15930

Деятельное раскаяние в совершенном преступлении

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Щерба C. Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. К. 1997. 110 с ПРЕДИСЛОВИЕ На протяжении веков отечественный и зарубежный опыт уголовной юстиции неоднократно убеждал что одними лишь мерами ужесточения наказания невозможно добиться снижения чи...

Русский

2013-06-18

604.5 KB

3 чел.

Щерба C., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. - К., 1997. -110 с

ПРЕДИСЛОВИЕ

На протяжении веков отечественный и зарубежный опыт уголовной юстиции неоднократно убеждал, что одними лишь мерами ужесточения наказания невозможно добиться снижения числа совершаемых преступлений и обеспечить их полную раскрываемость.

Учитывая этот опыт, законодательство России в необходимых случаях прибегает и к поощрительным нормам, которые предлагают гражданам добровольно прекратить преступную деятельность с гарантией освобождения от наказания, проявить деятельное раскаяние, смягчающее или исключающее ответственность за совершенные деяния. К числу таких норм относятся соответствующие статьи Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г.

В новом Уголовном кодексе впервые закреплена норма (ст. 75), предусматривающая освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило причиненный в результате преступления вред.

Лицо, совершившее преступление иной категории, при наличии условий, предусмотренных частью первой настоящей статьи, может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Кодекса.

Конкретные составы преступлений предусматривают также смягчение ответственности и освобождение от нее для лиц, которые являются с повинной, возмещают причиненный ущерб, способствуют выявлению и изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого преступным путем1 .Таким образом, деятельное раскаяние относится к одному из видов положительного, поощряемого законом поведения лица, совершившего преступление. Понятно, что одним из условий эффективного применения новых для нашего уголовного закона норм является изучение индивидуального поведения лиц, совершивших преступление. Их поведение может быть либо преступным, либо правомерным как до, так и после его совершения (постпреступное поведение).

Вместе с тем сущность и значение деятельного раскаяния, причины и механизмы его возникновения, особенности методики доказывания и оценки этого юридически значимого обстоятельства по уголовным делам мало изучены и недостаточно полно освещены в специальной литературе.

Не имея в своем распоряжении научно обоснованных рекомендаций, следователи, прокуроры, судьи, адвокаты зачастую испытывают затруднения в доказывании и правовой оценке деятельного раскаяния, допускают тактические просчеты и ошибки при выявлении психологических и нравственных мотивов деятельного раскаяния, а оперативные сотрудники и следователи -нарушения требований закона в связи с применением недозволенных средств и способов получения «чистосердечного признания».

Деятельное раскаяние включает в себя предусмотренные ст. 61 У К РФ смягчающие обстоятельства, каждое из которых в соответствии со ст. 68

УПК РСФСР подлежит обязательному доказыванию.

Однако изучение практики показало, что на предварительном следствии

и в суде установлению этих обстоятельств не всегда уделяется должное внимание. По уголовным делам в основном собираются обвинительные доказательства и упускаются из виду доказательства, которые оправдывают обвиняемого, смягчают его ответственность, свидетельствуют о его деятельном раскаянии.

Такой вывод убедительно подтверждают результаты наших исследований, проведенных в 1993-1996 гг. в Хабаровске, Липецке, Воронеже, Москве, Красноярске, Рязани, Смоленске, Ставрополе и других городах России. Так, из 250 изученных уголовных дел по 214, или в 85,6 % случаев, отсутствовали какие-либо сведения о доказывании раскаяния подозреваемых, обвиняемых. В обвинительных заключениях по 175 делам (65,7 %) не приводился анализ фактических данных об их деятельном раскаянии, и этому обстоятельству не давалось никакой правовой оценки. Из 250 опрошенных следователей 45, или 18 %, считают, что деятельное раскаяние вообще не подлежит доказыванию.

Подобные тенденции, ошибки, просчеты во многом объясняются слабым научным и методическим обеспечением следственной и судебной практики.

Изложенное предопределило необходимость подготовки настоящего пособия. Авторы выражают надежду на то, что оно поможет практикующим юристам и широкому кругу читателей пополнить свои знания в этой отрасли права.

ГЛАВА I. ДЕЯТЕЛЬНОЕ РАСКАЯНИЕ И ЕГО ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

§ 1. Сущность и социально-правовое значение деятельного раскаяния

В сфере уголовно-правового регулирования в настоящее время все более возрастает значение дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности и наказания. При сохранении строгой ответственности за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, на наш взгляд, совершенно справедливо осуществляется смягчение уголовной ответственности или замена уголовного наказания иными мерами правового характера в случаях, когда лицо впервые совершило преступное деяние небольшой тяжести.

Изыскиваются формы и возможности совершенствования поощрительных норм права, побуждающих граждан проявлять активность в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений. Стимулируя позитивную деятельность субъектов, государство стремится на законных основаниях смягчать им наказание, а в отдельных случаях полностью освобождать от уголовной ответственности. На современном этапе развития нашего общества такой практике правоприменения придается особое значение. Так, в Концепции судебной реформы Российской Федерации, одобренной парламентом, признано настоятельной необходимостью поощрять снижением наказания на определенное количество степеней чистосердечное деятельное раскаяние и определить эффективные меры защиты лиц, сотрудничающих с правосудием, включая возможность смены их места жительства и обмена документов2.

Деятельное раскаяние является осознанным и эффективным механизмом правомерного поведения лица после совершения преступления. Оно имеет большое значение не только для социализации субъектов, выявления и расследования преступлений, но и для реализации принципов справедливости, объективности, полноты и всесторонности рассмотрения уголовных дел в суде.

Социально полезное постпреступное поведение объективно указывает не отрицательное отношение лица к совершенному деянию, что является свидетельством уменьшения общественной опасности личности преступника. Не случайно поэтому в новом Уголовном кодексе РФ (ст. 75) предусмотрено освобождение от уголовной ответственности и наказания в связи с деятельным раскаянием лица.

Социальное и правовое значение данной нормы уголовного закона огромно. Деятельное раскаяние - это уникальное правовое и психологическое явление, которое подлежит исследованию, анализу и оценке органами предварительного следствия и суда на всех этапах производства по делу, поскольку включает в себя совокупность обстоятельств, смягчающих ответственность или наказание субъектов.

Уголовное законодательство придает большое значение поведению виновного после совершения преступления, его отношению к содеянному, предотвращению и ликвидации вредных последствий криминального деяния, стремлению загладить причиненный вред, искупить вину перед обществом. Правовое значение деятельного раскаяния состоит в том, что оно облегчает раскрытие совершенных преступлений, является одним из оснований и условий смягчения уголовной ответственности, вплоть до освобождения от наказания в случаях, предусмотренных законом. В этой связи более широкое использование института деятельного раскаяния в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве, а также в практической деятельности органов предварительного следствия и судов направлено на то, чтобы в сфере уголовного судопроизводства обеспечить дифференцированный, индивидуальный подход к лицам, совершившим преступления.

Термин «деятельное раскаяние» является устоявшимся и достаточно распространенным в юридической литературе. Он применяется в научных работах, в учебниках уголовного права и процесса, комментариях к Уголовному кодексу. Однако единообразного толкования и четкого определения деятельного раскаяния в науке и в судебно-следственной практике до сих пор нет. Многие авторы включают в это понятие самое разное содержание.

Безусловно, деятельное раскаяние нельзя не считать понятием достаточно глубоким и емким. Помимо полного признания лицом своей вины и его раскаяния в совершении преступления, оно включает в себя и постпреступное поведение (предотвращение вредных последствий содеянного, способствование раскрытию преступления и т.п.). Деятельное раскаяние лица, совершившего преступление, является не только индивидуальным выражением психических свойств и состояний субъекта в связи с его отрицательной оценкой противоправных деяний, но и представляет собой совокупность активных и волевых поступков, объективно подтверждающих раскаяние. Такое поведение является социально полезным, вызывает положительную оценку в обществе, поощряется государством закрепленными в законе правовыми гарантиями смягчения наказания или полного освобождения от уголовной ответственности.

Попытки исследовать социальную, правовую и психологическую природу подобного поведения человека имеют глубокие исторические корни. Еще в Ветхом Завете Библии о раскаянии было сказано: «Скрывающий свои преступления не будет иметь успеха; а кто сознается и оставляет их, тот будет помилован»3

Знал норму о деятельном раскаянии и первый на Руси источник уголовного права «Русская Правда», являющийся своеобразным уголовным кодексом. Согласно этому закону лицо, растратившее товар, освобождалось от наказания при уплате его стоимости владельцу. По делам о воровстве «...кто, не будучи задерживаемым, сам приносил владельцу им похищенное... не подвергался никакой ответственности»4.

Учитывалось раскаяние и в Соборном Уложении 1649 г., согласно ст. 2 главы второй которого, «лицо, совершившее изменнические действия и возвратившееся в Московское государство после бегства за границу, освобождается от наказания в виде смертной казни»5.

Артикулы Воинские Петра I, предусматривающие смертную казнь за дезертирство, значительно смягчали наказание лицам, которые «после своего побегу, раскаясь по дороге, сами возвратятся и добровольно у своего офицера явятся»6. Смертная казнь таким лицам заменялась наказанием шпицрутенами либо другим более мягким наказанием.

Свод законов 1832 г. (ст. 128)7 и Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.(ст. 319-324 и др.)8 указывали на значительное снижение наказания явившимся с повинной, раскаявшимся преступникам, когда в результате такого поведения создавалась возможность предупредить вредные последствия.

По Уголовному уложению 1903 г. (ст. 574, 581, 591) снижалось наказание при возмещении ущерба применительно к присвоению, неквалифицированному воровству, мошенничеству9.

Первыми декретами и постановлениями Правительства России 1918, 1921гг. устанавливалась ненаказуемость взяткодателей и посредников во взяточничестве, если они своевременно заявят о вымогательстве взятки и окажут помощь в раскрытии преступления10.

В 1921 г. была принята норма об исключении уголовной ответственности в случае выдачи в установленные сроки оружия и взрывчатых веществ11.

Проблемам деятельного раскаяния уделялось внимание и в науке уголовного права. Уже в первом учебнике уголовного права О. Горегляда (1815 г.) описывались смягчающие вину обстоятельства или так называемые «знаки меньшей жестокости права», к которым относились: «воспрепятствования преступником худым последствиям преступления», «старания виновного вознаградить нанесенный вред», «раскаяние с предоставлением главного сообщника»12. В последнем случае предусматривалось освобождение от наказания даже за государственное преступление.

Русские криминалисты XIX - начала XX века (В.Д. Спасович, Н.С. Таганцев, А. Чебышев-Дмшриев, ЭЯ. Немировский, ИЛ. Фойницкий, С.П.Мо-кринский и др.) в своих работах также исследовали позитивные действия виновных лиц и в особенности действия, связанные с предотвращением вредных последствий преступления, с деятельным раскаянием.

При этом единства взглядов в юридической оценке такого поведения не было. Одни из ученых, например, В.Д. Спасович, Н.С. Таганцев, деятельное раскаяние понимали как «добровольно оставленное покушение», то есть как добровольный отказ от совершения преступления13. Другие, в частности, ЭЯ. Немировский, И.Я. Фойницкий, более смело употреблявшие термин деятельное раскаяние, рассматривали его как постпреступное позитивное поведение лица, совершившего преступление, как «предотвращение результата самим виновным до раскрытия его деяния»14, как «обстоятельство, заглаживающее социально вредные последствия преступления и обнаруживающее в преступнике чувства активного стремления к доброму»15.

Вместе с тем все вышеуказанные авторы придерживались единого мнения о необходимости значительного смягчения ответственности или полного освобождения от наказания лиц, проявивших деятельное раскаяние, то есть поощрение их за положительные, полезные действия. Еще один русский ученый - П.А. Сорокин предпринял даже попытку построить «наградное» право по аналогии с уголовным правом16.

Французский ученый Рауль Грассери в начале XX века также предлагал идею создания «наградного» или «премиального» права, считая, что в будущем «премиальное» право будет доминирующим, так как путем поощрения можно прийти почти к таким же результатам, что и путем наказания.17

Уголовное законодательство многих зарубежных стран, так же как и Российское, содержит положения о позитивной оценке активных действий виновного в социально полезном для общества направлении.

Например, уголовные кодексы Болгарии, Вьетнама, Монголии18 провозглашают ненаказуемость лиц, совершивших преступления, если ими добровольно предотвращено наступление вредных последствий. При этом такие действия не считаются добровольным отказом. Они должны активно и успешно проявиться вовне лицом, совершившим преступление. В случаях безуспешной попытки виновного предотвратить наступление последствий преступления суду предоставляется право применять чрезвычайное смягчение наказания. Успешное предотвращение вредных последствий, полное возмещение причиненного ущерба расценивается как деятельное раскаяние, влекущее неограниченное снижение наказания или полное освобождение от уголовной ответственности, если суд сочтет это необходимым, за такие преступления как поджог, недоносительство, дача ложных показаний, недостача, присвоение имущества, кража, мошенничество. В ряде стран понятие «деятельное раскаяние» получило законодательное закрепление. Кодекс ФРГ предусматривает при назначении наказания необходимость учета судом поведения виновного после совершения преступления, в особенности старания загладить причиненный вред.19

Согласно Уголовному кодексу Японии наказание может быть смягчено лицу, совершившему преступление и явившемуся с повинной до того, как оно было выявлено властями. При этом подробно регламентированы правила смягчения наказания20.

В США широко распространен и эффективно действует установленный уголовно-процессуальным законодательством институт сделки между обвинителем и защитником о признании вины обвиняемым, гарантирующим упрощенную, ускоренную процедуру судебного разбирательства (единолично судьей) и вынесение более мягкого приговора, если обвиняемый сделает заявление о признании вины. Обвиняемый в данном случае имеет право выбрать себе судью, имеющего, по его мнению, репутацию снисходительного человека21.

В Бельгии и Нидерландах при наличии признаков деятельного раскаяния (добровольного возмещения ущерба, признания вины) предусмотрено освобождение от уголовной ответственности за преступления, за которые установлено наказание до шести лет лишения свободы22. В Италии деятельное раскаяние используется в уголовном законодательстве против мафии. Террористу, проявившему деятельное раскаяние (тому, кто признается в совершении преступления и назовет сообщников) срок наказания может быть снижен в пять раз23. Широкой популярностью аналогичный вид освобождения от уголовной ответственности без судебного разбирательства пользуется во Франции, Греции, Норвегии, Турции.

Таким образом, уголовное законодательство зарубежных стран содержит достаточно развитую систему норм, учитывающих социально полезное постпреступное поведение виновных лиц (деятельное раскаяние).

Однако в нашей стране в связи с экономическим кризисом, неуклонным ростом преступности, низким правовым сознанием и культурой граждан принятие в настоящее время такого закона, в котором не ограничивалось бы действие нормы о деятельном раскаянии определенными видами преступлений или конкретными сроками наказания за эти преступления, полагаем, было бы преждевременным.

По нашему мнению, и при наличии деятельного раскаяния невозможно полное и безоговорочное освобождение от уголовной ответственности и наказания за умышленное убийство, изнасилование, разбой, грабеж и другие тяжкие и особо тяжкие деяния.

Вернемся к нашим реалиям. Согласно новому УК РФ деятельное раскаяние представляет собой добровольные и активные действия лица, совершившего преступление небольшой тяжести, выражающиеся в полном признании своей вины, которая объективно подтверждается явкой с повинной или другими общественно полезными поступками: предотвращением вредных последствий, способствованием раскрытию преступления, заглаживанием причиненного вреда и т.д.

Сущность деятельного раскаяния заключается в том, что лицо, совершившее преступление, признаёт свою вину и не только словесно выражает раскаяние в содеянном, но и подтверждает его конкретными действиями и поступками. Такими действиями, помимо заявления о раскаянии в совершенном преступлении, должны быть явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, заглаживание причиненного вреда. Свидетельством проявления деятельного раскаяния могут быть и неудавшаяся попытка предотвращения вредных последствий, оказание пострадавшему первой медицинской помощи, вызов милиции и др.

Два или несколько таких действий должны рассматриваться в их единстве и взаимосвязи. Наличие лишь одного из них должно пониматься не как деятельное раскаяние, а как отдельное смягчающее ответственность обстоятельство.

Так, в одно из территориальных отделений милиции г. Смоленска явился гр. К. с повинной, признавшись в убийстве на почве ревности своей жены. При этом он заявил, что отказывается участвовать в проведении следственных действий и давать подробные показания, нисколько не раскаивается в совершенном преступлении и считает, что убийство жены было делом его чести. В данном случае явку с повинной следует рассматривать не как деятельное раскаяние, а как смягчающее обстоятельство.

В русском языке слово «деятельный» понимается как «живой и энергичный, активно действующий»24. По толковому словарю В. Даля, раскаяться означает «каяться, сожалеть о поступке своем, сознавать, что сделано не то, убиваться совестью, казниться за прошлое... Позднее раскаяние не спасает. Без раскаяния нет прощения»25.

Другими словами, деятельное раскаяние- это общественно полезное, позитивное постпреступное поведение, вызываемое экономическими, социальными, психологическими и нравственными побуждениями, желанием искупить вину. Но оно не сводится только к моральному, психическому состоянию лица, совершившего преступление. Одного лишь самопереживания и осуждения содеянного для деятельного раскаяния явно недостаточно. Оно должно быть активным и выражаться вовне.

Психические состояния и свойства человека, цели и мотивы его поступков, если они не выразились вовне в конкретных фактических действиях, не являются деятельным раскаянием. Судить о человеке, его поведении можно только по совершенным поступкам. Поведение же каждого субъекта определяют его духовные и материальные потребности. Мотивы поведения вызываются убеждениями, идеалами, моральными установками, целями и эмоциями.

Лицо, раскаявшееся в совершенном преступлении, сообразовывает свое дальнейшее поведение с оценкой общественного мнения. Регуляторами такого поведения выступают нормы права, морали, нравственности. Они стимулируют человека к совершению положительных поступков. Многое зависит как от внешних условий и окружающей его среды, так и от его личных качеств, воспитания, нравственных и моральных установок, интеллекта и темперамента.

Особенностью деятельного раскаяния является то, что оно протекает в период после совершенного преступления в условиях процессуальных процедур и ситуаций, когда происходит самооценка субъектом своей роли в содеянном, когда анализ криминального и посткриминального поведения и его оценку дает общественность. У субъекта на этом этапе срабатывает инстинкт самозащиты, естественной потребности к свободе, стремление избежать уголовной ответственности. Мысли о предстоящем наказании за содеянное определяют дальнейшее поведение лица, воздействуя на его сознание и эмоциональное состояние.

Генетически запрограммированные в психике человека страх, стремление к безопасности и самосохранению могут выполнять функции мотивов деятельного раскаяния. Однако нередко эти свойства и состояния личности могут мотивировать и уклонение субъекта от уголовной ответственности, от правоохранительных органов.

Вот как великий русский писатель Ф.М. Достоевский в своем романе «Преступление и наказание» описывал мысли и переживания Раскольникова после убийства старухи-процентщицы: «Ему показалось, что он как будто ножницами отрезал себя сам от всех и всего... Страх, как лед, обложил его душу, замучил его, окоченил его...»26.

Таким образом, деятельное раскаяние отражает личностное, психологическое отношение субъекта к совершенному им преступлению и выражается в форме переживаний, сожаления о содеянном. Здесь и желание заслужить снисхождение у правоохранительных органов, и страх перед наказанием, негативными последствиями совершенного деяния. Сущность деятельного раскаяния составляет комплекс субъективных и объективных признаков этого вида поведения. Юридический состав такого раскаяния характеризует его как систему: субъект, субъективная сторона, объект, объективная сторона.

Субъектом деятельного раскаяния является физическое, вменяемое лицо, достигшее установленного законом возраста привлечения к уголовной ответственности за совершение конкретного преступления. Им может быть именно то лицо, которое совершило преступление, а не его представители, родственники и знакомые или посторонние лица, проявившие действия, свидетельствующие в определенной степени о деятельном раскаянии виновного (например, предотвратили вредные последствия преступления, загладили причиненный вред без его ведома и поручения).

Позитивная постпреступная деятельность должна иметь место именно со стороны лица, совершившего преступление или осуществляться при его активном участии. Необходим личный характер участия в такой деятельности. Вместе с тем в некоторых случаях субъект, будучи больным или арестованным, не может сам совершить такие действия и вправе поручить их совершение третьим лицам, но при этом он должен проявить инициативу и активность. Если же виновное лицо, имея реальные возможности, фактически не содействует этому, то оно не отвечает признакам деятельного раскаяния.

Субъективной стороной деятельного раскаяния является психическое отношение к совершаемым общественно полезным постпреступным деяниям. Это внутренние, осознанные, побудительные мотивы, чувства и эмоции.

Объект деятельного раскаяния - это то, на что раскаяние направлено, то, о чем сожалеет субъект, то есть конкретное преступное деяние, причиненный имущественный, физический или морально-нравственный вред. Содержание объекта деятельного раскаяния определяется содержанием объекта соответствующего преступления, а также характером наступивших или могущих наступить общественно опасных последствий.

Установлено, что объектом деятельного раскаяния может быть не только вред, входящий в состав преступления в качестве конструктивного признака объективной стороны, но и иные вредные последствия, лежащие за рамками состава (например, организационный вред)27. При этом способ действий может быть различным и не имеет особого значения, он должен быть лишь законным и правомерным.

Объективной стороной деятельного раскаяния являются определенные действия, из которых оно складывается, их последствия, причинная связь между действиями и последствиями, а также время и способ их совершения. К объективной стороне, на наш взгляд, следует отнести: раскаяние в содеянном, явку с повинной, предотвращение вредных последствий, способствование раскрытию преступления, заглаживание причиненного вреда. При этом неудавшиеся попытки заглаживания причиненного вреда или предотвращения преступного результата должны также относиться к признакам деятельного раскаяния.

Говоря о времени и способе проявления деятельного раскаяния, можно отметить, что, как правило, оно имеет место после окончания преступного деяния, а в некоторых случаях и на стадии оконченного покушения.

Последствиями деятельного раскаяния являются устранение ущерба, раскрытие преступлений, установление всех обстоятельств дела. Деятельное раскаяние в соответствии с новым УК РФ является смягчающим ответственность и наказание обстоятельством по всем категориям уголовных дел, независимо от тяжести совершенного преступления и в обязательном порядке подлежит учету при производстве по уголовному делу (ст. 61 УК РФ). В целом ряде случаев предусматривается и полное освобождение от уголовной ответственности лиц, проявивших деятельное раскаяние (ст. 75 УК РФ).

Деятельное раскаяние необходимо отличать от ошибочного деятельного раскаяния, которое заключается в том, что лицо раскаивается в совершении деяния, формально подпадающего под признаки преступления, но фактически не являющегося преступным. Такое раскаяние может иметь место, например, при совершении дорожно-транспортных происшествий, когда водитель полностью признает свою вину в наезде на пешехода, однако при проверке выясняется, что пострадавший сам виновен в данном происшествии. Ошибочное деятельное раскаяние может иметь место и при совершении лицом деяний в условиях необходимой обороны или крайней необходимости.

Таким образом, деятельное раскаяние- это добровольные, активные действия лица, совершившего преступление, выражающиеся в полном признании вины и раскаянии, которое объективно подтверждается явкой с повинной или другими общественно полезными поступками, способствованием раскрытию преступления, заглаживанием причиненного вреда, а также иными, свидетельствующими о раскаянии лица, деяниями.

§ 2. Объективные и субъективные признаки деятельного раскаяния

Тщательный анализ содержания основных составных элементов деятельного раскаяния, являющихся его объективными и субъективными признаками (признание вины и раскаяния в совершенном преступлении, явка с повинной, предотвращение вредных последствий совершенного преступления, способствование раскрытию преступления, заглаживание причиненного вреда), в их взаимосвязи и взаимообусловленности имеет важное значение, поскольку позволяет глубже понять их сущность и значение, механизмы и формы проявления, процессуальные средства и способы их доказывают и правовой оценки. Трудно переоценить роль и значение каждого из вышеназванных обстоятельств при расследовании уголовных дел, но представляется логичным и целесообразным вначале рассмотреть обязательные, по нашему мнению, объективные признаки деятельного раскаяния - полное признание

своей вины и раскаяние в совершенном преступлении.

Понятие и содержание признания вины и раскаяния в совершенном

преступлении не раскрывается законом. Полное признание вины, раскаяние в содеянном относится к социально-нравственной, психологической категории, к субъективным признакам деятельного раскаяния.

По своему содержанию признание вины и раскаяние характеризуются глубокими внутренними переживаниями, сожалениями о содеянном, правдивыми показаниями, осознанием общественной вредности совершенного преступления, отрицательной оценкой содеянного как неправомерного. Раскаяние может быть вызвано такими чувствами человека, как стыд, совесть, осознание и понимание ответственности за совершенное преступление, гражданский долг, самоосуждение и самопорицание, собственная критическая оценка своего поведения, а также уважением к общественным нормам и правилам поведения, нормам нравственности и закона. Оно наступает и вследствие боязни, нежелания утратить прежние хорошие отношения и связи в трудовом коллективе и остаться впоследствии в одиночестве, потерять доверие среди близких, друзей, окружающих, из-за жалости к потерпевшим.

Нередко раскаяние вызывается и такими побудительными мотивами, как страх перед наказанием, желание освободиться от уголовной ответственности или смягчить наказание, чему способствуют логичные и убедительные разъяснения виновному закона сотрудниками правоохранительных органов.

В этой связи А.П. Гуляев обоснованно утверждает, что подлинное чистосердечное раскаяние - это нравственно-психическое явление, которое всегда означает перелом в сознании человека, вызывает у него стремление искупить вину, решимость не совершать преступления в будущем. Имея большое нравственное и юридическое значение, раскаяние занимает особое место среди других смягчающих обстоятельств. Потому на предварительном следствии и в суде, помимо установления факта раскаяния, важно определить глубину раскаяния, факторы, побудившие его наступление, стремление виновного искупить свою вину, загладить причиненный преступлением вред.28

Раскаяние нельзя сводить лишь к моральному или психологическому состоянию лица. Правовое значение может иметь только такое раскаяние, которое выразилось в определенном позитивном поведении. На практике процесс определения подлинности раскаяния, степени его полноты, искренности и правдивости нередко вызывает затруднение. Чтобы прояснить истину, в каждом конкретном случае необходимо тщательное исследование поведения виновного после совершения преступления, правдивости его показаний как в ходе следствия и дознания, так и в суде.

Раскаяние всегда связано с особенностями нравственно-психического состояния лица, совершившего преступление. В процессе предварительного расследования важно тщательно изучить и выяснить именно психологическую сторону раскаяния, зафиксировать его причины и мотивы в протоколах Допроса, собственноручных показаниях, в протоколе о явке с повинной, с помощью технических средств звуко- или видеозаписи, иными установленными в законе процессуальными способами.

Мотивы и цели, побуждающие лицо к совершению поступков, его моральное, нравственное и психическое отношение к совершенному преступлению, раскаяние в содеянном определяются осознанными потребностями и интересами, чувствами и желаниями индивида, окружающей его материальной и общественной средой. Раскаяние возникает, как правило, не одномоментно, а в процессе борьбы различных человеческих чувств, эмоций, переживаний. Принимаемое решение о раскаянии - это результат выбора, предпочтения одного поведения другому. Выбор такого поведения зависит и от мировоззрения человека, его опыта, знаний, образования, правосознания, волевых, моральных качеств. Процесс осознания неправомерности совершенного преступления психологически сложен. При этом работники правоохранительных органов, выясняя в каждом конкретном случае, как протекает этот процесс, изучая и исследуя его, обязаны, на наш взгляд, не созерцательно относиться к нему, а всеми допустимыми законными средствами активно в него вмешиваться, побуждать лицо к искренним, правдивым показаниям, к раскаянию, изменению мотивов поведения. Вместе с тем следует иметь в виду, что воздействие на виновного с целью его побуждения к раскаянию допустимо только методами убеждения и разъяснения закона о возможном освобождении от ответственности или смягчении наказания. Противоправные методы и средства побуждения к раскаянию (запугивание, обман и тому подобные действия) недопустимы.

На психологические процессы в момент возникновения раскаяния у лица, совершившего преступление, оказывают защитное влияние принимаемые в ходе следствия решения, затрагивающие его права и свободы: о возбуждении уголовного дела по факту совершенного им деяния; об отказе в возбуждении уголовного дела и направлении материалов для принятия мер общественного воздействия; о задержании подозреваемого в порядке ст. 122 УПК РСФСР; об избрании меры пресечения; о направлении уголовного дела в народный суд или о его прекращении.

Раскаяние тесно связано с признанием вины в совершении преступления. Но следует отметить, что признание вины и раскаяние не однозначны и не тождественны. Раскаяние - понятие более широкое, оно может выражаться не только на словах, но и в определенных действиях, помогающих органам правосудия.

Раскаяние может иметь место на любой стадии уголовного процесса: до возбуждения уголовного дела в процессе производства доследственной проверки, после возбуждения уголовного дела в ходе расследования или дознания по уголовному делу, при разбирательстве уголовного дела в судебном заседании, после вынесения приговора, при отбытии наказания. Раскаяние может проявиться как до изобличения виновного, так и после предъявления ему улик в совершении деяния.

Но в зависимости от стадии уголовного процесса, на которой оно возникает, раскаяние по-разному будет оцениваться следователем и судом и неодинаково влиять на степень уголовной ответственности и на меру наказания.

Раскаяние может иметь место и после изобличения виновного, при условии, если оно является правдивым, искренним и добровольным. Можно привести множество примеров из судебно-следственной практики, когда обвиняемым, подсудимым предъявлялись бесспорные и очевидные доказательства, но несмотря на это они не признавали свою вину и не раскаивались в содеянном. Только в результате убедительных разъяснений содержания закона о смягчении наказания раскаявшимся либо в силу иных причин они, осознав свою вину и ответственность, добровольно давали отрицательную оценку совершенному преступлению, указывали на наличие доказательств, ранее не известных следствию и суду, и твердо заверяли о намерении не совершать впредь криминальных поступков.

Раскаяние в большинстве случает обусловливает другие элементы деятельного раскаяния, предшествует им, является их мотивом, сочетается с ними. Оно проявляется в предотвращении вредных последствий, явке с повинной, активном способствовании раскрытию преступлений, заглаживают причиненного вреда, то есть, в основном, в активных действиях, придающих ему деятельный характер.

Явка с повинной является одной из обязательных составляющих деятельного раскаяния.

Понятие и содержание явки с повинной в уголовном законодательстве России не определено. Однако это юридически важное обстоятельство отражено как в УК РФ (п. «и» ст. 61, ч. 1 ст. 75), так и Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР (п. 5 ст. 108, ст. 111). К сожалению, ее сущность и критерии значимости в нормах закона не раскрываются. Согласно требованиям УПК явка с повинной является поводом для возбуждения уголовного дела. На органы дознания, следователя, прокурора возложена обязанность удостоверить и процессуальными средствами зафиксировать факт явки с повинной: установить личность явившегося с повинной, составить соответствующий протокол, в котором подробно отразить сущность сделанного заявления.

При явке с повинной необходимо полное и правдивое признание вины в совершении преступления. Не будет явки с повинной, если лицо обращается с заявлением о явке с повинной, будучи арестованным за это преступление или вынужденным признать предъявленные доказательства, совокупность которых ставит его в безвыходное положение. Вместе с тем явка с повинной может иметь место в тех случаях, когда лицо арестовано за совершение одних деяний, но в ходе следствия обращается с заявлением о совершении других, нераскрытых преступлений.

Явка с повинной должна осуществляться, как правило, лично лицом, совершившим преступление, а не через родственников или знакомых. Заявление о явке с повинной может быть подано письменно через должностных лиц или направлено почтой, если заявитель не имеет физической возможности лично явиться. Явка с повинной о совершении ранее не известных следствию или дознанию преступлений может быть зафиксирована в ходе производства допроса или во время отбытия наказания в ИТУ.

Явиться с повинной можно до возбуждения уголовного дела, во время производства по делу, в период отбывания наказания.

Явка с повинной является поводом для возбуждения уголовного дела. Если же в поступившем заявлении о явке с повинной сообщается о действиях, не являющихся преступлением, то, следовательно, нет и оснований к возбуждению уголовного дела. Более того, действия, совершенные в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости (ст. 37, 39 УК РФ), не признаются общественно опасными, они поощряются государством и содействуют укреплению законности и правопорядка. Вместе с тем правоохранительные органы, получив такие заявления, без возбуждения уголовного дела проводят соответствующую проверку для полного выявления обстоятельств, исключающих уголовную ответственность.

Преступление, совершенное явившимся с повинной, может быть неизвестно правоприменительным органам, либо известно, но не раскрыто. Как явка с повинной расцениваются и такие случаи, когда преступник установлен, но скрылся от следствия или суда, а затем явился с повинной.

Таким образом, это акт добровольного и непосредственного обращения лица в правоохранительные органы с правдивым и чистосердечным сообщением о любом совершенном им преступном деянии, предусмотренным уголовным законом. При этом предполагается наличие объективной возможности у преступника скрыться от следствия и суда, избежать уголовной ответственности за содеянное или же явиться с повинной.

Следует иметь в виду, что мотивы заявителя могут быть не только положительными (раскаяние, чувство вины, жалость к потерпевшему, желание смягчить ответственность и др.), но и отрицательными (желание ввести в заблуждение следствие, изменить режим содержания, избежать ответственности за более тяжкое преступление и т.д.). Вот почему явка с повинной является элементом, составной частью деятельного раскаяния лишь в тех случаях, когда она связана с чистосердечным и правдивым сообщением о содеянном.

Значение явки с повинной в структуре деятельного раскаяния состоит в том, что она придает раскаянию деятельный характер, подтверждает его истинность.

Способствование раскрытию преступлений означает, что подозреваемый, обвиняемый своими действиями оказывает активную помощь правоохранительным органам в выявлении орудий, следов и предметов преступления; в проведении следственных действий; в установлении всех фактических обстоятельств, имеющих значение для дела; в обнаружении, задержании и изобличении соучастников преступления; в выяснении его причин и условий.

На активность лица, способствующего раскрытию преступления, указывают те обстоятельства, что субъект сам, по собственному решению, основанному на внутреннем убеждении, проявляет инициативу в оказании помощи следствию и дознанию в проведении различных следственных действий, в результате которых устанавливаются те или иные доказательства, разоблачаются соучастники, раскрываются неизвестные обстоятельства дела.

Деятельность следователя по доказыванию указанных в ст. 68 УПК обстоятельств значительно облегчается, если в их установлении активно участвует лицо, совершившее преступление. Мотивами такого поведения подозреваемого, обвиняемого могут быть: осознание своей вины в совершении преступления; перестройка в правосознании личности виновного; желание добиться освобождения от уголовной ответственности или смягчения наказания.

Согласно закону подозреваемый, обвиняемый не обязан изобличать себя или доказывать свою невиновность, способствовать раскрытию преступления. Поэтому оказание им помощи в раскрытии преступления может быть только добровольным, оно поощряется уголовным законом и является обстоятельством, смягчающим ответственность (п. «и» ст. 61 УК РФ).

В уголовно-правовой норме понятие этого обстоятельства сформулировано как способствование или стремление к раскрытию преступления. Отсюда следует вывод, что одно лишь желание участвовать в раскрытии преступления, не подкрепленное активными действиями, не может оказать помощь следствию, не всегда свидетельствует о способствовании виновного раскрытию преступления. К тому же попытки оказать помощь следователю в некоторых случаях являются обманными, преследуют цели завести расследование или суд в тупик, затянуть сроки, выиграть время, чтобы исчезли улики.

По нашему мнению, способствование раскрытию преступления должно выражаться не только в стремлении обвиняемого участвовать в производстве конкретных процессуальных действий, но и в том, что инициатива в проведении отдельных следственно-розыскных мероприятий по сбору и фиксации Доказательственной информации, направленных на раскрытие преступления, Должна исходить от самого подозреваемого, обвиняемого. Именно его инициатива и действия должны оказать существенную помощь следователю в раскрытии преступления, сократить время, затраты на выполнение процессуальных процедур, ускорить возмещение потерпевшему причиненного ущерба. Результатом этих действий, в основном, должно быть раскрытие преступления. Вместе с тем попытки подозреваемого, обвиняемого оказать помощь в раскрытии преступления, если они выражались в конкретных активных действиях, но не смогли вопреки их воле дать положительного результата, также могут рассматриваться как способствование раскрытию преступления.

По времени и моменту своего возникновения способствование раскрытию преступления, как правило, наступает после чистосердечного раскаяния или явки с повинной. В структуре деятельного раскаяния оно имеет важное значение в плане доказывания вины, раскрытия преступления, изобличения, задержания соучастников, а также способствует последующему заглаживанию причиненного преступлением вреда.

Предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления- это сознательные волевые действия преступника, направ- | ленные на недопущение, предупреждение или существенное уменьшение размера и объема таких последствий.

Под вредным последствиями понимается негативный результат преступного деяния. Они могут входить в материальный состав преступления, в диспозицию закона или выходить за его пределы и подразумеваться в нем. Такие последствия могут быть как материального характера, выражающимися в причинении имущественного, физического и иного материального вреда, так и нематериального- причиняющими морально-нравственный, идейный вред.

Предотвращение вредных последствий может проявляться как в активных действиях виновного, так и в его бездействии с целью недопущения последствий преступления. Например, совершая убийство или изнасилование, преступник, причинив потерпевшей тяжкие телесные повреждения, оказывает ей первую помощь, прекращает дальнейшие преступные действия. Все это должно совершаться добровольно самим виновным по его собственному убеждению, а также по чьему-либо совету или просьбе, но не вынужденно и не помимо его воли. При этом мотивы, которые побуждают преступника к совершению этих действий, могут быть самыми разнообразными: жалость к потерпевшему, страх перед предстоящим наказанием и расчет на смягчение ответственности, нежелание причинять страдание близким, раскаяние в содеянном и т.п.

Предотвращение вредных последствий может иметь место, когда между совершенным деянием и последствиями имеется промежуток времени, в течение которого виновный обладает возможностью осознать наступление вредного результата, вмешаться в ход событий, оказать помощь потерпевшему, не допустить наступления имущественного или физического вреда.

Между совершенным преступлением и возможными вследствие этого вредными последствиями должна быть причинная связь. Предотвращая эти последствия, субъект своими действиями или бездействием препятствует дальнейшему развитию этой причинной связи, прерывает, нарушает ее.

Предотвращение вредных последствий может быть полным и частичным, а также выражаться в неудачной попытке их недопущения. Лицо, совершившее преступление, не во всех случаях имеет возможность предотвратить преступный результат. Не исключены и такие обстоятельства, когда, несмотря на предпринимаемые им активные действия, негативные последствия все равно наступают. Например, преступник с целью убийства подсыпал яд в пищу жертве, но из жалости к потерпевшему и в надежде спасти его вызвал скорую помощь, сообщив о случившемся по телефону, однако последний скончался до приезда врачей.

Свидетельством предотвращения виновным вредных последствий преступления всегда являются прилагаемые им усилия, проявленные в том или ином виде в действии или бездействии субъекта с тем, чтобы не допустить причинения вреда, предотвратить больший вред (например, после нанесения ножевого ранения виновный прекратил удары ножом, вызвал скорую помощь, перевязал рану, остановил кровотечение и тем самым предотвратил наступление тяжких последствий). Предотвращение вредных последствий по времени наиболее приближено к моменту совершения преступления и может иметь место при различных формах вины как по умышленным, так и по неосторожным преступлениям, а также при покушениях и оконченных преступлениях.

Проблемы предотвращения виновным вредных последствий преступления относятся к числу малоизученных. Особенно это касается вопросов понятия, оценки, квалификации поведения преступника. Недостаточная урегулированность в уголовном законе этих вопросов создает значительные трудности в деятельности правоприменительных органов по установлению, учету и оценке такого поведения лица, совершившего преступление, усложняет индивидуализацию уголовной ответственности и наказания.

Предотвращение виновным вредных последствий преступления, без сомнения, относится к одному из признаков деятельного раскаяния, но самостоятельным, отдельным его видом оно быть не может. Об этом свидетельствует многолетняя следственная и судебная практика. Приведем лишь один из множества примеров.

По уголовному делу, рассмотренному Ленинским районным народным судом г. Ставрополя, было установлено, что после дорожно-транспортного происшествия, сопряженного с наездом на пешехода, водитель Т. вызвал бригаду врачей скорой помощи, которые предприняли экстренные медицинские меры, и смерть потерпевшего не наступила. Несмотря на наличие в деле достаточных доказательств виновности водителя в наезде на потерпевшего, Т. своей вины не признал и не раскаялся в содеянном, хотя своими действия-

ми и предотвратил вредные последствия. В данном случае никак нельзя утверждать, что в действиях осужденного Т. имело место деятельное раскаяние.

Хотя предотвращение виновным вредных последствий и выступает лишь одним из признаков деятельного раскаяния, среди других обстоятельств, смягчающих ответственность, оно, по нашему мнению, является наиболее важным, так как позитивное поведение виновного в постпреступной ситуации как раз и служит наиболее веским доказательством подлинности его раскаяния.

Уголовный кодекс РФ (ст. 75) предусматривает заглаживание причиненного в результате преступления вреда путем непосредственного возмещения нанесенного материального ущерба, а также путем иных действий, направленных на заглаживание вреда.

Данный элемент деятельного раскаяния по времени своего осуществления может иметь место только после того как преступлением нанесен вред определенным общественным отношениям и наступили общественно опасные последствия. Заглаживание вреда состоит в устранении уже наступивших последствий, восстановлении состояния объекта преступления в положение, в котором он находился до момента совершения преступления. Этим оно отличается от предотвращения виновным вредных последствий.

Заглаживание причиненного вреда предполагает устранение как материальных, физических, так и моральных последствий преступления. При этом вред может быть заглажен полностью либо частично. Возмещение материального ущерба предполагает заглаживание виновным причиненного вреда путем передачи потерпевшему определенных вещей, ценностей. Ущерб возмещается и тогда, когда последнему возвращаются похищенные предметы или выплачиваются суммы, компенсирующие их стоимость. Поведение объекта при этом проявляется в активных действиях по возмещению вредных последствий (например, передача виновным денег на ремонт поврежденного автомобиля или иного имущества, предоставление ценностей либо ценных бумаг и т.п.). Возвращаемое имущество, вещи, деньги и ценности могут принадлежать как лицу, совершившему преступление, так и его родственникам, знакомым, но при этом должны отвечать важному требованию - не нарушать прав третьих лиц и иметь законный источник приобретения. Возмещение нанесенного материального ущерба может иметь место и в форме устранения причиненного вреда, то есть путем восстановления первоначального состояния предмета преступного воздействия (например, ремонт поврежденного имущества, передача вещей, аналогичных похищенным, лечение и уход за потерпевшим, оказание медицинской и иной помощи, направленной на восстановление здоровья, если ему был причинен физический вред).

Возмещение морального вреда может быть осуществлено виновным лицом как в виде денежной или иной материальной компенсации, предоставленной потерпевшему, так и в виде принесения ему личных или публичных извинений. Вид или размер компенсации, как правило, определяется потерпевшей стороной. В спорных случаях размер денежной компенсации за причиненный моральный вред определяется судом.

Извинение перед потерпевшим должно выражаться в гласной просьбе виновного простить его за причиненный моральный вред. Извинение может быть принесено лично - при условии, чтобы об этом знали окружающие, либо носить публичный характер (например, быть высказанным в присутствии членов коллектива, через печать, радио, телевидение).

Чтобы заглаживание вреда отвечало особенностям деятельного раскаяния, оно должно быть произведено собственными силами и средствами виновного. Если же оно осуществляется с помощью других лиц, - необходимо сознательное и активное участие в этом самого подозреваемого, обвиняемого.

Заглаживание вреда предполагает добровольный характер действий виновного. Это означает, что подозреваемый, обвиняемый осознанно, по своему убеждению, без принуждения, по собственной инициативе или по чьему-либо совету совершают вышеуказанные действия. Поскольку не все подозреваемые, обвиняемые, подсудимые знают содержание закона о смягчении ответственности в случае заглаживания ими вреда, то не всегда сами, по собственной инициативе, возмещают ущерб потерпевшему. В подобных случаях необходимо разъяснять позитивные последствия закона о деятельном раскаянии.

Учитывая, что в силу своего фактического положения задержанные и арестованные лишены возможности самостоятельно (без участия их представителей или работников следствия и дознания) загладить причиненный потерпевшим вред, желательно дать им такой совет, разъяснить, как лучше поступить. Необходимо предоставить возможность виновным сделать добровольный выбор в пользу поощряемого уголовным законом поведения. Следователи и работники дознания не должны быть молчаливыми и безынициативными чиновниками, они обязаны активно вмешиваться в сознание подозреваемого, обвиняемого, побуждать своими предложениями, советами и разъяснениями закона положительное посткриминальное поведение, то есть деятельное раскаяние.

Иными, свидетельствующими о раскаянии, деяниями могут быть любые Другие, не предусмотренные законом, поступки лица, совершившего преступление. Такие поступки могут выражаться в добровольном сотрудничестве с правоохранительными органами, в неудавшихся попытках предотвратить причиненные преступлением негативные последствия, устранить или загладить нанесенный ущерб. О раскаянии может свидетельствовать и то, что вследствие глубоких переживаний о содеянном лицо, виновное в преступлении, заболевает расстройством психики, обращается к врачу, пытается покончить жизнь самоубийством.

На наш взгляд, для более полного уяснения содержания деятельного раскаяния целесообразно рассмотреть и другие его объективные и субъективные признаки.

Одним из субъективных признаков деятельного раскаяния является добровольность, которая предполагает наличие у лица свободы выбора в конкретной ситуации. Если признание вины и деятельное раскаяние наступает под влиянием психического или физического насилия либо других незаконных методов ведения следствия и дознания, то они не являются свидетельством подлинного осознания вины и не влекут за собой всех поощрительных мер, предусмотренных законом. Именно по таким причинам в суде подсудимые отказываются от признания вины и раскаяния, имевших место на предварительном следствии.

При деятельном раскаянии субъект сознает характер совершаемых им действий и желает, чтобы они предотвратили последствия преступления, загладили причиненный вред. Вместе с тем такое раскаяние может проявиться у виновного и при неполном контроле сознания, в виде аффективного поведенческого акта, без учета уголовно-правовых последствий, что может прийти к нему несколько позднее. Однако подобное поведение не теряет своего юридического значения и должно учитываться при индивидуализации ответственности.

К субъективным признакам деятельного раскаяния относятся и его побудительные мотивы (причины), которые, разумеется, внутренне и внешне детерминированы. Внешние факторы - это процессуальная обстановка, жизненная ситуация, сложившаяся у подозреваемого, обвиняемого, подсудимого. Внутренние факторы - особенности личности: пол, возраст, характер, физическое и психическое состояние. К последним относятся социальная направленность личности, ее отношение к обществу, материальным и духовным ценностям, к учебе, труду, досугу, коллективу, семье, миру в целом (мировоззрение человека). Здесь важное значение имеют и особенности психических процессов (восприятия, мышления, памяти). Мотивами, которыми руководствуется субъект при совершении того или иного поступка либо преступления, является внутреннее осознанное побуждение, порожденное системой потребностей и принятое как идеальное основание и оправдание деяния.29

В основе психических явлений, выступающих в качестве побуждений, лежат потребности. Под потребностями в психологическом плане понимается отражение индивидом нужды в определенных условиях жизни и развития. Нужда индивида отражается в потребностях в форме переживаний. Психической формой существования потребности является эмоция. Потребность выступает источником активности индивида по отношению к окружающей среде.

В качестве побудителя поведения могут выступать те или иные интересы (материальные, духовные, личные, общественные и т.д.). Однако в основе интереса лежат осознанные потребности. Интерес следует рассматривать как направление мыслей и чувств субъекта на определенные объекты, удостоверяющие его потребности.

Чувства человека, его мысли, идеи, переживания, сознание, психика, то есть субъективные моменты в деятельности индивида, находятся в определенной связи с физиологическими процессами. Психическое- это субъективное, духовное, идеальное содержание нервной деятельности человека30. В то же время психика связана с физиологическими процессами.

Действительно, как показывает практика, большинство женщин в отличие от мужчин подвержены глубоким внутренним эмоциональным переживаниям, острее реагируют на различные раздражители и конфликтные ситуации. Поведение личности зависит и от возраста. Например, несовершеннолетние часто совершают поступки необдуманно, машинально, склонны к фантазированию, преувеличению своей роли в содеянном, к самооговору. Людей преклонного возраста отличает уравновешенность, взвешенность совершаемых поступков, спокойствие, медлительность, а иногда и забывчивость.

Понятно, что причины, корни деятельного раскаяния могут определяться не только окружающей средой и условиями существования личности, но и ее физическими или психическими особенностями и состояниями, которые подлежат выяснению, изучению и доказывайте по уголовным делам.

На поведение человека в значительной степени оказывает влияние вид его темперамента. И.П. Павлов писал: «Темперамент есть... основная характеристика нервной системы, придающая определенный облик всей деятельности каждого индивида»31.

Важную роль в определении линии поведения человека играют сложившиеся наиболее устойчивые черты его характера, особенности личности, выражающиеся в волевой активности, отношении к окружающему миру (к людям, труду, вещам) и к самому себе. К чертам характера относятся, например,скромность и нахальство, самообладание и безволие, мужество, храбрость, смелость и пр. Характер обвиняемого, как и психическое своеобразие любого человека, определяет мотивы его поведения и проявляется в них. Характер и мотивы оказывают друг на друга взаимное влияние и воздействие32. Необходимо поэтому в связи с изучением и анализом мотивов действий, поступков и высказываний подозреваемого, потерпевшего изучать и его характер.

Подлежит исследованию также психическое состояние подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, отражающее влияние внутренней среды организма или внешних условий и проявляющееся в его повышенной или пониженной психической активности. К психическим состояниям относятся, например, подавленность и веселость, угнетенность и возбужденность, покой и раздражительность и т.д. Некоторые состояния обусловливаются темпераментом. Например, сангвиник в компании быстро возбуждается, старается проявить себя. Меланхолик, наоборот, обычно теряется среди незнакомых ему людей, у него могут появиться подавленность и угнетенность.

При деятельном раскаянии подозреваемого (обвиняемого) уже на первоначальном этапе расследования изменяется объем, характер и направленность оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. Деятельное раскаяние создает возможность сократить сроки расследования и материально-финансовые затраты на раскрытие преступления и установление всех обстоятельств дела, особенно в случаях, если оно проявляется в явке с повинной, предотвращении вредных последствий, заглаживают причиненного ущерба.

В действующий УПК РСФСР Указом Президента Российской Федерации от 21 декабря 1996 г. № 160-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации» введена статья 7 - «Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием». В соответствии с данной статьей суд, прокурор, а также следователь и орган дознания с согласия прокурора вправе прекратить уголовное дело в отношении лица, которое впервые совершило преступление небольшой тяжести, в связи с деятельным раскаянием по основаниям, указанным в ст. 75 Уголовного кодекса Российской Федерации.

До прекращения уголовного дела должны быть разъяснены основания прекращения дела и право возражать против его прекращения по этим основаниям. О прекращении уголовного дела уведомляется потерпевший, который в течение пяти суток вправе обжаловать определение суда или постановление прокурора, следователя, органа дознания соответственно в вышестоящий суд или вышестоящему прокурору.

Прекращение уголовного дела не допускается, если лицо, совершившее преступление, против этого возражает. В таком случае производство по делу продолжается в обычном порядке. В обязательном порядке учитывается деятельное раскаяние и в случаях совершения лицом преступлений иных категорий: средней тяжести, тяжких и особо тяжких.

Так, в ст. 60 УК РФ указывается, что при назначении наказания суд учитывает не только характер и степень общественной опасности совершенного преступления, но и личность виновного, обстоятельства, смягчающие ответственность, совокупность которых и составляет деятельное раскаяние.

Новым Уголовным кодексом предусмотрены и конкретные правовые последствия для лиц, проявивших деятельное раскаяние. В соответствии со ст. 62 УК РФ, например, при наличии у лица совокупности смягчающих обстоятельств, составляющих деятельное раскаяние, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК.

Имеется в законе (ст. 64 УК РФ) и положение о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, при наличии исключительных обстоятельств. Таковыми могут быть как отдельные смягчающие обстоятельства, так и их совокупность, то есть и деятельное раскаяние. Это является одной из важных правовых гарантий смягчения уголовной ответственности лиц, проявивших деятельное раскаяние.

Обратим внимание и на ст. 65 УК о назначении наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении. Последнее может заслужить и лицо, проявившее деятельное раскаяние. В этом случае срок и размер наказания не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Вели же за совершенное деяние предусмотрены смертная казнь или пожизненное лишение свободы, эти виды наказания не применяются.

Наказание лицу, заслуживающему особое снисхождение, назначается по правилам о назначении наказания более мягкого, чем предусмотрено за совершение данного преступления, при этом учитываются смягчающие обстоятельства.

В новом Уголовном кодексе сохранены ранее имевшиеся в УК РСФСР положения об освобождении от уголовной ответственности проявивших деятельное раскаяние лиц, участвовавших в незаконных вооруженных формированиях (примечание к ст. 208 УК РФ); лиц, совершивших преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков (примечание к ст. 228), а также преступления, связанные с изготовлением оружия, боеприпасов, взрывчатых

веществ и взрывных устройств (примечания к ст. 222, 223). Деятельно раскаявшиеся лица в указанных в законе случаях подлежат освобождению от уголовной ответственности, если они совершили государственную измену, шпионаж, насильственный захват власти или насильственное удержание власти (примечание к ст. 275), дачу взятки (примечание к ст. 291).

Согласно закону условиями освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления, связанные с незаконным оборотом оружия или наркотиков, является и добровольная выдача ими предметов, указанных в ст. 223, 228 УК РФ. Лицо, давшее взятку должностному лицу, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело или если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица.

За совершение государственной измены, шпионажа лицо освобождается от уголовной ответственности лишь при условии, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

В УК РФ предусмотрено освобождение от уголовной ответственности и за другие преступления, в частности, за похищение человека, если лицо добровольно освободило похищенного (примечание к ст. 126), в случаях коммерческого подкупа, если лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело или в отношении его имело место вымогательство (примечание к ст. 204).

Подлежат освобождению от уголовной ответственности и лица, участвовавшие в подготовке акта терроризма, если они своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовали предотвращению осуществления этого акта (примечание к ст. 205 УК РФ).

В случае захвата заложника лицо освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольно или по требованию власти освободило заложника (примечание к ст. 206 УК).

В соответствии с примечанием к ст. 307 УК РФ предусмотрено освобождение от уголовной ответственности свидетеля, потерпевшего, эксперта или переводчика, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе. Обязательным условием освобождения от уголовной ответственности в предусмотренных законом вышеуказанных случаях является проявление лицом деятельного раскаяния.

Необходимым условием учета на предварительном следствии деятельного раскаяния и освобождения от уголовной ответственности является возможность исправления и перевоспитания виновного без назначения уголовного наказания. Объективный критерий этой возможности- невысокая степень общественной опасности личности преступника.

Большинство криминалистов считают, что степень общественной опасности виновного лица зависит, главным образом, от характера опасности совершенного преступления33. Вместе с тем, как подчеркивает ряд авторов, степень опасности преступника может быть относительно автономной и полностью не воплощаться в совершенном деянии. С другой стороны, характер общественной опасности содеянного может и не отражать подлинной степени общественной опасности субъекта34. Такое возможно при совершении неосторожных преступлений, при так называемых «случайных» преступлениях, в некоторых других ситуациях, когда имеется определенный разрыв между степенью общественной опасности деяния и личности виновного. При этом деятельное раскаяние в определенной степени подтверждает неосторожность или случайность совершения лицом преступного деяния. Очевидно, что такие лица могут быть исправлены вне рамок государственного принуждения, с помощью иных мер воспитательного характера. Действующее уголовное законодательство позволяет уже в настоящее время индивидуализировать ответственность деятельно раскаявшихся преступников.

Проведенный нами в ходе исследования опрос 250 осужденных, проявивших деятельное раскаяние, показал, что 94 % из них считают правильным не привлекать к уголовной ответственности лиц, деятельно раскаявшихся в преступлениях, совершенных впервые и предусматривающих наказание на срок до четырех лет лишения свободы.

Иного взгляда придерживаются некоторые из работников правоохранительных органов. Так, 10 % из числа опрошенных считают норму о деятельном раскаянии противоречащей принципу неотвратимости наказания. По их мнению, деятельное раскаяние- понятие чисто субъективное, основанное лишь на показаниях обвиняемого, подсудимого, которым не всегда можно доверять.

Полагаем, что это не совсем так. Во-первых, деятельное раскаяние включает в себя обстоятельства, смягчающие ответственность, которые согласно закону входят в предмет доказывания. Они не должны быть основаны лишь на одних показаниях лица, совершившего преступление, а подлежат всестороннему исследованию и объективной оценке на предварительном бедствии и в суде. Во-вторых, нормы закона о деятельном раскаянии полностью отвечают таким основополагающим принципам уголовного законодательства, как справедливость, гуманность и индивидуализация при решении вопросов об уголовной ответственности.

Привлечение к уголовной ответственности лица, виновного в совершении общественно опасного деяния, порождает у граждан чувство защищенности, уверенности в охране их личности, чести и достоинства, собственности, общественного порядка и государственного строя. Однако при этом вовсе необязательно, чтобы виновный понес исключительно уголовное наказание. Важно, чтобы в сознании граждан существовала твердая уверенность в том, что правоохранительные органы не оставят без внимания ни одного общественно опасного деяния, дадут каждому из них, а также лицам, виновным в их совершении, надлежащую юридическую и морально-нравственную оценку, подвергнут виновных справедливому наказанию.

Для освобождения от уголовной ответственности при наличии деятельного раскаяния необходимо, чтобы в результате положительного постпреступного поведения субъекта последствия преступления потеряли правовую значимость и вывод о целесообразности применения уголовного наказания расценивался бы как несправедливый.

Уголовно-правовые последствия деятельного раскаяния состоят и в том, что оно способствует установлению объективных и субъективных признаков деяния, так как включает в себя раскаяние в содеянном, полное признание вины, явку с повинной или другие активные действия, объективно подтверждающие правдивость данных показаний. При деятельном раскаянии виновный, отрицательно оценивая свои преступные действия и действия соучастников, добровольно и подробно раскрывает все обстоятельства совершенного преступления, уточняет и конкретизирует форму и степень своей вины, мотивы и цели деяния, выяснение которых бывает не менее сложным, чем установление самого факта преступления.

Уголовно-правовые последствия деятельного раскаяния могут выражаться и в возможном предотвращении совершения раскаявшимся лицом нового преступления и являются предпосылкой для его исправления и перевоспитания. Позитивное постпреступное поведение лица, совершившего преступление, является также достаточно эффективным средством предупреждения преступлений, содействует выявлению и устранению причин и условий, способствовавших их совершению.

Деятельное раскаяние наряду с выполнением общей уголовно-предупредительной функции в ряде случаев может обеспечивать предупреждение конкретного преступления или определенной группы преступлений. Так, предупредительное значение деятельного раскаяния государственной измены, шпионажа заключается в предотвращении наступления фактического ущерба суверенитету, территориальной неприкосновенности, государственной безопасности и обороноспособности нашей страны. Реальный вред,

который может возникнуть в результате преступных действий субъекта, повышает степень общественной опасности государственной измены. Средством предупреждения общественно опасных последствий преступления в этом случае является законоположение о ненаказуемости лиц, завербованных иностранной разведкой. Законодательство многих зарубежных государств также содержит аналогичные положения, считая их важным средством, с помощью которого можно предупредить причинение серьезного ущерба интересам государственной безопасности.

Ярко выраженная предупредительная направленность присуща и деятельному раскаянию, предусмотренному примечаниями к ст. 222,223 УК РФ, которые направлены на предотвращение незаконного изготовления и использования огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ в преступных целях, а также несчастных случаев при обращении с ними. Норма, предусмотренная примечанием к ст. 228 УК, способствует пресечению распространения наркотических средств. Предупреждению преступлений служит и применение примечания к ст. 291 УК. Причина введения в законодательство положения об освобождении от уголовной ответственности взяткодателя, добровольно заявившего о совершенном им преступлении, заключается, в том числе, и в практической трудности выявления фактов взяточничества. Данное положение закона, направленное на обеспечение условий для максимально полного обнаружения фактов получения взяток должностными лицами, стимулирует социально полезное постпреступное поведение виновных.

Процессуальные последствия деятельного раскаяния заключаются в том, что оно способствует полноте, всесторонности исследования обстоятельств дела в ходе Дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства, дает возможность обнаружить доказательства, играющие решающую роль в раскрытии и расследовании преступлений. Тщательный и подробный допрос лица, проявившего деятельное раскаяние, открывает возможности к собиранию и исследованию новых, ранее не известных следствию и дознанию доказательств. Подозреваемый, обвиняемый, признав себя виновным, указывает на местонахождение доказательств, которые без его показаний обнаружить крайне трудно. Значение подобных показаний особенно проявляется в уголовных делах о групповых преступлениях, когда точное установление роли каждого соучастника вызывает трудности. Нередко установление этих о6стоятельств практически невозможно без показаний самого подозреваемо-го, обвиняемого.

Органы предварительного следствия и дознания могут получить информацию от проявившего деятельное раскаяние подозреваемого, обвиняемого о лицах, которые намереваются совершить преступления, ведут антиобщестнный, паразитический образ жизни. Это, в свою очередь, позволит своевременно предотвратить или пресечь совершение преступлений и иных правонарушений.

В результате деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого могут быть выявлены также и другие ранее не известные следствию и дознанию преступления, связанные с инкриминируемым виновному, что создает условия для своевременного их раскрытия, привлечения других лиц к уголовной ответственности, а также для розыска скрывшихся преступников.

Важное значение имеет деятельное раскаяние осужденных, содержащихся в местах лишения свободы, для раскрытия и расследования преступлений прошлых лет, остаток которых с каждым годом неуклонно возрастает. Необходимо, чтобы норма закона о деятельном раскаянии явилась поощрительным, социально-нравственным, побудительным мотивом к явке с повинной таких лиц, стимулом к критической оценке ими своего прошлого, внутреннему осуждению совершенных преступлений, желанию искупить вину, активному способствованию раскрытию преступлений, заглаживанию причиненного вреда.

Процессуальные последствия деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого отражаются в процессуальных решениях, которые принимаются в отношении него органом дознания, следователем, прокурором или судом. На стадии возбуждения уголовного дела процессуальными последствиями деятельного раскаяния могут быть решение о вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела либо решение о его возбуждении. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела может быть вынесено в зависимости от обстоятельств дела по основаниям, указанным в ст. 75 УК РФ и в примечаниях к статьям Особенной части УК, предусматривающим освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 126,204, 205,208,222,223,228,275,291,307).

Следует отметить, что в проекте нового УПК РФ предусмотрен и подробно регламентирован порядок прекращения уголовных дел вследствие деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого, подсудимого (ст. 29, 233,

270,291,478)35.

В следственной практике при наличии признаков деятельного раскаяния лиц, совершивших другие (кроме перечисленных выше) преступления, нередко принимаются решения об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с передачей материалов на рассмотрение товарищеского суда или комиссии по делам несовершеннолетних, либо передачей лица на поруки трудовому коллективу или общественной организации для перевоспитания и исправления..

По возбужденному уголовному делу процессуальными последствиями деятельного раскаяния могут быть: решение вопроса о задержании подозреваемого в порядке ст. 122 УПК РСФСР или его освобождении; избрание, изменение или отмена меры пресечения; прекращение уголовного дела или направление дела с обвинительным заключением в народный суд; внесение представлений об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступлений, доклад материалов дела в трудовом коллективе.

На наш взгляд, к лицу, проявившему деятельное раскаяние в совершенном преступлении, за которое предусмотрено наказание даже на срок до пяти лет лишения свободы, применять задержание в порядке ст. 122 УПК РСФСР не всегда целесообразно, так как в такой ситуации успешно окончить расследование по делу можно и без мер принуждения. К лицам, деятельно раскаявшимся в содеянном, когда их раскаяние доказано, необходимо как можно чаще применять меры поощрения. Если задержанный в порядке ст. 122 УПК проявил деятельное раскаяние, то с учетом данных о его личности и обстоятельств дела целесообразно решить вопрос о его освобождении и избрать меру пресечения, не связанную с лишением свободы.

Однако, принимая решение об освобождении задержанного, нельзя не учитывать тяжесть и степень общественной опасности совершенного преступления, как и данные о его личности (судимость, наличие семьи, постоянного места жительства и работы, поведение в быту, применявшиеся ранее меры общественного, дисциплинарного, административного воздействия и т.д.). Для принятия правильного процессуального решения необходимо с осторожностью относиться и к его показаниям о признании вины, проверить их, убедиться, что они объективно подтверждаются другими обстоятельствами и материалами дела. При этом важно определить, является ли раскаяние искренним, насколько оно глубоко и устойчиво. Например, если задержанный покушался на побег, не имеет постоянного места жительства, не занимается общественно полезным трудом или его личность не установлена, то к его заверениям о раскаянии следует подходить особенно осторожно.

При совершении особо опасных, тяжких преступлений деятельное раскаяние подозреваемого, обвиняемого, если его вина доказана материалами дела, не может быть мотивом отказа от его задержания или применения к нему меры пресечения, связанной с лишением свободы. Так, например, если лицо совершило умышленное убийство или изнасилование при отягчающих обстоятельствах и после этого явилось с повинной, проявило деятельное раскаяние, оно, тем не менее, должно быть, как правило, на основании части второй ст. 96 УПК задержано и заключено под стражу по мотивам особой опасности и тяжести деяний.

Вместе с тем при совершении такого особо опасного преступления, как госуарственная измена, если гражданин, завербованный иностранной разведкой для проведения враждебной деятельности против нашего государства, добросовестным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовал предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации, проявил деятельное раскаяние, то он освобождается от уголовной ответственности, и задержание и арест к нему, естественно, применять нецелесообразно.

Поскольку примечанием к ст. 291 УК РФ (дача взятки) предусмотрено освобождение от уголовной ответственности лиц, проявивших деятельное раскаяние, в этом случае также не рекомендуется применение каких-либо мер процессуального принуждения.

Наряду с этим деятельное раскаяние имеет большое, порой исключительное значение, для решения вопроса о задержании и избрании меры пресечения по делам о преступлениях, совершенных впервые, не представляющих большой общественной опасности, не повлекших тяжкие последствия.

Учитывая, что деятельное раскаяние предполагает полное признание лицом своей вины, осуждение преступных действий, правдивые показания обо всех обстоятельствах дела, о действиях и роли соучастников, отпадает необходимость и возможность применения таких оснований избрания меры пресечения, как воспрепятствование установлению истины по уголовному делу, опасность, что подозреваемый, обвиняемый будет заниматься преступной деятельностью. В случае деятельного раскаяния обвиняемого (подсудимого) значительно снижается вероятность его уклонения от следствия и суда. По нашему мнению, по делам о преступлениях, совершенных впервые, предусматривающих наказание на срок до пяти лет лишения свободы и не повлекших тяжкие последствия, к деятельно раскаявшимся лицам, как правило, должны применяться меры пресечения, не связанные с лишением свободы: залог (ст. 99 УПК РСФСР), подписка о невыезде (ст. 93), личное поручительство (ст. 94), поручительство общественной организации (ст. 95). Процессуальное задержание в этих случаях также должно применяться особенно осторожно и лишь как крайняя мера.

Когда обвиняемый раскаивается, у следователя обычно больше уверенности в том, что данная им подписка о невыезде не будет нарушена, а взятое обязательство не отлучаться с места жительства или временного нахождения без разрешения следователя будет выполнено. При избрании меры пресечения в виде личного поручительства в отношении обвиняемого, который деятельно раскаялся, к последнему возникает больше доверия как со стороны следователя, так и со стороны поручителя. К сожалению, личное поручительство следователи используют крайне редко; в последнее время чаще стала применяться мера пресечения в виде денежного залога.

Согласно закону (ст. 101 УПК) мера пресечения может быть отменена или изменена, когда это диктуется обстоятельствами дела. На основании данных, полученных в ходе следствия, в течение всего производства по делу надлежит периодически ставить вопрос о том, насколько правильно избрана мера пресечения и нет ли необходимости в ее отмене или изменении.

Изменение меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую осуществляется, когда в процессе расследования на основании собранных данных выясняется значительно меньшая общественная опасность или самого обвиняемого или совершенного им преступного деяния, либо когда в связи с изменившимися обстоятельствами отпадает необходимость содержать обвиняемого под стражей. Если мера пресечения в виде содержания под стражей была избрана, чтобы не дать обвиняемому воспрепятствовать установлению истины по делу или продолжать заниматься преступной деятельностью, то в случаях деятельного раскаяния обвиняемого эти основания обычно отпадают и появляется возможность изменить меру пресечения на более мягкую.

С другой стороны, мера пресечения, не связанная с лишением свободы, может быть заменена более строгой - заключением под стражу. Необходимость в этом возникает при выявлении неискренности заверений обвиняемого о раскаянии, при установлении данных, свидетельствующих о неправдивости его показаний, о намерении обвиняемого повторно совершить преступление, скрыться, оказать отрицательное влияние на ход расследования, склонить потерпевших и свидетелей к изменению показаний. Процессуальными последствиями такого поведения может быть вынесение постановления об изменении меры пресечения. При этом постановление о заключении под стражу, как известно, выносится с санкции прокурора, а постановление об изменении меры пресечения на иную меру, не связанную с лишением свободы, выносится без санкции прокурора и тем органом, которым выносилось постановление о заключении под стражу. Вместе с тем прокурор в порядке

надзора самостоятельно может вынести постановление об изменении меры пресечения.

К процессуальным последствиям деятельного раскаяния относится и принятие решений о вынесении постановлений о прекращении уголовного Дела в связи с деятельным раскаянием (ст. 7 УПК РСФСР).

По нашему мнению, принятие решения следователем или органом дознания с согласия прокурора об освобождении лиц от уголовной ответственности не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку она не запрещает органам предварительного следствия и дознания прекращать Уголовные дела и не вменяет им в обязанность все уголовные дела непременно направлять в народные суды. Решение вопроса о привлечении лиц к уголовной ответственности или об освобождении от нее, а также о прекращении Уголовного дела или о направлении его в суд, согласно действующему угодно-процессуальному законодательству является компетенцией органов •Знания, предварительного следствия и прокуратуры.

Обоснованность принимаемых органами следствия и дознания решений гарантируется существующей системой процессуального контроля, прокурорского и судебного надзора. Более того, согласно Конституции РФ (ст. 46) каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Поэтому целесообразно сохранить и право следователя и органа дознания, с согласия прокурора, решать вопрос об освобождении от уголовной ответственности лиц, проявивших деятельное раскаяние. Это объясняется необходимостью сохранения тайны их анкетных данных и обеспечения личной безопасности, ограждения от применения насилия и других мер воздействия на них со стороны соучастников и других заинтересованных лиц. Соблюдая принципы гласности и непосредственности судебного разбирательства, это не всегда возможно сделать в суде.

Кроме того, у лица, проявившего деятельное раскаяние и сотрудничающего с правоохранительными органами, будет больше уверенности и гарантий в своевременности мер, принятых для его личной безопасности, и в том, что дело в отношении него будет прекращено. Ведь если в отношении таких лиц дело направляется в суд, у них могут возникнуть сомнения в том, что суд освободит их от уголовного наказания и что в процессе судебного разбирательства будут соблюдены все необходимые меры безопасности в отношении

них и их близких.

Согласно действующему законодательству правовыми основаниями вынесения постановлений о прекращении уголовного дела являются ст. 5-9 УПК РСФСР. В соответствии с требованиями закона освобождение от уголовной ответственности и наказания возможно как на предварительном следствии, так и в суде. Основаниями для принятия такого решения могут быть случаи совершения лицом деяний впервые, преступлений небольшой или средней тяжести, если будет признано, что его исправление и перевоспитание невозможно без применения уголовного наказания. Освобождение от уголовной ответственности может иметь место в случае совершения лицом деяния, содержащего признаки конкретного состава преступления. При отсутствии в совершенном деянии состава преступления вопрос о привлечении к уголовной ответственности либо об освобождении от нее возникать не может. Основаниями освобождения от уголовной ответственности являются конкретные фактические обстоятельства совершенного преступления, а также обстоятельства, характеризующие личность правонарушителя, позволяющие сделать вывод о том, что совершенное деяние и совершившее его лицо не представляют большой общественной опасности. Небольшая степень общественной опасности преступления может проявиться в ненаступлении серьезных тяжких последствий совершенного преступления, а также в деятельной раскаянии виновного. При этом отпадает значительная степень общественной опасности самого виновного. Лицо, совершившее подобное преступление, в данном случае вообще не освобождается от отрицательной оценки содеянного. И следователь, и орган дознания должны отметить это обстоятельство в соответствующих материалах дела, в частности, в постановлении.

Постановление следователя является процессуальной формой применения освобождения от уголовной ответственности. В описательной части такого процессуального документа должны быть отражены факт совершения лицом преступления с соответствующей его уголовно-правовой оценкой, наличие предусмотренных в законе оснований для применения освобождения от уголовной ответственности (ненаступление последствий и деятельное раскаяние виновного).

В резолютивной части постановления должно содержаться мотивированное изложение самого решения об освобождении лица от уголовной ответственности, а в необходимых случаях и решение вопроса о судьбе вещественных доказательств, об отмене меры пресечения.

Для вынесения постановления о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием необходимо, чтобы преступление было совершено впервые, не представляло большой общественной опасности и не повлекло тяжких последствий. Лицо, совершившее такое деяние, также не должно представлять большой общественной опасности, раскаяться в совершенном преступлении, полностью признать свою вину в содеянном. При этом имеется в виду не простое признание вины, которое могло быть получено под воздействием уличающих доказательств, собранных следствием, а именно добровольное, полное признание вины. Следователю надлежит определить, насколько правдивы показания о признании вины и искренне ли раскаяние, подтверждаются ли они определенными конкретными действиями виновного, которыми могут быть другие признаки деятельного раскаяния, такие как активное способствование раскрытию преступления, заглаживание причиненного вреда и т.д.

Если же лицо, изобличенное совокупностью бесспорных доказательств, не раскаивается, не осуждает свои противоправные действия, то его поведение свидетельствует о нежелании исправиться и поэтому его нельзя освободить от уголовной ответственности по указанному основанию. Следует отметать, что во всех отмеченных случаях прекращения уголовных дел по нереабипитирующим основаниям в описательной и резолютивной частях постановления должны быть четко изложены содержание деятельного раскаяния и его значение для принятия процессуального решения.

Процессуальные последствия деятельного раскаяния могут выразиться в том, что следователь признает это обстоятельство смягчающим ответственность и примет решение о направлении уголовного дела в народный суд с обвинитeльным заключением. При этом в описательной и резолютивной частях обвинительного заключения в обязательном порядке надлежит с достаточной полнотой отражать все сведения, касающиеся деятельного раскаяния. К ним Могут относиться явка с повинной, полное признание вины, предотвращение

виновным вредных последствий совершенного преступления, способствование раскрытию преступления и другие обстоятельства, подтверждающие деятельное раскаяние.

Выводы следователя о деятельном раскаянии должны быть отражены в обвинительном заключении в точном соответствии с терминологией закона. Рекомендуется указывать именно раскаяние виновного в содеянном, а не «чистосердечное признание вины», как это нередко делается практическими работниками следствия и дознания. Необходимо также конкретизировать, в чем выразилась деятельная сторона раскаяния (виновным добровольно выданы орудия и предметы преступления, названы соучастники, возмещен ущерб потерпевшим и т.д.).

В резолютивной части обвинительного заключения должно быть отмечено, что смягчающими ответственность и наказание обстоятельствами по данному делу следствием признаны явка с повинной, способствование раскрытию преступления, предотвращение виновным вредных последствий и заглаживание причиненного вреда, то есть деятельное раскаяние, свидетельствующее о снижении степени общественной опасности преступления и личности обвиняемого.

Если в результате деятельного раскаяния были установлены причины и условия, способствующие совершению преступления, то эти обстоятельства также должны быть изложены в резолютивной части обвинительного заключения. В прилагаемой к нему справке указывается, получен ли ответ на представление и какие приняты меры (это требуется для народного суда, чтобы он своим частным определением также отреагировал на причины и условия, способствовавшие совершению преступления, если соответствующих мер не было принято в период проведения предварительного расследования).

В то же время процессуальными последствиями деятельного раскаяния могут быть вынесенные следователем представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступлений.

Статья 140 УПК содержит достаточно полный перечень требований, предъявляемых к составлению таких документов. Тем не менее, как мы полагаем, в представлении должно быть подчеркнуто и то обстоятельство, что источником установления причин и условий, способствовавших совершению преступлений, явилось деятельное раскаяние виновного и этот факт согласно закону учтен следствием как обстоятельство, повлекшее за собой прекращение дела, или как смягчающее ответственность обвиняемого. В таком случае представление явилось бы средством не только профилактики преступлений, но и важным средством правовой пропаганды деятельного раскаяния как общественно полезного явления.

Деятельное раскаяние может повлечь принятие решения следователя о докладе в трудовом коллективе, общественной организации, по месту учебы и работы по поводу результатов расследования уголовного дела, о конкретных рекомендациях и предложениях по устранению причин совершенного преступления, разъяснении закона о правовых последствиях деятельного раскаяния. Докладывая результаты расследования, следователь должен также разъяснить коллективу его право выдвинуть по направляемому в народный суд уголовному делу общественного защитника или общественного обвинителя.

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве и в новом УК право органов предварительного следствия и дознания, предусматривающее освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием или по иным основаниям, является альтернативным. В уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве употребляется выражение: «лицо может быть освобождено от уголовной ответственности», которое неоднозначно толковалось в юридической литературе. Например, Г.Б. Вигтенберг утверждал; «...было бы нелогично и неправильно, если бы закон с одной стороны, давал подробную регламентацию оснований и предпосылок освобождения от уголовной ответственности с применением мер общественного воздействия, а с другой - осуществлял решение этого вопроса всецело на усмотрение следственно-судебных органов, наделяя их в этой части только правом без обязанностей»36.

По нашему мнению, слова «лицо может быть освобождено» следует понимать как альтернативу, право выбора и учета судебно-следственными органами конкретных обстоятельств дела и личности виновного. Это означает, что при определенных условиях следственные органы и суд могут освободить лицо от уголовной ответственности, но могут и не освободить. Это их право, а не обязанность.

Вместе с тем названные органы при наличии оснований и условий для освобождения обязаны всякий раз обсуждать этот вопрос и принимать обоснованное решение, отмечая это в процессуальных документах.

Сторонники противоположной точки зрения, настаивающие на замене в уголовном законе слов «может быть освобожден» на категоричное «подлежит освобождению», «обязаны прекратить дело» обосновывают свое мнение тем, что это позволило бы избежать злоупотреблений и ошибок со стороны следствия и суда в процессе применения норм права и обеспечить гарантию соблюдения прав лиц, совершивших преступления и проявивших деятельное раскаяние37.

Однако эта точка зрения нам представляется не совсем верной. В судебно-следственной практике могут иметь место такие обстоятельства совершения преступления и данные о личности виновного, что становится невозможным освобождение от уголовной ответственности и наказания, хотя санкция за совершенное преступление и позволила бы прекратить дело при наличии деятельного раскаяния. Например, к подобной категории можно отнести дела о развратных действиях в отношении несовершеннолетних, истязаниях, неосторожных убийствах и других преступлениях, совершенных алкоголиками или наркоманами и вызывающих резкий отрицательный общественный резонанс. Думается, излишняя категоричность в законе может только повредить производству предварительного следствия и суду, ограничит их свободу на право выбора при решении вопросов об освобождении от уголовной ответственности и наказания. Что же касается возможного злоупотребления и ошибок со стороны следствия и суда в процессе применения норм права о деятельном раскаянии, то следует отметить, что в своей правоприменительной практике они должны строго руководствоваться такими основополагающими принципами уголовного судопроизводства, как соблюдение законности, справедливости, объективности, полноты и всесторонности исследования всех материалов дела.

В случае принятия следственными и судебными органами ошибочного или противоречащего закону решения соответствующие надзорные инстанции вправе его отменить и направить дело на доследование или новое судебное рассмотрение.

Принятие процессуальных решений на предварительном следствии в связи с деятельным раскаянием виновного- это всегда ответственный и сложный творческий процесс, основанный на анализе собранных доказательств и внутреннем убеждении следователя. Справедливость и гуманность, таких решений зависит и от уровня профессиональной подготовки, опыта работы следователя, и от его собственных нравственных качеств.

Проявление подозреваемым, обвиняемым деятельного раскаяния на предварительном следствии влечет за собой обнаружение фактических данных об обстоятельствах дела. Процессуальные последствия деятельного раскаяния обусловливают необходимость правильного и четкого закрепления в материалах всех сведений, полученных от подозреваемого или обвиняемого в целях их использования и учета при разрешении уголовного дела по существу.

Сведения о деятельном раскаянии субъекта и фактических обстоятельствах дела собираются и фиксируются, в соответствии с требованиями УПК, в показаниях подозреваемых, обвиняемых, свидетелей, потерпевших, в протоколах осмотров вещественных доказательств, заключениях экспертиз, в протоколах следственных действий и иных документах. Основной способ фиксации- протоколирование; другими дополнительными способами являются звукозапись, фото-, видео- и киносъемка, которые сопровождаются соответствующими протоколами и приобщаются к делу. Строгое соблюдение

правил собирания и фиксации всех данных, свидетельствующих о деятельном раскаянии подозреваемого, обвиняемого, имеет важное значение для правильного обоснования в процессуальных документах вывода о его позитивном постпреступном поведении на предварительном следствии.

Одними из первых и наиболее распространенных на практике объективных признаков деятельного раскаяния являются раскаяние в совершенном преступлении и явка с повинной, процессуальной формой фиксации которых должен быть, как правило, протокол. Однако опрос следователей, дознаватедей и судей показал, что среди них нет единого мнения о форме отражения этих и других признаков деятельного раскаяния.

Так, из 250 опрошенных 198, или 79 %, полагают, что раскаяние в совершенном преступлении должно быть зафиксировано в протоколе в собственноручных показаниях виновного о чистосердечном признании в совершенном преступлении и лишь 52 из них (21 %) считают, что это нужно делать в протоколе о раскаянии или явке с повинной, протоколе допроса. Наряду с этим 126 опрошенных, или 50,4 %, считают, что деятельное раскаяние следует фиксировать и в обвинительном заключении.

По нашему мнению, деятельное раскаяние может быть отражено в любых материалах дела, в том числе и в протоколе собственноручных показаний виновного о чистосердечном признании в содеянном. Однако наиболее правильной и соответствующей требованиям уголовно-процессуального закона (ст. 87 УПК) формой фиксации данных, свидетельствующих о проявлении деятельного раскаяния, является составление протокола о раскаянии в содеянном, явке с повинной и др.

Сведения, раскрывающие характер и степень раскаяния виновного в содеянном, как правило, получают из показаний самого субъекта. Нередко такая информация содержится в поступающих к следователю из органов дознания материалах доследственной проверки.

Сотрудники органов дознания фиксируют деятельное раскаяние в основном в собственноручно написанных на имя прокурора или начальника органа дознания заявлениях о чистосердечном признании в совершенном преступлении или о явке с повинной. Сведения о деятельном раскаянии отражается в объяснениях, протоколах добровольной выдачи и осмотра орудий преступления и похищенного, в приобщенных к материалам расписках или иных документах, подтверждающих заглаживание причиненного преступлением вреда.

После изучения и оценки полученных из органа дознания материалов или в результате производства собственной доследственной проверки следователь, убедившись в наличии фактических данных о деятельном раскаянии лица, определяет процессуальные последствия раскаяния и принимает соответствующее решение.

ГЛАВА II. ОСОБЕННОСТИ ДОКАЗЫВАНИЯ И ПРАВОВОЙ ОЦЕНКИ ДЕЯТЕЛЬНОГО РАСКАЯНИЯ

§ 1. Типичные ситуации и обстоятельства, связанные с деятельным раскаянием

Преступления расследуются в конкретных условиях времени, места и обстановки во взаимосвязи с объективной действительностью и поведением лиц, участвующих в уголовном процессе. Во взаимодействии всех факторов и образуется конкретная обстановка расследования преступлений, именуемая в криминалистике следственной ситуацией.

Общепризнано, что следственная ситуация - это совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование, то есть та обстановка, в которой протекает процесс доказывания.38 Данное определение кратко и ясно выражает сущность и содержание ситуаций, возникающих при расследовании уголовных дел.

В зависимости от обстоятельств дела ситуации могут быть самые разнообразные: простые и сложные, конфликтные и бесконфликтные, одноэлементные и многоэлементные, первоначальные и конечные, специфичные и типичные и т.д. На возникновение и изменение ситуации по конкретному уголовному делу оказывают влияние как объективные, так и субъективные факторы.

К субъективным факторам относятся: психологические состояния подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, потерпевшего, свидетелей, а также самого следователя, осуществляющего расследование, уровень его подготовки, наличие практического опыта; противодействие подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, свидетелей, потерпевших проведению следствия или же, наоборот, их активное способствование установлению всех обстоятельств совершенного преступления; разглашение данных предварительного следствия и др.

К объективным факторам, влияющим на процесс возникновения и изменения следственных ситуаций, относятся: наличие следов преступления, вещественных доказательств, показаний свидетелей и потерпевших, а также Иной доказательственной информации по делу; достаточность сил, средств и времени в распоряжении следователя для полного и объективного расследования; возможность исчезновения следов преступления, иных доказательств и т.д.

.

Изучение и обобщение практики доказывания деятельного раскаяния показывает, что при производстве предварительного следствия и в суде возникают, как правило, следующие наиболее типичные следственные ситуации:

1) деятельное раскаяние подозреваемого, подсудимого проявляется в полном искреннем признании ими своей вины в совершении преступления, правдивом изложении всех обстоятельств дела, изобличении соучастников по всем эпизодам преступлений;

2)подозреваемый, подсудимый под видом деятельного раскаяния оговаривает себя в совершении преступления;

3)ложное деятельное раскаяние или имитация раскаяния, то есть признание вины и раскаяние в одном или нескольких преступлениях с целью

смягчения или избежания уголовной ответственности за это или другое преступление;

4) деятельное раскаяние в совершении одного или нескольких преступлений в сочетании с самооговором в других эпизодах преступлений;

5) деятельное раскаяние в сочетании с оговором других лип;

6) раскаяние в совершении лишь собственных действий без изобличения соучастников;

7) раскаяние, соединенное с частичным изменением показаний о своей роли и роли соучастников в совершении преступлений;

8) деятельное раскаяние с последующим полным отказом от признания своей вины в содеянном и от данных ранее показаний;

9) деятельное раскаяние, сочетающееся с временным отказом от дачи показаний, дачей ложных показаний и с последующими активными действиями, способствующими раскрытию преступлений.

Для следственных ситуаций, указанных в пп. 1 и 2 (подлинное деятельное раскаяние обвиняемого или подозреваемого и самооговор), характерно

все то, что составляет содержание объективных признаков, причин и мотивов Деятельного раскаяния.

Содержание ситуации, связанной с ложным деятельным раскаянием, формально составляют изложенные нами ранее элементы деятельного раскаяния, и практически его трудно отличить от подлинного деятельного раскаяния. О данной ситуации на предварительном следствии становится достоверно известно лишь тогда, когда на основании других источников, помимо показаний подозреваемого, обвиняемого, подсудимого уже доказано, что последним совершены и иные преступления, среди которых могут быть и более тяжкие, в совершении которых он признал вину с целью избежать уголовной ответственности за содеянное в полном объеме.

Вместе с тем и в таких ситуациях по отдельным преступлениям, по которым подозреваемый (подсудимый) проявил деятельное раскаяние, виновность в содеянном, помимо его показаний, объективно доказывается другими

материалами дела, и сомнений в подлинности раскаяния в совершении иных преступлений у следователя может и не возникнуть. Однако во всех случаях показания обвиняемого как лица, заинтересованного в исходе дела, должны подвергаться сомнению и тщательной проверке.

Исследуя другие типичные ситуации из числа перечисленных выше, необходимо отметить, что все они имеют в своей сущности одну характерную основу- деятельное раскаяние, общие признаки которого обязательно содержатся в любой из них. Общими для ряда ситуаций являются также причины, мотивы и условия их возникновения, заинтересованность подозреваемого, обвиняемого в исходе дела, страх перед наказанием за содеянное, проявление инстинкта самосохранения и самозащиты. И в то же время в каждой из таких ситуаций имеются определенные особенности и отличительные черты, например, имитация деятельного раскаяния, оговор других лиц, самооговор. частичное изменение показаний, отказ от ранее данных показаний.

Оговор подозреваемым, подсудимым других лиц- это дача заведомо ложных показаний о совершении ими преступлений, к которым они фактически не причастны. Причинами и мотивами оговора могут явиться месть со стороны подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, сведение личных счетов с другими лицами, желание уйти от уголовной ответственности; оговорить кого-либо, иногда дать такие показания уговаривают некоторые недобросовестные работники оперативных служб в целях улучшения показателей раскрываемости преступлений.

Довольно распространенной является такая ситуация, когда подозреваемый, подсудимый полностью признает свою вину в содеянном, правдиво рассказывает о всех обстоятельствах совершенного преступления, способствует проведению следственных действий, однако с первых же допросов отказывается называть скрывающихся от следствия соучастников, не отрицая их ту или иную роль в содеянном. Среди соучастников могут быть и супруг, и близкие родственники подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, в отношении которых он не обязан свидетельствовать (ст. 51 Конституции Российской Федерации). При этом виновный в основном руководствуется морально-нравственными соображениями, желанием не привлекать к уголовной ответственности своих близких, не потерять их уважения и прежнее отношение к себе. Зачастую подозреваемый, обвиняемый, подсудимый поступает так из страха перед своими соучастниками, которые могут быть не только его близкими или родственниками, но и ранее судимыми лицами, от которых он находится в той или иной зависимости.

Для ситуаций, связанных с изменением либо с отказом от показаний о признании вины или о роли соучастников преступлений, характерно то, что причинами этого может быть как негативное, так и позитивное поведение подследственного.

К негативному поведению в данных ситуациях могут относиться: намерение подозреваемого, обвиняемого, подсудимого полностью избежать уголовной ответственности за все деяния или отдельные эпизоды, по которым, по его мнению, недостаточно собрано доказательств; нежелание возмещать в полном объеме причиненный вред; оказание на него влияния соучастников по делу, сокамерников, знакомых лиц, ранее судимых, а иногда и адвокатов;

чувство страха перед соучастниками, боязнь мести за показания, данные против них; желание затянуть или ускорить сроки расследования с целью изменения режима содержания.

Позитивным поведением в указанных ситуациях при деятельном раскаянии виновного может быть изменение им морально-нравственной оценки своих показаний в отношении соучастников преступлений, дача правдивых показаний вследствие глубоких личных переживаний в случаях самооговора, имевшего место в результате применения незаконных методов ведения дознания (психологического или физического насилия, обмана), а также при добровольном заблуждении из-за неблагоприятно сложившейся процессуальной обстановки (под влиянием косвенных улик признался в совершении преступления, которое не совершал, ошибочно считая, что отрицание вины лишь ухудшит его положение, а вследствие раскаяния он будет освобожден от уголовной ответственности или наказание будет значительно смягчено).

Необходимо отметить, что та или иная ситуация при доказывании деятельного раскаяния может сложиться под влиянием физического или психического состояния подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, особенностей его мышления, памяти, восприятия; она может быть связана с возрастом или полом подследственного, чертами его характера, отношением к духовным и материальным ценностям, к семье или близким.

Процесс доказывания деятельного раскаяния на предварительном следствии, так же как и установление вины обвиняемого и других обстоятельств дела, составляет предусмотренную законом деятельность следователя по собиранию, проверке и оценке фактических данных о совершенном преступлении и личности виновного.

Доказывание деятельного раскаяния имеет специфические особенности, которые обусловлены своеобразием его содержания. Специфика деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого заключается в том, что круг обстоятельств, по которым оно возникает, непосредственно вытекает из его причин и объясняется не только материальной или личной заинтересованностью, но и психологическими, эмоциональными переживаниями лица, совершившего преступление. Именно причины, побудившие лицо раскаяться, и следует устанавливать и доказывать. (Они, как и механизмы возникновения деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого подробно были рассмотрены в первой главе настоящего исследования).

Первые сведения о деятельном раскаянии подозреваемого, обвиняемого следователь получает, как правило, от оперативных служб, из материалов дознания, явки с повинной, а также в процессе допроса. Нередко из этих материалов усматриваются и причины раскаяния. Изначальные сведения, с одной стороны, заинтересовывают, с другой - настораживают следователя. Заинтересованность объясняется возможностью быстрого раскрытия преступления, а настороженность - возможностью самооговора, оговора других лиц. Однако и в первом, и во втором случаях следователю предстоит не просто фиксировать показания и проводить следственные действия, подтверждающие вину явившегося с повинной или раскаявшегося в ходе допроса субъекта, а выполнять повседневную и кропотливую работу по доказыванию раскаяния и всесторонней проверке полученных сведений об обстоятельствах дела.

Процесс доказывают деятельного раскаяния лица, совершившего преступление, начинается с ознакомления следователя с имеющимися материалами доследственной проверки, к которым в большинстве случаев относятся явка с повинной, объяснение или заявление лица, сообщившего о совершении им преступления. Изучение этих, как правило, небольших по объему материалов для следователя не представляет большой трудности, особенно по одноэпизодному, не сложному по доказательствам преступлению. Тем не менее уже на этом этапе необходимо с достаточным вниманием относиться к имеющимся материалам. В рабочий план расследования данного преступления следует выписать все доказательства, о которых имеются сведения в поступивших материалах, и определить, какие доказательства требуется получить с помощью лица, вину которого нужно доказать. Это особенно необходимо делать по групповым, многоэпизодным и сложным по доказательствам делам.

На стадии возбуждения уголовного дела по материалам явки с повинной без предварительной проверки не следует решать вопрос о возбуждении уголовного дела немедленно. Зачастую такие материалы не содержат всех необходимых и достаточных оснований для принятия такого решения. В протоколе о явке с повинной, заявлении и объяснении указываются лишь общие признаки совершенного преступления без подробного и детального их описания. Однако одних, ничем не подтвержденных показаний лица о совершенном им преступлении, на наш взгляд, явно недостаточно для возбуждения уголовного дела. В этой ситуации следует провести необходимую проверку показаний на месте совершения преступления, чтобы обнаружить другие данные (следы, предметы), событие преступления и его последствия. Лишь после этого можно возбуждать уголовное дело по факту обнаружения преступления, а не в отношении конкретного лица, признающего себя виновным в его совершении, так как доказательств на него фактически нет. Надо постоянно иметь в

виду, что от признания своей вины и раскаяния в совершенном преступлении, от своих прежних показаний это лицо может в любой момент отказаться. Поэтому необходимо использовать все возможности и получить другие объективные доказательства, подтверждающие, что именно данное лицо совершило обнаруженное преступление. Через территориальные органы внутренних дел необходимо проверить, не было ли по этому факту ранее возбуждено уголовное дело и нет ли материалов об отказе в возбуждении уголовного дела.

Если в ходе проверки будет установлено, что уголовное дело по исследуемому факту уже возбуждено, то следует тщательно изучить материалы этого дела, составить подробный план расследования и выдвинуть версии с учетом явки с повинной. При этом надо особое внимание обращать на отдельные важные детали протоколов осмотра места происшествия, допросов потерпевших и свидетелей в целях последующего сравнения уже установленных обстоятельств дела с полученными показаниями подозреваемого. Следователю можно посоветовать для удобства все существенные детали и подробности отразить в рабочем плане расследования уголовного дела.

Получив явку с повинной или показания о деятельном раскаянии лица, при составлении плана расследования следователь должен выдвинуть и тщательно отработать возможные версии об обстоятельствах раскаяния в совершенном преступлении. Версиями в данном случае являются наиболее обоснованные и вероятные предположения, гипотезы о мотивах, причинах и целях раскаяния в совершенном преступлении, которые необходимо проверить и оценить на основе фактических данных. Процесс доказывания деятельного раскаяния непременно предлагает выдвижение и отработку следственных версий по установлению его истинности и правдивости. С учетом полученных данных, указывающих на характерные признаки деятельного раскаяния, по одноэпизодным преступлениям могут быть выдвинуты следующие общие версии:

1) раскаивающийся говорит правду: событие преступления, о котором следствию не было известно, действительно имело место, и лицо, признающее вину, возлагает на себя бремя ответственности за его совершение;

2) раскаивающийся сообщает заведомо ложные сведения: преступления он не совершал и налицо самооговор;

3) раскаивающийся говорит не всю, неполную правду. По каждой из названных общих версий одновременно могут выдвигаться частные версии об истинных причинах и мотивах, побудивших лицо к раскаянию, самооговору или ложному раскаянию.

Так, по общей версии № 1 могут быть выдвинуты следующие частные версии:                                    

а) раскаяние проявлено вследствие осознания вины перед обществом и потерпевшим, в результате разъяснения закона и глубоких переживаний, желания исправиться;

б) раскаяние обусловлено желанием добиться освобождения от ответственности или смягчения наказания, либо проявлено из-за страха наказания;

в) раскаяние явилось результатом применения незаконных методов воздействия на личность в ходе производства следствия и дознания (угрозы, обман, насилие и т.д.).

Примерными частными версиями, вытекающими из самооговора, могут быть:

а) преступления, в котором «раскаивается» лицо, вообще не существует;

б) преступление, о котором сообщает «раскаивающийся» совершено другим лицом;

в) «раскаивающийся» рассказал о преступлении, чтобы улучшить режим содержания, получить какие-то льготы, привилегии;

г) лицо оговаривает себя, чтобы затянуть сроки следствия;

д) лицо оговаривает себя в совершении другого преступления в надежде на то, что будут утрачены доказательства по основному делу или по другим эпизодам преступлений;

е) самооговор имеет место вследствие угроз других лиц;

ж) самооговор явился причиной подкупа;

з) «раскаивающийся» сообщил о совершении им преступления, чтобы возложить на себя ответственность за действия других лиц, например, соучастников, сокамерников, близких родственников и т.д.;

и) самооговор несовершеннолетнего является следствием бравирования содеянным, то есть желанием показать себя «опытным» преступником;

к) «раскаявшийся» возложил на себя ответственность за преступные деяния других лиц, чтобы таким способом избавиться от алкоголизма или наркомании;

л) самооговор имеет место вследствие психической болезни;

м) самооговор явился причиной применения незаконных методов ведения дознания.

Частными версиями, вытекающими из общей версии о ложном раскаянии, могут быть:

а) преступление, о котором сообщил «раскаявшийся», действительно совершено им, однако лицо намерено и дальше продолжать совершать преступления, поэтому проявило показное раскаяние, чтобы добиться лишь смягчения ответственности или полного освобождения от наказания за содеянное;

б) лицо проявило раскаяние в совершении преступления, чтобы избежать ответственности за другие, более тяжкие преступления.

При совершении многоэпизодных, групповых преступлений выдвигаются те же общие и частные версии деятельного раскаяния, что и по одноэпизодным делам, а также иные версии:

1. Лицо раскаялось в совершенных им деяниях и скрывает соучастников других преступлений.

Частными версиями, вытекающими из этой общей версии, являются:

а) проявление такого вида раскаяния связано со страхом физической расправы со стороны соучастников;

б) раскаявшийся не желает привлекать к ответственности близких родственников, друзей и иных лиц;

в) субъект, проявивший «раскаяние», считает, что если он назовет соучастников, то в результате ему будет инкриминировано отягчающее обстоятельство - совершение преступления группой лиц.

Подозреваемый, обвиняемый, раскаявшись в совершении одного или нескольких преступлений, оговаривает себя в совершении других преступлений.

Частными версиями такого раскаяния являются те же, что и при самооговоре.

3. Субъект, раскаявшийся в совершении одного или нескольких преступлений, оговаривает других лиц в совершении иных преступлений,

Частными версиями такого деятельного раскаяния являются:

а) раскаявшийся оговаривает других лиц из чувства мести;

б) раскаявшийся, искренне стараясь помочь следствию в раскрытии других преступлений, добровольно заблуждается в отношении лиц, о которых он дает показания;

в) лицо дает показания против других лиц под воздействием уговоров работников оперативных служб.

Изложенный перечень общих и частных версий, связанных с деятельным раскаянием, является примерным. В зависимости от следственных ситуаций он может быть скорректирован.

Своевременное и правильное планирование расследования является одним из важных элементов процесса доказывания деятельного раскаяния. План расследования обеспечивает быстрое собирание доказательственной информации, полное, объективное и всестороннее исследование обстоятельств дела, эффективное применение имеющихся сил, средств и методов работы следователя.

К сожалению, при расследовании уголовных дел и планировании следственных действий основное внимание уделяется доказыванию вины подозреваемого, обвиняемого и сбору обвинительных доказательств. В большинстве случаев совершенно упускаются из вида (иногда это делается умышлен-

но) вопросы установления и исследования обстоятельств, оправдывающих обвиняемого, а также смягчающих его ответственность.

Между тем составными элементами деятельного раскаяния являются предусмотренные законом обстоятельства, смягчающие ответственность, которые включены в предмет доказывают, и, следовательно, подлежат установлению и оценке при производстве следственных действий. В частности, подлежат показыванию не только сами факты и обстоятельства, свидетельствующие о деятельном раскаянии обвиняемого, подозреваемого, но и причины, мотивы, побудившие лицо к совершению преступления, добровольный или вынужденный характер таких действий. Просто обнаружить и зафиксировать такие факты по уголовному делу недостаточно, хотя на практике в абсолютном большинстве случаев процесс их доказывания этим и ограничивается. Необходимо запланировать и провести ряд конкретных следственных действий, направленных на доказывание истинности или ложности проявленного деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого. Это достигается упорной и кропотливой работой следователя не только при выявлении и фиксации составных элементов (объективных признаков) и механизмов образования деятельного раскаяния, но и при анализе и оценке уже собранных доказательств.

При изучении личности подозреваемого, обвиняемого в план расследования следует включать не только запросы сведений о судимости, психическом состоянии лица, приобщение к делу характеристик личности, но и проведение с этой целью допросов в качестве свидетелей его близких родственников и знакомых. Необходимо предусмотреть и получение сведений об отношении подозреваемого, обвиняемого к совершенному преступлению, о чертах его характера, морально-нравственных, деловых качествах, жизненном опыте и т.д.

При планировании и проведении допросов потерпевших и свидетелей следует подготовить и выяснить такие вопросы, которые в той или иной степени свидетельствовали бы о деятельном раскаянии подозреваемого, обвиняемого. Эти сведения могли стать известны им по контактам с подозреваемым, обвиняемым, в процессе которых он мог высказать сожаление о содеянном, обещание возместить материальный ущерб, принести извинения потерпевшим за моральный вред.

Кроме того, в протоколах допросов потерпевших и свидетелей должны быть подробно отражены все детали и обстоятельства совершенного преступления, отличительные признаки похищенных предметов и ценностей, места их нахождения в момент завладения, особенности поведения в криминальной ситуации. Такие сведения нужны для последующей оценки поведения подозреваемого, обвиняемого, для сопоставления его показаний с фактическими обстоятельствами дела.

При доказывании деятельного раскаяния необходимо строго соблюдать установленные законом процессуальные формы получения и фиксации фактических данных. Однако следователи нередко нарушают эта требования закона. Так, во многих уголовных делах имеются составленные следователями или оперуполномоченными уголовного розыска протоколы выезда на место происшествия и проверки показаний подозреваемого, обвиняемого на месте, хотя действующим уголовно-процессуальным законом проведение подобного следственного действия не предусмотрено. Понятно, что суды совершенно обоснованно не признают его средством и формой получения доказательств. В соответствии со ст. 87 и 141 УПК РСФСР правильным и допустимым будет оформление проверки показаний подозреваемого, обвиняемого в виде протокола осмотра места происшествия с его участием. Никакие отступления от установленной законом процессуальной формы составления следователем документов по уголовному делу недопустимы.

В ст. 50 Конституции Российской Федерации установлено, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Согласно части третьей статьи 69 УПК доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 68 УПК.

Доказательства, полученные без разъяснения прав участникам следственных действий либо с существенным нарушением их прав, не имеют юридической силы.

Исследование показало, что в следственной практике нередко имеют место нарушения требований уголовно-процессуального закона, вследствие которых полученные доказательства утрачивают свое значение. К числу наиболее распространенных относятся такие, как получение доказательств лицом, не имеющим права осуществлять уголовное судопроизводство, например, проведение следственных действий по уголовному делу оперуполномоченным уголовного розыска при отсутствии на это отдельного поручения следователя. Нередко становятся недействительными доказательства, полученные следователем с нарушением принципа национального языка судопроизводства, прав подозреваемого или обвиняемого на защиту- Такого рода нарушение закона было допущено, например, по известному уголовному делу о ГКЧП, рассмотренному Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации. На первых допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого бывший министр обороны Д.Т. Язов не был обеспечен адвокатом. Содержащиеся в протоколах допросов сведения имели важное значение для дела. Однако, когда в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель заявил ходатайство об оглашении одного из протоколов допроса Д.Т. Язова, то суд совершенно обоснованно отказал в просьбе стороны, признав, что первоначальные его допросы выполнены с существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Таким образом, важные первоначальные показания о признании вины подозреваемым, обвиняемым, полученные следователем без адвоката, участие которого не было обеспечено, впоследствии не могли использоваться в качестве доказательств.

Не являются доказательствами сведения, полученные следователем, если он в соответствии с требованиями закона подлежал отводу, то есть являлся либо свидетелем, либо иным лицом, заинтересованным в исходе дела.

Не имеют юридического значения доказательства, если они получены при проведении следственных действий без участия понятых или с одним по-нятым, или же если нарушен установленный порядок их производства (Например, при проведении опознания личности были подобраны статисты, разные по возрасту и внешнему виду; в ходе следственного эксперимента не восстановлены обстановка и условия, при которых было совершено преступление).

Сведения, полученные из источника, происхождение которого не может быть установлено в судебном разбирательстве, также не являются доказательствами по делу.

Иногда суды не могут использовать доказательства по формальным основаниям, вследствие допущенных следователем небрежностей при составлении процессуальных документов или при оформлении материалов дела (в протоколах не указаны даты проведения следственных действий, адреса понятых, отсутствуют подписи участников этих действий, постановления о приобщении к делу вещественных доказательств и т.д.).

Доказывание деятельного раскаяния при любой следственной ситуация следует начинать с проверки и установления данных о личности явившегося с повинной. Необходимо визуально проверить подлинность приобщенных к делу документов, удостоверяющих личность,- паспорта, удостоверения (личности, водительского), военного билета и др., обратив внимание на то, нет ли следов переклейки фотографии, четкий ли рисунок и читаемы ли надписи на оттиске печати, действительна ли печать и поставлена ли она именно на том документе, для которого предназначена, нет ли подчисток, следов травления в надписях и т.д.

При отсутствии документов, удостоверяющих личность, необходимо принять меры к их обнаружению и приобщению к делу. В ходе допроса выясняется место получения паспорта, откуда запрашивается и приобщается к делу фотокопия формы № 1 о выдаче паспорта, которая его заменяет. Бели не установлено, кем выдан паспорт, то дактокарта с отпечатками пальцев направляется в информационный центр органа внутренних дел для установления личности по картотеке лиц, ранее судимых. Приобщенная к делу дактокарта информационного центра с установленными анкетными данными лица и отпечатками его пальцев является документом, удостоверяющим личность. При отсутствии этих сведений личность устанавливается и проверяется следственным путем (установление и допрос близких знакомых, родственников, проведение опознания, очных ставок, направление отдельного поручения в оперативные службы и т.д.).

После установления личности гражданина, проявившего деятельное раскаяние, исследуются его характеристики, сведения о судимости, об особенностях психологических, моральных, деловых, волевых качеств, психического состояния. С этой целью можно рекомендовать изучение условий его жизни и воспитания, особенностей его характера и темперамента, поведения до и после совершения преступления в течение более или менее длительного срока, отношения к содеянному (например, что говорил он об этом близким и знакомым). Проверяется, склонен ли он ко лжи, к обману, самооговору или, наоборот, является правдивым и честным человеком. Выполнение этих задач достигается изучением приобщенных к делу характеристик, протоколов допросов подозреваемого, обвиняемого, его родственников, знакомых, а также проведением дополнительных следственных действий и сбором материалов, позволяющих полнее оценить его личность.

Тщательной проверке и исследованию подвергаются сведения, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий. Поступившая к следователю информация оперативно-розыскных служб только после проведения проверки может стать важным вспомогательным средством доказывания, а также и непосредственно быть предъявленной в качестве доказательств по уголовному делу. Важно, чтобы следователь ничего не принимал на веру. И еще: любым доказательствам «...должна быть гарантирована безусловная проверяемость»39.

Характерным примером того, что явки с повинной и раскаяния в совершенном преступлении не нашли своего подтверждения в ходе проверок, является уголовное дело, возбужденное в сентябре 1990 г. прокуратурой Московской области по факту убийства священника Александра Меня. За три с лишним года следствия желающих сознаться в убийстве накопилось более чем достаточно. В среднем «чистосердечно раскаивались» раз в три-четыре месяца те, кто отбывал наказание в местах лишения свободы или ожидал суда под стражей. Цели при этом преследовались самые разные. Одним, утомившись в колониях, хотелось для разнообразия прокатиться в Москву, получить свидание с близкими. Другие таким способом затягивали следствие по своему делу, чтобы отсрочить собственный суд. Так поступил, в частности, один и «раскаявшийся» алкоголик, обвиняемый в убийстве четырех человек. Третьи предлагали «взять на себя убийство А. Меня» за досрочное освобождение или выплату крупной суммы в валюте. Сразу разоблачить «раскаявшихся» было не просто, так как подробности и место убийства они хорошо изучили по публикациям в прессе. Однако в результате тщательных исследований и подробных допросов с проверками показаний на месте происшествия множественные факты самооговоров по данному делу были разоблачены40.

В 1996 г. был оправдан судом по данному уголовному делу А. Бушнев, который ранее неоднократно признавал себя виновным в совершении убийства А. Меня Подсудимый заявил в судебном заседании, что на предварительном следствии допустил самооговор под воздействием оказанного на него давления и угроз со стороны сотрудников милиции. Помимо его признания вины в совершении убийства А. Меня, других объективных и достаточных доказательств для вынесения обвинительного приговора на предварительном следствии добыто не было. Убийство А. Меня до настоящего времени остается нераскрытым.

Если при исследовании и проверке материалов уголовного дела из показаний подозреваемого, обвиняемого будут получены сведения о том, что причинами самооговора, ложного раскаяния, отказа от ранее данных показа-ний о признании вины и раскаяния в содеянном явилось применение незаконных методов ведения дознания сотрудниками оперативных служб, то следователь обязан не только зафиксировать в протоколе допроса эти показания, провести в необходимых случаях медицинское освидетельствование, во и направить копию протокола допроса или сообщение об этом начальнику органа дознания и прокурору по надзору для проведения соответствующей проверки. Сам следователь органов внутренних дел, по нашему мнению, не вправе проводить следственные действия (допросы, очные ставки и т.д.) с участием сотрудников милиции других служб, на которых подозреваемый, обвиняемый дал показания о применении ими незаконных методов ведения дознания. Это объясняется тем, что при производстве следователем следственных действий с участием сотрудника дознания (например, допроса, опознания, проведения очных ставок) последний в большинстве случаев необоснованно ставится в положение подозреваемого. Кроме того, в компетенцию следователя органа внутренних дел не входит проведение следствия в отношении сотрудников МВД которые, как правило, являются его коллегами по совместной службе.

Впоследствии к материалам расследуемого уголовного дела приобщается копия принятого решения о результатах проведенной проверки или сообщение о принятом решении.

При проверке и исследовании доказательств, имеющих место в следственных ситуациях, связанных с деятельным раскаянием подозреваемого, обвиняемого, следует выяснять условия, при которых были получены показания о признании вины, последовательность или противоречивость таких показаний. Нередко подозреваемый, обвиняемый на повторных допросах причинами изменения показаний, отказа от ранее данных показаний называет неправильно или неполно записанный протокол его предыдущего допроса. Особенно часто это встречается по уголовным делам, по которым к участию в деле своевременно не был допущен переводчик или адвокат, а также по делам, по которым признание вины и деятельное раскаяние не были надлежащим образом зафиксированы и закреплены (путем видео или магнитной записи, повторных, подробных и детальных допросов и проведения очных ставок и т.д.),

В процессе исследования доказательств следователь обязан по своей инициативе проверять все обстоятельства и аргументы, на которые ссылается подозреваемый, обвиняемый в своих показаниях. Согласно закону (ст. 20 УПК РСФСР) он не вправе перекладывать обязанность доказывания на обвиняемого.

При опенке следственных ситуаций, связанных с самооговором подозреваемого, обвиняемого следователь должен определить доказанность вины, установить качество и количество собранных уличающих или оправдывающих доказательств. В данной следственной ситуации крайне важно правильно оценить достоверность и объективность причин и мотивов, названных подозреваемым, обвиняемым, по которым он признал свою вину и раскаялся в содеянном. Особенно сложно оценивать ситуации, связанные с самооговором подозреваемого, обвиняемого или других лиц, когда причинами этого явились незаконные методы ведения дознания сотрудниками оперативных служб, которые с целью «раскрытия преступления» за определенные снисхождения в режиме содержания уговорили обвиняемого взять на себя это преступление, подробно рассказав ему все обстоятельства совершенного преступления. Обвиняемые в таких случаях редко называют следователю причины своего «раскаяния» и при проверке показаний ложь разоблачить трудно. Вместе с тем в рассматриваемой ситуации следователя должно насторожить то, что показания подозреваемого, обвиняемого носят как бы однообразный, за-ученный, стенографический характер. К однажды данным показаниям он уже ничего не дополняет, не уточняет их, а человеку свойственно что-то забы-ватъ, что-то вспоминать, уточнять.

Определенное значение при оценке самооговора, его причин имеет и учет особенностей личности подозреваемого, обвиняемого, его психического и физического состояния, характера, морально-нравственных, волевых качеств, способности попасть под влияние или в зависимость от других лиц, а также возможное влияние на его поведение сокамерников.

При оценке доказательств деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого в ситуациях, связанных с оговором других лиц, необходимо учитывать степень доказанности эпизода, по которому усматриваются признаки самооговора. Как правило, по этому эпизоду в цепочке доказательств будет выпадать какое-либо логическое звено, связывающее оговариваемое лицо с содеянным (например, отрицание вины «соучастником», отсутствие вещественных доказательств, отрицательные результаты очных ставок и т.д.).

Кроме того, подлежат оценке и учету взаимоотношения между подозреваемым, обвиняемым и лицом, им оговариваемым, так как эти взаимоотношения, как правило, и являются причинами оговора.

Не менее сложной является оценка доказательств при ложном деятельном раскаянии или имитации раскаяния. В связи с расширением сферы действия закона об освобождении от уголовной ответственности лиц, проявивших деятельное раскаяние, количество таких следственных ситуаций может возрастать. Опытные преступники могут использовать подобные ситуации как способ избежать уголовной ответственности за совершенное преступление. Такая проблема может возникнуть в случаях, когда у лица, доставленного в органы милиции, обнаружили оружие или наркотическое средство. Это лицо может заявить, что оружие или наркотики оказались у него случайно (нашел на улице, в автомобиле, в квартире, кто-то подбросил, купил, не зная что это вещество- наркотик, а нож- оружие). Узнав или догадавшись, что это наркотик или оружие, он решил сдать их в милицию, но при этом был задержан ее сотрудниками.

В правоохранительных органах г. Санкт-Петербурга имел место такой факт. У гражданина К. в течение нескольких месяцев 1993 г. при доставлении в различные территориальные органы милиции изымалось оружие. Во всех случаях К. освобождался из милиции, так как объяснял, что оружие нашел на улице и нес или вез его сдавать в милицию, но в этот момент по дороге задерживался сотрудниками милиции. Гражданин К. оказался членом одной из мафиозных группировок и впоследствии при очередной бандитской «разборке» был убит неизвестными. Из изложенного видно, что по каждому факту задержания К. с оружием надлежащей проверки его показаний и настоящего доказывания, оценки подлинности или ложности его добровольных действий по выдаче оружия произведено не было. На наш взгляд, данная следственная ситуация является наиболее выразительным примером ложного деятельного раскаяния и наглядным примером того, как непрофессионально и юридически безграмотно поступали сотрудники милиции. Нетрудно было догадаться, что гражданин К. во всех случаях имитировал добровольность своих действий. После второго факта изъятия у К. оружия следовало бы более тщательно провести проверку и дать оценку его показаний. По нашему мнению, К. следовало привлечь к уголовной ответственности, и народный суд вряд ли поверил бы голословным его заверениям о том, что он несколько раз находил на улице оружие и добровольно выдавал его милиции.

В ситуациях, когда лицо, проявившее деятельное раскаяние, впоследствии изменяет свои показания о признании вины, при их проверке и оценке необходимо учитывать содержание ранее данных и новых показаний, законность условий, при которых они были получены, причины их изменения либо отказа от них. В частности, следует выяснить, объясняется ли отказ от показаний или их изменение неправильностью, неполнотой, неточностью фиксации в предыдущих протоколах или же обвиняемый действительно изменил свою позицию. Это два разных случая. Если будет установлено, что отраженное в протоколе допроса раскаяние обвиняемого в содеянном не соответствует действительным его показаниям либо они даны под влиянием незаконных методов ведения следствия, то такой протокол теряет доказательственное значение.

Отказ обвиняемого от ранее данных показаний или их изменение могут быть связаны с сообщением фактических данных, которые раньше не указывались. Обвиняемый может сослаться на новые обстоятельства, исключающие противоправность деяния, либо опровергающие обвинение или ставящие его под сомнение. Новые факты могут быть приведены обвиняемым для того, чтобы опорочить доказательства, на которых основывается обвинение, поставить под сомнение показания свидетелей, потерпевших, заключение эксперта.

Раскаяние, относящееся к субъективному миру лица, трудно поддается показыванию. Было ли мотивом признания обвиняемым своей вины подлинное раскаяние, или прямой расчет на снижение наказания, или намерение с помощью признания в совершении более легкого преступления скрыть преступление более тяжкое, или же, наконец, желание выдать либо, наоборот, скрыть от органов правосудия соучастников - установить бывает очень трудно. Одни и те же действия могут быть результатом разных побудительных причин, и это в полной мере относится к раскаянию обвиняемого. При доказывают и оценке деятельного раскаяния обвиняемого надо учитывать не просто факт его полного признания в совершенном преступлении, который сам по себе еще ничего не говорит, а именно мотив, которым определяется раскаяние лица, совершившего преступление. Раскаяние устанавливается не одним признанием обвиняемого, а всей совокупностью обстоятельств дела.

Если будет установлено, что мотивом отказа или изменения показаний явилось желание полностью или частично избежать уголовной ответственности и наказания за содеянное, следователь обязан указать в обвинительном заключении, что несмотря на отказ и изменение своих показаний в ходе следствия, первоначальные показания лица о признании своей вины и показания, данные в отношении соучастников, носят правдивый характер и объективно подтверждаются собранными доказательствами по делу (кратко указать, какими). Однако в данном случае необходимо отметить, что обвиняемый не стал на путь исправления и не раскаялся в содеянном.

Бели же подозреваемый, обвиняемый первоначально давал ложные показания или отказывался от показаний о признании вины, а затем правдиво изложил обстоятельства дела, активно способствовал раскрытию преступления и проведению следственных действий, в обвинительном заключении необходимо объективно оценить все имеющиеся в уголовном деле его показания, указав причины и мотивы их изменения. При этом следует отметить, какие показания обвиняемого признаются правдивыми, какие обстоятельства смягчают ответственность, в чем проявилось деятельное раскаяние и какими доказательствами это подтверждается.

В ситуациях, связанных с оговором других лип, самооговором, отказом изобличить соучастников, в обвинительном заключении должна быть дана правдивая оценка действий обвиняемого. С учетом обстоятельств дела и собранных доказательств в нем отмечается, усматривает ли следователь в поведении обвиняемого деятельное раскаяние и в каких конкретно действиях оно проявилось (явке с повинной, активном способствовании раскрытию преступлений и т.д.), каковы его причины и мотивы, какими материалами дела подтверждается.

§ 2. Собирание, исследование и оценка доказательств деятельного раскаяния

В процессе собирания, исследования и оценки доказательств деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого, подсудимого органы предварительного следствия и дознания, а также суд должны применять научно обоснованные и соответствующие требованиям закона и морали методические приемы производства следственных и судебных действий.

К сожалению, до сих пор в практической деятельности органов предварительного следствия и дознания все еще применяются незаконные способы и средства получения доказательств. Объясняется это, в основном, существующей системой учета раскрываемое, требованиями вышестоящего руководства об улучшении ее показателей, а также тем, что среди работников правоохранительных органов есть и недобросовестные, непорядочные сотрудники, которые стремятся любыми методами «раскрыть» преступление.

Именно поэтому следователи зачастую не заинтересованы в том, чтобы доказывать подлинность деятельного раскаяния. Они считают совершенно ненужным и излишним заниматься этим, поскольку при проверке данных о «деятельном раскаянии» сплошь да рядом обнаруживаются незаконные методы «раскрытия» преступления. Это подтверждается и материалами изученных уголовных дел, и проведенными опросами осужденных (62,4 % из числа опрошенных заявили, что следователями не осуществлялась проверка их раскаяния и не выяснялись причины и обстоятельства, при которых оно было получено). Из 250 изученных уголовных дел по 150 (60 %) мотивы раскаяния следователями не выяснялись.

Одним из ярких примеров применения насилия при получении раскаяния подозреваемого, обвиняемого является уголовное дело, возбужденное в июне 1993 г. прокуратурой г. Советская Гавань по факту изнасилования и убийства двух школьниц неизвестными лицами. По данному делу было десять подозреваемых, трое из которых признавались в совершении этого преступления. Двоих- В. Тихонова и С. Диканева- в ходе следствия убили- В отношении третьего -О. Мячихова - дело прекращено за отсутствием состава преступления. В уголовном деле в отношении обвиняемых нет никаких улик, кроме их «чистосердечных признаний и явок с повинной», которые были получены после их систематических избиений резиновой дубинкой, палками, ногами, доской, бильярдным кием. В результате таких истязаний обвиняемый О. Мячиков «признался и раскаялся» в совершении еще одного аналогичного, ранее не раскрытого убийства женщины. Одного из подозреваемых - С. Диканева, не признавшегося виновным, били до тех пор, пока он не умер. Его труп спрятали в тайге, и до сих пор он не найден.

Адвокаты к участию в деле не допускались. Когда же возникла необходимость проверить алиби В. Тихонова, «явившегося с повинной» и давшего «чистосердечные признания» в убийстве девочек, то его неожиданно отправили по этапу, где он и был убит заключенными, которые посадили его на кол. В избиениях О- Мячикова, С. Диканева и В. Тихонова, по свидетельству очевидцев, принимали участие как работники уголовного розыска, так и прокуратуры.

Когда эти факты стали известны общественности города, то по заявлению О. Мячикова, освобожденного из-под стражи по этому делу, было возбуждено уголовное дело в отношении указанных сотрудников правоохранительных органов по ст. 171, 179 УК РСФСР (превышение власти и служебных полномочий, принуждение к даче показаний). Уголовное дело по факту убийства девочек приостановлено за неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых41.

К сожалению, такие факты применения незаконных методов ведения бедствия и дознания в отношении подозреваемого, обвиняемого неединичны. Особенно они распространены среди работников уголовного розыска, которые в большей степени, чем сотрудники других служб органов внутренних дел, отвечают за показатели раскрываемости преступлений. Это нашло подтверждение и в проведенных нами исследованиях. Из 250 осужденных у 40, или в 16 % случаев, причинами раскаяния в совершенных преступлениях явилось применение в отношении них сотрудниками оперативных служб насилия, угроз и обмана.

Поэтому, получив материалы из оперативных служб о явке с повинной, раскаянии, следователи должны не только сами строго соблюдать требования закона при проведении процессуальных действий, но и осуществлять проверку данных о том, какими методами были получены работниками дознания такие «признания». В протоколе допроса подозреваемого должны содержаться сведения о том, являются ли его показания о признании вины и раскаяния добровольными, каковы причины признания вины и раскаяния в совершении преступления, не применялись ли к нему насилие, обман, угрозы и другие незаконные методы получения явки с повинной и раскаяния. Если следователь при проверке материала не исследует такие вопросы, впоследствии они непременно возникнут и будут выясняться адвокатом и судом.

При доказывают деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого, получении у него показаний, психологическом исследовании его личности не могут применяться и гипноз, фармакологические средства, лабораторные эксперименты с использованием различных физических полиграфических приборов («детекторов лжи»), поскольку все они не основаны на законе. Под влиянием гипноза и фармакологических средств, применение которых можно расценивать как насилие над личностью и нарушение прав граждан, можно получить любые заведомо запрограммированные показания, которые не будут объективными. Подобные приемы с допрашиваемым противоречат нашим этическим взглядам и недопустимы, так как в этом случае показания будут получены от лица, не отдающего себе отчета в своих действиях. «Детекторы лжи», полиграфы могут показывать, фиксировать лишь картину протекания физиологических процессов в организме человека и не способны объективно отражать нравственно-психологическое отношение человека к содеянному.

На наш взгляд, является верной точка зрения ряда авторов, утверждающих о невозможности применения тестов и анкет в процессе психологического исследования на предварительном следствии42. Это объясняется тем, что лица, зная о проведении тестирований, от которых зависит их судьба, будут умышленно искажать показания и мешать исследованию.

Проведение конкретных следственных действий по уголовному делу по доказыванию деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого планируется в соответствии с выдвинутыми версиями с указанием обстоятельств и вопросов, подлежащих выяснению, сроков исполнения и исполнителей. Наиболее общими следственными действиями, которые выполняются с участием лица, совершившего преступление, по любой из выдвинутых версий, являются: допрос подозреваемого, обвиняемого, осмотр места происшествия с участием подозреваемого, обвиняемого и проверка его показаний на месте, опознание, очные ставки, обыски, выемки, следственные эксперименты, экспертизы.

Общий план расследования должен конкретизироваться и дополняться индивидуальными планами проведения отдельных следственных действий. В плане проведения следственного действия должны быть четко определены его цель, место, время, на которое оно назначено, подготовительные мероприятия, конкретные участники, их роль, приемы и технические средства их выполнения, способы фиксации результатов. Это общие элементы плана. Однако в зависимости от вида следственного действия и особенностей расследуемого преступления они приобретают конкретное содержание.

Например, план допроса и план следственного эксперимента будут значительно отличаться друг от друга. В плане допроса обвиняемого обращается внимание на содержание выясняемых вопросов, тактические приемы получения правдивых показаний, использование имеющихся доказательств. В плане следственного эксперимента отражается цель его проведения, элементы подготовки, условия, способ, очередность, начало и окончание опытных действии, инструктаж участников эксперимента, подготовка технических средств, охраны и т.д.

Составляя план расследования по уголовному делу с признаками деятельного раскаяния подозреваемого, следователь должен в первую очередь предусмотреть производство неотложных следственных действий с его участием. К числу таких действий относится допрос подозреваемого, проведение обыска, выемки, осмотр места происшествия с его участием и проверка показаний на месте. В некоторых случаях неотложными следственными действиями могут быть и очные ставки, опознания, следственные эксперименты (например, когда потерпевшие или свидетели являются жителями других городов и в районе, где проводится расследование уголовного дела, находятся проездом). В случаях краж со взломом, когда требуется срочный ремонт помещений, проведение осмотра места происшествия с участием подозреваемого и следственного эксперимента должны планироваться как неотложные следственные действия.

Одним из наиболее важных и ответственных следственных действий при доказывают деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого является допрос, к проведению которого следователь должен хорошо подготовиться, чтобы обеспечить его результативность и экономию времени. К числу подготовительных мероприятий относится тщательное изучение уголовного дела, материалов, которыми располагают оперативные службы в отношении допрашиваемого, составление на основе полученных данных подробного плана допроса подозреваемого, обвиняемого. Изучение уголовного дела предполагает внимательное исследование всех имеющихся в нем материалов, анализ и оценку собранных доказательств, определение обстоятельств, подлежащих выяснению, накопление важных сведений, которые могут быть использованы в процессе доказывания.

При подготовке к допросам подозреваемого, обвиняемого по группам, многоэпизодным делам целесообразно делать краткие заметки о содержании всех предыдущих допросов и объяснений подозреваемого, а в необходимых случаях иметь в наличии схемы места происшествия, фотографии, вещественные доказательства. Изучая материалы дела, следует определить, какие моменты неясны, требуют уточнения, проверки.

Не менее важным является изучение личности допрашиваемого. Сведения, характеризующие лицо, совершившее преступление, на первоначальном этапе расследования, как правило, в материалах дела отсутствуют. Следователь может их выяснить у сотрудников оперативных служб, получавших первоначальные показания у подозреваемого, у лиц, хорошо знающих подозреваемого по месту его жительства, работы или учебы, а также путем изучения личного дела или других документов.

Если по уголовному делу имеется несколько подозреваемых, то начинать допрос следует с тех, кто, по предположению следователя, может дать правдивые показания. При этом должны учитываться такие обстоятельства, как совершение лицом преступления впервые или повторно, степень доказанности и участия каждого в его совершении, взаимоотношения обвиняемых.

Местом допроса подозреваемого, обвиняемого, проявившего деятельное раскаяние, как правило, является кабинет следователя или кабинет в местах заключения (если подозреваемый, обвиняемый арестован). В случаях, не терпящих отлагательства, подозреваемый, обвиняемый может быть допрошен по месту его жительства или лечения при наличии разрешения лечащего врача (справка врача приобщается к делу). При этом желательно, чтобы при допросе присутствовал прокурор или адвокат.

Иногда, по тактическим соображениям, бывает целесообразно допросить подозреваемого, обвиняемого непосредственно после обыска, выемки по месту их проведения. При подготовке к допросу лица, совершившего преступление, по уголовным делам, по которым необходимо производство различных экспертиз, следователь должен заранее согласовать с экспертом, специалистом перечень вопросов, подлежащих выяснению у обвиняемого, для последующего производства экспертиз. Следователь вправе пригласить на допрос эксперта или специалиста для выяснения каких-либо обстоятельств.

Если подозреваемый, обвиняемый плохо владеет языком, на котором осуществляется производство следственных действий, то следователь должен выяснить это путем приобщения к делу заявления, написанного подозреваемым, обвиняемым собственноручно, о том, нуждается ли он в переводчике. По тому, как грамотно написано заявление, по самой разговорной речи лица, совершившего преступление, можно сделать вывод о необходимости участия в деле переводчика. К сожалению, следователи довольно часто нарушают требования уголовно-процессуального закона о языке судопроизводства. Они верят на слово подозреваемому, обвиняемому, после чего в начале протокола допроса производится уже ставшая стандартной приписка: «Русским языком владею, в переводчике не нуждаюсь». Нередко такие нарушения следователь вынужден допускать умышленно, так как не может найти переводчика из-за отсутствия в правоохранительных органах штатного бюро переводчиков. В результате допущенного нарушения уголовное дело возвращается на дополнительное расследование.

В качестве примера можно привести рассмотренное одним из народных судов г. Москвы уголовное дело в отношении азербайджанца М., который на предварительном следствии раскаивался в совершенном преступлении. В начале допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого по предложению следователя М. собственноручно произвел запись о том, что владеет русским языком и в переводчике не нуждается. Запись эта была выполнена неграмотно, с ошибками. В судебном заседании М. заявил, что он плохо знает русский язык, учился в школе, преподавание в которой велось на азербайджанском языке, написанное на русском языке он понимает лишь частично. Уголовное дело в отношении М., совершившего квартирную кражу, было возвращено на дополнительное расследование для допуска к участию в деле переводчика с момента предъявления обвинения43.

Чтобы исключить подобные факты нарушения закона, следователь должен в таких случаях, несмотря на все трудности с подысканием переводчика, обеспечить его участие в деле, не ограничиваясь вышеуказанными приписками к протоколам допросов. Заявление, написанное собственноручно подозреваемым на имя начальника следственного подразделения, на наш взгляд, Должно быть примерно следующей формы: «Русским языком владею, окончил среднюю школу, в которой преподавание велось на русском языке, проживаю последние пять лет в Москве, хорошо читаю и пишу, понимаю юридические термины на русском языке, в переводчике не нуждаюсь». При этом сама форма грамотного написания заявления, разговорная речь подозреваемого должны свидетельствовать о том, что он действительно владеет русским языком. Если подозреваемый, обвиняемый слабо владеет русским языком, то в этом не только следователь, но и любое другое лицо могут легко убедиться в ходе беседы с ним.

Чтобы успешно расследовать уголовное депо, добиться положительных результатов допроса подозреваемого, обвиняемого, проявившего деятельное раскаяние, следователь обязан знать и соблюдать определенные правила и приемы, тактику допроса. Расследуя уголовное дело и выясняя обстоятельства, связанные с деятельным раскаянием, он должен внимательно относиться ко всем законным просьбам и ходатайствам подозреваемого, обвиняемого, разъяснять и обеспечивать его права. Необходимо построить и провести допрос так, чтобы обвиняемый доверял следователю и относился к нему с уважением, верил в то, что он стремится выяснить истину и все данные, смягчающие его ответственность. В то же время обвиняемый должен чувствовать, что следователь знает дело и обманывать его бесполезно. При установлении психологического контакта с подозреваемым, обвиняемым необходимо подчеркивать свою готовность выяснить все моменты, характеризующие его положительно. Следователь не должен унижать достоинство обвиняемого. Окрик, грубость, безучастное отношение к обвиняемому почти всегда приводят к отрицательным результатам.

Допрос следует вести спокойно и уверенно. Тон не должен быть высокомерным, враждебным или, наоборот, заискивающим. Несмотря на перегруженность работой, не надо показывать, что ты торопишься и не имеешь времени выслушивать обвиняемого. Нельзя проявлять предвзятость и недоверие ко всему, что говорит обвиняемый. В некоторых случаях помогают расположить к себе обвиняемого такие средства, как юмор и ирония. Однако следователь должен следить, чтобы его замечания не носили оскорбительного характера, не вызывали у подозреваемого, обвиняемого враждебного отношения. Вместе с тем шутливое замечание, высказанное вовремя, недоверие к словам обвиняемого иногда положительно отражаются на результатах допроса, уменьшают у обвиняемого напряженность, замкнутость. Во взаимоотношениях с подозреваемым, обвиняемым следователь должен следить за тем, чтобы сам допрашиваемый вел себя вежливо, не допускал развязности и грубости. Если обвиняемый ведет себя неправильно, то ему нужно указать на это. Вовремя сделанное замечание может изменить поведение обвиняемого к лучшему, устранить показную наигранностъ и самоуверенность.

Допрос обвиняемого в различных ситуациях, связанных с его деятельным раскаянием, самооговором, оговором других лиц, начинается, как правило, с предложения следователя рассказать все известное ему по делу. При этом задается вопрос о том, признает ли он себя виновным в предъявленном обвинении. Однако закон не обязывает обвиняемого в этой стадии давать категорический ответ на поставленный вопрос. Постановка такого вопроса в начале допроса может помешать свободному рассказу обвиняемого о содеянном, дальнейшему изложению обстоятельств дела. К тому же в ходе допроса ответ на этот вопрос у обвиняемого может измениться. Поэтому во многих случаях, когда обвиняемые дают противоречивые показания, целесообразна, на наш взгляд, постановка вопроса о признании вины в предъявленном обвинении в начале этого следственного действия. Тактически правильно в этот момент разъяснить ему содержание закона о деятельном раскаянии и обстоятельствах, смягчающих ответственность, ознакомив с текстом соответствующих статей Уголовного кодекса РФ (ст. 61, 75).

Однако результаты исследования показали, что в органах предварительного следствия и дознания так поступают далеко не во всех случаях. Из 250 опрошенных нами осужденных только 150 (60%) разъяснялось содержание закона о смягчающих ответственность обстоятельствах.

Целесообразно предоставить подозреваемому, обвиняемому газетную публикацию с судебной хроникой, в которой достоверно изложен конкретный факт смягчения наказания или полного освобождения от него в результате деятельного раскаяния.

В начале допроса необходимо предупредить подозреваемого, обвиняемого, что для убедительности показаний и возможности их проверки ему нужно точно указать в своем рассказе конкретные обстоятельства дела, где, когда, что и как происходило, каковы источники сведений, кто может подтвердить данные. Во время свободного рассказа подозреваемого, обвиняемого о совершенном преступлении следователь не должен перебивать его вопросами, предоставив возможность высказаться до конца, и не просто выслушать его, а получить максимум сведений по делу.

Допрашиваемый, зная предъявленное обвинение, как правило, испытывает потребность высказаться, спешит снять мучающие его вопросы о том, как вести себя, как отнесется следователь к его показаниям, что его ждет за совершенное преступление. Этот психологический момент должен использовать следователь, так как в свободном рассказе подозреваемый, обвиняемый в большей мере, чем при ответах на вопросы, может раскрыть себя и обстоятельства совершенного преступления. По логике развития мыслей в процессе рассказа иногда он против своей воли вынужден давать более правдивые и Искренние показания, чем сам предполагал.

В ходе свободного рассказа подозреваемого, обвиняемого следователю целесообразно делать на отдельном листе или плане допроса заметки об интересующих его важных деталях с тем, чтобы не забыть о них при составлении протокола. В процессе свободного рассказа можно зафиксировать и такие высказывания допрашиваемого о существенных фактах и обстоятельствах дела, о которых следователь не знал и мог бы не спросить о них. Свободный рассказ допрашиваемого должен быть подробно записан следователем в протоколе независимо от того, кажется ли он следователю правдивым или заведомо ложным.

После этого следователь задает допрашиваемому вопросы, которые ему необходимо выяснить согласно плану допроса. Они должны быть ясными, понятными, конкретными, предполагать развернутые ответы, уточнять и пояснять показания подозреваемого, обвиняемого. При этом нужно учитывать возраст, пол, образование, профессию, интересы и другие личностные свойства подозреваемого, обвиняемого. Так, люди пожилого возраста медленнее, чем молодые, реагируют на вопросы, быстрее забывают о тех или иных обстоятельствах. Женщины и несовершеннолетние иногда склонны к неуравновешенному поведению, раздражению, слезам, проявлениям истерики.

Невысокий уровень образования допрашиваемого может препятствовать пониманию им отдельных юридических терминов, вопросов, выражений следователя.

В случаях, если деятельно раскаявшийся подозреваемый, обвиняемый изменил свою позицию по уголовному делу и отказался давать показания в отношении себя или своих соучастников либо неоднократно меняет их, сообщает ложные сведения, оговаривает других лиц, следователю необходимо тщательно зафиксировать все изложенные им и обязательно поставить вопросы, уточняющие причины и мотивы подобного поведения.

Вопрос о причинах раскаяния в совершенном преступлении следователь обязан поставить и тогда, когда подозреваемый, обвиняемый не меняет своих показаний и не отказывается от них. Зафиксировать такие показания целесообразно в протоколе допроса в форме постановки подозреваемому, обвиняемому конкретных вопросов и ответов на них, удостоверив его подписью каждый ответ. Эти вопросы следует выяснять, чтобы в материалах дела были отражены не только причины и мотивы раскаяния, но и данные о том, в чем выразилось раскаяние, в каких конкретных действиях оно проявилось (явке с повинной, заглаживании вреда, активном способствовании проведению следственных действий и раскрытию преступления и т.д.),

В случаях, когда допрашиваемый изменяет свои первоначальные показания, необходимо выяснить, что в его прежних и новых показаниях соответствует действительности. Не исключено, что подозреваемый, обвиняемый может изменить правдивые показания на ложные или, наоборот, изменить

ложные показания на правдивые, изменить ранее данные ложные показания на другие, тоже ложные.

Следователь должен правильно уяснить себе, что в показаниях подозреваемого, обвиняемого, первоначальных и измененных, является достоверным и что ложным. Достоверность новых показаний допрашиваемого следует оценить и проверить путем сопоставления с прежними показаниями, с новыми доказательствами, собранными по делу и путем проведения следственных действий, выполнение которых может подтвердить или опровергнуть правдивость показаний обвиняемого. Следует иметь в виду, что нередко изменение отдельных деталей в показаниях может явиться результатом запамятования и подозреваемому, обвиняемому следует просто помочь вспомнить эти детали. С другой стороны, следователя должно настораживать и то, что буквальное повторение данных прежде показаний может быть результатом заучивания заранее подготовленного ложного объяснения.

Чаще всего подозреваемые отказываются от уже данных правдивых показаний в тех случаях, когда у них появляется надежда избежать ответственности за совершенное преступление (например, под влиянием советов сокамерников, защитника или других лиц). Однако они не учитывают, что за время, которое прошло с момента дачи ими первоначальных показаний, следователь тщательно проверил эти показания, собрал данные, подтверждающие их достоверность, и сделал выводы. На это целесообразно указать допрашиваемому, как и на те моменты в его прежних показаниях, о которых мог знать лишь он сам.

В тех случаях, когда обвиняемый, отказываясь от прежних показаний, заявляет, что они даны в результате неправильного ведения допроса и применения незаконных мер, проверка этого заявления, как уже отмечалось, должна быть произведена прокурором.

У допрашиваемого, отказавшегося от ранее данных им показаний, необходимо тщательно выяснить, что именно в своих прежних показаниях он считает неправильным, что изменяет, что уточняет, а что подтверждает. Для этого нужно получить объяснения обвиняемого как по поводу вновь собранных доказательств, так и в отношении доказательств, уже ранее ему предъявлявшихся.

По поводу выявленных противоречий следует получить у допрашиваемого подробные объяснения. После проверки новых показаний его нужно ознакомить с ее результатами, предъявив собранные доказательства. Если проведенная проверка не подтвердила правильности показаний, то подозреваемого, обвиняемого следует поставить об этом в известность и зафиксировать Полученные показания. Убедившись в том, что его показания проверены, а ложные опровергнуты, допрашиваемый нередко возвращается к ранее данным показаниям.

Если по уголовному делу привлечено к уголовной ответственности несколько обвиняемых, то обстоятельства, в отношении которых один из них изменил свои показания, в некоторых случаях могут быть подтверждены или опровергнуты показаниями других. Путем допроса соучастников можно выяснить, в какой мере показания, от которых обвиняемый отказался, соответствуют фактическим обстоятельствам совершенного преступления. Такой тактический прием допустим только в случаях, когда следователь уверен в том, что соучастники не знают об изменении обвиняемым показаний и не договорились между собой о совместном поведении на допросах и очных ставках. В таких случаях нужно следить, чтобы они не могли догадаться о таком отказе. С показаниями соучастника, в которых опровергаются новые утверждения обвиняемого, следует как можно быстрее ознакомить последнего, если он отказывается от своих прежних показаний. Это может дать положительные результаты.

Причиной отказа подозреваемых, обвиняемых от прежних правдивых показаний может быть и передача дела другому следователю, так как допрашиваемые лица считают, что следствие еще не успело в нем разобраться. В этих случаях следователю рекомендуется вначале поговорить с допрашиваемым, выяснить, какую позицию он намерен занять, после чего показать свое знание всех обстоятельств дела и перейти к уточнению его прежних показаний.

Нередко изменение показаний подозреваемого, обвиняемого, проявившего деятельное раскаяние, может быть связано с допуском защитника к участию в деле. Допрашиваемый, чувствуя определенную психологическую поддержку защитника, более уверенно ведет себя на допросах, иногда упорно отстаивает ложную линию поведения. Учитывая это обстоятельство, следователь должен более тщательно подготовиться к допросу, продумать до мелочей его план. Он должен быть готов реагировать на непредвиденные варианты хода допроса, в совершенстве владеть тактическими приемами, методами воздействия на допрашиваемого. Следователю надо иметь в виду, что и адвокат готовится к допросу и также вырабатывает тактику защиты. После допроса подозреваемого, обвиняемого защитник с разрешения следователя может задавать подзащитному вопросы. Однако характер, содержание и тон задаваемых вопросов должны отвечать требованиям допустимости и законности. Некоторые следователи, в частности, не обладающие достаточным опытом, в таких ситуациях нередко теряются и своевременно не пресекают постановку недопустимых вопросов, заведомо направленных на изменение показаний обвиняемого. К числу таких вопросов, которые могут быть поставлены защитником и должны быть отведены следователем, относятся: а) наводящие;

б) подсказывающие или перечисляющие возможные ответы и конкретную линию поведения; в) ухудшающие положение другого обвиняемого; г) направленные на изменение обвиняемым правдивых показаний на ложные;

д) раскрывающие данные предварительного следствия, не известные обвиняемому;

е) направленные, по существу, на производство повторного допроса;

ж) содержащие неверную информацию.

Если перечисленные вопросы уже поставлены защитником, то следователь обязан отвести их, занести в протокол, указав основания отвода (ст. 51 УПК РСФСР).

Успех допроса подозреваемого, обвиняемого с участием защитника во многом зависит от того, сможет ли следователь установить нормальный контакт не только с допрашиваемым, но и с его адвокатом. Отношения с защитником должны быть деловыми, профессиональными, корректными и этичными.

Защитник может обратиться к следователю с ходатайством прекратить допрос и предоставить ему свидание с подозреваемым, обвиняемым наедине. Подобная ситуация в законе не предусмотрена. Следователь вправе отказать в предоставлении свидания, однако обвиняемый может прекратить давать показания, и тогда следователь будет вынужден прервать допрос. В таком случае лучше отложить выяснение вопроса, вызвавшего требование защитника о немедленном свидании, и продолжить допрос по другим обстоятельствам дела, а после его окончания предоставить свидание.

В целях проверки деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого и получения правдивых показаний в ходе допроса должны изучаться и использоваться положительные качества этого человека, которые, разумеется, есть у каждого. Особенно эффективным это является в случаях, когда допрашиваемый не слишком упорно отрицает факты, находится на грани их признания и для этого требуется лишь какой-то толчок. И здесь допрашиваемому целесообразно еще раз напомнить значение деятельного раскаяния. Его следует убедить в том, что он сам и его близкие могли также пострадать от такого преступления, стать потерпевшими, и ему нужно согласиться, что наказание, предусмотренное законом за совершенное им преступление, справедливо.

Следователь может использовать и другие тактические приемы допроса подозреваемого, обвиняемого с целью получения правдивых показаний, например: выяснение и тщательное, подробное описание всех деталей по каждому конкретному обстоятельству дела; проведение повторных дополнительных допросов по одним и тем же вопросам с целью уточнения и закрепления тех или иных обстоятельств дела; фактор внезапности; создание напряженности и ее снятие в ходе допроса с целью усиления психологического контакта с допрашиваемым. В ряде случаев целесообразно воспользоваться его эмоциональным, стрессовым состоянием.

Эти тактические приемы должны быть направлены на углубление в сознании раскаивающегося чувства нравственного самоосуждения, сожаления о содеянном, желания активно содействовать раскрытию и расследованию преступлений, выявлению всех обстоятельств, имеющих значение для дела.

Основной формой психологического воздействия на допрашиваемого является убеждение, которое должно быть направлено на то, чтобы показать ему бесперспективность сокрытия истины.

По групповым уголовным делам в большинстве случаев каждый из соучастников, с одной стороны, боится дать показания первым, а с другой -опасается, как бы его не опередили соучастники. Следователь в данной ситуации должен нейтрализовать опасения подозреваемого, обвиняемого «быть первым» и в то же время усилить тревогу за возможное «опоздание» с чистосердечным раскаянием. При этом необходимо учитывать личные качества и роль каждого из участников в различных эпизодах преступной деятельности.

Когда подозреваемый, обвиняемый отказывается от дачи показаний, от признания своей вины и раскаяния в содеянном, неоднократно меняет или дает ложные показания, следователю необходимо использовать такие тактические приемы, которые побудили бы допрашиваемого пересмотреть свою позицию и дать искренние показания.

Вместе с тем не следует надеяться на какой-то один или несколько тактических приемов допроса, которые автоматически привели бы допрашиваемого к правдивым показаниям и раскаянию. Такие приемы должны применяться в комплексе.

На практике у начинающего, неопытного следователя нередко возникают трудности и проблемы в отношении того, как и какими конкретно методами и приемами в той или иной ситуации проверить, что подозреваемый, обвиняемый дает правдивые показания, что он раскаялся в содеянном, не оговаривает себя и других лиц. Обычно следователь, стремясь получить правдивые показания, прибегает к таким приемам, как разъяснение подозреваемому, обвиняемому содержания ст. 75 УК РФ о деятельном раскаянии, обращает его внимание на отрицательные последствия совершенного преступления, необходимость загладить причиненный вред, на то, что способствуя раскрытию и расследованию преступления, он будет иметь основания для освобождения от уголовной ответственности или смягчения наказания.

На наш взгляд, такого простого набора стандартных приемов явно недостаточно для того, чтобы доказать, что допрашиваемый действительно глубоко переживает о совершенном преступлении и его последствиях, раскаивается в содеянном, дает искренние, правдивые показания, а также для того, чтобы убедить в необходимости таких действий. Это особенно проявляется в следственных ситуациях, связанных с самооговором, оговором других лиц, ложным раскаянием, неоднократным изменением показаний, а также по групповым и многоэпизодным уголовным делам и делам, связанным с организованной преступностью. По названным категориям уголовных дел следователь должен владеть комплексом обобщенных наукой и практикой специальных приемов и методов, побуждающих виновного к проявлению деятельного раскаяния, психологических приемов доказывания и исследования его истинности или ложности.

К числу таких приемов относятся; форсированный или замедленный темп допроса, «инерция», отвлечение внимания, «выжидание», умение следователя создать впечатление о своей хорошей осведомленности, «вызов», использование «слабых мест» в психике допрашиваемого, «легенды», выяснение причин (мотивов), обусловливающих ложные показания, и принятие мер к их устранению, использование внутренних противоречий в показаниях подозреваемого, обвиняемого для уличения его во лжи и изменения позиции, использование противоречий между сведениями, сообщенными допрашиваемым, и имеющимися в деле доказательствами для устранения ложных показаний, использование неожиданных или косвенных вопросов, предъявление доказательств с их нарастающей силой или их совокупности и т.д.44

Среди множества различных приемов следователь сам должен выбрать нужные ему с учетом следственных ситуаций, проверяемых версий и личности допрашиваемого. Производство допроса требует не только активного использования приемов, но и настойчивости, терпения и мастерства.

Тактика допроса подозреваемого существенно не отличается от тактики допроса обвиняемого. Однако в первом случае надо учитывать, что объем доказательств пока неполный, а некоторые из них до конца не проверены. К тому же недостаточной является информация, характеризующая личность подозреваемого. В то же время для подозреваемого допрос нередко содержит элементы неожиданности, у него меньше времени для выбора и обоснования ложной защитной позиции.

Тактические приемы, направленные на получение правдивых показаний подозреваемого, обвиняемого могут быть сопряжены с применением следователем так называемых «следственных хитростей» и «психологических ловушек», которые используются, как правило, опытными следователями и оперативными работниками. Однако эти термины, по нашему мнению, являются не совсем удачными, так как дают повод толковать их в том смысле, что следователь (или оперработник) пытается обойти закон, допустить отступления от норм нравственности и морали. Более правильным будет называть их «сложными приемами допроса».

В качестве наглядного примера можно привести дело, по которому был использован один из таких приемов. Обвиняемый в совершении ряда квартирных краж К. по одному из эпизодов - о краже у своих родственников, зная, что следователь не предъявил ему никаких доказательств, неоднократно менял свои показания: сначала признавал вину, раскаивался в содеянном, затем отказывался от этих показаний, оговаривал других лиц. Для изобличения и получения правдивых показаний у следователя не хватало лишь вещественного доказательства. В ходе допроса обвиняемого следователь достал из сейфа магнитолу, такую же, какая была похищена по данному эпизоду. При этом он стал наблюдать за поведением допрашиваемого и, обратив внимание на возникшие у последнего нервозность и беспокойство, неожиданно задал ему вопрос: «Сейчас Вы будете давать правдивые показания или нет?» Обвиняемый посчитал, что на столе у следователя похищенная им магнитола, изъятая у лица, которому он ее продал, и что теперь давать ложные показания ему нет смысла. Он назвал сумму, лицо, которому магнитола была продана, его адрес и подробно рассказал обо всех обстоятельствах кражи, а потом раскаялся и в совершении других преступлений. На основании этих показаний были собраны дополнительные доказательства, объективно подтверждающие его вину.

К «сложным приемам допроса» подозреваемого, обвиняемого можно отнести и такие, когда следователь, зная, что допрашиваемый оговаривает себя или других лиц, не мешает ему выговориться и впоследствии использует его отдельные «проговорки» и изобличает во лжи имеющимися доказательствами по делу; отвлекая внимание допрашиваемого на второстепенные детали, усыпив его «бдительность», на таком фоне следователь как бы ведет параллельный допрос, получая правдивые показания по интересующим его обстоятельствам дела.

В связи с тем, что использование следователем некоторых аналогичных приемов иногда может граничить с нарушением принципов морали и нравственности, возникает вопрос об их законности и допустимости, о праве следователя на необычные условия допроса и праве обвиняемого на защиту. По мнению ряда авторов, этот вопрос с точки зрения соблюдения нравственных принципов имеет определенную сложность45. Другие еще более категоричны, считая, что применение указанных приемов следовало бы признать недопустимым с точки зрения нравственных принципов взаимоотношения людей, так как они свидетельствуют об отсутствии элементарного уважения к человеку46.

На наш взгляд, применение подобных тактических приемов не только допустимо, но и желательно. Это диктуется необходимостью выполнения задач раскрытия преступлений, борьбы с ростом преступности, а также защиты законных прав и интересов потерпевших.

Само сабо разумеется, что применяя «сложные приемы допроса» подозреваемого, обвиняемого, как и при осуществлении всего процесса предварительного расследования, следователь не вправе отступать от принципов морали и нравственности, уважения к человеческому достоинству. Использовать такие приемы надо очень осторожно, умело и грамотно, чтобы исключить возможные случаи обратного эффекта, когда невиновное лицо в результате их применения признается в совершении преступления, которого фактически не совершало. По нашему мнению, чем большим опытом обладает следователь и чем выше его профессиональное мастерство, тем большим запасом знаний таких приемов он должен обладать и умело их использовать.

Особенно необходимы эффективные приемы для раскрытия преступлений, для изобличения самооговора и оговора других лиц, ложных показаний, а также по уголовным делам, по которым отсутствуют прямые доказательства, а наличия косвенных улик явно недостаточно для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности.

К сожалению, специальных обобщений «сложных приемов допроса», выработанных следственной практикой, не проводилось, а рекомендации по методике и тактике их применения до сих пор отсутствуют. В юридической литературе описаны лишь отдельные тактические приемы, применение которых в основном подвергается критике с точки зрения соблюдения нравственных принципов47

Однако в уголовном судопроизводстве с помощью простых тактических приемов не всегда возможно установить истину. Это касается уголовных дел, связанных с организованной преступностью, групповыми, многоэпизодными преступлениями; сложных по доказательствам уголовных дел, а также дел, по которым обвиняемые дают ложные показания, неоднократно меняют их. Поэтому важность и необходимость для следователя «сложных приемов допроса» и доказывания трудно переоценить.

В следственных ситуациях, связанных с проверкой деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого, следователю необходимо не просто подробно и детально допросить его обо всех обстоятельствах дела, но и выяснить все источники доказательств, при помощи которых можно проверить Достоверность его показаний, объективность признания вины и проявленного раскаяния в содеянном. При этом не следует ограничиваться лишь фиксацией признания вины и раскаяния, наличием доказательств, имеющихся на данный момент расследования. Необходимо продолжать собирать все относящиеся к делу фактические данные, доказывать, что показания допрашиваемого и его раскаяние в совершении преступления не ложные, бесполезные, а правдивые.

Вместе с тем при доказыванин деятельного раскаяния нельзя недооценивать и важность показаний подозреваемого, обвиняемого, которые должны быть получены в ходе его допроса. В частности, при допросе подозреваемого, обвиняемого необходимо выяснить: 1)его отношение к совершенному преступлению;

2) причины и мотивы, побудившие проявить раскаяние;

3) какие конкретные действия он может совершить, чтобы подтвердить, что его заявление о раскаянии не является голословным;

4) все ли эпизоды и соучастники преступной деятельности названы им, а если не все, то по каким причинам;

5) носят ли его действия по предотвращению вреда, причиненного преступлением, добровольный характер;

6) согласен ли он добровольно принимать участие в раскрытии преступлений, изобличении соучастников, проведении следственных действий (проверке показаний на месте происшествия, проведении следственных экспериментов, очных ставок, опознаний, экспертиз, выдаче похищенного и орудий преступления и т.д.); 7) согласен ли он добровольно загладить вред, причиненный преступлением (принести публичные извинения потерпевшему, возместить материальный ущерб, а если из-за ареста или по другим причинам у него нет такой возможности, то кто из его близких и знакомых может оказать ему в этом содействие);

8) кому из родственников, близких, знакомых он рассказал о совершенном преступлении и желании явиться с повинной в правоохранительные органы, раскаяться в содеянном, загладить причиненный вред;

9) было ли ему известно до принятия решения о явке с повинной, что сведения о нем, как о лице, совершившем преступление, установлены органами внутренних дел или что он в безвыходном положении и все равно будет задержан, имел ли он возможность после этого скрыться;

10) правдивы ли его показания и соответствуют ли они действительности;

11) намерен ли он исправиться и в будущем не совершать преступлений.

Если подозреваемый, обвиняемый указывает место хранения похищенного, орудия взлома и других вещественных доказательств, то следователю необходимо провести неотложные следственные действия, которые подтвердили бы или опровергли данные им показания. К таким следственным действиям относятся обыск, выемка, допрос свидетелей, очные ставки.

Правдивость показаний подозреваемого, обвиняемого может быть исследована и путем проведения осмотров с его участием с целью проверки показаний на месте.

Обыск, выемка, очная ставка, следственный эксперимент могут проводиться в любой следственной ситуации, связанной с деятельным раскаянием подозреваемого, обвиняемого. Они могут как подтвердить, так и опровергнуть показания допрашиваемого лица. В процессе их проведения необходимо соблюдать определенные правила и тактические приемы. Так, на обыск или выемку следователь должен выезжать не один, а в сопровождении оперативных работников, с понятыми, которые могут быть приглашены и по месту его производства. Проводя обыск, следователь должен поручить специально выделенному для этой цели оперативному работнику вести наблюдение за действиями, жестами, мимикой и поведением подозреваемого, обвиняемого.

В отдельных случаях на направление поиска могут указывать условные знаки, телодвижения и т.п. действия обыскиваемого подозреваемого, обвиняемого, передаваемые членами его семьи. Их повышенная нервозность, проявляемая при приближении следователя к определенному объекту, и облегчение, испытываемое ими при удалении следователя от него, а также настойчивые уверения, что обыскиваемый объект не может служить тайником, должны настораживать проводящего обыск.

Нередко подозреваемый, обвиняемый при обыске или выемке добровольно выдает лишь небольшую часть похищенного. Учитывая это, следователь обязан продолжить обыск всех помещений и хранилищ.

Если обыск или выемка уже произведены, но изъято не все необходимое по делу, то целесообразно практиковать проведение повторных, более тщательных обысков и выемок. В ходе дальнейшего расследования могут быть получены новые данные, свидетельствующие о возможности нахождения у подозреваемого, обвиняемого предметов и документов, относящихся к вновь установленным эпизодам преступной деятельности. Нельзя не учитывать, что лицо, ранее подвергнутое обыску, полагая, что его жилище не является более предметом внимания следователя, может перенести туда объекты, обнаружение и изъятие которых являлось целью первоначального обыска.

При производстве обыска по месту работы подозреваемого, обвиняемого, а также в гостинице или общежитии обследованию подлежат предметы, находящиеся в пользовании обыскиваемого или являющиеся его собственностью. Следователь не вправе производить поисковые действия в отношении имущества других лиц, работающих или проживающих совместно с обыскиваемым. Он может лишь предложить этим лицам осмотреть свои вещи и сообщить, нет ли среди них искомых предметов.

Производство выемки во многом сходно с обыском. Однако, в отличие от обыска, выемка производится всегда в отношении конкретных, определенных предметов и документов в случаях, когда точно известно, где и у кого они находятся. При выемке нет необходимости производить поисковые действия.

Если подлежащие выемке предметы или документы под тем или иным предлогом не выдаются следователю, он вправе осуществить выемку принудительно. В случаях, когда эти предметы и документы скрываются заинтересованными лицами, вместо выемки производится обыск.

В следственных ситуациях, связанных с оговором подозреваемым, обвиняемым других лиц, самооговором, полным или частичным отказом от признания вины и раскаяния, а также в случаях изобличения подозреваемым, обвиняемым, проявившим деятельное раскаяние, других соучастников, не признавших свою вину, важным следственным действием является проведение очных ставок.

Очная ставка, как известно, состоит в поочередном допросе двух лиц, ранее допрошенных по одному и тому же факту, в присутствии друг друга, для устранения существенных противоречий, содержащихся в их показаниях. Целью очной ставки является выявление новых доказательств и проверка уже имеющихся.

Прежде чем проводить очную ставку, очень важно определить ее целесообразность на данный момент и возможные результаты, которые могут оказаться как положительными, так и отрицательными. Их необходимо предусмотреть. При этом нужно сориентироваться на использование показаний лица, проявившего деятельное раскаяние.

Так, в одном случае подозреваемый, обвиняемый, поняв бессмысленность своего запирательства, начнет давать правдивые показания; в другом -вспомнит детали событий и устранит из своих показаний ошибки; в третьем -оба участника очной ставки вскроют причины расхождения в своих показаниях. Возможны и такие варианты, когда противоречия могут остаться неустраненными или же оба, отказавшись от правдивых показаний, станут давать ложные.

На наш взгляд, не следует проводить очную ставку в последних двух случаях, а также когда один из участников очной ставки отказывается давать показания в присутствии другого, если противоречия в их показаниях не существенны или вообще отсутствуют и если, по мнению следователя, один из участников очной ставки, дающий правдивые показания, под влиянием другого участника может их изменить.

Проведение очной ставки требует тщательной тактической и психологической подготовки следователем подозреваемого, обвиняемого, дающего правдивые показания. Необходимо выяснить, будет ли он настаивать на своих показаниях на очной ставке с другим ее участником, который намерен утверждать обратное, насколько он уверен в своих показаниях, не изменит ли их под воздействием несознающегося.

Что касается допрашиваемого, не признающего свою вину, то иногда целесообразно проводить очную ставку неожиданно для него, так как внезапность, наличие веского доказательства, возможно, заставит его изменить свою позицию. В других случаях, когда обвиняемый боится изобличения на очной ставке, его можно предупредить о проведении такого следственного действия. Не исключено, что это побудит его к даче правдивых показаний, и тогда необходимость в проведении очной ставки отпадает.

Вместе с тем проведение очной ставки таит в себе опасность незаметной договоренности ее участников48. Иногда достаточно одного взгляда, жеста, знака, чтобы передать нужную информацию. Для пресечения такой договоренности на очной ставке желательно присутствие кроме следователя второго сотрудника (следователя, начальника следственного отделения, надзирающего прокурора).

Тактическими приемами проведения очной ставки могут быть:

-предъявление доказательств с целью активизации памяти допрашиваемых, восстановления у них ассоциативных связей;

-детализация показаний участников очной ставки, обнаружение противоречий в них и установление причин этого;

-использование правдивых показаний ранее допрошенных лиц;

-производство очной ставки на месте происшествия;

-проведение повторной очной ставки.

Тактическими приемами, оказывающими психологическое воздействие на участников очной ставки, являются:

-использование фактора внезапности;

-временное сокрытие цели очной ставки;

-создание преувеличенного представления об объеме и значении собранных доказательств;

-приглашение на очную ставку лица, присутствие которого затрудняет дачу ложных показаний (родителя, педагога, надзирающего прокурора, законного представителя, защитника);

-предоставление возможности участникам очной ставки свободно выговориться, высказать взаимные претензии, в то же время не превращая очную ставку в ссору.

При проведении очной ставки следователь должен быть ее организатором, активным участником, направлять и контролировать ход ее проведения по намеченному им плану.

Следственным действием, проводимым с участием подозреваемого, обвиняемого, проявившего деятельное раскаяние, с целью проверки фактических данных, полученных в результате его допроса, является следственный эксперимент (ст. 183 УПК РСФСР). Для его проведения необходимы следующие условия:

а) наличие в показаниях подозреваемого таких данных, которые могут быть проверены экспериментальным путем;

б) обеспечение максимального сходства обстановки эксперимента с обстановкой, при которой происходило проверяемое событие;

в) неоднократность проведения опытных действий;

Следственный эксперимент должен быть запрещен, если его проведением унижается честь и достоинство его участников и окружающих лиц, создается опасность для их здоровья или опасность причинения значительного материального ущерба.

В процессе осуществления следственного эксперимента следователь получает, по существу, новые фактические данные, подтверждающие или опровергающие ранее полученную информацию. Эксперимент может быть проведен и для проверки выдвинутых следователем версий, связанных с деятельным раскаянием подозреваемого, обвиняемого, в частности, для проверки данных о том, мог ли он совершить те или другие действия, проникнуть в помещение определенным способом, для выяснения возможности в конкретных условиях слышать, видеть, совершать какие-либо действия. Опытным путем может быть подтверждена или опровергнута возможность какого-либо события.

Следственный эксперимент должен быть проведен повторно или многократно. При этом каждый раз составляется протокол с отражением условий проведения эксперимента и полученных результатов, независимо от того, какое они имеют значение, положительное или отрицательное,

В необходимых случаях, когда требуются специальные познания в той или иной области науки или техники, следователь должен привлечь к участию в проведении эксперимента специалиста.

Следственный эксперимент является одним из сложных и ответственных следственных действий, требующих тщательной предварительной подготовки, в ходе которой следователь должен определить точное время и место его производства, круг участников, что и каким образом должно быть воспроизведено, какие действия и сколько раз нужно производить, какая требуется помощь и т.д.

Процесс проведения следственного эксперимента и его результаты, помимо протокола, целесообразно фиксировать на фотографиях и видеокассетах, а также на прилагаемых к протоколу планах, схемах.

Наиболее эффективным и распространенным следственным действием, проводимым с целью проверки правдивости показаний в связи с деятельным раскаянием, является осмотр места происшествия с участием подозреваемого, обвиняемого. Это общепризнанное следственное действие, выработанное многолетней практикой, до настоящего времени, к сожалению, еще не нашло четкой регламентации в УПК.

Нет также единого мнения по поводу обоснованности его применения и среди ученых-криминалистов. Некоторые из них считают этот вид следственного действия незаконным приемом, способом понуждения подозреваемого, обвиняемого к самообличению; по их мнению, его нельзя подвергать таким испытаниям49.

На наш взгляд, подобная точка зрения является несостоятельной хотя бы потому, что этот вид следственного действия по своему воздействию на подозреваемого, обвиняемого ничем не отличается от других следственных действий, проводимых с его участием, в частности, допроса, опознания, очной ставки и т.д. Более того, речь идет только о добровольном участии подозреваемого, обвиняемого в проведении этого следственного действия. Если же он отказывается от такого участия, то не может идти и речи о его принуждении к проведению проверки показаний на месте и никакого смысла в ее проведении вообще не будет.

Значение этого следственного действия в проверке правдивости или ложности показаний подозреваемого, обвиняемого очень значительна. В результате его выполнения следователь получает новые сведения, достоверно свидетельствующие о правдивости проверяемых показаний. Эти сведения появляются в результате сопоставления показаний подозреваемого, полученных ранее при его допросах, с реальной обстановкой на месте происшествия и с учетом ранее проведенного осмотра.

Не случайно в одном из проектов УПК РФ (ст. 206) впервые подробно регламентировано проведение проверки показаний на месте как одного из важных следственных действий, имеющих доказательственное значение,

Проверка показаний подозреваемого, обвиняемого чаще всего проводится в местах совершения преступления, его подготовки, сокрытия следов и предметов преступления либо укрытия преступников.

Прежде чем проводить проверку показаний на месте, необходимо подробно допросить подозреваемого, обвиняемого, осмотреть место происшествия без его участия. Проводить проверку показаний подозреваемого, обвиняемого на месте без предварительного осмотра его следователем, на наш взгляд, нецелесообразно, так как в доказательственном отношении утрачивается ее ценность и она не может быть использована как дополнительный источник доказательств.

При осмотре места происшествия с участием допрошенного очень трудно, а порой и невозможно проверить, являлся ли он участником преступления или знает о нем со слов других лиц и берет все на себя, чтобы выгородить подлинных виновников. Это объясняется тем, что обнаруженные при осмотре с участием подозреваемого, обвиняемого предметы и следы могут привести его к определенному месту, хотя он никогда там не был, а узнал о преступлении от других лиц. Указание допрошенного на конкретные предметы и следы, обнаруженные на месте осмотра, наглядно убеждает участников осмотра в «правдивости» его показаний, и проверить это впоследствии бывает очень трудно. Если же на месте проверки показаний будет установлено, что предметы и следы уже изъяты ранее в ходе осмотра, проведенного без его участия, а подозреваемый, обвиняемый по-прежнему точно указывает место их нахождения, уверенность в правдивости показаний значительно возрастает. Если в первом случае предметы и следы как бы «ведут» к себе подозреваемого, обвиняемого, то во втором - он сам указывает те места, где они ранее хранились. Сразу проводить осмотр с участием подозреваемого, обвиняемого целесообразно лишь в тех случаях, когда он дал показания о том, что он только визуально, на месте может указать, где хранятся вещественные доказательства, которые без его участия действительно крайне трудно или невозможно обнаружить.

Перед производством осмотра с участием подозреваемого с целью проверки его показаний на месте следователю необходимо изучить материалы уголовного дела, в частности, показания потерпевшего, свидетелей, протокол осмотра места происшествия и другие. Если выяснится, что обстановка места происшествия зафиксирована недостаточно подробно, следователю целесообразно выехать туда самому и, ознакомившись с ним, при необходимости составить протокол дополнительного или повторного осмотра, допросить еще раз потерпевшего, свидетелей и проверить, не претерпела ли обстановка существенных изменений.

При подготовке к проверке показаний на месте необходимо повторно допросить подозреваемого, обвиняемого с целью уточнения и детализации сведений об обстановке и предметах на месте проверки, определить маршрут движения и ориентиры, предложить ему по памяти начертить план и схему этого места и путей подхода к нему, а также выяснить, хорошо ли у него развита зрительная память и свободно ли он ориентируется на местности.

После выполнения всех необходимых подготовительных мероприятий следователь, прибыв в пункт, откуда намечено начать проверку показаний, предлагает подозреваемому, обвиняемому указать маршрут движения к месту проверки. Из тактических соображений начинать проверять показания на месте целесообразно на некотором оптимальном удалении от него, чтобы была возможность убедиться, что допрошенный знает это место и может указать путь к нему. Подозреваемый, обвиняемый должен идти впереди, самостоятельно указывая путь следования, обращая внимание участников на ориентиры на местности, пути подхода к месту происшествия, хранения вещественных доказательств. На месте события подозреваемый, обвиняемый указывает конкретные места, непосредственно связанные с совершением преступления (например, помещения и хранилища, из которых были похищены определенные предметы, конкретное место совершения убийства или изнасилования, место нахождения потерпевшего, наезда и т.д.). Если на месте события произошли изменения обстановки, то следователю необходимо зафиксировать в протоколе, что подозреваемый, обвиняемый указал на эти изменения, а также на первоначальную обстановку и место расположения предметов и вещей до изменения места их нахождения.

Подозреваемому, обвиняемому целесообразно предложить на месте события продемонстрировать отдельные действия, совершенные им при осуществлении преступного замысла, по возможности, детально восстановить прежнюю обстановку.

В ходе проверки на месте лицу, чьи показания проверяются, следует задать вопросы о конкретных деталях обстановки, происхождении отдельных изменений, причин несоответствия ранее данных им показаний пояснениям во время проверки, а также о других важных обстоятельствах, связанных с местом происшествия.

Если место проверки включает несколько территориально разделенных между собой пунктов, то ее следует выполнять в той последовательности, в которой происходило совершаемое событие. По групповым делам проверку показаний необходимо проводить на одном и том же месте с каждым подозреваемым, обвиняемым отдельно. Проверка показаний с одновременным участием двух или более подозреваемых недопустима. При неоднократных выездах на одно и то же место происшествия следует менять водителя, который может запомнить путь следования, и понятых, потому что в их памяти могут смешаться проверяемые события.

В ходе проверки все действия лица, чьи показания проверяются, должны быть самостоятельными, нельзя допускать наводящих вопросов, подсказок, угроз, корректив.

Если подозреваемый, обвиняемый во время проверки укажет на новый участок местности или помещения, где могут находиться следы преступления (орудия его совершения, похищенное имущество и т.п.), о которых он ранее на допросах не сообщал, проверку показаний необходимо прервать, провести в том же составе участников, но без лица, чьи показания проверяются, осмотр нового участка местности или места, составить протокол, а затем продолжить ее.

В тех случаях, когда у подозреваемого, обвиняемого плохо развита зрительная память, необходимо дать ему возможность сосредоточиться, лучше сориентироваться, выполнить действия, повторяющие прежнее преступное поведение на месте, и именно там, где они фактически были совершены во время криминального акта,

В большинстве случаев подозреваемый, обвиняемый при подходе к тому или иному объекту начинает подробно описывать место происшествия и давать показания о нем. При этом не следует его перебивать, делать замечания:

надо дать ему возможность выговориться до конца и лишь после окончания проверки задать уточняющие, конкретизирующие вопросы. Как правило, на месте проверки показаний подозреваемый, обвиняемый дает более точные и конкретные пояснения об обстановке, механизме совершения преступления. При заочном же описании помещений, мест хранения предметов он иногда затрудняется детально воспроизвести однажды увиденное.

Если в процессе проверки показаний на месте пояснения подозреваемого, обвиняемого не согласуются с реальной обстановкой, следователь должен предложить ему объяснить причины такого несоответствия, воспользоваться составленной ранее план-схемой. Однако, если он будет настаивать на своих пояснениях, то проверку показаний следует продолжить.

В случаях, когда подозреваемый, обвиняемый под воздействием обстановки на месте заявит, что его прежние показания являются самооговором и он от них отказывается, то проверку показаний следует прекратить и провести повторный допрос. В протоколе проверки показаний на месте необходимо зафиксировать, что допрошенный не смог указать место и обстановку проверяемого события и отказался от ранее данных показаний.

Проверку показаний подозреваемого, обвиняемого на месте целесообразно проводить, по возможности, с участием потерпевших или свидетелей-очевидцев. Их участие особенно эффективно по уголовным делам о хищениях, квартирных кражах, когда подозреваемый, обвиняемый показывает присутствующим, как он проник в помещение, откуда именно, из какого конкретно места хранения (шкафа, полки, сейфа) и какие именно вещи, предметы или ценности похитил. Потерпевшие или свидетели в процессе проведения проверки его показаний, по ее окончании или на повторных допросах на вопрос следователя, соответствуют ли действительности данные подозреваемым, обвиняемым показания, могут либо подтвердить их, либо опровергнуть. С учетом ответа на этот вопрос следователя подозреваемый, обвиняемый может тут же уточнить, конкретизировать свои пояснения о месте нахождения той или иной вещи или денег, похищенных им. Возможно, что потерпевшие, свидетели с учетом показаний подозреваемого, обвиняемого уточнят, скорректируют свои показания относительно места нахождения вещей, которые были похищены, так как нередко они забывают места их хранения. Все показания, вопросы и ответы на них должны быть подробно зафиксированы следователем в протоколе.

Важное доказательственное значение имеют материалы видеозаписи и киносъемки, фиксирующие весь процесс проверки показаний на месте. В тех ситуациях, когда подозреваемый, обвиняемый отказывается от данных им показаний или частично меняет их, ссылаясь на различные причины, просмотр видео- и кинопленки с отражением обстановки и процесса проверки показаний на месте дает возможность наглядно убедиться в их достоверности.

По уголовным делам, по которым доказательства собираются следователем лишь на основании данных подозреваемым, обвиняемым показаний, проведение проверки на месте целесообразно проводить с участием прокурора и защитника. При этом в начале проведения данного следственного действия тактически правильным будет задать подозреваемому, обвиняемому вопрос о том, согласен ли он добровольно, без какого-либо принуждения принять участие в осмотре места происшествия и проверке его показаний на месте. Вопросы следователя, адвоката или прокурора, а также ответы подозреваемого, обвиняемого должны быть конкретно и ясно отражены в протоколе. Изложенный порядок производства органами предварительного следствия и дознания проверки показаний подозреваемого, обвиняемого на месте, по нашему мнению, вполне приемлем и для судебных органов при проведении ими аналогичных действий.

Составным и необходимым элементом процесса доказывания, его логическим завершением является оценка доказательств. Она вместе с тем взаимосвязана с их проверкой и собиранием и может иметь место как в процессе собирания, так и при проверке доказательств (промежуточная оценка), а также после того как все доказательства уже собраны и проверены (окончательная оценка).

По уголовным делам, связанным с деятельным раскаянием подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, одной из актуальных является проблема оценки его показаний. Признательные показания подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, подтверждающие его деятельное раскаяние в содеянном, имеют огромное значение для исследования всех обстоятельств дела. Однако при расследовании преступления они оцениваются не как главное, основное и бесспорное доказательство, а лишь как одно из «рядовых», обычных доказательств50.

Вместе с тем признание обвиняемого, подсудимого не является менее Ценным доказательством по сравнению с другими доказательствами. Признательные показания допрашиваемого, его словесные заверения о раскаянии, несмотря на их искренность и подробность, должны согласовываться и оцениваться в совокупности с другими собранными по делу доказательствами. При этом решающее значение должно иметь не количество прямых или косвенных доказательств, а степень доказанности фактических обстоятельств, составляющих деятельное раскаяние.

При оценке мотивов совершенного преступления необходимо учитывать механизм психологической защиты и самооправдания подозреваемого, обвиняемого. Чем с более дерзким, неодобряемым обществом мотивом преступления, его целями и причинами совершения мы имеем дело, тем чаще обвиняемые дают правдивые показания о нем лишь после их изобличения или пытаются дать приукрашенные объяснения. Следует также учитывать, и по чьей инициативе либо под чьим влиянием оно совершено.

Правдивость изложения подозреваемым, подсудимым всех обстоятельств дела оценивается путем тщательного анализа и сопоставления его показаний о деталях и подробностях совершенного преступления с данными, полученными из других источников (протоколов осмотров места происшествия, показаний свидетелей и потерпевших, заключений эксперта и др.). О степени правдивости и искренности показаний обвиняемого, подсудимого может свидетельствовать их последовательность, достоверность и непротиворечивость на протяжении всего хода следствия, дознания и судебного заседания, начиная с первых его объяснений.

Определенную роль при оценке правдивости показаний обвиняемого, подсудимого в любой ситуации, связанной с деятельным раскаянием, играют результаты внимательного наблюдения за поведением обвиняемого, подсудимого.

Так, если обвиняемый, подсудимый, впервые совершивший преступление, раскаялся в содеянном, искренние переживает, сожалея о наступивших последствиях, испытывает чувство тревоги за свою судьбу и судьбу своих близких, добровольно загладил причиненный потерпевшему вред и подробно рассказал обо всех обстоятельствах дела, то у следствия и у суда, как правило, не должно возникать сомнений относительно правдивости данных им показаний.

В тех случаях, когда подозреваемый, обвиняемый, подсудимый в ходе следствия не проявил никакого сожаления в отношении потерпевшего и последствий совершенного преступления, был замкнут и давал не вполне откровенные и подробные показания об обстоятельствах дела, раскрывал свою роль в содеянном только при постановке ему вопросов или после предъявления доказательств, то у следователя может и не быть достаточных оснований верить в правдивость его показаний.

К оценке результатов наблюдения за поведением подозреваемого, обвиняемого, подсудимого на предварительном расследовании и в суде следует в каждом отдельном случае относиться весьма осторожно и критически. Надо учитывать, что некоторые обвиняемые, подсудимые, обладая актерскими способностями, могут неплохо «сыграть на публику», изобразив весьма натурально чувства сожаления и вины, фактически и не собираясь раскаиваться в содеянном. Другие, напротив, искренне раскаиваясь в совершенном преступлении, внешне ничем этого не проявляют, поскольку по складу характера являются людьми молчаливыми и скупыми на эмоции. Следователи, к сожалению, не всегда задают вопросы обвиняемым о причинах раскаяния. Это подтверждается и результатами нашего исследования.

Так, из 250 уголовных дел в отношении обвиняемых, проявивших деятельное раскаяние, по 33 делам (13,2 %) следователи даже не задавали им вопроса о том, раскаиваются ли они в содеянном, а по 150 уголовным делам (60 %), как уже отмечалось, вообще не выясняли мотивов и причин, побудивших обвиняемого раскаяться.

Правдивость изложения обстоятельств дела и активность подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в изобличении соучастников преступления должны оцениваться с учетом того, насколько последовательно в ходе расследования и в судебном заседании он излагал одни и те же показания, изменял ли их и по каким причинам, нет ли в них противоречий, не отказывался ли от ранее данных показаний.

Нередко в уголовном деле возникают противоречия в показаниях обвиняемых, подсудимых, проявивших деятельное раскаяние, и его соучастников, не признающих свою вину. В таких случаях сфера обстоятельств и доказательств, подлежащих оценке по уголовному делу, должна быть расширена. В нее, помимо показаний обвиняемых, подсудимых должны включаться доказательства, объективно подтверждающие или опровергающие вину каждого соучастника. К ним, кроме показаний обвиняемого, подсудимого могут относиться протоколы осмотров места происшествия и проверки показаний обвиняемых на месте совершения преступления, протоколы очных ставок между обвиняемыми, свидетелями, потерпевшими, осмотра вещественных доказательств, заключения экспертиз, результаты следственных экспериментов, показания свидетелей и другие доказательства, подтверждающие или опровергающие вину соучастников.

Необходимо отметить, что в процессе доказывания и правовой оценки деятельного раскаяния обвиняемого, подсудимого не следует противопоставлять одни источники доказательств другим. Нельзя также заранее отдавать предпочтение по значению, ценности и содержанию одним доказательствам перед другими. Не могут быть положены в основу выводов о раскаянии обвиняемого, подсудимого отдельные доказательства (например, показания потерпевшего, свидетеля), если они противоречат остальным материалам дела. Оценивается как каждое доказательство, подтверждающее деятельное раскаяние обвиняемого, подсудимого в отдельности, так и все собранные доказательства в их совокупности.

При оценке деятельного раскаяния обвиняемого, подсудимого должны Учитываться все составные элементы деятельного раскаяния и их содержание. Например, при наличии явки с повинной и раскаяния в содеянном, факта заглаживания причиненного вреда, активного способствования раскрытию преступления принимается во внимание, самостоятельно ли было принято решение о явке с повинной или под влиянием уговоров и угроз; явился ли субъект в органы милиции сразу после совершения преступления или спустя продолжительное время (в последнем случае - по каким причинам); сразу ли дал правдивые показания; проявлял ли чувства сожаления, угрызения совести, раскаяния в совершенном преступлении, осознал ли общественную опасность содеянного; возместил ущерб добровольно или по требованию потерпевшего, предложению должностного лица; какова степень активности обвиняемого в раскрытии преступления и проведении следственных действий, стремился ли он участвовать в их проведении добровольно или вел себя пассивно, отказывался от участия; какова ценность, значимость, результативность следственных действий, проведенных с участием обвиняемого и т.д.

Правовая оценка деятельного раскаяния обвиняемого, подсудимого, являясь завершающим этапом процесса доказывания, только тогда может правильно и четко отразить результат проведенного расследования, когда собраны, всесторонне и полно зафиксированы, проверены и исследованы все доказательства, подтверждающие подлинность проявленного раскаяния.

Правовая оценка деятельного раскаяния может быть изложена в обвинительном заключении или в приговоре следующим образом: «Следствие (суд) отмечает, что обстоятельствами, смягчающими ответственность по данному уголовному делу, является то, что обвиняемый М. проявил деятельное раскаяние в содеянном, выразившееся в активном способствовании раскрытию преступления и проведению следственных действий, заглаживают причиненного вреда, что подтверждается протоколами выдачи вещей и денег, протоколом осмотра места происшествия и проверки показаний на месте и другими  материалами  дела  (л.д. 20-26).   Раскаявшийся  обвиняемый (подсудимый) переживает и сожалеет о совершенном преступлении, стремится исправиться и заслужить смягчение наказания. Вместе с тем следствие (суд) отмечает, что обвиняемый (подсудимый) М. из чувства страха за себя и членов своей семьи отказался назвать соучастников преступления. Обстоятельств, отягчающих ответственность обвиняемого по уголовному делу, нет».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В сфере уголовной юстиции все более возрастают роль гуманистических начал, последовательной дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности и наказания. В этой связи особое значение приобретают вопросы применения института деятельного раскаяния обвиняемого (подсудимого) в сфере уголовного судопроизводства.

Уголовно-правовое значение деятельного раскаяния заключается не только в возможности более полной реализации принципов справедливости и гуманизма, но и в возможности добиваться большой результативности при раскрытии преступлений, борьбе с преступностью, особенно организованной. Оно может свидетельствовать об уменьшении степени общественной опасности лица, совершившего преступление, а в некоторых случаях- и самого преступления (например, когда виновный предотвращает вредные последствия содеянного или заглаживает причиненный вред).

Важным условием действенности института деятельного раскаяния является наличие правовых и нравственных его гарантий. Правовые гарантии деятельного раскаяния - это система уголовных и уголовно-процессуальных норм, регламентирующих основания, порядок и условия его применения в судебно-следственной практике. Нравственными гарантиями являются отраженные в законе нормы морали и нравственности, а также принципы, способы и средства правильного применения соответствующих законодательных норм.

Одной из наиболее важных уголовно-правовых гарантий обеспечения деятельного раскаяния является зашита личной безопасности субъектов, проявивших такое раскаяние, а также их родственников и близких от противоправных воздействий со стороны заинтересованных лиц. С этой целью необходимо ускорить принятие разработанных законодательных и нормативных актов, регулирующих механизм приведения в действие комплекса конкретных правовых и организационных мероприятий по предотвращению давления на сотрудничающих с правоохранительными органами лиц, в том числе деятельного раскаявшихся. Процессуальными последствиями деятельного раскаяния являются обязательное его отражение и фиксация в уголовном деле лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, судом и обоснованное принятие соответствующих закону решений с учетом данных, характеризующих лицо, совершившее преступление, и обстоятельств, отягчающих его ответственность. К их числу относятся решения: об отказе в возбуждении уголовного дела или о возбуждении уголовного дела; о задержании; об аресте или освобождении из-под стражи подозреваемого; об избрании или изменении меры пресечения; о проведении следственных действий с участием обвиняемого, подозреваемого; о прекращении или направлении уголовного дела с обвинительным заключением прокурору; о внесении представлений, частных определений об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступлений; о докладе следователем результатов расследования уголовного дела в трудовых коллективах; о вынесении гуманного приговора.

Деятельное раскаяние подозреваемого, обвиняемого как совокупность обстоятельств, смягчающих ответственность, подлежит доказыванию, в процессе которого в зависимости от сложившейся ситуации необходимо принимать конкретные меры по обнаружению, фиксации, проверке и правовой оценке доказательств, подтверждающих или отрицающих подлинность раскаяния, а также использовать определенную методику и тактику проведения следственных действий с участием лица, проявившего такое раскаяние,

При этом деятельное раскаяние рассматривается как выражение субъективной стороны поведения, которое может быть обусловлено не только общественными, социальными и материальными условиями жизни лица, совершившего преступление, но и его индивидуальными психологическими свойствами и состояниями, особенностями его характера и поведения. В этой связи дознаватели, следователи, прокуроры, судьи и адвокаты в процессе доказывания и оценки деятельного раскаяния должны глубоко исследовать нравственные и психологические истоки такого поведения обвиняемого (подсудимого), знать и использовать в рамках закона допустимые криминалистические приемы получения правдивых показаний в целях установления всех обстоятельств дела и индивидуализации уголовной ответственности и наказания, принимать в соответствии с законом справедливые и гуманные решения по уголовному делу с учетом деятельного раскаяния виновного.

Приложение 1

Извлечения из Конституции Российской Федерации и других законодательных и нормативных актов Российской Федерации

1. Из Конституции Российской Федерации

(Принята всенародным голосованием 12 января 1993 г.)

Статья 17

1.В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

Статья 21

1.Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

2.Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.

Статья 23

1.Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

2.Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Статья 45

1.Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется.

2.Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Статья 46

1.Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

2.Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Статья 51

1.Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2.Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Статья 53

1.Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

2. Из Декларации прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации

(См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР. 1991. № 52. Ст. 1865)

Статья 31

Государственные органы, учреждения и должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Статья 36

Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется законом. Законом могут устанавливаться и иные случаи освобождения от обязанности давать показания.

3. Из Уголовного кодекса Российской Федерации

(Принят Государственной Думой 24 мая 1996г, вступил в действие с 1 января 1997 г.)

Статья 60. Общие начала назначения наказания

3.При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание

1.Смягчающими обстоятельствами признаются:

...и) явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления;

к) оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.

2.При назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные частью первой настоящей статьи.

Статья 62.   Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств

При наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и «к» части первой статьи 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Статья 64.   Назначение более мягкого наказания чем предусмотрено за данное преступление

1.При наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного.

2.Исключительными могут быть признаны как отдельные смягчающие обстоятельства, так и совокупность таких обстоятельств.

Статья 65.   Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении

1.Срок или размер наказания лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Если соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса предусмотрены смертная казнь или пожизненное лишение свободы, эти виды наказаний не применяются.

2.Наказание лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим особого снисхождения, назначается по правилам о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за совершение данного преступления, в соответствии со статьей 64 настоящего Кодекса.

3.При назначении наказания по совокупности преступлений в случаях, предусмотренных частями первой или второй настоящей статьи, его вид, срок или размер определяются по правилам, предусмотренным статьей 69 настоящего Кодекса.

4.При назначении наказания лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, учитываются смягчающие и отягчающие обстоятельства, предусмотренные статьями 61 и 63 настоящего Кодекса. При назначении наказания липу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим особого снисхождения, учитываются смягчающие обстоятельства, предусмотренные статьей 61 настоящего Кодекса.

Статья 73.   Условное осуждение

2.При назначении условного осуждения суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства.

Статья 75. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием

1.Лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления.

2.Лицо, совершившее преступление иной категории, при наличии условий, предусмотренных частью первой настоящей статьи, может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса.

Статья 77.   Освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки

Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными.

Статья 126. Похищение человека

1.Похищение человека - наказывается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

2.То же деяние, совершенное;

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц;

з) из корыстных побуждений, - наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.

3.Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, наказываются лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.

Примечание. Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Статья 204. Коммерческий подкуп

1.Незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением, наказываются штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2.Те же деяния, совершенные неоднократно либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются штрафом в размере от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

3.Незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением, наказывается штрафом в размере от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

4.Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, если они:

а) совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) совершены неоднократно;

в) сопряжены с вымогательством, -

наказываются штрафом в размере от семисот до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Примечание. Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство или если это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

Статья 205. Терроризм

1.Терроризм, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях, наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет. 2. Те же деяния, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) с применением огнестрельного оружия, -

наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет.

3.Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет.

Примечание. Лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.

Статья 206. Захват заложника

1.Захват или удержание лица в качестве заложника, совершенные в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника, наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.

2.Те же деяния, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

6) неоднократно;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц;

з) из корыстных побуждений или по найму, -

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

3.Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, -

наказываются лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет.

Примечание. Лицо, добровольно или по требованию властей освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Статья 208. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем

1.Создание вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренного федеральным законом, а равно руководство таким формированием, -

наказываются лишением свободы на срок от двух до семи лет.

2.Участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, -

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Примечание. Лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

1.Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств,

наказываются ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев либо без такового.

2.Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или неоднократно, -

наказываются лишением свободы на срок от двух до шести лет.

3.Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, -

наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет,

4.Незаконные приобретение, сбыт или ношение газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия, за исключением тех местностей, где ношение холодного оружия является принадлежностью национального костюма или связано с охотничьим промыслом, наказываются обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух месяцев либо без такового.

Примечание. Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Статья 223. Незаконное изготовление оружия

1.Незаконные изготовление или ремонт огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, а равно незаконное изготовление боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, -наказываются лишением свободы на срок до трех лет.

2.Те же действия, совершенные группой лиц по предварительному сговору или неоднократно, -

наказываются лишением свободы на срок от двух до шести лет.

3.Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, -

наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

4.Незаконное изготовление газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия, -

наказывается обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Примечание. Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Статья 228. Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ

1.Незаконные приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере, -наказываются лишением свободы на срок до трех лет.

2.Незаконные приобретение или хранение в целях сбыта, изготовление, переработка, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ, -

наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет с конфискацией имущества или без таковой.

3.Деяния, предусмотренные частью второй настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) в отношении наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере, -

наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

4.Деяния, предусмотренные частями второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в отношении наркотических средств или психотропных веществ в особо крупном размере, -

наказываются лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества.

5.Нарушение правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ, а также инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем, если это деяние совершено лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил ,-наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Примечание. Лицо, добровольно сдавшее наркотические средства или психотропные вещества и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

Статья 275. Государственная измена

Государственная измена, то есть шпионаж, выдача государственной тайны либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации, совершенная гражданином Российской Федерации, -

наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

Примечание. Лицо, совершившее преступления, предусмотренные настоящей статьей, а также статьями 276 и 278 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Статья 276. Шпионаж

Передача, а равно собирание, похищение или хранение в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передача или собирание по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации, если эти деяния совершены иностранным гражданином или лицом без гражданства, -

наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет.

Статья 278. Насильственный захват власти или насильственное удержание власти

Действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, -

наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет.

Статья 291. Дача взятки

1.Дача взятки должностному лицу лично или через посредника, -наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

2.Дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействие) или неоднократно, -

наказывается штрафом в размере от семисот до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного

дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года либо лишением свободы на срок до восьми лет.

Примечание. Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки.

Статья 307. Заведомо ложные показания, заключение эксперта или не-правильный перевод

1.Заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключение эксперта, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования, -

наказываются штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

2.Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, -

наказываются лишением свободы на срок до пяти лет. Примечание. Свидетель, потерпевший, эксперт или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

4. Из Уголовно-процессуального кодекса РСФСР

Статья 6.  Прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки

Суд, прокурор, а также следователь и орган дознания, с согласия прокурора, вправе по основанию, указанному в ст. 77 Уголовного кодекса Российской Федерации, прекратить уголовное дело в отношении лица, которое впервые совершило преступление небольшой или средней тяжести, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными.

До прекращения уголовного дела лицу должны быть разъяснены основание прекращения дела и право возражать против его прекращения по этому основанию.

О прекращении уголовного дела уведомляется потерпевший, который в течение пяти суток вправе обжаловать определение суда или постановление прокурора, следователя, органа дознания соответственно в вышестоящий суд или вышестоящему прокурору. Прекращение уголовного дела по основанию, указанному в части первой настоящей статьи, не допускается, если лицо, совершившее преступление, против этого возражает. В этом случае производство по делу продолжается в обычном порядке.

Статья 7.  Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием

Суд, прокурор, а также следователь и орган дознания, с согласия прокурора вправе прекратить уголовное дело в отношении лица, которое впервые совершило преступление небольшой тяжести, в связи с деятельным раскаянием по основаниям, указанным в ст. 75 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Прекращение уголовного дела о преступлении иной категории по основаниям, предусмотренным частью первой настоящей статьи, возможно только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

До прекращения уголовного дела лицу должны быть разъяснены основания прекращения дела в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи и право возражать против прекращения дела по этим основаниям.

О прекращении уголовного дела уведомляется потерпевший, который в течение пяти суток вправе обжаловать определение суда или постановление прокурора, следователя, органа дознания соответственно в вышестоящий суд или вышестоящему прокурору.

Прекращение уголовного дела по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, не допускается, если лицо, совершившее преступление, против этого возражает. В этом случае производство по делу продолжается в обычном порядке.

Приложение 2

Извлечения из постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и Верховного Суда РСФСР (Российской Федерации)

См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: «Спарк», 1995. 599 с.

1. Из Постановления № 3 Пленума Верховного Суда СССР о практике применения судами общих начал назначения наказания от 29 июня 1979 г.

(с изменениями, внесенными постановлением Пленума № 7 от 26 апреля 1984 г.)

8. В соответствии со ст. 37 Основ уголовного законодательства назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом, возможно лишь при наличии исключительных обстоятельств дела в совокупности с данными о личности виновного. При этом исключительными могут признаваться обстоятельства (в том числе и предусмотренные законом в качестве смягчающих ответственность), которые существенно уменьшают степень общественной опасности совершенного преступления. Размер наказания, определенного судом в указанном порядке, не может быть ниже минимального предела, установленного законом для данного вида наказания.

В каждом случае назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного законом за данное преступление, или переход к другому, более мягкому виду наказания суд обязан в описательной части приговора отразить, какие именно обстоятельства, установленные по делу, он признает исключительными и в сочетании с данными о личности подсудимого кладет в основу применения ст. 43 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик.

При применении более мягкого наказания, чем предусмотрено законом, к лицу, виновному в совершении нескольких преступлений, суд может назначить такое наказание за одно из них либо отдельно за каждое, а затем окончательно определить его по правилам ст. 35 Основ уголовного законодательства.

2. Из Постановления № 2 Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами от 27 апреля 1993 г. (вред. постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 г.)

19. Разъяснить судам, что по смыслу закона (примечание к ст. 224 УК РСФСР) добровольная сдача наркотических средств означает выдачу лицом этих средств представителям власти, несмотря на реальную возможность распорядиться ими иным образом. Добровольное обращение лица в медицинское учреждение за оказанием медицинской помощи в связи с потреблением наркотических средств в немедицинских целях может явиться основанием для его освобождения от уголовной ответственности за незаконные приобретение, хранение, перевозку и пересылку потребленных наркотических средств лишь в тех случаях, когда такое обращение вызвано стремлением лица излечиться от наркомании и не связано с его разоблачением.

3. Из Постановления № 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ от 25 июня 1996 г.

18. Под добровольной сдачей огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ, предусмотренной примечанием к ч. 1 ст. 218 УК РСФСР и освобождающей от уголовной ответственности, следует понимать сдачу лицом указанных предметов по своей воле независимо от мотивов,

О добровольности сдачи огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ может свидетельствовать факт их выдачи или сообщение об их местонахождении органам власти при реальной возможности их дальнейшего хранения.

В случае добровольной сдачи указанных предметов от уголовной ответственности освобождаются лица, которые хранили их без соответствующего разрешения, а также незаконно приобрели, изготовили или носили.

4. Из Постановления № 1 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 г.

(См.: Российская газета. 1996. 22 мая)

4.... Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.

12. Суды не должны допускать фактов назначения виновным наказания, которое по своему размеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости.

... суд при назначении наказания обязан учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.

16. ...При установлении в судебном заседании обстоятельств, влекущих, освобождение лица от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса (например, к ст. 174, 218 УК РСФСР), дело прекращается на основании примечания к той или иной статье уголовного закона.

Приложение 3

Постановления Президиума и определения Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, постановления Президиумов Верховных судов республик, краевых и областных судов по конкретным уголовным делам о деятельном раскаянии обвиняемых и подсудимых

1. Из обзора практики Верховного Суда Российской Федерации по рассмотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке в 1992 г.

(Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 6)

...По приговору Белгородского областного суда Чурсин осужден по ч. 3 ст. 144 и ч. 3 ст. 145 УК к 6 годам лишения свободы и признан особо опасным рецидивистом.

При рассмотрении дела в кассационном порядке Судебная коллегия указала, что Чурсин вину полностью признал и раскаялся в содеянном, преступления были раскрыты в значительной мере благодаря его явке с повинной, осужденный работал и характеризовался удовлетворительно, болен туберкулезом легких. Кроме того, решая вопрос о признании Чурсина особо опасным рецидивистом, суд не располагал полным текстом приговора по ранее рассмотренному делу, что лишало его возможности проверить роль и степень. участия Чурсина в преступлениях.

Исходя из этого. Судебная коллегия исключила из приговора указание о признании Чурсина особо опасным рецидивистом.

2. Из Постановления Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 января 1995 г.

(Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 7)

Волжским городским народным судом Республики Марий Эл Зарипов осужден по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 января 1989 г.) к лишению свободы сроком на два года.

По делу также осужден по ч. 1 ст. 189 УК РСФСР Лаврентьев. Зарипов признан виновным в краже в ночь на 10 января 1994 г. в г. Волжске принадлежащих Гаврилову четырех кроликов и поросенка общей стоимостью 76 000 руб., с причинением потерпевшему значительного ущерба.

Судебная коллегия по уголовным делам и президиум Верховного Суда Республики Марий Эл приговор оставили без изменения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора, определения Верховного Суда Республики Марий Эл и постановления президиума того же суда, ссылаясь на то, что решая вопрос о мере наказания Зарипову, народный суд не в полной мере учел обстоятельства, смягчающие ответственность, а также данные о его личности, хотя они давали основание применить отсрочку исполнения приговора.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 11 января 1995 г. приговор и кассационное определение изменила, а постановление -отменила, указав следующее.

Вина Зарипова в совершении кражи установлена исследованными в суде доказательствами: показаниями потерпевшего Гаврилова, свидетеля Зариповой, протоколами осмотра места происшествия, изъятия похищенного и показаниями осужденных Зарипова и Лаврентьева.

Народным судом дана правильная юридическая оценка содеянному За-риповым.

Вместе с тем при назначении наказания суд первой инстанции не в полной мере учел обстоятельства, смягчающие ответственность Зарипова, и данные о его личности, а именно: совершение преступления впервые, возмещение нанесенного ущерба, чистосердечное раскаяние, положительную характеристику по месту жительства, наличие на иждивении Зарипова ребенка, и назначил чрезмерно суровое наказание.

Учитывая изложенное. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ применила в отношении Зарипова отсрочку исполнения приговора сроком на два года и освободила его от наказания на основании п. 4 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 23 февраля 1994 г. «Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Российской Федерации».

3. Из обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по рассмотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке в 1994 г. (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 11)

Если в 1993 году из 442 осужденных, обжаловавших приговоры этого суда, было смягчено наказание без изменения квалификации 37. то в 1994 году из 271 осужденных снижена мера наказания 7.

Мотивировка принятого решения о смягчении наказания остается традиционной: чистосердечное раскаяние и активное способствование раскрытию преступления, инвалидность и ухудшенное состояние здоровья, наличие на иждивении несовершеннолетних детей или престарелых родителей, отсутствие материального вреда либо возмещение ущерба, а также противоправное поведение самих потерпевших.

Надо отметить, что такой подход в целом является правильным. Так, кассационной инстанцией смягчено наказание: применена отсрочка исполнения приговора (ст. 46 УК РСФСР) Ивановой, осужденной Челябинским областным судом по ч. 1 ст. 87 УК РСФСР с применением ст. 43 УК к двум годам лишения свободы.

По делу установлено, что Ивановой, торговавшей на рынке, за проданную шубу вручили восемь поддельных денежных купюр достоинством 50 000

рублей каждая. Обнаружив обман, она сама стала сбывать поддельные деньги.

Иванова в содеянном раскаялась, имеет двоих малолетних детей, которые остались фактически без присмотра.

4. Из постановления Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 января 1996 г.

(Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 6)

Верховным Судом Карачаево-Черкесской Республики Шамба осужден по ст. 17 и ч. 1 ст. 87 УК РСФСР с применением ст, 44 УК РСФСР к лишению свободы сроком на три года условно с испытательным сроком в четыре года.

Он признан виновным в пособничестве сбыта 1 млн. 900 тыс. поддельных рублей, совершенном в мае 1994 г. в г. Черкесске Карачаево-Черкесской Республики.

По этому же делу осуждены Ламаков, Жужуев, Карданов, Абидоков.

И.о. прокурора Карачаево-Черкесской Республики в протесте поставил вопрос об отмене приговора в отношении Шамбы и направлении дела на новое рассмотрение по мотиву несоответствия назначенного наказания тяжести преступления и личности Шамбы, сославшись на то, что оснований для применения к последнему ст. 44 УК РСФСР не имелось.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 17 января 1996 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Как видно из материалов дела, судом не выполнены требования ст. 37 УК РСФСР, предусматривающие необходимость учитывать при назначении наказания характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность.

В соответствии со ст. 7 УК РСФСР преступления, предусмотренные ст. 87 УК РСФСР, отнесены к категории тяжких51.

Указанное обстоятельство в приговоре не отражено и при назначении наказания должным образом не принято во внимание.

Как правильно указывалось в протесте, Шамба не только познакомил Ламакова с неустановленным следствием мужчиной, у которого имелись поддельные деньги, но и спустя несколько дней передал ему и Жужуеву 197 поддельных денежных купюр достоинством 50 тыс. руб.

В связи с этим нельзя считать правильным вывод о том, что Шамба совершил преступление вследствие случайного стечения обстоятельств, а также признание судом указанного обстоятельства смягчающим ответственность виновного.

Обоснованна также ссылка в кассационном протесте на сомнительность выводов суда о чистосердечном раскаянии Шамбы в содеянном, поскольку оно по смыслу закона предполагает добровольную дачу показаний об обстоятельствах дела и соучастниках преступления, а это из материалов дела не усматривается.

Поскольку при таких данных нельзя признать назначение Шамбе наказание соответствующим обстоятельствам дела и его личности, то приговор суда подлежит отмене.

При новом рассмотрении дела необходимо надлежаще исследовать обстоятельства дела, личность подсудимого и обсудить вопрос о назначении более сурового наказания на основании закона.

Приложение 4

Литература по теме

1.Алексеев С.С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. М.: Юрид. лит., 1989.288 с.

2.Аликлеров Х.Д. Преступность и компромисс. Баку: Элм, 1992. 189 с.

3.Баранов В.М. Поощрительные нормы советского социалистического права. Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1978. 145 с.

4.Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. М.: Юрид. лит., 1987. 272 с.

5.Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М.:

Наука, 1966. 24 с.

6.Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1978.210с.

7.Дагель П.С,, Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1974.242 с.

8.Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М.:

Юрид. лит., 1975. 182с.

9.Елеонский В.А. Поощрительные нормы уголовного права и их значение в деятельности органов внутренних дел: Учебное пособие. Хабаровск:

ХВШ МВД СССР, 1984. 108 с.

10.Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1984.89 с.

11.Игнатов А.Н. Уголовное право буржуазных стран. Общая часть:

Сборник законодательных актов. М.: Юрид. лит., 1990.236 с.

12.Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание при производстве расследования: Лекция. Горький: ГВШ МВД СССР, 1977.44 с.

13.Карпец И.И. Отягчающие и смягчающие обстоятельства в советском уголовном праве. М.: Юрид. лит., 1959. 117 с.

14.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. М.:

Спарк, 1995.613 с.

15.Котов Д.П. Установление следователем обстоятельств, имеющих психологическую природу. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1987.213 с.

16.Кругликов Л.Л. Смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства в уголовном праве (Вопросы теории). Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1985.213с.

17.Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М.: Юрид. лит., 1989. 640 с.

18.Никулин С.И. Деятельное раскаяние и его значение для органов внутренних дел в деле борьбы с преступностью. М.: МВШ МВД СССР, 1985. 63 с.

19.Никулин С.И. Нравственные начала уголовного права. М.; Изд-во УМЦ при ГУК МВД РФ, 1992. 72 с.

20.Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск: Высшая школа, 1973. 367 с.

21.Сабитов Р.А. Квалификация поведения лица после совершения иы преступления. Омск, 1986. 126 с.

22.Сабитов Р.А. Посткриминальное поведение (понятие, регулирование, последствия). Омск: Омск. ВШ МВД СССР, 1985 137 с.

23.Теория доказательств в советском уголовном процессе. М.: Юрид. лит., 1973. 736 с.

24.Чечель Г.И. Смягчающие ответственность обстоятельства и их значение в индивидуализации наказания. Саратов: Саратов, ун-т, 1978.165 с.

25.Аликперов Х.Д. Уголовно-правовые нормы, допускающие компромисс в борьбе с преступностью // Государство и право. 1992. № 9. С. 70-78.

26.Щерба С.П., Савкин А.В. Оценка судом деятельного раскаяния обвиняемого (подсудимого) // Советская юстиция, 1993. № 13. С. 11-12.

27.Савкин А.В. Методика и тактика показывания деятельного раскаяния обвиняемого на предварительном следствии и дознании: Пособие. М.: ВНИИ МВД РФ, 1996. 72 с. (Б-ка следователя).

28.Щерба С.П., Савкин А.В. Правовые и гуманитарные аспекты деятельного раскаяния в новом уголовном законодательстве //Журнал российского права. 1997.№ 1.

Сноски.

1 См.Уголовный Кодекс Российской Федерации .Официальный текст /Вступительная статья профессора А.Н.Игнатова и проффессор Ю.А.Красикова.М.,1996.С.3-4,37.

2 См. Концепция судебной реформы в Российской Федерации М.,1992.С.87.

3 Библия .Издательство Моск.Патриархии .М.,1979.С.615.

4 Ланге Н.И.Исследование об уголовном праве Русской Правды.СПб.,1860.С.188,142.

5 Уложение царя Алексея Михайловича 1649. СПб., 1838. С. 7

6  Артикул Воинский с кратким толкованием и с процессами. СПб., 1755. С. 114

7 См.: Свод законов Российской Империи. Т. 15. СПб., 1832. С. 43.

8 См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб., 1845. С. 550

9См.: Таганцев Н.С. Уголовное Уложение 22 марта 1903 г. СПб., 1904. С. 829

10См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. М., 1953. С. 25

11См.: СУ РСФСР, 1921. № 70. С. 564

12Горегляд О. Опыт начертания Российского уголовного права. Часть первая. О преступлениях и наказаниях вообще. СПб., 1815. С. 89,137

13Спасович В.Д. Учебник уголовного права. Т. 1. СПб., 1863. С. 139; Таганцев Н.С.Русское уголовное право. Т. 1. СПб., 1902. С. 718-719

14Немировский Э.Я. Основные начала уголовного права. Одесса, 1917. С. 561

15Люблинский П.И. Международные съезды по вопросам уголовного права за десять лет (1905-1915 гг.). Пг, 1915. С. 53, 54

16См.: Сорокин П.А. Преступление и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали. СПб., 1914. С. 125.

17См.: Баранов В.М. Поощрительные нормы советского социалистического права. Саратов. 1978. С. 9.

18 См.: Уголовный Кодекс НРБ. София, 1982. (пер. с болг.); Уголовный Кодекс Социалистической республики Вьетнам. Ханой, 1985. (пер. с вьетн.); Уголовный Кодекс МНР. Улан-Батор, 1987. (пер. с монгол.).

19 См.: Игнатов А.Н. Уголовное право буржуазных стран. Общая часть. Сборник законодательных актов. М., 1990. С. 236

20 Там же. С. 303-308

21См.: Ллойд Л. Уайнреб. Отказ в правосудии. Уголовный процесс в США. М., 1985. С. 95

22См.: The legal Scope of non-prosecution in Europe HeuNi (Helsinki). 1986. № 8. С. 46,86.

23См.: Минна Р. Мафия против закона. М., 1988. С. 283

24Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Словарь русского языка. М., 1996. С. 159.  

25Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1982. Т. 4. С. 59

26Достоевский Ф.М. Преступление и наказание. Л., 1980. С. 147.

27См.: Кругляков Л.Л. Смягчающие и отягчающие обстоятельства в советском уголовном праве. Часть особенная: Учебное пособие / Под общ. ред. Е.А. Фролова. Ярославль. 1979. С. 33.

28См.: Гуляев А.П. Чистосердечное раскаяние лица, совершившего преступление // Сов. юстиция, 1991. № 13. С. 6

29 См.: Котов Д.П. Установление следователем обстоятельств, имеющих психологическую природу. Воронеж, 1987. С. 31

30 См.: Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. М., 1972. С. 64.

31 Павлов И.П. Физиологическое учение о типах нервной системы, темпераментах. Соч. Т. 3. Кн. 2. М.-Л., 1951. С. 77-88.

32 См.: Филановский И.Г. Социально-психологическое отношение субъекта к преступлению. Л., 1970. С. 31,40.

33См. например: Филимонов В.Д, Общественная опасность личности преступника. Томск, 1970. С. 222; Курс советского уголовного права. Т. 3. М., 1970. С. 183: Демидов  Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М., 1975. С. 92.

34 См. : Сахаров Н.Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. М.. 1961 С. 16; Демидов Ю.А. Указ. соч. С. 92-95.

35 См.: Юридический вестник. 1995. Сентябрь

36 Виттенберг Г.Б. Вопросы освобождения от уголовной ответственности и наказания с применением мер общественного воздействия. Иркутск, 1970. С. 218.

37 См-: Аликперов Х.Д. Преступность и компромисс. Баку, 1982. С. 132-189; Каманина Т.- Усмотрение судьи при назначении наказания // Сов. юстиция, 1992. № 13-14. С., 15

38 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М.: Академия МВД СССР, Т. 3. 1979. С. 70

39 Трусов А. О допустимости и относимости доказательств // Сов. юстиция, 1990. № 14

40 См.: Белых В. Убийство Александра Меня по-прежнему не раскрито, а желающих в нем сознаться хоть отбавляй // Известия, 1994. 11 янв.

41 См.: Резник Б. Дознание с правом на убийство // Известия, 1993.14 дек

42 См.: Филонов Л.В. К проблеме диагностики личности в особых условиях // Проблемы личности: Материалы симпозиума. М., 1969. Т. 1. С. 270; Котов Д.П. Установление следователем обстоятельств, имеющих психологическую природу. Воронеж, 1987. С. 147

43 См.: Архив Хорошевского народного суда Северо-западного Административного округа г. Москвы, 1992. Уголовное дело № 62879 (архивный № 1-573).

44 См.: Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступле-ний. М., 1979. С. 208; Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1973. С. 215

45 См.: Горский Г. Ф., Кокорев Л. Д.. КотовД.П. Судебная этика. Воронеж, 1973. С. 98-117

46 См.: Горский Г.Ф, Кокорев Л.Д., ЭдькиндП.С. Там же.С.296.

47 См.: Беляев В.Г. Право, правосудие, этика // Юридическая ответственность в советском обществе. Волгоград, 1974. С. 184; Кулагин Н.И. Некоторые вопросы этики следователя в условиях конфликтной ситуации // Этика предварительного следствия. Волгоград, 1976. С. 115.

48См. -.Бахарев Н. В. Очная ставка. Казань, 1982. С. 111

49 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. С. 424-425.

50 См.; Петелин Б. Допрос подсудимого; вопрос вины // Сов. юстиция, 1992. № I. С.14-15

51 См.: Котов Д.П. Установление следователем обстоггельста, имеющих психологи ческую природу. Воронеж, 1987. С. 31


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

84313. Экономический анализ нормативного акта (на примере Постановления Правительства РФ от 23 мая 2006 г. № 307 О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам 1.12 MB
  Жилищный фонд остро нуждается в ремонте и все более ветшает, наблюдается постоянное снижение качества оказываемых коммунальных услуг, не контролируются обоснованность и достоверность установления тарифов на жилищно-коммунальные услуги, не проводится экспертиза их экономической обоснованности...
84315. Анализ существующей сети отделений почтовой связи (ОПС) и почтовых ящиков в городе 168.29 KB
  Целью курсового проекта является анализ существующей сети отделений почтовой связи ОПС и почтовых ящиков в городе доказательство эффективности установки опорных пунктов на доставочных участках ОПС проектирование нормативной сети ОПС и почтовых ящиков специализированных и совмещенных маршрутов движения...
84316. ТЕХНОПАРК КАК СЮБЪЕКТ ИННОВАЦИОННОЙ СТРУКТУРЫ И ЕГО НАЗНАЧЕНИЕ 104.92 KB
  Целью данной курсовой работы является –проектирование испытательной лаборатории аккредитованной на проведение испытаний модельной обуви с целью выдачи подтверждения соответствия. Аккредитация вид оценки соответствия результатом осуществления которого является официальное признание компетентности...
84317. Образовательные интернет – порталы, как средство обучения школьников 1.94 MB
  Цель – изучить возможности образовательных интернет – порталов Задачи: провести анализ литературы по данной теме; показать структуру образовательных интернет порталов; сравнить два образовательных интернет-портала и найти их плюсы и минусы...
84318. Проектирование предприятий технического сервиса 182.63 KB
  Организация ремонта и ТО машинно-тракторного парка в мастерской Назначение мастерской Режим работы и фонды времени Годовая производственная программа График загрузки мастерской Расчет и проектирование участков мастерской Производственный состав Объем работ по участкам.
84319. Разработка оперативного запоминающего устройства на ИС К537РУ6 196.41 KB
  ОЗУ техническое устройство выполняющее функции оперативной памяти расшифровывается как оперативное запоминающее устройство. ОЗУ может изготавливаться как отдельный блок или же интегрировано в конструкцию систему такой как однокристальная ЭВМ или микроконтроллер.
84320. Расчет многокаскадного усилителя с ООС 224.41 KB
  Исходные данные и цель работы. Структура и свойства выбранного типа ООС. Разработка структурной и принципиальной схемы усилителя Разработка структурной схемы. Разработка принципиальной схемы. Обозначения элементов принципиальной схемы. Расчет элементов принципиальной схемы усилителя...
84321. Расчет параметров солянокислотной обработки, выбор рабочих жидкостей, реагентов и оценка потенциального дебита скважины до и после проведения СКО 318.17 KB
  Проведение профилактических мероприятий по улучшению работы внутрискважинного, насосного и устьевого оборудования. Оптимизация работы насосного оборудования и оснащения (Замена типоразмера и изменение глубины подвески насосного оборудования). Ликвидация аварий обсадной колонны.