15932

Основы общей теории предупреждения преступности

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Щедрин Н.В. Основы общей теории предупреждения преступности: Учебное пособие. Красноярск 1999. МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИ КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Н. В. ЩЕДРИН ОСНОВЫ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕС...

Русский

2013-06-18

332.5 KB

20 чел.

Щедрин Н.В. Основы общей теории предупреждения преступности: Учебное пособие. Красноярск, 1999.

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИ
КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 

Н. В. ЩЕДРИН 

ОСНОВЫ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПНОСТИ 

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

Красноярск
1999

 


Оглавление:

Выходные данные:
ББК :67.628.3
Щ 362

Рецензенты: д-р юрид. наук, проф. кафедры уголовного права Дальневосточного государственного университета В.А. Номоконов; канд. юрид. наук, доц., начальник кафедры уголовного права и криминологии Сибирского юридического института МВД России А.В. Шеслер; канд. юрид. наук, доц. кафедры уголовного права и процесса Красноярского государственного аграрного университета С.И. Бушмин. 

Редактор И.А. Вейсиг
Корректор Т.Е. Бастрыгина

Щедрин Н.В. Основы общей теории предупреждения преступности: Учеб. пособие / Краснояр. гос. ун-т, 1999. 58 с. 

В учебном пособии в сжатой и доступной форме изложены основы общей теории предупреждения преступности. Рассмотрены основные понятия и предпринята попытка их унификации. Впервые, наряду с традиционными мерами предупреждения, исследована роль и значение мер безопасности. Проанализированы основные проблемы нормативно-правового и ресурсного обеспечения деятельности по предупреждению преступности. 

Учебное пособие может быть полезным для студентов, аспирантов, преподавателей и практических работников. 

ISBN 5 - 7638 - 0179 - 2
© Н.В.Щедрин, 1999
© Красноярский государственный университет, 1999 


Введение

Преступность в России превратилась в фактор национальной угрозы. Об этом много и часто говорят. При этом почти все знают, как бороться с преступностью. Клеймят, призывают, советуют, принимают программы…, но положение не улучшается.

Вызывает удивление, когда люди, пусть даже “государственные”, не имея элементарных знаний в этой области, безапелляционно предлагают универсальные рецепты. Но в упрощенном подходе к предупреждению преступности повинны не только они. Надо честно признать, что криминология в этом плане достигла не бог весть каких высот.

В последнее время издается большое количество криминологических работ по частным вопросам предупреждения. Cтали популярны темы, связанные с организованной преступностью, коррупцией и другими “модными” видами преступлений. Но, исследуя частные проблемы, авторы вынуждены изобретать собственную методологию и свой понятийный аппарат. Такое ощущение, что наблюдаешь общение, в котором стороны говорят на разных языках или используют разный алфавит.

Общая теория предупреждения преступности должного развития не получает. Наиболее значимые работы в этой области были написаны в семидесятые и восьмидесятые годы. Издаваемые "наперегонки" учебники по криминологии иногда содержат такой противоречивый материал, что у добросовестных студентов, прочитавших несколько учебников, да еще пару неадаптированных переводов из зарубежной криминологии, в голове образуется невероятная сумятица.

Поневоле вспоминается критикуемый ныне В.И. Ленин: “Кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя “натыкаться” на эти общие вопросы”[1].

Настоящее учебное пособие предназначено для студентов, аспирантов и преподавателей, изучающих криминологию и исследующих проблемы предупреждения преступности. Автор попытался систематизировать имеющиеся в этой сфере подходы, предложить свое видение ключевых проблем предупреждения и по возможности понятно их изложить.

1) Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.15. С. 368.


1. ПОНЯТИЕ, СИСТЕМА И ПРИНЦИПЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПНОСТИ

Обычно подобные разделы в учебниках начинаются с сопоставления и толкования терминов "предупреждение", "профилактика", "борьба", “правоохранительная деятельность”, “пресечение”. Это создает определенные трудности в изучении теории предупреждения преступности, но, к сожалению, “терминологических разборок” пока не избежать. Криминология является сравнительно молодой наукой, и многие понятия, которыми она оперирует, находятся в стадии становления.

Многозначность и неопределенность понятийного аппарата очень часто являются единственной причиной дискуссий и непонимания. Авторы, употребляя одни и те же термины, вкладывают в них разное содержание. Выход из такой ситуации один – соглашение. При этом главное – содержание понятий. Какими словами их обозначить, какие ярлыки наклеить - не так уж важно, важно, чтобы они были унифицированы. В логике для этого существует специальный прием - “терминологическая конвенция”[2], когда стороны договариваются об однозначном употреблении того или иного понятия.

Усаживаясь за воображаемый стол переговоров, начнем с поиска терминов для обозначения полного комплекса всех видов воздействия, которые используются для сдерживания преступности. В литературе для этого предлагаются разные варианты: “борьба с преступностью", "комплексное воздействие на преступность", “предупреждение преступности”, “деятельность по предупреждению преступности”, “социально-правовой контроль над преступностью”.

Очевидно, с точки зрения русского языка между ними есть различия, но лингвистическое толкование терминов в нашем случае – тупиковый путь. Будет лучше, если мы условимся использовать для обозначения совокупности средств, которые используются для снижения уровня преступности, все пять вышеприведенных словосочетаний.

Общеизвестно, что "родителями" криминологии являются уголовное право и социология. Российская криминология, в отличие от американской, тяготеет к уголовному праву. Подавляющее большинство российских криминологов по своей базовой подготовке - специалисты в области уголовного права. В этом есть свои преимущества, но есть и недостатки. Один из недостатков усиленной уголовно-правовой подготовки состоит в том, что все виды деятельности по предупреждению преступлений традиционно подразделяются на две неравные части: 1) уголовная репрессия, то есть предупреждение, которое осуществляется в рамках уголовного правосудия; 2) профилактика или превенция(3), в которую входят все виды антикриминогенного воздействия, находящиеся за рамками уголовного правосудия.

Хотя со времен Екатерины II в России неизменно декларируется тезис о том, что “главным направлением борьбы с преступностью является превенция”, “уголовно-правовое” мышление на первое место ставит меры уголовной репрессии. В другую, “остаточную” часть включают все иные меры, которые объединены под общим названием “профилактика”. Они регламентируются отраслями законодательства, не входящими в криминалистический цикл - административным, гражданским, семейным, трудовым и т.п.

В какой-то мере такое "неравенство" объяснимо, поскольку именно уголовный закон задает параметры для понятия “преступного”, которое является центральным в определении предмета криминологии.

Однако парадоксально, что при той значимости, которая придается уголовной репрессии в деле борьбы с преступностью, этот вид предупреждения фактически выводится за рамки предмета криминологии и, судя по большинству учебников, его предупредительный потенциал криминологами не исследуется.

Такой подход нарушает принцип системности. Уголовная репрессия - необходимое и очень весомое средство, но еще никто не доказал ее исключительность и преимущество перед другими. Даже если это так, то тем более уголовно-правовой контроль должен быть включен в предмет криминологии. Признание специфичности уголовно-правового предупреждения ничего не меняет. Свои особенности имеет также предупреждение преступности средствами, предусмотренными административным(4), трудовым и другими отраслями законодательства, которые изучаются соответствующими правовыми науками. Экономические средства влияния на преступность, например, не менее специфичны и эффективны, чем уголовно-правовые. Однако их предупредительный потенциал исследуется в рамках криминологии.

Аналогичным образом, на наш взгляд, предупреждение преступности средствами, которые предоставляет уголовное законодательство, должно рассматриваться в криминологии наряду и в совокупности с другими. Естественно, что здесь должны исследоваться не проблемы уголовно-правовой догматики, что входит в предмет науки уголовного права, а вопросы криминализации и декриминализации, предупредительной эффективности средств, используемых в рамках уголовного правосудия.

Утверждение о том, что вопросы эффективности уголовно-правовой нормы изучают социология уголовного права или уголовная политика, в данном случае ничего не меняет. Ведь исследование различных проблем административного наказания, дисциплинарного взыскания или экономического стимулирования соответствующими отраслями социологической науки вовсе не препятствует исследованию их в качестве средств предупреждения преступлений, но уже в рамках криминологии.

Как видим, нет никаких оснований для того, чтобы выводить уголовно-правовое воздействие за пределы системы предупреждения. Одной из задач Уголовного кодекса является "предупреждение преступлений” (ст. 2), а одной из целей уголовного наказания - "предупреждение совершения новых преступлений" (ст. 43).

Таким образом, криминологическая теория предупреждения преступности - это учение о совокупности всех законных видов, форм, способов, средств и методов контроля над преступностью независимо от того какой отраслью права они предусмотрены.

Одно из положений, вокруг которых в криминологии нет споров, это тезис о том, что предупреждение преступности является специфической разновидностью социального управления(5). Из этого следует, что деятельность по предупреждению преступлений должна соответствовать всем требованиям, предъявляемым к социальному управлению. Рассматривая систему деятельности по предупреждению преступности, можно выделить объект, субъект и меры предупреждения.

Специфика деятельности по предупреждению преступлений состоит в том, что значительная ее часть связана с принуждением, сопряжена с вмешательством в сферу личной жизни, с ограничением конституционных прав и свобод личности. Эта принудительная часть должна быть жестко регламентирована законом. Отсюда следует, что кроме принципов социального управления (целеполагания, системности, объективности, основного звена, оптимальности и эффективности) предупреждение преступности должно соответствовать правовым принципам, важнейшим из которых является принцип законности.

Принцип целеполаганияявляется определяющим в выделении предупреждения преступности в особую разновидность социального управления. Именно цель предупреждения преступности является тем системообразующим объединяющим началом, позволяющим относить субъекты, объекты и меры воздействия к этой особой деятельности. Цель находится в центре внимания субъекта, и ее достижение служит мерилом качества и эффективности предупредительной работы.

Принцип системностипредполагает рассмотрение предупреждения преступности как взаимодействия субъекта (управляющая подсистема) и объекта (управляемая подсистема), а меры предупреждения преступлений - в качестве отношений управления.

Принцип объективноститребует максимального соотнесения управляющих воздействий с закономерностями и тенденциями развития социальных процессов. Применительно к предупреждению преступности это означает, что предупредительная деятельность невозможна без познания и учета закономерностей функционирования объекта и социума. Борьба с преступностью “кавалерийскими наскоками” приносит больше вреда, чем пользы.

Принцип основного звенапозволяет найти главную задачу деятельности по предупреждению преступлений, вычленить ключевую проблему или несколько проблем и сконцентрировать на их решении имеющиеся ресурсы.

Принцип оптимальности и эффективноститребует, чтобы при наименьшей затрате сил и средств, материальных и финансовых ресурсов получать наилучший результат в возможно короткий срок. В предупреждении преступлений действие этого принципа ограничивается принципом законности, в соответствии с которым все предупредительные мероприятия должны осуществляться в рамках закона и никакое стремление к эффективности не может оправдать его нарушение.

Таким образом, предупреждение преступности – это специфическая разновидность социального управления, целью которого является снижение вероятности преступного поведения, для чего субъект, используя весь комплекс законных мер воздействия (в том числе и принудительных), стимулирует включение объекта в систему общественно полезных отношений и ограничивает его негативные связи.

2) Свинцов В.И. Логика. М.: Высш. шк., 1987. С. 172.
3) В криминологической литературе имеет место и другой подход. Иногда часть деятельности по снижению уровня преступности, которая находится за рамками правоохранительной деятельности, обозначается термином “предупреждение преступности” (см. например: Криминология. Учебник для юридических вузов / Под общ. ред А.И. Долговой. М.: ИНФРА М-НОРМА, 1997. С. 319 – 320). Нет единства по этому вопросу даже у авторов криминологических словарей. Так, С.В. Максимов ставит знак равенства между терминами "предупреждение" и "профилактика" (см.: Максимов С.В. Краткий криминологический словарь. М.: Юристъ, 1995. С. 19). Автор другого словаря, Г.Н. Горшенков, считает, что пре-дупреждение включает в себя уголовно-процессуальное, оперативно-розыскное и пенитенциарное предупреждение (см.: Горшенков Г.Н. Криминологический словарь. Сыктывкар: Филиал Моск. спец. школы МВД России, 1995. С. 53).
4) См., например: Лобзяков В.П., Овчинский С.С. Административно-правовые меры предупреждения преступности. М.: Юрид. лит., 1978.
5) «Социальное управление - это один из основных видов управления, функция к-рого заключается в обеспечении реализации потребностей развития общества и его подсистем; в формировании критериев и показателей соц. развития объек-та, выделении возникающих в нем соц. проблем, разработке и применении ме-тодов их решения, в достижении планируемых состояний и параметров соц. от-ношений и процессов» (Социологический энциклопедический словарь. М.: Из-дательская группа М - НОРМА, 1998. С. 380). Наиболее четко эта идея выраже-на в работе: Раска Э.Э. Борьба с преступностью и социальное управление: тео-ретические и методологические аспекты. Таллин: Эести раамат, 1985. 215 с.


распределение объектов и явлений на определенные группы, классы, разряды на основании их сходства и различия по одному или нескольким признакам. Подобно тому, как классификация лекарств позволяет врачу сделать выбор средства, подходящего для лечения диагностированного заболевания, выделение различных видов предупредительных мер помогает подобрать соответствующую виду и типу криминогенной деформации меру воздействия. Познавательная ценность классификаций заключается в том, что их знание позволяет глубже понять и изучить различные грани процесса предупреждения преступлений.

Меры предупреждения преступности могут классифицироваться по различным основаниям (признакам). Когда в основе классификации лежит совокупность (сочетание) признаков, образующих некий социальный тип или обособляющих одно социальное явление от других, речь идет о типологии. Типология - это более сложный вид классификации.

Одним из важнейших классификационных признаков является метод предупредительного воздействия. В принципе, все многообразие мер воздействия сводится к двум методам: стимулирование и ограничение[6]. Деятельность по предупреждению преступлений можно представить как двухсторонний процесс: с одной стороны, целенаправленное включение объекта в общественно полезные связи-отношения, а с другой - воспрепятствование вступлению в криминогенные. Это – две взаимосвязанные стороны предупредительной деятельности. Если прерывание негативных отношений осуществляется преимущественно с помощью принудительных мер предупреждения, то для стимулирования позитивных связей используются, главным образом, меры, не связанные с принуждением.

Другим важным классификационным основанием является механизм воздействия.Если рассматривать весь спектр мер предупредительного воздействия, то можно выделить четыре однородные группы: меры стимулирования (поощрения), наказания (ответственности), восстановления (компенсации) и безопасности (защиты). Они отличаются друг от друга по методу, непосредственным целям, основаниям, содержанию, субъектам и срокам применения.

Меры стимулирования (поощрение, награда) - это предоставление различных благ за определенные общественно полезные действия (заслуги)[7]. В уголовном праве поощрение реализуется устранением обременений в ответ на общественно полезное поведение[8]. Поощрительным последствием позитивного поведения является и юридическое признание[9]. Создание системы стимулов, побуждающих людей подчиняться закону и делающих выгодным именно законопослушное поведение, на наш взгляд, в плане предупреждения преступлений, более значимо, чем принуждение. Любой гражданин должен иметь законные возможности для обеспечения нормальной жизни, для удовлетворения своих минимальных потребностей. В противном случае он вынужден прибегнуть к криминальным способам. Одним из эффективных средств социального управления является предоставление режима наибольшего благоприятствования для законопослушных граждан и организаций, которые соблюдают закон. К сожалению, в России чаще используют не пряник, а кнут.

Различные виды стимулирования составляют основу социальной профилактики, то есть системы самых разнообразных непринудительных методов, с помощью которых осуществляется социализация и ресоциализация индивида.

По существу социальная профилактика преступлений - это один из видов социальной работы[10]. Это - социальная[11], медицинская, психологическая и материальная помощь, повышение культурного, общеобразовательного и профессионального уровня, трудовое и бытовое устройство. Исчерпывающий перечень всех разновидностей социальной профилактики займет очень много места. Можно сказать, что в нее входят все виды воздействия, кроме принудительных, к которым относятся меры наказания, восстановления и безопасности. Меры восстановления (компенсации) направлены на “устранение вреда причиненного противоправным деянием общественным отношениям, на исполнение невыполненных обязанностей”[12]. Они включают: принудительное исполнение обязанности, отмену незаконных актов и обязанность возместить ущерб[13]. Тем самым воссоздается система правоотношений, нарушенная невыполнением предписаний закона обязанными субъектами[14]. В большей степени эта группа мер присуща гражданско-правовой отрасли. Но она используется и в уголовном праве, где восстановление осуществляется возложением обязанности загладить причиненный вред (ст. 90 УК).

Принуждая правонарушителя к заглаживанию вреда, возмещению ущерба, компенсационные меры одновременно служат удовлетворению справедливых требований жертвы, восстановлению социальной справедливости. Большой предупредительный потенциал восстановительных мер российской криминологией пока недооценивается. Между тем во многих странах профилактические проекты "компенсация вместо наказания" "примирение вместо наказания" пользуются значительной популярностью и имеют применительно к некоторым видам преступлений хороший предупредительный эффект[15]. В уголовном праве Германии "восстановление" наряду с наказанием и мерами безопасности рассматривается в качестве так называемой “третьей колеи” уголовно-правового регулирования.[16] 

Под наказанием (ответственностью)[17] традиционно понимают принудительное лишение определенных благ соразмерно совершенному правонарушению. Путем угрозы или реального причинения лишений и страданий правонарушителю, достигаются цели общего и специального предупреждения. Расчет прост: сам наказанный, опасаясь повторения кары, будет избегать повторения преступлений, а для сдерживания преступных устремлений большинства окружающих достаточно опыта чужих страданий. Наказание рассматривается как одно из важнейших средств предупреждения преступности. Механизм карательного воздействия в юридической литературе хорошо изучен. Исторически сложилось, что общая теория права и отраслевые юридические науки имеют “наказательный” крен и являются по существу теориями ответственности-наказания, в то время как социально-психологический механизм и эффективность других принудительных видов воздействия с целью предупреждения преступности исследован недостаточно.

Четвертый вид предупреждения - это меры безопасности, то есть меры принудительного ограничения поведения физических и деятельности юридических лиц, применяемые при наличии указанных в законе оснований и имеющие цель предотвращения вредоносного воздействия источника опасности. Несмотря на то, что меры безопасности на практике используются очень широко[18], предупредительный потенциал данного вида воздействия изучен слабо.

В советской и современной российской юридической науке институт мер безопасности находился и находится на периферии научных исследований. Криминологическая наука также уклоняется от изучения этого феномена, хотя, на наш взгляд, роль этого средства в сдерживании преступности будет расти.[19] 

Современного Герострата или атомного террориста могут удержать только адекватные меры безопасности, а не угроза отдаленного во времени наказания, которого к тому же можно избежать.

Организованная преступность всегда будет изощреннее “магической” и “универсальной” формулы УК, поиск которой идет в науке уголовного права. Поэтому более реалистичным представляется постепенное вытеснение организованной преступности и коррупции посредством мер безопасности, которые позволяли бы контролировать источники доходов и доступ к власти.

Как показывает практика, последователи Чикатило отнюдь не соразмеряют свои желания с рациональными постулатами классической школы уголовного права, на которых базируется наказание. В борьбе с преступностью лиц, страдающих психическими заболеваниями, алкоголизмом и наркоманией, более предпочтительным выглядят не наказание, а меры безопасности, которые сочетаются с воспитательными и медицинскими мерами.

Обуздать неосторожную преступность (особенно, связанную с использованием техники), которая стремительно растет и по своим разрушительным последствиям давно опередила умышленную, без применения мер безопасности невозможно.

Так же как меры наказания и восстановления, меры безопасности - межотраслевой правовой институт, который представлен во всех отраслях законодательства.

В международном праве они позволяют превентивно подавить государство - источник криминальной агрессии; в конституционном - оградить власть от криминалитета и коррупционеров; в трудовом - не допустить к определенным профессиям общественно опасных личностей (например, ранее судимых) и обеспечить технику безопасности; в гражданском - ограничить дееспособность пьяницы; в семейном - посредством лишения родительских прав оградить несовершеннолетнего от вредного влияния; в административном - установить особые режимы в отношении оружия; в уголовном - изолировать опасного маньяка, в уголовном процессуальном - задержать подозреваемого и т.п.

В механизме регуляции посредством мер безопасности задействованы внешние факторы, ограничивающие возможность совершения общественно опасных действий. Расчет и переживания лица (лиц), подвергнутого воздействию, здесь второстепенны. Главное - защита общества и его членов. Для этого используют три способа: а) создание ситуаций, в которых совершение преступлений физически невозможно (наручники, изъятие опасных предметов); б) исключение лица или организации из сферы отношений, являясь субъектом которых они представляют повышенную опасность (запрет заниматься определенной деятельностью); в) принудительное включение в систему общественно полезных отношений (обязанности пройти курс лечения, периодической регистрации, лицензирования, сертификации).

Содержание мер безопасности образуют специальные правоограничения в виде особых запретов и обязанностей, которые физические лица и организации должны соблюдать. Эти ограничения обедняют, сужают обычный (нормальный) правовой статус личности или организации.

Меры безопасности могут быть направлены на пресечение вредного воздействия конкретного источника опасности - меры пресечения или на защиту объекта от любых опасностей - меры охраны. В качестве примера первых можно назвать принудительное лечение в психиатрическом стационаре (ст. 101 УК РФ). К мерам охраны относятся меры государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов[20], потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству[21]. Иногда одна и та же мера, например, помещение в центр временной изоляции несовершеннолетних, может быть одновременно и мерой пресечения и мерой защиты.

Каждый из четырех названных выше видов воздействия - меры стимулирования, восстановления, наказания и безопасности - выполняет свою специфическую функцию. Спорить об их преимуществах и недостатках - все равно что спорить о преимуществах и недостатках здорового образа жизни, санитарии, терапии и хирургии. Эти четыре вида воздействия следует рассматривать как набор инструментов, при помощи которых достигается поставленная цель - предупреждение преступлений. Их сочетание зависит от конкретной ситуации. Как правильно замечает В.А. Номоконов, с точки зрения синергетики, эффективным может быть так называемое "резонансное" воздействие, то есть "воздействие в максимальной степени согласованное с особенностями управляемой системы"[22].

В ”чистой” форме каждый из названных видов регуляции жизнедеятельности общества встречается также редко, как в природе “чистые” металлы. В реальной жизни более распространены “сплавы”, в которых они сочетаются в разных пропорциях. Соединение может быть параллельным (например кара + меры безопасности + возмещение ущерба при основном наказании в виде лишения свободы), последовательным (уголовное наказание за умышленное преступление + запрет на службу в милиции). Однако констатация того факта, что “рафинированных ” мер предупреждения не существует, вовсе не препятствует их исследованию с целью распознания “первоэлементов”, определения их “веса” и соотношения. Выделение полезно с точки зрения не только познавательной, но и практической. Подобно тому, как бронза по своим свойствам отличается от входящих в этот сплав латуни и меди, соединение, например, наказания и мер безопасности в разных пропорциях рождает меры совершенно нового качества.

Меры социальной профилактики, компенсации, наказания и безопасности реализуются на общем,специализированном и индивидуальном уровнях В криминологической литературе общую профилактику часто именуют общесоциальной или социальной. Специализированную профилактику - специально-криминологической,криминологической или специальной. Эта путаница возникла в результате смешения различных классификационных оснований – уровня и механизма - и не столь безобидна, как кажется на первый взгляд. Именно в ней лежат истоки многих криминологических дискуссий.

Проиллюстрируем все это на двух примерах. Скажем, решение проблем занятости населения – это общий уровень социальной профилактики; система трудоустройства лиц, освобожденных из мест лишения свободы, – это специализированный уровень социальной профилактики; трудоустройство освобожденного Петрова – индивидуальная социальная профилактика.

Существование в России разрешительной системы на огнестрельное оружие для всех граждан - это общий уровень мер безопасности, особый режим выдачи лицензий для лиц, ранее судимых - это специальный уровень мер безопасности, а выдача лицензии конкретному гражданину Иванову – индивидуальный уровень мер безопасности. Аналогичным образом обстоит дело с мерами восстановления и наказания.

Классификацию по уровню не следует путать с классификацией по масштабу, в соответствии с которым меры предупреждения могут осуществляться на территории Российской Федерации, субъекта Федерации, города, района, микрорайона, предприятия.

Правовое регулирование предупреждения преступлений осуществляется согласно одному из трех принципов: общедозволительному, общеразрешительному и запретительному. Основываясь на этом можно выделить меры дозволенные, разрешенные и запрещенные.

К мерам, которые базируются на общедозволительном принципе - "разрешено все, что не запрещено", относятся в первую очередь меры социальной профилактики, которые не связаны с принуждением. Сюда же можно отнести меры компенсации, наказания и безопасности, которые не представляют собой ощутимых обременений для личности и регламентируются нормами гигиены, морали, педагогики, обычаями, традициями, организационными, техническими нормами. В качестве примера таковых можно назвать применение различного рода запорных устройств и сигнализаций, родительское наказание и т.п.

Общеразрешительный метод используется для принудительных мер, которые существенно ограничивают конституционные права и свободы. Подобные меры могут применяться только в случаях, прямо предусмотренных законом. Субъект, который может их применять, должен быть наделен специальной компетенцией. Для их реализации, как правило, предусматривается особый правовой режим: лицензирование, разрешительный порядок, предъявляются специальные требования к субъекту - соответствующая квалификация, специальная подготовка, сертификация и т.п.

Третья группа предупредительных мер изначально представляет собой большую опасность, чем опасность самого преступного деяния, а потому должна быть запрещена. Нельзя, например, охранять свой сад при помощи провода, к которому подключен электроток высокого напряжения. Конечно, в строгом смысле мерами предупреждения преступности можно считать только законные меры, но исследование незаконных способов самозащиты игнорировать нельзя хотя бы потому, что они могут быть показателями неэффективности всех законных средств.

В зависимости от характера нормы, регулирующей отношения субъекта и объекта профилактики, можно выделить материальные и процедурно-процессуальные меры предупреждения преступлений. Процедурно-процессуальные меры обеспечивают реализацию материальных правоограничений. Например, для того, чтобы осуществлять контроль за административно поднадзорным или несовершеннолетним, поставленным на учет, участковый инспектор или инспектор ОППН должны иметь, как минимум, право посещать жилище профилактируемого, вызывать его и получать объяснения.

По отрасли законодательства, в рамках которой регламентируются меры предупреждения, их можно подразделить на конституционно-, административно-, гражданско-, уголовно-правовые, а также гражданско-, административно-, уголовно-процессуальные.

Деятельность по предупреждению преступлений представляет собой управленческий процесс, состоящий из определенных функций[23]. Соответственно в предупреждении преступлений можно выделить: выяснение криминологического состояния объекта профилактики (криминологическая диагностика), принятие решения, установление организационных связей, регуляция (включение в позитивные и прерывание негативных отношений профилактируемого с социальной средой), контроль, а также особую функцию, которая пронизывает пять других, – сбор и преобразование информации.

По содержанию в криминологиипринято выделять экономические, социально-политические, культурно-воспитательные, юридические, организационно-управленческие и технические меры.

В основе классификаций по направлениям и сферам лежит тип преступного поведения или особенности объекта: меры предупреждения корыстной, насильственной, сексуальной, экономической, профессиональной, организованной преступности, преступности несовершеннолетних, женщин и т.д. По такому принципу построена вся Особенная часть криминологии.

Основаниями классификации могут служить и другие особенности объекта, а также субъекта предупредительной деятельности (см.: Объекты и субъекты предупреждения преступности).

В зависимости от момента применения профилактического воздействия меры можно подразделить на меры ранней профилактики (меры предкриминального контроля) и меры предупреждения рецидива (меры посткриминального контроля[24]) Примером ранней профилактики может служить постановка на учет в отделах профилактики несовершеннолетних, которые еще не нарушили уголовный закон, но уже совершили ряд административных правонарушений. Вторую разновидность мер используют для работы с лицами, уже совершившими преступление. Разновидностью мер посткриминального предупреждения являются меры пенитенциарного предупреждения, когда предупредительное воздействие связано с лишением свободы, и меры постпенитенциарногопредупреждения (контроля)[25] когда предупредительные мероприятия осуществляют после освобождения из исправительного учреждения.

По направленности меры предупреждения можно подразделить на меры, направленные на устранение: а) общественной опасности личности; б) криминогенных ситуаций; в) условий формирования криминогенных установок личности.

В свою очередь, каждый из названных видов можно подразделить на разновидности. В частности, среди мер, направленных на устранение криминогенных ситуаций, можно выделить меры, направленные на личность потенциальной жертвы (потерпевшего) или меры виктимологической профилактики.

Приведенный перечень типологий и классификаций предупредительных мер не является исчерпывающим. В зависимости от исследовательских целей и практических потребностей могут быть разработаны и использованы самые различные классификации.

Например, в Руководстве по основным направлениям предупреждения преступлений, которые были подготовлены для представления Восьмому Конгрессу ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, Куба, 27 августа – 7 сентября 1990 г.)[26], меры предупреждения разделены на две большие группы: социальные меры предупреждения преступности и ситуационное предупреждение преступности.

Социальные меры предупреждения преступности – меры, направленные на искоренение причин преступности и склонности людей к правонарушениям. Они могут быть направлены на население в целом или на особые группы риска. В Руководстве правильно отмечено, что на преступность влияют многие аспекты социальной политики, но более всего важны шесть направлений:

  •  “политика планирования городских и сельских районов и, в частности, политика ликвидации трущоб, управления размещением; проблема бездомности, проектирование и предусмотрение мест общественного пользования и торговли, взаимосвязь между предоставлением жилья и другими службами, особенно транспортом и местом работы;
     
  •  политика занятости и, в частности, политика, связанная с ликвидацией безработицы и созданием рабочих мест;
  •  политика в области образования, включая детей дошкольного возраста;
  •  семейная политика;
  •  молодежная политика, включая создание условий для отдыха, проведения досуга и занятия культурой;
  •  политика в области здравоохранения и, в частности, борьбы с наркоманией и алкоголизмом”.[27] 

Ситуационное предупреждение преступности связано с сокращением (ограничением) возможностей правонарушений. Выделяются два вида: меры безопасности, которые затрудняют совершение преступления, и меры, снижающие заинтересованность в совершении преступления. В свою очередь, меры, которые затрудняют совершение преступления, достигаются: а) укреплением объекта преступного посягательства; б) перемещением объекта преступного посягательства; в) изъятием средств совершения преступления.

Снижение заинтересованности в совершении преступления может идти двумя путями. Первый состоит в уменьшении ценности какого-либо похищенного имущества путем его маркировки. Подобные меры одновременно являются как средством предотвращения преступления, так и средством, помогающим определению преступников.

Второй путь – увеличение осознаваемой угрозы разоблачения – может быть обеспечен расширением различных форм наблюдения со стороны правоохранительных структур, частных охранных служб и населения.[28] 

Иногда в литературе встречаются классификации, которые, на первый взгляд, не только не соответствуют приведенным в настоящем разделе, но и противоречат им. Однако внимательный анализ всегда позволяет добраться до истоков противоречий и соотнести различные классификации. Разберем это на примере классификации, предложенной Президентом Криминологической Ассоциации России А.И. Долговой. Она считает, что “борьба с преступностью представляет собой органическое единство трех направлений целенаправленной социальной деятельности: 1) общей организации борьбы, 2) предупреждения преступности, 3) правоохранительной деятельности”.[29] 

Как видим, в предложенной классификации используется иная терминология, иные основания. Тем не менее, содержание понятия “борьба с преступностью” соответствует содержанию таких общих понятий, которые мы определили в начале главы: “комплексное воздействие на преступность”, “предупреждение преступности”, “деятельность по предупреждению преступлений”, “социальный контроль преступности”. Оно обозначает весь комплекс мер воздействия на преступность.

Под “предупреждением преступности” профессор А.И. Долгова понимает “целенаправленное воздействие на причины и условия преступности”[30], что в нашей терминологии соответствует понятию “социальная профилактика”.

“Правоохранительная деятельность”, по ее мнению, “включает, во-первых, так называемую карающую, то есть деятельность по выявлению, пресечению раскрытию преступлений и принятию к виновным в их совершении лицам предусмотренных законом мер; во-вторых, правовосстановительную, то есть по возмещению вреда от преступлений, восстановлению нарушенных преступлениями прав и законных интересов разных лиц”[31]. Похоже, что содержание понятия “правоохранительную деятельность” включает в себя применение мер наказания, безопасности и восстановления, которые регламентируются в рамках уголовно-правового механизма: уголовным, уголовно-процессуальным и оперативно-розыскным законодательством.

В понятие “общая организация борьбы с преступностью” А.И. Долгова включает: “информационно-аналитическую деятельность, криминологическое прогнозирование, определение стратегии борьбы с преступностью, правовое регулирование борьбы с преступностью, реализацию программ борьбы с преступностью, их корректировку в соответствии с изменениями криминальной и общей ситуации в государстве, координацию деятельности по борьбе с преступностью, кадровое и ресурсное обеспечение борьбы с преступностью, научные исследования проблем борьбы с преступностью и их внедрение в практику”[32]. На наш взгляд, указанные виды деятельности относятся к обеспечению деятельности по предупреждению преступности и рассматриваются нами в завершающем разделе.

Изучая классификацию мер предупреждения преступности, студенты должны быть очень внимательными. Употребление одних и тех же терминов разными авторами еще не означает, что в них вложено одно и то же значение. В этом плане показательным является разнозначное употребление понятий общесоциальной (социальной) и специально-криминологической (специальной, криминологической) профилактики.

В одних случаях пишут, что основанием для их деления является цель, в других - предназначение, а в-третьих - средство. Одни авторы выделяют две разновидности специальных мер - специальные, реализация которых основана на нормах уголовного, уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального права и меры специально-криминологические, другие, наоборот, в специально-криминологические[33] меры включают уголовно-правовые[34].

Нередко авторы, используя те или иные классификации, не раскрывают их содержание. Так, например, профессор В.В. Лунеев пишет: “Криминологический контроль – наиболее гуманный и перспективный аспект социально-правового контроля”[35]. С ним можно соглашаться, а можно и нет. Все зависит от того, что понимать под мерами криминологического контроля. Несмотря на их увеличивающуюся популярность, содержательного определения понятий "криминологическая профилактика (контроль)" и "специально-криминологическая профилактика (контроль)" нет ни в его очень интересной работе, ни в работах других авторов. Нам представляется, что эти понятия являются искусственными теоретическими конструкциями и, отказавшись от них, теория предупреждения ничего не потеряет.[36] 

6) См.: Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве // Правоведение. 1998. № 3. С. 134 -147.
7) В свое время П.А. Сорокин определил награду как "акт или совокупность ак-тов, вызванных подвигом или представляющих реакцию на акты, квалифици-руемые как акты "услужные" (Сорокин П.А. Социологический этюд об основ-ных формах общественного поведения и морали // Человек. Цивилизация. Об-щество. М.: Политиздат, 1992. С. 81). В современной российской правовой нау-ке теорию поощрения успешно разрабатывали В.М. Баранов, В.М. Галкин. В науке уголовного права эту проблему плодотворно исследовали Ю.В. Голик, И.Э. Звечаровский, Р.А. Сабитов и др. Мы разделяем позицию А.В. Малько, ко-торый считает, что поощрение является составной частью стимулирования (см.: Малько А.В. Правовое стимулирование: проблемы теории и практики // Право-ведение. 1993. № 3. С. 110 -102).
8) См.: Голик Ю.В. Уголовно-правовое стимулирование позитивного поведения: Вопросы теории. Новосибирск: Изд-во Новосибир. ун-та, 1992. 80 с.
9) См.: Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М.: Наука, 1982. С. 235 –236.
10) "Социальная работа - профессиональная деятельность, имеющая цель содей-ствия людям, социальным группам в преодолении личностных и социальных трудностей посредством поддержки, защиты, коррекции и реабилитации" (Со-циальная работа: словарь-справочник / Под ред. В.И. Филоненко. М.: "Контур", 1998. С. 259). Интересно, что в данной статье словаря-справочника один из уровней социальной работы так и называется "социальная профилактика".
11) Под социальной помощью понимается система социальных мер в виде содей-ствия, поддержки, услуг, оказываемых отдельным лицам или группам населения для преодоления или смягчения жизненных трудностей, поддержания их соци-ального статуса, полноценной жизнедеятельности и адаптации.(см.: Кадровое обеспечение социальных служб: подготовка и переподготовка. М.: 1994. С. 74).
12) Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М.: Изд-во МГУ, 1981. С. 63.
13) См.: Базылев Б.Т. Юридическая ответственность (теоретические вопросы). Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1985. С. 35;
14) Ветрова Г.Н. Санкции в судебном праве. М.: Наука, 1991. С. 80 - 108.
15) См.: Усс А.В. Примирение вместо наказания (как течение в правопримени-тельной практике) // Правоведение. 1990. № 6. С.89 – 95.
16) Roxin C. Strafrecht. Algemeine Teil. Band 1. Verlag C.H. Beck, 3 Aufl, M?nchen, 1997. S. 63 - 65.
17) Нам известны, по меньшей мере, шесть точек зрения на соотношение поня-тий "ответственность" и "наказание", ни одна из которых не является бесспор-ной (см. по этому вопросу: Тарбагаев А.Н. Понятие и цели уголовной ответст-венности. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1986. 120 с.). Мы разделяем мнение, что указанные понятия являются синонимами. Во всяком случае, если даже различия между ними есть, то в контексте исследуемой нами проблемы они значения не имеют.
18) См.: Щедрин Н.В. Меры безопасности в системе предупредительной деятель-ности // Вопросы уголовной политики. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1991. С. 155 –165; Щедрин Н.В. Меры безопасности: развитие теории, отличи-тельные признаки и классификация // Правоведение. 1994. № 4. С.91 – 95.
19) См.: Щедрин Н.В. Меры безопасности и преступность: итоги ХХ и перспективы ХХI века // Актуальные проблемы государства и права на рубеже веков. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1998. С. 355 - 357.
20) См.: Федеральный закон "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" от 20 апреля 1995 г. № 45 ФЗ // Российская газ. 1995. 26 апр.
21) На момент подготовки настоящего пособия Федеральный закон "О государст-венной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголов-ному судопроизводству" принят Федеральным Собранием РФ и находится на рассмотрении Президента РФ.
22) Номоконов В.А. Парадигмы криминологии // Правоведение. 1994. № 3. С. 110.
23) См., например: Афанасьев В.Г. Человек в управлении обществом. М.: Полит-издат, 1977.С. 77-84.
24) См.: Филимонов О.В. Посткриминальный контроль (Теоретические основы правового регулирования). Томск: Изд-во Том. ун-та, 1991. 180 с.
25) См.:Горобцов В.И. Теоретические проблемы реализации мер постпенитенци-арного воздействия. Орел: Изд-во Высш. шк. МВД РФ, 1995. 160 с.
26) См.: Руководство по основным направлениям предупреждения преступлений, которые были подготовлены для представления Восьмому Конгрессу ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, Куба, 27 августа – 7 сентября 1990 г.) // Советская юстиция. 1993. № 2. С. 28 – 31; Советская юстиция. 1993 № 3. С. 24 – 27; Советская юстиция. 1993. № 5. С. 25 – 28.
27) См.: Советская юстиция. 1993. № 2. С.28.
28) См.: Советская юстиция. 1993. № 5. С. 25 – 28.
29) Долгова А.И. Проблемы разработки стратегии в борьбе с преступностью // Преступность: стратегия борьбы. М.: Криминологическая Ассоциация, 1997. С.5. Эта же позиция изложена А.И. Долговой в учебнике. (см.: Криминология: Учебник для юрид. вузов / Под общ. ред А.И. Долговой. М.: ИНФРА М-НОРМА, 1997. С. 317 – 334.
30) Долгова А.И. Указ. работа. С. 5.
31) Долгова А.И. Указ. работа. С. 5.
32) Долгова А.И. Указ. работа. С. 5 - 6.
33) См.: Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Криминология. Общая часть: Учеб. по-собие / Краснояр. высш. шк. МВД России. Красноярск, 1997. С. 20 –201.
34) См.: Криминология: Учебник для юрид. вузов / Под общ. ред А.И. Долговой. М.: ИНФРА М-НОРМА, 1997. С 347 – 350.
35) См., например: Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. М.: НОРМА, 1997. С. 476.
36) Более подробную аргументацию см.: Щедрин Н.В. О соотношении мер безо-пасности и мер криминологической профилактики // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сб. материалов науч. практ. конференции. Часть 1 / Краснояр. высш. шк. МВД России. Красноярск, 1999. С. 189 - 191.


3. ОБЪЕКТЫ И СУБЪЕКТЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПНОСТИ

3.1. Объекты предупреждения преступности

Объект предупреждения преступности (преступления) – это система общественных отношений и связей, на которые воздействует субъект с целью предупреждения преступности (преступления). Именно такого определения требует теория соци-ального управления, с позиций которой объектом является не чело-век, не микросреда, не социальная группа, не территория, а система связей - отношений. «Дойдя до человека, коллектива или общества в целом, управленческий импульс закладывает в них и через них про-грамму развития общественных отношений. Акт же управления со-вершается только тогда, когда складываются новые, предусмотрен-ные управляющей идеей, общественные отношения»[37] . В этом смысле прав В.Н. Бурлаков, указывая, что «поскольку личность есть совокупность общественных отношений, постольку оказать на нее воздействие можно не иначе, как преобразуя эти отношения»[38] .

В криминологической литературе в качестве объекта преду-преждения называют: личность профилактируемого[39], отклоняю-щееся поведение[40] , личность в своих связях с микросредой [41], пре-ступные группы [42], места концентрации лиц с преступным поведени-ем, территории городов или даже государственные образования, со-циально-криминогенное пространство[43] , негативные социальные процессы, в общем, любые криминогенные явления [44].
Думается, что вряд ли объектом профилактического управле-ния можно считать отклоняющееся или преступное поведение. Дру-гие же явления, названные выше в качестве объектов, вполне могут быть таковыми, если, конечно, речь идет не о физической субстан-ции или участке суши, а об общественных отношениях, которые со-ставляют сущность личности, группы, общности людей, объединен-ных национальностью или просто территорией проживания. Крими-ногенность территории составляют не ее природный ландшафт, а сложившиеся общественные отношения.
В криминологии (так же как в теории уголовного права) в за-висимости от уровня следует различать общий, родовой и кон-кретный (индивидуальный) объекты
[45]. Кроме того, все объекты предупреждения можно классифицировать и по другим основаниям: сфере, отраслевой принадлежности и т.п.

3.2. Субъекты предупреждения преступности

Субъекты предупреждения - это органы, должностные лица, негосударственные организации и граждане, оказывающие какое-либо воздействие на объект с целью предупреждения пре-ступлений. Одни осуществляют предупреждение непринудитель-ными методами, другие - с использованием методов принуждения. В первую группу входят субъекты социальной профилактики, во вторую - субъекты мер безопасности, компенсации и наказания.
Один субъект может осуществлять несколько видов предупре-дительной деятельности. Так, например, участковый инспектор ми-лиции одновременно реализует меры социальной профилактики, безопасности и ответственности. Но чаще всего имеет место специа-лизация. По общему правилу, разные виды предупредительного воз-действия реализуют различные субъекты.
Субъекты социальной профилактики - это администрация и трудовые коллективы государственных и негосударственных орга-нов, учреждений и организаций, творческие союзы и объединения по интересам, спортивные общества и отдельные граждане, которые оказывают какую-либо помощь гражданам, способствуют их успеш-ной социализации, а следовательно, и предупреждению преступле-ний. Например, развивая интеллектуальные и физические способно-сти подростка, клубы по интересам и спортивные секции тем самым занимаются социальной профилактикой. Одна из насущных проблем - активизации именно этого направления профилактики. Необходи-мы современные специализированные субъекты социальной профи-лактики: анонимные психолого-педагогические консультации, службы и телефоны доверия, групповые психологические тренинги и т.п. Особенно нужна специализированная инфраструктура соци-альной профилактики для несовершеннолетних и молодежи.
Суд, предварительное следствие, уголовный розыск, должно-стные лица, уполномоченные привлекать к ответственности, - это субъекты мер юридической ответственности - наказания.
Основные субъекты мер безопасности названы в ст. 12 Зако-на РФ “О безопасности”. Это - вооруженные силы, федеральные ор-ганы безопасности, органы внутренних дел, внешней разведки, обеспечения безопасности органов законодательной, исполнитель-ной и судебной властей и их высших должностных лиц, налоговой службы, службы ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, формирования гражданской обороны; пограничные войска, внут-ренние войска; органы, обеспечивающие безопасное ведение работ в промышленности, энергетике, на транспорте и в сельском хозяйст-ве; службы обеспечения безопасности средств связи и информации, таможни, природоохранительные органы, органы охраны здоровья населения и другие государственные органы обеспечения безопас-ности, действующие на основании законодательства.
Разделение труда (специализация) - необходимое условие со-вершенствования любого вида деятельности. Эта историческая зако-номерность проявляется, например, в разделении субъектов ответ-ственности-наказания и безопасности в системе МВД, где сосуще-ствуют криминальная милиция и милиция общественной безопасно-сти.
Углубление специализации – историческая закономерность и необходимое условие совершенствования и предупредительной дея-тельности. Каждый должен заниматься своим делом. Совмещение разнохарактерных функций неэффективно. Оно полезно только в определенных случаях. Лучший вклад суда в предупреждение пре-ступлений - это вынесение справедливого приговора. Увлечение, например, выездными заседаниями ради профилактической “галочки” приводит к дополнительным издержкам, отвлекает суд от выполнения своих основных обязанностей. Администрация и трудо-вые коллективы строителей должны качественно строить жилье, су-ды и тюрьмы, вовремя выплачивать зарплату, а не заниматься “профилактикой”.
В этой связи требует специального обсуждения проблема уча-стия общественности в деятельности по предупреждению преступ-ности. В осуществлении социальной профилактики для этого нет никаких препятствий: любой трудовой коллектив, объединение или гражданин вправе помочь любому оступившемуся гражданину или трудному подростку. В подавляющем большинстве случаев для это-го не требуется какой-то специальной правовой основы. В соответ-ствии с Законом РФ “Об общественных объединениях” граждане могут объединяться для защиты от преступных посягательств, в том числе и по месту жительства.
Другое дело, когда речь идет о мерах предупреждения, кото-рые связаны с принуждением и вмешательством в сферу личной жизни. Здесь должны работать специально подготовленные и упол-номоченные государством профессионалы. Иной подход чреват мас-совым нарушением конституционных прав и свобод, ущемлением чести и достоинства законопослушных граждан. Призыв обществен-ности к специализированной деятельности по предупреждению пре-ступности равносилен призыву человека с красной повязкой встать к токарному или слесарному станку. Так неужели предупреждение преступности менее сложное дело, чем токарное?
Борьба с преступностью - это деятельность, связанная с нема-лым риском, особенно в настоящее время. В войне с криминалом гибнет большое число профессионалов. И нет никаких правовых и моральных оснований призывать неподготовленных людей даже к патрулированию улиц.
Сказанное не означает, что граждане не вправе прибегнуть к самозащите. Среди субъектов мер безопасности можно выделить: субъектов самозащиты, субъектов государственной охраны, субъек-тов ведомственной охраны и субъектов, предоставляющих услуги в сфере обеспечения безопасности. Субъекты самозащиты – это фи-зические и юридические лица, использующие для защиты весь пре-дусмотренный законодательством арсенал: от необходимой обороны до использования технических средств и услуг государственных и негосударственных детективных и охранных служб.
В соответствии с Федеральным законом от 27 мая 1996 года "О государственной охране" для обеспечения безопасности Прези-дента РФ, лиц, замещающих государственные должности, а также глав иностранных государств применяются меры предупреждения, которые осуществляют субъекты государственной охраны. Законо-дательство позволяет создавать и собственные службы безопасно-сти, которые осуществляют ведомственную охрану объекта. В по-следнее десятилетие в России очень заметной стала деятельность субъектов, предоставляющих законные услуги в сфере обеспечения безопасности. Расширился спектр услуг, предоставляемых отделами вневедомственной охраны - специализированного подразделения ор-ганов внутренних дел, работающего на основе договоров с гражда-нами и организациями.На основе Закона РФ "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" от 11 марта 1992 года создана достаточно обширная сеть частных детективных, ох-ранных предприятий и служб безопасности, которые оказывают ус-луги в обеспечении безопасности физических и юридических лиц.
Изменение функций существующих и появление новых субъ-ектов предупреждения закономерно. Иначе и быть не может, ибо одно из правил социального управления гласит: “Чем выше степень соответствия субъекта объекту, тем эффективнее осуществляется управление той или иной системой. Задача научного управления со-стоит в том, чтобы возможно точнее воспроизвести в субъекте объ-ект управления, в противном случае обеспечить нормальное функ-ционирование общественной системы невозможно”
[46].
Распространение наркомании, терроризма, становление орга-низованной преступности, выход российского криминалитета на международную арену и международная кооперация преступных элементов влечет за собой соответствующую специализацию субъ-ектов, создание новых подразделений (налоговой полиции, подраз-делений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, с террориз-мом и т.п.), а также создание межгосударственных субъектов преду-преждения преступности.
Специализация, о которой говорилось выше, имеет и негатив-ные моменты, или, как говорят в медицине, побочные последствия. Часто субъект концентрируется исключительно на выполнении по-ставленной ему задачи, хотя она является промежуточной в дости-жении конечной цели – предупреждения преступности. Эту ситуа-цию хорошо иллюстрирует пословица “Пусть рухнет мир, но торже-ствует юстиция”. В результате "зацикливания" на промежуточные задачи возникают ведомственные барьеры, преодолеть которые по-могает координация.
Субъекты координации создаются на всех уровнях. В Совете Безопасности РФ, который осуществляет координацию деятельности по стратегическим проблемам безопасности, создана и функциони-рует Межведомственная комиссия по защите прав граждан и обще-ственной безопасности, борьбе с преступностью и коррупцией
[47]. В состав Комиссии входят, в основном, руководители федеральных органов государственной власти, так или иначе принимающие уча-стие в борьбе с преступностью.
Подобные межведомственные комиссии созданы и на уровне субъектов Федерации. В Положениях, регламентирующих деятель-ность этих субъектов, помимо координации обычно предусматрива-ется: разработка основных направлений стратегии, оценка эффек-тивности, анализ и прогнозирование состояния преступности, обоб-щение практики, разработка и рассмотрение целевых программ, и другие очень полезные функции. Однако практика показывает, что этот субъект координации функционирует главным образом в режи-ме периодических заседаний, которые очень часто похожи на встре-чи “свадебных генералов”. Не имея собственного рабочего аппарата, независимой аналитической службы, такая структура в период меж-ду заседаниями не работает.

Функцию рабочего аппарата координации обычно выполняют структуры в исполнительной ветви государственных органов и орга-нов местного самоуправления. Они по-разному называются (право-вое управление, департамент общественной безопасности и т.п.), но среди прочих обязанностей они осуществляют работу по координа-ции всех субъектов предупреждения.
Координация может осуществляться и по видам предупрежде-ния. В соответствии со ст. 8 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" деятельности всех правоохранительных ор-ганов координирует прокуратура. Для координации усилий субъек-тов социальной профилактики создана Межведомственная комиссия по социальной профилактике правонарушений.

37) Богодухов А.С. К вопросу об объекте управления // Проблемы совершенство-вания гражданско-правового регулирования. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1982. С. 162.
38) Бурлаков В.Н. Индивидуальная профилактика правонарушений. Проблемы и суждения // Вестник ЛГУ. Экономика, философия, право. 1982. № 23. Вып. 4. С. 103.
39) См.: Алексеев А.И. Индивидуальная профилактика рецидива преступлений. М.: Изд-во ВНИИ МВД СССР, 1975. С. 4.
40) См.: Яковлев А.М. Индивидуальная профилактика преступного поведения: Учеб. пособие. Горький: Изд-во Горьк. высш. шк. МВД СССР, 1977. С. 6.
41) См.: Профилактика преступлений: Учеб. пособие / Под ред. Ю.Д. Блувштей-на, М.И. Зырина, В.В. Романова. Минск: Университетское, 1985. С. 126.
42) Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Криминология. Общая часть: Учеб. пособие / Краснояр. высш. шк. МВД России. Красноярск, 1997. С. 203 - 204.
43) Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Указ работа. С. 204.
44) Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Указ. работа. С. 202 –203.
45) Данная классификация соответствует классификации мер предупреждения преступности на общие, специализированные и индивидуальные (см.: глава 2).
46) Афанасьев В.Г. Научное управление обществом. М.: Политиздат, 1973. С. 158.
47) См.: Положение о межведомственной комиссии Совета Безопасности Россий-ской Федерации по защите прав граждан и общественной безопасности, борьбе с преступностью и коррупцией: Утверждено Указом Президента РФ № 1037 от 19 сентября 1997 г. // Российская газ. 1997. 2 окт.


4. ОСНОВАНИЯ И ПРЕДЕЛЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ ПРЕСТУПНОСТИ

 Предупреждение преступности осуществляют при помощи принудительных мер и мер, не связанных с принуждением (соци-альной профилактики). Если в отношении видов воздействия, кото-рые входят в социальную профилактику, нет необходимости уста-навливать жесткие границы, то пределы принуждения в правовом государстве должны быть четко определены, причем в федеральном законе.
 Конечно, это не означает, что социальная профилактика осу-ществляется без всяких правил, но эти правила устанавливают спе-циалисты соответствующего профиля – педагоги, психологи, эконо-мисты в виде методик и рекомендаций. Криминологи могут содей-ствовать этому, разрабатывая некие общие принципы ограничения помощи. Например, предоставление льготного режима трудоустрой-ства лицам, отбывшим наказание, в то время как законопослушные граждане имеют с этим большие проблемы, нарушает принцип со-циальной справедливости. Кроме того, предоставление помощи в некоторых случаях развивает иждивенческие настроения.
 Другое дело - принудительные меры предупреждения. Их применение, как уже сказано, должно быть жестко регламентирова-но законодательством. Данное положение настолько очевидно, что его не стоило бы и обсуждать. Однако российская история свиде-тельствует, что общественное мнение и государственная политика в этом вопросе бросаются из крайности в крайность: от полнейшего государственного произвола до болезненной боязни ограничить не-кие «абсолютные» права и свободы. В результате всегда страдает за-конопослушное население. В первом случае нет защиты от злоупот-реблений властей, во втором – от криминалитета и индивидуального произвола.
 Подобные «зигзаги» демонстрируют отсутствие концептуаль-ной основы, на которой должны строиться законодательство и прак-тика борьбы с преступностью. Для того чтобы пройти между Сцил-лой властного и Харибдой криминального произвола, следует четко определиться по трем ключевым проблемам: 1) основания примене-ния мер предупреждения; 2) сроки применения мер предупрежде-ния; 3) процедура предупреждения.

4.1. Основания применения мер предупреждения,
связанных с принуждением

По проблеме оснований предупредительной деятельности в криминологической литературе нет единства и ясности. Отчасти это связано с тем, что многие авторы не дифференцируют социальную профилактику, в основе которой нет принуждения, и принудитель-ное предупреждение, к которому относятся меры компенсации, безопасности и наказания. Однако разница между этими двумя ви-дами предупреждения существенна. Если в первом случае не требу-ется особых оснований, то во втором необходима четкая определен-ность.
Второе правило в полной мере реализуется в российском зако-нодательстве только по отношению к мерам наказания - ответствен-ности. Что касается иных мер принуждения, используемых для пре-дупреждения, в частности, мер безопасности, то здесь исследователи по вопросу об основаниях не находят общего языка. Так, например, основаниями правового принуждения в индивидуальной профилак-тике преступлений считают:
- общественно опасные деяния, предусмотренные законодатель-ством;
- презумпцию, то есть юридическое предположение общественно вредного поведения определенных субъектов;
- совокупность обстоятельств, определяющих степень вероятно-сти совершения лицом противоправных деяний или реальная воз-можность (опасность) совершения преступлений и других правона-рушений;
- совокупность достоверных данных, относящихся к характери-стике личности, ее взглядов, стремлений, а равно поступков, сфе-ры общения, связей
[49] .
Снять противоречия и ввести дискуссии в конструктивное русло, на наш взгляд, можно, используя концепцию многоуровневых оснований, суть которой состоит в следующем: термин "основание" в данном случае употребляется в значении "причина, достаточный повод, оправдывающий что-нибудь"
[50] . Поскольку у всякой причины есть своя причина, то, очевидно, что всякое основание имеет собст-венное основание. На это обстоятельство обратил внимание В.Д.Филимонов, выделивший социальные и криминологические ос-нования норм уголовного права[51] . Модель многоуровневых основа-ний была разработана для мер безопасности[52] , но она применима и ко всем другим мерам принуждения.
Систему разноуровневых оснований образуют, как минимум, социально-криминологическое, нормативно-правовое, фактиче-ское (материальное) и организационно-юридическое основания.
Социально-криминологическое основание принудительных мер предупреждения образует необходимость защиты общества, конституционных прав и свобод граждан. Оно является первым, глубинным уровнем системы оснований. Проблема использования принуждения в борьбе с преступностью состоит в том, что, с одной стороны, принуждение применяется для защиты прав и свобод гра-ждан, но с другой - ограничивает эти самые права и свободы. Ис-пользование принудительных мер как средства обеспечения нор-мальной жизнедеятельности общества основывается на таком расче-те: предотвращение меньшим вредом большего.
Правоограничения, которые лежат в основе наказания и мер безопасности - вынужденное зло, причиняемое для того, чтобы из-бежать большего зла, угроза которого исходит от правонарушителя.
Социально-криминологическое основание имеет решающее значение для процесса законотворчества. Законодатель, решая во-прос об использовании того или иного принудительного средства предупреждения преступности, должен соразмерить причиняемый и предотвращаемый вред. К сожалению, достаточно четких ориенти-ров и правил соотнесения вреда пока не разработано, и законодатель действует в этом направлении больше интуитивно, чем подчиняясь четкому рассудочному алгоритму. Однако ясно, что эти правила по-хожи на правила соразмерения при крайней необходимости и необ-ходимой обороне.
Второй уровень - нормативно-правовое основание, а проще говоря, правовые нормы, в которых регламентируются условия, и порядок применения принудительных мер предупреждения. Прину-ждение во благо большинства должно быть легитимным.
В посттоталитарном обществе актуальной является защита граждан от посягательств со стороны государства. Это и правильно. Но не менее важной является защита граждан от любых других опасностей, в том числе, когда их угроза исходит от сограждан, ис-пользующих принадлежащие им права и свободы в ущерб правам и свободам других лиц. В запале защиты прав криминогенной части населения в России на какое-то время забыли о правах и свободах потенциальных жертв.
В соответствии со Всеобщей Декларацией прав человека госу-дарство должно осуществлять защиту граждан от произвольного вмешательства или посягательства на принадлежащие ему от рож-дения права и свободы. Применение ограничений к лицам, совер-шившим или могущим совершить общественно опасные деяния, со-гласуется с п. 2 ст. 29 Всеобщей Декларации прав и свобод человека. Декларацией предусматривается возможность ограничений “исключительно с целью обеспечения должного признания и уваже-ния прав и свобод других и удовлетворения справедливых требова-ний морали, общественного порядка и общего благосостояния в де-мократическом обществе". Предоставляя возможность использова-ния принудительных мер предупреждения, Всеобщая Декларация одновременно ограничивает пределы их использования необходи-мой целесообразностью.
Возможность применения мер наказания, восстановления и безопасности к отдельным гражданам просматривается и в п. 3 ст. 17 Конституции РФ, если эти граждане нарушают права и свободы дру-гих лиц. А пункт 3 ст. 55 Конституции РФ предусматривает, что "права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходи-мо в целях защиты основ конституционного строя, нравствен-ности, здоровья, прав и интересов других лиц, обеспечения оборо-ны страны и безопасности государства".
Отсюда следует, что кроме общих конституционных основа-ний для принудительных мер, ущемляющих права и свободы требу-ется наличие соответствующего федерального закона, в котором конкретизируются фактические основания, условия и порядок при-менения этих принудительных мер.
Это могут быть: 1) отдельные положения закона, такие как, например, ст. 8 Закона РФ “О праве граждан на свободу передвиже-ния”; 2) кодексы, предусматривающие, наказания и иные принуди-тельные меры; 3) отдельные законы, регламентирующие использо-вание принуждения в тех или иных сферах, как, например, Законы РФ "О безопасности", "О чрезвычайном положении", "Об оружии", "О государственной тайне".
Федеральный закон должен по возможности четко и полно описывать основания, порядок, условия и процедуру применения принудительных мер предупреждения, оставляя лишь необходимый минимум для усмотрения.
Применение ведомственных нормативных актов для ограни-чения прав и свобод граждан не допустимо. Это вытекает из смысла ст. 7 Закона РФ “О безопасности”, где сказано, что “при обеспече-нии безопасности не допускается ограничение прав и свобод граж-дан, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом”. В ведомственных нормативных актах необходимо конкретизировать порядок реализации правоограничений, регламентировать действия должностных лиц по выполнению федерального закона.
Подмена федерального закона ведомственными инструкциями и приказами неконституционно, какими бы благими намерениями это не обосновывалось. В этом плане, например, вызывает сомнение правомерность указания заместителя Министра путей сообщения РФ от 26 мая 1995 года № К-419у "О порядке оформления проезд-ных документов с указанием фамилии пассажира". В этом докумен-те, адресованном подчиненным заместителя министра, в целях "пре-дупреждения правонарушений, связанных с продажей проездных документов", ущемляются права пассажиров. Непонятно, куда смот-рит Минюст, 15 июня 1995 года зарегистрировавший это указание, но если мы пойдем по такому пути, то через некоторое время в це-лях обеспечения безопасности по приказу владельца магазина, туа-лета или владельца маршрутного автобуса должны будем предъяв-лять паспорт и получать именной билет.
Третий уровень - материальное (фактическое) основание, то есть юридический факт, с наличием которого закон связывает воз-никновение, изменение и прекращение управленческих правоотно-шений предупреждения. Материальными основаниями могут быть события или действия.
События, лежащие в основании предупредительных мер, - это опасные природные явления, стихийные или иные бедствия, аварии, катастрофы, массовые беспорядки, межнациональные конфликты, которые создают опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства. На этом основании вводится, например, чрезвычайное положение или режим особых условий исправитель-ных учреждений.
Действия могут быть правомерными и неправомерными. Пра-вомерные действия служат основаниями для предупредительных правоограничений, если гражданин вступает в сферу отношений, где установлен особый режим безопасности, например становится авиа-пассажиром либо поселяется в закрытое административно-территориальное образование, либо избирает работу, связанную с государственными секретами.
В тех случаях, когда источником повышенной опасности явля-ется сам человек, материальными основаниями служат неправомер-ные действия, в которых объективируется общественная опасность личности. Таковы, например, основания принудительных мер меди-цинского характера, административного надзора и других правоог-раничений для рецидивистов. Основаниями для наказания являются противоправные действия, содержащие все признаки состава право-нарушения.
Во избежание произвола очень важно исходить из презумпции отсутствия общественной опасности личности до тех пор, пока че-ловек не проявил себя общественно опасным действием или дея-тельностью.
От материального (фактического) основания следует отличать повод для применения мер предупреждения. В ст. 13 Закона РФ “О государственной защите судей...” сказано, что «поводом для приме-нения мер безопасности является заявление защищаемого лица, об-ращение уполномоченного лица или получение информации орга-ном, осуществляющим защиту».
Организационно-юридические основания - это акт примене-ния права, в котором конкретизируются субъективные права и обя-занности сторон в правоотношениях предупреждения. Правоприме-нитель соотносит фактическое и юридическое основание, осущест-вляет юридическую квалификацию, определяет характер и степень опасности и в рамках, установленных правовым основанием, инди-видуализирует меры предупреждения.
Организационно-юридическими основаниями могут быть, на-пример: Указ Президента о введении режима чрезвычайного поло-жения, приговор о назначении наказания, определение суда о при-менении принудительных мер медицинского характера. Особым ви-дом организационного основания является договор: покупка авиаби-лета, трудовой договор, оформление допуска к государственной тайне, договор о покупке такого источника опасности, как автомо-биль или ружье.

4.2. Временные параметры применения мер
предупреждения, связанных с принуждением

Проблема ограничения длительности предупредительного воздействия в криминологии не только не обсуждалась, но и по су-ществу не ставилась. Между тем, с одной стороны, это позволяет сэ-кономить и без того ограниченные правоохранительные ресурсы, а с другой - ограничить возможный произвол.
На наш взгляд, подходы к установлению временных парамет-ров должны быть дифференцированы применительно к видам пре-дупредительной деятельности. Для социальной профилактики, осно-ву которой составляют различные виды помощи, ограничение дли-тельности не актуально. Помощь может оказываться до тех пор, по-ка в ней нуждаются, и профилактируемый в любое время вправе от нее отказаться.
И наоборот, применение принудительных мер предупрежде-ния должно быть ограничено посредством не только четкого опре-деления оснований их применения, но и периода времени, в течение которого они могут применяться.
Наиболее обстоятельно этот вопрос разработан применитель-но к мерам компенсации и наказания. Для мер принудительного вос-становления в законодательстве установлены сроки исковой давно-сти, для различных видов ответственности и наказания - сроки дав-ности привлечения (наложения взысканий).
В отличие от них, продолжительность мер безопасности в тео-рии и в законодательстве трактуется не очень четко. Попытайтесь найти ответы на вопрос, в течение какого срока лица, ранее суди-мые, не могут работать в правоохранительных органах. Срока суди-мости или на протяжении всей жизни?
Признание целесообразности использования правоограниче-ний в качестве меры предупреждения логично требует установления сроков их действия. Сроки, в течение которых будут действовать эти правоограничения, мы в свое время предлагали назвать сроками криминологической давности
[53].
Принципы установления сроков криминологической давности в правовой науке пока не разработаны. Но совершенно очевидно, что в основе определения длительности правоограничений должны лежать два простых, проверенных практикой довода: не допустить развития преступного поведения, но и не ущемлять без необходимо-сти свободы граждан. Применение принуждения долее необходимо-го срока – это к тому же и необоснованные затраты правоохрани-тельных ресурсов. Сроки криминологической давности должны ус-танавливаться на основе эмпирических исследований, а не "на гла-зок", как сейчас. Для этого необходимо проведение соответствую-щих криминологических исследований и соразмерение, с одной сто-роны, вероятности причинения ущерба правам и свободам, а с дру-гой – реального стеснения прав и свобод.
Возвращаясь к вышеприведенному примеру с ограничениями доступа к государственной службе для лиц, имеющих криминальное прошлое, нужно сказать, что подобные ограничения необходимы на срок более длительный, чем срок судимости. Мы полагаем, что со-вершение особо тяжкого или тяжкого преступления должно ограни-чивать поступление на государственные должности категории "А" и "Б", а также служить основанием для ограничения пассивного изби-рательного права пожизненно
[54].

4.3. Процедура применения мер предупреждения,
связанных с принуждением

Процедура не пустяк и не досадная формальность. Предостав-ляя субъектам профилактики возможности применять для блага за-конопослушных граждан принуждение, она в то же время ограничи-вает произвол.
Очень убедительные примеры того, что пренебрежение над-лежащей процедурой и произвол взаимосвязаны, дает российская история и, в частности, деятельность печально известных троек, двоек НКВД, а затем Особых совещаний. Деятельность этих органов характеризовалась доведенной до абсурда закрытостью; использова-нием в качестве доказательств агентурных сводок и показаний сек-ретных сотрудников, анонимок, доносов, характеристик; отсутстви-ем процедур обжалования и защиты.
Испытавший на себе все прелести «классовой целесообразно-сти" Юрий Домбровский так описал работу Особого совещания: “Люди, составляющие эту страшную, всемогущую и совершенно безответственную тройку (их, кажется, было трое), не имели ни фа-милий, ни званий, ни должности. Они были - ОСО. Ни один из осу-жденных не видел их подписи под приговором. Ему никогда не ос-тавляли приговор для обжалования. Был аккуратный бланк формата почтовой открытки. Вот примерно такой.

 Выписка из протокола заседания Особого совещания
от….
  Слушали:       Постановили:
Об антисоветской деятельности. Осудить за антисоветскую
Иванова Петра Сидоровича   деятельность Иванова Петра
(год, место рождения).    Сидоровича
        (год и место рождения)
        на пять лет лишения
        свободы с отбыванием
        в Свитлаге. "
[55]

“ ... Для этой таинственной троицы не существовало ни дока-зательств, ни судебного следствия, ни свидетелей, ни допроса под-судимого, ни статей закона, ни закона...”[56] . В этом чудовищном пре-дупредительном механизме человек, в отношении которого творился произвол, по выражению Ю. Домбровского, “был третьим и лиш-ним”.
Может быть, не стоило приводить столь обширную цитату из художественного произведения, но, пожалуй, лучше писателя не скажешь. Борцам за искоренение преступности "радикальными и кардинальными" мерами и ностальгирующим о былом порядке нужно чаще напоминать о цене такого "порядка" - о миллионах жизней и искалеченных судеб ни в чем неповинных сограждан.
Конечно, с тех пор многое изменилось. Хочется надеяться, что возврат к этим временам невозможен. Но примеров, когда в жертву благим профилактическим намерениям легко отдают конституцион-ные права и свободы, еще достаточно. Если применение мер наказа-ния-ответственности обставлено достаточно жесткой процедурой, то с применением мер безопасности дело обстоит несколько по-иному.
Например, по всем международным канонам помещение в ме-дицинский вытрезвитель относится к задержанию. Следовательно, его процедура должна обеспечивать соблюдение и защиту прав за-держанного
[57] . Однако процедура помещения в медвытрезвитель та-кова, что любой заболевший гражданин после визуального освиде-тельствования фельдшером (без анализов) рискует быть помещен в это "медицинское" учреждение.
Но есть и другая сторона проблемы. В последние годы имеет место тенденция из псевдогуманистических побуждений не предос-тавлять субъектам предупреждения процессуальных полномочий, в рамках которых они могут реализовать свои профилактические обя-занности, либо, наоборот, излишне усложнять процедуру. В резуль-тате, например, участковый инспектор милиции, не имея возможно-сти вызвать профилактируемого для получения от него объяснений, вынужден искать "обходные" пути и нарушать закон либо вообще не заниматься профилактикой.
 Очевидно, здесь, как и в любом деле, нужно искать "золотую середину": сочетание оперативности принятия решений и обуздания опасности с максимально возможной в этой ситуации защитой кон-ституционных прав и свобод граждан.
 При этом следует придерживаться простого правила: чем бо-лее мера предупреждения ограничивает конституционные права и свободы личности, тем более сложной и представляющей опреде-ленные гарантии должна быть процедура принятия решения, тем бо-лее авторитетным должен быть субъект, принимающий решение о применении этих мер. Никуда не годится действующий в России порядок, в соответствии с которым принудительные меры воспита-тельного характера к малолетним могут применяться комиссиями по делам несовершеннолетних. Процедура принятия решения в комис-сии не обеспечивает защиты их законных прав и интересов. На наш взгляд, только в судебном порядке должно приниматься решение о применении административного надзора к лицам, освобожденным из уголовно-исполнительных учреждений.
 В этом плане представляет интерес проект "Закона о мерах против организованной преступности", который разработал И.Я. Гонтарь. В проекте предлагается судебный порядок регистрации лиц, причастных к организованной преступности, а правовыми по-следствиями регистрации могут быть определенные правоограничения
[58] . Критики законопроекта указывают на неопределенность осно-ваний регистрации, что может повлечь за собой необоснованное применение правового принуждения [59]. Можно согласиться, что ос-нования регистрации и перечень ограничений, которые она влечет за собой, нуждаются в уточнении. Однако мало кто обратил внимание на выигрышный по сравнению с подобными законопроектами ас-пект: решение о включении в "список лиц, причастных к организо-ванной преступности", должно приниматься в рамках судебной про-цедуры, а это является дополнительной гарантией от произвола.

48) См.: Положение о межведомственной комиссии по социальной профилактике правонарушений Правительства Российской Федерации: Принято Постановле-нием Правительства РФ от 29 декабря 1997 г. // Российская газ. 1998. 29 янв.
49) См.: Филимонов О.В. Индивидуальная профилактика преступлений (право-вые проблемы). Томск: Изд-во Том. ун-та, 1985. С. 58-75.
50) Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1990. С. 461.
51) Филимонов В.Д. Криминологические основы уголовного права. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1981. С. 14-25.
52) См.: Щедрин Н.В. Основания мер безопасности // Современные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики. Москва-Кемерово: Кузбассвуз-издат, 1996. С. 57 –67.
53) См.: Щедрин Н.В. Меры безопасности в системе предупредительной деятель-ности // Вопросы уголовной политики. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1991. С. 163
54) См.: Щедрин Н.В. Основания ограничения пассивного избирательного права и права равного доступа к государственной службе для лиц, совершавших об-щественно опасные деяния // Государство и право. 1998. № 8. С. 71.
55) Домбровский Ю. Факультет ненужных вещей // Новый мир. 1988. N 8. С. 108.
56) Там же. С. 109.
57) См.: Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или за-ключению в какой бы то ни было форме. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 43/173 от 9 декабря 1988 г. // Правовые основы деятельности системы МВД России: Сб. нормативных документов. В 2 т. 2-е изд., уточн. и доп. М.: ИНФРА- М, 1996. Т. 2. С. 148 - 157.
58) Текст названного проекта опубликован в качестве приложения в учебном по-собии. См.: Корчагин А.Г., Номоконов В.А., Шульга В.И. Организованная пре-ступность и борьба с ней: Учеб. пособие. Владивосток, 1995. С. 96 -107.
59) См.: Филимонов О.В. Социально-правовой контроль - направление борьбы с коррупцией // Коррупция в России: состояние и проблемы (материалы научно-практической конференции). Москва: Моск. институт МВД России, 1996. С. 36 - 43.


5. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ
ПРЕСТУПНОСТИ

Деятельность по предупреждению преступности в принципе не отличается от любой другой. Чтобы построить дом или дворец, нужны, как минимум, исследовательские работы, проект, строитель-ные нормы, материалы, техника, квалифицированная рабочая сила, зарплата. Аналогичным образом, для предупреждения преступности необходимо надлежащее нормативно-правовое, материальное, финансовое, организационное, кадровое, информационно-аналитическое, научно-методическое и пропагандистское обес-печение.

5.1. Нормативно-правовое обеспечение

Для регулирования предупреждения преступности использу-ется весь спектр законодательства. Нормы, содержащие предупреди-тельный потенциал, имеются на всех уровнях и во всех отраслях права.
Деятельность по предупреждению преступлений в России должна соответствовать принципам, которые содержатся в ряде ме-ждународно-правовых актов, признанных Россией: Всеобщей Дек-ларации прав человека; Международному пакту о гражданских и по-литических правах; Кодексу поведения должностных лиц по под-держанию правопорядка; Руководящих принципах в области преду-преждения преступности и уголовного правосудия в контексте раз-вития и нового международного экономического порядка; Деклара-ции основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью и других документах.
Определенные обязательства в этой сфере вытекают из кон-венций, многосторонних и двухсторонних договоров, которые Рос-сия имеет сегодня со многими государствами.
Конституция РФ содержит основные принципы, которым должна соответствовать борьба с преступностью. В целом их можно свести к двум положениям: 1) государство несет обязанность по за-щите прав и свобод граждан, в том числе и от преступных посяга-тельств; 2) в борьбе с преступностью должны соблюдаться права и свободы граждан, а необходимые случаи ограничения возможны только в соответствии с федеральным законом.
Борьба с преступностью регламентируется всеми отраслями права, среди которых, конечно, главную роль играют специализиро-ванные - уголовное, уголовно-процессуальное, оперативно-розыскное, уголовно-исполнительное. Однако нормы, имеющие зна-чение для предупреждения преступлений, есть в конституционном, административном, трудовом, финансовом, семейном и граждан-ском праве.
Более 20 лет в России обсуждаются предложения о принятии специального нормативного акта, который регулировал бы деятель-ность по предупреждению преступлений, так называемого «Закона о профилактике правонарушений». На наш взгляд, у подобного закона больше минусов, чем плюсов. Как уже отмечалось, предупреждение преступлений осуществляется многочисленными субъектами соци-альной профилактики, юридической ответственности и безопасно-сти. Регламентация их деятельности в едином нормативном акте сложна не только с точки зрения законодательной техники, но и с точки зрения правоприменителя. Предпочтительнее выглядит дру-гой вариант – усилить предупредительные начала в отраслевом за-конодательстве и в законах, регламентирующих компетенцию субъ-ектов профилактики. Общие принципы, общие начала предупреди-тельной деятельности можно было изложить в Основах предупреж-дения преступлений, как это уже предлагалось некоторыми крими-нологами.
Правовая база несколько отстает от потребностей правоохра-нительной практики. Многие необходимые законы уже приняты, другие, такие как "Закон о борьбе с коррупцией", "Закон о борьбе с организованной преступностью», в течение многих лет не могут по-кинуть стены Федерального Собрания.
При столь интенсивном законотворческом процессе неизбеж-но возникают пробелы и коллизии. Одним из оперативных способов ликвидировать пробелы в правовом пространстве являются Указы Президента
[60] . Для переходного периода такое положение понятно, но, думается, что в будущем "указное" законодательство следует пе-реводить в нормальное.
Особого внимания заслуживает использование для регулиро-вания предупреждения преступности постановлений правительства и ведомственных нормативных актов. Они должны уточнять поря-док и условия реализации закона и ни в коем случае не возлагать на граждан дополнительных обременений. Анализ показывает, что это далеко не так. Особенно это касается приказов Министра внутрен-них дел, которые до недавнего времени регламентировали все аспек-ты предупредительной деятельности милиции. Отголоски ведомст-венного нормотворчества сохраняются до сих пор. Например, до на-стоящего времени помещение и содержание в медицинском вытрез-вителе, которое по существу является одним из видов принудитель-ного задержания, регламентируется не федеральным законом, а Приказом Министра внутренних дел от 30 мая 1985 года № 106.
Такое положение представляется недопустимым. В соответст-вии с п. 3 ст. 55 Конституции РФ все ограничения наших прав и свобод должны осуществляться только на основании федерального закона.

5.2. Материальное и финансовое обеспечение

Преступность можно "загнать в угол" и относительно деше-вым тоталитарным прессингом, но последствия такого "искорене-ния" для общества могут быть хуже, чем сама преступность. Для борьбы с современной преступностью цивилизованными методами необходимо, современное оснащение правоохранительных органов. Ожидать успехов от системы, которая оснащена хуже, чем преступ-ный мир было бы утопично[61] . Эти прописные истины хорошо бы понять каждому гражданину: от рядового налогоплательщика до президента. Известное выражение “Дешевое правосудие дорого об-ходится государству” как нельзя лучше иллюстрирует последствия экономии на борьбе с преступностью.
Но в тяжелом положении в настоящее время находится не только система борьбы с преступностью. Увеличение затрат на пре-дупреждение может быть осуществлено за счет перераспределения структуры бюджета или увеличения налогового бремени. Оба вари-анта всегда имеют свои пределы, а в нынешних кризисных условиях просто неосуществимы.
К решению финансовых проблем следует подходить прагма-тично. Какие бы кардинальные решения не принимались, их реали-зация возможна только в рамках выделенных средств. Именно по этой причине не были реализованы федеральные целевые програм-мы по усилению борьбы с преступностью.
Есть два пути выхода из этой ситуации. Один состоит в разви-тии рынка законных услуг в сфере обеспечения безопасности. Тогда наиболее обеспеченные слои населения непосредственно покупают эти услуги. Как писали Ильф и Петров, “спасение утопающих – дело рук самих утопающих”. И эта тенденция хотя и противоречиво, но развивается.
Второй путь состоит в повышении эффективности работы сис-темы, оптимизации ее деятельности. Совершенно очевидно, что до-рогая система воздействия на преступность - это еще не гарантия нашей безопасности. Иными словами, речь идет о решении пробле-мы рационального и эффективного расходования средств налогопла-тельщиков.
Сегодня не только сами налогоплательщики, но и их предста-вители в законодательных органах и органах местного самоуправле-ния не контролируют финансовые потоки. И если здесь не будет яс-ности, финансовые вливания будут уходить как в песок. Увеличение финансирования не будет коррелировать с повышением эффектив-ности. Сотрудники будут играть в компьютерные игры, а начальство на служебных автомашинах разъезжать по своим личным делам.
Уголовно-правовая и профилактическая политика обязательно должна рассматриваться через призму категорий “издержки – поль-за”, и тогда многое встанет на свои места. Экономные американцы подсчитали, что вкладывать деньги в профилактику значительно вы-годнее, чем потом тратиться на лечение, ведь каждая 1000 дол., вло-женная в профилактические программы дает 1 млн дол. чистой при-были, в то время как лечебные мероприятия только 250 дол. с той же суммы
[62]. Если кто-то удосужится подсчитать стоимость превентив-ных и репрессивных средств предупреждения преступности, то, на-верное, соотношение будет в пользу превентивных мер.
Ряд вопросов, о которых сегодня ожесточенно спорят специа-листы и неспециалисты, будут сняты сами собой. Когда налогопла-тельщики и депутаты будут знать, что за лишение свободы они пла-тят гораздо больше, чем за организацию жесткого контроля за ус-ловно осужденным
[63] , их карательные притязания несколько умень-шатся, а структура предупредительного воздействия претерпит су-щественные изменения.

5.3. Организационное обеспечение

Уже отмечалось, что деятельность по предупреждению пре-ступности является разновидностью социального управления и должна быть организована с учетом всех ее принципов. К сожале-нию, в настоящее время развитие системы предупреждения идет экстенсивным путем, в основе которого лежит увеличение количе-ства сотрудников, а все программные положения сводятся к нара-щиванию материально-технического потенциала, созданию новых подразделений. Методы интенсификации на основе научной органи-зации труда на практике преданы забвению.
Такое положение дел принято оправдывать кризисом. Однако в условиях ограниченности ресурсов резервы повышения эффектив-ности следует искать именно в улучшении организации. Для этого в правоохранительную сферу должны быть привлечены лучшие спе-циалисты в области организации труда. Самому пристальному ис-следованию должны подвергнуться различные аспекты предупреж-дения преступности. Первоочередными из них, на наш взгляд, явля-ются:
- разработка научно обоснованных нормативов нагрузки на со-трудников;
- оптимальная организация рабочего времени;
- разработка критериев (показателей) эффективности системы предупреждения, а также отдельных ее звеньев;
- взаимодействие и координация различных звеньев системы предупреждения;
- соотношение управленческого персонала и исполнителей.
Вышеприведенный перечень, конечно же, не исчерпывает все-го круга проблем, где необходимы профессиональные рекомендации управленцев. Было бы полезно, если бы студенты в ходе семинаров и практических занятий, попытались его дополнить.
Известно, что указанные проблемы самым серьезным образом разрабатывались в научно-исследовательских учреждениях системы МВД. Однако значительная часть этих разработок так и оседает в недрах исследовательских учреждений и по различным причинам не внедряется.

5.4. Кадровое обеспечение

Мало-помалу российское общество избавляется от иллюзий, связанных с тем, что принятие «хорошего» закона решит все про-блемы. Закон применяют люди, и конечный результат в значитель-ной мере зависит от их квалификации, усердия и порядочности.
У каждого субъекта борьбы с преступностью есть свои кадро-вые проблемы. Наиболее остро она проявляется в органах внутрен-них дел. В силу разных причин профессионализм кадров, задейство-ванных в предупреждении преступности, в переходный период за-метно снизился. В правоохранительную сферу пришло много моло-дежи, не имеющей необходимой квалификации и опыта. У сотруд-ников, имеющих большой практический стаж, свои трудности. Им нелегко, а иногда уже и невозможно изменить свое мировоззрение, уследить за быстро меняющимся законодательством, приспособить-ся к новым социальным реалиям. И если по абсолютным и относи-тельным показателям сотрудников милиции Россия опередила мно-гие развитые страны, то профессиональная подготовка этих сотруд-ников оставляет желать лучшего. Мы продолжаем бороться с пре-ступностью не умением, а числом.
Привлечение в сферу предупреждения преступлений самых способных и творческих людей из нового поколения зависит от об-щественной значимости и оценки этой деятельности. А она выража-ется, в том числе, и в материальном вознаграждении. Правоохрани-тельная деятельность, по меньшей мере, должна быть престижнее и выгоднее, чем криминальная.
Российские законодатели для повышения материального дос-татка сотрудников правоохранительной системы избрали странный путь - предоставление льгот и социальных гарантий. При этом, как правило, не указывается источник, из которого должны компенсиро-ваться эти льготы, что очень часто приводит к зависимости даже фе-деральных сотрудников от местных властей.
В ряду насущных кадровых проблем - организация профес-сионального отбора, повышение качества профессиональной подго-товки, а также переподготовки и повышения квалификации. По-следнее очень важно. Не имея возможности повышать свой образо-вательный и профессиональный уровень, сотрудники работают “на износ”.
Хотя в последнее десятилетие в российских учебных заведе-ниях организована подготовка социальных работников, профессио-нальная подготовка сотрудников сферы предупреждения ориентиро-вана на реализацию юридической ответственности. Традиция подго-товки социальных работников профилактического профиля пока еще не сложилась.

5.5. Научное обеспечение

Становится очевидным, что деятельность по предупреждению преступности – это не менее наукоемкая отрасль, чем, например, ядерная физика. Однако научно-исследовательский потенциал, ко-торый задействован в настоящее время для изучения преступности и способов контроля над ней, не соизмерим с масштабами этого слож-нейшего явления.
Различные аспекты борьбы с преступностью изучают несколь-ко специализированных научно-исследовательских учреждений, крупнейшие из которых расположены в Москве. Это - Научно-исследовательский институт проблем укрепления законности и пра-вопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации; Институт государства и права Российской академии наук; Всерос-сийский научно-исследовательский институт МВД Российской Фе-дерации. ВНИИ МВД имеет на территории России несколько фи-лиалов.
Фундаментальные, да и в значительной степени прикладные исследования ведутся на юридических факультетах университетов и в юридических вузах. Лишь немногие из них располагают неболь-шими научно-исследовательскими центрами или лабораториями криминологического профиля.
С сожалением приходится констатировать, что криминологи-ческая наука, как и любая другая, переживает далеко не лучшие времена. Отсутствует социальный заказ, нет должного финансиро-вания. Криминология становится все менее прикладной и более сто-личной. В провинции научно-исследовательских учреждений иссле-дующих проблемы преступности и ее предупреждения в настоящее время очень мало, а ведь необходимость и выгода создания научно-исследовательского потенциала на региональном уровне очевидны. Местный исследователь более «погружен» в специфику криминаль-ной ситуации региона. Наконец, такой подход более экономичен.
Для того чтобы поднять статус криминологической науки, за-метно усилить ее влияние на практику, необходимо сформировать общественную потребность в криминологических исследованиях. Это можно и нужно сделать:
- через средства массовой информации: популяризируя кри-минологические идеи; организуя аналитические статьи и передачи, дискуссии руководителей правоохранительных органов и кримино-логов и т.п.;
- через представительные органы Федерации и субъекта Феде-рации и местного самоуправления, требуя отчеты исполнительных органов и руководителей правоохранительных органов, включаю-щие полный анализ ситуации и прогноз ее развития; подробные от-четы о расходовании средств налогоплательщиков; проведение кри-минологических экспертиз проектов нормативных актов, программ и решений.
Существенно поднять статус криминологических исследова-ний может принятие федерального закона "О криминологической экспертизе проектов законодательных и иных нормативных право-вых актов", проект которого предложен А.И. Долговой. Под крими-нологической экспертизой понимается " исследование специали-стами-криминологами проектов законов, иных нормативных право-вых актов с позиций их возможного воздействия на преступность, процессы ее детерминации, а также на состояние борьбы с преступностью"
[64] .
Для нормальной работы региональных научно-исследовательских подразделений криминологического профиля нужна соответствующая нормативная база, регламентирующая ее права и обязанности, а также взаимоотношения с другими структу-рами. В частности, получение информации, необходимой для иссле-дований, нормативно не регламентируется и сегодня ее объем опре-деляется в основном доброй волей руководителя правоохранитель-ного органа. Было бы правильным исследовательские центры под-ключить к компьютерным информационным сетям правоохрани-тельных органов.
Усилить криминологический потенциал регионов можно за счет объединения криминологов. Такую полезную задачу выполняет Криминологическая Ассоциация России. Координация криминоло-гических исследований позволит привлекать к работе в Краснояр-ском крае, например, криминологов Томской области и наоборот.
Шефство над провинциальными центрами могли бы взять на-учно-исследовательские институты Генеральной прокуратуры, Ми-нистерства юстиции, Министерства внутренних дел, которые в ны-нешних условиях вряд ли имеют возможность создавать собствен-ные филиалы в регионах.
В бюджеты правоохранительных органов следует закладывать целевые средства на научные исследования. Очень полезной для развития криминологии может оказаться грантовая поддержка.

5.6. Информационно-аналитическое обеспечение

Предупреждение преступлений - это работа с информацией. Различают собственно криминологическую информацию, отражающую состояние объекта профилактики и управленческую, которая характеризует состояние субъектов предупредительной деятельности[65].
Информация должна удовлетворять требованиям оптимально-сти, достоверности и своевременности. Особенно актуальна пробле-ма достоверности информации. Правдивость сведений и отчетности в правоохранительной сфере должна быть возведена в ранг государ-ственной политики. Пока мы не будем говорить правду, хотя бы са-ми себе, глупо надеяться на успехи в борьбе с преступностью. Осо-бенно это касается уголовно-правовой статистики.
Прежде всего, нужно четко определиться с режимом инфор-мации, циркулирующей в правоохранительной сфере. При этом же-лательно избежать крайностей и учесть различные интересы.
Во-первых, должна быть обеспечена конфиденциальность личной жизни граждан, в том числе и тех, которые вступили в кон-фликт с уголовным законом. В последние годы информация о част-ной жизни через различные негосударственные и государственные структуры очень часто становится достоянием всех. Стало модным организовывать утечку информации, добытой оперативным путем, и использовать компрометирующие сведения в политических целях.
Во-вторых, следует учесть интересы самой правоохранитель-ной системы: тайну предварительного следствия, секретность опера-тивной информации и т.п. Вызывают беспокойство многочисленные факты, когда преступникам становятся известны сведения, пред-ставляющие служебную и даже государственную тайну.
В-третьих, необходимо обеспечить конституционное право граждан на информацию. Правоохранительные ведомства под фла-гом защиты секретов необоснованно утаивают невыгодную для себя информацию. Информационная монополия ведомств делает закры-той практически всю информацию, которой они располагают.
Ничем не обоснованная закрытость информации, в конечном счете, наносит вред самим же ведомствам. Наведение порядка в этой сфере нужно начать с уголовно-правовой статистики. Она должна быть простой, единообразной и сопоставимой. Уголовно-правовая статистика, как и любая другая, должна находится в ведении Гос-комстата.
Основные проблемы в информационной сфере определяет противоречие между увеличением объема необходимой информации и устаревшими способами ее переработки. Объем сведений, которые циркулируют в правоохранительной сфере, в последние десятилетия растет почти в геометрической прогрессии, а средства их фиксации и переработки изменяются очень медленно. В результате сотрудни-ки превращаются в механических регистраторов уже свершившихся событий. Времени на творческое осмысление и использование полу-чаемых сведений у них не остается. Одна и та же информация добы-вается разными звеньями одной системы по два, по три, а то и по че-тыре раза. Система располагает огромным объемом информации, а конкретному сотруднику трудно отыскать нужную.
Выход из образовавшегося тупика один – использование со-временных электронных средств переработки информации. В на-стоящее время идет интенсивный процесс информатизации и ком-пьютеризации правоохранительных органов, но пока акцент делает-ся на оснащении компьютерным оборудованием. Программное обеспечение не унифицировано. Лишь в последние годы предпри-нимаются не очень эффективные попытки формирования единого информационного пространства правоохранительных, контрольно-надзорных и финансовых органов России. Главным образом, пока прорабатывается их концептуальная основа. Идет создание автома-тизированных рабочих мест, которые обеспечивали бы доступ к ин-формации интегрированных "банков" данных.
По сути дела, реализуется давняя идея - "создание единых "банков" информации на различных уровнях с обслуживанием каж-дого субъекта предупредительной деятельности в пределах его ком-петенции"
[66].
Слабо развита аналитическая составляющая борьбы с пре-ступностью. Как ни странно, в объективном анализе криминальной ситуации мало кто заинтересован. Ведомства пытаются представить ситуацию в выгодном для себя свете. Оппозиция обычно драматизи-рует ситуацию, власть сглаживает острые углы. Поменявшись мес-тами, они меняют и позицию. Структуры, способные осуществлять независимый криминологический анализ, особенно в регионах, от-сутствуют.
В условиях ограниченности ресурсов надлежащий анализ по-зволяет сконцентрировать усилия там, где можно получить наилуч-шие результаты. Перспективными в этом плане являются компью-терные технологии, в частности, геоинформационные.
[67] .
Центром социально-правовых исследований Красноярского госуниверситета, например, создана информационно-аналитическая программа “CrimInfo”, с помощью которой можно оперативно вы-являть наиболее криминогенные территории, а соответственно и правильно распределять правоохранительные ресурсы.
Необходимыми элементами аналитической работы являются прогнозирование и планирование борьбы с преступностью.
Криминологическое прогнозирование – это научное предска-зание изменений тенденций и закономерностей преступности (в це-лом как явления, отдельных ее видов, групп и т.д.) в будущем, пер-спектив (путей) развития науки криминологии
[68] .
Прогнозирование различается по срокам, по методам, по субъ-ектам, по объему. По срокам выделяют: краткосрочное (1-2 года); среднесрочное (от 3 до 10 лет) долгосрочное (от 10 до 10 лет) про-гнозирования.
Прогнозирование осуществляется методами экстраполирова-ния (экстраполяции), экспертной оценки, математического модели-рования, аналогии.
Экстраполяцией называют приблизительный расчет недос-тающего уровня, находящегося в конце или в начале динамического ряда. В криминологии используют прогностические возможности перспективной экстраполяции основанные на предположении, что тенденция, выявленная для изучаемого периода, сохранится какое-то время в будущем
[69] . Для выявления закономерностей и тенденций используют выравнивание (укрупнение периодов) динамических ря-дов. На линейном графике это может быть выявлено с помощью так называемой “секущей средней ”. Недостаток прогноза методом экс-траполяции заключается в том, что он применим для периодов с ус-тойчивым развитием.
Метод экспертных оценок состоит в привлечении знаний и творческих способностей компетентных лиц (экспертов) для выяс-нения будущего состояния объектов. Чем выше профессиональная квалификация экспертов, и чем больше их привлекается к осуществ-лению прогноза, тем более вероятный прогноз развития событий мы получим.
Моделирование – прогноз развития объекта с использованием модели прогнозируемого объекта, созданного на основе ранее уста-новленных связей и закономерностей. Большое будущее имеет ком-пьютерное моделирование, но оно, к сожалению, пока используется в криминологии редко. Трудности, главным образом, связаны с соз-данием рабочей модели преступности. Как известно, преступность - очень сложное социальное явление, связанное с множеством других социальных факторов многомерными связями-отношениями. В этой сфере действуют не функциональные, а статистические закономер-ности, а потому определить и зафиксировать тесноту корреляции прямых и обратных связей очень трудно. Однако “овчинка стоит выделки”, и компьютерное моделирование должно стать обычным рабочим инструментом не только ученых, но и практических управ-ленцев, работающих в сфере борьбы с преступностью.
 В зависимости от объема различаются общее и индивидуальное прогнозирование. В рамках общего осуществляется прогноз общей преступности и возможностей ее предупреждения. Индивидуальное прогнозирование - это предвидение возможного преступного пове-дения конкретного лица.
 Прогнозирование не является самоцелью. Оно необходимо, прежде всего, для правильного планирования предупреждения пре-ступности. Криминологическое планирование - это научно обосно-ванное определение ситуации с преступностью, целей в системе ее предупреждения, мер и конкретных заданий, направленных на пре-дупреждение преступлений и иных правонарушений"
[70] .
Планирование может быть двух видов: а) стратегическое (ко-торое еще называют программированием), включающее в себя кон-цептуальные положения развития, формулировку приоритетов, це-лей и основных задач; б) текущее, которое содержит перечень меро-приятий, сроков, исполнителей и источников финансирования. Оба вида могут сочетаться в различных формах. В Красноярском крае, например, сроком на два года разрабатывают программу по усиле-нию борьбы с преступностью. Программные положения ежегодно конкретизируют в рабочем плане.
 В настоящее время в России действует "Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1999 - 2000 го-ды". Это уже третья федеральная программа. Приоритетными на-правлениями этой программы являются:
- преодоление криминализации экономики, защита всех форм собственности, борьба с коррупцией;
- противодействие организованной преступности;
- меры по борьбе с терроризмом;
- повышение эффективности раскрытия и расследования тяж-ких преступлений;
- обеспечение общественного порядка, профилактика и предот-вращение правонарушений;
- реформирование уголовно-исполнительной системы;
- реформирование правоохранительной системы;
- развитие международного сотрудничества в борьбе с пре-ступностью;
- совершенствование правовой базы правоохранительной дея-тельности в сфере борьбы с преступностью.
Кроме того, в Российской Федерации и в регионах принимают специализированные программы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, содействия трудовой занятости осужденных, профилак-тики правонарушений несовершеннолетних и другие.
Своеобразие "текущего момента" состоит в том, что планы и программы в сфере борьбы с преступностью составляют грамотно и, можно даже сказать, красиво, но, они, как правило, не реализуются. Основная причина - недостатки финансирования. В этих условиях исполнительная власть финансирует планируемые мероприятия из-бирательно, а следовательно, приоритеты определяют чиновники. Все это делает программирование бессмысленным. Пословица "По одежке протягивай ножки" применима и к программированию. Пусть программы будут скромными, но зато реальными. Важнейшие программы должны иметь статус закона.

5.7. Пропагандистское обеспечение и разъяснительная работа

Общественное мнение в борьбе с преступностью выполняет три функции. Во-первых, без его поддержки это дело обречено на неудачу. Во-вторых, общественное мнение – одна из форм контроля над правоохранительной системой, которая, как любая бюрократи-ческая система, стремится переключиться на самообслуживание. В-третьих, законодательство и практика его применения в основе сво-ей есть плоды общественного сознания и мнения большинства насе-ления. Путь к хорошим законам и их хорошему исполнению в демо-кратическом государстве лежит через улучшение правосознания граждан.
Общественное сознание не идеально и подвержено изменени-ям. Формы влияния на него могут быть разными: а) через непосред-ственное общение специалистов с населением; б) через средства массовой информации; в) через литературу и искусство.
В последние годы изменения общественного сознания и пра-восознания населения происходят, главным образом, стихийно. Прежняя система правовой пропаганды и разъяснения законодатель-ства развалилась, а новая только складывается. Механизмы влияния на правосознание еще толком не изучены, но, как показывают пер-манентно идущие в России избирательные кампании, они могут ра-ботать достаточно эффективно и формированием правосознания можно управлять. Главный вопрос - в чьих руках будет это управле-ние, и каким целям оно будет подчинено.
Для начала общество должно сформулировать принципы про-пагандистской политики в сфере борьбы с преступностью, затем на этой концептуальной основе создать программы гражданского, пра-вового образования и обучения нормам жизни в обществе.
Одним из актуальных направлений разъяснительной работы является разрушение вредных стереотипов социально-правового мышления. Например, граждане России, с одной стороны, имеют очень высокие карательные притязания. Причем чаще всего эти при-тязания устремлены к абстрактному правонарушителю, а не к пре-ступнику, которого знают. С другой стороны, авторитет правоохра-нительных органов среди населения очень низок. Реализация высо-ких карательных стереотипов в сочетании с тотальным недоверием к правоохранительной системе, может вызвать еще большее отчужде-ние.
Из этого примера следует, что помимо борьбы с вредными стереотипами пропагандистская машина должна содействовать по-вышению авторитета правоохранительной системы. Понятно, что в большей степени этот авторитет зависит от реальных дел, но иногда имеет место и необоснованная дискредитация.
Г.Й. Шнайдер верно заметил, что образ преступности, кото-рый создают средства массовой информации, существенно отлича-ется от реальной преступности
[71]. Он даже использовал специальный термин - «информационная преступность». Аналогичным образом можно сказать, что образ «борца с преступностью» в зеркале СМИ, художественной литературы, кино и видео существенно искажен. От уровня «жареных фактов», сенсационности, только «благостных» или только негативных образов пора переходить к взвешенному, проблемному и конструктивному освещению правоохранительной деятельности.
Управление формированием правосознания вовсе не означает нарушение принципов гласности, свободы слова и печати. Админи-стрирование должно остаться в прошлом. Для создания циклов ин-формационно-тематических программ правоохранительной направ-ленности, выпуска хроникальных и художественных кино-, видео-фильмов, публикаций можно использовать прямое и косвенное сти-мулирование, например, в форме проведения конкурсов, выделения грантов и т.п.
Важнейшим разделом таких программ должно стать виктимо-логическое просвещение. Чтобы знакомить население с формами и видами самозащиты от преступных посягательств, можно использо-вать все возможные средства.

60) В качестве примера можно назвать Указы Президента РФ: «О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 6 сентября 1993 г. № 1338, «О мерах по усилению борьбы с терроризмом» от 7 марта 1996 г. № 338 и др.
61) О бедственном положении системы говорит уже название некоторых доку-ментов. См., например: О кризисном состоянии финансирования расходов на правоохранительную деятельность и обеспечение безопасности государства. Постановление Госуд. Думы Фед. Собр. РФ от 16 февраля 1996 г. № 91-11 ГД // СЗ РФ. 1996. № 9. Ст. 749.
62) См.:Крисенеля А. Профилактика: очевидная и невероятная // Аргументы и факты. Здоровье. 1998. № 33-34. С. 2.
63) Исследователи ФРГ пришли к выводу о том, что уголовно-исполнительные учреждения открытого типа применительно ко многим осужденным гораздо эффективнее и выгоднее «закрытых». Например, материальные затраты на ис-полнение лишения свободы и применение амбулаторных мер соотносятся меж-ду собой как 5:1. (см.: Дюнкель Ф. Категории «издержки - польза» в уголовной политике // Проблемы уголовной политики: советский и зарубежный опыт. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1990. С.113 – 125.
64) Разделы проекта Федерального закона о криминологической экспертизе // Преступность и правовое регулирование борьбы с ней/ Под ред. А.И. Долговой. М.: Криминологическая Ассоциация, 1996. С. 390 - 393.
65) См.: Четвериков В.С. Криминология: Учеб. пособие. М.: ИНФРА-М, 1996. С. 116 – 118.
66) Курс советской криминологии: Предупреждение преступности. М.: Юрид. лит., 1986. С. 60.
67) См.: Москвин Е.П., Рогалев А.Н., Щедрин Н.В. Анализ преступности на осно-ве геоинформационных технологий // Правовые и организационно-тактические проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сб. мат. научно-практ. конф.. Ч. 2 / Краснояр. высш. шк. МВД России. Красноярск, 1998. С. 46 –50.
68) Аванесов Г.А. Теория и методология криминологического прогнозирования. М.: Юрид. лит., 1972. С. 28.
69) См.: Кардополов Ю.Ф. Статистика. Учеб. пособие. 2-е изд., испр. и доп. / Краснояр. гос. ун-т. Красноярск, 1998. С. 136 –138.
70) Курс советской криминологии…С. 111.
71) См.: Шнайдер Г. Преступность и средства массовой информации // Советское государство и право. 1990. .№ 7.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Постепенно приходит понимание того, что преступность – это сложнейший социальный феномен. Как не существует одного лекар-ства от всех болезней, так нет простого, универсального и карди-нального средства против преступности. Предупреждение преступ-ности представляет собой систему, которая вслед за преступностью усложняется и изменяется.
Но как бы система не изменялась, ее основные элементы и «несущие конструкции» сохраняются. Закономерности процесса предупреждения воспроизводятся и имеют место в предупреждении любого вида преступности, будь то организованная преступность или преступность несовершеннолетних.
 Общая теория предупреждения преступности – это учение о совокупности всех законных видов, форм, способов, средств и мето-дов снижения уровня преступности независимо от того, какой от-раслью права они предусмотрены.
Поскольку предупреждение преступности – это специфиче-ская разновидность социального управления, она сочетает принципы социального управления и принципы правового регулирования. Система предупреждения преступности включает в себя объекты, субъекты и меры предупреждения.
Пределы предупредительной деятельности должны быть огра-ничены. Это позволяет, с одной стороны, сэкономить ресурсы, а с другой - не допустить необоснованного стеснения прав и свобод граждан. Для этого в теории и в законодательстве должны быть чет-ко обозначены основания, временные пределы и процедура приме-нения мер предупреждения, которые связаны с принуждением.
Успешная деятельность по предупреждению преступности предполагает надлежащее решение проблем нормативно-правового, материального, финансового, организационного, кадрового, инфор-мационно-аналитического, научно-методического и пропагандист-ского обеспечения.
 Таковы основные разделы учения о предупреждении преступ-ности. Буду очень рад, если дочитавший настоящее пособие до кон-ца разобрался в структуре предупредительной деятельности и усво-ил основные понятия. Даже если он не разделяет отдельные положе-ния или принципиально не согласен с автором, мы будем дискути-ровать "на одном языке".


СПИСОК РЕКОМЕНДОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Учебники и учебные пособия 

Курс советской криминологии: Предупреждение преступно-сти. М.: Юрид. лит., 1986. 352 с.
Криминология: Учебник / Под ред. проф. Н.Ф. Кузнецовой и проф. Г.М.Миньковского. М.: Изд-во МГУ, 1994. 415 с.
Криминология: Учебник / Под ред. акад. В.Н. Кудрявцева, проф. В.Э. Эминова. М.: Юристъ, 1995. 512 с.
Криминология. Учебник для юридических вузов / Под ред. проф. А.И. Долговой. М.: ИНФРА.М - НОРМА, 1997. 784 с.
Бурлаков В.Н., Орехов В.В. Индивидуальное предупреждение преступлений: вопросы теории и практики: Учебное пособие. Л.: Изд-во ЛГУ, 1988. 150 с.
Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Криминология. Общая часть: Учебное пособие / Краснояр. высш. шк. МВД России. Красноярск, 1997. 325 с.
Четвериков В.С., Четвериков В.В. Криминология: Учебное по-собие. М.: Новый Юрист, 1997. 144 с.

Специальная литература 

Жалинский А.Э. Специальное предупреждение преступлений в СССР (Вопросы теории). Львов: Вища школа, 1976. 212 с.
Игошев К.Е., Шмаров И.В. Социальные аспекты предупреж-дения правонарушений (проблемы социального контроля). М.: Юрид. лит., 1981. 180 с.
Комплексное изучение системы воздействия на преступность (методологические и теоретические основы) / Под ред. П.П.Осипова. Л.: Изд-во ЛГУ, 1978. 150 с.
Теоретические основы предупреждения преступлений / Под ред. В.К. Звирбуля, В.В. Клочкова, Г.М.Миньковского. М.: Юрид. лит., 1977. 256 с.
Филимонов О.В. Индивидуальная профилактика преступле-ний: (Правовые проблемы). Томск: изд-во Том. ун-та, 1985. 119 с.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

62828. Укрепление и сохранение здоровья учащихся с помощью знаний о закаливаний полученных на этом уроке 303.13 KB
  Виды закаливания. Значение закаливания для здоровья человека; необходимо учитывать индивидуальные особенности организма; закаливание должно быть постепенным; закаливаться нужно систематически не пропуская ни одного дня; использовать любую возможность для закаливания.
62830. Окружающий мир и музыка. Что такое музыка? Сказки и легенды о музыке и музыкантах 110.9 KB
  Музыка - это прежде всего звуки,которые нас окружают. Это и пение птиц, и шум моря (ветра),и шелест листьев, вобщем то - что имеет звук. А рёв машин или сигнализация - это музыка? Да, это тоже музыка.
62831. МИР ДЕТСТВА В МУЗЫКЕ. МУЗЫКА И ЖИВОТНЫЙ МИР 69.47 KB
  Правильно А играться вы любите да А какие ваши любимые игрушки куклы солдатики машинки мячики и др. О куклах есть пьесы русского композитора Петра Ильича Чайковского музыка из детского альбома...
62832. СКАЗКА В МУЗЫКЕ 16.04 MB
  Ребята помните на уроке музыка и другие виды искусства мы уже говорили что музыка подобно краскам в живописи тоже может рисовать картины. картинка Ребята Сейчас я включу музыку русского композитора Римского Корсакова но название композиций...