15591

СОЦИАЛЬНЫЙ ОТБОР И ВОПРОС О РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ

Научная статья

Логика и философия

СОЦИАЛЬНЫЙ ОТБОР И ВОПРОС О РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ Заявленная в названии статьи тема на долгое время выпала из практики преподавания общественных дисциплин. По всей видимости это было связано с обязательной для прежних времен отсылкой к марксистской традиции рас

Русский

2013-06-15

73 KB

1 чел.

СОЦИАЛЬНЫЙ ОТБОР И ВОПРОС О РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ

Заявленная в названии статьи тема на долгое время «выпала» из практики преподавания общественных дисциплин. По всей видимости, это было связано с обязательной для прежних времен отсылкой к марксистской традиции рассмотрения данной проблемы. Однако такая отсылка, как и марксизм в целом, стали идеологически неугодными и были преданы остракизму и забвению. Проблему просто удалили из учебного процесса, а ее место даже не было занято какой-либо иной концепцией. Только в последние годы стал возрождаться интерес к вопросу о роли личности в истории1, и данная тематика покинула сомнительные для научной философии рамки т.н. «альтернативной истории»2. Многочисленные концепции истории «в сослагательном наклонении» на деле являлись лишь идеологическим инструментом отрицания определенного периода в истории России. Поэтому они теряли свою актуальность за ее пределами. А произвольная замена реальных исторических персоналий лидерами вымышленными свидетельствовала о полном отходе авторов от общенаучного критерия объективности истины. К сожалению, подобного рода явления не единичны, поскольку являются всего лишь примерами более обширного и «модного» антиинтеллектуализма, ставящего мнение выше истины, меньшинство — выше большинства, а личность — выше общества. Отстаивание ценности и идеалов научности становится в наши дни необходимым и актуальным.

Эпоха развала (хаотизации) России неосознанно включала в себя идеологию волюнтаризма и нигилизма. Напротив, начавшиеся процессы ее возрождения (порядка) требуют усиления идеалов научной рациональности. Поэтому можно только приветствовать современное вхождение вопроса о роли личности в истории в сферу науки и преподавания.

Возрождение интереса к данной проблеме на теоретическом уровне предполагает, прежде всего, неизбежность возврата к марксистской позиции, и, во-вторых, дополнение ее, как и всей материалистической диалектики в целом, современным категориальным аппаратом синергетики. Необходим неформальный синтез этих эвристических направлений, в основе которого полагается ряд таких фундаментально-общих черт, как их последовательно материалистический, научно-философский и диалектический характер.

На протяжении многих веков вплоть до настоящего времени проблема роли личности в истории принимала форму ряда теоретических оппозиций. Главными из них являются концепции персонализма и имперсонализма. При этом обнаруживается, что в обоих случаях проявляются две противоположные тенденции: мифологизации (сакрализации) исторической личности, с одной стороны, и ее десакрализации — с другой. Поскольку в рамках первой концепции роль личности в историческом процессе признается, а во второй отрицается, то обсуждаемая проблема не получала адекватного решения. Подобный скептицизм распространяется и на марксизм, который интерпретируется в духе имперсоналистского направления в историософии (наряду с гегельянством). В историческом материализме «великая личность» рассматривается, якобы, как всецело зависимая, определяемая либо экономическими отношениями, либо народными массами3.

На деле марксизм совершает синтез противоположных концепций, не являясь уже ни персонализмом, ни имперсонализмом в вопросе о роли личности в истории. Отрицая различные религиозно-идеалистические подходы, связанные с мифологизацией и сакрализацией личности, марксизм исходит из диалектического понимания взаимосвязи исторического субъекта и объективных законов общественного развития. Как нет «личности вообще» без общества, так нет и «великой личности» без общества. Только в рамках данной аксиомы и, не впадая в мистицизм или волюнтаризм, нужно ставить и решать вопрос о роли личности в истории, учитывая при этом особенности, безусловно связанные со статусом правителя и исторической эпохи.

Тем самым в основу решения проблемы полагается идея, адекватная научной форме философии. На этой основе марксизм решает и все другие аспекты данной проблемы: соотношение народа и выдающейся личности, случайности и необходимости в становлении и деятельности «великой личности», ее успешность или не успешность, замена ее другой личностью и пр. По сути, все эти аспекты можно свести к парным диалектическим противоположностям, образующим движущее противоречие социально-политического развития общества. А потому на теоретическом уровне противоположность персонализма и имперсонализма образует диалектическое противоречие, выражающее реальное отношение между «великой» личностью и объективными законами (и потребностями) общественного развития.

Марксизм не умаляет роль личности. Деятельность руководителей — необходимый элемент исторического процесса. Она велика в силу особого места и особой функции, которую она призвана выполнить. Более того, для исторического материализма характерен активизм, полагающий, что желания, мечты, знания, интересы и воля людей становятся силами в развитии общества в том случае, если их субъект владеет знанием о законах общественно-исторического развития. Таким образом, и активизм народных масс, классов, социальных групп, и активизм «великой личности» определяются степенью осознания и использования ими объективных потребностей прогрессивного исторического развития. Выдвижение личности обусловливается и потребностями общества, и личными качествами людей. Таковы марксистские диалектические основания решения проблемы роли личности в истории с их ориентацией на усмотрение смысла исторических событий, переступающих пределы причинного объяснения. Все остальные аспекты этой развитой теории переводятся на эмпирический уровень и носят, по сути, феноменологический характер, основанный на исторических обобщениях.

Не ставя под сомнение научный и диалектический характер данной концепции, отметим, что присущий марксизму холизм и склонность к тотальности все же не способны были раскрыть «механизмы» выдвижения исторических деятелей, тонкие и неочевидные детерминации подобных процессов. В целом концепция прекрасно описывает различные аспекты роли «великой личности» в истории государства. Однако понятие отбора как объяснительного принципа здесь отсутствует. У Маркса данное понятие встречается, главным образом, в его экономической теории («конкуренция») и в его обращении к евгенической проблематике, где он отмечает разрушительный для человеческой биологии характер отбора при капитализме — вырождение промышленного населения4. В рамках же рассматриваемой проблемы понятие отбора сужается до отрицательного выражения реакции социальной среды на лидера. Это понятие имеет здесь скорее смысл «выбраковки» исторической личности, как приговор общества за неоправданные в отношении этой личности ожидания. Тем самым понятие отбора сужается до значения чего-то локального, не связанного с эволюционным механизмом исторического развития. В качестве такового процесс отбора лишь «приспосабливает» деятельность «великой личности» к заранее заданной прогрессивной эволюции социума.

Именно потому марксистская рационалистическая концепция роли личности в истории несет в себе идею ее безальтернативности, фрактально повторяя линеарную теорию неизбежности прогрессивной смены общественно-экономических формаций. И даже случайный характер выдвижения «великой личности» не связан здесь с отбором и конкуренцией. Речь идет лишь о ее замене на другую личность, как бы стоящую до поры до времени в очереди, «в резерве».

Отсюда необходима дальнейшая разработка данной проблемы на новом, более глубоком теоретическом и категориальном уровне. На этом пути вскрываются новые диалектические закономерности. К ним относится и закономерность отбора, отражающая объективно действующий всеобщий механизм развития5. Фактически, принцип отбора на протяжении ХХ – начала ХХI в. приобрел значение общесистемного, общенаучного принципа, который применяется «от астрономии до психологии»6. Думается, что то же относится к синергетике как неклассической науке, близкой к марксистской диалектике. Как общая теория самоорганизации синергетика предлагает целый ряд инновационных идей, в частности, новые подходы к решению проблемы роли личности в истории государства и общества.

Синергетика исходит из того, что в процессах самоорганизации любых структур обнаруживаются стадии хаоса и порядка. Причем переход может быть от одних форм хаоса к другим формам хаоса, а не только к формам порядка. Это переходы от порядка к хаосу и от хаоса — к порядку. Так и человеческая история является чередованием хаоса и порядка. Как состояния объективной реальности, они носят предельно общий характер и эквивалентны философским категориям. Поэтому нельзя согласиться с тем, что синергетика в вопросе о роли личности в истории в методологическом плане носит переходный характер от имперсонализма к персонализму. И это на том основании, что признает решающую роль личности на отдельных отрезках истории — в точках бифуркации, но отрицает ее в иные периоды7. Роль личности может действительно усиливаться, а может уменьшаться в определенные исторические периоды, совершая переходы как к ее усилению, так и к ослаблению, и обратно. В эпоху «порядка» историческая личность может либо защищать его, либо его разрушать, а в эпоху «хаоса» — либо поддерживать его, либо же бороться с ним.

Поэтому, как и в отношении марксистской концепции, в рамках синергетического подхода уже невозможно говорить только о таком переходе. Подобно переходу от хаоса — к порядку, и от порядка — к хаосу, возможен качественный переход от персонализма — к имперсонализму. А сама идея взаимосвязи и перехода противоположностей друг в друга полностью соответствуют как диалектической, так и синергетической парадигме научной философии. Равным образом синергетика рассматривает развитие не только как качественное усложнение структур по формуле «от более простого — к более сложному», но в ней учитываются и процессы хаотизации, переходы от сложного к простому. Такого рода переходы от порядка к хаосу, и от хаоса к порядку хорошо видны в истории человечества.

Таким образом, происходят процессы новообразования, с одной стороны, и процессы сохранения старого, с другой. Существует «винтовое или спиральное время» как единство обратимости и необратимости (примеры: возрождение объединенной Германии после разгрома Германии фашистской; возрождение политической иерархии в современной России после развала Советского Союза). Таковы универсальные эволюционные идеи синергетики. Именно они должны лежать в основе анализа проблемы роли личности в истории, взятой уже на уровне особенного.

В критических ситуациях общество нуждается в особых руководителях. Система движется к «странным аттракторам», к ситуации, где исчерпывается все «известное» и наступает «неизвестное». В момент бифуркаций многозначность сценариев находится в одной точке, и проблема стоит как проблема выбора одного из сценариев. Если бы не было бифуркации, то свобода личности в принципе не могла бы существовать.

В эпоху бифуркаций велика роль случайностей. Она резко отличается от эпохи стабильности, характеризующейся наличием более жестких детерминаций и уменьшением роли личности в истории. Напротив, эпоха бифуркаций требует усиления роли личности в истории. Это также говорит о том, что свобода может быть решающим фактором эволюции общества лишь в определенные (революционные) периоды истории. В эпоху бифуркаций свобода наблюдаема, социально значима, существенна и персонифицирована лидерами нового, идущего на смену старому. Здесь свобода существенна, как и случайность в самоорганизующейся системе, и сменяется эпохой «подавления свободы», когда роль индивидуальных инициатив наименьшая, почти никак не влияющая на текущую общественную жизнь, «Маятник истории» качается то в сторону хаоса, то в сторону порядка, выдвигая соответствующие этим периодам требования к историческим личностям.

Одни претенденты на роль лидера (не обладающие нужными качествами) выбраковываются, другие — остаются, сохраняются, получают возможность претворять свои идеи в жизнь. Происходит сложный процесс отбора личности, которая затем начинает играть выдающуюся роль в истории. Только пересечение в данном месте и периоде определенных персональных качеств отдельного человека и сопутствующих им внешних условий позволяет сыграть роль в истории именно определенной «великой» личности.

Отбор личностей происходит в рамках исторического процесса, а потому в нем всегда имеет место единство материального и идеального, здесь нельзя ставить вопрос о том, что первично, а что вторично. Такое единство может быть построено на основе примата материального (т.е. материальных ценностей), а может — на основе примата идеального (т.е. идеалов), или же, на основе того и другого.

Подобно продолжающемуся синтезу материализма и диалектики, синергетика осуществляет переход от понятия отбора «вообще» к его проработке применительно к истории и социальной практике8. Человек свободно выбирает ту или иную возможность — и этот выбор становится поводом (последним в ряду условий), который заводит механизм социального отбор лидера. Он является движущей силой социального развития, в частности становления и устранения «великой личности». Основным факторам отбора являются: тезаурус, детектор и селектор.

Социальный отбор предполагает, что есть то, из чего выбирают; есть то, кто выбирает; есть то, чем руководствуются при выборе. Первое — это тезаурус (сокровищница, набор возможностей, вариантов). Второе — это детектор (кто выбирает, кто ищет нужный выбор). Третье — это селектор (на основе чего выбирают, принцип, которым будут руководствоваться при выборе).

Синергетическая парадигма интерпретирует выбор как флуктуацию, позволяющую случайности формировать новую структуру соотношения возможностей (вероятностей), новый тезаурус и новый детектор. Он выбирает из тезауруса определенную структуру, превращая ее из возможности в действительность. В роли детектора выступает внутреннее взаимодействие элементов социальной системы. Такое взаимодействие противоречиво: это не только конкуренция противодействующих друг другу элементов, но и кооперация элементов, содействующих друг другу в этой «борьбе». Поведение этого «единства» известно в истории как «изменение соотношения сил» в той или иной социальной ситуации9. Выбор перетекает в отбор или становится элементом отбора, утрачивая свой вес в событии.

В процесс социального отбора вмешивается третий фактор, названный селектором. Он обеспечивает выбор из множества возможностей чего-то одного, чем мы руководствуемся, каким идеалом, ценностью, чтобы знать, что будет выбрано. Так, например, электорат может выбрать лидера страны, исходя из идеала «сильной руки», а может, исходя из идеала «либерала».

Только взаимодействие всех трех факторов делает понятной творческую силу социального отбора и способность творить «чудеса», которые проявляются в диспропорциональности следствия и причины. Речь идет о нелинейности второго рода в отличие от «линейных» процессов, для которых характерна пропорциональность следствия причине. Тогда малые воздействия могут приводить к очень большим последствиям, а большие — к совершенно незначительным последствиям10. Новый тезаурус и новый детектор приводит структуру к определенному аттрактору, предзаданному на данной социальной среде. Социальный аттрактор предстает как необходимость, с которой не может не считаться ни один из «великих» лидеров эпохи. А это значит, что на теоретическом уровне необходим учет объективной диалектики персонализма и имперсонализма, учет «органических» и «неорганических», объективных и субъективных обстоятельств исполнения «великой личностью» своей роли в истории. Синтез возможен лишь на основе диалектики и синергетики, которые признают и отражают данные взаимодействия.

К сожалению, в отмеченных выше работах фактически не используются богатые синергетические проработки данной проблемы. Более того, выводы исследования не выходят на уровень диалектического разрешения антиномии персонализма и имперсонализма. Синтез данных противоположностей видится на пути вычленения всех позитивных элементов, имеющихся как в персоналистской, так и в имперсоналистской парадигмах с тем, чтобы прийти к адекватным оценкам роли, которую играет какая-либо личность в историческом процессе11. На деле никакого синтеза не получится, поскольку он предполагает принципиально новые подходы к решению проблем. И даже там, где инструментально используется понятие отбора для синтеза противоположных концепций, сам отбор интерпретируется поверхностно, лишь на эмпирическом и описательно историческом (иллюстративном) уровне исследования. Здесь нет места внутреннему взаимодействию элементов социальной системы, а сам «исторический субъект» выступает изолированно, скорее как некий «Робинзон», волею случая ставший «великой личностью». Сама же социальная среда суживается до нескольких других, таких же отдельных, единичных персоналий, лишь между которыми и происходит «борьба».

И все «случаи», работающие на выдвижение «великой личности», носят внешний, не связанный с идеалами и ценностями характер. Как будто в обществе, в том или ином его классе или социальном слое, вообще отсутствуют идеологические, политические, экономические интересы, ценности и идеалы. Но без них нет и самого выбора. При этом чрезмерно большое внимание уделяется биологическим «случайностям» — обстоятельствам и фактам рождения будущей исторической личности, ее выживанию при тех или иных трагических обстоятельствах или выживанию его родителей, отца, матери12. Однако помимо мистического воображения, невозможно перейти от «случайного» сохранения жизни младенца Наполеона (который из чрева матери упал на пол), к его взлету к вершинам власти во Франции. Оставшись живым при рождении, Наполеон обрел лишь такую же абстрактную возможность стать «великой личностью», как и те миллионы людей, которые остались жить, но так и не стали выдающимися правителями. Одно дело отбор биологический, но совсем другое — отбор социальный. В первом случае все подчиняется естественным процессам, а во втором — определятся принципиально иными, общественными процессам, в рамках которых только и происходит становление человека как личности. Социальный отбор переводит ситуацию из сферы бесконечной абстрактной возможности появления «великой личности» из миллионов ему подобных к возможности конкретно-исторической. Здесь начинаются (и заканчиваются) свободы человека, лежащие в основе осознанных процессов выбора и отбора «великой личности».

В заключение можно констатировать, во-первых, как принципиальную близость марксистской и синергетической парадигм в решении проблемы роли личности в истории, так и определенные различия между ними.

Во-вторых, близость данных концепций основана на диалектической идее эссенциального единства личности, общества и человеческой истории, единства свободы и необходимости, как объективных (независимых от воли личности) обстоятельств, так и ее (личности) субъективных качеств. Наконец, их сближает представление о движении человечества к некоему притягательному будущему, будь то коммунизм или синергетический аттрактор, в приближении к которым все более будут совпадать идеалы каждой личности, так и личности исторической с общечеловеческими идеалами.

Принципиально важно и то, то обе концепции избегают соблазнов социал-дарвинизма, как в целом, так и в интерпретации «механизмов» социального отбора применительно к человеческому сообществу.

Вместе с тем, необходимо отметить, что различие между марксизмом (диалектикой) и синергетикой связано с используемым в них тезаурусом понятийно-категориального аппарата. Упрекать же марксизм в том, что он, в отличие от синергетики, не признавал творческой функции хаоса и случайности, было бы неисторичным. А потому соотношение диалектики и синергетики следует оценивать скорее как прогрессивные стадии развития универсальной теории эволюции, в которой есть место для их дальнейшего развития и взаимообогащения.

1 Душкова З.В., Нехамкин В.А. Роль личность в истории: современный взгляд: монография. М.: Изд. Дом Душковой, 2011; Полькина О.О. К вопросу о роли личности в истории // Ломоносовские чтения. М.: ТЕИС, 2005.

2 Померанц Г.С. История в сослагательном наклонении // Вопр. философии, 1990. № 11. С. 55–66; Кудряшов С., Олейников Д. Оккупированная Москва // Родина. 1995. № 5. С. 12; История в сослагательном наклонении? // Одиссей. Человек в истории. М.: Наука, 2000. С. 5–85.

3 Душкова З.В., Нехамкин В.А.Указ. соч. С. 35.

4 Внутских А.Ю. Отбор в природе и отбор в обществе: опыт конкретно-всеобщей теории. Пермь, 2006. С. 279.

5 Там же. С. 7–8.

6 Малиновский А.А. Системная логика дарвинизма // Тектология. Теория систем. Теоретическая биология. М.: Эдиториал УРСС, 2000. С. 296.

7 Душкова З.В., Нехамкин В.А. Указ. соч. С. 39.

8Синергетическая философия истории / под ред. В.П. Бранского и С.Д. Пожарского. Рязань: Копи-Принт, 2009. С. 18–23.

9 Там же. С. 24–25.

10 Там же. С. 26.

11Душкова З.В., Нехамкин В.А. Указ. соч. С. 117.

12 Там же. С. 106–111.

© Родюков А.Ф., 2013

PAGE  23


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

36980. ПОВІРКА ВОЛЬТМЕТРА УНІВЕРСАЛЬНОГО В7-16 ТА ПРЯМЕ ВИМІРЮВАННЯ ОПОРУ РЕЗИСТОРА 226.5 KB
  ПРИЗНАЧЕННЯ Вольтметр універсальний В716 призначений для автоматичного виміру: напруги постійного струму; напруги змінного струму; активних опорів. У вхідному пристрої напруга постійного струму приводиться за допомогою дільника до номінальної межі і далі надходить на вхід підсилювача диференційного напруга змінного струму приводиться до номінальної межі і надходить на перетворювач напруги змінного струму в напругу постійного струму а потім на вхід підсилювача диференційного. Другий каскад разом з першим забезпечує загальний...
36981. ВИБІР СИСТЕМИ ТРУДОВОГО та професійного НАВЧАННЯ 89 KB
  Методика трудового та професійного навчання частина І. Проектнотехнологічна система трудового навчання Трудова підготовка в закладах освіти. Формування загально трудових умінь у різних дидактичних системах трудового навчання Трудова підготовка в закладах освіти.
36982. Побудова FTP-сервера на основі операційної системи Linux 526 KB
  Він розташований в каталозі etc і має ім'я proftpp. Також можуть знадобитися команди: виклик редактора – mcedit робота з FTPсервером – ftp визначення IPадреси – ifconfig тестування каналу – ping запуск файлового провідника – mc допомога – mn [команда] Алгоритм налаштування FTPсервера наступний: 1 Встановити пакет proftpd за допомогою команди sudoptitude instll proftpd. Якщо FTPсервер не використовуватиметься постійно...
36983. Дослідження процесу проектування станів програмними засобами 14.1 KB
  Розробіть класи програмними засобами С або С для найпростішого електронного годинника. Розробіть класи програмними засобами С або С для телефонного автовідповідача. Розробіть класи програмними засобами С або С протоколу передачі даних.
36986. Початкова школа 244 KB
  Початкова школа - самоцінний, принципово новий етап в житті дитини: він починає систематичне навчання в освітньому закладі, розширюється сфера його взаємодії з навколишнім світом, змінюється соціальний статус і збільшується потреба в самовираженні.
36988. Розрахунок струмів КЗ в низьковольтній розподільній мережі 90 KB
  7 – Розрахункова схема низьковольтної електричної мережі Початкове без врахування нагріву провідників значення періодичної складової струму КЗ 1.8 Схема заміщення для розрахунку струмів КЗ в низьковольтній мережі Активний опір кабельної лінії з врахуванням нагріву провідників при КЗ 1.