15592

ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА АРИСТОТЕЛЕВСКОЙ ПОПЫТКОЙ ПРЕОДОЛЕНИЯ «АТОМОВ» ДЕМОКРИТА И «ИДЕЙ» ПЛАТОНА В «СУБСТАНЦИЯХ»

Научная статья

Логика и философия

ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА АРИСТОТЕЛЕВСКОЙ ПОПЫТКОЙ ПРЕОДОЛЕНИЯ АТОМОВ ДЕМОКРИТА И ИДЕЙ ПЛАТОНА В СУБСТАНЦИЯХ Как мне видится дело обстоит так. Аристотель выступил против платоновского удвоения мира. Идеи существуют не вне вещей т.е. предметов не вне Мира как у Пла...

Русский

2013-06-15

47.5 KB

0 чел.

ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА АРИСТОТЕЛЕВСКОЙ ПОПЫТКОЙ ПРЕОДОЛЕНИЯ «АТОМОВ» ДЕМОКРИТА И «ИДЕЙ» ПЛАТОНА В «СУБСТАНЦИЯХ»?

Как мне видится, дело обстоит так.

Аристотель выступил против платоновского удвоения мира. Идеи существуют не вне вещей (т.е. предметов), не вне Мира, как у Платона, решил он, а в самих вещах (предметах), в самом Мире. Идеи — это не что иное, как виды реальных вещей.

Это — возвращение к демокритовским «идеям», но уже не как к видам невидимых атомов видимых предметов, а как к видам самих предметов, не важно — видимых или не видимых. Они, как виды действительных самодостаточных предметов, называемые Аристотелем субстанциями, представляют собой (как и «идеи» Демокрита) не какие-то надпредметные бестелесные предметы, а только то в наблюдаемых реальных предметах, что делает некоторые из них тождественными (т.е. предметами одного и того же вида), в отличие от всех других наблюдаемых предметов. И такой вид предметов и есть, по Аристотелю, их действительная сущность, т.е. находящаяся в самих предметах идея. Этот аристотелевский термин «сущность», как и некоторые другие ключевые термины его философии, («телеология», «энтелехия» и «хрематистика»), перевели на латынь (а потом — на национальные нефилософские наречия!) словом «форма», выражающим не совсем аристотелевское понятие. Оно оказывается совершенно неадекватным для передачи смысла аристотелевского понятия «сущность» из-за своей неопределенности, обыденности и многозначности. Так, сегодня имеет смысл говорить о форме бутылки, но дико спрашивать о сущности бутылки, или, наоборот, можно говорить о сущности человека, но дико спрашивать о форме человека.

Подмировые «идеи» атомов Демокрита и Надмировые идеи «предметов» Платона у Аристотеля превратились в сущности реальных вещей.

И это было, конечно же, громадным шагом вперед в философском осмыслении мира. Но Аристотель все же еще не увидел, что невозможно говорить не только об идее предмета, находящейся вне его, но и об идее предмета как такового вообще. Не увидел, что можно и нужно говорить только об идее, находящейся в «предмете» мысли, выделяемом мыслью в наблюдаемых предметах мира (далее — просто «предмет»). «Предметом» же мысли оказывается любое свойство предметов, превращаемое нашим абстрактным мышлением в предмет, но только в нашем таком мышлении. Поэтому идеи предмета (вещи) не может быть ни вне его, ни внутри него. Она может быть только у предмета мысли. В силу сказанного Аристотель не увидел, что сущность (т.е. «идея в вещах») — это сущность не предмета мира непосредственно, а сущность именно и только того или иного объекта, т.е. выделяемого нами в предметах внешнего мира нашего «предмета» мысли, а не какого бы то ни было наблюдаемого каким бы то ни было образом предмета мира. В результате у Аристотеля получилось отождествление сущности объекта с наблюдаемым видом предметов, а потому и неразличение сущности и субстанции (если, конечно, историки философии, владеющие древнегреческим, переводят его в соответствующих местах адекватно).

Исходя из своего понимания сущности вещей, Аристотель считал, что в мире столько сущностей, сколько видов реальных вещей. Это, конечно, было бы так, если бы подразумевалась не сущность в современном, марксистском понимании, а субстанция, но в аристотелевском, а не в спинозовском ее понимании. Но то, что понимается как «сущность» после Маркса, и то, что понималось Аристотелем под понятием «вид предметов» — это совсем не одно и то же. Сущность — это то и только то, что определенный «предмет» мысли, т.е. объект, выделяемый мыслью в данном неисчерпаемом предмете, делает именно и только одним определенным «предметом» мысли (т.е. объектом), скажем — «планетой» вообще. Но вид предметов (как и атомов Демокрита) — «круглый», «пирамидальный», «кубичный» и т.д., сам по себе никакую сущность еще не представляет, т.к. сущность «планеты» относится ко всем предметам, имеющим свойство быть «планетой», а не к предметам, имеющим вид «круглости», «пирамидальности», «кубичности» и т.д.

Аристотелевская субстанция, любая реальная самодостаточная вещь, должна быть, по Аристотелю, с одной стороны, материальной (т.е. образующейся из всеобщего мирового сырья, из которого может образовываться любое образование, был бы только «образователь»), а с другой стороны, идеальной (т.е. образованной в результате воплощения в материю определенной идеи, оказывающейся после воплощения сущностью этой субстанции). Ибо, как мыслил Аристотель, и без материи, и без идеи никакой субстанции, т.е. вида самодостаточных реальных вещей, быть не может. (Опять же, сегодня, опираясь на достижения современной науки, надо сказать, что не предмета, а объекта без идеи и без материи быть не может! О предмете, если мы не выделяем в нем объект и не обозначаем его понятием, невозможно ничего сказать, можно лишь указать на него каким-либо предметным способом — кивком, пальцем, звуком «это».)

Сущность же, по Аристотелю, — это минимально общее и максимально единичное в субстанции. (Опять же, не в предмете, конечно, а в объекте, нами выделяемом; скажем, объект «земное разумное существо» охватывает всех «земных разумных существ», то есть людей. Но охватывает только их, и, поэтому, он является минимально общим. Но одновременно он отграничивает их от всех других существ, существующих наряду с ними, и, поэтому, выступает максимально единичным.)

Мир, по Аристотелю, — это всевозможные субстанции, т.е. наблюдаемые самодостаточные предметы (надо бы сказать — виды таких предметов), представляющие собой осуществления всевозможных вечных неизменных сущностей в такой же вечной, но неограниченно пластичной материи.

Существованием любой сущности в мире является осуществление ею самой себя (энтелехия). Поэтому существование любого предмета (а точнее — вида предметов), считает Аристотель, направлено к полноте реализации своей сущности, к энтелехии. Это значит, что в мире господствует телеология. Все субстанции, т.е. виды предметов, считает он, стремятся к своей конечной завершенности (неправомерно интерпретированной толкователями Аристотеля как «конечная цель») — к конечной осуществленности своей сущности. Любая субстанция, т.е. вид предметов, существует, по Аристотелю, в материи как возможность, а в сущности (т.е. в идее, существующей в самой вещи) — как действительность. И осуществление сущности субстанции (вида предметов) есть превращение вида предметов из возможности в действительность.

Таким образом, Аристотелю вроде бы удается синтезировать истину материалистов (действительно существующий мир — это только неограниченная вечная материя) и истину идеалистов (действительно существующий мир — это только иерархия вечных идей). Но он не может сказать, откуда берутся сущности субстанций.

Действительно, откуда они могут взяться, эти сущности, т.е. те же идеи Платона, но присущие, по Аристотелю, самим субстанциям (самодостаточным реальным вещам, имеющим тот или иной вид)?

Поскольку материя у него есть только неопределенный вечный материал, постольку она не может иметь и порождать сущности субстанций. А идеи по Аристотелю, существуют только как сущности субстанций, иначе существовать они не могут. Поэтому, к радости платонистов, в теории Аристотеля тоже требуется то, что содержит в себе все вечные идеи до их воплощения в материю и вносит их в материю. Таким вместилищем и вносителем всех сущностей может быть и является, по Аристотелю, только особая сущность, т.е. сущность, содержащая в себе все обычные сущности, но существующая сама за пределами материи и образуемого из нее Мира предметов. Эта особая сущность — Бог (без него Аристотель тоже не может обойтись). Так, вопреки самому Аристотелю, получается, что сущности (т.е., по Аристотелю — идеи субстанций) до начала их энтелехии, пребывают вне мира, пребывают в Боге. Другими словами, начав с неразрывности идеи и материи, Аристотель завершает свою онтологию разрывом этого единства, а начав с опровержения этого разрыва у Платона, завершает принятием этого разрыва у себя. Ибо, по Аристотелю, хотя Бог всего лишь особая сущность, но сущность над-мировая. Как вместилище и вноситель всех сущностей, Бог есть неизменная чистая действительность. Он в принципе не может быть в возможности. Он только в действительности. И поэтому вечен.

Таким образом, выступив против идеализма, Аристотель остался идеалистом (оказавшись у Бога, вечные сущности Аристотеля, как и вечные идеи Платона, остались единственной настоящей действительностью и остались вне Мира). Точно так же, выступив против материализма, Аристотель остался материалистом: оставшийся без сущностей, а значит, и без идей, Мир оказался одной материей как всеобщим материалом для всего и вся.

Причина — естественное для детства философии неразличение предмета и объекта. А оно при естественном желании остаться на твердой почве предметов порождало материализм без идей, а при желании учесть уже открытые, но неуловимые (в отличие от вещей) идеи порождало идеализм без материи. Или же, при желании не потерять достижения и материализма, и идеализма, порождало, говоря словами В.И. Ленина, «колебание» между материализмом и идеализмом.

И так продолжалось вплоть до Маркса. И продолжается вне философии К. Маркса.

© Табаков В.И., 2013

PAGE  24


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

34805. Учение о субстанции спинозы и Лейбница. Рационализм и проблема свободы 26 KB
  Субстанция одна она есть причина самой себя. Эта единая субстанция не нуждается ни в чем другом для того чтобы существовать. Природа творящая есть Бог единая субстанция. Субстанция обладает двумя главными атрибутами свойствами: 1 мышлением; 2 протяжением распространенностью Посредством этих свойств человеческий ум воспринимает субстанцию в ее конкретности.
34806. Эмпиризм: гоббс и локк. Скептицизм Юма. Субъективный идеализм Беркли 35 KB
  Юм выводит все идеи из чувственных впечатлений. Юм пытается доказать что субстанция и причинность не объективно существующие сущности не априорные идеи но что они по своему эмпирическому содержанию представляют собой исключительно ассоциации которые образуются благодаря привычным сочетаниям впечатлений. Среди постепенно появляющихся идей о вещах мы начинаем замечать определенное сходство которое позволяет дать этим понятиям одно и то же название оставляя в стороне возможные качественные и количественные различия и приобретаем...
34807. Философские идеи эпохи просвещения. Правовой идеал просвещения. Коллизия частного интереса и общей справедливости. Просветительная трактовка человека 37 KB
  Просветительная трактовка человека Выдающимися мыслителями философии Просвещения были Вольтер и Руссо Вольтер по праву считается основателем французского Просвещения. Огромное влияние на общественную жизнь Европы оказал другой представитель Просвещения Руссо. Руссо призывает к свободе. Отсюда такой интерес Руссо к принципу частной собственности с возникновением которой он связывает исчезновение первоначального равенства и чистоты общественных нравов.
34808. Кант: от субстанции у субъекту, от бытия к деятельности. Рассудок и проблема объективности познания. Явление «вещь в себе». Природа и свобода 29.5 KB
  Канта Философия Канта вершина всей истории философии до XX в. Все творчество Канта делится на два периода докритический и критический. В первый период основное внимание Кант уделял вопросам естествознания и философии природы. В нем излагается знаменитая гипотеза возникновения Вселенной из туманности что означает отказ от идеи первотолчка хотя Кант и признавал Бога в качестве создателя мира.
34809. Абсолютный идеализм и диалектический метод Гегеля. Противоречие системы и метода 41 KB
  Диалектическая философия Гегеля Романтики иенской школы Фихте Шеллинг Гегель подвергали пересмотру кантовское понятие трансцендентального субъекта. Согласно романтикам главным недостатком кантовского субъекта является его неисторический характер во многом обязанный тому что Кант противопоставил истинное знание доставляемое точными науками тем формам знания которые нам дают миф искусство язык. В качестве такого субъекта предстала особенно у Гегеля история человечества в целом. Теперь формы трансцендентальной субъективности...
34810. Антропологический материализхм Фейербаха 31 KB
  Фейербаха Фейербах последний великий представитель классической немецкой философии. В отличие от других немецких философов этого периода которые были идеалистами Фейербах материалист. Самая известная книга Сущность христианства Если Гегель отрывал разум мышление от человека от его чувственной деятельности то Фейербах реальным субъектом разума считает только человека.
34811. Принцип делай добро (модель Парацельса) 30.5 KB
  Модель Парацельса это форма врачебной этики в рамках которой нравственное отношение с пациентом понимается как составляющая стратегии терапевтического поведения врача. В границах модели Парацельса в полной мере развивается патернализм как тип взаимосвязи врача и пациента. Смысл слова отец в патернализме фиксирует что образцом связей между врачом и пациентом являются не только кровнородственные отношения для которых характерны положительные психоэмоциональные привязанности и социальноморальная ответственность но и целебность ...
34812. Принцип соблюдения долга (деонтологическая модель) 32 KB
  Петров использовал этот термин чтобы обозначить реально существующую область медицинской практики врачебную этику которая в России была отменена после переворота 1917 года за ее связь с религиозной культурой. Деонтологическая модель врачебной этики это совокупность должных правил соответствующих той или иной конкретной области медицинской практики. Еще одним примером деонтологической модели являются правила относительно интимных связей между врачом и пациентом разработанные Комитетом по этическим и правовым вопросам при Американской...
34813. Принцип уважения прав и достоинства человека (биоэтика) 32.5 KB
  Эти процессы высвечивают почему в 6070х годах XX века формулируется такая форма медицинской этики как биоэтика которая начинает рассматривать медицину в контексте прав человека. Основным моральным принципом биоэтики становится принцип уважения прав и достоинства человека. Под влиянием этого принципа меняется решение основного вопроса медицинской этики вопроса об отношении врача и пациента.