15865

ФИЛОСОФСКАЯ ИННОВАТИКА КАК ВИД ФИЛОСОФСКОГО ДИСКУРСА

Научная статья

Логика и философия

ФИЛОСОФСКАЯ ИННОВАТИКА КАК ВИД ФИЛОСОФСКОГО ДИСКУРСА В современных публицистических научных экономических политических публикациях и комментариях все большее внимание уделяется инновациям и инновационной деятельности. Это уже не столько общее место сколько н...

Русский

2013-06-18

60.5 KB

4 чел.

ФИЛОСОФСКАЯ ИННОВАТИКА КАК ВИД ФИЛОСОФСКОГО ДИСКУРСА

В современных публицистических, научных, экономических, политических публикациях и комментариях все большее внимание уделяется инновациям и инновационной деятельности. Это уже не столько «общее место», сколько настоятельное требование и где-то стандарт, которому должна удовлетворять любая деятельность, если она претендует на статус современной, конкурентоспособной, эффективной.

Закономерно, что трактовка инноваций и инновационной деятельности, в особенности связанной с включением в их круг социально-гуманитарных инноваций, не всегда, а зачастую совсем не похожих на технико-технологические, медицинско-биологические инновационные схемы и сети, востребовали к их пониманию обобщенные методы и рефлексивные подходы, которые традиционно связывают с философией и называют философией некоей предметной деятельности. Правда, на сей счет многие философы, которые не делят ее на фундаментальную и прикладную, занимают скептическую или ироническую позицию, известную в отечественной философии еще со времен Э.В. Ильенкова («диалектика продажи арбузов»).

На наш взгляд, при всей правомерности такого ироничного взгляда, нельзя отрицать, что идет быстрый процесс усложнения, дифференциации философского дискурса, техники философского анализа, который происходит естественным путем, а не как дань моде.

В последнее время наметилась общая тенденция роста так называемых отраслевых и прикладных сегментов философского знания (философия науки, философия политики, философия управления, философия образования и др.). И невольно возникают вопросы о той общефилософской платформе, из которой они исходят, и о способах, интеллектуальных техниках, связывающих эти платформы с конкретнонаучным знанием.

В этом плане мы будем в своем анализе традиций философствования и более точны, и более последовательны, если будем придерживаться понятия «философский дискурс», под которым будем иметь в виду определенный способ философствования, обращения как с философским знанием и методом, так и, прежде всего, с особенностями их взаимодействия с нефилософской сферой мышления и знания. Иными словами, предметно-методологический подход позволяет более внимательно присмотреться к инструментальной (технологической) стороне философского дискурса, в особенности современного. Можно предложить (выделить) несколько наиболее распространенных моделей философского дискурса, всматриваясь прежде всего в отечественную философскую мысль (но не только в нее):

– фундаментальный философский дискурс, эволюционирующий в рамках создания новых философских систем и исходящий из традиционного или неклассического категориального набора (бытие, мышление, истина, развитие и т.п. или воля, переживание, жизнь, свобода и т.п.);

– проблемно-интенциональный1 философский дискурс, центрирующийся в течение многих десятилетий, а то и столетий, на разработке судьбоносных для общества (нации) немногих проблемах: цивилизационная идентичность (славянофилы-западники); природа человека (биологическое-социальное или природосообразность-культуросообразность); человеческая свобода и отчуждение; духовное и формы его воплощения; природа и пределы внутренней детерминации (самодетерминации) и т.п.;

– контекстуальный философский дискурс, в рамках которого философские проблемы выявляются и решаются с помощью нефилософского (художественного, теологического, мистически-интуитивного, научного) инструментария. По этому поводу, конечно, возникает сомнение: не является ли такого рода модель нонсенсом? Но гипотетически, в особенности применительно к некоторым национальным и региональным протофилософским школам, выделение такого дискурса, на наш взгляд, правомерно;

– философская инноватика и, в целом, философская прагматика как особый философский дискурс. (Часто высмеиваемый ортодоксальными отечественными философами 60–70-х гг. XX в. в качестве «философии продажи арбузов» или современными — в качестве «философии гвоздей и шурупов»).

В связи с этим сделаем несколько пояснений по поводу философской инноватики. Прежде всего речь идет об аналогии с современной научной деятельностью, что позволяет выделить в философии фундаментальную и прикладную части и сферу разработок. Приложения философии и разработки, сделанные с помощью философского инструментария, направлены на повышение эффективности научного поиска в той его части, где требуется усиленная теоретико-рефлексивная работа. Речь также идет о таких направлениях философской деятельности, которые концентрируются на выявлении оснований предметно-научных и междисциплинарных областей, анализе смены отраслевых научных парадигм, частнонаучных и общенаучных картин мира и других исследовательских направлениях, где сама наука или область рационально осмысленного практического опыта не имеют достаточно серьезного и отрефлектированного инструментария теоретического синтеза. Об этих ситуациях очень хорошо сказал В.И. Вернадский: «Дело в том, что философский анализ отвлеченных понятий, во множестве зарождающихся в новой науке, в ее новых проблемах и научных дисциплинах, необходим для научного охвата новых областей… Поскольку анализ основных научных понятий совершается философской работой, натуралист может и должен (конечно относясь критически) им пользоваться для своих заключений. Ему некогда самому его добывать»2.

Следует подчеркнуть, что ситуации с приложениями философского инструментария к новым областям человеческой мысли и новому опыту случались и ранее. Вначале философия сама была в силах дать и общерациональную и, отчасти, научно-дисциплинарную репрезентацию реального бытия и мышления. Затем, став «служанкой науки», она в лице выдающихся мыслителей и ученых сформировала неплохо оснащенный методологический инструментарий. Однако уже в XX в. в особенности в неклассический и постнеклассический период, когда происходит по выражению В.И. Вернадского «взрыв научного творчества»3 и формируется Большая наука, когда сама наука становится сложно организованной системой по горизонтали (множество частных наук), вертикали (сложная иерархия уровней точного знания и методов) и опытно-научному инструментарию, субъектной организации научной деятельности, сформировался острый запрос на анализ методологии науки. Здесь-то и становится остро необходима специализация и новая осмысленная организация самого философского знания и познания, что выразилось прежде всего в формировании множества частнофилософских или прикладных философских областей в виде философии науки, философии культуры, философии менеджмента, философии права, философии математики, философии химии, философии истории и других, порой более дробных областей философского познания, концентрирующих в себе сферу философских разработок на рубеже фундаментальных наук и других отраслей познания и практики. В итоге такого взаимодействия произошло взаимное обогащение философии и науки и формируется по образному выражению А. Койре, «философская субструктура»4.

Эта тенденция сейчас осознана как на уровне методологии науки, так и в самой философии.

Приведем на сей счет весьма характерное суждение одного очень известного отечественного физика, академика А.Б. Мигдала: «Анализ главных событий физики XX в. убедительно показывает необходимость прикладной философии, философии физики. Под прикладной философией понимается качественная сторона исследований, обобщающая опыт решенных конкретных задач, опирающаяся на хорошо установленные экспериментальные факты и способы их включения в теоретические знания. Иными словами, это осознанная и систематизированная научная интуиция.

Ни одно серьезное теоретическое исследование, как в его начале, когда необходимо найти правильное направление, так и перед завершением, когда возникает необходимость интерпретации и анализа полученных результатов не обходилась без прикладной философии»5.

Такого рода суждения встречаются в творчестве А. Эйнштейна, В. Гейзенберга, Н. Бора и других известных ученых.

Формирование философской инноватики как сферы, концентрирующей различные приложения философии к науке и другим областям духовности и практики позволяет запустить отлаженный «философский конвейер», массовидно востребуемый в указанных областях.

Что касается философской инноватики и разработки ее инструментария, то «Круглые столы» по проблемам философской инноватики проводятся в Ростове-на-Дону с 2009 г. Всего на них было представлено около 400 докладов и сообщений, выпущено в свет 5 монографий и 10 сборников научных трудов6. Соответствующий «круглый стол» дебютировал на VI Российском философском конгрессе в 2012 г. в Нижнем Новгороде7. Следует подчеркнуть, что дебют нового научного направления был удачным не только относительно объема научных материалов, но и тем, что сформировалось устойчивое ядро ученых и философов, которое в последующем сможет претендовать на роль философской школы, продолжающей традиции прежде всего Ростовской философской школы.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что формирование сферы прикладных философских исследований в наше время идет не только по сценарию программы философской инноватики. Существуют и иные модели философской прагматики, в основе которых лежит иной взгляд на сценарии взаимодействия философии и других областей духовности8 (см. схему).


Схема

Модели философской прагматики
(техники философско-прикладных исследований и проектирования)

К сказанному необходимо добавить, что поиски оснований философской инноватики и прагматики ведутся не только в рамках Ростовской философской школы. Определенная традиция заложена современными украинскими философами, создавшими в 1999 г. Центр практической философии и издающими с 2000 г. журнал «Практична фiлософiя»9.

В рамках классификации философской прагматики украинскую версию скорее всего следует отнести к модели корреспондирования. В современной европейской философии известна философская прагматика Оскара Бренифье10. Ее также можно отнести к иной модели философской прагматики, нежели философская инноватика. Так что, как говорится, процесс пошел.

1 Интенциональность, интенция — в наиболее общем виде обозначает способность сознания быть «направленным на», репрезентировать предметы и положение дел. От лат. intension, которое схоласты XIII–XIV вв. использовали для обозначения «того, что предстает перед сознанием в мысли» (Современная западная философия. Энциклопедический словарь. М., 2009. С. 144).

2 Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М: Наука, 1991. С. 104–105.

3 Там же. С. 80–83.

4 Койре А. Очерки истории философской мысли. М: Изд-во УРСС, 2004. С. 12.

5 Мигдал А.Б. Физика и философия // Вопр. философии. 1990. № 1. С. 29.

6 См., напр.: Старостин А.М. Философские инновации в когнитивном и праксеологическом контексте: монография. М.: URSS, 2012.

7 Новое понимание субъектности и проблемы философской инноватики: материалы «круглого стола». М.; Ростов н/Д; Нижний Новгород, 2012.

8 Старостин A.M. Социально-гуманитарные инновации в контексте философской прагматики: монография. Ростов н/Д.: Дониздат, 2012. С. 33–34.

9 Сократ. М., 2012. № 4. С. 136–137, 140–141.

10 Там же. С. 78–83.

© Старостин А.М., 2013

PAGE  51


Конте
кстуальные: формируются исходя из авторских образцов (кейсов) философского дискурса (Кант, Гегель, Маркс, Вебер, Гуссерль, Витгенштейн, Поппер).

орреспондирование
инвар
иантной структуры фундаментальной философии (онтология, эпистемология, аксиология, антропология) на другие виды деятельности, включая научно-прикладную и инновационную.

Философская инноватика: сфера прикладных философских исследований и разработок, на основе которой структурируются дисциплинарные и междисциплинарные виды научной и иной деятельности, выявляются их основания.

Парадигмально-концептная модель: выявление специфических и инвариантных (универсальных) концептов в исследовательской практике прикладных философских областей (философия науки, философия политики, философия образования и др.), которые функционируют в рамках базовых парадигм фундаментальных областей познания и практики (научные дисциплины, управленческая, социальная, производственная, информационная и иная деятельность).


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

22714. Доктрина Джонсона 19 KB
  Доктрина Джонсона.Джонсон все ж 1965 року проголосив нову доктрину названу його ім'ям Доктрина Джонсона яка передбачала право США на військові дії на латиноамериканському континенті з метою захисту своїх громадян . Более подробно о внешней политике Джонсона см.
22715. Доктрина Ніксона 24.5 KB
  Согласно этой доктрине США обязывались и в дальнейшем участвовать в обеспечении обороны своих союзников и заявляли о своем праве определять масштабы формы и сферы своего вмешательства в региональные события руководствуясь своими национальными интересами. В послании президента Никсона Конгрессу 18 февраля 1970 эта доктрина прежде всего относившаяся к угрозе коммунистической экспансии в странах Азии получила дальнейшее развитие как руководящий принцип политики США и в других регионах. Но насущной проблемой нового президента была война во...
22716. Політика адміністрації Дж. Картера на Близькому та Середньому Сході 28.5 KB
  Картера на Близькому та Середньому Сході. Картер достаточно рано дал понять что готов искать новые возможности для решения ближневосточного конфликта. Эти сначала неловко начатые усилия развились в диалог между Израилем и Египтом который Картер решительно ускорил пригласив израильского премьерминистра Бегина и египетского президента Садата в свою загородную резиденцию КемпДевид. После тринадцатидневных переговоров в которых Картер как посредник играл решающую роль в сентябре 1978 года было заключено мирное соглашение.
22717. Політика США щодо СРСР у 1972 - 1974 рр 24.5 KB
  І лише 1973 року Сполучені Штати відмовилися від загальної військової повинності і перейшли до створення професійної армії на добровільній основі. В грудні 1969 року США зняли деяке обмеження у торговельній сфері з СРСР через місяць конгрес ратифікував підписаний 1968 року Сполученими Штатами Великобританією та Радянським Союзом Договір про непоширення ядерної зброї згодом розпочалися американорадянські попередні переговори в Гельсінкі а потім у Відні про обмеження систем протиракетної оборони та страіегічних озброєнь. 30 вересня 1971...
22718. Латиноамериканський курс адміністрації Дж. Буша (мол.) 26.5 KB
  Целью его второй поездки за пределы США будет запланированный на конец апреля в Квебеке Саммит Америк где главным вопросом значится экономическая интеграция в рамках Западного полушария. То что в случае прихода к власти Буша одним из основных направлений внешней политики США станет именно латиноамериканское не вызывало у серьезных аналитиков никаких сомнений. Уж слишком тесно переплелись в этом регионе стратегические интересы США и интересы семейства Бушей в том числе лично Джорджа Бушамладшего. С другой стороны фундаментальным...
22719. Нова ядерна стратегія адміністрації Дж. Картера 25.5 KB
  Зовнішньополітична діяльність адміністрації 39го президента США здобула суперечливі та неоднозначні оцінки. 1 нарешті за наполяганням США керівництво НАТО на Брюсельській нараді в грудні 1979 року прийняло рішення про розміщення в країнах Західної Європи починаючи з 1983 року ракет середнього радіусу Дії. 1977 року президент Джиммі Картер запропонував Міністерству оборони зменшити американські і радянські стратегічні носії на 200250 з кожної сторони внаслідок чого в США та Росії залишилося б приблизно по 2000 боєголовок.15 Цифра ця майже...
22720. Латиноамериканська політика США у період адміністрації Р. Рейгана 24 KB
  Латиноамериканська політика США у період адміністрації Р. Рейган был сторонником активизации внешней политики США и такая возможность вскоре представилась благодаря событиям в Центральной Америке. Одновременно США поддерживали демократические силы Сальвадора выступавшие против насилия и других нарушений прав человека эскадронами смерти карательными отрядами правых и способствовали приходу к власти правительства избранного демократическим путем. США помогали стабилизировать обстановку но разгул насилия в стране не прекращался и даже...
22721. Політика США щодо Японії у 90-х роках 43.5 KB
  Політика США щодо Японії у 90х роках. Все эти особенности существенно осложняют политику США в отношении Японии хотя мало влияют на сложившийся консенсус по вопросу о ее фактической безальтернативности. Сторонники сближения с Китаем в свою очередь также не ставят под сомнение необходимость наращивания сотрудничества с Японией отчасти в целях усиления американских позиций в Китае отчасти для сохранения самой Японии в орбите США. Немало американских политиков продолжают относиться к Японии с настороженностью не исключают ее эвентуальный...
22722. Політика США на Близькому та Середньому Сході у період адміністрації Дж. Буша (ст.) 30.5 KB
  Політика США на Близькому та Середньому Сході у період адміністрації Дж. Бюджетные проблемы о которых в основном и говорили средства массовой информации США освещая работу правительства и конгресса 2 августа 1990 г. Президент США отдал приказ о прекращении всех видов торговли с Ираком и о замораживании иракских и кувейтских активов в американских банках. Политика США в данном вопросе базируется на четырех принципах: требование вывода иракских войск из Кувейта; восстановление законного правительства этой страны; приверженность к миру и...