15866

Специфика отбора в социально-биологическом кризисе в эпоху турбулентного капитализма

Научная статья

Логика и философия

Тезис об инновационном характере философского знания в отношении науки и образования лишь на первый взгляд кажется странным. В действительности же, по нашему мнению, концепты «социальное прогнозирование и проектирование», «прогностический конструктивизм», «совершенствование деятельности общества и государства по управлению»

Русский

2016-09-07

53 KB

0 чел.

СПЕЦИФИКА ОТБОРА В СОЦИАЛЬНО-БИОЛОГИЧЕСКОМ КРИЗИСЕ В ЭПОХУ ТУРБУЛЕНТНОГО КАПИТАЛИЗМА

Тезис об инновационном характере философского знания в отношении науки и образования лишь на первый взгляд кажется странным. В действительности же, по нашему мнению, концепты «социальное прогнозирование и проектирование», «прогностический конструктивизм», «совершенствование деятельности общества и государства по управлению», как и многие другие, родственные им, являются элементами своеобразной философской инноватики «по определению». Вопрос, конечно, в том, всякая ли философская система способна успешно прогнозировать будущие состояния общества, в том числе, предсказывать характер управляющих этим еще только формирующимся социумом процессов. Известный философ науки Имре Лакатос в свое время справедливо заметил, что признаком лучшей теории (Т´) по сравнению с прежней (Т) является то, что «Т´… предсказывает факты новые, невероятные с точки зрения Т» и это «добавочное эмпирическое содержание» хотя бы частично подкреплено; кроме того, «… все неопровергнутое содержание Т… присутствует в Т´…». При этих необходимых условиях теория Т´ обеспечивает «прогрессивный сдвиг проблем», который подразумевает как существенный момент новизны (инновационности), так и аккумуляцию прежних достижений.

Если говорить о научной философии, как ее понимают представители пермской философской школы, возглавляемой профессором В.В. Орловым, то для непредвзятого исследователя будет очевидным, что основоположники марксизма, удерживая наработки предшествующего материализма и диалектики, вместе с тем успешно осуществили ряд весьма серьезных прогнозов в отношении развития науки и исторического процесса. Так, прогноз В.И. Ленина в отношении выхода физики из кризиса, в котором она оказалась на рубеже XIX–XX вв., на пути диалектизации в целом подтвердился: теория относительности, с ее расширенным на все физические явления принципом относительности, релятивистская космология, говорящая об эволюционирующей Метагалактике, квантовая физика, с ее идеей корпускулярно-волнового дуализма — все эти основополагаюшие теории в существенной мере являются диалектическими по своему основному содержанию. Его тезис о «неисчерпаемости атома» также подтверждается — открытия протонов и нейтронов, квантов сильного и слабого поля, кварков, а в июле 2012 г. и «бозонов Хиггса» стали крупными вехами на этом пути. Если же говорить о К. Марксе, то он еще в XIX в. сделал прогноз о развитии «всеобщего» или «научного труда», о превращении науки в ведущую производительную силу — что действительно произошло в наукоемких high-tech отраслях постиндустриальной экономики. Именно благодаря развитию научного труда мир в настоящее время стоит на пороге формирования шестого технологического уклада. По нашему мнению, основой этого уклада станут конвергентные технологии (нано-, био-, информацинные, когнитивные, NBIS-technologies).

Разумеется, и у Ленина, и у Маркса, и у Энгельса были прогнозы менее успешные. Так, капиталистический способ производства оказался гораздо более гибким и жизнеспособным, нежели это представлялось в эпоху революций середины XIX или начала XX в. Неожиданным для марксистов образом капитализм оказался весьма восприимчивым к положительному опыту социалистического строительства. Теория Д. Кейнса, примененная на практике в первую очередь Ф. Рузвельтом, сделала из пролетария потребителя, породила то потребительское общество, которое во многом справедливо называли «государством всеобщего благосостояния» (welfare state), или «капитализмом для большинства». Социальный конфликт «ортокапиталистическим» (в терминологии А.А. Зиновьева) развитым странам удалось «вынести» в область взаимодействий со слаборазвитыми «паракапиталистическими» странами: согласно мнению известного американского социолога И. Валлерстайна, «капитализм использует не только присвоение собственником прибавочной стоимости, производимой работником, но и присвоение зоной сердцевины прибавочной стоимости, производимой в мироэкономике в целом». Об этом говорит и текущая статистика мировой торговли: «…структура тарифов не дает развивающимся странам создавать добавленную стоимость к своему экспорту. Она передает ее в распоряжение переработчиков и розничных торговцев богатых стран…»

Однако уже последние десятилетия XX в. дали основание Л. Туроу отметить, что реальная зарплата работника и в развитых странах перестала расти с начала 1970-х гг; М. Кастельс заявил о начале демонтажа «welfare state» и о проникновении язвы неравенства (вплоть до «исключающего развития») внутрь самого общества потребления; а редакторы журнала «Шпигель» Г.-П. Мартин и Х. Шуманн подчеркнули, что «через сто лет после смерти Карла Маркса капитализм вновь устремился в направлении, которое этот экономист… так точно описал для своего времени». Похоже, что и социальный прогноз Маркса начинает оправдываться — хотя возможно, и не таким образом, который виделся самому Марксу как наиболее вероятный в XIX в.

Дело в том, что марксизм стал закономерным результатом развития капитализма, а значит Просвещения, с его верой в человеческий разум, науку и общественный прогресс. Однако времена «зари капитализма» с его протестантской этикой, культом рационализма, трудолюбия и бережливости давно прошли — мы живем в эпоху «турбокапитализма» или, как его еще называл Эндрю Глин, «капитализма отвязанного» (unleashed capitalism)1

. Отвязанного в своей практике как от морали и социальных обязательств, так и от духа ratio. Как отмечает М. Кастельс, обычным делом становится «крах компаний… не зависящий от производительности и происходящий вследствие неожиданных, непредсказуемых изменений в финансовой среде», поскольку движения капитала все более обусловливаются «субъективными ощущениями и спекулятивной беспорядочностью». Соответственно, происходит «фундаментальное повреждение общественного чувства соответствия производства и вознаграждения, работы и ее смысла, этики и богатства»2. Хаотизация общественного бытия определяет рост иррационализма, релятивизма и антисциентизма в общественном и индивидуальном сознании. А это, на фоне деиндустриализации в США и Европе, чревато тем, что «длинный кризис XXI века» перерастет в новое варварство. Действительно, на фоне таких процессов в общественном бытии и сознании, да еще с учетом снижения эффективности семьи в ее репродуктивной и воспитательной функции «исчезает сам потребный для жизни капитализма и для борьбы с кризисом тип человека: обладающего волей, развитым рациональным мышлением научного типа, компетентностью в науке и технике, трудовой этикой, способностью к концентрации сил и ресурсов на ключевых направлениях, к мобилизации и самопожертвованию. На смену ему приходит тип сексуально озабоченного потребителя-аутиста, с клиповым и хаотическим мышлением, плохо образованного гедониста, абсолютно неконкурентоспособного в нынешних условиях».

Этот своеобразный «противоестественный отбор» на уровне социальном, на протяжении десятилетий в ряде субпопуляций Homo sapiens дополняется ослаблением биологического отбора в его элиминирующей функции на фоне такого мощного мутагенного фактора, как социальный стресс — причем происходит это в условиях отсутствия доступной широким массам населения системы контроля и лечения наследственных заболеваний.

Налицо все предпосылки для дестабилизирующего отбора в человеческой популяции. Специфика этой формы биологического отбора заключается в том, что он «ведет к резкой дестабилизации корреляционных систем развития и к сильнейшему повышению изменчивости, которая вновь становится предметом действия для специфических селективных сил»3

. Эксперименты Д.К. Беляева показали, что дестабилизирующий отбор способен за считанные десятилетия коренным образом изменить генотип, фенотип, поведение млекопитающих. В свое время мы вслед за Н.В. Панченко высказывали предположение о том, механизмом, связывающим социальное и биологическое в человеке, может служить стабилизирующий отбор, вызывающий наследственное закрепление фенотипических ненаследственных модификаций, которые возникают благодаря общественным изменениям4. Разумеется, речь не идет о видообразовании — на уровне видообразующих признаков Homo sapiens вполне приспособлен к социальному образу жизни, однако у человека есть уровень изменяющихся в эволюции признаков, по-видимому, особенно важных для формирующихся новых способов производства. Например, есть данные, свидетельствующие, что распространение некоторых генетических вариантов в популяции Homo sapiens в прошлом было связано с развитием ремесел, требующих сложных навыков, искусства, а затем сельского хозяйства, городов и письменной речи5. Но все сказанное о биологической эволюции человека касается случаев поступательного движения общества, поскольку именно социально-экономический фактор играет у человека как преобразующего существа определяющую роль, а биологическое «подгоняется» стабилизирующим отбором под объективные запросы развивающегося социального.

Однако поступательное движение в смысле социально-экономического и технического развития в условиях турбокапитализма как минимум затруднено. Реальный сектор экономики «мигрировал» в Юго-Восточную Азию, вслед за ним «переселяется» наука: Китай уже в 2010 г. стал второй экономикой в мире, а к 2030 г. с высокой вероятностью выйдет на первое место. Соответственно, «такие корпорации как Caterpillar, General Electric, General Motors, а с ними и множество других производителей, агрессивно вторгаются на китайский рынок, в некоторых случаях не просто перенося производство, но и создавая в Китае исследовательские и развивающие центры»6

. Напротив, в странах Запада и входящих в его «зону ответственности» паракапиталистических странах старение населения, проблемы в сфере образования, кризис пенсионной системы в условиях падения налоговых отчислений от уходящего на Восток реального сектора экономики и финансовая нестабильность в настоящее время все менее способствуют продолжению НТР в формате создания шестого технологического уклада. Однако, по-видимому, только достижения этого уклада, основанного на NBIC-технологиях — конечно, если они будут реализовываться в интересах всего общества, на базе новых производственных отношений — могут исцелить современного человека и в психоэмоциональном и в физическом плане.

Таким образом, на наш взгляд, налицо усугубляющийся в условиях турбулентного капитализма социально-биологический кризис, который заключается с одной стороны, в принципиальной неспособности существующей производственной системы реализовать следующую общую возможность социального прогресса, а с другой — в нарастающей дестабилизации биологических основ человека, что все более настоятельно требует такой реализации. Фундаментальность этого кризиса на наш взгляд, сопоставима с фундаментальностью кризиса, который имел место в эпоху неолитической революции. В этот период присваивающий — по сути хищнический — способ производства заменялся производящим, что, вполне вероятно, влияло как на биологию самого человека, так и на биологию доместифицируемых растений и животных посредством дестабилизирующего, а затем и стабилизирующего отбора. Показательно, что упоминавшиеся эксперименты Д.К. Беляева, направленные на изучение дестабилизирующего отбора, ставились именно на одомашниваемых млекопитающих. Каким будет исход новой, нанотехнологической революции для биологии человека покажут ближайшие десятилетия, однако эвристический и инновационный потенциал научной философии может в существенной мере способствовать содержательному прогнозированию этого сложнейшего процесса.

  1. Glene A. Capitalism Unleashed: Finance, Globalization and Welfare. N.Y.: Oxford University Press, 2006.
  2. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М.: ГУ ВШЭ, 2000. С. 406.
  3. Belyaev D.K. Destabilizing selection as factor in domestication // J. Heredity. 1979. Vol. 70. P. 307–308.
  4. Панченко Н.В. Направленность биологического развития человечества // Биология человека и социальный прогресс. Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1982. С. 116–120.
  5. Evans P.D. et all. Microcefalin, a Gene Regulating Brain Size, Continues to Evolve Adaptively in Humans // Science. 2005. № 5741. P. 1717–1720.
  6. Китай теперь второй. URL: http://www.pf.ru/message.php?message_id=5464// (дата обращения: 28.02.2013).

 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

52770. Дії з десятковими дробами 59.5 KB
  Мета: - Систематизувати, узагальнити знання за темою: «Дії з десятковими дробами»; - закріпити вміння та навички учнів під час розв’язання вправ і задач; - розвивати пам'ять, увагу, пізнавальні здібності учнів; - виховувати вміння уважно слухати думку інших; - поважно відноситись до відповідей однокласників.
52772. Додавання та віднімання десяткових дробів 48 KB
  Мета уроку: повторити основний теоретичний матеріал за даною темою продовжити формувати практичні навики по розвязуванню вправ за даною темою; з метою активізації пізнавальної діяльності організувати роботу учнів на уроці у формі змагання між двома командами одного класу. Сьогодні учні ми проведемо з вами урок подорож по математичному океану. При допомозі піктограм трьох видів учні демонструють свій настрій на початку уроку. Учні пробують при допомозі вчителя сформулювати завдання уроку виходячи з теми уроку.
52773. Мандрівка до країни Десяткових дробів 121 KB
  Виконуючи різні завдання ми з вами побуваємо в різних містах країни Десяткових дробів і успішно прийдемо в місто гарних оцінок. Щоб потрапити до міста Усної лічби треба відгадати загадку: На базарі їх не купити На дорозі не зайдеш Їх не зважиш на терезах І ціни не підбереш знання Подивіться які гарні квіти ростуть в цьому місті. Щоб потрапити до міста Кмітливих треба відновити запис: 35 5 04 0 4187...
52774. Десяткові дроби і дії над ними 2.75 MB
  Дробова частина містить стільки цифр скільки нулів в запису знаменника звичайного дробу. 02 = 020 = 0200 = 5400 = 54 125080 = 12508 00980 = 0098 З двох десяткових дробів більше та у якої більша ціла частина. 32 41 092 102 45 3947 Для порівняння двох дробів з однаковими цілими частинами необхідно за допомоги приписування нулів праворуч зрівняти кількість цифр в дробовій частині після чого порівняти отриманні дроби порозрядно. З двох десяткових дробів більше та у якої більша ціла частина 32 41 092 102...
52775. Подорож до країни дробів. Позакласний навчально-виховний захід 1.35 MB
  Мета: прищеплювати інтерес до математики; формувати навички роботи з додатковою літературою; поглиблювати знання про дроби та розвивати навички виконання дій зі звичайними дробами. Селище ІСТОРИЧНЕ Дроби в Древнем Египте Необходимость в дробных числах возникла в результате практической деятельности человека. Первые дроби с которыми нас знакомит история зто дроби вида ; ; так называемые единичные дроби. Эти дроби мы находим прежде всего в египетских папирусах около 2000 лет до н.
52776. МНОЖЕННЯ ДЕСЯТКОВИХ ДРОБІВ 380.5 KB
  А як це зробити Отже мета уроку навчитися виконувати множення десяткових дробів та застосовувати набуті знання на практиці. Пояснювати правила множення десяткових дробів краще на конкретних прикладах розглянувши різні випадки. Звертаю увагу учнів на той випадок коли в результаті множення вийшла відповідь яка закінчується нулем.
52777. Розв’язання вправ з теми: «Дроби і ділення. Мішані числа» 583.5 KB
  Завдання учням: стрілочками встановити відповідність між номером завдання і відповідями. Самоперевірка завдання за наданим зразком. А б в Учні самостійно виконують завдання в зошитах під час перевірки пояснюють виконання завдань 2 3 2.