15483

СССР в послевоенный период. Восстановление и репрессии

Контрольная

История и СИД

Главной задачей после окончания войны было восстановление народного хозяйства. За годы войны СССР потерял треть национального богатства, масса людей осталась без крова, не говоря уже о разрушенной промышленности и сельском хозяйстве. Восстановление народного хозяйства проходило в течение всей 4-ой пятилетки

Русский

2017-11-22

169.5 KB

1 чел.

Введение

После победы в Великой Отечественной войне и капитуляции Японии 3 сентября 1945 г. начался совершенно новый период в жизни советского государства. В 1945 г. победа породила в народе надежды на лучшую жизнь, ослабление пресса тоталитарного государства на личность, ликвидацию его наиболее одиозных издержек. Открывалась потенциальная возможность перемен в политическом режиме, экономике, культуре. Советский Союз представлял собой победоносную, но полностью разрушенную страну. Для того чтобы выиграть величайшую в истории войну, пришлось понести потери, которые превышали потери врага и вообще потери любой нации в любой войне. Только усилиями миллионов можно было поднять из руин разрушенные города, заводы, восстановить инфраструктуру. Этот период не может не волновать нас - граждан сегодняшней России, т.к. поколение наших родителей являются детьми тех трудных лет.

Главной задачей внутренней политики СССР в первые послевоенные годы было восстановление народного хозяйства. Оно началось еще в 1943 г. по мере изгнания оккупантов. Но восстановительный период в истории советского общества начался в 1946 г. Пятилетний план был принят весной 1946 г. Он предусматривал восстановление довоенных объемов промышленного производства за первые три года. К концу пятилетки была поставлена задача превысить эти показатели почти в полтора раза.

Было принято решение о продолжении предвоенного курса, основанного на внеэкономическом принуждении, сверхцентрализации в планировании и управлении экономикой. В вышедшей в 1952 г. работе Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР" вновь отстаивались идеи преимущественного развития тяжелой промышленности, ускорения полного огосударствления собственности и форм организации труда. Не допускалось и мысли об использовании рыночных механизмов.

Главной задачей после окончания войны было восстановление народного хозяйства. За годы войны СССР потерял треть национального богатства, масса людей осталась без крова, не говоря уже о разрушенной промышленности и сельском хозяйстве. Восстановление народного хозяйства проходило в течение всей 4-ой пятилетки, быстрые темпы отмечались в 1947 -1948 гг. Сделано было очень много: восстанавливались города, предприятия, жилой фонд, повышался уровень жизни. Но всё это, в основном, касалось городского населения. На селе ситуация была иной. Как и до войны, за счёт деревни поднимали промышленность, закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию были низкими, трудодни колхозникам, по-прежнему, практически не оплачивались. В 1946 году многие хлебородные районы страны поразила засуха, начался голод, охвативший огромные территории. В то же время хлеб вывозился за границу.

С 1946 г. вновь начал раскручиваться маховик массовых репрессий под флагом борьбы с «антисоветчиками», «террористами», представителями «западнических враждебных течений» в науке, литературе, искусстве и т.д. С принятием постановления ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград» начались «чистки» в среде литературной интеллигенции. В 1947 г. начинаются «дискуссии» по «актуальным проблемам» философии, биологии, языкознания, политэкономии, заканчивающиеся разгромом не столько «новых направлений» в науке и культуре, сколько попыток возродить свободу творчества, ушедшую в «подполье» еще в конце 20-х – 30-е гг.

Окончательной победой тоталитарной тенденции были ознаменованы 1948–1949 гг., когда в рамках борьбы с космополитизмом из сознания людей пытались вытравить попытки беспристрастного анализа западного опыта, интереса и симпатии к вчерашним союзникам по антигитлеровской коалиции. Разжигание антисемитизма должно было воссоздать образ не только внешнего, но и внутреннего врага (ответственного за все неудачи системы), без которого тоталитарный режим не смог бы существовать.

выявляя на основе теоретического ос-

мысления исторических фактов закономерности развития

общества, помогает глубоко осмысливать научно обоснован-

ный политический курс, избегая тем самым субъективных

решений политического характера. Вместе с тем знание

истории способствует определению оптимального варианта

политики по руководству массами и взаимодействия с ними

различных партий и движений. . Люди обращаются к прошлому для

того, чтобы лучше понять современную жизнь. Вмес-

те с тем знание истории позволяет глубже разобраться в

пороках общества, политических руководителей, в их вли-

янии на человеческие судьбы. Предметом изучения истории России являются законо-

мерности политического и социально-экономического раз-

вития Российского государства и общества.

1943 г., по мере изгнания оккупантов, в СССР началось восстановление разоренной экономики. Помимо этих работ, предстояло провести конверсию промышленности.

Конверсия военного производства (реконверсия) – перевод предприятий, выпускающих военную продукцию, на производство гражданской, мирной продукции.

Однако конверсия в этот период носила частичный характер, т.к. одновременно с сокращением удельного веса выпускаемой боевой техники, боеприпасов и пр. происходила модернизация военно-промышленного комплекса, разработка новых видов оружия, включая атомное. Подобный характер имела и демобилизация. Личный состав вооруженных сил сократился с 11, 4 млн. человек в мае 1945 г. до 2, 9 млн. человек в 1948 г., а в начале 50-х гг. снова вырос до 6 млн. человек.

Источники послевоенного экономического роста:

1. Внешние:

· репарации (4,3 млрд. долл.);

· труд 2 млн. военнопленных;

· вывоз промышленного оборудования;

· создание Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ) в январе 1949 г.

2. Внутренние:

· мобилизационный характер экономики;

· принудительные займы у населения;

· неэквивалентный товарообмен;

· увеличение налогов и сборов крестьянских хозяйств.

Восстановление проходило в тяжелейших условиях: экономика перестраивалась на выпуск мирной продукции; проходила демобилизация армии (ее численность сократилась с 11,4 млн. человек в 1945 г. до 2,9 в 1948 г.) и трудоустройство миллионов участников войны; возвращались миллионы беженцев, эвакуированных, вывезенных на работы в Германию; огромные средства шли на экономическую поддержку союзных восточноевропейских стран; острой проблемой была нехватка рабочей силы. Ставка на приоритетное развитие тяжелой промышленности заставляла тратить на ее развитие 88% всех капиталовложений в промышленность.

Всего за годы четвертой пятилетки было восстановлено или вновь построено 6200 крупных предприятий, что равно всему промышленному потенциалу, созданному за годы предвоенных пятилеток. С учетом обострения "холодной войны" создавались огромные резервные запасы. В начале 1953 г. они превышали довоенные стратегические резервы страны по зерну - в 4 раза, цветным металлам - в 10 раз, нефтепродуктам - в 3 раза, по углю - в 5 раз. Значительно вырос золотой запас СССР, к концу 40-х годов составивший 1500 тонн.

Особое внимание в послевоенный период государство уделяло развитию Оборонной промышленности, в первую очередь созданию атомного оружия. Чтобы ликвидировать атомную монополию США, приходилось приносить в жертву благосостояние народа. В 1948 г. в Челябинской области был построен реактор по производству плутония, а к осени 1949 г. в СССР было создано атомное оружие. Через четыре года (лето 1953 г.) в Советском Союзе была испытана первая водородная бомба. В конце 1940-х гг. в СССР решили использовать атомную энергию для производства электричества; началось строительство атомной электростанции. Первая в мире АЭС, Обнинская под Москвой, мощностью 5 тыс. кВт, вступила в строй летом 1954 г. Расходы на оборону не сократились. Государство усилило внеэкономическое принуждение крестьян. Городские жители разбивали огороды и садовые участки на общественных землях. А когда в 1946 г. сильнейшая засуха поразила многие районы страны, это было единственным средством выжить для большинства жителей СССР. Уже осенью голодного 1946 г. оно развернуло широкий поход против садоводства и огородничества под знаменем борьбы против разбазаривания общественной земли и колхозного имущества. Порой доходило до абсурда - был введен налог и на каждое фруктовое дерево, независимо от того, давало оно урожай или нет.

Послевоенная деревня

Ослабленным вышло из войны и сельское хозяйство страны, валовая продукция которого в 1945 г. не превышала 60% от довоенного уровня. В 1946 г. ситуация резко осложнилась из-за небывалой засухи, охватившей Молдавию, Украину, Центральное Черноземье. Здесь в 1946-1947 гг. посевы погибли на миллионах гектаров, а средняя урожайность составила всего лишь 4 центнера с гектара. Из-за нехватки кормов погибло до 3 млн. голов скота. Власти объявили режим экономии хлебных запасов, что означало не только существенное сокращение суточных норм пайка рабочих и служащих (в стране действовала карточная система), но и прекращение выдачи хлеба по карточкам 85% сельского населения. Это привело к голоду, охватившему десятки миллионов людей. За период 1946-1948 гг. только в Российской Федерации из-за отсутствия продовольствия умерли около 1 млн. человек.

Однако, несмотря на жестокий голод в стране, поставки зерна дружественным режимам восточноевропейских стран возросли в 5 раз и в наиболее тяжелом 1947 году составили 2,4 млн. тонн.

Все сельские жители, которые не работали в промышленности или не служили в советских учреждениях, были обязаны трудиться в колхозах. Кто уклонялся от труда или не вырабатывал норму трудодней, подлежал ссылке. В том же году был взят курс на дальнейшую концентрацию сельскохозяйственного производства, который рассматривался как рычаг подъема сельского хозяйства и укрепления колхозов. К концу 1953 г. число колхозов уменьшилось до 93 тыс. Треть созданного в 1946-1953 гг. в сельском хозяйстве национального дохода ушла в другие сферы экономики.

Из года в год росли денежные и натуральные налоги. И без того непосильные натуральные поставки после войны увеличились в 5 раз. В 1946-1949 гг. колхозам было прирезано 10,6 млн. га земли за счет приусадебных участков колхозников. В 1948 г. крестьянам было "рекомендовано" продать (а практически отдать за бесценок) государству мелкий скот. Это вызвало забой почти 2 млн. голов скота по всей стране.

Крестьяне по-прежнему не имели паспортов и поэтому не могли выехать на жительство в города. Не получали они пенсий и других социальных выплат.

Такое отношение к крестьянству не способствовало росту производства. Наоборот, год от года колхозы производили все меньше и меньше зерна и других продуктов. Если в 1937 г. урожай зерновых составил 87 млн. т., а в 1940 г. - 76 млн. т., то в 1950 г. - уже лишь 66 млн. т. Официальная пропаганда не только умалчивала о реальном положении дел, но и рисовала прямо противоположную картину. В 1952 г. власти объявили о полном и окончательном "решении зерновой проблемы" в СССР. На самом же деле для снабжения городов и армии хлебом и продуктами животноводства государственные органы вновь готовы были предпринять чрезвычайные меры.

На развитии сельского хозяйства отрицательно отразилась позиция группы ученых-администраторов во главе с академиком Т.Д. Лысенко, которая заняла монопольное положение в руководстве сельскохозяйственной наукой.

Главными источниками подъема промышленного производства были: перекачивание новых средств из деревни (крестьяне были обязаны сдавать молоко по 25 копеек за 1 литр при розничной цене в продаже 2 руб. 70 коп.; а 1 кг мяса - по 14 копеек за 1 кг при цене в магазине 11 руб. 40 коп.); взыскание репараций с Германии (4,3 млрд. долларов); вывоз немецкого и японского оборудования из Германии, Австрии, Венгрии, Чехословакии, Маньчжурии; использование труда заключенных (в 1950 г. их только в системе ГУЛАГа было более 2,5 млн. человек) и спецпереселенцев (около 2,3 млн. человек), которые только в 1951 г. выпустили продукции и выполнили работ более чем на 30,5 млрд. руб. Широкое развитие получило социалистическое соревнование. Самым знаменитым почином тех лет стало движение "скоростников", инициатором которого был ленинградский токарь Г. С. Борткевич, выполнивший в феврале 1948 г. на токарном станке за одну смену 13-дневную норму.

Важными событиями 1947 г стали отмена карточной системы на продовольственные и промышленные товары и денежная реформа. Деньги обменивались в ограниченном количестве и из расчета 10:1.

http://shkola.lv/index.php?mode=lsntheme&themeid=166&subid=66

П.1

Для объяснения постоянной нехватки самых необходимых продуктов и товаров в стране было выдвинуто теоретическое положение о том, что при социализме растущие потребности населения будут всегда обгонять возможности производства.

Четвертая пятилетка.

Послевоенная деревня.

Главной бедой колхозников продолжало оставаться жесткое, а подчас мелочное регламентирование сельского труда из Центра, принимавшее порой совсем причудливые формы.

Развитие науки и техники. Как и прежде, власти придавали первостепенное значение развитию фундаментальных научных исследований, и в первую очередь тех из них, которые использовались в военной области. В 1945-1949 гг. были созданы Казанский филиал, Дагестанская, Карельская и Якутская базы Академии наук СССР, преобразованные позже в филиалы АН СССР, а также Восточно-Сибирский филиал Академии наук. Удвоилось по сравнению с 1940 г. количество научных работников.

Одним из главных направлений в научных исследованиях стали работы по использованию ядерной энергии, крупные ученые, как А. Д. Сахаров, Я.Б.Зельдович, И. Е. Тамм, Ю. Б. Харитон. В августе 1949 прошло успешное испытание советской атомной бомбы. Работы С. П. Королева, назначенного Главным конструктором по созданию комплексов автоматических управляемых ракет дальнего действия, привели к запуску в 1948 г. первой отечественной управляемой ракеты дальнего действия Р-1, а в 1949 г. - первой высотной геофизической ракеты В-1-А.

В интересах оснащения армии новыми видами вооружений бурными темпами развивалась авиационная наука и техника. В апреле 1946 г. стартовали реактивные истребители Як-15 и МиГ-1. Новые типы самолетов и авиационных двигателей создали конструкторы А. Н. Туполев, С. В. Ильюшин, А. С. Яковлев, О. К. Антонов, А. И. Микоян и др.

В 1946 г. в Москве вошла в строй первая ультракоротковолновая радиостанция. В 1951 г. под руководством академика С.А. Лебедева была смонтирована первая советская ЭВМ. Значительные успехи были достигнуты в развитии математики, механики, физики, астрономии, некоторых отраслей химии. Однако, как и прежде, эти достижения (внедренные исключительно в сферу военного производства) так и не сказались на улучшении жизни и быта советских людей.

П3

Повседневный быт советского человека. Послевоенные годы были одними из самых тяжелых для граждан СССР. Миллионы семей потеряли на войне кормильцев. Без крыши над головой остались 25 млн. человек. Сожженные избы в деревнях некому было восстанавливать. Еще долгие годы после войны люди вынуждены были жить в землянках, бараках, железнодорожных вагонах. На каждого жителя сибирских городов приходилось лишь 1,5-2 кв. м жилплощади.

Интенсивным был труд людей. Работать приходилось порой по 10-12 часов в день. Условия труда были намного хуже довоенных - сказывались последствия войны. На производство поступило немало трофейной техники, однако далеко не все могли ее освоить.

В деревнях часто пахали на коровах, а если не было и их, люди впрягались в плуг сами. Сеяли вручную, так же и собирали урожай.

Осенью 1947 г. были установлены единые цены на продукты питания, в результате чего стоимость 1 кг черного хлеба увеличилась с 1 до 3,4 руб., мяса - с 14 до 30 руб., сахара - с 5,5 до 15 руб., сливочного масла - с 28 до 66 руб. При средней зарплате 500 руб. нужно было заплатить за костюм 450 руб., за мужские полуботинки - 288 руб., а за наручные часы - 900 руб.

Цены были настолько высоки, что власти в течение 1947-1952 гг. шесть раз объявляли об их снижении. Но и после этого они в 2-3 раза превышали довоенные. При этом товаров хронически не хватало. За хлебом порой приходилось стоять по полтора-два дня.

Все это вынуждало, в первую очередь, крестьян, как и во время войны, питаться "на подножном корму": варили щи из щавеля и крапивы, лебеды и свекольной ботвы, весной заготавливали березовый сок, летом собирали грибы и ягоды, ловили рыбу.

В разгар голода, летом 1947 г., был принят указ Президиума Верховного Совета СССР "Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества", предусматривавший длительные сроки заключения за воровство с колхозных полей картошки, колосков, свеклы. По этому указу к моменту смерти Сталина (1953 г.) были осуждены 1,3 млн. человек.

П.2СТА́ЛИНСКИЕ РЕПРЕ́ССИИЯвлялись продолжением прежней репрессивной политики большевизма. Большой скачок индустриализации и коллективизации периода первых пятилеток вызвал массовое недовольство (в том числе и недовольство партийных кадров, обвиненных в перегибах за слишком активное выполнение указаний центральных органов власти). Органы ОГПУ разоблачали недовольных проводившимся курсом специалистов, которые обвинялись во вредительстве и осуждались как на публичных процессах так и во внесудебном порядке. В период коллективизации массовым репрессиям подверглось крестьянство. Важная черта репрессий, выявившаяся уже в это время – смешение политических и уголовных преступлений, когда оппозиционно настроенных людей обвиняли в уголовных преступлениях, а массовый саботаж и мелкие кражи «общественной собственности» (в том числе в период голода 1932—1933 гг.) объяснялись сознательным сопротивлением мероприятиям советской власти.

Репрессии носили упорядоченный характер, направлялись против конкретных социальных («прогульщики» с 1940), национальных (пленные польские офицеры 1940, «народы предатели» 1941—1944 гг., «Еврейского антифашистского комитета, военных (группа руководителей ВВС и ПВО, командование Западным фронтом в 1941 г.) и административно-политических («Ленинградское дело» 1949 ) групп. В условиях тоталитарного режима, особенно после начала «холодной войны, тесно связанные идеологические кампании и репрессии оставались основными средствами поддержания социально-политической стабильности, контроля над интеллигенцией («борьба с космополитизмом», «борьба с низкопоклонничеством перед Западом и с буржуазными лженауками»), «Дело врачей» 1953 ). Репрессивная машина, обладая собственными интересами и инерцией, фабриковала «дела» не только по команде сверху, но и по собственной инициативе, пользуясь любыми сигналами. В целом сталинские репрессии сыграли не только огромную разрушительную роль, но способствовали «замораживанию», торможению развития страны на стадии тоталитарного режима.

Энциклопедический словарь. 2009.

П3

Влияние войны на политические настроения. Война изменила общественно- политическую атмосферу в советском обществе. Сама экстремальная обстановка на фронте и в тылу заставляла людей мыслить творчески, действовать самостоятельно, принимать на себя ответственность в решающий момент.

Война пробила брешь в "железном занавесе", которым СССР был изолирован от других стран с 30-х годов. Участники европейского похода Красной Армии (а их было почти 10 млн. человек), мобилизованные для работ в Германию жители оккупированных немцами областей СССР (до 5,5 млн.) своими глазами увидели и смогли оценить тот мир, о "разложении" и "близкой гибели" которого им говорили до войны. Отношение к личности, уровень жизни, организация труда и быта настолько отличались от советских реалий, что многие усомнились в целесообразности пути, по которому шла страна все эти годы. Сомнения проникали даже в ряды партийно-государственной номенклатуры.

Победа народа в войне породила множество надежд и ожиданий. Крестьяне рассчитывали на роспуск колхозов, интеллигенция - на ослабление политического диктата, население союзных и автономных республик - на изменение национальной политики. Эти настроения излагались в письмах партийному и государственному руководству, донесениях органов госбезопасности. Проявились они и в ходе "закрытого" обсуждения проектов новой конституции страны, Программы и Устава партии. Предложения высказывали лишь ответственные работники ЦК партии, ЦК компартий союзных республик, наркомы, руководство краев и областей.

Власть стремилась ослабить возникшее социальное напряжение, с одной стороны, путем декоративной, видимой демократизации, а с другой - усилением борьбы с "вольнодумством".

Состоялись выборы в местные Советы, Верховные Советы республик и Верховный Совет СССР, в результате чего обновился депутатский корпус, не менявшийся в годы войны. Чаще стали созываться сессии Советов. Прошли выборы народных судей и заседателей. Однако, несмотря на видимость демократических перемен, власть по-прежнему оставалась в руках партийного аппарата. Деятельность Советов зачастую носила формальный характер.

В октябре 1952 г., спустя 13 лет после предыдущего, состоялся очередной, XIX съезд партии, принявший решение о переименовании ВКП(б) в Коммунистическую партию Советского Союза (КПСС). Перед этим прошли съезды профсоюзов и комсомола, не созывавшиеся почти три уставных срока. Но это были лишь внешне позитивные демократические перемены. Политический режим в стране заметно ужесточился, набирала силу новая волна политических репрессий.

П2,3Ужесточение политического режима.

Главными причинами ужесточения политического режима были "демократический импульс" войны и прорыв "железного занавеса".

Ветер перемен коснулся и ближайшего окружения вождя. Стоило ему осенью 1945 г. уехать в отпуск, как оставшаяся за него "четверка"(В. М. Молотов, Л. П. Берия, Г. М. Маленков, А. И. Микоян) смягчила цензуру на материалы западных корреспондентов. Вскоре в английской "Дейли геральд" появилась статья, где долгое отсутствие Сталина в Москве объяснялось его предстоящим уходом с поста главы правительства. Преемником называли Молотова. Вождь не простил: Молотов был отстранен от обязанностей первого заместителя главы правительства, Берия переведен с поста наркома НКВД, Маленков был раскритикован и направлен на работу в Казахстан, Микояну было указано на "серьезные недостатки в работе".

Одновременно в противовес "старой гвардии" Сталин выдвинул в ряды своего ближайшего окружения относительно молодых работников - А. Н. Косыгина, А. А. Жданова, Н. А. Вознесенского, А. А. Кузнецова. Они долгое время работали в Ленинграде. Однако в 1948 г. начались аресты лидеров ленинградской парторганизации. По "ленинградскому делу" были арестованы более 2 тыс. человек, обвиненных в попытках "противопоставить Ленинград Москве". Были отданы под суд и расстреляны 200 человек, включая члена Политбюро и Председателя Госплана СССР Н. А. Вознесенского, секретаря ЦК партии А. А. Кузнецова, Председателя Совмина РСФСР М. И. Родионова.

С окончанием войны "население" ГУЛАГа пополнилось новыми "врагами народа". В лагерях Сибири и Коми АССР оказались сотни тысяч бывших военнопленных. Сюда же попали бывшие работники госаппарата, помещики, предприниматели, зажиточные крестьяне из Прибалтики, Западной Украины и Белоруссии. В лагерях оказались и сотни тысяч немецких и японских военнопленных. С конца 40-х гг. стали прибывать и многие тысячи рабочих и крестьян, не выполнявших нормы выработки или посягнувших на "социалистическую собственность" в виде нескольких картофелин или колосков, вмерзших в землю после уборочной страды. По различным данным, численность заключенных в эти годы составляла от 4,5 до 12 млн. человек. Но и этого оказалось мало. В конце 1952 - начале 1953 г. были произведены аресты по "мингрельскому делу" и "делу врачей". Докторов обвинили в неправильном лечении высшего руководства, что якобы повлекло за собой смерть А. А. Жданова, А. С. Щербакова и других видных деятелей партии. "Мингрелов" (к представителям этой народности без труда мог быть отнесен и Берия) обвиняли в подготовке покушения на Сталина. В узком кругу Сталин все чаще говорил о необходимости нового витка репрессий, называя в числе "врагов народа" Молотова, Микояна, Ворошилова. Говорил он и о необходимости проводить публичные казни на городских площадях.

На основе вывезенных в ходе войны предприятий формировалась мощная индустриальная база на востоке страны. Были созданы или значительно расширены металлургические центры на Урале, в Сибири, Казахстане, Узбекистане, Грузии. В 1949 г. впервые в мире на Каспии азербайджанские нефтяники начали морскую добычу нефти. Крупное нефтяное месторождение стали осваивать в Татарии.

Продолжился прерванный войной процесс индустриализации республик Прибалтики, западных областей Украины и Белоруссии, Правобережной Молдавии. Создаваемые здесь предприятия оснащались станками и оборудованием, произведенными на заводах Москвы, Ленинграда, Челябинска, Харькова, Тбилиси и других городов СССР. В результате промышленное производство в этих районах страны за годы четвертой пятилетки выросло в 2-3 раза.

П3

"Демократический импульс" войны в полной мере проявился и в росте национального самосознания, обращении народов страны к своим корням, героическим страницам исторического прошлого.

Национальные движения после войны. Война привела к оживлению национальных движений, которые не прекратили свою деятельность и после ее окончания. На Украине продолжали воевать отряды Украинской повстанческой армии. В Белоруссии только за первый послевоенный год было ликвидировано 900 повстанческих отрядов. Общая численность погибших от рук националистов-подпольщиков партийных и советских активистов в Прибалтике, по неполным данным, составила более 13 тыс. человек. Несколько сотен националистов действовали в молдавском подполье. Все они протестовали против присоединения своих республик к СССР и начавшейся здесь сплошной коллективизации. Сопротивление войскам НКВД было настолько упорным, что продолжалось до 1951 г. Только в Литве, Латвии и Эстонии было изъято 2,5 тыс. пулеметов и около 50 тыс. автоматов, винтовок и пистолетов.

Всплеск национальных движений вызвал и новую волну репрессий. Она "накрыла" не только участников националистического подполья, но и ни в чем не повинных представителей различных народов.

В мае 1948 г. МВД провело операцию "Весна" по депортации из Литвы в Сибирь "членов семей литовских бандитов и бандпособников из числа кулаков". Всего по "весеннему призыву" было отправлено 400 тыс. человек. Аналогичные акции прошли в отношении латышей (было выслано на восток 150 тыс. человек) и эстонцев (50 тыс.). Самыми массовыми были репрессии против населения западных областей Украины и Белоруссии, где общая численность пострадавших составила более 500 тыс. человек.

Преследования осуществлялись не только в форме арестов, ссылок, расстрелов. Запрещались национальные произведения, ограничивалось книгоиздание на родном языке (за исключением пропагандистской литературы), сокращалось число национальных школ.

Вместе с представителями всех других народов в лагерях отбывали сроки заключения и лидеры русского национального движения.

Подобная национальная политика не могла не вызвать в перспективе нового всплеска национальных движений у самых разных народов, входивших в состав СССР.

Литература. Главной темой литературных произведений первых послевоенных лет стали ощущения и переживания личности в условиях войны и других социальных потрясений, ответственность каждого человека за судьбы страны и мира. Тема памяти о минувшей войне, героизме и мужестве защитников Родины стала центральной в "Повести о настоящем человеке" Б. Н. Полевого, поэме А. Т. Твардовского "Дом у дороги", романе А. А. Фадеева "Молодая гвардия", повести В. П. Некрасова "В окопах Сталинграда".

Главный литературный герой этих лет прошел войну и возрождал мирную жизнь. Внутренний мир советского человека, богатство его души показывали романы.

Усиливался партийный контроль за содержанием литературного творчества. В 1946 г. было принято постановление ЦК ВКП (б) "О журналах "Звезда" и "Ленинград", в котором резкой критике подверглись М. М. Зощенко и А. А. Ахматова, названные "пошляками и подонками литературы". Журнал "Ленинград" был закрыт, а в журнале "Звезда" заменено руководство. Главным итогом "борьбы за чистоту литературы" явилось закрытие ряда журналов, запрещение многих произведений, репрессии против их авторов, а главное - застой в отечественной литературе.

Театр и кино. Наметившееся в годы войны обращение к историческим традициям народов СССР, чувствам и переживаниям людей после ее окончания подвергалось критике. В 1946 г. было принято постановление ЦК ВКП (б) "О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению", в котором осуждались "идеализация жизни царей, ханов, вельмож", "внедрение в репертуар пьес буржуазных западных драматургов, открыто проповедующих буржуазные взгляды и мораль" и потакание "обывательским вкусам и нравам". В постановлении говорилось: "Многие драматические театры не являются на деле рассадниками культуры, передовой советской идеологии и морали. Такое положение дел… не отвечает интересам воспитания трудящихся и не может быть терпимо в советском театре".

Было приказано расширить количество пьес, "посвященных пафосу борьбы за коммунизм". Однако создать такие пьесы "на заказ" было делом не простым и удач было не так много. Одним из ярких спектаклей послевоенной поры стала "Свадьба с приданым" Н. М. Дьяконова (Московский театр Сатиры). Особое звучание имели постановки о только что окончившейся войне - "Молодая гвардия" (по роману А. А. Фадеева), "За тех, кто в море!" Б. А. Лавренева и др.

Как и другие произведения культуры, многие фильмы и их авторы были обвинены в "безыдейности".

Музыка. В короткий срок была восстановлена и расширена довоенная сеть музыкальных театров, концертных учреждений. С 1950 г. возобновилось проведение декад национального искусства в Москве. Сформировалось новое поколение талантливых артистов: начали свой путь в искусстве дирижеры Г. Н. Рождественский, Е. Ф. Светланов, пианист С. Т. Рихтер, скрипач Л. Б. Коган, певцы - И. К. Архипова, Г. К. Отс, И. И. Петров и др.

Были созданы крупные музыкальные произведения: оперы "Великая дружба" В. И. Мурадели, балеты "Каменный цветок" С. С. Прокофьева, "Медный всадник" Р. М. Глиэра, "Семь красавиц" К. А. Караева и др.

Но и здесь не обошлось без гонений на тех композиторов, чьи произведения критиковались за "формалистическую", "антинародную" направленность, "пренебрежение народными музыкальными традициями". В 1948 г. ЦК ВКП (б) принял постановление "О декадентских тенденциях в советской музыке", где огонь критики был сосредоточен на Мурадели, Прокофьеве, Шостаковиче, Хачатуряне. Их произведения перестали исполняться, от их услуг отказались консерватории и театры. Это обедняло отечественную музыку, изолировало ее от лучших достижений мировой культуры.

Образование. Одной из важнейших задач было возрождение разрушенной войной системы образования. Начиналось оно со строительства школ. Только в 1946-1950 гг. было возведено 18538 школьных зданий. В 1950-1951 учебном году в 222 тыс. общеобразовательных школ страны обучалось около 35 млн. детей. Неуклонно росли государственные расходы на науку и образование. Уже в 1946 г. они увеличились в сравнении с предыдущим более чем в 2,5 раза. Была начата реализация прерванной войной программы всеобщего 7-летнего образования.

Задачи восстановления требовали новых отрядов специалистов высшей квалификации. Уже в 1946-1948 гг. число высших учебных заведений страны превысило довоенный уровень, а по количеству студентов этот показатель был перекрыт в 1947 году.

стр222Верт

Была развернута широкая кампания по развитию в колхозах сети партийных ячеек. Одновременно Комиссия по делам колхозов, созданная 19 сентября 1946 г. и руководимая А.Андреевым, проводившим в 30-х гг. коллективизацию на Кавказе, а с 1943 по 1946 г. являвшегося наркомом земледелия, получила задание принять «все меры к ликвидации нарушений колхозного устава». Только за один 1946 г. 4,7 млн. га земель, «незаконно присвоенных колхозниками», были возвращены в колхозный фонд. С 1947 по 1949 г. таким же образом были отобраны еще 5,9 млн.га.

Эти меры полностью разрушили достаточно зыбкое доверие к правительству, возникшее на селе во время войны и сразу после нее. В 1947 — 1948 гг. правительство прибегло в отношении колхозников к мерам принуждения, которые напомнили им о худших временах первой пятилетки: два указа, принятые 4 июня 1947 г. и близкие по духу и букве к знаменитому закону от 7 августа 1932 г., предусматривали от пяти до двадцати пяти лет лагерей за всякое «посягательство на государственную или колхозную собственность». В 1948 г. колхозникам было настоятельно рекомендовано продать государству мелкий скот, который им было разрешено держать колхозным уставом. Как следствие, за полгода было тайком забито более 2 млн. голов скота. Были сильно повышены сборы и налоги с доходов от продаж на свободном рынке. К тому же торговать на рынке можно было только при наличии специального разрешения, подтверждавшего, что соответствующий колхоз полностью выполнил свои обязательства перед государством. В то время как размер обязательных поставок каждый год возрастал, цены, которые государство платило колхозам за сельскохозяйственную продукцию, оставались вплоть до 1952 г. ниже уровня 1940 г. и возмещали, например в случае производства зерновых, только одну седьмую себестоимости.

Денежная реформа декабря 1947 г., заключавшаяся в обмене банковских билетов (10 старых рублей за один новый), проходила на условиях, более выгодных для вкладчиков сберегательных касс (1 за 1 до 3 тыс. рублей, 3 за 2 от 3 тыс. до 10 тыс. рублей, 2 за 1 для вкладов свыше 10 тыс.). Именно поэтому исключительно сильно реформа ударила по крестьянам, которые деньги, вырученные во время войны и особенно в 1945 — 1946 гг., когда цены на свободном рынке были особенно выгодными, хранили у себя, а не в сберкассах, поскольку не осмеливались заявить о своих накоплениях. Успех этой акции засвидетельствовал тот факт, что около трети денежной массы не было представлено владельцами в государственные банки. Все эти меры стимулировали массовый отток крестьян в города

Возвращение к принудительным и волевым методам в промышленности началось в 1946 г., когда из-за трудностей перехода на мирную продукцию спад промышленного производства по сравнению с предшествующим годом достиг 17%. Сразу после окончания войны заметно возросла текучесть рабочей силы на предприятиях, как и в 30-х гг. В 1946 г. было принято несколько постановлений, пытавшихся закрепить на предприятиях рабочих, которые в поисках лучших условий труда переходили с места на место, пользуясь недостатком рабочей силы. В том же году был официально подтвержден принцип сдельной оплаты труда; что же касается норм выработки, то они были несколько раз произвольно увеличены.

В 1947/48 — 1952/53 гг. были воспроизведены те же экономические явления и тот же цикл, что и в 30-х гг. Сначала взрывоподобный рост инвестиций, которые достигали в среднем за год 22% национального дохода против 17% в довоенный период, далеко выходя за предусмотренные планом показатели. Как и во время первой пятилетки, огромное число анархически начатых новостроек остались незавершенными. Инвестиционный бум, раздуваемый больше директорами предприятий, чем планирующими органами, сопровождался инфляционными явлениями, связанными с дефицитом, трудностями в снабжении и перекосами в оплате труда, а также очень высоким ростом спроса на рабочую силу со стороны предприятий, больше озабоченных максимальным увеличением числа работающих и парка оборудования, чем созданием условий для повышения производительности труда. В результате количество работающих увеличилось на 8,5 млн. человек, в то время как план предусматривал прибавку в 4,8 млн. Прием на работу в промышленности в 70 случаях из 100 происходил «у ворот предприятий», что недвусмысленно свидетельствовало о провале централизованной и «плановой» системы в области занятости. Как и до войны, большинство новых рабочих (60% из 7 млн.) были выходцами из деревни. Приток неквалифицированной рабочей силы привел к кризису в организации труда, во многом напоминавшему тот, что разразился в стране в годы двух первых пятилеток. Его проявлениями стали относительно низкий рост производительности труда (в среднем 6% в год за четвертую пятилетку), такие «негативные явления», как увеличение числа прогулов, сохранявшаяся текучесть рабочей силы, брак, проблемы производственной дисциплины и т.д., а также попытки пропаганды «передового опыта» и «героев труда». Как ив 1935 — 1937 гг., был инициирован подъем стахановского движения. «Стахановым четвертой пятилетки» стал А.Филиппов — каменщик, участник социалистического соревнования за восстановление городов, разрушенных во время войны. Как ив 1935 — 1937 гг., этот эксперимент встретил сопротивление инженеров и техников, понимавших, что всякий рекорд ведет к дезорганизации производства, да и простых рабочих, для которых очередной «трудовой подвиг» оборачивался произвольным и всеобщим повышением норм выработки.

Итоги

Хронические трудности деревни были вызваны главным образом антиколхозной политикой правительства, которая подавляла любую инициативу и толкала наиболее предприимчивых к бегству в город, несмотря на очень жесткое законодательство, сурово наказывавшее крестьян, фактически являвшихся гражданами второго сорта, за их «отступничество».

Выступая против сторонников того, чтобы цены (особенно на сельхозпродукты) основывались на реальной стоимости, Сталин возражал против любой уступки рынку, превозносил замену денежных платежей продуктообменом и систематическое снижение розничных цен, что обрекало колхозы, которые, кстати, не освобождались от необходимости капиталовложений, на убыточность.

Возврат к модели развития 30-х гг. вызвал значительные экономические потрясения, резко ухудшившие в 1951 — 1953 гг. все хозяйственные показатели, и серьезную напряженность в обществе. К последней добавились ужесточение политических и идеологических мер, а также усиление международной напряженности на фоне сложного переплетения взаимодействующих сил.

УСИЛЕНИЕ КОНТРОЛЯ ВО ВСЕХ СФЕРАХ П3

Если в экономической области война привела к ограничению волюнтаристской практики, то в идейно-политической сфере она вызвала ослабление надзора, увеличила число неконтролируемых идейных движений, особенно среди тех, кто в течение нескольких лет находился за пределами системы (в оккупированных районах или в плену), в национальной среде и интеллигенции.

С возвращением к мирной жизни власти попытались, действуя чаще всего жестко, восстановить контроль над умами. Обращение с военнопленными, репатриированными в СССР, уже с лета 1945 г. свидетельствовало об ужесточении режима. В целом только около 20% из 2 млн. 270 тыс. репатриированных военнопленных получили разрешение вернуться домой. Большинство же бывших военнопленных были или отправлены в лагеря, или приговорены к ссылке минимум на пять лет или к принудительным работам по восстановлению разоренных войной районов. Такое обращение было продиктовано страхом, что рассказы репатриированных о пережитом будут слишком расходиться с тем, что официально выдавалось за правду.

Возвращение в состав СССР территорий, включенных в него в 1939 — 1940 гг. и остававшихся в оккупации в течение почти всего хода войны, во время которой там развились национальные движения против советизации, вызвало цепную реакцию вооруженного сопротивления, преследования и репрессивных мер. Сопротивление аннексии и коллективизации было особенно сильным в Западной Украине, Молдавии и Прибалтике.

В прибалтийских странах советские власти, прежде чем приступить к коллективизации, провели депортацию «классово враждебных» элементов, конфисковали земли крупных собственников, которые были распределены среди бедных крестьян, подавили сопротивление аннексии со стороны вооруженных групп партизан (1945 — 1948 гг.). В 1948 г. удельный вес коллективизированных хозяйств не превышал 2,4% в Латвии, 3,5 — в Литве и 4,6% в Эстонии. Насильственная коллективизация была проведена в два года (1949 — 1950 гг.). В 1950 г. в этих республиках было коллективизировано соответственно 90,8, 84 и 76% хозяйств по той же модели, что и во всей стране в 1929 — 1933 гг.: ликвидация имевшихся форм добровольной кооперации, охватывавших в этих районах три четверти крестьянских хозяйств, раскулачивание, экономическое и полицейское давление на крестьян, вынуждавшее их забивать свой скот и вступать в колхозы. Коллективизация сопровождалась депортацией примерно 400 тыс. литовцев, 150 тыс. латышей и 50 тыс. эстонцев.

2. Ждановщина

Одновременно с «одергиванием» нерусских народов в 1946 г. была развернута кампания по восстановлению несколько ослабленного во время войны контроля за интеллектуальной жизнью страны. Интеллигенция надеялась, что тенденции, наметившиеся в годы войны, получат дальнейшее развитие в мирное время. Однако надежды либеральных сил были быстро развеяны. Летом 1946 г. власти развернули широкое наступление против любого проявления интеллектуального творчества, где обнаруживались так называемые «заграничное влияние», «западное упадничество», «метафизические тенденции», «антирусский партикуляризм», «мелкобуржуазный индивидуализм» и «искусство для искусства». Идеологическое руководство этой кампанией осуществлялось лично Ждановым с таким рвением, что она была окрещена ее жертвами «ждановщиной».

что именно тяжелый экономический кризис лета 1946 г., снова приведший к голоду (особенно сильному на Украине, в Молдавии и Нижнем Поволжье), подтолкнул власти к решению заставить интеллигенцию молчать. В СССР, недавно вышедшем победителем из войны, интеллигенты, конечно, не поверили бы, что засуха — « единственная причина голода в стране, и перед лицом этого возмутительного явления — с конца XIX в. голод неизменно восстанавливал гражданское сознание образованных кругов против властей — критика со стороны интеллигенции неизбежно перешла бы на экономическую политику правительства, ответственного в не меньшей, а может быть, и большей степени, чем засуха, за катастрофически низкий урожай 1946 г. Первым признаком изменения в духовном климате общества было решение о создании 1 августа 1946 г, нового журнала «Партийная жизнь», призванного контролировать развитие интеллектуальной, научной и художественной жизни, отмеченное со времени победы «идеологической вялостью, появлением новых идей и иностранных влияний, подрывающих дух коммунизма».

14 августа ЦК партии обрушился на журналы «Ленинград» и «Звезда» (первый получил выговор, а второй был закрыт) за то, что они стали проводниками «идеологий, чуждых духу партии», особенно после публикации произведений поэтессы А.Ахматовой и сатирика М.Зощенко. Через несколько дней они были исключены из Союза писателей.

Новый еженедельник «Культура и жизнь» получил задание проверить, действительно ли наука, литература, искусство, кино, радио, музыка, пресса, музейное дело «поставлены на службу коммунистического воспитания масс». В конце 1946 г. «Культура и жизнь» начала кампанию против «декадентских тенденций» в театре и потребовала исключить из репертуара все пьесы зарубежных драматургов.

Несколько месяцев спустя ждановщина затронула музыку — сферу, которой она до этого не касалась. Предлогом послужило исполнение в декабре 1947 г. трех произведений, заказанных к тридцатилетию Октябрьской революции: Шестой симфонии Прокофьева, «Поэмы» Хачатуряна и оперы Мурадели «Великая дружба».

Не менее острой критике подверглись композиторы, «придерживающиеся формалистического, антинародного направлений»: Прокофьев, Шостакович, Хачатурян, Мясковский и другие, которые «снизили высокую общественную роль музыки и сузили ее значение, ограничив его удовлетворением извращенных вкусов эстетствующих индивидуалистов». Следствием постановления стала чистка и Союза композиторов. «Антиформалистская» кампания велась в течение всего 1948 г. с большой решимостью: почти все известные интеллектуалы и деятели искусства были осуждены, исключены из творческих ассоциаций и вынуждены прекратить свою деятельность.

С конца 1948 г. критику «формалистических» тенденций затмило открытие нового вредного уклона: «космополитизма».

Запрет на контакты и вступление в брак советских граждан с иностранцами стал первой антикосмополитической мерой.

Идеологический контроль был распространен на все сферы духовной жизни. Столь же уверенно, как в истории и философии, партия выступала как законодатель и в языкознании, биологии и математике, осуждая некоторые науки как «буржуазные». Такая же участь постигла волновую механику, кибернетику и психоанализ.

Апогей системы концлагерей

Идеологическое и политическое ужесточение 1945 — 1953 гг. привело к разрастанию репрессивных органов и концентрационной системы. С 1946 г. деятельность по охране порядка и подавлению инакомыслия осуществлялась двумя органами, чьи права и обязанности оставались туманными и не регламентировались никаким законом: Министерством внутренних дел (МВД) и Министерством государственной безопасности (МГБ). Многочисленные перестановки в их руководстве, произошедшие в эти годы, отражали сложные перипетии той борьбы за власть, которой в политическом плане был отмечен конец сталинской эры.

По сравнению с предыдущими годами организация концентрационной системы отличалась рационализацией использования заключенных, созданием для политзаключенных специальных лагерей и ростом числа серьезных попыток восстаний заключенных.

Полностью изолированная — добраться туда можно было только морем — Колыма стала регионом-символом ГУЛАГа. Ее административный центр и порт приема заключенных Магадан был построен ими самими, как и жизненно важное Магаданское шоссе, соединявшее только лагеря. Добыча золота в нечеловечески тяжелых условиях, позднее детально описанных бывшими узниками, составляла основной вид их деятельности. В Казахстане заключенные начали разработку месторождений угля и медной руды в районе Караганды. Оттуда лагеря распространились в Джезказган и Экибастуз, получившие известность благодаря восстаниям, которые там произошли в 1953 г. Немного севернее сельскохозяйственное освоение степей обеспечивал СТЕПЛаг, насчитывавший в 1949 г. 200 тыс. заключенных.

В сложной системе лагерей заключенные направлялись преимущественно на лесоповал («летучие лагеря» в тайге передвигались вместе с лесосеками), в горнодобывающую промышленность, главным образом (за исключением угольных шахт Воркуты и Караганды) в отрасли с высокой степенью риска для жизни (добыча урана, свинца, асбеста, золота, алмазов — большинство этих рудничных лагерей, где смертность была особенно высокой, относилось к СВИТЛагу, разбросанному по огромной территории от Якутска, Ногаевой бухты до устья Колымы с центром в Магадане), на строительство железных дорог (железная дорога Байкал — Амур, прокладка которой велась заключенными из БАМЛага, насчитывавшего в своих трех десятках «лагпунктов» несколько сотен тысяч заключенных; арктическая железная дорога Салехард — Игарка длиной 1200 км, так и не введенная в строй), на строительство крупных плотин (Усть-Каменогорск, Братск), городов (Комсомольск, Находка, Магадан, Братск, Норильск, Воркута, Балхаш, если называть только самые большие), на осуществление таких престижных проектов, как Волго-Донской канал, строительство которого закончилось в 1952 г.

В 1948 г., в обстановке общей нехватки рабочей силы из-за понесенных в войне потерь, когда особенно пострадало население наиболее трудоспособных возрастов, власти распорядились использовать заключенных более «экономно» и «рентабельно». В 1945 — 1948 гг. особенно высокой была смертность среди заключенных, отправленных в лагеря за пребывание в немецком плену. Этим ослабленным и больным людям не удавалось выполнять норму выработки больше, чем на 30—40%, за что им соответственно урезалось питание. Поэтому «доходяги», как их называли на лагерном жаргоне, быстро умирали. Чтобы стимулировать производительность труда, с 1948 г. власти разрешили выдачу дополнительной зарплаты «ударникам»; также были увеличены пайки для выполнявших нормы выработки.

В 1948 г. были созданы лагеря «специального режима», в которых в очень тяжелых условиях содержались лица, осужденные за «антисоветские» или «контрреволюционные акты». У этих людей не оставалось никаких иллюзий относительно системы. Они, как правило, прошли военную службу, умели обращаться с оружием и имели совершенно другой жизненный опыт и мировосприятие по сравнению с «врагами народа» 30-х гг. — интеллигентами, партийными функционерами и хозяйственниками, убежденными в том, что их арест — результат ужасного недоразумения. Способные сопротивляться давлению «уголовников», которые при попустительстве администрации всегда терроризировали «политических», эти «новые заключенные» превратили некоторые «спецлагеря» в настоящие очаги восстания и политического сопротивления. Именно 1948 — 1954 гг. были отмечены несколькими восстаниями заключенных. Самые известные из них произошли в Печоре (1948 г.), Салехарде (1950 г.), Кингире (1952 г.), Экибастузе (1952 г.), Воркуте (1953 г.) и Норильске (1953 г.).

большинство заключенных все же не были «уголовниками» в обычном понимании этого слова. Чаще всего в лагеря попадали обычные люди за нарушение одного из бесчисленных репрессивных законов. Цель законодательства состояла в том, чтобы заставить работать и дисциплинировать массы, не горевшие желанием участвовать в продлении функционирования системы и ее воспроизводстве.

В послевоенные годы Сталин постарался упрочить фундамент своей власти при помощи ультранационалистической идеологии, отказа от традиционных, установленных Лениным, принципов функционирования партийных органов и безграничного развития культа Верховного Вождя ставшего маршалом, генералиссимусом и председателем Совета Министров.

Именно тогда «культ личности» достиг апогея. В каждом поселке сооружался свой памятник Сталину

В 1945 — 1946 гг. Сталин очень искусно маневрировал по отношению к другой группе, которая могла бы превратиться в самостоятельную общественно-политическую силу, способную если не собрать вместе тех, кто хотел изменений, то, во всяком случае, создать противовес гражданской власти и даже выступить арбитром в спорных вопросах: по отношению к армии.

В 1945 г. советское руководство во главе со Сталиным сознавало, что, соприкоснувшись с внешними по отношению к системе реалиями и испытав на себе вакуум и некомпетентность гражданской власти в 1941 г., армия могла стать центром кристаллизации идей, опасных для режима. К тому же, пользуясь огромным престижем — военачальники, особенно Жуков, взявший Берлин, были, во всяком случае, не менее популярны, чем гражданские руководители, даже Сталин, — армия могла внушать опасения гражданской власти. Поэтому уже к 1945 г. были употреблены три средства, чтобы предупредить возможную угрозу со стороны военных: идеологическая интеграция армии в партию, опала в отношении военных руководителей, обезличивание истории войны.

В первом случае активно проводилась политика массового вовлечения в партию «отличившихся на поле боя»: в конце 1945 г. демобилизованные военные, вступившие в партию в действующей армии, составляли более 40% общей численности ВКП(б) — 2,5 из 5,7 млн. (всего в партию за время войны вступило около четырех миллионов новых членов). Большая доля фронтовиков порождала два противоречивых следствия: с одной стороны, она свидетельствовала о том, что партии удалось обеспечить себе широкое присутствие в армии; с другой — подразумевала, что и армия в состоянии воздействовать на установки партии, если военачальники решат мобилизовать своих «ветеранов», разбросанных по стране и вернувшихся к мирной жизни. Поэтому уже к концу 1945 г. виднейшие военачальники получили назначения в отдаленные регионы и были полностью устранены из политической жизни.

СССР в послевоенные годы.

От попыток осуществления реформ

к стагнации (1945—1985 гг.). Лекции по » Истории : Лекция 22. СССР в послевоенные годы. От попыток осуществления реформ к стагнации (1945—1985 гг.). http://studentik.net/lekcii/lekcii-istoria/3309-lekcija-22.-sssr-v-poslevoennye-gody.-ot-popytok.html

Обмен денег начался 15 декабря 1947 г., старые деньги обменивались на новые в соотношении 10:1. Льготному обмену подлежали вклады в сберкассах (до трех тысяч рублей — в соотношении один к одному). Пропаганда представляла реформу как главный удар по «спекулятивным элементам», на самом деле именно эта категория, т.е. дельцы теневой экономики, успели обезопасить свою наличность, своевременно разукрупнив свои вклады или переведя наличность в золото, драгоценности и т.д. Пострадали в результате обмена денег, прежде всего люди, которые не хранили сбережений в сберкассах, но имели наличные деньги: среди них подавляющее большинство составляли не «спекулянты», а рабочие высоких разрядов, техническая интеллигенция, занятые во вредных производствах, сельском хозяйстве и др. Вместе с тем, несмотря на издержки, реформа 1947 г. способствовала стабилизации финансовой ситуации в стране.

Менее подготовленной оказалась отмена карточной системы. Руководство страны приняло решение об отмене карточек, когда существующий объем продовольственных и промышленных товаров не мог удовлетворить свободного спроса населения. Только в Москве и Ленинграде специальным решением правительства к моменту перехода к торговле без карточек были созданы необходимые товарные резервы. В других местах уже в первые дни и месяцы после отмены карточек люди столкнулись с нехваткой самых необходимых товаров: хлеба, круп, масла, сахара и др. В результате в ряде регионов стихийно стала восстанавливаться нормированная система снабжения — в виде спецпропусков, заборных книжек, карточек.

Информация, хотя и весьма скудная, о жизни на Западе давала пищу для размышлений. Контраст уровней благосостояния между победителями и побежденными, между бывшими союзниками в сознании большинства наших соотечественников, как правило, не находил объяснений конструктивного характера и чаще всего фиксировался на уровне эмоциональной реакции, провоцируя чувство «попранной справедливости».

В то же время сам Сталин как бы выводился за скобки критики, что спасало не просто имя вождя, но и сам режим, этим именем одушевленный. Такова была ре­альность: для миллионов современников Сталин выступал в роли последней надежды, самой надежной опоры. Казалось, не будь Сталина, жизнь рухнет. И чем сложнее становилась ситуация внутри страны, тем больше укреплялась особая роль Вождя.

общество, подготовленное психологически к кампании террора, в массе своей на удивление легковерно восприняло и версию о происках «безродных космополитов», и о «врачах-вредителях», не увлекаясь существом дискуссионных полемик, оно в то же время готово было осудить признанные «вредными» философские, биологические, экономические и какие угодно другие взгляды.

Состояние общественной атмосферы начала 50-х гг

нагнеталась атмосфера массовой истерии, а общество, доведенное до такого состояния, становится легко управляемым, — но на уровне эмоций. Оно способно разрушить, преодолеть все препятствия — подлинные, но чаще мнимые. К конструктивному действию такое общество не способно. Потому что это уже не общество в истинном смысле этого слова — это толпа. Для воздействия на общественный разум нужны более тонкие средства. Идеологическая обработка умов с помощью организованных дискуссий и должна была выполнить роль такого средства. Однако атмосфера массового психоза давила своей эмоциональной агрессивностью, подчиняя рациональное чувственному. В результате грань между откровенным террором и идеологиче­ским диктатом часто становилась едва различимой, а угроза расправы — вполне реальная — заслоняла собой аргументы разума. Процесс был настолько тотальным, что публичные покаяния сделались нормой жизни. Не надо думать, что всеми владел только страх. Он, конечно, присутствовал, однако сильнее страха (во всяком случае весомее) было, думается, осознание отсутствия перспектив борьбы.

На основе манипуляции общественными настроениями создавался особый механизм преодоления кризисных ситуаций. Система не допускала такого развития событий, когда критически заряженные эмоции масс сформируются в блок конкретных претензий, задевающих основы правящего режима. Неудивительно поэтому, что отсутствие конструктивизма, набора положительных идей составляет одну из характерных черт групповых претензий этого периода. Умение режима овладевать общественными настроениями на уровне эмоций обеспечивало управляемость системы, страховало от непредсказуемых реакций снизу. С этой своей функцией механизм контроля за умонастроениями справлялся достаточно успешно. Однако, добиваясь управления эмоциями, с помощью этого механизма не всегда удавалось обеспечивать программу позитивного поведения, т.е. нужную практическую отдачу.

Деревня была поставлена на грань разорения. Зона подневольного труда, рассредоточенная между колхозной деревней, с одной стороны, и ГУЛАГом — с другой, создавала постоянный источник социальной напряженности.

Репрессии 1948—1952 гг. не уничтожили дестабилизирующий фактор, репрессивная политика спасла на время правящий режим от критического давления снизу, но она не смогла предотвратить сползание страны к кризисной черте. Более того, репрессии осложнили процесс преодоления кризисных явлений, поскольку уничтожили или серьезно деформировали рожденные войной конструктивные общественные силы, которые могли встать во главе процесса обновления общества. Для массовых настроений был характерен синд­ром ожидания.

Но репрессии против военной элиты Сталин начал сразу же после Победы. Первыми пострадали авиаторы.

Главной же причиной раздражения Сталина стала появившаяся во время войны принципиальность и независимость высших офицеров.

С 1946 по 1948 гг. включительно от голода и вызванных им болезней по некоторым подсчетам погибло около 2 млн. человек[36]. Причем этот «голод в России 46/47 года был рукотворным, вызванным политикой правительства, свалившего проблемы послевоенного кризиса на плечи обнищавшего народа. Цель состояла в том, чтобы устрашить голодом народ, ждавший перемен к лучшему, и таким образом уйти от решения проблем острого дефицита продовольствия в стране, списав все потери на засуху»[37].

Послевоенного голода большевики старались даже не замечать, отправляя миллионы тонн зерна в Восточную Европу и даже в капиталистическую Францию (ей было поставлено 0,5 млн. тонн), чтобы повысить престиж французской компартии на выборах[38].

[37] Зима В. Ф. Голод в России 1946-1947 годов // Отечественная история. — 1993, № 1. — С. 50.

[38] Попов В. П. Хлеб как объект государственной политики в СССР в 40-е годы // Отечественная история. — 2000, № 2. — С. 65.

Восстановление промышленности проходило в очень тяжелых условиях. В первые послевоенные годы труд советских людей мало чем отличался от военной чрезвычайщины. Постоянная нехватка продуктов (карточная система была отменена лишь в 1947 г.), тяжелейшие условия труда и быта, высокий уровень заболеваемости и смертности объясняли населению тем, что долгожданный мир только наступил и жизнь вот-вот наладится. Однако этого не происходило. Как и до войны, от одной до полуторамесячных зарплат в год уходило на покупку облигаций принудительных госзаймов.

Итак, после войны были сохранены основные черты советской экономической модели, сложившейся в СССР в предшествующие годы . Поскольку в Советском Союзе экономическая политика всегда играла вспомогательную роль для политического строительства, постольку мы рассматриваем экономическую политику лишь как средство обеспечения политического господства советской номенклатуры. Чтобы прикрыть узкие и своекорыстные цели достижения своего абсолютного господства, власть была вынуждена прибегать к идеологической маскировке, отождествляя собственные интересы с интересами многомиллионного населения и выдвигая в качестве стратегической задачи построение социализма в СССР. Более того, война чрезвычайно усилила роль аппарата власти, привычку решать большую часть возникающих экономических проблем силовыми, административными средствами. Именно военный опыт государственного строительства, успешная деятельность чрезвычайных органов – Государственного комитета обороны, Совета по эвакуации, спецкомитетов и особых комитетов правительства – окончательно убедили Сталина в неизменности его приоритетов во внутренней и внешней политике. Таким основным приоритетом должен был стать аппарат власти со Сталиным во главе. Именно личная власть вождя над всеми, в том числе и в первую очередь над административным аппаратом, и составляла, по мнению Сталина , государственную власть. Мнение самого аппарата по этому принципиальному вопросу было иным. Сподвижники вождя не хотели мириться с вождизмом как непременным атрибутом сталинской власти.

Советская экономическая модель, основанная преимущественно на малопроизводительном ручном труде23, жестком государственном контроле за всеми сферами производства, принудительном свертывании рыночной торговли и жестком контроле за ценообразованием, рано или поздно должна была исчерпать себя. Главное же заключалось в том, что основная часть доходных статей бюджета представляла собой прямые и косвенные налоги с населения, что резко понижало уровень потребления в СССР, не позволяло широко использовать материальные стимулы к труду и, в конечном счете, обрекало нашу экономику на низкую эффективность по сравнению с западной.

Возросли не только прямые налоги с населения (подоходный, сельскохозяйственный, налог на холостяков), но и так называемые добровольные платежи - госзаймы, распространяемые среди граждан в принудительном порядке. За 1940-1952 гг. общая сумма налогов с населения и госзаймов выросла с 20,9 до 90,3 млрд руб., т.е. более чем в 4 раза.

Неудивительно, что реальные размеры заработной платы большинства горожан были низкими. По сведениям ЦСУ СССР, за июнь 1946 г. полностью получили заработную плату 24 млн рабочих и служащих страны из 30,6 млн, числившихся в 1946 г. во всех отраслях народного хозяйства.

Важно понять, что низкая оплата труда в СССР и тяжелые материальные условия жизни - это не только плата за нарушение экономических законов (в частности, принципа материальной заинтересованности производителя), но еще и особая правительственная политика, из-за которой народные массы были поставлены в особые условия выживания. Государству, если судить о его экономической политике по результатам, выгодно такое состояние общества, потому что озабоченное только выживанием, это общество не способно думать о чем-либо еще. Задача партийной идеологии - не дать массам понять, что тяжелые условия жизни созданы для них искусственно, чтобы сделать "индустриального бойца" подвластным воле верхов. Но там, где низкий уровень потребления является нормой для большинства населения страны, там производство также испытывает застой, даже если его отрасли развиваются. Именно сфера потребления, этот "остаток", которому государство уделяло минимум внимания и средств, все время подводил социалистических стратегов, проводивших линию на уравнительное потребление.

истинная цель советской послевоенной политики состояла в распространении влияния советской системы, советского общественного строя на весь мир. Экономическая база СССР должна была позволить достигнуть ее в реальной исторической перспективе. Отсюда задача первоочередного развития военно-промышленного комплекса, тройного увеличения довоенного уровня промышленного производства, накопление огромных материальных ресурсов на случай новой мировой войны. Для народа реализация целей советской верхушки обернулась голодной смертью сотен тысяч людей, резким падением уровня жизни.

Подведем некоторые итоги. Показатели промышленного развития - суть символы общественного прогресса страны, но только в том случае, если существует прямая связь между целями общества - отдельного трудового коллектива - индивидуума. Можем ли мы утверждать, основываясь на приведенных фактах, что такая связь существовала в Советском Союзе после Второй мировой войны даже с учетом победы, на время объединившей советское общество?

Город и деревня по-прежнему продолжали быть насильственно разделены: непреодолимым барьером для многих сельских жителей на пути в лучшую, городскую жизнь стали незыблемые нормы паспортного законодательства. Характерным штрихом политики в этой области явилось отклонение в 1949 г. на Бюро Совмина СССР предложения МВД о распространении паспортной системы на сельское население28.

Своей ценовой политикой государство разоряло деревню, заставляло ее нести основную тяжесть налогового гнета для реализации экономической идефикс - первоочередного развития тяжелой промышленности. В этом видятся нам главные истоки медленного, но неотвратимого упадка села, превращение земледельца в наемного рабочего с "пролетарской" психологией. Принудительное снижение цен на товары массового спроса - это сверхэксплуатация деревенских жителей для получения государством сверхприбылей, изъятых без каких-либо, пусть даже минимальных, государственных капвложений, одним росчерком пера Сталина . Это также дополнительное разделение советского общества, потому что то, что для сельчан было бедой, для горожан - благом. Пока существовала экономическая модель, основанная на сверхэксплуатации и сверхприбылях, до тех пор продолжался экономический рост страны. Исчерпалась до дна человеческая энергия села - рухнула и советская экономика .

Подобно тому как отсутствовала связь между целями городского и сельского населения, не было ее и между целями трудового коллектива и индивидуума. В колхозе оплата труда колхозника прямо не зависела от результатов, достигнутых общественным хозяйством. Более того, как показала послевоенная практика, передовые колхозы зерновых районов страны после выполнения государственных планов получали повышенные дополнительные задания, что вело к обнищанию этих хозяйств29. И в промышленности оплата труда ее работников не была связана с конечными результатами деятельности отдельного предприятия, поскольку, как уже отмечалось, доходы всех предприятий социалистического сектора изымались государством через налог с оборота, размер которого устанавливался им произвольно. Помимо этого разница в уровне оплаты рабочих одной квалификации, занятых в разных отраслях народного хозяйства, зачастую была более существенной, чем в оплате труда рабочих разной квалификации внутри одной отрасли. Подобным способом государство искусственно поддерживало уравнительное соотношение в оплате труда, чтобы можно было дополнительно регулировать рабочие потоки, направляя их в трудонедостаточные отрасли народного хозяйства с тяжелыми условиями производства. Уравниловка в оплате вела к такой же уравниловке в потреблении и в целом способствовала закреплению в общественном сознании достаточно устойчивых представлений о справедливости общественного строя в СССР.

Общая вовлеченность лагерного населения в "общественно-полезный труд" была много выше, чем у гражданского. Советская модель экономического развития основывалась на принудительном труде, что в первую очередь определяло ее низкую эффективность.

Все технические новинки внедрялись в промышленное производство максимально медленно и при максимальных социальных затратах. Высокотехнологичные отрасли и предприятия сосуществовали с архаичным производством, что оказывало непрерывное давление на сами основы отечественной экономики. Низкий профессиональный уровень рабочих, преобладание ручного труда, нищенская зарплата - таковы характерные черты "скупой" экономики или, по метком


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

81799. Проблемные ситуации в науке. Проблема включения новых теоритических представлений в науку 29.01 KB
  Если культура имеет жесткий механизм контроля над воспроизводством тогда она будет выталкивать из себя все чужеродное ей под культурой понимается не только духовная но и материальная ее часть. Если культура вовсе не будет иметь этого механизма то она в конце концов перестанет быть культурой сольется с окружающей ее средой. Очевидно что некоторые инновации культура будет отторгать как чужие. Так скажем традиционная культура может охотно позаимствовать телевидение или мобильную связь или какоенибудь иное техническое...
81801. Традиционность науки и виды научных традиций. Традиции и новации 29.55 KB
  Традиции и новации. Кун впервые рассмотрел традиции как основной конституирующий фактор развития науки. Он обосновал казалось бы противоречивый феномен: традиции являются условием возможности научного развития. традиции.
81802. Традиции и революции в науке. Научные революции как пререстройка оснований науки 30.76 KB
  Научные революции как пререстройка оснований науки. Этапы развития науки связанные с перестройкой исследовательских стратегий задаваемых основаниями науки см. Перестройка оснований науки сопровождающаяся научными революциями может явиться вопервых результатом внутридисциплинарного развития в ходе которого возникают проблемы неразрешимые в рамках данной научной дисциплины. В зависимости от того какой компонент основания науки перестраивается различают две разновидности научной революции: а идеалы и нормы научного исследования...
81803. Глобальные научные революции, их социокультурные предпосылки 33.12 KB
  Так создание механической картины мира сопровождалось борьбой двух научно-исследовательских программ ньютоновской и картезианской. Сущностные основания регулярного воспроизводства такой фазы развития науки как революция следующие при этом каждое последующее основание вытекает из предыдущего..
81804. Первая научная революция и формирование научного типа рациональности 29.03 KB
  В ходе этой революции сформировался особый тип рациональности получивший название научного. Научный тип рациональности радикально отличаясь от античного тем не менее воспроизвел правда в измененном виде два главных основания античной рациональности: вопервых принцип тождества мышления и бытия вовторых идеальный план работы мысли. Тип рациональности сложившийся в науке невозможно реконструировать не учитывая тех изменений которые произошли в философском понимании тождества мышления и бытия.
81805. Смена типов научной рациональности 41.37 KB
  С научной картиной мира связывают широкую панораму знаний о природе включающую в себя наиболее важные теории гипотезы и факты. Структура научной картины мира предлагает центральное теоретическое ядро фундаментальные допущения и частные теоретические модели которые постоянно достраиваются. Когда речь идет о физической реальности то к сверхустойчивым элементам любой картины мира относят принципы сохранения энергии постоянного роста энтропии фундаментальные физические константы характеризующие основные свойства универсума: пространство...
81807. Главные характеристики современной, постнеклассической науки 33.24 KB
  В ходе развития науки в последней трети XX в. Ее фундамент составляют ставшие общенаучными принципы развития и системности. Такое понимание процессов развития исходит из синергетики. Вопервых принцип развития эволюции в современной науке получил статус фундаментальной мировоззренческой и методологической константы.