15588

ЭВРИСТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ФИЛОСОФИИ ПРАВА КАК НАУКИ

Научная статья

Логика и философия

А.В. Грибакин д. филос. н. проф. Уральская государственная юридическая академия ЭВРИСТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ФИЛОСОФИИ ПРАВА КАК НАУКИ Расширение ареала объективно истинного знания по предмету науки в качестве непременного условия предполагает отказ от устаревш...

Русский

2013-06-15

57.5 KB

4 чел.

А.В. Грибакин, д. филос. н., проф.

Уральская государственная

юридическая академия

ЭВРИСТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ФИЛОСОФИИ ПРАВА КАК НАУКИ

Расширение ареала объективно истинного знания по предмету науки в качестве непременного условия предполагает отказ от устаревших идей и решений. В философии права к числу отживших положений, на наш взгляд, относится деление последнего на два вида: объективное и субъективное. Считается, что объективное право — это юридические законы, содержащиеся в них нормы и правила поведения, а субъективное право — имеющаяся у индивида возможность (допустимость) поступать соответствующим образом. Ученые-юристы к последнему определению нередко прибавляют утверждение о том, что субъективные права индивидам предоставляет государство.

А между тем юридические законы (право) и права личности — это разные явления общественной и индивидной жизни, у них разная природа, происхождение, значение и т.д. Они связаны друг с другом, однако не настолько, чтобы утверждать, что «объективное право» и «субъективное право» — два вида одного и того же.

Значительный эвристический горизонт открывается перед исследователями, если предположить, что юридический закон (право) состоит из трех частей: 1) в нем фиксируются права индивидов, как физических, так и юридических лиц; 2) закрепляются их обязанности; 3) предусматривается социальная технология реализации того и другого. В этом утверждении мы исходим из того, что вообще содержание жизни индивидов, всегда находящихся среди людей, во взаимодействии с ними составляют действия, поступки, связанные с реализацией их прав и исполнением обязанностей по определенным правилам (технология социальной жизни).

На наш взгляд, названные три компонента являются главными в содержании юрзаконов. Понятно, что кроме них в юрзаконах содержатся политические принципы деятельности государства, идеологические установки, которые оно проводит в жизнь и т.д. Однако главное предназначение юрзаконов — зафиксировать и тем самым гарантировать реализацию прав индивидов и исполнение ими обязанностей в рамках принятых социально-технологических форм и предписаний.

Из сказанного вытекает, что вопрос о происхождении содержания юрзакона (права) распадается на три составляющих: 1) возникновение и сущность прав индивидов; 2) становление их обязанностей; 3) формирование социальной технологии, т.е. правил, норм поведения, осуществления различных операций, действий, связанных с реализацией прав и обязанностей индивидов.

При таком подходе хорошо видна, например, ущербность так называемой теории естественного права, ибо она в любом ее варианте по-своему объясняет только то, как человек обретает права и ничего не говорит о происхождении его обязанностей и социальной технологии. Теорию естественных прав человека еще и потому нельзя признать научной, что у нее нет предмета исследования. Нет у индивидов естественных прав, а те права, которые чаще других относят к числу таковых — право на жизнь, на собственность, на свободу, личное достоинство и т.д. — результат развития цивилизации, возвышения культуры. Ибо все, что есть у человека — плод труда и борьбы, результат жизнедеятельности самих людей. Человеку как родовому существу противопоказаны иждивенчество, тунеядство, недеятельное существование. Ни одна из социокультурных ценностей (а права индивидов — это ценность № 1) ни дается ему даром. Подобные констатации подводят нас к новым вопросам: 1) почему (как) возможны права и обязанности индивидов; 2) почему (как) возможен «перевод» прав и обязанностей индивидов в факт юридического закона; 3) почему (как) возможно юридическое (правовое) регулирование общественных отношений, поведения индивидов.

На наш взгляд, названные три вопроса входят в плоскость тех предельных оснований юридической (правовой) действительности, исследование которых и составляет специфический предмет философии права как философской науки. Скорее всего, предельные основания юридической составляющей общественного организма не сводятся к названным выше вопросам. Но они исходные, главные, ибо ответы на них открывают нам картину происхождения содержания юридических законов, связанного с жизнедеятельностью индивидов, их объединений.

Поскольку объем прав и обязанностей составляет социальный статус индивида, его место среди людей с точки зрения имущественного состояния, близости к рычагам власти, доступности образования, источников культуры, то философов самых разных школ одинаково сильно волновала проблема их возникновения.

Каким образом индивид становится имеющим права и несущим обязанности. Предлагавшиеся решения выглядят так. Т. Гоббс: права индивидов — результат их природно-биологического бытия (естественные права). И. Кант: права индивида есть его априорное качество как разумного, нравственного существа. Г. Гегель: права индивида — следствие вложения им своей воли в нечто, сущность прав индивида есть его воля. К. Маркс: источник прав индивидов — их труд. Теологи: права индивида — божественный дар и т.д.

Каким же образом люди обретают права и обязанности, становятся имеющими права и несущими обязанности? Ученые-юристы отвечают на этот вопрос чаще всего однозначно: то и другое для индивида исходит от государства. Просто и ясно. Остается понять, из какого закрома государство достает права и обязанности, чтобы раздать людям? Ведь, скажем, права — важнейшие ценности, а последние на дороге не валяются. Само же государство никаких социальных ценностей не создает.

Важно иметь в виду, что в обществе, в культуре нет ничего такого, что не являлось бы результатом жизнедеятельности людей. Стало быть и права, и обязанности во всем их многообразии — продукт активности человеческих индивидов. Тезис о том, что источником прав и обязанностей является труд, указывает лишь направление, по которому следует двигаться. Необходимо обозначить те грани трудового процесса, благодаря которым индивид становиться имеющим права. Аналогичным образом ставится исследовательская задача относительно происхождения обязанностей индивидов. Возникновение прав и обязанностей напрямую связано с фундаментальными условиями бытия людей: совместность их существования и развития, двойственный характер деятельности и общественное разделение труда, антагонизм между индивидами. Наше исходное утверждение: право возникает в субъектно-объектном взаимодействии.

В процессе жизнедеятельности (материальной, социальной или духовной), воздействуя на предмет труда, индивид объективирует свои субстанциональные качества (тело, потребности, способности, знания, умения, волю и веру), «переводит» их в объектное состояние (вещи, услуги, статус). Произведенная вещь, оказанная услуга есть инобытие ее исполнителя. Между ними связь порождения, поле тяготения, социальная гравитация, которая исторически была обозначена словом «право».

Таким образом, права личности возникают объективно в конце конкретного акта жизнедеятельности. Они всегда «авторские», т.е. права создателя, изготовителя, открывателя, исполнителя. Они материальны, но не вещественны. Как материальны во вселенной силы гравитации, удерживающие планеты на их орбитах. Права людей вкупе с обязанностями — невещественный компонент социальной материи, удерживающий общество на его «орбите». Следовательно, опредмечивание индивидом своих субстанциональных качеств в социальной вещи создает возможность права. А обмен между людьми результатами деятельности обуславливает необходимость прав как связующего элемента (коммуникатора) в их взаимодействиях и средства защиты интересов производителя. Однако из возможности в разряд действительности права переходят в субъект-субъектном отношении, в результате признания. Право производителя продукта признается другими. Оно может быть личным, непосредственным, в самом межиндивидном общении и опосредованным через мораль, юрзакон, религию и т.д.

Непризнание за индивидом права на изготовленную им вещь, лишение его перспективы такого признания есть отчуждение.

Повторяю, первоначально права индивидов, как и всякое социальное сущее, возникают в процессе жизнедеятельности людей в системе субъект-объект в виде возможности. Действительными они становятся в субъект-субъектном взаимодействии в результате их признания. А что на деле означает признание одним индивидом прав другого? Только одно: взятие первым на себя обязанности не посягать на права, т.е. достояние (вещи, услуги, статус) второго. В реальной жизни имеет место тотальное, т.е. всеобщее, охватывающее всех людей явление самообязывания.

Таким образом, права личности — специфическое достояние индивидов, являющееся результатом их жизнедеятельности и открывающее им доступ к материальным, социальным и духовным ценностям. Возникая на основе опредмечивания индивидами своих субстанциональных качеств, права индивидов представляют собой их основательное притязание на вещи, услуги, статус. Следует подчеркнуть, что в правах притязания только «основательные», т.е. они обеспечены затратой собственных сил и средств правообладателя, вложением им в нечто своих субстанциональных качеств.

В свою очередь, содержание признания составляют согласие, толерантность, примирение, непосягание, а самое главное — самообязывание индивидов, принятие на себя обязанности уважать права другого.

Из сказанного нам очевиден механизм неразъемности прав и обязанностей индивидов, существующих как единство противоположностей. Одного нет без другого. Они взаимоопределяемые сущности. Вот почему общественные отношения людей объективно есть связи правообязанностные, на что в социально-философской литературе по общественным отношениям не обращается внимания.

Если объективной основой прав индивидов является опредмечивание ими своих субстанциональных качеств, то объективной основой обязанностей выступает обратный процесс — распредмечивание ими социального содержания предметов производства и культуры как проявление закона общественного разделения труда.

Возникающие у индивидов обязанности нельзя рассматривать только как обременение, тяготы, «нагрузка» и т.п. Они многоаспектны. Открываются и как запрос на ответное воздаяние, затаенное ожидание, как однозначное требование, и как внутренне осознаваемый долг. Обязанности многообразны. Одни из них вовсе не воспринимаются как обязанности, другие возникают на основе самообязывания, третьи возлагаются на индивидов посредством юридического закона и т.д.

Однако между фактом объективного возникновения у индивида прав и обязанностей и закреплением их в юридическом законе — дистанция немалого размера, на этапах которой происходит сложный процесс, обозначенный нами понятием «нормофикация». Этот процесс начинается с возникновения у индивида основательного притязания на вещи, услуги, статус на основе опредмечивания им своих субстанциональных качеств и завершается возведением прав и обязанностей в закон государства. Нормофикация протекает за пределами юридической сферы, составляющие ее события, факты до поры до времени безразличны для юрзакона. Нормофицирование как общественный процесс представляет собой типизирование действий индивида, их результатов и общественных оценок, ценностных характеристик.

Смысл и конечный факт нормофикации состоит в том, чтобы права как основательные притязания на вещи, услуги, статус были «подняты» из криптоционной реальности в визуальную, сделаны очевидными для всех.

В литературе остается малоисследованным вопрос о том, почему (как) возможно юридическое (правовое) регулирование общественных отношений. Чаще пишут о необходимости последнего, а вот на то, какое свойство социума позволило его развернуть, не обращают внимания. На мой взгляд, среди объективных оснований юридического регулирования ведущее место занимает нормативность общественной жизни.

Поддерживается точка зрения, согласно которой юрзакон обладает способностью обеспечить всеобщий устойчивый порядок в общественных отношениях, их нормативность. Думается, в подобных оценках и характеристиках юридического закона следствие принимается за причину. Считать, что юридический закон прививает общественной жизни нормативность и порядок, равносильно заявлению о том, что научные разработки астрономов и физиков обусловили действие во вселенной закона всемирного тяготения.

Общественная жизнь объективно, сама по себе нормативна, происходящие в ней события, явления, процессы, факты имеют меру, пропорции, относительно устойчивый масштаб, благодаря чему они обретают свою качественую определенность.

Уникальность, неповторимость событий и субъектов истории сочетается с повторяемостью, с наличием у них общих черт и признаков. Именно нормативность явлений социума делает возможным выработку правил поведения юридического, морального, эстетического, религиозного и т.д. толка.

Чем же обусловлена нормативность общественной жизни? Можно выделить несколько факторов.

1. Устойчивость параметров человеческого тела, которые оказывают детерминирующее воздействие на все компоненты, особенно предметную составляющую человеческой культуры. Поскольку физические параметры тела людей изменяются в течение длительного времени, поскольку есть возможность стабилизировать вещную среду общества, орудия труда, предметы повседневности, технологию их изготовления. Общественные связи и зависимости, складывающиеся при этом, воспроизводятся в новых поколениях людей, придавая общественной жизни относительную стабильность.

2. Возобновляемость, повторяемость индивидных и групповых потребностей. Ритм воспроизводства потребностей охватывает суточные, недельные, годовые и более продолжительные периоды. В результате индивиды освобождаются от необходимости заново «изобретать» способы своего поведения, содержание совершаемых действий. Они просто репродуцируют модели активности, служащие много лет. Понятно, что повторяемость потребностей не является абсолютной. Имеет место закон возвышения потребностей. Новации накапливаются, как правило, незаметно, исподволь, не нарушая существующего порядка, устоявшихся типов образа жизни.

3. Конечность индивидной человеческой жизни. История общества есть смена поколений индивидов, проходящих свой жизненный путь. Любое поколение людей проходит одни и те же стадии (детство, юность, зрелость, старость), содержание и задача которых сохраняют свою значимость на протяжении сотен лет. Увеличение продолжительности индивидной жизни не изменяет структуру жизненного пути, но удлиняет каждый из этапов, тем самым сохраняя значимость образцов поведения на каждой стадии.

4. Устойчивость предметов культуры, начиная с языка и завершая вещами, используемыми в повседневной практике. Через них происходит очеловечивание, социализация новых поколений родившихся индивидов. Распредмечивая ценности культуры, индивиды осваивают приемы, способы жизнедеятельности, которые были свойственны предкам. Таким образом обеспечивается темпоральный (временной) аспект упорядочения общественных отношений. Существенное значение в этих целях имеет устойчивость знаний как бытового, повседневного характера, так и фундаментальных парадигм науки.

5. Объективная повторяемость ролей, ситуаций, статусов укорененных в существующих общественных отношениях. Стало быть, подготовка индивидов к их исполнению устойчива.

Вследствие «сложения» перечисленных условий в обществе устанавливаются мера, пропорции актов жизнедеятельности, обеспечивающие встраиваемость индивидов в социум, продолжение человеческого рода.

Следовательно, законодатель выступает в роли мастера, который с помощью специфического инструмента — юридического закона доводит до возможного оптимума общественные отношения. Излишне повторять, что если бы общественной жизни объективно не были присущи мерность, пропорциональность, гармоничность, относительное постоянство, соразмерность, то регулирование социальных связей и зависимостей людей было бы невозможно.

Предложенная здесь теория соотношения права и закона открывает, на наш взгляд, новые горизонты для дальнейших научных исследований в рамках философии права и юридических дисциплин.

© Грибакин А.В., 2013

PAGE  3


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

18512. Концепция логистики 36.5 KB
  Лекция 2. Концепция логистики. Концептуальные положения логистики. Цели и системы логистики. Концептуальные положения логистики. Концепция это система взглядов то или иное понимание явлений процессов. Концепцию логи...
18513. Закупочная логистика 115 KB
  Лекция 3. Закупочная логистика. Понятие задачи и функции закупочной логистики. Процесс приобретения материалов и его основные стадии. Определение потребности в материалах. Методы материального обеспечения производства. Методы рас...
18514. Производственная логистика. Системы управления материальными потоками 87.5 KB
  Производственная логистика. Понятие задачи и функции производственной логистики. Основы управления материальными потоками в производстве. Организация материальных потоков. Системы управления материальными потоками. Понятие задачи ...
18515. Распределительная логистика 54.5 KB
  Лекция 6. Распределительная логистика. Понятие и сферы применения распределительной логистики. Каналы распределения товаров. Формы доведения товара до потребителя. Понятие и сферы применения распределительной логистики. Логистика распреде...
18516. Информационная логистика 44 KB
  Лекция 7. Информационная логистика. Значение и задачи информации в логистике. Информационные логистические системы. Построение и функционирование логистических систем. Значение и задачи информации в логистике. Достижение целей логистики т
18517. Логистика запасов 55.5 KB
  Лекция 9. Логистика запасов. 1. Понятие сущность и необходимость в материальных запасах. 2. Классификация запасов. 3. Основные системы управления запасами. 4. Стратегии управления запасами. 1. Понятие сущность и необходимость в материальных запасах. Материальные
18518. Логистика складирования 83 KB
  Лекция 10. Логистика складирования. Понятие роль складов в логистике. Виды и функции складов. Процесс складирования. Формирование системы складирования. Оценка работы складов. Понятие роль складов в логистике. Под складом понимаются з
18519. Сервис в логистике 53 KB
  Лекция 11. Сервис в логистике. Понятие сервиса в логистике. Формирование системы логистического сервиса. Уровень логистического обслуживания. Критерии качества логистического обслуживания. Послепродажное логистическое обслуживание. 1. Понятие
18520. Расчет технико-экономических показателей и определение экономического эффекта программного продукта 359.5 KB
  Рахматуллин Р.Р. Расчет техникоэкономических показателей и определение экономического эффекта программного продукта: методические указания к расчетнографическому заданию курсовому и дипломному проектированию / Р.Р. Рахматуллин Л.Ф. Давлетбаева. – Оренбург: ООО Аге