15624

Время событий и событие времени

Научная статья

Обществознание

Время событий и событие времени На последней странице Онтологии времени значится учебное издание. Я бы даже сказал учебное пособие. Для меня это учебное пособие по истории философии настоящее и одно из лучших и немногих при наличии кучи учебников плохих и хор...

Другие языки

2013-06-15

43.5 KB

2 чел.

Время событий и событие времени

На последней странице «Онтологии времени» значится «учебное издание». Я бы даже сказал «учебное пособие». Для меня - это учебное пособие по истории философии, настоящее и одно из лучших и немногих, при наличии кучи учебников, плохих и хороших. Причина – та, что книга эта не о философии, она - философия, а тем самым и история философии. Выход книги девять лет тому назад стал событием, может быть, недостаточно оцененным по сю пору, для тех, кто имеет какое-то отношение к философии или ее преподаванию. Но он стал этим событием, потому что – тут я прибегну к несколько заезженному и не очень мне самому нравящемуся обороту, но не знаю, как по-другому сказать – сам текст был Событием философии. Поясню, что я имею в виду.

Возьмем историю просто, не историю чего-то, хотя бы и философии. Парадокс исторического события – в том, что оно происходит дважды: как то, что было, и как рассказ о том, что было. Парадокс заключается в том, что историческое событие как, собственно, историческое случается сейчас. Ибо нерассказанная история – не история. Событие истории происходит сейчас, открывая ретроспективу исторических событий. Первое – само сбывание времени, вторые – события во времени.

По-моему, с историей философии дело обстоит также, разве что «тем более также». Философия как мысль, ее сбывание, как понимание случается (если случается) всегда сейчас, открывая ретроспективу прошлых событий мысли и нацеливаясь в будущее. Рефлексия всегда опаздывает, но как рефлексия она всегда «сейчас», она актуальна в том смысле «актуальности», который соответствует греческой «энергии» и латинской «актуалитас». И коль скоро философия – это мысль о сущем как сущем, т. е. о сущем «в целом», то философия не может не быть историей философии и наоборот, философия – это по необходимости (а не в качестве привеска или пропедевтики) история философии. Я тут не оригинален.

В «Онтологии времени» А.Г.Черняков подробно разбирает аристотелевское учение о времени. А также Гуссерля, Хайдеггера. Аристотеля Черняков хочет понять как современного мыслителя, и только поэтому Аристотель у Чернякова отправляется в своё историческое прошлое. То же и с другими великими. Ведь то и отличает мысль, философскую мысль, что она как таковая не устаревает. Но для этого ее надо повторить. И повтор обнаружит различие, может быть, пропасть, отделяющую нас от Аристотеля. То же справедливо и для индивидуальной истории мыслителя, для его интеллектуальной биографии: все последующие переживаемые им перемены, даже кризисы и «повороты» не отменяют сделанного ранее. «Снимают» ли они его (в гегелевском смысле)? Это вопрос. Наверное, да, иначе пропасть отделит Чернякова от Чернякова. Кризис, пережитый Алексеем Григорьевичем (я говорю об интеллектуальном творчестве), имел место, если я сейчас не ошибаюсь (а кризис был, - он сам мне о нем говорил), года два-три тому назад. «Надоело возиться с сознанием», - сказал тогда (передаю общий смысл сказанного) Алексей Григорьевич. После этого он, не оставляя Гуссерля и не отказываясь от него, стал усиленно заниматься Аленом Бадью, читал курсы по «Бытию и событию», потом сюда подключились «Логики миров».

«Возня с сознанием», конечно, не была традиционной философией субъекта, классической философией, о феноменологической реформе которой Алексей Григорьевич написал очень ясно,1 более того, и Гуссерль был для него постоянной проблемой, поскольку работа самого Алексея Григорьевича совершалась в рамках проекта «феноменологии без трансцендентального субъекта». Да и фундаментальную онтологию «доповортного» Хайдеггера Алексей Григорьевич объяснял как трансцендентализм, хотя, конечно, другой, не «классический». И вот последовал кризис и благополучное разрешение оного. Но если «первый» Черняков подарил миру «Онтологию времени», то, что подарил бы нам «второй» Черняков, мы, к несчастью, можем только гадать.

Итак, начало и конец деятельности мыслителя-философа – само мышление. Оно не должно переходить в какой-то внеположный мышлению результат, будь то поступок или произведение (оно вообще ничего никому не должно и не обязано, но все обязаны ему, - тем, что могут мыслить). И в этом, как ни удивительно, оно (чистое мышление) родственно поступку или художественному произведению, хотя мышление не то и не другое, – и не поступок, и не художественное произведение.

Речь идет о самодостаточности. Нет, не автора (мысли, поступка, произведения), не субъекта, его можно оставить в покое, потому что он не автор, а, скорее, наоборот,  произведение (функция) своих (!) мыслей, поступков, произведений. Самодостаточны мысль, поступок, художественное произведение как таковые.

Мысль – не мысль, если она ищет опоры вовне.

Поступок не поступок, если он обоснован внешне (обстоятельствами, целью, принятой нормой поведения, стремлением во что бы то ни стало нарушить норму, научно-обоснованным мировоззрением…).

Художественное произведение – не произведение, если оно не само себе правило.

С открытия самодостаточности мысли, которая с бытием – «одно и то же», началась философия. Вот пальцы, указательный, безымянный, средний. Но что же такое, собственно, палец? То, что делает палец пальцем, из сравнения разных пальцев не выведешь. Палец, вот этот, кривой, толстый, несовершенный, потому палец, что он уже заранее покоится в совершенстве своего вида (Платон). Первое для нас – последнее по природе (Аристотель). Видим палец, благодаря уму, которого не видим. Всё сущее заключено в метафизические границы ума-косметика, ибо он (ум) есть его (сущего) артикуляция. Сочленение. Разделяющее соединение и соединяющее разделение, - явление пальца пальцем, руки рукой и т. д. Видят пальцы все, а ум – только философы. Для того, чтобы увидеть ум, мысль обращается на самое себя, со времен Платона эта процедура называется искусством обращения, собственно, мышлением в узком смысле и условием созерцания идей (видов и родов). Время – число движения – артикулирует последнее «как таковое», в качестве именно движения, это его «умный вид». Принадлежа непрерывному, оно само непрерывно; поэтому время идёт, даже когда о нем не думают.

Мысли не нужна опора вовне, потому что всякое «вовне» уже внутри мысли, внутри ума-косметика, в его границах, каковые суть границы «всего, что ни есть», т. е. сущего. Если есть чей-то ум, то он – в границах ума, который ничей. Чей-то ум – всегда «какой-то». Он – тот или иной склад ума. Он сложился и разложится. Но ум он – ровно в той мере, в которой – никакой и ничей. На этот ничейный ум надо суметь обернуться, чтобы обрести почву под ногами и начать мыслить. Трудность этого предприятия заставляет искать подпорки, создавать образ ума, который, как известно из Аристотеля, образа, т. е. формы, иметь не может. Когда общество начинает усиленно трудиться над созданием образа ума, когда  философия превращается в идеологическую работу, это означает только одно, - что люди одряхлели умом и общество нежизнеспособно.  

Вы, наверное, заметили, что в «Онтологии времени» нет развития. Нет прогресса в представлениях о времени от Аристотеля к Гуссерлю и Хайдеггеру. И это настоящая история философии, которая, как сказано, - тогда история, когда философия, и наоборот. Ни один из великих умов прошлого и настоящего не ошибся, все они правы и, вместе с тем, не приводимы к «общему знаменателю» некой «непрерывной» истории философии, в в которой под конец восторжествовала или восторжествует окончательная истина. В этом – размежевание Хайдеггера с Гегелем: вместо «снятия» «шаг назад». «Мы должны, говорит Хайдеггер, взять на себя работу не легче той, что проделали мыслители прошлого». Наше отстояние от них и наш опыт – это проделанный путь, в начале которого стояли они, он дает нам шанс «помыслить непомысленное», значит, понять то же самое, что поняли они, но так, как это дано только нам. Аристотелево «исчисляемое число» принадлежит одной «вечности», августиново distentio animi – другой, феноменологические «тенции» - третьей. «Вечности» - это эпохи бытия: внутри своих «эонов» Аристотель, Августин и Гуссерль мыслят изначально: из начал самой мысли.

Как мысль сотворяет мыслящего, так поступок поступающего. Поступок не следует из причин и не определяется в своем существе целью, чем бы ни был он обусловлен и какие бы цели не преследовал. Но он - шаг, меняющий необратимо, создающий небывалое, и потому «локус» исторического времени. Хайдеггер «переводит на немецкий» 6 книгу «Никомаховой этики». Получается «фундаментальная онтология».

Художественное произведение. Очень жаль, что поэтика выпала из состава книги. Правда, у нас есть более ранний текст «На пути к прапоетике»2.

Мысль, поступок, произведение суть признаки События, каковое является Событием (сбыванием) времени; только благодаря этому Событию мы можем отсчитывать время событий.

1 «В поисках утраченного субъекта»  

2 Черняков А.Г. На пути к прапоетике. Богословие, философия. Культура. Труды ВРФШ №4. СПб., 1997. С. 6-23.

PAGE  1


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

30437. Бразильский федерализм и местное самоуправление 15.64 KB
  территориальная структура была несколько реорганизована в частности федеральные территории Рорайма и Амапа обрели статус штатов. 23 установила совместную сферу компетенции Союза штатов и муниципалитетов и федерального округа распределение которой а точнее сотрудничество в которой опятьтаки передано в ведение дополняющего закона. Наконец третья сфера компетенции установленная основным законом конкурирующая компетенция Союза штатов и федерального округа к которой в частности отнесено трудовое исправительное экономическое и...
30438. Конституционное развитие Казахстана 16.32 KB
  Принципиально новыми положениями Конституционного закона стали провозглашение Казахстана независимым демократическим правовым государством а также преобразование Казахской ССР в Республику Казахстан. Закон предусмотрел такой государственный орган как Комитет конституционного надзора призванный обеспечить верховенство Конституции. Начальный этап конституционного развития Республики Казахстан завершился принятием 28 января 1993 г. Практическое применение показало что отдельные вопросы требующие конституционного...
30439. Форма правления и государственный режим в Казахстане, формирование и взаимодействие высших государственных органов 16.15 KB
  2 Конституции республика является государством с президентской формой правления. Однако анализ содержания Конституции в частности системы государственных органов показывает что с точки зрения принятой классификации форм правления Казахстан представляет собой не президентскую а смешанную республику функционирующую по президентскому тину. В Конституции же Казахстана мы находим и возможность хотя и усеченную выражения Парламентом вотума недоверия правительству п. 3 Конституции система сдержек и противовесов последовательного применения не...
30440. Политико-территориальное устройство и организация местной власти в Казахстане 18.2 KB
  и местных исполнительных органов устанавливая что компетенция маслихатов порядок их организации и деятельности правовое положение их депутатов равно как и компетенция и порядок деятельности местных исполнительных органов устанавливаются законом. Такой закон сегодня Закон О местных представительных и исполнительных органах Республики Казахстан от 10 декабря 1993 г. 87 определяет правовые основы организации и деятельности местных органов исполнительной власти. Взаимоотношения местных представительных и исполнительных органов...
30441. Юридическая и социально-политическая сущность конституции 15.07 KB
  Юридическая и социальнополитическая сущность конституции В науке конституционного права понятие “конституция†применяется в двух смыслах. В формальном смысле это юридическая конституция т. Юридическая конституция представляет собой документ предписывающий то что должно быть. Серьезные расхождения между юридической и фактической конституциями иногда порождают фиктивность части положений основного закона.
30442. Основные тенденции развития конституционного права 14.29 KB
  Социализация это тенденция означающая что конституционноправовые нормы все шире регулируют основы устройства не только государства как это делали первые конституции но и общества в целом включая его экономическую политическую1 социальную и культурную системы. Данная тенденция проявляется в пополнении перечня конституционных прав свобод и обязанностей правами и обязанностями социальноэкономическими и культурными в регулировании отношений между трудом и капиталом в установлении социального предназначения собственности и т....
30443. Права, свободы и обязанности человека и гражданина, соотношение между ними 14.85 KB
  Права свободы и обязанности человека и гражданина соотношение между ними Подчеркивая две составные части в формуле права человека и права гражданина конституционноправовая теория исходит из того что первые проистекают из естественного права а вторые из позитивного хотя и те и другие носят неотъемлемый характер. Права человека являются исходными они присущи всем людям от рождения независимо от того являются они гражданами государства в котором живут или нет а права гражданина включают в себя те права которые закрепляются...
30444. Равенство прав, свобод и обязанностей, запрет дискриминации в зарубежных странах 16.24 KB
  Равенству граждан противостоит дискриминация являющаяся формой насилия над человеком. Дискриминация выступает как отрицание равенства граждан и основных принципов демократического правового государства. В прошлом в ряде стран дискриминация возводилась на уровень государственной политики. Расовая дискриминация.
30445. Гарантии и ограничения прав и свобод в зарубежных странах 16.55 KB
  Гарантии и ограничения прав и свобод в зарубежных странах. Юридические гарантии существующие в странах с демократическим режимом опираются прежде всего на авторитет конституций в которых закреплены основные права и свободы. В этом плане для всех граждан очень важно чтобы как можно больше прав и свобод было в тексте именно конституций. Однако конституции далеко не всегда закрепляют права и свободы в полном объеме.