15880

Современный социально-биологический кризис. К постановке проблемы

Научная статья

Логика и философия

А.И. Желнин асп. Пермский государственный национальный исследовательский университет СОВРЕМЕННЫЙ СОЦИАЛЬНОБИОЛОГИЧЕСКИЙ КРИЗИС: К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ1 Современное состояние человеческой цивилизации многими учеными определяется как кризисное. Вместе с тем...

Русский

2013-06-18

87 KB

9 чел.

А.И. Желнин, асп.

Пермский государственный национальный

исследовательский университет

СОВРЕМЕННЫЙ СОЦИАЛЬНО-БИОЛОГИЧЕСКИЙ КРИЗИС:
К ПОСТАНОВКЕ ПР
ОБЛЕМЫ1

Современное состояние человеческой цивилизации многими учеными определяется как кризисное. Вместе с тем о кризисе в его антропологическом значении начали говорить еще более века назад ряд философов. Однако диагнозы этих философов кажутся, несмотря на всю их значимость, в определенном смысле односторонними. Во-первых, они ограничиваются рассмотрением западного общества, во-вторых, сводят кризис к культурному феномену, то есть рассматривают его применительно к духовной сфере жизни общества. Вместе с тем рядом мыслителей схватывалась интегральность кризиса, охваченность им многих, если не всех социальных сфер: «Это — не просто экономические или политические неурядицы, кризис затрагивает одновременно почти всю западную культуру и общество, все их главные институты. Это — кризис искусства и науки, философии и религии, права и морали, образа жизни и нравов. Это — кризис форм социальной, политической и экономической организаций, включая формы брака и семьи. Короче говоря, это — кризис почти всей жизни, образа мыслей и поведения, присущих западному обществу»1. Однако, несмотря на такую тотальность, один из аспектов антропологического кризиса почти что был оставлен без внимания. Он касается биологических оснований цивилизации. Вместе с тем биологическая сторона жизни человека не отрицается большинством философов: «Но по своим корням и сущности жизнь, развивающаяся через процесс, в своих истоках есть не более чем продолжение биологических рядов развития человечества»2. Однако ввиду преобладающих идеалистических взглядов на природу человека биологическое признается в человеке чем-то несущественным, более того, оценивается как нечто индифферентное или даже тормозящее духовный прогресс: «Пусть при этом мы в какой-то точке придем к угрозе нашему существованию — мы невероятно раздвигаем пределы нашей внутренней и внешней сферы господства в жизни, но посредством этого мы сохраняем и расширяем только наше природное существование. И все, что сделано до сих пор для эволюционного обобщения истории, в сущности относилось просто лишь к нашему биологическому развитию, к нашей эволюции в качестве естественнонаучного вида, к нашему природному потоку жизни»3. Однако такой философский подход не выдерживает никакой критики попросту ввиду того, что человек является целостным по свое природе и биологическое является его неотъемлемой стороной: «Философское постижение человека невозможно без осознания его целостности. Поэтому нельзя изучать человека “по частям”, скажем, отдельно его биологическую или социальную природу»4. Таким образом, социальное и биологическое оказываются связаны на протяжении развития человека: «Напротив, как в жизни современного человека, так и в истории становления человека разумного как особого вида налицо самое глубокое взаимовлияние социального и биологического»5. Эта идея целостности сущности человека, в частности соотношения в нем социального и биологического получила развернутое выражение в научной философии, в частности в теории единого закономерного мирового процесса, описывающей и объясняющей принципиальную логику соотношения основных форм материи в процессе ее развития. В соответствии с ней человек как высшее материальное образование обладает сложной социальной сущностью, включающей в качестве своей низшей основы («теневой системы» — Орлов В.В., 1967) биологическое: «Социальная природа человека является интегральным образованием, включающим в себя как собственно социальный, так и биологический уровень, подчиненный интегральному социальному целому»6. Соответственно, кажется, что проблема биологического аспекта общегуманитарного кризиса не только может, но и должна быть понята и исследована с научно-философской точки зрения.

Однако возникает закономерный вопрос, на каких основаниях и в соответствии с какими данными можно говорить о специфических изменениях в биологии человека и оценивать их именно как кризисные. Дело в том, что довольно распространена точка зрения, что биология человека на протяжении его развития оставалась некоторым инвариантом: «Сторонники этого тезиса делают упор на то, что человеческий род переживает период бурного социального развития, в то время как биологическое начало остается более или менее неизменным»7. Как таковое биологическое в человеке, следовательно, не может переживать и кризисных изменений. Кризис скорее порождается дисбалансом между социальным прогрессом и биологической стагнацией: «Более того, из неизменности биологических свойств человека логически последователен вывод об абсолютно неустранимом противоречии между постоянно ускоряющимся процессом социальных изменений и устойчивой, инертной или угнетенной формой биологических процессов»8. Данная точка зрения не является адекватной, так как развитие здесь понимается буквально как биологическая эволюция, ведущая к дальнейшей дивергенции и видообразованию. Конечном в таком виде биологическое развитие человека прекратилось. Так например, Майр пишет: «Если один-единственный вид (человек) успешно занимает все ниши, открытые для созданий, подобных Homo, то, очевидно, у этого вида не может происходить видообразования»9. Однако «завершенность эволюции в форме видообразования отнюдь не исключает дальнейшего адаптациогенеза и биологического прогресса в рамках уже сложившегося вида — возможна филетическая эволюция человека, т.е. эволюция без дивергенции новых видов»10. В этом случае целесообразно выделение в биологии инвариантного и вариабельного уровней: «Итак, рассмотренные свойства биологии человека позволяют выделить два “пласта” в биологии — фундаментальный, с относительно неизменными морфофизиологическими признаками и динамический, с постоянно изменяющимися в соответствии с потребностями общества функциональными признаками»11. Таким образом, и в человеке присутствуют основные биологические константы которые попросту необходимы для самосохранения его как организма: «Все важнейшие процессы жизнедеятельности человеческого организма происходят на основе общеприродных закономерностей. Взаимодействие организма со средой, поддержание внутреннего относительного постоянства среды (гомеостазиса) организма было бы невозможно, если бы в основе этих процессов не лежали общеприродные, биологические законы»12. Но на их фоне многие биологические характеристики человека оказываются чрезвычайно пластичными, изменчивы в широком диапазоне. Закономерно возникает вопрос о движущих силах изменений.

Для ответа необходимо кратко очертить диалектику биологического и социального в человеке. С точки зрения современной научной философии, человек обладает не двойственной биосоциальной, а интегрально-социальной природой: «Человек, общество имеют интегральную социальную природу. Сущность (природа) человека и общества — социальна, но социальное включает в себя, в подчиненном и интегрированном виде, природу биологической, химической, физической форм материи»13. Это означает, что биологическое начало в человеке не самостоятельно, а в качестве включенного низшего (теневой системы) подчинено в своем функционировании собственно социальным параметром, которые определяют его основное содержание. Это отчетливо видно опять же на примере естественного отбора, который остается одним из основных механизмов изменения биологии человека, но при этом детерминируется развитием общества: «Следовательно, отбор в человеческой популяции не только “очищает” ее от индивидов нежизнеспособных на данном уровне социально-экономического развития, но и “доразвивает” биологию человека приспосабливая ее — но уже не к среде, а к объективным требованиям собственно общественного в нем»14. Получается, что биологическое как включенное низшее изменяется, в конечном счете, под влиянием высшего (социального), но изменяется по своим законам: «Развитие биологических свойств человека продолжается как элемент биологического прогресса вообще под контролем и влиянием человека, т.е. социального прогресса»15. Так, к социально детерминированным изменениям биологии человека относят ряд процессов: акселерация (увеличение темпов физиологического развития вследствие повышения уровня жизни и ускорения общественного прогресса), грациализация (облегчение скелета в условиях ослабления физического труда и урбанизации), приближение человеческой популяции к состоянию панмиксии с ростом гетерозиса, повышающего жизнеспособность индивидов (вследствие процессов интернационализации и глобализации). В литературе также используется понятие Secular trend (буквально: вековая тенденция или эпохальный сдвиг), отражающее комплексный характер морфофункциональных изменений в биологии человека: увеличение продолжительности жизни, увеличение продолжительности репродуктивного периода, увеличения роста и т.д: «Во всяком случае, эпохальный сдвиг в отношении как более раннего созревания, так и увеличения размеров тела — одно из самых значительных явлений в современной биологии человека, которое, несомненно, должно иметь серьезные медицинские, педагогические и социальные последствия»16. Получается, что широкие биологические тенденции в человеческой популяции имеют социально-исторический характер: «Конечно, говоря о сохранении стационарного генофонда человечества, нельзя не учитывать биологических ненаследственных изменений, свойственных разным поколениям людей, в зависимости от менявшихся социальных условий»17.

Вместе с тем, даже абстрагировавшись от этих закономерностей, можно говорить о более индивидуализированных изменениях биологии человека, связанных с организменным уровнем. Конечно, существует точка зрения, что индивидуальность задается чисто генетически, через уникальность генома. Однако эта точка зрения не выдерживает критики, так как исключительно редко наблюдается однозначная связь между геном и признаком. По современной формулироке генетика скорее задает совокупность норм реакций организма. Генетика же человека в этом плане максимально сложная, так как создает условия для возможности актуализации им универсальной деятельности: «Генотип человека обладает такими комплексом генов, который обуславливает развитие в онтогенезе способности к восприятию социальной программы, усвоению, выработке и передаче различных моделей поведения»18. Имеется высокая вариабельность и изменчивость человеческого организма в качестве индивидуальной нормы развития, не заданная напрямую генетически: «Обычно понятие нормы включает исторически обусловленные компоненты, ибо функциональная норма реакции человеческого организма, хотя и содержит генетические признаки, в целом оказывается продуктом сложного взаимодействия генетических и прижизненно сформировавшихся физиологических элементов»19. В контексте вопроса о кризисе логично говорить об этой широкой изменчивости в аспекте соотношения нормы и патологии, здоровья и болезни. Даже сами эти фундаментальные понятия по отношению к человеку не имеют чисто биологического смысла: «В уставе Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) здоровье определяется как состояние полного физического и социального благополучия, а не только как отсутствие болезни или физических дефектов»20. Вариативность связана здесь с многообразием факторов, комплексно влияющих на организм человека и могущих стать этиологическими для того или иного заболевания. Причем это многообразие как раз заключено в диапазоне биологическое-социальное: «Этиология и патогенез болезней лежат в широчайших пределах: от генообусловленной гемофилии, ихтиоза и альбинизма до социопатий, обусловленных дефектами воспитания, и психогенных состояний у преморбидно-полноценных личностей, вызванных социально обусловленными фрустрациями»21. Однако это не противоречит тому, что и здесь биологическое в качестве включенного низшего обусловлено социальным. Именно социальные условия либо способствуют и ускоряют, либо препятствуют и тормозят большинство патологических процессов. Здесь имеются ввиду социально-экономическое положение, условия проживания и питания, режим и образ жизни, санитарно-гигиенические нормы, экологическая обстановка, уровень развития и доступа к медицинским услугам, включающим профилактические мероприятия, фармакологическое обеспечение и т.д. Само заболевание, конечно, протекает по биологическим закономерностям (нарушение гомеостаза), но как негативные, так и позитивные факторы динамики патогенеза в той или иной степени несут влияние социального. В частности, это иллюстрируется широкой тенденцией хронизации заболеваний в развитых странах. Значительной зависимостью от социального обладает не только динамика, но и количественная распространенность заболеваний: «В малочисленных сообществах инфекции, переносимые воздушным путем (скажем, грипп, простудные заболевания, корь, коклюш) затухают сами собой из-за недостаточной частоты контактов между индивидуумами. Подобные инфекции получили широкое распространение лишь после того, как человек перешел к городскому образу жизни»22. В XX же веке появилось понятие «болезни цивилизации», распространение которых напрямую связывается с социальными факторами: «Целый ряд состояний на границе между здоровьем и болезнью получил название “болезней цивилизации”. Эти расстройства связаны с интенсивными изменениями условий и образа жизни современного человека в развитых странах… Это производственные, социально-бытовые, психоэмоциональные факторы»23. Разные исследователи относят к ним сердечно-сосудистые заболевания (ишемическая болезнь сердца, атеросклероз, гипертонию), заболевания желудочно-кишечного тракта (язвенные заболевания желудка), заболевания опорно-двигательного аппарата (остеохондроз), обменные заболевания (сахарный диабет второго типа) и т.д.

Вместе с тем социальные факторы обуславливают и позитивные тенденции, связанные с заболеваемостью, в первую очередь за счет интенсивного медицинского прогресса. Его влияние демонстрируется, например, на сокращении инфекционных (бактериальных и вирусных) заболеваний (чума, оспа, тиф, холера, дифтерия, скарлатина, корь, грипп) путем развития терапии (эффективные препараты), методов вакцинации и профилактики, улучшения и повышения доступности диагностики. В случаях других заболеваний, например, аутоиммунных (системная красная волчанка, рассеянный склероз) или нейродегенеративных (болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера), несмотря на отсутствие их эффективного лечения, существуют методы для замедления прогрессирования заболевания. Особняком стоят наследственные заболевания, больше других демонстрирующие чисто биологическую природу, чье лечение ограничивается симптоматическим, но развитие генной терапии открывает перспективы их лечения в будущем. Однако определенная роль медицины прослеживается в накоплении «генетического груза», когда она способствует выживанию лиц-носителей патологического гена: «В результате, “генетический груз” (доля леталей и сублеталей в гомозиготе) в популяции человека постоянно растет»24. Однако, повторим, в случае с генетикой нельзя придерживаться абсолютизации, так как на порядки чаще можно говорить о генетической предрасположенности. Так, была установлена генетическая предрасположенность даже для принципиально негенетических заболеваний: «По таким заболеваниям, как туберкулез и рахит, конкордантность однояйцевых близнецов значительно выше, чем двуяйцевых, так что, хотя одно из заболеваний является в основном инфекционным, а другое связано с условиями питания, в обоих случаях важную роль играет генетически обусловленная восприимчивость к этим заболеваниям»25. Либо говорят о наследуемых синдромах (например, дисплазия соединительной ткани), в определенной мере нарушающих обменные процессы и характеризующихся как «пограничные» состояния между нормой и патологией. Более того, нельзя исключать приобретенный характер генетической патологии (соматические мутации), появление которых связывается со средой. Общепризнанно то, что именно прижизненное накопление мутаций лежит в основе этиологии онкологических заболеваний, а крупные мутагены являются одновременно канцерогенами: «Можно привести массу примеров, характеризующих усиление мутагенного влияния, которому подвергаются молекулы ДНК в зародышевых и в соматических клетках людей. Поражения ДНК в соматических клетках служат причиной злокачественных новообразований в организме человека»26. Широкое распространение же этих негативных факторов в наши дни тесно связано с техногенными условиями. Растет общая невротизация современного человека, количество психических заболеваний. Именно они наиболее четко показывают воздействие социальных факторов: «…нищета, хроническое недоедание, боязнь войны и безработицы, одиночество, вызванное неполноценным участием в общественной жизни, — все это причины возникновения или ухудшения психической неуравновешенности и расстройств»27. Ввиду сложной этиологии возникают препятствия в их лечении и предупреждении: «Предупредить инфекционные заболевания (за некоторым исключением) можно с помощью уже известных методов лечения. Профилактика психических расстройств — еще более сложная задача… эти заболевания требуют такого же внимания и сочувствия, как инфекционные болезни или травмы, но, к сожалению, невропатология до сих пор неизмеримо отстает, скажем, от бактериологии или ортопедии»28. Также существует опасность, что в условиях роста нагрузок на нервную систему в контексте интеллектуализации труда и ускорении темпов жизни при ослаблении стимулов развития других систем организма (например, мышечной) психическая нестабильность возрастет. Именно психические заболевания сильнее других демонстрируют социально-биологическую комплексность проблемы и требуют адекватной комплексной терапии.

Описав разнородные тенденции в биологии человека, мы можем констатировать, что биология человека все-таки динамична, несмотря на то что ее фундаментальные закономерности инвариантны. Но остается вопрос, чем специфична ее современная динамика и почему ее можно характеризовать как кризисную. Ведь, действительно, на ранних этапах общественного развития состояние человека в этом аспекте было на порядки хуже: низкая продолжительность жизни, высокая смертность, эпидемии. Под действием социального прогресса эти негативные факторы стабильно ограничивались: «Исходя из концепции уровней можно предположить, что с развитием общества относительная роль биологического фактора уменьшается в пользу социального, оставаясь, однако, безусловно необходимой и существенной»29. Это иллюстрируется на примере естественного отбора в человеческой популяции, когда его действия постепенно минимизируется, однако в асимптотическом смысле, без полного его устранения. Вместе с тем, сам социальный прогресс предполагает доразвитие своей непосредственной биологической основы. Получается, что современный биологический кризис может получить свое адекватное объяснение только будучи рассмотренным в контексте прогресса, не может трактоваться как однозначный регресс и деградация. Скорее всего, по нашей гипотезе, он связан с противоречивым характером самого прогресса человеческой сущности, а именно с обострением противоречий, дисбалансом между его социальной и биологической составляющими: «Развитие человеческого общества приводит к непрерывному изменению социального значения биологических свойств и процессов человека. Это обуславливает периодическое возникновение своеобразных социально-биологических кризисов, связанных с обнаружением той или иной недостаточности человеческой биологии для осуществления усложняющихся социальных функций»30. Действительно, социальное и биологическое как, соответственно, высшее и включенное низшее являются в человеке противоположностями, одновременно взаимообуславливающими и взаимоотрицающими. На современном этапе социальный прогресс, в первую очередь в форме научно-технической революции, чрезвычайно ускорился, возросло и его влияние, давление на биологию человека, что вызвало ее кризисное состояние, во-многом выявило ее недостаточность. Важно отметить, что это состояние характеризуется неравновесностью, когда присутствуют и положительные, и отрицательные эффекты, причем у одних и тех же процессов. Так, скажем, положительный рост продолжительности жизни приводит к «старению» населения, большим трудностям в поддержании общественного здоровья, увеличению числа заболеваний, в том числе специфических (скажем, прогнозируется настоящая эпидемия болезни Альцгеймера в развитых странах). Это связано как с амбивалентностью прогресса как такового (когда реализация одних возможностей предполагает закрытие других), так и с противоречивым характером современного социального прогресса (связанным с антагонизмами и усуглубляющимся социальным неравенством). Последнее, в частности, влияет на неравномерность реализации разными обществами возможностей, заложенных в самом прогрессе. Заключая, можно повторить, что современный кризис биологии человека не может рассматриваться как «чисто» биологический, должен определяться как социально-биологический, так как его причины лежат именно в общественной сфере. Кризис не должен упрощенно пониматься как регресс, должна быть выявлена его интегральная природа и значение в контексте общего процесса развития человеческой сущности. Это и будет целью нашего дальнейшего исследования.

1 Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 429.

2 Вебер А. Избранное. Кризис европейской культуры. СПб., 1999. С. 72.

3 Там же.

4 Гуревич П.С. Проблема целостности человека. М., 2004. С. 4.

5 Дубинин Н.П. Биологическое и социальное в человеке // Биологическое и социальное в развитии человека. М., 1977. С. 82.

6 Орлов В.В., Краснов Г.С. О природе человеческой биологии // Философия пограничных проблем. Пермь, 1970. Вып. 3. С. 160.

7 Федосеев П.Н. Проблема социального и биологического в философии и социологии // Биологическое и социальное в развитии человека. М., 1977. С. 7.

8 Оконская Н.Б. Диалектика социального и биологического в историческом процессе. Пермь, 1975. С. 73.

9 Майр Э. Человек как биологический вид // Природа. 1973. № 12. С. 36–44.

10 Внутских А.Ю. Отбор в природе и отбор в обществе: опыт конкретно-всеобщей теории. Пермь, 2006. С. 232.

11 Оконская Н.Б. Указ. соч. С. 82.

12 Березная М. И. Человек как объект биологического исследования // Философия пограничных проблем. Пермь, 1972. Вып. 5. С. 87.

13 Васильева Т.С., Орлов В.В. Проблема соотношения биологического и социального. Пермь, 1996. С. 30.

14 Внутских А.Ю. Указ.соч. С. 222.

15 Оконская Н.Б. Указ.соч. С. 75.

16 Харрисон Дж. и др. Биология человека. М., 1979. С. 427.

17 Дубинин Н.П. Что такое человек. М., 1983. С. 10.

18 Оконская Н.Б. Указ. соч. С. 76.

19 Там же. С. 88.

20 Баевский Р.М. Прогнозирование состояний на грани нормы и патологии. М., 1979. С. 44.

21 Банщиков В.М. Некоторые вопросы соотношения биологического и социального в медицине // Биологичесое и социальное в развитии человека. М., 1977. С. 171.

22 Харрисон Дж. Указ. соч. С. 568.

23 Баевский Р.М. Указ. соч. С. 11.

24 Внутских А.Ю. Указ. соч. С. 230.

25 Харрисон Дж. Указ. соч. С. 184–185.

26 Дубинин Н.П. Что такое человек. С. 155.

27 Барнетт А. Род человеческий. М., 1968. С. 249.

28 Там же. С. 248.

29 Орлов В.В., Краснов Г.С. О социальной природе труда // Философия пограничных проблем. Пермь, 1968. Вып. 2. С. 95.

30 Там же. С. 96–97.

1 Статья подготовлена при поддержке гранта ЕЗН Минобрнауки «Научная философия и проблема модернизации России» №8.5595.2011

© Желнин А.И., 2013

PAGE  149


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

52427. Чорнобиль – найбільша трагедія світу 50 KB
  Досліджуючи солі урану він виявив що уран випромінює невидимі промені. фізик і хімік Петербурзької Академії наук невидимі промені назвала радіоактивними а явище випромінювання радіоактивністю. У забруднених зонах спостерігаються масові аномалії тому що радіонукліди потрапивши в організм людини випромінюють радіоактивні промені які руйнують клітини. випромінювання – це потік позитивно заряджених частинок з масою атома Гелію промені – це потік негативно заряджених електронів це потік електромагнітних хвиль подібних до звичайного...
52429. Розпад Радянського Союзу і проголошення незалежності України. (1985 -1991 рр.) 63 KB
  Тип проекту: міжпредметний дослідницько інформаційний творчий груповий. Стадії здійснення проекту: 1. На основі отриманих результатів попередньої підготовки учителі предметники формулюють пізнавальне завдання учасникам проекту виконання яких буде очікуваним результатом та кінцевим продуктом проекту. Повідомляє що проект буде нестандартним оскільки учасникам проекту доведеться проявити свої знання не лише з історії а й з інших наук навчальних предметів.
52430. Систематизація та узагальнення знань учнів з теми “Чотирикутник” 296 KB
  Узагальнити і систематизувати знання учнів про чотирикутники, їх властивості та ознаки. Відпрацьовувати практичні уміння та навички використовувати набуті знання, формувати вміння раціонально використовувати час. Розвивати логічне мислення, вміння аналізувати, робити висновки, геометричну уяву.
52431. Маркетинг у страхуванні 605 KB
  Особливе місце в діяльності страхової компанії відводять маркетингу - методу дослідження страхового ринку і впливу на нього з метою отримання компанією якомога більшого прибутку.
52432. Чотирикутники. Урок – проект 125.5 KB
  Геометрично точно естетично гарно – Сторони в нього паралельні попарно Рівні завжди і кути протилежні Паралелепіпеди від нього залежні. У паралелограма протилежні сторони та кути рівні. Кути паралелограма які прилягають до однієї сторони – є внутрішніми односторонніми їх сума дорівнює 180. Знайти його кути.
52434. Четырёхугольник и его элементы. Параллелограмм и его свойства 270.5 KB
  Найти градусную меру неизвестного угла. Найти градусную меру неизвестного угла. Найти неизвестный угол четырёхугольника если три его угла равны 60 100 50. Найти: АД и СД.