентам в решении именно этой задачи применительно к курсу Экология. Содержание и структура пособия соответствуют требованиям Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования. Издание п...
7507. Учет и регулирование потребления электрической энергии 112.61 KB
  Учет и регулирование потребления электрической энергии. Бытовое энергосбережение В жилищном хозяйстве потребляется около 30% тепловой энергии, которая получается от сжигания твердого, жидкого и газообразного топлива. Поэтому, экономия топлива ...
7508. Экономия электроэнергии в электроснабжающих установках 60.8 KB
  Экономия электроэнергии в электроснабжающих установках Электроснабжение сельских потребителей осуществляют в основном от сетей государственных электросистем. К сельским потребителям электрическую энергию подают по линиям напряжением 6, 10, 20, 35 кВ...
7509. Экономия электроэнергии в осветительных и электронагревательных установках 76.71 KB
  Экономия электроэнергии в осветительных и электронагревательных установках На освещение в сельском хозяйстве затрачивают 10...15% всей потребляемой электроэнергии, то есть более 15 млрд. кВт·ч в год. Наряду с другими устройствами электрическое освещ...