15925

Криминалистика. Учебник

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

КРИМИНАЛИСТИКА Издание второе переработанное и дополненное Учебник отражает современное состояние криминалистики как науки учебной дисциплины криминалистической практики и последние достижения в этих областях. Его авторы в основном придерживаясь традиционно

Русский

2013-06-18

3.29 MB

50 чел.

КРИМИНАЛИСТИКА

Издание второе, переработанное и дополненное

Учебник отражает современное состояние криминалистики как науки, учебной дисциплины, криминалистической практики и последние достижения в этих областях. Его авторы, в основном придерживаясь традиционной структуры данной учебной дисциплины, раскрывают науковедческие, теоретические и методологические основы криминалистики, все научно-практические аспекты криминалистической техники, криминалистической тактики и криминалистической методики расследования преступлений. Должное внимание обращено на информационно-компьютерное обеспечение криминалистической деятельности. Расширен круг частных методик расследования.

Учебник предназначен для студентов юридических вузов и факультетов, а также юридических колледжей.


ПРЕДИСЛОВИЕ

Криминалистика – юридическая наука, о которой справедливо говорят, что она находится на переднем крае борьбы с преступностью. Вряд ли можно точнее определить ее социальное значение. Именно криминалистика на основе результатов научных исследований и разработок дает в руки следователей, судей, оперативно-следственных работников и экспертов-криминалистов научно обоснованные и проверенные практикой средства, приемы и методы раскрытия, расследования и предупреждения любых преступлений. В современных же условиях, когда возрастают профессионализм и организованность преступной деятельности, значение криминалистики трудно переоценить.

Криминалистика – динамично развивающаяся наука. Основной ее задачей является удовлетворение насущных потребностей следственной, экспортно-криминалистической и судебной практики в эффективных средствах и методах деятельности при решении задач уголовного судопроизводства. В этих целях криминалистика не только выделяет и совершенствует все ценное из практики борьбы с преступностью, но и широко и творчески использует данные естественно-технических и других наук при разработке криминалистических средств, приемов и методов деятельности по расследованию и судебному рассмотрению уголовных дел. При этом возможности криминалистики в деле обеспечения следствия и суда достоверной и объективной доказательственной и иной криминалистически значимой информацией о расследуемом преступлении постоянно растут.

В настоящее время отечественная криминалистика находится на подъеме. Российские криминалисты, понимая всю важность своих научных поисков и практических рекомендаций для сотрудников правоохранительных органов, в научных разработках активно используют современные достижения из многих областей научных знаний, могущих быть использованными в деле борьбы с преступностью. Значительное внимание при этом уделяется компьютеризации криминалистической деятельности. Указанное направление научных и практических поисков является одним из важнейших в дальнейшем совершенствовании криминалистической деятельности по расследованию преступлений. И это вполне объяснимо, ибо компьютеризация – важнейший современный катализатор научного процесса в любой творческой деятельности.

В результате творческий потенциал криминалистики расширился. Арсенал рекомендованных средств, приемов и методов раскрытия и расследования преступлений стал более современным и эффективным. Так, появилась возможность выявлять и использовать в целях доказывания и криминалистического поиска новые следы преступника (вещественного, тонкого и запахового характера), расширились возможности исследования некоторых традиционных следов преступления. Стало возможным не только аккумулировать в памяти ЭВМ тактические приемы и методы расследования, накопленные поколениями следователей, но и использовать эту информацию в практике расследования конкретных преступлений и обучения студентов – будущих следователей, экспертов-криминалистов, прокуроров и судей. Компьютеризация ускорила передачу и обмен полученной в ходе следствия криминалистической информацией между субъектами криминалистической деятельности.

В настоящем новом переработанном издании учебника, подготовленном профессорско-преподавательским коллективом кафедры криминалистики юридического факультета МГУ, учтены недочеты первого издания. В нем не только показано современное состояние криминалистики как науки и учебной дисциплины в ее сложившемся традиционном виде, но и полнее раскрыты современные тендениции развития криминалистики и возможности ее технического, тактического и методического арсенала в деле борьбы с преступностью. Вместе с тем авторы в силу своих возможностей стремились привлечь интерес студентов-юристов к очень важной юридической профессии криминалиста в любом ее виде.

На основе данного учебника разрабатывается программа курса криминалистики. Она может быть использована при подготовке рабочих программ изучения курса криминалистики в любом юридическом вузе.

Проф. Н.П. Яблоков

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АБД

– автоматизированный банк данных

АГИ

– алгоритм графический идентификационный

АИПС

– автоматизированная информационно-поисковая система

АИС

– автоматизированная информационная система

АПК

– аппаратно-программный комплекс

БКИ

– банк криминальной информации

ВВ

– взрывчатые вещества

ВП

– вредоносная программа

ВУ

– взрывные устройства

ВШ МВД

– Высшая школа МВД России

ГИЦ МВД

– Главный информационный центр МВД России

ДТП

– дорожно-транспортное происшествие

жС

– желтый светофильтр

зиц

– зонально-информационныи центр

ИКР

– идентификационный комплект рисунков

ипс

– информационно-поисковая система

иц

– информационный центр МВД, УВД, субъектов РФ

кэмви

– криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий

МБИ

– микроскоп биологический

МБС

– микроскоп бинокулярный сравнительный

мик

– микроскоп инфракрасный

мим

– микроскоп инструментальный

МИФ

– микрофотоустановка

МРК, РДУ, РУ

– репродукционные фотоустановки

МУФ

– микроскоп ультрафиолетовый

нот

– научная организация труда

ОЗУ

– оперативное запоминающее устройство

оп

– организованная преступность

опг

– организованная преступная группа

ОРД

– оперативно-розыскная деятельность

ПК

– персональный компьютер

пм

– пистолет Макарова

ПЭВМ

– персональная электронно-вычислительная машина

смс

– синтетическое моющее средство

стэд

– судебно-техническая экспертиза документов

тт

– пистолет тульский Токарева

УФ

– ультрафиолетовые лучи

УФС

– ультрафиолетовый светофильтр

ФКВ

– факт контактного взаимодействия

цкл.

– Центральная криминалистическая лаборатория

цниипо

– Центральный научно-исследовательский институт пожарной охраны МВД России

эко

– экспертно-криминалистический отдел УВД

ЭКУ

– экспертно-криминалистическое управление МВД, ГУВД

экц

– Экспертно-криминалистический центр МВД России

эоп

– электронно-оптический преобразователь


ЧАСТЬ I.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ
И НАУКОВЕДЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИКИ

Глава 1. КРИМИНАЛИСТИКА КАК НАУКА И УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА

§ 1. Назначение и задачи криминалистики

Истинное содержание криминалистики хотя и не лишено некоторых романтических черт, но не соответствует обиходным представлениям об этой науке, сформировавшимся но основе детективов, журналистских репортажей, теле- и кинофильмов.

Чаще всего криминалистику представляют как собрание остросюжетных детективных истории, герои которых – умелые и находчивые сыщики, следователи и всезнающие эксперты-криминалисты, используя всевозможные тщательно осмысленные приемы и различные специальные средства поиска и исследования доказательств даже на микроуровне, успешно раскрывают самые сложные и запуганные преступления. Конечно подобная эффективная деятельность указанных героев невозможна без знания и профессионального владения ими средствами, приемами и методами криминалистики. Однако, такое представление не раскрывает глубинной сути и содержании криминалистики как науки и учебной дисциплины, в то же время оно наглядно и доходчиво иллюстрирует огромную роль технико-тактического и методического арсенала криминалистики в деле обеспечения успеха в раскрытии и расследовании любого преступления, каким бы запутанным и сложным поначалу оно не казалось.

Современная криминалистика как специальная юридическая паука прикладного характера имеет свою достаточно разработанную общую теорию, соответствующие научные методы исследования и опирающуюся на них систему частных криминалистических теорий и методов. На этой общей и частной теоретической и методической основе разрабатываются технико-криминалистические средства, тактические приемы и методики расследования и предупреждения преступлений. Указанные технические средства, технические приемы и методика расследования формируют систему криминалистики как науки и учебной дисциплины.

Как учебная дисциплина криминалистика содержит общетеоретические и методические положения, основные частные криминалистические теории из всех разделов криминалистики, а также данные о технико-тактическом и методическом ее арсенале в объеме, необходимом и достаточном для получения юристами вузовской квалификации криминалистических знаний, необходимых для любой юридической работы и особенно в сфере криминалистической деятельности, субъектами которой являются прежде всего следователи, а также эксперты-криминалисты, оперативно-розыскные работники, прокуроры, судьи и адвокаты.

Большие возможности средств, приемов и методов современной криминалистики в деле раскрытия преступлений, ее высокий научно-технический уровень позволяют обоснованно отстаивать тезис о принципиальной раскрываемости любого преступления. Этот тезис подтверждается данными криминалистической техники (нет следов преступления, которые, в принципе, частично или полностью нельзя было бы обнаружить), криминалистической тактики (практически нет преступных уловок, которые нельзя было бы выявить и расшифровать) и криминалистической методики расследования (нет следственных ситуаций, абсолютно тупиковых и недоступных для раскрытия преступлений).

Фактический же уровень раскрытия преступлений на практике, к сожалению, не соответствует указанным возможностям криминалистики. Происходит это либо в силу криминалистической безграмотности лиц, осуществляющих расследование, или в результате пренебрежения принципами и рекомендациями науки криминалистики. Пренебрежение же наукой оборачивается уродливым деформированием практики.

Деятельность профессионального опытного криминалиста и особенно следователя нередко называют искусством. В этом есть доля истины, но не вся. Удачно по этому поводу заметил основоположник криминалистики Ганс Гросс: «Труд судебного следователя не есть искусство, но есть искусная деятельность, состоящая из ряда отдельных действий и приемов, которые нужно знать, а для этого предварительно их изучать...»*

* Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. СПб., 1908. С. 13.

То, что деятельность такого криминалиста порой сравнивается с искусством, не случайно, ибо криминалистика, изучающая практику совершения разных видов преступлений, исследующая и обобщающая следственный опыт борьбы с ними, разрабатывает на основе использования данных отдельных естественных, технических и гуманитарных наук средства, приемы и методы раскрытия, расследования и предупреждения любых преступлений. Поэтому она и является одной из ведущих научно-учебных дисциплин, обеспечивающих прежде всего профессиональную подготовку следственных, экспертно-криминалистических, оперативно-розыскных работников, а также судей. Вместе с тем знания криминалистики необходимы адвокатам, работникам частной детективной и охранной деятельности, нотариусам, работникам банков и многих других юридических специальностей.

Большое значение данных криминалистики для практической деятельности в сфере предварительного и судебного следствия и других областей юридической деятельности ставит ее в ряд весьма важных юридических наук прикладного характера.

Общая задача криминалистики как науки прикладной обусловлена ее социальным назначением – своими научными разработками на основе всестороннего использования достижений современной науки и техники сделать деятельность органов дознания, предварительного следствия, суда, криминалистической экспертизы наиболее оптимальной, научно продуманной и оснащенной современными специальными средствами, приемами и методами борьбы с преступностью.

Общая задача криминалистики конкретизируется применительно к основным целевым направлениям уголовно-процессуальной деятельности – раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений. Именно криминалистики прежде всего обеспечивает быстрое и полное раскрытие преступления и решение всех остальных целей расследования и предупреждения преступлений, определенных уголовно-процессуальным законом (ст. 2, 21 УПК РСФСР).

При этом под раскрытием преступления применительно к предварительному расследованию в криминалистическом смысле понимаются определенные структурные состояния данных о расследуемом событии в ходе следственной деятельности. Раскрытым (но не полностью) преступление считается, когда установлены существенные для разрешения дела фактические обстоятельства, а также лицо, совершившее преступление, которому может быть предъявлено обвинение. Важной составной частью такого раскрытия является обнаружение признаков скрытого (латентного) преступления (например, хищения) и признаков преступления в открытых событиях (взрыве, пожаре, дорожно-транспортном происшествии), могущих быть и не преступными. Полностью раскрытым преступление на стадии предварительного расследования считается, когда составлено обвинительное заключение по делу и оно утверждено прокурором. Окончательно раскрытым преступление считается после вступления приговора суда в законную силу.

Содержание расследования во многом определяется результативностью деятельности по раскрытию преступления. Вместе с тем оно определяется и деятельностью, направленной на выявление обстоятельств, связанных с личностью преступника, выявлением смягчающих и отягчающих обстоятельств и других данных, которые в совокупности позволяют обеспечить правильное применение закона к расследуемому случаю, гарантируют привлечение к ответственности именно виновного и не позволяют это сделать в отношении невиновного. Наряду с решением этих задач в процессе расследования реализуются и процессуальные функции, в частности процессуальное руководство следователя, обеспечение прав и законных интересов участников процесса, отстаивание интересов, нарушенных преступлением, предупреждение преступлений и др.

Основание для разграничения раскрытия и расследования преступлений лежит в познавательной и удостоверительной функциях уголовного процесса*. Иными словами, при расследовании факт преступления должен быть не только детально познан, что существенно для его раскрытия и решения отдельных задач расследования, но и надлежащим образом процессуально удостоверен.

*Некоторые авторы разграничивают эти понятия по признаку полноты установления предусмотренных законом обстоятельств (см.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 3.М.,1997. С.381-382).

Под предупреждением в криминалистике понимается система приемов выявления причин и способствующих преступлению условий, объектов криминалистическо-профилактического воздействия, а также профилактических мер, затрудняющих совершение новых аналогичных преступлений, пресекающих или прерывающих преступную деятельность конкретных лиц.

Оптимизация указанных видов процессуальной поисково-познавательной криминалистической деятельности с помощью криминалистики осуществляется путем использования в этих целях ее теоретических положений, общих, частнонаучных методов и разработки специальных криминалистических средств и методов.

Общая задача криминалистики, обусловленная ее социальной функцией и местом в системе юридических наук криминального цикла, предполагает существование ряда частных задач, отражающих внутреннюю структуру и методологию криминалистики.

К числу таких задач относятся: 1) выявление и исследование общих объективных закономерностей и явлений в практике совершения преступлений и деятельности по их расследованию;

2) разработка и совершенствование на основе данных указанного исследования методов и средств практической деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений. В свою очередь решение этих задач способствует формированию и совершенствованию научного аппарата криминалистики (понятий, принципов, классификаций, общей и частной теории, учений , и т.д.). Как видно из приведенного перечня, непосредственную связь с социальной функцией криминалистики имеет итоговая задача криминалистики, обеспечивающая должный «выход» ее научных рекомендаций в практическую деятельность по борьбе с преступностью. Однако в ряду задач каждая последующая вытекает и обусловливается предыдущей.

§ 2. Преступная деятельность и криминалистическая деятельность как двуединый объект криминалистического изучения

Основным способом целевого взаимодействия человека, целого общества и всего человечества с окружающей его природой и материальным миром является деятельность. Поэтому деятельностный подход к уяснению объекта и предмета криминалистики является наиболее точным. С точки зрения такого подхода в предметно-понятийном аппарате криминалистики необходимо выделить понятие объекта и предмета ее изучения. Под первым понимаются отдельные виды человеческой деятельности, являющиеся частью объективной реальности жизни общества и представляющие главный интерес для криминалистики. Под вторым – те конкретные аспекты (элементы) каждой такой деятельности, изучение которых может быть обеспечено средствами и методами криминалистики.

Соответственно в криминалистике можно выделить два объекта или двуединый объект познания – преступную деятельность и криминалистическую деятельность по ее расследованию и предупреждению.

Преступная деятельность, очерченная и нормативно описанная в Уголовном кодексе, включает в себя все роды, виды и группы преступлений, предусмотренные законом. Преступные деяния могут совершаться индивидуально, группой субъектов и носить тщательно продуманный и организованный характер. Структурно эта деятельность как система складывается из следующих элементов: субъекты (основные и второстепенные участники деяний), предмет (жертва) посягательства, его цель (вся субъективная сторона состава преступления), само преступное поведение (способы и средства, уловки и ухищрения, используемые преступниками), обстановка совершения (все окружающие субъекта условия, в которых совершается преступная деятельность) и результат (физический, имущественный и моральный ущерб, причиненный охраняемым законом субъектам).

Информация об указанных элементах, содержащаяся в следах – последствиях любой преступной деятельности, имеющая главным образом познавательно-розыскной характер, позволяет получить представление о ее криминалистических особенностях и взаимосвязях между ними (криминалистической характеристике)* и выбрать наиболее действенные методы ее расследования.

* О криминалистической характеристике преступлений см. § 2 гл. 2.

Криминалистическая деятельность – антагонистическая преступной деятельности и порожденная последней, также разделяется на несколько видов в зависимости от специфики стоящих перед ней задач в борьбе с преступностью: криминалистическая деятельность по раскрытию и расследованию преступлений (в определенной мере деятельность по судебному рассмотрению уголовных дел); экспертно-криминалистическая деятельность; криминалистическая профилактическая деятельность; оперативно-розыскная деятельность; криминалистическая научно-педагогическая деятельность. Все виды деятельности полностью или частично являются объектами криминалистического изучения*.

* Теория оперативно-розыскной деятельности изучается в криминалистике частично (главным образом в аспекте взаимодействия субъектов этих деятельностей). Криминалистические аспекты деятельности суда, исследуемые в криминалистике, также не охватывают всего судебного следствия.

Предварительное расследование преступлений само по себе сложный вид деятельности, ибо как система решает задачи раскрытия и расследования преступлений, а также включает в себя подсистему в виде следственно-профилактической деятельности, являющейся в то же время частью общей криминалистической профилактики. Вместе с тем следователь (дознаватель) сам как элемент системы расследования тесным образом взаимодействует в процессе расследования с подразделениями оперативно-розыскных и экспертно-криминалистических систем. Однако, хотя в рамках расследования обе эти криминалистические системы действуют по заданию следователя (дознавателя) они остаются самостоятельными видами криминалистической деятельности*.

*Об экспертной деятельности см. гл. 10, о профилактической – гл. 6, об оперативно-розыскной –18гл.

Структура всех видов криминалистической деятельности формально, по названиям ее элементов, внешне сходна со структурой преступной деятельности. Применительно к деятельности по расследованию она такова. Ее объектом является любой вид преступной деятельности, предусмотренный УК РФ. Ее основным субъектом является следователь, являющийся организатором и исполнителем этой деятельности. Ему помогают в этом оперативно-розыскные работники, эксперты, специалисты, переводчики. В определенной мере к помощникам можно отнести и понятых. В число участников, но не исполнителей указанной деятельности в соответствии с уголовно-процессуальным законом и с определенным им статусом включены следующие лица: обвиняемый, подозреваемый, их защитники, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Цель и задачи расследования определены уголовно-процессуальным законом. Следственные действия, а также методы, приемы и способы и средства их производства – это важнейшие части (элементы) расследования, из которых оно в основном и складывается. Нередко параллельно с ними но заданию следователя проводятся и оперативно-розыскные мероприятия, имеющие вспомогательное значение. Обстановка расследования, и определенной степени определяющая следственную ситуацию*, содержит сведения о том положении, которое складывается при любом расследовании, об условиях, и которых оно осуществляется, на разных этапах.

*О следственной ситуации см. гл. 2

Преступная и криминалистическая деятельности являются объектами изучения не только криминалистики. Первая изучается уголовным правом, криминологией и уголовным процессом, а также рядом неюридических наук (психологией, социологией, медициной). Вторая – уголовным процессом, оперативно-розыскной деятельностью и др. При этом каждая из смежных дисциплин имеет свой специфический аспект внимания (интереса), который и является предметом ее изучения.

При этом, для того чтобы правильно определить предмет криминалистики в этих объектах научного познания, необходимо вычленить в них те аспекты, которые не являются предметом исследования других наук и дисциплин, а их изучение может быть обеспечено лишь методами криминалистики.

Поскольку преступную деятельность криминалистика изучает не вообще, а ее отдельные роды, группы, виды, то предметом ее изучения в ней являются те черты, признаки и явления, в которых содержатся данные, необходимые для формирования криминалистического представления о соответствующем роде, виде преступления, т.е. о криминалистической их характеристике. Вместе с тем изучаются особенности процесса отражения указанных черт и признаков вовне и в виде следов-последствий.

Предметом криминалистического изучения в деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений (как видов криминалистической деятельности) являются поисково-познавательные процессы, которые позволяют выявить типовые следственные ситуации, возникающие на различных этапах расследования и требующие от следователя и других помогающих ему криминалистов соответствующих технико-технологических и тактико-методических приемов к их осуществлению.

Поскольку преступная и криминалистическая деятельности являются системами, состоящими из рассмотренных выше структурных элементов, их функционирование во многом определяют свойственные им закономерности. Преступной деятельности, в частности, свойственны следующие закономерности: наличие причинно-следственных взаимосвязей между отдельными структурными ее элементами и их определяющее влияние на степень отражения вовне; определяющее влияние сложившейся обстановки и выбранного преступником способа совершения преступления на его механизм и особенности его протекания; наличие характерных поведенческих связей между субъектом преступления и жертвой; проявление объективно повторяющихся комплексов следов-последствий, характерных для различного рода преступлений и криминалистических ситуаций; типичность формирования образной и словесной информации о преступлении и др.

Для криминалистической деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений свойственны следующие закономерности в виде постоянно действующих факторов: возникновение и повторение однотипных следственных ситуаций; фактическое постоянство видов и набора источников уголовно-процессуальной и криминалистической информации; стабильность критериев выбора и набора средств и методов обнаружения, фиксации, изъятия, исследования, оценки и использования значимой информации по делу; постоянная необходимость сочетания типичности и атипичности в действиях субъектов уголовно-процессуальной деятельности; типичность в поведении на следствии субъектов преступления, потерпевших и свидетелей с учетом вида, особенностей расследуемых преступлений, психофизиологических, временных и иных факторов и т.д.

Выявление и познание криминалистикой комплекса перечисленных объективных закономерностей и объективно действующих факторов необходимо не только для определения ее предмета, но и для решения стоящих перед ней, как общих для наук криминалистического цикла, так и специфических, обусловленных социальной служебной функцией криминалистики.

Из вышеизложенного видно, что основным объектом криминалистического изучения являются определенные виды человеческой деятельности: с одной стороны поведение преступника и его соучастников (преступная деятельность), в первую очередь как объект познания, а затем и предупреждения, с другой – деятельность следователя и других криминалистов как объект познания и ее оптимизации.

§ 3. Понятие криминалистики и ее место в системе юридических и иных наук

Результаты научного анализа объектов криминалистического изучения, использования данных родственных наук криминально-правового цикла, а также естественных, технических и иных специальных наук лежат в основе создания теории и методологии криминалистики, ее отдельных теорий и учений, формирующих базу для разработки технических средств, тактических приемов и методов раскрытия, расследованияи предупреждения преступлений.

С учетом вышеизложенного можно дать следующее определение науки криминалистики как одной из юридических наук:

Криминалистика – наука, исследующая закономерности преступных деяний, механизм их отражении в источниках информации, особенности деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению всех видов преступлений и разрабатывающая на этой основе и использовании данных юридических и других наук средства и методы указанной деятельности с целью обеспечения надлежащего применения процессуально-материальных правовых норм.

Криминалистика, юридическая сущность которой обусловлена се общими и частными задачами, объектами и предметом познания, ее социальной значимостью, служебными функциями и строгим соответствием ее разработок и рекомендаций уголовно-процессуальному закону, тесным образом связана прежде всего с другими науками криминально-правового цикла, а также рядом естественных, технических и иных гуманитарных наук.

Тесная связь криминалистики с другими науками своего цикла (уголовным процессом, уголовным правом, криминологией, теорией оперативно-розыскной деятельности, судебной статистикой) вполне естественна и закономерна. Более того эта связь наряду с ее служебными функциями во многом определяет ее юридическую природу и предназначение. Исторически криминалистика родилась именно в недрах уголовно-процсссуальной науки. Поэтому и неудивительно, что теоретические основы криминалистики и основанные на них рекомендации для практического использования прежде всего теснейшим образом связаны с наукой уголовного процесса и во многом опираются на уголовно-процессуальные знания. В частности, опираются на общие положения науки уголовного процесса о сущности доказательств и доказывания, пределах доказывания, относимости и допустимости доказательств, принципах и правилах оценки их достоверности и значения для установления обстоятельств предмета доказывания и др.

Криминалистика обогащает науку уголовного процесса своими данными в целях усовершенствования уголовно-процессуального законодательства и введения процессуальных новелл.

Не менее значительна связь криминалистики с уголовным правом, многие положения которого также положены в основу формирования криминалистики. В частности, данные уголовного права о понятии преступления и его причинах, вины, стадиях преступной деятельности, соучастии и другие важны для криминалистики при формировании криминалистической характеристики преступлений, разработки следственных версий, методик расследования отдельных видов преступлений и др.

В разработке приемов и методов криминалистического предупреждения криминалистика опирается на криминологическую теорию предупреждения преступлений. Вышесказанное, однако, не исключает и даже предполагает теоретическую разработку в криминалистике отдельных проблем предупреждения преступлений, обеспечивающих надлежащий уровень следственной профилактики.

Тесные взаимоотношения существуют между криминалистикой и оперативно-розыскной деятельностью, особенно расширившиеся в связи с принятием Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»* (далее – закон об ОРД). Общность основных задач, многих используемых средств, приемов и методов обязывает при разработке криминалистических средств, приемов и методов учитывать возможности оперативно-розыскной деятельности, а при разработке технико-тактического и методического арсенала оперативно-розыскной деятельности – положения теории и рекомендации криминалистики.

*СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.

Данные судебной статистики в криминалистике учитываются и используются как в целях оценки действенности своих рекомендаций, так и для определения тех сторон криминалистической деятельности, которые нуждаются в изучении и разработке соответствующих рекомендаций.

Развивая указанные общие характеристики, следует отметить, что место криминалистики в системе наук уголовно-правового цикла и ее соотношение с науками уголовно-процессуального и уголовного права определяются в первую очередь функцией криминалистического знания о преступлении. В иерархии знания о преступной деятельности, исследуемой науками уголовно-правового цикла, отчетливо выделяются четыре уровня: криминалистическое, процессуальное, криминологическое и материально-правовое знание.

В процессе расследования преступления принципиально важным является то обстоятельство, что криминалистическое знание никогда не выступает как самоцель, а всегда только средством получения таких сведений о расследовании деяний, на основе которых решаются предусмотренные законом для этого случая процессуальные и уголовно-правовые задачи.

Криминалистическое знание (информация о расследуемом событии), полученное в результате криминалистического поиска и исследования источников, является исходным, обеспечивает получение доказательственной информации и служит основанием принятия криминалистических (методических, тактических и технических) процессуальных решений. Криминалистическая информация, являющаяся во многом уголовно-релевантной, при этом может выступать как в форме судебных доказательств, так и в форме процессуально не оформленных сведений.

Процессуальное знание о преступлении (информация о предмете доказывания) может быть получено только на основе исследования судебных доказательств при осуществлении процессуальных действий, т.е. имеет характер нормативного знания. Оно обеспечивает принятие процессуальных решений, связанных с движением дела в уголовном процессе.

Материально-правовое знание, т.е. информация о составе преступления, полученная в итоге процессуального доказывания, также является нормативным знанием. Оно обеспечивает решение дела по существу, т.е. квалификацию содеянного, и назначение наказания за совершенное преступление. Поскольку методологическая роль научных категорий, понятий, концепций полностью обусловлена задачами практического исследования преступлений, рассматриваемая структура охватывает не только практическое, но и научное знание соответствующего уровня: криминалистическое, процессуальное, материально-правовое. Таким образом, речь идет об общей структуре, уровнях, иерархии, функциональном назначении и разграничении знания о преступной деятельности.

Криминологическое знание дает другим наукам криминального цикла не только социальное объяснение преступности, но и свою характеристику отдельных преступлений с точки зрения особенностей, порождающих их причин и способствующих им условий, факторов окружающей среды, а также своеобразия личностных данных совершающих их субъектов. Эти знания наряду с криминалистическими также являются исходными для принятия криминалистических и процессуальных решений о проведении профилактической деятельности по материалам расследуемых уголовных дел.

Разграничение предмета криминалистики и криминологии осуществляется по кругу решаемых задач.

Криминалистика, исходя из тех задач, которые ставятся законом перед расследованием, в сфере предупреждения преступлений имеет свой собственный специфический аспект изучения. К предмету криминалистики в области профилактики преступлений относится значительный круг вопросов, прежде всего связанных с совершенствованием ее научно-практических разработок, обеспечивающих эффективность деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, а следовательно, и общую превенцию. Вместе с тем большое внимание уделяется выявлению причин преступлений и способствующих им условий и выработке на основе их изучения как главных направлений криминалистической профилактики, так и конкретных профилактических мер общего и специального характера при защите различного рода объектов от преступного посягательства. Вместе с тем средствами криминалистики пресекаются начавшиеся и предупреждаются готовящиеся преступления.

Криминалистика с момента своего рождения активно и творчески использует данные естественных и технических наук. Их роль в формировании криминалистики как науки велика. Они обогащают ее важными знаниями и повышают эффективность ее научных рекомендаций для практики. Однако их использование никоим образом не лишает криминалистику значения как самостоятельной области знания и юридической сущности. При этом основные пути превращения данных естественно-технических наук в криминалистические знания и средства, приемы и методы различны. Они могут реализоваться путем их приспособления и преобразования в рамках криминалистических методик, создаваемых для решения криминалистических задач.

В литературе в свое время высказывалось мнение о целесообразности создания самостоятельных судебных предметных наук (судебной физики, судебной химии, судебной биологии и др.), исходя из того, что естественно-научные методы и средства разрабатываются не в криминалистике, а в соответствующих фундаментальных (материнских) науках.

Представляется, что применение естественно-научных методов в криминалистике осуществляется не на основе замкнутой системы какой-либо отдельной предметной науки, а на базе комплексных методик, структура которых полностью определяется криминалистической задачей обнаружения, фиксации, исследования следов, задачей идентификации объектов той или иной природы. Перспективным направлением специализированных криминалистических методик является создание лабораторных комплексов, средств и методик, базирующихся на современной высокочувствительной аналитической технике, ЭВМ, работающих по типовым программам в диалоговом режиме при максимальном использовании банков данных, обеспечивающих точную классификацию и глубокую индивидуализацию объектов исследования. Такого рода комплексы методов исследования воплощают в себе совокупность данных физики, химии, биологии, математики и кибернетики. Соответственно данные указанных наук не могут выступать как самостоятельные предметные судебные науки.

Сказанное не относится к судебной медицине и судебной психиатрии, тесно связанным с криминалистикой и использующим отдельные криминалистические знания, но исторически сформировавшимся отдельно от криминалистики и сохранившим свою естественно-научную самостоятельность в силу четко ограниченного предмета и специфичности задач, связанных с исследованием человеческого организма и его психики и основанных на закономерностях химии, нормальной и патологической анатомии, физиологии, психологии и психиатрии.

Не менее тесная связь прослеживается между криминалистикой и юридической психологией и особенно ее частью, называемой следственной психологией. Данные последней широко исполняются не только для разработок психологических основ криминалистической тактики и методики расследования, но и для формирования отдельных криминалистических учений, например о  навыках, методах распознания инсценировок, о способе совершения преступлений и т.д.

Широко и творчески криминалистика заимствует положения логики и особенно такие приемы логического мышления, как анализ, синтез, дедукция и индукция, аналогия, обобщение, абстракция и т.п. Использование сведений из области логики позволили разработать «логику следствия», логические основы криминалистической тактики.

В свою очередь, широкое проникновение психологии и логики в криминалистику создало благоприятные условия для использования в разработке криминалистических приемов и методов расследования данных групп математических наук (теории игр, теории рефлексивных игр), а также кибернетики.

В выборе наиболее эффективных способов организации и планирования расследования в целом, криминалистических операций, отдельных следственных действий и организационно-тактических аспектов по собиранию и использованию доказательств криминалистика опирается и на данные науки управления.

Немыслима разработка технических средств, тактических и методических приемов криминалистики без учета положений этики.

§ 4. Система криминалистики

Каждая наука как единое целое складывается из совокупности элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, проникнутых внутренним единством и образующих ее систему. Система современной российской криминалистики включает четыре структурных элемента: теорию и методологию криминалистики, криминалистическую технику, криминалистическую тактику и криминалистическую методику расследования отдельных видов преступлений.

Теория и методология криминалистики – это система ее теоретических концепций, методологических принципов и понятий. Как структурная часть криминалистики она включает в себя разделы, в совокупности дающие представление об основных общетеоретических, методологических и информационных аспектах объекта и предмета криминалистики, ее понятийном аппарате, основных специальных общекриминалистических методах, общих теоретических основах криминалистического планирования, профилактики, прогнозирования, диагностики, истории криминалистики и др.

Большое внимание в этой части уделяется методологическим вопросам и методам криминалистики с учетом решения задач теоретического и практического криминалистического исследования и соответственно теоретической и практической криминалистики. При этом раскрываются методы решения задач теоретической криминалистики и практического криминалистического исследования, а применительно к последним особо подчеркивается принципиальное положение методологии криминалистики о том, что методы раскрытия и расследования во многом обусловлены криминалистическими особенностями преступлений, проявляющимися в способе, механизме, обстановке совершения преступления и личностных типологических особенностях преступников, т.е. особенностями их криминалистической характеристики. Вместе с тем показывается и значение ситуационного фактора при разработке методов расследования, а также роль методов планирования и организации расследования.

Теоретические и методологические основы конкретизируются и детально развиваются в остальных частях криминалистики.

Криминалистическая техника. Ее предметом как части криминалистики является изучение механизмов материальных взаимодействий, имеющих место при преступной деятельности разных видов, по материальным следам-последствиям и разработка средств и способов их выявления и изучения при расследовании на основе информации, содержащейся в следах.

Основная задача криминалистической техники состоит в обнаружении, фиксации, хранении и исследовании информации о расследуемом событии, содержащейся в соответствующих источниках (предметах и следах) и имеющих форму того или иного сигнала – физического процесса той или иной природы: механического, светового, звукового, электрического и иного импульса. Соответственно раскрываются закономерности, управляющие механизмами следообразования, средства и способы извлечения и расшифровки содержащейся в следах информации, ее фиксации, приемы ее сравнения с целью идентификации следообразующих объектов и способы оценки и формирования выводов по результатам проведенного исследования. При этом рассматриваются все виды механизма следообразования и следов (следы человека, животных, орудий, инструментов, оружия, транспортных средств и иных материальных объектов).

Таким образом, исследуемый криминалистической техникой информационный канал складывается в результате взаимодействия материальных тел, а сам механизм этого взаимодействия, его материальные следы, средства и методы его исследования являются предметом криминалистической техники.

Криминалистическая тактика. Предметом криминалистической тактики являются информационно-познавательные и главным образом поведенческо-тактические аспекты преступной деятельности и деятельности по ее расследованию. При этом указанные аспекты криминальной деятельности выступают как объект познания и предупреждения, а криминалистической – как объект познания и оптимизации.

Основная задача криминалистической тактики состоит в оснащении криминалистической деятельности необходимым тактическим арсеналом в соответствии с целями расследования на основе наиболее рационального построения систем взаимодействий и взаимоотношений участников процесса расследования. Основные направления решения этой задачи раскрываются применительно к каждому из следственных действий.

Существенное значение имеет вопрос о соотношении криминалистический техники, тактики и методики расследования. Средства и приемы криминалистической техники реализуются главным образом при следственных действиях, вплетаясь в их тактику. Поэтому криминалистическая тактика с учетом своих потребностей использует данные криминалистической техники с целью приспособления их к потребностям каждого следственного действия. При этом предметом криминалистической тактики также является изучение взаимодействия материальных тел и процессов, но не изолированно – самого по себе, а как одного из элементов целенаправленной человеческой деятельности. Так, например, установление направления взлома снаружи или изнутри помещения осуществляется методами криминалистической техники (трасологии) путем исследования следов взаимодействия орудий и преграды. Установление же способа взлома как способа соответствующей преступной деятельности требует исследования ряда его элементов (поведенческих актов) в их взаимосвязи: выбора объекта преступления, выбора преграды и его частей, подлежащих разрушению, выбора технических средств и приемов, в том числе профессиональных, и порядка их реализации при совершении преступления. Все это обязывает использовать приемы криминалистической тактики, в частности, следственного осмотра места происшествия, следственного эксперимента, допроса, либо совокупности следственных действий или тактической операции. Соответственно и раскрываются основные тактические приемы для установления способа совершения преступления и других элементов криминалистической характеристики.

Обнаружение следов преступников является задачей как криминалистической техники, так и тактики, однако пути и средства ее разрешения оказываются различными. Криминалистическая техника отправляется от свойств взаимодействующих объектов и прибора (средства), используемого для обнаружения следов, например свойств бумаги, травящего вещества и реактива, примененного для выявления удаленных записей. Криминалистическая тактика отправляется от моделирования деятельности преступника. «Проигрывая» модель его действий в материальной обстановке события преступления, следователь выделяет точки их взаимодействия, которые являются потенциальными носителями информации о расследуемом событии. Тактические приемы обнаружения следов создают, таким образом, необходимые предпосылки успешного применения приемов и средств криминалистической техники.

В свою очередь положения криминалистической тактики реализуются на практике через криминалистическую методику расследования. Поэтому методика расследования преступлений широко использует криминалистическую технику и тактику. Это означает, что при рассмотрении целостной структуры расследования отдельного преступления с учетом его специфики принимаются во внимание и используются научные рекомендации и требования криминалистической техники и тактики.

Криминалистическая методика расследования отдельных видов преступлений. В этой заключительной части криминалистики разрабатываются научные основы методики расследования преступлений и конкретные (частные) методики расследования отдельных видов преступлений.

Основной ее задачей является обеспечение следователя и взаимодействующих с ним других криминалистов необходимым научно-методическим комплексом знаний и методов раскрытия, расследования и предупреждения отдельных видов преступлений в разных следственных ситуациях, возникающих в процессе криминалистической деятельности. Вместе с тем с ее помощью практически реализуются при расследовании все рекомендации криминалистической техники и тактики.

Предметом методики расследования является прежде всего выявление и изучение таких криминалистических особенностей любой преступной деятельности и их закономерных взаимосвязей, знания о которых способствуют быстрейшему раскрытию преступлений и решению всех остальных задач расследования, а также и наиболее действенному предупреждению преступлений. К числу таких черт относятся особенности способа, механизма и обстановки совершения преступлений, типологических, личностных черт преступника, а в ряде случаев – особенности защиты объекта от преступного посягательства, личностных данных потерпевших, мотивов совершения преступлений и т.п. Соответственно в методике выявляются и изучаются особенности закономерной взаимосвязи между указанными элементами криминалистической характеристики, имеющими методическое значение.

Вместе с тем предметом является выявление, изучение общего и частного в деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений. И особенно большое внимание уделяется исследованию ситуационных особенностей указанных разновидностей криминалистической деятельности.

В методике расследования разрабатываются наиболее действенные научно-методические комплексы раскрытия разных видов преступлений в различных следственных ситуациях, а также соответствующие комплексы решения остальных задач расследования, обеспечивающих изобличение всех участников преступного деяния и создание необходимых предпосылок для правильного применения уголовного закона.

Поскольку именно методика расследования является основой для разработки криминалистических приемов предупреждения преступлений, в ней существенное внимание уделяется разработке наиболее оптимальных приемов и способов выявления причин и способствовавших преступлениям условий и способов возможного профилактического воздействия в ходе расследования.

Структура данной части криминалистики включает главным образом методики расследования преступлений, ответственность за которые предусмотрена уголовным законом. Вместе с тем в ней в целях совершенствования современных методов расследования отдельных видов преступлений рассматриваются проблемы классификации преступлений по криминалистическим основаниям. В связи с этим отдельные методики расследования построены на основании принципов криминалистической классификации преступлений (см., например, методики расследования преступлений, совершенных рецидивистами, и нераскрытых преступлений прошлых лет; методики расследования финансовых преступлений, методики расследования нарушений требований промышленной безопасности, правил техники безопасности труда, правил пожарной безопасности и др.).

Глава 2. ИНФОРМАЦИОННО-СТРУКТУРНЫЕ ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ЕЕ РАССЛЕДОВАНИЯ

§ 1. Характер информационного отображения преступлений вовне

Криминалистическое изучение преступной деятельности, ее  структурных элементов, их связей, взаимосвязей и формирование на этой основе ее криминалистической характеристики (знание которой облегчает определение путей и методов ее раскрытия) невозможно без знания процесса информационного отображения события преступления вовне.

Событие преступления как одно из материальных явлений действительности, исходя из основополагающих положений теории познания, обладает свойством отражения своих характерных черт в окружающей его среде в виде различного рода следов-последствий. Поскольку окружающая преступление среда структурно весьма разнообразна из-за наличия в ней различных объектов неживой природы и людей, то данное криминальное событие оставляет изменения (отражается) в ней в виде материальных или нематериальных (идеальных) следов-последствий. В результате чего возникает информация о всех обстоятельствах и особенностях данного деяния.

Изменения в неживой природе являются простыми формами отражения преступления и проявляются в виде материально фиксированных следов, отпечатков (оттисков) отдельных особенностей (чаще всего внешнего строения) взаимодействующих объектов (или отдельных частей); различного рода разрушений, повреждений, деформации объектов; разделения их на части; а также в виде наслоений и отслоений чего-то на и от объектов и т.д. Это, в сущности то, что в деятельности по расследованию называется следами преступления и преступника. Отражение же преступления в живой природе является более сложной формой этого процесса, имеет психофизиологическую природу формирования и проявляется в виде мысленных образов преступления в целом, отдельных его моментов и участников данного деяния, возникающих и закрепляющихся в сознании и памяти людей. Однако независимо от механизма своего формирования указанные виды отражения при расследовании преступлений одинаково служат средством познания события преступления, так как в совокупности дают представление о его основных характерных особенностях. Информация не существует вне соответствующего информационного сигнала, имеющего свое информационное содержание и определенную форму выражения (физическую, знаковую, образную и т.д.).

Отражению во внешней среде преступной деятельности как результату взаимодействия субъекта преступления с другими лицами и материальными объектами на месте происшествия и соответственно возникновению информации о преступлении свойственны не только общие закономерности любого процесса отражения, но и определенные специфические закономерности. К их числу можно отнести следующие:

– проявление объективно повторяющихся комплексов материальных следов-последствий, характерных для различного рода криминалистических ситуаций при совершении преступлений в различных сферах человеческой деятельности, обычными и специфическими субъектами, с использованием различных средств и способов и т.п.;

– проявление общности в процессах формирования образной и словесной информации, связанной с событием преступления, в сознании потерпевших, свидетелей, подозреваемых и обвиняемых с учетом психофизиологических, метеорологических, временных и иных факторов;

– фактическое постоянство (типичность) носителей и источников отображения информации (материальных и идеальных) о преступлении, позволяющее решать задачи его раскрытия и расследования;

– закономерные связи между способом совершения преступления и следами его применения в окружающей среде и др.

Самостоятельно отражаемыми объектами в процессе возникновения криминалистически значимой информации о преступлении в разной степени являются все структурные элементы преступной деятельности и особенно выбранный субъектом способ совершения преступления. Соответственно объекты, содержащие следовую информацию и выявленные при расследовании, являются ее носителями и источниками. После надлежащей процессуальной процедуры одна часть данной информации становится доказательственной и составляет содержание доказательства, другая может носить ориентирующий характер для поисково-познавательной криминалистической деятельности в целях выявления новой доказательственной информации и установления иных обстоятельств, так или иначе связанных с преступлением.

В связи с тем, что среда совершения и отражения любого преступления обычно бывает неоднородной и многообразной, преступление оставляет комплекс разнообразных следов-отпечатков. При этом один и тот же объект может быть носителем различной информации. Например, рукописная записка, письмо, другой документ, связанные с событием преступления, могут содержать информацию об их исполнителе, авторе, данные, позволяющие установить абсолютную и относительную давность исполнения документа, и также идентифицировать по следам пальцев рук лиц, бравших в руки эти документы. Орудие преступления, использованное для излома преграды, может иметь на своей поверхности следы пальцев рук, позволяющие воспользоваться данными криминалистической регистрации и провести идентификационное исследование. В то же время особенности данного орудия могут содержать в себе информацию о физических данных и профессиональных навыках лица, использовавшего это орудие во время совершения преступления. В результате в вещественных доказательствах имеются разные информационные поля. Поэтому в процессе предварительного и судебного следствия в целях познания сути и всех деталей события преступления необходимо уметь выделять эти поля и использовать всю информацию, ее разные носители и источники.

Объем доказательственной и иной криминалистически значимой информации и ее важность для расследования зависят от того, насколько значительными и четкими оказались изменения окружающей среды, от степени их влияния на носители и источники информации, а также от того, насколько указанные изменения связаны с субъектом преступления и его преступным поведением. Например, существенную информацию чаще всего содержат изменения в предмете посягательства, следы, указывающие на способ совершения преступного деяния и его механизм. В то же время идеальная следовая информация о каких-то обстоятельствах преступления, воспринятая лицом (свидетелем-очевидцем) не непосредственно в момент отображения события, а из других источников, обычно бывает по содержанию не столь значимой. Однако в любом случае информация о структурных элементах преступной деятельности и особенно о непосредственном объекте преступного посягательства, субъекте преступления, обстановке и способе совершения преступления (включая примененные средства и орудия) имеют первостепенное значение. Именно эта информация составляет основу криминалистической характеристики преступлений, знание которой имеет важное значение для разработки наиболее эффективных приемов и методов расследования.

Доказательственная и иная криминалистически значимая информация часто подвергается весьма дробной классификации по самым различным основаниям (по структурным элементам преступной деятельности, по носителю и источнику получения, физической природе, процессуальному и криминалистическому значению и др.). Наиболее же важное значение, кроме ее деления по виду следа-носителя на материальную и идеальную, имеет классификация информации и ее информационных полей по ее относимости к группам основных объектов, участвующих в акте отражения, а именно по относи мости и особенностям: субъекта преступления; внешнего строения материальных предметов и своеобразию поведенческого свойства на всех этапах преступной деятельности. Первый вид информации в данной классификационной системе по оставленным следам характеризует анатомические и психические свойства субъекта преступления, его интеллектуальные и профессиональные способности, признаки его внешности и индивидуальность строения отдельных частей тела (рук, ног, лица, зубов и др.), а также особенности его биологических выделений (крови, мочи, слюны, пота, спермы и др.). Такую информацию часто называют субъектной.

Второй вид информации данного класса характеризует различного рода материальные объекты или вещества, несущие на себе следы-последствия или сами являющиеся такими следами с точки зрения их внешних и отчасти внутренних особенностей, а также особенности вещной обстановки, в которой совершалось преступление. Подобная информация обычно именуется объектной.

И третий вид информации характеризует особенности способа поведения субъекта на всех этапах преступной деятельности (на стадии подготовки, совершения и сокрытия ее следов) и ее механизма. Эту информацию называют модальной.

Существенное значение имеет деление информации на доказательственную и ориентирующую. Первая используется в процессе доказывания и установления истины по делу. Вторая – чаще всего носит вспомогательный характер и в ходе поисково-познавательной деятельности позволяет выявлять источники доказательственной информации. Однако в любом случае информация о совершенном преступлении приобретает процессуальное и иное криминалистическое значение только после надлежащей процессуальной процедуры.

Степень выраженности информации о совершенном преступлении вовне может быть различной в зависимости от условий, в которых совершается преступление (временных, погодных, техногенных, природно-климатических, случайных и др.), а также от того применялись ли преступниками меры по уничтожению следов-последствий их преступной деятельности и характера этих мер. Следовательно степень проявления вовне указанной информации носит ситуационный характер.

В благоприятных условиях и при непринятии преступниками мер по уничтожению следов своей преступной деятельности информация о ней может отразиться достаточно выраженно и разнообразно (в виде материальных и идеальных следов-последствий). Если следователь и оперативно-розыскные работники быстро реагируют на факт преступления, совершенного в таких условиях, то создается наиболее благоприятная ситуация для его раскрытия и расследования.

В менее благоприятных условиях и при попытке уничтожения отдельных следов-последствий информация о преступлении может отобразиться частично и невыраженно (частично затертые следы пальцев рук, следы с невыраженным пальцевым узором, деформированная пуля, отсутствие свидетелей, неблагоприятные погодные или световые условия и др.). Эта информационная ситуация сложна для раскрытия и расследования.

Иногда отображение совершенного преступления может быть не только неполным, но и искаженным (в результате действия случайных факторов; непродуманных действий лиц, первыми обнаруживших место происшествия; создания преступником на месте преступления обстановки, не соответствующей фактически происшедшему на этом месте событию, – инсценировки преступления и др.). Такая информация часто может дать лишь вероятное представление о криминалистических особенностях (криминалистической характеристике) расследуемого преступления, а иногда привести к неправильному представлению о происшедшем событии. Все это соответственно затрудняет процесс установления истины по делу, а иногда и делает это невозможным.

В каждой из этих ситуаций, особенно двух последних, требуются соответствующие приемы, методы и технико-криминалистические средства, специальные знания при обнаружении и фиксации следов-последствий, оставленных расследуемым преступлением, а также соответствующие тактико-методические приемы их использования в целях его раскрытия и установления истины по расследуемому деянию. Например, в одном случае для выявления следов и их фиксации требуются лишь методы обычного визуального осмотра и технико-криминалистические средства, находящиеся в следственном чемодане, в другом – осмотр и использование освещения в невидимых лучах светового спектра, микроскопическая техника, другая техника, находящаяся в подвижной криминалистической лаборатории, и помощь специалистов и др.

Для закрепления (фиксации) выявленной информации о преступлении используются самые различные криминалистические средства: вербальные (словесные); графические (рукописные, рисуночные и схематичные); наглядно-образные (с помощью фото-, видео- и киносъемки); предметные (слепки, изъятие предметов и веществ в натуре) и др.

В результате во всех этих случаях получаются производные носители и источники информации, которые способны выполнять функцию информационной модели* объекта познания и могут включаться в общую систему средств познания расследуемого события.

*О сущности моделирования, всех видах моделей и их значении в расследовании преступлений см. § 4 гл. З*

Период существования отражения преступления в виде следов-последствий в основном недолговечен и характеризуется непрерывным уменьшением и исчезновением содержащейся в них информации. Убывание и исчезновение отражения может происходить по-разному. Например, отражение в сознании и памяти людей мысленных образов преступления, отдельных его моментов и объектов может под влиянием различных психофизиологических факторов постепенно стираться, забываться и даже полностью исчезать. Следы-последствия материального характера могут быть повреждены или уничтожены под влиянием воздействия (наложения) на них других объектов в результате каких-то объективных процессов, воздействия природных сил, неосторожных действий каких-либо лиц. Следы могут быть уничтожены лицами, заинтересованными в том, чтобы совершенное преступление не было раскрыто.

Вышеуказанные обстоятельства обязывают криминалистов (следователей, оперативно-розыскных работников, экспертов-криминалистов) и других специалистов как можно быстрее реагировать на факты совершения преступлений, незамедлительно прибывать на места происшествий и начинать профессиональную работу со следами и их носителями и источниками.

При оценке любого вида информации о преступлении прежде всего необходимо определить возможности ее использования для решения задач раскрытия и расследования данного деяния (в том числе по горячим следам)*. В частности, часть выявленной информации можно использовать в качестве доказательств (после соответствующего процессуального оформления) либо в качестве иных криминалистически значимых данных. При этом доказательственная информация оценивается с точки зрения ее уголовно-процессуальной допустимости, относимости к данному делу и значимости для решения задач расследования и предупреждения аналогичных преступлений. Иная криминалистически значимая информация оценивается с позиции возможности ее использования для решения различных поисковых задач (поиска новых носителей и источников доказательств, розыска лиц, совершивших преступление, оружия и орудий преступления, похищенного имущества и т.п.).

*О горячих следах преступления и их использовании в целях расследования см. гл. 27.

В процессе оценки необходимо учитывать вид и особенности уголовного дела, а главное, криминалистические черты расследуемого деяния, криминалистическую характеристику, а также первичные и последующие условия реализации стоящих перед следствием задач в условиях сложившейся следственной ситуации. Именно они во многом предопределяют направление, формы, приемы и способы действий следователя по выявлению, анализу, оценке и использованию процессуальной и иной криминалистически значимой информации, а следовательно, и информационные основы расследования конкретного преступления.

§ 2. Криминалистическая характеристика преступлений

Успех расследования любого преступления во многом определяется умением следователя проникнуть не только в уголовно-правовую, но и в криминалистическую его сущность. Правильно же разобраться в криминалистической сущности совершенного деяния следователь может лишь при определенных условиях. Для этого он должен иметь представление о типовых криминалистически значимых чертах различных видов преступной деятельности, а также уметь целенаправленно выявлять необходимую для этого криминалистическую информацию в каждом конкретном преступлении и сопоставлять ее с криминалистической характеристикой соответствующего вида преступления.

Сведения для криминалистической характеристики преступления собираются с помощью средств, приемов и методов всех частей криминалистики. Формируется она в результате научного изучения и обобщения всех видов криминалистической информации, свойственной различным родам и видам преступлений.

Таким образом, в основе криминалистической характеристики преступления лежат данные изучения оставленных им материальных и идеальных следов-последствий как результата взаимодействия его субъекта с другими лицами, материальными и иными объектами окружающей среды, указывающими на криминалистически значимые признаки преступления, преступника, различные обстоятельства, в том числе и косвенно связанные с данным деянием, возможно, и не существенные для его квалификации, но важные для раскрытия преступления. При этом процесс формирования элементов, составляющих структуру этой характеристики, исходя из объекта изучения, не может не учитывать общую структуру преступной деятельности и характерную для ее соответствующего вида. В то же время эта структура не может не согласовываться в определенной степени с уголовно-правовыми, уголовно-процессуальными и криминологическими направлениями поиска соответствующей информации о преступлении.

На основе анализа криминалистических особенностей различных видов преступной деятельности в период ее подготовки, совершения и сокрытия с учетом структуры соответствующего вида преступной деятельности выделяются элементы криминалистической характеристики отдельных видов и разновидностей преступлений. Совокупность материальных, интеллектуальных и иных следов-последствий преступной деятельности, дающих представление о ее характерных особенностях, образует фактическую (информационную) основу криминалистической характеристики. В систему структурных элементов рассматриваемой характеристики входит самая разнообразная, но криминалистически значимая информация о субъекте, объекте и других элементах преступной деятельности с учетом специфики ее вида.

Криминалистическая характеристика преступления в отличие от уголовно-правовой не является органической частью общего понимания преступления и носит вспомогательный, специфический служебный характер. Общее понимание криминалистической характеристики преступления может быть сведено к следующему, определению.

Криминалистическая характеристика преступления представляет собой систему описания криминалистически значимых признаков вида, группы и отдельного преступления, проявляющихся в особенностях способа, механизма и обстановки его совершения, дающая представление о преступлении, личности его субъекта и иных обстоятельствах, об определенной преступной деятельности и имеющая своим назначением обеспечение успешного решения задач раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Вследствие своеобразия процесса отражения и действия принципа индивидуальности отмеченная система не может быть неизменной и жесткой. Она подвижна, гибка и подвержена изменениям в зависимости от вида, разновидности и других особенностей преступлений.

Криминалистическая характеристика преступления может быть нескольких уровней (отдельного преступления, вида, разновидности, группы преступлений). Характеристика группы, вида  преступлений является наиболее информативной и важной в деле их раскрытия и расследования. Видовые и групповые криминалистические характеристики являются типовыми, то есть содержат целостное научно обобщенное представление о соответствующем виде или группе преступлений. Криминалистическая характеристика отдельного преступления, полученная в процессе его расследования и последующего научного осмысления, всегда является индивидуальной, но и в то же время чаще всего близкой к какому-то ее типу.

Элементы криминалистической характеристики преступлений раскрывают их основные черты. Практика, результаты научных исследований криминалистической сути преступлений показывают, что независимо от вида преступления криминалистически значимые их признаки в характеристике вида и отдельного преступления чаще всего могут содержаться в данных о способе, механизме и обстановке совершения преступления, типологических, поведенческих и иных особенностях их субъектов. Вместе с тем для отдельных видов, групп преступлений с учетом криминалистических потребностей указанные признаки могут содержаться в сведениях о предмете преступного посягательства, личностных особенностях потерпевшего, своеобразии организованной преступной группы, мотивах преступления, характере наступившего преступного результата и т.д. Поэтому структура криминалистической характеристики преступлений сложна, не в полной мере одинакова для отдельных видов и групп преступлений. В зависимости от вида преступления, формы вины, с которой оно совершается, и отдельных его особенностей одни и те же структурные элементы в характеристиках разных преступлений могут быть различными по значению, происхождению (в зависимости от характера источников их возникновения) и др. Например, в одних случаях они могут быть главными, в других второстепенными, первичными и производными и т.п. Так, данные о способе совершения умышленных преступлений в их криминалистической характеристике обычно являются главными и наиболее важными, а в характеристике неосторожных преступлений – второстепенными или не имеющими значения; данные о личности преступника, в зависимости от того, получены ли они путем изучения непосредственной или опосредствованной информации, могут быть первичными и производными.

Комплекс взаимосвязанных криминалистических особенностей преступлений, составляющих их криминалистическую характеристику, является определенной системой. Исходя из этого, совокупность признаков, образующих криминалистическую характеристику преступного деяния, является множеством, составные элементы которого органически связаны между собой различным образом. При этом можно выделить многие формы таких связей между элементами криминалистической характеристики, свойственных в то же время связям элементов соответствующей преступной деятельности. Например, по степени детерминации, направлению, типу процессов, содержанию и т.д. С точки зрения потребностей криминалистики наибольший интерес представляют выделение и изучение таких видов связей элементов характеристики, которые носят характер определенных закономерностей, опираются на данные обобщения следственной практики, на изученные статистические совокупности уголовных дел и характеризуют степень жесткости такой связи.

Первоочередное выделение и изучение именно таких связей вполне объяснимо. Изучение следственной практики показывает, что элементам криминалистической характеристики преступлений, известным в начале расследования, соответствуют другие, еще не известные в данный момент. Причем это соответствие в зависимости от следственных ситуаций может быть весьма и не столь жестким, а вероятным. Например, выявление признаков хищения оприходованных материальных ценностей, совершенных определенным способом с внесением изменений в соответствующие документы, может в ряде случаев однозначно указывать на еще неизвестного субъекта данного преступления. В то же время установленные в начале способ и обстановка совершения, например, убийства могут лишь с определенной долей вероятности указывать на того или иного субъекта преступления.

По этой причине чаще всего выделяются и изучаются такие виды связей между отдельными элементами и их совокупностями, как однозначные и неоднозначные или вероятностные. При этом, если установление какого-либо элемента практически во всех случаях предполагает соответственно наличие именно одного, а не другого элемента, связь между ними считается однозначной. Если же анализируемая связь отдельных элементов проявляется не всегда, а лишь в некоторой части преступлений соответствующего вида, она расценивается как неоднозначная или вероятностная.

Как показывают исследования, проведенные российскими криминалистами, закономерные связи между отдельными элементами криминалистической характеристики преступлений часто проявляются не между двумя ее элементами, а между их взаимосвязанными совокупностями. Например, по делам об убийствах без свидетелей часто наблюдается устойчивая п довольно жесткая связь между комплексом сведений о способе, обстановке его совершения, личности потерпевшего и совокупности данных о мотивах убийства и преступнике. В свою очередь, по делам о хищениях имущества подобная связь прослеживается между совокупностью сведений о предмете и способе хищения и комплексом данных об обстановке и субъекте (субъектах) хищения.

Данные о способе совершения преступления в криминалистическом понимании составляют один из самых важных элементов анализируемой структурной системы криминалистической характеристики. Способ совершения преступления, оставляющий в следах-последствиях свои специфические признаки, является важным источником сведений о качественной стороне преступного поведения правонарушителей.

Криминалистически значимая информация о способе совершения преступления в значительной степени является модальной, а ее конкретные носители и источники, в зависимости от вида совершенного преступления, могут быть всех трех видов (субъектными, объектными и модальными). Именно такого рода характер данных позволяет быстрее и правильнее ориентироваться в сути и особенностях совершенного преступления, его обстоятельствах, круге лиц, среди которых следует искать преступника, и наметить оптимальные методы раскрытия преступления.

Под способом совершения преступления в криминалистическом смысле целесообразно понимать объективно и субъективно обусловленную систему поведения субъекта до, в момент и после совершения преступления, оставляющую различного рода характерные следы вовне, позволяющие с помощью криминалистических приемов и средств получить представление о сути происшедшего, своеобразии преступного поведения правонарушителя, его отдельных личностных данных и соответственно определить наиболее оптимальные методы решения задач раскрытия преступления (рис. 1).

Рис. 1. Схема системного понимания способа совершения преступления.

Криминалистическое понимание способа совершения преступления в определенной мере отличается от уголовно-правового его истолкования. Для криминалистов в способе совершения преступлений на первый план выступают те его информационные стороны (черты), которые являются результатом проявления вовне закономерностей отражения основных свойств избранного способа достижения преступных целей. В связи с этим большую ценность представляют следы, указывающие на то, каким образом преступник осуществил следующее: попал на место преступления, ушел с него, преодолел различного рода преграды, использовал свое служебное положение, выполнил намеченную преступную цель, какие поддельные документы, навыки, знания и физические усилия применил, пытался (или не пытался) скрыть следы совершенного деяния. Не менее существенны и следы, свидетельствующие о характере связи преступника с предметом преступного посягательства, и др.

Именно такого рода признаки, проявляющиеся вовне, позволяют создать основу для наиболее быстрого распознания в первоначальных следственных данных по делу того или иного характерного способа совершения расследуемого преступления даже по отдельным признакам. Это соответственно дает возможность точнее определить направления и методы выявления остальных недостающих данных о предполагаемом способе совершения преступления и преступнике. Например, по делам о кражах имущества обнаружение факта и характера следов проникновения преступника в те или иные места хранения ценностей позволяет с учетом своеобразия данных следов и особенностей похищаемых ценностей определить, где еще правонарушитель мог оставить следы, свойственные вырисовывающемуся способу совершения данной кражи. При этом с криминалистической точки зрения важно не только выявить все внешние проявления примененного способа совершения преступления, но и установить, что в нем было заранее заготовлено правонарушителем, а что явилось результатом приспособления к сложившейся на момент преступления обстановке. Эти сведения позволяют лучше разобраться в механизме совершения преступления и его субъекте.

Структура способа совершения преступления в криминалистическом, да и в уголовно-правовом смысле – категория непостоянная. В зависимости от своеобразия виновного поведения, особенностей ситуаций, возникающих до и после совершения преступления, и иных обстоятельств она может быть трехзвенной (включающей поведение субъекта до, во время и после совершения преступления), двухзвенной (в различных комбинациях) и однозвенной (характеризовать поведение субъекта лишь во время самого преступного деяния).

Для умышленных преступлений данные о способе их совершения обычно являются главным элементом их криминалистической характеристики, для неосторожных же преступлений, в силу своеобразия волевого негативного поведения субъекта, как правило, не имеют такого значения.

Существенная криминалистическая информация содержится и в данных о механизме совершения преступления, характеризующих в отличие от сведений о способе его совершения не качественную, а последовательную, технологическую сторону преступного деяния. Под механизмом совершения преступления понимается временной и динамический порядок связи отдельных этапов, обстоятельств, факторов подготовки, совершения и сокрытия следов преступления, позволяющих воссоздать картину процесса его совершения.

Уяснение последовательности преступных действий при совершении преступления в числе другой информации о механизме позволяет правильнее разобраться в деталях расследуемого события, а на этой базе определить оптимальные способы выявления звеньев причинной цепи, по расследуемым делам и особенностям их взаимодействия, а также выявить возможные места нахождения остальных недостающих материальных и идеальных следов.

Для получения должного представления о механизме совершения преступления необходимо наличие криминалистической информации всех трех видов (субъектной, объектной и модельной) и соответственно из всех ее потенциальных носителей и источников.

Значимость данных о механизме как элементе криминалистической характеристики для разных преступлений неодинакова. Для преступлений с достаточно выраженным вовне характером взаимодействия предметов, явлений, людей, иных объектов и факторов в процессе их совершения сведения о механизме обычно являются важным элементом их криминалистической характеристики. Для преступлений же, в картине проявления которых мало динамики, сведения о механизме могут иметь второстепенное значение.

Важная криминалистическая информация обычно содержится в обстановке совершения преступления. Событие преступления (во всех его фазах), непосредственно предшествующая ему подготовка (если она была) и соответственно следующее сразу за ним сокрытие следов совершенного деяния протекают в конкретных условиях места с его вещественной обстановкой, времени, освещенности, проявления определенных природно-климатических факторов, производственной деятельности, быта и др. Указанные условия в отмеченные моменты в разной степени проявляются и влияют на противоправное событие. При этом они складываются независимо или по воле участников преступного события и в основном характеризуют определенную внешнюю среду и некоторые другие факторы объективной реальности, называемые в совокупности обстановкой совершения преступления.

Под обстановкой совершения преступления в криминалистическом аспекте понимается система различного рода взаимодействующих между собой до и в момент преступления объектов, явлений и процессов, характеризующих место, время, вещественные, природно-климатические, производственные, бытовые и иные условия окружающей среды, особенности поведения непрямых участников противоправного события, психологические связи между ними и другие факторы объективной реальности, определяющие возможность, условия и иные обстоятельства совершения преступления (рис. 2).

Элементы обстановки оставляют различного рода собственные следы, которые могут быть выявлены при криминалистическом анализе преступления в процессе его расследования.

Для ее уяснения большое значение имеет модальная информация из самых разных носителей и источников. Выявление и

Рис. 2. Структура обстановки совершения преступления

исследование криминалистической информации, особенно в начале расследования, обычно позволяют собрать существенные сведения о возникшей до и в момент происшествия криминальной ситуации. В частности, по такого рода автономным следам чаще всего можно получить следующие сведения:

– какие условия и факторы непосредственно предшествовали преступлению, сопровождали его, каковы были их взаимодействие, содержание и характер влияния на совершенное деяние;

– что в обстановке исследуемого события было специально подготовлено преступником, а что не зависело от него;

– как в целом сложившееся до и в момент совершения деяния фактическое положение было использовано в преступных целях, в частности при выборе способа совершения преступления; что в данной обстановке способствовало и препятствовало подготовке, совершению и сокрытию следов преступления и как это учитывалось преступником;

– какие факторы необычного (нетипичного) свойства проявились в сложнейшей ситуации и какое влияние они оказали на событие преступления;

– кто мог создать или воспользоваться объективно сложившейся ситуацией для совершения преступления и др.

Информация об обстановке совершения преступления обычно является стержневой в криминалистической характеристике практически любого преступления, ибо пересекается с данными о других ее элементах и выступает в качестве своеобразного систематизирующего начала в рамках данной характеристики. Это и не удивительно. Отмеченная обстановка во многом определяет и корректирует способ совершения преступления и в значительной мере сказывается на особенностях и структуре его механизма. В ней проявляются отдельные важные личностные черты преступника, формирующего (частично или полностью) данную обстановку, в большей или меньшей степени приспосабливающегося к ней или использующего ее без какого-либо приспособления, а иногда и без учета ее особенностей.

Криминалистическая оценка преступления немыслима без учета данных о свойствах личности его субъекта. Результаты каждой преступной деятельности содержат следы личности человека, ее осуществившего, и, в частности, сведения о некоторых его личных социально-психологических свойствах и качествах, преступном опыте, специальных знаниях, поле, возрасте, особенностях взаимоотношений с жертвой преступления и т.п.

Выявление в субъектной информации с помощью гомологических носителей и источников криминалистически значимых форм выражения личности вовне в первичной информации о событии преступления и в ходе расследования позволяет составить представление об общих, а затем и частных личностных особенностях преступников. Прослеживание связи этой информации с выявленными данными о способе, механизме и обстановке совершения преступления создает новую самостоятельную информацию, позволяющую правильно определить направление и способы розыска, задержания и последующего изобличения преступников, т.е. избрать с учетом других сведений по делу оптимальные методы расследования. Поэтому личность преступника является объектом самостоятельного криминалистического изучения, а данные о нем – важным элементом криминалистической характеристики преступления.

В криминалистическом изучении личности преступника в настоящее время наметились два специфических направления. Первое предусматривает получение данных о личности неизвестного преступника с учетом вида, места и времени совершения деяния, предмета посягательства по оставленным им следам на месте происшествия, в памяти свидетелей и по другим источникам. Это позволяет определить направления и приемы его розыска и задержания. Чаще всего такая информация дает представление об общих свойствах какой-то группы лиц, среди которых может находиться преступник, и реже – о некоторых качествах конкретной личности. Такого рода сведения в целях быстрейшего выявления и розыска преступника должны сопоставляться с криминалистическими данными о том, кто чаще всего совершает преступления расследуемого вида установленным способом в сложившейся обстановке,

Второе – изучение личности задержанного подозреваемого или обвиняемого с целью криминалистической оценки личности субъекта. В этих целях целесообразно собрать сведения не только о жизненной установке, ценностных ориентациях, дефектах правосознания, особенностях антиобщественных взглядов, но главным образом и о том, какая информация о личности субъекта преступления, его связях, особенностях поведения до и во время совершения преступления поможет наладить с ним необходимый контакт, выбрать наиболее эффективную тактику общения с целью получения от него правдивых показаний, а также определить наиболее действенные способы профилактического воздействия на него. Вместе с тем эти данные с учетом информации о преступниках, учитываемой в других элементах характеристики, могут быть положены в основу типизации преступников.

В тех случаях, когда преступление совершается организованной преступной группой, она становится самостоятельным объектом криминалистического изучения и соответственно одним из элементов криминалистической характеристики данного преступления. При этом изучаются особенности группы с точки зрения степени ее организованности, структуры, разветвленности, ролевых функций ее участников и др. Уяснение этих особенностей преступной группы дает возможность лучше сориентироваться в направлениях розыска фактических данных, необходимых для раскрытия всех звеньев преступной деятельности членов группы и всех основных эпизодов их деятельности.

Существенную роль в структуре криминалистической характеристики отдельных видов преступлений играют сведения об особенностях личности потерпевших. Криминалистическая информация подобного свойства позволяет полнее охарактеризовать личность преступника, мотивы совершения преступления и соответственно помогает точнее очертить круг лиц, среди которых следует искать преступника, и планировать поисковые мероприятия по розыску важнейших доказательств по делу. В частности, выявление и изучение криминалистически значимых особенностей личности потерпевшего и их поведения (до, в момент и после совершения преступления) дают возможность глубже разобраться во многих обстоятельствах преступления, особенно указывающих на своеобразие, направленность и мотивы поведения преступника, его общие (типовые) и индивидуальные свойства. Отмеченное вполне объяснимо. Между преступником и потерпевшим чаще всего прослеживается определенная взаимосвязь, в силу чего преступники обычно не случайно избирают отдельных лиц объектами своего преступного посягательства. Поэтому и не удивительно, что в преступлениях, где есть потерпевшие, выявление преступника в значительной мере идет по цепи потерпевший – подозреваемый – обвиняемый. Особенно важно выявление и изучение этой связи в начале расследования. Источники информации об особенностях личности потерпевшего те же, что и о личности преступника.

Криминалистический аспект данных о личности и особенностях поведения потерпевших обычно проявляется в некоторых сведениях демографического характера (пол, возраст, образование, семейное и общественное положение и т.д.) и о физических, биологических и психических особенностях, об образе жизни, ценностных ориентациях, связях, отношениях с преступником и др. Значимость тех или иных данных для криминалистической информации соответствующего вида преступления, естественно, неодинакова. В одних случаях наибольшее криминалистическое значение имеют данные о возрасте, личных и межличностных связях, в других – об образе жизни, ценностных ориентациях, в третьих – о физических и психических особенностях и т.п. Соответственно для выбора наиболее подходящих методов расследования разных видов преступлений обычно используются различные криминалистические данные о личностях потерпенших.

Выявление свойств потерпевших, типичных для того или иного вида преступлений, их анализ, обобщение и систематизация позволяют создать криминалистическую типологию потерпевших, что еще больше обогащает криминалистическую характеристику отдельных видов преступлений. Вместе с тем указанная типизация может быть использована при криминалистической классификации преступлений.

В криминалистическом изучении личности потерпевших, как и преступника, наметились два направления. Одно имеет в виду собирание и изучение данных о личности потерпевшего, уже известного следователям, крайне важных для должной оценки происшедшего, уяснение круга лиц, виновных в преступном деянии (при неизвестном субъекте деяния), и т.д. Другое – собирание и изучение информации, необходимой для установления неопознанных или еще неизвестных потерпевших и построения версий о неустановленных преступниках.

§ 3. Криминальные и криминалистические ситуации

Криминалисты уже давно заметили, что преступная деятельность, процесс возникновения и исчезновения информации о ней и процесс ее расследования имеют ситуационную природу. Свидетельством этому является то, что они осуществляются в конкретных условиях места, времени дня и года, окружающей среды, в самых различных взаимосвязях (причинных, временных, пространственных и др.) с другими процессами объективной действительности, поведением различных лиц, связанных с указанными процессами, и в иных, возможно исключительных, условиях. В любой области человеческой деятельности и в процессе ее отображения вовне объективно складывающаяся при их осуществлении совокупность фактических условий и обстоятельств образует целостную систему элементов, называемую ситуацией. В прикладном криминалистическом аспекте можно сказать, что ситуация – это отмеченные выше фактические положения, возникающие в процессе совершения преступления и в процессе его расследования, и их отражения вовне в виде следов-последствий.

Такие фактические положения, возникающие в процессе преступной деятельности и ее отражении вовне и характеризующие какие-то конкретные моменты данных процессов, получили название криминальных ситуаций. Информационная база таких ситуаций складывается из данных об условиях подготовительной деятельности к преступлению; сведений, формирующих криминалистическую характеристику преступления (о способе, механизме и обстановке его совершения, а также условиях и обстоятельствах уничтожения или сокрытия следов преступления). Соответственно они чаще всего делятся на три вида ситуаций: предкриминальную, собственно криминальную и посткриминальную.

Предкриминальная ситуация характеризует условия, обстоятельства и другие факторы, взаимодействующие в период подготовки к совершению преступления и определяющие направленность и способ такой подготовки. Подобная ситуация может складываться объективно или осознанно формируется самим преступником. Собственно криминальная ситуация по существу характеризует обстановку совершения преступления как один из важных элементов криминалистической характеристики преступления. Ее структура аналогична последней. Посткриминальная ситуация характеризует условия, в которых уничтожаются или скрываются следы преступления, осуществляются иные способы уклонения субъектов преступления от уголовной ответственности и применяются меры противодействия расследованию.

Выявление обстоятельств и условий, сформировавших криминальные ситуации в каждом случае расследования, позволяет целенаправленно вести собирание информации, имеющей не только криминалистическое, но и уголовно-правовое значение. Особенно о способе совершения преступления и типологических чертах его субъекта.

Фактические же положения, возникающие в процессе оперативно-розыскной, следственной и экспертно-криминалистической деятельности и характеризующие все криминалистически значимое своеобразие каждого конкретного их момента, называются криминалистическими ситуациями.

Информационная основа криминалистических ситуаций формируется из данных, характеризующих оперативно-розыскное, следственное и экспертно-криминалистическое своеобразие конкретного момента данных видов криминалистической деятельности. В сумме эти данные значительно полнее и многообразнее информационной базы криминальных ситуаций, ибо включают не только сведения о криминалистической характеристике преступления и другие сведения криминального характера, но и данные об условиях и других особенностях указанных видов криминалистической деятельности.

Соответственно они разделяются на три вида ситуаций – следственные, оперативно-розыскные и экспертно-криминалистические. Каждая из них характеризует условия, в которых осуществляется соответствующий вид деятельности в какой-то конкретный момент. Важнейшими из этих ситуаций, имеющими наибольшее криминалистическое значение являются следственные ситуации.

Следственная ситуация – положение, складывающееся в какой-то интересующий следователя момент его деятельности по расследованию преступления, характеризующее тактическое, стратегическое или тактико-стратегическое информационное своеобразие оцениваемого следственного момента.

Для криминалистически верного, точного и объективного анализа любой преступной деятельности и конкретных преступлений, а также выбора наиболее эффективных средств, приемов и методов их расследования необходим ситуационный анализ обоих указанных видов деятельности.

Необходимость ситуационного анализа преступлений и деятельности по их расследованию вытекает из двуединого объекта криминалистического изучения, включающего преступную и кри-миналистическую деятельности. Результаты обоих ситуационных анализов теснейшим образом связаны между собой и служат цели разработки наиболее эффективных методов расследования. Данные ситуационного анализа преступной деятельности позволяют составить более точную криминалистическую характеристику различных видов преступлений и разобраться в криминалистической сути конкретного расследуемого преступления и особенно его способе, механизме и обстановке, дающих выход на виновное в нем лицо. В свою очередь результаты ситуационного анализа следственной деятельности позволяют осуществить научную разработку дифференцированных методических рекомендаций типового свойства с учетом различных типовых криминальных и следственных ситуаций.

В криминалистической науке уже сложилась тенденция использования ситуационного подхода для решения самых разнообразных задач криминалистической техники (особенно для работы со следами и криминалистической экспертизы в разных ситуациях), тактики (чаще всего для принятия ситуационных тактических решений и выбора комплекса тактических приемов для следственных действий) и методики расследования (для выбора наиболее эффективных методов в типовых следственных ситуациях). Таким образом, ситуационный подход характерен для всех разделов криминалистики.

Накопленные в криминалистике данные ситуационного анализа деятельности по расследованию преступлений позволили создать основы теории следственных ситуаций*. Более того, в настоящее время назрела необходимость интеграции знаний о всех ситуациях, попадающих в сферу криминалистики, в рамках соответствующего общего учения о криминалистических ситуациях. Это учение уже начало создаваться под пока еще условным названием криминалистическая ситуалогия**.

*См.; Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987.

**См.: Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. М., 1997.

Особенно важно использование ситуационного подхода при решении задач криминалистической тактики и методики расследования преступлений. Различные следственные ситуации могут возникать при отдельных следственных действиях, тактических операциях и на любой стадии расследования в целом.

Первые два вида следственных ситуаций характеризуют сложившиеся локальные обстановки главным образом с тактических позиций. Их информационная основа согласуется с локальным характером их роли в расследовании. Должным образом оцененное своеобразие их содержания прежде всего обусловливает выбор наилучшей тактики одного или нескольких действий, тактических комбинаций и операций с целью успешного решения стоящих перед ними задач. Подобные следственные ситуации именуются ситуациями следственного действия и ситуациями тактической операции.

Следственные ситуации, определяющие информационное своеобразие какого-то момента (этапа) расследования в целом или фактического положения стратегической операции, ширр двух предыдущих по фактической базе и по роли, которую они играют в расследовании. Они характеризуют сложившееся положение вещей (состояние расследования или стратегической операции) с позиций всей имеющейся к этому моменту информации по делу и результативности проведенной работы к итоговому конкретному моменту. С учетом выявленных тенденции развития такого рода ситуаций определяются наиболее оптимальные пути и средства их изменения в требуемом для следствия направлении. Соответственно они носят методический характер и называются следственными ситуациями расследования и следственными ситуациями стратегических операций. Однако для простоты все вышеуказанные ситуации обычно называются следственными ситуациями.

Без правильного выделения и оценки следственных ситуаций трудно рассчитывать на успех проведения отдельных следственных действий, операций и расследования в целом. Вышеуказанное позволяет не только правильнее сориентироваться во всем многообразии фактического положения на определенный момент следственной деятельности, но и выдвинуть наиболее обоснованные следственные версии, скорректировать план расследования, принять наиболее правильные следственные решения по ходу расследования, свести к минимуму ошибочные и необоснованно рискованные* действия (особенно в сложных следственных ситуациях).

*Риск – естественный составной элемент расследования. Однако криминалистический риск, под которым понимаются действия следователя при расследовании, направленные на решение задач, отягощенных объективной вероятностью их недостижения и содержащие возможность наступления отрицательного результата или отрицательных последствий, всегда должен быть мотивированным, тщательно взвешенным при наличии уверенности в нейтрализации негативных последствий.

Следственные ситуации в криминалистике, помимо их деления на ситуации следственных действий, тактических и стратегических операций и расследования, классифицируются и по другим основаниям:

– по относимости к этапам расследования – первоначальные, последующие и заключительные;

– по характеру оцениваемого момента – этапные и промежуточные;

– по степени обобщения – типовые и конкретные. Конкретные, в свою очередь, в зависимости от преобладания в них типовых или не типовых признаков могут быть типичными или атипич-ными;

– по степени проблемности – сложные (с высоким уровнем информационной неопределенности) и простые; конфликтные, бесконфликтные и тупиковые (имеется существенный объем объективной информации о событии преступления, но следователь не может ее должным образом интерпретировать, раскрыть на данный момент).

Следственная ситуация и криминалистическая характеристика преступления очень близкие понятия. Они неразрывно и органически связаны с процессом повышения эффективности расследования, а также тесно переплетаются и взаимодействуют как общетеоретические категории криминалистики. Вместе с тем они как самостоятельные структурные элементы криминалистической теории различаются по назначению и характеру анализируемых ими явлений.

Криминалистическая характеристика содержит информацию о специфических криминалистических чертах разных видов преступлений. Ее назначение проникнуть в криминалистическую суть преступления и правильно ее оценить с целью использования этих данных для разработки наиболее оптимальных методов расследования. Следственная же ситуация характеризует положение дел, обстановку, складывающуюся в различные моменты следственных действий, криминалистических операций и всего хода расследования преступлений. И, следовательно, информирует не о той или иной сути преступления, а об условиях, в которых в тот или иной момент осуществляется эта уголовно-процессуальная деятельность. Вместе с тем данные выделения, оценки и типизации следственных ситуаций также служат цели разработки наиболее эффективных методов и средств расследования преступлений.

Глава 3. МЕТОДОЛОГИЯ КРИМИНАЛИСТИКИ

§ 1. Основные понятия

Под методом в науке понимается форма практического и теоретического освоения действительности, исходящая из закономерностей движения изучаемого объекта. В учении о методе для прикладной науки на первом месте находится вопрос о соотношении теоретического и методологического знания. Будучи прикладной наукой, криминалистика изучает закономерности объективной действительности не в качестве самоцели, а исключительно в интересах решения задач раскрытия, расследования и предупреждения преступлений. Соответственно в криминалистике не может быть «чистых», абстрактных теорий, принципов и концепций, и всякое теоретическое построение должно иметь практический выход, обслуживать решение тех или иных практических задач. Поэтому все апробированные практикой криминалистические теории, как, например, теория криминалистической идентификации, имеют методологическое значение. В прикладной науке именно методологическим значением определяется значимость, цена любой теории, любого теоретического построения или концепции.

Тесная связь криминалистической теории и методологии не является основанием для их смешения или отождествления. Теория представляет результат научного познания объекта действительности и выражается в установленных наукой закономерностях развития, движения объекта. Методология же исследует основанную на ранее установленных наукой закономерностях систему приемов познания и практического освоения действительности. Таким образом, методология основывается на теории, а теория обслуживает методологию, их различие имеет функциональный характер.

В методологии криминалистики существенно различать методологию научной и методологию практической деятельности. Методология научной деятельности – система методов научного познания закономерностей преступной деятельности и выработки на этой основе методик и алгоритмов решения криминалистических задач. Это сфера деятельности ученых-криминалистов, а также специальных исследовательских центров, изучающих и обобщающих практику раскрытия и расследования преступлений. Методология практической деятельности – система приемов, способов и операций раскрытия и расследования конкретного преступления или приемов установления любого другого юридического факта. Это сфера деятельности следователей, сотрудников оперативно-розыскных служб, судебных экспертов, прокуроров, судей и других лиц, участвующих в осуществлении функции раскрытия и расследования преступлений.

Задачи и результаты этих видов деятельности различны. В первом случае это – закономерности преступной деятельности, представленные в ее типовых информационных моделях и типовые методики их раскрытия и расследования. Во втором – это истина конкретного факта, представленная в форме материалов раскрытого и расследованного уголовного дела.

Закономерности, являющиеся предметом криминалистики, представлены в массовых событиях и явлениях. Для их изучения используют методы массовых наблюдений, построения гипотез, статистических обобщений с применением корреляционного и иных методов вероятностно-статистического анализа. При этом широко используются специально приспособленные методы социологии, психологии, кибернетики, физики, химии, биологии и других наук. В ходе практического расследования методы науки приспосабливаются к задаче установления конкретных фактических данных. Так, методом научного анализа причинности является гипотеза, которая в практическом расследовании трансформируется в метод следственных версий. Он сочетается с планированием и производством соответствующих процессуальных действий: следственных осмотров, экспериментов, проверки показаний на месте и др. Наука криминалистики разрабатывает алгоритмы следственных и экспертных действий применительно к типовым ситуациям расследования и экспертизы. Практическая криминалистика, используя созданный наукой банк алгоритмов, выбирает тот алгоритм или ту комбинацию алгоритмов, которая в максимальной степени способствует условиям и обстоятельствам данного конкретного расследования. В случаях, когда существующие методики не позволяют решить практическую задачу, следователь или эксперт решают ее эвристическими методами. Использованная в ходе такого исследования методика в случае повторения соответствующих следственных или экспертных ситуаций может послужить основой для выработки новой типовой методики. Эта задача решается на основе обобщения следственной и экспертной практики.

Методы практической криминалистики не следует смешивать с методами собственно следственной и экспертной деятельности. Эти последние по своему содержанию значительно шире, так как в них реализуются приемы и рекомендации не только криминалистики, но и многих других наук: судебной медицины, психологии, бухгалтерии и других естественных и технических наук.

В системе криминалистического знания методология выделилась на сравнительно поздних стадиях его развития и явилась важнейшим показателем зрелости этой науки.

На первоначальном эмпирическом этапе развития криминалистики осуществлялось формирование систем методов практической деятельности. Приемы работы сыщиков, детективов, полицейских, судебных следователей с самого начала должны были строиться с учетом структуры и закономерностей преступной деятельности и поведения преступников. Развитие и совершенствование этих приемов достигались посредством все более глубокого изучения и учета указанных закономерностей. Так, на смену приемам опознавания преступников но случайным признакам (так называемые идентификационные парады) пришли системы регистрации и идентификации, основанные на установленных антропометрией, гистологией и остеологией устойчивых и индивидуальных свойствах человека.

Наиболее эффективные приемы, проверенные практикой, закреплялись, анализировались и систематизировались учеными и переходили в разряд научных рекомендаций и методов. Образцом такой систематизации явился труд австрийского судебного следователя Ганса Гросса.

Собственно учение о методе, характеризующее теоретический этап развития криминалистики, формируется на более поздних стадиях. Инструментарий познавательной деятельности криминалиста выступает на этой стадии в качестве самостоятельного предмета научного исследования. При этом эффективность метода оценивается не в контексте результатов расследования конкретного преступления, а в контексте решения типовой криминалистической задачи, например, эффективность лазерного микроспектрального анализа при исследовании изымаемых с мест преступлений микроколичеств вещества; эффективность полиграфа для диагностики виновной осведомленности и т.п. Это обязывает методологов, криминалистики произвести «инвентаризацию» методов, сопоставив их с методами «большой» науки, дать их классификацию, исследовать их законность, эффективность, экономичность. Если ранее криминалистика в основном регистрировала, описывала используемые на практике методы следователей и экспертов, то на методологическом уровне развития науки возникла задача прогнозирования и проектирования новых методов, в том числе с использованием самых современных средств формализации, моделирования, математических и компьютерных технологий.

Классификации методов криминалистики осуществляются по различным основаниям и обслуживают решение различных задач науки и практики. Так, для решения задач работы с криминалистической информацией выделяют методы обнаружения, фиксации, декодирования (прочтения) информации, формирования частных и общих информационных систем. Применительно к задачам анализа процесса исследования конкретного источника криминалистической информации выделяют методы, реализуемые на различных стадиях исследования: аналитической, сравнительной, синтезирующей (оценочной). Применительно к субъекту и сфере профессионального применения методов различают экспортные, следственные, оперативно-розыскные методы, реализуемые в других сферах профессиональной деятельности, в том числе за рамками судебного процесса.

Применительно к задачам выбора метода и оценки его результатов существенное значение имеет их деление на органолептические и инструментальные, непосредственные и опосредствованные, качественные и количественные, однозначно-детерминистские и вероятностно-статистические.

Дальнейшая систематизация методов будет осуществлена по уровням методологии криминалистики, в которой различают: философский, общенаучный и специальный уровни. Они образуют  строгую иерархическую структуру. В этой структуре методы высшего уровня действуют на низших методологических уровнях, обеспечивая их общую стратегическую и организационную направленность. В свою очередь, низшие методологические уровни обеспечивают адаптацию методов высшего уровня к особенностям структуры изучаемых объектов и условий их исследования.

Переходя к рассмотрению отдельных методологических уровней криминалистики, следует подчеркнуть, что их изолированное рассмотрение вызвано только удобствами теоретического анализа и изложения. Практически ни один из методов любого уровня не используется изолированно в отрыве от других. Их практическая реализация возможна только в системах криминалистических методик, адаптированных к особенностям задач, объектов и условий криминалистического исследования.

§ 2. Особенности использования в криминалистике методов философского и общенаучного уровня

Материалистическая диалектика обусловливает не только мировоззренческие принципы и подходы криминалистического исследования, но определяет общее направление исследования, содержание методологического аппарата, критерии выбора криминалистических средств и оценки результатов их применения. Материалистический детерминизм надежно защищает методологический аппарат криминалистики от псевдонаучных приемов, основанных на суевериях, мистике и оккультизме. Материалистическая гносеология освобождает криминалиста от субъективизма при  исследовании и оценке фактов, обязывает исследователя выявлять объективные связи действительности и исходить при принятии решений только из достоверных научно установленных фактов. Диалектика представляет реальную логику содержательного криминалистического мышления, формулирует наиболее общие законы познавательного процесса, отражающие объективную диалектику самой действительности. Диалектика обязывает рассматривать объекты криминалистического познания в развитии и сложной системе взаимодействия элементов его структуры и инфраструктуры. Так, без учета закономерностей развития и изменения объекта был бы невозможен экспертный вывод о тождестве в отношении предметов и лиц, претерпевших значительные изменения во времени в силу их эксплуатации или умышленного изменения.

В структуре информационно-познавательной деятельности криминалиста значительная роль принадлежит общенаучным методам, т.е. методам, используемым в логике, психологии и других науках естественного, технического и гуманитарного цикла. При этом специальные задачи и объекты криминалистического исследования требуют их приспособления и обусловливают специфику и формы их реализации в криминалистических исследованиях.

Поскольку основным объектом криминалистики является человеческая деятельность, определяющее значение в ее методологии приобретает деятельностный, системно-структурный и вероятностно-статистический подходы. Использование этих подходов в их органическом единстве позволяет: а) выделить в преступной деятельности важнейшие структурные элементы: установочно-мотивационный блок – программно-управленческий блок – блок внешнего оперирования – блок обратной афферентации и акцептора действия – результат деятельности; б) проследить их взаимодействие и развитие отражательных, причинных и информационных связей; в) выявить устойчивые и закономерные связи элементов деятельности, построить на этой основе типовую информационную модель преступной деятельности (криминалистическую характеристику преступления); г) разработать типовые версии расследования и рекомендации по решению типовых следственных ситуаций, т.е. типовую криминалистическую методику.

В практической деятельности криминалиста указанные подходы облегчают построение интегральных, общих и частных версий и информационных моделей расследуемого события, а также построение и корректировку планов расследования по конкретному уголовному делу.

Большое место в познавательной деятельности криминалиста занимают такие общенаучные методы, как индукция, дедукция, традукция, аналогия, анализ и синтез.

Дедуктивный путь расследования преобладает в случаях, когда криминалист отправляется от известных ему закономерностей движения объекта, а фактические данные конкретного дела, установленные расследованием, использует как малую посылку силлогизма. Этот путь реализуется при использовании любых типовых методик решения криминалистических задач, поскольку все они основаны на знании закономерных связей объекта. Особенно эффективен этот подход при расследовании преступлений, совершенных типовыми, повторяющимися способами. Так, при расследовании убийств, сопряженных с расчленением трупов, типовая схема расследования исходит из особо тесных отношений жертвы с преступником. Они логически вытекают из условий и обстоятельств, необходимых для расчленения трупов. Отсюда следует, что ключом к раскрытию преступления является идентификация личности потерпевшего. На этих посылках и строится вся методика расследования данной категории преступлений.

Индуктивный путь расследования преобладает в случаях, когда информация об обстоятельствах дела отсутствует или весьма ограничена. Криминалист в этих случаях выстраивает версии и модели события по его отдельным фрагментам в условиях неопределенности и многозначности установленных фактов. Такие наиболее сложные для расследования случаи требуют применения эвристических методов, опирающихся на индивидуальный опыт, эрудицию и интуицию следователя, использование обобщений практики, аналогов-прецедентов, разработанных в криминалистике приемов моделирования и методов исследования причинности. Примером использования индукции может служить распространенное в розыскной практике построение информационного портрета («генотипа») преступника. Он строится на основе изучения способа преступного действия, поведения Преступника и всей совокупности оставленных им следов. Особое значение для реализации этой методики имеет комплексное использование розыскных, следственных и научно-технических методов.

Традукция и аналогия в отличие от индукции и дедукции представляет путь мышления от частного к частному. Соединенные со сравнением и отождествлением эти типы умозаключений занимают заметное место в познавательной деятельности криминалиста.

Все системы уголовной регистрации и криминалистических учетов строятся по принципу объединения в одни группы сходных или однородных по какой-либо системе свойств объектов. Так, например, система регистрации и система расследования по признакам способа преступного действия строится по принципу сравнения расследуемого преступления с ранее совершенными преступлениями, аналогичными по способу действия («почерку преступника»). При этом в определенных условиях может быть сделан вывод об их совершении одним лицом или одной группой лиц. Типовой случай криминалистической идентификации представляет сравнение неизвестного (искомого) объекта, связанного с расследуемым событием, и известного следователю (суду) объекта, предполагаемого искомым. Если посредством идентификации удается достоверно доказать факт тождеств этих объектов, то в соответствии с правилами традукции возникает логическое основание для перенесения всех свойств, определений и связей объекта искомого на объект проверяемый, т.е., например, доказательство того, что задержанный является преступником.

В силу сказанного, любой случай оперативно-розыскной деятельности должен завершаться достоверной идентификацией обнаруженного или задержанного объекта. Без чего нельзя быть уверенным в достоверности результатов оперативно-розыскной деятельности.

Анализ и синтез являются фундаментальными приемами исследования любого теоретического или практического объекта, будь то человек, предмет, сложный материальный комплекс или система деятельности. Анализ состоит в том, что объект мысленно расчленяется на составные элементы, каждый из которых затем исследуется в отдельности для того, чтобы затем соединить их посредством синтеза в целое, выявив, таким образом, новое знание об их связях и зависимостях. Анализ обеспечивает полноту и всесторонность исследования. В структуре любого криминалистического исследования выделяется аналитическая стадия, состоящая в движении мысли от общих к частным свойствам объекта. При этом полнота анализа достигается путем достижения такого уровня детализации признаков исследуемого объекта, на котором каждый из них представляет элементарный, т.е. неразложимый на другие более частные элементы квант информации о свойствах изучаемого объекта. Реализация этого требования особенно важна при исследовании микрочастиц, микрообъектов, кратких текстов, подписей и иных малоинформативных объектов, а также при общем дефиците криминалистической информации.

Синтезирующая стадия криминалистического исследования состоит в общей оценке выявленной на различных стадиях анализа информации с позиции конечной задачи исследования, например, при идентификации, является ли выявленная совокупность совпадающих свойств неповторимой, а выявленные различия – исключающими тождество.

Инструментами анализа и синтеза, а также системно-структурного подхода являются общенаучные и криминалистические классификации. Так, криминалистические классификации сложных объектов: почерка, письма, внешности человека, огнестрельного и холодного оружия, транспортных средств и т.п. успешно используются в ходе анализа, описания и оценки свойств указанных объектов в целях их распознавания, диагностики и идентификации.

Анализ и синтез являются фундаментальными приемами построения криминалистических информационных и доказательственных систем. Установление отдельного свойства объекта есть результат обобщения (синтеза) отражающих его признаков. Установление доказательственного факта (обстоятельства события) есть результат синтеза доказательств, содержащих информацию об этом факте. Установление главного факта и предмета доказывания является синтезом всей системы собранной по уголовному или гражданскому делу доказательственной информации.

При криминалистическом исследовании материальных объектов существенную роль играет система общенаучных методов наблюдения, измерения, описания и эксперимента, которой соответствует адекватная система процессуально-следственных действий и криминалистических методов. Так, общенаучному методу наблюдения соответствует комплекс процессуально-следственных действий: следственный, судебный и экспертный осмотр, предварительное исследование вещественных доказательств и документов, освидетельствование.

Методам описания и измерения соответствуют приемы протоколирования в сочетании с техническими средствами фиксации криминалистической информации. Общенаучному методу эксперимента соответствует тактика и техника следственного, судебного и экспертного эксперимента. При этом информационно-познавательная структура процессуально-следственного действия и криминалистического приема должны соответствовать требованиям общенаучного метода.

Соответствие криминалистических приемов требованиям общенаучной методологии делает их надежным и эффективным средством получения судебных доказательств. При нарушении этих требований криминалистическая информация может потерять свое доказательственное значение. Так, если при осмотре документа – вещественного доказательства признаки непосредственного восприятия будут подменены выводами следователя о подделке документа, например подчистке, травлении, приписке, протокол осмотра утратит свое доказательственное значение. Нарушение требований целенаправленности и планомерности при осмотре и протоколировании приводит к тому, что, с одной стороны, протоколы следственных действий перегружаются не относящейся к делу информацией, а с другой – выпадают из дела следы, предметы, документы, содержащие важную доказательственную информацию. Для обеспечения указанных методических требований следственное действие и фиксация информации должны осуществляться с учетом всех реально возможных версий расследуемого события, играющих роль фильтра при отборе релевантной информации.

Выявление латентных, невидимых и намеренно скрытых следов и микрообъектов осуществляется с учетом требований сложного осмотра с использованием инструментальных средств, расширяющих возможности непосредственного восприятия: луп и микроскопов, электронно-оптических преобразователей, специальных приборов освещения, детекторов металлов и др. Приборы в сложном осмотре являются как бы продолжением органов чувств человека, однако это не отменяет принципа непосредственности наблюдения. Любой прибор, используемый при осмотре, обыске, освидетельствовании, экспертизе представляет канал преобразования информации. Поэтому показания прибора должны быть непосредственно восприняты, зафиксированы и должным образом оценены.

В ходе такой оценки учитывается физический механизм преобразования сигнала (цветоделение, люминесценция, химическая реакция и т.п.) чувствительность прибора и специфичность пробы. Физический эффект (принцип действия) прибора должен учитываться уже в стадии выбора технического средства, например металлоискателя для обнаружения металлических предметов. Чувствительность прибора, например степень увеличения в микроскопе, выбирается с тем расчетом, чтобы выявить полезный сигнал, например особенности рельефа следообразующего объекта на фоне помех (структура материала следоносителя). При этом далеко не всегда оптимальной оказывается максимальная чувствительность и требуется ее загрубление. Ряд физико-химических проб и реакций, используемых при сложном осмотре, не дают однозначных результатов и должны поэтому оцениваться как предварительные. 'Гак, различие в интенсивности люминесценции не всегда указывает на различие химического состава сравниваемых объектов, положительная реакция на перекись водорода (вспенивание) не является бесспорным доказательством наличия крови в пробе и т.п.

Важным показателем активности криминалистической деятельности является использование методов эксперимента, при которых объекты познания исследуются в контролируемых и управляемых условиях. Это позволяет выявить существенные для расследования свойства объекта и проследить его поведение в условиях, максимально приближенных к условиям расследуемого события. Последнее весьма важно, поскольку преступление всегда представляет экстремальную ситуацию, а криминалист никогда не имеет возможности его непосредственно изучать. В связи с этим эксперимент служит эффективным средством проверки построенной криминалистом концептуальной модели расследуемого события. Практически методы эксперимента реализуются как в форме отдельного следственного и судебного действия (следственный и судебный эксперимент), так и в форме экспериментальных действий при совершении иных следственных действий, а также в форме так называемого «мысленного эксперимента», например, когда следователь сопоставляет возможные варианты действий преступника со следовой картиной и обстановкой места происшествия*.

*Подробнее об эксперименте см. гл. 21.

Общеизвестна значимость сравнения как метода научного и практического познания. Не будет преувеличением и распространение мысли И.М. Сеченова о том, что «все познается в сравнении», на условия криминалистического исследования. Вместе с тем формы использования этого приема в криминалистической научной и практической деятельности имеют выраженную специфику, обусловленную задачами исследования и непосредственной функцией метода. В ряду указанных задач следует указать на распознавание, узнавание, опознание, классификацию, идентификацию, установление соответствия установленным техническим и технологическим требованиям.

Первоначальное знакомство с неизвестным объектом или явлением в любых ситуациях состоит в распознавании его природы, происхождения и назначения. При распознавании доступные исследователю признаки объекта сопоставляются с обстоятельствами дела, ситуацией его обнаружения и функционирования. Задача распознавания состоит в ориентировании объекта в обстоятельствах дела, определение его соответствия данной ситуации. Распознавание может оказаться достаточным на определенных стадиях криминалистического исследования, например распознавание следа лошади и повозки, распознавание следа протектора транспортного средства, распознавание оставленной на месте преступления одежды и т.п. Однако в дальнейшем может потребоваться более детальное исследование таких объектов, связанное с их классификацией и идентификацией.

Классификация представляет распределение предметов какого-либо рода на классы согласно наиболее существенным признакам, присущим предметам данного рода и отличающим их от предметов других родов. При этом каждый класс занимает в полученной системе определенное, постоянное место и, в свою очередь, делится на подклассы. При классификации непосредственно воспринятые и установленные с помощью аналитических методов свойства объекта сопоставляются со свойствами объектов определенного рода, которые заранее детально исследованы, систематизированы и сведены в таксономическую систему, облегчающую поиск классифицированных объектов. Для поиска искомого звена классификационной системы (таксона) используются натурные коллекции, картотеки, каталоги, справочники и компьютерные ИПС. Определение класса исследуемого объекта восполняет наши знания об объекте, которые не могут быть получены путем его непосредственного восприятия. С другой стороны, классификационные свойства позволяют отграничить объект от других объектов, сходных, но принадлежащих к другому роду, виду или подвиду, т.е. воспользоваться методом исключения. Поскольку в качестве объекта криминалистического исследования может выступать любой природный объект или продукт техногенной природы, метод классифицирования позволяет привлечь для решения криминалистических задач мощный научно-технический потенциал естественных, технических и технологических наук, выраженный в их классификационных построениях. Помимо общеизвестных классификаций ботаники, зоологии, антропологии, медицины, фармакологии, химии, в их числе используются и специфические классификации: бумаг, красителей, клеющих веществ, огнестрельного и холодного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, ядов, наркотических веществ, лакокрасочных, горюче-смазочных материалов, волокон, строительных материалов, предметов бытового обихода, продуктов питания и др.

При идентификации исследуемый объект в начале индивидуализируется посредством классификационных методов, а затем его свойства сопоставляются с образцом конкретного единичного объекта с целью выявления различий или индивидуально-неповторимой совокупности совпадающих свойств. Индивидуальное отождествление позволяет по следам искомого объекта проследить причинную связь с расследуемым событием сравниваемого проверяемого объекта'.

В отличие от идентификации по материальным следам, процессы узнавания и опознания осуществляются по мысленному образу, сохранившемуся в сознании лица, ранее воспринимавшего какой-либо объект. Под узнаванием понимается психический акт отождествления лица с его образом, сформировавшимся в сознании опознающего.

При синтетическом (симультанном) узнавании образ одномоментно отождествляется с воспринимаемым объектом. В осложненных условиях восприятия происходит аналитическое (сукцес-сивное) узнавание, осуществляемое посредством последовательного выявления и сравнения признаков наблюдаемого объекта.

Опознание представляет следственное действие, в котором психический процесс узнавания осуществляется под контролем следователя в соответствии с установленными процессуальными нормами и принципами криминалистической идентификации.

Задача криминалистических приемов опознания состоит в том, чтобы создать условия, актуализирующие латентный неворбализованный слой восприятия опознающего и облегчить оценку достоверности сообщаемых опознающим сведений. При этом субъектом опознания остается опознающий, а субъектом идентификации – следователь.

Важной областью применения метода сравнения в криминалистике является установление соответствия объекта определенным нормативно-техническим и технологическим требованиям. Это исследование осуществляется в форме лабораторных проб, товароведческой, нормативно-технической, технологической и оценочной экспертизы. Следует предостеречь от смешения этих исследований с идентификацией*.

*Подробнее об идентификации см. гл. 4.

Это произошло в ряде статей Таможенного кодекса РФ, требующих «иден-ти4)икации» товпрп вместо установления его соответствия определенным требованиям (ср., например, ст. 70 ТК РФ, делающую невозможной пропуск через таможенную границу товаров, определяемых родовыми признаками или подвергшихся переработке за рубежом).

Многие из вышеуказанных методов связаны с таким общенаучным методом, как моделирование*.

*Подробнее о моделировании см. § 4 настоящей главы.

§ 3. Специальные методы криминалистики 

Проблема специальных методов криминалистики имеет не только теоретическое, но и серьезное практическое значение, так как свидетельствует об уровне овладения наукой и практикой специфическими объектами и задачами обслуживаемой наукой профессиональной деятельности. Именно на уровне специальных методов, уровне разработки специальных криминалистических методик обеспечивается адаптация всей системы общенаучных методов, приемов, способов и средств к решению криминалистических задач. Существенный недостаток методологических разработок в современной криминалистике состоит в том, что разработка специальных методов криминалистики нередко подменяется описанием философских и общенаучных методов, используемых в других науках и сферах практики.

В чем же состоят особенности криминалистического подхода, способа исследования действительности? Еще в трудах основоположников криминалистики было верно отмечено, что путь исследования, идущий от механизма преступления через его признаки Вж методу расследования, характеризует глубинную сущность криминалистического анализа*. В.М. Шавер отмечал, что для выработки систем приемов и методов обнаружения и исследования доказательств необходимо, в первую очередь, изучить способы и методы совершения преступлений и что такое изучение составляет центральный элемент метода криминалистики**. Исследование способа и механизма преступления не является в криминалистике ни самоцелью, ни самостоятельным предметом исследования. Анализ способа преступного действия является методом криминалистики, поскольку выбор средств и методов криминалистики обусловлен отраженным в следах способом действия преступника. Только реализация данного методологического подхода способна обеспечить разработку наиболее эффективных технических и тактических приемов и специальных криминалистических методик. Специально криминалистический (в отличие от криминологического, материально-правового и др.) подход состоит, в том, что способ обнаружения и исследования информации о преступлении дедуцируется из способа и механизма его совершения. Так, если источником информации являются следы взлома, используются трасологические методы исследования, в случаях применения огнестрельного оружия – методы криминалистической баллистики. В случаях хищений с использованием фиктивных проводок – методы судебной бухгалтерии и т.д.

*См: Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. СПб., 1908. С. 111.

**См:-Шавер Б. Предмет и метод советской криминалистики // Соц. законность. 1938. № 6. С. 66, 77.

Существенно подчеркнуть, что методологическое значение изучения способа и механизма преступления в равной мере проявляется не только в практических, но и научных криминалистических исследованиях. Основной продукт науки криминалистики – типовые информационные модели преступной деятельности и типовые методики их расследования разрабатываются на основе систематического изучения преступлений, совершенных сходными способами. Фундаментальные категории научной криминалистики: способ, механизм преступления – следовая картина преступления – типовая информационная модель преступления (криминалистическая характеристика преступления) – типовая версия – типовая методика криминалистического исследования образуют последовательную цепь и систему понятий, объединенных информационно-логической связью, при которой каждый последующий элемент вытекает из предыдущего и обусловливается им (правило логического следования). Таким образом, вся информационно-логическая структура методических приемов криминалистики базируется на структуре способа и механизма преступного действия, без изучения которых вообще невозможна разработка методологического аппарата науки криминалистики и криминалистической практики. В криминалистике предпринимались попытки построения и изучения криминалистического знания на основе внешнего описания процесса расследования и действий осуществляющих его лиц без изучения и описания способов и механизмов совершаемых преступлений. Эти попытки так же бесплодны и бесперспективны, как изучение хирургии без анатомии.

Обобщение опыта оперативно-следственной, судебной и экспертной работы также представляет важный элемент специальной методологии криминалистики.

Помимо общеметодологического значения практики для всякой, особенно прикладной, науки, обобщение практики представляет основной источник информации о способах и механизмах совершения преступлений, а также наиболее эффективных методах, используемых в профессиональной криминалистической деятельности.

В настоящее время используется три основных формы обобщения криминалистического опыта.

1. Описания частных случаев расследования и экспертных исследований, которые могут быть использованы как аналоги при расследовании преступлений, совершенных сходными, однотипными способами (архивы криминалистики, выпуски следственной и экспертной практики, оперативные и методические ориентировки).

2. Специально обработанные по определенным признакам и систематизированные для решения каких-либо криминалистических задач банки данных о совершенных и расследованных преступлениях. Примером такой систематизации может служить система регистрации по способу преступного действия, позволяющая сравнить расследуемое преступление с ранее совершенными раскрытыми и нераскрытыми преступлениями и в положительных случаях объединить оперативные или следственные производства.

3. Высшей формой научного обобщения опыта расследования является создание типовых информационных моделей преступной деятельности (криминалистической характеристики преступлений). Указанные модели представляют результат изучения и вероятностно-статистической обработки репрезентативного массива расследованных преступлений, совершенных определенным способом. Такие модели отражают закономерные связи между элементами способа преступного действия и детерминирующими их свойствами личности преступника и объективными условиями совершения преступлений.

Представляя информацию о личности разыскиваемого преступника по известным элементам способа его преступного действия, указанные модели обеспечивают выделение типовых версий и планирование расследования конкретного дела. Достоверность информации, получаемой из типовых моделей, зависит от тесноты информационных связей между элементами способа преступного действия. Поэтому криминалистические характеристики преступлений, построенные без учета органического единства всех элементов способа и механизма преступного действия, объединяющие преступления, совершаемые различными способами, или преступления, объединенные каким-либо одним элементом способа преступления, не могут быть положены в основу методики расследования конкретного преступления.

§ 4. Метод моделирования в криминалистической деятельности

Метод моделирования используется в тех случаях, когда затруднено, невозможно или нецелесообразно непосредственное познание самого исследуемого объекта (оригинала). Его суть заключается в создании мысленной или материальной модели (обладающей необходимым для исследования сходством с находящимися в сфере уголовного судопроизводства оригиналом), а также в последующем исследовании этой модели в качестве средства получения криминалистически значимой информации, необходимой для раскрытия, расследования и предупреждения преступления.

Под криминалистической моделью понимается искусственно созданная материальная или идеальная система, воспроизводящая и заменяющая значимые для криминалистического познания оригиналы различных объектов, явлений и процессов, связанных с преступлением и его расследованием, позволяющая получить об оригинале информацию, необходимую для успешного решения практических, научных и дидактических криминалистических задач.

Одна из главных характеристик моделирования – его опосредованность. Модель в процессе познания выступает в качестве «среднего звена» между объектом познания, существующим в реальности, и субъектом, его познающим. Модель – всего лишь инструмент исследования, а не сама реальность, одно из возможных средств познания.

Метод моделирования охватывает различные уровни познания, позволяет осуществить связь между эмпирическим и рациональным. Он органически связан с другими используемыми в криминалистике методами познания – наблюдением, экспериментом, описанием и т.д. Вместе с тем применение названных методов в комплексе с моделированием приобретает и определенную специфику. К примеру, метод наблюдения предполагает непосредственное восприятие субъекта, при котором между субъектом и объектом познания нет промежуточных звеньев. При моделировании также используется наблюдение, но в качестве наблюдаемого объекта выступает модель, а не сам реальный объект.

Эксперимент, проводимый в реальности, требует определенной затраты существенного времени, сил и средств. В этом отношении эксперимент на модели проводится гораздо проще, а результаты исследования с полным основанием могут быть перенесены на реальный объект.

Моделирование, отчасти «вплетающее» в свою конструкцию вышеперечисленные методы, является и оптимальным средством познания ситуаций, в силу чего этот метод имеет богатые потенциальные возможности и широкие перспективы в научной и практической криминалистической деятельности.

Этот метод весьма эффективно может быть использован для решения целого ряда самых разнообразных криминалистических задач. Однако его применение целесообразно лишь в строго определенных случаях, когда у следователя или иного субъекта возникает необходимость в получении информации для последующего ее познания и исследования опосредованным путем в процессе расследования, например: 1) если следовой или иной объект существует реально на момент исследования, однако он либо сложен или не вполне доступен для непосредственного изучения (к примеру, изучаемый по слепку объемный след обуви); 2) когда объект познания существовал в прошлом и его уже нет полностью или частично на момент расследования (преступное событие, его отдельные обстоятельства, нарушенная обстановка места происшествия, ее отдельные объекты, криминальные ситуации и др.); 3) в случае, если объект познания, возможно, будет существовать в будущем, к примеру, вероятная следственная ситуация в ходе предстоящего допроса, моделируемая в процессе подготовки к нему; 4) в тех случаях, когда требуется наглядно представить механизм преступного события или его отдельных элементов и др.

В качестве классификационных оснований криминалистических моделей выступают основные компоненты самого процесса моделирования, к которым традиционно относятся: субъект моделирования; задача, решаемая субъектом при помощи этого метода; объект моделирования (оригинал); способ моделирования. Каждый из названных элементов можно рассматривать в качестве самостоятельного классификационного основания. Так, с учетом субъекта моделирования, можно выделить модели, применяемые в различных видах криминалистической деятельности (следственной, экспертно-криминалистической, оперативно-розыскной, судебной).

В зависимости от задач, решаемых субъектом моделирования, следует различать: познавательные, эвристические, прогностические, ситуационные, а также дидактические модели.

Язык описания модели во многом определяется спецификой самого оригинала, а также задачами модельного исследования, поэтому с учетом способа моделирования выделяют такие основные классы моделей: материальные, мысленные, логико-математические и кибернетические, информационно-компьютерные. Выделяя разнообразные виды моделирования и классы моделей, необходимо учитывать их тесную взаимосвязь. Так, к примеру, связь мысленных и материальных моделей обусловлена тем, что еще до построения модели из какого-либо материала человек ее обосновывает, рассчитывает, представляет мысленно.

Материальные модели воспроизводятся в материально фиксированном виде и используются в следственной практике преимущественно при производстве следственных действий и экспертиз. Среди материальных различают: пространственно и геометрически подобные модели, к которым можно отнести, к примеру, слепок со следа, макет помещения, предмета, муляж трупа; физически подобные модели, например, видеомагнитофонные записи следственных действий, фонограмму голоса человека, используемую в процессе опознания по голосу. Особым видом материального моделирования является криминалистическая реконструкция, понимаемая как воссоздание отдельных, интересующих следствие объектов по их фрагментам, описаниям, фотоснимкам и другим документальным данным.

Использование в следственной практике логико-математического, кибернетического и информационно-компьютерного моделирования связано с внедрением в деятельность правоохранительных органов компьютерной техники. Сущность математического моделирования в криминалистике состоит в трансформации криминалистической проблемы в математическую задачу, ее решение посредством математического аппарата, а также криминалистическая интерпретация полученных математических результатов.

Особо следует отметить мысленное моделирование, которое занимает особое место и наиболее распространено в уголовном судопроизводстве. На первоначальном этапе расследования практически всегда имеет место информационная неопределенность, которая, создавая логико-познавательные барьеры, ставит перед следователем ряд проблем. В силу своих особенностей мысленное моделирование выступает в качестве необходимого познавательного средства, во многом помогающего процессу управления расследованием. Так, в процессе расследования уголовного дела следователь, выясняя сущность произошедшего криминального события, строит в своем сознании его мысленную модель – информационную модель расследуемого события. По мере получения информации о преступлении и лице, его совершившем, эта модель становится более полной и менее схематичной. Информационная модель расследуемого события – динамическая система, поскольку ее построение осуществляется параллельно с ходом самого расследования. Причем, информационная модель расследуемого события первоначально оценивается как вероятностная вследствие неполноты информационного насыщения и лишь по мере расследования приобретает во всех элементах или в отдельной части их знание достоверное.

Среди мысленных моделей в свою очередь выделяют, во-первых, образные (иконические, неформализованные) модели, являющиеся по своей форме психическим образом, а в гносеологическом аспекте – одним из средств получения нового знания. Большинство следователей, часто не осознавая используемое ими моделирование как процесс, фактически на всем протяжении расследования создают в своем сознании образные модели и работают с ними (воссоздание общей картины преступления, подготовка к предстоящему следственному действию и др.). Во-вторых, к мысленным относят также и образно-знаковые (символические, частично формализованные) модели, представленные разного рода условными знаками (буквенными или графическими). В криминалистике к знаковым моделям можно отнести сетевые графики планирования расследования, дактилоскопическую формулу, различные графические приложения к протоколам следственных действий.

Вышеназванные модели могут «работать» в двух направлениях: ретроспективном, обращенном в прошлое, и перспективном, обращенном к исследованию событий (обстоятельств, явлений) будущего.

Особой разновидностью мысленного моделирования является ситуационное моделирование – метод исследования ситуаций, включающий в себя построение модели реальной ситуации и проведение с ней различного рода мысленных экспериментов: прогнозирование направлений ее развития и (или) «проигрывание» на ней предполагаемых решений по управлению ситуацией с целью выбора оптимального. Ситуационное моделирование позволяет оперативно распознать и адекватно оценить наличную следственную ситуацию, незнакомые ситуационные факторы свести к известным, типичным, для которых уже разработаны оптимальный алгоритм или программа по их разрешению.

Как известно, на момент расследования преступление предстает перед следователем как явление прошлого, исследование которого может быть осуществлено только опосредованно, что как раз имеет перед собой реальные предпосылки к использованию метода моделирования как средство познания истины. Построить мысленную информационную модель расследуемого события – значит постепенно воссоздать в сознании картину имевшей место криминальной ситуации, разобраться в ее сущности, проследить генезис, на этой основе – уяснить механизм преступления. Такого рода модель хотя и не является средством доказывания, но существенно облегчает его процесс. Построение модели криминальной ситуации способствует решению целого ряда криминалистических задач. Так, модель может выступать как систематизатор, накопитель информации о преступлении и как средство получения нового знания о криминальной ситуации и о преступнике.

В прикладном аспекте особый интерес представляет классификация криминалистических моделей в зависимости от объекта моделирования. Теоретически моделированию могут подлежать все объекты, изучаемые криминалистикой. Соответственно, целесообразно выделять модели, замещающие при исследовании объекты системы «преступление» (поскольку на момент расследования она уже больше не существует, так как существовала в прошлом), и аналогично – модели системы «расследование», используемые при решении перспективных задач тактического и стратегического характера. В системе «преступление» следует назвать, в первую очередь, информационную модель расследуемого события (его криминалистическую характеристику), концентрирующую в себе всю совокупность информации о нем. На правах элементов информационной модели расследуемого события можно рассматривать модели таких объектов, как способ, механизм и обстановку преступления, мотив и цели его совершения; орудия, средства и последствия преступления; объект преступного посягательства.

В системе «расследование» моделироваться может, во-первых, весь процесс расследования в целом (в этих случаях строится модель процесса расследования). Во-вторых, моделированию могут подвергаться и такие объекты следственной деятельности, как: организация и планирование расследования; тактическая комбинация; следственное действие; тактический прием; следственная ситуация – динамическая система, во многом определяющая процесс и ход расследования всего уголовного дела.

Криминалистические модели могут быть как типовыми, так и индивидуальными. Знание о преступлениях, накопленные теорией криминалистики, выступают в форме типовых моделей преступной деятельности (криминалистической характеристики преступления). Знания же о преступлении, полученные в процессе практического расследования, выступают в форме индивидуальной модели расследуемого преступления, его индивидуальной криминалистической характеристики.

Универсальность моделирования обеспечивает решение целого ряда криминалистических задач. Во-первых, задачу создания модели, способной выступать как объект криминалистического познания. Во-вторых, познавательную задачу в процессе использования в криминалистическом исследовании созданной модели. В-третьих, доказательственно-иллюстративную задачу.              В-четвертых, задачи информационного характера, к которым, например, можно отнести кодирование, хранение (по типовому либо индивидуальному признаку) информации, необходимой для расследования преступления. В-пятых, задачи эвристического характера, связанные с получением нового знания посредством логической переработки информации – получение дополнительно криминалистически значимой информации путем исследования имеющихся данных по конкретному уголовному делу. В-шестых, посредством применения моделирования могут быть успешно решены задачи, относящиеся к процессу организации и управления расследованием преступления. В-седьмых, целесообразно выделить роль моделирования в решении задач научно-исследовательского характера (обобщение следственной, экспертной и судебной практики), направленных на разработку и внедрение криминалистических методик по расследованию отдельных видов преступлений. И, наконец, задачи дидактического плана, решаемые посредством внедрения моделирования в качестве инструмента учебного процесса и метода выработки оптимального варианты подготовки специалиста по борьбе с преступностью.

Основываясь на указанных задачах, можно четко очертить сферу применения криминалистического моделирования отнеся к ней: практическую деятельность следователя, судьи, эксперта; научно-исследовательскую деятельность по изучению следственной, судебной и экспертной практики; учебно-педагогическую деятельность, включающую в себя подготовку специалистов в области криминалистики и переподготовку следственных кадров.

Глава 4. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ                                       (теоретические основы)

§ 1. Значение и понятийный аппарат теории криминалистической идентификации

Криминалистическая идентификация представляет одну из наиболее глубоко разработанных теорий криминалистики, нашедших широкое практическое применение в экспертной и оперативно-следственной и судебной работе. Ведущая роль в разработке теории и методологии криминалистической идентификации принадлежит отечественным ученым. Практическое значение идентификации обусловлено тем, что она является научно обоснованным методом исследования причинности и установления неизвестных объектов по их следам в обстановке расследуемого события.

Механизм расследуемого события, представляющий взаимодействие его материальных элементов, порождает систему взаимосвязанных отображений, в которой каждый из элементов отображается в других элементах и сам их отображает (рис. 3).

Рис. 3. Схема взаимодействия и отражения материальных элементов расследуемого события («крест следов» по К.-Д. Полю)

Любое отображение (след в широком смысле слова) содержит информацию о вызвавшем его объекте, и потому является основанием для его идентификации.

Процесс отображения, связанный с передачей материи и движения, является элементарным звеном причинной связи, в силу чего установление взаимодействующих объектов идентификации может использоваться как инструмент анализа причинности по уголовному делу.

Из сказанного видно, что идентификационное исследование взаимодействующих объектов и механизма их взаимодействия обеспечивает установление узловых элементов расследуемого события, эффективно способствует раскрытию преступления.

Основные понятия идентификации связаны со смежными юридическими учениями и теориями: оперативно-розыскной деятельностью и доказываниом. Дадим их определения.

Криминалистическая идентификация – сравнительное исследование объектов, связанных с расследуемым событием, с целью разрешения вопроса об их тождестве и последующего установления характера связи с расследуемым событием единичного искомого объекта.

Поисково-идентификационная деятельность – осуществляемая с целью раскрытия и расследования преступления деятельность надлежащим образом уполномоченных на то лиц, направленная на установление неизвестных материальных объектов по их следам и выяснение их связи с расследуемым событием.

Доказывание тождества – используемая в судебном процессе форма установления материальных объектов, связанных с расследуемым событием, на основе системы доказательственной информации об искомом объекте.

В процессе исследования необходимо различать: 1) объект, фактически оставивший следы и подлежащий установлению по этим следам, т.е. искомый объект; 2) объект, который по обстоятельствам дела мог оставить обнаруженные следы, предполагаемый искомым, т.е. проверяемый объект.

Необходимость разграничения искомого и проверяемого объектов является важным принципом идентификации и вытекает из требования строгого разграничения фактов и предположений в процессе следственного и судебного исследования.

Проверяемый объект предполагается искомым, но в результате исследования может оказаться, что следы оставлены не проверяемым, а другим объектом.

В процессе исследования свойства искомого объекта могут быть определены только по его отображению (следу, фотоснимку, рукописи).

Свойства проверяемого объекта устанавливаются по образцам, т.е. специально полученным для идентификации отображениям проверяемого объекта. Кроме того, свойства проверяемого объекта могут быть в ряде случаев установлены путем его непосредственного изучения.

Образцы проверяемого объекта необходимо строго отграничивать от следов искомого объекта, хотя внешне они могут быть сходны (фотоснимки, следы орудий и т.п.). Существенным признаком следа искомого объекта является его связь с расследуемым событием. Существенным признаком образцов является их точно установленное в процессе расследования происхождение от конкретных лиц или предметов.

§ 2. Структура поисково-идентификационной деятельности

Чтобы уяснить место идентификации в расследовании, необходимо проследить основные этапы установления материального объекта по следам (рис. 4).

Обнаружение источников информации об искомом объекте. Следы преступления в широком смысле, т.е. разнообразные изменения обстановки в результате преступления, образуют ту информацию, которая может быть использована для установления объектов, связанных с расследуемым событием. В качестве таких следов могут использоваться отображения в сознании людей, материальные следы человека, отдельных предметов, следы животных, следы веществ, технологических процессов и т.д.

Обнаружение исходной совокупности. Изучение следов искомого объекта позволяет установить род, вид или иную качественно определенную совокупность объектов. Исходная совокупность объекта должна отвечать двум основным требованиям:

а) должна включать искомый объект, ибо в противном случае он не будет обнаружен в процессе дальнейших поисков;

б) должна быть минимальной по объему и, следовательно, максимально приближать исследователя к установлению единичного объекта.

С этой целью используются классификационные признаки искомого объекта, по которым его можно отнести к заранее (до исследования) определенным и систематизированным группам объектов: типам, родам, видам, маркам, системам, моделям, сортам,, артикулам и т.п. Так, при изучении гильз, обнаруженных на месте убийства, может быть определена система (или группа систем) искомого пистолета, при изучении следов взлома – тип и вид орудия

Рис. 4. Структура поисково-идентификационной деятельности

взлома, при изучении следов транспорта – модель автомашины, при изучении крови –.группа и тип крови и т.д.

Наряду со стационарными классификациями для сужения исходной совокупности могут использоваться хорошо выраженные и устойчивые особенности искомого объекта, например автомашины марки МАЗ-205 с сильно изношенными протекторами задних колес, пистолеты «ТТ» с дефектом (выщербленностью) бойка и т.п. В отличие от стационарных такие классы называются «нестационарными» или «специальными».

Переход от широких ко все более узким группам объектов осуществляется путем последовательного накопления идентификационных признаков. Чем больше идентификационных (индивидуализирующих) признаков установлено в процессе сравнительного исследования, тем более узкую группу они характеризуют. При определении классификационной принадлежности объектов необходимо учитывать не только количество, но и специфичность установленных признаков.

Определение исходной совокупности как классификационное исследование характеризуется следующими чертами:

а) объектом исследования является след искомого объекта (в широком смысле слова). Механизм образования следа изучается как элемент расследуемого события. Так, механизм образования следа на преграде сопоставляется с данными о способе взлома и используемыми в этих случаях преступниками орудиями взлома;

б) образцы в виде конкретных проверяемых объектов отсутствуют, Для сравнения в этих случаях могут быть привлечены так называемые «научные образцы» – эталоны различных классификационных групп, например образцы металлов, тканей, порохов, пищевых продуктов, биологических видов и т.д.;

в) сравнение следа искомого объекта с эталоном производится по классификационным признакам стандартных классификаций;

г) установление исходной совокупности происходит, как правило, в несколько этапов в направлении максимального сужения группы.

Определение наиболее узкой классификационной группы требует специального научно-технического исследования и привлечения специалистов. Следователь, как правило, может установить лишь принадлежность искомого объекта к относительно широким классификационным группам (например, след оставлен грузовым автомобилем, но не автомобилем определенной марки, пуля стреляна из пистолета калибра 9 мм, но не конкретной модели и т.д.).

Из сказанного ясно, что определение исходной совокупности не может быть отнесено к компетенции следователя или суда.

В практике расследования часто встречаются классификационные исследования, не связанные с идентификацией и имеющие самостоятельное доказательственное значение. Таково, например, исследование химической природы вещества, найденного на месте предполагаемого отравления (мышьяк, морфий, барбитураты и т.д.), разрешение вопроса о принадлежности обнаруженного при личном обыске задержанного предмета к огнестрельному или холодному оружию, случаи определения природы, назначения и наименования предметов. Классификация отнесение предмета к определенному роду, виду, сорту и т.п., в этих случаях не преследует цели индивидуализации, выделения единичного объекта из их определенной массы. В отличие от идентификации такие исследования называются определением родовой (видовой) принадлежности исследуемого объекта. Они могут осуществляться на основе соответствующих естественных и технических классификаций экспертами. Поскольку такие исследования существенно отличаются от идентификационных по задачам, методике и субъектам, их нельзя смешивать с определением искомой совокупности, представляющей этап индивидуализации искомого объекта.

Ограничение исходной совокупности. Исходная совокупность – это, как правило, широкая группа объектов, сплошная проверка которой невозможна. Дальнейшее ограничение такой совокупности может быть произведено путем ее сопоставления с установленными обстоятельствами события. Так, модель автомашины, установленная по следам на месте наезда, представляет широкую группу объектов. Однако если время и место автопроисшествия установлены, то из искомой совокупности могут быть выделены только те автомашины, которые могли находиться в это время в данном месте. Указанное выделение осуществляется оперативным и следственным путем. Оно дает возможность установить ограниченный круг объектов.

Установление количественно определенной группы проверяемых объектов. Изучение обстоятельств расследуемого события в ряде случаен позволяет дать исходной совокупности строгое количественное определение. Так, в случае неосторожного убийства на охоте нетрудно установить количественный и персональный состав принимавших участие в охоте лиц, одним из которых было совершено неосторожное убийство. Строгое количественное определение проверяемых объектов создает принципиально новые возможности установления искомого объекта. В этих случаях искомый объект может быть установлен методом исключения проверяемых объектов, обнаруживающих устойчивые различия с искомым. В отличие от положительного доказывания тождества, требующего неповторимой совокупности идентификационных свойств, исключение может быть осуществлено на основе ограниченного числа несовместимых свойств сравниваемых объектов.

Разрешение вопроса о тождестве (идентификация). Непосредственная задача идентификации состоит в разрешении вопроса о тождестве раздельно существующих сравниваемых материальных объектов на основе их идентификационных свойств. Предшествующие стадии доказывания (обнаружение следов искомого объекта и проверяемых объектов) могут рассматриваться как создание предпосылок для идентификации, последующие – как использование результатов идентификации для разрешения основных вопросов уголовного дела.

•Идентификация осуществляется в соответствии с общими принципами теории и частной методики исследования соответствующих объектов (почерка, следов орудий, транспорта, огнестрельного оружия, материалов, веществ и др.).

Установление искомого объекта. Разрешение вопроса о тождестве может не привести к установлению искомого объекта. Показателен в этом отношении отрицательный результат отождествления. При отрицательном разрешении вопроса о тождестве, например, выводе о том, что след взлома оставлен не данным орудием, анонимная рукопись выполнена не данным лицом и т.п., конкретные объекты, вызвавшие отображение, не устанавливаются. В связи с этим возникает задача обнаружения и сравнения с отображением других проверяемых объектов. Исследование в этих случаях продолжается до тех пор, пока не будет обнаружен, идентифицирован по следу конкретный объект, вызвавший отображение.

Недостаточны для расследования также случаи родового или видового отождествления. Таким образом, установление единичного материального объекта представляет задачу доказывания, которую нельзя свести к отдельному акту идентификации. Акт (или последовательная серия актов) идентификации должен быть дополнен методами обнаружения и оценки исходной информации, построением и проверкой следственных версий и другими методами познавательно-практической деятельности.

Заключительная задача рассматриваемой методики доказывания состоит в раскрытии конкретного содержания связи с расследуемым событием выделенного посредством идентификации единичного материального объекта. Объект, установленный посредством идентификации, только тогда способствует выяснению фактических обстоятельств расследуемого события, когда раскрыта его связь с этим событием, выяснено его отношение к преступлению. Идентифицированный .объект, взятый изолированно, вне связи с расследуемым событием, не может способствовать установлению истины по уголовному делу.

Таким образом, задача установления материального объекта, определенным образом связанного с расследуемым событием, решается посредством как общих приемов доказывания, так и специальных технических методов, совокупность которых образует частную методику доказывания с целью установления искомого объекта. Криминалистическая идентификация является составной частью рассматриваемой методики доказывания. Соотношение криминалистической идентификации и методики доказывания – это соотношение части и целого, элемента и системы. Криминалистическую идентификацию нельзя отрывать от процесса доказывания и противопоставлять ему, но неправильно и отождествлять их.

§ 3. Научные основы и структура криминалистической идентификации

Правильное разрешение вопроса о тождестве оказывается возможным в силу индивидуальности и относительной устойчивости идентифицируемых объектов. Под индивидуальностью объекта понимается его безусловное отличие от любых других объектов. В природе не существует двух совершенно тождественных друг другу объектов. Даже предметы массового стандартного производства (вещи, относящиеся к одной и той же системе, модели, сорту и т.д.) неизбежно отличаются друг от друга рядом особенностей, выделяющих данный объект из массы однородных,. Их выявление и составляет задачу исследования.

Лица и предметы, будучи безусловно индивидуальными, могут быть в то же время очень сходными, совпадать по ряду своих свойств с другими лицами и предметами. Судебной практике известны многочисленные случаи, казалось бы, полного внешнего сходства фактически различных лиц и вещей. Поэтому в процессе идентификации необходимо строго отличать сходство и тождество идентифицируемых объектов. Смешение сходства и тождества в практическом исследовании приводит к ошибочному отождествлению. Разграничение сходства и тождества сравниваемых объектов является принципом идентификации.

Под устойчивостью идентифицируемых объектов понимается их способность на протяжении определенного времени сохранять относительно неизменными свои существенные свойства. Степень устойчивости объектов различна. Одни из них сохраняют свои существенные для идентификации свойства на протяжении значительного времени. Таковы, например, патронные упоры затворов огнестрельного оружия, капиллярные узоры на ладонной поверхности руки человека, костно-хрящевая основа лица человека. Другие объекты более изменчивы, например, микрорельеф стенок канала ствола огнестрельного оружия, с каждым выстрелом претерпевающий значительные изменения, форма и особенности ногтей рук человека, мягкие ткани лица. Чем более устойчивы свойства идентифицируемого объекта и чем меньше промежуток времени, на протяжении которого объект может претерпевать изменения, тем легче осуществить идентификацию. Если же объект не обладает устойчивостью или его существенные для идентификации свойства к моменту исследования претерпели коренные изменения (например, сильно изношена подошва обуви или лезвие ножа и т.п.), идентификация оказывается невозможной. Разграничение объектов относительно устойчивых и изменяемых на протяжении времени, прослеживаемого в процессе исследования, также представляет поэтому принцип криминалистической идентификации.

Свойства отождествляемых объектов существуют объективно, вне и независимо от процесса исследования и осуществляющего его субъекта. Познание этих свойств есть частный случай отражения человеком объективной реальности. В процессе идентификации такое познание осуществляется по идентификационным признакам, под которыми понимается представленная в форме сигнала любой физической природы информация о свойствах идентифицируемого объекта, которая может быть использована для отождествления.

Задача обнаружения и исследования признаков состоит в установлении свойств сравниваемых объектов.

Наиболее существенной для идентификации стороной признака является его вариационность. В отличие от свойства, представляющего относительно устойчивые стороны вещи, признак изменчив, зависит от условий, механизма взаимодействия вещей. Для изучения свойств объекта надо исследовать его проявления в различных условиях, логически познать механизм отражения свойств объекта. Так, чтобы правильно судить об истинных размерах предмета, оставившего след, надо изучить следы этого предмета, оставленные в различных условиях; чтобы получить правильное представление о рельефе следа, надо рассмотреть его под различными углами освещения; правильное определение формы предмета требует его осмотра со всех сторон и т.д. Достоверное установление свойства объекта требует, таким образом, исследования различных его проявлений.

Всякий объект обладает бесчисленным количеством свойств и признаков. Для идентификации могут быть, однако, использованы не все, а лишь те свойства, которые отобразились в следе данного объекта. Так, для установления личности по следам рук могут быть использованы лишь те особенности кожного рельефа ладони, которые отображены в следе; для установления лица, выполнившего подложную подпись, могут быть использованы лишь те особенности почерка, которые отобразились в подписи; для установления скрывшегося преступника по фотоснимку могут быть использованы лишь те черты его внешности, которые отображены на фотоснимке, и т.д. Свойства идентифицируемого объекта, которые отобразились в его следе и могут быть использованы для сравнения и разрешения вопроса о тождестве, называются идентификационными.

Объем идентификационных свойств объекта не является постоянным и зависит от условий и механизма образования следов. Так, автомашина обычно оставляет следы протекторов шин. Однако в некоторых ситуациях она может оставить следы других своих частей (радиатора, кузова и т.д.). Объем идентификационных свойств, которые могут быть обнаружены и использованы для отождествления, зависит также от методов исследования. Непрерывное совершенствование методов исследования расширяет круг идентификационных свойств.

Методы установления свойств объекта зависят от формы выражения идентификационной информации. Ее носителями могут быть:

1) физический сигнал (звуковой, световой, электрический, биоэлектрический и т.д.). Так, зрительно воспринимаемые следы представляют оптические сигналы;

2) знак (буквы, цифры, символы). Такова идентификационная информация, содержащаяся в протоколах следственных действий, регистрационных картах, розыскных требованиях, актах экспертиз;

3) любое установленное свойство отождествляемого объекта, поскольку каждое из свойств отождествляемого объекта содержит информацию о других его свойствах. Так, по темпу письма и степени связанности можно судить о выработанности (техническом совершенстве) почерка; наличие примеси мышьяка и сурьмы в исследуемой дроби свидетельствует о ее заводском изготовлении и т.д.

Переход от исходной идентификационной информации к установлению свойства осуществляется в каждом из указанных случаев по-разному. При наличии физического сигнала необходимо знать код сигнала, т.е. способ преобразования сигнала. Так, для декодирования фотографического снимка надо знать способ преобразования светового луча в фотографическое изображение и условия фотографирования, для декодирования профилограммы – способ преобразования рельефа в фотоэлектрический импульс и графическую кривую и т.д. Если информация о свойстве содержится в знаке, исходным является определяемое соглашением людей значение знака. Так, для того чтобы судить о строении пальцевых узоров по дактилоскопической формуле, надо знать смысл каждого входящего в эту формулу символа. Если для установления свойств используются другие уже установленные свойства отождествляемого объекта, должна быть известна закономерная связь между указанными свойствами (например, для установления выработанности почерка по темпу письма, связанности, степени координации движений должна быть выявлена закономерная связь между этими свойствами почерка).

Таким образом, для правильного отражения действительности и выбора оптимальной методики в процессе идентификации принципиальное значение имеет учет формы выражения исходной идентификационной информации. Важно также разграничивать средства и предмет познания, идентификационные признаки и устанавливаемые путем их анализа свойства. Смешение этих категорий, определение признаков как свойств, используемых для отождествления, ведут к смешению задач и средств познания, отображаемого и отображения, препятствуют анализу отражательного процесса при идентификации.

Специфические для расследования преступлений трудности при установлении свойств объектов по их признакам состоят в:

а) ограниченном объеме информации, содержащейся в признаках;

б) неблагоприятных условиях отображения свойств, например, при следообразовании;

в) использовании преступником приемов маскировки и фальсификации информации.

В связи с этим особо актуальной для криминалистической идентификации является разработка высокочувствительных методов обнаружения идентификационных признаков, приемов накопления и суммирования идентификационной информации, а также способов ее дешифровки.

Методологическое значение для криминалистической идентификации имеет разделение исследуемых объектов на идентифицируемые и идентифицирующие. Основное назначение этой классификации состоит в анализе элементарного отражательного акта и роли участвующих в идентификации объектов как источников и носителей идентификационной информации. В соответствии с этим под идентифицируемыми понимаются объекты, отображающие свои свойства в других объектах (лица, животные, предметы, вещества). Они являются источниками идентификационной информации – идентификационных признаков. В числу идентифицирущих относятся объекты, отображающие свойства других объектов: материальные следы в широком смысле (в том числе рукописи, фотоснимки, частички материалов и веществ), а также психические отображения в сознании людей. Это носители информации о других объектах. Любой объект в зависимости от направления отражения признаков может быть и отображенным, и отображающим. Топор, используемый преступником для взлома, отображает признаки своих частей на преграде. В то же время он воспринимает следы рук преступника, частички преграды, краски и т.п. Однако в зависимости от того, какое направление отражения проявилось в обнаруженных следах, в конкретном акте идентификации используется тот или иной комплекс признаков и объект выступает или в качестве отображаемого, или в качестве отображающего. Классификация объектов на идентифицируемые и идентифицирующие позволяет в сложном взаимодействии вещей, образующем механизм расследуемого события, выделить элементарный отражательный акт, «анатомировать» его, разграничить «источник» и «адресат» отражения, определить направление воздействия, характер и круг отображаемых признаков, составляющих идентификационную информацию. Все это образует предпосылки методически правильно организованного идентификационного исследования.

Рис. 5. Структура процесса криминалистической идентификации

Правильное определение идентифицируемого и соответствующего ему идентифицирующего объекта весьма существенно и в случаях множественности идентифицируемых объектов. Так, при исследовании машинописных текстов в качестве идентифицируемого могут выступать единичная пишущая машинка, на которой выполнен текст, лицо, напечатавшее текст, автор рукописи. В зависимости от того, какой именно идентифицируемый объект в данном случае исследуется, в тексте должен быть выделен отображающий его комплекс идентификационных признаков: особенности буквопечатающего механизма, приемы машинописи, особенности письменной речи.

Стадии идентификации. Процесс исследования, проводимый с целью разрешения вопроса о тождестве, складывается из трех основных стадий:

1) раздельное исследование;

2) сравнительное исследование;

3) оценка результатов сравнения.

Каждая предыдущая стадия подготавливает и делает возможной последующую (рис. 5).

Задача раздельного исследования состоит в установлении идентификационных свойств сравниваемых объектов.

Если след искомого объекта не отображает необходимой для отождествления совокупности идентификационных свойств (например, смазанный след пальца, слишком краткая подпись и т.д.), вопрос о тождестве разрешен быть не может.

Свойства проверяемого объекта могут изучаться как непосредственно, так и по специально изготовленным его отображениям – образцам.

Образцы должны удовлетворять следующим требованиям:

а) характеризоваться точно установленным происхождением от определенных лиц или предметов;

б) быть сопоставимыми со следами искомого объекта, т.е. образцы должны получаться в условиях, максимально приближенных к условиям образования следа искомого объекта;

в) отображать достаточную для идентификации совокупность свойств проверяемого объекта.

Для получения образцов, удовлетворяющих указанным требованиям, в каждом виде исследования разработаны специальные правила (например, правила получения образцов почерка, правила изготовления дактилоскопических карт и т.д.).

Задача следующей стадии – сравнительного исследования – состоит в сравнении свойств искомого и проверяемого объектов и выяснении, какие свойства этих объектов совпадают и какие различаются.

Вначале сравниваются интегральные свойства отождествляемых объектов, а затем – все более индивидуализирующие их частные особенности. Такая последовательность сравнительного исследования позволяет при обнаружении существенных различий уже на ранних стадиях исследования исключить проверяемый объект и избежать излишнего кропотливого исследования частных признаков и локальных свойств объектов. В случае отсутствия существенных различий интегральных свойств переходят к выявлению и сравнению особенностей.

Оценка результатов сравнительного исследования образует заключительную и наиболее ответственную стадию идентификации.

Вначале подвергаются оценке установленные сравнительным исследованием различия, выясняется их происхождение, определяется, не возникли ли они в результате изменения одного и того же объекта.

Различие признаков, обусловленное различием механизмов отражения, не следует смешивать с различием самих сравниваемых объектов. Так, различие признаков почерка в сравниваемых подписях может быть вызвано различным способом выполнения подписей одним и тем же лицом; различие следов орудий – различным механизмом их образования; различие сравниваемых фотоснимков – различными условиями фотографирования. Следует также выяснить, не являются ли различия результатом изменении одного и того же объекта за период времени, истекший с момента образования следа искомого объекта. Так, шрифт пишущей машинки в результате эксплуатации получает повреждения, подошва обуви существенно изменяется в результате носки и ремонта, внешность человека – в результате травм, болезни или оперативного вмешательства. Изменения объектов могут быть также результатом специально принятых заинтересованными лицами мер (маскировка внешности преступника, перелицовка похищенной одежды и т.д.).

Для правильной оценки обнаруженных различий необходимо изучить режим эксплуатации, условия хранения проверяемых предметов, возрастные, патологические и умышленные изменения проверяемых лиц.

Если будет установлено, что обнаруженные различия возникли не в результате изменения одного и того же объекта и свойства искомого и проверяемого объектов несовместимы, то вопрос о тождестве решается отрицательно.

К числу несовместимых могут относиться различия родовых и видовых свойств сравниваемых объектов. Таково, например, значительное различие размера искомой обуви и обуви задержанного.

Различия признаков объектов, вызванные различными условиями следообразования, не делают их несовместимыми: один и тот же папиллярный узор пальца может отразиться в следе в виде круга и в виде овала; одна и та же подошва обуви может оставить различающиеся по своим размерам следы и т.д.

В случаях, когда несовместимые свойства сравниваемых объектов отсутствуют, переходят к оценке обнаруженных совпадений. Оценивая их, необходимо определить, является ли установленная совокупность совпадений индивидуальной или указывает лишь на сходство сравниваемых объектов. Если совокупность совпадений не исключает возможность ее повторения в различных объектах, констатируется сходство или однородность объектов. Если же совокупность совпадений индивидуальна, т.е. неповторима в различных объектах, констатируется тождество искомого и проверяемого объектов.

Оценке подвергается каждое совпадение в отдельности и вся их совокупность в целом путем исследования происхождения совпадающих свойств. Небольшую ценность представляют особенности случайного происхождения. Определенная совокупность их может быть признана индивидуальной.

В практике идентификационных исследований получает применение расчетно-статистический метод оценки совокупности совпадений. При этом частота повторяемости каждого свойства определяется на основе статистического обследования большого числа объектов, а возможность повторения всей совокупности – на основе теории вероятностей. Этот метод может использоваться как ценный вспомогательный прием оценки.

Существенное значение при оценке индивидуальной совокупности совпадений имеет опыт идентификационных исследований и наблюдений эксперта за частотой повторяемости идентификационных свойств и их сочетаний.

Вывод о тождестве объектов делается на основе сопоставления результатов оценки различий и совпадений.

Весьма перспективны кибернетические системы криминалистической идентификации, которые могут строиться с использованием различных принципов, алгоритмов и программ.

Так, дифференционный алгоритм почерковедческой идентификации основан на отнесении спорного почерка к одному из двух почерковых пространств, формируемых путем «обучения» машин почерку проверяемых лиц.

Алгоритмы идентификационного типа основаны на сопоставлении идентифицируемого объекта с накопленными в памяти ЭВМ данными о свойствах представительной выборки объектов определенного рода.

В настоящее время в Российском федеральном центре судебных экспертиз Минюста РФ практически используются автоматизированные банки данных и программы идентификации ряда объектов судебной экспертизы (почерк, лакокраски, объекты волокнистой природы, стекла, резины, стройматериалы).

Использование ЭВМ позволяет углубить экспертный анализ и выявить новые идентификационные признаки, в значительной мере при этом повышаются надежность установления свойств идентифицируемых объектов и правильность их оценки в представленных выборках объектов данного рода. Средства кибернетики делают возможной идентификацию на расстоянии и подготовку машинного текста заключения. Все это, однако, не меняет процессуальной природы экспертизы и в полной мере сохраняет значение внутреннего убеждения эксперта, а также его личную ответственность за данное им заключение.

Для более углубленного анализа процесса криминалистической идентификации используются понятия уровней и циклов идентификации.

Под циклом понимают процесс выделения анализа, сравнительного исследования и оценки отдельно взятого признака или группы признаков в целях установления отдельно взятого свойства или группы свойств исследуемого объекта.

Под уровнями понимают степень приближения промежуточных выводов к решению конечной задачи идентификационного исследования: определение возможности идентификации, исключение, вывод о родовом, видовом и групповом тождестве.

§ 4. Процессуальные формы и структура взаимодействия субъектов, осуществляющих доказывание тождества

Субъектом криминалистической идентификации может быть любое лицо, осуществляющее доказывание по уголовному делу: следователь, эксперт, суд. Процессуальная форма идентификации зависит от формы того следственного действия, в рамках которого она осуществляется – осмотра, опознания, экспертизы. Соответственно различают следственную, экспертную и судебную формы идентификации.

Выделяя указанные формы идентификации, следует учитывать, что каждый из субъектов идентификации разрешает вопрос о тождестве на определенном фактическом уровне, причем результаты идентификации имеют различное доказательственное значение.

Эксперт решает вопрос о тождестве на основе обнаружения, сравнения и оценки идентификационных признаков и свойств сравниваемых объектов. Следователь и суд разрешают вопрос о тождестве на основе всей собранной по делу идентификационной информации – идентификационной подсистемы доказательств. Так, для установления лица, бывшего на месте преступления, исследуются следы его обуви на месте преступления, частички грунта, сохранившиеся в подошве и рантах обуви, частички растительных волокон на его одежде, частички одежды на преградах, преодолеваемых преступником, следы рук на предметах обстановки, показания свидетелей о признаках внешности лица, виденного вблизи от места преступления, результаты его опознания и другие доказательства. При этом заключение эксперта о тождестве по следам обуви является лишь элементом идентификационной подсистемы доказательств. Используя другие доказательства, входящие и указанную подсистему, следователь и суд проверяют вывод эксперта и дополняют содержащуюся в нем информацию. В этой системе для разрешения вопроса о тождестве могут быть использованы также предположительные заключения экспертов и выводы о родовом тождестве.

Как было показано выше, в установлении искомого объекта действуют все лица, участвующие в доказывании, и используется широкий круг методов. Компетенция отдельных лиц в применении этих методов на различных этапах установления искомого объекта неодинакова. Так, установление исходной совокупности и ограниченной количественно неопределенной группы проверяемых объектов осуществляется следователем с помощью участвующего в данном следственном действии специалиста путем применения классификационных методов. Применение метода ограничения для дальнейшего сужения установленной группы проверяемых объектов является исключительной компетенцией следователя (или лица, осуществляющего дознание).

Эксперт на основе сравнительного исследования идентификационных признаков применяет метод исключения и положительно разрешает вопрос о тождестве в форме установления родового тождества, источника происхождения или идентификации единичного объекта. Возможности следователя в разрешении вопроса о тождестве на основе непосредственного сравнительного исследования идентификационных признаков ограничены применением метода исключения в случаях обнаружения несовместимых свойств сравниваемых объектов. Положительная идентификация возможна также на основе результатов опознания, проверки по регистрационным системам, документальных данных.

Глава 5. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ВЕРСИИ И ОСНОВЫ ПЛАНОВО-ОРГАНИЗАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

§ 1. Криминалистические версии

Важнейшей характеристикой предварительного расследования преступлений является его поисково-познавательная природа.

Преступление как событие, лежащее в прошлом, может быть раскрыто и расследовано лишь при познании истинной картины этого деяния и доказывании всех фактов и обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела.

С точки зрения существо процессы познания и доказывания едины, хотя одни и те же мыслительные формы их суждений, предмет и объем исследования не во всем одинаковы.

В процессе познания суждения выполняют эвристическую роль, а в доказывании демонстрационную функцию. В свою очередь предмет познания шире предмета доказывония, ибо включает в себя не только установление доказательственных фактов, но и другой информации, имеющей криминалистическое значение и позволяющей успешно решать задачи раскрытия преступлений.

При раскрытии и расследовании преступлений и судебном следствии происходит постепенное собирание доказательственной и иной информации, начиная от вероятностных предположений и заканчивая достоверными знаниями о расследуемом преступлении. То же происходит при любом исследовании. Для того чтобы быстрее осуществить переход от вероятностных к достоверным знаниям, при уголовно-процессуальном, как и любом исследовании, используется гипотетическое мышление субъекта познания. Основной формой такого познания является гипотеза как умозаключение с вытекающими из него предположениями. В криминалистическом и уголовно-процессуальном познании события преступления, основным его инструментом соответственно является криминалистическая версия как разновидность частной гипотезы, т.е. гипотезы, примененной к нескольким фактам или отдельному социальному явлению, имевшему место в прошлом. Соответственно в уголовно-процессуальной и криминалистической деятельности построение версий и их проверка превращаются в один из собственно криминалистических методов познания события преступления.

В основе версионного мышления как метода практического уровня лежат такие логические приемы, как анализ, синтез, суждение по аналогии, индуктивное и дедуктивное умозаключение. При этом часто версия объединяет различные умозаключения, взаимно дополняющие друг друга. Результаты анализа и синтеза имеющейся информации создают первоначальную основу для версионного мышления, в котором достаточно широко используются суждения по аналогии (на основе сопоставления однотипных фактов по нескольким явлениям), индуктивные умозаключения, обеспечивающие возможность перехода от представления об единичных фактах к общим суждениям (от частного к общему), и дедуктивные выводы, позволяющие из представления о сложившейся версии, построенного индуктивным путем, выделить частные следствия, требующие проверки. Например, выявленная и изученная первичная информация по факту пожара в магазине указывает на наличие остатков горючих веществ в месте очага пожара; отсутствие частей товаров, якобы имевшихся в магазине до пожара, которые с учетом сложившейся обстановки полностью сгореть не могли, плохое состояние электропроводки и наличие обгоревших электропроводов, возникновение пожара за день до проведения ревизии в магазине и т.д. Сравнение этих сведений как посылки с обобщенными данными следственной практики и криминалистики применительно к такого рода ситуациям с применением индуктивных суждений позволяет выдвинуть две версии. Одна о том, что в данном случае пожар мог возникнуть по причине нарушения правил противопожарной безопасности. Другая – здесь имеет место поджог, совершенный материально ответственным лицом, совершившим до этого хищение материальных ценностей в магазине, в целях сокрытия хищения. Дедуктивным путем определяется, какие обстоятельства, связанные с плохим состоянием электропроводки, наличием присвоения имущества и другие, следует проверить в ходе исследования обеих версий.

Для того чтобы выдвинуть криминалистическую версию (версии), следователь и другие субъекты криминалистической деятельности должны иметь определенные фактические основания. Последние могут выступать в виде собранных доказательств: как сведения, полученные непроцессуальным, например, оперативно-розыскным, путем и в виде информации из случайных источников. На основе этих данных в версии должно содержаться не только стремление объяснить имеющиеся сведения, но и выявить их взаимосвязи и взаимозависимости. Конечно, содержание версии всегда шире содержания информации, положенной в ее основу, ибо включает суждения и о фактах еще не установленных.

В результате криминалистическую версию можно определить следующим образом – это логически построенное и основанное на фактических данных обоснованное предположительное умозаключение следователя (других субъектов познавательной деятельности по уголовному делу) о сути исследуемого деяния, отдельных его обстоятельствах и деталях и их связи между собой, требующее соответствующей проверки и направленное на выяснение истины по делу.

Версия как методический инструмент познания в криминалистической деятельности по своей сущности многоаспектна. С точки зрения логики версия – разновидность частной гипотезы, предположительного умозаключения о непосредственно не наблюдаемых явлениях и их связи между собой. С позиции психологии – версия является продуктом творческого воображения, которому не свойственны беспочвенные домыслы, оторванные от собранных данных и возникшей следственной ситуации и уводящие расследование от истины. В процессе этого воображения сложившиеся представления об обстоятельствах события преступления развиваются, превращаются в новые образы указанных обстоятельств. С точки зрения теории моделирования криминалистическую версию можно условно представить как идеальную информационно-логическую (вероятностную) модель сути расследуемого события и его отдельных обстоятельств. Исходя из этого становится очевидным, что версия отражает действительность не зеркально, а с той или иной степенью приближения к этому.

По уголовному делу, как правило, выдвигается несколько версий. Если есть основания только для одного вывода о сути преступления (во многих случаях расследования очевидных преступлений), необходимость разработки общих версий практически отпадает. Однако поскольку в таких случаях не всегда все обстоятельства преступления достаточно очевидны (например, не ясны мотивы преступления, лица, его совершившие, и др.), обычно возникает необходимость выдвижения иных, более частных версий.

Классификация версий. Криминалистические версии классифицируются по разным основаниям. По объему (кругу объясняемых обстоятельств) чаще всего они делятся на общие и частные. При этом первые выдвигаются в отношении события преступления как главного факта, его сущности и отдельных обстоятельств, характеризующих основные элементы предмета доказывания. Вторые связаны с предположениями относительно других доказательственных фактов менее существенного характера и криминалистически значимых фактов, а также и более частных обстоятельств преступления, подтверждающих или опровергающих общую версию.

Не менее распространено и трехчленное деление версий на общие, по отдельным сторонам преступления и частные*. В этом случае под общей версией понимается предположение о сущности события преступления в целом (убийство, несчастный случай, естественная смерть от случайного стечения обстоятельств, самоубийство и т.д.). Под второй группой версий – версии по обстоятельствам, характеризующим объект, субъект, объективную и субъективную стороны преступления. Версии же в отношении более мелких вспомогательных (по сравнению с предыдущими) обстоятельств, имеющих главным образом криминалистическое, не уголовно-правовое и процессуальное значение, но могущих играть определенную, а иногда и ключевую роль в раскрытии преступления и доказывании того или иного обстоятельства, называются частными. К ним относятся, например, версии о таких обстоятельствах, как о системе оружия, примененного преступником, месте и расстоянии, с которых произведен выстрел, времени пребывания свидетеля в определенном месте, о возможном месте пребывания скрывшегося преступника и др.

*См.: Васильев А.Н. Следственная тактика. М., 1976. С. 55.

В процессе расследования и судебного следствия криминалистические версии могут выдвигаться следователем, работниками оперативно-розыскных органов, экспертом, судьей. В связи с этим по субъектам выдвижения различаются следственные, оперативно-розыскные, экспертные и судебные версии. Оперативно-розыскные версии выдвигаются в процессе осуществления оперативно-розыскных мер, экспертные – в ходе конкретных экспертных исследований, проводимых экспертом при производстве экспертизы. В конечном счете эти версии носят промежуточный характер и служат проверке следственных версий, а экспертные также способствуют проверке судебных версий. Версия может быть выдвинута и прокурором, осуществляющим надзор за соблюдением законов при производстве расследования, но если следователь ее принимает к проверке, она становится следственной версией.

В свою очередь по степени определенности выделяются типовые и конкретные версии. Типовые версии – версии самой высокой степени научного обобщения, строящиеся на основе и с учетом типовых следственных ситуаций и представляющие собой некие абстракции. Типовые версии обычно имеют ориентирующее значение и базируются на незначительном объеме информации. Например, факт внезапного безмотивного исчезновения человека и безрезультатность его розыска чаще всего дают основание для выдвижения типовой версии о его убийстве. Конкретные версии выдвигаются в связи с расследованием определенного преступления и опираются на близкую типовую версию. При этом конкретные версии могут быть типичными и атипичными. В типичных версиях преобладают признаки какой-то типовой версии, а в атипичных, наоборот, преобладают индивидуальные и не характерные для соответствующей типовой версии признаки.

По степени сложности внутренней структуры версии делятся на сложные (относящиеся к группе фактов, которые требуется объяснить, например, версия об инсценировке) и простые, направленные на выяснение единственного факта (обычно частные версии). По времени построения – на первоначальные и последующие.

При выдвижении версий о виновности кого-либо в совершенном деянии часто различают основные и противостоящие (или контрверсии). Так, версия о виновности привлеченного к ответственности лица может противостоять версии о его невиновности. Контрверсия в данном случае служит стимулом объективности и полноты расследования. Контрверсия проверяется на равных основаниях с основной версией.

Процесс построения версий. Началом процесса построения версий обычно является анализ и синтез имеющихся в распоряжении следователя данных по делу, в результате которых происходит определенное упорядочение имеющейся информации о сложившейся следственной ситуации. Анализ и синтез действия дополняются выявлением логических связей и отношений между известными обстоятельствами. Одновременно на этом этапе выясняется, что из имеющихся данных очевидно, что предположительно, неизвестно, неясно, мешает началу или продолжению расследования.

Второй этап включает в себя обращение следователя к имеющимся у него знаниям, к следственному и жизненному опыту в широком смысле слова, необходимым для объяснения отдельных вопросов в связи с построением версий. При этом используются сведения не только из личного, но и обобщенного опыта расследования сходных уголовных дел, собственная интуиция, данные из имеющихся литературных источников, справочников и информационных фондов, которые могут оказать помощь следователю в деятельности по выдвижению версий.

Реализация своих знаний (уголовно-правовой и криминалистической характеристики того вида преступления, с которым он столкнулся в данном конкретном случае, т.е. знания, которые в совокупности с вышеизложенными составляют профессиональный и информационный багаж следователя) и опыта, обобщенных, справочных и иных сведений при анализе имеющихся фактических данных составляет третий этап построения следственных версий. Это одна из важных стадий анализируемого процесса. Чем продуманнее следователь использует указанные выше знания и опыт при анализе фактических данных, тем точнее он оценит сложившуюся следственную ситуацию и правильнее определит круг версий, подлежащих проверке.

Сама же формулировка следственных версий как результат указанного выше мыслительного процесса является четвертым этапом их построения.

Заключает процесс построения версий их конкретизация (служащая целям наилучшей проверки версий) путем выведения из них выводов-следствий. Эта мысленная операция осуществляется с помощью дедукции и аналогии. Версия в данном случае рассматривается как общее положение, из которого дедуцируются выводы в виде умозаключения типа « если верна версия а, то кроме уже известных фактов «а», «б», «в», положенных в ее основу, должны существовать еще не установленные пока, но предполагаемые факты «г», «д», «е». Указанные выводы следствия могут быть частными и относительно общими. Так, следствия, выводимые из типовых версий, носят более общий характер и часто опираются на опытные положения.

Значимость для расследования такой конкретизации версий во многом зависит от соблюдения ряда требований для выводных следствий, заключающихся в следующем: а) следствия должны быть необходимыми, реальными и максимально всесторонне отражать сущность каждой версии; б) между следствиями одной версии должна быть определенная логическая связь. Вместе с тем необходимо прослеживать вероятность других выводов возможного нетипичного хода преступного события. Например, выдвигая следствия из версии о причастности конкретного лица к расследуемому преступлению на основе имеющихся вещественных доказательств, указывающих на это лицо (следы пальцев рук, вещи, документы и др.), следователь может предположить о возможной фальсификации обнаруженных доказательств каким-либо другим причастным к преступлению лицом.

Приведенная выше схема процесса построения версий в определенной степени условна, ибо четкие границы между выделенными этапами во времени и последовательности мыслительного процесса не всегда можно определить вследствие их фактического переплетения.

Проверка версий в отличие от процесса их построения является практической деятельностью лиц, выдвинувших версии. Ее цель – подтвердить или опровергнуть содержащиеся в версиях предположения и выведенные из них выводы-следствия о каких-либо событиях или фактах и обеспечить установление истины по делу. В связи с этим проверка версий состоит в целенаправленном собирании доказательств и иной криминалистически значимой, информации в предусмотренном законом процессуальном порядке (путем следственных действий и применения криминалистических средств и методов их реализации). Осуществляться эта проверка должна в сроки, отведенные на расследование. Возникшие при этом оперативно-розыскные версии должны быть проверены оперативно-розыскными средствами. Подтвердившиеся версии могут стать следственными и проверяться вышеуказанным путем. Особенностью деятельности по проверке версий является то, что нередко она осуществляется в условиях активного противодействия со стороны лиц, заинтересованных в сокрытии истины.

В целях избежания отрицательных для расследования последствий процесс проверки версий должен отвечать ряду принципиальных требований. Во-первых, все выдвинутые версии должны быть проверены до конца. Не соответствующей выясняемому обстоятельству может быть признана версия только в случае неподтверждения выведенных из нее следствий. Это достигается путем тщательной проверки всех следствий. Все возникающие при этом логические несоответствия и противоречия должны быть или устранены, или достоверно объяснены. Если остается хотя бы одно необъясненное противоречие или логическое несоответствие между выявленными фактами, явлениями, версия не может считаться проверенной до конца.

Во-вторых, все версии должны проверяться одновременно или параллельно. Это важно потому, что откладывание проверки каких-либо версий из-за необходимости сосредоточения усилий на проверке наиболее вероятной (по мнению следователя) версии может привести к утрате доказательств, уничтожению или сокрытию следов преступления, а заподозренный может скрыться или, что еще хуже, совершить новое преступление. Необходимость соблюдения этого правила объясняется и тем, что подтверждение какой-либо одной версии означает опровержение других версий, выдвинутых относительно одного и того же факта. Указанное обязывает при проверке иметь в виду одновременно все версии и оценивать добытые доказательства с учетом всех версий.

Вместе с тем данное правило не следует применять формально без учета сложившихся следственных ситуаций. В ряде случаев с целью быстрого решения основных вопросов расследования можно сочетать энергичные усилия поиска по линии наиболее вероятной версии с принятием мер, обеспечивающих возможность быстрого и своевременного переключения на проверку остальных версий. Безотлагательной проверки требуют и версии, связанные с пресечением преступной деятельности.

В то же время следственные действия при проверке версий могут проводиться в той или иной последовательности. Так, во всех случаях при проверке версий ранее других нужно проводить неотложные и следственные действия, результаты которых имеют значение для всех или большинства выдвинутых версий (следственный осмотр, судебная экспертиза, иногда следственнный эксперимент, обыск, допрос свидетелей). Не должно быть задержки с действиями, направленными на розыск, изобличение и изоляцию преступника, если его пребывание на свободе представляет опасность для общества. Не следует откладывать действия, связанные с назначением экспертиз и иных проверок и мероприятий, требующих для своего осуществления длительного времени, и др. Соответственно в определенной последовательности может осуществляться выяснение отдельных вопросов, отдавая предпочтение первоочередному уяснению тех из них, которые имеют важное значение для наиболее вероятной или большинства версий.

В ходе проверки одна из версий, построенных относительно одного и того же факта, должна найти полное подтверждение, а остальные отпасть. При этом версия может считаться проверенной и подтвержденной только в том случае, если для такого вывода имеется совокупность доказательств, т.е. фактических данных, полученных с помощью процессуальных средств из процессуальных источников, и если другие версии по этим же вопросам при проверке не подтвердились. Отпадение других версий – неотъемлемая часть единого процесса доказывания, обязывающего следователя не жалеть усилий на установление всех предусмотренных законом обстоятельств, позволяющих сформулировать однозначный вывод относительно расследуемого события.

§ 2. Планово-организационное обеспечение криминалистической деятельности

Криминалистическая деятельность и особенно такой ее вид, как расследование преступлений, имеющее свою специфическую структуру, является одним из видов сложнейшей многоцелевой поисково-познавательной деятельности. Вместе с тем эта деятельность распадается на несколько этапов, включает в себя значительное число следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий, криминалистических операций, имеет несколько субъектов ее осуществления, требующих необходимого взаимодействия.

Основополагающие элементы структуры расследования отражены в уголовно-процессуальном законе. Структура же отдельного расследования конкретизируется следователем. При этом важным элементом конкретизации является определение целей расследования.

Поисково-познавательная деятельность при расследовании, в самом общем понимании направленная на установление истины по делу и создание при этом всех необходимых условий для правильного применения закона, исходя из процессуально-криминалистической сути расследования, имеет целую систему целей. Так, в расследовании можно выделить следующие цели: общие (очерченные ст. 2 УПК), конкретные (составляющие предмет доказывания), специфические (обусловленные особенностями и своеобразием этапов расследуемого преступления), частные (в основном связанные с производством отдельных следственных действий и подготовкой к ним). При этом раскрытие преступлений является первейшей целью, открывающей возможности для осуществления последующих целей расследования.

Процесс определения всего комплекса целей в основном базируется на построенных следственных версиях и соответственно сопряжен с целым рядом сложностей. Основные из них обусловлены специфичностью процессуальной формы познавательно-поисковой деятельности; разнообразием ее методов и средств; частым дефицитом информации и времени; противодействием познанию истины со стороны преступников и их сообщников.

В расследовании можно выделить несколько этапов (периодов), в рамках которых осуществляется переход от одного состояния расследования к другому более высокому уровню по его содержанию. Чаще всего выделяются первоначальный, последующий и заключительный этапы расследования. Каждый из них имеет свои конкретные цели и определенную специфику в объеме и методах криминалистической деятельности.

На первоначальном этапе выявляются, накапливаются и изучаются данные (особенно могущие с течением времени исчезнуть) об обстоятельствах преступления и виновном лице, осуществляется его розыск и задержание (если это еще не было сделано до начала расследования). На последующем этапе на базе полученной к его началу и дополнительно собранной информации предъявляется обвинение, допрашивается обвиняемый и решаются вопросы раскрытия данного преступления. На заключительном этапе решаются оставшиеся невыполненными цели расследования, составляется обвинительное заключение и осуществляются иные действия, направленные на завершение расследования.

По некоторым, чаще всего сложным, многоэпизодным делам, преступлениям в сфере экономики, а также связанным с нарушением технических, технологических и иных правил, иногда выделяют подготовительный к расследованию этап. Его цель – пополнить первичные материалы дополнительными данными, недостающими для принятия решения о возбуждении уголовного дела.

Цели расследования как поисково-познавательного процесса на всех его этапах решаются его субъектами с помощью различных следственных действий, криминалистических операций, а также оперативно-розыскных мероприятий. Следственные действия и криминалистические операции являются важными элементами поисково-познавательной деятельности. Способствуя достижению целей расследования в целом, они, как уже отмечалось, имеют собственные цели и методы их решения.

Достижение намеченных целей осуществляется субъектами расследования, эффективность их деятельности в интересах общих целей в первую очередь зависит от степени налаженности их взаимодействия при расследовании*.

*Подробнее о взаимодействии следователя и оперативно-розыскных органов при расследований см, гл. 18.

Поэтому столь сложная, многоцелевая и многосубъектная деятельность не может быть целенаправленной, оптимизированной и эффективной, если она не будет должным образом спланирована и организационно упорядочена. И наоборот бесплановое и неорганизованное должным образом расследование превращается в хаотическую и беспорядочную деятельность с непредсказуемым результатом.

Планирование как сложная мыслительная деятельность следователя, направленная на определение наиболее оптимальных путей достижения всех отмеченных целей расследования, является условием и основным методом его рациональной организации. В этом смысле, как справедливо отмечено в криминалистической литературе, можно говорить о планировании как об организующем начале, организационной основе расследования*. В то же время планирование является и способом построения мысленной модели всего хода расследования, материальным выражением которой является письменный или графический план расследования. Именно на этой основе и базируется вся организационная деятельность следователя при расследовании.

*См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 2. М.. 1997. С. 376.

Соответственно под организацией раследования понимается деятельность следователя, направленная на создание наиболее оптимальных условий для всего хода расследования и действий в каждой следственной ситуации в целях успешной реализации плана расследования. Организационные меры вытекают из задач и плана расследования. В то же время эти меры также планируются.

Планирование и организация неразрывно связаны с деятельностью по оптимизации процесса расследования, служат ее задачам, что делает их весьма близкими понятиями. Однако предметы их интереса не во всем совпадают. Планирование нацелено на построение самой модели-схемы начавшегося и продолжающегося расследования вплоть до его окончания. Организация же направлена на обеспечение наиболее рациональной реализации разработанного следователем плана расследования. В этом смысле, думается, правильнее их считать пересекающимися понятиями. Частью организационного процесса является организация подготовки отдельного следственного действия или иного криминалистического действия.

Плановые начала расследования. Оценка оптимальности разработанного плана расследования зависит от того, насколько план отвечает основным исходным положениям, в совокупности составляющим его основополагающие начала. К ним чаще всего относят следующие положения: принципы, условия, функции и элементы планирования.

К числу принципов планирования относятся: индивидуальность, динамичность, гипотетичность и реальность.

Принцип индивидуальности обязывает при планировании исходить из учета как общих для данного вида, так и всех специфических особенностей расследуемого преступления, т.е. каждый план должен быть индивидуальным, а не шаблонным. При этом принцип индивидуальности не отвергает, а, наоборот, предполагает широкое использование при планировании всех необходимых для данного случая рекомендаций криминалистики обобщенного характера, ибо рекомендации о типовых направлениях, способах и средствах расследования только тогда будут эффективными, когда они учитывают все специфические особенности конкретного преступления и все особенности сложившихся следственных ситуаций. Индивидуальность планирования предполагает и проявление в плане личностных черт следователя, его профессионального опыта и профессиональных знаний в конкретной ситуации.

Принцип динамичности означает, что план расследования как важнейший творческий рабочий инструмент следователя, который он использует в процессе всего расследования, не может не быть гибким и подвижным. Логика процесса собирания и исследования информации по делу такова, что поступление новой информации постоянно меняет сложившуюся следственную ситуацию и соответственно требует внесения изменений и дополнений в план расследования. Выполнение этого требования обеспечивает его динамичность. Этот принцип тесно связан с движением расследования по этапам, на каждом из которых, как выше уже отмечалось, характер плана меняется.

Принцип гипотетичности вытекает из объективной закономерности процесса расследования, как поисково-познавательной деятельности, проявляющейся в поступательном характере собирания и накопления информации по делу и требующей гипотетического объяснения выявленных обстоятельств. В связи с этим план расследования в его поисково-познавательной части может существовать только на основе построенных следственных версий. Соответственно версия является логической основой планирования, его организующим началом. Вместе с тем в непоисковой части план может быть нацелен на решение иных задач (тактико-технических, организационных и процессуальных).

Принцип реальности означает, что разработанный план должен обеспечивать полную возможность эффективной проверки всех выдвинутых следственных версий и решения намеченных целей расследования. При этом имеется в виду выполнение поставленных задач в установленные сроки, с учетом реальных возможностей следственных действий, с максимальным использованием всех доступных криминалистических ресурсов и возможностей современной науки и техники.

Вместе с тем планирование любой криминалистической деятельности реально возможно лишь при ряде необходимых условий:

наличии соответствующей исходной информации;

должной оценки сложившейся криминалистической ситуации и реальных возможностей достижения планируемых целей;

обеспечении четкой взаимосвязи и согласованности между отдельными планами (по каждому делу, материалу, экспертизе) и видами планирования (всего расследования, криминалистической операции, отдельного следственного и иного действия);

строгом учете установленного законом и иными актами времени, отводимого на данный вид криминалистической деятельности.

План любой криминалистической деятельности обычно выполняет различные функции, связанные с упорядочением планируемой деятельности. Так, в расследовании планирование выполняет следующие функции: моделирования, организационно-управленческую и упорядочения доказательств.

Функция моделирования проявляется в возможности создания в результате планирования мысленной модели будущей деятельности, элементами которой являются следственные, оперативно-розыскные меры, криминалистические операции и иные действия. Указанная модель фиксируется в плане расследования и иных вспомогательных материалах (схемах, графиках и т.д.).

Организационно-управленческая функция выражается в создании в результате планирования наиболее оптимальных условий для рациональной организации и управления процессом расследования, а также контроля за его ходом. Руководствуясь планом, следователь получает возможность последовательно решать возникающие задачи, одновременно проверять версии, рационально использовать время, ритмично работать по каждому делу, своевременно корректировать план и надлежащим образом оценивать его результаты. Наличие плана позволяет прокурору и начальнику следственного подразделения более целенаправленно проконтролировать ход расследования.

Функция упорядочения доказательств позволяет в результате планирования осуществлять целенаправленный поиск доказательств, всесторонне изучать их, выявлять связи и противоречия между ними, сводить разрозненные доказательства в строгую систему, создающую цельную картину события преступления.

Любая криминалистическая деятельность подразделяется на этапы, имеющие свою специфику. Об этапах расследования выше уже говорилось. Соответственно и планы расследования следует, приспосабливать к потребностям и специфике выделяемых его этапов.

Элементы планирования. С содержательной стороны процесс планирования складывается из целой системы тесно связанных между собой во временной последовательности элементов, характеризующих ход планирования, начиная от анализа исходных материалов до составления плана и осуществления контроля за его выполнением.

При планировании расследования, как наиболее сложной криминалистической деятельности, элементы планирования образуют несколько систем разного уровня. На уровне планирования расследования дела в целом она носит более общий характер. На уровнях планирования тактической операции и следственного действия эта система представляет собой детализацию элементов предшествующего уровня. Так, на первом уровне (расследования дела в целом) система элементов планирования обычно складывается из следующего: анализа исходной информации; выдвижения следственных версий и определения задач расследования; решения о путях и способах выполнения поставленных задач; выбора той или иной формы плана; контроля исполнения и корректировки плана расследования. На уровне планирования отдельного следственного действия детализируются задачи, подлежащие выяснению, определяются место, время, состав участников действия и его тактика.

Формы планирования. Любой план может иметь мысленную, письменную и графическую форму. О самостоятельной мысленной форме плана, конечно, можно говорить с определенной натяжкой. Эта форма практически может существовать как промежуточная до составления письменного или графического плана. Наиболее распространенной формой плана является письменная форма.

Применительно к расследованию преступлений на практике сложилась определенная типовая письменная форма плана расследования, в которой рекомендуется предусмотреть следующие данные: 1) наименование дела; 2) время его возбуждения и время принятия к производству следователем; 3) срок окончания расследования; 4) лицо (лица), подвергнутые аресту; 5) дата ареста;

6) графы: а) доверсионные вопросы (нуждающиеся в выяснении еще при отсутствии оснований для какой-либо версии); б) версия; в) подлежащие решению вопросы; г) необходимые мероприятия; д) срок выполнения каждого мероприятия; е) исполнители; ж) отметка о выполнении мероприятия (что установлено в результате его проведения)*.

*См.: Справочник следователя. Вып. 2. М., 1990. С. 9.

Рис. 6. План расследования

При этом для каждой версии необходимо выделить отдельную горизонтальную полосу (рис. 6). По многоэпизодным делам составляются общий и отдельные (по эпизодам, субъектам, местам совершения преступления и др.) планы с использованием указанной выше схемы.

Поскольку у каждого следователя в производстве находится не одно, а несколько уголовных дел, целесообразно на основе планов по каждому делу составить свободный план работы на любой период времени (неделю, декаду и т.п.).

В качестве вспомогательных средств фиксации к плану могут быть приложены различные схемы, раскрывающие следующее: связь и соподчиненность отдельных звеньев производства; связи подозреваемых и обвиняемых; движение материальных ценностей и т.д.

Графическая же форма плана чаще всего используется при так называемом сетевом планировании расследования. В таком плане отдельные виды намечаемых действий обозначаются с помощью различных геометрических фигур (круг, треугольник, квадрат, ромб, прямоугольник и т.д.). Подобная форма плана весьма наглядна, но техника его составления более сложна, требует более длительного времени и специальных навыков.

Планирование экспертно-криминалистической деятельности своей логической основой имеет экспертную версию, являющуюся предположением эксперта о происхождении и сути какого-либо факта и явления, имеющего значение для установления истины  по уголовному делу с позиции обладателя специальных криминалистических познаний. Экспертные версии также могут быть общими и частными, исходя из тех версий и вытекающих из них задач, которые должны быть решены экспертным путем в каждом конкретном случае.

Аналогичны принципы планирования. В основном одинакова и система его элементов. Она, в частности, складывается из анализа исходной информации, предоставленной эксперту; выдвижения экспертных версий и определения конкретных целей предстоящего исследования: выбора его средств и методов, а также решение вопроса о целесообразности участия в исследовании других специалистов одной и той же или разных частных областей криминалистических познаний; определения способа дополнительной проверки полученных результатов и соответственно средств и формы их наглядной иллюстрации*.

*Подробнее о планировании экспертной деятельности см.: Белкин Р.С. Указ. соч. С.387.

Организационно-управленческие начала расследования. Организационная деятельность следователя, направленная на обеспечение наиболее оптимальных условий реализации плана расследования, вместе с тем связана с конкретизацией, упорядочением, согласованием и качественным совершенствованием структуры расследования как системы. Поэтому деятельность по организации расследования не сводится лишь к обеспечению его материально-технических условий.

Процесс организации расследования теснейшим образом связан с его надлежащим управлением, также необходимым и обусловленным особенностью следственной деятельности как системы. Организационная и управленческая деятельности одинаково направлены на обеспечение наилучшего выполнения намеченных планом целей путем наиболее оптимального распределения усилий субъектов расследования, используемых ими средств в пространстве и времени, а также на упорядочение структуры этой системы. Но, если первая деятельность при этом главным образом сводится к организационным действиям и решениям и в меньшей степени властна, то управленческая деятельность в основном носит властный характер, используя все необходимые рычаги процессуального подчинения и приемы психологического воздействия. При этом управление включает в себя дачу следователем поручений, указаний органам дознания, принятие властных решений об участии в деле тех или иных лиц, содействие осуществлению их прав и обязанностей и др. И в целом можно отметить, что организация и управление расследованием это взаимообусловленные, взаимопроникающие и в то же время взаимообособленные явления.

Организационная и управленческая деятельности при расследовании базируются на должной оценке следственной ситуации, сложившейся к их началу, готовности участников расследования к активной деятельности и взаимодействию, наличии готовности технико-криминалистических, тактико-методических и вспомогательных средств материально-технического обеспечения следствия (транспорт, связь и др.).

Организационная и управленческая деятельности, как и планирование при расследовании, могут быть нескольких уровней, а именно организацией и управлением следующего: проведения отдельных следственных действий и тактических операций; расследования одного преступления; расследования одновременно нескольких преступлений; расследования, осуществляемого группой следователей, следственно-оперативной группой и бригадой следователей. В качестве самостоятельного уровня часто выделяют организацию и управление расследованием в органе и административном районе. Этот более важный уровень во всех своих компонентах отличается от предыдущих. Кроме того в нем преобладают административно-управленческие стороны деятельности. Все эти уровни организации и управления взаимосвязаны, взаимозависимы и составляют организационно-управленческую сторону деятельности по расследованию преступлений как системы.

Организационно-управленческая деятельность следователя, как и планирование расследования, должна отвечать ряду принципов.

1. Принципу строгого увязывания организационных действий одного уровня с действиями других уровней системы расследования.

Его суть заключается в том, что общая организация расследования конкретного преступления будет эффективной только тогда, когда она будет тесно взаимосвязана с организационными действиями всех других уровней (организацией отдельных следственных действий, операций и иных действий следователя и взаимодействующих с ним лиц) и соответствовать тактическим и стратегическим решениям следователя и нормам уголовно-процессуального закона. Несогласованность организационной деятельности на разных ее уровнях может осложнить работу следователя не только по одному, но и другим делам, находящимся у него в производстве.

2. Принципу соответствия организующей (управляющей) системы объекту организации расследования.

Для наиболее оптимальной организации расследования и его управления процессуальные полномочия следователя, являющегося организующей системой, его профессиональный уровень знаний и умений должны соответствовать сложности расследуемого преступления. Неквалифицированный, неопытный следователь, не умеющий к тому же должным образом использовать свои процессуальные полномочия, не сможет обеспечить необходимый организационно-управленческий и тактико-методический аспекты расследования сложного преступления.

3. Принципу органичного сочетания организационных, следственных, управленческих и иных действий.

Эффективная организация расследования немыслима без рационального сочетания следственных как главных действий следователя со всеми иными его действиями, осуществляемыми в ходе следствия. Чем продуманнее налажено такое сочетание, тем более подготовленными и эффективными становятся следственные действия и иные действия следователя и успешным расследование в целом.

В криминалистической литературе выделяются и другие принципы организационно-управленческой деятельности при расследовании*, но вышеприведенные являются основополагающими.

1 См.: Зеленский ВД. Организация расследования преступлений. Криминалистические аспекты. Ростов н/Д, 1989. С. 47-55.

Глава 6. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ПРОФИЛАКТИКА, ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И ДИАГНОСТИКА

§ 1. Основы криминалистической профилактики

Успешная криминалистическая деятельность в борьбе с различными видами преступлений немыслима без использования в ней четко продуманной системы криминалистических средств профилактического характера, в совокупности составляющих криминалистическую профилактическую деятельность.

Криминалистическая профилактика как часть общей юридической профилактики связана с выявлением причин и способствующих преступлению условий, объектов криминалистического воздействия, а также с применением специфических профилактических мер, затрудняющих совершение новых преступлений, и с пресечением или прерыванием преступной деятельности конкретных лиц.

Разработка средств, приемов и методов профилактического характера всегда была предметом научного поиска в криминалистике. Однако в разные периоды задачи криминалистики в области профилактики либо слишком расширялись (за счет решения задач процессуально-надзорного и массово-разъяснительного характера), либо значительно сужались и сводились лишь к разработке и применению средств технической защиты документов, ценных бумаг и различных запорных устройств. В то же время высказывались мнения о том, что деятельность по предупреждению преступлений не является предметом криминалистики*. Доминирует же в криминалистике мнение о том, что следственная и экспертно-криминалистическая профилактика является предметом и видом криминалистической деятельности и что чрезмерное расширение, а равно и сужение ее предмета одинаково неприемлемы для криминалистики, ибо не соответствуют ее служебной роли.

*См.: Пантелеев И.Ф, Теоретические проблемы советской криминалистики. М., 1980. С. 13.

Криминалистическая профилактическая деятельность делится на два вида: следственная профилактика и экспертно-криминалистическая профилактика. Ее предмет строится с учетом требований уголовно-процессуального закона, специфики криминалистики как науки и особенностей ее задач. При этом криминалистика не посягает на профилактические аспекты предмета других наук криминалистического цикла (криминологии, уголовного права и уголовного процесса).

Общей задачей криминалистической профилактики является постоянное совершенствование научно-технических средств, тактических приемов и методов расследования преступлений, повышающих эффективность и научно-методический уровень расследования в целом. Это одна из важных и основных профилактических задач криминалистики, создающая благоприятные условия для раскрытия большинства совершаемых преступлений. Вместе с тем решение указанной общей задачи немыслимо без реализации других более частных задач криминалистической профилактики. К их числу можно отнести следующие задачи и направления криминалистической профилактической деятельности:

1) разработка и совершенствование методов и приемов выявления причин преступлений и способствующих им условий с учетом их криминологических и криминалистических особенностей;

2) выделение в каждом случае расследования объектов криминалистическо-профилактического изучения и соответствующего воздействия в рамках процесса расследования и вне его (по результатам расследования);

3) выявление и исследование особенностей типичных следственных ситуаций профилактического характера, складывающихся при расследовании. Выработка на их основе главных направлений криминалистической деятельности по предупреждению преступлений;

4) определение примерного комплекса профилактических криминалистических мер по защите различного рода объектов от преступного посягательства, наиболее действенных в каждой из выделенных ситуаций;

5) разработка мер пресечения начавшегося и предупреждения готовящегося преступления.

Именно комплекс данных задач, могущих быть решенными специфическими криминалистическими методами и средствами, определяет предмет криминалистической научной и практической деятельности по предупреждению преступлений. Более того, научно-методическое обеспечение решения вопросов предупреждения является одной из важных задач криминалистики.

В криминалистической профилактике можно выделить общеметодические аспекты профилактики, приемы следственного предупреждения преступлений и приемы экспертно-криминалис-тической профилактики.

Общеметодические аспекты разрабатываются во многом с учетом криминологической теории предупреждения преступлений. Вместе с тем для обеспечения надлежащего уровня общеметодического и других аспектов профилактики в криминалистике исследуются отдельные специфические теоретические вопросы предупреждения преступлений и разрабатываются соответствующие приемы и методы ее осуществления, образующие в совокупности ее тактико-методические и организационные основы. Сами средства, приемы и методы криминалистического предупреждения разрабатываются с учетом данных всех частей криминалистики.

Специфически криминалистические аспекты предупреждения, опираясь на указанные выше основы, главным образом базируются на особенностях криминалистической практики расследования и предупреждения преступлений и использования при этом специальных криминалистических познаний.

Особенностями криминалистических методов и средств следственного предупреждения является то, что с одной стороны они по своей специфической тактической и методической сущности в большей части органически входят в приемы и методы самого расследования. При этом методика расследования фактически определяет рамки и характер их криминалистических особенностей и складывающихся следственных ситуаций профилактического характера. С другой стороны они, имея специфическую направленность, обладают существенным тактическим и методическим своеобразием. Эти обстоятельства определенным образом обосабливают приемы и методы профилактической деятельности в особый комплекс тактических приемов и методов расследования. В связи с этим деятельность следователя профилактического характера фактически образует определенный аспект расследования и планирования в виде комплекса специфических задач и действий.

Основная профилактическая деятельность следователя осуществляется в ходе самого расследования или сразу после его окончания (с учетом собранных для этого данных и следственных возможностей). Некоторая часть предупредительных приемов и методов криминалистики применяется и до возбуждения уголовного дела. Они практически всегда бывают направлены на пресечение начавшегося или предупреждение готовящегося либо возможного нового преступления. Например, если из первичных данных об уже совершенном преступлении явствует, что в сложившейся обстановке сохраняется реальная возможность совершения еще такого же или другого преступления, следователь обязан принять соответствующие меры по недопущению нового преступления.

Средства профилактической деятельности следователя можно разделить на две группы: 1) действия, проводимые непосредственно самим следователем; 2) действия, осуществляемые по поручению следователя другими государственными органами, организациями, производственными предприятиями, иными учреждениями и общественностью. К первой группе относятся следственные действия с элементами воспитательно-психологического воздействия на конкретных лиц; розыскные мероприятия, криминалистические операции профилактической направленности;

ко второй – действия оперативно-розыскного, технико-организационного, технического, управленческо-организационного характера, осуществляемые соответственно по поручению следователя органами дознания, управления и производства.

Своеобразием экспертно-криминалистической профилактики является то, что ее средства и методы могут быть составной частью процесса экспертного исследования (в рамках расследования) и элементом самостоятельной профилактической деятельности экспертно-криминалистического учреждения.

Необходимые для нее данные, в частности сведения о причинах и условиях совершения преступлений, связанных с несовершенством защиты тех или иных объектов от преступного посягательства, получаются в процессе экспортно-криминалистических исследований по заданиям следователей. Разработка же соответствующих технических приемов и средств защиты указанных объектов в этих случаях, как правило, основывается на данных экспертно-криминалистических обобщений, данных криминалистической техники и осуществляется чаще всего с привлечением различного рода специалистов технического профиля. При этом одни технические приемы и средства используются с целью пресечения реально подготовленной к началу или уже начатой преступной деятельности (различного рода сигнализационные и блокирующие устройства, приемы и средства распознавания подделки документов, фальсификаций продуктов и др.), другие направлены на затруднение совершения преступлений (приемы и средства защиты документов и ценных бумаг от подделки, средства, препятствующие открыванию замков и иных запирающих устройств, делающие невозможным незаметное нарушение пломб и др.), третьи – для быстрого обнаружения виновных и объектов преступных посягательств (различные химические вещества, которыми обрабатываются возможные объекты преступных посягательств, часто называемые «химическими ловушками»). Данные экспертно-криминалистической профилактики по конкретным делам доводятся до реализации с помощью следователей, расследовавших эти дела. Обобщенные экспертно-профилактические данные реализуются самими экспертно-криминалистическими учреждениями.

Одним из важных аспектов криминалистическо-профилактической деятельности является разработка наиболее оптимальных приемов и способов выявления причин и условий, способствовавших совершению преступлений, и их использование в ходе расследования. Без выявления причин и способствующих условий невозможна непосредственная профилактическая деятельность по расследуемому преступлению. По существу, выявление причин и условий совершения преступлений является первым и довольно сложным этапом профилактической работы следователя. Как показывает следственная практика, нередко преступления являются следствием комплекса причин и способствовавших условий, часто образующих сложные причинно-следственные цепи. С учетом того, что объектом криминалистического познания причинных связей в ходе расследования прежде всего является характер различного рода временных, динамических и иных видов связи отдельных этапов, обстоятельств, факторов самого события преступления, криминалистов, в отличие от представителей других наук криминалистического цикла, интересуют все звенья причинно-следственного ряда. Выявить же на практике все звенья причинной цепи нелегко, особенно при расследовании преступных нарушений правил безопасности обращения с любой техникой или так называемых технических преступлений. Такие преступления часто являются следствием нескольких причин, различных по значимости, характеру, происхождению. Кроме того, в причинную цепь нередко вклинивается много различных посторонних факторов, иногда существенным образом изменяющих направление и характер действия ее отдельных элементов. Ввиду этого выявление и исследование всех элементов причинной связи и различного рода дефектов в элементах структуры таких преступлений обычно сопряжены с различного рода трудностями.

Разбираться во всех звеньях причинно-следственного ряда по уголовным делам приходится по-разному, в зависимости от особенностей расследуемого преступления: в одних случаях путем логических приемов мышления, в других – путем моделирования, в третьих – путем следственных действий. Чаще всего в этих целях проводятся такие следственные действия, как следственный осмотр, допрос, следственный эксперимент, экспертиза. При этом часто без соответствующего научно-методического подхода и какого-либо специального комплекса приемов трудно правильно разобраться в причинной связи. Поэтому в криминалистике особое внимание обращается на разработку специальных методов и приемов выявления и исследования причинных цепей по уголовным делам (методов абстрагирования, моделирования, сетевого моделирования, графоаналитических и других методов).

Большое значение для успеха профилактической деятельности следователя имеет правильный выбор объекта криминалистического профилактического воздействия. Данные для этого обычно собираются в ходе реализации методических рекомендаций при изучении всех структурных особенностей соответствующего вида преступной деятельности. Исследование указанных особенностей позволяет с учетом следственной ситуации выявить те структурные элементы расследуемого преступления, которые требуют профилактического воздействия именно криминалистическими средствами. Такими объектами чаще всего являются конкретные лица (определенного негативного склада характера и соответствующей жизненной направленности и т.п.), небольшие производственные коллективы (с неблагополучным микроклиматом), неблагополучная производственная и иная техногенная обстановка на объекте, где совершено преступление, и др.

Успех криминалистическо-профилактической деятельности во многом зависит от выявления и правильной оценки следственных ситуаций профилактического характера. Как показывает следственная практика, особенности криминалистической профилактической деятельности и ее эффективность во многом зависят от обстановки, складывающейся в тот или иной момент расследования и указывающей на целесообразность или необходимость профилактических действий именно в данный период расследования.

К особенностям, формирующим такого рода профилактические ситуации по расследуемым делам, можно отнести следующие: объем, качество и криминогенность криминалистической информации о причинах и условиях, способствующих совершению преступления; характер источников доказательственной и иной информации о причинах и способствующих условиях; наличие и особенности профилактического воздействия; практическую целесообразность проведения соответствующей профилактической работы в анализируемый момент расследования; наличие у следователя возможности четко определить характер требующегося профилактического воздействия на выявленный объект в данный момент в реальных для следователя форме и объеме; наличие возможности в отмеченный момент в криминалистическо-профилактической деятельности воздействовать на объект; отсутствие или наличие каких-либо барьеров (организационных, правовых, психологических и иных); наличие времени, технических и иных возможностей для профилактических мероприятий и т.д.

Тактические задачи профилактического воздействия следователя решаются путем проведения отдельных следственных действий (допрос, очная ставка и др.), тактических операций. При этом в ней могут быть широко использованы самые разнообразные и доступные следователям индивидуально-воспитательные и иные методы, направленные на перестройку психологии личности и малой социальной группы, на изменение условий жизни и труда, в которых живут и действуют личность и малая социальная группа. Ими могут быть какие-либо организационные, а иногда и технические меры, направленные на устранение соответствующих недостатков в производственной деятельности предприятий и учреждений, где было совершено преступление. Это может быть и информирование через средства массовой информации о действиях неразысканного преступника с целью предупреждения новых преступлений.

Процесс формирования ситуации профилактического свойства и характера профилактической деятельности в ней следователя можно проиллюстрировать примером из практики расследования преступных нарушений правил охраны труда и техники безопасности. В материалах расследуемого дела на определенный момент накопилась доказательственная информация об основных причинах и обстоятельствах, способствовавших данному преступлению, коренящихся главным образом в сложившейся практике организации производственных процессов на предприятии. Имеющиеся сведения об этом значительны по объему, надежны, весьма криминогенны и достаточны для выработки самостоятельно следователем или с помощью специалиста конкретных профилактических предложений, выполнение которых реально осуществимо администрацией предприятия в короткий срок. В то же время промедление с устранением выявленных недостатков может привести к аналогичным происшествиям. В подобных ситуациях следственно-профилактическая работа должна проводиться сразу же после возникновения такой ситуации. Объектом профилактического воздействия в данном случае является администрация предприятия, которая по представлению следователя должна немедленно принять рекомендуемые следователем меры по устранению выявленных организационных недостатков в деятельности предприятия в области техники безопасности.

§ 2. Основы криминалистического прогнозирования

Криминалистика как наука, все виды криминалистической практической деятельности в борьбе с преступностью, особенно в условиях криминализации новых социально-экономических сфер, не могут должным образом реализоваться, совершенствоваться и развиваться без широкого и продуманного использования в научном и практическом познании методов научного и практического прогнозирования и его результатов. Соответственно невозможна без этого эффективная деятельность ученых криминалистов и тактико-методическая деятельность следователя, эксперта-криминалиста и оперативно-розыскного работника на практике.

В соответствии с положениями общей теории прогностики* научно обоснованное прогнозирование свойственно всем наукам, особенно тем, которыми выявлены и познаны объективно действующие закономерности, свойственные объектам их изучения. В российской криминалистике уже более трех десятков лет активно выявляются и изучаются закономерности объектов ее изучения, что создало условия не только для разработки чисто практических прогнозов в процессе криминалистической деятельности, но и теоретического осмысления процесса их построения.

Криминалистическое прогнозирование, прежде всего основывающееся на положениях общей теории прогностики, базируется на познанных объективно действующих закономерностях различных видов преступной деятельности и деятельности по ее расследованию и предупреждению. Соответственно в криминалистике начало формироваться целое исследовательское направление и его теория. В частности, выделены некоторые принципы и общеметодические положения и законы, которым должны отвечать криминалистические прогнозы, определены функции такого прогнозирования, его логические основы и др.**

*См.: Теория прогнозирования и принятия решений. М., 1977.

**См., напр.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 2. М., 1997. С. 420; Горшенин Г.Л. Основы теории криминалистического прогнозирования. М., 1993.

Криминалистическое прогнозирование представляет собой основанное на анализе действия объективных закономерностей развития криминалистически значимых явлений и процессов и использовании положений теории прогностики, предвидение дальнейшего развития криминалистики как науки, целесообразного корректирования всех видов практической криминалистической деятельности (ее методов и средств) в условиях предполагаемого изменения и появления новых видов преступной деятельности.

Предметом такого направления криминалистических исследований являются общие объективные закономерности существования и развития объектов криминалистического изучения и сам процесс разработки криминалистических прогнозов.

Криминалистическое прогнозирование может быть научным и практическим (иногда его называют прикладным). Последнее бывает следственным, экспертно-криминалистическим и оперативно-розыскным.

Научное прогнозирование бывает двух видов. Одно из них связано с прогнозированием дальнейшего развития обще- и частно-научных положений криминалистики и соответствующих направлений исследования, разработок и их результатов (прогнозирование новых научных проблем и гипотез, тенденций ее развития, возможного применения тех или иных научных разработок и новейших научно-технических средств и др.). В данном случае имеется в виду прогнозирование развития криминалистики в целом и ее отдельных частей. Например, в криминалистике в последние три десятилетия в связи с предсказанным криминалистами расширением отдельных потребностей следственной и экспертной практики и активным развитием тех отраслей науки и техники, данные которых могут быть использованы в криминалистике, возник и развился в ее рамках ряд новых криминалистических учений. К их числу можно отнести такие учения, как о криминалистическом исследовании материалов, веществ и изделий; криминалистической фоноскопии; одорологии; криминалистической кибернетике; ситуалогии и др.

Другое – направлено на прогнозирование изменений в характере, способах и иных структурных элементах отдельных видов преступной деятельности, в особенностях проявления вовне их признаков и соответственно в возможных изменениях средств и методов криминалистической деятельности по их раскрытию и расследованию. Такое научное предвидение существенным образом дополняет криминалистические прогнозы (о будущем состоянии преступности, о ее качественных и количественных изменениях и возможностях воздействия на нее в определенный период времени) своими предсказаниями о их новых криминалистических чертах и новых средствах борьбы с изменившейся преступностью. Например, криминологические прогнозы о качественном изменении и быстром росте организованной преступности в период перехода к рыночным отношениям в сфере экономики, дополненные криминалистическими предвидениями об изменении объектов и предметов криминального интереса организованных преступных групп, способов, обстановки, механизма и средств их преступной деятельности, заставили руководителей страны принять соответствующие решения и осуществить определенные организационно-правовые меры. В частности, создать особые подразделения в составе органов МВД и в некоторых других правоохранительных органах подразделения по борьбе с организованной преступностью; внести соответствующие коррективы в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство; разработать Закон « Об оперативно-розыскной деятельности ». Соответствующий крен был сделан в научных криминалистических исследованиях и разработках.

Практическое прогнозирование связано с предвидением особенностей криминалистической деятельности по расследованию и предупреждению конкретного преступления. Объектами такого прогнозирования являются: развитие криминалистических ситуаций; поведение участников криминалистической деятельности; характер принимаемых решений, тактико-методических приемов и их результатов; способы и средства совершения преступлений; процессы собирания и исследования доказательственной и иной криминалистически значимой информации. Прогнозирование в подобных случаях имеет важное значение для оптимизации любого вида криминалистической деятельности и особенно следственной. В частности, применительно к последней появляется возможность детальнее и перспективнее оценить следственные ситуации и их возможное развитие, выдвинуть наиболее реальные следственные версии, оптимизировать процесс планирования и организации расследования, повысить эффективность следственных действий, тактических приемов, методов расследования и используемых технико-криминалистических средств. Например, в одних случаях верный прогноз о своеобразии совершенного преступления и предстоящих сложностях его расследования поможет принять правильное решение об организации расследования единолично следователем, следственно-оперативной группой или следственной бригадой. В других – правильный прогноз возможного поведения подозреваемого или обвиняемого на допросе при использовании тех или иных тактических приемов в конкретной следственной ситуации позволит добиться наибольшего эффекта от данного следственного действия.

Исходными для криминалистического прогнозирования являются следующие данные:

1) статистические и иные фактические и оценочные сведения о процессах негативного характера, происходящих в обществе, могущих стать предметом криминалистического интереса, и особенно о видах совершаемых преступлений, изменениях в структуре преступности, численном ее состоянии и степени эффективности применяющихся средств борьбы с ней;

2) положения общей теории криминалистики. Особый интерес в связи с этим представляют сведения о закономерностях развития объектов криминалистического изучения, об особенностях и возможной трансформации различных видов преступной и соответствующей криминалистической действительности, данные учений о способе, механизме и обстановке совершения преступлений

и др.;

3) положения прогностики, материалы криминалистических прогнозов, сведения иных наук, данные которых используются в криминалистике;

4) обобщенные данные криминалистической практики раскрытия, расследования и предупреждения различных видов преступлений. При этом наибольший интерес представляют следующие сведения: о новых объектах преступных посягательств, изменениях в способах совершения преступлений, трансформации обстановки, в которой совершаются те или иные преступления, об эффективности тех или иных средств, приемов и методов криминалистики или их недостаточности для расследования и предупреждения отдельных преступлений и др.

В качестве основных методов в криминалистическом прогнозировании применяются такие методы прогностики как метод экспертных оценок*, экстраполяция** и моделирование. Конечно, изолированное применение этих методов несколько условно, ибо они часто очень тесно взаимозависимы. Так, прогностические модели предполагают экстраполяцию и экспертные оценки. В то же время экспертные оценки являются источником экстраполяции и моделирования. Для прогнозов используются методы аналогии, индукции и дедукции, статистические и другие, рефлексивные рассуждения. В деятельности следственных бригад возможны коллективные методы прогноза, например «мозговой штурм», «генерация идей» и др.

*Метод экспертных оценок – использование для прогнозирования психологических установок, сложившихся у экспертов – знатоков данной проблемы на основе большого профессионального, научного опыта и профессиональной интуиции.

**Экстраполяция – распространение знаний (выводов) с одной предметной области на другую, еще не исследованную область.

Следственное прогнозирование во многом опирается на знания типовой криминалистической характеристики того вида преступления, к которому относится расследуемое событие, а также типовых тенденций ситуационного развития расследования и психологических особенностей поведения подозреваемых, обвиняемых и других лиц, попавших в орбиту расследования. При этом оно обычно осуществляется не только на профессиональном уровне, но и на уровне житейского опыта и здравого смысла и носит интуитивно-эмпирический характер.

Следственное прогнозирование может быть стратегическим и тактическим. Первое связано с предвидением хода и результативности решения главных задач предварительного расследования, определенных уголовно-процессуальным законом и сложившейся следственной ситуацией (стратегического характера). Второе – с предвидением возникновения тех или иных ситуаций в ходе отдельных следственных действий и предлагаемых тактических операций и возможных их результатов с применением соответствующих тактических приемов.

Соответственно одни следственные прогнозы могут быть нацелены на решение стратегических и общетактических задач раскрытия и расследования преступлений, определение наиболее эффективных путей, средств и сроков их достижения. Эти прогнозы практически всегда предшествуют составлению плана расследования и во многом формируют его содержание. Другие следственные прогнозы могут быть направлены на определение того, в каком направлении могут развиваться отдельные следственные действия, тактические операции, каковым может быть поведение отдельных преступников в разных следственных ситуациях и др. Например, опытный следователь непрерывно прогнозирует процесс расследования и собирания доказательств (где и какие следы, другие вещественные доказательства и другие фактические данные он может обнаружить). Именно в спрогнозируемых, а не в иных местах он и проводит осмотры и обыски, заранее зная, что ему следует искать и изучать. В тоже время следователь в результате прогнозирования определяет, кто и что именно может рассказать на допросе. Поэтому допрашивает тех, а не иных лиц и задает им не любые, а заранее определенные вопросы, рассчитывая с большей степенью вероятности получить ожидаемые ответы.

Опытные следователи довольно точно прогнозируют результаты и других следственных действий. В том числе розыск и задержание преступников. Главное в этом прогнозе – где и как могут проявить и обнаружить себя в ближайшем будущем разыскиваемые лица. Кроме того, такие следователи предвидят возможные хитрости и уловки со стороны лиц, не заинтересованных в раскрытии преступления и установления истины, и прогнозируют меры соответствующего противодействия.

В следственном прогнозировании широко используются данные теории игр, рефлексивных игр. Рефлексивные рассуждения следователя сопровождаются мысленной имитацией умозаключений и решений другой стороны.

Прогнозы могут быть целиком направлены на решение профилактических задач. Эффективность таких прогнозов, как уже отмечалось, во многом зависит от выявления и правильной оценки следственных ситуаций профилактического характера, учета своеобразия объектов профилактики, возможных средств и способов воздействия на них, их возможной реакции на это воздействие. При этом прогнозируется и возможная результативность избранных профилактических мер.

Характер прогнозирования в процессе расследования зависит и от того, на каком его этапе оно осуществляется. На первоначальном этапе расследования оно обычно бывает направлено на выявление и накопление необходимой для раскрытия преступления информации и особенно такой, которая с течением времени может исчезнуть, обнаружение преступника, предвидение возможного поведения неустановленного или незадержанного преступника и его сообщников. На следующем этапе прогнозирование чаще всего связано с формированием развернутого плана расследования и предвидением возможного развития хода и результатов допроса обвиняемого, особенно при его установке на противодействие следователю и в разных следственных ситуациях (в условиях достаточности доказательств, при пробелах в них или их недостаточности). В этих прогнозах должны быть учтены следующие моменты: характер предполагаемых реакций обвиняемого на собранные доказательства, возможность наступления тупиковых ситуаций и реальных путей выхода из них, утечка информации, утрата важных доказательств, возможность поиска новых доказательств и др.

На заключительном этапе расследования предвидение обычно нацелено на уяснение возможных ситуаций, связанных с оценкой всего собранного материала, составлением обвинительного заключения или принятием иных решений, предполагаемым ходом ознакомления обвиняемого с материалами дела, а также с определением возможного результата рассмотрения дела в суде.

§ 3. Основы криминалистической диагностики

Многие поисково-познавательные задачи в ходе расследования преступлений связаны с необходимостью установления состояний различного рода объектов, выявления сути, деталей и механизма каких-либо (в основном криминалистических) событий, явлений и процессов. Все эти задачи одного исследовательского направления можно объединить понятием «распознавание», которое, в свою очередь, охватывается широко известным понятием «диагностика» (от греческого diagnostikos – способный распознавать).

Долгое время понятие «диагностика» связывалось лишь с медициной и рассматривалось как раздел клинической медицины и как самостоятельное учение о методах и принципах распознавания болезней и постановки диагноза. Между тем в философии диагностика всегда рассматривалась как особый вид познавательной деятельности человека на основе использования такой познавательной структуры, как распознавание. Постоянное развитие науки и техники, интеграция научных знаний, методов и научных понятий привели к тому, что диагностика как прежде всего философское понятие и направление исследовательской деятельности не только обрела статус общеметодического понятия, но и стала одним из ведущих направлений исследовании в естественных и технических науках с учетом специфики каждой из них.

Вполне логично диагностика стала элементом понятийного аппарата и одним из фактических направлений исследования и в криминалистике. Многие познавательные задачи криминалистики, как уже отмечалось, носят именно диагностический характер. В связи с этим в криминалистике начало формироваться не только самостоятельное направление исследования, но и целое учение, называемое криминалистической диагностикой, которое можно определить как научно разработанную систему задач и методов распознавания и объяснения сути, свойств, состояний и других особенностей объектов, явлений, процессов, связанных с преступлениями с целью их раскрытия, расследования и предупреждения.

При этом не следует отождествлять диагностическое направление познания в криминалистике с доказыванием по уголовному делу. Оно прежде всего является практической деятельностью, регламентированной законом. Результаты же диагностики, как и других криминалистических исследований, являются лишь разновидностью полученных фактических данных, необходимых для мыслительных процессов доказывания.

Все многообразие диагностических задач криминалистического познания можно свести к выявлению, изучению, объяснению и распознаванию следующего: свойств и состояний, использованных при совершении преступлений материальных объектов и действующих при этом лиц; свойств и условий формирования факторов обстановки события преступления (пространственных, временных, ситуационных); механизма возникновения и протекании отдельных этапов, процессов преступления и их взаимодействия между собой и различного рода объектами. Распознаются при этом такие свойства и состояния лиц по их действиям, которые имеют чисто криминалистическое, а не медицинское, не психиатрическое и психологическое диагностическое значение. В частности, по следам действия субъектов на месте совершения преступления диагностируется пол, возраст, общепрофессиональные умения и знания, преступный опыт, умение обращаться с оружием, взрывчатыми веществами и др.

В криминалистической диагностике, как в одном из направлений криминалистического познания задачи такого рода решаются с помощью целого комплекса методов (сравнения, аналогии, моделирования, экспериментирования и экстраполяции).

Криминалистическая диагностика тесно связана с криминалистической идентификацией. Даже иногда говорят о двух частях единого криминалистического учения. Оба эти направления в познавательном криминалистическом процессе осуществляются с помощью комплекса методов, порой они переплетаются, один предшествует другому и наоборот. В их теоретических основах также много общего, в частности в системе классификации исследуемых объектов. Так, в теории криминалистической диагностики объекты делятся на диагностируемые и диагностирующие, искомые и проверяемые. Диагностируемым является то, что необходимо распознать (свойство, состояние, другие сходные особенности, механизм); диагностирующим – материальный след (признак) события преступления – отображающий вовне распознаваемые черты, особенности и механизм. Искомыми – свойства, состояния и механизм, необходимость распознавания которых ситуативно определена в каждом случае расследования. Проверяемыми – источники информации о распознаваемых объектах, включающие криминалистические версии и показания допрошенных участников расследования. Различаются же диагностика и идентификация по целям своего исследования, отдельным методическим приемам и некоторым другим чертам.

Анализируемое диагностирование практически невозможно без построения, проверки и подтверждения (неподтверждения) версий, объясняющих происхождение, существование, сущность и особенности изучаемых объектов и явлений.

Криминалистическая диагностика может быть следственной, судебной и экспертной.

В следственной диагностике в основном распознаются и объясняются свойства, состояния и другие сходные особенности элементов обстановки совершения преступления (пространственные, временные, вещные) и участвующих в данном событии лиц; элементы механизма преступления в целом и его отдельных этапов; криминальные и криминалистические ситуации.

При судебном диагностировании может быть повторно диагностировано (частично или полностью) все то, что было предметом  соответствующего исследования на предварительном следствии.

Экспертное диагностирование – наиболее распространенная и методически разработанная часть криминалистической диагностики. Диагностические задачи практически решаются при производстве любого вида криминалистической экспертизы. При этом свойства и состояния объектов могут распознаваться в следующих случаях:

– при их непосредственном исследовании (является ли объект огнестрельным оружием, пригодно ли оно для производства выстрелов, можно ли открыть сейф с помощью тех или иных средств, каким изменениям подвергался первоначальный текст документа);

– при исследовании признаков их отражения вовне (пригодны ли выявленные следы пальцев рук и обуви для идентификации, в каком состоянии находился пишущий в момент выполнения рукописи, подписи и т.д.);

– при изучении механизма отдельных этапов, фрагментов преступного события, его динамических и других особенностей (с какой стороны осуществлен взлом преграды, какими частями соударялись транспортные средства при столкновении и др.).

Вышеизложенное однако не исчерпывает перечень возможных следственных, судебных и экспертных диагностических задач. Вместе с тем оно свидетельствует о широких возможностях диагностического процесса познания в процессе криминалистической диагностики*.

*Подробнее о диагностике см.: Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. М., 1998.

Глава 7. ИНФОРМАЦИОННО-КОМПЬЮТЕРНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

§1. Понятие и значение информационно-компьютерного обеспечения криминалистической деятельности

Информационно-аналитическая работа при расследовании преступлений – это собирание, хранение, систематизация и анализ доказательственной и ориентирующей информации в целях принятия оптимальных для данной следственной ситуации уголовно-правовых, уголовно-процессуальных и тактических решений, а также в целях обеспечения деятельности взаимодействующих экспертных подразделений и органов дознания. Основное содержание взаимодействия следователей с оперативными работниками при раскрытии и расследовании деятельности преступных структур также связано именно с информационно-аналитической работой и принятием решений.

Источниками собирания доказательственной и ориентирующей информации являются:

– заявления, сообщения о преступлении;

– результаты оперативно-розыскной деятельности;

– результаты следственных и проверочных действий;

– результаты специальных и экспертных исследований, заключений сведущих 'лиц;

– данные криминалистических и иных учетов;

– информация, предоставляемая различными участниками уголовного процесса;

–– сообщения средств массовой информации;

– материалы уголовных дел и материалы об отказе в возбуждении уголовных дел;

– сводки оперативной информации, ориентировки;

– информация различных организаций, учреждений, предприятий.

К сожалению, в криминалистике методам информационно-аналитической работы не уделялось достаточно внимания. Вместе с тем необходимо отметить, что их значение существенно возрастает при расследовании уголовных дел о групповых и многоэпизодных преступлениях, особенно тех из них, которые связаны с проявлениями организованной преступной деятельности. С помощью методов информационно-аналитической работы следователь решает основные тактические и познавательные задачи, возникающие в процессе расследования преступлений.

Такие криминалистические задачи, как выявление серийных преступлений, преступлений в сфере экономики, международных и межрегиональных преступных связей, вообще не могут быть решены вне информационно-аналитической работы. Основные познавательные задачи следователя: выдвижение версий, принятие тактических решений, планирование, оценки следственных ситуаций, организация тактических операций и комбинаций также в основе своей имеют те же методы.

Актуальность использования в процессе раскрытия и расследования методов информационно-аналитической работы определяется также происходящим в настоящее время процессом интенсивного внедрения в деятельность правоохранительных органов средств вычислительной техники, что резко повышает эффективность расследования. Этот процесс затрагивает организацию расследования преступлений, методическое обеспечение деятельности следователей, оперативных работников, экспертов, аспекты научной организации их труда, а также собирания, хранения, систематизации и анализа доказательственной и ориентирующей информации.

С помощью средств вычислительной техники в настоящее время не только осуществляется рационализация информационных процессов, но и осуществляется внедрение (впервые в юридической практике) компьютерных систем поддержки процесса принятия следователями, оперативными работниками и экспертами соответствующих решений. В последние годы в России разработано несколько десятков таких систем. По существу они моделируют деятельность следователей-методистов, оказывающих помощь в расследовании отдельных категорий уголовных дел и формулирующих по результатам их изучения конкретные рекомендации.

Применение средств вычислительной техники, даже в наиболее сложных ее формах, основанных на использовании методов искусственного интеллекта, вовсе не означает, что следователь, эксперт становятся бездумными исполнителями решений, принимаемых компьютером. Во-первых, компьютерный «искусственный интеллект» – это обобщенный применительно к типовым следственным ситуациям положительный опыт деятельности людей – следователей, а, во-вторых, речь идет исключительно о «подсказках» – рекомендациях, которые не могут носить обязательный характер.

Немаловажное значение для передачи положительного опыта практики расследования, для обучения следователей имело создание в России в середине 80-х гг. серии компьютерных обучающих имитационных систем, основанных на моделировании различных типов следственных ситуаций в процессе проведения занятий по криминалистике в форме деловых игр. Они имеют большое значение не только для формирования у студентов навыков принятия тактических решений в сложных ситуациях расследования, но и для выявления индивидуальных особенностей мышления будущих следователей, для уяснения причин типичных ошибок, допускаемых следователями в процессе расследования преступлений.

§ 2. Информационно-аналитическая работа следователя по принятию криминалистических решений

Проблематика принятия решений в настоящее время является актуальной для всех отраслей знания, которые в той или иной степени занимаются исследованием социальных систем. Это вызвано общей тенденцией к усложнению человеческой деятельности, с одной стороны, и ограниченными возможностями мыслительной способности человека, с другой. Криминалистическое (тактическое) решение следователя – это основанный на анализе следственной ситуации и следственной обстановки волевой акт по определению тактических целей и путей их достижения.

В работах по теории принятия решений отмечаются следующие характеристики сложных задач: уникальность, неповторимость ситуации выбора, сложный для оценки характер рассматриваемых альтернатив, недостаточная определенность последствий принимаемых решений, наличие совокупности разнородных факторов, которые следует принимать во внимание, наличие лица или группы лиц, ответственных за принятие решения. Все эти характеристики свойственны и для решений, принимаемых следователями и оперативными работниками при расследовании деятельности преступных структур. Однако исследования в сфере общей междисциплинарной теории принятия решений, выявляя общие закономерности этого процесса, намечая общие подходы к решению проблем данного класса, не в состоянии самостоятельно решать проблемы оптимизации решений, принимаемых следователем и органами дознания. Это невозможно без одновременного рассмотрения содержательной стороны процесса принятия таких 'решений (уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, тактических, организационных, оперативно-розыскных). Поэтому данные общенаучной теории принятия решений применительно к деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, совершаемых организованными преступными группами, могут быть использованы только в комплексе с криминалистическими научными рекомендациями, рекомендациями теории оперативно-розыскной деятельности, основанными на нормах уголовного и уголовно-процессуального права.

При расследовании преступлений опасность представляет не только неполнота принятого решения, но и порой невосполнимые ошибки, приводящие к тому, что следственная ситуация становится все более неблагоприятной для следователя. Основными причинами ошибок при принятии тактических и иных решений являются, во-первых, неиспользование всех источников собирания доказательственной и ориентирующей информации, во-вторых, отсутствие навыков в ее накоплении и систематизации, в-третьих, неполнота использования возможностей ее анализа.

В условиях научно-технического прогресса техника информационно-аналитической работы следователя претерпевает быстрые изменения. Поэтому о некоторых методах, основанных на безмашинных способах обработки информации, приходится говорить уже в прошедшем времени.

Безмашинные способы собирания, систематизации и оценки информации могут осуществляться в следующих формах:

1) конспекты результатов проведения отдельных следственных действий, где в краткой форме отражаются основные сведения о доказательственной и ориентирующей информации применительно к каждому из следственных действий. При этом целесообразно указывать тома и листы уголовного дела. Такой конспект может быть применен при планировании расследования, при подготовке процессуальных документов, особенно обвинительных заключений, а также при подготовке к проведению других следственных действий, в частности допросов обвиняемых и подозреваемых. Этот метод особенно необходим при наличии значительного числа обвиняемых, проходящих по данному уголовному делу, и значительного числа эпизодов преступной деятельности;

2) схемы преступных связей, схемы связей внутри преступной группы, схемы, отражающие функциональные роли участников преступных структур. При значительном числе участников преступных структур целесообразно делать несколько таких схем, в зависимости от сфер деятельности и от отдельных объектов, территорий, на которых она осуществляется. Графические схемы незаменимы в тех случаях, когда требуется дать анализ связей между лицами, предметами преступного посягательства и имеющимися доказательствами. В качестве примера можно привести результаты расследования преступлений, совершенных устойчивой преступной группой, которая специализировалась на кражах вещей из студенческих общежитий и получении мошенническим путем почтовых переводов, присланных студентам. Для моделирования связи между эпизодами преступной деятельности, участниками преступной группы и полученными доказательствами следователем была составлена графическая схема, в которой в вертикальных графах располагалась информация:

– об эпизодах преступной деятельности;

– о месте обнаружения вещей и документов, похищенных по тому или иному эпизоду;

– об участниках преступной группы, подделавших документ;

– об участнике преступной группы, почерком которого была заполнена расписка о получении почтового перевода.

Анализ поэпизодной таблицы с указанием связей между различными графами позволил получить следующие результаты. Каждый из участников преступной группы оказался причастным к совершению всех эпизодов преступлений: либо у него при обыске были обнаружены похищенные предметы, либо он подделывал документ, похищенный по иному эпизоду, либо он получал почтовые переводы по похищенному документу. Только составление графической схемы позволило объединить все доказательства в единую систему и сделать наглядной существующую между ними связь. Графические схемы необходимы также при анализе движения наркотиков, товарно-материальных ценностей, банковских документов и т.д. Большую пользу с точки зрения анализа доказательственной и ориентирующей информации приносят «шахматки», в которых по вертикали указываются эпизоды преступной деятельности, по горизонтали – участники преступных структур, а в отдельных графах – доказательства, собранные по данному эпизоду и в отношении данного лица;

3) при совершении преступлений в различных регионах положительный эффект в процессе раскрытия деятельности преступных структур, выявлении серийных преступлений дает аналитическая работа с использованием географических карт. При этом основное внимание уделяется связи мест совершения преступлений и расположения коммуникаций (железных дорог, водных и железнодорожных магистралей и т.д.). Основной целью такого анализа является выявление серийных преступлений и постоянного местонахождения (места жительства) преступников.

Работа с картой крупного масштаба позволяет выдвинуть обоснованные версии о причастности конкретных лиц к совершению преступления. Так, при расследовании преступления (убийства с изнасилованием несовершеннолетней девочки) в одном из сельских населенных пунктов Саратовской области для установления преступника оперативными работниками была использована карта данного населенного пункта. На карту наносились данные, полученные п результате допросов жителей села. При этом выяснялись вопросы: где данный свидетель находился непосредственно после совершения преступления, кого он встречал, в каком направлении двигался тот или иной мужчина. В результате анализа информации, нанесенной на карту, удалось выявить жителя села, в отношении которого из показаний различных лиц были получены данные о маршруте его движения от места совершения преступления сразу же после убийства, что и позволило раскрыть преступление;

4) в борьбе с незаконным оборотом наркотиков в перспективе значительные результаты могут быть получены при анализе данных аэрокосмической съемки в целях выявления незаконных посевов наркотикосодержащих растений;

5) традиционным и достаточно распространенным способом анализа доказательственной и ориентирующей информации является ведение различного рода картотек. В зависимости от характера расследуемого уголовного дела или группы уголовных дел, используются различные приемы группировки информации. Наиболее распространенным является составление двух групп карточек: на эпизоды преступной деятельности (в карточках указываются участники совершения данного эпизода, доказательства, сведения о потерпевших и предметах преступного посягательства) и на отдельных обвиняемых (эпизоды, в совершении которых он принимал участие, сведения о доказательствах вины и другие данные). После проведения каждого следственного действия (получения информации от оперативных работников) в те или иные карточки вносятся соответствующие дополнения.

Карточки могут заводиться и по иным основаниям (на регионы совершения преступлений, на объекты, так или иначе связанные с ними). Следователи, специализирующиеся на раскрытии неочевидных преступлений, работающие в составе следственно-оперативных групп, ведут картотеки похищенных предметов и ценностей по приостановленным уголовным делам о нераскрытых преступлениях, а также картотеки по микрорайонам, в которых совершались данные преступления. Это позволяет правильно оценить информацию, которая может быть получена при расследовании других уголовных дел, и быстро найти необходимое уголовное дело или материал. Ранее в практике деятельности следственного аппарата для осуществления информационно-аналитической деятельности применялись специальные карточки с краевой перфорацией. С появлением средств вычислительной техники такие карточки практически вышли из употребления;

6) значительный объем информации может быть получен следователем при кропотливой работе с документами различных организаций и предприятий. Так, по факту мошеннического завладения ювелирными украшениями в специализированном магазине путем подделки кассового чека было возбуждено уголовное дело, которое в течение длительного времени оставалось нераскрытым. Известно было только, что преступление совершено лицом с признаками внешности одной из закавказских национальностей. Следователем была выдвинута версия о том, что преступник является гастролером, совершающим кражи в различных городах. Ответы на запросы дали возможность подтвердить эту версию и установить целый ряд городов, в которых были совершены аналогичные преступления. Далее следователь выдвинул версию о том, что во время приезда в тот или иной город преступник мог проживать в гостиницах. Сверка списков проживающих в дни совершения преступлений выявила конкретное лицо, совершившее преступление.

Большие возможности для раскрытия преступлений дает использование методов информационно-аналитической работы при интегрированном поиске в системе криминалистической регистрации в сочетании с использованием информации, полученной при производстве следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

§ 3. Формы и методы использования средств вычислительной техники в криминалистической деятельности

Существенно повысить качество и эффективность информационно-аналитической работы следователей и оперативных работников при расследовании деятельности преступных структур позволяет использование средств вычислительной техники. Они могут быть использованы при решении самых различных аналитических задач, и в первую очередь для составления сложных аналитических процессуальных документов – обвинительных заключений, постановлений о продлении сроков следствия и содержания обвиняемых под стражей и др. Решение этой задачи осуществляется с использованием не только текстовых редакторов, но и автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС), которые позволяют формировать текст и систематизировать имеющуюся информацию по эпизодам преступной деятельности, по предметам преступного посягательства, по лицам, привлеченным к уголовной ответственности. Использование этих методов в деятельности следственной части Следственного комитета МВД России на базе АИПС «Бинар-3» позволило резко сократить время, затрачиваемое на составление обвинительных заключений даже по наиболее сложным и большим по объему уголовным делам.

В процессе расследования могут также использоваться подсистемы информационного обеспечения работы следователей и работников дознания с доказательственной и ориентирующей информацией. В настоящее время они работают на базе АИПС. В Следственном управлении ГУВД Москвы используется АИПС «Арсенал», созданная на базе программного средства «ФЛИНТ». В других регионах правоохранительными органами используются и иные АИПС. Различия между ними – в быстродействии, интерфейсе, но не в принципах функционирования. Здесь главным является проектирование структур баз данных, детализация и логическая стройность тезаурусов (классификаторов информации). В числе основных направлений использования АИПС в деятельности следователей и органов дознания при анализе доказательственной и ориентирующей информации можно назвать следующие:

– анализ информации по одному сложному, многоэпизодному уголовному делу, по которому к уголовной ответственности привлекается несколько человек; здесь информация группируется по эпизодам, объектам, лицам, времени, месту совершения преступлений, по типу имеющихся доказательств, что позволяет систематизировать всю имеющуюся информацию и в необходимых случаях получать ее в определенной структуре, например, по схеме: лицо – эпизод – доказательства и ориентирующая информация; это очень важно, в частности, при подготовке к проведению сложных допросов, других следственных действий;

– анализ информации по группе уголовных дел: приостановленных за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, возбужденных по многочисленным фактам совершения преступлений, особенно в условиях чрезвычайных ситуаций (в свое время при расследовании многочисленных преступлений, совершенных на почве межнациональных столкновений и г. Сумгаите именно использование АИПС, в которую были включены данные по многим уголовным делам, находящимся в производстве различных следователей, позволило выявить те из них, которые могли быть совершены одними лицами);

– анализ информации о движении товарно-материальных ценностей, документов и т.д.; такой анализ крайне необходим при проведении документальных ревизий, при расследовании многочисленных эпизодов получения наркотиков по поддельным рецептам, при расследовании преступлений в сфере банковской деятельности (так, в Следственном комитете МВД России на базе системы «Бинар-3» осуществляется анализ информации о поступлении поддельных кредитовых авизо из различных регионов России, что позволяет выявлять фирмы, банки и конкретных лиц, участвующих в совершении этих преступлений).

При расследовании деятельности организованных преступных структур возникает необходимость решения поисковых, аналитических задач в графическом режиме, например путем составления схемы преступных связей в криминальной группировке. Зачастую при использовании графических схем решить эту задачу не удастся из-за особой сложности и разветвленности преступных связей, а также из-за необходимости показать содержание таких связей. Современные компьютерные разработки позволяют во многом решить эту проблему. Так, в Институте проблем информации Российской академии наук разрабатывается система «Спрут», специально ориентированная на выявление и моделирование связей в преступных группировках. Она позволяет фиксировать и информацию, отражающую качественные характеристики таких связей (коррупция, родственные связи и т.д.). Аналогичные системы, например система «Кондор» (г. Омск), позволили бы значительно оптимизировать процесс аналитической работы следователей по уголовным делам.

Актуальной проблемой улучшения процесса информационно-аналитической работы при расследовании преступлений является более широкое использование следователями автоматизированных криминалистических учетов. Значительная часть учетов в настоящее время ведется на основе текстовой информации. И здесь в основе использования АИПС должна лежать система понятий для описания информации и осуществления поиска. Такие понятия, объединенные в классификаторы, в настоящее время даны в документах, утвержденных приказом МВД России от 31 августа 1993 г.

Одна из наиболее эффективно функционирующих систем – система «Сейф» – предназначена для раскрытия и расследования хищений денежных средств из закрытых хранилищ. Ее эффективность определяется разветвленным описанием способов совершения таких хищений, применительно к известным лицам и к преступлениям, остающимся нераскрытыми. Обращение к системе «Сейф» позволяет, во-первых, выдвинуть обоснованные версии о причастности к совершению преступлений конкретных лиц, а во-вторых, выявить серии нераскрытых преступлений, которые могли быть совершены одним лицом или одной преступной группой.

Например, проводившийся анализ совершения краж из касс на территории одной из областей, позволил из общей массы таких преступлений выделить группы преступлений, совершенных одними и теми же способами. При этом был сделан вывод о том, что только одна из них базируется в данном регионе, а остальные – группы гастролеров, одновременно совершавших преступления в других областях и республиках. Дальнейший компьютерный анализ информации позволил выявить географию действий «местной» преступной группы, что дало возможность предположительно установить место проживания преступников. В результате последующих следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий преступники были установлены и задержаны.

Для выдвижения типовых версий большое значение будут приобретать в ближайшем будущем специализированные компьютерные информационные системы. Они могут работать по различным принципам. Перспективно использование автоматизированных систем, отслеживающих криминогенные связи между регионами и отдельными микрорайонами в населенных пунктах. Именно таким образом функционировала в Екатеринбурге система «Квадрат», которая на основе информации о преступлениях и административных правонарушениях давала анализ более или менее устойчивых криминогенных связей (место жительства, работы, наличия знакомых) между местом совершения преступлений и местом жительства преступников. При этом за основу брался квадрат координат на карте города. В настоящее время эта система включена в общую систему учетов.

На основе текстовой информации функционируют и многие другие криминалистические учеты, используемые в процессе раскрытия и расследования преступлений. Однако потребности криминалистической регистрации гораздо шире и предполагают более широкое использование в процессе учета преступлений, следов, других объектов графической информации. Особенно это касается поиска по учетам по признакам внешности. В России в настоящее время разработан ряд систем, позволяющих устанавливать лиц, причастных к совершению преступлений как на основе словесного (понятийного) описания, так и на основе графической информации (запись фотоизображений через сканирующее устройство на магнитные носители компьютеров). В качестве примера можно привести функционирование системы «Портрет» в УВД Томской области. В систему вводятся данные о признаках внешности подучетника, его анкетных данных, месте жительства, о ранее совершенных преступлениях. Всего в память ПЭВМ занесены данные о нескольких тысячах лиц.

Поиск по данной системе осуществляется с участием потерпевших или очевидцев, которые сообщают данные о признаках внешности преступника. На основе поисковых признаков система осуществляет выборку компьютерных изображений лиц, чьи данные о признаках внешности совпадают с заданными, и предъявляет их последовательно по 6 изображений, экспонируя на экран дисплея. Интересно, что практика деятельности органов расследования пошла по пути оформления акта поиска по системе как следственного действия предъявления для опознания по фотографии в присутствии понятых. В уголовное дело помещается распечатка изображений всех шести лиц, предъявлявшихся для опознания.

В перспективе такие системы могут включать массивы графической информации о субъективных портретах разыскиваемых лиц. Включение в структуру программы математических средств распознавания образов позволит решать многие поисковые задачи в автоматическом режиме, осуществляя сверку информации из данной подсистемы с информацией из массива фотоизображений.

Графическая информация в последнее десятилетие все шире применяется для поиска преступников по дактилоскопическим учетам*. Только в странах СНГ в настоящее время разработано свыше десяти разнообразных систем обработки дактилоскопической информации. При этом наблюдается постепенный переход к методам поиска, основанным на математических средствах распознавания образов.

*О системе и построении этих учетов см. гл. 16.

В перспективе существует возможность использования аналогичных систем с использованием методов компьютерной графики для отождествления лиц по различным фотоизображениям, в том числе по фотоизображениям лица в различном возрасте. По аналогии можно таким же образом осуществлять обработку любой графической информации (деньги, документы, картины и т.д.).

В настоящее время насущной необходимостью является выбор аналогичных систем как базовых для использования всеми органами внутренних дел России и стран СНГ. В противном случае в разработку и приобретение таких систем будут вложены значительные средства, но несопоставимость их между собой, применение различных систем во многих регионах приведет в целом к неиспользованию их огромных возможностей. Одновременно должен осуществляться поиск программных возможностей обмена информацией между различными типами систем.

Новые возможности использования средств вычислительной техники связаны с перспективами появления в ближайшие годы новых видов учетов. Здесь следует упомянуть, прежде всего, о перспективах создания учетов, основанных на расшифровке генотипа человека. На уровне проведения экспертиз возможности этого для раскрытия преступлений уже проверены жизнью. Однако дальнейшая реализация этого метода экспертных исследований должна быть связана с созданием принципиально новых видов учетов, основанных на формализации и введении в базу данных генетических кодов лиц, поставленных на учет.

Не менее эффективным может быть компьютеризированный учет записей голоса известных лиц и неизвестных преступников.

Чрезвычайно велики перспективы, связанные с использованием следователями информации, содержащейся в автоматизированных базах данных различных организаций: гостиниц, аэропортов, вокзалов, пограничного контроля, таможни, налоговой инспекции и налоговой полиции. С их помощью можно выявить передвижение тех или иных лиц, перемещение ценностей, денежных средств и т.д.

Использование баз данных предприятий позволяет выявлять случаи изменения комплектации технических средств (например, угнанных автомобилей). Базы данных коммерческих структур позволяют выявить движение денежных средств. При этом использование компьютерных систем позволяет на несколько порядков сократить сроки проведения документальных ревизий.

Интенсивное развитие средств вычислительной техники создает чрезвычайно широкие перспективы для их использования в деятельности следственного аппарата. Уже сейчас следователи практикуют перевод видеозаписей, производившихся на месте происшествия, в цифровую форму с последующей распечаткой отдельных кадров.

В настоящее время на вооружение органов внутренних дел поступили «цифровые» фотоаппараты, позволяющие распечатывать снимки без использования химических процессов через компьютер. (Здесь, однако, нельзя не обратить внимание на возможность редактирования таких снимков с помощью специальных программ, прилагаемых к такому фотоаппарату.)

В ближайшей перспективе при расследовании преступлений могут быть использованы компьютеры с преобразователями речи. Это позволит следственному аппарату на новом уровне вернуться к идее «диктомашбюро», когда следователь будет надиктовывать компьютеру текст документа, который будет распечатываться на бланке в автоматическом режиме. Технически это уже возможно, хотя и дорого.

Весьма перспективным, особенно в условиях роста организованной преступности, является возможность внедрения в следственную практику методов дистантного допроса на основе средств компьютерной связи. Его суть заключается в возможности допроса следователем лица, находящегося в другом городе или стране, с передачей посредством телеустановки и компьютера изображения и речи, с последующим обменом факсимильными подписанными протоколами допроса. Качество изображения и звука, возможность удостоверения результатов следственного действия обеспечивают полноту восприятия информации не в меньшей степени, чем при вызове допрашиваемого в кабинет следователя.

Принципиально новые возможности повышения уровня раскрытия и расследования преступлений создало бы формирование интегрированного банка данных уголовных дел, расследованных в одном регионе или в России. Уже существующие программы позволили бы осуществлять анализ и выявлять связи (предметы, способы совершения преступлений, лица) между сотнями тысяч уголовных дел. Это позволило бы резко активизировать борьбу с проявлениями организованной преступности и с преступниками-гастролерами.

Глава 8. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ ЛИЧНОСТИ

§ 1. Понятие и задачи криминалистического изучения личности

Центральным элементом изучения в процессе расследования преступления, безусловно, оказывается человек. Это – лицо, совершившее преступление, потерпевший, свидетели, а также привлекаемые следователем к процессу расследования иные лица: эксперты, специалисты, понятые и т.д. Как ни в какой иной сфере познания в криминалистике (и теоретической, и практической) человек, по мере необходимости, может исследоваться во всей многогранности проявления его свойств: физических и психических, генетически обусловленных и прижизненно сформировавшихся, природных и социальных. Как известно, все свойства человека сосуществуют в нерасторжимом единстве, а их сочетание в конкретном индивиде образует еще одно важное качество – индивидуальность. Многообразие ситуаций, возникающих при осуществлении преступной деятельности и в ходе расследования преступлений, создает предпосылки к тому, что при изучении личности преступника и жертвы преступления криминалистически значимым может оказаться любое из множества его человеческих свойств: от анатомических и биологических (папиллярные узоры, группа крови, запах и т.д.) до психологических и социальных (особенности протекания психических процессов, мировоззрение, профессия и др.). Во-первых, криминалистически значимыми являются свойства преступника и его жертвы, проявляющиеся при совершении преступления и отображающиеся в виде материальных и идеальных следов в окружающей обстановке и сознании людей. Обнаружение и исследование этих следов, а через них – свойств преступника и жертвы – необходимое звено в установлении фактической картины преступления. Во-вторых, криминалистически значимыми становятся свойства участников процесса расследования, влияющие на его эффективность и определяющие его тактическую сущность. Для этого следователю приходится изучать личность обвиняемых и потерпевших, специалистов и экспертов, свидетелей, понятых, переводчиков, педагогов, законных представителей или близких родственников несовершеннолетних, статистов, привлекаемых к производству следственных действий (следственного эксперимента, предъявления для опознания). Помимо перечисленных (основных и дополнительных) участников расследования в поле внимания следователя включаются и иные лица, например, проживающие совместно с лицом, у которого предстоит провести обыск, или лица, оказывающие противодействие расследованию извне. Это могут быть представители властных и исполнительных структур, контрольных и ревизионных органов, отдельных учреждений и организаций, а также родственники, знакомые и близкие обвиняемых, потерпевших. Наличие внешнего противодействия влечет необходимость изучения следователем личностных особенностей субъектов, его осуществляющих, в целях нейтрализации негативного влияния последних на ход расследования.

В процессе осуществления криминалистической деятельности ее субъекты – следователь, специалист, эксперт изучают человека как индивида в целом либо его отдельные свойства в том объеме и направлении, которые определяются стоящими перед ними задачами. Главным субъектом расследования, как известно, является следователь и ему в наибольшей степени приходится проделывать основную работу по исследованию человека как объекта познания, а также оценивать результаты деятельности других участников расследования – специалистов и экспертов.

Криминалистическая теория и практика использует термин «личность» в самом широком смысле этого слова, включая в свойства личности всю совокупность криминалистически значимых человеческих качеств: морфологические, физиологические, психические, социальные. Так, криминалисты традиционно используют словосочетания «установление личности преступника», «установление личности потерпевшего», понимая под этим процессом выявление и использование совокупности свойств разного уровня. Таким образом, под криминалистическим изучением личности следует понимать установление криминалистически значимой информации о преступнике, жертве преступления, а также обвиняемом, потерпевшем и других участниках процесса расследования. включающей в себя сведения о присущих им анатомических, биологических, психологических и социальных свойствах, которые необходимы для идентификации личности, решения тактических задач и установления фактической картины события преступления в процессе его раскрытия и расследования, а также использования в целях осуществления криминалистической профилактики.

Можно выделить четыре основных класса криминалистических задач, решение которых базируется на использовании гомологической информации (от лат. Homo – человек), т.е. информации о свойствах человека. Первый класс задач связан с установлением тождества лица по комплексу его свойств, в том или ином виде отобразившихся вовне. Чаще всего эта задача решается в отношении обвиняемого и потерпевшего. Методика идентификации человека разрабатывается в криминалистической технике как разделе криминалистики, где исследуются признаки внешности человека, материальные следы-отображения частей тела человека (рук, ног, зубов и т.д.), следы проявления некоторых функциональных комплексов (голос, походка) и специфического письменно-речевого навыка, следы-вещества (кровь, запах). Информация, полученная при решении задач данного класса, имеет доказательственное значение и подлежит обязательному отражению в материалах уголовного дела.

Второй класс задач предполагает изучение таких свойств человека, которые связаны с установлением фактической картины преступления. При этом имеется в виду выявление и обобщение широкой информации об индивидуальных социально-психологических свойствах преступника и жертвы преступления, которыми обусловлены их мотивация и конкретные действия, относящиеся к расследуемому преступлению (способ совершения преступления, характер связи между преступником и жертвой и т.д.). В этом случае круг подлежащих установлению сведений определяется криминалистической характеристикой преступления данного вида, а преступник и жертва изучаются как ее важнейшие элементы. В большей части полученная при этом информация имеет доказательственное значение и фиксируется в материалах дела. Особенности реализации личностной информации для решения указанных задач являются предметом рассмотрения такого раздела криминалистики, как методика расследования отдельных видов преступлений.

Третий класс задач, разрешаемых на базе гомологической информации, связан с определением оптимальной линии поведения лиц, расследующих преступление, с учетом их взаимодействия с другими участниками расследования, что является предметом криминалистической тактики. В центре внимания при этом оказываются психофизиологические, психологические и социально-психологические качества людей, ибо именно они учитываются при выборе тактических приемов, проведении тактических комбинаций и операций. Можно выделить два уровня тактических задач, разрешаемых с учетом личностных особенностей участников расследования: общетактические, относящиеся к расследованию в целом или к группе следственных действий, и локальные, возникающие в рамках отдельного следственного действия.

Из решаемых на базе информации о личности задач общетактического уровня можно выделить следующие:

– определение места, условий и времени проведения следственного действия (например, выбор места и времени допроса с учетом состояния здоровья и возраста допрашиваемого);

– выбор участников следственного действия (например, привлечение переводчика, владеющего не только соответствующим языком, но и специальными знаниями в той сфере, в которой совершено расследуемое преступление: экономика, финансы и т.п.);

– установление очередности проведения следственных действий (например, определение последовательности допросов и очных ставок обвиняемых исходя из информации о межличностных конфликтах в преступной группе);

– установление психологического контакта с участниками расследования как предпосылка последующего психологического воздействия;

– предупреждение и разрешение конфликтных ситуаций в процессе расследования;

– прогнозирование линии поведения основных участников процесса (обвиняемого и потерпевшего) в процессе расследования в целом.

К тактическим задачам локального уровня можно отнести:

– распределение обязанностей между участниками следственного действия с учетом возможности выполнения ими конкретных задач (например, при обыске, при осмотре места происшествия, следственном эксперименте);

– прогнозирование поведения участников конкретного следственного действия;

– выбор тактических приемов целенаправленного воздействия на конкретного участника следственного действия (например, комплекс тактических приемов допроса свидетеля по оказанию помощи в восстановлении забытого или наблюдение за обыскиваемым и управление его поведением и др.). Информация о личности, используемая в тактических целях, в большей части не носит доказательственного характера и используется при расследовании преступлений как вспомогательная.

Четвертый класс задач, при решении которых используется информация о личности, связан с осуществлением криминалистической профилактики.

Разделение процесса криминалистического изучения личности на несколько направлений в зависимости от характера решаемых задач является достаточно условным. Это объясняется следующими обстоятельствами:

– во-первых, одни и те же данные о личности могут в определенной мере использоваться для решения задач разных классов (например, особенности психического склада, уровень интеллектуального развития преступника могут определять способ совершения преступления, и эти же свойства обвиняемого учитываются при разработке приемов в криминалистической тактике);

– во-вторых, методы и источники получения криминалистически значимой информации о личности могут быть в ряде случаев одни и те же вне зависимости от конечных целей использование этой информации (исключение составляют методы, применение которых требует специальных познаний);

– в-третьих, все выделенные направления в конечном счете являются сторонами единого процесса расследования и подчинены одной цели – раскрытию и расследованию преступления.

Криминалистическое изучение личности в процессе расследования осуществляется наряду с уголовно-правовым, уголовно-процессуальным и криминологическим ее изучением. Уголовно-правовой аспект изучения предусматривает установление признаков, относящихся к человеку как к субъекту преступления (возраст, психическая полноценность; личностные признаки, влияющие на квалификацию преступления, на определение наказания), а также отдельные признаки потерпевшего, имеющие уголовно-правовое значение. Уголовно-процессуальное направление предполагает установление данных о личности участников процесса расследования, необходимых для обеспечения процессуальной формы расследования (например, невладение языком, на котором ведется судопроизводство; возраст или наличие физических или психических недостатков, требующих обязательного участия защитника; наличие обстоятельств личностного свойства, исключающих участие в производстве по делу, и т.д.). Сведения о личности участников процесса, имеющих уголовно-правовое и уголовно-процессуальное значение, обязательны для установления и отражаются в материалах уголовного дела в полном объеме. Криминологический аспект проявляется в изучении личности преступника и жертвы преступления (виктимология) как часть исследования преступности в целом, ее причин, состояния, прогнозирования тенденций развития, а также предупреждения. Свойства личности обвиняемого и потерпевшего, будучи установленными следователем, а затем судом, впоследствии используются криминологами на разных уровнях анализа и обобщения.

Таким образом в ходе расследования преступления многоаспектный процесс изучения личности выливается в сложную комплексную задачу, решение которой возлагается, главным образом, на следователя. Эту сложность также обусловливают специфические условия расследования, носящие по отношению к следователю объективный характер. В первую очередь, это жесткая процессуальная регламентация процесса расследования, ограниченность времени, которое следователь может использовать для изучения личности. Во-вторых, сложная психологическая обстановка вокруг расследования и нередко встречаемое следователем целенаправленное противодействие отдельных участников процесса, Чаще всего – обвиняемого, реже – потерпевшего, заинтересованного свидетеля и иных лиц, затрудняющее процесс познания их истинных свойств, например, симулирование обвиняемым психического заболевания, отказ добровольно представить образцы для сравнительного исследования и проч. Существуют также причины субъективного характера, приводящие к ошибкам и тактическим просчетам. Они кроются в опасности формирования у следователя одного из видов профессиональной деформации – косных стереотипов в восприятии людей, препятствующих полноте изучения и объективности оценки конкретной личности.

Изучение личности в процессе расследования как одно из направлений криминалистической деятельности должно осуществляться в строгом соответствии с законом, охраняющим права и интересы личности, соблюдением норм нравственности, принципов научности и объективности. Эффективность этого процесса при условии соблюдения указанных требований будет зависеть от правильного выбора методики изучения личности и установления объема подлежащих изучению свойств личности.

§ 2. Объем и методы криминалистического изучения личности

Объем криминалистического изучения личности, т.е. совокупность и глубина исследования подлежащих установлению сведений о личности, определяется в каждом конкретном случае исходя из задач, решаемых с использованием этих сведений и с учетом процессуальной роли объекта изучения. Создать универсальный и исчерпывающий пречень криминалистически значимых данных о личности сложно ввиду их многообразия. Более целесообразно выделить группы данных, которые несут наиболее существенную «криминалистическую нагрузку» применительно к задачам криминалистического изучения личности.

Для установления тождества лица (первый класс задач) чаще всего выявляются и исследуются его биологические свойства*: признаки внешности, папиллярные узоры, группоспецифические свойства крови, тканей, волос, выделений; возрастные особенности, функциональное состояние биокомплекса человека и его составляющих (состояние здоровья); анатомические и нейротипологические свойства, участвующие в формировании функционально двигательных навыков; анатомические и функциональные особенности голосового аппарата. Получение информации о биологических свойствах человека базируется на использовании специальных познаний и осуществляется, в основном, путем проведения экспертиз. В рамках экспертных исследований используется широкий спектр методов специальных наук: анатомии, физиологии, билогии, химии, физики и др. Субъектами этих исследований являются назначаемые следователем эксперты. Для обнаружения, фиксации и изъятия объектов, несущих информацию о биологических свойствах лица, получения образцов для сравнительного исследования при необходимости следователь привлекает специалиста (медика, криминалиста).

*Идентификационные задачи могут решаться и на базе изучения психологических особенностей личности, например смысловой стороны устной и письменной речи.

В процессе установления фактической картины преступления (второй класс задач), как указывалось, в основном изучаются психологические, социально-психологические свойства преступника и жертвы преступления. Устанавливаются персонографические данные: фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, место жительства, национальность, язык, гражданство, социальное, материальное положение, социальное окружение (микросреда), образование, профессия (специальность), место работы, отношение к воинской службе, наличие наград, почетных званий и проч. Перечисленное имеет значение не только как сведения о фактах, но и как информация об условиях формирования индивидуально-психологического облика человека, факторах, влияющих на его мировоззрение и поведение.

Самую большую группу криминалистически значимых свойств человека составляют, пожалуй, те, которые относятся к психологическому складу личности. Без их учета невозможно ни установить фактическую картину преступления, ни реализовать тактическую линию расследования (третий класс задач). Принимая во внимание, что все элементы психологии личности проявляются во взаимосвязи, взаимообусловленности, можно выделить те из них, которые имеют наибольшее криминалистическое значение.

Психические процессы: восприятие, память, мышление, речь. (особенности восприятия и памяти учитываются в тактике допроса при анализе процесса формирования показаний. Скорость мыслительных операций, уровень овладения видами мышления (конкретное и абстрактное, логическое и интуитивное) учитываются следователем при оценке интеллектуального развития личности и в тактике, и в методике расследования, например при изучении способа совершения преступления конкретным лицом. Особый интерес для криминалистов представляет речь человека. Будучи тесно связанной с названными психическими процессами, являясь доступной для непосредственного восприятия, она несет много информации о свойствах личности говорящего: о возрасте, национальности, уровне интеллектуального развития, принадлежности к определенной социальной группе, преимущественном месте проживания, образовании, профессии, уровне культуры, психическом здоровье и т.д. По функциональным свойствам речи (скорость, четкость произношения) в совокупности с мимикой, пантомимикой и особенностями голоса (сила, тембр, тон) можно диагностировать психическое состояние и психические свойства говорящего.

Психическое состояние – это явление, определяемое как «целостная характеристика психической деятельности за определенный период времени, показывающая своеобразие протекания психических процессов в зависимости от отображаемых предметов и явлений действительности, предшествующего состояния и психических свойств личности»*. Криминалистически значимыми чаще всего являются эмоциональные состояния (тревога, страх, настроение, стресс и проч.); психические состояния, проявляющиеся в Интеллектуальной деятельности (внимание, сосредоточенность, заинтересованность и обратные им – рассеянность, безразличие, апатия и др.) и в сфере волевой деятельности (решительность – нерешительность, уверенность – неуверенность, борьба мотивов и др.). Психические состояния имеют достаточно выраженную внешнюю картину проявления, что делает их доступными для непосредственного восприятия. Криминальная ситуация (совершения преступления) и ситуация расследования часто вызывают у попадающих в них людей сходные, т.е. типичные, психические состояния. При этом можно выделить типичные психические состояния обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, которые специфически влияют на процесс формирования показаний, поведение в ходе совершения преступления, при проведении расследования. В тактике каждого следственного действия должны выявляться и учитываться психические состояния всех его участников. Так, предупреждение и разрешение конфликтных ситуаций по многом зависит от умения следователя воздействовать на негативные психические состояния участников расследования.

*Левитов Н.Д. О психических состояниях человека. М., 1964. С. 20.

Темперамент человека – это биологически обусловленное свойство психики, отражающее динамические аспекты поведения (интенсивность, скорость, ритм психических процессов и состояний) в зависимости от силы, уравновешенности и подвижности | нервных процессов. Преимущества и недостатки свойств темперамента, влияющие на поведение человека, необходимо учитывать  при психологическом взаимодействии в процессе общения: при | установлении психологического контакта, выборе приемов целенаправленного воздействия на психические состояния, при анализе процесса формирования показаний.

Мировоззрение как совокупность взглядов человека на окружающую действительность, межчеловеческие отношения проявляется в его жизненной позиции, убеждениях, ценностных ори-ентациях. Данные о характере человека как привычных для него устойчивых формах поведения в деятельности и общении помогают выявить мотивы его действий, спрогнозировать его поведение в конкретной ситуации, что необходимо и при установлении фактической картины преступления, и при выборе тактических приемов психологического воздействия.

Решение задач криминалистической профилактики, объектами которой являются конкретные лица, а также отдельные группы и коллективы, также требует установления социально-психологических данных о личности, о микроклимате, об изменении психической деятельности людей в группе под влиянием их взаимодействия.

Перечисленные криминалистически значимые психологические и социально-психологические данные о личности следователь устанавливает, используя комплекс методов, заимствованных криминалистикой из психологии. Это такие методы, как беседа, наблюдение, обобщение независимых характеристик, биографический метод, анализ результатов деятельности.

Беседа представляет собой способ получения информации и познания психологических явлений путем речевого общения. В ходе беседы имеется возможность выяснить широкий круг сведений о личности собеседника, характеризующих уровень его интеллектуального развития, профессиональных знаний, систему отношений к определенным событиям, явлениям, личностям, мировоззрение, понимание правовых и нравственных норм, особенности самооценки и собрать данные для диагностирования личности. Основные требования, предъявляемые к беседе – целенаправленность, плановость, индивидуальность. Форма, продолжительность, место и время проведения беседы, ее цель и предмет определяются с учетом уже известной следователю информации о лице, с которым она проводится, и сложившейся следственной ситуацией. Следователь должен уметь слушать собеседника, четко задавать вопросы. Первые вопросы следует подобрать из ряда контактных, т.е. таких, ответы на которые не вызывают затруднений. Тон беседы должен быть одновременно и располагающим, и достаточно официальным, условия ее проведения должны исключать посторонние раздражители.

В рамках беседы следователь может активно использовать и другой метод психологического изучения личности – наблюдение. При этом объектом наблюдения как целенаправленного, непосредственного и планомерного восприятия является внешний облик человека, а также его внешние поведенческие акты. Наблюдение позволяет получить представление о темпераменте, волевых, эмоциональных свойствах личности. При этом сущностью наблюдения как метода изучения личности является не пассивное созерцание и регистрация названных выше проявлений, а их глубокий анализ с точки зрения отделения закономерного от случайного, главного от второстепенного, причин от следствия.

Методы непосредственного (контактного) изучения личности для полноты и объективности следователь должен дополнять методом обобщения независимых характеристик. Его сущность заключается в сборе, обобщении и анализе сведений о личности, исходящих от разных лиц, наблюдавших проявление психических и иных свойств личности в различной обстановке и в разное время. При этом под характеристикой понимается любая (официальная и неофициальная, устная и письменная) информация о человеке, по которой можно судить о его личностных качествах и поведении. Применение метода обобщения независимых характеристик позволяет следователю получить обширный материал о проявлении психологических и социально-психологических свойств изучаемого лица в самых разных условиях (бытовых, производственных и др.). Характеристики, содержащиеся в разных источниках (показаниях лиц, знающих изучаемого, письменных характеристиках с места работы, жительства и других аналогичных документах), подлежат тщательной оценке.

Для более глубокого изучения личности, в основном центральных участников процесса – обвиняемого и потерпевшего наряду с методом обобщения независимых характеристик используется сочетающийся с ним биографический метод, заключающийся в собирании сведений о фактах из жизни человека, часто в хронологическом порядке или по отдельным жизненным этапам. Биографические данные позволяют судить о процессе формирования жизненных принципов и позиций, о системе отношений, ценностных ориентации, особенностях психического склада. Источники получения биографических сведений так же многочисленны, как и в обобщении независимых характеристик, но к ним добавляется и сам изучаемый.

Анализ результатов деятельности как метод изучения личности чаще всего используется при изучении личности обвиняемого. Основным объектом познания при этом становится его преступная деятельность во всем многообразии ее проявления. Однако нельзя ограничиваться только ею, особенно в тех случаях, когда преступная деятельность протекает параллельно с иной профессиональной и тем более, когда она тесно переплетается с последней. В любом виде человеческой деятельности находят отражение многие личностные качества субъекта, ее осуществляющего: способности, мотивация, черты характера и др.

Эффективность использования психологических методов следователем напрямую зависит от того, в какой мере он обладает такими необходимыми профессиональными качествами, как коммуникабельность, широкий кругозор, внимательность, достаточная эмоциональность, развитая интуиция.

В процессе криминалистического изучения личности зачастую возникает необходимость использования более сложных психологических методов, применяемых профессиональными психологами в рамках судебных экспертиз: психологических, психолого-лингвистических, инженерно-психологических, психолого-психиатрических. Здесь в определенных пределах могут применяться тестирование и психологический эксперимент, инструментальные методы исследования (например, для выявления психофизиологических особенностей участников дорожно-транспортных происшествий; при определении способности лица правильно воспринимать важные для дела обстоятельства и давать о них правильные показания и др.).

§ 3. Особенности криминалистического изучения личности участников процесса расследования

Изучение личности участников расследования в зависимости от их процессуального положения и роли имеет некоторые особенности, проявляющиеся в направлении и задачах исследования, комплексе используемых методов и источников информации.

Криминалистическое изучение личности неустановленного преступника может начинаться со сбора информации о нем по его следам, оставленным на месте происшествия, в памяти очевидцев. Полученные сведения в большей части носят поисково-доказательственный характер и используются для выдвижения версий о возможном субъекте преступления, определения направления его поиска. Основными источниками информации в этой ситуации являются результаты комплекса первоначальных следственных действий, данные оперативно-справочных учетов.

Информация о личности предполагаемого обвиняемого, скрывающегося от следствия, используется для решения тактических задач, связанных с его целенаправленным розыском. Данные о возрасте, преступном опыте, состоянии здоровья, образе жизни, круге общения и других личностных особенностях разыскиваемого используются для прогнозирования его поведения и установления места нахождения. На этом этапе расследования круг источников информации расширяется за счет допроса свидетелей и более широкого использования оперативной информации о разыскиваемом.

Значительную сложность приобретает изучение личности подозреваемого. Это обусловлено дефицитом времени, которым располагает следователь для сбора информации о подозреваемом. Как правило, следователю приходится максимально использовать информацию, послужившую основанием для привлечения в качестве подозреваемого, а также данные, получаемые непосредственно в ходе допроса последнего.

Специфика изучения личности обвиняемого определена его центральным положением в процессе, значительным комплексом прав по защите своих интересов. Объем информации о личности обвиняемого, необходимой следователю для установления факта его причастности к расследуемому преступлению и для построения тактики расследования, весьма значителен и включает весь комплекс сведений, приведенных в предыдущем параграфе. Особое значение при этом, как указывалось, приобретает изучение характера преступного поведения, предыдущего криминального опыта обвиняемого. В первую очередь эта информация, а вместе с ней и данные о психологическом облике обвиняемого должны использоваться для установления с ним психологического контакта и предупреждения возникновения конфликтов, приводящих иногда к отказу от дачи показаний. Это негативное последствие закроет для следователя важный источник информации о личности обвиняемого, каковым он сам является. Собирая сведения об обвиняемом, следователь должен принимать во внимание и те, которые положительно характеризуют его как личность, что необходимо для объективной оценки совокупности его свойств.

Криминалистическое изучение личности потерпевшего в рамках расследования должно, во-первых, обеспечить решение задачи по установлению фактической картины преступления, а, во-вторых, дать основу для целенаправленного использования тактических приемов по воздействию на потерпевшего при проведении следственных действий с его участием. Во многих ситуациях именно личностные качества потерпевшего (пол, возраст, физическое и психическое состояние, уровень интеллектуального развития, образ жизни в целом и поведение в конкретных обстоятельствах, круг общения и др.) могут влиять на действия преступника, обусловливая выбор им объекта посягательства, места, времени и способа совершения и сокрытия преступления, а также поведения в ходе расследования. Для установления характера связи между преступником и потерпевшим личность последнего изучается не в меньшем объеме, чем личность обвиняемого с использованием всех допустимых источников получения информации и методов, при этом применяемых. Особое внимание уделяется диагностике психического состояния потерпевшего, возникшего вследствие преступного посягательства. Помимо психологических особенностей учитываются и те личностные качества, которые определяют позицию потерпевшего в расследуемом деле (например, желание скрыть свое негативное поведение, преувеличить вред, ему причиненный, либо, наоборот, преуменьшить его), мотивы, лежащие в основе этой позиции. Отдельное внимание следует уделять выявлению тех свойств, которые необходимы для оценки потерпевшего как лица, дающего показания.

Криминалистическое изучение личности свидетеля – задача более узкая. Здесь подлежат выявлению сведения, которые будут использованы для установления психологического контакта, а также те, которые характеризуют свидетеля как лицо, воспринимающее и передающее информацию. При этом устанавливаются и оцениваются возможности органов чувств, мыслительные способности, память, уровень развития речи, возраст, пол, кругозор, жизненный опыт, профессия. Помимо этого выявляются такие свойства, на основе которых можно прогнозировать поведение свидетеля в специфических условиях допроса (психологическая готовность давать показания, понимание своего гражданского долга), возможную установку на дачу ложных показаний и ее мотивы. Как правило, изучение личности свидетеля осуществляется в ходе беседы, предваряющей допрос, и в ходе самого допроса. Метод беседы дополняется наблюдением за поведением допрашиваемого. В необходимых случаях может назначаться судебно-психологическая экспертиза для установления способности свидетеля правильно воспринимать и воспроизводить информацию.

Изучение личности иных участников процесса расследования узкоспецифично по целям и полностью зависит от их процессуальной роли. Появление в процессе этой категории участников происходит путем выбора их самим следователем. При этом последний как бы отталкивается от эталона-модели понятого, переводчика, педагога и др., обусловленного функциями, которые придется выполнять каждому из перечисленных. Правильный подбор понятых, педагога, переводчика с учетом их личностных особенностей обеспечивает возможность выполнения возложенных на них процессуальных обязанностей, гарантирует реализацию тактических планов следователя, оптимальную психологическую атмосферу проводимых с их участием следственных действий.

При подборе понятых выясняется возможность правильно воспринимать и понимать содержание и ход следственного действия, выдерживать психологические и физические нагрузки, давать впоследствии показания в качестве свидетеля в суде, если возникнет в этом необходимость. Понятые, таким образом, должны подбираться с учетом возраста, пола, состояния здоровья, уровня интеллектуального развития и культуры, образования, а иногда и профессии.

При назначении переводчика тактически правильным будет установить не только уровень владения языком, на который или с которого будет осуществляться перевод, но и знание переводчиком обусловленной национальностью специфики социально-психологического склада участников процесса, с которыми ему придется контактировать при выполнении своих функций.

Привлекая педагога к участию в допросе несовершеннолетнего, следователь должен установить и учесть пол, возраст, уровень профессиональной подготовки, опыт педагога, характер его взаимоотношений с допрашиваемым.

Изучение личности понятых, переводчика, педагога не требует значительных затрат времени. При этом целесообразно использовать экспресс-методику, включающую сочетание методов беседы и наблюдения в рамках подготовки следственного действия (данные о возрасте, образовании, состоянии здоровья в случае необходимости могут быть проверены по личным и иным документам).

Глава 9. ИСТОРИЯ КРИМИНАЛИСТИКИ

§ 1. Возникновение криминалистики и основные направления ее развития в начальный период

Возникновение и становление криминалистики как области научного знания неразрывно связано с потребностями уголовного процесса в использовании данных естественно-технических наук для решения возникающих в процессе расследования преступлений многих специфических задач.

Отдельные попытки применения к расследованию преступлений тех или иных технических приемов имели место еще в древнейшие времена, например, попытки Аристотеля и Светония открыть закономерности в образовании почерков, имевшие значение для судебного исследования рукописей, использование отпечатков пальцев в древнем Китае для удостоверения документов и предотвращения их подделок, применение культивировавшегося с давних пор в Индии искусства распознавания следов ног человека и животных и др. Однако до начала прошлого столетия при решении большинства вопросов технического характера, возникавших в процессе следствия, лица, занимавшиеся расследованием, руководствовались в основном своими житейским опытом и простой сообразительностью.

С развитием капитализма и ростом преступности, ее «технизацией», заключавшейся в использовании для преступных целей новейших достижений техники, предпринимаются различные меры для того, чтобы усовершенствовать методы расследования преступлений. Это потребовало целенаправленного изучения способов совершения преступлений, привлечения к участию в расследовании сведущих лиц – экспертов и научной постановки самого процесса расследования. В результате происходили: процесс централизации и специализации уголовной полиции, систематическое изучение накапливавшегося у многих следователей опыта борьбы с определенными видами преступлений, использование в качестве экспертов специалистов всех отраслей знания. С начала прошлого столетия были опубликованы первые практические руководства для следователей полиции, в которых впервые были систематизированы все известные в то время способы расследования преступлений (Ягеманн – 1838 г., Циммерман – 1852 г., Рихтер – 1855 г.). Эти публикации положили начало учению о тактике следственных действий (осмотра, обыска, допросов).

И все же возникновение криминалистики как самостоятельной юридической науки и самого термина «криминалистика» связано с именем австрийского следователя, а впоследствии профессора Ганса Гросса (1847-1915), опубликовавшего в 1892 г. книгу «Руководство для судебных следователей». (Третье издание этой книги в 1898 г. называлось «Руководство для судебных следователей как система криминалистики».) В этой книге автор не только обобщил имевшийся опыт следственной работы, но и предложил разработанные им и его предшественниками некоторые специальные приемы, приспособленные для целей расследования и основанные на данных различных (главным образом естественных) наук. Г. Гросс определил созданную им новую отрасль знаний как науку «о реальностях уголовного права», основанную на смешанном правовом и естественно-историческом методе и имеющую своим предметом фактическую сторону преступлений и сведения, необходимые при производстве отдельных следственных действий. Труды Г. Гросса явились основополагающими для развития австро-германской ветви криминалистики, представители которой (преемники и последователи Г. Гросса Вайнгардт, Шнейкерт, Гельвиг и др.) разрабатывали криминалистическую науку в направлении уголовной техники и тактики как единого целого с разделением на общую и особенную части.

Оценивая вклад Г. Гросса в науку криминалистику, необходимо отметить, что многие из его разработок не утратили своего значения до настоящего времени. Придавая большое внимание использованию технических приемов и методов исследования различных вещественных доказательств, Г. Гросс весьма негативно оценивал значение свидетельских показаний. Тем не менее его рекомендации, относящиеся к тактике производства допроса и других следственных действий и расследования в целом, выгодно отличают «Руководство для судебных следователей» от подобных работ других авторов, изданных в тот же период.

Несколько по иному пути пошло развитие криминалистики в романских (Франция, Италия) и англо-саксонских странах. Криминалистика этих стран объектом своего внимания избрала исключительно техническую сторону расследования, которое ими рассматривается как самостоятельная дисциплина. Основателем этого направления во Франции был ученый Альфонс Бертильон, который первым в мире ввел в криминалистику научные методы работы, заимствованные из антропологии и статистики. Данные этих наук были использованы для разработки методов регистрации преступников по размерам частей тела и чертам внешности (словесному портрету).

С небольшими усовершенствованиями метод «словесного портрета» сохранился до настоящего времени.

В дополнение к приметоописательному методу Бертильон разработал определенные правила фотографирования преступников (опознавательная или сигналитическая фотография) и методику исследования рукописей.

В определенной мере продолжателем заложенных Бертильоном основ во Франции явился Э. Локар, в трудах которого нашли особенно полное и яркое выражение его обширные знания и многолетний опыт практической работы в качестве эксперта и руководителя Лионской криминалистической лаборатории (20-30-е гг. XX в.). Такое направление в развитии криминалистики, как видно, ориентировано в основном на использование данных естественно-технических наук, необходимых для обнаружения и, главным образом, исследования вещественных доказательств.

В историческом плане зарождение криминалистики в Англии во многом связано с формированием дактилоскопического метода регистрации, основоположником которого явился английский ученый естествоиспытатель Френсис Гальтон (1822-1911). На основе использования богатого практического опыта применения отпечатков пальцев для удостоверения личности он сумел решить совершенно новую задачу – использовать отпечатки пальцев для опознания преступников на основе созданной им новой системы регистрации по пальцевым узорам.

Дальнейшее развитие криминалистики в англо-саксонских странах шло по пути ее представления как полицейской дисциплины, определяемой особенностями английского уголовного процесса.

§ 2. Отечественная криминалистика. Ее возникновение, развитие и современное состояние

В истории отечественной криминалистики можно выделить несколько периодов, каждый из которых отличается уровнем развития криминалистики, своими частными задачами и особенностями правового обеспечения. Изучение истории криминалистики позволяет глубже понять ее истоки, социальную функцию и тенденции развития. В настоящее время предложены следующие основные этапы, определяющие развитие отечественной российской криминалистики: первый – до октября 1917 г., связанный с возникновением и первым опытом использования криминалисти-ческих приемов и средств в уголовном процессе дореволюционной России; второй 1917-30-е гг., характеризующийся накопленном эмпирического материала; третий – 40-50-е гг., время формирования частных криминалистических теорий; четвертый – 60-80-е гг., определивший формирование и развитие общей теории и методологии криминалистики; пятый – 90-е гг. – разработка и внедрение новых технологий в изменившихся социальных И экономических условиях в стране, дальнейшее совершенствование общей и частных криминалистических теорий*.

Анализ и подробная характеристика указанных исторических Периодов отечественной криминалистики содержится в достаточно обширной криминалистической литературе, в отдельных работах по истории криминалистики**.

*Периодизация истории криминалистики с 1917 г. по 1980 г. предложена проф. Р.С. Белкиным.

**См.: Белкин Р.С., Винберг А.И. История советской криминалистики. М., 1982, 1983; Крылов И.Ф. В мире криминалистики. Л., 1980; Самошина З.Г. Исторический очерк развития криминалистики в МГУ. М., 1982; Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 1. М., 1997.

Криминалистические знания в дореволюционной России. В России, как и в других европейских странах, отдельные приемы ведения следствия, распознания подложных документов, сличения подписей и почерков, проведения допросов, очных ставок, осмотров и других следственных действий, содержащие зачатки криминалистических знаний, известны издавна. Однако лишь после судебной реформы 1864 г., покончившей с теорией формальных доказательств, появляется научный интерес к анализу и систематизации методов собирания и использования косвенных доказательств. В этот период такого рода рекомендации содержались главным образом в трудах процессуалистов. Так, в работе А.А. Квачевского «Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по судебным уставам 1864 г.» были рассмотрены некоторые способы совершения преступлений, показаны свойственные им следы, могущие способствовать розыску преступника; даны рекомендации о порядке составления протоколов, упаковке вещественных доказательств, поиске и приемах собирания различных улик.

Определенную роль в развитии и использовании криминалистических знаний в русском судопроизводстве сыграли широко известная работа Л.Е. Владимирова «Учение об уголовных доказательствах» (1910 г.), книга О.Н. Трегубова «Основы уголовной техники» (1915 г.).

Распространению же истинно криминалистических знаний в конце XIX – начале XX вв. способствовали переведенные и опубликованные в России труды зарубежных криминалистов Г. Гросса, Р.-А. Рейсса, А.Вайнгардта***, оказавшие значительное влияние на русских авторов. Так, например, работа В.И. Лебедева «Искусство раскрытия преступлений. Дактилоскопия» (1912 г.) фактически является отражением концепции Г. Гросса и других западноевропейских криминалистов по данному вопросу.

***См.: Гросс Г. Руководство для судебных следователей СПб., 1898; Рейсе Р.-А. Научная техника расследования преступлений. СПб., 1912; Вайнгардт А. Уголовная тактика. СПб., 1910.

Велика роль в становлении и развитии отечественной криминалистики Е.Ф. Буринского (1849-1912), которого по праву считают родоначальником исследовательской криминалистической фотографии в области исследования документов. Его монография «Судебная экспертиза документов, производство ее и пользование ею» (1903 г.) далеко выходит за рамки названия и практически является первым оригинальным научным трудом по криминалистике в России. В ней не только излагаются разработанные методы исследования документов, но и сформулирована концепция судебной экспертизы вообще, использования ее в уголовном и гражданском судопроизводстве. Заслугой Е.Ф. Буринского является также создание первого научного экспертного учреждения в России – судебно-фотографической лаборатории при С.-Петербургском окружном суде (1899 г.), на базе которой впоследствии была создана правительственная судебно-фотографическая лаборатория при прокуроре С.-Петербургской судебной палаты (1893 г.), а в 1912 г. открыт первый кабинет научно-судебной экспертизы. Подобные кабинеты в России были созданы в 1914 г. накануне Первой мировой войны в Москве, Киеве, Одессе и сыграли важную роль в области разработки и внедрения криминалистических знаний в уголовном процессе.

Однако в целом следует признать, что в дооктябрьский период криминалистика в России находилась в зачаточном состоянии, применение научных методов в расследовании преступлений носило эпизодический характер, криминалистическая литература была весьма скудна, за исключением упомянутой работы Е.Ф. Буринского. Некоторые вопросы тактики следственного осмотра и обыска были изложены в книге известного криминалиста Б.Л. Бразоля «Очерк по следственной части. История. Практика» (1916 г.).

Развитие криминалистики в советский период. Первый этап этого периода – 1917-30-е гг. – характеризуется накоплением эмпирического материала, на базе которого фактически создавалась отечественная криминалистическая наука, вырабатывалась и совершенствовалась практика экспертных криминалистических учреждений, первоначально преимущественно в органах НКВД. Именно на практической работе в органах НКВД выросли такие ученые криминалисты, как      И.Н. Якимов, С.М. Потапов, Н.С. Бокариус, П.С. Семеновский, В.И. Громов, опубликовавшие первые работы по криминалистике в 20-е гг.* Их труды, хотя и испытывали на себе влияние западноевропейских криминалистов (Рейсса, Шнейкерта, Гейндля, Аннушата и др.), фактически были первыми учебниками и практическими руководствами по криминалистике для работников дознания и следствия.

*См.: Якимов И.Н Практическое руководство к расследованию преступлений. М., 1924; Его же. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. М., 1925; Потапов С.М Судебная фотография. М., 1926; Семеновский П.С. Дактилоскопия как метод регистрации. М., 1923; Бокариус НС Справочный альбом по словесному портрету. М., 1924; Громов В.И. Дознание и предварительное следствие (Теория и техника расследования преступлений). М., 1925; Его же. Методика расследования преступлений. М., 1929.

В рассматриваемый период начинается формирование экспертных криминалистических учреждений, которые накапливали богатый эмпирический материал, послуживший базой для первых научных криминалистических обобщений и практических руководств, предназначенных работникам правоохранительных органов. Большое не только практическое, но и теоретическое значение имели опубликованные в 1935 г. книги «Осмотр» И.Н. Якимова, ив 1938 г. «Руководство по осмотру места преступления» Б.М. Комаринца и Б.И.Шевченко. С середины 30-х гг. преподавание криминалистики было введено во всех советских юридических институтах, на юридических факультетах университетов, в специальных учебных заведениях НКВД. Возникла острая потребность в учебниках криминалистики. Первый отечественный учебник, авторами которого были С.М. Потапов, И.Н. Якимов, В.И. Громов и др., был издан в 1935-1936 гг. в двух книгах. В отличие от ранее изданных (например, Якимов И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. М., 1925), в учебнике были предприняты попытки разработки отдельных теоретических проблем: сущность криминалистики, ее структура, связь с естественными науками, вопросы планирования расследования.

В 1938 г. было осуществлено еще одно издание учебника криминалистики для вузов (тех же авторов), а в 1940 г. вышел первый учебник для юридических школ Б.М. Шавера и А.И. Винберга. Изданные учебники отражали достигнутый к тому времени уровень развития криминалистической науки в советской стране. К тому времени живая связь с зарубежными криминалистическими центрами прервалась.

Формирование частных криминалистических теорий (40– 50-е гг.). Начиная с 1940 г., отмечается довольно интенсивное развитие отечественной криминалистики. Этому способствовали опубликованная в 1938 г. статья Б.М. Шавера «Предмет и метод советской криминалистики»*, и также статья С.М. Потапова «Принципы криминалистической идентификации»**, положившие начало формированию теоретических основ криминалистики и одной из ее важнейших теорий.

*См.: Соц. законность. 1938. № 6.

**См.: Сов. гос-во и право. 1940. № 1.

Начавшаяся Великая отечественная война (1941-1945 гг.) приостановила фундаментальные научные исследования проблем криминалистики, но экспертная научно-исследовательская работа по отдельным частным вопросам практического значения продолжалась весьма успешно.

С середины 40-х гг., по окончании войны, в отечественной криминалистике продолжился процесс формирования ее теоретических основ, сопровождавшийся развитием представлений о предмете, системе и природе криминалистики. Одновременно происходит формирование частных криминалистических теорий и учений. Закладываются методологические основы криминалистики, система криминалистики и ее методы, разрабатываются проблемы криминалистической трасологии, баллистики, фотографии и технического исследования документов, судебного почерковедения и криминалистической регистрации. Именно в этот период проходили дискуссии о предмете криминалистики (1955 г.), разрабатывалась концепция криминалистической идентификации (С.М.Потапов, 1946 г., В.Я Колдин, 1957 г.), были опубликованы оригинальные работы Б.И. Шевченко «Научные основы современной трасеологии» (1947 г.), Б.М. Комаринца «Криминалистическая идентификация огнестрельного оружия по стреляным гильзам» (1945 г.), С.М. Потапова «Судебная фотография» (1955 г.), Н.А. Селиванова «Судебно-оперативная фотография» (1955 г.),      В.Ф. Орловой «Основы идентификации личности по почерку» (1952 г.) и др.

Велись активные изыскания и в области технико-криминалистического исследования документов. В 1949 г. была опубликована работа Н.В. Терзиева и А.А Эйсмана «Введение в криминалистическое исследование документов» в двух частях. В первой книге, автором которой был Н.В. Терзиев, были рассмотрены в историческом аспекте вопросы исследований письменных документов в России и за рубежом, впервые введен автором термин «техническая экспертиза документов», охарактеризованы предмет и система криминалистического исследования документов, методика осмотра документов. Во второй книге, подготовленной А.А. Эйсманом, описаны технические средства, приемы и методы, используемые при технико-криминалистическом исследовании документов. Последующие работы А.А. Эйсмана в этом направлении обогатили криминалистику электронно-оптическими методами усиления контраста и преобразования невидимого инфракрасного изображения в видимое с помощью прибора ЭОП.

С середины 50-х гг. активно разрабатывалось учение о версии и планировании расследования (А.Н. Васильев, С.А. Голунский, Н.А. Якубович, Г.Н. Мудьюгин), продолжившееся в последующий . период (60-70-е гг.).

Был опубликован ряд фундаментальных работ по тактике следственных действий. Начало было положено проф. Якимовым,  который в 1947 г. защитил докторскую диссертацию на тему «Следственный осмотр». На эту же тему были выполнены пособие коллектива авторов ВШ МВД под руководством А.И. Винберга (1957 г.), монография В.И. Попова «Осмотр места происшествия» (1956 г.) и работа коллектива авторов ВНИИ криминалистики Прокуратуры СССР под руководством А.Н. Васильева «Осмотр места происшествия» (1960 г.).

Вопросы тактики следственного эксперимента исследовались в работах Л.Е. Ароцкера (1951 г.), Н.И. Гуковской (1958 г.), Р.С. Белкина (1959 г.). Много статей, отдельных монографических и диссертационных работ было посвящено вопросам тактики допроса, пик которых однако пришелся на последующий период (60-70-е гг.).

Формирование общей теории криминалистики (60–80-е гг.). В этот период, начиная с середины 60-х гг., в криминалистике получило развитие исследование общетеоретических проблем науки, было положено начало формированию ее нового раздела – «Теоретические и методологические основы». Вновь внимание ученых было привлечено к проблеме предмета криминалистики в свете требований и достижений научно-технического прогресса, исходя из необходимости объединения в единой теории сформировавшихся к этому времени и продолжающих формироваться частных теорий.

Наиболее значительными в этом плане были фундаментальные монографические работы С. П. Митричева «Теоретические основы советской криминалистики» (1965 г.), Р.С. Белкина и А.И. Винберга «Криминалистика и доказывание» (1969 г.), цикл работ В.Я. Колдина, посвященных проблеме идентификации и ее роли в судебном доказывании (1969, 1978 гг.), Н.А. Селиванова, В.Г. Танасевича, А.А. Эйсмана, Н.А. Якубович «Советская криминалистика. Теоретические проблемы» (1978 г.), А.Н. Васильева и Н.П. Яблокова «Предмет, система и теоретические основы криминалистики» (1984 г.), Р.С. Белкина – 3-томный труд «Курс криминалистики» (1977, 1978, 1979, 1997 гг.), его же работы, посвященные проблемам теории криминалистики (1986, 1987 и 1988 гг.) и многие другие.

На основе общей теории сформировались новые направления криминалистики: учение о способах совершения преступлений и сокрытия следов (Г.Г. Зуйков, И.М. Лузгин, В.П. Лавров), о криминалистической характеристике преступлений (Р.С. Белкин, В.А. Образцов, И.А. Селиванов, Н.П. Яблоков).

В этот период (конец 60-х – 70-о гг.) после многолетнего перерыва началась интенсивная разработка вопросов использования данных психологии в расследовании преступлений. Так, была опубликована монография А.Р. Ратинова «Судебная психология для следователей» (1967 г.), увидели свет работы А.В. Дулова, В.А. Васильева и др.

Данный этап развития криминалистики, помимо разработки вопросов общетеоретического и методологического характера, характеризуется также исследованием и формированием общетеоретических положений таких разделов криминалистики, как криминалистическая техника, криминалистическая тактика и криминалистическая методика расследования отдельных видов преступлений и их подразделов (отраслей).

В области криминалистической техники, которая в структуре криминалистики является наиболее динамичной системой, постоянно испытывающей влияние научно-технического прогресса, на базе широкого использования достижений естественных и технических наук постоянно происходят процессы дифференциации и специализации средств исследования. В орбиту судебного исследования оказались включенными новые объекты, доказательственные свойства которые ранее были недоступны для следствия и суда.

Научный потенциал криминалистической техники составляют работы, содержащие анализ и характеристику технико-криминалистических средств и методов исследования вещественных доказательств, использование специальных познаний в расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел, общетеоретических проблем судебной экспертизы (Н.А. Селиванов, В.И. Гон-чаренко, Г.И. Грамович, И.Н. Сорокотягин, А.И. Винберг, В.А. Арсеньев, Ю.Г. Корухов, А.Р. Шляхов). Отдельным разделам криминалистической техники посвящены работы: Б.И. Шевченко, Г.Л. Грановского, И.Ф. Крылова – вопросы трасологии; В.Ф. Орловой – проблемы идентификации по почерку; Б.М. Комаринца, Е.Н. Тихонова – проблемы судебно-баллистической экспертизы; В.А. Снеткова, А.М. Зинина, З.И. Кирсанова – проблемы портретной идентификации.

В разработку теоретических проблем криминалистической тактики большой вклад внесли А.Н. Васильев, Р.С. Белкин, Л.Я. Драпкин, А.В. Дулов, В.Е. Коновалова, В.И. Комиссаров, А.М. Ларин, И.М. Лузгин и др. Проблематика криминалистических ситуаций исследовалась в трудах И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина, В.К. Гавло; тактические комбинации и тактико-криминалистические операции были объектом исследования Р.С. Белкина, А.В. Дулова, В.И. Шиканова.

Вопросы тактики отдельных следственных действий исследовались в работах Н.И. Порубова, А.Б. Соловьева, Л.М. Карнеевой (проблемы допроса), П.П. Цветкова, В.А. Снеткова, З.Г. Самошиной (предъявление для опознания), А.Р. Ратинова (тактика обыска).

Криминалистическая методика, оформившаяся в самостоятельную часть криминалистики во второй половине 30-х гг., сначала активно развивалась в направлении разработки методик расследования отдельных видов преступлений.

Начиная с 70-х гг., значительно активизировались усилия криминалистов в области исследования общих теоретических и методологических проблем методики расследования, в том числе и по вопросам ее предмета. По этим вопросам был опубликован ряд содержательных работ А.Н. Колесниченко, В.Г. Танасевича, А.Н. Васильева, Н.П. Яблокова, В.А. Образцова, Н.А. Селиванова, И.А. Возгрина, И.Ф. Герасимова, А.В. Дулова и др.

На стыке между тактикой и методикой возникли такие самостоятельные направления в развитии криминалистической науки, как моделирование процесса расследования (И.М. Лузгин), разработка основ организации расследования и повышения его эффективности (Л.А. Соя-Серко, А.Б. Соловьев), организация и принципы расследования «по горячим следам» (В.П. Лавров), вопросы изучения личности обвиняемого и потерпевшего в процессе расследования (В.В. Вандышев, Ф.В. Глазырин, П.П. Цветков).

Современный этап развития криминалистики (90-е гг.). Происшедшие в этот период существенные изменения в политической и экономической сферах жизни страны, распад СССР не могли не оказать значительного влияния на структуру и динамику преступности и в связи с этим поставили перед наукой криминалистикой ряд новых задач. Принятие новой Конституции РФ, других законов в области правоприменительной деятельности органов расследования, изменение политической структуры общества вызнали необходимость вновь обратиться к теоретическим и методологическим проблемам криминалистики, пересмотреть отдельные положения в свете новых задач и более углубленного их исследования. Криминалистика менее других юридических наук была идеологизирована и достаточно легко освободилась от имевших место незначительных последствий классового подхода при анализе некоторых методологических проблем.

Итогом такого пересмотра явилось новое издание фундаментального трехтомного курса криминалистики Р.С. Белкина, коллективной монографии по общей теории судебной экспертизы под редакцией Ю.Г. Корухова и проблемам идентификации в судебной экспертизе под редакцией В.Я. Колдина (1996-1997 гг.).

Вместе с тем потребовалась разработка новых частных методик расследования преступлений, впервые возникших в изменившихся экономических условиях (хищения денежных средств с помощью фальшивых авизо, кредитных карт, чеков «Россия»; преступления, совершенные организованными преступными группировками). Одновременно появилась необходимость в создании новых тактических приемов для ряда следственных действий, например, предъявления для опознания, формировании тактических операций по защите свидетелей и потерпевших. Продолжаются исследования в области общетеоретических вопросов всех разделов криминалистики (Т.В. Аверьянова, Е.Р. Россинская – в криминалистической технике, С.И. Цветков, Л.Я. Драпкин – в криминалистической тактике, В.А. Образцов, Н.П. Яблоков – в криминалистической методике). Созданы новые криминалистические теории – ситуалогия (Т.С. Волчецкая), теория криминалистического риска (Г.А. Зорин), механизма преступной деятельности (А.Ф. Лубин). Все больше уделяется внимания внедрению в криминалистическую практику компьютерных технологий, формируется методика расследования компьютерных преступлений.

По своему уровню и достижениям отечественная криминалистика не уступает, а в ряде случаев (решение общетеоретических проблем) существенно превосходит зарубежную криминалистику.

§3. Криминалистические экспертные и научные учреждения

Становление и развитие отечественной криминалистики связано с формированием и функционированием экспертно-криминалистических учреждений.

В годы революции и гражданской войны имевшиеся в России кабинеты научной судебной экспертизы были практически полностью уничтожены, так что новая экспертная система формировалась буквально на пустом месте.

Первоначально экспертные учреждения создавались в органах внутренних дел. Уже в 1919 г. при центральном управлении уголовного розыска начал работать первый кабинет судебной экспертизы, который возглавлял П.С. Семеновский. В 1922 г. кабинет был преобразован в научно-технический отдел (НТО) Управления уголовного розыска НКВД РСФСР. Одновременно и в Петрограде был организован научно-технический кабинет при подотделе уголовного розыска. К 1936 г. аналогичные научно-технические подразделения были созданы по всему Союзу.

В РСФСР до середины 30-х гг. действовала лишь система научно-технической службы в органах милиции. В 1936 г. в Москве были созданы первые криминалистические лаборатории – при Московском правовом институте им. П. Стучки (позднее – Московский юридический институт) и в Институте уголовной политики при Прокуратуре СССР, Верховном Суде СССР и Наркомате юстиции РСФСР. В 30-е гг. криминалистические лаборатории создаются при Ленинградском, Свердловском, Саратовском, Казанском и других юридических вузах. В 1940 г. аналогичная лаборатория была организована в Ташкентском юридическом институте.

Эти лаборатории наряду с практическим обучением студентов занимались производством криминалистических экспертиз для органов прокуратуры, суда, арбитража (главным образом исследованием документов), а также вели большую научно-исследовательскую работу, опираясь на данные экспертной практики.

В годы войны (1941-1945 гг.) основная тяжесть экспертной работы приходилась на научно-технический отделы милиции, и они успешно справились со стоявшими перед ними задачами. В конце 1945 г. создается НИИ криминалистики Главного управления милиции, который возглавил экспертную систему органов внутренних дел. В 1960 г. НИИК был преобразован в НИИ милиции МВД. В 1969-1983 гг. в МВД СССР функционировала Центральная криминалистическая лаборатория, выполнявшая наиболее сложные экспертные исследования. В 1983 г. на базе ЦКЛ и отделов криминалистических экспертиз ВНИИ МВД была создана лаборатория криминалистических исследований, преобразованная в 1990 г. в самостоятельный Всесоюзный научно-криминалистический центр МВД СССР. С 1992 г. ВНКЦ и ЭКУ МВД СССР объединены в Экспертно-криминалистический центр МВД РФ, который возглавляет в научно-методическом отношении экспертные учреждения органов внутренних дел.

Система экспертных криминалистических учреждений Минюста начала функционировать в конце 40-х гг. В 60-е гг. она сложилась окончательно в государственную систему экспертных учреждений, включавшую восемь республиканских научно-исследовательских институтов судебной экспертизы и более 50 лабораторий судебной экспертизы. Научное и методическое руководство в области судебной экспертизы осуществлял созданный в 1962 г. ЦНИИ судебных экспертиз, который в 1970 г. получил наименование Всесоюзного НИИСЭ (ныне Федеральный центр судебных экспертиз Министерства юстиции РФ).

В настоящее время в Российской Федерации в системе Министерства юстиции действуют более 60 центральных, областных, краевых научно-исследовательских лабораторий судебных экспертиз и их филиалов.

Научно-исследовательская работа в области криминалистики по линии прокуратуры выполнялась в НИИ криминалистики Прокуратуры СССР, впоследствии переименованного во ВНИИ по изучению причин и предупреждению преступлений, ныне – Научно-исследовательский институт проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ.

Следует отметить также важную роль в разработке криминалистических проблем кафедр криминалистики, существующих ныне в Московском, Кубанском, Саратовском и Удмуртском государственных университетах, Екатеринбургской, Саратовской и Московской юридических академиях, в юридических институтах МВД Москвы, Волгограда, Саратова, Санкт-Петербургском юридическом институте Генеральной прокуратуры РФ.

ЧАСТЬ II. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ техника

Глава 10. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ

§ 1. Понятие и предмет криминалистической техники

Раздел криминалистической техники представляет специфический для криминалистики естественно-технический аспект знания.

В контексте криминалистической литературы под техникой понимается: 1) определенная система знаний; 2) элемент структуры деятельности; 3) инструментарий.

Криминалистическая техника представляет систему теоретических положений и принципов разработки и применения научно-технических средств и методов обнаружения, фиксации, изъятия, накопления и переработки овеществленной информации о расследуемом событии, а также технических средств и способов предупреждения преступления. Основное назначение криминалистической техники состоит в обнаружении и исследовании информации о совершенном преступлении, содержащейся в свойствах материальной обстановки расследуемого события.

Криминалистическая техника возникла на основе использования данных естественных и технических наук в целях расследования преступления. Методы физики, химии, биологии и других наук приспосабливались для исследования вещественных доказательств и разрешения задач уголовного судопроизводства. Наряду с этим разрабатывались и специальные криминалистические приемы и технические средства. Так, в рамках науки криминалистики сложилась совокупность методов естественных и технических наук, приспособленных и специально созданных для расследования и предупреждения преступлений.

По степени сложности различаются отдельные технические приемы работы с вещественными доказательствами и их системы-методики, направленные на разрешение относительно самостоятельных типовых задач исследования вещественных доказательств. Так, при осмотре документов используется прием косо падающего освещения, в судебной баллистике – фотографической развертки оболочки пули, в трасологии – прием совмещения микроследов в поле зрения сравнительного микроскопа и др. Будучи включенными в систему других приемов, направленных к одной цели, эти приемы образуют методику восстановления поврежденных текстов, методику идентификации огнестрельного оружия по стреляным пулям и др.

В системе следственной деятельности технические приемы неразрывно связаны с тактическими, так как они используются в структуре следственных действий с целью раскрытия и расследования преступления. Так, задача обнаружения невидимых следов рук на месте кражи требует предварительного моделирования механизма взлома, содержания и последовательности действий преступников на месте кражи. Без этого в принципе невозможно обнаружение следоносителей. Таким образом, в реальной следственной и экспертной деятельности технические приемы существуют  в криминалистических методиках, предназначенных для решения конкретных экспертных или следственных задач.

В структуру метода криминалистической техники входит и применение научно-технических средств. К ним относятся аппараты, приборы, материалы, инструменты, применяемые для обнаружения, раскрытия и предупреждения преступлений.

В настоящее время в практике расследования и предупреждения преступлений широко используются общие технические средства: автомобильный и авиационный транспорт, телефон, телеграф, фототелеграф, радио, ксероксы, микроскопическая техника, различные аналитические установки, ЭВМ и др. Собственно криминалистическими следует считать технические средства, специально конструктивно приспособленные для разрешения той или иной криминалистической задачи. Так, автомобиль, доставляющий следователя на место преступления, походная аптечка для оказания помощи раненым, биологический микроскоп, применяемый для осмотра вещественных доказательств, не являются специальными криминалистическими средствами. С другой стороны, передвижная криминалистическая лаборатория, следственный чемодан, криминалистический сравнительный микроскоп, конструктивно приспособленные для решения задач осмотра места преступления и исследования вещественных доказательств, становятся в силу этого криминалистическими средствами.

Характерной особенностью криминалистической техники является подзаконный, юридический характер ее применения.

Криминалистическая техника применяется главным образом в предусмотренных законом следственных действиях. Ряд норм уголовно-процессуального закона (ст. 84, 141, 179, 183 УПК и др.) прямо предусматривает при осмотре, обыске и других действиях фотографирование, измерение, изготовление слепков и пр. Применение криминалистической техники должно фиксироваться в протоколах соответствующих следственных действий. В протоколе осмотра должно быть подробно указано, что именно фотографировалось, с каких точек и каким способом.

Если же криминалистическая техника применяется в следственных действиях без соблюдения предусмотренных законом правил, результаты такого применения не будут иметь доказательственного значения.

Методы криминалистической техники применяются и за пределами уголовного процесса, в частности при профилактических мероприятиях, а также в оперативно-розыскной деятельности органов дознания. Ими пользуются в отдельных случаях для разрешения задач, возникающих в других отраслях знаний: антропологии, археологии, искусствоведении, литературоведении и др. В этих случаях методы криминалистической техники, разумеется, теряют свой правовой характер.

В настоящее время в криминалистике сформировались следующие основные отрасли криминалистической техники:

1) криминалистическая фотография, видео- и звукозапись;

2) криминалистическое исследование следов, основой которого является криминалистическая трасология;

3) криминалистическое исследование оружия, взрывных устройств, взрывчатых веществ и следов их применения, основой которого является криминалистическая баллистика;

4) криминалистическое исследование документов (почерковедческое, автороведческое и технико-криминалистическое);

5) криминалистическое отождествление человека по признакам внешности;

6) информационно-справочное обеспечение расследования (криминалистическая регистрация).

Как видно из приведенного перечня, в основе системы криминалистической техники лежит предметный принцип – типовые вещественные доказательства, исследуемые методами криминалистической техники: следы, огнестрельное и другое оружие, документы и др. Вместе с тем все более широкую разработку получают систематизация и специализация криминалистической техники по методам.

Имея в виду назначение методов, выделяют приемы и методы обнаружения, фиксации и изъятия вещественных доказательств. Эта группа методов имеет особенно большое значение при производстве следственных действий, направленных на собирание доказательств, например приемы обнаружения следов при осмотре.

Методы криминалистической техники могут быть систематизированы по природе лежащих в их основе явлений и принадлежности базовых и материнских наук. Соответственно различают: а) физические (в их числе особенно значительное место занимают различные оптические методы); б) химические, например, методы качественного анализа; в) физико-химические, например, газовая хроматография; г) ботанические, например, споро-пыльцовый анализ; д) физиологические, например электромиография; е) математические, например вероятностно-статистические методы и др.

Основной задачей криминалистической техники являются обнаружение и исследование материальных следов преступления с целью получения сведений о личности преступника, использованных им предметах, условиях их применения и других обстоятельствах совершенного преступления.

По обнаруженным следим возникает задача установить вызвавший их единичный искомый объект или род, вид объектов, к которым он относится. Эти задачи разрешаются посредством идентификации (см. гл. 4).

Криминалистическая техника разрешает также ряд задач, тесно связанных с идентификацией. В их числе задача установления механизма образования следов и иных отображений. Так, по следам взлома устанавливаются механизм образования следов, направление движения орудия, угол его взаимодействия с преградой, сила нажима и т.д.

Нередко вопрос о механизме образования следов приобретает в ходе расследования самостоятельное значение. Особенно часто такое значение приобретают обстоятельства образования следов: расстояние, направление, сила и скорость действия следообразующего объекта, время и последовательность возникновения следов (например, расстояние и направление выстрела, последовательность нанесения повреждений потерпевшему, скорость и направление движения автотранспортных средств). Исследование механизма следообразования нередко включает также установление непосредственной причины действия, повлекшего образование следов, например: возникла ли пробоина в стекле от удара камнем или от попадания пули; являются ли повреждения на одежде результатом разрыва или разреза; что явилось причиной разрыва ствола охотничьего ружья и т.д.

Из сказанного видно, что криминалистическая техника используется для разрешения следующих задач:

а) выявления, фиксации и изъятия материальных следов преступления;

б) установления условий, механизма и материальных причин действия, повлекшего образование следов;

в) установления родо-видовой принадлежности объектов;

г) установления индивидуального тождества (идентификация);

д) установления свойств и состояний объекта по его следам (криминалистическая диагностика).

Для разрешения рассмотренных задач методы криминалистической техники могут использоваться следователем, специалистом, экспертом. При этом, в принципе, одни те же научно-технические методы и средства могут применяться любым указанным субъектом. Это свидетельствует о единстве криминалистической техники. Нельзя согласиться поэтому с авторами, требующими разработки следственной, экспертной, криминалистической техники в качестве самостоятельных научных дисциплин или выделяющими криминалистическую экспертизу из криминалистики.

Вместе с тем нельзя игнорировать и специфику применения криминалистической техники следователем, с одной стороны, экспертом и специалистом – с другой.

§ 2. Роль криминалистической техники в разработке мер предупреждения преступлений

Научно-технические мероприятия по предупреждению преступлений приобретают с каждым годом все большее значение. Эти мероприятия разрабатываются на основе обобщения опыта оперативного и следственного применения криминалистической техники, а также практики экспертных криминалистических учреждений.

Разработка профилактических мероприятий требует всестороннего исследования способов совершаемых преступлений, сопутствующих им явлений, обобщения методов их пресечения, выявления и расследования. На этой основе разрабатываются меры, направленные, с одной стороны, на устранение условий, благоприятствующих совершению преступлений, а с другой – на создание наиболее благоприятных условий их пресечения, выявления и расследования.

Известно, например, что кражи со взломом во многих случаях совершаются путем открывания замка подобранным ключом или отмычкой. В ходе экспертиз замков по этим делам выяснилось, что открыванию замков таким способом часто способствовало примитивное устройство замков и дефекты их изготовления: отсутствие предохранителей, малое количество сувальдин или шпилек и их выпадание, непрочное крепление деталей механизма замка и их плохая подгонка и т.п. На основе изучения этого вопроса в криминалистических учреждениях были разработаны и внедрены в производство предложения по усовершенствованию конструкции замков, исключающие ранее практиковавшиеся преступниками способы их открывания. В связи с широким внедрением в практику копировальной и полиграфической техники участились случаи массовой подделки денежных знаков и ценных бумаг. Введение по инициативе криминалистов специальных красителей и добавок в состав бумажной массы этих документов позволяет быстро и надежно распознать подделку.

На основе многолетней практики исследования полной и частичной подделки документов криминалистами разработана система защиты документов от подделки: реквизиты бланков, защитные сетки, водяные знаки, состав бумаги, красителей, удостоверительные средства.

Дальнейшая углубленная разработка и совершенствование научно-технических методов криминалистической профилактики - актуальная задача криминалистики.

§ 3. Важнейшие методы технико-криминалистического исследования

Исследования в невидимых лучах. Невооруженный глаз воспринимает лучи оптического спектра, лежащие в интервале длин воли от 400 до 750 нм. Инфракрасные, ультрафиолетовые, рентгеновские лучи, альфа-, бета- и гамма-излучения радиоактивных изотопов невооруженным глазом не воспринимаются. Таким образом, глаз воспринимает излучения, занимающие весьма узкую часть электромагнитного спектра.

Вместе с тем оптические свойства вещей в невидимых лучах отличаются от свойств в видимом свете. Объекты, непроницаемые для видимых лучей, оказываются прозрачными для инфракрасных или рентгеновских. Это позволяет обнаружить записи, закрытые пятном красящего вещества, залитые и заклеенные тексты и т.д.

Широкое применение в криминалистической практике получили и н ф р а к р а с н ы е лучи. Они невидимы для человеческого глаза и обнаруживаются только с помощью специальных приемников или путем фотографирования. Инфракрасные лучи легко проникают сквозь туман, воздушную дымку, тонкие слои анилиновых красителей, бумаги, дерева, эбонита. В то же время такие вещества, как графит, сажа, копоть, соли металлов, сильно поглощают инфракрасные лучи. Они позволяют выявить тексты, покрытые анилиновыми чернилами, кровью или иными веществами, прозрачными для инфракрасных лучей, а также прочитать заклеенные бумагой тексты, стершиеся или выцветшие записи, выявить следы пороховой копоти на темных тканях, обнаружить приписки и иные видоизменения в документах.

Источником инфракрасного излучения обычно служат лампы накаливания; в качестве приемника используется фото- или термоэлемент. Перед источником света или приемником устанавливается фильтр, пропускающий инфракрасные лучи определенной зоны.

Значительно возросли возможности использования инфракрасных и других невидимых лучей в следственной и экспертной работе в связи с появлением электронно-оптических преобразователей. В отличии от других, например фотографических приемников, электронно-оптический преобразователь позволяет непосредственно наблюдать изображение, построенное невидимыми лучами на специальном люминесцирующем экране. Построенное объектом преобразователя невидимое изображение проецируется на катод фотоэлемента. Между катодом и экраном, который служит анодом, создается высокое напряжение. Вырываемые с поверхности катода электроны фокусируются на экране с помощью специальной «электронной линзы», заставляя экран светиться, создавая таким образом видимое изображение объекта.

У л ь т р а ф и о л е т о в ы м и  лучами в криминалистической практике пользуются для получения изображений в ультрафиолетовых лучах и для возбуждения люминесценции. В качестве источников ультрафиолетового излучения обычно используются специальные лампы. Горелка такой лампы представляет собой баллон из увиолевого стекла или кварца, заполненный парами ртути. К концам баллона подведены электроды. Источником излучения является дуговой электрический разряд в парах ртути. Свет от горелки проходит через светофильтр, пропускающий ультрафиолетовые лучи определенной длины волны и задерживающий лучи видимого света.

Для использования ультрафиолетовых лучей в следственной практике разработаны специальные портативные ультрафиолетовые лампы.

Изображение, построенное ультрафиолетовыми лучами, невидимо для глаза и поэтому фиксируется, главным образом, фотографическим путем.

Ультрафиолетовые лучи получили большое распространение для люминесцентного анализа вещественных доказательств.

Под  л ю м и н е с ц е н ц и е й  понимается холодное свечение вещества под воздействием лучей света определенной длины волны (фотолюминесценция) или другого вида энергии.

Многие вещества, плохо видимые при обычном освещении, например пятна клея, спермы, тексты, написанные секретными чернилами, выцветшие или вытравленные и др., в результате освещения их светом ультрафиолетовых лучей становятся хорошо заметными. Люминесценция позволяет также дифференцировать многие сходные по окраске, но различные по химическому составу вещества. Например, неразличимые при обычном освещении сорта клея – растительный, животные, силикатный – обладают различной люминесценцией. Для этого исследуемый объект на протяжении 5-10 мин облучается пропущенными через светофильтр ультрафиолетовыми лучами, после чего люминесценция становится хорошо заметной.

Люминесценция некоторых объектов может быть возбуждена не только ультрафиолетовыми, но и видимыми фиолетовыми или синими лучами. В качестве осветителя в этих случаях может использоваться обычная лампа накаливания с синим или фиолетовым светофильтром. Объект дает люминесценцию в длинноволновой части спектра и она хорошо наблюдается через желтый или оранжевый светофильтр. Построенный по этому принципу прибор может в простейших случаях заменить аналитическую ртутно-кварцевую лампу.

Некоторые вещества, например, анилиновые красители, которыми выполняется большинство рукописей, не обнаруживают хорошей люминесценции в видимых лучах, но дают сильное свечение в невидимой, инфракрасной зоне спектра. Для возбуждения инфракрасной люминесценции исследуемый объект облучается лампой накаливания через голубой светофильтр. Фиксация люминесценции производится фотографическим путем. Этот метод дает очень хорошие результаты при чтении слабовидимых текстов и оттисков, выявлении приписок, исправлений и в ряде других случаев исследования документов.

Обнаружение люминесцирующих пятен на одежде, документах, орудиях преступления и иных предметах свидетельствует лишь о наличии каких-либо посторонних веществ или следов их воздействия на предмет. Чтобы судить о природе этого вещества и механизме его действия, необходимо провести дополнительное исследование. Так, путем химического исследования в пятне на документе может быть обнаружено травящее вещество; путем спектрографии в окружности пулевого отверстия – металл, входящий в копоть следов выстрела; биологического исследошшия пятна на одежде – следы кропи и других выделений тела человека и т.д.

Следует также иметь в виду, что различие в цвете и интенсивности люминесценции не всегда является следствием различного химического состава анализируемых веществ. В ряде случаев такое различие наблюдается и у химически однородных веществ, порознь подвергавшихся каким-либо воздействиям, например, влаги, солнечного света и т.п.

Из сказанного видно, что результаты люминесцентного анализа, как правило, достаточны лишь для первоначальной ориентировки и определения дальнейшего направления исследования, но недостаточны для окончательных выводов.

Наиболее важным свойством  р е н т г е н о в с к и х   л у ч е й  является их большая проникающая способность. Они способны проходить через толстые слои тканей человеческого тела, бумаги, картона, дерева и даже некоторых металлов. Наименее прозрачны для рентгеновских лучей тяжелые металлы, например свинец и его соединения. Степень проникающей способности рентгеновских лучей, их «жесткость» зависит от длины волны: чем короче длина волны, тем больше жесткость рентгеновских лучей. Наибольшей проникающей способностью обладают гамма-лучи, имеющие еще меньшую длину волны. Рентгеновские и гамма-лучи используются для просвечивания объектов с целью изучения их внутренней структуры и содержания. С их помощью просвечиваются части человеческого тела и отдельные вещи для обнаружения в них искомых предметов; огнестрельное оружие для выяснения его состояния и положения отдельных частей; сургучные печати и документы для изучения их структуры, выявления невидимых записей и дифференциации внешне однородных материалов документов. Чем более прозрачными для рентгеновских лучей являются исследуемые объекты, тем более мягкими лучами пользуются для их просвечивания. Наиболее плотные участки объектов задерживают большее количество лучей. В результате этого образуется теневое изображение просвечиваемого объекта, отображающее его контуры, а также участки различной плотности, толщины или химического состава.

С помощью специального прибора – криптоскопа изображение, построенное рентгеновскими лучами, можно наблюдать непосредственно на люминесцирующем экране, светящемся под действием рентгеновских лучей. Изображение, построенное гамма-лучами, запечатлевается только фотографическим путем.

Источником рентгеновских лучей является специальная рентгеновская трубка. В зависимости от подведенного напряжения она излучает мягкие (при напряжении в несколько тысяч вольт) или жесткие (при напряжении в десятки и сотни тысяч вольт) лучи. Источником гамма-лучей является радиоактивное вещество, например радиоактивный изотоп кобальта.

К рассмотренным методам примыкает способ исследования вещественных доказательств в высокочастотном электрическом • поле. Если подлежащие дифференциации детали объекта обладают различными электрическими свойствами, например штрихи копировальной бумаги и графитного карандаша в подложной подписи, ее контактное фотографирование в электрическом поле позволит выявить это различие. Таким же способом могут быть выявлены слабовидимые вдавленные штрихи и иные мелкие особенности рельефа.

Инструментально-аналитические методы криминалистического исследования. В современных криминалистических лабораториях широко используются инструментальные методы анализа атомного, молекулярного, фракционного и компонентного состава исследуемых объектов, а также их кристаллической и иной структуры.

Использование аналитических методов позволяет разрешить ряд взаимосвязанных задач, позволяющих получить важную доказательственную информацию.

Наиболее часто применение инструментально-аналитических методов дает информацию о роде и виде исследуемого вещества или изделия, например: яд, наркотик, горюче-смазочное, взрывчатое, пищевое и тому подобное вещество, что имеет существенное  значение для общей ориентировки в обстоятельствах дела и разработке различных версий. Обнаружение случайных примесей,  включений, наложений, отклонений от стандартной рецептуры – или технологии изготовления позволяет судить об источнике происхождения (месте изготовления, произрастания или хранения), партии и времени выпуска изделий. Тем самым может быть получена информация о связи с преступлением конкретных предметов и лиц.

Большое значение имеет также устанавливаемый путем исследования состава микрочастиц наложений, механизма и топографии их нанесения факт контактного взаимодействия объектов, указывающий на причинную связь с преступлением конкретных материальных объектов.

Однозначная связь отдельных свойств объектов с природой имевших место воздействий на объект позволяет установить существенные обстоятельства дела, например: действие высокой температуры на сравниваемые части клинка, найденные на месте преступления и у подозреваемого, в результате чего изменилась кристаллическая структура металла; оплавление – нити электролампы после ее повреждения при наличии кислорода воздуха, т.е. тот факт, что авария произошла при включенной фаре; длительный период эксплуатации моторного масла, найденного на месте дорожного происшествия, и т.д.

При выборе того или иного инструментально-аналитического метода криминалистического исследования учитывается: а) связано ли его использование с повреждением (уничтожением) вещественного доказательства; б) чувствительность метода; в) его информативность, т.е. прирост, количество и качество информации об исследуемом объекте и ее роль в решении криминалистических задач. Метод может дать информацию о морфологии поверхности или элементов исследуемого объекта (волокна, кристалла, клетки), о составе вещества (элементном, молекулярном, изотопном, фазовом, фракционном), о внутренней структуре объекта, о его физических и химических свойствах.

Поскольку криминалистическое исследование связано, как правило, с анализом малых и микроскопических количеств вещества, играющего роль вещественного доказательства, в первую очередь должны быть использованы методы неповреждающего исследования. К их числу относятся методы микроскопии, отражательной спектроскопии и люминесцентного анализа.

Методы оптической микроскопии являются наиболее распространенными и используются в различных модификациях: в отраженном, проходящем и поляризованном свете, с использованием светлого и темного полей, фазового контраста, люминесценции в ультрафиолетовых лучах и др. При этом используются микроскопы различного назначения: бинокулярные сравнительные (МБС), биологические (МБИ), ультрафиолетовые (МУФ), инфракрасные (МИК), инструментальные (МИМ).

Большой объем ценной в криминалистическом отношении информации дает электронная просвечивающая и растровая микроскопия.

В первом случае изображение получается за счет прохождения пучка электронов через ультратонкие срезы исследуемых объектов или снятые с поверхности объекта специальные реплики. В растровом микроскопе пучок электронов сканирует поверхность объекта и его изображение получается за счет вторичных электронов, рассеивания первичных электронов.

Электронная микроскопия позволяет получить данные о природе, составе и происхождении микрочастиц, способах нанесения вещества, например лакокрасочного покрытия (заводское, кустарное), продолжительности эксплуатации изделия, характере воздействий, причинах повреждения (механическое, термическое), способах технологической обработки изделий и др.

К числу неразрушающих методов относятся также молекулярный спектральный и люминесцентный анализы.

Молекулярные (полосатые) спектры испускания или поглощения наблюдаются при помощи спектрографов и спектрофотометров со стеклянной для видимой зоны спектра или кварцевой для ультрафиолетовой области оптикой. Таким путем исследуются горюче-смазочные материалы, документы, фармпрепараты, спиртные напитки и др.

Большими возможностями обладает инфракрасная спектрометрия по ИК-спектрам поглощения различных химических соединений. При этом используются двухлучевые инфракрасные спектрометры. Метод используется для исследования нефтепродуктов, лакокрасочных покрытий, полимеров, пластмасс, фармпрепаратов, ядохимикатов, взрывчатых веществ, синтетических клеящих веществ, органических веществ случайного происхождения.

Спектральный люминесцентный анализ относится к числу наиболее чувствительных и универсальных методов, позволяющих исследовать объекты как органической, так и неорганической природы. Спектры люминесценции возбуждаются облучением вещества ультрафиолетовым светом. Использование газового лазера на азоте еще более расширяет возможности использования данного метода при исследовании микроколичеств слабо люминесцирующих объектов. Спектры люминесценции содержат информацию не только о составе, но и о структурных изменениях, происходящих в объекте в процессе технологической обработки и эксплуатации. Так, при исследовании лакокрасочных покрытий под люминесцентным микроскопом со спектрофотометром хорошо определяется количество слоев, характер распределения примесей, их количество, признаки старения покрытия и другие важные идентификционные особенности.

Важное место в системе аналитических методов занимают методы рентгеновского структурного анализа, позволяющие различать по фазовому составу вещества, имеющие одинаковый химический состав. При этом выявляются даже незначительные изменения в кристаллической структуре, очень чувствительной к внешним воздействиям, например пигмента автоэмали под воздействием температуры.

Ценные данные о составе локальных включений и топографии распределения элементов по поверхности объекта можно получить с помощью рентгеновского микроспектрального метода (электронный микрозондовый анализ).

Чрезвычайно перспективными для целей криминалистики, но пока мало используемыми являются методы Фурье-спектроскопии и радиоспектроскопии, характеризуемые высокой чувствительностью, универсальностью и неразрушающим действием. Метод электронного парамагнитного резонанса позволяет дифференцировать однотипные изделия, например, шины автомобилей, изготовленные на различных заводах, на одном заводе в зависимости от использования сырьевой базы, внешних условий, длительности эксплуатации и т.д.

Исключительно высокой чувствительностью и информативностью обладает метод нейтронно-активационного анализа, основанный на регистрации излучений изотопов, образованных в микроэлементном составе исследуемых вещественных доказательств (волос, крови, пыли и др.) под воздействием радиоактивного облучения. Широкое использование метода ограничивается неудобствами технического порядка.

В числе аналитических методов разрушающего действия на первое место должен быть поставлен метод элементного эмиссионного спектрального анализа, используемый для исследования широкого круга объектов неорганической природы, главным образом, металлов, сплавов, стекла и др.

При эмиссионном анализе для получения спектра проба исследуемого вещества нагревается до перехода в парообразное состояние и свечения. Полученный свет в спектральных приборах (спектроскопах и спектрографах) разлагается в спектр, который подвергается расшифровке. Каждый химический элемент имеет свой характерный спектр испускания, распознаваемый по заранее изученным аналитическим линиям. Выявив такие линии в спектре исследуемого вещества и измерив их интенсивность, определяют качественный состав и количественное содержание компонентов в пробе.

Спектральный анализ позволяет выявить, например, ничтожные следы металла, стершегося с поверхности пули при ее прохождении через преграду, следы пороховой копоти и другие, не обнаруживаемые иными способами следы.

При исследовании некоторых сплавов, например свинца, может быть определена с помощью спектрального анализа марка сплава, а по наличию специфических примесей – его производственное происхождение. Спектральный анализ позволяет дифференцировать очень близкие по своему составу сплавы и соединения. Это важно при определении однородности сравниваемых объектов (например, дроби, изъятой из трупа, и дроби, обнаруженной в патроне, принадлежащем подозреваемому).

К числу аналитических методов, обеспечивающих экспрессность, высокую точность и чувствительность фракционного анализа, относится хроматография. Хроматография позволяет разделять и исследовать близкие по составу, строению и свойствам смеси веществ, анализ которых другими методами затруднен. Известно несколько разновидностей хроматографии: газожидкостная, колоночная и бумажная, каждая из которых основана на использовании различия во взаимодействии компонентов смеси с тем или другим поглотителем (сорбентом). В качестве примера рассмотрим метод газовой хроматографии. Ею пользуются для определения состава жидкостей и газов (паров), а также доступных для возгонки твердых веществ. Особенно успешно анализируются этим методом горючие жидкости (бензин, керосин, автол и т.п.), а также пищевые вещества (например, обнаруживается алкоголь в крови), состав дыма папирос и сигарет, различные запахи. Указанный метод позволяет определить качественный и количественный состав исследуемых веществ, их однородность или разнородность, общность или различие источников их происхождения. Например, относятся ли вещества к одной и той же партии бензина, выпущенной определенным заводом. Хроматографический анализ основан на различной абсорбируемости компонентов исследуемого вещества нейтральным газом. Исследуемое вещество, переведенное в парообразное или газообразное состояние, пропускается через приемник с нейтральным газом. Абсорбция каждого компонента исследуемой смеси происходит через определенный промежуток времени. Из приемника выходит газ с отдельными компонентами исследуемой смеси. Определение этих компонентов может производиться различными способами. Так, например, измеряются теплопроводность газа, температура и электрическое сопротивление помещенного в газ проводника, которые фиксируются путем измерения силы тока самописцем. Полученные кривые сопоставляются с кривыми заранее изученных веществ, и таким образом определяются состав и происхождение исследуемой пробы.

Цвет того или иного объекта представляет, как известно, один из важных отличительных признаков, отражающих его физико-химические свойства: глаз является тонким анализатором цветовых различий. При особо благоприятных условиях в границах семи известных спектральных зон глаз способен различать сотни простых цветов. Однако на практике оценка цвета, даваемая глазом, является во многом субъективной и неточной. Так, для невооруженного глаза одинаковым будет чистое оранжевое излучение и смесь в определенном соотношении желтых и красных лучей. Сходные по цвету объекты, например, темные ткани, также кажутся нам одинаковыми.

Чтобы получить объективные и точные данные о составе отраженного от объекта цвета и дифференцировать кажущиеся одноцветными объекты, прибегают к спектрофотометрии. С помощью специальных приборов – спектрофотометров получают данные о количестве отраженного от объекта и поглощенного им света в ряде спектральных зон (с большей и меньшей длиной волны). На основе этих данных строятся кривые отражения (а для прозрачных объектов – кривые пропускания) света в области синих, зеленых, желтых и других лучей. Полученные кривые сравниваются, что дает возможность более точно судить об однородности или различии сравниваемых объектов.

В простейшей форме анализ цвета объектов достигается путем их рассмотрения через различные светофильтры или в лучах света определенной длины волны (в монохроматическом свете).

В значительной мере инструментально-аналитические возможности криминалистических лабораторий возросли с оснащением их компьютерной техникой. Современный аналитический прибор, снабженный компьютером, позволяет проводить исследования при различных режимах записи спектров, осуществлять накопление сигнала, борьбу с помехами, обрабатывать полученные данные, сопоставлять полученные результаты с хранящимися в памяти ЭВМ данными о частоте встречаемости выявленных свойств в представительных выборках объектов данного рода. Все это значительно увеличивает надежность и точность получаемых аналитическими методами результатов, облегчает их криминалистическую оценку.

Особое значение для юриста имеет общая методика использования инструментально-аналитических методов. В первую очередь, необходима четкая постановка следователем экспертной задачи (идентификация, классификация, установление факта контактного взаимодействия, установление механизма взаимодействия) на основе определения предмета доказывания и подлежащих исследованию свойств вещественных доказательств. С этой целью следователь должен в моделируемой им обстановке расследуемого события выделить пространственно ограниченный искомый объект, характеризуемый его функциональной связью с преступлением (субъект, предмет, орудие, средство, место преступления). Следователь должен стремиться к индивидуальному определению искомого объекта, что особенно важно в случае, когда в этом качестве фигурируют участки местности, объемы жидких и сыпучих тел, источники происхождения вещественных доказательств. Далее с участием специалиста или эксперта должно быть определено, какие свойства искомого объекта или элемента механизма взаимодействия нашли (или могли найти) отражение в следах преступления и подлежат выявлению, анализу и сравнительному исследованию, т.е. выделены соответствующие идентификационные (информационные) поля, объекты и методы аналитического исследования. На этой основе осуществляется выбор специалистов, экспертов и экспертных учреждений, имеющих возможность разрешить поставленную задачу.

Глава 11. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ФОТОГРАФИЯ, ВИДЕО- И ЗВУКОЗАПИСЬ

§ 1. Понятие, значение и система криминалистической фотографии, видео- и звукозаписи

Наглядно-образная фиксация процесса расследования, отдельных его моментов и результатов следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий и экспертно-криминалистических исследований имеет важное значение в деле удостоверения следственной, оперативно-розыскной и экспертной информации, полученной при криминалистической деятельности. Наиболее распространенные средства и методы такой фиксации, имеющие большую общность, относятся к области криминалистической фотосъемки, видео- и звукозаписи*. Соответственно комплекс указанных средств и методов формируют такие однородные разделы криминалистической техники, как криминалистическую фотографию и криминалистическую видеозапись. При этом первый раздел уже давно оформился в структуре криминалистики, а второй – сравнительно недавно. Криминалистические аспекты применения звукозаписи при расследовании еще не оформились в самостоятельный раздел и ближе всего примыкают к видеозаписи.

*В связи с тем, что киносъемка в настоящее время практически не используется как средство фиксации при расследовании, приемы ее применения в данной главе не рассматриваются. В случае же ее применения можно пользоваться рекомендациями применительно к видеосъемки.

Криминалистическая фотография базируется на использовании средств и методов общих и специальных видов фотосъемки, научно обобщенных данных их использования в криминалистических целях, а также результатах соответствующих криминалистических исследований. Как раздел криминалистической техники криминалистическая фотография представляет собой систему научно разработанных методов и средств фотосъемки при разных видах криминалистической деятельности, связанных с раскрытием и расследованием преступлений.

При этом к фотографическим средствам относят всю современную съемочную и проекционную аппаратуру (в том числе и фотоаппараты-автоматы, а в перспективе предполагается использование цифровых беспленочных фотоаппаратов), фотопринадлежности, специальные приспособления для фотосъемки, созданные криминалистами фотоматериалы и химические реактивы для их обработки. Некоторые фотоустановки из числа указанных средств предназначены лишь для криминалистических целей, например для фотографирования развертки цилиндрической поверхности пуль. Под фотографическими методами понимают совокупность правил и рекомендаций, разработанных в криминалистике по использованию данных средств при фотосъемке в процессе криминалистической деятельности с целью решения криминалистическо-поисковых и доказательственных задач. Используются в криминалистической фотографии и экспертные методы фотографирования.

Криминалистическая фотосъемка служит одним из эффективных средств и методов наглядной фиксации всей или частичной обстановки, в которой проводятся отдельные следственные действия, оперативно-розыскные мероприятия, а иногда и экспертные исследования, фиксации хода их проведения и результатов. Она является надежным средством и методом наглядного запечатления следов преступления, отдельных предметов и иных материальных объектов, имеющих значение для дела, а также исследования некоторых вещественных доказательств, и тем самым способствует решению задачи объективизации доказывания. Соответственно указанная фотосъемка может выполняться следователем, оперативно-розыскным работником и экспертом.

С учетом специфики криминалистических задач и вида криминалистической деятельности, в процессе которой применяется фотосъемка, криминалистическая фотография делится на три вида: следственную, оперативно-розыскную и экспертную (или исследовательскую). Первая применяется при производстве следственных действий в ходе расследования. Вторая – при проведении оперативно-розыскной работы и чаще всего вне рамок расследования*. Третья – при производстве судебных экспертиз (главным образом криминалистических**. Указанное деление несколько условно, ибо все эти виды имеют много общего и тесно связаны между собой.

*Указанный вид криминалистической фотографии является предметом изучения специальной дисциплины, называемой оперативно-розыскной деятельностью (ОРД), и в данной главе не рассматривается.

**Методы криминалистической фотографии используются также при производстве дорожно-транспортных, судебно-медицинских и других экспертиз.

Методы криминалистической фотографии разделяются на запечатлевающие и исследующие. Первые служат целям фиксации различных следов и объектов, видимых невооруженным глазом. Вторые – в основном для выявления, а затем и зримого закрепления в фотографируемых следах и объектах деталей, цветовых и яркостных различий, скрытых от невооруженного глаза.

К запечатлевающим относятся методы фотосъемки обстановки места, элементов процесса производства отдельных следственных действий, различных материальных объектов и вещественных доказательств, осуществляемые в соответствии с выработанными в криминалистике правилами и рекомендациями. При этом, помимо общих, широко используются и такие специфические виды фотосъемки, как панорамная, стереоскопическая, измерительная и репродукционная.

К исследующим относятся: цветоразличительная и контрастирующая фотосъемки, фотографирование в невидимых лучах, микрофотосъемка и др. В известной мере к ним можно отнести и методы получения объемного изображения – голография.

При криминалистической фотосъемке применяются как черно-белые, так и цветные материалы. Наиболее предпочтительной является съемка на цветные фотоматериалы, позволяющие запечатлеть цветную гамму фиксируемого объекта.

В следственной и оперативно-розыскной фотографии по преимуществу применяются запечатлевающие методы съемки. В экспертной используются как запечатлевающие, так и исследующие методы.

Криминалистическая видеозапись базируется, на использовании средств и методов видеозаписи, на научно-обобщенных данных их использования в криминалистических целях и соответствующих научно-криминалистических разработках. Как раздел криминалистической техники криминалистическая видеозапись представляет собой систему научно-разработанных методических рекомендаций видеозаписи с помощью современных видеозапи-сывающих средств при различных видах криминалистической деятельности, используемых при собирании и фиксации доказательств.

В качестве средств видеосъемки и видеозаписи используется любая современная, но преимущественно портативная видеозаписывающая аппаратура. Используется она следователями и оперативно-розыскными работниками, а иногда и экспертами-криминалистами в тех же целях, что и средства фотосъемки. Соответственно, много общего имеется в приемах использования указанных средств. Криминалистическая видеозапись, как и фотография, разделяются на следственную, оперативно-розыскную и экспертную.

Звукозаписывающая техника, в отличие от фото- и видеозаписывающих средств, используется в криминалистической деятельности следователя не только как средство наглядно-звуковой фиксации хода отдельных следственных действий (например, допроса, очной ставки, проверки показаний на месте и др.), но и как техническое средство, облегчающее его работу в деле закрепления первичной оперативной информации о преступном деянии, при составлении отдельных процессуальных документов (например, как средство накапливания ориентирующей информации до начала ряда следственных действий, а также средство, заменяющее рукописные черновые наброски, составляемые при осмотре места происшествия, допросе для последующего составления протоколов).

Достаточно широко звукозапись используется и в оперативно-розыскной работе и особенно при записи прослушиваемых телефонных и иных переговоров. Соответственно этот вид формирующегося раздела криминалистической техники условно делится на следственную и оперативно-розыскную запись.

В качестве технических средств этой записи используется современная звукозаписывающая аппаратура. Уже сложилась и некоторая система приемов звукозаписи, служащая одним из дополнительных средств фиксации хода отдельных следственных действий.

§ 2. Следственная фотография

Под следственной фотографией понимается система соответствующих научных положений, средств и методов фотосъемки, применяемых при проведении отдельных следственных действий.

Эта область криминалистической фотографии охватывает фотосъемку объектов самого различного характера и назначения, а именно: местности, помещений, водной и воздушной среды, людей, предметов, трупов и их частей, документов, материальных следов с целью фиксации внешнего вида и особенностей объектов, запечатления вещественной обстановки в целом и по частям, фиксации фрагментов каких-то действий, деятельности и др. При этом прежде всего используются обычные методы запечатлевающей фотосъемки, применяемые с учетом специфики задач и объектов криминалистической фотосъемки. Вместе с тем широко используются и такие специальные методы, как панорамная, измерительная и репродукционная фотосъемки. Используются приемы  стереоскопической съемки, но в следственной практике этот метод фотосъемки применяется редко*.

*С ее методикой можно познакомиться по литературе, рекомендованной преподавателем.

Панорамная фотосъемка. Ее сущность заключается в строго последовательном фотографировании по частям местности или помещений по горизонту или вертикали, а также длинных, высоких сооружений и отдельных больших объектов, не помещаемых в один кадр крупного плана, с тем, чтобы составить из зафиксированных частей одно общее изображение, называемое фотопанорамой. Этот метод ценен при следственном фотографировании тем, что позволяет значительно расширить пределы снимаемого пространства, а следовательно, полностью запечатлеть любой участок местности, составляющий место происшествия или окружающий его, либо крупный объект при затруднении съемки и один кадр.

Панорамная съемка выполняется с помощью обычных малоформатных аппаратов, но с соблюдением определенных требований. Для обеспечения хорошей стыковки отдельных снимков панорамы необходимо, чтобы границы соседних кадров при этой съемке несколько перекрывали (на 10-15% площадь изображения) друг друга. В целях обеспечения правильной последовательности кадров на негативе и ускорения монтажа фотопанорамы перемещение фотоаппарата при панорамной съемке рекомендуется производить по направлению движения фотопленки. Панорамная съемка может быть выполнена двумя способами: круговым (секторным) и линейным.

Круговое панорамирование применяется в тех случаях, когда фотографируемые объекты расположены в разных плоскостях или под углом друг к другу, а также когда их удобнее зафиксировать из одной точки. При этом аппарат укрепляют на специальной панорамной или легко поворачиваемой вокруг вертикальной оси универсальной головке штатива.

В случаях, когда объекты находятся на одной линии (фасады домов, дороги, стены, заборы и т.п.), более предпочтительна фотосъемка методом линейной панорамы с перемещением аппарата по прямой параллельной линии. Плоскость пленки в фотоаппарате при этом должна располагаться параллельно фронтальной линии объекта. Место расположения аппарата зависит от требуемого масштаба съемки и типа объектива (обычный или телеобъектив). Нужно сохранять также одинаковое расстояние от аппарата до фронтальной линии объекта и все снимки делать с одной и той же высоты и с одной выдержкой. Соответственно различают горизонтальные и вертикальные панорамы. Панорамы могут быть многорядными.

Отпечатки, из которых составляется панорама, должны быть выполнены в одном масштабе, иметь одинаковую плотность, а их изображения – частично перекрываться.

Измерительная фотосъемка. Нередко в следственной практике возникает необходимость определить по снимкам действительные размеры сфотографированных объектов или расстояния между ними. Это оказывается возможным при фотографировании по правилам измерительной фотографии.

Масштабы фотографических изображений обусловливаются расстоянием от объектива до снимаемого объекта и длиной фокусного расстояния объектива. При обычной съемке (с уменьшением натурального размера запечатлеваемого объекта и при неизменном расстоянии его от объектива) изображение тем крупнее, чем больше фокусное расстояние объектива. При этом масштаб изображения прямо пропорционален величине главного фокусного расстояния объектива. Например, объектив, имеющий f = 100 мм, дает изображение вдвое большее, чем объектив с f = 50 мм при равном удалении снимаемого объекта.

В зависимости от целей и задач криминалистической фотосъемки измерительная фотография разделяется на метрическую* и масштабную. Метрическая съемка осуществляется с глубинным масштабом, цена делений которого равна величине главного фокусного расстояния объектива используемого фотоаппарата. Точная же величина уменьшения предмета на таком снимке по сравнению с натуральной (коэффициент уменьшения) определяется количеством фокусных расстояний без одного, на котором находится снимаемый объект от объектива, либо частным от деления натуральных размеров запечатлеваемого эталонного объекта на его размеры на снимке.

*Литература по метрической съемке может быть рекомендована преподавателем.

Масштабная фотосъемка является простейшим видом измерительного фотографирования. Она позволяет определить по снимку, выполненному таким способом, линейные размеры запечатленных объектов, а иногда и расстояния между ними.

Рис. 7. Масштабный снимок вещественных доказательств

Для масштабного фотографирования необходимо:

1) в непосредственной близости от запечатлеваемого объекта и обязательно в одной плоскости с ним (рис. 7) поместить масштабную линейку или несколько линеек, если отдельные части предмета расположены от объектива на разных расстояниях;

2) плоскость пленки (пластинки) при съемке расположить параллельно плоскости фотографируемого объекта;

3) оптическую ось объектива направить в центр снимаемого объекта (точное центрирование при вертикальном положении аппарата достигается с помощью отвеса, прикрепленного в центре картонного колпачка, который надевается на объектив аппарата). Чтобы определить по снимку величину сфотографированного объекта, надо, зная коэффициент его уменьшения на снимке, вычисленный путем деления истинного размера и использованного масштаба на его величину на снимке, умножить на интересующий следователя размер детали (части) или всего изображения. Например, истинная длина предмета равна 100 см. На снимке она уменьшилась до 5 см. Следовательно, коэффициент уменьшения путем деления 100 на 5 равен 20. Длина предмета на снимке – 6 см, ширина – 4 см. Истинная длина равна 6 х 20 == 120, а ширина – 4 х 20 = 80.

Конструктивные особенности малоформатных зеркальных камер (с выдвижным съемным объективом), входящих в комплект научно-технических средств следователя, позволяют производить резкую масштабную съемку предметов с расстояния не ближе 0,65-0,50 см. В этом случае масштаб изображения будет равен от 1 : 10,5 до 1 : 9.

Съемка в более крупном масштабе требует значительного выдвижения объектива аппарата для наводки на резкость. Обычного выдвижения объектива для подобной съемки, как правило, бывает недостаточно. Дополнительное выдвижение объектива в этих случаях обеспечивается с помощью удлинительных колец, на которые навинчивается объектив. Съемка же с удлинительными кольцами получила название крупномасштабной.

Наводка на резкость аппарата при фотографировании с удлинительными кольцами производится не обычным способом, а путем удаления или приближения всего аппарата к объекту съемки. Объектив аппарата диафрагмируется с учетом требуемой глубины резкости передачи изображения. При съемке с близких расстояний требуется соответствующее увеличение выдержки.

Репродукционная фотосъемка представляет систему приемов запечатления плоскостных обьектов. С ее помощью при отсутствии «Ксерокса» изготавливаются фотографические копии с различных документов, чертежей, схем и других аналогичных объектов. При этом фотографировании соблюдаются все правила масштабной съемки, что обеспечивает наибольшую точность копии. Для такой фотосъемки применяются репродукционные установки типа РУ-2, РДУ, С-64 или стационарные установки типа МРК, УРУ, «Уларус» и др. В связи с широким развитием и применением множительной техники типа «Ксерокс» данный вид криминалистической фотосъемки стал применяться не столь часто.

Иные методы запечатлевающей фотосъемки, применяемые в следственной фотографии, обусловлены потребностью получения в ходе отдельных следственных действий таких фотоснимков, которые бы не только наглядно иллюстрировали разноплановые особенности интересующих следователя объектов (участков местности, помещений, трупов, живых людей, различных предметов), отдельные фрагменты хода следственных действий, но и максимально способствовали объективизации доказывания. Указанные цели в следственной фотографии достигаются с помощью целой системы рекомендаций о методах разноаспектной фиксации объектов местности, помещений и отдельных элементов их обстановки (ориентирующая, обзорная, узловая и детальная фотосъемки), методах запечатления внешнего облика живых лиц и трупов (опознавательная фотосъемка), методах съемки отдельных предметов, вещественных доказательств и различных следов преступления.

Фотографирование в ходе отдельных следственных действий занимает основное место в следственной фотографии и имеет свои специфические особенности.

Опознавательная фотосъемка при расследовании производится для запечатления внешности живых лиц в целях уголовной регистрации, розыска и опознания, а также для запечатления при следственном осмотре внешности неопознанных трупов с целью установления их личности. Правила этой фотосъемки обеспечивают наиболее точное и полное фиксирование тех признаков внешности, которые дают возможность опознать человека или идентифицировать личность при экспертизе путем сравнения фотоснимков.

При опознавательной съемке лиц производят два вида поясных снимков: в фас и в профиль. В фас делается один снимок, а в профиль один или два, что зависит от назначения фотографий. Так, для уголовной регистрации преступников обычно делают снимок только в правый профиль. Если же на левой стороне лица имеются какие-либо особенности (шрамы, дефекты, следы различных болезней и др.), рекомендуется сделать снимок и в левый профиль. При фотографировании внешности неопознанных трупов целесообразно запечатлеть лицо и в правый и в левый профиль, а также в 3/4 поворота головы. Отдельно фотографируются ушные раковины, особые приметы на всех частях тела. Желательно сделать снимок трупа целиком в одежде. Иногда такой съемке предшествует туалет трупа, осуществляемый судебно-медицинским экспертом. Лицо должно быть полностью открытым, головной убор и очки снимаются, волосы не должны закрывать ушную раковину.

Если для опознания предполагается предъявить не самого человека, а его портретное изображение, целесообразно сделать дополнительный снимок во весь рост, в 3/4 поворота головы, в головном уборе и очках, если их носит данное лицо.

Положение головы при опознавательной съемке в фас и профиль фиксируется специальным подголовником (рис. 8). Аппарат при этой съемке устанавливается на уровне лица фотографируемого.

Для уголовной регистрации преступников и неопознанных трупов поясные снимки принято делать в 1/7 натуральной величины. В стационарных условиях эта съемка осуществляется крупноформатными аппаратами. При съемке малоформатными фотоаппаратами используют правила масштабного фотографирования.

Освещение при павильонной (стационарной) опознавательной съемке должно быть двухсторонним. Основной, более сильный источник света располагается несколько выше фотоаппарата, а дополнительный – справа от фотоаппарата (при съемке в правый фас) и слева (при съемке в левый фас). При этом фотографируемое лицо усаживают на специальный стул со спинкой. В полевых условиях положение снимаемого лица и трупа и освещение выбираются с учетом сложившейся ситуации.

Рис. 8. Опознавательные снимки

Фотографирование места происшествия при его следственном осмотре – важнейший вид следственной фотографии. Исчерпывающая и точная фиксация обстановки места происшествия и обнаруженных на нем следов преступления и иных вещественных доказательств является одним из основных требований следственного осмотра.

Фотоснимки, выполненные на месте происшествия, должны:

а) дать наглядное представление об обстановке места происшествия в целом и об отдельных ее частях;

б) зафиксировать обстановку с максимальным количеством деталей;

в) при необходимости дать представление о размерах сфотографированных объектов (метрическая и масштабная съемки).

Рис. 9. Ориентирующий снимок места убийства с трупом

По видам фотосъемка места происшествия может быть ориентирующей, обзорной, узловой и детальной.

Ориентирующая фотосъемка места происшествия заключается в фотографировании его с окружающей обстановкой. Цель такой фотосъемки – показать территориальное расположение места происшествия по отношению к окружающей обстановке (рис. 9). Если место происшествия занимает значительное пространство, съемка выполняется панорамным методом. Когда при ориентирующей съемке необходимо запечатлеть крупным планом отдельные значительно удаленные предметы местности (строения, участки дороги, холмы и т.п.), делают дополнительные снимки телеобъективом.

Обзорная фотосъемка предназначена для фотографирования места происшествия в целом без окружающей обстановки. Главные объекты осмотра (трупы, взломанное хранилище, столкнувшиеся автомашины, очаг пожара и т.п.) на обзорных снимках должны быть видны достаточно четко (рис. 10).

Чтобы запечатлеть обстановку места происшествия так, как представляется стоящему человеку, при ориентирующей и обзорной съемках следует держать фотоаппарат на уровне глаз фотографирующего человека. Вместе с тем для показа чего-либо невидимого с этой позиции или с целью охвата большого участка местности следует произвести съемку сверху (с крыши дома, из окна, с балкона), а иногда и снизу.

Рис. 10. Обзорный снимок Места убийства и труп

Рис. 11 Узловой (снимок места убийства и детальный снимок ранения)

Узловая фотосъемка производится для фиксирования крупным планом наиболее важных участков места происшествия или отдельных крупных объектов его обстановки (рис. 11). Например, при расследовании убийств со взломом – взломанные хранилища, двери, пролом; при расследовании автотранспортных происшествий – труп, автомашины с повреждениями и иными следами; и т.п. Узловая фотосъемка может применяться и для запечатления различного рода групп следов и предметов, находящихся на месте происшествия.

Для получения наиболее полного представления об обстановке места происшествия ориентирующая, обзорная и узловая фотосъемки могут производиться с нескольких точек, количество которых определяется особенностями конкретного места происшествия и стоящими перед съемкой задачами.

При обзорной и узловой съемках в тесных помещениях, а также во всех иных случаях, когда из-за недостатка места обычным объективом нельзя охватить в одном кадре подлежащий фотографированию объект (объекты, близко расположенные или имеющие большую протяженность), целесообразно пользоваться широкоугольными объективами или осуществить съемку панорамным способом.

Детальная фотосъемка предназначена для запечатления изолированно от окружающей обстановки отдельных относительно небольших, а также мелких предметов (орудий взлома, оружия, пуль, гильз, внедрившихся дробинок, порошинок и т.п.) и следов (пальцев, обуви, орудий взлома и т.п.) (см. рис. 7). Детальная съемка обязательно должна быть масштабной.

Чтобы показать (в необходимых случаях) истинные размеры предметов и расстояния между ними (при обзорном и узловом фотографировании), целесообразно применять измерительную фотосъемку. Детальная фотосъемка обязательно должна быть масштабной.

Съемка трупов на месте происшествия также может быть ориентирующей, обзорной, узловой и детальной. При ориентирующей съемке труп фотографируют с охватом окружающей его обстановки (см. рис. 9). Чем-либо замаскированный труп (ветками, землей и т.п.) фотографируется ориентирующим способом в том виде, в каком он был обнаружен. Количество ориентирующих снимков определяется особенностями обстановки места происшествия. Однако ограничиваться съемкой лишь с одной позиции не рекомендуется.

Кроме того, труп фотографируют отдельно, с ограниченным охватом окружающей обстановки (обзорная съемка) (рис. 10). Замаскированный труп при обзорном фотографировании сначала запечатлевается в том виде, в каком он был обнаружен, а затем – после удаления маскировки.

Замерзший труп фотографируется в первоначальном виде и после оттаивания. Труп, сильно испачканный кровью, грязью и т.п., фотографируется в первоначальном состоянии и после обмывания в морге. Труп, находящийся в висячем и сидячем положении, рекомендуется фотографировать обзорным способом по возможности с четырех сторон.

Обзорная съемка трупа со стороны ног или головы во избежание перспективных искажений допускается лишь в исключительных случаях, когда условия не позволяют использовать иные точки съемки и когда с этой позиции лучше видно положение ног или головы.

Чтобы сфотографировать труп сверху с наименьшей высоты, применяют широкоугольный объектив или панорамную съемку. К этим приемам прибегают и при боковой съемке трупа, когда нельзя отойти на необходимое расстояние.

Ориентирующая и обзорная фотосъемки могут быть произведены с двух или четырех сторон (крестообразная съемка).

При узловом фотографировании обычно фиксируются труп целиком или несколько частей трупа одновременно. Например, голова и верхняя часть туловища, ноги и нижняя часть туловища и т.д. Лежащий труп обычно фотографируют сбоку – с двух сторон на расстоянии 2-3 м (в зависимости от длины трупа и его позы) и сверху с таким расчетом, чтобы он занимал весь кадр.

Методом детальной съемки фиксируют имеющиеся на трупе повреждения (раны, ссадины, кровоподтеки, странгуляционная борозда и т.п.) крупным планом по правилам масштабного фотографирования (см. рис. 11).

Части расчлененного трупа фотографируют прежде всего на месте их обнаружения вместе с окружающей обстановкой (ориентирующая и обзорная съемки). Затем запечатлевают каждую часть трупа отдельно (узловое и детальное фотографирование) и, наконец, все части вместе, соединив одну с другой в естественном порядке.

Фотографирование следов на месте происшествия сначала осуществляется ориентирующим (на фоне окружающей обстановки) или обзорным методом (вместе с предметом, на котором они обнаружены) с установленными рядом с ними таблицами с цифрами. Наиболее полные и четкие следы снимаются по отдельности по правилам детальной масштабной съемки. При этом следы и предметы, имеющие сравнительно небольшие размеры (следы пальцев рук, пули, гильзы и т.п.) целесообразно фотографировать в масштабе не меньше, чем 1:1, методом крупномасштабного фотографирования.

Цветные окрашенные следы пальцев рук целесообразнее фотографировать на цветные фотоматериалы, а на черно-белые – с соответствующими светофильтрами. Окрашенные следы рекомендуется фотографировать при двухстороннем боковом равномерном освещении. С одной стороны – рассеянном, с другой – теневом освещении. Теневым называется боковое косо падающее освещение, подчеркивающее рельеф запечатлеваемого объекта.

Наибольшую трудность представляет съемка потожировых следов пальцев. Они плохо различимы, и для более четкого их выделения требуются специальные условия освещения. Если предмет, на котором обнаружен след, непрозрачный, его освещают односторонним боковым узким пучком света. Угол наиболее выгодного направления света устанавливают опытным путем.

Следы на прозрачных предметах можно сфотографировать в проходящем свете. Для этого с противоположной стороны предмета накладывается черная бумага (или ткань) с вырезом, равным но величине следу. Источник света располагают за предметом. Освещение направляется под углом к плоскости предмета, на которой расположен след. Нередко желаемый эффект дает освещение под углом, близким к прямому. Помещение, в котором фотографируются эти следы, должно быть затемненным.

Следы ног фотографируются в максимально крупном масштабе, обязательно методом масштабной съемки. При этом объемные следы ног (как и следы пальцев) освещаются основным светом и дополнительным теневым. Окрашенные – на цветные фотоматериалы, а на черно-белые – со светофильтрами. Следы на снегу (на черно-белые фотоматериалы) необходимо фотографировать с желтым или оранжевым светофильтрами, которые ослабляют действие отраженных снегом сине-фиолетовых лучей и улучшают качество изображения.

Дорожка следов ног, если она короткая, фотографируется целиком на один кадр сбоку. Более длинную дорожку следов лучше запечатлеть сбоку панорамным способом. Если в дорожке следов запечатлелись особенности походки, целесообразно производить съемку сверху с масштабной линейкой.

Следы транспорта фотографируются сначала целиком (все полосы вместе), так же, как и дорожки следов ног. Затем фотографируют участки следовых полос с наиболее выраженными индивидуальными особенностями, как и отдельные следы ног по правилам масштабного фотографирования.

Следы орудий взлома прежде всего фотографируются с частью предмета, на котором они находятся, а затем запечатлевается группа следов или каждый след в отдельности масштабным способом.

Отдельные предметы на месте происшествия в зависимости от их размера фотографируются масштабным или крупномасштабным методом. При их фотосъемке необходимо обеспечить на снимке объемность изображения, четкость структуры поверхности и отсутствие бликов, что обеспечивается подбором освещения с учетом сложившейся обстановки.

Фотографирование при следственном эксперименте целесообразно проводить тогда, когда полученные снимки делают более наглядными обстановку, основные моменты его проведения и результаты эксперимента. Все это способствует объективизации процесса доказывания. Как известно, путем следственного эксперимента устанавливается возможность совершения какого-либо действия, механизм расследуемого события или проверяется вместимость хранилища и т.д. Фотографирование в ходе следственного эксперимента существенно повышает достоверность его результатов. При этом производятся следующие виды съемки:

а) по правилам ориентирующей, обзорной и узловой съемок запечатлевается место и отдельные его участки, где производится следственный эксперимент. Например, при проверке возможности проникновения человека в помещение, место пролома с окружающей обстановкой, а затем - пролом крупным планом. При проверке вместимости хранилища отдельно фотографируются пустое помещение и те предметы, которые должны в нем разместиться;

б) по правилам узловой фотосъемоки последовательно фиксируются отдельные этапы эксперимента. Например, участник эксперимента фотографируется рядом с проломом, а затем – когда он пролезает в пролом, частично заполненное хранилище и еще не размещенные предметы;

в) по правилам обзорной и узловой фотосъемок фиксируется конечный результат эксперимента, показывающий возможность или невозможность выполнения тех или иных действий в определенных конкретных условиях. Например, запечатлевается заключительный момент появления участника эксперимента с другой стороны пролома. Фотографируются заполненное помещение хранилища и отдельно не уместившиеся в него предметы.

При необходимости осуществления реконструкции, место проведения эксперимента фотографируется до и после его реконструкции.

Фотографирование при производстве обыска применяется, главным образом, для иллюстрации результатов обыска, в частности, для фиксации места сокрытия искомых предметов (например, тайника) и индивидуальных особенностей найденных предметов.

Фотографируя место хранения искомых предметов, следует, как и при съемке места происшествия, применять ориентирующую, обзорную, узловую и детальную съемки. При этом сначала запечатлевают расположение места хранения (в том числе и тайника) по отношению к окружающим помещениям, предметам местности, затем место хранения в целом и, если это необходимо, отдельные его части (например, части конструкции тайника). Иногда может понадобиться и детальная съемка (например, мелких частей сложного механизма тайника). Указанные снимки станут важным средством объективизации результатов обыска.

Фотографирование при предъявлении для опознания производится с целью запечатления предъявляемых для опознания объектов. Для этого они фотографируются все вместе в том виде и порядке, в каком предъявляются для опознания. Например, при предъявлении лиц фотографируется во весь рост вся группа предъявляемых лиц.

Если объект будет опознан, он должен быть позднее отмечен стрелкой на полученном снимке и сфотографирован отдельно. Мелкие объекты, индивидуальные особенности которых нельзя различить на общем и отдельном снимках, фотографируются самостоятельно крупным планом.

Фотографирование при проверке показаний на месте производится с целью наглядной фиксации участков местности или отдельных объектов, которые были указаны допрошенными лицами, и объективизации результатов этого следственного действия. Объекты следует фотографировать с окружающей местностью и отдельно крупным планом с позиции, показанной допрашиваемым лицом, и с его помещением в кадр снимка.

Путь движения, показываемый допрошенным лицом, необходимо фиксировать панорамным методом или по частям (по ходу движений). В кадры снимков с целью усиления элемента объективизации рекомендуется помещать допрашиваемых лиц и понятых.

§ 3. Экспертная (исследовательская) фотография

Экспертная (исследовательская) фотография представляет собой систему соответствующих научных положений, средств и методов фотосъемки, применяемых при исследовании различных вещественных доказательств. Главным образом она применяется в экспертно-криминалистической практике, но может в р