15624

Время событий и событие времени

Научная статья

Обществознание

Время событий и событие времени На последней странице Онтологии времени значится учебное издание. Я бы даже сказал учебное пособие. Для меня это учебное пособие по истории философии настоящее и одно из лучших и немногих при наличии кучи учебников плохих и хор...

Другие языки

2013-06-15

43.5 KB

2 чел.

Время событий и событие времени

На последней странице «Онтологии времени» значится «учебное издание». Я бы даже сказал «учебное пособие». Для меня - это учебное пособие по истории философии, настоящее и одно из лучших и немногих, при наличии кучи учебников, плохих и хороших. Причина – та, что книга эта не о философии, она - философия, а тем самым и история философии. Выход книги девять лет тому назад стал событием, может быть, недостаточно оцененным по сю пору, для тех, кто имеет какое-то отношение к философии или ее преподаванию. Но он стал этим событием, потому что – тут я прибегну к несколько заезженному и не очень мне самому нравящемуся обороту, но не знаю, как по-другому сказать – сам текст был Событием философии. Поясню, что я имею в виду.

Возьмем историю просто, не историю чего-то, хотя бы и философии. Парадокс исторического события – в том, что оно происходит дважды: как то, что было, и как рассказ о том, что было. Парадокс заключается в том, что историческое событие как, собственно, историческое случается сейчас. Ибо нерассказанная история – не история. Событие истории происходит сейчас, открывая ретроспективу исторических событий. Первое – само сбывание времени, вторые – события во времени.

По-моему, с историей философии дело обстоит также, разве что «тем более также». Философия как мысль, ее сбывание, как понимание случается (если случается) всегда сейчас, открывая ретроспективу прошлых событий мысли и нацеливаясь в будущее. Рефлексия всегда опаздывает, но как рефлексия она всегда «сейчас», она актуальна в том смысле «актуальности», который соответствует греческой «энергии» и латинской «актуалитас». И коль скоро философия – это мысль о сущем как сущем, т. е. о сущем «в целом», то философия не может не быть историей философии и наоборот, философия – это по необходимости (а не в качестве привеска или пропедевтики) история философии. Я тут не оригинален.

В «Онтологии времени» А.Г.Черняков подробно разбирает аристотелевское учение о времени. А также Гуссерля, Хайдеггера. Аристотеля Черняков хочет понять как современного мыслителя, и только поэтому Аристотель у Чернякова отправляется в своё историческое прошлое. То же и с другими великими. Ведь то и отличает мысль, философскую мысль, что она как таковая не устаревает. Но для этого ее надо повторить. И повтор обнаружит различие, может быть, пропасть, отделяющую нас от Аристотеля. То же справедливо и для индивидуальной истории мыслителя, для его интеллектуальной биографии: все последующие переживаемые им перемены, даже кризисы и «повороты» не отменяют сделанного ранее. «Снимают» ли они его (в гегелевском смысле)? Это вопрос. Наверное, да, иначе пропасть отделит Чернякова от Чернякова. Кризис, пережитый Алексеем Григорьевичем (я говорю об интеллектуальном творчестве), имел место, если я сейчас не ошибаюсь (а кризис был, - он сам мне о нем говорил), года два-три тому назад. «Надоело возиться с сознанием», - сказал тогда (передаю общий смысл сказанного) Алексей Григорьевич. После этого он, не оставляя Гуссерля и не отказываясь от него, стал усиленно заниматься Аленом Бадью, читал курсы по «Бытию и событию», потом сюда подключились «Логики миров».

«Возня с сознанием», конечно, не была традиционной философией субъекта, классической философией, о феноменологической реформе которой Алексей Григорьевич написал очень ясно,1 более того, и Гуссерль был для него постоянной проблемой, поскольку работа самого Алексея Григорьевича совершалась в рамках проекта «феноменологии без трансцендентального субъекта». Да и фундаментальную онтологию «доповортного» Хайдеггера Алексей Григорьевич объяснял как трансцендентализм, хотя, конечно, другой, не «классический». И вот последовал кризис и благополучное разрешение оного. Но если «первый» Черняков подарил миру «Онтологию времени», то, что подарил бы нам «второй» Черняков, мы, к несчастью, можем только гадать.

Итак, начало и конец деятельности мыслителя-философа – само мышление. Оно не должно переходить в какой-то внеположный мышлению результат, будь то поступок или произведение (оно вообще ничего никому не должно и не обязано, но все обязаны ему, - тем, что могут мыслить). И в этом, как ни удивительно, оно (чистое мышление) родственно поступку или художественному произведению, хотя мышление не то и не другое, – и не поступок, и не художественное произведение.

Речь идет о самодостаточности. Нет, не автора (мысли, поступка, произведения), не субъекта, его можно оставить в покое, потому что он не автор, а, скорее, наоборот,  произведение (функция) своих (!) мыслей, поступков, произведений. Самодостаточны мысль, поступок, художественное произведение как таковые.

Мысль – не мысль, если она ищет опоры вовне.

Поступок не поступок, если он обоснован внешне (обстоятельствами, целью, принятой нормой поведения, стремлением во что бы то ни стало нарушить норму, научно-обоснованным мировоззрением…).

Художественное произведение – не произведение, если оно не само себе правило.

С открытия самодостаточности мысли, которая с бытием – «одно и то же», началась философия. Вот пальцы, указательный, безымянный, средний. Но что же такое, собственно, палец? То, что делает палец пальцем, из сравнения разных пальцев не выведешь. Палец, вот этот, кривой, толстый, несовершенный, потому палец, что он уже заранее покоится в совершенстве своего вида (Платон). Первое для нас – последнее по природе (Аристотель). Видим палец, благодаря уму, которого не видим. Всё сущее заключено в метафизические границы ума-косметика, ибо он (ум) есть его (сущего) артикуляция. Сочленение. Разделяющее соединение и соединяющее разделение, - явление пальца пальцем, руки рукой и т. д. Видят пальцы все, а ум – только философы. Для того, чтобы увидеть ум, мысль обращается на самое себя, со времен Платона эта процедура называется искусством обращения, собственно, мышлением в узком смысле и условием созерцания идей (видов и родов). Время – число движения – артикулирует последнее «как таковое», в качестве именно движения, это его «умный вид». Принадлежа непрерывному, оно само непрерывно; поэтому время идёт, даже когда о нем не думают.

Мысли не нужна опора вовне, потому что всякое «вовне» уже внутри мысли, внутри ума-косметика, в его границах, каковые суть границы «всего, что ни есть», т. е. сущего. Если есть чей-то ум, то он – в границах ума, который ничей. Чей-то ум – всегда «какой-то». Он – тот или иной склад ума. Он сложился и разложится. Но ум он – ровно в той мере, в которой – никакой и ничей. На этот ничейный ум надо суметь обернуться, чтобы обрести почву под ногами и начать мыслить. Трудность этого предприятия заставляет искать подпорки, создавать образ ума, который, как известно из Аристотеля, образа, т. е. формы, иметь не может. Когда общество начинает усиленно трудиться над созданием образа ума, когда  философия превращается в идеологическую работу, это означает только одно, - что люди одряхлели умом и общество нежизнеспособно.  

Вы, наверное, заметили, что в «Онтологии времени» нет развития. Нет прогресса в представлениях о времени от Аристотеля к Гуссерлю и Хайдеггеру. И это настоящая история философии, которая, как сказано, - тогда история, когда философия, и наоборот. Ни один из великих умов прошлого и настоящего не ошибся, все они правы и, вместе с тем, не приводимы к «общему знаменателю» некой «непрерывной» истории философии, в в которой под конец восторжествовала или восторжествует окончательная истина. В этом – размежевание Хайдеггера с Гегелем: вместо «снятия» «шаг назад». «Мы должны, говорит Хайдеггер, взять на себя работу не легче той, что проделали мыслители прошлого». Наше отстояние от них и наш опыт – это проделанный путь, в начале которого стояли они, он дает нам шанс «помыслить непомысленное», значит, понять то же самое, что поняли они, но так, как это дано только нам. Аристотелево «исчисляемое число» принадлежит одной «вечности», августиново distentio animi – другой, феноменологические «тенции» - третьей. «Вечности» - это эпохи бытия: внутри своих «эонов» Аристотель, Августин и Гуссерль мыслят изначально: из начал самой мысли.

Как мысль сотворяет мыслящего, так поступок поступающего. Поступок не следует из причин и не определяется в своем существе целью, чем бы ни был он обусловлен и какие бы цели не преследовал. Но он - шаг, меняющий необратимо, создающий небывалое, и потому «локус» исторического времени. Хайдеггер «переводит на немецкий» 6 книгу «Никомаховой этики». Получается «фундаментальная онтология».

Художественное произведение. Очень жаль, что поэтика выпала из состава книги. Правда, у нас есть более ранний текст «На пути к прапоетике»2.

Мысль, поступок, произведение суть признаки События, каковое является Событием (сбыванием) времени; только благодаря этому Событию мы можем отсчитывать время событий.

1 «В поисках утраченного субъекта»  

2 Черняков А.Г. На пути к прапоетике. Богословие, философия. Культура. Труды ВРФШ №4. СПб., 1997. С. 6-23.

PAGE  1


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

75302. Культура Византии в IV-XV веков 51 KB
  Культура Византии в IVXV вв. В ранний период в Византии еще сохранялись старые центры античной образованности Афины Александрия Бейрут Газа. в Византии начинают применять индийские цифры в арабском написании. Однако античные космогонические представления сохраняются в Византии и в IX в.
75303. Немарксистские теории происхождения средневековых городов 33 KB
  Немарксистские теории происхождения средневековых городов. Вопрос о причинах и обстоятельствах возникновения средневековых городов представляет большой интерес. При таком подходе невозможно объяснить коренные причины происхождения городов. Романистическая теория Савиньи Тьерри Гизо Ренуар которая строилась главным образом на материале романизированных областей Европы считала средневековые города и их учреждения прямым продолжением поздних античных городов.
75304. Отечественная историография о происхождении средневекового города 42.5 KB
  Отечественная историография о происхождении средневекового города. Впервые проблема происхождения городского строя в Западной Европе была поставлена в отечественной медиевистике в начале XX в.Впервые в России обращение к городской истории произошло именно в историографическом аспекте. Интересуясь прежде всего проблемами аграрного развития Европы эпохи Средневековья и формируя общую концепцию генезиса феодализма Петрушевский не мог пройти мимо такого интересного сюжета европейской истории как возникновение городов.
75305. Характер, формы и основные этапы социальной борьбы в средневековом городе 35.5 KB
  Средневековые города возникали на земле королей а также светских и духовных феодалов. Они начали борьбу за свое освобождение добиваясь превращения сеньориального города в вольный а его жителей в свободных горожан. Позднее города стали бороться за политические привилегии: право на самоуправление и собственную юрисдикцию. Но это было по силам только очень богатым городам французским английским.
75306. Средневековое цеховое ремесло и его характер 39 KB
  Средневековое цеховое ремесло и его характер. Характерной особенностью средневекового ремесла в Европе была его цеховая организация объединение ремесленников определённой профессии в пределах данного города в особые союзы цехи. Цехи появились почти одновременно с возникновением городов. хотя окончательное оформление цехов получение специальных хартий от королей запись цеховых уставов и т.
75307. Производительные силы Западной Европы в V-XV веков 43.5 KB
  Производительные силы средневекового общества это люди с присущими им особенностями сознания трудовыми навыками природная среда их обитания и созданные ими в процессе жизнедеятельности орудия технологии и формы организации труда. Его характеризовали ручные орудия и низкая производительность труда отсутствие скольконибудь значительных материальных ресурсов простое нерасширенное воспроизводство. Даже крупные владения феодалов чаще всего представляли собой конгломерат более или менее значительных усадеб деревень или их групп...
75308. Культура Западной Европы в V-XI веках 43 KB
  Культура Западной Европы в VXI вв. Искусство Западной Европы в средние века. Книга представляет собой очерки истории искусства стран Западной Европы в средние века. Сюда были приглашены наиболее образованные люди тогдашней Европы.
75309. Международные связи в Западной Европе в XI-XV веков 40.5 KB
  Однако международные отношения этого периода не приняли еще достаточно регулярного характера: не было постоянных послов и дипломатических представительств не сложилось еще и международное право; само это понятие в целом едва ли применимо к этому времени развивались лишь отдельные его элементы и прежде всего право войны и морское право например Барселонское морское право оформившееся в XII в. Однако неожиданно монголотатары основательно истощенные к этому времени героическим сопротивлением Руси повернули в степи Причерноморья и...
75310. Возникновение, сущность и эволюция средневекового государства 34.5 KB
  Возникновение сущность и эволюция средневекового государства. Процесс образования централизованного феодального государства в России имел в своей основе те же общие закономерности исторического развития что и процесс образования централизованных феодальных государств в странах Западной Европы. Формы феодального государства были различными но классовая его сущность оставалась одна и та же. Характеризуя основные черты государства в средние века В.