15859

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО В РАБОТАХ Х. АРЕНДТ «VITA ACTIVA, ИЛИ О ДЕЯТЕЛЬНОЙ ЖИЗНИ», Ю. ХАБЕРМАСА «ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА»

Научная статья

Логика и философия

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО В РАБОТАХ Х. АРЕНДТ VITA ACTIVA ИЛИ О ДЕЯТЕЛЬНОЙ ЖИЗНИ Ю. ХАБЕРМАСА ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА В процессе истории изменяется представление о пространстве политического. Для каждой эпохи характерно определенное видение политического. В

Русский

2013-06-18

84 KB

11 чел.

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО В РАБОТАХ Х. АРЕНДТ «VITA ACTIVA, ИЛИ О ДЕЯТЕЛЬНОЙ ЖИЗНИ», Ю. ХАБЕРМАСА «ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА»

В процессе истории изменяется представление о пространстве политического. Для каждой эпохи характерно определенное видение политического. Вопросу о выделении направленности его изменения посвящены работы Х. Арендт «Vita activa, или о деятельной жизни» (1957) и Ю. Хабермаса «Теория и практика» (1967). Анализ изменения содержания политического осуществляется ими в контексте высказывания о самой истории. Арендт и Хабермас рассматривают историю человеческого общежития сквозь призму политического, как историю политического пространства.

Они представители разных философских школ. Хабермас принадлежит к франкфуртской школе, разделяет неомарксистские взгляды. Арендт — ученица Ясперса, Хайдеггера. Они как бы на разных философских полюсах, но в вопросе об историческом изменении политического их позиции пересекаются.

В основе политического осмысления истории как у Арендт, так и у Хабермаса лежит аристотелевское разделение praxis и poiesis. В их работах «Vita activa, или о деятельной жизни» и «Теория и практика» переосмысливается в контексте политического взгляда на историю отличие платоновского противопоставления теории и практики, как противопоставления созерцательной и деятельной жизни (bios theoreticos — bios practicos; vita contemlativa — vita activa) от аристотелевской позиции относительно взаимоотношения теории и практики. В «Никомаховой этике» Аристотель отличает деятельность (praxis) и изготовление (poiesis). Аристотель ставит понятие theoria (теория) в один ряд не только с praxis, но и с poiesis, что приводит его к троичной классификации наук: науки об умозрении, науки о деятельности (политика, риторика, этика), науки об изготовлении. Аристотелевское отношение политики, риторики, этики к практической науке раскрывается в понимании политического у Арендт и Хабермаса.

Отличие теоретического от практического у Аристотеля связано с ролью познания, на которое указывает Ф. Кессиди: «В отличие от теоретической эпистемы, для которой познание является самоцелью (“знание ради знания”), практическая эпистема занимается получением знания для реализации идеала, будь это в поведении человека или в производстве продукта. В области практических и производительных “наук” цель мышления не познание, но поступки, деятельность (praxis) (см. EN I 1, 1095 а 7)»1. Такая аристотелевская нацеленность мышления на практическое рассматривается Арендт и Хабермасом в историческом процессе.

В книге «Vita activa, или о деятельной жизни» Арендт рассматривает историческое изменение понимания политического в контексте анализа переосмысления человеком своей деятельности. Она предлагает «…род размышления об условиях, в каких, насколько мы знаем, люди жили до сих пор, и размышлением этим правят, даже когда специально о том не говорится, опыт и заботы современной ситуации»2. Для нее становится важным определить «что мы делаем, когда мы деятельны»3.

Политика представлена Арендт в качестве центральной сферы человеческой жизни, она оказывается условием существования человека. Стоит отметить, что в английском переводе книга названа «The Human Condition» (Человеческое условие). Сама книга становится неким рассказом об истории человеческой жизни, тем самым — и повествованием («storytelling») политической истории. Многие исследователи творчества Арендт отмечают, что ее политическая философия оказывается у нее историей4.

Тема деятельности раскрывается Арендт через анализ исторического переосмысления труда (работы), создания (изготовления) и действия (поступка). Деятельность труда она определяет ответственной за биологическое существование человека. В создании видит реализацию человеком самого себя как противоприродного существа. Человек, по Арендт, не находит утешения в неизменности, повторяемости себя как биологического рода, поэтому создает «вторую природу» — «искусственный мир вещей», в котором обретает «утешение для своей индивидуальной смертности»5. Действие она помещает в интерсубъективное пространство между людьми, считая, что оно развертывается без какого-либо материального посредничества. В качестве его основного условия Арендт выделяет факт множественности человека: на земле живут люди, а не человек. Факт плюральности, по мнению И. Косич, Ю. Мишкенене, является у Арендт важнейшим условием человеческого существования, выражающий ее отказ говорить в абстрактных терминах о человеческой природе, о врожденных правах, свободе6.

Именно в действии Арендт видит проявление политического аспекта vita activa. Через действия, поступки каждый отдельный человек входит в мир людей и существует в нем: «Для людей жизнь — как говорит латынь, язык пожалуй самого глубоко политического из всех нам известных народов, — равносильна пребыванию среди людей (inter homines esse)»7. Сама жизнь среди людей определяется поступком, действием.

Разделение vita activa на труд, создание и действие определяется многими исследователями Арендт как основной вклад в политическую мысль ее книги8.

Арендт считает, что в истории происходит «переворачивание» смыслов этих трех моментов vita activa. Для нее становится важным показать «исчезновение» понимания политического действия на основе подмены содержаний видов деятельности. В качестве его отправной точки Арендт рассматривает Новое время: «Перед нами возникает перспектива такого трудового социума, от которого труд, т.е. единственная деятельность, в которой оно еще что-то понимает, ускользнул. Что может быть более зловещим?»9. Арендт анализирует Новое время как исторический этап становления общества в нынешний рабочий социум, в котором существует только видимость политической деятельности: «Внутри этого общества, которое эгалитарно, ибо такова соразмерная труду форма жизни, нет ни одной группы, никакой аристократии политического или духовного рода, способной проложить пути воссоздания способностей человека10. Такой подход к Новому времени мы встретим и у Хабермаса в книге «Теория и практика». Он осмысливает историю общества с Нового времени как процесс формализации политического, что выражено в феномене рационализации. Его Хабермас выводит из нарушения взаимоопределения теории и практики, из изменения содержаний данных понятий как в истории политического, так и в истории науки.

Оба мыслителя показывают историческое изменение понимания политического действия на основе переосмысления теоретического и практического. Однако Арендт делает это в иной категориальной сетке: в терминах vita activa и vita contemplativa, в понятиях смертности и бессмертия, публичного и частного.

Как Арендт, так и Хабермас стоят на позиции рассмотрения античного, аристотелевского понимания политического в качестве классического осмысления политической сферы действия человека. Арендт определяет античное политическое как пространство для свободного действия. Античное политическое раскрывается ею, на наш взгляд, как сфера подлинно практического, в котором созерцание, мышление также представлено в виде деятельности. Bios politicos Аристотеля показан ею как единство деятельной (vita activa) и созерцательной жизни (vita contemplativa), которое проявляется в трех образах бытия свободного человека: жизнь в наслаждении телесной красотой; жизнь, посвященная прекрасным деяниям в полисе; жизнь философа (созерцание нетленной, непереходящей красоты и пребывание в ней). Но античное политическое рассматривается Арендт не только в аспекте единства, но и в аспекте разделения. Политическое не представлено ею как исчерпывающее единство всех видов деятельности. Арендт показывает, что в античности труд отделен от политического образа жизни. По словам Арендт, bios politicos развертывается в области прекрасного, в которой нет места для труда, потому что вещи в ней не рассматриваются как продукты труда: не обладают необходимостью их потребления и не несут какую-либо определенную полезность. Труд в смысле изготовления не включается Аристотелем в сферу свободной жизни — в сферу политического.

Таким образом, аристотелевское политическое раскрывается Арендт в двух аспектах: как единство теоретического и практического образов жизни и как отделенное пространство, отгороженное стенами полиса от труда.

Причины изменения понимания политического в историческом процессе Арендт раскрывает через изменения в этих двух аспектах. С одной стороны, происходит распад аристотелевского единства теоретического и практического. Характер свободного действия остается только у bios teoretikos, преобразованного в латинском языке в vita contemplativa. Средневековое vita activa осмысливается в негативном ключе, оказывается греческим не-покоем (nec-otium, a-sholia). Так возникает разделение на два вида деятельности (vita activa и vita contemplative) и противоречие между ними. С другой стороны, происходит объединение понимания всех видов деятельности в уравнении их значений, тем самым vita activa исключается из сферы политического: «…действие (поступок) оказалось теперь тоже пригнетено до уровня деятельностей безусловно необходимых для жизни на Земле, так что из трех аристотелевских свободных образов жизни остался только третий, vita contemplativa, ,bios teoretikos»11.

В этом изменении значения теории и практики в политическом пространстве Арендт видит «исчезновение» собственно политического как единства теоретической и практической жизни. Политическое исчезает в примате теоретического в смысле созерцания. Примат созерцания стирает, по мнению Арендт, различие внутри vita activa, исключая из него практику.

Переосмысление политического на основе изменения отношения между теорией и практикой раскрывается Арендт и в контексте понятий бессмертия и смертности. Она показывает, что в античности природа понималась как непреходящее, бессмертное. Смертность — удел человека как биологического существа. Однако, по причине окруженности бессмертной природой, античный человек желал преодолеть свою конечность: «Жажда бессмертия вырастала у греков из сознания, что в качестве смертных они объяты непреходящей природой и проводят свою жизнь под взглядами неумирающих богов»12. Преодолением ее становилась деятельность, процесс производства вещей, воспринятые людьми как вписывание себя в бессмертную природу. Однако, приобщение к бессмертности через практическую жизнь осмысливалось греками как противоположное вечному. Вечность — сфера созерцания, bios teoretikos.

Хабермас в работе «Теория и практика» также, как и Арендт, осмысливает историю общества как процесс изменения классического, античного пространства политического в направлении отождествления практического с техническим. Аристотелевское представление о политическом становится для него неким отправным пунктом истории политики как истории всей жизнедеятельности человека. Новое время характеризуется им как этап кардинального переосмысления античного политического, ведущий к индустриальному на современное понимание политики. В «Теории и практике» Хабермас выделяет три аспекта классического понимания политического и их изменение при переходе к современному пониманию политики13:

  1.  Политическое у Аристотеля раскрывается в этическом контексте как сфера блага14. В античном представлении о политическом не было разделения между обычаем и законом. Пространством реализации такого политического стал полис. Именно в нем, по Аристотелю, проявлялась природа человека. Хабермас показывает изменение понимания данного аспекта политического на примере сравнения античного представления с представлением в философии Канта. Этическое у Канта отделено от политического, что находит отражение в его понимании свободы. Представление о свободе у Канта, по мнению Хабермаса, отстранено от внешней жизни человека в обществе, она может быть достигнута только во внутреннем личном пространстве индивида. Политическому Кант отводит роль технической экспертизы внешнего, политическое в его философии — это не сфера действия внутренней морали, свободы личности15.
  2.  Греческое понимание практики не включает в себя представление о techne. Хабермас рассматривает политическое в философии Гоббса в качестве примера уравнивания содержаний данных понятий в Новое время. Для Гоббса человечество обязано своим существованием технологии. Политика является в его представлении технологией создания государства, которое дает гарантии существования человека как человека.
  3.   Источник политического в аристотелевской парадигме — благоразумие (phronesis), а не научная форма мышления, основанная на законах логики. Классическое политическое не нуждается в законах логики, оно требует практического мышления, осознания ценностей. В Новое же время, по мнению Хабермаса, политическое претендует на знание сущности правосудия, законов, на некоторое научное знание. Изменяется само представление о знании, о науке. Наука самоутверждается в обществе, претендуя на легитимацию власти в области мировоззрения людей.

Хабермас и Арендт раскрывают историю как изменение отношения человека к собственной деятельности в рамках изменения отношения теоретического и практического.

Философы подчас рассматривают историческое переосмысление сути политического в разных категориальных сетках. Хабермас анализирует изменение понимания политического в понятиях рациональности, теории, практики. Арендт — в понятиях публичного, приватного, смертности, бессмертия, труда, создания, поступка. Однако разные понятия отсылают к одним смыслам изменения пространства политического. А именно, и у Арендт, и у Хабермаса мы встречаем с такие аспекты проблемы исторического переосмысления политического: проблема рационализации пространства политического и всей жизненной сферы человека; политическая проблематика в науке (каким образом история возвеличивания науки в Новое время влияет на изменение содержания политического, приобретает политическое содержание); Новое время как переходный этап истории в понимании политического.

Философско-политические взгляды Арендт и Хабермаса на историю человеческого бытия взаимосвязаны, в них можно выделить общие аспекты. В их концепциях присутствует тенденция рассматривать изменение осмысления политического пространства в истории как его кардинальное переосмысление.

Хабермас при построении своей концепции коммуникативного действия во многом опирался на идеи Арендт об истории жизнедеятельности человека, трансформируя и транслируя их в собственной терминологии. Примером тому служит статья Хабермаса «Hannah Arendt’s communications concept of Power»16. В этой работе он выразил собственное осмысление философии Арендт, высказал наличие обусловленности своих идей ее концептами. Хабермас считает, что Арендт строит коммуникативную теорию (модель) действия17. Он противопоставляет теорию действия Арендт теории действия Макса Вебера, и считает, что у Вебера понятие «power», у Арендт «force» (сила, усилие, действие). Арендтовскую концепцию действия Хабермас интерпретирует в рамках собственного представления о коммуникативном действии, которое обозначается им как медиум, в котором формулируется коллективный жизненный мир. Хабермас считает, что Арендт вернула политическую силу практике, совместному говорению и действию индивидов18. Практические вопросы у Арендт Хабермас называет «рациональным дискурсом». Ее концепцию практики он определяет как ту, которая основывается на рациональности практического решения19.

Интерпретацию Хабермасом философии Арендт анализирует МКанован в работе «A Case of Distorted Communication: A Note on Habermas and Arendt»20. Она указывает на то, что эта интерпретация стала основой его теории коммуникации.

Она полагает, что Хабермас интерпретирует взгляд Арендт на политическое в контексте собственной концепции «о практике как об общем действии и коммуникации» («the praxis of those who talk together in order to act in common»)21.

При этом она говорит о том, что Арендт не разделяет критическую уверенность Хабермаса в возможности рационального консенсуса в политических вопросах, что «общие убеждения» дадут свободу людям. Канован считает, что в концепции Хабермаса присутствует направленность на решение практических проблем, а у Арендт — на постановку философских вопросов22. У Арендт, по ее мнению, не встретить идею о том, что мы можем решать, регулировать практические политические диспуты чистой рациональностью: «Концепция практики Арендт не базируется на рациональности практического суждения»23. Канован считает, что Хабермас упускает концепт действия у Арендт. По Хабермасу, рациональное соглашение по политическим вопросам является материалом для практической обоснованности. В концепции же Арендт, по Канован, люди действуют вместе не по общей воле, базирующейся на рациональном консенсусе. Действие — это сеть действий, пересекающихся не на общей цели. Канован полагает, что в целом Хабермас неверно истолковывает концепцию действия Арендт. Он пропускает значение настояния Арендт о том, что свободные люди суть неизбежно множественное24. По Арендт, публичный мир — это мир совместного свободного бытия индивидов в их множественности. Поэтому, у нее нет понятия «общей воли» («common will»).

Концепции Арендт и Хабермаса являются реакцией на идею о преобладании рационального дискурса в пространстве коллективного дискурса современного общества. Такую идею высказывает Kelli Joseph в статье «Marx, Arendt and Habermas on Common Interest and Public Action: Reflections on the Modem Indian»25. Он считает, что они рассматривают публичную сферу как пространство для критического осмысления и диалога26.

Общим у Арендт и Хабермаса оказывается взгляд на экономическое как на форамализацию сферы политического, как на утрачивание сути политической жизни27.

Работы Арендт «Vita activa, или о деятельной жизни» и Хабермаса «Теория и практика», на наш взгляд, демонстрируют некоторые изначальные общие и различные идеи в политических подходах Арендт и Хабермаса к истории человека. «Теория и практика» является только начальным этапом построения его концепции коммуникативного действия. В этой его работе прослеживаются отсылки к политическому подходу Арендт на историю. Рассмотрев основные идеи «Теории и практики» и «Vita activa, или о деятельной жизни» мы можем выделить следующие общие и различные моменты в философско-политических позициях Арендт и Хабермаса.

Позиция политического подхода к анализу истории человечества формируется Хабермасом в книге «Теория и практика» в процессе его анализа философских концепций, осмыслений политического в истории. По Хабермасу, та или иная философская концепция выражает время, в которой она написана, свойственное человеку того времени мироощущение. Хабермас, на наш взгляд, придерживается метода анализа философских текстов разного исторического периода для узнавания различных точек зрения на политическое в истории. Мыслитель имеет и свое собственное мнение о содержании политического пространства, но оно еще не высказано явно в работе «Теория и практика». Оно предстает в данной книге в качестве политического подхода к рассмотрению истории, но не раскрывается в роли выведения собственного концепта о политическом, что находит выражение в последующих его работах. Собственное понимание политического у Хабермаса завязано на его идее «коммуникативного действия». В «Теории и практике» намечены только ее «эскизы».

Арендт тоже использует политический подход к истории жизни человека, анализируя изменение осмысления деятельности, политического в истории. Однако, в работе «Vita activa, или о деятельной жизни» она также высказывает и сформулированное собственное осмысление политического. При этом, на наш взгляд, Арендт не оценивает его в контексте рассматриваемой ею истории понимания действия, тем самым не определяет «место» собственного осмысления в предлагаемой ею истории «осмыслений».

Как Арендт, так и Хабермас рассматривают историю человека в контексте «исчезновения» свободы из пространства политического действия. Они приходят к идее формализации жизнедеятельности человека. У Арендт она раскрыта через выявление таких феноменов в истории общества с Нового времени, как механизация и теоретизация человеческого действия. В терминах теории и практики эти явления исторического процесса представлены ею в виде разделения деятельности на теоретическую и практическую. Теоретизация жизненного мира человека исходит, по Арендт, из декартовского сомнения. Человек с Нового времени начинает «смотреть» на мир не из мира, а из собственного сознания, тем самым рационализируя собственную жизнь. У Хабермаса же рационализация политического действия и жизненного мира в целом раскрывается через технологизацию науки. В целом же для концепции рационализации политического Хабермаса характерен акцент на абсолютизацию практического, ставшего с Нового времени механистическим. Для Аренд же формализация жизнедеятельности в большей мере следует из теоретизации, из действия декартовского сомнения на мировоззрение людей.

У Арендт мы встречаем антропологизацию политического подхода к истории жизнедеятельности. Политическая проблематика выводится ею из разделения сущности человека на природное и собственно человеческое. Собственно человеческим и оказывается политическое. Хабермас же в своем политическом анализе истории общества не уходит в антропологическую проблематику, в вопрос о соотношении природного и человеческого в сущности человека.

1 Кессиди Ф.Х. Этические сочинения Аристотеля / Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4. М.: Мысль, 1983. С. 11.

2 Арендт Х. Vita activa, или О деятельной жизни / пер. с нем. и англ. В.В. Бибихина; под ред. Д.М. Носова. СПб., 2000. С. 12.

3 Там же. С. 13.

4 James M. King, Hannah Arendt’s Mythology: The Political Nature of History and Its Tales of Antiheroes // The European Legacy. 2011. Vol. 16, № 1. P. 27–38.

5 Арендт Х. Указ. соч. С. 14.

6 Косич И.В., Мишкинене Ю.Б. Ханна Арендт. Философия и политика // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия. 1991. № 6. С. 79–93.

7 Арендт Х. Указ. соч. С. 15.

8 Markell P. Arendt’s Work: On the Architecture of The Human Condition // College Literature 38.1. 2011. P. 15–44.

9 Арендт Х. Указ. соч. С. 12.

10 Там же. С. 12.

11 Там же. С. 22.

12 Там же. С. 27.

13 Habermas J. Theory and Practice. Boston: Beacon Press, 1974. P. 41.

14 Там же. P. 41.

15 Там же. P. 41.

16 Habermas J. Hannah Arendt’s communications concept of Power // Social Research. 1977. Vol. 44. Issue 1. P. 3–24.

17 Там же. P. 4.

18 Там же. P. 15.

19 Там же. P. 24.

20 Canovan M. A Case of Distorted Communication: A Note on Habermas and Arendt // Political Theory. 1983. Vol. 11. Issue 1. P. 105–116.

21 Там же. P. 108.

22 Там же. P. 109.

23 Там же. P. 109.

24 Там же. P. 111.

25 Kelli J. Marx, Arendt and Habermas on Common Interest and Public Action: Reflections on the Modem Indian State // Discourse of Sociological Practice. 2004.

26 Там же. P. 83.

27 Там же. P. 86.

© Сидорова М.А., 2013

PAGE  205


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

59084. Природа - наш спільний дім 36 KB
  Яке воно весняне небо Проект синоптиків складання на дошці діаграми Вена Весняне небо надихнуло нас на роботу. Хто із школярів добрав найвлучніше слово Яким Валя побачила небо Який у неї був настрій Яким діти побачили небо після Валиних слів А чому небо восени сумне зажурене...
59085. Природа у поезії Павла Тичини 42.5 KB
  Ознайомити школярів із життєвим та творчим шляхом Павла Тичини удосконалювати навички правильного і виразного читання розвивати образне мислення звязне мовлення; виховувати естетичні почуття любов до природи.
59086. Проектний виховний захід. Байдужість не прощається 60 KB
  Переконати що байдужість негативна людська риса На дошці вислови: Людина народжується не для того щоб загинути безвісною нікому невідомою пилинкою. Добрий день усім хто не залишився байдужим до того що діється навколо і прийшов сьогодні до нашого залу щоб засудити...
59087. Підсумковий урок за романом О. Вайльда. Портрет Доріана Грея 55 KB
  Мета: проаналізувати основні теми та ідеї роману Портрет Доріана Грея намалювати психологічні портрети головних героїв твору прищеплювати навички складання конспекту за допомогою опорних схем і таблиць вчити школярів помічати і розвязувати проблемні питання...
59088. Птахи нашого краю 47.5 KB
  Отже ви здогадались що мова піде в нас про птахів нашого краю. Зараз ми з вами відправимось у дивну подорож вулицею Птахів у місто Природоград. Поки автобус їде давайте пригадаємо що ми знаємо про птахів.
59089. Рідну матусеньку зі святом вітаю 40 KB
  Подивіться мамо вже й зима настала Ой не все я встигла що зробити мала Ведуча: А тепер подивіться у виконанні учнів невеличку пєсу Чи потрібне чоловіче свято Пєса Мама витирає посуд тато і син за столом їдять печиво.
59090. Сценарій виховного заходу. Різдвяна світлиця 44 KB
  Господар: Будемо пісні співати Розважатись танцювати Ви прийшли усі до нас Цей святковий стріти час Господиня бере кошик ставить його посеред хати. Господар: Де ж наш образ Ага зараз беру будемо благословляти добрих вісників.
59091. Релігія та міфологія давнього Єгипту 38.5 KB
  Після цього уроку учні зможуть: називати головних давньоєгипетських богів; застосовувати та пояснювати на прикладах поняття та терміни: жрець міф; наводити приклади відбиття в міфах га релігії життя єгиптян; визначати особливості духовного життя в Давньому Єгипті.
59092. Репортаж з країни невивчених уроків 31 KB
  Ми ведемо репортаж з Країни Невивчених Уроків куди потрапив ледар Віктор Перестукін. А ось і він зі своїм вірним котом Кузею Виходить Перестукін з котом Кузя. Хазяїне Хоч трішечки води Я помираю Перестукін. От скажіть чому дорівнює 9х5 Перестукін.