15612

СУЩНОСТЬ ИСЛАМСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО РАДИКАЛИЗМА НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Научная статья

Логика и философия

СУЩНОСТЬ ИСЛАМСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО РАДИКАЛИЗМА НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Острой проблемой Северокавказского региона Российской Федерации является распространение радикальных идеологий среди местного этнического населения что приводит к дестабилизации ...

Русский

2013-06-15

84.5 KB

1 чел.

СУЩНОСТЬ ИСЛАМСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО РАДИКАЛИЗМА НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Острой проблемой Северокавказского региона Российской Федерации является распространение радикальных идеологий среди местного этнического населения, что приводит к дестабилизации обстановки в регионе.

Противоборство между местным этническим населением и государством началось после победы Российской Империи в войне против Турции 1768–1774 гг. Борьба достигла своего апогея после вывода войск СССР из Афганистана, после чего волна войн пронеслась по всей территории Кавказа.

На территории Афганистана также проводилась политика настроя местного населения против советских войск и новой государственной власти посредством религии, несмотря на то, что новое правительство при помощи Советского Союза активно занималось улучшением качества жизни населения, особенно в сфере образования, медицины и права.

Основным местом и временем распространения радикальных идеологий Ислама на территории РФ считаются Чечня, Дагестан, Кабардино-Балкария и Ингушетия в начале 90-х гг. XX в., что привело, фактически к гражданской войне в данных регионах, которую Российское правительство назвало «контртеррористической операцией по восстановлению конституционного порядка». Основным фактором противоборства явились разногласия в политических идеологиях правительства Российской Федерации и местного правления.

Основным методом, применяемым радикалами для настроя местного населения против легитимной власти так же, как и в Афганистане — против Советских войск движением «Талибан», остается религия как самое практичное воздействие на сознание населения.

Проблема политического радикализма должна разграничиваться между религией ислама и политической деятельностью субъектов, обращающихся к исламу. Само по себе, вероучение ислама не более радикально, чем иудаизм и христианство, и сам Мухаммед утверждал, что не является посланником новой религии, а лишь возвращает людей к «истинной» вере, утраченной «многобожниками». В Коране упоминаются 28 библейских пророков, в том числе и Иисус, сыгравший решающую роль в битве с Дьяволом. Ислам обращается к той же системе нравственных ценностей, что и другие религии. Коран резко ограничивает применение кровной мести, допуская ее замену материальной компенсацией: «А если кто убит несправедливо, то Мы его близкому дали власть, но пусть он не излишествует в убиении»1. Ислам вводит и иные установления, которые целиком и полностью совпадают с морально-нравственными принципами других религий.

Вместе с тем, выход ислама за пределы личного общения человека с богом, обращение к принципам социального устройства, делает возможным формирование на основании учения ислама идеологических доктрин, вступающих в противоречие с устоями немусульманских общественно-политических систем. Причем возможность возникновения подобных идеологических установок объясняется некоторыми особенностями ислама как религии.

Во-первых, это текстологическая специфика источников исламского вероучения. Коран — священная книга мусульман — представляет собой сборник проповедей, многие положения которых выдержаны в императивной форме. При этом изложение не считается строгим. Одна и та же мысль может многократно повторяться в различной форме, одна тема может следовать за другой без всякой видимой связи, новая тема может возникать посреди другой без какой-либо явной причины. Более того, хотя в Коране есть прямое указание на его непротиворечивость: «Разве ж они не размыслят о Коране? Ведь если бы он был не от Аллаха, то они нашли бы там много противоречий», — европейские исследователи насчитывают в нем 225 противоречий2. Эти противоречия породили в исламском богословии институты насха (отмены) и тафсира (толкования).

Основанием для этих институтов служит соответствующий аят Корана: «Всякий раз, как мы отменяем стих или заставляем его забыть, мы приводим лучший, чем он, или похожий на него»3. Указанное обстоятельство создает широкие возможности для «цитатничества» — выбора коранических положений, подходящих для конкретного случая. И хотя Коран не является единственным источником мусульманского богословия (другим источником является сунна — предание о поступках Мухаммада и его высказываниях), его цитирование представляет собой довольно острую форму аргументации. Так, к примеру, одним из аргументов в пользу «агрессивности» ислама является воспроизведение таких аятов: «А когда кончатся месяцы запретные, то избивайте многобожников, где их найдете, захватывайте их, осаждайте, устраивайте засаду против них во всяком скрытом месте»4. И хотя вторая часть того же аята призывает «Если они обратились и выполнили молитву и давали очищение, то освободите им дорогу: ведь Аллах — прощающий, милосердный!»5, — выбор для «многобожников» оказывается небольшим: либо обратиться в ислам, либо подвергнуться «избиению», хотя при этом, одно из фундаментальных положений ислама гласит: «Нет принуждения в вере»6. В другом аяте подобного содержания говорится: «О вы, которые уверовали! Не берите иудеев и христиан друзьями: они друзья один другому. А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них»7. Но все же следует заметить, что «цитатничество» используется в качестве приема не только «врагами ислама», но и самими представителями различных мусульманских течений.

Текстологической спецификой Корана можно считать сложность его перевода и цитирования на других языках, что, в свою очередь, открывает возможности для многозначной подачи его положений. Например, российский мусульманин, не владеющий арабским языком, может столкнуться со следующим переводом 78 аята суры «аль-Хадж», приводимым в книге Мухаммеда Ибн Джамиль Зину «Исламская акида — вероучение, убеждение, воззрение — по Священному Корану и Достоверной Сунне»: «Ведите во имя Аллаха истинный джихад»8. В то же время, этот аят в переводе академика И.Ю. Крачковского звучит несколько иначе: «И усердствуйте об Аллахе достойным его усердием»9. Особенности арабского глагола «джихада» (от этого глагола образовано не только имя «джихад», означающее усилие, борьбу (не только в смысле вооруженной борьбы), но и имя «иджтихад», означающее деятельность богословов направленную на изучение и решение богословско-правовых вопросов), делающие допустимыми оба эти варианта, не переводят, однако, проблему исключительно в лингвистическую плоскость. Высокая распространенность, в том числе и среди тех мусульман, которые не владеют глубокими религиозными познаниями, обыденной трактовки «джихада» как «войны с неверными» создает условия для формирования радикальных идеологических установок.

Существование текстологических особенностей источников исламского вероучения и возможность их использования для формирования различных, в том числе и радикальных идеологий подкрепляется еще одной специфической чертой ислама — отсутствием института церкви, занимающегося канонизацией доктринальных положений и определяющего иерархию решения сложных богословско-правовых вопросов.

Фактически вероучение ислама допускает плюралистичность трактовки различных его положений. Плюралистичность подтверждается и существованием в рамках современного суннизма четырех фактически равноправных религиозно-правовых школ — мазхабов. При этом сторонники течений и направлений, строящих свою политическую практику на принципиально различных идеологических основаниях, не перестают быть мусульманами.

Отмеченная выше специфика ислама, определяющая возможность формирования различных идеологических установок без выхода за пределы «правоверности», связана с еще одной его особенностью, предполагающей потенциальное (и реальное) присутствие ислама в идеологических противоборствах. Этой особенностью является постулируемая связь ислама с политикой. Тезис о неразрывности ислама и политики, являющийся общим положением многих исследований10, является наиболее важной характеристикой ислама, с точки зрения возможности его радикализации. При этом важно то, что, именно в сфере властеотношений и государственного строительства установления ислама оказываются наименее однозначными.

Наиболее разработанными отраслями мусульманского права являются семейное, наследственное право, отдельные положения уголовного права, четко регламентированные Кораном. Что же касается государственного права, относительно степени его развития существуют различные точки зрения. Так, разработчики «Основных положений социальной программы российских мусульман» исходят из того, что ислам не предписывает народам какой-либо конкретной формы государственного устройства. По мнению суданского правоведа Абдуллаха Ахмеда ан-Нами, «публичное право было и остается наименее разработанным разделом шариата»11. С другой стороны, как отмечает М.Б. Пиотровский, уже в Коране выделяются различные типы власти: «султан — власть внешняя, господство, приходящее извне; мулк — власть через обладание имуществом, власть-владение, царская власть; хукм — власть принимать решение, выносить приговор, решать спор; амр — прямое распоряжение, приказ… так распоряжались племенные и военные вожди»12.

Сыграв роль радикальной идеологии в эпоху становления арабского государства, ислам, в свою очередь, столкнулся с проявлениями политического радикализма уже на довольно раннем этапе своего существования. Если первые 24 года после смерти Мухаммада были связаны с распространением власти Халифата на окружающие территории и, соответственно, противоборством с внешним противником, то в 656 г. произошел раскол в самом исламе. Причем причины этого раскола носили исключительно политический характер, они были связаны с борьбой за власть в Халифате. Наследники убитого третьего «праведного халифа» Османа обвинили в этом преступлении четвертого халифа — Али. Противоборство наследников Османа Муавийи и Али привело к возникновению трех ветвей ислама. Сторонники Муавийи, получившего власть, положили начало суннитской ветви, последователи Али — шиитской, третью ветвь — хариджитскую (Али был убит в 651 г. именно хариджитом, от ар. хараджа — уходить) — составили воины, покинувшие армию Али после битвы с войском Муавийи при Сиффине в 657 г. Следует еще раз сказать, что противоречия между этими крупными мусульманскими течениями, существующими и по сей день (за исключением хариджитов, число которых в настоящее время крайне невелико), лежат именно в плоскости политики, в сфере определения принципов государственно-политического устройства.

Однако политические разногласия не влияли на мусульманскую самоидентификацию представителей всех этих и многих, возникших впоследствии, движений и направлений в исламе. Все течения и направления, имевшие место в истории ислама, неизменно обращались к одной и той же системе религиозно-догматических и обрядовых установлений, что говорит о нерелигиозном характере противоречий между ними. Более того, соотношение религиозно-догматических и политических истоков этих противоречий на всех исторических этапах характеризовалось преобладанием последних.

Вероучение ислама содержит некоторые положения, прямо используемые в идеологических построениях исламских радикалов в кавказском регионе России. Эти положения касаются как вопросов, связанных с отношениями между мусульманами, так и вопросов отношений между мусульманским и немусульманским миром.

Формирование религиозной доктрины ислама, как отмечалось выше, происходило в условиях становления нового государства. В силу этого многие ее положения направлены на обоснование, защиту и оправдание новых принципов общественной жизни. Критика старого родового уклада общества, находившая отражение в религиозных формулах, строилась при этом на дихотомической оппозиции «мы – они». «Они» — обреченные на адские муки, «мы» — достойные спасения.

Ислам делит людей по вероисповеданию, отбрасывая другие параметры социальной идентификации, на мусульман и немусульман. В свою очередь, среди немусульман выделяется группа иудеев и христиан, которые признаются «людьми писания» (ахль-уль-китаб), людьми, которым были ниспосланы священные книги, но которые отошли от строгого соблюдения завета. Кроме того, в самостоятельную группу выделяются «многобожники», язычники, пребывающие в состоянии «невежества» (джахилийи), которые именуются в Коране мушриками (собств. араб. «многобожник»). Помимо этого в Коране упоминаются кяфиры (араб. «неверный», «неверующий», «безбожник»). Но поскольку эпоха раннего средневековья не была знакома с атеизмом, эпитет «кяфир» применяется ситуативно, как правило, к мушрикам.

Подобное деление людей по религиозным взглядам, конечно же, не является источником политической конфликтогенности, тем более что и другие религии тоже делят людей на верующих и неверующих. Более того, последователи «традиционного» ислама — ислама, сложившегося под влиянием исторической традиции сосуществования с представителями других верований, не акцентируют внимания на таком различии.

Анализ идеологических построений исламских радикалов, основанный на изучении распространяемой среди российских мусульман «ваххабитской» литературы провел российский исламовед А.А. Игнатенко13 (заключение термина «ваххабитский» в кавычки объясняется тем, что такая идентификация литературы возможна только через соотношение содержащихся в ней концепций со взглядами сторонников первоначального, аравийского ваххабизма; сами авторы этих сочинений себя к числу «ваххабитов» не причисляют, хотя, к примеру, по мнению некоторых российских исследователей, имя Мухаммад ибн Сулейман ат-Тамими — автора ряда подобных книг, — является псевдонимом основателя ваххабизма Мухаммада ибн-Абд-аль-Ваххаба14). Обращая внимание на отбор и приспособление отдельных положений вероучения ислама авторами подобных сочинений для собственных целей, А.А. Игнатенко цитирует Мухаммада ибн Джамиля Зину, который в своей книге «Исламская акида — вероучение, убеждение, воззрение — по Священному Корану и Достоверной Сунне» пишет: «В этой книге я ответил на все вопросы, касающиеся постулатов исламской веры, подкрепляя по мере возможности свои ответы цитатами из Корана и достоверного Хадиса, чтобы убедить читателя в правильности ответов»15.

«Ваххабитские» авторы уделяют самое серьезное внимание концепции куфра (неверия). При этом они исходят из толкования данного термина, относя к числу кяфиров иудеев и христиан16. «Неверными» объявляются также сторонники всех без исключения идеологических течений. С.Ф. Фавзан пишет: «Принадлежность к атеистическим течениям наподобие течений коммунистических, светских, демократических, капиталистических или иных подобных им течений неверных является вероотступничеством от религии Ислама»17. Более того, к числу неверных радикалы относят и многих мусульман, используя при этом институт «такфира» — «обвинения в неверии». Основанием для такфира может послужить любое действие, позволяющее усомниться в единобожии мусульманина: возвеличивание праведников, поклонение Аллаху у могилы праведного человека, поклонение идолам, колдовство, гадание по звездам, любые виды предсказаний, ношение амулетов, поклонение памятникам и монументам, возвеличивание какого-либо человека и многое другое18. Разнообразие проявлений неверия и число причин для такфира крайне велико.

Экстремистские идеологические выкладки «ваххабитских» авторов не остаются лишь достоянием богословской теории. Они активно применяются в политической практике исламских радикалов. Так, Верховный шариатский суд, действовавший на территории Чеченской Республики, опирался в своих решениях на тщательно подобранные аяты Корана. При этом основанием для обвинения в неверии, помимо указанных выше, являются также сотрудничество с федеральными властями и подчинение российскому законодательству, что закрепляется ссылками на соответствующие коранические положения: «О вы, которые уверовали! Не берите иудеев и христиан друзьями. А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них»19, «А кто судит не по тому, что низвел Аллах то это — неверные»20.

Особая угроза распространения подобных идеологических установок для безопасности РФ определяется не только их высоким конфликтогенным потенциалом, но и выбором целевой аудитории, форм и способов их преподнесения. Как уже упоминалось, экстремистские идеи в изобилии содержатся в распространяемой среди российских мусульман «ваххабитской» литературе. Авторы этих сочинений рекомендуются как уважаемые богословы. Книги, как правило, распространяются бесплатно благотворительными фондами (Caucasia Islamic Charity Association, Ибрагим Бин Абдулазиз Аль Ибрагим и др.) в качестве пособий для желающих ознакомиться с основами вероучения ислама.

Принципиальное расхождение по вопросам взаимоотношений мусульман с «неверными» не может быть объяснено только ошибками переводчиков, заблуждениями авторов «ваххабитской» литературы или их провокационными целями. Проекцией «обвинения в неверии» на политическую плоскость, выходящей за пределы малых социальных групп и обращающейся к принципам политического устройства общества, является концепция «неповиновения неправедному правителю». Следует отметить, что и эта идея не является порождением новейшего времени и ведет свое начало еще из эпохи раннего ислама. По мнению А.В. Коровникова, современные исламские экстремисты восприняли от хариджитов тезис о том, что несправедливого правителя надо не терпеть, а свергать.

Неоднозначность оценок концепции джихада во многом связана с отмеченными выше особенностями исламского вероучения. Строго говоря, арабское слово «джихад» переводится не как «война», а как «борьба», «усилие»21. Существующее на уровне обыденного сознания восприятие джихада как «священной войны с неверными» оказывается не вполне корректным, на что обычно и обращают внимание российские мусульманские деятели «традиционного» толка. Различение «большого» и «малого» джихада было развито в мусульманской догматике выделением его подвидов: «джихад сердца» — борьба со своими собственными недостатками, «джихад языка» — разрешение одобряемого и запрет порицаемого, «джихад руки» — наказание преступивших закон и нравственные нормы, «джихад меча» — вооруженная борьба с неверными, падшие в которой (шахиды) обретают вечное блаженство. При этом последний вид джихада, трактуется мусульманами, отвергающими радикалистские установки, как оборонительная война.

Однако такое «миролюбивое» понимание джихада не является единственно возможным. З.С. Арухов приводит определение, данное джихаду в одной из арабоязычных энциклопедий: «Джихад — это священная война, ведущаяся на пути Аллаха с целью расширения исламских территорий или в целях их обороны от свершившейся агрессии или угрозы нападения извне. Это война, вмененная в обязанность мусульманам, и имеющая многочисленные упоминания в Коране»22. Такое понимание джихада находит развитие в сочинениях «ваххабитских» авторов.

В качестве целей джихада исламскими радикалами провозглашаются «борьба с язычеством и язычниками; ликвидация любых препятствий, мешающих распространению призыва к Аллаху; защита религиозных догм; защита мусульман и их родной земли»23. С точки зрения реализации последней из указанных целей существенным оказывается разделение всего мира на три части: дом ислама (дар ал-ислам), то есть страны, исповедующие ислам и находящиеся под властью мусульманских правителей и мусульманского права; дом мирного договора (дар ас-сулх — интересно то, что разработчики упоминавшихся «Основных положений социальной программы мусульман» отнесли Россию именно к этой категории, трактуя ее как формулу договора мусульман с немусульманскими социальными группами и государствами в целях максимальной защиты прав и свобод мусульман), то есть области, подчинившиеся мусульманам путем договора, немусульманское население которых (ахл аз-зимма) находится под покровительством ислама и платит за это подушную подать (джизья); дом войны (дар ал-харб), то есть немусульманские страны, не имеющие мирного договора с мусульманами, и, следовательно, находящиеся с исламом в состоянии вечной войны, где отсутствие военных действий рассматривается как временное затишье24.

Такое членение мира, несомненно, переводит концепцию джихада в политическую плоскость. Деление мира на «мусульманский» и «немусульманский» (еще раз отметим, что отнесение того или иного общества к категории «дар ас-сульх» предполагает подчинение мусульманскому государству), принимаемое исламскими радикалами, и определение форм взаимодействий между ними как конфликтных, предопределяет неприятие принципов общественного устройства, отличных от предписываемых исламом.

Трактовка джихада как «войны против неверных» характерна и для исламских радикалов, действующих на территории Чеченской Республики. В распространяемых на территории республики материалах деятельность незаконных вооруженных формирований объявляется джихадом, который провозглашается обязанностью каждого мусульманина. Понимаемая таким образом концепция джихада, построенная на противопоставлении «мусульманского» и «немусульманского» и сложившаяся в условиях формирования арабского Халифата и его завоевательных походов, вступает в непримиримое противоречие с социально-политическим укладом современного российского общества и несет угрозу его безопасности.

Анализ религиозно-догматических предпосылок формирования идеологии политического радикализма в исламе дает возможность прийти к следующим выводам.

  1.  Исследование проблемы политического радикализма в исламе предполагает строгое разграничение религии ислама и практики субъектов политической деятельности, апеллирующих к исламу. Вместе с тем, отмечаемая многими исследователями связь ислама и политики, выражающаяся в формулировании в рамках шариата не только морально-нравственных постулатов, но и всеобъемлющей системы социальных норм, создает предпосылки для возникновения идеологических доктрин, вступающих в противоречие с принципами организации немусульманских общественно-политических систем.
  2.  Использование отдельных положений религиозного вероучения в целях политической борьбы дает возможность характеризовать рассматриваемые проявления радикализма как «религиозный радикализм», в данном случае как исламский радикализм. Характер радикализма в исламе определяется противопоставлением «мусульманское — немусульманское», находящей закрепление в членении мира на «дом ислама», «дом договора» и «дом войны». При этом идеологические концепции, строящиеся на дихотомии «мусульмане – неверные», использующие институт «обвинения в неверии», исходящие из понимания джихада как «войны против неверных» и допускающие насилие в отношении «неверных», должны характеризоваться как экстремистские.
  3.  Распространение «ваххабитской» литературы среди целевой аудитории приводит к радикализации населения по всей территории Российской Федерации и дестабилизации общественно-политической обстановки, особенно в регионах где процент мусульманского населения намного выше процента немусульманского населения. Этот факт также актуален и для других государств.
  4.  Однозначного решения данной проблемы на сегодняшний день не найдено. Даже после отмены «контртеррористического режима» обстановка в северокавказском регионе остается неоднозначной. С начала 2012 г. только в Дагестане уничтожено более 300 боевиков, точных данных о других регионах нет. Российское правительство вкладывает беспрецедентные средства на развитие инфраструктуры данных субъектов Российской Федерации, совсем не уделяя внимания главной проблеме — религиозному «опиуму».

1 Коран. 4:84.

2 Климович Л.И. Книга о Коране. М., 1986. С. 146.

3 Коран. 2:100.

4 Там же. 9:5.

5 Там же. 9:5.

6 Там же. 2:256.

7 Там же. 5:56.

8 Мухаммад ибн Джамиль Зину. Исламская акида — вероучение, убеждение, воззрение — по Священному Корану и Достоверной Сунне. М., 1999. С. 70.

9 Коран. 22:78.

10 См.: Керимов Г.М. Шариат. Закон жизни мусульман. М., 1999; Ан-Нами А.А. На пути к исламской реформации. М.,1999.

11 Ан-Нами А.А. Указ. соч. С. 15.

12 Пиотровский М.Б. Исторические судьбы мусульманского представления о власти // Социально-политические представления в исламе. История и современность. М., 1987. С. 9.

13 См.: Игнатенко А.А. Правоверность, доказываемая ненавистью. Ваххабизм в изложении его сторонников // Независимая газета. 2001. 14 сентября.

14 См.: Там же.

15 Мухаммад ибн Джамиль Зину. Указ. соч. С. 3.

16 Тамими М.С. Книга единобожия. М., 1999. С. 119.

17 Фавзан С.Ф. Книга единобожия. Махачкала, 1997. С. 64.

18 См.: Игнатенко А.А. Указ. соч.

19 Коран. 5:51.

20 Там же. 5:43.

21 Баранов Х.К. Арабско-русский словарь. М., 1985. С. 144.

22 Арухов З.С. Вооруженные конфликты на Северном Кавказе в свете теории и практики джихада // Ислам и политика на Северном Кавказе. Ростов-н/Д., 2001. Вып. 1. С. 66.

23 Там же.

24 Родионов М.А. Ислам Классический. СПб, 2001. С.94–95.

© Наймушин А.С., 2013

PAGE  95


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

26917. Соотношение права и корпоративных норм 4.24 KB
  НОРМЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙкорпоративные нормыправила поведенияустанавливаемые самими организациямиохраняемые с помощью мер общественного воздействияпредусмотренных уставми этих организаций.Правовые нормы создаются либо санкционируются госвом и им же отменяются.Корпоративные нормы создаются организациями.Корпоративные нормы охраняются общественым мнением членов организаций и мерамипредусмотренными уставами организаций.
26918. СОЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ 3.86 KB
  Соотношение социальных и технических н СОЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫправила поведенияиспользуемые для регулирования общественных отношений.К ним относятся правовыеморальныекорпоративные нормы и др. Социальные нормы это правила социально значимого поведения людей. ТЕХНИЧЕСКИЕ НОРМЫэто совокупность нормопределяющих правила рационального обращения с орудиями труда предметами материального мира в целом.
26919. Предмет, метод и функции теории государства и права 7.59 KB
  Предмет метод и функции теории государства и права.философия праваметодологические проблемы правоведения; 2.социология прававопросы эффективного действия законодательства; 3.Специальная юридическая теорияпроблемы источников права классификацию юридических норм юридических фактов коллизии норм толкование и применение юридических норм.
26920. Власть в первобытном обществе и его социально-нормативная сфера 4.44 KB
  Власть в первобытном обществе и его социальнонормативная сфера. Обществосовокупность индивидов имеющих общие интересы которые носят постоянный и объективный характер взаимодействующих и сотрудничающих на основе этих интересов имеющих организованную силувласть. Власть это явление социальное. Власть заключается в том что один субъект дает указания а второй их выполняет.
26921. Основные причины возникновения государства. Пути возникновения государства 10.15 KB
  Именно там впервые были созданы условия для возникновения государственности: появилась материальная возможность содержать ничего непроизводящий но необходимый для успешного развития общества аппарат управления.расслоению общества появление частной собственности на орудия и продукты трудачто привело к соц.классовому расслоению общества В таких условиях первобытнообщинный строй был не в состоянии управлять делами обществав которых интересы индивидов перестали быть общимиболее тогостали несовместимыми. а в основании пирамиды с х...
26922. Основные теории происхождения государства 13.33 KB
  Основные теории происхождения государства. Еще в глубокой древности люди стали задумываться над вопросами о причинах и путях возникновения государства. Она отстаивает идеи незыблемости вечности государства необходимости всеобщего подчинения государственной воле как власти от Бога но вместе с тем и зависимости самого государства от божественной воли которая проявляется через церковь и другие религиозные организации. Глава этой семьи становится главой государства монархом.
26923. Понятие и признаки государства 9.9 KB
  Государство – это властнополитическая организация общества которая распространяет свою власть на все население в пределах территории страны издает юридически значимые веления имеет специальный аппарат управления и принуждения и обладает суверенитетом. Территория есть пространство государства занятое его населением на которое распространяется власть. На своей территории государство поддерживает свою суверенную власть и имеет право защищать ее от внешнего вторжения со стороны других государств и частных лиц. также говорит о...
26924. Научные подходы к типологии государства 9.81 KB
  Научные подходы к типологии государства. Государство явление исключительно разностороннее многогранное обладающее самыми разнообразными чертами и признаками. Одним из вариантов такой классификации является типология государства основанная на наиболее важных сущностных его признаках. За основу смены циклов брал смену характера взаимоотношений гос власти и человека.
26925. Типы государств 9.74 KB
  типы государств Восточный тип государства. В некоторых государствах рабство носило семейный характер 5. В некоторых государствах складывается кастовая организация общества. Восточные государства выполняли следующие функции: 1.