15649

ДОМАШНИЙ АРЕСТ КАК МЕРА ПРЕСЕЧЕНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

ДОМАШНИЙ АРЕСТ КАК МЕРА ПРЕСЕЧЕНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ А. АЛЕКСАНДРОВ Александров Александр профессор Нижегородской академии МВД России доктор юридических наук профессор. Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. N 420ФЗ содержит новую редакцию ст. 107 УПК РФ рег

Русский

2013-06-15

36.95 KB

84 чел.

ДОМАШНИЙ АРЕСТ КАК МЕРА ПРЕСЕЧЕНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

А. АЛЕКСАНДРОВ

Александров Александр, профессор Нижегородской академии МВД России, доктор юридических наук, профессор.

Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ <1> содержит новую редакцию ст. 107 УПК РФ, регулирующую применение домашнего ареста в уголовном процессе. Проанализируем основные моменты явившейся новизны.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // Российская газета. 2011. 9 декабря. N 278 (5654).

В ч. 1 ст. 107 УПК дается дефиниция этой меры пресечения и оценка ее принудительности в сравнении с другими мерами пресечения. Иными более мягкими из них являются меры пресечения, предусмотренные п. п. 1 - 5 ч. 1 ст. 98, ст. ст. 102 - 106 УПК РФ; более строгой мерой является заключение под стражу. Пребывание под домашним арестом, по прямому указанию п. 42 ст. 5 УПК РФ, не является содержанием под стражей.

Суть данной меры пресечения заключается в непосредственном ограничении находящегося под защитой ст. 22 Конституции РФ права на свободу и личную неприкосновенность. Законодатель допускает применение подобной меры в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении лишь тех преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы (как правило, на срок свыше двух лет), и при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения (ч. 1 ст. 108 УПК РФ) <2>.

--------------------------------

<2> См.: пункт 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2011 г. N 27-П "По делу о проверке конституционности статьи 107 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Эстонской Республики А.Т. Федина". Официально опубликовано не было. См. http://www.ksrf.ru/DECISION/Pages/default.aspx.

Присущая этой мере пресечения "пресекательность" состоит, во-первых, в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях. Во-вторых, полная либо частичная изоляция от общества сопровождается применением к подозреваемому или обвиняемому ограничений и запретов, назначаемых по решению суда. В совокупности эти средства призваны обеспечить пресечение или предупреждение упречного поведения подозреваемого, обвиняемого, о котором говорится в ст. ст. 97, 99 УПК РФ.

Домашний арест в действующей системе правового регулирования связан с принудительным пребыванием подозреваемого, обвиняемого в ограниченном пространстве, с изоляцией от общества, прекращением выполнения служебных или иных трудовых обязанностей, невозможностью свободного передвижения и общения с неопределенным кругом лиц, т.е. с непосредственным ограничением самого права на физическую свободу и личную неприкосновенность, а не только условий его осуществления.

При толковании смысла данной нормы надо иметь в виду ст. 2 Закона РФ от 25 июня 1993 г. N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" (в ред. Федерального закона от 6 декабря 2011 г. N 399-ФЗ) <3>, где дается определение места жительства или места пребывания <4>.

--------------------------------

<3> Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 32. Ст. 1227.

<4> Кстати, внесенные в эту статью поправки теоретически могут сказаться на практике применения домашнего ареста к представителям такого экзотического контингента, как кочевые народы: местом жительства гражданина, относящегося к коренному малочисленному народу Российской Федерации, ведущего кочевой и (или) полукочевой образ жизни и не имеющего места, где он постоянно или преимущественно проживает, в соответствии с этим Законом может быть признано одно из поселений, находящихся в муниципальном районе, в границах которого проходят маршруты кочевий данного гражданина.

Надо пояснить, что жилое помещение - это жилище, т.е. индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания (п. 10 ст. 5 УПК РФ). В соответствии с ч. 2 ст. 15 Жилищного кодекса РФ (ред. от 30 ноября 2011 г.) жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства). Так что не любое помещение может быть местом для домашнего ареста. Способность быть используемым для проживания, как определяющая черта жилого помещения, заключается в том, что в нем есть необходимый набор средств обеспечения жизнедеятельности человека в течение продолжительного времени. Если жилое помещение непригодно для проживания, домашний арест не может быть применен. В зависимости от особенностей строения, которое представляет собой жилое помещение, ограничения могут касаться перемещения арестованного в отдельные части сооружения, здания, в котором находится жилое помещение обвиняемого.

Полагаю, что если обвиняемый не сможет представить в судебном заседании документы, подтверждающие его право собственности или аренды жилого помещения, то суд может использовать в качестве основания для принятия решения о домашнем аресте и иные доказательства. В данном случае я провожу аналогию с позицией, сформулированной в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22: "В случае предоставления материалов, подтверждающих обоснованность ходатайства о применении в отношении подозреваемого или обвиняемого в качестве меры пресечения заключения под стражу, отсутствие у него документов, удостоверяющих личность, не может само по себе служить основанием для отказа в удовлетворении такого ходатайства (пункт 2 части 1 статьи 108 УПК РФ)" <5>. Кроме того, недавно появились изменения в порядке регистрации граждан по месту жительства или месту пребывания, на которые подозреваемый, обвиняемый также может сослаться <6>.

--------------------------------

<5> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22 "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста" (с изм. и доп., внесенными Постановлениями Пленума от 10 июня 2010 г. N 15 и 23 декабря 2010 N 31) // Российская газета. 2009. 11 ноября. N 211 (5035).

<6> Постановление Правительства РФ от 26 октября 2011 г. N 869 "О внесении изменений в Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации" // СЗ РФ. 2011. N 44. Ст. 6282.

Какие еще "иные законные основания" имеет в виду автор закона? Речь может идти о месте пребывания иностранного гражданина. Согласно п. 4 ч. 1 ст. 2 ФЗ от 18 июля 2006 г. N 109-ФЗ (ред. от 3 декабря 2011 г.) "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации" <7>, место пребывания иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации - жилое помещение, не являющееся местом жительства, а также иное помещение, учреждение или организация, в которых иностранный гражданин или лицо без гражданства находится и (или) по адресу которых иностранный гражданин или лицо без гражданства подлежит постановке на учет по месту пребывания в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.

--------------------------------

<7> Федеральный закон от 18 июля 2006 г. N 109-ФЗ (ред. от 3 декабря 2011 г.) "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2006. N 30. Ст. 3285.

Поскольку законодатель оставляет перечень такого рода оснований открытым, то правоприменитель с учетом обстоятельств дела вправе принимать решение относительно места домашнего ареста по своему усмотрению.

Основанием для избрания в качестве места домашнего ареста лечебного учреждения следует понимать данные о тяжелом заболевании, ранении, требующем госпитализации, или такое болезненное состояние обвиняемого, которое требует специализированного ухода за ним в условиях стационара.

Очевидно, что если обвиняемый в силу болезни, входящей в перечень тяжких заболеваний <8>, не может быть арестован или подлежит освобождению из-под стражи (ч. 1.1 ст. 110 УПК РФ), то он помещается в профильное лечебное учреждение, где и может находиться под домашним арестом. Этот диагноз должен быть удостоверен только медицинским заключением. Порядок медицинского освидетельствования и форма медицинского заключения утверждаются Правительством РФ <9>.

--------------------------------

<8> См.: Постановление Правительства РФ от 14 января 2011 г. N 3 "О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений" // Российская газета. 2011. 21 января. N 11 (5387).

<9> См.: Там же.

В качестве лечебного учреждения по смыслу нового законодательства <10> надо понимать медицинскую организацию государственной системы здравоохранения и муниципальной системы здравоохранения, осуществляющую лечение гражданина. В ч. 11 ст. 107 УПК РФ говорится, что в случае госпитализации лица, взятого под домашний арест, местом исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста считается территория соответствующего учреждения здравоохранения. Очевидно, что не может быть расхождений в трактовке места домашнего ареста в ситуациях, которые являются по сути одинаковыми. Получается, что местом нахождения лица, взятого под домашний арест, в подобных случаях будет вся территория учреждения здравоохранения, лечебного учреждения.

--------------------------------

<10> См.: ст. ст. 5, 26 ФЗ от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" // Российская газета. 2011. 23 ноября. N 263.

При подготовке Постановления о возбуждении ходатайства перед судом о взятии обвиняемого под домашний арест следователь, дознаватель должен осмотреть жилое помещение с согласия проживающих в нем лиц. Получение данных о помещении, здании необходимо для обоснования в суде применения тех запретов и ограничений, которые должны будут применяться к арестованному, а также определения порядка контроля за соблюдением этих запретов и ограничений и пр. Отказ в даче такого согласия, подтвержденный документально, может служить причиной для того, чтобы требовать перед судом избрания иной меры заключения, в том числе заключения под стражу.

Помимо этого небесполезным было бы мнение представителя учреждения ФСИН России, которое будет контролировать поведение арестованного, по поводу наличия реальных условий для подобного контроля.

На мой взгляд, взятие обвиняемого под домашний арест подразумевает под собой, во-первых, наличие изолированного помещения, в котором мог бы пребывать арестованный; во-вторых, согласие обвиняемого и его окружения на контроль за помещением, в котором будет находиться арестованный, и теми средствами связи, которые в нем находятся. Отсутствие подобных условий делает невозможным избрание данной меры пресечения.

В случае ее избрания объективно ставится под удар право на неприкосновенность жилища (ст. 12 УПК РФ). Обвиняемый, иные проживающие в жилище лица должны дать согласие на осмотр жилища в целях проверки соблюдения обвиняемым режима домашнего ареста. Испрашивать судебного разрешения на осмотр жилища сотрудникам ФСИН не требуется, если у них будет на руках судебное решение об избрании данной меры пресечения.

Под домашний арест может быть взят подозреваемый, задержанный в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК РФ. В отношении военнослужащих данная мера пресечения также может применяться, хотя очевидно, что ввиду необходимости соблюдения требований к жилому помещению, возможности установления запретов и ограничений реально взять под домашний арест только офицера.

Вторая часть ст. 107 УПК РФ устанавливает срок домашнего ареста до двух месяцев. Срок домашнего ареста исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. Нормативное установление срока домашнего ареста стало неизбежным ввиду позиции по данному вопросу Конституционного Суда РФ, изложенной в его многочисленных решениях (Постановления от 10 декабря 1998 г. N 27-П, от 14 февраля 2000 г. N 2-П, от 22 марта 2005 г. N 4-П, от 24 июня 2009 г. N 11-П, от 20 июля 2011 г. N 20-П, Определение от 14 июля 1998 г. N 86-О). Как указал Конституционный Суд РФ, уголовно-процессуальный закон, предусматривающий меру пресечения в виде домашнего ареста в качестве альтернативы заключению под стражу, предполагает установление в постановлении или определении суда об избрании данной меры пресечения срока домашнего ареста, который по смыслу взаимосвязанных положений ст. ст. 61 и 128 УПК РФ должен быть конкретным и разумным <11>. В окончательном виде она была изложена в Постановлении от 6 декабря 2011 г. N 27-П "По делу о проверке конституционности ст. 107 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Эстонской Республики А.Т. Федина", в котором была признана необходимость ограничения срока домашнего ареста, чем создается более благоприятный правовой режим для обвиняемого, исключается возможность произвольного и несоразмерного ограничения права на свободу и личную неприкосновенность.

--------------------------------

<11> См.: Определение от 27 января 2011 г. N 9-О-О, принятое по жалобе гражданина Аноприева А.И. на нарушение его конституционных прав статьей 107 УПК Российской Федерации / Официально опубликовано не было. См. http://www.ksrf.rn/DECISIQN/Pages/defanlt.aspx.

Срок домашнего ареста испрашивается стороной обвинения в ходатайстве и в окончательном виде определяется судом с учетом позиции защиты. Общее требование к сроку действия данной меры пресечения предусмотрено в ч. 2 комментируемой статьи. Судя по предлагаемой формулировке, срок домашнего ареста может быть установлен менее, чем на два месяца. Этот срок исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. Поскольку он исчисляется в месяцах, то моментом исчисления будут следующие сутки после даты вступления в законную силу судебного решения. Окончанием двухмесячного срока будут последние сутки второго месяца (ч. 1 ст. 128 УПК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 128 УПК РФ при исчислении сроков заключения под стражу, домашнего ареста и нахождения в медицинском или психиатрическом стационаре в них включается и нерабочее время. Согласно ч. 2 ст. 128 УПК, срок домашнего ареста истекает в соответствующее число последнего месяца, а если этот месяц не имеет соответствующего числа, то срок оканчивается в последние сутки этого месяца, независимо от того, рабочий это или праздничный день. Если вступившее в законную силу судебное решение обжаловано стороной или сторонами, то все время прохождения жалобы (представления) по судебным инстанциям обвиняемый будет находиться под домашним арестом. Решение суда кассационной инстанции об отмене постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения в виде домашнего ареста подлежит немедленному исполнению (ч. 11 ст. 108 УПК РФ).

В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен по решению суда в порядке, установленном ст. 109 УПК РФ, с учетом особенностей, определенных ст. 107 УПК РФ.

Конечно, законодатель здесь не ставит под сомнение возможность избрания и продления срока домашнего ареста только по делам, по которым ведется предварительное следствие. Применение данной меры пресечения возможно в ходе дознания, в том числе даже в рамках обсуждаемого ныне проекта "сокращенного дознания".

Каких-либо "особенностей, определенных настоящей статьей" по поводу порядка продления сроков содержания под домашним арестом, ст. 107 УПК РФ не содержит. Значит, надо применять порядок продления сроков, предусмотренный ст. 109 УПК РФ (наверное, за исключением только ч. 11 указанной статьи). Это вытекает из позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2011 г. N 27-П, относительно установления и продления срока домашнего ареста, его предельной продолжительности <12>.

--------------------------------

<12> Положения ст. 107 УПК РФ должны применяться таким образом, чтобы в период предварительного расследования предельный срок пребывания подозреваемых, обвиняемых под домашним арестом, а также совокупный срок их содержания под стражей и под домашним арестом в качестве мер пресечения (вне зависимости от того, в какой последовательности они применялись) не превышали бы предельную продолжительность содержания под стражей, определенную в ст. 109 УПК РФ, а назначение домашнего ареста в качестве меры пресечения и его продление осуществлялись бы по правилам данной статьи.

Время домашнего ареста засчитывается в срок содержания под стражей (ч. 10 ст. 109 УПК РФ), а время содержания под стражей - в срок уголовного наказания в виде лишения свободы, содержания в дисциплинарной воинской части и ареста из расчета один день за один день (ч. 3 ст. 72 УК РФ), что компенсирует пребывание лица под домашним арестом.

Согласно ч. 3 ст. 108 УПК, домашний арест в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого по решению суда в порядке, установленном ст. 108 настоящего Кодекса, с учетом особенностей, определенных ст. 107 УПК РФ. К числу таких особенностей относятся положения, закрепленные в ч. ч. 4, 5, 6 ст. 107 УПК РФ. Соответственно, к правоотношениям в сфере домашнего ареста совершенно или отчасти применимы положения ч. ч. 1, 2, 5, 7, 7.1, 8, 12 ст. 108 Кодекса. В частности, на домашний арест не распространяются ограничения, касающиеся тяжести преступления, условия, оговоренные в ч. 1 ст. 108 УПК РФ. Но остается в силе положение о том, что при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований ст. 89 УПК РФ.

К лицам, подпадающим под действие ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, в качестве первоначальной меры пресечения может быть применен домашний арест.

В судебном заседании, проводимом по правилам ч. 4 ст. 108 УПК РФ, кроме перечисленных в ней участников может участвовать и высказать свое мнение по поводу возможности исполнения данной меры пресечения представитель контролирующего органа по месту исполнения домашнего ареста.

Очевидно, что при урегулировании порядка судебного заседания допустимо применение по аналогии не только положений ст. 108, но и ст. 106 УПК РФ. Полагаю, что ходатайствовать о применении домашнего ареста перед судом вправе подозреваемый, обвиняемый либо другое физическое или юридическое лицо (ч. 2 ст. 106 УПК РФ). Пленум Верховного Суда РФ неоднократно обращал внимание на необходимость более полного учета интересов потерпевшего при избрании меры пресечения <13>, поэтому представляется, что следует и на законодательном уровне эти права гарантировать. Возможно, что такого рода позицию займут прокурор и представитель органа предварительного расследования, убедившись по результатам рассмотрения ходатайства в необходимости изменения позиции, изложенной в ходатайстве.

--------------------------------

<13> См.: п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 22, п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве".

Конкуренция позиций неких уполномоченных на то настоящим УПК РФ должностных лиц по поводу предлагаемой меры пресечения нежелательна <14>, но на практике такого рода случаи имеют место.

--------------------------------

<14> См.: п. 1.5 Приказа Генеральной прокуратуры РФ от 6 сентября 2007 г. N 136 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия", а также п. 1.5 указания зам. генпрокурора и первого зам. генпрокурора Председателя СК при прокуратуре от 16 декабря 2008 г. N 272/49/5/206.

В соответствии с п. 2 ч. 4 ст. 107 УПК судья, рассмотрев ходатайство об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, может вынести Постановление об отказе в удовлетворении ходатайства. В этом случае судья по собственной инициативе или по ходатайству сторон(-ы) при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ, вправе избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога (ч. 5 ст. 107 УПК РФ).

Норма, изложенная в ч. 5 ст. 107 УПК РФ, предоставляет судье дискреционные полномочия по избранию в отношении обвиняемого данной меры пресечения. Если подозреваемый был задержан и решается вопрос о применении залога вместо домашнего ареста, судья должен руководствоваться п. 3 ч. 7 ст. 108 и ч. 7 ст. 106 УПК РФ. Кроме того, предлагаемое нормативное положение не учитывает требований ч. 2 ст. 106 УПК РФ, что может быть расценено как игнорирование прав подозреваемого, обвиняемого либо другого физического, юридического лица, перечисленных в упомянутой мною норме.

Часть 7 ст. 107 УПК раскрывает запреты или ограничения, с которыми сопряжено пребывание под домашним арестом. Однако автор закона не указал, какие из перечисленных мер следует квалифицировать как запреты, а какие - как ограничения. Очевидно, что под запретом понимается полное запрещение каких-либо действий или деятельности, а под ограничением понимается частичное, неполное запрещение тех же самых действий, деятельности. Перечень запретов и ограничений, установленный комментируемой статьей, исчерпывающий. Другие запреты и ограничения суд не вправе практиковать.

Закон говорит о возможности нахождения под домашним арестом в условиях полной изоляции от общества (ч. 13 ст. 107 УПК РФ), подразумевая наиболее строгий режим контроля, включающий комплексное использование ограничений и запретов. Положение о том, что в зависимости от тяжести предъявленного обвинения подозреваемый или обвиняемый может быть подвергнут судом ограничениям и запретам, перечисленным в законе, воспроизводит п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда N 22 <15>.

--------------------------------

<15> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22.

В ч. 8 комментируемой статьи имеет место формулировка "запретов и/или ограничений". Значит, может быть полный запрет на физическое перемещение за пределы определенного места или на общение с определенными лицами. Формулировка "общение с определенными лицами" подразумевает, что законодатель не допускает полной изоляции находящегося под арестом и не предполагает абсолютного запрета на общение с окружающим миром.

В данной части речь идет о том, что ограничения (связанные с домашним арестом) могут быть изменены судом по ходатайству подозреваемого, обвиняемого, их защитника, законного представителя, а также должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело. Однако, на мой взгляд, во-первых, могут быть изменены не только ограничения, но и запреты, во-вторых, следует разграничивать изменения в пользу арестованного и изменения, ухудшающие его положение, поэтому порядок изменения режима домашнего ареста должен быть различным, и, в-третьих, опять оказался позабыт потерпевший, которого не наделили правом заявлять такого рода ходатайства перед судом.

В ч. 8 ст. 107 УПК РФ предусматривается разумное исключение из соблюдения ограничений: подозреваемый или обвиняемый не может быть ограничен в праве использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом, дознавателем, следователем. О каждом таком звонке подозреваемый или обвиняемый информирует контролирующий орган.

Однако, на мой взгляд, было бы еще более правильным сделать оговорку более общего плана о том, что в ситуациях крайней необходимости обвиняемый вправе не соблюдать ограничения и запреты для спасения жизни, здоровья, имущества своего и близких лиц, находящихся с ним в одном жилом помещении.

Очевидно, что подозреваемый, обвиняемый не может быть изолирован от защитника, законного представителя. На общение с ними, в том числе посредством телефонной и иной связи, действие домашнего ареста не распространяется. Поскольку ч. 11 анализируемой статьи допускает свободное посещение указанными участниками процесса арестованного на дому, то и общение посредством средств связи также может быть свободным. Но о каждом таком звонке подозреваемый или обвиняемый информирует контролирующий орган.

В ч. 9 ст. 107 УПК РФ содержится требование о том, что в решении суда об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста указываются условия исполнения этой меры пресечения (место, в котором будет находиться подозреваемый или обвиняемый, срок домашнего ареста, время, в течение которого подозреваемому или обвиняемому разрешено находиться вне места исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, места, которые разрешены к посещению подозреваемым или обвиняемым, конкретные запреты и (или) ограничения, установленные в отношении подозреваемого или обвиняемого). При этом местом, в котором будет находиться арестованный подозреваемый или обвиняемый, является жилое помещение или иное место (здание, строение), определенное в части первой комментируемой статьи и указанное в решении суда.

В ч. 10 ст. 107 УПК РФ содержится важное нововведение, которое заключается в том, что контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений осуществляется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных.

Юридическая конструкция данной части ст. 107 УПК содержит бланкетную норму, отсылающую к специальным нормативным правовым актам. В настоящее время в их число входят Федеральный закон от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы" (в ред. Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ) <16>, Постановления Правительства РФ от 28 марта 2010 г. N 190 "О внесении изменений в Положение об уголовно-исполнительных инспекциях" <17>, от 31 марта 2010 г. N 198 "Об утверждении Перечня аудиовизуальных, электронных и иных технических средств надзора и контроля, используемых уголовно-исполнительными инспекциями для обеспечения надзора за осужденными к наказанию в виде ограничения свободы" <18>; Приказ Министерства юстиции РФ от 11 октября 2010 г. N 258 "Об утверждении Инструкции по организации исполнения наказания в виде ограничения свободы" <19>.

--------------------------------

<16> СЗ РФ. 2009. N 52 (ч. 1). Ст. 6453.

<17> СЗ РФ. 2010. N 14. Ст. 1655.

<18> СЗ РФ. 2010. N 14. Ст. 1663.

<19> Российская газета. 2010. 27 октября. N 243 (5322).

Обращает на себя внимание расширение полномочий уголовно-исполнительных инспекций, которое произошло в результате введения Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в УИК РФ ст. ст. 18.1, 60.19. Между тем по имеющейся информации, реальное обеспечение правоохранительных органов соответствующими аудиовизуальными, электронными и иными техническими средствами надзора и контроля слегка отстает от бурного и не всегда последовательного развития нормотворчества. Впрочем, есть надежда, что к тому времени, когда наша промышленность освоит выпуск технических средств контроля, нормативная база для применения домашнего ареста достигнет приемлемых кондиций.

Часть 12 ст. 107 УПК РФ не только является проявлением заботы о лице, взятом под домашний арест, но и возлагает дополнительную обязанность на контролирующий орган. Именно он своим транспортным средством доставляет в орган дознания или орган предварительного следствия, а также в суд подозреваемого или обвиняемого. Вряд ли здесь идет речь о монополии - аналогичную перевозку своими средствами может осуществить орган предварительного расследования или служба судебных приставов, когда дело слушается в суде.

Согласно ч. 13 ст. 107 УПК РФ, встречи подозреваемого или обвиняемого, находящегося под домашним арестом в условиях полной изоляции от общества, с защитником, законным представителем проходят в месте исполнения этой меры пресечения.

Нормы, содержащиеся в ч. ч. 13 и 14 ст. 107 УПК, подразумевают только судебный порядок разрешения вопроса об изменении либо отмене меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. Это противоречит общим нормам, содержащимся в ст. 110 УПК РФ. Именно ими надо руководствоваться и при изменении, отмене меры пресечения в виде домашнего ареста. Согласно ч. 1 ст. 110 УПК РФ, мера пресечения в виде домашнего ареста отменяется или заменяется более мягкой по инициативе органа, осуществляющего производство по делу, либо по ходатайству лица, подвергнутого домашнему аресту, когда в ней отпадает необходимость или когда соответствующим образом изменяются основания, предусмотренные ст. ст. 97 и 99 УПК РФ. Принятие данного решения является обязанностью органа, осуществляющего производство по делу.

Следователь, отменив меру пресечения в виде домашнего ареста, в случаях, указанных в ч. 14 ст. 107 УПК РФ, вправе возбудить ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Это касается и граждан, которые упомянуты в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ. В качестве первоначальной меры пресечения заключение под стражу по отношению к лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступлений, перечисленных в ч. 1.1 ст. 108 УПК, может быть применено только тогда, когда будет доказано, что они: а) нарушили ранее избранную меру пресечения (п. 3 ч. 1 ст. 108 УПК РФ) или б) скрывались от органов предварительного расследования или от суда, что отражается в ходатайстве следователя (п. 4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ). Постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства об отмене данной меры пресечения обжалуется в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

39763. ВОСПРИЯТИЕ 73.5 KB
  Физиологической основой восприятия являются процессы проходящие в органах чувств нервных волокнах и центральной нервной системе. Следовательно ощущения могут быть рассмотрены как структурный элемент процесса восприятия. Собственные физиологические механизмы восприятия включаются в процессе формирования целостного образа на последующих этапах когда возбуждение от проекционных зон передается в интегративные зоны коры головного мозга где и происходит завершение формирования образов явлений реального мира. Поэтому интегративные зоны коры...
39764. Деятельностный подход в психологии (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев) 104.5 KB
  Рубинштейн в качестве компонента в структуре деятельности рассматривал также движения. Движения – это механизмы посредством которых осуществляются действия выражающие поведение. Специфические человеческие движения вырабатывались в процессе труда. Движения человека направлены на предмет на орудие как средство труда.
39765. Индивидуальный стиль деятельности 33 KB
  Предпочитаемые человеком операции характеризуют его индивидуальный стиль деятельности. Индивидуальный стиль деятельности создает новые связи между свойствами субъекта. Сочетание объективных и субъективных условий однозначно детерминирует лишь общее направление деятельности и некоторые наиболее общие характеристики операций и движений.
39766. Качества ума 31 KB
  Калмыкова для обозначения общих умственных способностей учащихся использует термин обучаемость под которым понимает сложную динамическую систему интеллектуальных свойств личности формирующихся качеств ума от которых зависит продуктивность учебной деятельности при наличии исходного уровня знаний положительной мотивации и т. Формируясь и развиваясь в процессе онтогенеза качества ума человека как достаточно устойчивые особенности его личности Являются новообразованиями психики которые проявляются в меняющихся условиях мыслительной...
39767. СИСТЕМНОЕ ПРОГРАММНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ 985.5 KB
  Передача PnP IRP пакетов нижним драйверным слоям. Работа с IRP пакетами. Вспомогательная функция CompleteIrp реализует действия по завершению обработки IRP пакета с кодом завершения status. Процедура ReadWrite_IRPhandler предназначена для обработки запросов Диспетчера ввода вывода которые он формирует в виде IRP пакетов с кодами IRP_MJ_READ IRP_MJ_WRITE по результатам обращения к драйверу из пользовательских приложений с вызовами read write или из кода режима ядра с вызовами ZwReadFile или ZwWriteFile.
39768. СИСТЕМНОЕ ПРОГРАММНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭИС 1.24 MB
  Требования высокой эффективности СП вызывают необходимость использования специальных языков, к которым принадлежат машинно-ориентированные языки типа Ассемблера, и языки высокого уровня с развитыми формами представления внутренней, прежде всего, адресной информации СП, например, Си или PL/M
39769. Уровни аппаратных привилегий в Windows NT 5 294.5 KB
  ДВВ представляет запросы от процессов пользовательского режима драйверным процедурам в форме пакета запроса на ввод вывод то есть пакета IRP. Пакет IRP является своего рода рабочим рецептом созданным ДВВ который передается в драйверные процедуры. Большая часть данной книги как раз посвящена правильной организации драйверного кода обрабатывающего IRP пакеты. Запросы сделанные к подсистеме ввода вывода формулируются передаются и отслеживаются с помощью четкого формата рабочего рецепта известного как IRP пакет I o Request Pcket пакет...
39770. Драйверы режима ядра 1.04 MB
  С разделением адресного пространства все на удивление просто. Все четыре, доступного в 32-х разрядной архитектуре, гигабайта разделены на две равные части (4GT RAM Tuning и Physical Address Extension я опускаю как зкзотические). Нижняя половина отдана процессам пользовательского режима, верхняя принадлежит ядру.
39771. Прерывания и особые случаи 922 KB
  Содержимое IDTR не сохраняется в TSS и не изменяется при переключении задачи. Обработчик может обращаться к любым сегментам памяти через таблицу GDT и LDT текущей задачи на своем уровне привелегий передавать управление с помощью команд FR JMP и FR CLL изменять уровень привелегий с помощью шлюза вызова и производить вводвывод. В IDT разрещается применять 3 вида дескрипторов: шлюз ловушки шлюз прерывания и шлюз задачи. Шлюз задачи Шлюз прерывания Шлюз ловушки Формат шлюза задачи аналогичен формату этого в GDT и LDT.