1488

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ БИОТЕХНОЛОГИИ ПРОИЗВОДСТВА ПИТАТЕЛЬНЫХ СРЕД ДЛЯ КУЛЬТИВИРОВАНИЯ ЧУМНОГО МИКРОБА НА ОСНОВЕ СЫРЬЯ ЖИВОТНОГО И РАСТИТЕЛЬНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ

Диссертация

Биология и генетика

Среды на основе сырья животного происхождения и их использование при культивировании чумного микроба. Разработка ускоренного способа приготовления ферментативных мясных гидролизатов. Оценка качества сред по пигменто- и индолообразованию тест-штаммов. Сравнительное изучение ростовых качеств питательных сред, приготовленных с использованием ферментативного гидролизата сои (бобов).

Русский

2013-01-06

1010.59 KB

97 чел.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ 
СТАВРОПОЛЬСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ  
ПРОТИВОЧУМНЫЙ ИНСТИТУТ 
РОСПОТРЕБНАДЗОРА 
 
 
На правах рукописи 
 
 
СТАРЦЕВА ОЛЬГА ЛЕОНИДОВНА 
 
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ БИОТЕХНОЛОГИИ ПРОИЗВОДСТВА  
 ПИТАТЕЛЬНЫХ СРЕД ДЛЯ КУЛЬТИВИРОВАНИЯ ЧУМНОГО МИКРОБА 
НА ОСНОВЕ СЫРЬЯ ЖИВОТНОГО И РАСТИТЕЛЬНОГО 
 ПРОИСХОЖДЕНИЯ 
 
 
03.00.23 биотехнология 
 
 
ДИССЕРТАЦИЯ 
на соискание ученой степени кандидата биологических наук 
 
 
                                                                                   Научный руководитель: 
доктор медицинских наук,  
                                                                             с.н.с. Малецкая О.В. 
 
 
 
Ставрополь - 2005 

 
2
ОГЛАВЛЕНИЕ 
 
ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………… 7 
ГЛАВА 1 СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ  
ПРОИЗВОДСТВА ПИТАТЕЛЬНЫХ СРЕД ДЛЯ МИКРОБИО-
ЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)…………….13 
1.1 Среды на основе сырья животного происхождения и их 
использование при культивировании чумного микроба……………………15 
1.2 Растительное сырье как основа питательных сред……………………...27 
СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ 
ГЛАВА 2 МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ………………..39 
2.1    Материалы исследования ………………………………………………39 
2.1.1 Штаммы микроорганизмов……………………………………………..39 
2.1.2 Реактивы, сырье………………………………………………………….39 
2.1.3 Питательные среды ……………………………………………………..39 
2.1.4 Лабораторные животные………………………………………………..43 
2.2   Методы исследования…………………………………………………....43 
2.2.1 Получение питательных сред…………………………………………...43 
2.2.2 Методы получения питательных основ …………………………….….43 
2.2.3 Методы физико-химического контроля    ……………………………..47 
2.2.4 Методы биологического контроля  …………………………………….48 
2.3    Методы статистической обработки материала………………………...51 
ГЛАВА 3 СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИИ ПОЛУЧЕНИЯ 
 ПИТАТЕЛЬНЫХ СРЕД  НА ОСНОВЕ ЖИВОТНОГО 
 СЫРЬЯ………………….……………………………………………………..52 
3.1 Разработка ускоренного способа приготовления ферментативных  
мясных гидролизатов………………………………………………………….53 
3.2  Сравнительная  характеристика  мясных  основ,  полученных  ускоренным 
способом  ферментации, в сравнении с классическим ферментативным и  
химическим видами гидролиза ………………………………………………54 

 
3
3.2.1 Определение физико-химических свойств питательных основ………55 
3.2.2 Аминокислотный состав кислотных, щелочных и ферментативных  
гидролизатов……………………………………………………………………57 
3.3  Качественная  оценка  питательных  сред,  приготовленных  на  основе 
кислотных, 
щелочных 
и 
ферментативных 
гидролизатов 
мяса   
………………62 
3.3.1 Характеристика сред по биологическим показателям…………………62 
3.3.2 Оценка качества сред по пигменто- и индолообразованию  
тест-штаммов  …………………………………………………………..……...65 
3.4 Сравнительная оценка качества полученных питательных сред  
с коммерческими аналогами…………………………………………………..67 
ГЛАВА 4 ИЗУЧЕНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СОИ  
ДЛЯ КОНСТРУИРОВАНИЯ МИКРОБИОЛОГИЧСЕКИХ СРЕД…………74 
4.1 Определение свойств соевых питательных основ……………………….75 
4.1.1 Физико-химические показатели полученных гидролизатов…………..75 
4.1.2 Аминокислотный состав соевых гидролизатов………………………..78 
4.2 Разработка технологии приготовления питательных сред  для  
культивирования чумного микроба на основе соевых  
гидролизатов  ………………………………………………………….………84 
4.2.1 Сравнительное изучение ростовых качеств питательных сред, 
приготовленных с  использованием ферментативного  
гидролизата сои (бобов)……………………………………………………….85 
4.2.2 Оценка ростовых качеств питательных сред, приготовленных  
из щелочных и кислотных гидролизатов сои (бобов)……………………….88 
4.2.3 Оценка ростовых качеств питательных сред, приготовленных  
на ферментативной основе продуктов переработки сои……………………91 
4.2.4 Оценка качества соевых сред по пигменто- и индолообразованию  
тест-штаммов…………………………………………………………………..95 
4.3 Биохимические свойства чумного микроба при культивировании  
его на основе соевых питательных сред……………………………………...97 

 
4
4.4 Оценка сохранения качества плотных питательных сред при  
хранении соевых основ………………………………………………………..98 
ГЛАВА 5 ИЗУЧЕНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ  
ПИТАТЕЛЬНЫХ СРЕД НА ОСНОВЕ ФЕРМЕНТАТИВНЫХ  
ГИДРОЛИЗАТОВ СОИ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ЧУМНОЙ ВАКЦИНЫ….103 
5.1 Использование питательных сред, приготовленных на  
ферментативных основах сои (бобов), в качестве накопительных  
при культивировании вакцинного штамма чумного микроба………………103 
5.2 Изучение иммуногенных свойств вакцинного штамма  
чумного микроба, выращенного на соевых средах…………………………..107 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ       ……………………………………………………………111 
ВЫВОДЫ  ……………………………………………………………………...122 
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ  …………………………………………………....124 
ПРИЛОЖЕНИЕ ……………………………………………………………….159 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
5
 
СОКРАЩЕНИЯ ПО ТЕКСТУ ДИССЕРТАЦИИ 
ГИСК – государственный институт стандартизации и контроля 
ГОСТ – государственный отраслевой стандарт 
дн – дни 
d – диаметр 
DCL – безусловно смертельная доза 
ЕД50  –  количество  живых  микробов  вакцинного  штамма,  вызывающих 
защиту 50 %  животных 
ИП – индекс питательности 
КГМ – кислотный гидролизат мяса 
КГС – кислотный гидролизат сои 
М – среднеарифметическая величина 
m – стандартная ошибка 
м.к. –  микробные клетки 
мл – миллилитры 
млн – миллион 
млрд – миллиард 
мм – миллиметры 
МПА – мясо-пептонный агар 
МПБ – мясо-пептонный бульон 
МУК – методические указания 
ОСО – отраслевой стандарт мутности 
РП - регламент производства 
СтавНИПЧИ – Ставропольский  научно-исследовательский  противочумный             
институт     
СПА – сухой питательный агар 
СПБ – сухой питательный бульон 
сут – сутки 
ТУ – технические условия 

 
6
ФГМ(к) – ферментативный гидролизат мяса классический 
ФГМ(у) – ферментативный гидролизат мяса ускоренный 
ФГС – ферментативный гидролизат сои 
ФГСБМ – ферментативный гидролизат соевых бобов на соевом молоке 
ФГСМ – ферментативный гидролизат соевого молока 
ФГСО – ферментативный гидролизат соевого обогатителя 
ФС – фармакопейная статья  
ФСП – фармакопейная статья предприятия 
ч – часы 
ЩГС – щелочной гидролизат мяса 
ЩГС – щелочной гидролизат сои 
ЭПР – экспериментально-производственный регламент 
  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
7
 
ВВЕДЕНИЕ 
 
Актуальность  темы.  Организация  эффективного  эпиднадзора  и 
предупреждение  заболеваемости  людей  чумой  остаются  актуальными  в 
настоящее  время  и  осуществляются  путем  контроля  за  активностью 
природных  очагов  и    проведения  специфической  профилактики  этого 
заболевания. 
Для  проведения  бактериологического  исследования  носителей  и 
переносчиков  возбудителя  чумы  при  обследовании  энзоотичных  по  данной 
инфекции 
территорий, 
а 
также 
производства 
специфических 
профилактических  препаратов  требуются  качественные  чувствительные 
питательные  среды,  обеспечивающие  потребности  роста  чумного  микроба. 
Эффективность  диагностики  чумы  и  качество  бактерийных  препаратов  во 
многом определяются полноценностью состава микробиологических сред. 
Разработка  белковых  гидролизатов,  как  основы  для  производства 
питательных  сред,  до  настоящего  времени  привлекает  внимание 
исследователей.  В  подавляющем  большинстве  случаев  для  научных  и 
коммерческих  целей  применяют  традиционные  среды  на  основе  мясного 
сырья. Условия его переработки с помощью гидролиза оказывают влияние на 
степень  расщепления  азотистых  веществ.  Согласно  существующим 
методикам [25] гидролиз целесообразно вести в течение 8-14 дней. В случае 
массового проведения анализов в период эпидемий или стихийных бедствий, 
а также при внеплановом увеличении производства бактерийных препаратов, 
когда  требуется  дополнительное  расходование  питательных  основ,  такой 
метод  ведения  гидролиза  оказывается  неэффективным  и  трудоемким. 
Зачастую возникает потребность в ускоренном получении  гидролизатов как 
основ для бактериологических сред. 
Культивирование  чумного  микроба  на  мясных  средах  в  целом 
удовлетворяет  требования  бактериологов.  Среды  обеспечивают  хороший 

 
8
рост  при  сравнительно  небольших  посевных  дозах,  не  изменяют  основных 
культуральных  и  биологических  свойств  микроорганизмов [7, 187]. Однако 
использование  мяса  в  традиционных  технологиях  приготовления 
питательных сред увеличивает себестоимость последних, а при производстве 
бактерийных  препаратов – и  себестоимость  конечного  продукта.  Поэтому 
очевидна необходимость поиска более дешевых источников белкового сырья. 
В  последние  годы  при  производстве  биопрепаратов  возрос  интерес  к 
растительному белку, источником которого является доступное и недорогое 
сырье.  Кроме  того,  использование  гидролизатов  растений,  как  основы 
питательных сред, позволяет устранить риск случайного введения животных 
или  человеческих  патогенов [216]. Таким  сырьем  может  служить  соя, 
применение  которой,  по  нашему  мнению,  в  питательных  средах  является 
перспективным  и  экономически  обоснованным.  Известен    опыт 
использования  соевых  гидролизатов    в  качестве  основы  питательных  сред, 
применяемых для культивирования и диагностики чумного микроба [64, 212, 
213].  Но,  несмотря  на  положительные  результаты,  такие  среды  не  нашли 
практического  использования.  Усовершенствование  технологического 
процесса  приготовления  соевых  гидролизатов  и  производство  на  их  основе 
полноценных  питательных  сред,  имеющих  низкую  себестоимость,  является 
актуальным 
для 
практической 
бактериологии 
и 
выполнения 
производственных задач. 
Цель  исследования:  изучение  возможности  использования  мясных 
гидролизатов,  приготовленных  ускоренным  способом,  и  соевых  основ  при 
конструировании  питательных  сред,  оценка  возможности  их  использования 
для  культивирования  чумного  микроба  в  диагностических  целях  и  при 
производстве чумной живой вакцины. 
Основные задачи исследования: 
-  изучить  возможность  проведения  ускоренного  ферментативного 
гидролиза мяса с целью использования его при приготовлении питательных 
сред для чумного микроба; 

 
9
-  разработать  технологию  получения  гидролизатов  сои  (бобов)  и 
продуктов  ее  переработки  как  белковой  основы  питательных  сред  для 
культивирования возбудителя чумы и других микроорганизмов; 
-  определить  физико-химические  и  биологические  свойства  белковых 
гидролизатов, полученных различными видами гидролиза; 
-  провести  сравнительное  изучение  качества  питательных  сред  на 
основе мясных и соевых гидролизатов, а также их сочетаний; 
-  изучить  возможность  полной  или  частичной  замены  мясных 
гидролизатов  соевыми  в  составе  питательных    сред,  используемых  при 
производстве вакцины чумной живой сухой.  
Научная  новизна.  Впервые  предложено  при  конструировании 
питательных  сред  для  культивирования  чумного  микроба  использовать 
гидролизаты  мяса,  приготовленные  ускоренным  способом  ферментативного 
расщепления. 
Проведен сравнительный анализ соевых гидролизатов, приготовленных 
ферментативным,  кислотным  и  щелочным  способами,  по  аминокислотному 
составу,  физико-химическим и биологическим  свойствам. 
На  основе  сравнительного  изучения  культуральных,  физико-
химических  свойств  и  аминокислотного  состава  предложена  технология 
приготовления  питательных  сред  для  культивирования  чумного  микроба  из 
гидролизатов  сои  (бобов)  и  продуктов  ее  переработки.  Оригинальность 
технологии  доказывает  патент  Российской  Федерации  на  изобретение  № 
2245362 «Питательная  среда  для  культивирования  вакцинного  штамма 
чумного микроба». 
На  основании  сравнительной  оценки  ростовых  качеств  различных 
питательных  сред  для  накопления  биомассы  чумного  микроба  показано 
преимущество  использования  комбинированных  мясных  и  соевых 
питательных  основ  для  приготовления  питательных  сред,  предназначенных 
для получения жизнеспособной биомассы чумного микроба. Оригинальность 
технологии    доказывает    патент  Российской  Федерации  № 2241033 

 
10
«Питательная  среда  для  накопления  биомассы  вакцинного  штамма  чумного 
микроба». 
Экспериментально 
доказана 
возможность 
и 
экономическая 
целесообразность  дальнейшего  изучения  использования  в  производстве 
чумной  живой  вакцины  комбинированных  питательных  сред  на  основе 
ферментативного гидролизата мяса и ферментативного гидролизата сои. 
Практическая  значимость  работы.  На  основании  полученных 
результатов  экспериментальных  данных  по  возможности  использования 
ускоренного типа гидролиза для промышленного изготовления питательных 
сред  подготовлена  и  утверждена  ГИСК  им.  Л.А.  Тарасевича  нормативно-
техническая  документация:  ЭПР  № 1087-01 и  ФСП 42-0397-2610-02 
«Питательный  агар  для  культивирования  микроорганизмов,  готовый  к 
применению  (агар  Хоттингера);  ЭПР  № 1088-01 и  ФСП 42-0397-2539-02 
«Питательный  бульон  для  культивирования  микроорганизмов,  готовый  к 
применению  (бульон  Хоттингера);  на  разработанные  препараты  получены 
сертификаты  производства    №  000049  и    №  000050 и    регистрационные 
удостоверения № 003503/01 и № 003504/01 с разрешением их медицинского 
применения и промышленного выпуска.   
Материалы  диссертации  вошли  в  «Методические  рекомендации  по 
приготовлению питательной среды для культивирования чумного микроба на 
основе  ферментативного  гидролизата  сои  (бобов),  контроль  ее  физико-
химических  свойств  и  ростовых  качеств», «Методические  рекомендации  по 
использованию  жидких  и  плотных  питательных  сред  на  основе 
ферментативных  гидролизатов  сои  (бобов  и  соевого  молока)  для 
культивирования  чумного  микроба»,  одобренные  ученым  советом 
СтавНИПЧИ  (протоколы:  № 7 от 16.07.2003; № 4 от 27.04.2005) и 
утвержденные  директором СтавНИПЧИ. 
Питательные  среды,  сконструированные  на  основе  ферментативных 
гидролизатов мяса, полученных ускоренным способом, прошли комплексные 
испытания  в  Ставропольской  государственной  медицинской  академии,  в 

 
11
ЦГСЭН Карачаево-Черкесской республике,  на Элистинской противочумной 
станции,  ЦГСЭН  в  Кабардино-Балкарской  республике,  ЦГСЭН  в 
Краснодарском крае. Во всех случаях получены положительные заключения, 
свидетельствующие  о  возможности  применения  разработанных  сред  в 
диагностических целях. 
Питательные  среды,  приготовленные  на  соевых  основах,  прошли 
комиссионную  проверку  на  ростовые  качества  в  лаборатории-изготовителе 
(лаборатории питательных сред), в лаборатории диагностических препаратов,  
лаборатории  биолого-технологического  контроля    СтавНИПЧИ  и  признаны 
пригодными 
для 
культивирования 
чумного 
микроба 
и 
других 
микроорганизмов.  
Диссертационная    работа    выполнена  в  рамках  государственной  темы 
НИР  №  ГР 01200109084 «Оптимизация  технологии  получения  питательных 
основ  и  сред  из  животного  и  растительного  сырья,  используемых  для 
культивирования возбудителей ООИ и других микроорганизмов». 
Основные положения, выносимые на защиту 
1.  Питательные  среды,  приготовленные  на  основе  мясного 
ферментативного  гидролизата,  полученного  ускоренным  способом,  по 
биологическим  показателям  равноценны  средам  из  мясных  основ, 
подвергшихся ферментативному гидролизу традиционным методом, а  также 
коммерческим аналогам. 
2.  Жидкие  и  плотные  питательные  среды,  сконструированные  на 
основе гидролизатов сои,  обеспечивают полноценный рост и биохимические 
реакции возбудителя чумы и микроорганизмов тест-штаммов.  
3.  Оптимальной  по  показателю  эффективности  производственных 
питательных  сред  для  культивирования  чумного  микроба    является 
питательная  среда,  приготовленная  из  равных  частей  ферментативных 
гидролизатов мяса и сои с добавлением сульфита натрия. 
Апробация  работы.  Материалы  диссертации  доложены  на VIII 
итоговой  научной  конференции  молодых  ученых  и  студентов  (Ставрополь, 

 
12
2000);  3-й  научно-практической  конференции  НПО  «Питательные  среды» 
МЗ  РФ  «Разработка  и  производство  диагностических  сухих  питательных 
сред  и  микротест-систем» (Махачкала, 2001); научно-практической 
конференции, 
посвященной 50-летию 
Ставропольского 
научно-
исследовательского  противочумного  института  «Эпидемиологическая 
безопасность на Кавказе. Итоги и перспективы» (Ставрополь, 2002); научно-
практической  конференции  «Карантинные  и  зоонозные  инфекции  в 
Казахстане» (Алматы, 2002);  научно-практической  конференции, 
посвященной 50-летию  НПО  «Питательные  среды  МЗ  РФ  «Разработки  и 
стандартизация  микробиологических  питательных  сред  и  тест-систем» 
(Махачкала, 2003);  научно-практической  конференции  «Естествознание  и 
гуманизм» в честь 170-летия со дня рождения Г.Н. Потанина  (Томск, 2005). 
Публикации.  Основное  содержание  диссертации,  выполненной  в 
рамках  НИР,  отражено  в 17 опубликованных работах  (депонированы - 2, в 
материалах  межгосударственных,  Всероссийских  конференций – 13, в 
патентах РФ на изобретения - 2).  
Структура  и  объем  диссертации.  Диссертация  изложена  на 158 
страницах  и состоит из введения, обзора литературы, трех глав собственных 
исследований, заключения, выводов и списка литературы, включающего 294 
источника, в том числе 249 работ отечественных и 45 - зарубежных авторов. 
Материалы исследований иллюстрированы 18 таблицами и 14 рисунками. 

 
13
ГЛАВА 1 СОВРЕМЕННОЕ 
СОСТОЯНИЕ 
ПРОБЛЕМЫ 
ПРОИЗВОДСТВА 
ПИТАТЕЛЬНЫХ 
СРЕД 
ДЛЯ 
МИКРОБИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВНИЙ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ) 
 
Питательные  среды  являются  основой  исследовательской  и 
производственной  работы  микробиологов    и  определяют  ее  успех.  По  мере 
развития микробиологической науки предложено множество вариантов сред. 
Плотные  питательные  среды,  на  которых  при  посеве  удается 
распределить материал таким образом, что микробные клетки располагаются 
отдельно друг от друга, впервые в 1881 году применил Роберт Кох. Заслуга 
Коха  заключается  в  глубоком  научном  подходе  к  проблеме,  широком 
использовании  питательных  сред  в  собственных  исследованиях.  Им  же 
предложен  первый  отвердитель – желатин,  как  компонент  плотной  среды. 
Привычный  для  современных  микробиологов  агар-агар  еще  в 1881 году 
предложила немецкая исследовательница Хессе, а в повседневную практику 
он  был  внедрен  Фростом  в 1919 году [167].  Агар-агар    оказался    более 
удобной  твердой  основой,  которая    до  настоящего  времени  является 
универсальной. 
В  производстве  питательных  сред  в  качестве  белкового  сырья 
применяют  мясо,  субпродукты,  рыбу,  казеин,  кровяные  сгустки, 
аминопептид,  яичный  белок,  дрожжи,  пептон.  Используют  и  белки 
растительного  происхождения - кукурузы,  гороха,  сои.  Ферментацию 
проводят с помощью пепсина, панкреатина, а также поджелудочной железы 
[15, 16, 18, 25, 59, 75, 123, 165, 183, 204, 231, 289].  
Белковое  сырье,  предназначенное  для  применения  в  производстве 
питательных  основ,  должно  отвечать  следующим  требованиям:  содержать 
максимальное  количество  полноценного  белка,  минимальное – жира,  иметь 
высокую  биологическую  ценность,  обладать  хорошей  растворимостью, 
отвечать 
требованиям 
соответствующих 
ГОСТов 
и 
обеспечивать 
экономическую эффективность применения. 

 
14
Особое  внимание  уделяется  предварительной  обработке  белкового 
сырья,  цель  которой  состоит    в  расщеплении  белковых  субстратов  до 
аминокислот.  Для  этого  применяют  различные  способы,  в  основе  которых 
лежат физико-химические и биохимические реакции. 
Переработка  белкового  сырья  осуществляется  путем  гидролиза 
химически  и  ферментативно.  Полученные  гидролизаты  различных  видов 
сырья,  используемые  в  качестве  питательных  основ,  имеют  большое 
значение для производства питательных сред  [85, 117, 178]. 
Химические  способы  обработки  заключаются  в  воздействии  на  белки 
щелочей  и  кислот.  Гидролиз  кислотами  приводит  к  разрыву  всех  связей, 
образующих структуру белка, и почти полностью превращает белок в смесь 
свободных  аминокислот  без  эффекта  рацемации.  Однако  в  результате 
кислотного  гидролиза  почти  полностью  разлагается  триптофан,  частично 
серин,  треонин,  аспарагин,  глютамин,  а  освободившийся  аммиак  образует 
соответствующую  соль  аммония.  Щелочная  обработка  белков  приводит  к 
частичной  рацемации  аминокислот  и  разрушению  цистина,  метионина, 
цистеина. Однако треонин и триптофан при этом сохраняются полностью [6, 
29, 33, 274]. 
Ферментативный  гидролиз  по  сравнению  с  вышеупомянутыми 
способами  обладает  рядом  преимуществ,  прежде  всего,  созданием  
высококачественных  гидролизатов  и  мягкими  режимами  обработки, 
максимально  сохраняющими  набор  аминокислот  нативных  белков  в 
доступной и активной форме [172, 199]. 
Питательные 
среды, 
приготовленные 
на 
основе 
белковых 
ферментативных  гидролизатов  с  добавлением  ростостимулирующих 
факторов, 
обеспечивают 
оптимальные 
условия 
для 
проявления 
физиологических  особенностей  микроорганизмов [43, 188, 269]. Для 
увеличения скорости роста микроорганизмов и большего выхода биомассы в 
питательные  среды  вводят  стимуляторы  роста.  К  их  числу  относятся 
аммоний  молибденовокислый [90, 202], сульфит  натрия,  гемолизированная 

 
15
кровь [66, 86, 218], источники витаминов группы В – дрожжевые экстракты, 
аутолизаты,  диализаты [9, 20, 233, 239, 244]. Улучшить  условия 
культивирования  бактерий  можно  путем  добавления  к  питательным  средам 
некоторых ионообменных смол [46].  
 
1.1  Среды  на  основе  сырья  животного  происхождения  и  их 
использование при культивировании чумного микроба 
Совершенствование 
существующих 
и 
разработка 
новых 
технологических  процессов  производства  питательных  основ  и  сред  во 
многом  определяется  видом  используемого  сырья,  его  качеством, 
химическим составом, биологическими свойствами. 
При  определении  наиболее  приемлемого  и  доступного  сырья 
животного  и  растительного  происхождения  тщательное  внимание  уделяют 
определению    биологической  ценности  используемых  продуктов.  В 
достаточно  высокой  степени  о  ценности  отдельных  субпродуктов 
свидетельствует 
их 
химический 
и 
аминокислотный 
состав. 
По 
аминокислотному  составу,  особенно  по  содержанию  незаменимых 
аминокислот, сердце, мозги, селезенка очень близки к мясу. По содержанию 
лизина,  треонина,  изолейцина,  лейцина  и  фенилаланина  сердце  и  селезенка 
практически не отличаются от мяса. Кроме того, в субпродуктах содержатся 
витамины группы В, пантотеновая кислота, биотин, ниацин [154]. 
В  практике  производства  микробиологических  питательных  сред  для 
культивирования  различных  микроорганизмов  находят  применение 
автолизаты  и  ферментолизаты  селезенки [176, 237], ферментативные 
гидролизаты  сердечной  мышцы  крупного  рогатого  скота [122]. Настой  из 
сердца  и  мозга  используется  для  выращивания  стрептококков  и  гонококков 
[193]. Для выделения и культивирования патогенных грибов рекомендована, 
как  наиболее  подходящая,  среда  содержащая,  кроме  обычно  используемых 
компонентов, еще и сердечно-мозговой экстракт [167]. 

 
16
Еще  в 1926 году K.F Meyer и A.P. Batchelder [272] для  диагностики 
чумы  у  грызунов  предложили  гормонную  среду  бычьего  сердца, 
приготовленную    с    добавлением  генцианвиолета  и  сульфита  натрия.  Ф.Б. 
Самсонов [180] занимался  изучением  характера  роста  чумного  микроба  на 
среде,  приготовленной  из  гидролизатов  печени  и  селезенки,  взятых  от 
теленка и собаки.  В результате работы автор сделал вывод, что добавление 
лизатов этих органов значительно улучшает качество агара. 
Для  получения  вакцинных  штаммов  чумного  микроба  с  повышенной 
устойчивостью  к  лиофилизации  Н.В.  Лопатина,  Л.А.  Наталич [120] 
использовали  агар  на  основе  селезенки  с  добавлением  солей.  При  изучении 
выживаемости  вакцинного  штамма  Yersinia pestis EV (Y. pestis EV)
лиофилизированного  в  разных  средах  высушивания,  суспензии  микробных 
клеток готовили путем смыва микроорганизмов с поверхности селезеночного 
агара с добавлением белка пшеничных отрубей [119].  
Перспективным  сырьевым  источником  для  использования  в 
микробиологической  практике  является  кровь  сельскохозяйственных 
животных.  Добавление  крови  и  ее  сыворотки  широко  используется  при 
выращивании ряда микроорганизмов [116, 206, 208, 209]. Роль и значение их 
в  составе  питательных  сред  довольно  разнообразно.  Они  обладают 
способностью  адсорбировать  ингибиторные  продукты  метаболизма, 
являются  источником  гемина,  жирных  кислот,  необходимых  для  роста  ряда 
микроорганизмов  и  обеспечивают  выявление  протеолитических  и 
гемолитических свойств микробов. 
 В  данных,  характеризующих  аминокислотный  состав  крови  крупного 
рогатого скота (КРС), можно отметить хорошую сбалансированность белков 
крови  по  фенилаланину,  треонину,  лизину,  лейцину,  валину,  и 
недостаточную  по  метионину  и  изолейцину.  Кроме  того,  кровь  является 
богатым источником микроэлементов, особенно железа [154] и минеральных 
солей, так же содержит витамины группы В, витамины А, С, Д, Е, К  [45]. 

 
17
Разработан  метод  получения  бактериологического  пептона  с 
применением цельной крови КРС, и изучена возможность его использования 
в  качестве  питательной  основы  при  выращивании  микроорганизмов  в 
различных  питательных  средах [70]. В  качестве  добавок,  обеспечивающих 
рост нейссерий, предложены дефибринированная кровь (5 %) и растворимый 
гемоглобин (1 %)  [167]. Комплексные среды, содержащие кровь, применяют 
при  выращивании  Helicobacter pylori [288]. Разработан  новый  способ 
приготовления  жидкой  питательной  среды  для  культивирования  лептоспир 
на основе дефибринированной крови кролика [42]. 
В микробиологической практике цельная кровь широко применяется в 
качестве питательной основы [101, 143, 230], а так же как стимулятор роста 
[107, 218].  
Стимулирующее  действие  крови  на  рост  чумного  микроба  при 
культивировании  его  на  искусственных  питательных  средах  изучено  А.А. 
Безсоновой [17], Е.И. Коробковой [102],  А.П. Ящук [249],  M. Rochenmacher 
[284] и др. Авторами доказано, что добавление крови к питательным средам 
позволяет  выращивать  чумной  микроб  при  малых  посевных  дозах  без 
дополнительных  стимуляторов  роста. D. Herbert [265] рассматривает  гемин 
не  только  как  фактор  роста,  но  и  как  вещество,  способствующее  процессу 
дыхания;  заметное  улучшение  роста  чумного  микроба  наступает  при 
добавлении  к  питательной  среде  даже  очень  незначительных  концентраций 
крови. 
При  выращивании  чумного  микроба  на  питательных  средах  с 
добавлением  крови  несколько  лучше,  чем  на  обычных  средах,  сохраняется 
его  вирулентность. S. Sokhey [291] выращивал  и  хранил  культуру 
возбудителя чумы на 5 % кровяном агаре, при этом вирулентность микроба 
сохранялась более 3 лет. 
Для  культивирования  чумного  микроба  предложены  сухие  среды  из 
ферментативного  гидролизата  кровяного  альбумина [190, 217] и  сухой 
питательный  бульон  из  белков  крови [65, 155]. По  данным  авторов  сухие 

 
18
препараты  оказывают  стимулирующее  влияние  на  ростовые  качества 
питательной среды для выделения чумного микроба и не уступают средам с 
добавлением свежей крови. 
Использование  питательных  сред  на  основе  гидролизатов  крови 
испытано  и  в  производстве  чумной  вакцины.  Однако  данные  среды  не 
применяются в практике, т.к. по ростовым качествам все же уступают  агару 
Хоттингера [211]. Поэтому    внесение  веществ-стимуляторов  в  питательные 
среды  на  основе  гидролизатов  крови  обосновано  и  целесообразно.  Состав 
этих  комплексов  должен  подбираться  и  уточняться  при  культивировании 
конкретных микроорганизмов [45]. 
В  качестве  азотистого  субстрата  для  изготовления  питательных  сред 
также могут служить рыба и морепродукты. Белки рыбы по своему строению 
и  аминокислотному  составу  наиболее  сходны  с  белками  мяса.  Концентраты 
рыбного  белка    содержат  до 15 % растворимых  фракций.  Мясо  рыбы 
содержит  витамины  В6  и  РР.  Из  минеральных  веществ  преобладает  калий, 
меньше кальций. 
 В 1964 году  Л.А.  Мартенс [126] предложила  питательные  среды  из 
кислотного 
гидролизата 
рыбо-костной 
муки, 
деминирализованного 
анионитом  ЭДЭ-10П.  Исследования  показали,  что  бульон  из  кислотного 
гидролизата  рыбо-костной  муки  может  с  успехом  заменять  мясные  и 
казеиновые среды для выращивания чумного микроба.   Позднее Е.Э. Бахрах  
с соавт. [15] отмечали, что кислотные гидролизаты рыбо-костной муки могут 
быть  использованы  в  качестве  основы  питательных  сред  при  производстве 
чумной вакцины и диагностических препаратов. 
М.М.  Меджидов  с  соавт. [130] в  качестве  питательных  основ 
испытывали  гидролизаты  и  автолизаты  криля  и  светящегося  анчоуса. 
Гидролизаты кильки и рыбной муки  широко применяются при производстве 
сухих  питательных  сред [12]. З.З.  Султанов  с  соавт. [196] разработали 
технологию получения сухого пептона из рыбы и рыбной муки. Гидролизаты 

 
19
каспийской  кильки  являются    основой  сухих  питательных  сред  для 
диагностики сибирской язвы [160]. 
 В  качестве  дополнительного  или  основного  сырья  для  приготовления 
микробиологических  питательных  сред  возможно  использование  отходов 
морепродуктов [27]. Биохимический  анализ  состава  ферментативных 
гидролизатов креветки, камчатского краба, исландского гребешка, кукумарии 
показал  значительное  количество  незаменимых  аминокислот,  витаминов, 
микроэлементов,  свидетельствующих  об  их  высокой  биологической 
ценности. 
Белок ракообразных по питательной ценности не уступает белкам мяса 
животных.  В  процессе  комплексной  переработки  ракообразных  (креветки, 
криль,  гаммарус  и  др.)  возможно  получение  белкового  гидролизата, 
выдерживающего сравнение с казеином и альбумином [157]. Использование 
рыбного  сырья  при  получении  основ  питательных  сред  решает  вопрос  о 
замене мяса животных более дешевым сырьем. 
Молочные  белки  являются  хорошими  питательными  субстратами  для 
выращивания  многих  микроорганизмов.  В  частности  широко  используются 
пищевой казеин, казеинаты, сыворотка. Пищевой   кислотный казеин в виде 
сухого  желтоватого  порошка  является  отходом  молочной  промышленности, 
характеризуется 
полноценным 
составом 
аминокислот 
и 
высокой 
питательностью. 
Казеиновый перевар получают путем гидролиза казеина панкреатином. 
Такой  гидролизат  используют  в  составе  бактериологических  питательных 
сред широкого назначения [60, 78, 94, 95, 137, 138, 139].  
Особенно 
много 
работ 
посвящено 
изучению 
возможности 
использования  кислотных  и  щелочных  гидролизатов  казеина,  которые 
полностью  удовлетворяют  потребностям  чумного  микроба [56, 63, 96, 145, 
247, 248, 253, 266]. Авторы  отмечали,  что  прибавление 1-5 % аутолизата 
дрожжей  к  средам  из  кислотного  гидролизата  казеина  позволяет    получить 
рост чумного микроба при посеве единичных клеток. И.И. Николаев с соавт. 

 
20
[153] применил бульон из кислотного гидролизата казеина для выращивания 
вакцинного штамма чумного микроба  в производственных условиях. 
Д.А. Мохов, И.В. Маракулин [142] использовали питательные среды на 
основе  панкреатического  гидролизата  казеина  в  качестве  контрольных  при 
выращивании  штаммов  продуцентов  Ф1-анигена  чумного  микроба.  Для 
идентификации чумного и псевдотуберкулезного микробов была предложена 
цветная  дифференциальная  среда  (ЦДС)  на  основе  гидролизата  казеина  с 
добавлением  лактозы  и  метабисульфита  натрия [37]. Данная  среда  по 
ростовым  и  дифференциальным  свойствам  не  уступала  средам  на 
гидролизате  Хоттингера,  но  была  значительно  дешевле  и  экономичнее.  В 
Иркутском  противочумном  институте  четыре  из  пяти  коммерческих  сред, 
выпускаемых  ранее  на  казеиновых  и  мясных  основах  переведены  на 
казеиново-дрожжевую  основу,  что  значительно  снизило  их  себестоимость 
[110]. 
Наиболее  продуктивным  и  технологичным  методом  культивирования 
бактерий  считается  глубинное  аппаратное  выращивание  в  ферментерах  с 
жидкими  питательными  средами  на  основе  гидролизатов  казеина [195]. По 
данным  Р.М.  Нечецкой  с  соавт. [150, 151] чумной  микроб  хорошо  растет  в 
условиях глубинного аэрирования на средах из сухого питательного бульона 
казеина.  Применение  глубинного  метода  выращивания  в  производстве 
вакцины  позволило  получить  более  высокий  сбор  микробной  массы,  при 
этом 
гидролизат 
казеина 
оказался 
очень 
подходящей 
средой 
культивирования  чумного  микроба  в  условиях  аэрации  в  виду  слабого 
пенообразования. 
Известно,  что  питательная  ценность  белковых  основ  во  многом 
определяется  количеством  входящих  в  их  состав  пептидов.  Клетки  чумного 
микроба  в  первую  очередь    используют  ди-  и  трипептиды  и  лишь  в  их 
отсутствие  свободные  аминокислоты.  Кроме  того,  использование 
питательных  сред  с  большим  содержанием  низкомолекулярных  пептидов 
позволило  увеличить  выход  биомассы  чумного  микроба.  Элюционные 

 
21
профили  гидролизатов  казеина  показали  наличие  широкого  спектра 
пептидов,  в  т.ч.  пептидов,  обладающих  ростостимулирующей  активностью  
[113].  
В.И.  Кузнецов,  О.Г.  Татарникова,  Л.С.  Липаева [156] получили 
гидролизат  казеина  при  помощи  иммобилизованного  протосубтилина  
(сухого    ферментного    препарата)  и    апробировали    его  в  качестве 
питательной основы в средах для диагностики чумы. Гидролиз 1 % раствора 
казеина проводили реакторным методом и в проточной колонке, заполненной 
ферментом. При оценке качества гидролизата казеина и питательных сред на 
его  основе  выход    микробных  клеток  штамма  Y.pestis EV  НИИЭГ  с 1 мл 
среды  составил (1,3±0,1)х109  микробных  клеток  (м.к.) (в  качестве  контроля 
использован  триптический  гидролизат  казеина,  при  этом  выход  микробных 
клеток – (1,5± 0,1)х109 м.к.). 
Пищевые  и  кормовые  дрожжи  находят  широкое  применение  при 
изготовлении  питательных  сред  как  основной  полуфабрикат  для  плотных 
агаровых  сред,  как  комплекс  витаминов  группы  В,  в  качестве 
биостимуляторов 
в 
средах 
различного 
состава 
для 
повышения 
эффективности  роста  некоторых  микроорганизмов,  требовательных  к 
наличию этих витаминов. 
По  своему  химическому  составу  дрожжи  представляют  собой 
высококачественный  питательный  субстрат,  довольно  близкий  к  мясу.  В 
дрожжах сочетается высокое содержание питательных веществ и витаминов. 
Сухое  вещество  дрожжей  содержит  до 50 % белка,  а  так  же  углеводы  и 
минеральные 
вещества. 
Дрожжи 
обладают 
удовлетворительным 
аминокислотным  составом.  Они  богаты  лизином,  содержат  достаточное 
количество  триптофана  и  треонина [166]. Белковые  основы  в  виде 
гидролизатов дрожжей отличаются высоким содержанием углеводов [43]. 
Заменить мясные пептоны дрожжевыми аутолизатами предложил Н.И. 
Грязнов [55], а для изготовления сред, используемых в производстве вакцин, 
дрожжи  впервые  были  применены  в 30-е  годы [235]. Н.А.  Дмитриевская  и 

 
22
М.Ф.  Чеботаревич [61] для  приготовления  вакцин  против  коли-тифозных 
инфекций  использовали  прессованные  дрожжи.  При  изготовлении  сред 
дрожжи ставили на аутолиз при температуре 52 ºС на сутки. При этом авторы 
не  отметили  изменения  вирулентности,  агглютинабельности,  подвижности 
микробов коли-тифозной группы,  выращенных на дрожжевом агаре. 
Высокое  содержание  в  дрожжевых  аутолизатах    факторов  роста  и 
других  веществ  позволяет  использовать  их  при  конструировании  сред  для 
микроорганизмов,  обладающих высокими питательными потребностями [3]. 
По  данным  авторов  для  выращивания  чумного  микроба  могут  быть 
использованы  дрожжевые  аутолизаты  в  концентрации  по  аминному  азоту 
почти  на  порядок  меньше,  чем  в  средах  Хоттингера,  при  одинаковой 
эффективности культивирования и уровню синтеза антигенов. 
В  своих  исследованиях  В.Н.  Милютин  с  соавт. [137] использовали 
отвар белково-витаминного концентрата (БВК) из углеводородных дрожжей. 
Для роста чумного микроба к фильтрату отвара добавляли сульфит натрия, в 
результате получали рост чумного микроба из единичных клеток.  
Рядом  авторов  опубликованы  данные  об  успешном  применении 
кормовых дрожжей в качестве белковой основы биологических питательных 
сред. Кормовые дрожжи, выпускаемые в сухом виде, согласно утвержденным 
технологическим  условиям,  имеют  продолжительный  срок  хранения, 
недороги,  доступны.  Наличие  в  кормовых  дрожжах  водорастворимых 
витаминов  группы  В,  способных  переходить  в  раствор  при  экстракции, 
побудило  исследователей [19, 21] изучить  возможность  использования 
экстракта  дрожжей  в  качестве  ингредиента  питательных  сред  для 
стимуляции  бактериального  роста.  Авторы  в  своей  работе  применяли 
экстракт кормовых дрожжей, экстракт пекарских дрожжей, сухой биогенный 
стимулятор. 
Литературные  данные 60-70-х  годов [29, 30, 68] свидетельствуют  об 
успешном использовании кормовых дрожжей при изготовлении питательных 
сред.  Экстракт  из  кормовых  дрожжей,  получаемых  на  продуктах 

 
23
нефтепереработки, применяют для культивирования некоторых возбудителей 
особо опасных инфекций [140]. Диагностические среды для чумного микроба 
на  основе  экстракта  из  кормовых  дрожжей  успешно  апробировали  Л.И. 
Терентьев, Т.М. Архангельская [201], О.В. Шеремет [238]. Кормовые дрожжи 
являются  наиболее  перспективным  непищевым  сырьем  для  производства 
питательных сред. При гидролизе древесины образуется до 90 % глюкозы, и 
поэтому  дрожжи,  получаемые  на  гидролизатах  древесины,  называют  еще 
«сахарными дрожжами». На основе гидролизата кормовых дрожжей созданы 
сухие  питательные  среды  с  добавлением  глюкозы  и  витамина  В1 [38]. 
Экстракты  кормовых  дрожжей  широко  применяются  и  в  качестве 
стимулятора  роста  микроорганизмов,  и  как  источник  пуриновых  и 
пиримидиновых оснований.  
Дрожжи  могут  быть  использованы  не  только  как  добавочный 
компонент  к  средам,  но  и  как  их  основа [163]. В.С.  Суслова  с  соавт. [198] 
готовили  питательную  основу  из  пивных  и  пекарских  дрожжей  путем 
кислотного  и  ферментативного  гидролиза.  На  основе  полученных 
гидролизатов 
сконструированы 
сухие 
дрожжевые 
среды 
для 
культивирования  и  диагностики  чумного  микроба [36]. Т.В.  Кондрашова, 
З.И.  Васильева [100] применяли  гидролизат  кормовых  дрожжей  для 
производства бакпрепаратов против особо опасных инфекций. 
Н.Г.  Авдеева  с  соавт. [3] применили  дрожжевые  аутолизаты, 
полученные      из  биомассы  пекарских  дрожжей,  для  приготовления 
питательных  сред  с  целью  культивирования  чумного  микроба  и  холерного 
вибриона.  Нативные  аутолизаты  разводили  до  разных  концентраций 
аминного  азота  и  использовали  для    приготовлении  жидких  и  плотных 
питательных  сред.  Результаты  работы  показали,  что  на  плотных 
экспериментальных  средах  (содержание  в  них  аминного  азота 15 мг%) 
скорость  роста  отдельных  колоний  чумного  микроба  и  показатель 
прорастания  колоний  были  аналогичны  таковым  на  средах  Хоттингера (100 
мг%  аминного  азота).  Достаточность  такого  небольшого  количества 

 
24
аминного  азота  в  средах  из  дрожжевых  аутолизатов  объясняется  хорошей 
сбалансированностью  среды по другим важным питательным компонентам и 
веществам, обеспечивающим благоприятные осмотические условия. 
О.П. Фецайлова с соавт. [226], К.Б. Криваченко с соавт. [109] изучали 
возможность применения агаризованной среды ЧДС-37 на основе пекарских 
дрожжей для выращивания Y.pestis EV при температуре 37 °С. Данную среду 
успешно использовали при исследовании загрязненного материала. 
При  получении  диагностических  питательных  сред  используют  и 
комбинированные  питательные  основы.  Сочетание  различных  источников 
азота позволяет взаимно дополнить их недостающими компонентами. 
В.А.  Мельниковой  с  соавт. [132] разработана  питательная  среда  для 
выделения бактерий рода Haemophilus, в состав которой входят аминопептид 
в комбинации (1:1) с кислотным гидролизатом казеина. Питательная среда, в 
состав  которой  входит  мясная  вода  в  сочетании  с  ферментативным 
гидролизатом  крови,  имеет  постоянный  аминокислотный  состав  и 
обеспечивает  быстрый  и  стабильный  рост  листерий [104]. Комбинация 
источников  азота – мясного  и  дрожжевого  экстракта,  была  испытана  при 
изучении  биохимических  свойств  культуры  Lactobacillus plantarum [293]. 
Наиболее 
благоприятными 
источниками 
азота 
для 
этого 
вида 
микроорганизмов, являются кукурузный  экстракт  (6 %)  и  ферментативный 
гидролизат кормовых дрожжей (5 %) [192].  
Для  детекции  Salmonella typhi,  а  так  же  всех  других  бактерий  рода  
Salmonella  и  Shigella    требуется  комбинированная    среда,  включающая 
высокие  уровни  пептона  и  мясного  экстракта [273]. В.В.  Зайцев,  Ю.Г. 
Зелютков [71] разработали  способ  получения  питательной  среды  для 
выращивания аэробных бактерий, включающий ферментативный гидролизат 
форменных  элементов  и  сыворотки  крови  животных  при  смешивании 
полученных  гидролизатов,  содержащих 200-250 мг%  и 170-220 мг% 
аминного  азота  соответственно,  в  соотношении 75:25 для  сальмонелл, 

 
25
эшерихий,  стрептококков; 50-60:40-50 – для  листерий,  пастерелл, 
кампилобактерий и 80:20 – для бруцелл и гемолитической палочки. 
Из  всех  перечисленных  источников  животного  сырья  наиболее 
разнообразным  по  химическому  составу    является  мясо,  в  котором  на  долю 
белковых веществ, приходится 60-80 % сухого остатка. Белки мяса относятся 
к полноценным, содержат все незаменимые аминокислоты. 
Количество углеводов в мясе невелико. Они представлены гликогеном 
и  глюкозой.  Разнообразен  минеральный  состав  мяса.  В  нем  содержится Ca, 
Mg, Na, Cl, S, Fe, особенно много K и P. В мясе имеются водорастворимые 
витамины  группы  В,  в  липидной  части  содержится  небольшое  количество 
витаминов А и Д [6]. 
Основными  продуктами  из  мяса  животных,  использующихся    для 
изготовления  питательных  сред,  являются    мясная  вода,  мясной  экстракт, 
ферментативные  и  кислотные  гидролизаты [271]. Мясные  питательные 
основы  содержат  наиболее  полный  набор  компонентов,  необходимых  для 
роста  микроорганизмов.  Длительное  хранение  гидролизатов  Хоттингера  
улучшает  ростовые  качества  приготовленных  из  них  сред.  При  этом  для 
приготовления  диагностических  сред  используют  гидролизат  со  сроком 
хранения  не  менее 6 месяцев.  Максимальный  выход  бактериальной  массы 
при  выращивании  чумного  микроба  на  агаре  и  бульоне  наблюдается  при 
употреблении гидролизатов со сроком хранения свыше трех месяцев [97]. 
Широкое  применение  гидролизата  Хоттингера  для  конструирования 
самых  разных  питательных  сред  без  дополнительного  введения  факторов 
роста объясняется наличием в нем пептидов различной молекулярной массы 
и  большого  набора  аминокислот.  Существенное  значение  имеет  и 
присутствие  пуриновых  и  пиримидиновых  оснований,  являющихся 
предшественниками  образования  нуклеиновых  кислот,  непременных 
участников синтеза белков микроорганизмов [187].  

 
26
По  сообщению S. Sokhei [291] с 1929 г  в  качестве  питательной  среды 
для  приготовления  вакцины  Хавкина  стали  применять  бульон  из  козьего 
мяса, подвергнувшегося гидролизу в кислой среде. 
Со времени введения метода глубинного выращивания и до настоящего 
времени  бульон  Хоттингера  используется  в  вакцинном  производстве  как 
основная среда для выращивания чумного микроба [74, 103, 228]. На средах 
из    ферментативного  гидролизата  по  Хоттингеру  было  изучено  влияние 
различных  факторов  и  особенности  культивирования  чумного  микроба  в 
производстве  чумной  вакцины  глубинным  методом [210, 214]. Для 
определения  количества  живых  микробных  клеток  используются 
питательные  среды  на  основе  жидких  и  лиофильновысушенных 
ферментативных гидролизатов мяса КРС [144]. И.А. Дятлов, О.А. Волох  [67] 
для  получения  нового  поверхностного  антигена  чумного  микроба (s-белка), 
относящегося  к s-слоям  бактерий,  для  выращивания  штамма  Y.pestis EV 
использовали бульон или агар Хоттингера, а также бифазные системы агар-
бульон  в соотношении 1:10.  
Л.И.  Носкова  с  соавт. [155] с  успехом  применяла  сухой  бульон  из 
гидролизата  мяса  по  Хоттингеру  для  выращивания  чумного  микроба 
глубинным  методом.  Выход  микробных  клеток  был  не  меньше,  чем  на 
обычном  бульоне  Хоттингера  и  отмечалось  более  интенсивное  оседание 
микробной  массы.  Хорошие  ростовые  качества  отмечены  у  питательных 
сред,  приготовленных  из  сухих  питательных  бульонов  на  основе  говяжьего 
мяса [151]. Оптимизированы технологические параметры производства сухих 
питательных сред, приготовленных на основе ферментативного гидролизата 
мяса [93]. 
На  средах,  приготовленных  из  переваров    мяса  по  Хоттингеру, 
содержащих 3-100 мг/л  железа,  чумной  микроб  дает  лучший  рост,  чем  на 
средах  с  меньшим  содержание  железа [98]. Двухвалентные  ионы  железа 
входят  в  состав  железопорфириновой  группы  цитохромов,  регулируют 
активность каталазы и малатдегидрогеназы, являясь жизненно необходимым 

 
27
микроэлементом для роста многих микроорганизмов [40, 115, 181, 227, 255, 
270, 277]. Отмечено  влияние  железа  на  рост  и  вирулентность  чумного 
микроба [2]. Выявлена  частая  локализация  иерсиний  в  печени  как  органе, 
богатом  железом [268]. Т.В.  Кондрашкова  с  соавт. [99] установили,  что  в 
процессе  технологической  обработки  мяса  теряется  значительная  часть 
железа  и  поэтому  отмечается  низкое  качество  нативного  агара  Хоттингера, 
требующее введение дополнительных стимуляторов роста. 
При  изучении  влияния  условий  культивирования  при  повышенной 
температуре    на  антигенный  состав  бактерий  Y. pestis    в  качестве  основы 
питательных  сред  был  использован  ферментативный  гидролизат  мяса, 
разведенный  до  необходимой  концентрации  аминного  азота [53]. 
Вирулентные  иерсинии,  в  отличие  от  авирулентных  и  других 
энтеробактерий, при выращивании на питательном агаре в течение 48 ч при 
температуре 37 °С  образуют  колонии  меньшего  диаметра,  чем  при 
температуре 26-28 °С [185]. При  температуре 37 °С  иерсиниям  необходимо 
введение в питательную среду веществ, стимулирующих рост бактерий [260]. 
Их  культивирование  наиболее  эффективно    на  средах,  имеющих 
полноценную питательную основу, содержащую аминокислоты, пуриновые и 
пиримидиновые основания, витамины, микроэлементы. 
При  подборе  питательных  сред    для  выделения  микробов  рода 
иерсиний  перспективной  оказалась  среда,  основой  которой  был  перевар  из 
мяса  по  Хоттингеру  с  аминным  азотом 80-120 мг%  и  рН 7,0-7,2.  Все 
изученные  штаммы  (сапрофиты  и  кишечный  иерсиниоз,  псевдотуберкулез, 
чума)  через  двое  суток  вырастали  в  виде  колоний  средней  величины, 
типичной для каждого вида морфологии [177]. 
В.М.  Степанов  с    соавт. [194]  испытывали    агаровые    среды    с  
гемином,  приготовленные    на    мясных    гидролизатах    Хоттингера,  
содержащих 20-30 мг%  аминного азота. 
Результаты исследований Е.Б. Смирновой [189] свидетельствуют,  что 
оптимальной  питательной  средой  для  возбудителя  чумы  является  агар 

 
28
Хоттингера    с  уровнем  аминного  азота 0,14±0,03 %, который  обеспечивал 
рост  55 % посевной дозы тест-штамма. 
С 1931 года  классический  рецепт    Хоттингера  в  практике 
приготовления сред для выращивания чумного микроба постепенно менялся. 
Исследователи  стремились  исключить  из  питательных  сред  дорогостоящие 
мясопродукты и заменить их другими белковыми субстратами [203, 207, 208, 
246].  Высокая  стоимость  мяса,  мясных  и  рыбных  полуфабрикатов  и  их 
нестандартность  побуждает  проводить  поиск  стандартного  и  недорогого 
непищевого белкового сырья. 
 
1.2  Растительное сырье как основа питательных сред 
Белки  растений,  как  и  других  организмов,  представлены  необычайно 
большим  числом  компонентов  с  различным  аминокислотным  составом, 
который  в  совокупности  представляет  собой  эталон  сбалансированности 
белка в отношении незаменимых аминокислот [108]. 
Растительные  белки,  благодаря  высокому  содержанию  белковых 
веществ,  хорошим  функциональным  свойствам,  низким  содержанием  жира, 
имеют высокую биологическую ценность. 
Почти  половину  растительного  белка  получают  из  зерновых  культур. 
Однако белки зерновых неполноценны по составу важнейших аминокислот, 
чего  нельзя  сказать  о  белках  зернобобовых  культур.  Среди  возделываемых 
сельскохозяйственных растений внимание привлекает  кукуруза, содержание 
белка в которой достигает 10-12 %. В микробиологии кукуруза используется 
в  основном  в  виде  сгущенного  кукурузного  экстракта.  Известно,  что 
кукурузный экстракт в своем составе содержит 18 аминокислот, в том числе 
все  те,  которые  являются  незаменимыми  для  роста  и  развития  чумного 
микроба [62, 80].  В  экстракте  в  больших  количествах  содержатся  фосфор, 
калий  и  магний,  а  так  же  все  необходимые  для  микроорганизмов 
микроэлементы, витамины группы В, ростовые вещества и биостимуляторы.  

 
29
Успешное  использование  кукурузного  экстракта  в  качестве  основы 
питательной  среды  для  выращивания  чумного  микроба  в  производстве 
вакцин  впервые  показано  в  работе  А.А.  Канчух  с  соавт. [80]. Авторы 
отмечают,  что  кукурузный  экстракт  по  химическому  составу  представляет 
собой  прекрасное  сочетание  аминокислот,  углеводов  и  минеральных  солей 
для  роста  возбудителя  чумы.  В  кукурузном  экстракте  содержится  также 
большое  количество  витаминов:  рибофлавина,  пантотеновой  кислоты, 
пиридоксина,  биотина,  плацина.  Авторы  отработали  оптимальные  условия 
выращивания  чумного  микроба  на 2 % гидролизате  кукурузы  с 0,1 % 
сульфита  натрия.  Кроме  того,  авторы  испытывали  различные  концентрации 
кукурузного  экстракта 0,5; 1,0; 2,0; 3,0; 4,0. Оптимальный  выход  живых 
микробных  тел  на  средах  наблюдался  с 2 % кукурузного  экстракта.  При 
посеве  на  кукурузную  среду  чумной  микроб  не  нуждался  в  добавлении 
сульфита натрия. 
В  своей  работе  Н.Ф.  Касаткин,  Н.Г.  Ованесов,  В.И.  Тынянова [84] 
использовали  кукурузный  экстракт  в  количестве 1 %, добавляя  его    к 
гидролизатам из мяса с целью улучшения качества плотных диагностических 
сред. Авторы установили, что концентрация кукурузного экстракта менее 0,5 
% не оказывает существенного влияния на качество питательных сред, а 5 % 
-  тормозит  рост  чумного  микроба.  Авторы  провели  сравнительное 
исследование по улучшению качества питательной среды при добавлении 1 
% кукурузного экстракта и 0,5 % сарцинного стимулятора и установили, что 
стимуляторы,  добавленные  в  разные  серии  агара,  оказывали  практически 
аналогичное действие.  
К.С.  Гюлушанян,  Э.А.  Чернова,  А.И.  Тинкер,  С.А.  Угримов [58] 
разработали  комбинированную  питательную  среду,  состоящую  из 
гидролизата    кукурузного  экстракта  и  аминопептида.  Разработанный 
комбинированный питательный агар из гидролизата кукурузного экстракта и 
аминопептида  вполне  может  заменить  агар  из    мясного  перевара  по 

 
30
Хоттингеру  с  целью  накопления  биомассы  чумного  микроба  для 
экспериментальных целей. 
Применение  агаризованной  питательной  среды  из  ферментативного 
перевара  кукурузного  экстракта  и  продуктов  гидролиза  белковой  природы 
(мясо, казеин) значительно повышало выход биомассы чумного микроба [59]. 
Наилучшими свойствами обладали ферментативные перевары по сравнению 
с  кислотными  и  щелочными.  На  их  основе  автором  была  сконструирована 
высокопитательная  кукурузно-казеиновая  агаровая  среда  для  выращивания 
биомассы  в  процессе  производства  чумной  вакцины,  приготовленная  на 
основе  двух  частей  ферментативного  гидролизата  экстракта  кукурузного 
водорастворимого и одной части ферментативного казеина. 
В.Г.  Майским  с  соавт. [125] разработана  среда  СМК  на  основе 
экстракта  кукурузы,  которая  обладает  высокой  чувствительностью  по 
отношению к бактериям чумы, обеспечивая типичную морфологию их роста. 
Бульон  СМК  так  же  высокочувствителен  и  дает  больший  выход  биомассы, 
чем  бульон  Хоттингера.  Среда  СМК  является  оптимальной  и  для  роста 
сибиреязвенного микроба [1]. 
Сгущенный  кукурузный  экстракт  является  стимулятором  роста 
чумного,  бруцеллезного,  туляремийного  микробов  и  холерного  вибриона,  а 
добавление  кукурузного  экстракта  в  плотные  диагностические  среды  в 
концентрации 1 % заметно  улучшает  их  качество.  Такая  среда  может  быть 
использована  при  проведении  эпизоотологического  обследования  в  очагах 
чумы Кавказа [34]. 
Экспериментально  показано,  что  одномоментное  дополнительное 
введение  экстракта  кукурузы  в  процессе  культивирования  сибиреязвенного 
микроба повышает урожайность культуры, увеличивая концентрацию клеток 
до 60-70 %. Введение экстракта снижает лизис и гибель клеток [133]. 
Кукурузная мука входит в состав питательных сред, предназначенных 
для  исследования  патогенных  микромицетов  и  дрожжей [167]. Среды  на 
основе  вытяжки  и  экстракта  кукурузы  использовались  для  изучения 

 
31
ростовых  свойств  сибиреязвенного  микроба [44] и  холерного  вибриона  
[129]. 
С  целью  расширения  сырьевой  базы  для  получения  основ 
микробиологических  питательных  сред  находят  применение  пшеничные 
отруби.  Они  содержат  до 50 % углеводов, 10-12 %  белка,  в  том  числе 
важнейшие  аминокислоты:  метионин,  цистин,  аргинин,  лизин,  триптофан,  а 
так же микроэлементы (натрий, калий, кальций, фосфор) и другие вещества 
[51]. 
На  основе  сернокислотного  гидролизата  белка  пшеничных  отрубей 
сконструированы  высококачественные  питательные  среды  для  роста 
микроорганизмов  кишечной  группы,  а  так  же  чумного,  туляремийного, 
сибиреязвенного  микробов  и  холерного  вибриона [83]. Авторы  установили 
полноценность компонентного состава гидролизата и отметили его высокую 
биологическую эффективность. 
Н.В.  Лопатина,  Л.А.  Наталич [120] использовали  агар  на  основе 
гидролизата  белка  пшеничных  отрубей  для  получения  вакцинных  штаммов 
чумного микроба с повышенной устойчивостью к лиофилизации. 
Как сырье для изготовления питательных сред и их основ применяются 
настои,  вытяжки,  гидролизаты  из  картофеля,  моркови,  свеклы,  семян  льна, 
гороха,  фасоли,  огурцов,  фруктов  и  ягод,  цитрусовых,  пивное  сусло, 
сливовый  или  морковный  сок,  сенной  отвар,  кокосовое  молоко.  Для 
уменьшения  стоимости  к  питательным  растворам  часто  добавляют  весьма 
сложные  смеси,  такие  как  молочная  сыворотка,  патока,  кукурузный  настой 
или экстракт соевых бобов – дешевые отходы различных производств [28, 31, 
92, 242]. 
Гидролизаты гороха исследованы в качестве питательной основы сред 
культивирования Bacillus anthracis [44]. 
В  своей  работе  А.Г.  Багмет [10] провел  широкий  производственный 
опыт по внедрению гороховых гидролизных сред для изготовления вакцин и 
диагностических  биопрепаратов.  Все  биопрепараты,  изготовленные  на 

 
32
горохово-гидролизной  среде,  удовлетворяли  требованиям  необходимого 
производственного  контроля,  к  тому  же  использование  гороха  значительно 
снижало себестоимость питательных ред. 
Для  культивирования  микобактерий  применяются  среды  в  состав 
которых одним из главных компонентов входит экстракт картофеля [77]. 
С.И.  Бибергал,  Л.Я.  Калныня [23] разработали  овощно-пептонную 
среду для выращивания различных бактерий. В качестве белкового субстрата 
использовали  фасоль,  содержание  углеводов  обеспечивали  за  счет  пищевой 
свеклы,  витаминов - за  счет  белой  качанной  капусты,  моркови,  свеклы. 
Позднее  данная  среда  была  апробирована  для  роста  микробов  рода 
сальмонелл,  шигелл,  энтеробактерий  и  установлено,  что  данную  среду  с 
успехом можно применять вместо мясо-пептонного агара, что экономически 
выгодно [11]. 
В.Н.  Никитина  с  соавт. [152] применяли  капустно-казеиновые  среды, 
предлагая  использовать  их  для  диагностики  пастеррелеза,  бруцеллеза, 
сибирской язвы и ряда кишечных инфекций, а также в производстве вакцин и 
для получения микробной массы. 
Простая  по  составу  рисовая  среда,  содержащая  белый  рис  и 
деионизированную  воду,  используется  для  идентификации  Microsporium 
audounii  [167].  
Г.П.  Трошковой  с  соавт. [216] сконструирована  бессывороточная 
питательная среда на основе гидролизатов растительных белков риса и сои и 
оценена возможность их применения для культивирования клеток Vero. 
Важным  источником    белка    являются  зеленые  (Chlorella vulgaris)  и 
сине-зеленые    (Spirulina platensis)  водоросли,  которые  характеризуются 
высоким  содержанием  белка  по  сумме  аминокислот (45-60 %), хотя  все 
водоросли  дефицитны  по  серосодержащим  аминокислотам  и  триптофану 
[52].  Установлено,  что  экстракт  из  морских  водорослей  может 
способствовать  росту  грибов [252]. Ферментативный  гидролизат  хлореллы 

 
33
используется  в  качестве  основы  питательных  сред  при  культивировании 
Pseudomonas aeruginosa [8]. 
Сине-зеленая  микроводоросль  Spirulina platensis  и  комплекс  ее 
метаболитов  в  культуральной  жидкости,  добавленные  в  питательный 
«голодный» 1,5 % агар  в  дозах 0,001; 0,1 и 10 мг/мл,  оказывают 
стимулирующее  действие  на  микроорганизмы.  Проявление  свойств 
стимуляции  или  подавления  зависело  от  концентрации  спирулины  и 
комплекса ее метаболитов, а так же способа стерилизации питательных сред 
с добавлением этих веществ [48]. 
Гидролизат  биомассы  из  сине-зеленых  водорослей  используется  в 
качестве  стимулирующих  добавок    при  выращивании  культуры  Legionella 
pheumophila.  Добавление  щелочного  гидролизата  из  сине-зеленых 
водорослей в питательные среды на основе железо-рыбного агара приводит к 
повышению в 1,5 раза выхода биомассы легионелл [54]. С.В. Титовой [205] 
были  выявлены  штаммы  холерных  вибрионов,  способные  длительно 
выживать и размножаться в присутствии зеленых водорослей.  
У  Spirulina platensis  выявлены  неизвестные  биологически  активные 
вещества  со  стимулирующей  и    ингибирующей  активностью [50]. При 
изучении  действия  микроводоросли  на  вирусы  бактерий  выявлено 
взаимодействие  ингибитора  (или  стимулятора)  с  поверхностными 
структурами  клетки  или  мембраной,  что  приводит  к  соответствующему 
воздействию на процесс адсорбции бактериофага и, следовательно, влияет на 
его размножение в бактериальной клетке. 
В  последние  годы  внимание  исследователей  привлекла  проблема 
использования 
в 
качестве 
белковой 
основы 
микробиологических 
питательных сред растительного белкового сырья. Из большого разнообразия 
предлагаемого  сырья  перспективными  для  лабораторного  изготовления 
питательных сред является использование сои. 

 
34
Важнейшими причинами повышенного внимания к использованию сои 
в  качестве  питательных  основ  являются  ее  доступность,  уникальный 
химический состав, высокая биологическая ценность и низкая стоимость. 
Из  всех  возделываемых    растений  больше  всего  белка  содержит  соя. 
Для сравнения:  в зерне пшеницы содержание белка не превышает 15 %;  в 
кукурузе – 10-12 %; белок овса составляет 13-14 %; гороха – 23-28 %, а сои – 
36-48 % [47, 267, 294]. Различна и ценность белка этих культур. Суммарное 
содержание 8 незаменимых аминокислот в семенах зернобобовых культур в 
2-4  раза  выше,  чем  в  зерне  злаковых.  Так,  например,  белки  семян  гороха 
имеют более сбалансированный  (суммарный) аминокислотный состав (33,3 
%) и соответственно  большую биологическую ценность, чем белки пшеницы 
(27,4 %). В  то  же  время  белки  семян  сои – растения,  относящегося  также  к 
семейству  бобовых,  обладают  наиболее    благоприятным  среди  видов 
бобовых  аминокислотным  составом (36,8 %). В  связи  с  этим  суммарный 
белок  семян  сои  приближается  по  своей  биологической  ценности  к 
некоторым белкам животного происхождения [191]. 
В  соевом  белке  благополучно  сочетаются  все  аминокислоты.  Соевые 
белки  характеризуются  повышенным  содержанием  глютаминовой  и 
аспарагиновой  кислот,  которые  тесно  связаны  с  углеводным  обменом  через 
цикл трикарбоновых кислот, поставляющих макроэргические связи. Соевый 
белок содержит также большое количество таких незаменимых аминокислот 
как  лизин,  лейцин    аргинин [32]. Лизин  является  одной  из  наиболее 
дефицитных аминокислот в растительных белках. Белок сои содержит до 6,6 
% лизина, в то время как белок гороха – 6,0 %, пшеницы – 2,6 %, кукурузы – 
2,3 % [35]. По данным Ю.П. Мякушко [149] балансировка аминокислотного 
состава  соевого  белка  вовсе  необязательна,  поскольку  количество  лизина  в 
нем  высоко,  а  суммарное  содержание  метионина  и  цистина (3,4 %) 
удовлетворяет потребность в серосодержащих аминокислотах. 
Химический  состав  сои  отличается  не  только  большим  содержанием 
белка,  но  и  наличием  биологически  активных  веществ.  Только  витамина  В1 

 
35
соя  содержит  втрое  больше,  чем  сухое  коровье  молоко.  В2  -  в  шесть  раз 
больше,  чем  в  пшенице,  ячмене,  овсе,  гречихе  и  в  три  раза  больше,  чем  в 
зерне  кукурузы.  По  данным  Всесоюзного  научно-исследовательского 
института витаминов в семенах сои содержится (мг%): каротина – 0,017-0,06; 
тиамина (В1) – 0,15-3,0; рибофлавина (В2) – 0,26-0,85; никотиновой кислоты 
(РР) – 1,93-3,7. 
Соя в сравнении с мясом содержит почти в два раза больше фосфорной 
кислоты и в четыре раза больше минеральных веществ. В составе семян сои 
обнаружено (%): калия – 1,61; натрия – 0,044; кальция – 0,35; магния – 0,19; 
фосфора – 0,51; железа – 0,012. Содержание микроэлементов в семенах сои 
составляет (мг/кг): меди – 12;  марганца – 28-32;  бора – 11-14; цинка – 14-
42].  При  отсутствии  одного  из  перечисленных  микроэлементов  нарушается 
нормальное  развитие  микробной  клетки.  Микроэлементы  входят  в  состав 
активных 
центров 
некоторых 
ферментов. 
Некоторые 
элементы, 
выполняющие роль катализаторов химических процессов, активируют рост и 
жизнедеятельность микроорганизмов [92]. 
В  углеводную  группу  семян  сои  входят  растворимые  сахара (9-12 % 
массы  семян),  которые  представлены  сахарозой,  раффинозой  и  стахиозой, 
крахмал (3-9 %), клетчатка (3-6 %), пектиновые  вещества.  Углеводы  сои  
ценны тем, что большая их часть хорошо растворима в воде [149].  
Питательные  среды  из  соевых  бобов  стали  применяться  в  практике 
средоварения  более 70 лет  назад.  Д.С.  Костырко,  Ц.Х.  Марьяш [105], Б.Г. 
Матвеевский [128], Н.И.  Розанов [175], А.С.  Шафран [234] использовали 
соевые  среды  для  культивирования  бактерий  кишечно-тифозной  группы, 
бруцелл,  холерного  вибриона  и  многих  других  микроорганизмов  и  изучали 
биохимические,  морфологические  и  антигенные  свойства  культур, 
выращенных на этих средах. Они применяли в основном питательные среды, 
приготовленные из водных настоев, экстрактов и ферментативных пептонов 
сои.  И.Г.  Акимов  и  Л.Н.  Нахимсон [4] предложили  способ  приготовления 
кислотного гидролизата сои. Однако на таких средах рост чумного микроба 

 
36
появлялся только при посевной дозе не менее 1 млрд. микробных клеток [64, 
212].  Авторы  изменили  методику  приготовления  соево-кислотного 
гидролизата  и  применили  его  для  приготовления  противочумной  вакцины. 
Н.З.  Трофименко,  Н.И.  Колесинская,  Л.И.  Носкова [213] разработали  среды 
из  ферментативных  гидролизатов  соевых  бобов  для  выращивания  чумного 
микроба. 
Гидролизаты  сои  используются  за  рубежом  в  составе  коммерческих 
питательных  сред  различного  назначения.  Имеется  описание [276] 
запатентованного  способа [287]  получения  соевого    концентрата  из 
обезжиренной  соевой  муки.  Для  выделения  и  дифференциальной 
диагностики  возбудителей  кишечного  иерсиниоза  применяют  триптический 
соевый  агар  с  добавлением 6 % дрожжевого  экстракта [262]. Триптозный 
соевый  бульон  применяют  при  изучении  воздействия  антибиотиков  на 
различные  микроорганизмы  [292]. Добавление  соевого  молока  к  молочной 
сыворотке  при  культивировании  Lactobacillus  acidophilus приводит  к 
образованию веществ, ингибирующих рост Stafillococcus aureus и Escherichia 
сoli [281]. При  выявлении  морфологически  отличных  бактерий  в  образцах 
почвы  в  числе  отобранных  сред  по  их  способности  поддерживать  рост 
большого числа бактерий был триптический соевый агар [251]. В последних 
изданиях  Европейской  фармакопеи  и  фармакопеи  США  предложена  соево-
казеиновая  среда,  в  составе  которой  содержится 0,5 % папаинового 
гидролизата бобов сои и 1,5 % панкреатического гидролизата казеина [57].  
На современном этапе развития микробиологии перспективен переход 
на питательные среды с соевой основой и в нашей стране.  Это обосновано 
их  стандартностью  и  относительной  дешевизной  сои.  В  практике 
изготовления  питательных  сред  преимущественное  использование  нашли 
ферментативные  и  кислотные  гидролизаты  сои  (пептоны) [167]. 
Ферментативный гидролиз сои осуществляют с помощью пепсина, папаина, 
панкреатина,  а  кислотный – соляной  кислоты.  Ферментативный  гидролизат 
соевой  муки  содержит  весь  спектр  незаменимых  аминокислот,  а  так  же 

 
37
низкомолекулярные 
пептиды, 
обладающие 
ростостимулирующей 
активностью,  что  делает  возможным  использование  гидролизата  в 
производстве бессывороточных питательных сред [215]. 
Параметры  и  последовательность  технологических  процессов 
приготовления  пептона  из  сои  разработаны  З.З.  Султановым  с  соавт. [197]. 
Получены  лабораторные  образцы  с  различными  физико-химическими  и 
биохимическими показателями. 
Л.Л.  Лясоцкий,  М.Е.  Верхозина [121] использовали  соево-казеино-
пептонную  среду  для  выращивания  инфузорий  и  возбудителя  чумы,  как 
самого требовательного из иерсиний к питательным веществам. Нормальная 
вегетация клеток чумного микроба на этих средах позволяет использовать их 
для изучения ассоциации микроорганизмов с простейшими. 
Триптоно-соевый  агар  с  добавлением  дрожжевого  экстракта 
рекомендован  для  определения  типичной  морфологии  и  цвета  колоний 
Listeria и др. [118]. 
Наряду  с  бобами  сои  представляет  интерес  изучение  продуктов  их 
переработки – соевого молока, соевой муки  и  пищевого соевого обогатителя 
-  окары.  Окара  представляет  собой  отжим  бобов,  являющихся  отходом 
производства соевого молока и содержащий 13 % белка. Окара единственный 
растительный  источник  двухвалентного  железа;  содержит  значительное 
количество питательных веществ целой сои. 
Химический состав соевого молока колеблется в пределах (%): белка – 
1,75 – 4,95; жира – 0,3 – 3,35; безазотистых экстрактивных веществ – 1,13 – 
4,26;  золы – 0,38 – 0,6. Соевая  мука  содержит  мало (0,8 %) крахмала.  В 
количественном  составе 0,5 кг  муки    по  содержанию  белка  можно 
приравнять к 1,5 кг говядины. Одна из наиболее дефицитных аминокислот в 
растительных  белках – лизин.  В  соевой  муке  лизина  в 10 раз  больше  чем  в 
пищевой муке и рисе. По содержанию лизина соевая мука не уступает сухим 
дрожжам и превосходит молочный порошок. Соевая мука является богатым 
источником витаминов комплекса В (кроме В12) [161].  

 
38
При  выращивании  Bacillus subtilis    в  жидкой  питательной  среде  на 
основе  гидролизата  соевой  муки  было  отмечено,  что  данная  среда 
удовлетворяет  физиологические  потребности  микроба  и  является 
стандартной и недорогой [164]. 
Для  выращивания  биокомпонентов  при  производстве  биопрепаратов 
применяют  сухую  питательную  среду    на  основе  кислотного  гидролизата 
соевой  муки    (КГСМ) [173]. При  глубинном  культивировании  с 
использованием  КГСМ  в  ферментерах  были  получены  полноценные 
культуры микроорганизмов, пригодные для получения пробиотиков [174]. 
Таким  образом,  для  выделения  и  культивирования  микроорганизмов 
могут применяться среды из различного сырья. Располагая широким набором 
приемлемых 
субстратов, 
можно 
более 
эффективно 
осуществлять 
конструирование  питательных  сред  различного  назначения,  и,  прежде  всего 
тех,  которые  смогут  изготавливаться  из  доступных  дешевых  продуктов 
непищевого 
назначения 
отечественного 
производства. 
Замена 
дорогостоящего  сырья  животного  происхождения  непищевым  является  до 
настоящего  времени  актуальным  и  рассматривается  как  важнейшее 
направление  научных  исследований  в  области  разработки  и  производства 
питательных  сред.  Следует  обратить  внимание  на  то,  что    конструирование 
сред  можно  осуществлять  путем  комбинирования  основ,  полученных  из 
различного  сырья  и  различными  видами  гидролиза.  В  этом  случае  можно 
добиться оптимального сочетания необходимых питательных компонентов в 
среде или обеспечить ее удешевление. 
Немаловажным  условием  является  использование  доступного  и 
дешевого  сырья.  Применение  сои  в  качестве  белкового  сырья  позволяет 
снизить стоимость питательных сред не менее,  чем в два раза. Кроме того, 
соя не является дефицитным региональным сырьем Ставропольского края.  
Анализ 
литературных 
данных 
показывает, 
что 
наиболее 
традиционными  для  культивирования  возбудителя  чумы  являются 
питательные  среды  на  основе  белков  животного  происхождения.  В 

 
39
доступной  нам  литературе  очень  мало  сведений  об  использовании  сред  на 
растительной  основе  для  получения  биомассы  чумного  микроба  в 
производственных  целях,  при  производстве  вакцины  или  отдельных 
антигенов,  являющихся  компонентами  диагностических  препаратов. 
Несмотря  на  дешевизну  и  высокое  качество  соевых  сред,  они  так  же  мало 
используются 
в 
экспериментальной 
работе. 
Это 
показывает 
целесообразность  дальнейшего  изучения  возможности  использования  сои  и 
продуктов ее переработки как исходного сырья при получении питательных 
сред для выращивания чумного микроба. 
 
 

 
40
СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ 
ГЛАВА 2  МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ 
 
2.1  Материалы исследования 
2.1.1 Штаммы микроорганизмов  
В  работе  использован  набор  тест-штаммов,  полученный  из  ГИСК  им. 
Л.А.  Тарасевича,  вакцинный  штамм  чумного  микроба  Yersinia pestis EV (Y. 
pestis EV), вирулентный штамм Y. pestis 461, полученные из коллекционного 
центра 
Ставропольского 
научно-исследовательского 
института. 
Характеристика штаммов микроорганизмов представлена в таблице 1.      
    
2.1.2  Реактивы, сырье  
При  выполнении  отдельных  этапов  работы  использовали:  агар-агар 
микробиологический  (ГОСТ  17206-96); натрий  хлористый  (ГОСТ 4233-77, 
чда); натрий фосфорнокислый двузамещенный (ГОСТ 11773-76, чда); натрий 
сернистокислый  (ГОСТ 195-77, чда);  липоевая  кислота  (ФСП 42-0035-2483-
02); натрий углекислый (ГОСТ 83-79, чда); натрий гидроокись (ГОСТ 4328-
77,  чда);  активированный  уголь  (ГОСТ 4453-74, ОУ-А);  хлороформ  (ГОСТ 
20015-88,  высший  сорт);  соляная  кислота  (ГОСТ 3118-77, чда); 
поджелудочную  железу  крупного  рогатого  скота  замороженную  (ГОСТ 
11285-93); мясо говяжье (ГОСТ 7269-79, вырезка);  соя (бобы) (ГОСТ 17109-
88); пищевой соевый обогатитель (окара) (ТУ 9146-027-10126558-98); соевое 
молоко (ТУ 9146-025-10126558-98). 
 
2.1.3  Питательные среды 
-  питательный  агар  сухой  (СПА),  НПО  «Питательные  среды»,  г. 
Махачкала,     Россия; 
-  питательный  бульон  сухой  (СПБ),  НПО  «Питательные  среды», 
г. Махачкала, Россия;  

 
41
Таблица 1. Характеристика 
штаммов 
микроорганизмов, 
использованных в работе 
№  Наименование 
Характеристика    штаммов 
п/п  микроорганизмов  Морфологические 
 
 
и 
обозначение  и  тинкториальные  Культуральные  Биохимические 
штамма 
свойства 
свойства 
свойства 
 
 
1 2 



 
Типичные 
На 
агаре  Ферментирует 
 
 
грамотрица-
Хоттингера 
с  образова-ние 
 
тельные 
обра-зует 
кислоты 
1.   
неподвижные 
бесцветные, 
глюкозу,  ман-
палочки,  спор  и  прозрач-ные, 
нит,  мальтозу, 
 
капсул не образуют  круглые, 
арабинозу.  Не 
выпуклые 
ферментирует 
Shigella 
колонии, 
лактозу, 
flexneri 
диаметром 1,0- сахарозу, 
1a8516 
2,0 мм.  
раффинозу, 
кси-лозу, 
(Sh. flexneri 1 
дульцит. 
a 8516) 
Образует 
индол. 
Не 
гидролизует 
мочевину. 
 
 
Типичные 
На 
агаре  Ферментирует 
 
 
грамотрица-
Хоттингера 
глюкозу, 
2.  Shigella sonnei 
тельные 
обра-зует 
маннит, 
“S-form” 
неподвижные 
бесцветные, 
сахарозу, 
( Sh. sonnei “S- палочки. 
прозрач-ные, 
рамнозу, 
form”) 
круглые, 
арабинозу, 
выпуклые 
маннозу, 
колонии, 
лакто-зу, 
диаметром 1,5- лизин, 
2,5 мм. 
аргинин,  орни-
тин. 
Не 
ферментирует 
дульцит, 
глицерин. 
 
 
Грамотрицательные  На 
агаре  Не 
разлагает 
 
 
короткие палочки. 
Хоттингера 
глюкозу. 
На 
3.  Pseudomonas 
после 
вторые  сутки  не 
aeruginosa 27/99 
инкубации  при  разлагает 
(Ps. aeruginosa 
температуре 
крахмал, 

 
42
27/99) 
37±1°С 
в  сахарозу, маннит, 
течение 22±2 ч  рамнозу, 
образует 
глицерин,  лизин, 
колонии 
с  аргинин, 
сине-зеленым 
орнитин, 
дуль-
пигментом. 
цит,  арабинозу, 
маннозу. 
 
 
Продолжение таблицы 1 
 
1 2 



   
Грамотрицательные  На 
агаре  Штамм 
   
подвижные палочки  Хоттингера 
разлагает 
   
после 
глюкозу, 
4.  Serratia 
инкубации 
сахарозу, 
marcescens 1 
при 
маннит,  глице-
(S. marcescens 
температуре 
рин,  арабинозу, 
1) 
22±2 °С  в  маннозу,  лизин, 
течение 22±2 аргинин, 
ч 
образует  орнитин. 
Не 
колонии 
разлагает 
интен-сивного  рамнозу, 
розово-
дульцит. 
красного 
 
цвета. 
   
Грамположительные  В 
бульоне  Типичен 
по 
   
полиморфные 
диффузное 
биохимичес-ким 
   
палочки. 
Часто  помутнение 
свойствам. 
5.  Corynebacterium  преобладает 
через 46±2 ч  Фермен-тирует 
xerosis 1911 (C.  бочкообразная 
инкубации 
глюкозу, 
хerosis 1911) 
форма. 
при 
мальтозу, 
температуре 
сахарозу. 
Не 
37±1 °С. 
разлагает 
крахмал, цистин, 
мочеви-ну. 
Восстанавливает 
нит-раты 
в 
нитриты. 
 
   
Грамположительные  В 
бульоне  Ферментирует 
   
полиморфные 
придонно-
глюкозу, 
6.   Streptococcus 
кокки, 
пристеночный  мальтозу, 
pyogenes Dick-1  расположенные 
рост 
(воз- лактозу,  сахаро-

 
43
(St. pyogenes 
цепочкой. 
можно  слабое  зу 
с 
Dick-1) 
диффузное 
образованием 
помутнение) 
кисло-ты. 
Не 
через 46±2 ч  ферментирует 
инкубации 
ман-нит, 
при 
инулин, 
температуре 
раффинозу. 
37±1 °С. 
 
 
 
 
 
 
 
Продолжение таблицы 1 
 
1 2 



   
Из 
агаровой  Колонии 
Штамм 
не 
   
культуры  короткие  шероховатого  ти- разлагает 
   
грамотрица-тельные  па  с  бугристым  рамнозу, 
   
полиморфные, 
центром 
сахарозу, 
   
размером 0,3х0,1  коричневого  цвета  лактозу 
и 
  Вакцинный 
мкм,  в  мазках  из  и 
«кру-жевной»  глицерин  в 
7.  штамм 
бульонной 
периферией. 
В  течение 6 
чумного 
культуры 
бульоне 
сут. 
микроба 
биполярно 
агглютинативный 
линии  НИИГ  окрашенные, 
рост 
с 
штамм 
ЕВ  распола-гающиеся 
образованием 
Yersinia pestis  цепочками, 
рыхло-                  го 
EV (Y. pestis неподвижные 
осадка 
на 
дне 
EV) 
палочки. 
пробирки, 
без 
Инкубированные 
помутнения 
при 
температуре  бульона.  
37±1°С  на  агаре 
образуют кап-сулу. 
   
Грамотрицательные  На 
агаре  Не  разлагает 
   
палочки 
с  Хоттингера 
рН  лактозу, 
   
закруглен-ными 
7,2±0,1 
со  саха-розу, 
   
краями, 
непод- стимуляторами 
рамнозу. 
   
вижные,  размером  роста 
при  Редуцирует 
8.  Yersinia pestis  0,3х0,1  мкм.  При  температуре 27±1 глюкозу, 
461 
тем-пературе 
°С    дает  рост  маннит, 
(Y. pestis 461)  37±1°С  на  агаре  колоний через 24±1  глице-рин, 
образуют кап-сулу. 
ч – «кружевные  арабинозу, 
пла-точки»,  через  салицин. 

 
44
48±1 ч – ко-лонии с 
шероховатым  цен-
тром,  коричневого 
цвета  и  кружевной 
зоной.  На  буль-оне 
Хоттингера – в 
виде 
придонного 
хлопьевидного 
осадка.  
 
-  мясо-пептонный  агар  сухой  (МПА),  АООТ  «Биомед»  им.  И.И. 
Мечникова, Россия;   
-  мясо-пептонный  бульон  сухой  (МПБ),  АООТ  «Биомед»  им.  И.И. 
Мечникова,  Россия; 
- белковая  питательная основа «Бактофок-МК»,  НПЦ «Гидробиос»,  
Россия.  
 
2.1.4 Лабораторные животные 
В  опыте  было  использовано 100 морских  свинок  массой 250-300 г  и 
200  беспородных  белых  мышей  массой 18-20 г,  полученных  из    питомника 
СтавНИПЧИ (г. Благодарный) и прошедших 15-дневный карантин в виварии 
института. Во время проведения эксперимента белых мышей содержали по 6 
животных в одной банке, морских свинок – по 1 шт. В процессе содержания 
животных  поддерживали  рекомендуемый  режим  питания  согласно  приказу 
№ 1170 [168]. 
              
2.2 Методы исследования 
2.2.1 Получение питательных сред 
Плотные  и  жидкие  питательные  среды  готовили  по  методам, 
изложенным в справочной литературе [25]. 
2.2.2 Методы получения питательных основ   
2.2.2.1 Ферментативный гидролизат мяса (ФГМ(к)) 

 
45
Ферментативный гидролизат из мяса  получали в соответствии с РП № 
1542-04 [170]. 
2.2.2.2 
Ускоренный 
способ 
получения 
ферментативного 
гидролизата мяса(ФГМ(у)) 
В варочный котел заливали 150 л водопроводной воды и доводили до 
кипения. Предварительно нарезанное мясо  в количестве 100 кг  загружали в 
кипящую  воду  и  кипятили  в  течение 15 мин,  в  процессе  кипения  снимали 
жир.  Затем  подогрев  прекращали  и  оставляли  для  отстаивания  на 20 мин. 
Мясо  измельчали,  а  мясную  воду  охлаждали  до  температуры 45±1ºС  и 
корректировали  величину  рН  до  значения 8,5±0,1 натрием  углекислым.  
Мясной  фарш  в  количестве 79 кг  и  мясную  воду 160 л,   поджелудочную 
железу  в  количестве 16 кг    помещали  в  реактор.  В  качестве  консерванта  в 
мясную воду  добавляли хлороформ до конечной концентрации 1 %.  
Процесс гидролиза вели в реакторе  при температуре 37±1 °С.  Первые 
2  ч  смесь  перемешивали  механической  мешалкой  через  каждые 15 мин,  в 
дальнейшем – через 3 ч.  Динамику  процесса  гидролиза  контролировали 
путем определения аминного азота и по достижении его 0,5-0,7 % подогрев 
прекращали,  перевар  отстаивали.  Отстоявшийся  верхний  слой  гидролизата  
сливали  в  котел  и  выдерживали  при  температуре 100 ºС  в  течение 10 мин.  
Затем вручную фильтровали через тканевые фильтры. Сбор фильтрата вели в 
стеклянные баллоны емкостью 10 л. Для консервации добавляли хлороформ 
в  количестве 1 % к  объёму  фильтрата,  закрывали  резиновыми  пробками, 
этикетировали  и  транспортировали  в  холодовую  камеру  где  хранили  при 
температуре от 2 до 8  °С. 
2.2.2.3 Кислотный (КГМ) и щелочной гидролизаты мяса(ЩГМ) 
Кислотный  и  щелочной  гидролизаты  мяса  готовили  по  рецептуре, 
предложенной Ю.А. Козловым [92]. 
2.2.2.4 Ферментативный гидролизат сои (ФГС) 
Взвешивали 0,5 кг  соевых бобов, ссыпали в эмалированную кастрюлю, 
по  верхний  уровень  бобов  заливали  водопроводной  водой,  подогретой  до 

 
46
температуры 50 ºС.  Бобы  настаивали  в  течение 24 ч,  меняя  воду  через 
каждые 2 ч.  После последнего слива воды бобы заливали  теплой  водой в 
количестве 5 л и кипятили в течение 30 мин, затем охлаждали до комнатной 
температуры. Настой сливали в 15 л баллон, а бобы измельчали с помощью 
электромясорубки. Полученную пасту в количестве 1 кг  помещали в баллон 
с  настоем,  туда  же  загружали 2 % измельченной  поджелудочной  железы  и 
доливали  водопроводной  водой  до 10 л.  Доводили  рН  до 8,2±0,1 натрием 
углекислым. В качестве консерванта добавляли хлороформ в количестве 1 % 
к объёму  жидкости. Баллон закрывали ватно-марлевой пробкой, тщательно 
перемешивали.  Гидролиз  вели  при  температуре 37±1 °С  в  условиях 
термокамеры.  Содержимое  баллона  в  течение  суток  перемешивали  через 
каждые 20 мин.  
Об окончании гидролиза судили по прекращению нарастания аминного 
азота.  После  этого  подогрев  и  перемешивание  прекращали,  гидролизат 
отстаивали.  Отстоявшийся  верхний  слой  гидролизата  декантировали  с 
помощью резинового шланга и фильтровали через полотняный фильтр. Сбор 
фильтрата  вели  в  стеклянный  баллон  емкостью 10 л,  для  консервации 
добавляли  хлороформ  в  количестве 1 % к  объёму  баллона,  закрывали 
резиновой пробкой и транспортировали  в  холодовую  камеру,  где  хранили 
при температуре от 2 до 8 ºС. 
2.2.2.5 Ферментативный гидролизат соевого молока (ФГСМ) 
Необходимое  количество  соевого  молока  доводили  до  кипения  и 
кипятили  в  течение 10-15 мин.  Охлаждали  до  температуры 45-50 °С  и 
устанавливали  рН  8,2±0,1 с  помощью  натрия  углекислого.  Молоко 
переливали  в  стеклянные    баллоны,  добавляли 2  %  измельченной  
поджелудочной    железы    и 1 % хлороформа.  Баллоны  закрывали  ватно-
марлевыми  пробками,  тщательно    перемешивали    и    помещали    в 
термокамеру  при  температуре 37±1 ºС.  Первые  сутки  смесь  перемешивали 
через  каждые 15-20 мин,  а  в  последующие    через 1,5 ч.  Гидролиз  считали 
законченным  после  трехкратно  полученных  одинаковых  результатов 

 
47
содержания  аминного  азота.  После  этого  подогрев  прекращали,  гидролизат 
отстаивали. Фильтрация и хранение гидролизата была аналогична ФГС.           
2.2.2.6  Ферментативный  гидролизат  соевых  бобов  на  соевом 
молоке (ФГСБМ) 
0,5 кг соевых бобов промывали в холодной проточной воде,  после чего 
заливали холодной водопроводной водой и оставляли на 24 ч для набухания, 
меняя воду через каждые 2 ч. Затем воду сливали, бобы дважды пропускали 
через мясорубку. Полученную массу заливали 5 л соевого молока,  нагревали 
до 100 ºС  и  кипятили 10-15 мин.  Полученный  отвар  охлаждали  до 
температуры 45±1 °С,  подщелачивали натрием углекислым до рН 8,2±0,1 и 
переливали  в 10 л  баллон,  куда  добавляли 2 %  предварительно 
измельченной  поджелудочной  железы  и 1 % хлороформа.  Содержимое 
баллона  тщательно  перемешивали,  закрывали  ватно-марлевой  пробкой  и 
помещали  в  термокамеру.  Гидролиз  вели  при  температуре 37±1 ºС  до 
стабильного  показания  аминного  азота.  Дальнейшее  ведение  процесса 
аналогично ФГСМ. 
2.2.2.7 Ферментативный гидролизат соевого обогатителя (ФГСО) 
Соевый  обогатитель  заливали  холодной  водопроводной  водой  из 
расчета 1:1,5, нагревали до температуры 100 ºС и кипятили в течение 15 мин. 
Полученную  смесь  охлаждали  до  температуры 45±1 ºС,  устанавливали  рН 
8,1±0,1  натрием  углекислым,  добавляли 2 % измельченной  поджелудочной 
железы  и 1 %  хлороформа.  Для  проведения  гидролиза  смесь  помещали  в 
термокамеру   при температуре 37±1 °С.  
2.2.2.8 Щелочной гидролизат сои (ЩГС) 
1  кг  соевых  бобов  заливали  холодной  водопроводной  водой  и 
настаивали 24 ч. После  этого бобы измельчали  и добавляли 2 л 1 % NaOH. 
Смесь  настаивали  при  комнатной  температуре    двое  суток,  добавляли 
двойной  объём  воды  и  прогревали  в  автоклаве  при  температуре 120 ºС    в 
течение 1 ч. После этого смесь охлаждали и нейтрализовали 1 %  раствором 

 
48
соляной  кислоты.  Полученный  гидролизат  фильтровали,  консервировали 
хлороформом  и хранили в укупоренной посуде при температуре от 2 до 8 °С. 
2.2.2.9  Кислотный гидролизат сои (КГС) 
1 кг соевых бобов промывали и заливали  водопроводной водой. Бобы 
настаивали 24 ч, измельчали и добавляли 2 л  1 %  раствора соляной кислоты. 
Смесь  помещали  в  термокамеру    при    температуре 50±1 ºС  на 1 сут,  после 
чего  прогрев  прекращали  и  настаивали  в  течение  суток  при  комнатной 
температуре.  Разбавляли  двойным  объёмом  водопроводной  воды  и 
прогревали  в  автоклаве    при    температуре 120 °С    1    ч.  После    этого  смесь 
охлаждали и нейтрализовали 1 % раствором  NaOH. Полученный гидролизат  
фильтровали,  добавляли 1 % хлороформа  и хранили в укупоренной посуде 
при температуре от 2 до 8 °С. 
 
2.2.3 Методы физико-химического контроля  
2.2.3.1  Аминный  азот  определяли  по  ФС 42-3874-99 [219]. Для 
определения  использовали 3 мл  препарата  (плотные  среды  предварительно 
расплавляли в кипящей водяной бане). 
2.2.3.2  Общий    азот  измеряли    в  соответствии  с  МУ  4.1/4.2.588-96 
[136].   
2.2.3.3  Процент  расщепления  белка  определяли  путем  деления 
показателя аминного азота на количество общего азота. 
2.2.3.4  Определение    рН  осуществляли  в  соответствии  с  
«Методическими  указаниями  по  применению  физико-химических  методов 
контроля питательных сред» [135]. 
2.2.3.5 Хлориды определяли по ФС 42-3874-99 [219]. Для определения 
использовали 0,2 мл препарата. 
2.2.3.6  Сухой  остаток  вычисляли  в  соответствии  с    «Методическими 
указаниями  по  применению  физико-химических  методов  контроля 
питательных  сред» [135]. Плотные  среды  использовали  в  расплавленном 
виде. 

 
49
2.2.3.7 
Прочность 
студня 
определяли 
в 
соответствии 
с  
«Методическими  указаниями  по  применению  физико-химических  методов 
контроля  питательных  сред» [135]. Для  определения  использовали  среды  в 
расплавленном виде, подготовленные по п. 2.2.3.1. 
2.2.3.8  Определение  температуры  плавления  и  температуры 
застудневания проводили по ГОСТ 26185-84  [41]. 
2.2.3.9  Продолжительность  плавления    устанавливали  при 
выдерживании  бутылки  с  препаратом  в  кипящей  водяной  бане.  Для 
определения использовали бутылку с максимальной расфасовкой препарата в 
конкретной серии. 
2.2.3.10  Анализ  микроэлементов,  белка,  глюкозы  проводили  с 
помощью  биохимического  анализатора “Stat-fax” (США),  с  применением 
наборов реагентов  Ольвекс Диагностикум. 
2.2.3.11  Анализ  свободных  аминокислот  в  исследуемых  основах  
проводили  с  помощью  автоматического  аминокислотного  анализатора  2 
ААА-3 (Чехия). Метод позволял определить содержание 16 аминокислот. 
 
2.2.4 Методы биологического контроля  
Оценку  качества  сред  по  биологическим  показателям  проводили  в 
соответствии  с  «Методическими  рекомендациями  к  контролю  питательных 
сред по биологическим показателям»[134] с помощью набора тест-штаммов, 
полученных из ГИСК им. Л.А. Тарасевича и Y. pestis EV. Для биологического  
контроля  экспериментальных  бульонов  использовали:  Sh. flexneri 1 a 8516; 
C. xerosis 1911; St. pyogenes Dick 1; Y. pestis EV; экспериментальных агаров -   
Sh.  flexneri  1  a  8516;   Sh.  sonnei   “S-form”;   Ps.   aeruginosa   27/99;  S. 
marcescens 1;  Y. pestis EV.    При  этом  изучали  чувствительность  среды, 
скорость  и  эффективность  роста  изучаемых  микроорганизмов,  морфологию 
колоний,  стабильность  изучаемых  свойств  культур.  На  этапах  изучения 
накопительных 
свойств 
питательных 
сред 
определяли 
также 
жизнеспособность выращенных культур. 

 
50
2.2.4.1 
Показатели 
чувствительности 
и 
скорости 
роста 
микроорганизмов
Лиофилизированные   культуры   тест-штаммов  Sh. flexneri  1  a  8516, 
Sh. sonnei “S-form”, Ps. aeruginosa  27/99, S. marcescens 1    из  ампулы  или 
культуры  со  среды  хранения  вносили  в  пробирку  с  питательным  бульоном 
(СПБ), в пробирку и на чашку Петри с питательным агаром (СПА).  
Лиофилизированные  культуры  тест-штаммов  C. xerosis 1911 и St. 
pyogenes Dick 1 из ампулы или со среды хранения высевали в пробирку и на 
чашку  Петри  с  СПА,  содержащим 5 % дефибринированной  крови  человека 
или животных. 
Посевы  инкубировали  в  течение  18-24 ч при температуре 37±1 °С и 
при температуре 22±2 °С - для S. marcescens 1.  
Выросшую  на  питательной  среде  культуру  каждого  тест-штамма 
проверяли  визуально  на  чистоту  роста  и  отсутствие  диссоциации.  В 
дальнейшем  проводили  второй  пассаж  тест-штаммов  для  чего  культуру 
каждого  тест-штамма  пересевали  на  две  пробирки  и  на  чашку  Петри  с  
питательным агаром (СПА),  с  добавлением   20 % нормальной лошадиной 
сыворотки  для    C. xerosis 1911    и  инкубировали  в  течение 18-20 ч  при 
температуре 37±1 °С и температуре 22±2 °С -  для S. marcescens 1.  
Выросшие  культуры  проверяли  визуально  на  чистоту  роста  и 
использовали для контроля. 
Подготовку  вакцинного  штамма  чумного  микроба  и  Y. pestis 461 
проводили  по РП № 1542-04 [170]. 
Готовили  взвесь  культуры  тест-штаммов  в 0,9 % растворе  натрия 
хлорида до конечной концентрации 1х109 м.к./мл по ОСО мутности (42-28-85 
П) 10 единиц, после чего готовили 10-кратные последовательные разведения 
исходных взвесей  для Sh. flexneri 1 a 8516,  Sh. sonnei “S-form” и C. xerosis 
191 - до 10-6, для  St. pyogenes Dick 1  - до 10-4. 
По 0,1 мл  микробной  взвеси  культуры  тест-штаммов  высевали  на  две 
чашки  Петри  с  испытуемой  питательной  средой:  Sh. flexneri 1 a 8516  и Sh. 

 
51
sonnei “S-form” из разведения 10-6, Ps. aeruginosa  27/99 и S. marcescens 1 из 
суспензии,  соответствующей 10 единицам  ОСО  мутности (42-28-85 П),  и 
стерильным  шпателем  распределяли  взвесь  по  поверхности  среды. 
Инкубировали  в  течение 18-20 ч  при  температуре 37±1 °С  и  температуре 
22±2 °С - для S. marcescens 1.  
По 0,5 мл  взвеси  культуры  C. xerosis 1911   и St. pyogenes Dick 1 
вносили в 3 пробирки с 10,0 мл испытуемого питательного бульона. 
Для  образования  индола  в  каждую  из  двух  пробирок  с  испытуемой 
средой засевали одну бактериологическую петлю (2 мм) агаровой  культуры 
тест-штамма Sh. flexneri 1 a 8516  и под пробку закладывали индикаторную 
бумажку,  пропитанную  реактивом  Эрлиха,  розовеющую  при  образовании 
индола. Выращивали в течение 18-24 ч при температуре 37±1 °С.  
Для  биологического  контроля  питательных  сред  с  помощью  тест-
штамма  Y. pestis EV  готовили  взвесь  культуры    в 0,9 % растворе  натрия 
хлорида до конечной концентрации 1х109 м.к./мл по ОСО мутности (42-28-85 
П) 10 единиц,  после  чего  проводили 10-кратные  последовательные 
разведения  исходных  взвесей  до 10-7  м.к./мл.  Бактериологическую  взвесь 
высевали в трех повторах на чашки Петри с испытуемой средой по 0,1 мл из 
посевной дозы 10-6, 10-7 м.к./мл  и по  0,1 мл в пробирки с 10 мл испытуемого 
бульона из разведений 10-5 , 10-6 м.к./мл. Характер роста оценивали через 24 и 
48 ч инкубации при температуре 27±1 °С. 
При  оценке  критериев  пригодности  плотных  и  жидких  сред 
руководствовались соответствующими инструкциями [76, 134]. 
Результаты учитывали визуально путем подсчета выросших колоний и 
оценки  их  морфологии  с  помощью  светового  микроскопа,  а  также 
микроскопией  мазков,  приготовленных  из  двухсуточных  агаровых  и 
бульонных  культур  и  окрашенных  по  Граму.  При  изучении  морфологии 
колоний учитывали их размер, цвет, форму и структуру. 
Контроль  опытов  осуществляли  аналогичным  высевом  взвеси  тест-
штаммов в тех же дозах на заранее проверенные среды высокого качества. 

 
52
2.2.4.2  Контроль  стерильности  осуществляли  путем  визуального 
просмотра  каждой  бутылки  с  препаратом  в  количестве  не  менее 10 % от 
серии  после  выдерживания  при  температуре 37±1 ˚С  в  течение 44-48 ч  и 
последующих 14 сут при комнатной температуре. 
2.2.4.3 Определение количества живых микробных клеток 
Жизнеспособность  культуры  Y. pestis EV определяли  отношением 
количества  выросших  колоний  на  изучаемой  серии  питательной  среды  к 
количеству засеянных микробных клеток, выраженном в %. 
2.2.4.4 Иммуногенность 
Иммуногенность  определяли  по  величине  ЕД50  в  тесте  активной 
защиты морских свинок и белых мышей от летального действия вирулентной 
культуры. Опыт проводили по методике, изложенной в РП № 1542-04 [170]. 
ЕД50 вычисляли по формуле: 
lg ЕД50= lg DN -δ (Σ Li-0,5), где: 
δ - логарифм кратности разведений; 
lg DN – логарифм максимальной иммунизирующей дозы; 
Li – отношение числа животных, выживших при иммунизации данной 
дозой,  к  общему  числу,  которым  эта  доза  была  введена;  индекс i 
 
соответствует  номеру  дозы,  если  считать  наименьшую  из  испытанных  доз 
первой; 
Σ Li – сумма значений Li, найденных для всех испытанных доз. 
 
2.3 Методы статистической обработки материала 
Группировку  первичных  данных,  вычисление  средних  величин, 
достоверности различий полученных результатов проводили на IBM PC 550, 
используя  компьютерную  обработку  программой  Excel 7.0 по  методам 
биометрии  [114]. 

 
53
ГЛАВА 3  СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ  ТЕХНОЛОГИИ  ПОЛУЧЕНИЯ 
ПИТАТЕЛЬНЫХ СРЕД  НА ОСНОВЕ ЖИВОТНОГО СЫРЬЯ 
 
Проведение  микробиологических  исследований  и  необходимость 
получения  достоверных  результатов  предполагает  наличие  чувствительных 
стандартных  питательных  сред.  Для  изучения  и  культивирования  чумного 
микроба  чаще  всего  применяют  бульон  и  агар  Хоттингера,  приготовленные 
из мясных гидролизатов. 
Известно,  что  качество  сред  во  многом  определяет  не  только 
используемое  сырье,  но  и  способ  получения  питательных  основ.  Степень 
расщепления  азотистых  веществ  мясного  белка    зависит  от  условий 
проведения  гидролиза  (продолжительности,  количества  фермента,  реакции 
среды,  температуры)  и  варьирует  в  широких  пределах,  благодаря  чему 
изменяется  отношение  общего  азота  к  аминному  в  конечных  продуктах 
гидролиза. 
Согласно  нормативным  документам  по  приготовлению  и  контролю 
качества  питательных  сред [22, 169] и  регламента  производства  вакцины 
чумной  живой  сухой [170] питательные  основы  подвергаются  глубокому 
гидролизу.  Гидролиз  считается  завершенным,  если  уровень  аминного  азота 
составляет 0,8-1,0 %, и  эти  показатели  не  меняются  в  течение  нескольких 
промежуточных  определений.  Проведение  полного  гидролиза  трудоемко  и 
занимает от 8 до 14 сут. 
 Кроме  того  среды,  приготовленные  из  свежих  гидролизатов,  не 
обеспечивают  рост  чумного  микроба.  И  лишь  длительное  хранение  мясных 
гидролизатов  глубокой  степени  расщепления  улучшает  ростовые  качества 
приготовленных  из  них  сред.  Двухлетнее  «созревание»  дает  возможность 
использования мясных гидролизатов в качестве основ диагностических сред 
[97]. 
Необходимость  большого  числа  бактериологических  исследований  в 
связи  с  возникновением  вспышек  инфекционных  болезней,  развитием 

 
54
эпидемического  процесса  или  другими  обстоятельствами  требует 
значительного  количества  питательных  сред.  Это  приводит  к  внеплановому 
увеличению  производства  последних,  что  связано  с  дополнительным 
расходованием полуфабрикатов, в число которых входят мясные основы. 
Указанное  определило  необходимость  разработки  ускоренных 
способов  получения  ферментативных  мясных  гидролизатов    и  оценки 
возможности  их  использования  для  приготовления  питательных  сред, 
применяющихся в общемикробиологичсекой практике. 
 
3.1  Разработка  ускоренного  способа  приготовления  фермента-
тивных мясных гидролизатов 
В  качестве  сырья  для  приготовления  ферментативных  гидролизатов 
ускоренным  способом  использовали  мясо  говядины,  которое  подвергали 
гидролизу  ферментами  поджелудочной  железы  при  температуре 37±1 ºС  в 
течение 24, 48 и 72 ч по 5 серий при каждом режиме. 
В процессе гидролиза контролировали рН и величину аминного азота. 
По  окончании  гидролиза    определяли  содержание  общего  азота  и  степень 
расщепления белка.  Результаты исследования представлены в таблице 2. 
Было  установлено,  что  максимальную  степень  расщепления  белка, 
количество  общего  и  аминного  азота,  наблюдали  через 72 ч  гидролиза. 
Следует отметить, что через 24 и 48 ч гидролиза указанные показатели также 
были достаточно высокими. 
При 
дальнейшем 
хранении 
гидролизатов, 
приготовленных 
ускоренным  способом,  наблюдалось  повышение  аминного  азота,  что 
свидетельствовало  о  продолжающемся    процессе  расщепления  белка.  Для 
остановки  гидролиза  полученные  питательные  основы  подвергали 
термической  обработке    при  температуре 100 ºС  в  течение 10-15 мин. 
Проведенная  термообработка    способствовала  не  только  инактивированию 
ферментов,  но  и  лучшему  отделению  остаточных  белков  и  тем  самым 
улучшала последующую фильтрацию надосадочной жидкости. 

 
55
 
Таблица 2.  Физико-химические показатели ферментативных гидролизатов 
мяса, приготовленных ускоренным способом 
 
Количество  Время 
рН 
Аминный 
Общий 
Степень 
серий 
гидролиза, 
азот, % 
азот, % 
расщепления,   
гидролизата          ч 

 
Начало 
8,0±0,1
0,13±0,01 
---- 
---- 
 
гидролиза   
 
 
 

        2 
7,8±0,1
0,24±0,01 
---- 
---- 
       12  
7,4±0,1
0,47±0,02 
---- 
---- 
       24 
7,4±0,1
0,52±0,02 
0,91±0,01 
0,56±0,01 
 
Начало 
8,2±0,1 0,13±0,007 
---- 
---- 
 
гидролиза   
 
 
 

         2 
7,7±0,1
0,24±0,01 
---- 
---- 
       12  
7,4±0,1
0,41±0,02 
---- 
---- 
       24 
7,3±0,1
0,53±0,02 
---- 
---- 
       34  
7,3±0,1
0,59±0,01 
---- 
---- 
       48 
7,2±0,1
0,61±0,01 
0,99±0,02 
0,60 ±0,01 
 
Начало 
8,1±0,1
0,12±0,01 
---- 
---- 
 
гидролиза   
 
 
 

         2 
7,6±0,1
0,25±0,01 
---- 
---- 
       12 
7,5±0,1
0,45±0,02 
---- 
---- 
       34  
7,3±0,1
0,58±0,01 
---- 
---- 
       48 
7,3±0,1
0,60±0,01 
---- 
---- 
       64  
7,3±0,1
0,68±0,01 
---- 
---- 
       72 
7,2±0,1
0,71±0,04 
1,08±0,01 
0,64 ±0,01 
 
Обозначения: (---)  - исследования не проводились 
Помимо ферментативного ведения гидролиза существует химический 
способ – с  помощью  кислот  или  щелочей.  В  зависимости  от  способа 
расщепления  белка  можно  получить  различные  питательные  основы, 
отличающиеся  друг  от  друга  наличием  белковых  фракций  и  степенью  их 
расщепления, а также содержанием минеральных веществ и других факторов 
роста.  
 

 
56
3.2  Сравнительная  характеристика  мясных  основ,  полученных 
ускоренным  способом  ферментации,  в  сравнении    с  классическим 
ферментативным и химическим видами гидролиза 
В  зависимости  от  цели  бактериологического  исследования 
используют  питательные  среды,  приготовленные  как  на  основе 
ферментативных гидролизатов, так и химических. Кроме того, производство 
химических  гидролизатов  более  выгодно  экономически  по  сравнению  с 
ферментативными.  Поэтому  целесообразно  проведение  сравнительной 
характеристики  полученных  нами  ускоренным  способом  гидролизатов  не 
только  с  ферментативными  гидролизатами,  изготовленными  традиционным 
способом,  но  и  с  питательными  основами,  подвергшимися  химическому 
расщеплению. 
Гидролизаты  получали  с  помощью  кислотного,  щелочного  и 
ферментативного гидролиза. Сравнение мясных основ проводили по физико-
химическим  параметрам,  аминокислотному  составу,  а  также  по 
биологическим свойствам полученных из них питательных сред. 
 
3.2.1  Определение  физико-химических  свойств  питательных 
основ 
Полученные разными способами гидролизаты изучали, прежде всего, 
по физико-химическим свойствам (табл. 3). 
Питательные основы, приготовленные из одного и того же сырья, но 
различными   способами,  отличались  друг  от  друга  по всем определяемым 
показателям,  но  были  сходны  во  всех  сериях,  полученных  одинаковым 
способом.  
Самый  высокий  уровень  как  общего (1,31±0,03 %), так  и  аминного 
(0,92±0,05 %) азота отмечен в мясных основах, подвергшихся классическому 
ферментативному гидролизу, соответственно и расщепление белка в данном 
случае  было  максимальным.  Процесс  ферментации  в  ускоренных  основах 
был  остановлен  при  достижении  аминного  азота 0,71±0,01 %. При  этом 

 
57
общий азот в них составил 1,08±0,01 %, что было ниже показателя кислотных 
гидролизатов, но на 0,03 % выше щелочных (p<0,05). 
  Ферментативные 
классические 
гидролизаты 
превосходили  
кислотные   и   щелочные   также  по содержанию кальция  (0,038±0,002 г/л), 
калия (0,81±0,03 г/л)  и  железа (8,7±0,2 г/л),  но  количество  хлоридов  в  них 
было

 
56
Таблица 3. Физико-химический состав гидролизатов мяса, приготовленных различными способами 
 
Способ 
Колич
К о н т р о л и р у е м ы е      п о к а з а т е л и     (M±m) 
гидролиза 
ество 
рН 
Азот 
Азот 
Расщепле-
K,  г/л Na, 
г/л Ca, 
 
г/л Fe, 
г/л Cl , г/л 
Глюкоза, 
серии 
общий, 
аминный  ние белка, 
 
г/л 
   % 
     % 

 
Ферментатив-  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ный  ускорен-

7,4±0,1  0,91±0,01 0,52±0,02
0,56±0,01 
0,76±0,03 
4,65±0,10  0,036±0,001 8,5±0,1
0,49±0,03  1,13±0,04 
ный (24 ч) 
 
Ферментатив-  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ный  ускорен-

7,2±0,1  0,99±0,02 0,61±0,01
0,60±0,01 
0,74±0,04 
4,70±0,9 
0,034±0,001 8,4±0,3
0,49±0,02  1,19±0,02 
ный (48 ч) 
 
Ферментатив-  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ный  ускорен-

7,2±0,1  1,08±0,01 0,71±0,01
0,64±0,01 
0,79±0,02 
4,77±0,11  0,039±0,001 8,6±0,1
0,50±0,02  1,14±0,01 
ный (72 ч) 
 
Ферментатив- 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ный    класси-

7,3±0,2  1,31±0,03 0,92±0,05
0,70±0,02 
0,81±0,03 
4,82±0,15  0,038±0,002 8,7±0,2
0,50±0,06  1,13±0,02 
ческий 
 
 
(14сут) 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Кислотный    

7,0±0,2  0,98±0,09 0,55±0,04
0,55±0,02 
0,75±0,02 
5,51±0,11  0,034±0,001 7,2±0,4
0,92±0,07  1,19±0,03 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Щелочной     

7,5±0,1  1,09±0,03 0,49±0,04
0,56±0,01 
0,66±0,01 
3,63±0,13  0,028±0,004 5,4±0,1
0,42±0,02  1,11±0,01 
 
 
 

минимальным  и  составляло  лишь 0,50±0,06 г/л.  По  содержанию    натрия  
(4,77±0,11 г/л),  железа  (8,6±0,1 г/л) и хлоридов  (0,50±0,02г/л) гидролизаты, 
приготовленные  ускоренным  способом,  были  практически  равноценны 
классическим ферментным основам. Содержание в них калия (0,79±0,02 г/л) 
было  выше,  чем  в  кислотных  и  щелочных  гидролизатах,  но  ниже,  чем  в 
классических.  Количество  кальция (0,034±0,001 г/л)  и  глюкозы (1,19±0,02 
г/л) после 48 ч ферментации было таким же, как в кислотных гидролизатах. 
Кислотные  гидролизаты    отличались  от  других  максимальным  уровнем 
хлоридов  (0,92±0,07 г/л) и натрия  (5,51±0,11 г/л). 
В  мясных  основах,  подвергшихся  щелочному  гидролизу,  все 
изученные  показатели  были  ниже,  чем  в  кислотных  и  ферментативных 
гидролизатах (p<0,05), за  исключением  общего  азота,  содержание  которого 
во всех сериях щелочного   гидролизата   было  выше, чем  в кислотных  и 
составляло  1,09±0,03 %. 
Следует  отметить,  что  существенных  отличий  физико-химических 
показателей,  позволивших  бы  выявить  преимущество  питательных  основ, 
приготовленных  различными  способами,  в  том  числе  ускоренным,  не 
выявлено.  Тем  не  менее,  по  большинству  физико-химических  показателей 
мясные  основы,  подвергшиеся  ферментативному  и  ферментативному 
ускоренному гидролизу, превосходили кислотные и щелочные гидролизаты. 
 
3.2.2 
Аминокислотный 
состав 
кислотных, 
щелочных 
и 
ферментативных гидролизатов 
Физико-химические  свойства  гидролизатов,  используемых  для 
приготовления  микробиологических  сред,  несомненно,  являются  важным 
критерием  их  качества.  Однако  они  не  могут  свидетельствовать  об 
обеспечении  питательных  потребностей  микроорганизмов,  культивируемых 
на средах, приготовленных на данных питательных основах. В связи с этим 
нами  изучен  качественный  и  количественный  аминокислотный  состав 

 
58
мясных  гидролизатов,  полученных    различными  способами.  Анализ 
аминокислот  проводили в трехкратном повторе каждой серии.  
Исследованиями  установлено,  что  продуктами  гидролиза  белка 
мясных  основ  является  достаточно  широкий  набор  аминокислот, 
представленный 16 видами:  аспарагиновая  и  глютаминовая  кислоты, 
треонин,  серин,  пролин,  глицин,  аланин,  валин,  метионин,  изолейцин, 
лейцин,  тирозин,  фенилаланин,  гистидин,  лизин,  аргинин.  Максимальный 
состав  аминокислот    наблюдали  при  ферментативном  (классическом) 
расщеплении мясного белка  (рисунок 1). 
9
8

г
/
л 7
лот 6

ис
5
инок
 
ам 4
ация
р 3

нцент 2
Ко
1
0
Асп Тре Сер Глю Про Гли Ала Вал Мет Изо Лей Тир Фен Гис Лиз Арг
Аминокислоты
Рисунок 1.  Аминокислотный состав ФГМ(к)
 
 
Количественный состав аминокислот в мясных основах также зависел 
от  типа  проведенного  гидролиза.  В  ферментативных  гидролизатах,  по 
сравнению  с  кислотными  и  щелочными,  было  выше    содержание 
большинства  аминокислот,  г/л  (рис. 1, 5, 6): – треонина (6,11±0,3); серина 
(7,82±2,3); пролина (5,13±0,1); глицина (6,67±1,4); аланина (7,67±2,4); валина 
(7,81±1,9);  метионина (2,37±0,8); лейцина (8,91±1,0); фенилаланина 
(3,50±0,2) и тирозина (2,15±0,09).  

 
59
8
7
6

г
/
л

5
4
 
аминокислот

3
ация
2
нцентр
Ко 1

0
Асп Тре Сер Глю Про Гли Ала Вал Мет Изо Лей Тир Фен Гис Лиз Арг
Аминокислоты
Рисунок 2.  Аминокислотный состав ФГМ(у) 24 ч
 
 
Ферментативные  гидролизаты,  приготовленные  ускоренным  способом 
(рисунки 2-4), по  общему  содержанию  выявленных  аминокислот  уступали 
классическим  в 1,2 раза,  что  обусловлено  преждевременной  остановкой  и 
более  низким  содержанием  аминного  азота.  В  то  же  время  за 72 ч 
ферментации  общий  прирост  аминокислот  составил 18 %.   Гидролизаты 
содержали  все  выделенные  аминокислоты,  характерные  для  ФГМ(к).  По 
количеству  валина (7,81±1,7 г/л),  изолейцина (3,72±0,12 г/л),  пролина 
(5,02±0,1  г/л)  и  метионина (2,1±0,3 г/л)  ускоренные  ферментативные 
гидролизаты (72 ч) были  равнозначны  классическим. Содержание лейцина и 
лизина  в  них  было  также  достаточно  высоким  и  составляло  соответственно 
7,2±0,9 г/л  и 7,54±0,23 г/л, а количество  аспарагиновой кислоты (4,42±0,01 
г/л),  тирозина (1,9±0,03 г/л),  фенилаланина (2,3±0,05 г/л),  аланина (5,36±1,2 
г/л),  глицина (5,01±1,01 г/л)  и  пролина (5,02±1,4 г/л)  было  выше,  чем  в 
кислотных и щелочных гидролизатах.  

 
60
8
7
6

г
/
л

5
4
 
аминокислот

3
ация
2
нцентр
Ко 1

0
Асп Тре Сер Глю Про Гли Ала Вал Мет Изо Лей Тир Фен Гис Лиз Арг
Аминокислоты
Рисунок 3.   Аминокислотный состав ФГМ(у) 48 ч
 
 
8
7
6
т

г
/
л

о
л 5
к
ис
о
н 4

 
ами

3
ация
р 2
нцент
о 1

К
0
Асп Тре Сер Глю Про Гли Ала Вал Мет Изо Лей Тир Фен Гис Лиз Арг
Аминокислоты
Рисунок 4.   Аминокислотный состав ФГМ(у) 72 ч
 
 

 
61
Основы,  подвергшиеся  кислотному  расщеплению  (рисунок 5) 
отличались от других повышенным количеством в них гистидина – 1,25±0,03 
г/л; содержание аргинина (1,50±0,1 г/л) и аланина (3,10±0,01 г/л) в них было 
такое же, как при щелочном гидролизе, а аспарагиновой кислоты и тирозина 
составляло 4,40±0,01 г/л  и 1,7±0,2 г/л соответственно. 
 
7
6
т

г
/
л

5
к
исло 4

 
амино 3
ция

2
ентра
ц

Кон 1
0
Асп Тре Сер Глю Про Гли Ала Вал Мет Изо Лей Тир Фен Гис Лиз Арг
Аминокислоты
Рисунок  5.  Аминокислотный состав КГМ
 
 
 
 
В  щелочных  гидролизатах  в  относительно  большем  количестве 
представлен  треонин 6,73±1,3 г/л.  По  большинству  количественных 
показателей  аминокислот  кислотные  гидролизаты  превосходили  щелочные 
(рисунки 5, 6), но содержание глютаминовой кислоты и валина в них  было 
ниже, чем в щелочных питательных основах.  
 

 
62
7
6
5
т

г
/
л

о
л
к
ис 4

о
н

 
ами 3

ация
р 2

нцент
о
К 1

0
Асп Тре Сер Глю Про Гли Ала Вал Мет Изо Лей Тир Фен Гис Лиз Арг
Аминокислоты
Рисунок  6.  Аминокислотный состав ЩГМ
 
 
 
Итак,  по  качественному  и  количественному  составу  аминокислот 
имеет 
превосходство 
ферментативный 
вид 
расщепления 
белка. 
Количественное  содержание  аминокислот  в  гидролизатах,  полученных 
ускоренным способом, было несколько ниже, чем в основах, приготовленных 
классическим способом ферментации, но существенно выше (p<0,05), чем в 
химических гидролизатах. Однако о приемлемости выбора типа гидролиза и 
связанного  с  ним  набора  аминокислот  в  окончательной  степени  могут 
свидетельствовать  лишь  питательные  потребности  микроорганизмов,  для 
культивирования  которых  используются  среды  на  основе  полученных 
мясных гидролизатов. 
 
3.3  Качественная  оценка  питательных  сред,  приготовленных  на 
основе кислотных, щелочных и ферментативных гидролизатов мяса 
 

 
63
3.3.1 Характеристика сред по биологическим показателям 
Биологические  показатели  кислотных,  щелочных  и  ферментативных 
гидролизатов    оценивали  путем    культивирования  микроорганизмов  тест-
штаммов  и  возбудителя  чумы  на  жидких  и  плотных  питательных  средах, 
приготовленных из полученных мясных основ. 
Каждую  серию  изучаемых  гидролизатов  предварительно  разводили 
дистиллированной    водой    до    конечного    показания    аминного  азота 
0,14±0,03 %. На  их  основе  готовили  агар  и  бульон  Хоттингера,  рН 7,3±0,2.  
Среды стерилизовали  при 1 атм в течение 30 мин, после чего агар разливали 
по 20 мл в чашки Петри, бульон – по 10 мл в пробирки.  
Оценку  качества  сред  по  биологическим  показателям  проводили  в 
соответствии с методикой, описанной в разделе 2.2.4.  
Опыты  с  каждой  серией  всех  полученных  гидролизатов  по 
определению чувствительности питательных сред проводили в пятикратном 
повторе. 
В  результате  изучения  ростовых  качеств  жидких  питательных  сред, 
приготовленных  на  основе  кислотных,  щелочных,  ферментативных 
классических  и  ферментативных  ускоренных (24-72 ч)  гидролизатов  мяса,  
установлено,  что  все  бульоны,  независимо  от  вида  используемой 
питательной основы, обеспечивали во всех опытных пробирках через 22±2 ч  
равномерное  помутнение  при  культивировании  Sh. flexneri 1a 8516,  через 
46±2  ч  равномерное  диффузное  помутнение  при  росте  C. xerosis 1911
придонно-пристеночный рост St. pyogenes Dick 1 и  агглютинабельный рост 
Y. pestis EV  в  виде  мелких  хлопьев  с  рыхлым  осадком  на  дне  пробирки    с 
прозрачным столбиком бульона.  
По  данным  экспериментов,  проведенных  на  плотных  питательных 
средах,  отмечена  максимальная    чувствительность  агаров,  приготовленных 
на основе ферментных гидролизатов. При этом основы с ускоренным типом 
ферментации в составе питательных сред по ростовым качествам не уступали 
классическим (табл. 4). 

 
64
 
Таблица 4.  Чувствительность плотных питательных сред на основе 
кислотных, щелочных и ферментативных гидролизатов мяса 
 
Основа 
Количество выросших колоний (М±m) 
питательной 
среды 
Sh. flexneri Sh. sonnei Ps. 
S. 
Y. pestis 
(гидролизат) 
1 a 8516 
“S-form” 
aeruginosa marcescens  EV 
27/99 


Кислотный  
30±0,2 
32±0,2 
32±0,1 
31±0,2 
30±0,2 
Щелочной  
23±0,1 
21±0,1 
23±0,4 
22±0,1 
29±0,1 
Ферментатив-
46±0,6 45±0,3 47±0,3 48±0,3 
57±0,4 
ный (к) 
Ферментативн
41±0,2 42±0,2 43±0,1 45±0,3 
53±0,4 
ый (у) 24 ч 
Ферментативн
43±0,2 44±0,5 45±0,3 48±0,5 
54±0,2 
ый (у) 48 ч 
Ферментативн
46±0,4 43±0,1 46±0,4 46±0,3 
56±0,1 
ый (у) 72 ч 
 
Обозначения: М – среднее количество выросших колоний 
                         m – ошибка в определении среднего количества колоний 
                         (к) -  классический гидролизат 
                         (у) -  ускоренный гидролизат 
 
Среды  на  основе  ФГМ(к)  и  ФГМ(у)  обеспечивали  количественно 
больший  рост  исследуемых  тест-штаммов:  культуры  Sh. flexneri 1 a 8516  и 
Sh. sonnei “S-form”  через 22±2 ч  инкубации  при  температуре 37±1 ºС 
формировали    бесцветные,  прозрачные,  круглые  колонии  диаметром 1,0-2,0 
мм в количестве  46±0,6 и  43±0,1  от  посевной  дозы;   Ps.  aeruginosa  27/99   
и  S. marcescens 1 образовывали 46±0,4 и 46±0,3 пигментированных колоний 
(сине-зеленые для Ps. aeruginosa 27/99 и розово-красные для S. marcescens 1
диаметром  2,0-2,5  мм    через 22±2 ч  инкубации  при  температуре  37±1 и 
22±2 ºС соответственно.   
Рост  вакцинного  штамма  чумного  микроба  наблюдали  через 46±2 ч 
инкубации при температуре 27±1 ºС в количестве 56±0,1 колоний диаметром 
1,5-2,0  мм  в R-форме  с  бурым  зернистым  центром  и  кружевной  зоной  на 

 
65
периферии.  На  плотных  средах,  изготовленных  из  ферментативного 
классического гидролизата, количество выросших колоний было в пределах 
требований  «Методических  рекомендаций  к  контролю  питательных  сред  по 
биологическим показателям» [134] для каждого изучаемого микроорганизма.  
 Большая 
чувствительность 
плотных 
питательных 
сред, 
приготовленных  из  ферментативных  гидролизатов  мяса,  обусловлена  тем, 
что  используемые  основы  обеспечивают  микроорганизмы    питательными 
веществами  и  аминокислотами  в  количестве,  достаточном  для  обмена  и 
синтеза жизненно  важных метаболитов.  
          Таким 
образом,  результаты 
проведенных 
исследований 
свидетельствуют  о  преимуществе  ферментативного  вида  гидролиза  мясных 
основ    по  физико-химическим  свойствам,   аминокислотному  составу  и  по 
биологическим  показателям.  При  приготовлении  питательных  сред  для 
культивирования  микроорганизмов,  в  том  числе  возбудителя  чумы, 
целесообразно 
использовать 
 
ферментативный 
гидролизат 
мяса. 
Использование  гидролизатов,  приготовленных  ускоренным  способом 
ферментации,  равноценно  применению  основ,  подвергшихся  классическому 
ферментативному гидролизу. 
 
3.3.2  Оценка  качества  сред  по  пигменто-  и  индолообразованию 
тест-штаммов 
Одним 
из 
критериев 
качества 
питательной 
среды, 
свидетельствующем  о  ее  полноценности,  глубине  расщепления  белка  и 
величине аминного азота в мясной основе, является образование пигмента и 
индола при росте на ней пигменто- и индолообразующих бактерий.  
Показано,  что  состав  среды  и  температура  инкубации  оказывают 
большое влияние на окраску колоний  S. marcescens [5]. Источниками азота, 
способствующими  образованию  продигиозина,  являются  соли  аммония, 
гидролизат казеина или смесь аминокислот, из которых особенно необходим 
L-пролин. Из источников углерода благоприятны глицерин, маннит, дульцит 

 
66
и сорбит. Для образования пигмента необходим комплекс витаминов, среди 
которых  наиболее  важен  тиамин,  а  также  ионы SO 2-
4   и  микроэлементы: 
магний,  цинк,  марганец,  рубидий,  кальций  и  особенно  железо.  Железо 
стимулирует ферментные системы, осуществляющие синтез продигиозина из 
свободных  аминокислот.  Влияние  железа  на  образование  пиоционина 
находится  в  прямой  зависимости  между  количеством  пигмента  и 
содержанием  железа  в  пределах 0,25-1,0 мг/л  среды [229]. Представители  
рода  Pseudomonas  образуют  феназиновые  пигменты  на  средах,  также 
содержащих железо. 
 Поскольку  пигменто-  и  индолообразование  свидетельствует  о 
полноценности  состава  и  качестве  питательных  сред,  мы  изучили  характер 
образования  пигмента  при  росте  S. marcescens 1 и  Ps.  аeruginosa 27/99  на 
агарах,  приготовленных  из  гидролизатов,  полученных  ускоренным  и 
классическим способами, и образование индола при росте Sh. flexneri 1a 8516 
в бульонах, приготовленных из этих же гидролизатов. 
Для  этого  готовили  взвесь  односуточной  культуры  вышеуказанных 
штаммов  бактерий,  в 0,9 % растворе  натрия  хлорида  концентрацией  1х109 
м.к./мл по ОСО мутности (42-28-85 П) 10 единиц.  Высевали по 0,1 мл этой 
взвеси на 3 чашки Петри с агаром Хоттингера.  Sh. flexneri 1a 8516 засевали 
по одной бактериологической петле (диаметр 2 мм) в пробирки с бульоном в 
трехкратном повторе. Через 19±1 ч инкубации  посевов S. marcescens 1 при 
температуре  22±2 ºС,  а  Ps.  аeruginosa 27/99 при  температуре 37±1 ºС 
наблюдали  сплошной  рост  культуры  на  агаре  Хоттингера  всех 
экспериментальных  серий  независимо  от  используемого  гидролизата  с 
образованием  в  первом  случае  оранжево-красного  пигмента,  а  во  втором - 
сине-зеленого пигмента. Через 22±2 ч роста Sh. flexneri 1a 8516 при 37±1 ºС в 
бульоне  розовое  окрашивание  индикаторных  бумажек  во  всех  пробирках 
свидетельствовало  об образовании индола и,  следовательно, о полноценном 
составе    сред,  приготовленных  на  основе  гидролизатов,  полученных  как 
классическим, так и ускоренным способами. 

 
67
Таким  образом,  питательные  основы,  подвергшиеся 24, 48 и 72 
часовому  гидролизу,  предложенным  нами  способом,  и  основы, 
приготовленные  обычным  методом,  равноценно  обеспечивают  высокие 
показатели  роста  и  характерные  биохимические  реакции  исследуемых 
штаммов  бактерий.  Для  проявления  положительных  биологических 
показателей полученные гидролизаты не требуют длительного «созревания» 
и  могут  быть  использованы  при  производстве  полноценных  питательных 
сред,  предназначенных  для  культивирования  патогенных  микробов,  в  том 
числе возбудителя чумы, сразу после изготовления. 
 
3.4 Сравнительная оценка качества полученных питательных сред 
c коммерческими аналогами 
В  настоящее  время  отечественной  промышленностью  выпускаются 
близкие  к  агару  и  бульону  Хоттингера  по  назначению  и  используемым 
методам  контроля  среды:  НПО  «Питательные  среды»  сухой  питательный 
агар,  сухой  питательный  бульон;  среды  АООТ  «Биомед»  им.  И.И. 
Мечникова–  МПА-агар,  МПБ-бульон;  а  также  близкие  по  назначению  и 
используемому  сырью  (мясо)  питательный  агар  и  питательный  бульон  на 
основе коммерческой белковой основы – Бактофока-МК  производства  НПЦ 
«Гидробиос».  Указанные  среды  соответствуют  стандарту  качества  и 
удовлетворяют потребности бактериологии. 
Было  дано  сравнительное  изучение  изготовленных  нами  жидких  и 
плотных  питательных  сред  с  коммерческими  аналогами.  Исследование 
проводили  с  использованием  бульона  и  агара  Хоттингера  из  мясных  основ, 
полученных  ускоренным  ферментативным  гидролизом,  поскольку  ранее 
было  установлено,  что  среды,  изготовленные  как  по  классической,  так  и  по 
разработанной  нами  ускоренной  технологии  гидролиза  белковых  основ, 
обеспечивают  одинаковые  условия  для  проявления  физиологических 
особенностей  исследуемых  микроорганизмов  и  сохранения  ими  в  процессе 

 
68
культивирования  стабильности  своих  морфологических  и  биохимических 
свойств. 
Для  характеристики  физико-химических  свойств  питательных  сред 
использовали  показатели,  предложенные  ГИСК  им.  Л.А.  Тарасевича  для 
регламентирования  производства  данных  препаратов.  Физико-химический 
контроль  бульона  Хоттингера    проводили  с  использованием  следующих 
показателей:  прозрачность  и  цветность;  рН;  сухой  остаток;  аминный  азот; 
хлориды (в пересчете на натрия хлорид);  агара Хоттингера -  прозрачность и 
цветность; рН; сухой остаток; аминный азот; хлориды (в пересчете на натрия 
хлорид); 
прочность 
студня; 
температура 
плавления; 
температура 
застудневания; продолжительность плавления.    Показатели определяли в 5 
сериях каждой среды. 
 Сравнение  агаров  (табл. 5) показало  идентичность  физико-
химических  свойств  полученного  нами  агара  Хоттингера  с  отечественными 
коммерческими средами по всем изучаемым показателям. 
Показатели  физико-химических  свойств  коммерческих  жидких 
питательных  сред  и  бульона  Хоттингера,  приготовленного  нами,  также  не 
различались (табл. 6). 
Сравнение  сред  по  биологическим  параметрам  проводили  на 
основании  интенсивности  роста  тест-штаммов  бактерий    и    Y. pestis EV,  а 
также    проявлению  биохимических  свойств  микроорганизмов - 
индолообразованию  в  бульонах  и  пигментообразованию  на  агарах. 
Подготовку  бактериальных  взвесей,  посев  и  культивирование  проводили  в 
соответствии с разделом 2.2.4. 
По  интенсивности  роста  все  экспериментальные  серии  агара 
Хоттингера  не  отличались  от  коммерческих  препаратов.  Морфология 
колоний культивируемых микроорганизмов и характер образования пигмента 
тест-штаммами (табл. 7) также были сходными при росте на всех изучаемых 
средах. 

 
69
Бульон  Хоттингера  обеспечивал  равноценный  с  коммерческими 
жидкими  средами  рост  изучаемых  бактерий  (табл. 8) и  проявление  ими 
характерных  биохимических  реакций  (индолообразование  Sh. flexneri 1 a 
8516). 
 
 
 
 
Таблица 5. Сравнительная характеристика физико-химических показателей 
отечественных коммерческих аналогов  агара Хоттингера 
 
Физико-
СПА по ФС 
Агар  на  основе  МПА по ФС 
Агар 
химические 
42-3520-98 
Бактофок-МК 
42-257-89 
Хоттингера 
Показатели 
по ФС  
42-3407-97 
Описание 
Мелкодисперс-
Непрозрачный 
Непрозрачный 
Непрозрачный 
ный 
порошок  студень  светло- студень  светло- студень 
желтого  цвета,  коричневого 
коричневого 
светло-
гигроскопичен 
цвета 
цвета 
коричнево-го 
цвета 
Прозрачность 
После 
После 
После 
После 
и цветность 
растворения 
расплавления 
расплавления 
расплавления 
препарат 
препарат 
препарат 
препарат 
прозрачный 
прозрачный  от  прозрачный 
прозрачный 
желтого цвета 
соломенно-
желтого цвета 
светло-
желтого 
до 
желтого цвета 
светло-
коричневого 
цвета 
рН 
7,1–7,5 6,5-7,6 7,3±0,2 7,3±0,2 
 
Сухой остаток, % 
4,3±0,6 4,3±0,6 4,0±0,4 4,3±0,6 
 
Аминный 
0,14±0,3 0,14±0,3 0,08±0,01 
0,14±0,3 
азот, % 
 
Хлориды 
(в 
 
 
 
 
пересчете 
на 
0,6±0,1 
0,6±0,1 
0,6±0,1 
0,6±0,1 
натрия  хлорид), 

Прочность 
350±35 350±40 350±30 350± 
40 
студня, г 
Температура 
не менее 30  
не менее 30  
не менее 30  
не менее 30  
застудневания, ºС 
не более 37 
не более 37 
не более 37 
не более 37 

 
70
 
Температура 
не менее 80 
не менее 80 
не менее 80 
не менее 80 
плавления, ºС 
Продолжительнос
 
 
 
 
ть 
не более 1 
не более 1 
не более 1 
не более 1 
плавления, ч 
 
Готовая 
среда  Среда 
должна  Среда 
должна  Среда  должна 
 
должна 
быть  быть  стерильной  быть  стерильной  быть 
 
стерильной  при  при температуре  при  температуре  стерильной 
 
температуре 
(37±1) ºС 
в  (37±1)ºС 
в  при 
Стерильность 
(37±1) ºС 
в  течение 48 ч,  течение 48 ч,  температуре 
течение 48 ч,  при  температуре  при  температуре  (37±1)ºС 
в 
при  температуре  20-25 ºС - в  20-25 ºС - в  течение 48 ч, 
20-25 ºС - в  течение 14 сут 
течение 14 сут 
при 
течение 14 сут 
 
 
температуре 
20-25 ºС  - в 
течение 14 сут 
 
 
Таблица 6. Сравнительная характеристика физико-химических показателей 
отечественных коммерческих аналогов  бульона Хоттингера 
 
Физико-
СПБ по ФС 
Бульон 
на  МПБ по ФС 
Бульон 
химические 
42-3505-98 
основе 
42-256 ВС-89 
Хоттингера 
показатели 
Бактофок-МК 
по ФС  
42-3407-97 
 
 
Мелкодисперс-
Прозрачная 
Прозрачная 
Прозрачная 
Описание 
ный 
порошок  жидкость 
жидкость 
жидкость 
желтого  цвета,  соломенно-
светло-
светло-желтого 
гигроскопичен 
желтого цвета 
коричневого 
цвета 
 
цвета 
 
После 
Препарат проз- 
Препарат 
Препарат 
 
растворения 
рачный от со- 
прозрачный 
прозрачный 
Прозрачность 
препарат 
ломенно-жел- 
светло-
светло- желто- 
и цветность 
прозрачный 
того до светло- 
коричневого 
го цвета 
желтого цвета 
коричневого 
цвета 
цвета 
 
рН 
7,1 – 7,5 
6,5  -  7,6 
7,3  ±  0,2 
7,3  ± 0,2 
 
Сухой  остаток, 
3,0 ± 0,4 
3,0 ± 0,4 
2,7 ± 0,2 
3,0 ± 0,4 

 
Аминный 
     0,14 ±  0,3 
     0,14 ±  0,3 
     0,08 ± 0,01 
     0,14 ±  0,3 
азот, % 
 

 
71
Хлориды 
(в 
 
 
 
 
пересчете 
на 
0,6 ± 0,1 
0,6 ± 0,1 
0,6 ± 0,1 
0,6 ± 0,1 
натрия  хлорид), 

 
 
Готовая 
среда  Среда 
должна  Среда 
должна  Среда 
должна 
 
должна 
быть  быть  стерильной  быть  стерильной  быть  стерильной 
 
стерильной  при  при температуре  при температуре  при температуре 
 
температуре 
(37±1) ºС 
в  (37±1) ºС 
в  (37±1) ºС 
в 
Стерильность 
(37±1) ºС 
в  течение 48 ч,  течение 48 ч,  течение 48 ч, 
течение 48 ч,  при  температуре  при  температуре  при  температуре 
при  температуре  20-25 ºС - в  20-25 ºС - в  20-25 ºС - в 
20-25 ºС  - в  течение 14 сут 
течение 14 сут 
течение 14 сут 
течение 14 сут 
 
 
 
 
 
 
 
 
Таблица 7.  Сравнительная характеристика биологических показателей  агара 
Хоттингера и отечественных коммерческих аналогов 
 
Штаммы 
СПА по ФС 
Агар  на  основе   МПА по ФС 
Агар 
микроорганизмов 42-3520-98 
Бактофок-МК 
42-257-89 
Хоттингера 
по ФС 42-3407-97 
Sh. sonnei 
Разведение 10-6 
Разведение 10-6 
Разведение 10-6 
Разведение 10-6 
“S. form” 
колонии 
колонии 
колонии 
колонии 
бесцветные, 
бесцветные, 
бесцвет 
ные,  бесцвет 
ные, 
прозрачные, 
прозрачные, 
прозрачные, 
прозрачные, 
круглые, d 
выпуклые, 
круглые, d 1,0- круглые, 
1,5±0,5  через 18- круглые d 1,0-2,5  1,5  через 18-20  выпуклые, d 
20  ч  при (37±1)  через 18-20 ч при  ч при (37±1)  ºС  1,5-2,5 
через 
ºС 
(37±1)  ºС 
18-20  ч  при 
(37±1)  ºС 
Sh. flexneri 1 a  Разведение 10-6 
Разведение 10-6 
Разведение 10-6 
Разведение 10-6 
8516 
колонии 
колонии 
колонии 
колонии 
бесцветные, 
бесцветные, 
бесцветные, 
бесцвет- 
ные, 
прозрачные, 
прозрачные, 
прозрачные, 
прозрачные, 
круглые, d 
выпуклые, 
круглые, d 1,0- круглые,  
1,5±0,5  через 18- круглые 
с  1,5  через 18-20  выпуклые, d 
20  ч  при (37±1)  ровным  краем, d  ч при (37±1)  ºС  1,0-2,0 
через 
ºС 
1,0-2,5  через 18-
18-20  ч  при 
20  ч  при (37±1)  
(37±1)  ºС 
ºС 

 
72
Ps. aeruginosa 
Разведение 10 ед  Разведение 10 ед  Разведение 10  Разведение 10 
27/99 
по ОСО 42-28-85  по ОСО 42-28-85  ед  по  ОСО 42- ед  по  ОСО 42-
П 
образование  П 
образование  28-85 
П  28-85 
П 
сине-зеленого 
сине-зеленого 
образование 
образование 
пигмента  через  пигмента  через  сине-зеленого 
сине-зеленого 
18-20 
ч 
при  18-20 
ч 
при  пигмента  через  пигмента  через 
(37±1)  ºС       
(37±1)  ºС       
18-20  ч  при  18-20  ч  при 
 
 
(37±1)  ºС 
(37±1)  ºС 
 
 
S.marcescens 1 
Разведение 10 ед  Разведение 10 ед  Разведение 10 Разведение 10 
по  ОСО  42-28- по  ОСО  42-28- ед  по  ОСО 42- ед  по  ОСО 42-
85 
П  85 
П  28-85П 
28-85П 
образование 
образование 
образование  
образование 
красного 
красного 
красного 
оранжево-
пигмента  через  пигмента  через  пигмента  через  красного 
18-20 
ч 
при  18-20 
ч 
при  18-20  ч  при  пигмента  через 
(22±2)  ºС 
(22±2)  ºС 
(22±2)  ºС 
18-20  ч  при 
(22±2)  ºС 
Y. pestis EV 
Разведение 10-6 
Разведение 10-6 
Разведение 10-6 
Разведение 10-6 
колонии 
с  колонии 
с  колонии 
с  колонии  
шероховатым 
шероховатым 
шероховатым 
шероховатого 
центром 
центром 
центром 
типа 
с 
коричневого 
коричневого 
коричневого 
бугристым  
цвета 
и  цвета 
и  цвета 
и  центром, 
«кружевной» 
«кружевной» 
«кружевной» 
коричневого 
периферией      d  периферией      d  периферией      d  цвета 
и 
1,0-1,1  мм  через  1,0-1,2  мм  через  1,0-1,1 мм через  «кружевной» 
46-48 
ч 
при  46-48 
ч 
при  46-48  ч  при  периферией      d 
(27±1)  ºС 
(27±1)  ºС 
(27±1)  ºС 
1,3-1,5 мм через 
46-48  ч  при 
(27±1)  ºС 
 
Таблица 8. Сравнительная характеристика биологических показателей 
бульона Хоттингера и отечественных коммерческих аналогов 
 
Штаммы 
СПБ по ФС 
Бульон 
на  МПБ по ФС 
Бульон 
микроорганизмов 42-3505-98 
основе 
42-256 ВС-89 
Хоттингера 
Бактофок-МК 
по ФС   42-3407-97 
C. xerosis 1911 
Разведение 10-6.  Разведение 10-6.  Разведение 10-6.  Разведение 10-6. 
Диффузное  по-  Диффузное  по-  Диффузное  по-  Диффузное  по- 
мутнение  через 
мутнение 
не  мутнение  через  мутнение  через 
 40-48  ч  при  позднее 48 ч   44-48  ч  при   44-48  ч  при 
(37±1)  ºС 
при (37±1)  ºС 
(37±1)  ºС 
(37±1)  ºС 
St. pyogenes Dick  Разведение 10-4 .  Разведение 10-4 .  Разведение 10-4.   Разведение 10-4.  

Придонно-
Придонно-прис-  Придонно-прис-  Придонно-
пристеночный 
теночный  рост  теночный  рост   пристеночный 
рост  через 40-48  не позднее 48  ч  через 44-48 ч  рост    (возможно  
ч при (37±1)  ºС 
при (37±1)  ºС 
при (37±1)  ºС 
слабое 

 
73
диффузное 
помутнение 
среды) 
не 
позднее 48 ч при 
(37±1)  ºС 
Sh. flexneri 1 a  При  посеве 1 При  посеве 1  
При  посеве 1 
8516 
бак. 
петли-  бак. 
петли- 
** 
бак. 
петли- 
образование 
образование 
 
образование 
индола через 20- индола через 20-
индола через 20-
24  ч  при (37±1)   24  ч  при (37±1)  
24  ч  при (37±1)  
ºС 
ºС 
ºС 
Y. pestis EV 
Разведение 10-6   Разведение 10-6   Разведение 10-6   Разведение 10-6  
агглютинативны
агглютинативны агглютинативны агглютинативны
й 
рост 
с  й 
рост 
с  й 
рост 
с  й 
рост 
с 
образованием 
образованием 
образованием 
образованием 
рыхлого  осадка  рыхлого  осадка  рыхлого  осадка  рыхлого  осадка 
на дне пробирки,  на 
дне  на 
дне  на 
дне 
без  помутнения  пробирки, 
без  пробирки, 
без  пробирки, 
без 
бульона 
через  помутнения 
помутнения 
помутнения 
46-48 
ч 
при  бульона 
через  бульона 
через  бульона 
через 
(27±1)  ºС 
46-48 
ч 
при  46-48 
ч 
при  46-48 
ч 
при 
(27±1)  ºС 
(27±1)  ºС 
(27±1)  ºС 
 
Примечание:  ** МПБ не используется в практике в тестах на индол. 
 
Таким  образом,  исследования  по  изучению  физико-химических  и 
биологических  свойств  агара  и  бульона  Хоттингера,  сравнение  их  с 
коммерческими  отечественными  аналогами  показали,  что  разработанная 
нами  технология  получения  ферментативных  гидролизатов  мясных  основ 
ускоренным  способом  позволяет  получать  качественные  плотные  и  жидкие 
питательные  среды  для  культивирования  микроорганизмов  при  изменении 
времени их производства и связанным с этим снижением себестоимости. 
            На  основании  полученных  результатов  составлена  и  утверждена  в  
ГИСК им. Л.А. Тарасевича нормативная документация на производство агара 
и  бульона  Хоттингера:  экспериментально-производственные  регламенты 
(ЭПР) 
№ 1088-01 «Питательный 
бульон 
для 
культивирования 
микроорганизмов,  готовый  к  применению  (бульон  Хоттингера)»  и  ЭПР  № 
1087-01 «Питательный агар для культивирования микроорганизмов, готовый 
к  применению  (агар  Хоттингера)»;  ФСП 42-0397-2539-02 «Питательный 
бульон  для  культивирования  микроорганизмов,  готовый  к  применению 

 
74
(бульон  Хоттингера)»  и 42-0397-2610-02 «Питательный  агар  для 
культивирования  микроорганизмов,  готовый  к  применению    (агар 
Хоттингера)».  На    данные  препараты  получены  «Сертификат  производства  
питательного  бульона  для  культивирования  микроорганизмов,  готового  к 
применению (бульона Хоттингера)», № 000049 и «Сертификат производства  
питательного  агара  для  культивирования  микроорганизмов,  готового  к 
применению (агара Хоттингера)», № 000050. 
 В технологическом процессе выпуска указанных питательных сред в 
качестве питательной основы мы применяли только мясной гидролизат, хотя  
для этих целей предложен широкий спектр белковых основ: казеиновых [60, 
95, 111], рыбных [12, 130, 196], дрожжевых [3, 9, 226], кровяных [42, 70, 116], 
из морепродуктов [28, 157] и др. С другой стороны, область их применения 
ограничена или из-за низкой продуктивности  или из-за высокой стоимости. 
По-прежнему для бактериологической работы официальными инструкциями 
рекомендуется  использовать  жидкие  и  плотные  питательные  среды,  при 
изготовлении  которых  применяют  дорогостоящие  продукты  животного 
происхождения. 
Возможность 
замены 
дорогостоящего 
сырья 
животного 
происхождения более дешевым – растительным остается в настоящее время 
актуальной  задачей.  Но,  несмотря  на  доступность  сырья  и  очевидные 
преимущества, 
растительные 
основы 
не 
получили 
широкого 
распространения в практике. 

 
75
ГЛАВА 4  ИЗУЧЕНИЕ  ВОЗМОЖНОСТИ  ИСПОЛЬЗОВАНИЯ  СОИ 
ДЛЯ КОНСТРУИРОВАНИЯ  МИКРОБИОЛОГИЧЕСКИХ СРЕД  
 
Целью 
дальнейшего 
исследования 
явилось 
конструирование 
экономически  дешевой  основы,  состоящей  из  недефицитного  и 
недорогостоящего  сырья,  и  производство  из  нее  качественных  питательных 
сред,  обеспечивающих  оптимальные  условия  для  культивирования 
различных микроорганизмов.  
В  качестве  такого  сырья  могут  быть  использованы,  в  частности, 
продукты  растительного  происхождения.  Изучение  свойств  экстрактов 
кукурузы, риса, картофеля, гидролизата пшеничных отрубей, гороха, фасоли 
[44, 59, 83, 167, 216] доказало  возможность  конструирования  на  их  основе 
микробиологических питательных сред. 
Среды,  приготовленные  из  мясных  гидролизатов,  обеспечивают 
питательные потребности культивируемых на них микроорганизмов главным 
образом  за  счет  качественного  и  количественного  состава  аминокислот, 
образовавшихся  при  распаде  мясных  белков.  Представляет  интерес 
возможность 
использования 
гидролиза 
растительных 
белков 
для 
удовлетворения питательных потребностей микроорганизмов. В связи с этим, 
среди разнообразия растительных продуктов обращает на себя внимание соя, 
как  культура  богатая  белками.  Соя,  кроме  того,  широко  культивируется  и 
имеет низкую себестоимость производства. 
Согласно  данным  литературы [64, 212] использование  соевого 
гидролизата  в  качестве  основы  питательных  сред  давало  положительные 
результаты, однако, применение сои  не получило распространения. 
Выбор нами сои в качестве сырья для приготовления питательных сред 
был обусловлен, прежде всего, уникальным химическим составом семян сои, 
содержащим  35-55 % белка, 20 % углеводов,  витамины,  минеральные 
вещества [35, 161],  а  также  высокой  биологической  ценностью  соевого 
белка. Полноценный аминокислотный состав его максимально приближен к 

 
76
животным  белкам [213]. Кроме  того,  привлекает  внимание  доступность 
соевого сырья. Общий объем производства семян сои в год в Ставропольском 
крае составляет около 20-30 ц/га, а себестоимость - 179 руб/ц  [171]. 
Мы  изучили  возможность  приготовления  питательных  сред  по  типу 
традиционных  на  основе  гидролизатов  сои  и  продуктов  ее  переработки,  а 
также комбинированных питательных сред из ферментативных гидролизатов 
сои и мяса, взятых в разных соотношениях.  
 
4.1 Определение свойств  соевых питательных основ 
Начальным  этапом  производства  питательных  сред  является 
переработка  сырья,  предусматривающая  глубокое  расщепление  белковых 
молекул. В качестве сырья мы использовали сою и продукты ее переработки  
-  соевый  обогатитель  и  соевое  молоко,  которые  подвергали  различным 
способам  гидролиза - ферментативному  с  помощью  суспензии 
поджелудочной  железы  крупного  рогатого  скота  и  химическому - путем 
воздействия  соляной  кислоты  или  гидроокиси  натрия.  В  результате  были 
получены  ферментативный  гидролизат  сои  (бобов),  ферментативный 
гидролизат  соевого  молока,  ферментативный  гидролизат  соевых  бобов  на 
соевом молоке, ферментативный гидролизат соевого обогатителя, кислотный 
гидролизат сои (бобов),  щелочной гидролизат сои (бобов) - по четыре серии 
каждого.  
 
4.1.1 Физико-химические показатели полученных гидролизатов 
Прежде всего, мы сравнили качественные характеристики питательных 
основ,  полученных  ферментативным,  кислотным  и  щелочным  гидролизом 
сои,  а  также  ферментативным  распадом  белков  бобов  сои,  соевого  молока, 
соевых  бобов  на  соевом  молоке  и  соевого  обогатителя.  Все  гидролизаты 
были прозрачными от светло-желтого до темно-коричневого цвета. Образцы 
соевых  гидролизатов  исследовали  по  физико-химическим  показателям:  рН, 

 
77
содержание аминного азота, белка, глюкозы, калия, натрия, кальция, железа, 
хлоридов.  Полученные данные представлены в таблице 9. 

 
76
Таблица 9. Физико-химические показатели соевых гидролизатов, полученных различными способами 
 
Образец 
рН 
Контролируемые показатели, (M±m) 
гидролиза
 
та 
Аминный 
Белок, 
Глюкоза, 
K, г/л Na, 
г/л Ca, 
г/л Fe, 
г/л Cl– , г/л 
азот, % 
г/л 
г/л 
 
ФГС 7,2±0,2
0,88±0,03 7,6±0,2 
0,84±0,02 0,75±0,01 5,40±0,25  0,27±0,02 1,61±0,15 0,53±0,07 
 
ФГСМ 7,2±0,2
0,74±0,04  12,3±0,1 0,92±0,03 0,75±0,02 5,50±0,19 0,01±0,001 1,16±0,12 1,01±0,04 
 
ФГСБМ 7,3±0,1
0,86±0,03  22,5±0,5
1,2±0,4 0,70±0,01 5,38±0,22 0,02±0,001 1,69±0,09 0,88±0,06 
 
ФГСО 
7,1±0,1
0,52±0,02 15,2±0,2 0,22±0,01 0,44±0,02 4,55±0,31  0,24±0,01 1,14±0,11 0,52±0,03 
 
КГС 
7,2±0,4 0,043±0,001 17,0±0,1 0,89±0,04 0,36±0,02 3,82±0,14  0,24±0,01 1,10±0,2 3,51±0,05 
 
ЩГС 
7,5±0,1 0,043±0,001 8,2±0,2 0,13±0,02 0,45±0,02 4,44±0,20  0,19±0,01 1,11±0,2 0,09±0,01 
 

 
77
Самый  высокий  уровень  аминного  азота (0,88±0,03 %)  среди 
полученных питательных основ отмечен в ферментативных гидролизатах сои 
(бобов).  Соответственно  и  величина  остаточных  белков  при  данном  виде 
гидролиза    оказалась  минимальной (7,6±0,2 г/л).  Ферментативные 
гидролизаты  сои  (бобов)  превосходили  гидролизаты  соевого  молока  и 
обогатителя  так  же    по  содержанию  в  них  калия (0,75±0,02 г/л)  и  кальция 
(0,27±0,02 г/л).  
ФГСМ отличались от других повышенным содержанием в них натрия 
(5,50±0,19  г/л)  и  хлоридов (1,01±0,04 г/л)  и  минимальным -  кальция 
(0,01±0,001  г/л).  Количество  калия  в  данных  гидролизатах  было 
аналогичным  ФГС,  а    по  содержанию  глюкозы  (0,92±0,03 г/л)  они 
превосходили  ФГС,  но  уступали  ФГСБМ,  в  которых  уровень  глюкозы  был 
максимальным  по  сравнению  со  всеми  полученными  нами  питательными 
основами.  Ферментативные  гидролизаты  соевых  бобов  на  соевом  молоке 
незначительно  уступали  описанным  по  содержанию    калия (0,70±0,01 г/л). 
Количество  кальция  в  них  было  низким (0,02±0,001 г/л),  но  показатель 
аминного  азота  соответствовал  таковому  у  ФГС,  что  было  максимальным 
относительно  всех  полученных  гидролизатов.  Содержание  натрия  и  железа 
также  соответствовало  аналогичным  показателям  ФГС,  а  хлоридов  было 
несколько ниже, чем в ФГСМ, но выше, чем в других основах, полученных 
ферментативным способом. 
В  ферментативных  гидролизатах  соевого  обогатителя    все  физико-
химические  показатели  уступали  аналогичным  у  других  соевых  основ, 
подвергшихся  ферментативному  расщеплению.  Лишь  количество  кальция, 
железа  и  хлоридов  было  сопоставимо  с  соответствующими  показателями  у 
выше описанных гидролизатов.  
В соевых основах, полученных путем химического гидролиза, уровень 
аминного  азота  был  чрезвычайно  низок - 0,043±0,001 г/л.  КГС  и  ЩГС 
уступали  ферментативным  гидролизатам  сои,  в  основном,  по  всем 
показателям,  превосходя  последние  лишь  по  количеству  кальция.  В 

 
78
кислотном  гидролизате  сои,  кроме  того,  отмечено  максимально  высокое 
количество  хлоридов (3,51±0,05 г/л),  что  значительно  превышало  этот 
показатель  у  всех  изученных  соевых  основ    и  обусловлено,  вероятно, 
применением соляной кислоты в качестве активатора процесса. 
Таким  образом,  по  физико-химическим  свойствам  ферментативные 
гидролизаты  сои  и  продуктов  ее  переработки  имеют  несомненное 
преимущество  перед  питательными  основами,  полученными  кислотным  и 
щелочным  способами.  Среди  соевых  основ,  полученных  ферментативным 
расщеплением, более высокие физико-химические показатели отмечены для 
ФГС, ФГСМ и ФГСБМ.  
 
4.1.2 Аминокислотный состав соевых гидролизатов 
Для 
последующего 
использования 
при 
производстве 
микробиологических  сред  наиболее  важным  показателем  качества 
питательных  основ  является  качественный  и  количественный  состав 
аминокислот,  образовавшихся  в  результате  проведенного  гидролиза  сырья, 
поскольку  питательные  потребности  микроорганизмов  определяются 
главным  образом  наличием  необходимых  легкодоступных  источников 
биосинтеза.  Используемый  нами  метод  аминокислотного  анализа  позволял 
определить 16 аминокислот - аспарагиновую  и  глютаминовую  кислоты, 
треонин,  серин,  глицин,  пролин,  аланин,  валин,  метионин,  изолейцин, 
лейцин, тирозин, фенилаланин, гистидин, лизин и аргинин.   
В  составе    гидролизатов  соевых  белков  во  всех  изучаемых  основах 
обнаружены  все  определяемые  аминокислоты,  однако,  количество  их  было 
различным.  На  рисунках 7-10 представлены  аминограммы  соевых 
гидролизатов, полученных ферментативным способом.  
В  ферментативных  гидролизатах  соевых  бобов  (рисунок 7) 
доминировали  глютаминовая (6,46±0,07 г/л)  и  аспарагиновая (4,6±0,03 г/л) 
кислоты,  а  также  изолейцин (3,92±0,11 г/л),  лейцин (3,17±0,14 г/л),  лизин 
(2,67±0,09 г/л), пролин (3,92±0,08 г/л), в меньшем количестве присутствовал 

 
79
валин (2,41±0,04 г/л).  Содержание    метионина,  тирозина    гистидина, 
аргинина было  
7
6

г
/
л

5
4
инокислот
3
 
а
м

ация
р 2

нцент 1
о
К

0
Асп Тре Сер Глю Про Гли Ала Вал Мет Изо Лей Тир Фен Гис Лиз Арг
Аминокислоты
Рисунок  7.   Аминокислотный состав ФГС
          

 
80
7
6
5

г
/
л

4
ислот
ок

3
 
амин

ация 2
т
р

нцен
о
К 1

0
Асп Тре Сер Глю Про Гли Ала Вал Мет Изо Лей Тир Фен Гис Лиз Арг
Аминокислоты
Рисунок  8.   Аминокислотный состав ФГСМ
 
 
низким  и  составляло  менее 1 г/л,  при  этом  количество  метионина  было 
минимальным – (0,15±0,02)  г/л. 
Содержание всех определяемых аминокислот в ФГСМ было несколько 
выше,  чем  в  ФГС  (рисунок 8). Динамика  распределения  аминокислот  в 
гидролизате была аналогичной ФГС. 
Для  ФГСБМ  характерно  наиболее  высокое  содержание  практически 
всех  изучаемых  аминокислот.  Лишь  количество    аргинина  было  выше  в 
ФГСМ и в ЩГС. В количественном отношении ФГСБМ  оказался наиболее 
богатым субстратом (рисунок 9). Кроме того, количество метионина в нем не 
только  значительно  превышало  его  содержание  в  других  соевых  основах 
(3,68±0,12  г/л),  но  и  не  было  минимальным  по  отношению  к  другим 
аминокислотам,  как  во  всех  остальных  гидролизатах,  а  было  выше  уровня 
серина, глицина, тирозина, фенилаланина, гистидина, аргинина. 
 

 
81
10
9
8
7
т

г
/
л

о
6
к
исл

5
ино
 
ам

4
ция
3
ентра
2
ц
Кон
1
0
Асп Тре Сер Глю Про Гли Ала Вал Мет  Изо Лей Тир Фен Гис Лиз Арг
Аминокислоты
Рисунок  9.  Аминокислотный состав ФГСБМ
 
 
Распределение  аминокислот  в  ФГСО  было  приблизительно  таким  же, 
как в ФГС или ФГСМ (рисунок 10). Однако количественный уровень почти 
всех  определяемых  аминокислот  значительно  уступал  таковым  в  других 
ферментативных соевых основах. Только содержание тирозина (0,7±0,08 г/л) 
и аргинина (1,31±0,06 г/л) в нем было выше, чем в ФГС. 
 

 
82
5
4,5
4

г
/
л

3,5
лот
ис

3
инок 2,5
 
ам

2
ация
р 1,5

1
нцент
о
К 0,5

0
Асп Тре Сер Глю Про Гли Ала Вал Мет Изо Лей Тир Фен Гис Лиз Арг
Аминокислоты
Рисунок 10.  Аминокислотный состав ФГСО
 
 
Аминограммы  соевых  питательных  основ,  полученных  с  помощью 
химического  гидролиза  (рисунки 11, 12),   показывают  наличие  всех 
аминокислот,  представленных  в  ферментативных  гидролизатах,  но  в 
значительно  меньшем  количестве.  Исключение  составляет  аргинин, 
количество  которого (2,09±0,03 г/л)  в    щелочных  гидролизатах    соевых 
бобов  (рисунок 11) превосходило  не  только  его  содержание  в  кислотных 
гидролизатах сои (1,09±0,01 г/л), но и во всех ферментативных. Количество 
других  аминокислот  в  ЩГС  было  минимальным  и  составляло  менее 1 г/л 
каждой. 
Количественное содержание аминокислот в КГС было несколько выше, 
чем  в  ЩГС,  но  значительно  уступало  всем  ферментативно  полученным 
соевым основам (рисунок 12). 
 

 
83
3
2,5

г
/
л

2
ислот
1,5
 
аминок

ация
1
нцентр
Ко 0,5

0
Асп Тре Сер Глю Про Гли Ала Вал Мет Изо Лей Тир Фен Гис Лиз Арг
Аминокислоты
Рисунок 11.  Аминокислотный состав ЩГС
 
 
3
2,5

г
/
л

2
ислот
1,5
 
аминок

ация
1
т
р

нцен
о 0,5

К
0
Асп Тре Сер Глю Про Гли Ала Вал Мет Изо Лей Тир Фен Гис Лиз Арг
Аминокислоты
Рисунок 12.  Аминокислотный состав КГС
 

 
84
Как  видно  из  рисунков 7-12, во  всех  гидролизатах  в  максимальном 
количестве  присутствовала  глютаминовая  кислота,  содержание  которой  в 
ФГСБМ достигло 9,61±0,72 г/л. Это имеет существенное значение, поскольку 
глютаминовая  кислота  количественно  играет  большую  роль    в 
аминокислотном метаболизме, и содержание ее в питательной  среде должно 
значительно  превышать  содержание  остальных  аминокислот [162].  По 
содержанию  глютаминовой  кислоты  данный  вид  гидролизата  превосходил 
ФГМ  в 1,6 раза. 
Аминокислотный  анализ  показывает,  что  качественно  ферментные 
гидролизаты  соевых  продуктов  и  мяса  (рис.1)  практически  равноценны.  В 
количественном  отношении  различия  более  существенны.  Мясные 
гидролизаты превосходят соевые по содержанию большинства аминокислот, 
г/л:  лейцина 8,91±1,0; треонина 6,11±0,3; серина 7,82±2,3; глицина 6,67±1,4; 
аланина 7,67±2,4; валина 7,81±1,9; тирозина 2,15±0,09, но  значительно 
уступают  по  содержанию  глютаминовой 6,01±0,11 и  аспарагиновой  кислот 
4,43±0,02; изолейцина 3,85±0,9; аргинина 1,13±0,02. 
Преобладание аргинина 1,7±0,09 г/л и серина 3,47±0,08 г/л отмечено в 
ферментативном  гидролизате  соевого  молока  (рисунок 8). Наименьшее 
количество фенилаланина 0,89±0,05 г/л и гистидина 0,75±0,04 г/л содержали 
гидролизаты  соевого  обогатителя  (рисунок 10), по  сравнению  с  ФГСБМ, 
содержащего  фенилаланина 2,49±0,2 г/л,  гистидина 2,08±0,02 г/л  и  ФГСМ, 
где  фенилаланина  было 1,68±0,09 г/л,  гистидина 1,3±0,1 г/л.  Другие 
аминокислоты  в  ферментативных  гидролизатах  содержались  примерно  в 
равных количествах. 
Одной  из  наиболее  дефицитных  аминокислот  в  растительных  белках 
является  лизин.  Белок  сои  содержит  до 6,4 % лизина [149]. Содержание 
данной  аминокислоты  в  ФГСБМ  составляет 6,3±0,35 г/л,  по  сравнению  с 
ФГСМ  (рисунок 8) где  количество  лизина 3,97± 0,15 г/л.  Ферментативный 
гидролизат  сои  (рисунок 7) содержал  лизина 2,67±0,24 г/л,  а  в  гидролизате 
соевого  обогатителя  данный  показатель  не  превышал 2 г/л  (рисунок 10). 

 
85
Лимитирующая аминокислота в белке семян сои – метионин; количество  его 
варьирует  от 0,8 до 1,9 % [149]. Метионин  относится  к  серосодержащим 
аминокислотам,  поэтому  его  присутствие  в  достаточном  количестве 
необходимо для  удовлетворения  потребности микроорганизмов в источнике 
серы.  Из  всех  полученных  нами  гидролизатов  наибольшее  количество 
метионина  содержал  ФГСБМ,  в  других    же  соевых  основах  его  содержание 
составляло лишь 0,03 – 0,25 г/л. 
Таким  образом,  в  составе  полученных  питательных  основ  из  сои  и 
продуктов  ее  переработки  выявлено 16 аминокислот,  являющихся  важными 
для жизнедеятельности большинства микроорганизмов [124, 262]. Показано, 
что  при  получении  питательных  основ  для  микробиологических  сред  имеет 
преимущество ферментативный гидролиз соевого субстрата по сравнению с 
химическими  способами  расщепления.  При  получении  ферментативного 
гидролизата  из  соевого  белка  на  молоке  достигнут  максимальный 
количественный уровень  идентифицированных аминокислот. 
Можно  предположить,  что    выявленные  различия  между 
ферментативными  гидролизатами  сои  и  мяса  не  окажут  существенного 
влияния  на  ростовые  качества  питательных  сред,  количественное 
содержание  аминокислот  в  соевых  гидролизатах  окажется  достаточным  для 
культивирования  исследуемого  микроба.  Однако  одна  из  необходимых 
аминокислот - метионин,  присутствует  в  соевых  гидролизатах  в  малых 
количествах.  Ее  недостаток  может  компенсировать  добавление  мясного 
гидролизата к соевому, что позволит дополнить аминокислотный состав и в 
качественном и в количественном отношениях и в то же время, значительно 
снизить себестоимость конечного продукта. 
 
4.2  Разработка  технологии  приготовления  питательных  сред  для 
культивирования  чумного микроба на основе соевых гидролизатов   
Предложенные  ранее  варианты  приготовления  ферментативных  основ 
из сои [92] не нашли применения в бактериологии, поскольку в полученных 

 
86
из них плотных средах  после стерилизации образовывался большой осадок.  
Для  получения  прозрачной  среды  осадок  отфильтровывали  и  агар  вновь 
стерилизовали [213], что увеличивало трудоемкость процесса.  
Мы  проводили  осветление  соевых  основ  активированным  углем. 
Расчетное  количество  гидролизата  доводили    до 1 л  водой 
дистиллированной,  до показателя аминного азота 0,14±0,03 %, добавляли 2 
% активированного угля марки «ОУ-А», кипятили 3-5 мин, пропускали через 
фильтровальное  полотно  и 8-12 слоев  фильтровальной  бумаги.  На  основе 
полученного  фильтрата  готовили  плотные  и  жидкие  питательные  среды 
согласно методам, изложенным в разделе 2.2.1. В работе использовали среды 
с  добавлением  стимуляторов  роста  (натрий  сернистокислый  (сульфит)  или 
липоевая кислота)  и без них. Среды стерилизовали в режиме автоклава при 1 
атм в течение 30 мин. Полученные питательные среды были прозрачными и 
не нуждались в дополнительном осветлении.  
 
4.2.1 Сравнительное изучение ростовых качеств питательных сред, 
приготовленных  с  использованием  ферментативного  гидролизата  сои 
(бобов) 
Опыт  многолетнего  успешного  использования  ферментативных 
гидролизатов 
мяса 
при 
приготовлении 
питательных 
сред 
для 
культивирования  и  диагностики  возбудителей  бактериальных  инфекций 
свидетельствует  о  том,  что  по  химическому  составу  они  вполне 
обеспечивают  физиологические  потребности  микроорганизмов.  Главным 
недостатком  мясных  основ  является  их  высокая  стоимость.  Однако  вопрос 
удешевления  питательных  сред  продолжает  оставаться  открытым,  так  как 
замена  мясного  сырья  другими  продуктами  влияет  на  ростовые  качества 
культуральных сред. 
Возбудитель чумы для своего роста требует полноценную питательную 
основу,  содержащую  аминокислоты,  пуриновые  и  пиримидиновые 
основания,  микроэлементы.  Для  биосинтетических  реакций  при  его 

 
87
культивировании необходимы также соединения, содержащие фосфор, серу, 
магний,  кальций,  калий,  железо,  марганец.  Функциональная  активность 
ферментов и скорость ферментных реакций зависят и от условий, в которых 
находится микроорганизм (температура, рН среды и др.) [257, 258, 260, 261, 
280].  
Результаты,  полученные  нами  при  определении  физико-химических 
свойств и аминокислотного анализа ферментативных соевых основ, показали 
полноценность  их  компонентного  состава,  что  дает  возможность 
использовать соевые гидролизаты при конструировании питательных сред.  
Для определения ростовых свойств ферментативных гидролизатов сои  
нами  приготовлены  среды  на  их  основе  и  комбинированные  питательные 
среды, состоящие из мясных и соевых ферментативных гидролизатов, взятых 
в различных объемах. 
Для установления  количественного соотношения гидролизатов мяса и 
сои,  оптимального  для  развития  чумного  микроба,  проводили  смешивание 
гидролизатов  в  соотношениях 1:1; 1:2; 2:1 соответственно.  В  полученных 
комбинированных  основах  определяли  аминный  азот.  Для  приготовления 
питательных сред,  основы разводили дистиллированной водой до конечной 
концентрации  аминного  азота 0,14±0,03 %, после  добавления  ингредиентов 
устанавливали рН 7,3±0,2. В качестве стимулирующих добавок использовали 
сульфит  натрия  и  липоевую  кислоту  в  концентрациях 0,04 %; 0,05 %. 
Контролем  служил  агар  Хоттингера,  приготовленный  по  классическому 
рецепту.  
Изучаемую культуру - вакцинный штамм чумного микроба Y. pestis EV 
наносили  по 0,1 мл  на  агаровые  пластинки  в  дозе 100 и 10 м.к.  Учет 
результатов  проводили  через 46±2 ч  инкубации  при  температуре 27±1 ºС 
путем подсчета выросших колоний (табл. 10). 
При посевной дозе 100 микробных клеток максимальный рост чумного 
микроба  наблюдали  при  использовании  питательного  агара    с  добавлением 
сульфита  натрия,  содержащего  ферментативные  гидролизаты  сои  и  мяса  в 

 
88
равных  объемах (1:1) в  количестве,  обеспечивающем  в  среде 0,14 % 
аминного азота. На чашках Петри с данной средой через 46±2  ч инкубации 
при температуре 27±1  ºС вырастало в среднем 78,1±7,0 колоний диаметром 
2,2  мм  с  хорошо  выраженной  кружевной  зоной.  На  средах,  содержащих 
соотношение  основ 1:2 и 2:1 с  добавлением  сульфита  натрия  при  той  же 
посевной дозе, наблюдался также рост   чумного   микроба   через  46±2  ч в 
количестве  66-68 колоний  диаметром 1,5-2,0 мм  с  кружевной  зоной, 
характерной для чумного микроба. 
 
Таблица 10. Результаты  ростовых  свойств  плотных  питательных  сред, 
приготовленных на основе ФГМ и ФГС, взятых в различных соотношениях 
 
№ 
Агар на  Коли
Используемый стимулятор роста 
п/п    основе  честв
Количество колоний, выросших при посеве м.к.  
ФГМ  и  о 
  (М ± m) 
ФГС  в  сери
без стимуляторов 
сульфит натрия 
липоевая кислота 
соотно
й 
шениях 
100 10 100 10 100  10 
1 0:1  3 
22,1±1,0 2,2±0,2 68,1±7,0 7,4±3,4 70,1±2,0 7,2±3,4 
2 1:1  3 
25,1±1,1 2,0±0,2 78,1±7,0 7,2±3,4 79,2±7,2 7,5±3,6 
3 1:2  3 
24,1±1,3 1,9±0,2 66,2±5,0 6,3±2,1 56,1±3,0 5,0±1,0 
4 2:1  3 
24,0±1,2 2,4±0,2 68,1±3,4 6,5±3,4 67,8±2,4 6,2±2,3 

1:0 
1 25,0±1,5 2,5±0,1 62,0±3,2 6,0±4,1 * 

контроль 
 
Обозначения:   (*)  -   исследования не проводились. 
                          (M) -   среднее количество выросших колоний 
                          (m)  -  ошибка в определении среднего количества колоний 
 
Контрольные  среды,  приготовленные  на  основе  ФГМ  с  добавлением 
сульфита  натрия,  обеспечивали  рост  вакцинного  штамма  через 46±2  ч 
инкубации  в  количестве 62,0±3,2 колоний  диаметром 1,2-1,3 мм.  По 

 
89
морфологическим  признакам  колонии  возбудителя  чумы,  выросшие  на 
изучаемых в данном эксперименте средах, не отличались. 
При  использовании  в  качестве  стимулятора  липоевой  кислоты 
наблюдали оптимальный рост чумного микроба с характерной морфологией, 
независимо  от  соотношения  питательных  основ.  Рост  чумного  микроба  на 
средах  без  стимуляторов,  в  том  числе  и  на  контрольных,  был 
незначительным. 
 Таким  образом,  оптимальной  по  ростовым  качествам  была 
питательная  среда,  приготовленная  из  ферментативных  гидролизатов  сои  и 
мяса,  взятых  в  равных  объемах,  с  добавлением  сульфита  натрия  или  
липоевой  кислоты.  Тем  не  менее,  среда,  приготовленная  только  на 
ферментативной  соевой  основе,  обеспечивала  достаточно  высокий  рост 
чумного  микроба  с  характерной  морфологией  в  количестве 68-70 % от 
посевной дозы. 
  
4.2.2 Оценка ростовых качеств питательных сред, приготовленных 
из щелочных и кислотных гидролизатов сои (бобов) 
Предыдущими  исследованиями  показано,  что  гидролизаты  сои, 
полученные  в  результате  химического  воздействия,  уступали  по  физико-
химическим  свойствам  и  аминокислотному  составу  ферментативным. 
Однако использование последних увеличивает стоимость питательных сред. 
В  связи  с  этим  были  изучены  ростовые  качества  сред,  приготовленных  не 
только из ферментативно полученных соевых основ, но также из кислотных 
и щелочных гидролизатов. 
Из  питательных  основ – щелочного  и  кислотного  гидролизатов  сои 
готовили  жидкие  и  плотные  питательные  среды  по  методике  аналогичной 
производству  бульона  и  агара  Хоттингера  (гл. 3). Исключением  являлось 
низкое  содержание  аминного  азота  в  основах,  поэтому  среды  готовили  на 
основе концентрированных гидролизатов, без добавления дистиллированной 
воды,  конечное содержание аминного азота в полученных средах составляло 

 
90
0,043±0,001 %.  Кроме  минеральных  солей - натрия  хлористого  и  натрия 
фосфорнокислого  дополнительно  вносили  стимуляторы  роста – сульфит 
натрия,  липоевую  кислоту  или  сочетание  липоевой  кислоты  и  сульфита 
натрия в концентрациях: 0,04 %; 0,05 %; 0,5 % соответственно.  
Оценку питательных сред по биологическим показателям проводили с 
использованием  вакцинного  штамма  чумного  микроба  Y. pestis EV  в 
посевной дозе 100 м.к.   Контролем служили соответственно для плотной и 
жидкой  питательной  сред  агар  и  бульон  Хоттингера    с  аминным  азотом 
0,14±0,03 %. Посевы микробной взвеси осуществляли в 3-кратном повторе на 
чашки Петри или в пробирки с каждой изучаемой серией питательной среды. 
Учет результатов проводили через 46±2 ч инкубации при температуре 27±1 
ºС. Результаты ростовых свойств питательных сред представлены в табл. 11, 
12. 
Результаты  проверки  плотных  питательных  сред,  приготовленных  на 
основе  ЩГС  (табл. 11), показали,  что  среды  с  добавлением  солей  без 
стимуляторов обеспечивают качественный рост вакцинного штамма чумного 
микроба,  где  из  посеянных 100 м.к.  через  46±2 ч  инкубации  при 27±1 ºС 
вырастало 57±2 колоний  в R-форме  диаметром 1,0-2,0 мм  со  слабо 
выраженной кружевной зоной. Среды   с   добавлением    липоевой   кислоты   
и   сочетания     стимуляторов  обеспечивали  рост 57-60 колонии в R-форме, 
с  четко  выраженной  кружевной  зоной.  Рост  на  контрольных  средах  
соответствовал предъявляемым требованиям [76]. 
 
Таблица 11. Результаты  ростовых  свойств  плотных  питательных  сред, 
приготовленных на основе ЩГС 
 
Кол- 
Количество колоний, d, мм 
№ 
Наименование 
во 
Наличие кружевной 
п/п  питательной среды сери
зоны 
до 1 
1,0 - 2,0 
2,1 и более 
й 
Агар без 
 
 
 
 
1  стимуляторов 

Слабо выраженная 
--- 
57±2 
--- 

 
91
Агар с 
 
 
 
 
2  сульфитом 

Ярко выраженная 
--- 
51±3 
--- 
натрия 
Агар с липоевой   
 
 
 
 
3  кислотой 

Ярко выраженная 
--- 
57±2 
--- 
Агар с  
 
сульфитом 

 
 
 
4  натрия и 
Ярко выраженная 
--- 
60±2 
--- 
липоевой 
кислотой 
Агар Хоттингера 
 
 
 
 
5  (контроль) 

Ярко выраженная 
--- 
58±3 

       
  Обозначения:     (---) -  рост отсутствует;   (d)  -   диаметр колоний   
На  жидких  питательных  средах,  приготовленных  на  основе  ЩГС  с 
добавлением  сульфита  натрия,  липоевой  кислоты  или  с  их  сочетанием  во 
всех образцах через 46±2 ч инкубации при температуре 27±1 ºС наблюдался 
агглютинабельный  рост  в  виде  мелких  хлопьев  с  рыхлым  осадком    на  дне 
пробирки  и  с  прозрачным  столбиком  бульона,  тогда  как  в  бульонах  без 
стимуляторов роста не наблюдалось в течение 5 сут (срок наблюдения). 
Плотные  питательные  среды,  приготовленные  на  основе  КГС,  только 
при  добавлении  сочетания  сульфита  натрия  и  липоевой  кислоты  из 100 
посеянных  м.к.  формировали 51±1 колонию  в R-форме  диаметром 1,5 мм  с 
бурым зернистым центром и узкой кружевной зоной (табл. 12).   
 
Таблица 12. Результаты  ростовых  свойств  плотных  питательных  сред, 
приготовленных на основе КГС. 
 
№ 
Наименование  Кол
Наличие кружевной 
Количество  колоний, d, мм 
п/п  питательной 
ичес
зоны 
 
 
 
среды 
тво 
 
 до 1 
1,0 - 2,0 
2,1 и более 
сери
й 
 
Агар 
без 
 
 
 
 
 
  1  
стимуляторов 

--- 
--- 
--- 
--- 
 
Агар 
с 
 
Слабая  кружевная 
 
 
 
  2 
сульфитом 

зона,  появляющаяся 
28±2 
30±1 
--- 
натрия  
через 72 ч  

 
92
 
Агар 
с 
 
 
 
 
 
  3 
липоевой    

--- 
--- 
--- 
--- 
кислотой  
 
Агар 
с  
 
Узкая 
кружевная 
 
 
 
  4 
сульфитом натрия 

зона 
--- 
51±1 
--- 
и 
липоевой   
кислотой 
 
Агар 
 
Ярко выраженная 
 
 
 
  5 
Хоттингера  

--- 
58±1 
2±2 
(контроль) 
 
        Обозначения:     (---) -  рост отсутствует;   (d)  -   диаметр колоний   
 
Жидкие   питательные   среды   на   основе КГС с сульфитом натрия и  
сочетанием  сульфита  натрия  и  липоевой  кислоты  обеспечивали  рост 
изучаемого  штамма  в  виде  мелких  хлопьев,  взвешенных  в  прозрачном 
бульоне,  с  рыхлым  осадком  на  дне  пробирки.  Величина  хлопьев  была 
меньше,  чем  в  контрольных  средах.  В  бульонах  без  добавок  или  только  с 
липоевой кислотой роста не наблюдалось в течение 7 сут (срок наблюдения). 
Итак,  в  результате  проведенных  исследований  установлено,  что 
жидкие  и  плотные  питательные  среды,  приготовленные  на  основе  ЩГС  без 
стимуляторов  и  с  добавлением  ростостимулирующих  факторов  (сульфита 
натрия и липоевой кислоты)  обеспечивают полноценный рост Y. pestis EV
 
4.2.3 Оценка ростовых качеств питательных сред, приготовленных 
на ферментативной основе продуктов переработки сои 
Полученные    ферментативные    гидролизаты    соевого    молока 
(0,74±0,04 % аминного  азота);  соевого  обогатителя  (0,52±0,02 %); соевых 
бобов на соевом молоке  (0,86±0,03 %)  разводили дистиллированной водой 
до конечного показателя аминного азота 0,14±0,03 %. На их основе готовили 
жидкие  и  плотные  питательные  среды,  в  том  числе  с  добавлением 
стимуляторов (сульфита натрия и липоевой кислоты). 
Биологический  контроль  питательных  сред  проводили  с  помощью 
вакцинного  штамма  чумного  микроба.  Контролем  служили  соответственно 
жидкие  или  плотные  среды,  приготовленные  из  мясных    ферментативных 

 
93
основ (агар Хоттингера) без добавок и с добавлением сульфита натрия (табл. 
13). 
На  контрольной  среде  с  добавлением  сульфита  натрия  из 100 
посеянных  микробных  клеток  вырастало 62,1±1,2 колоний  в R-форме 
диаметром 1,3 мм с узкой, но выраженной кружевной зоной, сохраняющейся 
в течение 2 сут только у некоторых колоний.  
На  всех  средах  без  стимуляторов  рост  был  незначительным,  колонии 
мелкие  с  едва  видимой  кружевной  зоной.  На  средах  из  ФГСО  рост 
отсутствовал в течение 7 сут (срок наблюдения).  
Результаты  проверки  плотных  питательных  сред,  приготовленных  на 
основе  ФГСО  показали,  что  среды  с  добавлением  сульфита  натрия 
обеспечивают  рост 55,2±3,0 мелких  колоний  чумного микроба в R-форме 
диаметром 
Таблица 13. Ростовые свойства плотных питательных сред, приготовленных 
на ферментативных основах продуктов переработки сои 
 
№  Наименование 
Колич
Количе d, 
         Характер роста 
п/
питательной среды 
ество 
ство 
мм 
п 
серий 
колоний
1  Агар на основе ФГСМ 
 
19,2±2,1
до 1 
Мелкие колонии с отсутствием 
без добавок 

мм  кружевной зоны 
 
Агар на основе ФГСМ 
 
 
 
Колонии  в R-форме  с  крупной 
2  с сульфитом натрия 

55,4±3,5
2,0  кружевной  зоной,  сохраняющейся  в 
течение 5 сут на всех колониях 
 
Агар на основе ФГСМ 
 
 
 
3  с сульфитом натрия и 

60,0±3,0
2,0  То же 
липоевой кислотой 
 
Агар на основе ФГСМ 
 
78,0±1,0
2,2  То же 
4  с липоевой кислотой 

5  Агар на основе 
5 30,4±3,2
до 1 
Мелкие колонии с узкой, нежной 
ФГСБМ без добавок 
мм  кружевной зоной 
 
Агар на основе 
 
 
 
Колонии  в R-форме  со  светлой,
6  ФГСБМ с сульфитом 

77,4±2,1
2,2  нежной 
кружевной 
зоной,
натрия 
сохраняющейся  в  течение 5 сут  на
всех колониях 
 
Агар на основе 
 
 
 
 
7  ФГСБМ с сульфитом 

77,3±1,3
2,2  То же 
натрия и липоевой 
кислотой 

 
94
 
Агар на основе 
 
 
 
 
8  ФГСБМ с липоевой 

78,1±1,0
2,2  То же 
кислотой 
9  Агар на основе ФГСО 

---- ---- 
---- 
без добавок 
 
 
Агар на основе ФГСО 
 
 
 
Колонии в R-форме, очень мелкие, со
 
с сульфитом натрия 

55,2±3,0
до 
слабо выраженной  кружевной зоной,
10 
1,5   сохраняющейся  в  течение 5 сут  на
всех колониях 
 
Агар на основе ФГСО с 
 
 
 
Колонии  в R-форме,  с    кружевной
11  сульфитом натрия и 

59,1±2,2
1,5  зоной, сохраняющейся в течение 5 сут
липоевой кислотой 
на всех колониях 
 
Агар на основе ФГСО 
 
 
 
 
12  с липоевой кислотой 

---- 
----  ---- 
 
Агар Хоттингера без 
 
 
 
Мелкие  колонии  с  узкой,  нежной
13  добавок (контроль) 

25,0±1,5 1 мм кружевной зоной 
 
Агар Хоттингера 
 
 
 
Колонии  в R-форме,  со  светлой
14  (контроль) 

62,1±1,2
1,3  кружевной  зоной,  сохраняющейся
через 48 ч у некоторых колоний  
 
Обозначения:     (---) -  рост отсутствует;     (d)  -   диаметр колоний   
 
до 1,5 мм  с  узкой,  слабо  выраженной  кружевной  зоной,  сохраняющейся  в 
течение 5 сут  (срок  наблюдения).  При  сочетанном  добавлении  в  среды 
сульфита натрия и липоевой кислоты на средах вырастало в среднем 59,1±2,2 
колоний в R-форме диаметром 1,5 мм с ярко выраженной кружевной зоной, 
сохраняющейся в течение 5 сут наблюдения.  
Плотные  питательные  среды,  приготовленные  на  основе  ФГСМ  с 
добавлением  сульфита  натрия  обеспечивали  рост 55,4±3,5 колоний 
изучаемого  микроба.  Выросшие  колонии  находились  в R-форме  диаметром 
2,0  мм  с  крупной  четкой  кружевной  зоной,  сохраняющейся  в  течение 5 сут 
(срок  наблюдения).  Среды  с  сочетанием  стимуляторов  обеспечивали  рост 
60,0±3,0 колоний с типичными культурально-морфологическими свойствами 
чумного микроба. 
Оптимальными  были  среды,  приготовленные  на  комбинированной 
соевой  основе  (ФГСБМ)  с  добавками,  где  из 100 посеянных  микробных 
клеток  вырастало  в  среднем  77,4±2,1 колонии  диаметром 2,2 мм  с  ярко-
выраженной кружевной зоной, сохраняющейся в течение 5 сут. Кроме того, 
отмечено, что на данных средах формирование колоний происходило на 3 ч 

 
95
раньше,  чем  на  других  соевых  средах.  На  контрольной  среде  типичные 
колонии с периферической «кружевной зоной» формировались через 46±2 ч.  
Изучение ростовых качеств жидких питательных сред, приготовленных 
на  ферментативных  основах  соевого  молока  и  соевого  обогатителя,  а  также 
на  комбинированной  соевой  основе,  показало,  что  данные  среды  с 
добавлением  сульфита  натрия  или  липоевой  кислоты  обеспечивали  рост 
вакцинного штамма чумного микроба при посеве 100 и 10 м.к. через 46±2  ч 
при температуре 27±1 °С в виде взвешенных хлопьев в прозрачном бульоне с 
рыхлым осадком на дне пробирки (табл. 14).. На бульонах, приготовленных с 
использованием 
ферментативного 
гидролизата 
соевого 
молока, 
агглютинабельный  рост  наблюдался  уже  через 24 ч,  что  на 24 ч  раньше 
начала  роста,  чем  на  бульоне    Хоттингера,  приготовленном    на    основе  
ФГМ. Контрольные среды 
 
Таблица 14. Биологические 
показатели 
питательных 
бульонов, 
приготовленных с использованием ферментативных основ продуктов сои 
 
№ 
Наименование 
Коли
Результаты биологического контроля питательных бульонов 
п/п 
питательных 
честв
1 сут 2 
сут 3 
сут 4 
сут 5 
сут 
сред 
ово 
серий 
При посевной дозе, м.к. 
100
10  100  10  100  10 100 10 100 10 
 
Бульон на основе 

ФГСМ 
без 
5 --- 
--- --- ---  --- --- --- --- 
--- --- 
добавок 
   
Бульон на основе 

ФГСМ 
с 
5 + + +  +  +  + + + 
+ + 
сульфитом 
натрия 
 
Бульон на основе 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ФГСМ 
с 

---  --- 








липоевой 
кислотой 
 
Бульон на основе 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ФГСБМ 
без 

---  --- 
--- 
--- 
--- 
--- 
--- 
--- 
--- 
--- 
добавок   
 
 
Бульон на основе 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ФГСБМ 
с 

---  --- 









 
96
сульфитом 
натрия 
 
Бульон на основе 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ФГСБМ 
с 

--- 
--- 








липоевой 
кислотой 
 
Бульон на основе 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ФГСО 
без 

---  --- 
--- 
--- 
--- 
--- 
--- 
--- 
--- 
--- 
добавок   
 
Бульон на основе 

ФГСО 
с 
5 --- 
--- +  +  +  + + + + + 
сульфитом 
натрия 
 
Бульон на основе 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ФГСО 
с 

---  --- 








липоевой 
кислотой 
 
Бульон 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
10  Хоттингера  без 

---  --- 
--- 
--- 
--- 
--- +  + 


добавок 
(контроль) 
 
Бульон 
 
 
 
 
 
 
 
11  Хоттингера 

---  --- +  +  + + + + 


(контроль) 
 
Примечание:  (---) -  отсутствие роста;   (+) -  агглютинабельный рост, бульон прозрачный 
с рыхлым осадком 
 
через 46±2 ч  давали  характерный  рост  чумного  микроба  в  прозрачном 
бульоне  в  виде  нитей  с  рыхлым  осадком  на  дне  пробирки.  Рост  на 
контрольной  среде  без  добавок  наблюдался  только  через 72 ч 
культивирования. 
Таким  образом,  плотные  питательные  среды,  приготовленные  на 
основе      ФГСО,   ФГСМ    и    ФГСБМ  с    добавлением    сульфита    натрия,   
липоевой  кислоты  или  сочетания  сульфита  натрия  и  липоевой  кислоты, 
являются полноценными, обеспечивая оптимальные условия для развития Y. 
pestis EV
.  Установлено,  что  морфология  колоний,  формирование  и 
сохранение кружевной зоны на питательных средах с использованием соевых 
основ не уступали, а в большинстве случаев были более наглядными, чем на 
общепринятых мясных средах. 
 

 
97
4.2.4  Оценка  качества  соевых  сред  по  пигменто-  и  индолообразованию 
тест-штаммов 

Биологические показатели ФГС, ФГСМ, ФГСБМ и ФГСО оценивали 
путем  культивирования  микроорганизмов  тест-штаммов,  полученных  из 
ГИСК им. Л.А. Тарасевича, в том числе пигменто- и индолообразующих. На 
основе соевых гидролизатов готовили плотные и жидкие питательные среды 
с добавлением сульфита натрия. В качестве контрольной среды использовали 
аналогичную  среду  на  мясной  основе  (агар  Хоттингера).  Контроль 
питательных сред проводили согласно раздела 2.2.4  (табл. 15). 
При  исследовании  плотных  питательных  сред,  приготовленных  из 
ферментативных гидролизатов сои и продуктов ее переработки, установлено, 
что  среды  на  основе  ФГСБМ  обеспечивали  количественно    больший  рост 
тест-штаммов    Sh. flexneri 1 a 8516  и    Sh. sonnei “S-form”.  Через 22±2 ч 
инкубации  при  температуре 37±1 ˚С  из 100 посеянных  микробных  клеток 
вырастало  в  среднем 48±0,5 и 45±0,3 бесцветных,  прозрачных,  круглых  
колоний диаметром  1,5-2,0  и  2,2-2,5  мм  соответственно.   При  изучении  
роста  пигментообразующих  тест-штаммов  при  посеве  0,1 мл  суспензии,   
соответствующей   10  единицам  ОСО  мутности  (42-28-85 П),  через  19±1 ч  
инкубации  при  соответствующих температурах наблюдали  сплошной  рост 
 

 
98
Таблица 15. Результаты контроля качества плотных сред с различными соевыми основами 
 
 
 
 
Результаты контроля качества сред с использованием тест-штаммов 
№ п/п 
Наименование  
Колич Sh. flexneri 1 a 8516 Sh. sonnei “S-form” Ps. aeruginosa 27/99
S. marcescens 1 
питательной  
ество 
основы в среде 
серий 
 
кол-во*  
d, мм 
кол-во* 
d, мм 
наличие роста и** 
наличие роста и** 
колоний 
колоний 
цвет пигмента 
цвет пигмента 
 
 
 
 
 
 
 
сплошной  рост  с  сплошной  рост  с  об-

ФГС 

44±0,3 
1,5-1,9 
45±0,2 
2,1-2,3  образованием  сине- разованием  розово-
зеленого пигмента 
красного пигмента 
 
 
 
 
 
 
 
сплошной  рост  с  сплошной  рост  с  об-

ФГСМ 

45±0,4 
1,3-1,8 
45±0,1 
2,1-2,3  образованием  сине- разованием розово- 
зеленого пигмента 
красного пигмента 
 
 
 
 
 
 
 
сплошной  рост  с  сплошной  рост  с  об-

ФГСБМ 

48±0,5 
1,5-2,0 
45±0,3 
2,2-2,5  образованием  сине- разованием  розово-
зеленого пигмента 
красного пигмента 
 
 
 
 
 
 
 
сплошной  рост  с  сплошной  рост  с 

ФГСО 

39±0,1 
1,1-1,3 
40±0,2 
1,5-1,8  образованием 
образованием  желто-
желтого пигмента 
розового  бледного 
пигмента 
 
 
 
 
 
 
 
сплошной  рост  с  сплошной  рост  с 

ФГМ  (контроль) 

46±0,4 
1,5-2,0 
44±0,5 
2,2-2,5  образованием  сине- образованием 
зеленого пигмента 
розово-красного 
пигмента 
 
Обозначения:  (*) – разведение 10-6 
                          (**) – разведение 10 ед по ОСО 42-28-85 П 
 

 
99
Ps. aeruginosa 27/99 с образованием интенсивного сине-зеленого пигмента и 
сплошной рост S. marcescens 1 с образованием оранжево-красного пигмента. 
Применение  ферментативного  гидролизата  соевого  обогатителя  в 
составе  плотных  питательных  сред  отражается  на  росте    изучаемых 
микроорганизмов.  На  данных  средах  из 100 посеянных  микробных  клеток 
наблюдали    рост  тест-штамма  Sh. flexneri 1 a 8516  и    Sh. sonnei “S-form”  в 
количестве  39±0,1 и 40±0,2 колоний  типичной  морфологии,  но  с  меньшим 
диаметром.  Кроме  того,  отмечено  слабое  и  в  более  поздние  сроки 
образование  пигментов  при  росте  тест-штаммов  P. aeruginosa 27/99   и  S. 
marcescens 1. Через 28±1 ч инкубации в первом случае наблюдали сплошной 
рост  со  слабым  желтым  пигментом,  во  втором – сплошной  рост  с 
образованием желто-розового пигмента. 
Жидкие 
питательные 
среды, 
приготовленные 
на 
основе 
ферментативных гидролизатов сои и соевых продуктов, обеспечивали во всех 
пробирках  рост  тест-штамма    Sh. flexneri 1 a 8516  через 22±2 ч  инкубации 
при  температуре 37±1 ˚С  в  виде  диффузного  помутнения  с  образованием 
индола, через 47±1 ч инкубации при температуре 37±1 ˚С рост тест-штамма 
C. xerosis 1911  в  виде  диффузного  равномерного  помутнения  и  придонно-
пристеночный рост тест-штамма St. pyogenes Dick 1.  
Таким 
образом, 
проведенные 
исследования 
подтверждают 
полноценность 
компонентного 
состава 
соевых 
 
ферментативных 
гидролизатов:  ФГС, ФГСМ и ФГСБМ. Питательные среды, приготовленные 
на  их  основе,  по  своим  ростовым  качествам  не  уступают  мясным  средам, 
равноценно  обеспечивая  биохимические  реакции  исследуемых  штаммов 
бактерий. 
 
4.3 
Биохимические 
свойства 
чумного 
микроба 
при 
культивировании его на соевых питательных средах 
Для  выяснения  стабильности  биохимических  свойств  культуру 
чумного    микроба  Y. pestis EV  выращивали  на  экспериментальных  плотных 

 
100
средах,  приготовленных  из  ферментативных  гидролизатов  сои  и  продуктов 
ее  переработки  со  стимуляторами  и  на  контрольной  среде – агаре 
Хоттингера.  Тест-штамм    культивировали      при    температуре 27±1 ˚С  в 
течение 46±2 ч.  
Исследования  биохимических  свойств  проводили  с  использованием  
5,0±0,5  мл  пептонной  воды    с  добавлением 1 % сахарозы,  дульцита, 
арабинозы,  рамнозы,  глюкозы,  маннита,  маннозы,  лактозы  и  индикатора 
Андреде.  
Характеристика 
биохимических 
свойств 
возбудителя 
чумы 
представлена в таблице 16. 
Было  установлено,  что  через  24  ч    инкубации  культура  чумного 
микроба,  выращенная    как  на  контрольной  среде,  так  и  на  всех  изучаемых 
средах,  обеспечивала  ферментацию  с  образованием  кислоты  без  газа 
глюкозы,  маннита,  маннозы,  арабинозы,  о  чем  свидетельствовало 
покраснение индикатора. Среды, содержащие глицерин, сахарозу, лактозу и 
рамнозу оставались без изменений,  что является характерным признаком для 
данного  штамма  возбудителя  чумы.  В  течение 6 сут  наблюдения 
ферментативная активность чумного микроба не изменялась. 
Таким  образом,  культивирование  возбудителя  чумы  на  соевых 
питательных  средах,  не  влияло  на  биохимическую  активность  микроба  и 
стабильность ее сохранения.  
 
4.4  Оценка  сохранения  качества  плотных  питательных  сред  при 
хранении соевых основ 
В производственных условиях при выпуске бактерийных препаратов 
всегда должен быть запас гидролизатов, используемых в качестве основы для 
получения бактериологических сред. Поэтому вопрос о влиянии длительного 
хранения соевых гидролизатов на качество питательной среды представляет 
несомненный интерес. 

 
101
В  дальнейших  исследованиях  мы  изучили  влияние  сроков  хранения 
соевых  гидролизатов  на  ростовые  качества  питательных  сред  при 
культивировании    на    них  Y. pestis EV,  морфологию    возбудителя    и    его  
биохимическую 

 
102
Таблица 16. Ферментативные  свойства  вакцинного  штамма  Y. pestis EV,  выращенного  на  экспериментальных  соевых 
средах 
№ 
Наименование 
Ферментация углеводов 
п/п 
питательной 
 
среды 
сахароза 
лактоза 
глицерин 
рамноза 
арабиноза 
глюкоза 
маннит 
манноза 
кислота  газ  кислота газ кислота газ кислота газ  кислота газ кислота газ кислота газ кислотата  газ 
 
Агар  на  основе 
- - - - - - - - + - + - + -  +  - 
1  ФГС    с  сульфитом 
натрия 
 
Агар  на  основе 
- - - - - - - - + - + - + -  +  - 
2  ФГС  с  сульфитом 
натрия,  липоевой 
кислотой 
 
Агар  на  основе 
- - - - - - - - + - + - + -  +  - 
3  ФГСМ 
с 
сульфитом натрия  
 
Агар  на  основе  
- - - - - - - - + - + - + -  +  - 
4  ФГСМ 
с 
сульфитом  натрия, 
липоевой кислотой 
 
Агар  на  основе  
- - - - - - - - + - + - + -  +  - 
5  ФГСБМ 
с 
сульфитом натрия 
 
Агар  на  основе  
- - - - - - - - + - + - + -  +  - 
6  ФГСБМ 
с 
сульфитом  натрия,  
липоевой кислотой 
 
Агар  на  основе  
- - - - - - - - + - + - + -  +  - 
7  ФГСО 
с 
сульфитом натрия 
 
Агар  н/о  ФГСО  с 
- - - - - - - - + - + - + -  +  - 
8  сульфитом  натрия,  
липоевой кислотой 
9  Контроль 
- - - - - - - - + - + - + -  +  - 
Обозначения:   (-) – отсутствие ферментации и образования газа;    (+) – образование кислоты  без газа 

активность.  Использовали  питательные  среды,  приготовленные  на 
ферментативных  основах  соевых  бобов,  хранящихся  в  течение 1 - 2 лет  и 
свежеприготовленные.  В  виду  того,  что  при  хранении  в  гидролизатах 
продолжают  протекать  ферментативные  процессы  за  счет  присутствия 
вытяжки  поджелудочной  железы,  периодически  в  гидролизатах  измеряли 
величину  рН  и  количество  аминного  азота.  В  среднем  прирост  аминного 
азота составлял 10 % после одного года и 12 % после двух лет хранения. При 
этом отмечено постепенное повышение водородного показателя от 7,1 до 7,4 
ед.  
В  опыт  было  взято  четыре  серии  ферментативных  гидролизатов  сои 
(бобов). Сразу после получения гидролизатов, а так же через 12 и 24 месяца 
хранения  проводили  их  химический  анализ  и  проверяли  качество 
полученных из них питательных сред. 
Определение  средних  показателей  роста  проводили  на 10 сериях 
каждой    приготовленной  среды.  В  качестве  контроля  использовали  агар 
Хоттингера. 
При  определении  морфологии  возбудителя  в  мазках  существенных 
различий  в  форме,  размерах,  расположении  клеток  чумного  микроба, 
выросших  на  опытных  и  контрольных  питательных  средах,  не  обнаружено. 
Вакцинный штамм чумного микроба не окрашивался по Граму, образовывал 
короткие  полиморфные  палочки.  Стабильность  биохимических  свойств 
чумного  микроба  на  питательных  средах  соответствовала  свойствам 
вакцинного  штамма  чумного  микроба,  выросшего  на  ФГМ.  Штамм  не 
разлагал рамнозу, сахарозу, лактозу и глицерин в течение 6 сут наблюдения. 
Через 46±2 ч  роста  Y. pestis EV  при  температуре 27±1 ºС  изучали 
типичность  колоний  и  их  культурально-морфологические  свойства. 
Результаты 
исследования 
ростовых 
качеств 
питательных 
сред, 
приготовленных  из  соевых  основ  с  разными  сроками  хранения,  
представлены  в  таблице 17. 
 

 
104
 
Таблица 17. Сравнительная  характеристика  ростовых  качеств  плотных 
питательных  сред,  приготовленных  на  основе  ФГС  с  различными  сроками 
хранения, на рост вакцинного штамма чумного микроба 
№ 
Наименование 
Срок 
% колоний различных 
Морфология 
питательной  основы  хране-
размеров  
колоний 
п/п 
среды 
ния, 
d  
d  
d  
 
до1,0  1,0-2,0 
2,1   
мм  
мм 
мм 
1  
ФГС 
без  14 дн 
- - - 

стимуляторов 
2  
ФГС  с  сульфитом  14 дн 8±1  24±3  -  R-форма 
без 
натрия 
кружевной  зоны 

ФГС  с  липоевой  14 дн 10±2  22±2  -  То же 
кислотой 

ФГС  с  сульфитом  14 дн 11±2  23±1  -  ---«--- 
натрия  и  липоевой 
кислотой 
5  
ФГС 
без  1 год 19±1  - 
-   
R-форма 
без  
стимуляторов 
кружевной  зоны 
6  
ФГС  с  сульфитом  1 год - 67±4 - R-форма 
с  
натрия 
кружевной  зоны 
7  
ФГС  с  липоевой  1 год - 70±3 - То же 
кислотой 
8  
ФГС  с  сульфитом  1 год - 66±3 - R-форма  с  широкой 
натрия  и  липоевой 
кружевной зоной 
кислотой 
9  
ФГС 
без  2 года 22±2 

-  R-форма  с  узкой  
стимуляторов 
кружевной  зоной 
10  
ФГС  с  сульфитом  2 года -  68±3  - R-форма 
с  
натрия 
кружевной  зоной 
11  
ФГС  с  липоевой  2 года -  70±3  - То же 
кислотой 
12  
ФГС  с  сульфитом  2 года -  67±2  - R-форма  с  широкой 
натрия  и  липоевой 
кружевной зоной 
кислотой 
13  
ФГМ 
без  14 дн 
- - - 

стимулятора 
(контроль) 
14  
ФГМ  с  сульфитом  14 дн 30±1  - 
-  R-форма  с  узкой 
натрия (контроль) 
кружевной зоной  
15  
ФГМ 
без  1 год 5±1 20±2  -  То же 
стимулятора 
(контроль) 
16  
ФГМ  с  сульфитом  1 год - 67±4 - R-форма 
с 
натрия (контроль) 
кружевной зоной  
17  
ФГМ 
без  2 года 30±3 

-  R-форма  с  узкой 
стимулятора 
кружевной зоной  

 
105
(контроль) 
18  
ФГМ  с  сульфитом  2 года -  68±2 2±1 
R-форма 
с 
натрия (контроль) 
кружевной зоной  
 
Обозначения:     (-) -  рост отсутствует;    (d)  -   диаметр колоний   
На  средах,  приготовленных  их  свежих  гидролизатов,  только  при 
добавлении  стимуляторов  был  отмечен  рост  чумного  микроба  в  количестве 
24±3  мелких  колоний  без  кружевной  зоны.  Контрольные  среды 
обеспечивали  формирование 30±1 колоний  диаметром  до 1 мм  типичной 
морфологии. 
К  концу  первого  года  хранения  на  средах  со  стимуляторами 
количество  выросших  колоний  увеличивались  и  сохранялись  на  том  же 
уровне  до 2 лет  хранения  (срок  наблюдения).  В  среднем  вырастало 70±3 
колоний в R-форме  с бугристым центром коричневого цвета диаметром 1,0-
2,0 мм с четко выраженной  широкой  кружевной  зоной,  сохраняющейся  в  
течение 5 сут у большинства колоний. На средах без стимуляторов к концу 
первого  года    хранения    вырастало  в  среднем 19±1 колоний    шероховатого 
типа диаметром 
до 1 мм, без кружевной зоны, формирование которой наблюдалось через 24 
месяца  хранения  у  некоторых  колоний.  Необходимо  отметить,  что 
формирование  более  четкой  и  широкой  кружевной  зоны  наблюдалось    на 
питательных средах с основами, хранящимися 2 года.  
 Морфология  колоний  на  контрольных  средах  со  сроком  хранения 
основ  до 2 лет  (срок  наблюдения)  при  добавлении  сульфита  натрия  была 
характерной для чумного микроба. 
Таким  образом,  наблюдения  за  изменением  качества  соевых  основ  в 
течение  двух  лет  хранения  показали,  что  в  процессе  хранения  в  них 
происходит  нарастание  количества  аминного  азота.  Установлено,  что  при 
хранении  гидролизатов  не  только  сохраняются,  но  и улучшаются    качества, 
требуемые при производстве культуральных сред для чумного микроба. При 
этом  для  приготовления  диагностических  сред  целесообразно  использовать 
гидролизат со сроком хранения не менее 1 года. 

 
106
 
ГЛАВА 5 ИЗУЧЕНИЕ 
ВОЗМОЖНОСТИ 
ИСПОЛЬЗОВАНИЯ 
ПИТАТЕЛЬНЫХ 
СРЕД 
НА 
ОСНОВЕ 
ФЕРМЕНТАТИВНЫХ 
ГИДРОЛИЗАТОВ СОИ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ЧУМНОЙ ВАКЦИНЫ 
 
В  промышленной  технологии    приготовления  живых  вакцин 
необходимы  полноценные  питательные  среды,  обеспечивающие  высокий 
выход общей биомассы и наибольшее сохранение живых микробных клеток. 
Получение  биомассы  при  изготовлении  биопрепаратов  является  важным 
технологическим  процессом,  результативность  которого  зависит  от  выбора 
питательной  основы  для  культивирования  микроорганизмов.  Среди 
большого  разнообразия  сырья  для  производства  питательных  сред 
значительное место занимают мясные продукты. В связи с этим представляет 
интерес возможность замены мясного сырья при приготовлении питательных 
сред для производственных целей на более дешевое белоксодержащее сырье. 
 
5.1  Использование  питательных  сред,  приготовленных  на 
ферментативных  основах  сои  (бобов),  в  качестве  накопительных  при 
культивировании вакцинного штамма чумного микроба 
При  производстве  живой чумной вакцины для накопления биомассы 
Y. pestis EV согласно регламента производства [170] используют 1,8-3 %  агар 
Хоттингера. Культивирование вакцинного штамма возбудителя чумы третьей 
генерации  производят  в  аппарате  для  культивирования  микробов 
Шестеренко,  для  чего  требуется 120 л  высококачественной  питательной 
среды.  Использование  отборного  мясного  сырья  при  производстве 
культуральных  сред  для  Y. pestis EV  вносит  существенный  вклад  в 
себестоимость чумной вакцины. 
Поскольку применение сои позволяет значительно снизить затраты на 
производство  питательных  сред  при  культивировании  чумного  микроба,  а 
предыдущими  исследованиями  было  показано,  что  при  росте  на  соевых 

 
107
питательных  средах  чумной  микроб  сохраняет  свои  морфологические  и 
биохимические  свойства,  мы  изучили  также  возможность  использования 
соевых сред в качестве накопительных для Y. pestis EV
Для  этого  готовили 3 %  плотные  питательные  среды  на  основе 
ферментативного  гидролизата  сои  (бобов),  а  так  же 
комбинированные  среды  из  ферментативного  гидролизата 
сои  и ферментативного гидролизата мяса. Соевые и мясные 
основы смешивали в соотношениях 1:2; 1:1; 2:1, после чего в 
них  определяли  уровень  аминного  азота,  и  разводили 
водопроводной  водой  до  конечного  показателя 0,14±0,03 %. 
Плотные среды готовили по методикам, изложенным в главе 
2.  В  качестве  стимулятора  роста  использовали  сульфит 
натрия  в    концентрации 0,04 %. После  фильтрации  среды 
разливали  по 50±10 мл    в    стеклянные    флаконы    и  
стерилизовали  в  режиме  автоклава  при 1 атм  в  течение 30 
мин.  Контролем  служил 3 % агар  Хоттингера    с 0,04 % 
сульфита натрия. 

Культивирование  чумного  микроба  проводили  согласно  требованиям 
регламента  производства  вакцины  чумной  живой [170], 
используя культуру Y. pestis EV
 II генерации. Каждый флакон 
с 50±10 мл  плотной  питательной  среды  засевали 1,0±0,1 мл 
взвеси  культуры,  содержащей 500х106  м.к./мл.  Посевы 
выращивали в условиях термостата при температуре 27±1 ºС 
в течение 46±2 ч. 

Полученную  биомассу  смывали 5,0±0,1 мл 0,9 % раствора  натрия 
хлорида. Жизнеспособность микробов определяли сразу после 
смыва  суспензии.  Результаты  экспериментов  оценивали  по 
оптической  (общее  количество  микробных  клеток)  и 
биологической  (количество  живых  микробных  клеток) 
концентрациям.  

При  культивировании  вакцинного  штамма  возбудителя  чумы  на  агаре 
Хоттингера  (контроль)  получено (8,2±0,2)х109  м.к./мл 
(рисунок 13) с  жизнеспособностью 38,8±0,7 % (рисунок 14). 
Эти  данные  находились  в  соответствии  с  требованиями 
регламента производства чумной вакцины [170]. 

 

















 
108
11
10
9
8
7
мл
.
к
./
.
м
6
млрд

5
ассы
о
м
и
 
б
во
4
ст
е
Колич
3
2
1
0
ФГС
ФГС и ФГМ 1:2 ФГС и ФГМ 1:1 ФГС и ФГМ 2:1
Контроль
Питательная основа
Рисунок 13.  Выход биомассы чумного микроба штамма ЕВ при 
выращивании на средах с различными питательными 
основами 
 
 
Выход  биомассы  с  питательных  сред,  приготовленных  на  основе  ФГС, 

был  в 1,3 раза  ниже,  чем  на  контрольном  (мясном)  агаре 
(рисунок 13), в то время как   ростовые   качества   данных   
сред      не    уступали    агару    Хоттингера    (глава 4). С 
питательной    среды,  изготовленной    на  основе  ФГС, 
получено  (6,2±0,2)х109  м. к./мл с жизнеспособностью 35,6±0,8 
% (рисунок 14). 


















 
109
60
50
40
, %
ок
х
 
клет
ы
робн 30
 
мик
 
живых
во
ст
е 20
Колич
10
0
ФГС
ФГС и ФГМ 1:2
ФГС и ФГМ 1:1
ФГС и ФГМ 2:1
Контроль
Питательная основа
Рисунок 14.  Жизнеспособность биомассы чумного микроба 
штамма ЕВ при выращивании на средах с различными 
питательными основами 
 
 
Добавление    к    ФГС  одной  части  мясного  гидролизата    увеличивало 

выход биомассы со среды, приготовленной на такой основе до 
(7,2±0,3)х109 м.к./мл. Однако при этом наблюдалось снижение 
количества живых клеток до 22,3±0,2 %. 

Использование в качестве питательной основы одной части ФГС и двух 
частей ФГМ позволяло приготовить среды, обеспечивающие 
выход (9,0±0,1)х109  м.к./мл    биомассы,  жизнеспособность 
которой    составляла 36,7±0,4 %.  Полученные  результаты 
превосходили данные контрольных сред. 


 
110
Самые 
высокие 
культуральные 
свойства 
обеспечивал 
комбинированный  агар  на  основе  ФГС  и  ФГМ,  взятых  в 
соотношениях 1:1. Выход биомассы в данном случае составил 
(10,2±0,3)х109 м.к./мл, что в 1,25 раза превышало результаты 
культивирования  на  контрольной  среде  (агар  Хоттингера). 
Жизнеспособность микробных клеток, выращенных на таком 
агаре, составляла  56,1±0,8 % и в 1,45 раз была выше таковой 
для клеток Y. pestis EV
, выращенных на агаре Хоттингера.   
Таким образом, питательные среды, приготовленные из равных объемов 
ферментативных  основ  сои  (бобов)  и  мяса  с  добавлением 
сульфита  натрия,  позволяют  получать  биомассу  вакцинного 
штамма  Y. pestis EV
,  количество  и  жизнеспособность  клеток 
которой соответствует требованиям регламента производства 
вакцины  чумной  живой  сухой [170]. Необходимо  отметить, 
что  выход  биомассы  и  жизнеспособность  клеток  вакцинного 
штамма чумного микроба, выращенного на агаре из равных 
частей  ФГС  и  ФГМ,  превосходит  аналогичные  показатели 
культивирования  Y. pestis EV
  на  традиционно  используемом 
агаре  Хоттингера.  Полученные  данные  были  положены  в 
основу  рецептуры  питательной  среды  для  накопления 
биомассы  вакцинного  штамма  чумного  микроба  [патент  РФ 
на  изобретение  № 2241033 «Питательная  среда  для 
накопления 

биомассы 
вакцинного 
штамма 
чумного 
микроба»]. 
 
5.2  Изучение  иммуногенных  свойств  вакцинного  штамма 
чумного микроба, выращенного на соевых средах 
Получение  биологически  полноценной  биомассы  Y. pestis EV 
представляет  собой  важный  этап  при  производстве  живой  чумной  вакцины, 
но  основным  тестом,  определяющим  качество  конечного  продукта  в 
вакцинном  производстве,  является  иммуногенность  биомассы  вакцинного 
штамма  чумного  микроба.  Мы  изучили  это  свойство  возбудителя  чумы, 
выращенного на соевых средах. 
Иммуногенность  чумного  вакцинного  штамма  изучали  в  опытах  на 
100  морских  свинках  и 200 белых  мышах.  В  качестве  иммунизирующего 
препарата  использовали  субкультуры  Y. pestis EV,  выращенные  на  плотных 
средах, изготовленных из ФГС, ФГМ, а так же из комбинации ФГС и ФГМ, 
взятых  в  соотношении 1:1. Оценку  иммуногенности  изучаемых  препаратов 

 
111
проводили  по  ЕД50.  Морских  свинок  иммунизировали    путем  введения  в 
паховую область подкожно 0,5 мл взвеси Y. pestis EV в дозах 40, 200, 1000 и 
5000 м.к; белых мышей  - 0,2 мл взвеси в дозах 200, 1000, 5000 и 2500 м.к. 
 
Таблица  18. Сравнительный  анализ  ЕД50  субкультур  вакцинного  штамма 
чумного  микроба,  выращенных  на  питательных  средах,  приготовленных  из 
различных гидролизатов 
 
Гидролизаты, 
Количес Количес
 
используемые при  тво 
тво 
Величина ЕД50 (м.к.) 
приготовлении 
серий 
животн
культуральных 
ых 
сред 
Морские свинки 
 
 
 
 
ФГМ 

48 
450 
 
 
 
 
 
ФГС 

48 
581 
 
Белые мыши 
 
 
 
 
ФГМ 

96 
8 504 
 
 
 
 
 
ФГС 

48 
9 986 
 
 
 
 
 
ФГС и ФГМ 

48 
9 517 
1:1 
На 21 сут  после  иммунизации  животным  опытных  и  контрольных 
групп  вводили  подкожно  в  область  верхней  трети  левого  бедра 200 DCL  
вирулентного  штамма  Y.  pestis  461.  Для  белых  мышей  1  DCL составляла 
50 м.к.; для морских свинок - 100 м.к. (согласно РП №1542-04). Наблюдение 
за зараженными животными вели в течение 21 сут.  Гибель контрольной (не 
иммунизированной)  группы  животных  наступала  в  первые  десять  суток 
после заражения. 

 
112
 Погибших  в  течение  этого  срока  и  выживших  на 21 сут  животных 
вскрывали,  изучали  патоморфологическую  картину.  Из  места  введения 
культуры,  региональных  лимфатических  узлов,  печени  и  селезенки  делали 
мазки-отпечатки и посевы на агар Хоттингера рН 7,1±0,1 с добавлением 0,05 
г/л метилвиолета. Результаты бактериологического исследования учитывали 
через 46±2 ч инкубации при 27±1 ˚С и определяли ЕД50. 
Результаты исследования показали (табл. 18), что ЕД50 независимо от 
используемой  питательной  основы  во  всех  экспериментальных  сериях  не 
превышала  для  морских  свинок 1000 живых  микробных  клеток,  для  белых 
мышей – 10000 живых микробных клеток, что находилось в соответствии с 
требованиями 
РП [170]. При 
определении 
патоморфологической 
характеристики  внутренних  органов  у  выживших  животных  не  было 
отмечено изменений, характерных для чумной инфекции (очаги воспаления, 
обширные кровоизлияния и т.д.).  Роста чумного микроба из посевов крови и 
легких не наблюдалось ни в одном случае. 
Однако  следует  отметить,  что    ЕД50  для  белых  мышей  при 
иммунизации  их  возбудителем  чумы,  выращенным  на  ФГС,  находилась  на 
уровне  верхнего  предела  этого  показателя,  предусмотренного  для 
производства  вакцины,  и  составляла  9 986 м.к.  При  культивировании 
чумного  микроба  на  агаре,  приготовленном  из  равных  частей  ФГС  и  ФГМ, 
ЕД50  для  белых  мышей  была  соответственно  ниже,  чем  ЕД50    при 
иммунизации  микробами,  выращенными  на  ФГС,  но  выше,  чем  этот 
показатель  у  животных,  иммунизированных  Y. pestis EV,  прошедшим  этап 
культивирования на ФГМ. 
Тем  не  менее,  результаты  экспериментов  показывают,  что  и  по 
критерию  иммуногенности  чумного  микроба  представляется  возможным 
использование комбинированных питательных сред при производстве живой 
чумной вакцины. 

 
113
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 
 
Для  нормального  роста  культивируемых  микробов,  их  размножения  и 
осуществления 
биосинтетических 
процессов 
необходимо 
создание 
оптимальных  условий,  обеспечение  состава  и  достаточной  концентрации 
питательных  веществ,  присутствие  стимуляторов  роста,  создание 
температурного режима и других физических и химических факторов. 
В лабораторных условиях для обеспечения питательных потребностей 
бактерий применяют искусственные среды, при изготовлении которых могут 
быть  использованы  различные  источники  естественного  происхождения: 
мясо,  молоко,  кровь,  сыворотка,  желток  куриного  яйца,  дрожжи,  мясо-
костная  мука,  казеин  и  т.д.  Известно,  что  наиболее  доступной  формой 
азотистого  питания  для  бактерий  являются  продукты  расщепления  белка, 
поэтому  большинство  питательных  сред  готовится  на  основе  различных 
белковых гидролизатов [159, 200, 265].  
В  настоящее  время  для  культивирования  микроорганизмов 
традиционно  применяют  бульон  и  агар  Хоттингера,  приготовленные  из 
мясных  гидролизатов,  прошедших 2-3 летний  период  созревания.  В 
некоторых  случаях,  связанных  с  внеплановым  расширением  производства 
бактерийных  препаратов  или  возникновением  чрезвычайных  ситуаций, 
требующих 
проведения 
большого 
количества 
бактериологических 
исследований,  возникает  необходимость  в  дополнительном  производстве 
питательных  сред.  Поскольку  приготовление  мясных  гидролизатов 
осуществляется в плановом порядке, производство внепланового количества 
сред вызывает дополнительную потребность в гидролизных основах. 
В связи с этим нами был разработан ускоренный способ приготовления 
ферментативных  гидролизатов  мяса,  используемых  в  качестве  питательных 
основ плотных и жидких микробиологических сред. 
Гидролиз вели при 37±1 ˚С  в течение 1, 2 и 3 сут. Остановку процесса 
гидролиза  проводили  при  температуре 100 ˚С    с  экспозицией 15 мин.  

 
114
Максимальную  степень  расщепления  белка,  количество  общего  и  аминного 
азота  наблюдали  через 72 ч  ферментирования.  Следует  отметить,  что  через 
24 и 48 ч гидролиза указанные показатели также были достаточно высокими. 
 В связи с тем, что существуют различные методы ведения гидролиза, 
была  проведена  сравнительная  качественная  характеристика  полученных 
нами  ускоренных  гидролизатов  с  основами,  изготовленными  как 
классическим  ферментативным,  так  и  химическим  способами.  Полученные 
гидролизаты    изучали  по  физико-химическим  и  биохимическим  свойствам, 
определяли содержание в них микроэлементов.  
В результате установлено, что питательные основы, приготовленные из 
одного сырья, но различными способами, отличались друг от друга по всем 
определяемым  показателям,  но  были  сходны  во  всех  сериях,  полученных 
одинаковым  способом.  По  большинству  физико-химических  показателей, 
мясные  основы,  подвергшиеся  ферментативному  гидролизу,  превосходили 
кислотные  и  щелочные.  После 24 ч  гидролиза  мяса  ферментами 
поджелудочной  железы  содержание  общего  и  аминного    азота  достигало 
0,91±0,01 % и 0,52±0,02 %  соответственно.  К 48 ч  содержание  аминного  и 
общего  азота  увеличивалось  незначительно.  К  концу 72 ч  ферментации  
уровень  расщепления  белка  был  достаточно  высокий  и  составлял 65±1 %. 
Анализом 
выявлено 
наличие 
в 
гидролизатах 
всех 
изучаемых 
микроэлементов. По содержанию натрия (4,25±0,1 г/л), железа (8,1±0,1 г/л) и 
хлоридов (0,49±0,02 г/л)  ускоренные    гидролизаты    были    практически 
равноценны    классическим    ферментным    основам,  прошедшим 2-3 летний  
период  «созревания».  По  количеству  калия (0,76±0,03 г/л)  уже  после 24 ч 
расщепления  ферментативные  гидролизаты  превосходили  кислотные  и 
щелочные основы. Уровень кальция (0,034±0,001 г/л) и глюкозы (1,19±0,01) 
после 48 ч ферментации был равен показателям кислотных гидролизтов. 
Поскольку  только  лишь  по  физико-химическим  показателям  нельзя 
судить  о  преимуществе  способа  гидролиза,  мы  изучили  биохимический 
состав мясных основ, подвергшихся различным способам гидролиза.  

 
115
Известно, что рост патогенных микробов зависит от степени и глубины 
расщепления белковых субстратов, т.е. от качественного и количественного 
состава  аминокислот.  Чем  выше  степень  расщепления  азотистых  веществ, 
тем интенсивнее рост патогенных микробов [179, 241]. В связи с этим, нами 
проведен  качественный  и  количественный  анализ  состава  мясных 
гидролизатов,  полученных  различными  способами,  на  содержание 16 
свободных аминокислот, участвующих в метаболизме бактерий. 
В результате установлено, что все изучаемые гидролизаты качественно 
были  равноценны и  содержали  следующие  аминокислоты:  глютаминовую  и 
аспарагиновую  кислоты,  треонин,  серин,  пролин,  глицин,  аланин,  валин, 
метионин,  изолейцин,  лейцин,  тирозин,  фенилаланин,  гистидин,  лизин, 
аргинин. Сравнение же количественного состава показало, что оно зависит от 
условий получения гидролизатов - ферментативным или химическим путем. 
Более  высокое  содержание  свободных  аминокислот  наблюдалось  в  случае 
ферментативных  гидролизатов.  Приготовленные  ускоренным  способом 
основы    по  количеству  аминокислот  уступали  классическим  в 1,2 раза,  что 
обусловлено  преждевременной  остановкой  и  более  низким  содержание 
аминного  азота.  Тем  не  менее,  за 72 ч  ферментации  общее  количество 
аминокислот в них увеличивалось на 18 %, и они содержали все выявленные 
аминокислоты, 
характерные 
для 
гидролизатов 
глубокой 
степени 
расщепления.  По  количеству  валина (7,81±1,7 г/л),  изолейцина (3,72±0,12 
г/л),  пролина (5,02±0,1 г/л)  и  метионина (2,1±0,3 г/л)  ускоренные 
ферментативные  гидролизаты  через 72 ч  расщепления  были  равнозначны 
классическим.  Содержание  в  них  аспарагиновой  кислоты (4,42±0,01 г/л), 
тирозина (1,9±0,03 г/л),  фенилаланина (2,3±0,05 г/л),  аланина (5,36±1,2 г/л), 
глицина (5,01±1,01 г/л)  и  пролина (5,02±1,4 г/л)  превосходило  показатели 
кислотных и щелочных гидролизатов. 
В  щелочных  гидролизатах  в  относительно  большем  количестве 
представлен  треонин (6,73±1,3 г/л),  кислотные - отличались  от  других 
повышенным количеством в них гистидина (1,25±0,03 г/л). 

 
116
Таким  образом,  полученные  питательные  основы  представляли  собой 
смесь  микроэлементов  и  свободных  аминокислот,  преобладание  которых 
отмечено  в  ферментативных  гидролизатах.  Количественное  содержание 
аминокислот  в  гидролизатах,  полученных  ускоренным  способом,  было 
несколько  ниже,  чем  в  основах,  приготовленных  классическим  способом 
ферментативного  расщепления,  но  существенно  выше,  чем  в  химических 
гидролизатах. Для окончательного решения вопроса о качестве мясных основ 
мы продолжили их изучение с помощью микробиологического метода. 
Для  этого  готовили  плотные  и  жидкие  питательные  среды  с 
максимальным  содержанием  аминного  азота 0,14±0,03 % по  общепринятой 
методике [25]. Для  контроля  бульона  Хоттингера  использовали    тест-
штаммы:  Sh. flexneri 1 a 8516, C. xerosis 1911, St. pyogenes Dick 1, Y. pestis EV;  
для контроля агара - Sh. sonnei “S-form”, Sh. flexneri 1 a 8516, S. marcescens 1, 
Ps. aeruginosa 17/99, Y. pestis EV.  
В  результате  биологического  контроля  качества  жидких  и  плотных 
питательных  сред,  приготовленных  на  основе  кислотных,  щелочных, 
ферментативных классических и ферментативных ускоренных гидролизатов 
мяса,  установлено,  что  все  бульоны,  независимо  от  используемой 
питательной  основы,  обеспечивали  характерный  рост  исследуемых 
микроорганизмов.  При  изучении  качества  плотных  сред  отмечена 
максимальная  чувствительность  агаров,  приготовленных  на  основе 
ферментативных  гидролизатов.  При  этом  основы  с  ускоренным  типом 
ферментации  в  составе  питательных  сред  по  ростовым    качествам    не  
уступали    классическим.  Все  серии  плотных  сред  через  24 ч  
культивирования    стабильно    обеспечивали    рост  тест-штаммов    Sh. sonnei 
“S-form”  и    Sh. flexneri 1 a 8516  в  виде  бесцветных,  прозрачных,  круглых 
колоний  в  количестве  43±0,1 и 46±0,6 от  засеянной  дозы;  тест-штаммов  S. 
marcescens 1    и  Ps. aeruginosa 17/99  в  количестве 46±0,3 и 46±0,4 
пигментированных колоний. Рост Y. pestis EV среды обеспечивали через 48 ч 
инкубации  в  количестве 56±0,1 колоний  с  характерной  морфологией.  На 

 
117
плотных  средах,  приготовленных  из  классического  ферментативного 
гидролизата, количество и морфология выросших колоний были в пределах 
требований официальных регламентированных инструкций [76, 134]. 
Таким образом, использование для культивирования микроорганизмов 
питательных  сред  на  основе  гидролизатов,  приготовленных  ускоренным 
ферментативным  расщеплением (72 ч),  равноценно  применению  основ, 
подвергшихся классическому ферментативному гидролизу. 
Состав среды и ряд физических факторов оказывают большое влияние 
на  образование  пигментов  бактерий [87, 131]. Одним  из  критериев  оценки 
ростовых  качеств  питательных  сред  является  оценка  пигментообразующих 
свойств  тест-штаммов  микроорганизмов  при  культивировании,  как  на 
плотных, так и на жидких питательных средах. 
 Поэтому  для  биологического  контроля  полученных  ускоренным 
способом  гидролизатов  в  сравнении  с  гидролизатами  глубокой  степени 
расщепления  были  выбраны  пигменто-  и  индолообразующие  штаммы 
микроорганизмов.  
Учет результатов через 19±1 ч инкубации S. marcescens 1 и   Ps. aeru-
ginosa 17/99 показал  наличие  сплошного  роста  с  образованием 
соответственно  оранжево-красного  и  сине-зеленого  пигментов  на  агаре 
Хоттингера  всех  экспериментальных  серий  независимо  от  глубины 
расщепления  белка  в  основах.  Через 24±1 ч  роста  Sh. flexneri 1 a 8516  в 
бульоне  наблюдали  розовое  окрашивание  индикаторных  бумажек, 
свидетельствующее об образовании индола. 
Сравнение с коммерческими аналогами изготовленных нами жидких и 
плотных питательных  сред  на  основе  разработанного гидролизата  показало, 
что по физико-химическим свойствам, морфологии колоний, интенсивности 
роста, по характеру пигменто- и индолообразования все экспериментальные 
серии  агара  и  бульона  Хоттингера  соответствовали  регламентированным 
критериям по качеству питательных сред. 

 
118
Таким образом, гидролизаты, полученные нами ускоренным способом 
ферментации наравне с мясными основами, приготовленными классическим 
методом равноценно обеспечивали высокие показатели роста и характерные 
биохимические реакции исследуемых штаммов микроорганизмов. 
Традиционно  используемые  для  производства  питательных  сред 
гидролизаты,  готовятся  из  дорогостоящего  сырья – отборной  говяжьей 
вырезки. Для его замены предлагалось применять различные отходы мясной, 
рыбной, молочной промышленности, растительное сырье и т.д. В последние 
годы  возобновился  интерес  к  разработкам  питательных  основ  и  сред  из 
растительного сырья, возможность использования которого рассматривалась 
в 30-60 гг ХХ века, но не получила широкого распространения. Полученные 
в  то  время  положительные  результаты  позволяют  считать  обоснованным 
попытки  разработки  доступных  основ  и  сред  из  растительного  сырья  как 
более  дешевого.  Из  большого  разнообразия  растительных  продуктов  мы 
выбрали  сою,  как  культуру,  богатую  белками,  широко  культивируемую  и 
имеющую низкую себестоимость производства. 
На  основе  сои  и  продуктов  ее  переработки  изготовили 24 серии 
различных  питательных  основ.  Прежде  всего  их  исследовали  по  физико-
химическим  показателям.  Было  установлено,  что  ферментативные 
гидролизаты  сои  и  продуктов  ее  переработки  имели  несомненное 
преимущество  перед  питательными  основами,  полученными  химическим 
способом  по  количественным  показателям  химических  веществ  и 
микроэлементов.  Среди  соевых  основ,  полученных  ферментативным 
расщеплением  белка,  более  высокие  показатели  отмечены  в  ФГС,  уровень 
аминного  азота  в  которых  достигал 0,88±0,03 %, содержание    калия    - 
0,75±0,02  г/л,  кальция - 0,27±0,02 г/л.  Повышенным  количеством  натрия 
(5,50±0,19  г/л),  хлоридов (1,01±0,04 г/л)  и  минимальным    -  кальция 
(0,01±0,001  г/л)  характеризовались  ФГСМ.  Показатели  аминного  азота 
(0,86±0,03 %), натрия (5,38±0,22 г/л)  и  железа (1,69±0,09 г/л)  в 
ферментативных  гидролизатах  соевых  бобов  на  соевом  молоке 

 
119
соответствовал таковым в ФГС, что было максимальным относительно всех 
полученных  гидролизатов.  В  ФГСО  количество  кальция  (0,24±0,01 г/л), 
железа (1,14±0,11 г/л)  и  хлоридов (0,52±0,03 г/л)  было  сопоставимо  с 
соответствующими показателями у выше описанных гидролизатов. 
Щелочные  и  кислотные  гидролизаты  сои  (бобов)  имели  чрезвычайно 
низкий  аминный  азот (0,043±0,001 %) и  уступали  ферментативным 
гидролизатам сои практически по всем показателям. 
Известно,  что  для  полноценного  роста  чумного  микроба  требуется 
определенный  набор  аминокислот.  Наиболее  интенсивному  превращению  в 
клетках  чумного  микроба  подвергаются  глютаминовая  кислота,  аланин, 
серин,  треонин  и  пролин.  Меньше – аспарагиновая  кислота,  валин, 
фенилаланин [63, 158]. 
Проведенный  аминокислотный  анализ  показал,  что  во  всех  соевых 
основах,  так  же  как  и  в  мясных,  обнаружен  набор  из 16 аминокислот.  В 
количественном же отношении наблюдались различия. Мясные гидролизаты 
превосходили  соевые  по  содержанию  большинства  аминокислот:  лейцина, 
треонина,  серина,  глицина,  аланина,  валина,  тирозина,  но  значительно 
уступали  по  содержанию  аспарагиновой  кислоты,  изолейцина,  аргинина. 
Содержание  глютаминовой  кислоты  в  ФГСБМ  в 1,6 раза  было  выше  чем  в 
ФГМ.  
Во  всех  соевых  основах  отмечено  преобладание  глютаминовой 
кислоты,  содержание  которой  в  ФГСБМ  достигло 9,61±0,72 г/л.  По 
содержанию  дефицитных  в  растительных  белках  аминокислот – лизину  и 
метионину,  данный  вид  гидролизата  также  превосходил  другие  соевые 
ферментные  основы.  В  количественном  отношении  он  оказался  наиболее 
богатым субстратом. 
Ферментативный гидролизат сои содержал  лизина 2,67±0,24 г/л, в его 
составе  доминировали  глютаминовая (6,46±0,07 г/л)  и  аспарагиновая 
(4,6±0,03  г/л)  кислоты,  а  также  изолейцин (3,92±0,11 г/л)  и  лейцин 

 
120
(3,17±0,14  г/л),  но  количество  метионина  было  минимальным  и  составляло 
0,15±0,02 г/л. 
ФГСО  по  количеству  почти  всех  определяемых  аминокислот 
значительно  уступали  другим  ферментативным  основам  сои.  Только 
содержание  тирозина (0,7±0,08 г/л)  и  аргинина (1,31±0,06 г/л)  в  нем  было 
выше, чем в ФГС. 
Химические гидролизаты значительно уступали всем ферментативным 
по  количеству  аминокислот  и  соответственно  по  величине  аминного  азота. 
Исключение составляет аргинин, количество которого (2,09±0,03 г/л) в ЩГС 
превосходило  содержание  во  всех  ферментативных  гидролизатах. 
Количественное содержание аминокислот в КГС было несколько выше, чем в 
щелочных  гидролизатах,  но  значительно  уступало  всем  ферментативно 
полученным соевым основам. 
Поскольку  разработанные  нами  соевые  гидролизаты  содержали  все 
необходимые  аминокислоты,  мы  изучили  ростовые  свойства  соевых  сред. 
Питательные  среды,  приготовленные  только  на  ферментативной  соевой 
основе,  обеспечивали  достаточно  высокий  рост  чумного  микроба  с 
характерной морфологией в количестве 68-70 % от посевной дозы. 
Использование 
для 
приготовления 
питательных 
сред 
комбинированных  ферментативных  соевых  и  мясных  основ  в  различных 
соотношениях  позволило  увеличить  культуральные  качества  сред. 
Оптимальной  для  чумного  микроба  оказалась  питательная  среда, 
приготовленная  из  ферментативных  гидролизатов  сои  и  мяса,  взятых  в 
равных объемах (1:1), с добавлением сульфита натрия или липоевой кислоты. 
Данная  среда  обеспечивала  через 46±2 ч  инкубации  рост 78,1±7,0 колоний 
диаметром 2,2 мм с хорошо выраженной кружевной зоной, сохраняющейся в 
течение 5 суток (срок наблюдения). 
Полученные  данные  положены  в  основу  оригинальной  методики 
питательной  среды  для  культивирования  вакцинного  штамма  чумного 
микроба [патент РФ № 2245362] 

 
121
 Несмотря 
на 
то, 
что 
химические 
гидролизаты 
уступали 
ферментативным  по  физико-химическим  свойствам  и  количественному 
составу  аминокислот,  мы  изучили  ростовые  свойства  сред,  приготовленных 
из основ, полученных с помощью кислотного и щелочного гидролиза. 
На  средах,  приготовленных  из  кислотного  гидролизата  сои,  рост  Y. 
pestis EV  был  ниже,  чем  на  других  средах.  Морфология  колоний  чумного 
микроба,  культивируемого  на  них,  оказалась  недостаточно  четко 
выраженной.  
На средах из щелочного соевого гидролизата  вырастало 60±2 колоний 
с четко обозначенными классическими морфологическими признаками. 
Таким  образом,  низкое  содержание  аминного  азота  в  питательных 
основах  не  обусловило  плохое  качество  полученных  из  них  питательных 
сред.  Для  роста  чумного  микроба  из  единичных  клеток  при  добавлении 
стимуляторов достаточно 25-75 мг%  аминного азота в среде [106, 244], что 
подтверждают  наши  исследования.  Среды,  приготовленные  из  щелочных 
гидролизатов, содержали 43 мг% аминного азота. 
Положительные  результаты  применения  гидролизатов  сои  при 
производстве  питательных  сред  для  культивирования  чумного  микроба 
позволили  нам  продолжить  работу  по  изучению  гидролизатов  из  соевых 
белков,  содержащихся  в  продуктах  переработки  сои – соевом  молоке  и 
соевом обогатителе.  
Исследованиями  показано,  что  плотные    питательные  среды, 
приготовленные  на  основе  продуктов  переработки  сои  с  добавлением 
стимуляторов  роста,  являются  полноценными  для  выращивания  чумного 
микроба из небольших посевных доз. Плотные питательные среды на основе 
ФГСО обеспечивали рост 59,1±2,2 колоний чумного микроба диаметром 1,5 
мм.  Применение  ФГСМ  в  составе  питательных  сред  давало  рост 55,4±3,5 
колоний диаметром 2,0 мм. Оптимальными были среды, приготовленные на 
комбинированной  соевой  основе  (ФГСБМ)  на  которых  вырастало 77,4±2,1 
колонии  диаметром 2,2 мм.  Кроме  того,  на  данных  средах  формирование 

 
122
колоний  происходило  на 3 ч  раньше,  чем  на  других  соевых  средах.  
Морфология колоний и микробов,  формирование  кружевной зоны во всех 
случаях были ярко-выражены и характерны для Y. pestis EV.    
Тест-штаммы S. marcescens 1 и  Ps. aeruginosa 17/99 при выращивании 
на  соевых  средах  в  состав  которых  входили  ФГС,  ФГСМ  и  ФГСБМ 
стабильно сохраняли способность синтеза пиоцианина и продигиозина.  
Жидкие  соевые  питательные  среды  так  же  давали  характерный  рост 
исследуемых 
микроорганизмов. 
На 
бульонах, 
приготовленных 
с 
использованием  ФГСМ  характерный  рост  вакцинного  штамма  чумного 
микроба  наблюдался  уже  через 24 ч,  что  на 24 ч  раньше  начала  роста  на 
контрольных  (мясных) средах. 
Наблюдение  за  изменением  качества  ферментативных  соевых 
гидролизатов в течение двух лет их хранения при температуре от 2 до 8 ˚С 
показало, что азотистый состав гидролизатов не является стабильным. В них 
все время происходят различные процессы, которые приводили к улучшению 
качества  приготовленных  из  них  питательных  сред  (в  течение  срока 
наблюдения). 
С целью использования соевых питательных сред в производственных 
условиях изучали их накопительные свойства при выращивании вакцинного 
штамма  чумного  микроба.  Биомассу  получали  во  флаконах  с 50±10 мл 
скошенной  питательной  среды,  после  смыва  в  которой  оценивали 
биологическую  и  оптическую  концентрацию  микробных  клеток  и  их 
морфологию.  
На  контрольной  среде  (агаре  Хоттингера)  мы  получили (8,2±0,2)х109 
м.к./мл  с  жизнеспособностью 38,8±0,7 %. Выход  биомассы  с  питательных 
сред,  приготовленных  на  основе  ФГС  составил (6,2±0,2)х109  м.к./мл  с 
количеством  живых  микробных  клеток 35,6±0,8 %.  Добавление  к  двум 
частям  ФГС  одной  части  мясной  основы  снижало  жизнеспособность 
биомассы  до 22,3±0,2 % при  достаточно  высоком    выходе ((7,2±0,3)х109 
м.к./мл).  Сочетание  основ  сои  и  мяса  в  концентрациях 1:2 в  составе 

 
123
накопительных 
сред, 
обеспечивало 
выход (9,0±0,1)х109 
м.к./мл 
жизнеспособность которой составляла 36,7±0,4 %. Оптимальным по составу 
являлось  комбинирование  ферментативных  гидролизатов  мяса  и  сои  в 
соотношении 1:1, которое  способствовало  выходу (10,2±0,3)х109  м.к./мл 
биомассы с жизнеспособностью 56,1±0,8 %.  
По  материалам  исследований  получен  патент  РФ  № 2241033 
«Питательная  среда  для  накопления  биомассы  вакцинного  штамма  чумного 
микроба». 
Результаты  исследования  иммуногенности  субкультур  Y. pestis EV
выращенных на соевых и комбинированных (1:1) средах  показали, что ЕД50 
независимо 
от 
используемой 
питательной 
основы 
во 
всех 
экспериментальных  сериях  не  превышала  для  морских  свинок 1000 живых 
микробных клеток, для белых мышей – 10000 живых микробных клеток. 
Однако  ЕД50  для  белых  мышей  при  иммунизации  их  субкультурой, 
выращенной  на  ФГС,  находилась  на  уровне  верхнего  предела  этого 
показателя и составляла  9 986 м.к.  Тем не менее, результаты экспериментов 
показывают,  что  по  критерию  иммуногенности  чумного  микроба 
представляется  возможным  дальнейшее  изучение  использования  соевых 
питательных сред для производства живой чумной вакцины. 
Таким  образом,  применение  сои  при  конструировании  питательных 
сред,  используемых  для  диагностики  чумы  и  создания  специфических 
профилактических  препаратов,  позволяет  снизить  затраты  на  проведение 
бактериологических 
анализов 
при 
сохранении 
чувствительности  
бактериологического  метода  и  достоверности  исследований,  а  также 
себестоимость живой чумной вакцины при сохранении ее качества. 
 
 
 
 
 

 
124
 
 
 
 
 
ВЫВОДЫ 
 
1.  Ферментативные  гидролизаты  мяса,  приготовленные  ускоренным 
способом,  через 72 ч  равноценны  мясным  основам,  полученным 
классическим  методом,  при  использовании  их  для  конструирования 
микробиологических сред. 
2.  Соевые питательные основы по качественному составу химических 
веществ,  микроэлементов  и  аминокислот  идентичны  мясным  основам,  но 
уступают  им  в  количественном  соотношении.  Общее  количество    в  них 
микроэлементов (калия, натрия, кальция, железа и хлоридов) на 2 % меньше, 
чем  в  мясных.  Содержание  аспарагиновой  и  глютаминовой  кислот, 
изолейцина, гистидина и аргинина в соевых основах было  на 40 % выше, чем 
в мясных. 
3.  Ферментативные  гидролизаты  сои  и  продуктов  ее  переработки 
превосходят химические соевые основы по количеству большинства физико-
химических и биохимических показателей. Содержание в них калия, натрия  
и железа на 25 % выше, чем в кислотных и щелочных соевых гидролизатах, 
но  в  последних    количество  хлоридов  больше  на 18 %. По  общему 
содержанию аминокислот химические соевые гидролизаты на 57 % уступали 
ферментативным, а по количеству  аргинина, превосходили их на 20 %.    
4.  Питательная 
среда, 
приготовленная 
из 
равных 
частей 
ферментативных  гидролизатов  мяса  и  сои,  обеспечивает  выход  биомассы 
чумного микроба, обладающую жизнеспособностью клеток выше на  34 % по 
сравнению со средой, имеющей в составе один из указанных гидролизатов. 

 
125
5.  Питательные среды, полученные на основе щелочных гидролизатов 
сои (бобов), себестоимость которых ниже ферментативных, в отличие от сред 
из  щелочных  гидролизатов  мяса,  обеспечивают  полноценное  прорастание 
единичных  клеток  вакцинного  штамма  чумного  микроба  без  добавления 
стимуляторов.  
6.  Среды,  сконструированные  на  комбинированной  соевой  основе – 
соя  (бобы)  на  соевом  молоке,  обеспечивают  характерный  рост  возбудителя 
чумы    на  21 % выше,  чем  среды    на  основе  сои  (бобов)  или  продуктов  ее 
переработки.  
7.  В  процессе  хранения  ферментативных  соевых  гидролизатов  
происходит  нарастание  аминного  азота  в  среднем  на  12 % после  двух  лет 
хранения  и  увеличение  рН  от 7,1 до 7,4 ед,  что  способствует  улучшению 
ростовых качеств приготовленных из них питательных сред.  
 

 
126
СПИСОК  ЛИТЕРАТУРЫ 
 
1.  Абгарян  А.Г.,  Майский  В.Г.,  Еременко  Е.И.  Рост  сибиреязвенного 
микроба  на  различных  питательных  средах // Современные  аспекты 
профилактики  зоонозных  инфекций:  Тез.  докл.  науч.  конф.-  Ставрополь, 
1991.- С.102. 
2.  Авакян  А.А.,  Губина  Н.Е.  Действие  железа  на  рост  и  вируленность 
чумного микроба  //  Тр.  Армянской  противочум.  станции.- Ереван, 1960.- 
№ 1.- С. 149. 
3.  Авдеева  Н.Г.,  Дятлов  И.А.,  Еремин  С.А.  Разработка  технологии 
производства  дрожжевых  аутолизатов  как  основы  конструирования 
питательных  сред  для  чумного  микроба  и  холерного  вибриона.-  Саратов, 
2000.- 17 с.- Библ.: 45 - Русс.- Деп. в ВИНИТИ 10.04.00, № 925-В 2000. 
4.  Акимов  И.Г.,  Нахимсон  Л.Н.  Кислотный  гидролиз  как  метод 
использования сои для питательных сред // Журн. эпидемиол. и микробиол.- 
1938.- № 11.- С. 38. 
5. 
Андреева 
И.Н., 
Огородникова 
Т.И. 
Влияние 
условий 
культивирования  на  рост  и  пигментацию  Seratia marcescens // Журн. 
микробиол.- 1999.- № 3.- С. 16-2 0. 
6. Антипова Л.В., Жеребцов Н.А. Биохимия мяса и мясных продуктов.-  
Воронеж, 1991.- 183 с. 
 7.  Ахапкина  И.Г.,  Блинкова  Л.П.  Питательные  среды  как 
искусственная  среда  роста  и  развития  микроорганизмов //  Журн. 
микробиол.- 2001.- № 6.- С. 99. 
8.  Ахапкина  И.Г.,  Блинкова  Л.П.,  Бутова  Л.Г.  Культивирование 
Pseudomonas aeruginosa   на  средах  с  использованием  ферментативного 
гидролизата хлореллы в качестве питательной основы  // Журн. микробиол.- 
2002.- № 5.- С. 67-68. 

 
127
9.  Ахметова  Э.М.,  Меджидов  М.М.,  Омаров  С.М.  Разработка  и 
испытание  сухих  питательных  сред  для  индикации  уреаплазм // Журн. 
микробиол.- 2000.- № 3.- С. 29. 
10.  Багмет  А.Г.  Биопрепараты,  приготовленные  на  горохово-
гидролизной  среде // Биопрепараты,  вирусы,  микробы.-  Т.VI.-  Сельхозгиз, 
1956.- С. 194-197. 
11. Багузина И.В., Качаровская М.А., Контор В.И. Опыт выращивания 
микробов на овощно-пептонной среде // Лаб. дело.- 1970.- № 4.- С.204-206. 
12. Батуро А.П., Романенко Э.Е., Чулок Т.А., Каверина К.Г., Мельников 
В.А.  Сравнительная  оценка  коммерческих  питательных  бульонов 
отечественного  производства // Разработка  и  производство  диагностических 
сухих питательных сред и микротестситем: Матер. 3-й Межгос. науч.-прктич. 
конф. (20-22 июня, 2001 г.).- Махачкала, 2001.- С.15-16. 
13.  Бахрах  Е.Э.,  Обухова  З.А.,  Маслова  О.П.  Усовершенствование 
технологии  приготовления  питательных  сред  для  выращивания  чумного 
микроба.  Сообщ.1.  О  режиме  гидролиза  основных  растворов  Хоттингера //  
Тр. ин-та «Микроб», 1960.- Вып. 4.- С. 501-507. 
14.  Бахрах  Е.Э.,  Мартенс  Л.А.,  Обухова  З.А.,  Соколова  Н.М.,  Юргина 
З.А.  Среды  из  кислотного  гидролизата  казеина  для  выращивания  чумного 
микроба // Там же.- С. 514-518. 
15.  Бахрах  Е.Э.,  Мартенс  Л.А.,  Соколова  Н.М.  Использование 
кислотных гидролизатов казеина и рыбокостной муки в качестве основы для 
сухих  питательных  сред,  пригодных  для  выращивания  чумного  микроба // 
Специфическая  профилактика  ООИ:  Сб.  науч.  работ  противочум.  учр.-  М., 
1964.- С. 275-279. 
16.  Бахрах  Е.Э.,  Мартенс  Л.А.,  Соколова  Н.М.,  Обухова  З.А.  Режим 
кислотного  гидролизата  казеина,  обеспечивающий  получение  сред, 
пригодных для выращивания чумного микроба // Уч. зап. Дагест. НИИ пит. 
сред.- 1964.- Вып.4.- С. 105-120. 

 
128
17.  Безсонова  А.В.  Метод  получения  переходно-шероховатых  (ОР) 
вариантов P. pestis  // Вестн. микробиол., эпидемиол. и паразитол.- 1936.- Т.  
XV, вып. 2.- С. 195-198. 
18. Бендас Л.Г., Сидорчук Н.В. Кормовые дрожжи как исходное сырье 
питательных сред для культивирования микробов // Лаб. дело.- 1970.- № 1.- 
С. 43-45. 
19.  Бендас  Л.Г.  Ферментативные  гидролизаты  кормовых  дрожжей – 
основа  бактериологичсеких  питательных  сред: Автореф.  дис. … канд.  биол. 
наук.- М., 1971.- 16 с. 
20.  Бендас  Л.Г.,  Раскин  Б.М.  Стимулятор  бактериального  роста  из 
кормовых дрожжей // Лаб. дело.- 1974.- № 1.- С. 43-45. 
21.  Бендас  Л.Г.,  Канцельсон  Н.В.,  Ельчинова  Е.А.  Использование 
ферментативных  препаратов  бактериального  происхождения  для  получения 
из  кормовых  дрожжей  белковых  основ  питательных  сред // Стандарты, 
штаммы и методы контроля бактерийных  и вирусных препаратов: Сб. науч. 
трудов.- М., 1977.- Вып. 3.- С. 209-213. 
22.  Бендас  Л.Г.,  Немировская  Т.И.  Нормативно-техническая 
документация  и  вопросы  качества  микробиологических  питательных  сред 
для  диагностики  инфекционных  заболеваний  и  производства  медико-
биологических  препаратов:  Тез.  координационного  совещания (22-24 сент., 
1982 г.).- Махачкала, 1982.- С. 102-103. 
23.  Бибергал  С.И.,  Калныня  Л.Я.  Овощно-пептонная  среда  для 
выращивания различных бактерий // Лаб. дело.- 1965.- № 6.- С. 360-361. 
24. Биология, селекция и генетика сои: Сб. науч. тр. ВАСХНИЛ /  Под. 
ред. В.Ф. Кузина. - Новосибирск, 1986.- 186 с. 
25. 
Биргер 
М.О. 
Справочник 
по 
микробиологическим 
и 
вирусологическим методам исследования.- М.: Медицина, 1982.- 461 с. 
26.  Блинкова  Л.П.,  Горобец  О.Б.,  Батуро  А.П.  Биологическая 
активность спирулины // Журн. микробиол.- 2001.- № 2.- С. 114-118. 

 
129
27.  Блинкова  Л.П.,  Михайлова  Н.А.,  Гервазиева  В.Б.  Питательные 
среды  на  основе  генетически  модифицированного  сырья:  безопасность  и 
перспективы // Разработки  и  стандартизация  микробиологических 
питательных  сред  и  тест-систем:  Материалы 4-й  Междунар.  научно-практ. 
конф.,  посвящ 50-летию  НПО  «Питательные  среды»  МЗ  РФ (15-17 сент., 
2003 г.).- Махачкала, 2003.- С. 48. 
28.  Блинкова  Л.П.,  Шмыгалева  Т.П.,  Горобец  О.Б.,  Мухин  О.Б., 
Новиков  В.К.  Испытания  гидролизатов  из  отходов  морепродуктов  в 
питательных средах // Там же.- С. 49. 
29.  Борисенко  Е.Г.  Конструирование  питательных  сред  из  кислотных 
гидролизатов  белково-витаминных  препаратов  //  Лаб.  дело.- 1967.- № 8.- 
С.  488-501. 
30. Борисенко Е.Г. Культивирование микроорганизмов на питательных  
средах,  приготовленных  из  продуктов  микробиологического  синтеза // Лаб. 
дело.- 1968.- № 3.- С. 184-185. 
31. Бузолева Л.С., Сомов Г.П. Питательная среда для культивирования 
и  количественного  учета  иерсиний  и  листерий  в  объектах  внешней  среды: 
Пат. № 2161655 РФ, МПК7 C12Q 1/04, C12N 1/20.- № 98120740/13. Заявлено 
10.11.98. Опубл. 10.01.01. Бюл. № 1. 
32. Бульон В.В., Хныченко Л.К., Малышкин К.А. Использование диет, 
включающих 
соевые 
продукты, 
при 
лечении 
экспериментальной 
алиментарной дистрофии // Вопросы питания.- 1996.- № 3.- С. 38-40. 
33.  Буровая  Ф.И.  О  возможных  путях  использования  новой 
питательной  среды // Разработка  новых  и  усовершенствование 
существующих  сухих  диагностических  и  производственных  питательных 
сред, их стандартизация и методы  контроля:  Материалы  1-го Всес. рабоч. 
совещ.- Махачкала, 1975.- С. 21-23. 
34.  Быкова  Т.А.,  Майский  В.Г.  Применение  питательной  среды  на 
основе кукурузного экстракта в условиях природного очага чумы // Актуал. 
вопросы  эпидемиологии,  профилактики  и  диагностики  особо  опасных 

 
130
инфекций:  Тез.  докл.  итоговой    науч.  конф.  (21-22  дек., 1989 г.)- 
Ставрополь, 1989.- Ч.1.- С. 41-43. 
 35.  Вавилов  П.П.,  Посыпанов  Г.С.  Бобовые  культуры  и  проблемы 
растительного белка.- М.: Россельхозиздат, 1983.- 256 с. 
36.  Васильева  З.И.,  Трофименко  Н.З.,  Липаева  Л.С.,  Тимофеева  Л.А., 
Головачева  В.Я.  Сухая  дрожжевая  питательная  среда  для  диагностики 
чумного  микроба // Проблемы  природной  очаговости  чумы:  Тез.  докл. IV 
советско-монгольской конф. специалистов противочум. учр.- Иркутск, 1980.- 
Ч.2.- С. 60-61. 
37. Васильева З.И., Кузнецов В.И., Болдина А.А., Миронова Л.П. Сухая 
питательная среда для культивирвоания микробов по признаку ферментации 
углеводов  и  мочевины // Актуал.  пробл.  профилактики  особо  опасных  и 
природно-очаговых инф. болезней: Тез. докл. науч. конф., посвящ. 60-летию 
Иркутского противочум. ин-та (окт., 1994 г.).- Иркутск, 1994.- С.18. 
38.  Васильева  З.И.,  Кузнецов  В.И.,  Липаева  Л.С.,  Болдина  А.А., 
Маевский  М.П.,  Воронина  Т.А.,  Калиновский  А.М.,  Чарная  Т.Т.,  Миронова 
Л.П.,  Каретникова  Э.С.  Конструирование  и  внедрение  в  практику  сухих 
питательных  сред  для  выделения  и  идентификации  возбудителей  особо 
опасных инфекций // Там же.- С. 19-20. 
39. Вейнблат В.И., Кузьмиченко И.А., Синичкина А.А., Борисова Н.П. 
Синтетическая  питательная  среда  для  выращивания  чумных  микробов  при 
28˚ и 37˚С // Проблемы особо опасных  инфекций.- Саратов, 1972.- Вып. 4.- 
С. 123-127. 
40.  Верховцева  Н.В.,  Дубинина  Г.А.,  Глебова  И.Н.  Трансформация 
соединений 
трехвалентного 
железа 
Leptothrix pseudoochracea // 
Микробиология.- 1992.- Т.61, вып. 5.- С. 830-837. 
41.  Водоросли  морские,  травы  морские  и  продукты  их  переработки. 
Методы  анализа  ГОСТ 26185-84.- М., 1984.- 54 с.- (Гос.  комит.  СССР  по 
ст.м). 

 
131
42. Волина Е.Г., Саруханова Л.Е. Культивирование лептоспир в жидкой 
питательной  среде  с  лизированной  кроличьей  кровью // Журн.  микробиол.-  
2001.- № 1.- С. 3-5. 
43.  Гавристова  И.А.,  Бендас  Л.Г.  Характеристика  белковых  основ 
бактериологических  питательных  сред  по  содержанию  углеводов // Журн. 
микробиол.- 1991.- № 5.- С.76. 
44.  Гильмутдинов  Р.Я.,  Галнуллин  А.К.  Оптимизация  питательной 
основы  среды  культивирования  B. anthracis // Диагностика,  лечение  и 
профилактика  опасных  инфекционных  заболеваний.  Биотехнология. 
Ветеринатрия:  Матер.  юбил.  науч.  конф.,  посвящ. 70-летию  НИИ 
микробиологии МОРФ (30 ноября-1 декабря, 1998 г.).- Киров, 1998.- С. 296-
297. 
45.  Голшмид  В.К.,  Илиджев  А.К.,  Ландсман  Н.М.,  Богословская  Л.Н., 
Токинова  Т.Н.  Гидролизаты  крови  для  микробиологических  питательных 
сред // Лаб. дело.- 1990.- № 10.- С. 68. 
46.  Гомимид  В.К.,  Богословская  Л.Н.,  Ландсман  Н.М.,  Токинова  Т.Н. 
Применение  веществ,  стимулирующих  рост  энтеробактерий  в  практике 
получения микробных адсорбентов //  Журн. микробиол.- 1984.- № 6.- С. 47-
50. 
47.  Гордиенко  В.А.,  Либерштейн  И.И.  Кладовая  белка.-  М.: «Колос», 
1969.- 151 с. 
48.  Горобец  О.Б.,  Блинкова  Л.П.,  Батуро  А.П.  Стимулирующее  и 
ингибирующее  воздействие  Spirulina platensis    на  микроорганизмы // Журн. 
микробиол.- 2001.- № 6.- С. 20. 
49.  Горобец  О.Б.,  Блинкова  Л.П.,  Батуро  А.П.  Использование  среды 
АГВ  для  выявления  биологически  активных  веществ  у  Spirulina platensis // 
Разработка  и  производство  диагностических  сухих  питательных  сред  и 
микротестсистем:  Матер. 3-й  Междунар.  науч.-практич.  конф. (Махачкала, 
20-22 июня 2001 г.).- Махачкала, 2001.- С. 84-85. 

 
132
50.  Горобец  О.Б.,  Блинкова  Л.П.,  Батуро  А.П.  Действие  Spirulina 
platensis   на вирусы бактерий // Журн. микробиол.- 2002.- № 6.- С. 18-21. 
51. Грачева И.М. Технология ферментных препаратов.- М.,  1987.-  335  с. 
52. Грачева И.М., Иванова А.А., Кантере В.М. Технология микробных 
белковых препаратов, аминокислот и биоэнергия.- М., 1992.- 383 с. 
53.  Гремякова  Т.А.,  Степаншина  В.Н.,  Шулюпин  О.К.,  Негрий  В.Ф., 
Мицевич  Е.В.  Экспрессия  основных  антигенов  и  ростовые  свойства  клеток 
Yersinia pestis  в  средах  различного  состава  при 37 °С // Журн.  микробиол.- 
1993.- № 1.-  С. 16-20. 
54.  Григорьев  А.А.,  Панкратова  Е.М.,  Миронин  А.В.,  Кибирев  А.В., 
Добрынин  В.П.,  Кибирев  А.А.,  Чигринов  С.И.  Применение  гидролизата 
биомассы  из  сине-зеленых  водорослей  в  качестве  стимуляторов  роста  при 
выращивании  культуры  Legionella pheumophila // Диагностика,  лечение  и 
профилактика  опасных  инфекционных  заболеваний.  Биотехнология. 
Ветеринария:  Матер.  юбил.  науч.  конф.,  посвящ. 70-летию  НИИ 
микробиологии МО РФ (30 ноября-1 декабря, 1998 г.).- Киров, 1998.- С. 298. 
55.  Грязнов  Н.И.  Дрожжевые  питательные  среды  для  приготовления 
вакцин // Тез.  докл.  науч.  сессии,  посвящ. 25-летию  Свердловского  ин-та 
мкробиол. и эпидемиол.- Свердловск,1945.- С. 28. 
56. Губарев Е.М., Заплатина С.И., Коннова А.М. Культивирование Past. 
pestis  на  питательных  средах  известного  химического  состава // Тр.  Ростов 
н/Д противоч. ин-та.- 1956.- Т. Х.- С. 69-89. 
57.  Гунар  О.В.,  Каграманова  К.А.  Разработка  питательных  сред  для 
контроля  микробиологической  чистоты  нестерильных  лекарственных 
средств  на  основе  гидролизата  соевой  муки // Разработки  и  стандартизация 
микробиологических питательных сред и тест-систем: Матер. 4-й Междунар. 
науч.-практ. конф., посвящ 50-летию НПО «Питательные среды» МЗ РФ (15-
17 сент., 2003 г.).- Махачкала, 2003.- С. 62. 
58.  Гюлушанян  К.С.,  Чернова  Э.А.,  Тинкер  А.И.,  Угримов  С.А. 
Использование  питательного  агара  из  непищевого  сырья  для  выращивания 

 
133
биомассы // Эпидемиология, микробиология и иммунология бактериальных и 
вирусных    инфекций:  Тез.  докл.  обл.  конф.  молодых  ученых (17-20 окт., 
1989 г.).- Ростов н/Д,1989.- С.19-21. 
59.  Гюлушанян  К.С.  Использование  питательной  среды  на  основе 
кукурузного экстракта в производстве чумной вакцины ЕВ: Автореф. дис. … 
канд. биол. наук.- Саратов, 1994.- 19 с. 
60. Дармов И.В., Лещенко А.А., Лазыкин А.Г., Еншов Д.С., Анкер С.С., 
Строчков 
Ю.И., 
Ероглазов 
В.В., 
Филимонова 
Г.В. 
Разработка 
диагностической  питательной  среды  для  идентификации  возбудителя 
сибирской  язвы // Сб.  науч.  трудов,  посвящ. 75-летию  НИИ  микробиологии  
МО РФ.- Киров, 2003.- С. 26. 
61.  Дмитриевская  Н.А.,  Чеботаревич  М.Ф.  Опыт  применения 
прессованных дрожжей в деле приготовления вакцин против коли-тифозных 
инфекций // Гигиена и эпидемиология.- 1930.- № 4-5.- С. 42-43. 
62.  Домарадский  И.В.,  Иванов  В.А.  Некоторые  данные  по 
культивированию  чумного  микроба  на  синтетических  средах // Журн. 
микробиол.- 1957.- № 2.- С. 54-59. 
63.  Домарадский  И.В.,  Башева  В.С.,  Сидорова  Н.К.  Культивирование 
чумного  микроба  на  средах  известного  состава // Изв.  Иркутского  гос. 
НИПЧИ Сибири и Дальнего Востока.- Улан-Удэ, 1958.- Т. 18.-  С. 55- 63. 
64. Домарадский И.В., Трофименко Н.З., Носкова Л.И.  Использование 
соевых бобов для приготовления кислотного гидролизата // Бюл. по обмену 
опытом.  Производство  бактерийных  препаратов.-  Улан-Удэ, 1961.- Вып.1.- 
С.7-8. 
65.  Домарадский  И.В.,  Носкова  Л.И.,  Трофименко  Н.З.  Сухие 
питательные  среды  из  кислотных  гидролизатов  белков  крови  для 
культивирования  чумного  микроба // Докл.  Иркутского  противоч.  ин-та.- 
Горно-Алтайск, 1963.- Вып.5.- С. 57-58. 
66.  Дробышева  Т.М.,  Яромюк  Г.А.,  Каретникова  Э.С.,  Тяпкина  В.М. 
Сравнительные  испытания  стимуляторов  роста  чумного  микроба  на 

 
134
коммерческих  средах  из  переваров  мяса // Современные  аспекты 
профилактики зоонозных инфекций: Тез. Всесоюз. науч. конф. специалистов 
противочум. учр.- Иркутск, 1984.- Ч. 2.- С.27-28. 
67.  Дятлов  И.А.,  Волох  О.А.  Получение S-слоя  чумного  микроба  и 
возможности его применения // Биотехнология.- 2004.- № 1- С. 20-25. 
68. Ефимова Н.П., Каменева М.А. Использование кормовых дрожжей в 
качестве стимулирующей добавки к питательной среде для культивирования 
Cl. оedematiens // Лаб. дело.- 1974.- № 12.- С. 121-122. 
69.  Желтенков  А.И.,  Анохина  С.В.  Влияние  фильтрата  сарцины  на 
некоторые свойства чумного микроба // Тр. ин-та «Микроб».- 1958.- Вып. 2.- 
С. 341-346. 
70.  Журбенко  Р.С.,  Ф.  Барроетабения  Маркес,  К.  Родригес  Мартинес, 
Варела 
Янес 
А.Э. 
Изучение 
возможности 
использования 
бактериологического пептона из цельной крови как питательной основы для 
выращивания микроорганизмов //  Журн. микробиол.- 1993.- № 2.- С. 23-26. 
71. Зайцев В.В., Зелютков Ю.Г. Способ получения питательной среды 
для  выращивания  аэробных  бактерий.  Пат. 3085 Белоруссия  МПК6  C 12 N 
1/20.- № 951023; Заявл. 30.12.95; Опубл. 30.12.99, Бюл №  1. 
72. Заплатина С.И., Юргина З.А., Кондратенко Н.Т., Толстокорова В.И. 
Применение  агаровых  казеино-гидролизных  сред  в  производстве 
противочумной  сухой  живой  вакцины  (штамм 1.17): Тр.  Ростов  н/Д 
противочум. ин-та.- 1959.- Т. 16.- С. 81-87. 
73. Заславский А., Бергер Е. Соевые среды для количественного учета 
микробов // Лаб. практика.- 1932.- № 3.- С. 11-12. 
74.  Иванова  Г.Ф.,  Будыка  Д.А.,  Тинкер  А.И.,  Шпилевая  Э.Г., 
Гюлушанян  К.С.,  Юрлова  Е.И.,  Фомина  Г.Д.,  Дурченкова  И.Б.  Изучение 
жизнеспособности  микробных  клеток  штамма  ЕВ  в  динамике  роста  в 
бульоне  при  температуре  культивирования (21±1)°С  и (27±1)°С // 
Диагностика, лечение и профилактика опасных инфекционных заболеваний. 
Биотехнология.  Ветеринария:  Матер.  юбил.  науч.  конф.,  посвящ., 70-летию 

 
135
НИИ микробиологии МО РФ (30 ноября-1декабря, 1998 г.).- Киров, 1998.- С. 
299. 
75.  Ионина  С.В.  Повышение  диагностической  эффективности 
питательных сред для культивирования микобактерий туберкулеза: Автореф. 
дис. …  канд. биол. наук: ин-т эксперим. вет. Сибири  и  Дал.  Востока, 2001.- 26  с. 
76.  Инструкция  по  бактериологическому  контролю  диагностических 
питательных сред для чумного микроба.- Саратов, 1984.- 24 с. 
77.  Казиахмедов  З.А.,  Нуратинов  Р.А.,  Вердиева  Э.А.,  Юзбеков  Д.С. 
Совершенствование  питательной  среды  для  индикации  микобактерий // Сб. 
науч.  трудов,  посвящ. 50-летию  Дагестанской  противочум.  станции.- 
Махачкала, 2002.- С.187-190. 
78.  Канчух  А.А.,  Сагатовский  В.Н.,  Сурнина  Н.С.,  Мелехина  А.Ф. 
Изучение  живой  противочумной  вакцины,  приготовленной  на  средах  с 
кукурузным  экстрактом // Микробиология  и  иммунология  особо  опасных 
инфекций: Сб. науч. работ противочум. учр. страны.- Саратов, 1964.- С. 131-
137. 
79.  Канчух  А.А.,  Момот  А.Г.,  Сурнина  Н.С.,  Мелехина  А.Ф. 
Антигенная  структура  живой  противочумной  вакцины,  приготовленной  на 
средах с кукурузным экстрактом // Там же.- С. 154-155. 
80.  Канчух  А.А.,  Сагатовский  В.Н.,  Мелехина  А.Ф.,  Сурнина  Н.С. 
Использование  кукурузного  экстракта  в  качестве  основы  для  питательной 
среды  чумного  микроба.  Сообщение 1. // Сб.  науч.  работ  Ростовского 
противочум. ин-та, Дагестанской противочум. станции.- Махачкала, 1961.- С. 
198-206. 
81.  Карпузиди  К.С.,  Макаровская  Л.Н.  Рост  и  размножение  чумного 
микроба  на  среде  с  лизатом  микробов  «кормилок» // Тр.  Ростов  н/Д 
противочум. ин-та.- 1956.- Т. Х.- С. 44-53. 
82.  Карташова  Л.Д.,  Шеремет  О.В.  Технология  изготовления 
гидролизата белка отрубей – питательной основы микробиологических сред 

 
136
// Разработка и приготовление препаратов медицинской биотехнологии: Тез. 
конф. (29-30 мая, 1990 г.).- Махачкала, 1990.- Ч.1.- С. 40-41. 
83.  Карташова  Л.Д.,  Шеремет  О.В.  Гидролизат  белка  пшеничных 
отрубей – новая  основа  микробиологических  питательных  сред  и  его 
характеристика // Проблемы ООИ.- 1994.- № 5 (75).- С.130-138. 
84. Касаткин Н.Ф., Ованесова Н.Г., Тынянова В.И. Кукурузный бульон 
для выращивания возбудителя чумы // Проблемы особо опасных инфекций.- 
Саратов, 1972.- Вып. 4.- С. 164-166. 
85.  Касаткин  Н.Ф.,  Ованесова  Н.Г.,  Кириллов  Н.Л.,  Воронежская  Л.Г. 
Кукурузный  бульон  как  заменитель  пептонной  воды  для  выделения 
холерных вибрионов // Проблемы ООИ.- 1978.- № 5.- С. 64-65. 
86.  Катунина  Л.С.,  Матющенко  В.С.,  Юндин  Е.В.,  Крылова  А.А., 
Абгарян  Г.П.,  Кучеренко  И.Ф.  Поиск  оптимального  варианта  питательного 
агара  и  стимулятора  роста  чумного  микроба // Особо  опасные  инфекции  на 
Кавказе: Тез. докл. к шестой краевой науч. конф., посвящ. 70-летию Великой 
Октябрьской революции.- Ставрополь, 1987.- С. 360-362. 
87.  Катунина  Л.С.  Использование  липоевой  кислоты  с  целью 
усовершенствования  питательных  сред  для  культивирования  чумного 
микроба: Дис. … канд. биол. наук.- Ставрополь, 2002.- 164 с.  
88.  Кивман  Г.Я.,  Прядкина  М.Д.,  Гуторова  Н.М.  Высушенная 
гемолизированная  кровь  как  стимулятор  роста  чумного  микроба // Журн. 
микробиол.- 1955.- № 5.- С. 82-85. 
89.  Кивман  Г.Я.,  Прядкина  М.Д.,  Гуторова  Н.М.  Препарат  для 
выделения и стимуляции роста чумных микробов // Журн. микробиол.- 1955.- 
№ 12.- С. 61-66. 
90. Классовский Л.Н., Терентьева Л.И., Самыгин В.М., Мукатова Г.Д., 
Классовская  Т.А.,  Орел  Л.Л.  О  стимулирующем  действии  некоторых 
препаратов  молибдена  на  рост  возбудителя  чумы  на  агаре  Хоттингера  и 
синтетических  средах // 11 Межреспуб.  науч.-пркт.  конф.  противочум.  учр. 
Ср. Азии и Казахстана по профилактике чумы.- Алма-Ата, 1981.- С. 57-60. 

 
137
91. Князева В.А. Стимуляция роста чумного микроба фильтратами его 
бульонной культуры // Тр. ин-та «Микроб».- Саратов, 1960.- Вып. 4.- С. 157-
161. 
92.  Козлов  Ю.А.  Питательные  среды  в  медицинской  микробиологии.- 
М., Медгиз, 1950.- 251 с. 
93. Комоско Г.В., Рогожин А.В., Маслов С.А., Бирюков В.В., Черкасов 
Н.А.,  Ежов  А.В.  Разработка  технологии  производства  сухих  питательных 
сред,  полученных  методом  распылительной  сушки,  пригодных  для 
выращивания вакцинного штамма ЕВ чумного микроба // Матер. науч. практ. 
конф., посвящ. 100-летию образования противочумной службы России (16-18 
сент., 1997 г.).-  Саратов, 1997.- Т. 2.- С. 263. 
94.  Комоско  Г.В.,  Комиссаров  А.В.,  Белова  Е.В.,  Рогозинский  В.Г., 
Жучихин  Ю.С.,  Филимонова  Г.В.,  Ковтун  А.Л.  Разработка  питательной 
среды  на  основе  панкреатического  гидролизата  казеина  для  глубинного 
культивирования  клеток  сибиреязвенного  вакцинного  штамма  СТИ-1 // 
Диагностика, лечение и профилактика опасных инфекционных заболеваний. 
Биотехнология.  Ветеринария.  Матер.  юбил.  науч.  конф.,  посвящ., 70-летию 
НИИ микробиологии МО РФ (30 ноября-1декабря, 1998 г.).- Киров, 1998.- С. 
305. 
95. Комоско Г.В., Комиссаров А.В., Жучихин Ю.С., Филимонова Г.В., 
Белова  Е.В.  Казеин  как  основа  питательных  сред  при  культивировании 
клеток сибирской язвы вакцины штамма СТИ-1 // Проблемы медицинской и 
экологической биотехнологии: Сб. тезисов докл. юбил. науч. конф., посвящ. 
25-летию  ГНЦ  прикладной  микробиологии (14-15 декабря, 1999 г.).- 
Оболенск, 1999.- С. 74. 
96.  Комоско  Г.В.,  Ежов  А.В.,  Мохов  Д.А.,  Тетерин  В.В.  Оптимизация 
прописи  питательной  среды  для  глубинного  культивирования  вакцинного 
штамма  ЕВР2  Y. pestis // Сб.  науч.  трудов,  посвящ. 75-летию  НИИ 
микробиологии  МО РФ.- Киров, 2003.- С. 149-150. 

 
138
97.  Кондрашкова  Т.В.,  Митина  Г.С.,  Курилова  Л.С.  Изменение 
азотистого  состава  гидролизатов  Хоттингера  при  хранении // Проблемы 
ООИ.- 1969.- № 4.- С. 143-146.  
98.  Кондрашкова  Т.В.,  Донская  Т.Н.,  Ведянина  В.Д.  К  вопросу 
стандартизации  сред  для  выращивания  чумного  микроба //  Профилактика 
особо  опасных  инфекций:  генетика,  микробиология  и  биохимические 
аспекты изучения чумного микроба.- Саратов, 1977.- Вып. 3.- С. 155-158. 
99.  Кондрашкова  Т.В.,  Донская  Т.Н.,  Зимарина  Л.С.  Влияние 
некоторых  минеральных  солей  на  качество  и  срок  годности  питательной 
среды  для  выращивания  чумного  микроба // Проблемы  особо  опасных 
инфекций.- Саратов, 1978.- Вып. 4.- С. 25-27. 
100.  Кондрашкова  Т.В.,  Васильева  В.И.  Возможные  пути 
усовершенствования  сред  для  производства  бакпрепаратов  против  особо 
опасных  инфекций:  Биохимия,  патофизиология  и  микробиология  особо 
опасных инфекций.- Саратов, 1983.- С. 3-10. 
101.  Кондратенко  Н.Т.,  Юргина  З.А.  Возможности  использования 
агаровых сред, приготовленных из кровяных сгустков, в производстве живой 
противочумной вакцины // Тр. Ростовского н/Д гос. НИПЧИ.- Ростов, 1960.- 
Т. 17.- С. 146-151. 
102.  Коробкова  Е.И.  К  биологии  Pasteurella pestis.  Вариабельность 
чумных  культур  после  длительного  хранения  их  без  пересева // Вестн. 
микробиол., эпидемиол. и паразитол.- 1936.- Т. XV, вып. 2.- С. 172-184. 
103. Коробкова Е.И. Живая противочумная вакцина // Живые вакцины: 
Сб. тр. межинститутской науч. конф.- М., 1956.- Т. 2.- С. 37-52. 
104.  Костенко  Ю.Т.,  Неклюдов  А.Д.,  Шагова  Т.С.,  Иванкин  А.Н., 
Янковский К.С. Микробиологическая среда для выращивания и диагностики 
бактерий рода  Listeria. Пат. 2118363 Россия, МПК6 C 12 N 1/20, C 12 n 1/00.- 
№ 97110591/13; Заявл. 15.09.96;  Опубл. 27.08.98, Бюл. № 24. 
105.  Костырко  Д.С.,  Марьяш  Ц.Х.  Питательные  среды  из  сои // Лаб. 
практика.- 1932.- № 3.- С. 10. 

 
139
106.  Красикова  М.А.  О  возможности  снижения  затрат  сырья  на 
изготовление  питательных  сред,  применяемых  для  диагностики  чумного 
микроба // Матер.VIII  науч.  конф.  противочум.  учр.  Средней  Азии  и 
Казахстана.- Алма-Ата, 1974.- С. 449-451. 
107.  Красикова  М.А.,  Рогачева  А.А.  О  свойствах  гидролизата  из 
микробной  массы  вакцинного  штамма  ЕВ // Проблемы  особо  опасных 
инфекций.- Саратов, 1974.- Вып. 1 (35).- С. 33-35. 
108. Кретович В.Л. Растительные белки и их биосинтез.- М., 1975.- 190 с. 
109. Криваченко К.Б., Мазрухо А.Б., Черепахина И.Я., Фецайлова О.П., 
Каминский  Д.И.,  Рожков  К.К.,  Булахова  О.Г.  Изучение  возможности 
использования  питательной  среды  ЧДС-37  для  культивирования  чумного 
микроба  при 37 ºС // Природно-очаговые  особо  опасные  инфекции  на  юге 
России, их профилактика и лаб. диагностика.- Астрахань, 2001.- С.240. 
110. Кузнецов В.И., Татаринова О.Т., Липаева Л.С., Каретникова Э.С., 
Васильева З.И., Болдина А.А. Разработка технологии и внедрения в практику 
сухих сред для выделения, идентификации и культивирования возбудителей 
ООИ // Матер.  науч.  практ.  конф.,  посвящ. 100-летию  образования 
противочумной службы России (16-18 сент., 1997 г.).- Саратов, 1997.- Т. 2.- 
С. 188-189. 
111.  Кузнецов  В.И.,  Татарникова  О.Г.,  Липаева  Л.С.  Применение 
иммобилизованного  протосубтилина  в  производстве  питательных  сред  для 
культивирования 
возбудителя 
чумы // Актуальные 
проблемы 
эпидемиологической  безопасности:  Матер.  юбил.  науч.-практ.  конф. 
«Эпидемиологическая  безопасность  на  Кавказе.  Итоги  и  перспектив», 
посвящ. 50-летию СтавНИПЧИ (15-16 окт.,  2002  г.).- Ставрополь, 2002.- С. 136. 
112. Куцемакина А.З., Битюкова Е.С. Казеиновый гидролизатный агар 
как  чувствительная  среда  для  выращивания  чумного  микроба // Тр.  Арм. 
противочум. станции.- 1963.- Вып. 2.- С. 217-222. 
113.  Лазыкин  А.Г.,  Кузнецов  В.Г.,  Ковтун  А.А.  Сравнительная 
характеристика жидких и сухих белковых гидролизатов микробиологических 

 
140
питательных  сред  по  пептидному  составу // Диагностики,  лечение  и 
профилактика  опасных  инфекционных  заболеваний.  Биотехнология. 
Ветеринария: Матер. юбил. науч. конф., посвящ. 70-летию НИИ микробиол. 
МОРФ (30 ноября-1 декабря, 1998 г.).- Киров, 1998.- С. 310-311. 
114. Лакин Г.Ф. Биометрия.- М., 1990.- 352 с. 
115. Ленинджер А. Основы биохимии. / Пер. с анг.- М., 1985.- Т. 2.- С. 
445-454. 
116.  Лещенко  А.А.,  Анкер  С.С.,  Роман  В.В.,  Поярков  Ю.А.,  Мусаев 
А.А.,  Енисов  Д.С.,  Филимонова  Г.В.,  Чигринова  О.А.  Разработка 
альтернативных  питательных  основ  для  выращивания  F. tularensis // Сб. 
науч. трудов, посвящ., 75-летию НИИ микробиологии МО РФ.-  Киров,  2003.-  С. 
151. 
117.  Лискина  И.В.  О  качестве  питательных  сред,  применяемых  для 
диагностики холеры // Проблемы ООИ.- 1977.- № 6 (58).- С. 79. 
118. Листериоз. Методические рекомендации (№11).- М., 2001.- 10 с. 
119. Лопатина Н.В., Терентьева А.И., Богданова М.И., Морозова Л.Н., 
Кадетов 
В.В., 
Наталич 
Л.А. 
Прогнозирование 
выживаемости 
лиофилизированных клеток Y. pestis EV, основанное на методе «ускоренного 
хранения» // Вестник  всесоюз.  микробиол.  общества  (Ростовское 
отделение).- Ростов н/Д, 1989.- Вып. 1.- С. 144-147. 
120.  Лопатина    Н.В.,  Наталич  Л.А.  Методические  подходы  к 
получению  вакцинных  штаммов  чумного  микроба  с  повышенной 
чувствительностью к лиофилизации // Биотехнология.- 1994.- № 8.- С. 18-20. 
121.  Лясоцкий  Л.Л.  Верхозина  М.Е.  Питательная  среда  для 
культивирования  инфузорий  Tetrahymena pyriformis // Актаул.  пробл. 
профилактики особо опасных и природно-очаговых инф. болезней: Тез. докл. 
науч.  конф.,  посвящ. 60-летию  Иркут.  противочум.  и.-та  (окт., 1994 г.).- 
Иркутск, 1994.- С. 97. 
122.  Маевский  М.П.,  Канатов  Ю.В.,  Брудный  Р.А.,  Васильева  З.И., 
Антонов  А.В.,  Костюковский  В.М.  Сухая  агаровая  среда  для  выделения  и 

 
141
культивирования туляремийного микроба // Сб. науч. трудов.- Новороссийск, 
1994.- Вып. 1.- С. 223-225. 
123.  Майский  В.Г.,  Куцемакина  А.З.  Способ  получения  питательной 
основы  из  кукурузного  экстракта:  Авторское  свидетельство 662583 № 
2532790/28-13.06.10.77 С 12 К 1/06. Открытие. Изобретение. Промышленные 
образцы. Товарные знаки. Официальные бюл., 1979.- С. 123-124. 
124.  Майский  В.Г.  Некоторые  особенности  метаболизма  чумного 
микроба // Журн. микробиол.- 1983.- № 11.- С. 108-109. 
125.  Майский  В.Г.,  Быкова  Т.А.,  Крылова  А.А.  Технологические 
аспекты  изготовления  питательных  сред  на  основе  кукурузного  экстракта // 
Разработка  и  производство  препаратов  медицинской  биотехнологии:  Тез. 
конф. (29-30 мая, 1990 г.).- Махачкала, 1990.- Ч.1.- С. 42-43. 
126.  Мартенс  Л.А.  Получение  питательных  сред  из  кислотных 
гидролизатов  рыбо-костной  муки // Учен.  зап.  Дагест.  н.-и.  ин-та  по 
производству питательных сред.- Махачкала, 1964.- вып. 4.- С. 87-97. 
127.  Мартенс  Л.А.  Плотные  агаровые  среды  из  кислотных 
гидролизатов  рыбо-костной  муки // Микробиология  и  иммунология  особо 
опасных  инфекций:  Сб.  науч.  работ  противочум.  учр.  страны.-  Саратов, 
1964.- С. 290-293. 
128.  Матвеевский  Б.Г.  Бобы  сои  как  материал  для  приготовления 
искусственных питательных сред // Журн. микробиол .- 1931.-  Т. VIII,  № 2 .-  С. 191. 
129.  Матющенко  В.С.,  Катунина  Л.С.  Оценка  ростовых  качеств 
питательных  сред  при  применении  различных  гидролизатов  для  роста 
холерного  вибриона // Матер.  межгос.  науч.  конф. «Актуальные  вопросы 
профилактики  чумы  и  других  инфекционных  заболеваний»,  посвящ. 100-
летию открытия возбудителя чумы.- Ставрополь, 1994.- С. 142-143. 
130.  Меджидов  М.М.,  Бендас  Л.Г.,  Лобастова  Т.М.,  Гашимова  П.Ш., 
Гриднева Н.И., Султанов З.З., Промышлянская Е.М., Орлова Т.А., Куранова 
Л.К.,  Костенко  Л.С.,  Перепелица  Л.Г.  Перспектива  использования  новых 
видов  непищевого  сырья  в  производстве  питательных  сред // Разработка  и 

 
142
стандартизация  микробиологических  питательных  сред  для  диагностики 
инфекционных 
заболеваний 
и 
производства 
медико-биологических 
препаратов: Тез. координационного совещ. (22-24 сент., 1982 г.).- Махачкала, 
1982.- С. 34-35. 
131. Меджидов М.М., Мавраева Р.Н., Матинова З.Г. Питательная среда 
для  идентификации  синегнойной  палочки // Разработки  и  стандартизация 
микробиологических питательных сред и тест-систем: Матер. 4-й Междунар. 
нгаучно-практ.  конф.,  посвящ 50-летию  НПО  «Питательные  среды»  МЗ  РФ 
(15-17 сент., 2003 г.).- Махачкала, 2003.- С. 21-22. 
132.  Мельникова  В.А.,  Груббер  И.М.,  Денисова  С.В.,  Скаженик  В.Ю. 
Влияние питательной основы на качество разрабатываемых сред //  Там же.-
С. 45. 
133.  Меновщиков  В.А.,  Кожухов  В.В.,  Шевцов  А.Н.,  Лобастов  В.С., 
Юдников  В.А.  Изучение  влияния  азотсодержащих  субстратов  на  развитие 
культур  и  лизиса  микробных  клеток // Матер.  науч.  практ.  конф.,  посвящ. 
100-летию  образования  противоч.  службы  России (16-18 сент., 1997 г.).-  
Саратов, 1997.- Т. 2.- С.83. 
134.  Методические  рекомендации  к  контролю  питательных  сред  по 
биологическим показателям.- М., 1980.- 80 с. 
135.  Методические  указания  по  применению  физико-химических 
методов контроля питательных сред.- М., 1977.- 18 с. 
136. Методы контроля медицинских иммунобиологических препаратов, 
вводимых людям: МУ 4.1/4.2.588-96. - Москва,1988.- 128 с. 
137.  Милютин  В.Н.,  Касаткин  Н.Ф.,  Елисова  Е.Б.  Дрожевкина  М.С., 
Канчух  А.А.,  Ованесова  Н.Г.,  Кириллова  Н.Л.,  Уралева  В.С.,  Сагатовский 
В.Н.,  Винидченко  Н.Н.,  Орлова  Г.М.,  Копылов  В.А.,  Родионова  А.В., 
Шеремет  О.В.  Новая  питательная  среда  из  углеводородных  дрожжей  для 
выращивания  патогенных  микробов // Проблемы  особо  опасных  инфекций. 
Иммунология.- Саратов, 1975.- С. 30-34. 

 
143
138.  Милютин  В.Н.,  Елисова  Л.Б.,  Фомичева  А.С.,  Дрожевкина  М.С., 
Москвитина Э.А., Вартбаронова Е.Г., Хичкиева Е.В., Гребнева В.Г., Козлова 
Р.В.,  Мазрухо  Б.Л.  Использование  питательных  сред  из  углеводородных 
дрожжей для обнаружения холерных вибрионов // Там же.- С. 65-68. 
139.  Милютин  В.Н.,  Елисова  Л.Б.,  Дрожевкина  М.С.,  Касаткин  Н.Ф., 
Саямов  Р.М.,  Москвитина  Э.А.,  Брудный  Р.А.,  Ломов  Ю.М.,  Ханумян  Т.А., 
Кудрякова Т.А., Гальцева Г.В., Черкасова И.Р., Бичуль К.Г., Осиповская Г.В., 
Левова Т.И., Гольтберг А.М., Козлова Р.В. Применение дрожжевых сред для 
выделения  холерных  вибрионов  из  внешней  среды // Проблемы  особо 
опасных инфекций. Эпидемиология, эпизоотология.- Саратов, 1976.- Вып. 2.- 
С. 66-68. 
140.  Милютин  В.Н.,  Копылов  В.А.,  Бендас  Л.Г.,  Канчух  А.А., 
Кириллова Е.В., Рожков Е.В., Габрилович А.Б., Буряков Б.Г., Харабаджахян 
Г.Д.,  Иванов  Н.В.,  Либинзон  А.Е.,  Ованесова  Н.Г.,  Хазан  М.А.  Получение 
сухой  дрожжевой  питательной  основы  (пептона  «Д») // Разработка  и 
стандартизация  микробиологических  питательных  сред  для  диагностики 
инфекционных 
заболеваний 
и 
производства 
медико-биологических 
препаратов: Тез. координационного совещ. (22-24 сент., 1982 г.).- Махачкала, 
1982.- С. 16-19. 
141.  Михайлова  З.И.,  Грудинская  Е.Г.  Соево-дрожжевая  среда  для 
приготовления вакцин // Лаб. практика.- 1932.- № 7.- С. 8. 
142.  Мохов    Д.А.,  Маракулин  И.В.,  Асяев  А.А.,  Ковтун  А.Л.  Опыт 
применения  жидкой  питательной  среды  на  основе  панкреатического 
гидролизата  казеина  для  культивирования  штаммов  продуцентов  Ф1-
антигена чумного микроба // Диагностики, лечение и профилактика опасных 
инфекционных  заболеваний.  Биотехнология.  Ветеринария:  Матер.  юбил. 
науч. конф., посвящ. 70-летию НИИ микробиол. МОРФ (30 ноября-1 декабря, 
1998 г.).- Киров, 1998.- С. 318. 
143. Мохов  Д.А., Маракулин И.В Оценка возможности использования 
питательных  сред  из  непищевого  сырья  для  выращивания  культур 

 
144
рекомбинантных  штаммов-продуцентов  Ф1-антигена  чумного  микроба // 
Материалы  научно-практ.  конф.,  посвящ. 100-летию  образования  противоч. 
службы России (16-18 сент., 1997 г.).- Саратов, 1997.- Т. 2.- С. 197-198. 
144.  Мохов  Д.А.,  Ежов  А.В.,  Хонин  А.З.,  Асяев  А.А.,  Бирюков  В.В. 
Использование  сухих  питательных  основ  на  различных  этапах  контроля 
качества  вакцины  чумной  живой  сухой // Проблемы  медицинской  и 
экологической биотехнологии: Сб. тезисов докл. юбил. науч. конф., посвящ. 
25-летию  ГНЦ  прикладной  микробиологии (14-15 декабря, 1999 г.).- 
Оболенск, 1999.- С. 112. 
145.  Муравьева  Н.К.,  Крайнова  А.Н.,  Маслова  О.П.  Применение 
казеиновых  сред  в  вакцинном  производстве // Особо  опасные  и 
природноочаговые инфекции: Сб. науч. работ противочум. учр.- М., 1962.- С. 
207-211. 
146.  Муравьева  Н.К.  Влияние  питательной  среды  и  условий 
культивирования  вакцинного  штамма  на  качество  чумной  живой  сухой 
вакцины ЕВ: Автореф. дис. … канд. мед. наук.- Саратов, 1969.- 21 с. 
147.  Мурахвер  Р.В.,  Бондарь  Р.Я.,  Воронова  Л.В.,  Смирнова  В.И., 
Зайцева  А.И.,  Фридман  С.М.  Получение  бруцеллина  методом  глубинного 
культивирования  вакцинного  штамма  бруцелл // Симпозиум  по  вопросам 
научных  основ  и  методов  изготовления  живых  химических  и 
корпускулярных  вакцин  и  по  усовершенствованию  методов  изготовления 
диагностических препаратов.- М., 1960.- С. 68-69. 
148.  Муромцев  С.Н.,  Колядицкая  Л.С.,  Виноградова  И.Н.  Опыт 
применения  метода  глубинного  выращивания  в  условиях  аэрации  для 
производства бруцеллезной инфекции // Журн. микробиол.- 1959.- № 10.- С. 
76-78. 
149. Мякушко Ю.П., Баранова В.Ф. Соя.- М., 1984.- 332 с. 
150.  Нечецкая  Р.М.,  Каретникова  Э.С.,  Колесинская  Н.И.,  Шершнев 
П.А.,  Мельникова  В.А.  Динамика  размножения  чумного  микроба  ЕВ  в 
условиях  глубинного  выращивания  в  бутылях  при  различном  содержании 

 
145
аминного  азота  в  питательной  среде // Производство  бакпрепаратов  для 
профилактики и диагностики особо опасных инфекций.- Саратов, 1966.- С. 21-25. 
151. Нечецкая Р.М., Колесинская Н.И., Трофименко Н.З., Носкова Л.И. 
Сухие питательные бульоны при производстве чумной вакцины // Проблемы 
особо опасных инфекций.- Саратов, 1969.- Вып. 3.- С. 205-207. 
152.  Никитина  В.А.,  Хаертынов  С.Х.,  Салмаков  К.М.  Использование 
непищевых  белков  для  приготовления    бактериологических  питательных 
сред // Учен.  зап.  Казанского  ордена  Ленина  гос.  ин-та  им.  Н.Э.  Баумана.- 
1976.- Т. 122.- С. 166-169. 
153.  Николаев  И.И.,  Чебрикова  Е.В.,  Филиппов  А.Ф.,  Алтухов  М.В., 
Бахрах Е.Э. Опыт применения бульона из кислотного гидролизата казеина в 
производстве  сухой  живой  чумной  вакцины // Проблемы  особо  опасных 
инфекций.- Саратов, 1969.- Т.1.- С. 175-181. 
154.  Николаенко  А.Ф.  Организация  безотходного  производства  в 
мясной промышленности.- Киев, 1991.- 245 с. 
155.  Носкова  Л.И.,  Трофименко  Н.З.,  Колесинская  Н.И.  Сухой 
питательный  бульон  для  культивирования  чумного  микроба  в  условиях 
аэрации // Докл. Иркутского противочум. ин-та.- Иркутск, 1963.-  Вып .5.- С. 59-60. 
156. Нуриддинова Н.Р., Иванова Л.Е. Сравнительное изучение влияния 
экспериментальных  питательных  сред  на  основе  пептидов  гидролизата 
казеина на биологические свойства P. aeruginisa // Разработка и производство 
диагностических  сухих  питательных  сред  и  микротест-систем:  Матер. 3-й 
межгос. науч.-практич. конф.  (20-22 июня, 2001 г.).- Махачкала, 2001.- С. 9-10. 
157. Няникова Г.Г., Водолажская С.В., Маметнабиев Т.Э. Питательная 
основа из ракообразных // Разработки и стандартизация микробиологических 
питательных сред и тест-систем: Матер. 4-й Междунар. научно-практ. конф., 
посвящ 50-летию НПО «Питательные среды» МЗ РФ (15-17 сент., 2003 г.).- 
Махачкала, 2003.- С. 51-52. 

 
146
158.  Оленичева  Л.С.  Пути  метаболизма  аминокислот  у  возбудителей 
чумы  и  псевдотуберкулеза  и  некоторые  вопросы  их  регуляции:  Автореф. 
дис. … докт. биол. наук.- Саратов, 1974.- 20 с. 
159. Омаров С.М., Баснакьян И.А., Артемьева Г.А. Сухие питательные 
среды  для  культивирования  пневмококков  и  менингококков // Журн. 
микробиол.- 1999.- № 6.- С. 30-33. 
160. Омаров С.М., Ахмедова Э.М., Муртузалиева П.М., Загирова Ш.Г. 
Сухие  питательные  среды  для  диагностики  сибирской  язвы // Современные 
технологии в диагностике особо  опасных  инфекционных болезней: Матер. 
4-й  Межгос.  науч.-практич.  конф.,  государств-участников  СНГ (30 сент.- 2 
окт., 2003 г.) .- Саратов, 2003.- С. 129-131. 
161.  Пенчуков  В.М.,  Медянников  Н.В.,  Каппушев  А.У.  Культура 
больших возможностей.- Ставрополь, 1984.- 28 с. 
162. Перт С. Дж. Основы культивирования микроорганизмов и клеток.- 
М., 1978.- 333 с. 
163.  Пивоварова  Н.И.,  Бобрышев  В.И.,  Молотова  В.Н.  Использование 
кормовых дрожжей в качестве основы для изготовления сухого питательного 
агара  промышленного  выпуска // Разработка  и  стандартизация 
микробиологических  питательных  сред  для  диагностики  инфекционных 
заболеваний  и  производства  медико-биологических  препаратов:  Тез. 
координационного совещ. (22-24 сент., 1982 г.).- Махачкала, 1982.- С. 14-16. 
164. Плохушко Е.Н., Забокрицкий А.Н., Садыков Н.С. Галиуллин А.К., 
Васильев  П.Г.  Конструирование  экспериментального  образца  препарата  на 
основе культур штаммов B. subtilis и L. рlantarum // Сб. науч. трудов, посвящ.  
75-летию НИИ микробиологии МО РФ.- Киров, 2003.- С. 161-162. 
165. Поздеев О.К., Покровский В.И. Бактериологические исследования. 
Медицинская микробиология. - М., 1999.- 1200 с. 
166.  Покровский  А.А.  Перспективы  использования  одноклеточных 
организмов: 
Медико-биологические 
исследования 
углеводородных 
дрожжей.-  М., 1972.- С. 9-58. 

 
147
167. Поляк М.С., Сухаревич В.И., Сухаревич М.Э. Питательные среды 
для медицинской микробиологии.- Санкт-Петербург, 2003.- 148 с. 
168. Приказ № 1170 от 10 октября 1983 г. Об утверждении нормативов 
затрат кормов для лабораторных животных в учреждениях здравоохранения.- 
М., 1983. 
169.  Раскин  Б.М.  Использование  некоторых  физико-химических  и 
биологических тестов для оценки качества питательных сред // Разработка и 
стандартизация  микробиологических  питательных  сред  для  диагностики 
инфекционных 
заболеваний 
и 
производства 
медико-биологических 
препаратов:  Тез.  координационного  совещ. (22-24 сентября, 1982 г.).- 
Махачкала, 1982.- С. 103-104. 
170. Регламент производства № 1542-04 Вакцина чумная живая сухая.- 
Ставрополь, 2004.- 256 с. 
171.  Рекомендации  по  современной  технологии  возделывания  сои  в 
Ставропольском  крае / Под  ред.  проф.  В.К.  Целовальникова. - Ставрополь, 
2001.- 50 с. 
172.  Рогожин  С.П.,  Фоменко  А.С.,  Власова  Н.П.,  Афанасьев  Н.И., 
Бехтерев  С.И.,  Бараева  А.Г.,  Корнута  Т.С.  Использование  гидролизата  из 
непищевого сырья при производстве биологических препаратов // Бюл. всес. 
орд. Ленина НИИ эксперим. ветеринарии им. Я.Р. Коваленко.- М., 1983.- № 
49.- С. 78-82. 
173.  Рогожин  А.З.,  Васильев  П.Г.,  Тихонов  И.В.,  Грязнева  Т.Н., 
Лиморенко  А.П.,  Волоков  М.Ю.,  Коломейцев  А.В.,  Коробейников  А.Л., 
Гулькова  О.В.,  Сирик  М.С.,  Вишняков  А.В.  Разработка  технологии 
получения  сухих  питательных  сред  в  порошковой,  гранулированной  и 
таблетированной  формах  для  использования  в  производстве  препарата 
«БИОД-5» // Сб. науч. трудов, посвящ. 75-летию НИИ микробиол. МО РФ.- 
Киров, 2003.- С. 165. 
174.  Рогожин  А.З.,  Васильев  П.Г.,  Тихонов  И.В.,  Грязнева  Т.Н., 
Лиморенко  А.П.,  Маслов  С.А.,  Коломейцев  А.В.,  Коробейников  А.Л., 

 
148
Гулькова О.В., Сирик М.С., Вишняков А.В. Экспериментальное обоснование 
использования сухих питательных сред в производстве препарата «БИОД-5» 
// Там же.- С. 166. 
175.  Розанов  Н.И.  О  применении  соевых  сред  в  бактериологической 
практике // Лаб. практика.- 1932.- № 11.- С. 12. 
176.  Савельева  И.К.,  Шелохович  А.Я.,  Хар  Я.,  Харабаджахян  Г.Д., 
Изотова  Г.В.  Новые  технологические  подходы  в  производстве  питательной 
среды  для  диагностики  легионеллеза  (СЭЛ) // Проблемы  медицинской  и 
экологической биотехнологии: Сб. тез. докл. юбил. науч. конф., посвящ. 25-
летию ГНЦ прикладной микробиологии (14-15 декабря, 1999 г.).- Оболенск, 
1999.- С.134.  
177.  Салабуда  М.П.,  Кокушкин  А.М.,  Донская  Т.Н.,  Солодовников 
Н.С.,  Шульгина  И.В.,  Вахрушин  Н.И.  Селективная  среда  для  выделения 
микробов 
рода 
иерсиний // Эпидемиологические 
и 
клинико-
иммунологические  аспекты  профилактики  важнейших  инфекционных 
заболеваний: Матер. конф.- Астрахань, 1996.- С.145-146. 
178.  Салпина  Л.В.,  Анисимова  Г.И.,  Шестопалов  И.С.  Изучение 
диагностической  ценности  новой  питательной  среды  для  выделения 
холерного  вибриона  элективно-дифференциальной  сухой  (СЭДС) // 
Проблемы ООИ.- 1994.- № 4 (74).- С. 113-122. 
179.  Санцевич  Н.И.,  Кадомцев  В.М.,  Аминов  Р.И.,  Денисова  С.В., 
Смирнова  Г.А.  Разработка  питательных  сред  для  культивирования 
рекомбинантных штаммов E. сoli //  Журн. микробиол. - 1994.- № 5.- С. 6-10. 
180. Самсонов Ф.Б. Влияние некоторых гидролизатов на рост B. pestis // 
Вест. микробиол., эпидемиол. и паразитол.- Саратов, 1935.- Т. 15, вып. 4.- С. 
359-365. 
181. 
Самыкина 
Л.Н. 
Поиск 
новых 
путей 
управления 
микробиологическими  процессами  на  основе  регуляторных  возможностей 
дегидрогеназ // Микроорганизмы в сельском хозяйстве: Тез.докл. 4 Всесоюз. 
науч. конф.- Пущино, 1992.- С. 179. 

 
149
182.  Семчева  Н.С.,  Виноградова  И.Н.,  Плоскирев  Н.В.  Получение 
живой  бруцеллезной  вакцины  с  применением  метода  глубинного 
выращивания // Вакцины  и  сыворотки.  Материалы  по  производству.-  М., 
1965.- вып. 3.-  С. 55-64. 
183.  Сенькин  А.В.,  Терентьев  Т.Н.,  Медведев  Н.П.  Использование 
желточных сред для повышения высеваемости возбудителя сибирской язвы // 
Сб. науч. трудов, посвящ. 75-летию НИИ микробиол. МО РФ.- Киров, 2003.- 
С. 168. 
184.  Серебряков  В.А.,  Авербух  И.Я.  К  вопросу  о  применении 
дрожжевых сред // Лаб. практика.- 1941.- № 4.- С. 7-8. 
185.  Смирнов  И.В.,  Ценева  Г.Я.  Культуральные  свойства  и 
вирулентность иерсиний // Журн. микробиол.- 1991.- № 9.- С. 13-16. 
186.  Смирнова  В.И.  Культивирование  бруцелл  на  питательных  средах 
из  китовой  муки // Тр.  Одесского  науч.  исслед.  ин-та  эпидемиол.  и 
микробиол. им. И.И. Мечникова.- 1960.- Т. 4.- С. 57-61. 
187.  Смирнова  Г.А.,  Раскин  Б.М.,  Мельникова  В.А.,  Целигорова  Е.Л. 
Изучение пептидного и аминокислотного состава различных белковых основ 
питательных сред // ЖМЭИ.- 1985.- № 12.- С. 22-26. 
188. Смирнова Г.А. Состояние и перспективы развития сырьевой базы 
производства питательных сред // Журн. микробиол.- 1991.- № 5.- С. 63-67. 
189.  Смирнова  Е.Б.  Биохимический  анализ  мясного  гидролизата, 
используемый  в  приготовлении  микробиологических  сред // Тез.  докл.  Х 
итоговой  науч.  конф.  молодых  ученых  и  студентов.-  Ставрополь, 2002.- С. 
413-414. 
190.  Скородумов  А.М.  О  применении  альбуминовой  питательной 
среды  для  культивирования  чумного  микроба // Сб.  работ  противочум.  орг. 
Вост.- Сибирск. края за 1932-1933 г.- М., 1936.- С. 45-46. 
191.  Соболев  А.М.  Запасание  белка  в  семенах  растений.-  М.:  Наука, 
1985.- 113 с. 

 
150
192.  Сорокулова  И.Б.,  Хилько  Т.В.,  Осадчая  А.И.  Разработка 
питательной  среды  для  культивирования  Lactobacillus plantarum 8R-А3 // 
Мiкробiол.ж.- 2003.- 65, № 3.- С. 39-45. 
193.  Справочник  по  микробиологическим  питательным  средам / Под 
ред. М.М. Меджидова.- Махачкала, 1989.- 104 с.  
194.  Степанов  В.М.  К  вопросу  о  влиянии  факторов  питания  на 
формирование  чумного  микроба // Проблемы  особо  опасных  инфекций.- 
Саратов, 1969.- Вып. 3. (7).- С. 92-95. 
195. Степин А.А., Самыгин В.М., Владимцев И.В., Кухтин В.П., Жога 
Л.К.,  Каплиев  В.И.,  Романенко  С.К.  Получение  биомассы  бацилл  методом 
глубинного периодического культивирования // Биотехнология.- 1994.- № 3.- С. 31-33. 
196.  Султанов  З.З.,  Степанова  Э.Д.,  Алиев  А.З.,  Какулина  Е.А. 
Разработка  технологии  получения  сухого  пептона  из  рыбного  сырья // 
Разработки и стандартизация микробиологических питательных сред и тест-
систем:  Матер. 4-й  Междунар.  научно-практ.  конф.,  посвящ 50-летию  НПО 
«Питательные среды» МЗ РФ (15-17 сент., 2003 г.).- Махачкала, 2003.- С. 38. 
197.  Султанов  З.З.,  Алиев  А.З.,  Какулина  Е.А.,  Перепелица  Л.Г. 
Основные технические аспекты производства гидролизатов сои // Там же.- С.40-41. 
198.  Суслова  В.С.,  Романов  Г.В.,  Гагаринская  В.В.,  Бендас  Л.Г.  Опыт 
применения кормовых дрожжей для приготовления питательных сред // Лаб. 
дело.- 1968.- № 3.- С. 170-173. 
199. Телишевская Л.Я., Простяков А.П., Цыганкова С.И., Трусова Л.И. 
Контроль и стандартизация компонентов и питательных сред бактериальных 
культур // Бюл.  Всес.  ордена  Ленина    НИИ  эксперим.  ветеринарии  им.  Я.Р. 
Коваленко.- М.,1983.- № 49.- С. 83-89. 
200.  Темирханов  З.У.,  Гамилова  П.Ш.,  Сафонова  Н.В.,  Мороз  А.Ф., 
Хазенсон  Л.В.  Питательная  среда  для  выделения  и  культивирования 
кампилобактерий // Журн. микробиол.- 1999.- № 6.- С. 27-30. 
 201.  Терентьева  Л.И.,  Архангельская  Т.М.  Сравнительное  изучение 
роста  штаммов  чумного  микроба,  выделенных  из  различных  очагов,  на 

 
151
плотной  дрожжевой  среде //  Тез.  Х  науч.  конф.  противочум.  учр.  Средней 
Азии и Казахстана.- Алма-Ата, 1979.- Вып. 2.- С. 269-271. 
202. Терентьева Л.И., Аптасарова Р.А., Орел Л.Л. Молибденово-кислый 
аммоний как фактор повышения чувствительности жидких питательных сред 
для  диагностики  чумного  микроба // Современные  аспекты  эпиднадзора  за 
особо опасными инфекциями: Тез. XIII конф. противочум. учр. Средней Азии 
и Казахстана.- Алма-Ата, 1990.- С.91-93. 
203.  Тимофеева  Л.А.,  Апарин  Г.П.,  Трофименко  Н.З.  Потребности  в 
аминокислотах  штаммов  чумного  микроба,  выделенных  в  очагах  Сибири // 
Докл. Иркутского противочум. ин-та.- Иркутск, 1971.- Вып. IX.- С. 43-44. 
204.  Тинкер  А.И.,  Шпилевая  Э.Г.,  Хорькова  Н.М.,  Гончарова  М.Н., 
Бобрышев  В.И.,  Васильева  З.И.  Характеристики  чумной  живой  сухой 
вакцины,  приготовленной  в  экспериментальных  условиях  на  различных 
питательных  средах // Профилактика  чумы  и  других  природноочаговых 
инфекций: Тез. докл. Всесоюзной науч. конф.- Ставрополь, 1983 .- С. 128 -129. 
205.  Титова  С.В.  Культивирование  холерных  вибрионов  с  зелеными 
водорослями  в  условиях  эксперимента // Диагностика,  лечение  и 
профилактика  опасных  инфекционных  заболеваний.  Биотехнология. 
Ветеринария: Матер. юбил. науч. конф., посвящ. 70-летию НИИ микробиол. 
МО РФ (30 ноября – 1 декабря, 1998 г.).- Киров, 1998.- С. 337. 
206.  Трифонова  А.А.  Роль  составных  частей  крови  различных 
животных  в  питании  чумного  микроба:  Автореф.  дис. … канд.  мед.  наук.- 
Саратов, 1954.- 18 с. 
207. Трифонова А.А. Сравнительное изучение некоторых стимуляторов 
роста  чумного  микроба // Тр.  ин-та  «Микроб».-  Саратов, 1960.- Вып. 4.- 
С.162-167. 
208.  Трифонова  А.А.,  Тереножкина  А.В.  Питательная  среда  из 
кровяных сгустков для культивирования чумного микроба // Микробиология 
и иммунология особо опасных инфекций.- Саратов, 1964.- С. 287-290. 

 
152
209.  Трифонова  А.А.,  Кондрашкова  Т.В.  О  приготовлении  агара  из 
перевара  сгустков  крови // Проблемы  особо  опасных  инфекций.-  Саратов, 
1972.- Вып. 4 (26).- С. 162-163. 
210.  Трофименко  И.Э.,  Васильева  З.И.,  Короткова  В.А.  Изменение 
аминокислотного  состава  питательной  среды  при  глубинном  выращивании 
чумного  микроба.  Сообщение 1. // Изв.  Иркутского  противочум.  ин-та 
Сибири и Дальнего Востока.- Иркутск, 1958.- Т. 18.- С. 117-123. 
211.  Трофименко  Н.З.,  Михалева  В.Я.,  Носкова  Л.И.  Среды  из  
кислотных гидролизатов крови для приготовления противочумной вакцины // 
Изв.  Иркутского  гос.  науч.-исслед.  противоч.  ин-та  Сибири  и  Дальнего 
Востока.- Иркутск, 1962.- Т. 24.- С. 220-224. 
212. Трофименко Н.З., Домарадский И.В., Носкова Л.И., Михалева В.Я. 
Среды из соево-кислотного гидролизата для выращивания чумного микроба 
// Докл. Иркутского противочум. и.-та.- Иркутск, 1963.- Вып.5.- С. 48-52. 
213.  Трофименко  Н.З.,  Колесинская  Н.И.,  Носкова  Л.И.  Среды  из 
ферментативных  гидролизатов  соевых  бобов  для  выращивания  чумного 
микроба // Проблемы особо опасных инфекций.- 1969.- Вып. 3.- С. 212-213. 
214. Трофимченко Н.З., Васильева З.И., Домарадский И.В., Перевалова 
Л.Г.  Изменение  среды  при  глубинном  выращивании  вакцинных  штаммов 
чумного микроба // Тез. докл. конф. Иркутского противочум. ин-та Сибири и 
Дальнего Востока.- Улан-Удэ, 1958.- Вып. 3.- С. 138-140. 
215.  Трошкова  Г.П.,  Богрянцева  М.П.  Проблемы  оптимизации 
бессывороточной  питательной  среды  на  основе  ферментативного 
гидролизата  сои // Разработка  и  производство  диагностических  сухих 
питательных сред и микротест-систем: Матер. 3-й Междунар. науч.-практич. 
конф. (20-22 июня, 2001 г.). - Махачкала, 2001.- С. 8-9. 
216.  Трошкова  Г.П.,  Юдин  А.В.,  Сумкина  Т.П.,  Богрянцева  М.П., 
Мартынец  Л.Д.  Бессывороточные  питательные  среды  на  основе 
ферментативных  гидролизатов  сои  и  риса // Разработки  и  стандартизация 
микробиологических питательных сред и тест-систем: Матер. 4-й Междунар. 

 
153
научно-практ.  конф.,  посвящ 50-летию  НПО  «Питательные  среды»  МЗ  РФ 
(15-17 сент., 2003 г.).- Махачкала, 2003.- С. 52. 
217.  Туманский  В.М.  Микробиологические  основы  диагностики  чумы 
//  Тр.  науч.  конф.,  посвящ. 25-летию  ин-та  «Микроб» (август, 1944 г.).- 
Саратов, 1948.- С. 69-79. 
218.  Тюлембаев  А.М.  Влияние  отдельных  компонентов  питательной 
среды  на  синтез  фракции 1 при 37 ºС // Матер.  Межгос.  науч.  конф. 
«Профилактика  и  меры  борьбы  с  чумой»,  посвящ. 100-летию  открытия 
возбудителя чумы (6-7 сент., 1994 г.).- Алматы, 1994.- Ч. 1.- С. 145. 
219.  Фармакопейная  статья  № 42-3874-99 Физико-химические, 
химические, 
физические 
и 
иммунохимические 
методы 
контроля 
иммунобиологических препаратов.- М., 1999.- 70 с. 
220.  Фармакопейная  статья  № 42-3407-97 Основа  бактериологических 
питательных сред сухая (Бактофк-МК).- М., 1997.- 10 с. 
221.  Фармакопейная  статья  № 42-3520-98 Питательный  агар  для 
культивирования микроорганизмов сухой (СПА).- М., 1998.- 7 с. 
222.  Фармакопейная  статья  № 42-3505-98 Питательный  бульон  для 
культивирования микроорганизмов сухой (СПБ).- М., 1998.- 9 с. 
223.  Фармакопейная  статья  № 42-257 ВС-89  Питательный  агар  для 
культивирования микроорганизмов (мясо-пептонный агар).- М., 1989.- 6 с. 
224.  Фармакопейная  статья  № 42-256 ВС-89  Питательный  бульон  для 
культивирования  микроорганизмов  жидкий  (мясо-пептонный  бульон).-  М., 
1989.- 5 с. 
225.  Фармакопейная  статья  предприятия  № 42-0035-2483-02 Липоевая 
кислота. Субстанция.- М., 2002.- 11 с. 
226. Фецайлова О.П., Мазрухо А.Б., Черепахина И.Я., Криваченко К.Б., 
Бурлакова О.С.,  Помухина О.И.,  Каминский Д.И.,  Балахнова В.В., Рожков 
К.К.,  Булахова  О.Г.  Использование  среды  ЧДС-37  для  выделения  чумного 
микроба // Актуал. аспекты природноочаговых болезней: Матер. межрегион. 

 
154
научно.-пркт.  конф.,  посвящ.  80-летию    Омского    НИИПЧИ  (16-17 окт., 
2001 г.).- Омск, 2001.- С. 169-170. 
227. Федорова О.В., Малофеева Л.С., Лобанов Ф.И., Шер А.А. Влияние 
компонентного  состава  питательных  сред  и  стерилизации  на  связывание 
ионов железа // Биотехнология.- 1991.- № 3.- С. 60-61. 
228.  Федорова  В.А.,  Голова  А.Б.,  Девдариани  З.Л.,  Дроздов  И.Г. 
Влияние  условий  культивирования  на  пролиферативную  и  антигенную 
активность  штаммов  Yersinia pestis  с  различным  плазмидным  составом // 
Природно-очаговые  особо  опасные  инфекции  на  юге  России,  их 
профилактика  и  лабораторная  диагностика:  Сб.  науч.  трудов,  посвящ. 100-
летию  Астраханской  противочумной  станции  МЗ  РФ.-  Астрахань, 2001.- С. 
165-167. 
229. Феофилова Е.П. Пигменты микроорганизмов.- М., 1974.- 150 с. 
230.  Филимонова  Г.В.,  Лещенко  А.А.,  Анкер  С.С.,  Лазыкина  А.Г., 
Юдин  Ю.И.,  Ежов  Д.С.,  Дремин  Е.А.,  Касимова  И.Х.  К  вопросу  хранения 
скоропортящегося  микробиологического  сырья  и  возможности  дальнейшего 
его  использования // Сб.  науч.  трудов,  посвящ., 75-летию  НИИ  микробиол. 
МО РФ.- Киров, 2003.- С. 172. 
231.  Филиппов  А.Ф.,  Кондрашкова  Т.В.,  Муравьева  Н.С.  Свойства 
культур  чумного  микроба,  выращенных  на  средах  из  аутолизатов  рыбы // 
Проблемы особо опасных инфекций.- Саратов, 1974.- Вып.3.- С. 62-66. 
232.  Чанпалов  П.Ф.  Метод  изучения  рыбных  автолизатов  путем 
самопереваривания  целой  рыбы // Учен.  Зап.  Дагестанского  НИИ  по 
производству питательных сред.- 1956.- Вып. 2.- С. 28-37. 
233.  Шамсудинова  Б.М.,  Меджидов  Ш.М.  Результаты  испытания 
экстракта  хлебных  дрожжей  на  моделях  питательных  сред // Разработки  и 
стандартизация микробиологических питательных сред и тест-систем: Матер. 
4-й  Междунар.  научно-практ.  конф.,  посвящ 50-летию  НПО  «Питательные 
среды» МЗ РФ (15-17 сент., 2003 г.).- Махачкала, 2003.- С. 50. 

 
155
234.  Шафран  А.С.  Применение  сои  для  питательных  сред // Журн. 
микробиол.- 1932.- Т. IX.- № 3.- С. 288. 
235.  Шевченко  Ф.И.,  Карпова  Л.П.  Среда  для  культивирования 
гонококков при производстве вакцин // Журн. микробиол.- 1939.- № 11-12.- 
С. 162-164. 
236. Шевченко Ф.И. О преимуществах дрожжевого агара при массовом 
изготовлении вакцин // Журн. микробиол.- 1939.- № 11-12.- С. 165-168. 
237. Шелохович А.Я., Харабаджахян Г.Д., Ломов С.Ю., Пасюков В.В., 
Хазрухо  А.Б.,  Фецайлова  О.П.,  Савельева  И.К.,  Ефимова  Ю.Т.  Новая 
высокочувствительная питательная среда для диагностики хеликобактериоза 
// Проблемы медицинской и экологической биотехнологии: Сб. тезисов докл. 
юбил.  науч.  конф.,  посвящ. 25-летию  ГНЦ  прикладной  микробиол. (14-15 
декабря, 1999 г.).- Оболенск, 1999.- С. 154. 
238.  Шеремет  О.В.  Характер  роста  чумного  микроба  на  плотной 
дрожжевой  питательной  среде // Проблемы  особо  опасных  инфекций.- 
Саратов, 1978.- Вып. 4 (62).- С. 28-31. 
239. Шеремет О.В., Карташова Л.Д., Ермоленко Т.Д., Терентьева А.Н. 
Влияние  характера  лимитации  на  жизнеспособность  возбудителя  чумы  и 
содержание Ф1 // Матер. Межгос. науч. конф. «Профилактика и меры борьбы 
с    чумой»,  посвящ.  100-летию    открытия    возбудителя    чумы    (6-7  сент., 
1994 г. ).- Алматы, 1994.- Ч. 1.- С. 157. 
240. Шеремет О.В., Кондрашева Л.Д. Синтетическая питательная среда 
для  культивирования  возбудителя  чумы  при  различной  лимитации  в 
стационарную фазу периодической культуры // Там же.- С. 157-158. 
241.  Шеремет  О.В.,  Карташева  Л.Д.,  Зинченко  Л.Н.,  Терентьев  А.Н. 
Выращивание бактерий Y. pestis при различных лимитирующих воздействиях 
в стационарную фазу периодической агаровой культуры // ЖМЭИ.- 1994.- № 
5.- С. 78-79. 
242. Шлегель Г. Общая микробиология.- М.: Мир, 1987.- 566 с. 

 
156
243. Шпилева Э.Г. Гончарова М.Н., Юндин Е.В., Матющенко В.С. Об 
экономичном  расходовании  мясных  и  казеиновых  гидролизатов  при 
изготовлении  агара  Хоттингера  для  чумного  микроба // Особо  опасные 
инфекции  на  Кавказе:  Тез.  докл.  шестой  краевой  науч.  конф.  посвящ. 70-
летию  Великой  Октябрьской  социалистической  революции  (декабрь, 1987 
г.).- Ставрополь, 1987.- С. 392-393. 
244.  Шпилевая  Э.Г.,  Тинкер  А.И.,  Гончарова  М.Н.,  Таран  И.Ф. 
Культивирование  чумного  микроба  на  средах  из  непищевого  сырья  в 
производственных  условиях.-  Ставрополь, 1993.- 155 с.-  Библ.: 428 назв.- 
Русс.- Деп. в ВИНИТИ 26.02.93, № 478-В  1993. 
245.  Шульц  В.Н.,  Кудлай  Д.Г.  Опыт  стимуляции  роста  бруцелл // 
Микробиол. журн.- Киев, 1947.- Т. IX, № 1.- С. 99. 
246.  Шунаев  В.В.  К  вопросу  о  росте B. pestis  на  крови  животных, 
имеющих видовой иммунитет к чуме // Изв. Иркутск. гос. н.-и. противочум. 
ин-та Сибири и Дальнего Востока.- 1935.- Т. 2.- С. 12-14. 
247.  Шунаев  В.В.,  Красикова  М.А.,  Кручинина  К.Е.,  Свиридова  Л.С. 
Кислотные гидролизаты казеина и мяса как основа стандартных питательных 
сред // Матер.  науч.  конф.  по  природной  очаговости  и  профилактике  чумы 
(февр., 1963 г.).- Алма-Ата, 1963.- С. 270-271. 
248. Юргина З.А. Применение казеиновых сред для выращивания 
чумного микроба // Тр. ин-та «Микроб».- 1960.- Вып. 4.- С. 508-513. 
249.  Ящук  А.П.  Подбор  оптимальных  питательных  сред  для 
выращивания B. pestis. Среда Филдса и ее применение // Вестн. микробиол., 
эпидемиол. и паразитол.- 1939.- Т. XVIII, вып. 1-2.- С. 34-43. 
250. Arntzeen L., Frean I.A. The laboratory diagnosis of plague: “Int. 
Workshop” Rodent Biol. And Interg. Pest Manag. Aft., Morogoro, Tanzania, 21-
25 oct., 1996/ Belg. I. zool.- 1997.- Vol. 127.- P. 91-96. 
251. Balestra G.M., Misaghi I.J. Increasing the efficiency of the plate 
counting method for estimating bacterial  diversity // J. Microbiol.  Meth.- 1997.- 
30, N 2.- P. 111-117.    

 
157
252. Barreto Michael, Critchley Alan T., Straker Colin J.  Extracts from 
seaweeds can promote  fungal growth // J. Basic Microbiol.- 2002.- 45, N 5.- P. 
302-310. 
253. Barroetabena M.F., Rodriguez M.C., Zhurbenko R. Obtencion de 
hidrolizado enzimatico de caseina para medios de cultivo. Seminario Cientifico del 
cenic.- Ciudad Habana, 1988. 
254. Berry A., De-Vault J.D., Chakrabarty A.M. High osmolarity is a signal 
for mucoid and Pseudomonas aeruginosa strains // J. Bacteriol.- 1989.- Vol. 171, 
N 5.- P. 2312-2317. 
255. Bezkorovainy A., Solberg L. Ferrous iron uptake by Bifidobacterium 
breve // Biol. Trace Elem. Res.- 1989.- Vol. 20, N 3.- P. 251-267. 
256. Biorn M. I., Sokol R.A., Iglewski B.N. Influence of iron on yields of 
exytracellular products in P. aeruginosa culture // J. Bacteriol.- 1979.- Vol. 138, N 
1.- P. 193-200. 
257. Bouvet O.M., Pernoud S., Grimont P.A. Temperature-dependent 
fermentation of D-sorbitol in Esherichia coli 0157:H7 // Appl. Environ. 
Microbiol.- 1999.- V. 65, N 9.- P. 4245-4257. 
258. Brubaker R.R., Surgalla M.L. The effect of Ca and Mg on lysis growth  
and production of virulence antigens by P. pestis // J. Infect. Dis.- 1964.- Vol. 
114.- P. 13-25. 
259. Charnetzky W.T., Brubaker R.R. RNA synthesis in Yersinia pestis 
during growth restriction in calcium deficient medium // J. Bacteriol.- 1982.- Vol. 
149, N 3.- P. 1089-1095. 
260. Cornelis G., Laroche Y., Balligand G., Sory M.P. Wauters G. Yersinia 
enterocolitica, a primary model for bacterial invasiveness // Rev. Infect. Dis.- 
1987.- Vol. 9, N 1.- P. 64-87. 
261. Flambard B., Helinck S., Jean R., Vincent J. The contribution of 
caseins to amino acid suppli for Lactococcus lactis depends on the type of cell  
envelope proteinase // Appl. And Environ. Microbiol.- 1998.- Vol. 64, N 6.- P. 
1991-1996. 

 
158
262. Fukushima H., Gomyoda M. Growth of Yersinia pseudotuberculosis 
and  Yersinia enterocolitica biotype 3B serotype 03 inhibited on cefsulodin-
irgosan-novobiocin agar // J. Clin. Microbiol.- 1986.- Vol. 24, N 1.- P. 116-120. 
263. Gotshalk G.  Метаболизм  бактерий  /  Пер. с англ.- М.: Мир, 1982.- 310 с. 
264. Hayaski K., Seino A., Kasumi T. Bacteriolytic enzyme produced by 
Streptomyces sp // J. Ferment Technol.- 1981.- Vol. 59, N 4.- P. 319-323. 
265. Herbert D. Studies on the nutrition of P. pestis and factors effecting the 
growth of isolated cells on an agar surface // Brit. J. Exper. Path.- 1949.- Vol. 30.- 
P. 509-519. 
266. Higuchi K., Carlin C.E. Studies on the nutrition and physiology of 
Pasteurella pestis. 1.A casein hydrolyzate medium for the growth of Pasteurella 
pestis // J. Bacteriol.- 1957.- Vol.37.- P. 122-129. 
267. Hymowitz T., Palmer R.G., Hadley H.H. Seed weight, protein, oil fatty 
acid relation.- Ships within genye  Glycine // Trop. Agric.- 1972.- V. 49, N 3.- P. 
245-250. 
268. Leighton P.M., Macsween H.M. Yersinia hepatic abscesses subsequent 
to longterm iron therapy // J. Amer. Med. Ass.- 1987.- Vol. 257, N 7.- P. 964-965. 
269. Macfarlane D.E., Elias-Jones T.E. Improved media for the culture of 
Neisseria gonorrhocea // J. Med. Microbiol.- 1980.- Vol. 13, N 4.- P. 597-607.  
270. Marcheva D.S., Nicolova S.F., Rachev R.H., Veljanov D.K. Growth 
temperature effect on the characteristics of Yersinia pseudotuberculosis catalases // 
Докл. Болгарской АН.- 1989.- Т. 42, N 6.- C. 93-96. 
271. Merck E. Culture Media Handbook.- Darmstsdt, 1988.- P. 184-188. 
272. Meyer K.F., Batchelder A.P. Selective medium in the diagnosis rodent  
plague // J. Infect. Dis.- 1926.- N 39.- P. 370-385. 
273. Miller Russell G., Malolinson Edward. Salmonellae preferential media: 
Пат. 5871944 США.- The University of Maryland.- N 887274; Опубл. 16.02.99. 
274. Morio A., Yukinobu N., Yamada Tetsuya. Protein production by yeast 
in acidic cultural condition // Agr. And Biol. Chem.- 1978.- Vol. 42, N 12.- P. 91-92. 

 
159
275. Mukerji Pradip, Hwang Shie-Ming, Huang Yung-Sheng, Liu Jim-Wen, 
Anderson Steven Neal, Meulbroek Jonathan A. Bioactive rice flour extract useful 
for treatment of Haemophilus influenzae infections // Abbott Lab.- N 09/428076; 
Заявл. 27.10.99; Опубл. 19.06.01; НПК 424/750.  
276. Mustakas G.C., Sohns V.E. Soy processes, equipment, capital and 
processing costs. Cereal foods world, 24 [8], 1979.- P. 320-339. 
277. Naktin J., Beavis K.G. Yersinia enterocolitica and Yersinia 
pseudotuberculosis // Clin. Lab. Med.- 1999.- Vol. 19, N 3.- P. 523-536. 
278. Nimcevic D., Schuster M., Gapes J. R. Solvent production by 
Clostridium beijerinckii NRRL B, 592 growing on different potato media // Appl. 
Microbiol., and Biotechnol.- 1998/- Vol. 50, N 4.- P.- 426-428.  
279. Oka N., Yoshitace T.,Wada E. Inhibitory effect of manganous ion on 
nitrifying bacteria // Trans. 14th Int. Congr. Soil Sci., Kyoto, Aug., 1990.- Kyoto, 
1990.-Vol. 4, N 4.- P. 756-757. 
280. Peptones, Hydrolysates and Biological Extracts.- 1986.- P. 1-18. 
281. Pinto M.F., Ponsano E.H.G., Castro-Gomez R.J.H. Antibiose 
relacionada a cultivo de Lactobacillus acidophilus. 1. Selecao de linhageme  
estudo de meio de cultivo alternative a base de soro de queijo. Arq. // Biol. 
Tecnol.- 1996.- 39 (2).- Р. 247-257. 
282. Piroth L., Meyer P., Bielefeld P., Besancenot J.F. Yersinia bacteremia 
and iron overload // Rev. Med. Interne.- 1997.- Vol. 3, N 12.- P. 932-938. 
283. Raw Materials for Culture Media Fermentation // Organotechnie.-La 
Courneuve, 1989.- N 19.004, 19.501, 19.516, 19.544. 
284. Rochenmacher M., James H.A., Seberg S.S. The nutrition and 
physiology  of P. pestis. 1. A chemically defined culture medium for P. pestis // J. 
Bacteriol.- 1952.- Vol. 63.- P. 788-794. 
285. Rroland F.R. Salt-starch lysine deoxycholate agar. A single medium for 
isolation of sodium and non-sodium dependent enteric gram-negative bacilli // 
Med. Microbiol. and Immunol.- 1996.- Vol. 163, N 4.- P. 241-249.  

 
160
286. Russell P., Nelson M., Whittington D., Green M., Eley S.M., Titdall 
R.W. Laboratori diagnosis of plague // Brit. J. Biomed. Sci.- 1997.- Vol. 54, N 4.- 
P. 231-236. 
287. Sair L. Proteinaceous soy composition and method of preparing: US 
Patent 2881076, 1959 [Griffith Laboratories Incorporation].  
288. Scherer Christiane, Muller Karl-D., Rath Peter-M., Arsorg Rainer A.M. 
Influence of culture conditions  on the fatty acid profiles of laboratory – adapted 
and freshly isolated strains of Helicobacter pylori // J. Clin. Microbiol.- 2003.- 41, 
N 3.- P. 1114-1117. 
289. Schivo Maria Laura, Loi Giovanni, Saddi Barbara, Serra Corrado. 
Culture medium for insolating and typing helicobacteria, in particular Helicobacter 
pylori // Microbiol S.n.c.- N 98113950.4. Опубл. 10.03.1999. 
290. Siems H. Auswahi von Selektivmedien zur Ertassung von 
Staphylococcus aureus in Lebensmitteln // Lebensmitteltechnic.- 1980.- Bd. 12, N. 
6.- S. 71-75.  
 291. Sokhey S.S. Experimental studies on plague // Ind. J. med. Res.- 1939.- 
V. 27, N 2.- P . 313. 
292. Stephens P.J., Johnsos J.A. Direct inoculation into media containing 
bile salts and antibiotics is unsuitable for the detection of acid/salt stressed 
Escherichia coli O157:H7 // Lett. Appl. Microbiol.- 1998.- Vol. 27, N 3.- P. 147-
151. 
293. Todorov S., Gotcheva B., Dousset X., Onno B., Ivanova I. Influence of 
growth medium on bacteriocin production in Lactobacillus plantarum ST 31// 
Biotechnol. And Biotechnol. Equip.- 2000.- 14, N 1.- P. 50-55. 
294. Weber C.R. Inheritance and interrelation of some agronomic and 
chemical characters in an inter specific cross in soy beans, Glycine Max x G. 
ussuriensis // Agr. Exp. Stat. Bul. Iowa.- 1950.- N 374. 
 
 
 

 
161
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
П Р И Л О Ж Е Н И Е 
 


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

8769. Стек TCP/IP 40.5 KB
  Стек TCP/IP Несмотря на короткое с исторической точки зрения время существования компьютерных сетей и наличие разнообразны стеков, разработанных отдельными фирмами (например, стек IPX/SPX фирмы Novell) или международными организациями (например, Х.2...
8770. IP пакет 39 KB
  IP пакет В связи с тем, что стек разрабатывался для операционной системы UNIX, пакет принято разбивать на 4 байтовые (32 битные) слова, содержимое которых приведено ниже. Версия. Сейчас используется 4-я версия (IPv4) протокола. Наметившийся де...
8771. Технологии удалённого доступа 42.5 KB
  Технологии удалённого доступа Под удалённым доступом понимается предоставление ресурсов сети с использованием общедоступных, чаще всего телефонных каналов связи. Наиболее проблемным участком таких каналов является участок от абонента до телефонной с...
8772. Удалённый доступ по радиоканалам 44 KB
  Удалённый доступ по радиоканалам Неоспоримые преимущества, присущие беспроводным технологиям, способствуют их быстрому развитию и массовому внедрению, особенно в связи с бурным распространением таких мобильных компьютерных систем, как сотовый телефо...
8773. WEB публикации 38 KB
  WEB публикации В настоящее время существует достаточное количество серверных программных продуктов для представления информационный ресурсов по протоколу http, или Web (WWW) публикаций. Остановился на трех наиболее популярных в России...
8774. UDP пакет 39.5 KB
  UDP пакет Протоколы UDP и TCP относятся к транспортному уровню модели стека TCP/IP Протокол UDP (UserDatagramProtocol) не требует подтверждения получения, не обеспечивает гарантированности доставки и, следовательно, целостност...
8775. ТСР (Transmission Control Protocol) протокол 41 KB
  TCP пакет ТСР (Transmission Control Protocol) протокол обеспечивает сквозную доставку данных прикладным процессам на взаимодействующих по сети узлах. ТСР - надёжный потоковый протокол с установлением соединения и последующим двунаправленны...
8776. Электронная почта (E-mail) 39.5 KB
  E-mail Электронная почта (E-mail) - один из старейших и наиболее распространённых сетевых сервисов, популярных как в локальных, так и глобальных сетях. Система электронной почты появилась в 1982 г. как сервис предка Internet сети ARPANET. Эта с...
8777. DNS Задача разрешения имен подразумевает определение IP адреса узла 44.5 KB
  DNS Задача разрешения имен подразумевает определение IP адреса узла по его символьному имени и определение символьного имени по заданному IP адресу. Исторически первый, но до сих пор действующий механизм разрешения имен связан с прямым заданием табл...