15664

СОВА МИНЕРВЫ и АПОЛЛОН или ДВА СПОСОБА ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ СПОРТА

Научная статья

Физкультура и спорт

СОВА МИНЕРВЫ и АПОЛЛОН или ДВА СПОСОБА ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ СПОРТА Аннотация: В статье Сова Минервы и Аполлон или два способа философского осмысления спорта кандидата философских наук профессора Ибрагимова М.М. Национальный университет физического воспитания и...

Русский

2013-06-15

124 KB

3 чел.

СОВА МИНЕРВЫ и АПОЛЛОН или ДВА СПОСОБА ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ СПОРТА

Аннотация: В статье «Сова Минервы и Аполлон или два способа философского осмысления спорта» кандидата философских наук, профессора Ибрагимова М.М., (Национальный университет физического воспитания и спорта Украины, город Киев), ключевыми словами есть: «философия спорта», «рационально-логический», «ассоциативно-аллегорический», «способы философствования», «мифология». В научно-публицистическом очерке речь идет о возможном объединении двух способов философского осмысления спорта: рационально-логического, характерного для научно-теоретического исследования, и ассоциативно-аллегорического образа мышления, присущего искусству и мифологии.

Теоретической и практической причинами, побудившими к сопоставлению двух древних мифологических образов – совы Минервы (Афины), олицетворяющей философию как человеческую мудрость, и Аполлона (Феба), символизирующего красоту человеческой телесности, – послужили современные проблемы развития спорта как одного из эталонных видов физической культуры в эпоху глобализационных информационных технологий.

Целью статьи является привлечение научной общественности к разработке концептуальных основ формирования новой междисциплинарной области знания – «философии спорта», которая, наряду с «теорией спорта», «социологией спорта», «психологией спорта», «педагогикой спорта» и пр., исследовала бы содержание идеалов спорта и физической культуры, а также раскрывала специфику их воплощения как культурно-исторического феномена в современное цивилизационное пространство.

Методологией данного очерка является философское направление – экзистенциализм в качестве мировоззренческой парадигмы в сочетании с диалектической логикой как методологического принципа. Предлагаемое объединение экзистенциализма и диалектики в философском осмыслении спорта можно назвать методом, который, с одной стороны, отвечает реалиям, сложившимся в отечественном (как и во всем постсоветском) наукознании, долгое время базирующемся на марксистско-ленинской методологии, а с другой стороны, соответствует зарубежным философским традициям.

В выводах подчеркивается, что «философия спорта» не должна претендовать на научную систему знания, а мифические образы совы Минервы и Аполлона могут придать красочную убедительность и художественною изысканность научной теории спорта и физического воспитания, а также помочь ей отойти от шаблонных дефиниций, что соответствовало бы древним традициям учений о физической телесности человека, его одухотворённости и мифологизации. В культурно-историческом пространстве «философия спорта» акцентирует его в трех ипостасях: Науки, Искусства и Философии.

The article of philosophical of Candidate of Science / philosophy / professor Ibragimov M.M. / National University of Physical Education and Sport of Ukraine, city Kiev/ is «Owl Minerva and Apollo or Two Methods of Philosophical Comprehension of Sport »

Key words: sports philosophy, rationally-logical, associative-allegoric, methods of philosophizing, mythology.

Annotation In the article it is told about the possible association of two methods of philosophical comprehension of sport, which in typical for scientific-theoretical search and associative-allegoric way of thinking which is typical for arts and mythology.

By theoretical and practical reason, impelling to comparison of two ancient mythological appearances - owl Minerva (Athens), personifying philosophy as human wisdom and Apollo (Feba), - sanctifying beauty of human body served the modern problems of development of sport one of standard types of physical culture in the epoch of global-informational technologies.

The purpose of the article is attraction of scientific public to the community development of conceptual bases of forming of new interdisciplinary area of knowledge - «philosophy of sport» which, along with the «theory of sport», «sociology of dispute», «sport psychology», by «sport pedagogic» and other, would search the maintenance of ideals of sport and physical culture, and also would expose the specificity of their embodiment, as the cultural and historical phenomenon, in modern civilization space.

Methodology of this essay is philosophical direction existentialism, as a world view paradigm, in combination with dialectical logic, as methodological principle. The offered association of existentialism and dialectics in the philosophical comprehension of sport it is possible to name it as a method which answers, from one side, to realities made up the home (as well as in all of post soviet) knowledge of society being based for long time on Marxism-Leninism methodology and from the other side, corresponds to foreign philosophical traditions.

In conclusions it is underlined that «philosophy of sport» must not pretend to the scientific system of knowledge, and can give mythological appearances of owl Minerva and Apollo colourful persuasiveness and artistic refinement of scientific theory of sport and physical education and to help it to step back from standard, stencilled definition, that would correspond ancient traditions of studies about physical corporealness of human body, his spirituality and myphologity. In cultural and historical space « philosophy of sport » accents sport in three posing: Sciences, Arts and Philosophy.

Введение. Теоретической и практической причинами, побудившими к сопоставлению двух древних мифических образов – совы Минервы (Афины), олицетворяющей философию как человеческую мудрость, и Аполлона (Феба), символизирующего красоту человеческой телесности, – послужили современные проблемы развития спорта как одного из эталонных видов физической культуры в эпоху глобализационных информационных технологий. Проблема состоит в том, что над человеческой телесностью нависла угроза утраты ее привлекательности, как это уже не однократно, под давлением разных обстоятельств, бывало в истории. В своем культурно-историческом развитии человечество накопило столько знании об окружающем мире и о себе самом в нем, что, по словам современного французского философа Жана Бодрияра, уже не в состоянии его осмыслить [15]. «Передозировка информацией» приводит к постепенной утрате человеком ощущения своего реального физического бытия и свою самость он ищет в виртуальном мире призрачных символов, приводящих его психику в стрессовое состояние.

В этой ситуации спорт из искусства преобразования и совершенствования человеческой телесности может утратить свой жизнеутверждающий смысл и стать развлекательной забавой для одних или средством финансового обогащения для других.

Западноевропейская и англо-американская постмодернистская философия, заигрывая с модой интеллектуальных ухищрений цивилизации, стала на путь отрицания культурологической традиции своих предшественников и объявила себя «эмансипатором сознания цивилизации от идеалов-идолов прошлой эпохи» [4]. Подвергая логическому анализу понятия и суждения, которые позволяют разложить на части сложные структуры культурно-языковой реальности, символизирующей бытие человека в мире, философы-аналитики просто игнорировали спорт, считая его слишком несущественным для их интеллектуального поиска истины. В этом смысле физическая культура и спорт, по их мнению, отсутствуют в самой реальности, а понятия «тело», «телесность» рассматривается ими как «текст», «письмо», «эпистема». Современный человек, по мнению М.Фуко, К.Леви-Стросса, Ж.Деррида, Ж.Дельоза и др., вымирает в том смысле, что утрачивает свою родовую универсальность, оставаясь в мире бесконечного информационного потока, кодификатором культурно-языковых фигур, знаков и символов. Он живет в символическом мире. К.Леви-Стросс пишет, что «человек – это животное, которое использует символы» [5].

Казалось бы, философия напрочь отвернулась от практических проблем и уже не выполняет функции совы Минервы, которая всегда выводила людей из полутьмы сознания, образно трактуемая Гегелем вещательницей наступающего дня, так как она вылетала на заре из сумерков уходящей ночи. Многие поспешили заявить о том, что философия умерла. Наукознание, в том числе и наука о физическом воспитании и спорте, выборочно используя постмодернистскую терминологию, избавилось от всякой политизированой философии, стало самостоятельно, следуя логике развития своей теории, искать пути в красочное живое поле экзистенции человеческого бытия.

Следует отметить, что даже у выше приведенных рассуждениях постмодернистов, какими бы на первый взгляд они не выглядели казуистическими, есть определенный толк, поскольку спорт как вид физической, а, следовательно, и общечеловеческой культуры подвержен знаково-символическому, а значит, и смысловому выражению. Этот тезис тем более становится важным в содержательной архитектонике данной статьи, где речь будет идти о необходимости выработки новых мировоззренческих принципов и категорий философского обрамления современного спорта. Ясно одно: новая эпоха требует нового языка ее выражения, способного оживить, придать убедительность мудрствованию совы Минервы и воодушевить силой духа терзающегося Аполлона. Смыслоутверждающая сила идеалов спорта должна противостоять тем идеям, которые снова пытаются предать их забвению.

Целью данной статьи является попытка возродить философскую эссеистику, которую так упорно отрицают постмодернисты, и тем самым наполнить рационалистическую, логико-структурулизованную науку о физическом воспитании и спорте экспрессивной метафоричностью, дабы придать образную красоту научным рассуждениям о необходимости и возможности активизации человеческой физической телесности, а точнее: речь идет о концептуальных основах формирования новой междисциплинарной области знания – «философии спорта», которая наряду с «теорией спорта», «социологией спорта», «психологией спорта», «педагогикой спорта», исследовала бы процессы создания и «внедрения» идеалов спорта в обыденное сознание людей.

Если говорить о степени научной разработки проблемы, то можно с уверенностью сказать, что к проблемам идеалов спорта и его влияния на умы человечества, всегда было приковано пристальное внимание мыслителей всех прошедших эпох. Вопрос в ином: каждая эпоха, каждое конкретно-историческое общество и поколение в контексте решаемых социально-практических задач, а также в зависимости от философского понимания предназначения человека в мире по-разному и в различных общественно-исторических плоскостях определяло этот идеал. Накоплен огромный интеллектуальный материал, требующий философского смысложизненного (экзистенциального) осмысления.

Скажем, в античной Греции «идеал телесности» постепенно элиминировал (переходил) от идеи физической силы к идее его красоты. Даже боги у Гомера красивы не духовной силой, а своим телом. Если Геракл олицетворяет силу то Аполлон как божество, символизирует силу красоты человеческой телесности.

Как реакцию на римско-эллинистический идеал, рассматривающей человеческое тело как средство удовольствия, наслаждения, пресыщения жизнью, можно рассматривать возвеличивание средневековым христианством, идеалов аскетизма, возведения его в культ. Христианство бичует похотливые вожделения тела, хотя уже позднее средневековье разделяет понятия плотского и телесного начала в человеке. Даже Августин Блаженный в знаменитой «Исповеди» говорит о заманчивой, возбуждающей силе красоты тела человека. А русский религиозный мыслитель конца XIX ст. В.С.Соловьев в своей философии «всеединства» уже рассматривает тело человека как «храм духа».

Модернистская философия эпохи Возрождения, сосредоточив внимание на антропоцентрической проблеме, постепенно переходит к идеи творческой, активной роли человеческой натуры в осуществлении своей жизни. В Новое время это привело к распространению интуитивистской «философии жизни» Анри Бергсона, мысли которого, по-видимому, воодушевили его современника Пьера де Кубертена на разработку и реализацию гуманистических идеалов олимпизма, поэтому содержание введенного им термина раскрывает не в специальных, а в  философских понятиях.

Исторические изменения содержания идеалов физической культуры и спорта несомненно требуют специального исследования, а проведенный тезисный экскурс лишь повод для утверждения того, что философская разработка идеалов спорта является не пустым занятием досужего ума, а имеет практическую направленность. Подтверждением этому тезису может быть мировоззренческие взгляды одного из выдающихся деятелей физического воспитания П.Ф.Лесгафта, который обосновывает идею о «гармоническом всестороннем развития деятельности человеческого организма». [8]. Не лишним в этой связи будет напомнить, что недавно «возрожденные» усилиями украинских деятелей физической культуры труды соотечественника А.Д.Бутовского, в которых он, изучая и пропагандируя различные зарубежные системы гимнастических школ, акцентировал внимание на целостном понимании человека с его духовными и физическими свойствами. Они, по его мнению, обуславливались «взаимодействием трех основных форм жизненной силы: динамической, химической и механической» [2]. К рассуждениям этого момента следует добавить, что высказанные идеи А.Д. Бутовского были полезными для педагогического процесса не только в царской России, но и длительное время широко использовались в физическом воспитании  советского времени. Марксистская материалистическая методология органическим образом включала в постулат о всестороннем гармоническом развитии личности, физическое совершенствование в единстве с интеллектуальным и духовно-нравственным воспитанием.

При всех исторических перипетиях идеалов спорта и физической культуры перевесом в акцентировании в разные эпохи духовного или телесного начала в человеке несомненным остается стремление к их гармонизации как бесконечному и никогда до конца не достигаемому процессу, как идеи идей, цель целей как «трансцендентальной идеи» (И.Кант), конечной цели бытия человека в этом мире. Человек в реальном бытии не был, не есть и возможно никогда не будет гармоничным. Он находится в постоянном стремлении к ней, как в своем внутреннем мире (чувство-разум-тело), так и в отношении к внешнему миру (тело индивидуума и окружающая его телесность; душевное состояние отдельного человека и духовность общества). Гармония в человеке создается в момент умиротворения, погружения в «нирвану», что бывает в минуты ликования человеком своего успеха, в том числе и спортивного. Люди – не боги и гармоничными могут быть только у своих желаниях, мечтах. В этом состоит суть философичности спорта, той точки соприкосновения, единения науки о физическом воспитании и спорте, с одной стороны, и философии как формы общественного самосознания – с другой.

Здесь возникает множество вопросов, центральным из которых является вопрос о статусе нового междисциплинарного образования – «философии спорта». Будет ли она именоваться наукой или же – пограничной областью между естественно-прикладным и гуманитарным знанием?

В этом плане необходимо рассмотреть два способа философского осмысления спорта, каковыми являются – рационально-логический и ассоциативно-аллегорический. В чем состоит их суть и возможно ли единение двух способов в общую концепцию философии спорта?

Методологией данного исследования является философское направление – экзистенциализм в качестве мировоззренческой парадигмы в сочетании с диалектической логикой как методологического принципа. Предлагаемое объединение экзистенциализма и диалектики в философском осмыслении спорта можно назвать методом, который, отвечает, с одной стороны, реалиям, сложившимся в отечественном (как и во всем постсоветском) естествознании, долгое время базирующемся на марксистско-ленинской методологии, а, с другой стороны, соответствует зарубежным философским традициям.

Здесь следует особо почеркнуть дискуссионную остроту предлагаемого варианта методологии философии спорта, поскольку многими авторами в современной российской [Визитей Н.Н., Быховская И.М., Лубышева Л.И., Подорога В.А., Круткин В.Л., Мазов Н.Ю., Некрасова Н.А., Горяинов А.А. и многие другие] и украинской литературе [Андреева Е.В., Бойко В.Ф., Горбунова С.М., Григорьев В.Й., Кашуба В.А., Компаниец Ю.А., Копа В.М., Рождественский Ю.А., Фотуйма А.Я., Шинкарук О.А. и другие] активно внедряется культурологическое, антропологическое и экзистенциально-феноменологическое понимание сущности спорта и физической культуры [3,6,10,11]. Названные авторы, следуя в русле западноевропейского экзистенциализма Э.Гуссерля, М.Мерло-Понти  и др. [7],  не безуспешно разрабатывают проблемы феноменологии телесности в дискурсе развития современной «интеллектуализированной» физической культуры и противоречивых тенденций спортивной реальности. Более того, молодые ученые пытаются адаптировать свой научный язык к западноевропейскому. Но тем не менее их зачастую постмодернистская терминология трудно воспринимается учеными-естественниками, еще недостаточно владеющими модным понятийно-категориальным аппаратом и, следовательно, мало освоившими методы феноменологической редукции, реконструкции понятий, верификации и фальсификации, которые в советские времена подвергались уничтожающей критике.

Не останавливаясь на подробном анализе предлагаемых мировоззренческих установок современной интерпретации философии спорта, скажем лишь об их поливариантности в силу того, что современный спорт из когда то обособленного и событийного явления плотно вошел в повседневную жизнь современного человека, образуя особую сферу общественной деятельности и, таким образом, фокусирует в себе все её многообразие. Отсюда возникают сложности дефиниции предмета «философии спорта». Как справедливо отмечал американский ученый Уильям Морган, «попытки ответа на вопрос об определении того, что же такое философия спорта, почти всегда оказывались такими же безуспешными, как и попытки дать определение собственно философии» [9].

В контексте данной статьи за исходную позицию возьмем положение о том, что философия рассматривает спорт в триединстве – спортивной науки, спортивного искусства, «идеи спорта» (собственно – философии спорта).

Результатом обсуждаемого исследования является утверждение того, что, названый первым – способ рационально-логического философского осмысления спорта, непосредственно связан с развитием научной теории. Философия спорта не является чем-то принципиально новым для отечественного наукознания и, в отличии от зарубежного, выделившего её со средины прошлого столетия в качестве самостоятельного направления, органически включалась в теорию спорта, физической культуры и физического воспитания. Одновременно с западными теоретиками, ученые Бальсевич В.К., Виленский М.Я., Выдрин В.М., Гуськов С.И., Евстафьев Б.В., Курамшин Ю.Ф., Лапутин А.Н., Матвеев Л.П., Николаев Ю.М., Пономарев Н.А., Пономарев Н.И., Платонов В.Н., Столяров В.И., с позиций диалектического материализма заложили мировоззренческие и методологические основы физкультурно-спортивной философии. Их труды определили весь дальнейший ход формирования и развития научной теории, вне которой никакая философия спорта не была бы возможной. Но в настоящее время возникает много вопросов, связанных с пониманием сущности самой теории спорта как науки, исследующей закономерности спортивной деятельности: остается открытой проблема их четкого логического формулирования, где бы ясно просматривалась специфика физкультурно-спортивных отношений между людьми. (Хотя Л.П.Матвеев в работе «Основы общей теории спорта и системы подготовки спортсменов» (1999г.) выделяет четыре специфические черты базовых закономерностей спортивной подготовки). Нет общепринятого прочтения соотношения базовых понятий: «физическая культура», «спорт», «физическое воспитание», так как в процессе общественно-исторической практики и познания терминологический язык науки постоянно обогащается, уточняется. В этой связи заметим, что в содержательно-смысловом ряду понятия «спортивная философия» и «философия спорта» - не идентичны: если первое понятие обозначает «внутреннюю» логику развития самой науки и удовлетворяет как бы «корпоративный» научный интерес, то второе понятие рассматривает спорт в системе определенной духовной ойкумены общества. Даже до настоящего времени в этой области знания нет четкого и однозначного указания на ее научный статус. Но это частное замечание порождает другие проблемы, а именно: бурное развитие науки физического воспитания и спорта приводит ее к дифференциации до такой степени, что каждая новая область знания спешит заявить себя «наукой». К примеру, недавно возникшая в России учебная дисциплина «Акмеология физической культуры и спорта», выделившаяся из области онтогенетической психологии и рассматривающая особенности творческой реализации человеком себя в зрелые годы, из девяти приведенных в специальном учебном пособии позиций авторов в семи случаях твердо называют ее «наукой о закономерностях, условиях, факторах и стимулах, содействующих или препятствующих самореализации творческих потенциалов зрелых людей…» [14]. Аналогичная ситуация с так называемой «экстримологией», которая по замыслу авторов призвана изучать предельные напряжения физических и психических сил человека в спорте высоких достижений. Как грибы после дождя,сегодня появляется столько подобных наук, что музам, которые их опекают, не хватило бы места в греческом пантеоне Богов. Получается, что наука о физическом воспитании и спорте становится «наукой наук», каковой именовала себя философия в XVII в. при этом сама, как позже оказалось, не была наукой в строгом понимании требований научности – иметь свой предмет, объект и метод.

В этой связи, исходя из прежней традиционной гносеологии (учении о познании истины), не лишним будет напомнить о трех уровнях обобщения знаний, их классификации и систематизации: 1) эмпирическом - обобщающем знании, приобретенном в практическом опыте. На этой основе функционируют экспериментально-прикладные науки; 2) теоретическом - формирующем понимание сущностей исследуемых предметов и явлений окружающего мира. Новые знания на этом уровне могут быть полученны не только апостериорным (опытным), а и априорным (рассудочным) путем в результате индуктивно-дедуктивных умозаключений; 3) философском - как бы «переводящим» знания, полученные на предыдущих уровнях, в целостною смысложизненную картину мира. Это – уровень предельного обобщения, имеющий мировоззренческий характер и формирующий исходные и конечные принципы бытия, выступающие парадигмой (методологией) для дальнейших исследований. С этим связанна классификация методов, применяемых науками, которые называются: 1) специальными – для эмпирических наук; 2) общими – применяемые в теоретической науке; 3) всеобщими – каковыми являются философские методы.  

Следует заметить, что в современной научной литературе о физической культуре и спорте очень часто игнорируется третий, философский, уровень обобщения, что приводит к понятийной путанице классификации методов, соответственно, и методик как рекомендаций для внедрения теоретических разработок в практику. Так, в содержательно-обстоятельном, всесторонне объемном учебном пособии по физической культуре и спорту подготовленное русскими авторами Барчуковым И.С. и А.А.Нестеровым, под редакцией Н.Н.Маликова неоднократно говорится о «социально-философских факторах функционирования и развития физической культуры» и подчеркивается, что «теоретическое осмысление феномена спорта определило распространенное толкование его сущности с позиций философского, культурологического, педагогического, психологического, социального, медико-биологического знаний о развитии человека». Тем не менее, в разделе методологии научного познания физической культуры и спорта ко всеобщим методам познания они относят не философскую методологию, а изначальные методы эмпирического познания: «методы чувственного познания; методы обобщения и обособления, которые проводятся по признакам сходства и различия;…», а также «методы объяснения», «методы описания». [1].

Обратим внимание, что в отличие от сенсуалистического ощущения и восприятия мира человеком существуют два типа рациональности – научно-теоретический и эмпирический, обыденный. Применительно к науке о физическом воспитании и спорте это означает, что она выступает теоретической методологией для разработки многообразных специальных методик повышения эффективности двигательной активности человека (например, в кинезиологии).

Общепризнанным является понимание диалектической логики как рационалистического метода познания, применяемого в построении теории науки. Теория – это систематизированное в историко-логической связи знание в отличие от обыденного несистематизированного. Эмпирические знания носят прикладной, исходный характер, отвечают на вопрос «что это такое?». Вне этого знания невозможна теория. В науке о физическом воспитании и спорте они требуют изучения отдельных свойств организма человека, специфики соревновательного процесса, тех факторов, которые влияют на достижение успеха в спортивно-физкультурной деятельности. При этом предлагаются методы наблюдения, описания, экспериментирования, а затем – моделирования, классификации  и систематизации знания, что является крайне важным для разветвленных экспериментально-прикладных дисциплин, составляющих основу для выработки соответствующих методик организации тренировочно-оздоровительного процесса.

В отличии от экспериментальных наук или учебных дисциплин теоретическая  наука о физическом воспитании и спорте является интегрирующей между естественно-научным и обществоведческим знанием. Так, проф. Круцевич Т.Ю. пишет: «Теория и методика физического воспитания – это научная и учебная дисциплина, представляющая собой систему знаний о месте и роли физического воспитания в жизни человека и общества, особенности его развития и общих закономерностях, руководство педагогическими и социальными аспектами функционирования» [12]. Обратим внимание, что в этом базовом определении акцентируется взаимосвязь человека и общества, в системе которых функционирует физическое воспитании и, следовательно, подвергается научно-теоретическому анализу проблемы существования человека как биосоциального существа.

Подтверждением вышесказанного об интегративном характере знаний о спорте, физической культуре и физическом воспитании, а также о необходимости их философского осмысления в такой учебной дисциплине как «философия спорта» может быть и базовое определение теории спорта как науки и учебной дисциплины, данное В.Н.Платоновым, который включает в целевую функцию спорта «социальные, организационные, методические, педагогические, биологические и другие аспекты, с учетом тесной взаимосвязи спорта со сферой информации и другими смежными областями» [13]. Далее он пишет: «Теория спорта относится к гипотетико-дедуктивному (или индуктивно-дедуктивному) виду теорий, который приводит в определенную систему и логическую взаимосвязь эмпирические положения» [там же]. Кстати, в этих определениях в силу отечественных традиций философствования, отсутствует указание на экзистенциальный момент спорта, хотя В.Н. Платонов указывает на постоянно увеличивающиеся в анализе спорта количество сущностных элементов, подчеркивает, что «абсолютному количественному выражению, а тем более формализации (выделено автором), знания в области спорта не поддаются» [там же]. Так и хочется добавить: не хватает жизнеосмысленного, то есть экзистенциального момента в понимании спорта. Речь в данном случае идет о возможности и полезности объединения экзистенциализма и логики.

Да и в самих требованиях к диалектической логике, с помощью которой должно быть дано полное определение предмета исследования, классики марксизма и их последователи учитывали то обстоятельство, что дать исчерпывающее определение невозможно, но к нему, призывали они, надобно стремиться. Для этого требуется, во-первых,  чтобы вся общечеловеческая практика учитывалась в попытках дать всестороннее определение предмета и как критерия истины, и, во-вторых - что есть главным для нашей статьи – определителя интереса субъекта познания, а именно того, что он ищет, желает найти в предмете исследования. Иными словами, , в отличие от эмпирических исследований, дающих знания о тех или иных сторонах и свойствах спортивной деятельности, и теории спорта как науки о закономерностях процессов и явлений спортивной реальности, философия спорта должна раскрыть сущность спорта как социокультурного феномена и  объяснить сложные процессы телесного, физического совершенствования человека под воздействием выработанных в каждой эпохе идеалов спорта. На этой основе философия обосновывает соответствующую парадигму физического воспитания и спорта.

Второй, ассоциативно-аллегорический способ философского осмысления спорта, связан с формированием на его основе художественных образов, что является преференцией искусства. Философию, оперирующую понятиями, и искусство, апеллирующее к художественному образу, роднит мифология. Заслугой постмодернистов историки философии считают возрождение ими значимости мифологии как формы духовного освоения мира и способом познания. На основе мифологии философия конструирует метафору как абстрактно-ассоциативный мыслительный способ эпохального обзора событий. В философской метафоре содержится как логический компонент в виде домысла (домысливание по аналогии, гипотетическое, предположительное знание), так и доселе не известный, изобретенный фантазией «свободного полета» - вымысел. В интеллектуальном арсенале философии кроме научных апробированных практикой выводов всегда присутствует умозрительный, не подтвержденный фактами момент, за что естественники-позитивисты называют философию спекулятивным, не достоверным, не «верифицирующееся» и не поддающееся лингвистическому методу «фальсификации», а потому и не научным знаниям.

Но именно мифологичность философии заставила одного из главных классификаторов древних наук Аристотеля в труде «Метафизика» назвать её прекраснейшей из всех наук. Философия, по его мнению, возникает от удивления человека, открытой в себе способностью проникать в таинство истины, содержащуюся не в окружающей действительности, а в «эйдосе», платоновском «мире идей». Поскольку объектом философии (заметим – и спорта) есть человек, то «интересен и красив» он есть не тем и чем в данное время «явственно обнаруживается», а теми воображениями, какие имеет о себе. Позже по этому поводу экзистенциалист Ж.-П.Сартр скажет:  «Человек – это проект!». Можно добавить: никогда полностью не завершенный, никогда до конца не реализуемый, полностью не осуществляемый Божий замысел. В этом моменте происходит как совпадение так и расхождение в понимании сущности человека между философией и спортивной наукой: если спорт имеет дело с живой конкретной личностью, то взоры философии обращены к раскрытию её таинства, к тому, чего нет в «наличном бытии» (Гегель). К этому направлена вся спортивная наука с целью обнаружения и реализации скрытых, потенциальных, «врожденных» (Декарт), резервных и тому подобных качеств человека. Для этого философия спорта должна помочь открыть «мифологическую сущность человека», ведь в спорте высоких достижений успех достигается не только благодаря использованию физиологических, биомеханических, биохимических и других естественных свойств человека, но и его морально-психических, интеллектуально-духовных особенностей. Заметим, безжалостная эксплуатация с помощью постоянно совершенствующихся допинговых стимуляторов, «отключающих» контроль сознания за сохранностью биологической целостности организма и проникновение в «святая святых!» - психическую ауру – для использования её энергетики истощает человека, что чревато непредвиденными последствиями. О какой гармонии в этой связи может идти речь, когда нависла угроза уничтожения самой телесности человека?!

Тем не менее, в широком диапазоне функционирования современного спорта логика его развития идет – от спорта высших достижений (олимпийского и профессионального спорта), который нарушает гармоничную целостность духовно-физической архитектоники человека, к переходу в новое качество - массовый спорт, «спорт для всех», который направлен на укрепление и сохранение здоровья, поддержания равновесия в организме, и, в конце концов – к физкультурно-кондиционному спорту, спорту инвалидов, сориентированных как на поддержание здоровья, так и на социальную реабилитацию людей с биофизическими нарушениями. В этой логике наблюдается все усиливающаяся гуманистическая миссия спорта, на пути которой возникает целый ряд барьеров, в преодолении которых должны способствовать гуманитарии. Философия спорта – это пограничная область между естественно-научным и философско-гуманитарным знанием. Она должна помочь преодолеть существующий разрыв между научными исследованиями в области спорта и философией. Чтобы подчеркнуть важность формирования её предмета и обострить предмет дискуссии, подчеркнем: естественно-прикладные науки не должны рассматривать человека конгломератом, состоящим лишь из мышц и крови, а общество – как социальную биомассу, в то же время и философы не могут замыкаться в плену «терминологической эквилибристики», недоступной для широкой общественности, не связанной с практикой. В этом ключе подлежит исследованию проблема влияния социальных детерминантов на функционирование физиологических органов, в частности, актуализируется вопрос о биологической адаптации современного человека к информационным технологиям, наблюдается прогресс или регресс в биологической эволюции и т.п.. Хотя, как свидетельствует общественно-исторический познавательный процесс, всякие выводы наук носят приблизительный характер, а тем более знания о человеке, его умственных и физических качествах. Чем больше накапливается знаний о человеке, тем больше он становится загадочным существом. Не случайно в этой связи И.Кант в «Критике чистого разума» в антиномии суждений показал его предельность, ограниченность, чтобы, как он считал, «открыть дорогу вере».

С этой точки зрения спорт в какой то мере можно рассматривать как открывающий занавес таинственности человека, если его рассматривать как искусство превращения, а точнее перевоплощения физической человеческой телесности и сотворения на его основе реальных, наяву данных живых человеческих художественных образов. Спорт адекватно отражает противоречия человеческого существования и удовлетворяет его потребности в 1) игре; 2) состязательности; 3) зрелищности. Он всегда будет востребован, поскольку:

1) человек, будучи сознательным существом, по своей сути всегда остается игроком (как говорят ученые - «динамичным стереотипом»), который чудесным способом, «в темную» и неустанно разыгрывает остросюжетную драму личной жизни, постоянно изменяя свой образ и роль в театре социально-цивилизационных перипетий. В этом смысле спорт как бы «декоративно», комбинационно испытывает и демонстрирует игровые способности человека;

2) человек постоянно самоутверждается в жизни. Ему, по словам А.Камю, заранее не заготовлены дорожки в Булонском лесу. Самостоятельно протаптывая их, тешит самолюбие, удовлетворяет Ego в жажде признания другими его искусства сотворения своего жизненного пути. В этом смысле спорт есть принуждаемое соперниками, добровольное истязание телесности, что в коллективном исполнении и называется «со-стязанием» (выд. автором). В этом состоит жертвенная героизация, а точнее – мифологизация его содержания. Отсюда – противоположность суждений о социальной значимости спорта;

3) человек каждодневно вынужден презентовать и репрезентовать себя в социальной реальности, заявляя то о своем присутствии, то о своем отсутствии в ней. Спорт декомпенсирует, как и другие виды искусства «включенность» человека в общеколлективистский культурно-исторический творческий процесс, создает иллюзию сопричастности в нем. Наблюдающий за спортивным зрелищем таким же образом сопереживает успех и поражение выступающих в соревнованиях учасников.

Следовательно, источником экзистенции спорта является постоянное мифотворчество человека, проявляющееся в бесконечном его стремлении к самореализации, самовыражению, выявлению наличных и потенциальных, врожденных и приобретенных качеств. Спорт – это выход человека за пределы своих наличных, явных возможностей. Здесь начинается необъёмное поле философских размышлений о спорте. Иными словами: спорт – это такой вид физической культуры человека, который использует присущие ему игровые и состязательные свойства для поддержания, совершенствования и преобразования своей телесности. В этом ракурсе философия экзистенциализма, которая пытается своеобразно решить противоречия между  свободной, творческой сущностью человека и его тягостным, обремененным социальными обстоятельствами существованием, может, по мнению автора, наилучшим образом раскрыть процесс включения человеческой телесности в социокультурное пространство, а «философию спорта» можно отнести к одному из направлений современной философской антропологии.

Говоря о статусе «философии спорта» в системе научного знания, следует вспомнить, что современные философские направления не однозначны в интерпретации ее статуса. Марксизм, например, считает свою философию единственно научной, изучающий наиболее общие законы развития общества, природы и человеческого мышления. Экзистенциализм, как известно, отрицает научный статус философии и считает, что она не должна утомлять человека познанием законов, тенденций, закономерностей, в целом – логикой. При этом религиозный экзистенциализм ссылается на постулат Библии о том, что «познание приумножает скорбь». По-мнению Ж.-П. Сартра, философия, в отличие от науки, становится утешением для человека. В ней он должен находить отдушину, успокоение.

Таким образом, экзистенциализм, в сочетании с диалектической логикой, требующей четких и однозначных определений в контексте исторического развития того или иного предмета исследования, приобретает, по мнению автора, более убедительное и приемлемое для теоретической науки звучание, особенно в такой области знания как спорт. Спорт по своей сути – философичен, а точнее – экзистенциален, то есть имеет жизненно смысловой характер как для тех, кто им непосредственно занимается, так и для всего его общественного окружения. Спорт, как вид человеческой жизнедеятельности, с одной стороны, решает накопившиеся противоречия её развития, а, с другой стороны, обостряет их. К примеру, усиливает глобализацию современного мира и в то же время обостряет национально-патриотические чувства народов, процессу гуманизации противопоставляет все усиливающуюся коммерциализацию, благородство идеалов олимпизма деморализует присутствие жестких форм борьбы, конкурентность и нечестность организаторов соревнований, бессмысленное стремление достижения победы «любой ценой», тенденции «мускулизации» женского и «феминизации» мужского спорта. Этическая проблематика в спорте  выходит едва ли не на первый план, хотя соответствующих теоретических разработок в профессиональной этике явно не достаёт. При этом надо сказать, что названые проблемы не являются чистым порождением развития самого спорта, они лишь отражают существующее в общественном развитии противоречие. Сущность спорта и его существование, точнее – осуществление «идеи спорта» в реальном бытии – непосредственно философская составляющая. Поэтому, для своей привлекательности «идея спорта» нуждается в метафоричности, так как мифы, по мнению социальных психологов, более устойчивы в структуре общественного обыденного сознания, чем постулаты науки.

В выводах следует подчеркнуть, что «философия спорта» не должна претендовать на научную систему знания, а наоборот, может придавать красочную убедительность и художественную изысканность научной теории спорта и физического воспитания, поможет ей отойти от шаблонных, трафаретных дефиниций, что соответствовало бы древним традициям учений о телесности человека, его культуре и спорте. Философия спорта – это междисциплинарная область знания, раскрывающая содержание идеалов спорта и физической культуры, а также исследующая специфику их воплощения как культурно-исторического феномена в современное цивилизационное пространство. Мифологические образы совы Минервы и Аполлона всегда воодушевляли спортивную, как и всякую иную социальную деятельность, на преодоление тех препятствий, которые стоят перед человечеством на пути его поступательного развития. Восхваляемый современниками и потомками знаменитый император Рима философ-стоик Марк Аврелий провозглашал: «В мире нет таких препятствий, которые человек не смог бы преодолеть!».

Литература:

  1.  Барчуков И.С. Физическая культура и спорт: методология, теория, практика: учеб. пособие для студ.высш.учеб.заведений / И.С.Барчуков, А.А.Нестеров; под общ.ред. Н.Н.Маликова. – 3-е изд., стер. – М.: Издательский центр «Академия». – 2009. – С.8-9; 20-21.
  2.  Бутовский А.Д. Собрание сочинений: в 4 т. / А.Д. Бутовский. – К.: Олимп. л-ра. – 2009 . – Т.1. – 386 с.
  3.  Визитей Н.Н. Введение в теорию физической культуры: (учеб. пособие) / Н.Визитей; Гос. ун-т физ.воспитания и спорта. – Valinex SA. – 2008. – 210 с.
  4.  Історія філософії. Підручник /Ярошовець В.І., Бичко І.В., Бугров В.А. та ін.; за ред. В.І. Ярошовця. – К.: ПАРАПАН. – 2002. – С. 628.
  5.  Там же. С.636.
  6.  Компанієць Ю.А. Філософія фізичної культури чи фізична культура філософії? /Ю.А. Компанієць // Педагогіка, психологія і медико-біологічні проблеми фізичного виховання і спорту. – 2009. - №7. – С.77-81.
  7.  Мерло-Понти Морис. Феноменология восприятия./пер. с франц., под ред. И.С.Вдовиной, С.Л.Фокина. – СПб «Ювента наука». – 1999. – 605 с.
  8.  Молчанов С.В. Триединство физической культуры: (Ист.теорет.анализ соц.-пед.системы). – Минск: Полымя. – 1991. – С.41.
  9.  Морган Уильям. Философия спорта. Исторический и концептуальный обзор и оценка ее будущего /Уильям Морган // Логос. – 2006. - №3 (54). – С.150.
  10.  Подорога В. Феноменология тела. Введение в философскую антропологию. – М.: Ad Marginem. – 1995. – 339 с.
  11.  Рождественський А.Ю. Феноменологія тілесності у просторі життєвих перспектив особистості: Монографія / А.Ю. Рождественський – К.: Міленіум. – 2005. – 294 с.
  12.  Теорія і методика фізичного виховання/ За заг. ред. Круцевич Т.Ю. – К.: Олімп. л-ра. – 2008. – С. 9.
  13.  Теория спорта/ Под ред.проф. В.Н.Платонова. – К.: Вища шк. – 1987. – С.6.
  14.  Хозяинов Г.И. Акмеология физической культуры и спорта: учеб.пособие для студ высш.пед.учеб.заведений / Г.И.Хозяинов, Н.В.Кузьмина, Л.Е.Варфоломеева. – 2-е изд., стер. – М.: Издательский центр «Академия». – 2007. – 208 с.
  15.  Цыт. по: Архангельская Н. Меланхолический Ницше. Интервью с Бодрияром Ж. Режим доступу: http:// bgdrg.narod.ru/bodriar.htm

Авторская справка:

Ибрагимов Михаил Михайлович

кандидат философских наук, профессор

Заслуженный работник народного образования Украины

профессор кафедры социально гуманитарных дисциплин НУФВСУ

Адрес Киев – 03141, ул. Соломенская 30, кв.28. тел. (моб.) 097-974-57-57

д. (045) 275-17-10

e-mail: aspirantnufws@rambler.ru

14 декабря 2010г.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

19255. Понятие поглощенной и эквивалентной дозы. Коэффициенты качества излучения. Предельно допустимая доза облучения 36.5 KB
  Лекция 3. Понятие поглощенной и эквивалентной дозы. Коэффициенты качества излучения. Предельно допустимая доза облучения. 3.1. Понятие поглощенной дозы. Поглощенная доза излучения доза излучения D – отношение энергии переданной излучением веществу в некотором о...
19256. Газокинетическое уравнение переноса нейтронов в неразмножающей среде. Решение уравнения переноса для нерассеянной компоненты излучения 122.5 KB
  Лекция 4. Газокинетическое уравнение переноса нейтронов в неразмножающей среде. Решение уравнения переноса для нерассеянной компоненты излучения. 4.1. Газокинетическое уравнение переноса нейтронов в неразмножающей среде. Неразмножающей подкритической будем н...
19257. Классификация и обзор методов расчета полей нейтронов и гамма-квантов 70 KB
  Лекция 5. Классификация и обзор методов расчета полей нейтронов и гаммаквантов. 5.1. Классификация методов расчета полей нейтронов и гаммаквантов. Методы расчета полей нейтронов и гаммаквантов можно разделить на приближенные и точные. Приближенные методы не
19258. Модель сечения выведения для быстрых нейтронов: основные предположения, границы применимости. Сечение выведения смесей и гетерогенных сред 78 KB
  Лекция 6. Модель сечения выведения для быстрых нейтронов: основные предположения границы применимости. Сечение выведения смесей и гетерогенных сред. 6.1. Модель сечения выведения для быстрых нейтронов. Модель сечения выведения – приближенный метод вычисления мо
19259. Модификация модели сечения выведения для различных спектров быстрых нейтронов и неводородосодержащих сред 37.5 KB
  Лекция 7. Модификация модели сечения выведения для различных спектров быстрых нейтронов и неводородосодержащих сред. 7.1. Модификация модели сечения выведения для различных спектров. При получении значений сечений выведения для задач реакторной защиты обычно пр...
19260. Основные процессы взаимодействия гамма-квантов с веществом. Газокинетическое уравнение переноса гамма-квантов в задачах с внешним источником 124 KB
  Лекция 8. Основные процессы взаимодействия гаммаквантов с веществом. Газокинетическое уравнение переноса гаммаквантов в задачах с внешним источником. 8.1. Понятие гаммаизлучения. Электромагнитное излучение высокой энергии высокой частоты испускаемое возбуж
19261. Модель факторов накопления гамма-квантов. Аналитические аппроксимации факторов накопления гамма-квантов. Фактор накопления для многослойных систем 54.5 KB
  Лекция 9. Модель факторов накопления гаммаквантов. Аналитические аппроксимации факторов накопления гаммаквантов. Фактор накопления для многослойных систем. 9.1. Расчет защиты от фотонного излучения. Для расчета мощности дозы гаммаквантов за защитой модель сеч
19262. Многогрупповое приближение. Технология получения групповых констант. Понятие спектра свертки. Стандартные спектры. Библиотеки групповых констант нейтронов. Комбинированные библиотеки констант 139.5 KB
  Лекция 10. Многогрупповое приближение. Технология получения групповых констант. Понятие спектра свертки. Стандартные спектры. Библиотеки групповых констант нейтронов. Комбинированные библиотеки констант. 10.1. Многогрупповое приближение. Аналитическое решени...
19263. Методы моментов, сферических гармоник. Уравнение переноса в Р1-приближении. Границы применимости диффузионного приближения в задачах расчета защит 82.5 KB
  Лекция 11. Методы моментов сферических гармоник. Уравнение переноса в Р1приближении. Границы применимости диффузионного приближения в задачах расчета защит. 11.1. Методы моментов. Методы моментов или полиномиальные методы основаны на представлении угловой завис