15753

АРХИТЕКТОНИКА И СТРУКТУРА ТЕКСТА: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ (НА МАТЕРИАЛЕ РАССКАЗА И.А. БУНИНА «ПРЕОБРАЖЕНИЕ»)

Научная статья

Литература и библиотековедение

Л.Ю. ЧУНЁВА Тверь АРХИТЕКТОНИКА И СТРУКТУРА ТЕКСТА: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ НА МАТЕРИАЛЕ РАССКАЗА И.А. БУНИНА ПРЕОБРАЖЕНИЕ Понятие архитектоника часто встречается в литературоведческих исследованиях1 но его значение пока остается неопределенным. Даже в тех р

Русский

2013-06-18

50.5 KB

9 чел.

Л.Ю. ЧУНЁВА

Тверь

АРХИТЕКТОНИКА И СТРУКТУРА ТЕКСТА: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ (НА МАТЕРИАЛЕ РАССКАЗА И.А. БУНИНА «ПРЕОБРАЖЕНИЕ»)

Понятие «архитектоника» часто встречается в литературоведческих исследованиях1, но его значение пока остается неопределенным. Даже в тех работах, где речь идет специально об архитектонике, это понятие не обретает своего собственного содержания2. Это происходит, на наш взгляд, прежде всего потому, что никто из исследователей, оперирующих этим понятием, четко не ответил на основной вопрос: архитектоника – это особенность текстопостроения или ментальное образование? А это, в свою очередь, не дает возможности определить критерии, которые позволят описать архитектонику как объект исследования или хотя бы дифференцировать понятия «архитектоника» и «композиция».

Один из возможных путей ответа на этот вопрос можно найти в работах М.М. Бахтина. В частности, в статье «Проблема содержания, материала и формы в словесном художественном творчестве» он четко разводит понятия архитектоника и композиция. «Эстетический объект, – пишет Бахтин, – это содержание эстетической деятельности <автора или читателя. – Л.Ч.>, направленной на произведение»3. Но так как эстетический объект осуществляется «во внешнем материальном произведении», которое определенным образом организовано, то «технический аппарат эстетического свершения»4 – это и есть композиция. Другими словами, композиция – это принцип развертывания художественного материала, а архитектоника – это принцип внутреннего развертывания целостности5. Если исходить из того, что архитектоника – это структура эстетического объекта, то можно предположить, что в тексте есть некие «опорные» сегменты, которые дают толчок для образования компонентов целостности (компонентов, из которых складывается эстетический объект). Такие «структурные узлы» целостности (т.е. проявления архитектоники как структуры), мы и попытались найти в тексте.

Первая такая опора для формирования эстетического объекта через архитектоническую структуру – заглавие. Именно оно как начало текста становится основой предпонимания и толчком к ожидаемому развертыванию целостности. Эту же роль может играть имя автора, жанровое обозначение.

Не менее важную, но несколько иную роль в формировании архитектоники должны иметь начало и конец текста. Традиционно заглавие, эпиграф, начало и конец текста называют сильными позициями текста6. Во-первых, заглавие / начало и конец – это рамка, которая на уровне композиции локализует текст, а на уровне архитектоники, следовательно, локализует эстетический объект. Кроме того, начало и конец текста – это сегменты, которые обладают потенциальной возможностью предельно концентрировать подтекст7: начало – это концентрация смыслов, которые будут развертываться в авторском высказывании, конец – подведение итогов, завершение и ретроспектива всего высказанного. Итак, две «крайние» опоры архитектоники – начало и конец. Но архитектоника – это структура развертывающегося эстетического объекта, следовательно в тексте должны быть и другие сегменты, «опираясь» на которые, она формируется.

Разные сегменты текста обладают различной концентрацией подтекста и, следовательно, различной смысловой концентрацией. В определенных отрезках текста за счет сгущения подтекста образуются своего рода смысловые сгустки, которые и дают толчок для дальнейшего развертывания целостности. Эти сегменты реализуют одно или несколько значений, заложенных в заглавии, обладают смысловой завершенностью и обладают максимальной смысловой концентрацией. Именно такие отрезки текста и становятся материальным проявлением архитектоники. Поэтому архитектонику как структуру эстетического объекта можно изучать, опираясь на систему таких сильных мест текста.

Так, установка на восприятие рассказа И.А. Бунина «Преображение» формируется за счет трех основных значений. Первое – бытовое: преображение – это изменение образа, формы, вида какого-нибудь предмета и пр. Преобразить – значит сделать иным, лучшим.

Два других значения взаимосвязаны. Преображение – это, и один из двенадцати основных православных праздников в память чудесного преображения всего облика Иисуса Христа, и – название самого события, которое описано в евангелиях. Иисус, ввиду приближающихся страданий и смерти, для утверждения своих учеников в вере, решил явить им всю славу своего божества. Он взял апостолов Петра, Иакова и Иоанна, возвел их на гору Фавор и сделал их свидетелями своего преображения.

Вероятно, эти три значения и должны реализоваться в тексте.

Рассмотрим, какие значения, заложенные в заглавии реализуются в начале текста.

Началом текста мы будем считать первые два предложения:

«Двор был богатый, семья большая.

Старик, наплодив детей и внуков, в свое время помер, но старуха зажилась и жила так долго, что, казалось, никогда не будет конца ее жалкому и нудному существованию».

Именно в результате их взаимодействия создается наивысшая концентрация подтекста. За счет каких средств это происходит? Первое предложение представляет собой бессоюзное сложное предложение. Оно состоит из двух частей, каждая часть – это нераспространенное простое предложение, состоящее только из главных членов: подлежащего и сказуемого, то есть предложения имеют одинаковое строение частей. С одной стороны, существует их неразрывная связь (большая семья – это тоже богатство, а богатый двор требует много сил и труда в его создании и поддержании благополучия); с другой стороны, вторая часть – это неполное предложение: во второй части пропущен глагол-связка, то есть по аналогии с первой частью здесь может прочитываться глагол «была». Но глагол не назван, возникает неоднозначность: семья в данное время тоже большая или она была раньше большая, а потом стала другой. А может быть она всегда будет такой большой и богатой. Акцент, таким образом, делается на численности семейства и богатстве двора. Следующее предложение начинается со слова «старик». То есть назван глава семьи, родоначальник и зачинатель богатства. Деепричастный оборот «наплодив детей и внуков» подчеркивает плотский характер существования старика. Нет ни имени, ни фамилии, есть только обозначение этого человека по возрасту и функции. Он – некое существо, живущее по воле инстинкта. Поэтому оборот «в свое время помер» как бы подтверждает, что старик исчерпал все предназначенное ему в жизни. И, следовательно, наступило его время – время умирать. Как и жизнь, смерть старика обыденна. Все событие смерти обозначено просторечным глаголом «помер».

Вторая часть предложения присоединяется противительным союзом «но», она противопоставлена первой: «но старуха…». Появляется второй зачинатель богатого семейства. С одной стороны, старуха – это такой же безликий персонаж, как и старик. Но она не умирает, а продолжает жить: «зажилась и жила так долго». Она еще не исчерпала своего жизненного потенциала. Она беспомощна, ни на что не годна, но продолжает жить и, «казалось, никогда не будет конца ее жалкому и нудному существованию». Безличный глагол «казалось» несет в себе два значения: 1) вводное слово; 2) казаться – производить то или иное впечатление. Таким образом, жизнь старухи представлялась существованием, вероятно, только окружающим. Сама старуха не чувствовала свою жизнь таковой. Именно старуха и ее жизнь становится объектом внимания рассказчика. О ней сказано, что она живет: «…старуха зажилась и жила так долго», а другим кажется, что она существует: «…казалось, никогда не будет конца ее жалкому и нудному существованию». По сути это старик не жил, а существовал, это старик существо, а старуха – «живет» и быть может ее жизни «не будет конца». Старик и старуха оказываются в оппозиции друг к другу. Трансформируется традиционный сказочный зачин «жили-были старик со старухой». Единое целое «старик со старухой» разрывается, подчеркивается их принципиальное отличие как на композиционном, так и на лексическом уровне.

Дальнейшее развитие текста конкретизирует и уточняет уже имеющуюся информацию, не внося каких-либо новых смысловых изменений:

«Это они со стариком были строителями и владыками всего этого обширного, прочного, теперь уже давно обжитого, вросшего в свое место, грязного и уютного гнезда с его гумном, дуплистыми лозинами, амбарами, черной избой в три связи, грубым до дикости скотным двором, потонувшем в навозе и переполненным сытой скотиной. Это они когда-то были молоды, красивы, разумны и строги, а потом стали как-то теряться среди все увеличивающейся и крепнущей молодежи, то в одном, то в другом уступать ей свою волю и наконец совсем сошли на нет, захирели, высохли, сгорбились, забились на полати, на печь, отчудились сперва от семьи, а потом и друг о друга, чтобы уже навеки разлучиться по могилам.

После смерти старика старуха почувствовала себя особенно неловко на белом свете – и сократилась до последнего, совсем как будто забыла, что ведь все это молодое, сильное царство, в котором она стала такой ненужной, развела она, она».

Очередным толчком для развертывания новых смыслов является следующий сегмент текста:

«Вышло как-то так, что оказалась она самым ничтожным существом во всем дворе, живущим в нем точно из милости, годным лишь на то, чтобы ютиться на жаркой печи зимою, а летом цыплят стеречь, избу караулить в рабочую пору… Кому бы пришло в голову бояться ее, думать о ней!»

Первое предложение представляет собой в первой части безличное предложение: «Вышло как-то так…». То есть в данной ситуации произошло что-то независимо от кого бы то ни было. Никто не виноват в том, что случилось. Так распорядилась судьба. Лексический повтор способствует возникновению новых смыслов, акцент делается вновь на фигуре старухи и на оппозиции ее всему остальному двору:

1-й фрагмент: «двор был богатый», 2-й фрагмент: «во всем дворе»;

1-й фрагмент: «жалкому и нудному существованию»,

2-й фрагмент: «оказалась она самым ничтожным существом».

Старуха «оказалась» «существом», которое «годится лишь на то», чтобы «ютиться», «стеречь», «караулить». Она выпала из принятой системы ценностей и поэтому не живет, а существует.

Следующим указанием на существование скрытого смысла в тексте является многоточие. Оно формирует момент ожидания логической развязки: либо бесконечное продолжение бессмысленного существования старухи, либо смерть старухи. Но второе предложение неожиданно дает новый поворот: «Кому бы пришло в голову бояться ее, думать о ней!» Оно построено как риторическое восклицание. То есть оно никоим образом не соотносится с бытовой историей. И на фоне бытовой истории, таким образом, предполагает неожиданное развитие, ожидание чего-то непредсказуемого.

Таким образом, в тексте существуют некие сегменты, каждый из которых являясь концентрацией смыслов, узловым моментом текста, собирает в себе определенную художественную информацию, подытоживает ее, но в то же время в нем заложена и перспектива развития текста, тот новый компонент смысла, который до этого в тексте не возникал. Так, от одного такого сегмента к другому происходит постепенное развертывание целостности. И, следовательно, проследив становление эстетического объекта, мы можем говорить о том, что он имеет определенную структуру (т.е. архитектонику). Именно архитектоника, материальным проявлением которой являются вышеназванные сегменты текста, и позволяет существовать некоему инварианту эстетического объекта.

1 См.: Вальцель О. Архитектоника драм Шекспира // Проблемы литературной формы. Л., 1928; Ингарден Р. Исследование по эстетике. М., 1962; Бахтин М.М. Проблема материала, содержания и формы в словесном художественном творчестве // Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975; Медведев П.Н. Формальный метод в литературоведении. М., 1993; Тамарченко Н.Д. «Композиция и архитектоника» или «композиция и конструкция»? (М.М. Бахтин и П.А. Флоренский) // Литературоведение и литературоведы. Коломна, 1996 и др.

2 См., например: Кухаренко В.А. Интерпретация текста: Учебное пособие для студентов пед. институтов. М., 1998, Николина Н.А. Филологический анализ текста. М., 2003. С. 45.

3 Бахтин М.М. Указ. соч. С. 17.

4 Там же.

5 См. о проблеме целостности: Гиршман М.М. Литературное произведение: теория художественной целостности. М., 2002.

6 См.: Арнольд И.В. Семантика. Стилистика. Интертекстуальность. СПб., 1999. С. 205.

7 См. о проблеме подтекста: Брудный А.А. Подтекст и элемент внетекстовых знаковых структур // Смысловое восприятие речевого сообщения. М., 1976; Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М., 1981; Исаева Л.А. Художественный текст: скрытые смыслы и способы их представления. Краснодар, 1996; Сильман Т.И. Подтекст – глубина текста // Вопр. лит. 1969. № 1; Сильман Т.И. Подтекст как лингвистическое явление // Филологические науки. 1969. № 1; Камчатнов А.М. Подтекст: термин и понятие // Филологические науки. 1988. № 3 и др.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

79194. Убийство при превышении пределов необходимой обороны 32.26 KB
  Общественные отношения обеспечивающие жизнь человека. совершение действий по средствам которых осуществляется физическое механическое химическое или биологическое воздействие на организм человека либо не совершается действие которое лицо должно и могло было совершить для устранения опасности грозящей жизни человека.
79195. Причинение смерти по неосторожности 32.84 KB
  От причинения смерти по неосторожности следует отличать невиновное причинение смерти казус которое исключает уголовную ответственность ст. От умышленного причинения тяжкого вреда здоровью повлекшего смерть потерпевшего по неосторожности ч. 111 УК РФ причинение смерти по неосторожности ст.
79196. Понятие и виды телесных повреждений 34.48 KB
  Понятие вред здоровью в уголовном законе не раскрывается. Определение вида вреда производилось в соответствии судебно медицинской экспертизой тяжести вреда здоровью на основании критериев указанных в постановлении Правительства РФ от 17 августа 2007 г. N 522 Об утверждении правил определения степени тяжести вреда здоровью человека . С медицинской точки зрения под вредом здоровью понимают нарушение анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций либо заболевания или патологические состояния возникшие в результате...
79197. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Состав и виды 34.79 KB
  Имеется в виду причинение вреда здоровью опасного для жизни человека который по своему характеру угрожает жизни потерпевшего и может вызвать его смерть. Причинение тяжкого вреда здоровью распространяется и на повреждения неопасные для жизни в момент их причинения но повлекшие угрожающие жизни состояния и заболевания или патологические состояния возникшие в результате воздействия различных внешних факторов и закономерно осложняющиеся угрожающим жизни состоянием или сами представляющие угрозу для жизни человека. В соответствии с...
79198. Заражение ВИЧ-инфекцией. Состав и виды 30.41 KB
  Способы совершения данного преступления различные: в результате полового контакта; при переливании крови или ее препаратов содержащих вирус; при контактах поврежденных поверхностей тела; при использовании для инъекций не стерильных шприцев а также женщинойвирусоносителем при родах либо с молоком матери зараженным вирусом и в других случаях. Состав преступления формальный для окончания преступления не требуется наступления последствий а именно заражения потерпевшего.
79199. Оставление в опасности 30.24 KB
  Преступление небольшой тяжести состав основной простой формальный Объект – общественные отношения обеспечивающие безопасность жизни или здоровья Обязательный признак – потерпевший другой человек находящийся в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенное возможности принять меры к самосохранению по малолетству старости болезни или вследствие своей беспомощности Объективная сторона характеризуется общественноопасным деянием в форме бездействия оставление без помощи вышеуказанного лица обстоятельства совершения...
79200. Общая характеристика преступлений против свободы, чести и достоинства личности 31.93 KB
  Отнесение рассматриваемой главы к разделу о преступлениях против личности которым открывается Особенная часть УК РФ вытекает из конституционных положений об охране свободы защите своей чести и доброго имени достоинства личности например ст. 126128 УК РФ; б честь и достоинство человека включая оценку его личности окружающими и им самим ст.
79201. Похищение человека. Состав и виды. Отличие от незаконного лишения свободы 34.79 KB
  Под похищением человека ст. Но при всех условиях похищение признается оконченным с момента захвата похищенного лица т. Наказание за похищение значительно усиливается при наличии квалифицирующих обстоятельств ч.
79202. Клевета. Состав и виды. Отличие от ложного доноса 34.68 KB
  С объективной стороны клевета определяется как распространение заведомо ложных сведений порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Имеются в виду измышления заведомо ложные сведения подрывающие положительную оценку окружающими общественным мнением личности и его деятельности как не соответствующих этическим правовым профессиональным критериям. Обязательный элемент понятия клеветы распространение заведомо ложных сведений компрометирующих человека в устной или письменной форме в том числе в официальном...