15922

Оценка малозначительности деяния

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Якименко Н.М. Оценка малозначительности деяния: Учеб.пособие . – Волгоград 1987. 28 c. Согласно ч. 2 ст. 7 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик ч. 2 ст. 7 УК РСФСР не является преступлением действие или бездействие хотя формально и содержащее призна...

Русский

2013-06-18

155 KB

2 чел.

Якименко Н.М. Оценка малозначительности деяния: Учеб.пособие . – Волгоград, 1987. 28 c.

Согласно ч. 2 ст. 7 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (ч. 2 ст. 7 УК РСФСР) не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. С помощью понятия малозначительности деяния решается чрезвычайно важный и принципиальный вопрос о границах преступного поведения. Отсюда следует, что анализ рассматриваемого понятия имеет важное теоретическое и практическое значение.

В ч. 2 ст. 7 УК развито материальное определение преступления, приведенное в ч. 1 той же статьи. Данное традиционное положение необходимо пояснить и уточнить.

Каждое преступление обладает рядом признаков, которые в совокупности придают ему свойство общественной опасности. Эти более или менее существенные признаки образуют содержание понятия преступления. А что характеризует его форму? Форма отражает систему, структуру содержания, связи элементов. Законодатель отбирает наиболее существенные признаки деяния и, упорядочивая, группируя их, конструирует составы преступлений.

Форма и содержание находятся в неразрывной взаимосвязи: форма всегда содержательна, а содержание оформлено. “Форма,— писал К. Маркс,— лишена всякой ценности, если она не есть форма содержания”. Это единство проявляется, к примеру, в том, что уголовно-противоправными признаются только общественно опасные деяния, в свою очередь общественно опасными являются лишь такие деяния, которые предусмотрены уголовным законом. Поскольку в законе названы не все признаки, указывающие на общественную опасность, а лишь самые существенные, то состав отражает общественную опасность вида поступка, а не совершенного лицом конкретного деяния.

Определяющая роль во взаимосвязи содержания и формы принадлежит содержанию, его изменения приводят к соответствующим изменениям формы. Изменившееся содержание по мере развития в какой-то момент отвергает старую форму и на базе формирующейся новой формы преобразуется, приобретая иное качество. Например, отдельные признаки, характеризующие деяние (которое по общему правилу считается преступным): малоценность похищенного имущества, незначительность содействия соучастника совершению преступления, отдаленность приготовительных к преступлению действий и т. д., могут настолько повлиять на его оценку, что она не позволит признать поведение лица преступным.

Значит, возможно “возникновение противоречий между абстрактным требованием нормы и конкретными особенностями жизненной ситуации. В таких случаях это преодолевается посредством норм... специально предусматривающих то особое стечение обстоятельств, которое исключает уголовную ответственность”, в том числе с помощью нормы, содержащейся в ч. 2 ст. 7 УК.

Следовательно, содержащаяся в ч. 2 ст. 7 УК норма вытекает из общего определения преступления и отражает диалектико-материалистическое понимание данного явления.

Из такого понимания назначения анализируемой нормы исходит и законодатель, не предусматривая малозначительность содеянного как самостоятельное, отличное от указанного в п. 2 ст. 5 УПК РСФСР (отсутствие состава преступления) обстоятельство, исключающее производство по уголовному делу. Если деяние малозначительно, общественно не опасно, оно и не противоправно, с точки зрения уголовного . закона, не содержит состава преступления.

Законодатель не раскрывает содержания непреступного, малозначительного действия (бездействия), а, отвлекаясь от многообразных свойств явления, указывает на его главное качество, на его сущность — отсутствие общественной опасности.

Для понимания сущности малозначительных поступков необходимо уяснить различие между преступлениями и иными правонарушениями. Оно проводится по степени общественной опасности. Может показаться, что это противоречит закону, так как формулировка ч. 2 ст. 7 УК дает основание считать непреступные, малозначительные деяния полностью лишенными свойства общественной опасности. Однако в действительности противоречия нет. В ч. 2 ст. 7 УК имеется в виду отсутствие общественной опасности в уголовно-правовом смысле, т. е. ее определенного минимума, достаточного для привлечения лица к уголовной ответственности. В правильности приведенного суждения легко убедиться, если сопоставить ч. 2 ст. 7 УК со ст. 1 УК, согласно которой понятие общественно опасного шире понятия преступного. “Из всего круга общественно опасных действий,—отметил В. Н. Кудрявцев,—законодатель объявляет уголовно-противоправными только такие, с которыми необходимо вести борьбу именно средствами уголовного права”.

Признание степени общественной опасности критерием разграничения преступлений и проступков не ведет к исчезновению качественного отличия преступлений от иных правонарушений. В пределах какого-либо качества можно провести определенную градацию по количественному признаку. Каждый член такой классификации будет представлять новое качество, отличающееся от других по степени выраженности старого качества. Важно лишь правильно определить меру.

В философии под мерой понимается категория, выражающая взаимосвязь, взаимообусловленность количества и качества, а это означает, что качество можно измерить с помощью колиэдственных характеристик и наоборот. Поскольку определенные деяния признаны противоправными и государство предусматривает за их совершение принудительные меры воздействия, значит, что-то их объединяет, выделяет в особую группу проступков. Таким объединяющим свойством как раз и обладает общественная опасность.

Общественной опасности определенного качества (присущего преступлению, административному или дисциплинарному проступку) соответствует ее степень, которая и позволяет установить границы между видами правонарушений. Качество последних отражено в их названии (административные, дисциплинарные и т. д.). Ввиду того, что в пределах меры качество общественной опасности измеряется ее степенью, количеством, то нет необходимости прибегать к какому-то иному критерию отграничения преступлений от проступков, например к характеру общественной опасности.

Таким образом, главное, что отличает малозначительные деяния,— это отсутствие общественной опасности в уголовно-правовом смысле,— т. е. они могут быть общественно не опасными либо общественно опасными в небольшой степени и содержать составы иных правонарушений (административных или дисциплинарных проступков). К последней группе относится большинство малозначительных нарушений. В отношении поступков первой группы (общественно не опасных) ч. 2 ст. 7 УК применяется очень редко, но полностью исключить ее применение нельзя.

В самом деле, не все уголовно-правовые нормы конкурируют с нормами других отраслей права. Например, в практике встречаются случаи исключения уголовной ответственности (с учетом различных обстоятельств) за подделку и изготовление поддельных документов частными лицами по основанию, предусмотренному ч. 2 ст. 7 УК. Эти действия нельзя отнести к административным проступкам, поскольку они не выражаются в нарушении общеобязательных правил в сфере управления и не влекут за собой административную ответственность. Конечно, при использовании поддельного документа, допустим для бесплатного проезда на транспорте, такая ответственность должна наступить. Однако речь идет лишь о подделке.

Указанные действия не являются и дисциплинарным проступком, ибо под ним в науке советского трудового права понимается противоправное нарушение трудовых обязанностей или нарушение установленного на предприятии (в учреждении) внутреннего трудового распорядка.

Следовательно, реально существуют два вида малозначительных деяний.

Установив сущность и виды малозначительного поступка, можно дать определение малозначительности.

Малозначительность — это качество предусмотренного уголовным законом деяния, исключающее его из числа преступных в связи с отсутствием общественной опасности содеянного или незначительной ее степенью, присущей непреступным правонарушениям.

С учетом изложенного целесообразно уточнить функцию анализируемого понятия. С его помощью законодатель разрешает диалектическое противоречие между формой (уголовной противоправностью) и содержанием (общественной опасностью) деяния, не допускает разрыва их единства. Поскольку общественная опасность понимается в уголовно-правовом смысле (имеется в виду ее определенный уровень) и существуют два вида малозначительных деяний, то механизм разрешения указанного конфликта можно представить следующим образом. Новое содержание деяния (по сути общественно не опасного или общественно опасного в небольшой степени) сбрасывает старую форму (уголовно-противоправного) и, облекаясь в новую (противоправного деяния иного вида или антиобщественного поступка), приобретает иное качество—административного, дисциплинарного, гражданско-правового деликта либо аморального поступка.

Анализ малозначительности деяния позволяет определить ее место в системе институтов уголовного права. Следует ли отнести ее к обстоятельствам, исключающим общественную опасность и противоправность деяния, или к видам освобождения от уголовной ответственности?

История развития советского законодательства свидетельствует, что малозначительность деяния своими истоками восходит к институтам освобождения от уголовной ответственности и наказания. Однако развитие анализируемой нормы шло по пути ее преобразования в самостоятельное, своеобразное правило об исключении общественной опасности и противоправности (в уголовно-правовом смысле) деяния.

Как характеристику поведения, порицаемого моралью, малозначительность нельзя поставить в один ряд с необходимой обороной и крайней необходимостью, свидетельствующими об общественной полезности поступков, но в смысле уголовно-правовых последствий их можно приравнять. Независимо от того, является содеянное общественно опасным в незначительной степени или полностью лишено свойства общественной опасности, в любом .случае отсутствуют общественная опасность и противоправность в уголовно-правовом смысле, поэтому уголовная ответственность исключается.

Рассмотрим содержание малозначительности проступка. Законодатель, не называет признаки малозначительности. Ввиду того, что она связана с утратой деянием общественной опасности, надо обратиться к факторам, которые ее образуют.

Общественная опасность обусловлена объективными и субъективными признаками деяния. Его психическое содержание имеет значение, существует реально, хотя и проявляется через объективные признаки (действие, бездействие, последствия, способ, орудия, место, время и т. д.). Без учета вины, мотива, цели нельзя дать полную характеристику содеянному. Те или иные признаки могут иметь приоритет, например, объект, признаки объективной стороны. Но в некоторых случаях при установлении уголовной ответственности решающее значение придается именно признакам субъективной стороны. В частности, только умышленная вина при причинении легкого телесного повреждения или нанесении побоев (ст. 112 УК), уничтожении, разрушении или порче памятников истории и культуры (ст. 230 УК) позволяет отнести поступок к числу преступных. Лишь в случае умысла наступает ответственность по ст. 168 УК за потраву посевов и повреждение полезащитных и иных насаждений. Уничтожение или повреждение военного имущества образует состав воинского преступления (ст. 251 УК) также в зависимости от формы вины (умысла). Можно привести и другие примеры, иллюстрирующие важное значение субъективных факторов в структуре общественной опасности (ст. 99, 106, 114, 149, 170 УК и т. д.).

Общественная опасность совершенного преступления не исчерпывается признаками состава. Конкретное посягательство, обладая общими, типичными признаками вида преступления, которые в определенных законом пределах могут изменяться и получать множество оттенков, характеризуется и специфическими, индивидуальными признаками, выходящими за рамки состава. Диалектический материализм учит двигаться в процессе познания не только от единичного, конкретного к общему, абстрактному, но и наоборот — от общего к единичному.

Н. Г. Чернышевский писал: “В отвлеченном понятии остается только сущность предмета, но сущность мертвая, неподвижная, не определенная жизненными подробностями; такого предмета, каким остается он в отвлеченном понятии, не может существовать в действительности”. Эти “жизненные подробности”, признаки, которые, как отметил В. Н. Кудрявцев при анализе объективной стороны, “присущи единичным преступлениям, но не “подымаются до ранга” признаков состава... нередко... существенно влияют на оценку степени общественной опасности деяния и решение вопроса о характере и степени ответственности виновного”.

Общественная опасность личности преступника находит выражение главным образом в общественно опасном деянии, его объективных и субъективных признаках. Так, она проявляется в объекте посягательства, способе действия, последствиях, форме вины, мотиве, цели. Какие-то из перечисленных признаков могут не охватываться составом, но нельзя отрицать их значения как показателей нравственного, социального лица нарушителя. Следовательно, общественная опасность личности виновного выражается в объективных и субъективных .признаках деяния, как охватываемых, так и не охватываемых составом преступления.

При определении содержания малозначительности во внимание принимаются все те же образующие общественную опасность объективные и субъективные признаки деяния, учитываются их “сила”, интенсивность, выраженность. На это Ориентирует и значение слова: “малозначительный — имеющий малое значение или влияние, малозначащий, маловажный, недостаточно большой, по размерам, численности, силе”. Наиболее важные, существенные признаки, которые образуют предусмотренный законом состав преступления, в первую очередь подвергаются анализу при решении вопроса о пределах уголовной ответственности.

Оценка выраженности таких признаков необходима, когда речь идет о более или менее искусном обмане (ч. 2 ст. 80, ст. 93, 94, 132, 147, 156 УК): степени опасности насилия, которым угрожают (ст. 95 УК); степени опасности способа уничтожения или повреждения имущества (ч. 2 ст. 98, ч. 2 ст. 149 УК); степени опасности способа незаконного лишения свободы (ч. 2 ст. 126 УК); степени общественной опасности действий, совершенных на основании самовольного присвоения звания или власти должностного лица (ст. 194 УК); продолжительности самовольной отлучки или самовольного оставления части или места службы (ст. 246 УК); размере ущерба; числе участников группы при совершении многих преступлений; степени злостности уклонения от уплаты алиментов (ст. 122 УК); степени низменности побуждений (ч. 1 ст. 125 УК); содержании “иных личных побуждений” (ст. 175 УК) и т. д.

Перечисленные обстоятельства относятся в основном к объективной и субъективной сторонам деяний, но в редких случаях и признаки субъекта имеют различную выраженность. Например, признаки “судимость” и “неоднократность”—в зависимости от их числа. Что касается объекта посягательства, то общественные отношения, которые его составляют, могут сравниваться по степени ценности.

Вместе с тем требуется подвергнуть анализу и такие признаки (не указанные в диспозициях статей Особенной части, но принадлежащие составу), как вина, причинная связь. На оценку опасности поступка влияют содержание вины лица, ее степень, степень содействия соучастника наступлению общественно опасного последствия.

Глубина (выраженность) признака в одних случаях может быть измерена более или менее точно, в других — лишь примерно, приблизительно.

Если в описании состава преступления законодатель определил границы того или иного признака, в частности ущерба (указал на существенный вред, тяжкие последствия—см. ст. 99, ч. 1 ст. 149, ст. 150, 160, 161, 168, ч. 1 ст. 170, ч. 1 ст. 171, ст. 172, 200, ч. 1 ст. 211 УК и др.), то при его недостаточной выраженности ч. 2 ст. 7 УК не применяется, хотя поступок малозначителен, не содержит состава преступления. Но малозначительность рассматривается в другом аспекте, не в смысле ч. 2 ст. 7 УК, одно из условий применения которой отсутствует, ибо деяние формально не содержит всех признаков, указанных в соответствующей статье Особенной части уголовного закона.

Это различие не всегда учитывается на практике. Так, Пленум Верховного Суда Армянской ССР, рассмотрев уголовное дело в отношении Айвазяна, осужденного за злоупотребление служебным положением, прекратил его на основании ч. 2 ст. 7 УК. Пленум мотивировал свое решение отсутствием таких признаков данного состава, как причинение существенного вреда и совершение действий вопреки служебным интересам.

Разумеется, нюансы мотивировки принятого по делу решения могут не иметь значения для заинтересованного лица, но работники органов суда, прокуратуры, следствия и дознания должны различать такие случаи исключения уголовной ответственности, применять закон строго в соответствии с его смыслом. Неточности подобного рода способствуют формированию неправильного представления об обоснованности правоприменительной деятельности, о частоте применения данной нормы, влияют на оценку ее эффективности.

При решении вопроса о применении нормы, которая содержится е ч. 2 ст. 7 УК, надо иметь в виду, что признаки состава неравнозначны. Иногда какой-то один признак (или два), выражающий сущность преступления, может иметь наибольшее значение для характеристики его общественной опасности (в первую очередь выраженность признака влияет на решение вопроса по существу). Например, по делам о хищениях такое значение придается размеру ущерба, но. и этот признак требуется учесть в совокупности с другими.

Правильно были оценены обстоятельства дела, возбужденного по ч. 1 ст. 144 УК в отношении И., который в читальном зале библиотеки тайно похитил 2 руб. из оставленной на столе сумки Р. Уголовное дело прекращено согласно ч. 2 ст. 7 УК не только с учетом суммы ущерба, но и содержания умысла. Все обстоятельства происшедшего, в том числе и тот факт, что из 354 руб., находившихся . в сумке, И. взял лишь 2, свидетельствовали о направленности его умысла на хищение незначительной суммы денег.

Если лицо пытается совершить хищение в значительном размере (покушение), то одна лишь малозначительность ущерба или его отсутствие не дают основания для применения рассматриваемой нормы. Надо принять во внимание цель и содержание умысла, которые также могут характеризовать степень опасности содеянного. Часть 2 ст. 7 УК применяется, если умысел лица направлен на совершение малозначительных действий.

При анализе признаков состава необходимо иметь в виду, что некоторые из них определены однозначно. Они не подвергаются градации, не имеют оттенков. В. Н. Кудрявцев отметил, что такие признаки, как вменяемость, возраст, должностное положение лица изменяются “скачками”, по принципу “да” — “нет” (субъект вменяет либо невменяем; лицо является должностным или не является). Можно продолжить этот ряд признаков с неизменным содержанием: чужой товарный знак (ст. 155 УК); запретные зоны (ст. 164 УК); запретные места (ч. 1 ст. 166 УК); территория государственного заповедника (ч. 2 ст. 166 УК); места, запрещенные для проживания (ст. 187 УК); лицо, которое дважды в течение года подвергалось административному взысканию за такие же нарушения (ст. 1982 УК); Знак Красного Креста и Красного Полумесяца (ст. 202 УК); Государственный флаг СССР или союзной республики, торговое судно (ст. 203 УК); капитан судна (ст. 204 УК); военное время (ст. 238, 239 УК и др.); поле сражения (ст. 266 УК) и т. д.

Такие признаки не могут уменьшить общественную опасность деяния. Однако ее степень, как отмечалось, зависит и от специфических, индивидуальных признаков содеянного, не принадлежащих составу преступления. Поэтому правоприменительные органы часто признают тот или иной поступок малозначительным, приняв во внимание обстоятельства, находящиеся за пределами состава. Например, Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР признала малозначительными действия В., осужденного по ч. 1 ст. 188 УК, которые выразились в самовольном оставлении ИТК, чтобы повидаться с родственниками без намерения уклониться от отбывания наказания. При вынесении решения были приняты во внимание мотив, цель, продолжительность нахождения В. вне пределов места лишения свободы, которые не являются признаками состава побега.

В другом случае Пленум Верховного Суда СССР прекратил уголовное дело в отношений К. за отсутствием состава преступления по основанию, предусмотренному ч. 2 ст. 7 Основ. Виновная построила без надлежащего разрешения на своем приусадебном участке на месте старого жилого дома новый. Пленум принял во внимание, по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1964—1972 гг.— М., 1974.— С. 24. Автор исходит из распространенного в теории и на практике мнения, что цель действий виновного в субъективную сторону состава побега не входит что К. находилась в тяжелых жилищных условиях, устранить которые местные органы ей не помогли, к тому же дом был ею построен на приусадебном участке, где она прожила более пятидесяти лет, К. имела право пользоваться им, а также расположенными на нем строениями. Другими словами, были учтены конкретная обстановка, место действий, мотив, степень вины (на последнюю влияют и условия формирования умысла, поскольку они сознавались виновным лицом).

Такой подход представляется правильным, поскольку анализ содеянного, осуществляемый лишь в пределах состава, не всегда может отразить своеобразие жизненной ситуации (тем более если в диспозиции нормы признаки жестко связаны). Кроме того, указанный подход не колеблет положения о том, что состав преступления — единственное основание уголовной ответственности, ибо речь идет не о расширении ее, а о сужении. Правило о малозначительности деяния предполагает углубленное, неформальное изучение совершенного поступка, всего многообразия присущих ему признаков.

Следовательно, при оценке содеянного требуется решить вопрос об учете личности виновного. Характеризующие ее признаки делятся на три группы:

1) признаки, принадлежащие конкретному составу преступления (способ, мотив, цель, степень вины и т. д.); 2) признаки, не охватываемые конкретным составом (допустим, способ, мотив, цель совершения ряда преступлений),. но выраженные в деянии; 3) признаки, не принадлежащие составу, находящиеся за пределами деяния, как связанные с ним (чистосердечное раскаяние, явка с повинной, добровольное возмещение ущерба), так и не связанные с ним (отношение к учебе, работе, взаимоотношения с коллективом, поведение в быту, семейное положение и т. д.).

Признаки первых двух групп могут повлиять на оценку поступка как малозначительного. Учет признаков третьей группы при определении преступности деяния противоречит принципу равенства граждан перед законом. К. Маркс подчеркивал, что законы должны служить гарантиями против личностей, а не личности — гарантиями против законов.

Признаки третьей группы, относящиеся к личности виновного, могут быть приняты во внимание лишь при освобождении лица от уголовной ответственности и назначении наказания. Только в этом случае законодатель придает им иное значение. Предусмотренная ч. 1 ст. 96 УК норма предоставляет возможность альтернативного решения вопроса о привлечении лица к уголовной или административной ответственности за мелкое хищение социалистического имущества в зависимости от обстоятельств дела и личности виновного, т. е. в ней говорится об учете любых признаков, характеризующих личность, при разграничение преступления и проступка. За другие виды деянии также возможна не только уголовная, но и административная ответственность. Однако в соответствующих статьях уголовного закона (ч. 1 ст. 156, ч. 1 ст. 163 УК и др.) не содержится специального указания об этом, и личность не упоминается особо.

Факторы, способные придать деянию характер малозначительного, находятся в определенной связи с перечисленными в законе обстоятельствами (ст. 38 УК), смягчающими ответственность. Назначение последних— индивидуализация наказания. Вместе с тем они вполне правомерно могут быть приняты во внимание при применении ч. 2 ст. 7 УК (в совокупности с другими обстоятельствами, характеризующими деяние), если проявились в посягательстве. Например, такие факторы, как совершение деяния вследствие стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств; под влиянием угрозы или принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости; под влиянием сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего (п.п. 2, 3, 5 ст. 38 УК), характеризуют условия формирования умысла и при осознании их нарушителем влияют на степень вины.

Так, стечение тяжелых личных обстоятельств, наряду с незначительностью ущерба, было принято во внимание при прекращении уголовного дела (возбужденного по ч. 1 ст. 96 УК) в силу малозначительности поступка. М., освободившись из мест лишения свободы, прибыл на место жительства, где его должны были трудоустроить. Вскоре он был вынужден поехать в другой город за военным билетом. Там в день приезда, чтобы заработать немного денег, разгружал вагоны на овощной базе. Во время работы набрал для себя овощей на сумму 1 руб. 40 коп.

Между указанными обстоятельствами существует и иная связь. Малозначительность нарушения, выраженная в недостаточной степени и в силу этого не дающая основания обратиться к соответствующей норме, может быть учтена в качестве смягчающего ответственность обстоятельства. Судебные органы при назначении наказания и освобождении от него, а органы следствия — при освобождении от уголовной ответственности порой ссылаются на незначительность деяния, незначительность ущерба.

На основании изложенного можно дать определение признаков малозначительности деяния, которые образуют ее содержание.

Признаки малозначительности деяния — это количественные и качественные характеристики его объективных и субъективных показателей как принадлежащих, так и не принадлежащих составу преступления, которые лишают деяние общественной опасности или снижают ее до определенного минимума, присущего непреступным правонарушениям.

Данное определение позволяет выявить признаки малозначительности деяния в конкретном случае и установить степень общественной опасности поступка, т. е. правильно решить вопрос о применении ч. 2 ст. 7 УК. Формирование точного представления о содержании анализируемого понятия должно способствовать сокращению допускаемых в практике ошибок.

Поскольку степень общественной опасности поступка обусловлена его индивидуальными свойствами, то нельзя заранее абстрактно с абсолютной точностью определить значимость того или иного признака для решения вопроса о применении ч. 2 ст. 7 УК. Однако полезно иметь общее представление о влиянии отдельных признаков на оценку деяния как малозначительного. Для удобства при анализе эти признаки целесообразно сгруппировать с учетом их принадлежности конкретному элементу состава.

Объект посягательства. Социальная значимость, ценность объекта при определении степени опасности нарушения несомненны. Чем важнее объект посягательства, тем большая выраженность других признаков и большая чрезвычайность ситуации требуются для признания поступка малозначительным. Но сам по себе объект посягательства еще не предрешает вопроса о возможности применения анализируемой нормы, поскольку закон не предусматривает никаких формальных запретов в отношении ее использования. Разумеется, чаще всего органы расследования и суд обращаются к ней, когда речь идет о посягательствах на менее ценные объекты. Труднее обосновать применение данной нормы, если нарушены отношения, отличающиеся особой ценностью, однако такие случаи полностью исключить нельзя.

Например, в обзоре судебной практики по делам о контрабанде Верховный Суд СССР отметил, что использование специальных хранилищ для сокрытия малоценных предметов контрабанды следует рассматривать в силу малозначительности как административные проступки по правилам, установленным Таможенным кодексом СССР.

В постановлении Президиума Верховного Совета СССР от 30 ноября 1976 г. “О порядке применения Указа Президиума Верховного Совета СССР от 30 ноября 1976 г. “Об ответственности за незаконные операции с иностранной валютой и платежными документами” разграничиваются в зависимости от стоимости предмета незаконной операции (25 руб.) преступные и непреступные нарушения, тем самым признается распространение ч. 2 ст. 7 УК на деяния этой категорий.

Непреступными, малозначительными признаются хищения социалистического имущества на незначительную сумму, незначительный вклад соучастника (пособника) в преступление против жизни и здоровья, ряд воинских нарушений — при отсутствии тяжких последствий.

Правило о малозначительности распространяется на деяния, производство по которым ведется в порядке частного обвинения.

Однако и в этих случаях не потерпевший, а правоприменительные органы устанавливают в содеянном наличие состава преступления. И если какой-то признак состава отсутствует, допустим, виновный не достиг определенного законом возраста, дело подлежит прекращению, независимо от желания потерпевшего. Надо иметь в виду общее правило: лицо, в действиях которого не содержится состава преступления, в том числе и в силу малозначительности деяния, не подлежит уголовной ответственности. Иначе субъектом уголовно-правовых отношений следовало бы признать потерпевшего.

Такой же позиции по вопросу о сфере применения ч. 2 ст. 7 УК придерживался Верховный Суд РСФСР по делу Н., осужденного народным судом по ч. 1 ст. 131 УК. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, приняв во внимание все обстоятельства происшедшего, прекратила уголовное дело за отсутствием состава преступления (в силу малозначительности содеянного). Оценка потерпевшим действий виновного как оскорбительных проверяется судом с точки зрения социалистической морали.

Пленум Верховного Суда РСФСР в п. 5 постановления № 4 от 25 сентября 1979 г. “О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР”, обращая внимание судов на недопустимость оставления жалобы потерпевшего без разрешения, в том числе и по мотивам малозначительности деяния, не отрицает возможности отказа в возбуждении дела в этом случае, а подчеркивает лишь необходимость надлежащего процессуального оформления принятого решения. В редких случаях отказ в возбуждении дел такого рода за отсутствием состава преступления в силу малозначительности поступка все же допускается.

Не устанавливая формальных запретов по поводу применения ч. 2 ст. 7 УК, законодатель тем не менее может сузить сферу ее действия путем конструирования определенным образом составов Преступлений, включив в них такие признаки, как “существенный ”вред”, “тяжкие последствия”. Если подобных признаков нет, то, как отмечалось, обращаться к норме о малозначительности нельзя ввиду отсутствия одного из условий ее применения.

Аналогичный результат достигается и при введении специальных норм, которые, по сравнению с общими, не содержащими непосредственного указания на признаки названного типа, предусматривают ответственность за менее значительные деяния. Причем признак, по которому нормы различаются, должен быть существенным и выражать специфику нарушения (например, размер ущерба при хищении) . Таково соотношение ст. 89, 92, 93 УК, предусматривающих ответственность за хищение социалистического имущества путем кражи, присвоения, растраты, злоупотребления служебным положением, мошенничества, и ст. 96 УК о мелком хищении имущества указанными способами.

В соответствии с выработанным в теории правилом применению подлежит специальная норма, в нашем примере — ст. 96 УК. На практике это правило не всегда учитывают. Возбудив уголовные дела по признакам деяний, предусмотренных ст. 89, 92, 93 УК, и установив в дальнейшем незначительность ущерба, следственные органы порой без предварительной переквалификации действий на ст. 96 УК применяют ч. 2 ст. 7 УК. Разумеется, нельзя полностью исключить возможность применения анализируемого правила в отношении рассматриваемых хищений (ст. 89, 92, 93 УК). Отдаленное приготовление к названным преступлениям, действия соучастников, внесших ничтожный вклад в их совершение, могут быть признаны малозначительными.

Объективная сторона посягательства. В большинстве случаев признаки, относящиеся к объективной стороне посягательства, имеют определяющее значение при оценке малозначительности деяния. К ним относятся: последствия, характер действий, способ, обстановка их совершения, исключающие возможность причинения существенного ущерба, степень развития объективной стороны, продолжительность деяния (если оно длящееся) и др.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР в силу малозначительности прекратила уголовное дело в отношении Г., признанного виновным в том, что он пытался совершить кражу арбузов через разбитый люк вагона, находившегося на железнодорожной станции. Коллегия отметила, что Г., не имея при себе соответствующей тары для переноса арбузов, не мог своими действиями причинить существенного ущерба . Во внимание были приняты характер, способ действия, обстановка, степень развития объективной стороны посягательства.

При прекращении уголовного дела, возбужденного по ч. 1 ст. 188 УК в отношении В., наряду с содержанием цели (виновный не имел намерения уклониться от отбывания наказания) учтена длительность его нахождения вне пределов места лишения свободы (менее двух часов).

Ю. В. Солопанов указал на способ изготовления фальшивых денег путем рисования как на обстоятельство, позволяющее ставить вопрос о признании приготовительных к фальшивомонетничеству действий малозначительными. На меньшую степень общественной опасности пассивного обмана по сравнению с обманом в активной форме при мошенничестве обратил внимание Г.. Н. Борзенков со ссылкой на определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по делу А. Коллегия пришла к выводу, что не было необходимости привлекать А. к уголовной ответственности по ч. 1ст. 93 УК за сокрытие им от отдела социального обеспечения заработка за один месяц. Кроме того, Г. Н. Борзенков отметил большую вероятность применения ч. 2 ст. 7 УК в отношении мошенничества, совершенного путем злоупотребления доверием, по сравнению с мошенничеством, совершенным путем обмана.

При оценке развития объективной стороны деяния необходимо иметь в виду ряд положений. Приготовительные действия представляют, как правило, незначительную общественную опасность. Случаи привлечения лиц к уголовной ответственности за приготовление редки. Считая его малозначительным, органы расследования порой даже не ссылаются на ч. 2 ст. 7 УК. Подобные решения обычно принимаются в отношении приготовления к менее опасным преступлениям. Но так же могут быть оценены и весьма отдаленные приготовительные действия к тяжким преступлениям — при условии незначительности предполагаемой в дальнейшем роли соучастника.

Для покушения характерна большая развитость объективной стороны по сравнению с приготовлением, поэтому его малозначительность—более редкое явление (может быть установлена в принципе при покушении на незначительные преступления). Но при негодном покушении, когда вследствие невежества и суеверия используются орудия и средства, объективно непригодные для достижения преступной цели (заклинания, наговоры и т. д.), данная норма может применяться и в тех случаях, когда виновный преследовал цель причинить тяжкий вред (лишить жизни, причинить телесные повреждения).

Одним из важнейших показателей общественной опасности деяния являются последствия (ущерб). Поэтому отсутствие или незначительность ущерба часто и определяет отнесение поступка к числу малозначительных. Если последствия достаточно серьезны, то ч. 2 ст. 7 УК не применяется.

Так, Военная коллегия Верховного Суда СССР не согласилась с прекращением в силу ч. 2 ст. 7 УК уголовного дела в отношении Ф. и С., обвинявшихся в хищении по ч. 2 ст. 89 УК. Коллегия указала, что не была дана надлежащая оценка всем установленным по делу обстоятельствам. Ф и С., предварительно договорившись с П., в составе группы дважды участвовали в хищении дефицитных строительных материалов. Ими совершено хищение в значительном размере, о чем свидетельствуют количество и размер похищенного (его стоимость составила 131 руб. 17 коп.).

Правильно определить размер ущерба порой можно лишь с учетом таких признаков, как время (период сева — при похищении семенной пшеницы; весенний период, когда корма для скота приобретают повышенное значение,— при краже кормов и т. д.), место, обстановка.

Наряду с незначительностью ущерба требуется принять во внимание и такой рассмотренный выше признак объективной стороны, как способ (например, разбой, грабеж, соединенный с насилием), который может резко повысить общественную опасность содеянного и исключить возможность применения ч. 2 ст. 7 УК. Вот почему завладение малоценным имуществом путем разбоя или насильственного грабежа признается преступным и влечет уголовную ответственность.

Если последствия посягательства наступили, подлежит исследованию причинная связь. Причем необходимо установить степень способствования лица наступлению преступного результата. Данное обстоятельство имеет особое значение при оценке действий соучастников. Вопрос об уголовной ответственности решается с учетом значимости их действий для наступления преступного результата, их вклада в совершение преступления, поэтому ч. 2 ст. 7 УК применима к отдельным участникам. Так, Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении от 31 июля 1981 г. “О практике применения судами законодательства и выполнения постановлений Пленума Верховного Суда СССР, направленных на усиление борьбы с приписками и другими искажениями отчетности о выполнении планов” признал неверным привлечение к уголовной ответственности второстепенных участников преступления. Однако данная норма распространяется не только на деяния соучастников, совершивших незначительные преступления. Непреступными могут быть признаны действия соучастника, игравшего весьма незначительную роль. в приготовлении к тяжкому преступлению. Оценка его действий во многом зависит от степени развития объективной стороны деяния (приготовление).

Общественную опасность деяний с формальными составами, не включающими последствия, повышает объем деятельности. Например, при спекуляции (ст. 154 УК) он определяется количеством скупленных и перепроданных товаров, размером полученной и предполагаемой наживы; при нарушении правил торговли (ст. 1563 УК) — количеством и стоимостью товаров, сокрытых от покупателей или проданных со складов, баз, из подсобных помещений; при занятии контрабандой (ст. 78 УК) - количеством предметов, предназначенных для перемещения через государственную границу, их стоимостью.

Субъект посягательства. Как отмечалось, возможность изменения содержания признаков субъекта в каких-то пределах ограничена. Конечно, при выяснении обстоятельств происшедшего можно обратить внимание, например, на конкретную должность, более или менее ответственную, которую занимает лицо, использующее служебное положение для занятий контрабандой (ст. 78 УК), для хищения государственного или общественного имущества (ст. 96 УК) и т. д. Указанные признаки специального субъекта непосредственно связаны со способом деяния, но изменение их содержания столь незначительно влияет на степень общественной опасности поступка, что практически не учитывается. Поэтому В. Н. Кудрявцев и отнес должностное положение лица к признакам, изменяющимся “скачками”.

Совершение правонарушения по предварительному сговору группой лиц (признак ряда составов) также характеризует объективную сторону деяния (способ действий) и его субъекта. Оценка данного обстоятельства зависит от выраженности признака, играющего решающую роль в образовании общественной опасности поступка. Если ущерб, например при хищении, незначителен, то наличие группы не исключит применение ч. 2 ст. 7 УК. Когда величина ущерба находится на грани между значительным и малозначительным, рассматриваемый признак может быть привлечен для обоснования решения.

Возраст лица, повторность его действий имеют несколько иное значение. Они не проявляются в конкретном нарушении и не должны влиять по общему правилу на признание деяния малозначительным. Однако роль такого признака, как возраст, целесообразно уточнить. Пленум Верховного Суда СССР в п. 15 постановления № 16 от 3 декабря 1976 г. “О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность” указал: “Не должны применяться меры уголовного наказания к несовершеннолетним за отдельные незначительные правонарушения, которые носят характер детского озорства...”.

Таким образом, несовершеннолетие виновного служит показателем необходимости более тщательного выяснения мотива поступка, его характера. Само по себе это обстоятельство не снижает степени общественной опасности содеянного.

Повторное малозначительное нарушение следует отличать от продолжаемого деяния, каждый эпизод которого подпадает под признаки ч. 2 ст. 7 УК, а в совокупности причиняет значительный вред и является преступлением. Законодатель придает иное значение повторности проступка при установлении факта предварительного привлечения лица к административной ответственности как условии привлечения к уголовной ответственности (ст. 841, 942, 1561, 162, 1621, 166, 1661, 1981 УК и др.).

Субъективная сторона посягательства. Вина, мотив, цель — важные признаки деяния. Они подвергаются анализу с качественной стороны (содержание мотива, цели, умысла), но возможна их количественная оценка (в частности, определение степени вины). На нее влияет ряд обстоятельств: форма вины; вид вины; условия формирования умысла, если они сознавались виновным; особенности содержания интеллектуального и волевого процессов, происходивших в психике виновного (объем и определенность сознания, характер предвидения, преднамеренность, настойчивость в достижении цели и т. д.); степень антиобщественности мотивов и целей; содержание умысла (осознание особенностей объекта и объективной стороны посягательства, особых свойств предмета и т. д.).

Таким образом, содержание объективных и субъективных признаков может меняться как в сторону усиления, так и в сторону ослабления общественной опасности поступка. Допускается сочетание признаков, имеющих разную направленность. С учетом значимости, выраженности признаков определяется их соотношение. Например, специфика деяния обусловливает решающую роль ущерба при хищениях. Его незначительность, как правило, предопределяет допустимость применения ч. 2 ст. 7 УК. Причем при краже малозначительность обосновывается сравнительно большей величиной ущерба, чем при грабеже, не соединенном с насилием. А более опасный (более интенсивный) способ хищения (грабеж, соединенный с насилием, разбой) даже при весьма незначительном размере имущественного вреда не позволяет признать деяние малозначительным.

Общественную опасность деяния определяют и другие признаки, содержание которых в совокупности с незначительностью ущерба (наступившего или предполагаемого) ослабляет роль способа. К ним относятся: ничтожная степень содействия соучастника наступлению преступного результата, незначительность развития объективной стороны посягательства (отдаленность приготовительных действий от непосредственного совершения преступления) и т. д. Конкуренция признаков возможна не всегда, а лишь в случае разной их направленности. Вместе с тем нельзя забывать о взаимосвязи, взаимодействии конкурирующих признаков.

Малозначительное нарушение характеризуется соответствующим соотношением признаков. Чем важнее объект, тем меньше должна быть величина ущерба; чем опаснее способ, тем ничтожнее допустимый вред. Такая же обратная связь существует между размером ущерба и степенью способствования наступлению преступного результата; между этой степенью и объектом посягательства; между ущербом, объектом посягательства и степенью развития его объективной стороны; между всеми перечисленными обстоятельствами и степенью вины. Связь признаков проявляется и в том, -что одни из них позволяют точнее установить размер ущерба, другие (способ действия, обстановка) — правильнее определить мотив, цель и др.

Безусловно, оценке подлежит вся совокупность признаков, но собственно к признакам малозначительности следует отнести лишь те из них, которые “участвуют в процессе снижения общественной опасности”, поскольку им присуща именно эта направленность.

В зависимости от особенностей поступка (неоконченная деятельность, соучастие и т. д.) на первый план могут выступить те или другие признаки: степень содействия наступлению преступного результата при соучастии; степень развития объективной стороны посягательства и т. д. Значит, при определении малозначительности нарушения следует руководствоваться не одним или двумя критериями, а учитывать количественные и качественные характеристики всех его объективных и субъективных признаков. Малозначительность деяния — понятие оценочное. Оно не конкретизировано законодателем и требует уточнения в процессе правоприменительной деятельности.

Таким образом, в соответствии с формулировкой ч. 2 ст. 7 УК можно выделить два условия ее применения (при наличии их совокупности):

1) деяние формально содержит признаки действия или бездействия, ответственность за которое предусмотрена уголовным законом (оно формально противоправно);

2) деяние малозначительно.

Изучение практики применения законодательства позволяет выявить наметившиеся тенденции, типичные ошибки, определить пути совершенствования правоприменительной деятельности.

На досудебных стадиях уголовного процесса ч. 2 ст. 7 УК применяется органами дознания и предварительного следствия. Наиболее часто к ней обращаются органы дознания. Их компетенция и круг правонарушений, по которым проводится досудебная подготовка материалов в протокольной форме, расширены Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 24 января 1985 г. “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР”.

Круг деяний, признаваемых на практике малозначительными, довольно широк, что соответствует позиции законодателя, не установившего ограничений для применения ч. 2 ст. 7 УК в зависимости от тяжести вида нарушения. Среди них преобладают хищения социалистического и похищения личного имущества, угоны транспортных средств, обманы покупателей и заказчиков, другие нарушения в сфере торговли и услуг.

Иногда рассматриваемая норма ошибочно распространяется на деяния, предусмотренные ст. 99, ч. 1 ст. 149, ст. 150, 172, ч. 1 ст. 206, ч. 1 ст. 211 У.К и др., составы которых включают признаки типа “существенный вред (ущерб)”, “тяжкие последствия”, “грубость (существенность) нарушения”. При этом не соблюдается одно из условий ее применения: соответствие поступка признакам деяния, предусмотренного Особенной частью уголовного закона. Ошибки такого рода составили 4,27% от общего числа изученных автором уголовных дел и 5,36% от количества материалов, по которым отказано в возбуждении уголовных дел. Они легко устранимы и не сказываются на правовых последствиях решения, поскольку состав преступления отсутствует и в данных случаях.

На практике при определении содержания малозначительности деяний, как правило, учитываются размер ущерба, характер, способ, обстановка, продолжительность деяния и др. Ссылка на отсутствие ущерба неправомерна, когда он в действительности причинен (но после совершения преступления, иногда нераскрытого) и возмещен, а также когда утраченное имущество обнаружено и возвращено собственнику (законному владельцу). Однако эти обстоятельства выходят за пределы деяния. Если они характеризуют личность правонарушителя, то могут быть учтены при назначении наказания или решении вопроса об освобождении лица от ответственности.

Такие ссылки встречаются в основном при применении ч. 2 ст. 7 УК в отношении угонов транспортных средств (ст. 2121 УК). Типичное обоснование: содеянное малозначительно, так как ущерба нет, транспортное средство найдено в исправном состоянии и возвращено владельцу, который претензий ни к кому не имеет.

Подобная оценка содеянного противоречит закону. Речь идет об угоне, а не о хищении транспортного средства, объектом угона является общественная безопасность, а не собственность. Конечно, тот факт, что, например, автомобиль легко обнаружили в исправном состоянии, недалеко от места постоянной стоянки, может свидетельствовать об отсутствии у виновного цели хищения и позволит отграничить угон от кражи. Но это еще не дает основания для признания содеянного проступком, ибо нет признаков, указывающих на малозначительность Данного нарушения (содержание мотива, пробег автомобиля, непродолжительность действия и т. д.).

Иногда такие признаки могут повлиять, на квалификацию деяния. Целесообразно согласиться с решением органа дознания об отказе в возбуждении уголовного дела по поводу угона мотоцикла. Принадлежащий одному из жильцов мотоцикл находился во дворе дома. Подростки переместили его на несколько метров и оставили у соседнего дома. В подобной ситуации ущерб объекту посягательства — общественной безопасности (а именно из этого и следует исходить) — весьма ничтожен.

Субъективные признаки деликта (содержание, направленность умысла, степень вины, мотив, цель) реже принимаются во внимание, что сказывается на глубине оценки содеянного. Порой неправильная квалификация деяния влечет применение ч. 2 ст. 7 УК в отношении краж денег (на незначительную сумму) со взломом дверных запоров, сейфов, металлических шкафов или с проникновением в помещения социалистических организаций в ночное время или при иных обстоятельствах, позволяющих судить о направленности умысла виновного на причинение значительного ущерба. Органы дознания и следователи часто при обосновании своих решений ссылаются на обстоятельства, которые характеризуют личность виновных, но не охватываются деянием (положительная производственная характеристика, отсутствие судимости, преклонный возраст, несовершеннолетние лица, наличие иждивенцев, чистосердечное раскаяние и т. д.). Их учет, как отмечалось, при определении малозначительности. поступка недопустим по общему правилу.

Помимо названных объективных и субъективных признаков, следователи и лица, производящие дознание, при применении ч. 2 ст. 7 УК указывают на принятие к нарушителю мер административного взыскания, наличие ходатайства коллектива о передаче нарушителя на поруки или на перевоспитание общественности, пребывание виновной в декретном отпуске, направление нарушителя в ЛТП, отбывание им наказания, халатное отношение потерпевших к охране своего имущества — при похищениях, нарушение правил движения самим водителем, оставившим автомобиль без присмотра,— при угонах.

Одни из указанных обстоятельств являются условиями или основаниями освобождения от уголовной ответственности, например, ходатайство о передаче на поруки (ст. 52 УК), утрата лицом, совершившим преступление, общественной опасности вследствие изменения обстановки (ч. 1 ст. 50 УК). Другие (халатное отношение потерпевших к охране своего имущества и т. д.) — вообще не упоминаются в законе. Но и в том, и в другом случае они не имеют ничего общего с признаками малозначительности деяния.

При оформлении решений о признании деяний малозначительными целесообразна ссылка как на уголовно-процессуальный закон (п. 2 ст. 5 УПК), так и в целях конкретизации этого общего основания исключения уголовной ответственности (отсутствие состава преступления) на уголовный закон (ч. 2 ст. 7 УК). Высшие судебные инстанции признают подобный подход правильным. Изучение уголовных дел показало, что 44,3% постановлений содержат ссылки одновременно на уголовный и уголовно-процессуальный законы, 47,1% — только на уголовно-правовую норму. Что касается материалов о деяниях, по которым отказано в возбуждении дела, то в них явно преобладает второй вариант оформления: 99,3% постановлений содержат ссылку на ч. 2 ст. 7 УК.

Иногда, прекращая дело или отказывая в его возбуждении, следователь или работник органа дознания в постановлении называет малозначительное деяние преступлением и отмечает, что привлечение виновного к уголовной ответственности нецелесообразно. Такое небрежное, не основанное на законе оформление правильного по существу решения может затронуть трудовые права граждан. Обратимся к примеру.

В постановлении о прекращении уголовного дела согласно ч. 2 ст. 7 УК в отношении Л., дежурного по складу топлива, следователь указал, что тот своими действиями способствовал обвиняемому Т. в расхищении со склада 1800 кг угля и тем самым совершил преступление, предусмотренное ст. 81 УК УССР. Начальник депо, получив такой документ, уволил Л. с работы по п. “д” ст. 47 КЗОТ, как за совершение преступления.

Практика реализации рассматриваемой нормы на предварительном следствии и мнения следователей относительно значения и правомерности учета объективных и субъективных обстоятельств свидетельствуют об игнорировании некоторыми практическими работниками тех иди иных признаков при оценке деяния, а также неглубоком их изучении при расследовании. Обращает на себя внимание тот факт, что большое значение придается обстоятельствам, характеризующим личность правонарушителя и выходящим за пределы деяния: положительной характеристике, надлежащему поведению после совершения правонарушения и т. д. (1/3 опрошенных следователей считает необходимым учитывать эти обстоятельства). По степени важности они выдвигаются на третье (результаты анкетирования) и даже на второе (данные обобщения практики) место.

Когда грань между преступным и непреступным поведением трудноуловима, в частности, при конкуренции уголовно-правовых норм и норм других отраслей права, когда исчерпаны все возможности установления особенностей деяния, использование названных обстоятельств для разграничения преступлений и проступков объяснимо, но обращаться к ним, видимо, следует лишь в последнюю очередь. Исключение составляет ч. 1 ст. 96 УК.

Некоторые виды правонарушений целесообразно рассмотреть подробно.

Хищение социалистического имущества. В соответствии с законом при квалификации мелкого хищения во внимание принимаются все обстоятельства по делу и личность виновного. Как правило, в первую очередь учитывается размер ущерба, верхняя граница которого соответствует 50 руб., но этому критерию придано значение примерного, поскольку кроме стоимости похищенного на оценку ущерба влияют количество похищенных предметов в натуре, их вес, объем и значимость для народного хозяйства. Нижняя граница мелкого хищения не установлена.

Как показало изучение практики, суды применяют меры административного взыскания, если стоимость ущерба в основном не превышает 10 руб. Эта практика не совсем устойчива: иногда осуждают за хищение при ущербе, исчисляемом десятками копеек, а к административной ответственности привлекают при сумме похищенного свыше 10 руб. Органы дознания в большинстве случаев признают хищения малозначительными, если стоимость ущерба составляет от нескольких десятков копеек до 10 руб.

Порой наблюдается такое явление. Лиц, виновных в совершении мелких хищений, освобождают от уголовной ответственности согласно ст. 51 УК в основном при меньшей стоимости похищенного, чем при применении ч. 2 ст. 7 УК. Однако в общей массе решений размер похищенного при признании деяния непреступным, малозначительным (ч. 2 ст. 7 УК, ст. 49 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях) должен быть меньше, чем при применении ст. 51 УК, когда содеянное оценивается как преступное поведение. Видимо, органы следствия и дознания считают, что гарантия наступления отрицательных последствий для нарушителя большая, поскольку в соответствии со сложившейся практикой товарищеский суд сообщает им о своем решении (примененной мере воздействия).

Думается, перед правоохранительными органами не встает альтернатива: дать правильную юридическую оценку содеянному или добиться той или иной реакции от государственных и общественных организаций. Статьи 21, 113, 140, 209, 234 УПК предоставляют право органам расследования и суду, признав деяние непреступным, малозначительным, поставить перед полномочными организациями вопрос о применении мер воздействия, которые могут оказаться строже (штраф, выговор, лишение водительских прав, лишение премии, перевод на нижеоплачиваемую работу или работу, не связанную с материальной ответственностью, увольнение и т. д.), чем общественное порицание, часто выносимое товарищеским судом. Причем и в рассматриваемом случае, наряду с соответствующими государственными организациями, о совершенном проступке может быть извещен товарищеский суд.

В практике встречаются такого рода ошибки: лица, производящие дознание, и следователи ограничиваются описанием похищенного имущества, указанием его количества, а затем, ссылаясь на значительную степень его износа, длительный срок эксплуатации, отказывают в возбуждении уголовного дела или прекращают возбужденное. Основной критерий ценности имущества — стоимостный — не устанавливается, да и количество похищенного не всегда выясняется в должной мере. В частности, не выражают количественного критерия такие выражения, как “рулон обоев”, “полмешка картофеля” и т. д., без указания единиц измерения, принятых в метрической системе мер. Порой это допускается, когда трудно определить стоимость малоценных предметов, длительное время бывших в употреблении. Однако данные трудности не снимают со следователя и лица, производящего дознание, обязанности более или менее точно установить ценность предметов в стоимостном выражении. Иначе правильное по существу решение окажется неубедительным.

Обращает на себя внимание встречающиеся в постановлениях ссылки на незначительность ущерба для той или иной социалистической организации (предприятия, учреждения). Они не совсем обоснованны, поскольку речь идет о социалистической собственности. Масштабы деятельности предприятия, размеры бюджета организации, учреждения не должны влиять на оценку малозначительности посягательства. Во внимание может быть принята лишь значимость похищенного для народного хозяйства в целом, разумеется, с учетом особенностей ведения хозяйства в том или ином районе.

Похищение личного имущества граждан. При оценке малозначительности этих деяний также принимается во внимание прежде всего незначительность ущерба. Определяются стоимость, количество похищенного. В соответствии с п. 15 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. “О судебной практике по делам о преступлениях против лично л собственности” вопрос о квалификации действий виновного по признаку причинения преступлением значительного ущерба потерпевшему следует решать и в зависимости от значимости его для потерпевшего, материального положения последнего (в частности, заработной платы, наличия иждивенцев). Приведенное разъяснение Пленума чрезвычайно важно не только для установления квалифицирующего признака этих преступлений, но и для отграничения их от соответствующих проступков. Практика идет именно по такому пути.

К примеру, в постановлении о прекращении упоминавшегося в первом параграфе уголовного дела о краже двух рублей из сумки Р. в библиотеке следователь указал, что потерпевшая, согласно ее заявлению, достаточно хорошо зарабатывает, и данная сумма для нее незначительна.

Руководствоваться при оценке ущерба одним лишь субъективным мнением потерпевшего, имущественное положение которого определяется с учетом различных факторов, нельзя. Содеянное может быть признано преступным и в тех случаях, когда потерпевший не считает, что ему причинен вред. Он вправе отказаться от предъявления к виновному гражданского иска, но решение о квалификации деяния принимают компетентные органы государства.

Порой, признавая малозначительными похищения личного имущества, работники органов дознания и следствия для обоснования вывода ссылаются на такие обстоятельства, как положительная производственная характеристика виновного, его последующее безупречное поведение и т. д. Если в отношении посягательств на социалистическую собственность подобный подход основан на законе (в ст. 96 УК содержится соответствующее указание), то в данном случае он противоречит ему. Названные обоснования объяснимы и в какой-то мере оправданы при конкуренции норм (уголовно-правовых, административно-правовых, о дисциплинарной ответственности), когда законодатель не устанавливает четкой грани между соответствующими нарушениями (ч. 1 ст. 156, ч. 1 ст. 163 УК и др.). Практика идет по этому пути. Для правильной квалификации похищений личного имущества вполне достаточно признаков, характеризующих деяние.

Обман покупателей и заказчиков. В зависимости от степени общественной опасности поступка такого рода виновные привлекаются к уголовной, административной, дисциплинарной ответственности. Поскольку в законе нет четкой грани между преступлением (ч. 1 ст. 156 УК) и проступком, отличить их в известной степени сложно.

Практика в основном идет по пути признания обмана покупателей и заказчиков административным или дисциплинарным проступком при его малозначительности и единичности.

Минимум ущерба, при котором лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, определяется неоднозначно. В одних районах органы следствия и дознания отказывают в возбуждении уголовных дел, когда сумма при единичном обмане не превышает 10 коп. В других — нижней границей преступного обмана считается сумма 20 коп. Обратимся к примерам.

По основанию, предусмотренному ч. 2 ст. 7 УК п. 2 ст. 5 УПК, было прекращено уголовное дело в отношении приемщицы мастерской Ш., обсчитавшей заказчика на 6 коп. При такой же сумме ущерба (7 коп.) продавец П., обманувшая двух покупателей путем недолива пива (80 мл и 100 мл) в две кружки, была осуждена народным судом. Видимо, во внимание была принята неоднократность действий Н. Однако более серьезное нарушение — обман буфетчицей Ф. покупателей на 65 коп. путем недолива пива при отпуске девяти кружек — было сочтено малозначительным. Такая же оценка дана действиям продавца Т., обсчитавшего трех покупателей на 39 коп. (на 12, 13, 14 коп.).

Анализ практики освобождения от уголовной ответственности с передачей дел на рассмотрение товарищеских судов (ст. 51 УК, ст. 7 УПК) позволяет уточнить критерии преступности рассматриваемых нарушений. По изученным делам ущерб в подавляющем большинстве случаев (80%) превысил 20 коп., и обман совершался неоднократно. Данные характеристики в целом соответствуют критериям преступности обманов покупателей в изученном регионе. Но и они не совсем устойчивы. Иллюстрацией тому могут служить следующие решения. Продавец М. обманула двух покупателей на общую сумму 4 коп., продавец Т.—на 5 коп. Органы следствия, ссылаясь на ст. 51 УК, освободили их от уголовной ответственности, хотя требовалось исключить ее на основании ч. 2 ст. 7 УК.

Несколько иные тенденции выявлены Т. К. Щегловой в одном из районов страны. Обманы на сумму свыше 20 коп., отметила она, обычно рассматриваются как административные проступки. К уголовной ответственности привлекаются, как правило, лица, совершившие обман на более крупную сумму или неоднократно.

Однако в целом, по сравнению, например, с мелкими хищениями социалистического имущества, минимум ущерба, при котором лицо, согласно мнению правоприменительных органов, может быть привлечено к уголовной ответственности, довольно небольшой и обусловливается спецификой деяний. При их систематичности и высокой латентности сумма ущерба в итоге может быть весьма значительной.

Поскольку грань между преступными и непреступными действиями трудноуловима, то лица, производящие расследование, для обоснования своих решений вынужденно обращаются к различным обстоятельствам, относящимся к личности нарушителя. Исследования показали, что лица, уголовная ответственность которых исключалась в силу ч. 2 ст. 7 УК, имели положительные производственные характеристики, большинство из них не допускало ранее нарушений правил торговли. В случаях некоторого превышения устоявшегося максимума малозначительности ущерба они характеризовались еще более благоприятно. Об этом свидетельствуют ссылки на чистосердечное раскаяние в содеянном, содержание больных, малолетних или престарелых родственников и т. д.

Из числа других нарушений в сфере торговли и услуг малозначительными чаще всего признаются получение незаконного вознаграждения от граждан за выполнение работ, связанных с обслуживанием населения (ст. 1562 УК), а также нарушение правил торговли (ст. 1563 УК).

Минимальная сумма полученного при поборах вознаграждения, позволяющая рассматривать содеянное как преступление, несколько. выше, чем при обманах покупателей и заказчиков. Это объясняется особенностями способа совершения деяний, подпадающих под признаки ч. 1 ст. 156 УК, когда виновные, действуя тайно, могут причинить в общей сложности большой ущерб. По делу о получении лицом незаконного вознаграждения органы расследования оценивают форму вымогательства с учетом степени дерзости, искусности. обмана, значимости законных интересов граждан, на которые направлено посягательство.

При квалификации нарушений правил торговли правоприменительные органы определяют степень их общественной опасности в зависимости от объема деятельности лица, который обусловлен количеством и стоимостью скрытых или проданных товаров, а также относимостью товаров к категории дефицитных. Надо иметь в виду, что лицо, виновное в нарушении правил торговли, в отличие от совершивших обманы покупателей и поборы, не завладевает имуществом граждан, поэтому стоимостный критерий малозначительности данного деяния несколько выше. Часть 2 ст. 7 УК применяется в тех случаях, когда стоимость товаров составляет несколько рублей.

Установление негативных тенденций, типичных ошибок в практике применения анализируемой нормы, выработка соответствующих рекомендаций для органов предварительного расследования и суда — это лишь одно из направлений совершенствования правоприменительной деятельности. Возможны и другие направления, связанные с законотворчеством, официальным и судебным толкованием законов и т. д., которые автором в пособии не рассматриваются.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

65546. НАЦІОНАЛЬНО-ВИЗВОЛЬНА ІДЕЯ В ХУДОЖНЬОМУ ТРАКТУВАННІ УКРАЇНСЬКИХ ПИСЬМЕННИКІВ ПЕРШОЇ ЕМІГРАЦІЙНОЇ ХВИЛІ 157.5 KB
  Останнє набуло особливої значимості для формування національної ідеї збереження духовності нації. Своє бачення національної ідеї українства оприявнювала й література передусім через твори тих письменників доробок котрих мав виразне національне спрямування.
65547. АВТОМАТИЗОВАНЕ УПРАВЛІННЯ ПІДСИСТЕМАМИ ТЕХНОЛОГІЧНОГО КОМПЛЕКСУ ЦУКРОВОГО ЗАВОДУ З ВИКОРИСТАННЯМ МЕТОДІВ ДІАГНОСТИКИ І ПРОГНОЗУВАННЯ 937 KB
  Метою роботи є підвищення ефективності функціонування ТК цукрового заводу за рахунок удосконалення систем автоматизації шляхом використання алгоритмів діагностики і прогнозування. При вирішенні поставлених задач одержані нові наукові результати: вперше показано що для оцінки...
65548. МЕТОДИ ТА СИСТЕМИ ВІДТВОРЕННЯ ЗОБРАЖЕНЬ НА БАЗІ ЛОГІКО-ЧАСОВИХ ПЕРЕТВОРЕННЬ 857.65 KB
  Для візуального подання інформації та її реалістичного відображення необхідно створити системи відтворення зображень серед яких перспективними є світлодіодні матричні екрани які широко використовуються в професійних інсталяціях.
65549. ПІДВИЩЕННЯ ЕФЕКТИВНОСТІ ОБРОБКИ НА СЕРЕДНІХ ТОКАРНИХ ВЕРСТАТАХ ЗА РАХУНОК ОПТИМІЗАЦІЇ КОНСТРУКТИВНИХ ПАРАМЕТРІВ РІЗЦІВ І РЕЖИМІВ РІЗАННЯ 868.5 KB
  В умовах ринкової економіки вибір типа конструкції інструменту його параметрів режимів різання має бути кількісно обґрунтований з урахуванням багатьох технічних економічних і ергономічних факторів причому рішення що приймаються мають бути оптимальними.
65550. ТЕХНОЛОГІЯ СТРУКТУРНИХ МОДИФІКАЦІЙ ДЕГРАДАЦІЙНО-РЕЛАКСАЦІЙНИХ ПЕРЕТВОРЕНЬ В ФУНКЦІОНАЛЬНИХ МАТЕРІАЛАХ НА ОСНОВІ СТЕКОЛ ТА КЕРАМІКИ ДЛЯ СЕНСОРІВ ЕЛЕКТРОННОЇ ТЕХНІКИ 376.5 KB
  Визначальним фактором прогресу сучасного людського суспільства є розвиток матеріалознавства, пошук, розробка та широке впровадження принципово нових та синтетичних матеріалів з унікальними функціональними властивостями, високою надійністю і технологічною відтворюваністю.
65551. ІНВЕСТИЦІЙНА ПРИВАБЛИВІСТЬ СІЛЬСЬКОГОСПОДАРСЬКИХ ПІДПРИЄМСТВ 223 KB
  Тому одним із найважливіших завдань які стоять перед кожним з них зокрема та перед економікою країни в цілому є підвищення рівня інвестиційної привабливості. Особливої гостроти проблема підвищення інвестиційної привабливості набуває в сільському господарстві яке значно відстало...
65552. ПІДВИЩЕННЯ ТОЧНОСТІ ВИМІРЮВАННЯ ТЕМПЕРАТУРИ ТЕРМОПАРАМИ В ПРОЦЕСІ ЕКСПЛУАТАЦІЇ 1.36 MB
  Метою дисертації є розробка методу корекції похибки від набутої в процесі тривалої експлуатації термоелектричної неоднорідності електродів термопар на основі аналізу властивостей цієї похибки.
65553. ОРГАНІЗАЦІЙНО-ПЕДАГОГІЧНІ УМОВИ ПРОФЕСІЙНОЇ ПІДГОТОВКИ ФАХІВЦІВ ПОЖЕЖНО-РЯТУВАЛЬНОЇ СЛУЖБИ 295.64 KB
  Водночас важливим шляхом у процесі трансформування є глибоке осмислення й усвідомлення власного історичного досвіду звернення до національних джерел зародження і розвитку професійної підготовки фахівців пожежнорятувальної служби.
65554. Комплексна оцінка успішності інтродукції видів роду PICEA Dietr. в умовах Сходу України 317 KB
  На Сході України ялини є інтродукованими видами. Уперше для умов Сходу України: визначено особливості росту якісні показники селекційну структуру стан формове різноманіття та репродуктивну спроможність ялин; визначено перспективність застосування видів ялин для створення насаджень...