15871

Марксизм VS экзистенциализм

Научная статья

Логика и философия

В.С. Гриценко к. филос. н. доц. МАРКСИЗМ VS ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ2 Меня всегда настораживала мнимая непримиримость теоретических оснований экзистенциализма и марксизма старательно подчеркиваемая как той так и другой стороной. Я не ставлю себе целью помирить эти фило...

Русский

2013-06-18

227.33 KB

8 чел.

В.С. Гриценко, к. филос. н., доц.

МАРКСИЗМ VS ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ?2

Меня всегда настораживала мнимая непримиримость теоретических оснований экзистенциализма и марксизма, старательно подчеркиваемая как той, так и другой стороной. Я не ставлю себе целью помирить эти философские течения, и тем более не хочу пересказывать их общеизвестные положения, скорее, я предлагаю посмотреть на марксизм и экзистенциализм как бы изнутри самих фундаментальных проблем, но — разумеется — с позиций марксизма. И меньше всего я претендую на так называемую «объективность» в смысле «притворного безразличия, с которым хорошо отстоявшееся лицемерие говорит о друзьях и врагах, внушая читателю косвенно то, что неудобно сказать ему прямо»2. 

На важнейший вопрос: что такое человек? — марксизм и экзистенциализм отвечают, на первый взгляд, весьма схожим образом. Сартровское определение «человек есть не что иное, как ряд его поступков, он есть сумма, организация, совокупность отношений, из которых составляются эти поступки»3 подозрительно напоминает как «производство самого себя, собственной сущности», так и «совокупность всех общественных отношений». Однако экзистенциализм настаивает на отсутствии у человека какой-либо предзаданной ему сущности, универсальной человеческой природы, подспудно протаскивая такую сущность в виде экзистенциалов (Хайдеггер), «условий человеческого существования» (Сартр), свободы, наконец. Очевидно, что такие попытки усмотреть в различных областях человеческого опыта указание на характерные черты самого бытия говорят о непреодолимом стремлении ко всеобщему, несмотря на полное отрицание такого стремления. 

Для П. Тиллиха «Я становится Я лишь потому, что у него есть мир, структурированный универсум, которому оно принадлежит и от которого оно в то же время обособлено»4. Он указывает на коррелятивность Я и мира, а отсюда — на коррелятивность индивидуальности и соучастия. Коррелятивность, на мой взгляд, одно из самых слабых понятий у Тиллиха. Это лишь указание на неразрывную связь двух моментов, но не на сущность этой связи; такое указание не дает обоснования определяющего характера индивидуальности в концепции Тиллиха, делая этот узловой момент декларативным. 

Индивидуальность у Тиллиха до предела абсолютизирована. «Индивидуализм, — пишет он, — это самоутверждение индивидуального Я как такового независимо от соучастия Я в своем мире»5. Подобное возведение индивидуального в ранг всеобщего — притом, абстрактно-всеобщего  вообще, характерно для всего экзистенциализма. Если Сартру необходим Другой как условие существования, точнее, самопознания и оценки поступков Я, постигаемое через cogito, то Тиллих вводит категорию соучастия для обоснования мужества быть частью. 

Проблема мужества занимает в творчестве Тиллиха центральное место. «Мужество быть становится возможным потому, что оно есть соучастие в самоутверждении самого бытия»6. Ему явно импонирует стоическое понимание мужества как утверждение нашей собственной разумной природы вопреки всему тому в нас, что противостоит нашему единению с разумной природой самого бытия, и ницшеанское: «кто знает страх и побеждает его, кто видит бездну, но с гордостью смотрит в нее. Кто смотрит в бездну глазами орла, кто хватает бездну когтями орла: лишь в том есть мужество»7. С одной стороны, мужество как самоутверждение «вопреки», по Тиллиху, центрировано на Я. Субъект исторического творчества — индивид, гений. С другой стороны, творческие возможности человека неисчерпаемы только потому, что он — «микрокосм, в котором потенциально присутствуют все космические силы и который соучаствует со всех сферах и уровнях Вселенной. Именно в нем продолжается творческий процесс Вселенной, началом которого был он сам как цель и центр творения»8. 

Итак, индивидуальность и соучастие, по Тиллиху, неразрывно связаны, коррелятивны. Соучаствовать, по Тиллиху, означает быть частью того, от чего человек в то же время обособлен. Понятие соучастия имеет, с его точки зрения, три значения: действовать совместно с другими; обладать сообща (соучастие индивидуального в универсальном), быть частью (например, политического движения). На мой взгляд, Тиллих фактически указывает на совместный труд и общение, совместное владение и распоряжение собственностью, не называя, однако, эти вещи прямо. Найти какие-либо другие, отличные от названных, основания Тиллиховского соучастия, в реальном отношении человека к обществу и миру, не представляется возможным.

Истинное мужество быть — ключ к осознанию экзистенциальной тревоги. Экзистенциальная тревога, в отличие от тревоги как патологического психосоматического состояния, принципиально непреодолима. «Тревога — это состояние, в котором бытие осознает возможность своего небытия. Определение “экзистенциальный указывает здесь на то, что тревогу порождает вовсе не абстрактное знание о небытии, но осознание того, что небытие составляет часть собственного бытия человека»9. Неизвестное, порождающее экзистенциальную тревогу, есть неизвестное особого рода, по самой своей природе неспособное стать известным, и это — небытие. «Боль отчаяния возникает потому, что бытие осознает неспособность утверждать себя вопреки силе небытия»10.

Пауль Тиллих различает три вида тревоги в соответствии с тремя областями, в которых небытие угрожает бытию — тревога в этих формах не является патологическим состоянием, напротив — она сопровождает весь процесс существования человека, независимо от того, осознает он это или нет:

  •  Небытие угрожает онтическому самоутверждению человека относительно — в виде судьбы, абсолютно — в виде смерти. Осознание этого порождает тревогу смерти (онтическую тревогу).
  •  Оно угрожает духовному самоутверждению человека относительно  в виде пустоты, абсолютно — в виде отсутствия смысла. Осознание этого порождает тревогу отсутствия смысла (духовную тревогу).
  •  Оно угрожает нравственному самоутверждению человека относительно — в виде вины, абсолютно — в виде осуждения. Осознание этого порождает тревогу осуждения (нравственная тревога).

Если заняться поисками глубинных причин экзистенциальной тревоги, и, одновременно, конечных объяснительных понятий в экзистенциализме Тиллиха, следует, прежде всего, обратить внимание на характер отношения человека и мира в этой концепции. Ключом здесь послужит описание заката античности как первой эпохи тревоги в истории человечества: «…ощущение человеком зависимости от природных и политических сил, которые целиком находятся вне пределов его контроля и влияния, — все это порождало неимоверную тревогу и ставило вопрос о мужестве, способном встретить угрозу судьбы и смерти. В то же время тревога пустоты и отсутствия смысла лишала многих, особенно людей образованных, возможности найти основу для такого мужества»11. У таких людей пропадает вера в свое дело и в свое призвание, теряется смысл, которым они жили ранее. 

Особый интерес для исследования тревоги представляет эпоха зарождения капитализма, когда его наиболее негативные сущностные стороны проявились в непосредственном виде. Так, Тиллих указывает на ряд экономических катастроф — вывоз золота из Нового Света, лишение крестьянства собственности — которые лучше всего проанализированы в знаменитой двадцать четвертой главе первого тома «Капитала». Тиллих указывает на эти катастрофы как на причину преобладания тревоги вины в эту эпоху — обусловленную в социальном плане конфликтом между стремлением к независимости во всех слоях населения и утверждением абсолютизма. Крушение абсолютизма, развитие либерализма и демократии, научно-технический прогресс, в свою очередь, на первый план выводит тревогу пустоты и утраты смысла. 

Переходные эпохи, разрушение привычных структур смысла, власти, верования и порядка, отчасти сдерживавших тревогу, лишают человека мужества быть частью. С точки зрения психотерапии, личность может преодолеть тревогу сомнения, создав себе иллюзию уверенности внутри традиционной системы смыслов и авторитетов. Однако полностью подавить сомнение в подлинности этой системы невозможно, тем более что она исторически изменчива. Тем более что, с точки зрения философии экзистенциализма, тревога — это один из экзистенциалов, обусловленный принципиально конечным характером нашего существования. Говоря точнее нормальны сомнение и тревога, а не их отсутствие. Поэтому современное общество, которое Э. Фромм называет больным обществом, по Тиллиху, большей частью состоит из невротиков. Современный невротик — в экзистенциальном смысле — сомневается в том, что практически несомненно и проявляет уверенность там, где уместнее всего было бы сомневаться. Его уверенность и сомнение — «замещенные», и самое главное, невротик не допускает вопроса о смысле во всем его универсальном и радикальном значении, ибо сам этот вопрос способен разрушить хрупкую иллюзию его жизни.

Кажется, пора окончательно раскрыть карты. По-моему, только марксистская онтология не делает панически-депрессивных выводов из принципиально конечного характера человеческого существования. Если, по Тиллиху, несмотря на то, что человек — это микрокосм, «можно выявить как на уровне прошлого, так и на уровне настоящего случайный характер причинно-следственных связей, в которых участвует человек, случайный характер превратностей нашего мира и скрытых в глубинах нашего собственного Я сил»12, а «тревога по поводу судьбы основана на осознании конечным существом своей полной случайности и отсутствия предельной необходимости»13, то у В.В. Орлова человек «концентрированная и персонифицированная сущность мира»14. 

Если в экзистенциализме «небытие стоит за нашим опытом, в котором мы постигаем, что мы, как и все сущее, влекомы из прошлого в будущее, и всякий момент времени исчезает навеки. Небытие стоит за ненадежностью и бесприютностью нашего социального и индивидуального существования. Небытие стоит за теми ударами, которые слабость, болезни и несчастные случаи наносят по нашей телесной и душевной силе бытия»15, то в марксизме «разумно понятая смертность человека позволяет глубже осознать всю ценность и неповторимость жизни, ее личную и общественную значимость, включенность в бесконечное продолжение жизни человечества, становится своего рода “максимой, нравственным требованием Осознавая причастность к бесконечному, человек тем самым осознает и бесконечное в своей природе. Реальный процесс человеческой жизни как ее непрерывное воспроизводство и развитие, как борьба со всем, что ей препятствует, борьба прогресса с регрессом, добра со злом, человечности с бесчеловечностью, здоровья с болезнью и смертью — в сущности, есть непрерывная борьба тенденции жизни к бесконечности с тенденцией распада, деградации, смерти»16. 

Обозначу те исходные положения современного марксизма, которые с необходимостью ведут к такому пониманию сущности человека, единства конечного и бесконечного в его существовании. Во-первых, концепция единого закономерного мирового процесса, в которой человек предстает как высший цвет материи, аккумулянт всех предшествующих ступеней ее развития, в рамках которой только и возможен оптимистический вывод, удовлетворяет требованию объективно-реального подхода к действительности, опоры на совокупную эмпирическую базу современных фундаментальных наук. Пожалуй, тесная связь с наукой есть важнейшее отличие марксизма от экзистенциализма, и, возможно, основная причина приверженности философов тому или другому течению.

У Тиллиха замечательно описано положение человека в эпоху перемен, крушения старых норм, традиций и ценностей и вытекающее отсюда сомнение в наличии смысла, одиночество, тревога. Однако, на мой взгляд, Тиллих абсолютизирует состояние человека в переходную эпоху и приписывает это понимание человеку вообще. Соглашаясь с пониманием тревоги как экзистенциала, поскольку она неизбежно следует из осознания конечности существования, я не могу согласиться с тем, что «всякое мужество быть имеет явные или скрытые религиозные корни»17, и достижимо при личной встрече с богом в акте безусловной веры. В таком решении, на мой взгляд, два взаимосвязанных слабых места. Характерная для экзистенциализма вообще абсолютизация индивидуализма приводит к подмене реального основания мужества быть иллюзорным — религиозным.

Экзистенциализм настойчиво подчеркивает индивидуальность бытия, отдавая ей безусловный приоритет перед коллективностью. Тиллих делает шаг вперед от этой абсолютизации, открывая мужество быть частью как неотъемлемую сторону мужества быть вообще. Однако его окончательное решение — человек в личной встрече с богом — ставит понятие-фантом на место настоящего коллектива людей. Думаю, дело в том, что такой выход в психологическом и философском отношении однозначно проще, но в итоге — приводит к еще большему отчуждению, чем то, от которого делается попытка сбежать. Замкнутость на иллюзии предельно отчуждает человека от самого себя и других людей, и в известной степени порождает необоснованное высокомерие.

На мой взгляд, это один из вариантов неверного подхода к проблеме взаимосвязи всеобщего, особенного и единичного. С точки зрения научной философии общее существует только через единичное, а единичное  в связи с общим, поэтому бессмысленно отрывать их друг от друга и тем более противопоставлять. Конкретно-историческое можно интерпретировать как конкретно-общее, еще более тесно связанное с единичным, поскольку включает в себя интегрированное многообразие единичного. Высшая форма материи — социальная, общество как сложно организованный коллектив индивидов, обладающих сознанием. Такое понимание общества в корне противоположно чистому индивидуализму. 

Ведущей причиной возникновения человека «является та, в соответствии с которой мир, построенный на иерархической основе, не может быть миром бесконечной линейной последовательности иерархии уровней и “вниз, и “вверх без того, чтобы принципиально не изменить своего характера».18 С одной стороны, феномен человека определенным образом замыкает эту иерархию с бесконечным числом все более высоких уровней материи, не позволяя ей превратиться в «дурную бесконечность». С другой стороны, он не препятствует ее дальнейшему бесконечному прогрессу, который будет осуществляться как раскрытие сущностных сил этой «поворотной» формы.

Глубокая несообразность в самой природе материи заключается в том, что она способна порождать бесконечные возможности развития, но, в силу своей природы, не способна их реализовывать, т.к. каждая последующая форма материи количественно и пространственно в сотни раз меньше предыдущей. Поэтому логично предположить, что это противоречие должно само собой разрешиться в процессе развития материи. Оно и разрешается с появлением человека. 

Феномен человека не имеет пределов в опосредовании своих возможностей возможностями самой материи, ее преобразованием. Поэтому необходимость бесконечного процесса саморазвития материи и порождает необходимость появления феномена с высшей сущностью, который способен бесконечно реализовывать неисчерпаемые возможности материи. Таким образом, возникновение феномена человека обусловлено его фундаментальным значением для продолжения бесконечного саморазвития материи.

Сущность человека — воплощение сути материи как causa sui. Человек осуществляет универсальную форму развития, существуя за счет изначально несуществующих в природе условий, которые он непрерывно производит. Поэтому он, более чем какое-либо другое явление в мире, существует в протяжении от действительного к возможному, то есть представляет собой наиболее действительное и вместе с тем наиболее возможное существо. Неся в себе бесконечное, человек органически связан с бесконечностью пространства и времени. Производя свое бытие и сущность, он производит и объективные законы своего существования. И, наконец, способный к бесконечному познанию мира человек входит в сущностную сферу мира посредством ее осознания. Человек не внешний наблюдатель мира. Он активно познает его и действует в его сущностной сфере. И даже если ему хочется быть «посторонним», он в силу самой своей природы не может им стать — ведь не производить и не мыслить значит и не жить вовсе.

Человеческое общество представляет собой во многом отличную от предыдущих ступень развития материи, которая, разумеется, имеет интегральную природу, аккумулирующую в себе единство предыдущих ступеней развития. Поэтому единый, закономерный мировой процесс на социальной ступени развития характеризуется наибольшей содержательностью и репрезентативностью. Именно в обществе познающий субъект во всей полноте раскрывает картину и механизм действия объективных законов, так как здесь на место слепых сил природы приходят сознательные, одухотворенные силы. 

Процесс формирования и функционирования человека как всеобщей космической силы представляет собой аналог развития творческих сил единого, закономерного мирового процесса. «Трудовая деятельность человека как в субстратном, так и в функциональном плане, с одной стороны, воспроизводит историю аккумуляции природных сил при переходе от низшей ступени развития материи к высшей, с другой — содержит механизм ускорения этой аккумуляции»19. 

Социальная форма материи обладает и наиболее глубоким, сущностным единством, проявляющимся, в первую очередь, в целостности исторического процесса. Социальные законы являются равнодействующей силой, обобщающей деятельность больших групп людей, результатом объединения, интеграции их сил на основе экономической необходимости. На уровне всеобщего это единство выступает как аспект материального единства мира. «Сама возможность достижения целостности общества, единства исторического процесса обусловлена материальным единством способа существования людей, в котором проявляется единство их субстратных свойств»20. Оно выражается в едином социальном, производительном способе существования. 

Далее, единство социальной формы материи невозможно представить вне единства человека и человеческого мира, индивида и социума, личности и общества. А оно выступает в качестве родовой сущности человека «смыслообразующего начала всей системы мироздания»21, которое, с одной стороны, порождает эту сущность, с другой — полагается ей. Понятие родовой сущности человека, поэтому, значительно глубже Тиллиховского понятия быть частью.

Однако сам Тиллих в поисках подлинного мужества быть набрел на ряд ценных моментов, на один из которых — совместное действие и обладаниея уже указывала. Второй важной находкой Тиллиха я считаю взаимосвязь витальности, или жизненной силы человека, и насыщенного предельными смыслами творчества. «Витальность человека сильна настолько, насколько сильна его интенциальность; и наоборот: они взаимозависимы. Это делает человека наиболее витальным из всех живых существ. Он способен трансцендировать любую заданную ситуацию, а эта способность побуждает его к выходу за собственные пределы, к творчеству»22. Однако меня серьезно разочаровало Тиллиховское понимание творчества только как духовной деятельности — получается, что само смыслообразование, интенциальность как предельный интерес лишаются у Тиллиха своей реальной основы, повисают в воздухе. Впрочем, такая ограниченность вполне закономерна для религиозной философии.

Третий концептуальный момент у Тиллиха, заслуживающий самого пристального внимания, — собственно, мужество быть частью. Критикуя ложную коллективность как попытку избавиться от собственной индивидуальности и ответственности, как «бегство от свободы», Тиллих доказывает, что утверждение себя в качестве части не слабость, как может на первый взгляд показаться, а мужество вполне сравнимое с мужеством утверждать себя как индивидуальность. «Нам угрожает не только утрата наших индивидуальных Я, но и утрата соучастия в нашем мире. Поэтому утверждение себя в качестве части требует мужества в той же мере, что и утверждение себя в качестве самого себя. Именно это единое мужество принимает двойную угрозу небытия в себя»23.

Тиллих добавляет к этому интересное рассуждение: «Не раз отмечалось, что тревога смерти возрастает по мере развития индивидуализации и что члены коллективистских культур менее подвержены этому типу тревоги Отличие коллективизма от более индивидуализированных цивилизаций обусловлено особым типом мужества, который свойствен устойчивому коллективизму и который сметает тревогу смерти»24. Разумеется, речь не идет о полном отсутствии экзистенциальной тревоги в коллективистских обществах. Тиллих верно угадал весьма существенную особенность подлинного коллективизма, не раскрыв ее, однако, до конца — очевидно, что жизнь в коллективистских обществах обладает большей количественной и качественной сложностью и неизмеримо большей смысловой содержательностью. Когда на смену фуриям частного интереса приходит свободное развитие каждого как условие свободного развития всех, тревога индивидуальной смерти с неизбежностью вытесняется ответственностью перед другими и, если угодно, тревогой за других, за общество в целом. Именно этим, а вовсе не бегством от свободы, на мой взгляд, следует объяснять героические страницы истории Советского Союза, Кубы, воодушевляющую своей смелостью борьбу студентов в современной Республике Чили, рабочих в современной Аргентине.

Но если истинный коллективизм первобытного общества был основан на «незрелости индивидуального человека, еще не оторвавшегося от пуповины естественнородовых связей с другими людьми», то современный коллективизм — в наиболее развитом виде — требует, прежде всего, чтобы материальное производство стало «продуктом свободного общественного союза людей и находилось под их сознательным планомерным контролем». Истинный коллективизм основан, прежде всего, на совместном творческом труде и совместном использовании общественной собственностью — или, по крайней мере, — на совместной борьбе за это. 

Яркий пример такой борьбы — самозахват рабочими коллективами остановленных или «неэффективных» предприятий в Аргентине. Вот что рассказал об истории оккупации завода один из рабочих Л. Диас: когда в 2001 году под предлогом кризиса с завода «Занон» были уволены 100 сотрудников, дирекция завода заключила соглашение с правительством по «предотвращению кризиса» и анонсировала «падение продаж». «Синдикалисты заявляют тогда о необходимости ознакомления с отчетами о доходах. Им было отказано в этом. Тогда они изучают бухгалтерское делопроизводство, производят расчет продукции, произведенной в день во всех подразделениях. В ходе судебного разбирательства им удалось доказать, что производство не только не убыточно, но и приносит прибыль, несмотря на кризис. Впоследствии хозяин “Занона обвиняется в сокрытии капитала и приговорен к фискальной проверке. Это первый случай в истории страны, когда хозяин предприятия осужден за такие факты, это довольно удивительно, потому что это буржуазное правосудие в некотором роде показало нам, что мы правы!

Начиная с этого момента, мы устраиваемся перед входом на завод, население и представители различных общественных движений и политических партий высказывают солидарность с нашей борьбой. Пять месяцев спустя мы собираем собрание, на котором выдвигаем лозунг: или мы принимаем жалкие “рабочие планы, которые предлагаются правительством, или захватываем завод! Тогда мы решаем зайти внутрь завода, нас было 80 работников, мы зажигаем печи и начинаем работать»25.

Сегодня «Занон» — это 460 сотрудников, организующих в 20 секторах завода рабочее управление. На заводе воплощены в жизнь два великих достижения Парижской коммуны: выборность и сменяемость в любое время должностных лиц и равная заработная плата для всех. Наиболее важные вопросы коллектив решает на рабочих собраниях, эффективно действует круговая система перемены рабочих мест. Рабочие смогли не только полностью наладить производство на основах широкой демократии, но и максимально улучшить медицинскую службу, построить дом для сирот и медицинский кабинет для детского сада, отремонтировать дома, пострадавшие от пожаров, а также безвозмездно выделять примерно по 1500 кв. м. плитки на нужды общины каждый месяц.

Однако Л. Диас говорит: «экспроприации нам недостаточно, надо требовать государственного контроля, потому что при экспроприации мы имеем правовые гарантии, но сохраняем финансовую задолженность. “Национализация под контролем рабочих означает национализацию завода без предоставления государству контроля над ним. Национализация необходима нам также, чтобы государство сбывало нашу продукцию и чтобы поставить таким образом завод на службу общества, чтобы государство строило жилье, так необходимое населению. Поэтому мы призываем к созданию плана общественных работ, так как в Неукене не хватает 60 000 домов, для них мы предоставим керамическую плитку. В то же время, мы будем требовать от государства гарантированную заработную плату, потому что сегодня в связи с кризисом производство и продажи завода значительно сократились»26. Оговорю лишь, что необходимость государственного контроля вызвана не внутренними потребностями производства, а стремлением устранить негативное внешнее воздействие системы. Коммунизм прежде социализма не построишь.

На мой взгляд, этот пример доказывает, что мы способны разорвать тиски отчуждения — и выйти на широкий простор истинного коллективизма. Экзистенциализм явился оборотной стороной капиталистической медали — это философия предельного индивидуализма и отчуждения, ведь все жалкие попытки выйти за пределы себя-любимого в экзистенциализме (к примеру, концепт Другого у Сартра, или экзистенциальная коммуникация Ясперса) лишены объективно-реального основания в виде совместного труда и общественной собственности. Подлинное мужество быть, подлинная экзистенциальная коммуникация невозможны без этого основания. Поэтому решение важнейших проблем экзистенциализма может дать только достаточно развитая конкретно-всеобщая марксистская концепция человека.

Итак, «оптимизм заложен в самой природе человеческого существования, его творческой сути, способности к бесконечному прогрессу. Вместе с тем человеческое существование не райское состояние экстаза, а процесс борьбы с конечным и преходящим, силами зла и реакции, смертью»27. 

2 Троцкий Л.Д. Моя жизнь. URL: http://www.pseudology.org/trotsky/trotl026.htm (дата обращения: 03.01.2013).

3 Сартр Ж.-П. Экзистенциализм — это гуманизм. URL: http://psylib.ukrweb.net/books/sartr01/index.htm (дата обращения: 03.01.2013).

4 Тиллих П. Мужество быть. М., МОДЕРН. 2011. С. 110.

5 Там же. С. 141.

6 Там же. С. 32.

7 Ницше Ф. Так говорил Заратустра. URL: http://www.gumfak.ru/filos_html/zaratustra/zarat69.shtml (дата обращения: 03.01.2013).

8 Тиллих П. Указ. соч. С. 130131.

9 Там же. С. 45.

10 Там же. С. 70.

11 Там же. С. 73.

12 Там же. С. 56.

13 Там же.

14 Орлов В.В. История человеческого интеллекта. Ч. 12. Пермь, 2002. С. 282.

15 Тиллих П. Указ. соч. С. 57.

16 Орлов В.В. Человек, мир, мировоззрение. М.: Молодая гвардия, 1985. С. 207.

17 Тиллих П. Указ. соч. С. 194.

18 Козин Н.Г. Статус человека в объективной реальности в концепции единого, закономерного мирового процесса // Концепция единого, закономерного мирового процесса и современность. Пермь, 1989. С. 62.

19 Оконская Н.Б. Социальная ступень единого, закономерного мирового процесса // Концепция единого, закономерного мирового процесса и современность. Пермь, 1989. С. 105.

20 Ласточкин А.В. Развитие общества как единый закономерный исторический процесс // Концепция единого, закономерного мирового процесса и современность. Пермь, 1989. С. 98.

21 Жукоцкий В.Д. Родовой человек и закономерный характер исторического процесса // Концепция единого, закономерного мирового процесса и современность. Пермь, 1989. С. 71.

22 Тиллих П. Указ. соч. С. 102.

23 Там же. С. 112.

24 Там же. С. 54.

25 Самоуправление в Аргентине. URL: https://forum.anarhist.org/topic/396/ (дата обращения: 03.01.2013).

26 Там же.

27 Орлов В.В. Человек, мир, мировоззрение. С. 208209.

2 Статья подготовлена при поддержке гранта ЕЗН Минобрнауки «Научная философия и проблема модернизации России» №8.5595.2011

© Гриценко В.С., 2013


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

27576. Амнистия и помилование 31.5 KB
  Актом об амнистии лицо: может быть освобождено от уголовной ответственности может быть освобождено от наказания назначенное ему наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания может быть освобождено от дополнительного вида наказания; с него может быть снята судимость. Актом о помиловании лицо осужденное за преступление может быть освобождено от дальнейшего отбывания наказания; назначенное ему наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания; с лица отбывшего наказание актом помилования...
27577. Бандитизм 37 KB
  Объективная сторона – создание банды руководство ей ч. Об устойчивости банды могут свидетельствовать такие признаки как стабильность ее состава тесная взаимосвязь между ее членами согласованность их действий постоянство форм и методов преступной деятельности длительность ее существования и количество совершенных преступлений. Обязательным признаком банды является ее вооруженность предполагающая наличие у участников банды огнестрельного или холодного в том числе метательного оружия как заводского изготовления так и самодельного...
27578. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК). Отличие этого преступления от вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ст. 151 УК) 34 KB
  Отличие этого преступления от вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий ст. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления 150 Преступления против семьи и несовершеннолетних. Объективная сторона: вовлечение н летнего в совершение преступления т.
27580. Государственная измена 30 KB
  Предметом государственной измены являются сведения составляющие государственную тайну. Перечень сведений составляющих государственную тайну – совокупность категорий сведений в соответствии с которыми сведения относятся к государственной тайне и засекречиваются на основаниях и в порядке установленных федеральным законодательством. Объективная сторона состоит в государственной измене которая включает в себя следующие альтернативные действия: – шпионаж – передача собирание похищение или хранение в целях передачи иностранному государству...
27582. Грабеж и его признаки 35.5 KB
  Понятие насильственного грабежа его отличие от разбоя ст. Объект грабежа 161 отношения собственности при квалифицирующих признаках грабежа появляется дополнительный факультативный объект телесная неприкосновенность потерпевшего. Кроме того следует учитывать момент окончания этих преступлений материальный состав грабежа предполагает завладение чужим имуществом тогда как состав разбоя нет. При разграничении разбоя и грабежа важен и способ действия виновного применение ОРУЖИЯ или предметов используемых в качестве оружия всегда...
27583. Действие уголовного закона во времени. Обратная сила уголовного закона и её пределы. Действие уголовного закона в пространстве, его принципы (территориальный, гражданства, реальный, универсальный). Выдача лиц, совершивших преступление 42 KB
  Уголовный закон это нормативноправовой акт принимаемый высшими органами государственной власти и состоящий из взаимосвязанных норм определяющих основания и принципы уголовной ответственности а также какие деяния признаются преступлениями порядок назначения наказания за их совершение либо в определенных случаях указывающих условия для освобождения от уголовной ответственности и наказания. Законом усиливающем наказание является закон вводящий в санкцию статьи Особенной части более суровый вид наказания чем был предусмотрен. Усиление...