15963

Назначение наказания при множественности преступлений

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

В пособии на основе действующего уголовного законодательства анализируются правила назначения наказания при рецидиве преступлений, совокупности преступлений и приговоров и некоторые вопросы освобождения от наказания при наличии множественности преступлений.

Русский

2013-06-18

702.5 KB

9 чел.

Т. Г. ЧЕРНЕНКО

Назначение   наказания

при   множественности   преступлений

Учебное пособие

Издание второе, исправленное и дополненное

Кемерово 2005


ББК   Х628.101–я73

Ч 49      

Печатается по решению редакционно-издательского совета

Кемеровского государственного университета

Р е ц е н з е н т ы:

кафедра уголовного права Юридического института Томского государственного университета;

доктор юридических наук, профессор Л.М. Прозументов

Черненко Т. Г.

Ч 49   Назначение наказания при множественности преступлений: Учебное пособие | Кемеровский госуниверситет. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 2005.  - 120 с.

ISBN 5-8353-0140-5

В пособии на основе действующего уголовного законодательства анализируются правила назначения наказания при рецидиве преступлений, совокупности преступлений и приговоров и некоторые вопросы освобождения от наказания при наличии множественности преступлений.

Во 2-м издании, в отличие от первого, рассмотрены формы множественности преступлений. Внесен ряд уточнений и дополнений с учетом изменений в уголовном законодательстве.

Предназначено студентам, аспирантам и преподавателям юридических вузов, а также работникам правоохранительных органов.

Ч-20003                                                            ББК  Х628.101-я73

Черненко Т. Г., 2005

Кемеровский госуниверситет, 2005

ISBN 5-8353-0140-5                                                




ОГЛАВЛЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

Множественность преступлений – один из  наиболее сложных и интересных институтов  уголовного права. Не случайно этому институту уделялось серьезное внимание многими учеными. Вопросы множественности преступлений нашли отражение в трудах М.И. Бажанова, Ю.И. Бытко, С.П. Бузыновой, Б.В. Волженкина, Р.Р. Галиакбарова, И.М. Гальперина, А.С. Горелика, И.И. Горелика, П.С. Дагеля, М.А. Ефимова, М.П. Журавлева, А.Ф. Зелинского, Т.Э. Караева, Т.М. Кафарова, В.Е. Квашиса, Ю.А. Красикова, Г.Г. Криволапова, В.Н. Кудрявцева, Б.А. Куринова, В.П. Малкова, В.И. Малыхина, А.С. Михлина, З.А. Незнамовой, А.С. Никифорова, Г.П. Новоселова, К.А. Панько, Н.К. Семерневой, Ю.В. Солопанова, Х.Ю. Тимершина, К.У. Умаровой, В.Д. Филимонова, А.С. Фролова, Е.А. Фролова, В.А. Шкурко, Ю.Н. Юшкова, А.М. Яковлева и других исследователей, однако проблема множественности преступлений далеко не исчерпала себя. Действующий Уголовный кодекс Российской Федерации содержит определенное количество норм, посвященных различным проявлениям множественности преступлений. Ряд уголовно-правовых норм посвящен правилам назначения наказания лицам, чьи деяния образуют множественность преступлений. Эти нормы, к сожалению, не лишены недостатков.

Уголовный кодекс поставил новые вопросы и перед учеными, и перед правоприменительными органами, испытывающими серьезные трудности и при квалификации различных проявлений множественности преступлений, и при назначения наказания за множественность преступлений.

В настоящем учебном пособии на основе анализа уголовного законодательства, юридической литературы и правоприменительной практики рассматриваются вопросы назначения наказания при рецидиве преступлений, по совокупности преступлений, совокупности приговоров, правила определения видов исправительных учреждений лицам, осужденным не за одно преступление. В работе затрагиваются также вопросы освобождения от уголовного наказания осужденных за множественность преступлений.

При подготовке второго издания учебного пособия были учтены изменения уголовного законодательства 2003 – 2004 годов в части, касающейся множественности преступлений.


                                                                                                   

  1.  Понятие и формы множественности преступлений
    1.  Понятие и признаки множественности преступлений

Множественность преступлений – весьма распространенное явление, с которым сталкивается следственная и судебная практика. Так, в результате нашего исследования уголовных дел осужденных рядом судов Кемеровской области и Алтайского края было установлено, что 52 % осужденных – это лица, либо ранее осуждавшиеся за совершение преступления, либо совершившие до привлечения к уголовной ответственности два и более преступлений (период изучения – 1998 - 2003 годы). Выявление того обстоятельства, что лицо совершило более одного преступления, порождает перед следственными и судебными органами ряд правовых вопросов, связанных, в первую очередь, с квалификацией содеянного, а затем – с назначением наказания и т.д. Чтобы правильно решить эти вопросы, необходимо иметь четкое представление о том, что такое множественность преступлений, каковы ее отличительные признаки, каковы формы проявления множественности преступлений. Отправным пунктом в уяснении всех этих вопросов является анализ понятия "множественность преступлений".

Уголовное законодательство не содержит определения понятия "множественность преступлений". В теории же уголовного права не наблюдается единого подхода к трактовке указанного понятия.

По мнению Е.А. Фролова и Р.Р. Галиакбарова, "под множественностью преступных деяний следует понимать стечение нескольких правонарушений, предусмотренных уголовным законом в поведении одного и того же лица. При этом каждый из актов общественно опасного поведения субъекта обязательно должен представлять собой самостоятельный состав преступления"1. Аналогичная позиция относительно понятия множественности преступлений и у В.Н. Кудрявцева2. В приведенном выше определении указывается обязательный для множественности преступлений количественный признак (совершение одним лицом нескольких правонарушений), и также отмечается, что каждое правонарушение представляет собой самостоятельный состав преступления. Думается, что фраза "самостоятельный состав преступления" в рассматриваемом случае не совсем удачна, ибо может быть понята неоднозначно, в частности, как совершение деяний, предусмотренных только различными уголовно-правовыми нормами, содержащими признаки отдельных составов преступлений.

Не нашло отражения в анализируемом определении и то обстоятельство, что за преступлениями, образующими множественность,  должны быть сохранены уголовно-правовые последствия.

Позднее Р.Р. Галиакбаров несколько изменил определение множественности преступлений: "Множественность преступлений – это совершение одним и тем же лицом нескольких правонарушений, каждое из которых расценивается уголовным законом как самостоятельное преступление"3. Указания на то, что каждое правонарушение представляет собой самостоятельный состав преступления, из данного определения исключено, однако справедливо отмечается, что каждое деяние рассматривается законом как самостоятельное преступление. Но и в этом определении не указано на то, что за образующими множественность преступлениями должны быть сохранены уголовно-правовые последствия.

Б.А. Куринов отмечал, что "понятием множественности преступлений охватываются случаи совершения лицом двух или более преступлений, по которым не погашена судимость и не истекли сроки уголовного преследования"4. В данном определении уже указываются некоторые исключающие множественность признаки.

Б.М. Леонтьев и И.М. Тяжкова определяют множественность преступлений как "совершение одним лицом двух или более преступлений, по которым не истекли сроки давности (статья 78 УК РФ) и не погашена судимость (статья 86 УК РФ)"5. В данном определении позитивно указание на обстоятельства, исключающие множественность, однако истечение давностных сроков и погашение судимости – это далеко не все обстоятельства, исключающие множественность, в связи с чем определение множественности преступлений, данное Б.М. Леонтьевым и И.М. Тяжковой, не может считаться полным, отражающим все признаки множественности преступлений.

Указанные авторы, рассматривая затем определения множественности преступлений, предложенные в различных источниках, приходят к выводу, что наиболее удачным является определение, содержащееся в Домашней юридической энциклопедии: "Под множественностью преступлений понимается совершение двух и более деяний, каждое из которых представляет собой самостоятельное преступление, при условии, что по крайней мере по двум из них не исключается возможность привлечения лица к уголовной ответственности"6. На наш взгляд, данное определение страдает односторонностью. Оно охватывает только те проявления множественности преступлений, которые складываются из преступлений, за которые лицо еще не было осуждено, и не вбирает в себя случаи, когда лицо, отбыв наказание за одно из преступлений, при непогашенной судимости совершает новое преступление.

Развернутое определение множественности преступлений было дано В.П. Малковым, который пишет, что "множественность преступлений можно определить как такие влекущие за собой юридические последствия случаи, когда лицо совершает одновременно или последовательно несколько преступлений до привлечения к уголовной ответственности либо вновь совершает преступления после осуждения за предыдущее, если при этом хотя бы по двум из учиненных преступных деяний не погашены (не сняты, не истекли) уголовно-правовые последствия, а также не имеется процессуальных препятствий к возбуждению уголовного дела"7. В данном определении не только отражены структурные элементы множественности преступлений, но и отмечен такой важный признак множественности, как сохранение за преступлениями, образующими множественность, уголовно-правовых последствий, указание же на отсутствие процессуальных препятствий для уголовного преследования является излишним, ибо это не уголовно-правовой признак.

По нашему мнению, характерными признаками множественности преступлений являются следующие.

1. "Объединяющее начало множественности преступлений – субъект преступного деяния"8. Одно лицо совершает два или более преступления (количественный признак).

2. Структурными элементами множественности преступлений являются самостоятельные, единичные преступления. Каждое взятое в отдельности деяние должно содержать конкретный состав преступления и рассматриваться как единое целое. Это могут быть как простые, так и сложные единичные преступления. Множественность преступлений может вбирать в себя как оконченные преступления, так и преступления, прерванные на стадии приготовления или покушения, преступления, совершенные в одиночку, и преступления, совершенные при любой разновидности соучастия. Такой вывод находит подтверждение в постановлении № 40 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 года  "О практике назначения судами уголовного наказания", в пункте 7 которого отмечено, что "по смыслу статьи 18 УК РФ при решении вопроса о наличии рецидива преступлений не имеет значения, являлось ли оконченным или неоконченным умышленное преступление, за которое лицо осуждается по последнему приговору, либо осуждалось ранее, а также являлось ли лицо исполнителем или соучастником любого из этих преступлений"9.

3. Сохранение за каждым из преступлений уголовно-правовых последствий. Если хотя бы по одному из двух совершенных лицом преступлений погашены юридические последствия, множественность преступлений отсутствует.

Обстоятельства, исключающие множественность преступлений, будут проанализированы в следующем параграфе. Перечислять их в определении понятия "множественность преступлений", на наш взгляд, не следует, это повлекло бы излишнее загромождение дефиниции. Все эти обстоятельства общеизвестны, они указаны в Уголовном кодексе. В определении же множественности преступлений достаточно указания на сохранение за преступлениями, образующими множественность, уголовно-правовых последствий.

С учетом указанных признаков можно дать следующее определение множественности преступлений: "Множественность преступлений – это наличие совершенных одним лицом двух и более преступлений, в отношении которых сохранены уголовно-правовые последствия".

Установление всех признаков множественности преступлений имеет весьма важное значение для правильной квалификации преступлений и назначения справедливого наказания за содеянное. Особое внимание необходимо обращать на то, сохранены ли за отдельными преступлениями уголовно-правовые последствия, а для этого следует учесть обстоятельства, свидетельствующие о погашении юридических последствий преступления. В соответствии с уголовным законом можно выделить ряд таких обстоятельств, анализ которых  осуществляется в следующем параграфе.

  1.  Обстоятельства, исключающие множественность преступлений

Совершение одним лицом двух и более преступных деяний, как правило, свидетельствует о повышенной общественной опасности и содеянного, и личности виновного, ибо совершением нескольких преступлений правоохраняемым интересам причиняется, при прочих равных условиях, больший вред, чем одним преступным деянием. Кроме того, "если множество преступных деяний сопряжено с повторением преступных действий, то это, как правило, свидетельствует об устойчивом либо глубоком укоренении в сознании субъекта антиобщественных взглядов, привычек и устремлений, нередко об определенной антиобщественной жизненной позиции его"10, в связи с чем наличие в поведении лица множественности преступлений влечет для него неблагоприятные уголовно-правовые последствия.

В то же время при определенных обстоятельствах совершение одним и тем же лицом нескольких преступных деяний не может рассматриваться как безусловное свидетельство его повышенной опасности, в связи с чем не порождает для виновного неблагоприятные правовые последствия. Так, если первое и последующее преступление разделены весьма значительным промежутком времени, исчисляемым годами, вряд ли можно говорить о повышенной степени опасности лица, совершившего эти деяния. А коль скоро множественность преступлений является юридическим выражением повышенной общественной опасности преступника, наличия у виновного глубоко укоренившихся взглядов, привычек, определенной жизненной позиции11, то при отсутствии указанных признаков нецелесообразно было бы полагать имеющим место само юридическое понятие множественности преступлений со всеми вытекающими из него неблагоприятными правовыми последствиями12. В связи с указанным фактором теория уголовного права и следственно-судебная практика относят к числу обстоятельств, исключающих множественность преступлений, истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности или сроков давности исполнения обвинительного приговора суда.

Под давностью в общем плане в уголовном праве понимается "истечение определенных сроков, исключающих при наличии указанных в законе обстоятельств уголовную ответственность (осуждение) или исполнение назначенного судом наказания"13. Уголовное законодательство предусматривает два вида давности: давность как основание освобождения лица от уголовной ответственности и давность  обвинительного приговора, то есть давность как основание освобождения от наказания.

Суть освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности заключается в том, что по истечении установленного законом периода времени с момента совершения преступления лицо не подлежит уголовной ответственности за совершенное им преступление.

Освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности заключается в том, что по истечении установленного законом периода времени со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу лицо, осужденное за совершение преступления, освобождается от исполнения наказания.

Вопрос об основаниях освобождения виновных от уголовной ответственности и наказания вследствие истечения сроков давности в теории уголовного права решается неоднозначно. Одна из позиций заключается в том, что основанием существования института давности является отпадение общественной опасности совершенного деяния14. Данная точка зрения не представляется верной. Общественная опасность преступления определяется на момент его совершения, и истечение времени не может отразиться на степени общественной опасности преступления, совершенного при конкретных обстоятельствах, в определенной обстановке и так далее. Общественная опасность деяния может отпасть вследствие изменения обстановки, если же такого изменения не произошло, сам факт истечения длительного времени после совершения общественно опасного деяния не может уменьшить или устранить его общественную опасность.

По мнению ряда авторов, в основу института давности положена нецелесообразность по истечении срока давности применять к виновному лицу уголовную ответственность или наказание15. Так, П.Я. Мшвениерадзе пишет следующее: "По нашему мнению, основанием давности ... является нецелесообразность применения наказания в отношении лица, совершившего покушение, если со дня совершения преступления произошло более или менее продолжительное время. Применение наказания при таком положении вещей не может служить ни целям общего предупреждения, ни целям специального предупреждения"16. Нельзя не согласиться с тем, что своевременно назначенное наказание имеет большее превентивное  значение, чем то, которое назначается по истечении значительного периода времени с момента совершения преступления. Однако нельзя безоговорочно утверждать, что "запоздалое" наказание никогда не достигает своих целей. Не случайно законом установлен круг лиц, на которых институт давности не распространяется (это лица, виновные в преступлениях против мира и безопасности человечества, предусмотренных статьями 353, 356, 357 и 358 УК РФ). Кроме того, сроки давности могут быть не применены судом к лицам, совершившим преступления, наказуемые смертной казнью или пожизненным лишением свободы, хотя продолжительность сроков давности за эти преступления весьма существенная – 15 лет. При приостановлении течения давностного срока с момента совершения лицом преступления и до начала отбывания наказания тоже могут пройти значительные временные отрезки, тем не менее наказание назначается (исполняется). Законодатель в подобных случаях рассматривает наказание как целесообразное. Утверждение, что запоздалое применение наказания нецелесообразно, верно не для всех случаев его назначения и исполнения. Кроме того, целесообразность или нецелесообразность применения давности должна быть обусловлена каким-либо объективным критерием (критериями), то есть вновь возникает исходный вопрос: что лежит в основе института давности.

Наиболее убедительной в вопросе об основании давности представляется точка зрения авторов, усматривающих основание института давности в отпадении либо ослаблении общественной опасности лица, совершившего преступление17. Лицо, совершившее преступление, наибольшую общественную опасность представляет в момент совершения им преступления. С течением времени общественная опасность такого лица может значительно уменьшится и даже утратиться вообще. Об отпадении общественной опасности лица может свидетельствовать позитивное поведение лица после совершения преступления.

Действительно, если лицо после совершения преступления или после вступления приговора суда в законную силу не подвергалось воздействию наказания по независящим от него обстоятельствам, вело нормальный образ жизни, не пыталось избежать уголовной ответственности или исполнения назначенного наказания, не совершало новых умышленных преступлений в течение длительного времени, это свидетельствует об отпадении либо значительном снижении общественной опасности данного лица, в силу чего применение и исполнение в отношении такого лица наказания или иной меры уголовно-правового воздействия теряет свой смысл.

Истечение указанных в законе сроков давности означает, что уголовное правоотношение, возникшее в связи с совершением преступления, прекратилось, юридические последствия преступления аннулируются. Следовательно, если лицо совершает новое преступление по истечении предусмотренных законом сроков, в его действиях юридически отсутствует множественность преступлений.

Течение срока давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда (ч. 3 ст. 78 УК РФ) или осужденное лицо уклоняется от отбывания наказания (ч. 2 ст. 83 УК РФ).

В связи с тем, что правовые последствия преступления в течение всего периода приостановления течения давностного срока сохраняются, в случае совершения виновным нового преступления налицо множественность преступлений.

Относительно части 3 статьи 78 УК РФ необходимо отметить следующее: в ней не установлены сроки давности привлечения к уголовной ответственности лица, укрывшегося после совершения преступления от следствия и суда, в силу чего угроза применения наказания может довлеть над человеком всю жизнь, даже в том случае, если он ведет законопослушный образ жизни. Такое положение не может быть признано гуманным и справедливым, в связи с чем представляется обоснованным высказанное в литературе предложение об исключении из статьи 78 УК РФ части третьей18. Если же законодатель сочтет такой вариант неприемлемым, то следует установить хотя бы предельный срок для возможного привлечения к уголовной ответственности лиц, скрывшихся от следствия и суда, но не совершавших более преступлений.

Действующий Уголовный кодекс Российской Федерации, в отличие от УК РСФСР 1960 года, не содержит положений о прерывании сроков давности. В юридической литературе не раз отмечалось, что это упущение со стороны законодателя19. Указанное нововведение в сочетании со смещением конечного момента исчисления срока давности приводит к тому, что по объемным, многоэпизодным делам, где  совокупность образуют преступления различных категорий, сроки давности за некоторые из них (небольшой тяжести) истекают уже в ходе предварительного расследования либо продолжительного судебного разбирательства.20

В основе института давности, как уже говорилось ранее, лежит либо полное отпадение общественной опасности лица, совершившего преступление, либо такое снижение степени его общественной опасности, при котором привлечение лица к уголовной ответственности или исполнение в отношении него уголовного наказания закон признает нецелесообразным. Лицо своим последующим поведением после совершения преступления должно доказать, что оно утратило свою общественную опасность. Если же лицо в период давностного срока совершает новое преступление (особенно умышленное), то тем самым оно подтверждает, что не утратило свою общественную опасность, напротив, оно представляет повышенную общественную опасность. И такое негативное поведение во время течения давностного срока должно влечь неблагоприятные последствия для правонарушителя. Общественная опасность лица, совершающего умышленное преступление в период давностного срока, выше, чем у лица, совершившего одно преступление и уклоняющегося от следствия или суда или от отбывания наказания. Тем не менее для последнего лица законодателем установлены неблагоприятные последствия, для первого – нет.

На наш взгляд, следует восстановить правило о прерывании течения давностного срока, предусмотрев прерывание срока давности в случае совершения умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления21.

К числу обстоятельств, исключающих множественность преступлений, относится погашение или снятие судимости за ранее совершенное преступление (статьи 86, 95 УК РФ).

Судимость представляет собой поражение определенных, установленных законом прав, вызванное осуждением лица к какому-либо наказанию за конкретное преступление22.

Лицо считается судимым не только во время отбывания наказания, но и в течение установленного законодателем срока по его отбытии. Законом предусмотрена возможность погашения или снятия судимости (ст. 86 УК РФ).

До погашения или снятия судимости лицо находится в особом правовом положении, которое выражается в возможности наступления для него ряда неблагоприятных последствий, в первую очередь уголовно-правового характера. Основное социальное назначение института судимости – предупреждение рецидива. Нельзя не согласиться с В.Д. Филимоновым, который отмечает, что назначение судимости состоит в осуществлении двух функций – криминологической и уголовно-правовой. Криминологическая функция заключается в том, что, предусматривая для виновного ряд правовых ограничений, судимость создает условия для закрепления результатов его исправления, препятствует совершению им новых преступных действий и играет, таким образом, профилактическую роль. Уголовно-правовая функция выражается в установлении срока, в течение которого совершенное лицом преступление может служить обстоятельством, влияющим на содержание и размер уголовной ответственности и наказания23.

Если лицо в течение периода, установленного законодателем для погашения судимости, не совершает нового преступления, это свидетельствует, как правило, об утрате им общественной опасности. Не случайно в части 6 статьи 86 УК РФ сформулировано положение, в соответствии с которым погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью. Если новое преступление совершается после погашения судимости за предыдущее, то оно вовсе не обязательно связано с теми свойствами человеческого сознания, которые явились непосредственной причиной совершения первого преступления24.

Таким образом, погашение или снятие судимости означает, что правовые последствия предшествующего преступления исчерпали себя, и оно не может рассматриваться в качестве структурного элемента множественности преступлений.

В том же случае, когда новое преступление совершается до истечения срока погашения судимости за предыдущее, оно является показателем сохранения в сознании осужденного негативных антисоциальных свойств, несмотря на применение к данному лицу меры государственного принуждения, и свидетельствует о повышенной общественной опасности личности виновного, что дает основание рассматривать содеянное в целом как множественность преступлений со всеми вытекающими отсюда последствиями.

С учетом того, что лицо, совершающее новое преступление при непогашенной или не снятой судимости за предыдущее, не утратило своей общественной опасности, УК РСФСР 1960 года предусматривал правило прерывания сроков погашения судимости в случае совершения лицом нового преступления, что способствовало усилению ответственности при рецидиве преступлений. В действующем же Уголовном кодексе такое правило отсутствует. Это явное упущение со стороны законодателя. Если признать, что факт совершения нового преступления не прерывает течение сроков погашения предыдущей судимости, то, как верно отметила З.А. Незнамова, во многих случаях, связанных с совершением нескольких преступлений, невозможно будет констатировать наиболее опасные разновидности рецидива, так как уже во время отбывания наказания за второе преступление могут истечь сроки погашения судимости за первое преступление, и это преступление не будет учтено при определении вида рецидива в случае совершения лицом очередного преступления25.

В связи с изложенным поддерживаем высказанные в юридической литературе предложения о закреплении в статье 86 УК РФ правила прерывания течения срока, погашающего судимость, в случае совершения лицом нового преступления26.

Одним из обстоятельств, исключающих множественность преступлений, является освобождение лица от уголовной ответственности за предыдущее преступление в связи с деятельным раскаянием. В соответствии с частью 1 статьи 75 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления. В качестве основания освобождения лица от уголовной ответственности в данном случае выступает его позитивное посткриминальное поведение, свидетельствующее о том, что лицо, совершившее преступление, утратило свою общественную опасность27.

Освобождение от уголовной ответственности по данному основанию может иметь место в случае совершения преступления небольшой или средней тяжести, гласит часть 1 статьи 75 УК РФ, причем преступление должно быть совершено впервые. Преступление считается совершенным впервые как в том случае, когда уголовно наказуемое деяние совершено фактически в первый раз, так и тогда, когда деяние совершено не в первый раз, однако после погашения юридических последствий по предыдущему преступлению.

Критериями утраты общественной опасности лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, являются формы деятельного раскаяния, перечисленные в части 1 статьи 75 УК РФ. Прежде всего это явка с повинной, означающая, что лицо добровольно, без какого-либо принуждения обращается непосредственно или путем письменного сообщения в органы дознания, следствия, прокуратуры или в суд с заявлением о совершенном преступлении.

Законодатель называет и такую форму деятельного раскаяния, как способствование раскрытию преступления. Оно проявляется в оказании существенной помощи со стороны виновного в установлении конкретных обстоятельств содеянного, изобличении соучастников, в обнаружении орудий и средств совершения преступления и иных активных действиях, способствующих раскрытию преступления.

Формой деятельного раскаяния является возмещение ущерба, причиненного преступлением. Возмещение ущерба может выражаться в восстановлении поврежденного имущества, в проведении ремонта, в денежной компенсации причиненного преступлением ущерба и тому подобных действиях. Предусмотренное в части первой статьи 75 УК РФ требование о возмещении ущерба или иного заглаживания вреда может относиться только к тем случаям, когда лицо виновно в совершении преступления, причинившего вред, предусмотренный в конкретной статье Особенной части Уголовного кодекса. Многие статьи УК РФ указаний на причиненный ущерб не содержат. Поэтому в такого рода случаях для освобождения от уголовной ответственности указанное требование не является обязательным28.

В части 2 статьи 75 УК РФ речь идет о специальных видах освобождения от уголовной ответственности, предусмотренных в статьях Особенной части Уголовного кодекса29. Введение специальных видов освобождения от уголовной ответственности во многом обусловлено спецификой соответствующих преступлений. В связи с этим в одних статьях УК РФ – статья 126 (похищение человека), статья 206 (захват заложника) – в качестве юридического основания освобождения от ответственности указывается освобождение похищенного человека или захваченного заложника, в других - статья 205 (терроризм), статья 208 (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем), статья 228 (незаконное изготовление, приобретение ... наркотических средств или психотропных веществ), статья 275 (государственная измена) – содействие в предотвращении преступления, прекращение преступного поведения, способствование раскрытию преступления. В ряде статей УК РФ в качестве основания освобождения от ответственности выступает добровольная сдача оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. В некоторых статьях Уголовного кодекса освобождение от уголовной ответственности связывается с сообщением органам власти о совершенном преступлении, изобличении лиц, совершивших преступление30. Это специальные основания освобождения от ответственности, вытекающие из идей компромисса, которые установлены в целях защиты интересов человека, общества и государства, а также в целях предупреждения, прекращения и раскрытия преступлений31.

Анализ статьи 75 УК РФ позволяет сделать вывод, что освобождение от уголовной ответственности по предусмотренным в ней основаниям является окончательным и безусловным. Следовательно, уголовное правоотношение, возникшее между государством и лицом, совершившим преступление, прекращается в связи с освобождением виновного от уголовной ответственности. Преступление же, юридические последствия которого погашены, не может выступать в качестве структурного элемента множественности преступлений.

К числу обстоятельств, исключающих множественность преступлений, относится освобождение от уголовной ответственности за предшествующее преступление в связи с примирением с потерпевшим. В соответствии со статьей 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред. Следовательно, основанием освобождения от уголовной ответственности в данном случае, как и при деятельном раскаянии, служит позитивное  посткриминальное поведение лица, свидетельствующее о том, что лицо утратило свою общественную опасность либо его общественная опасность существенно уменьшилась. Это позитивное поведение проявилось в примирении с потерпевшим и заглаживании причиненного потерпевшему вреда. Примирение виновного с потерпевшим означает, что последний, приняв во внимание положительное поведение виновного после совершения преступления, заглаживание им причиненного вреда, счел нецелесообразным привлекать виновного к уголовной ответственности. Об этом он должен заявить органам следствия или суду. Мотивы примирения значения не имеют. Достаточно установить, что примирение было добровольным, а не вынужденным, осуществленным под влиянием психического или физического принуждения.

Заглаживание причиненного вреда может выражаться в устранении причиненного вреда (восстановлении первоначального состояния предмета преступного воздействия, лечении и уходе за потерпевшим, если ему был причинен физический вред), в возмещении материального ущерба (передача потерпевшему определенных вещей, ценностей, выплата сумм, компенсирующих причиненный ущерб), в извинении перед потерпевшим за причиненный потерпевшему моральный вред32.

Условия применения  рассматриваемого вида освобождения от ответственности следующие: совершение преступления впервые; преступление должно быть небольшой или средней тяжести.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением виновного с потерпевшим является окончательным и безусловным. В силу данного обстоятельства исключается констатация множественности преступлений в случае совершения впоследствии лицом, освобожденным от ответственности, нового преступления.

Одним из обстоятельств, погашающих юридические последствия предшествующего преступления, является освобождение от наказания в связи с  изменением обстановки. Статья 80-1 УК РФ гласит, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, освобождается судом от наказания, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им преступление перестали быть общественно опасными. В указанной статье предусмотрены два самостоятельных основания освобождения от уголовного наказания: отпадение общественной опасности совершенного деяния вследствие изменения обстановки и отпадение общественной опасности личности виновного вследствие изменения обстановки. Изменение обстановки, вследствие которого совершенное деяние утрачивает свою общественную опасность, может быть в масштабах всей страны, отдельного региона, области, района и даже отдельного учреждения, предприятия. Общим свойством такого рода изменений обстановки является то, что они происходят независимо от воли и желания виновного лица и не только касаются этого лица, но в равной мере распространяются на всех граждан страны, или всех жителей определенного района, или всех тружеников того или иного учреждения или предприятия33. Изменением обстановки признаются такие перемены объективного характера, вследствие которых не только совершенное конкретным лицом деяние, но и все аналогичные деяния, совершенные другими лицами, в новых объективных условиях утрачивают общественную опасность. Если же деяние перестало быть общественно опасным, то уголовное наказание лица, его совершившего, теряет смысл.

Второе основание освобождения от наказания, предусмотренное статьей 80-1 УК РФ, – отпадение общественной опасности личности виновного вследствие изменения обстановки. Освобождение от наказания при этом может осуществляться и при сохранении общественной опасности деяния. "Вследствие изменения обстановки может измениться социальное содержание личности виновного, а социальная характеристика совершенного им деяния остаться прежней"34.

Изменение обстановки влечет утрату лицом его общественной опасности и, как следствие этого, – освобождение от уголовного наказания при наличии ряда условий. В.Д. Филимонов, мнение которого мы разделяем, выделяет следующие условия. Во-первых, утрата лицом общественной опасности должна быть следствием изменения обстановки. Во-вторых, изменение обстановки должно охватывать те обстоятельства внешней среды, которые определяют условия жизни и деятельности лица, совершившего преступление, на длительный промежуток времени. Утрата лицом общественной опасности может быть результатом только такого изменения обстановки, которое способно создать устойчивую и надежную гарантию того, что данное лицо не совершит нового преступления. В-третьих, изменение обстановки, которое может привести к утрате лицом общественной опасности, по своему содержанию должно быть таким, которое соответствует специфике характера и степени общественной опасности личности виновного. Одна и та же обстановка может привести к утрате общественной опасности одними лицами, не оказав никакого влияния на общественную опасность других лиц. В-четвертых, изменение обстановки должно быть существенным и устойчивым35. Лишь в этом случае оно действительно может привести к утрате лицом, совершившим преступление, общественной опасности.

Освобождение лица от уголовного наказания вследствие изменения обстановки возможно только при совершении преступления небольшой или средней тяжести.

Освобождение от уголовного наказания по основаниям, предусмотренным статьей 80-1 УК РФ, является окончательным и безусловным, оно не ставится в какую-либо зависимость от последующего поведения освобожденного лица. В случае совершения лицом нового преступления освобождение его от наказания за предшествующее преступление вследствие изменения обстановки служит обстоятельством, исключающим множественность преступлений.

Действующее уголовное законодательство предусматривает возможность освобождения лиц, совершивших преступление, от уголовной ответственности или наказания в силу акта амнистии (ст. 84 УК РФ). Если виновное лицо актом амнистии освобождается от уголовной ответственности, то уголовное правоотношение между ним и государством, возникшее в результате совершения преступления, прекращается. Прекращается уголовное правоотношение и в случае освобождения лица актом амнистии от наказания (лицо не отбывало наказание, в силу чего оно считается не имеющим судимости в соответствии с частью второй статьи 86 УК РФ). Освобождение от уголовной ответственности или наказания при этом является безусловным, юридические последствия преступления в результате применения к лицу амнистии в указанных случаях считаются погашенными. Следовательно, в случае совершения лицом нового преступления после освобождения его от уголовной ответственности или наказания по указанным выше основаниям, оно будет рассматриваться как лицо, впервые совершившее преступление. Таким образом, освобождение виновного от уголовной ответственности или наказания вследствие акта амнистии относится к числу обстоятельств, исключающих множественность преступлений.36

  1.  Формы множественности преступлений в действующем российском уголовном законодательстве

Человеческое поведение, в том числе и преступное, весьма многообразно, проявляется оно в различных формах. Форма – способ организации и способ существования предмета, процесса, явления37. Множественность преступлений, связующим звеном которой выступает лицо, совершившее преступные деяния, разнообразна по своим фактическим признакам, формам проявления в действительности. Задача законодателя – найти типичные признаки, свойственные тем или иным проявлениям множественности преступлений и дать им юридическое описание. В УК РСФСР 1960 года институт множественности преступлений не получил достаточно четкой законодательной обрисовки, в связи с чем многие его положения в научной литературе рассматривались неоднозначно. Одним из наиболее дискуссионных в теории уголовного права являлся вопрос о формах множественности преступлений, их классификации.

Многие ученые, анализировавшие проблему множественности преступлений на базе УК РСФСР 1960 года, выделяли такие формы (виды) множественности, как повторность, совокупность, рецидив38.

Другие отмечали в качестве разновидностей множественности: а) совокупность, неоднократность и рецидив39; б) рецидив, повторность, реальную и идеальную совокупность преступлений40; в) повторность и совокупность41; г) стечение преступлений и рецидив42; д) повторность и идеальную совокупность43; е) множественность преступлений, сопряженную с их повторением, и множественность преступлений, не сопряженную с их повторением (вызываемую одним действием)44.

Многообразие взглядов на проявления множественности преступлений было обусловлено использованием различных критериев при классификации форм множественности, что не способствовало единообразному пониманию вопроса. Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 года не загасил споры по проблемам множественности преступлений.

В Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года изначально выделялись такие формы множественности преступлений как неоднократность, совокупность и рецидив (все эти формы множественности преступлений сохранялись до 8 декабря 2003 года).

Исходя из законодательной классификации форм множественности преступлений, осуществленной в рамках Общей части Уголовного кодекса, многие авторы выделяли три формы множественности преступлений: неоднократность, совокупность и рецидив преступлений45. При этом упускалось из виду, что в рамках Особенной части Уголовного кодекса получила отражение еще одна форма множественности преступлений, которая не охватывалась тремя ранее указанными формами. Это совершение преступления лицом, имеющим судимость, при отсутствии признаков рецидива (судимости за преступления, совершенные в возрасте до восемнадцати лет, не учитывались при признании рецидива преступлений, но рассматривались судебной практикой как квалифицирующие признаки состава). Таким образом, анализ Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции до восьмого декабря 2003 года позволяет выделить четыре формы множественности преступлений: неоднократность преступлений, совокупность преступлений, рецидив преступлений и совершение преступления лицом, имеющим судимость, при отсутствии признаков рецидива.

Под неоднократностью преступлений в соответствии с частью 1 статьи 16 УК РФ понималось совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи Уголовного кодекса, а в случаях, оговоренных законом, – предусмотренных различными статьями УК РФ. Таким образом, законодатель выделял как неоднократность, образованную юридически тождественными преступлениями, предусмотренными одной статьей (если статья без частей) или частью статьи, так и неоднократность, образованную однородными преступлениями, предусмотренными разными частями одной и той же статьи, а также разными статьями УК).

Согласно части 1 статьи 17 УК РФ совокупностью преступлений признавалось совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи Уголовного кодекса, ни за одно из которых лицо не было осуждено. Это не что иное, как определение реальной совокупности преступлений, хотя законодатель и не употребляет этот термин. В части же 2 статьи 17 УК РФ давалось определение идеальной совокупности: совокупностью преступлений признается и одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями Уголовного кодекса.

Анализ законодательных определений неоднократности и совокупности преступлений позволяет сделать вывод, что эти виды множественности преступлений не являлись взаимоисключающими, а пересекались друг с другом: неоднократность, складывающаяся из однородных преступлений, предусмотренных разными статьями или разными частями статьи УК РФ, одновременно являлась и совокупностью преступлений. Это не могло не вызвать определенных затруднений в квалификации содеянного, ибо законодатель предусмотрел различные правила квалификации неоднократности и совокупности преступлений, на что не раз обращалось внимание в юридической литературе46.

Как вытекало из смысла статьи 16 УК РФ, неоднократностью преступлений признавалось не только совершение двух или более преступлений, за которые лицо еще не осуждалось, но и совершение нового преступления лицом, имеющим непогашенную или не снятую судимость. В этом случае неоднократность могла пересекаться с рецидивом преступлений, так как рецидивом преступлений в соответствии с частью 1 статьи 18 УК РФ признавалось совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление (преступления). Таким образом, неоднократность совпадала частично с совокупностью, частично – с рецидивом. В силу этого классификацию форм множественности преступлений, предложенную законодателем, нельзя было признать логически безупречной, в ней не выделялись виды, которые обладали бы только им присущими признаками, не повторяющимися (пусть и частично) в других видах.

Для решения вопроса о формах множественности преступлений необходимо использовать в рамках классификации, как неоднократно отмечалось в юридической литературе, один критерий. Только это позволило бы избежать пересечения классов в пределах одной классификации.

При делении множественности преступлений на формы необходимо иметь в виду, что множественность преступлений свидетельствует об общественной опасности лица, совершившего образующие множественность преступления. Следовательно, формы множественности преступлений должны быть выделены таким образом, чтобы они отражали своеобразие общественной опасности деяний, составляющих множественность преступлений, и лиц, чьи деяния образуют множественность преступлений, ибо существует неразрывная связь между деянием и деятелем. При прочих равных условиях лицо, совершившее новое преступление при непогашенной судимости за предыдущее, представляет повышенную общественную опасность по сравнению с совершившим аналогичные же преступления не осуждавшимся лицом. Следовательно, в качестве критерия для классификации форм множественности преступлений может быть использована судимость за преступления, образующие множественность, точнее – наличие или отсутствие судимости. В зависимости от наличия или отсутствия у виновного лица судимости за предшествующие преступления, можно выделить:

1) множественность преступлений, где все преступные деяния совершены до осуждения за любое из них (множественность преступлений, не соединенная с предшествующим осуждением);

2) множественность преступлений, где последующее преступление совершается лицом, имеющим непогашенную судимость за ранее совершенное преступление (множественность преступлений, соединенная с предшествующим осуждением).

Множественность преступлений, не соединенная с предшествующим осуждением, проявляется в форме совокупности преступлений (идеальной и реальной).

Множественность преступлений, соединенная с предшествующим осуждением, проявляется в таких формах, как:

а) рецидив преступлений;

б) совершение преступления лицом, имеющим судимость, при отсутствии признаков рецидива.

Указанные выше формы множественности преступлений выделены с учетом изменений в УК РФ от восьмого декабря 2003 года.

Каждая форма множественности преступлений обладает своим специфическим содержанием, ей присущи свои признаки, позволяющие отграничить ее от других форм множественности преступлений.

Федеральным законом, вступившим в силу восьмого декабря 2003 года, из Уголовного кодекса исключена такая форма множественности преступлений, как неоднократность. Позиция законодателя, на наш взгляд, является обоснованной. Исключив неоднократность совершения преступления из форм множественности преступлений и одновременно расширив содержание совокупности преступлений,  законодатель тем самым снял ряд острых проблем, возникавших ранее при квалификации множественности преступлений и назначении наказания за множественность преступлений и свидетельствовавших о нарушении принципа справедливости.

В рамках Общей части Уголовного кодекса должна, на наш взгляд, получить закрепление такая форма множественности, как совершение преступления лицом, имеющим судимость, при отсутствии признаков рецидива. Такая форма множественности преступлений имеется, например, в случае совершения несовершеннолетним, отбывающим наказание, нового преступления, и она влечет за собой последствия в виде назначения наказания по совокупности приговоров.

Все указанные выше формы множественности преступлений должны, как представляется, найти свое место в рамках отдельной главы Уголовного кодекса, посвященной множественности преступлений. При этом необходимо иметь в виду, что правовые нормы, образующие институт множественности, имеют различное содержание и функциональное предназначение. Институт множественности преступлений включает в себя подсистемы, содержащие два блока разнофункциональных норм.

Первая подсистема состоит из норм, входящих в раздел второй Уголовного кодекса – "Преступление", и характеризующих совокупность преступлений и рецидив как разновидности множественности преступлений (ст.ст. 17, 18 УК РФ). Функциональное назначение этих норм – разграничить различные проявления множественности преступлений, создать законодательную базу для правильной квалификации множественности преступлений и назначения наказания лицам, деяния которых образуют множественность преступлений.

Вторая подсистема включает нормы, входящие в раздел третий Уголовного кодекса "Наказание", в главу 10 "Назначение наказания". Это нормы, предусматривающие правила назначения наказания при рецидиве преступлений (ст. 68 УК РФ), правила назначения наказания по совокупности преступлений (ст.69 УК РФ), по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ), порядок определения сроков наказания при сложении наказаний (ст. 71 УК РФ). Функциональное предназначение данных норм – определить правила назначения наказания при различных видах множественности преступлений, обеспечивающие соблюдение принципов неотвратимости ответственности и справедливости.

В связи с тем, что нормы двух указанных выше подсистем института множественности преступлений имеют разное функциональное назначение (несмотря на единый предмет правового регулирования), относятся к разным генеральным институтам уголовного права, получившим законодательное закрепление в разных разделах Уголовного кодекса, то законодательное обособление института множественности преступлений целесообразнее, по нашему мнению, осуществлять не в рамках какого-либо одного раздела Уголовного кодекса, а в рамках тех разделов, к которым относятся подсистемы института множественности преступлений. На наш взгляд, во втором разделе Уголовного кодекса следует предусмотреть отдельную главу "Множественность преступлений", а в разделе третьем – главу "Назначение наказания при множественности преступлений".

  1.  Совокупность преступлений

В следственной и судебной практике довольно часто приходится сталкиваться с ситуациями, когда одно лицо совершает два и более преступлений до момента осуждения за любое из них, то есть деяния лица образуют совокупность преступлений. По данным нашего исследования, проведенного в ряде районных и городских федеральных судов Кемеровской области и Алтайского края, количество лиц, осужденных по совокупности преступлений, за период с 1998 по 2003 год в среднем составило 18,3 %, то есть почти каждый пятый осужденный – это лицо, чьи деяния образуют совокупность преступлений. Среди лиц, осужденных Кемеровским областным судом, процент лиц, чьи деяния образуют совокупность преступлений, еще выше: 1997 г. – 53 %, 1998 г. – 43,7 %, 1999 г. – 55,5 %, 2000 г. – 58,3 %, 2001 г.– 56,2 %, 2002 г. – 54,1%. Как видим, за исключением 1998 года, более половины лиц в течение каждого года исследуемого периода были осуждены по совокупности преступлений.

В соответствии с частью 1 статьи 17 УК РФ (в редакции от 21.07.04 г.) совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух и более преступлений предусмотрено статьями Уголовного кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. Это общее понятие совокупности преступлений.

В реальной действительности совокупность преступлений образуется по-разному: и в результате одного действия (бездействия) лица, содержащего признаки нескольких преступлений, и в результате разновременно или последовательно совершаемых действий (актов бездействия). Для обозначения этих явлений в практической деятельности и в теории уголовного права используются понятия "идеальная совокупность преступлений" и "реальная совокупность преступлений". В части 2 статьи 17 УК РФ по сути дела дается законодательное определение идеальной совокупности преступлений, хотя термин этот не употребляется. Коль разные проявления совокупности имеют место в действительности, в правоприменительной практике и в теории уголовного права наличествует устоявшаяся терминология для обозначения этих понятий, было бы целесообразным в уголовно-правовой норме, посвященной совокупности преступлений, дать не только общее понятие совокупности преступлений, но и в отдельных частях статьи определения идеальной и реальной совокупности преступлений (с использованием указанных терминов).

В части 2 статьи 17 УК РФ говорится, что совокупностью преступлений признается и одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя и более статьями Уголовного кодекса. Это не что иное, как определение идеальной совокупности, которое было выработано теорией уголовного права47. На основе этого определения отразим признаки, характеризующие идеальную совокупность преступлений.

1. У преступлений, входящих в идеальную совокупность, один и тот же субъект.

2. Преступления совершаются одним действием (бездействием) лица48.

3. Наличие двух или более преступлений, предусмотренных разными статьями Уголовного кодекса.

4. Преступления, входящие в идеальную совокупность, посягают, как правило, на разные объекты, охраняемые уголовным правом, в связи с чем влекут разные преступные последствия49. Однако возможна идеальная совокупность и в случае посягательств на один и тот же объект (например, при убийстве потерпевшего по неосторожности причиняется смерть другому лицу).

Преступления в идеальной совокупности находятся в более тесной связи друг с другом, чем в реальной совокупности, но эти преступления не настолько близки между собой, чтобы законодатель счел необходимым объединить их в единое преступление. Если же взаимосвязь преступлений, порожденных одним действием, прослеживается очень четко, законодатель конструирует единое сложное составное преступление. Такие сложные единичные преступления в теории уголовного права характеризуются как случаи учтенной законом идеальной совокупности преступлений. В качестве примеров учтенной законодателем идеальной совокупности можно привести умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ); незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью (ч. 3 ст. 123 УК РФ); похищение человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия (ч. 3 ст. 126 УК РФ). Во всех указанных случаях действия виновного квалифицируются по одной уголовно-правовой норме.

Уголовно-правовая норма нередко охватывает ряд преступных последствий, в том числе и не названных прямо в диспозиции, но вытекающих из смысла закона. Если действие (бездействие) причиняет несколько преступных последствий, но все эти последствия охватываются одной уголовно-правовой нормой, содеянное следует рассматривать, при прочих равных условиях, как единое преступление, а не как идеальную совокупность преступных деяний50. Если же не все последствия, наступившие в результате совершения действия (бездействия), предусмотрены одной уголовно-правовой нормой, то налицо идеальная совокупность преступлений, содеянное надлежит квалифицировать по двум (или нескольким) статьям Уголовного кодекса. Это важное условие разграничения сложного единичного преступления и идеальной совокупности преступлений.

Второй разновидностью совокупности преступлений, как уже было отмечено, является реальная совокупность. Специфические признаки реальной совокупности преступлений в статье 17 УК РФ не отражены. Положения части 1 статьи 17 УК общие, они имеют отношение к обеим разновидностям совокупности преступлений.

В юридической литературе под реальной совокупностью преступлений понимается осуществление лицом несколькими действиями (актами бездействия) двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено.51 Выделим признаки реальной совокупности преступлений.

1. Наличие двух или более действий (актов бездействия) лица.

2. Каждое из совершенных деяний является самостоятельным преступлением.

3. Разновременное, как правило, совершение входящих в совокупность преступлений52.

4. Отсутствие осуждения за преступления, образующие совокупность (на момент их совершения).

При совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи Уголовного кодекса (ч. 1 ст. 17 УК РФ).

Федеральным законом от 21.07.04 № 73 - ФЗ в часть первую статьи 17 УК РФ внесено положение, в соответствии с которым совокупность преступлений исключается в случаях, когда совершение двух и более преступлений предусмотрено статьями Особенной части Уголовного кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. Речь идет о составных преступлениях, за которые законодатель предусмотрел повышенную уголовную ответственность по сравнению с ответственностью за простые преступления, являющиеся структурными элементами сложного составного преступления. Если, например, в ходе вымогательства был причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего, совокупность преступлений отсутствует, содеянное в полном объеме охватывается пунктом "в" части третьей статьи 163 УК РФ.

В соответствии с частью третьей статьи 17 УК РФ совокупность преступлений отсутствует и при конкуренции общей и специальной норм. Законодатель назвал лишь один вид конкуренции уголовно-правовых норм, однако совокупность может отсутствовать и при других видах конкуренции уголовно-правовых норм.

Преступления, входящие в реальную совокупность, "по-разному характеризуются по субъективной направленности, по способу, времени и месту их совершения, по характеру отношения преступлений друг к другу. А это свидетельствует о том, что различные сочетания преступлений в реальной совокупности по-разному выражают отрицательные (антиобщественные) качества, навыки и привычки личности преступника, его общественную опасность"53. С учетом этого в юридической литературе осуществляется деление реальной совокупности на виды. Так, А.М. Яковлев выделяет две разновидности реальной совокупности: а) реальную совокупность преступлений, связанных определенным образом одно с другим, и б) реальную совокупность, где преступления связаны между собой только фактом совершения их одним и тем же лицом54. При реальной совокупности первого вида связь между преступлениями проявляется в том, что одно из них выступает в качестве условия, средства, способа совершения другого преступления, либо одно из них является средством или способом сокрытия другого преступления и т.п.55 При реальной совокупности второго вида преступления не связаны ни временем, ни местом посягательства, ни одно из них не обусловливает другое. Все эти преступления объединяет лишь лицо, их совершившее. Например, в течение нескольких месяцев один человек совершает хулиганство, разбой и причиняет тяжкий вред здоровью потерпевшего. Если во втором случае в процессе квалификации преступлений затруднений не возникает, то в первом случае преступления настолько взаимосвязаны друг с другом, что их порой трудно разграничить со сложными единичными преступлениями. В.П. Малков, проанализировав реальную совокупность преступлений, связанных определенным образом друг с другом, выделил пять их разновидностей56.

1. Случаи реальной совокупности, в которой одно преступление является условием или создает условия для другого преступления. Например, лицо совершает угон – неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ) и на угнанном транспортном средстве превышает скорость дорожного движения, сбивает пешехода, в результате чего потерпевший погибает (ч. 2 ст. 264 УК РФ). Здесь вред причиняется разным объектам, охраняемым уголовным правом, одно преступление не является составной частью другого (как это характерно для некоторых сложных единичных преступлений), поэтому при подобных ситуациях каждое преступление квалифицируется самостоятельно.

2. Случаи реальной совокупности, в которой одно преступление является способом, средством совершения другого преступления. Например: хищение чужого имущества с использованием должностного подлога. Еще Пленум Верховного Суда СССР в постановлении № 4 от 11 июля 1972 года "О судебной практике по делам о хищениях государственного имущества" рассматривал хищение с использованием должностного подлога как реальную совокупность преступлений57. Аналогичное разъяснение содержится и в постановлении Пленума Верховного суда СССР № 4 от 30 марта 1990 года "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге": "Использование должностным лицом изготовленных им заведомо фиктивных документов при совершении хищения государственного или общественного имущества надлежит квалифицировать по совокупности как хищение и должностной подлог"58.

Если способ или средства совершения преступления не входят в состав другого преступления в качестве конститутивного или квалифицирующего признака, то налицо реальная совокупность преступлений. Если же способ совершения преступления входит в число признаков состава преступления, то совокупность преступлений отсутствует. Например, уклонение от уплаты налогов с организаций (ст. 199 УК РФ) может осуществляться путем включения в налоговые  документы заведомо ложных сведений.  Квалификация содеянного и по статье 292 УК РФ (служебный подлог) в данном случае не требуется.

Еще один пример. Преступник неправомерно завладевает чужим транспортным средством (совершает угон) с целью хищения. Поскольку умысел виновного был направлен на хищение транспортного средства, а угон являлся лишь способом хищения, совокупность преступлений в данном случае отсутствует, содеянное надлежит квалифицировать только по соответствующей статье Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за хищение.

3. Случаи реальной совокупности, в которой одно преступление является способом или средством сокрытия другого преступления либо средством избежания ответственности за него.

Например, виновный, совершивший изнасилование, совершает убийство, чтобы скрыть факт изнасилования. Здесь налицо реальная совокупность преступлений, на что обратил внимание Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 1 от 27 января 1999 года "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)"59.

Аналогично решается вопрос применительно к случаям убийства, совершенного с целью сокрытия факта вымогательства. Если убийство было совершено с целью сокрытия факта вымогательства, действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступлений (убийство с целью скрыть другое преступление и вымогательство).

4. Случаи реальной совокупности, в которой совершенные преступления не находятся в соотношении условия, способа, средства совершения преступления либо сокрытия одного деяния другим, но характеризуются своеобразным единством времени и места посягательства. Пример: двое молодых людей проникли в чужой гараж и совершили угон автомобиля (без цели хищения). В нескольких десятках метров от гаража мотор автомобиля заглох. Вновь завести автомобиль угонщикам не удается, и от досады они поджигают автомобиль. Содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений (неправомерное завладение автомобилем без цели хищения и умышленное уничтожение чужого имущества).

5. Случаи реальной совокупности, характеризующиеся однородностью мотивов посягательства. Например, человек в течение определенного промежутка времени совершает разнородные хищения чужого имущества. Все эти преступления объединяет корыстный мотив.

На наш взгляд, можно выделить еще одну разновидность реальной совокупности преступлений, связанных определенным образом одно с другим: имеются в виду такие случаи реальной совокупности, когда одно преступление является своеобразным следствием другого преступления, обусловлено первым преступлением, вытекает из него. К такой совокупности относятся, например, ситуации, когда лицо совершает вымогательство под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, а затем в связи с невыполнением потерпевшим требований вымогателя, осуществляет распространение сведений клеветнического или оскорбительного характера в отношении потерпевшего или его близких. Содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений (вымогательство и клевета или оскорбление).

Еще одним примером реальной совокупности преступлений, при которой одно преступление является следствием другого, могут служить действия взяткополучателя, выполняющего за взятку какие-либо общественно опасные действия. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 от 10 февраля 2000 года "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" отмечается, что "ответственность за дачу и получение взятки или коммерческий подкуп не исключает одновременного привлечения к уголовной ответственности за действия, образующие самостоятельное преступление. В таких случаях содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений.

Взяткополучатель, совершивший в интересах взяткодателя или представляемых им лиц незаконные действия, образующие состав иного преступления, подлежит ответственности по совокупности преступлений – по части 2 статьи 290 УК РФ и соответствующей статье УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями, незаконное освобождение от уголовной ответственности, фальсификация доказательств и т.п.)"60.

Градации реальной совокупности преступлений позволяют глубже уяснить суть этой разновидности множественности преступлений, что очень важно для осуществления правильной квалификации преступлений и, следовательно, для назначения справедливого наказания виновному лицу.

  1.   Рецидив преступлений 

В рамках настоящей работы уже не раз отмечалось, что лица, чьи деяния образуют множественность преступлений, обладают, как правило, большей степенью общественной опасности по сравнению с лицами, оступившимися впервые. Общественная же опасность лица, повторно совершившего преступление, приобретает качественное отличие в тех случаях, когда второе преступление совершено после осуждения за первое, антиобщественные свойства личности здесь оказываются более устойчивыми и зачастую для их нейтрализации требуют особых мер61. Следует также отметить, что доля лиц, ранее судимых и вновь совершивших преступление, в общем количестве осужденных весьма значительна. В результате нашего исследования, проведенного в ряде городских и районных судов Кемеровской области и Алтайского края, а также в Кемеровском областном суде, было установлено, что в 1999 году лица, ранее судимые, в общем количестве осужденных районными и городскими судами, составили 31,5 %, в 2000 году – 35,8 %, в 2001 году – 32,3%. Еще выше уровень ранее судимых среди осужденных Кемеровским областным судом: в 1999 году он был равен 47,2 %, в 2000 году – 48,5 %, в 2001 году – 49,1 %.

Наличие значительного количества судимых лиц требует от законодателя разработки соответствующих уголовно-правовых норм, которые позволяли бы учитывать повышенную общественную опасность этой категории преступников и при назначении наказания, и при решении вопросов, связанных с освобождением от уголовной ответственности и наказания. Законодатель, идя по этому пути, ввел в УК РФ 1996 года определение понятия "рецидив" преступлений, дал градацию видов рецидива, сформулировал правила назначения наказания при рецидиве преступлений. Нормы, касающиеся рецидива преступлений, претерпели значительные изменения вследствие их корректировки Федеральным законом от восьмого декабря 2003 года.  К выводу о том, насколько удачны эти нормы в действующей редакции, придем в ходе их дальнейшего анализа.

Понятие рецидива преступлений сформулировано в части 1 статьи 18 УК РФ, в соответствии с которой рецидивом признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление. Часть четвертая указанной статьи устанавливает, что при признании рецидива преступлений не учитываются:

а) судимости за умышленные преступления небольшой тяжести;

б) судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет;

в) судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения не отменялись и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы, а также судимости, снятые или погашенные в порядке, установленном статьей 86 Уголовного кодекса.

В основу определения рецидива положены два признака: а) совершение нового преступления при непогашенной судимости за предыдущее; б) рецидив образуют только преступления с умышленной формой вины.

Проанализируем указанные признаки. В соответствии с частью первой статьи 86 УК РФ лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости. Понятие судимости в данной норме отсутствует. В юридической литературе это понятие определяется по-разному. По мнению В.В. Голиной, судимость – это опорочивающий факт наличия у лица в прошлом отбытого наказания, дающий основание для признания его рецидивистом62. Следует согласиться с тем, что судимость носит опорочивающий осужденного характер. Однако данное определение необоснованно сужает объем состояния судимости, не распространяя его на сам процесс отбывания наказания.

Указанного недостатка лишено определение судимости, предложенное Ю.М. Ткачевским: "Судимость – это такое правовое положение лица, которое создано фактом осуждения его за совершение преступления к какому-либо наказанию и связано с наступлением для него определенных негативных правовых последствий"63. Данное определение с достаточной полнотой отражает суть судимости.

Состояние судимости имеет начальный и конечный моменты. В соответствии с частью 1 статьи 86 УК РФ, лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления приговора в законную силу. По мнению С.И. Зельдова, судимость, как правило, состоит из трех частей:

1) промежуток времени от вступления приговора в законную силу до начала исполнения (отбывания) наказания;

  1.  период отбывания наказания;

промежуток времени от отбытия (освобождения от отбывания) наказания до момента погашения судимости или снятия ее судом64.

Ю.М. Ткачевский в связи с этим отмечает, что было бы правильнее говорить не о трех составных частях судимости, а о том, что судимость разнородна и реализуется в различных вариантах. По его мнению, возможны следующие варианты судимости.

  1.  Вступивший в законную силу приговор по каким-либо основаниям не приводится в исполнение. При данном варианте течение срока судимости начинается с момента вступления приговора в законную силу и завершается истечением сроков давности исполнения приговора (наказания).
  2.  Виновные лица осуждены к так называемому срочному наказанию (лишению свободы на определенный срок, исправительным работам и др.) Срок судимости слагается в данном варианте из двух составных частей. Судимость имеет место в течение срока назначенного наказания и срока судимости после его исполнения (отбывания).
  3.  Помимо основного назначено и дополнительное наказание. При таких условиях судимость распространяется на исполнение основного и дополнительного наказаний65.

Однако приведенный перечень вариантов судимости не является исчерпывающим, возможны и иные варианты, в частности, при условном осуждении, при отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей. Рецидив преступлений может иметь место при любом из указанных вариантов судимости. И, коль судимость появляется со дня вступления приговора в силу, то с этого момента может возникнуть и рецидив преступлений.

Конечным моментом периода, в течение которого возможен рецидив преступлений, является момент погашения или снятия судимости.

Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью (ч. 6 ст. 86 УК РФ), в силу чего снятые или погашенные судимости не учитываются при признании рецидива преступлений, на что указывает часть 4 статьи 18 УК РФ.

В юридической литературе было высказано мнение, что для признания рецидива преступлений следует установить факт осуждения и частичного или полного отбытия наказания за ранее совершенное преступление66. Однако введение в определение рецидива такого ограничивающего признака как частичное или полное отбытие наказания не представляется целесообразным. Известно, что применение наказания призвано обеспечить выполнение задач общей и частной превенции, однако и привлечение к уголовной ответственности, и вынесение обвинительного приговора являются также средствами уголовно-правового воздействия на виновного с целью воспитания граждан в духе точного исполнения законов67. Как верно замечает Т.М. Кафаров, "вынесение любого обвинительного приговора, выражающего отрицательную государственную оценку поступка субъекта, есть уже мера уголовно-правового воздействия, а новое преступление, совершенное тем же лицом, свидетельствует о том, что данное лицо не сделало соответствующих выводов из факта его осуждения"68. Осуждение от имени государства означает для виновного предупреждение о порочности общественно опасного поведения, его недопустимости. И если виновный не реагирует на предупреждение и совершает новое преступление после осуждения, это, как правило, свидетельствует о возрастании степени общественной опасности преступника. Прав законодатель, не включивший в понятие рецидива признак частичного или полного отбытия наказания за предшествующее преступление. По смыслу статей 18 и 86 УК РФ рецидив преступлений образует совершение нового преступления в период со дня вступления в силу обвинительного приговора суда за предшествующее преступление и до момента погашения или снятия судимости.

В законодательном определении рецидива отмечен второй признак – рецидив образуют только умышленные преступления. Это довольно узкое определение рецидива. Законодатель сузил его еще более, расширив законом от восьмого декабря 2003 года круг деяний, которые не учитываются при признании рецидива преступлений. В теории же уголовного права вопрос об отнесении к рецидиву лишь неоднократного совершения умышленных преступлений является дискуссионным. Одни ученые полагают, что рецидив должен охватывать лишь умышленные преступления69, другие считают, что понятие рецидива должно быть более широким и включать в себя сочетание не только умышленных преступлений, но и преступлений, совершенных по неосторожности70.

Сторонники первой позиции полагают, что только в случае совершения лицом умышленных преступлений имеется характерная для рецидива линия поведения. Так, Ю.И. Бытко пишет, что совершение лицом умышленного преступления после предыдущего осуждения за умышленное преступление является важным свидетельством того, что лицо или обладало особыми качествами еще до первого осуждения, или эти качества приобретены им после первого осуждения. Повторение же неосторожного преступления после предыдущего осуждения за такое же по форме вины преступление, как и совершение в повторе умышленного преступления при наличии судимости за неосторожное преступление и наоборот, отмечает автор, рецидивом признавать нельзя71. В то же время отдельную главу в своей монографии Ю.И. Бытко посвящает "рецидиву, начатому с неосторожных преступлений"72. Правда, автор оговаривается, что указанное словосочетание используется как более лаконичная форма обозначения явления, которое точнее было бы именовать "повторение преступлений у лиц, первое преступление которых было неосторожным". Однако стремление к лаконичности не должно приводить к тому, что обозначение какого-либо явления и то содержание, которое в него вкладывает автор, явно не совпадают. Ибо фраза "рецидив, начатый с неосторожных преступлений", безусловно, с позиций логики означает, что неосторожное преступление является структурным элементом рецидива преступлений. И, коль Ю.И. Бытко не является сторонником включения в рецидив неосторожных преступлений, то уместнее было бы говорить не о "рецидиве, начатом с неосторожных преступлений", а о рецидиве, которому предшествовало неосторожное преступление.

Нельзя не согласиться с Ю.И. Бытко в том, что в наше время весьма актуальной является проблема повторяемости преступлений у лиц, первое преступление которых было неосторожным, поскольку многие преступники, впервые осуждаемые за неосторожные преступления, в последующем совершают серию умышленных преступлений73. Интересны приведенные Ю.И. Бытко цифры, характеризующие рецидив среди лиц, осужденных за умышленные преступления и среди осужденных за неосторожные преступления: коэффициент рецидива среди лиц, первое преступление которых было умышленным, составил 36%, среди лиц, первое преступление которых было неосторожным, – 16,5%74. Эти цифры свидетельствуют о том, что хотя уровень рецидива у лиц, осужденных за неосторожные преступления, намного ниже, чем у лиц, осужденных за умышленные преступления, однако он довольно высок, что уже определенным образом характеризует часть лиц, совершивших первое преступление по неосторожности.

Рецидив преступлений, как правило, является проявлением определенной тенденции поведения конкретного лица, свидетельством наличия в его сознании устойчивых отрицательных устремлений, привычек. В первую очередь это относится к лицам, совершившим умышленные преступления. Однако и значительное число неосторожных преступлений, как справедливо отмечает В.Е. Квашис, совершается правонарушителями, личность которых имеет ту или иную степень криминогенной деформации и антиобщественной направленности (хотя и значительно меньшую, чем у лиц, совершивших умышленные преступления). В большей мере деформация личности характерна для лиц, совершающих новые преступления при непогашенной судимости за предыдущее. Их отличает невнимательное или легкомысленно-безответственное отношение к правилам предосторожности, к интересам других лиц. В отношении к правопорядку и дисциплине, к социальным интересам и ценностям у значительной части лиц, вновь совершивших преступления (пусть и неосторожные), обнаруживается много сходных свойств с лицами, осужденными за умышленные преступления75, что должно учитываться при решении вопроса об ответственности таких лиц. На отрицательные личностные свойства преступников, совершивших общественно опасные деяния по неосторожности, обращают внимание  Ю.В. Голик76, С.П. Бузынова77, В.П. Малков, Х.А. Тимершин78.

По мнению Ю.В. Голика и И.Я. Мирончик, совершение лицом нового неосторожного преступления при наличии у лица судимости имеет самостоятельное правовое значение и должно именоваться неосторожным рецидивом. Указанные авторы также справедливо отмечают, что неосторожный рецидив свидетельствует, что у человека нет привычки не нарушать предписания соответствующих правил и инструкций, что он склонен довольно легко относиться к правонарушениям, у него имеется стойкое отрицательное отношение к соблюдению общепризнанных правил предосторожности79.

Итак, в связи с повышением уровня неосторожной преступности в стране нельзя не учитывать того, что совершение нового неосторожного преступления лицом, ранее судимым за неосторожное преступление, а также совершение умышленного преступления лицом, ранее судимым за неосторожное преступление (или наоборот) свидетельствует о большей опасности личности преступника по сравнению с первичным преступником, что дает основание для вывода о целесообразности дать более широкое законодательное определение понятия рецидива, не ограничиваясь включением в рецидив только умышленных преступлений, то есть признать рецидивом преступлений совершение нового преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление (это, однако, не означает, что уголовно-правовые последствия рецидива неосторожных, а также умышленных и неосторожных преступлений должны быть идентичными уголовно-правовым последствиям рецидива умышленных преступлений).

В соответствии с частью 4 статьи 18 УК РФ рецидив могут образовывать лишь преступления, совершенные по достижении восемнадцатилетнего возраста. Законодатель обоснованно принял во внимание возрастную специфику лиц, не достигших совершеннолетия, особенности их социально-психологического развития80, то, что многие несовершеннолетние встали на преступный путь вследствие случайного стечения обстоятельств, зачастую под влиянием старших по возрасту лиц или же из-за желания самоутвердиться, получить одобрение со стороны сверстников81. Несовершеннолетние в силу своих психо-возрастных  особенностей в большей степени, чем взрослые, поддаются исправлению, что свидетельствует о их меньшей общественной опасности. Эти обстоятельства были приняты во внимание законодателем при конструировании комплекса норм, регламентирующих уголовную ответственность несовершеннолетних. Учтены они были и при конструировании нормы части 4 статьи 18 УК РФ, установившей, что при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, совершенные в возрасте до восемнадцати лет. Однако в судебной практике, к сожалению, допускаются ошибки в виде учета при признании рецидива судимостей за преступления, совершенные в возрасте до восемнадцати лет, что служит основанием для изменения приговора в части назначения наказания в кассационном или надзорном порядке. Так, по протесту председателя Кемеровского областного суда Президиум указанного суда изменил приговор районного суда в отношении А.А. Давыдова: при признании опасного рецидива преступлений суд учел судимость Давыдова за преступление, совершенное им в возрасте до восемнадцати лет и для отбывания наказания назначил исправительную колонию строгого режима. Президиум областного суда исключил из приговора указание на судимость за преступление, совершенное в возрасте до восемнадцати лет, и изменил связи с этим вид режима исправительного учреждения со строгого на общий82.

Относительно понятия уголовно-правового рецидива преступлений можно сделать следующие выводы.

1. Установление обязательных признаков рецидива имеет важное значение для применения наказания.

2. Для рецидива характерно совершение нового преступления при непогашенной (не снятой) судимости за предыдущее. Следовательно, начальным моментом периода, в течение которого возможен рецидив преступлений, является вступление в силу обвинительного приговора суда, конечным моментом – истечение срока погашения судимости или досрочное снятие судимости по определению суда.

3. Не считаем возможным поддержать высказывавшиеся в литературе мнения, что для признания рецидива следует установить факт частичного или полного отбытия наказания за ранее совершенное преступление.

4. При признании рецидива не учитываются судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет. Позиция законодателя в этом вопросе представляется верной.

5. Законодательное определение рецидива является узким: рецидив образуют только умышленные преступления. Нельзя не согласиться с тем, что рецидив умышленных преступлений более опасен, нежели рецидив неосторожных или умышленных и неосторожных преступлений, однако не следует игнорировать и опасность, свойственную последним разновидностям рецидива.

6. На наш взгляд, определение рецидива должно быть сформулировано следующим образом: "Рецидив преступлений – это совершение нового преступления (преступлений) лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление".

Виды уголовно-правового рецидива преступлений

Проявления рецидива преступлений в реальности весьма разнообразны: у разных лиц неодинаковое количество предыдущих судимостей, различные в зависимости от категорий совершенных преступлений наборы преступлений и так далее. Степень опасности рецидива преступлений в зависимости от количества и тяжести совершенных преступлений далеко не одинакова и, следовательно, не одинакова и опасность лиц, допускающих рецидив преступлений, что не может не учитываться законодателем при конструировании норм, фиксирующих уголовно-правовые признаки рецидива и его разновидностей, а также устанавливающих правила назначения наказания при рецидиве преступлений.

Весьма положительным моментом в УК РФ 1996 года является то, что в нем дана градация видов уголовно-правового рецидива в зависимости от степени общественной опасности. Законодатель в части 1 статьи 18 УК РФ формулирует общее понятие рецидива, а в частях 2 и 3 указанной статьи называет опасный рецидив и особо опасный, указывает их признаки. Определение же простого рецидива в статье 18 УК РФ отсутствует. Если исходить из смысла анализируемой статьи, то простым рецидивом следует считать совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление, при отсутствии признаков, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 18 УК РФ.

Рассмотрим признаки опасного и особо опасного рецидива, сформулированные законодателем. В соответствии с частью 2 статьи 18 УК РФ рецидив преступлений признается опасным:

а) при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два или более раза было осуждено за умышленное преступление средней тяжести к лишению свободы за умышленное преступление;

б) при совершении лицом тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за умышленное тяжкое или особо тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

В соответствии с частью 3 статьи 18 УК РФ рецидив преступлений признается особо опасным:

а) при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

б) при совершении лицом особо тяжкого преступления, если ранее оно два раза было осуждено за тяжкое преступление или ранее осуждалось за особо тяжкое преступление.

Ни в части второй, ни в части третьей статьи 18 УК РФ не предусмотрена ситуация, при которой лицо, ранее осужденное к реальному лишению свободы за тяжкое преступление, совершает особо тяжкое преступление. Конечно же, при таком сочетании преступлений признавать рецидив простым нельзя. Если следовать логике законодателя при конструировании признаков опасного рецидива, то пункт "б" части второй статьи 18 УК РФ следовало бы сформулировать следующим образом: "…при совершении лицом тяжкого или особо тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за тяжкое или особо тяжкое преступление к реальному лишению свободы".

В пункте "а" части 2 статьи 18 и в пункте "а" части 3 статьи 18 УК РФ законодатель указывает на вид наказания (лишение свободы), назначаемого виновному за последнее преступление. На наш взгляд, это указание является излишним, наказание за вновь совершенное преступление не должно учитываться при определении вида рецидива. Вид и размер наказания должен избираться с учетом вида рецидива, признаки которого констатируются судом в действиях виновного. Назначаемое наказание – следствие рецидива преступлений, а не наоборот. Вид наказания же, которое отбывалось за предыдущее преступление, может учитываться при определении вида рецидива, ибо, если виновное лицо ранее отбывало столь суровое наказание, как лишение свободы, но не сделало для себя должных выводов и вновь совершило преступление, это может свидетельствовать о повышенной степени опасности его личности с вытекающими отсюда последствиями.

Вид рецидива (простой, опасный и особо опасный) учитывается при избрании вида исправительного учреждения.

Наиболее распространенным видом рецидива является опасный рецидив. Материалы изученных нами уголовных дел лиц, осужденных за рецидив преступлений, показали, что простой рецидив составляет 29,2%, опасный рецидив – 61,3%, особо опасный рецидив – 9,5%83 (виды рецидива определялись на основе статьи 18 УК РФ в редакции до восьмого декабря 2003 года).

В зависимости от характера совершенных преступлений в юридической литературе принято выделять общий и специальный рецидив84. Под общим рецидивом понимается совершение лицом, имеющим непогашенную судимость, нового преступления, не однородного с предыдущим85.

Специальный рецидив – совершение лицом при наличии судимости нового тождественного или (в случаях, специально предусмотренных законом) однородного преступления86.

В литературе преобладающим является мнение о большей опасности специального рецидива по сравнению с общим. Повышенная опасность специального рецидива, пишет А.М. Яковлев, "обусловлена тем, что совершение лицом второй раз и более преступления того же рода свидетельствует о конкретной, устойчивой направленности антиобщественных мотивов, лежащих в основе преступной деятельности рецидивиста. Практика свидетельствует о том, что целому ряду преступлений присуща известная устойчивость: лицо, однажды совершившее определенное преступление, вновь совершает во многих случаях то же самое преступление"87.

Материалы нашего исследования показали, что общий рецидив составляет 66 %, специальный рецидив – 34 %. Несколько иное соотношение общего и специального рецидива дало исследование С.Г. Дзиконской, проведенное по материалам Краснодарского края: общий рецидив – 58 %, специальный – 42 %88.

Характерен специальный рецидив для лиц с корыстной направленностью. Так, весьма высок уровень специального рецидива у лиц, осужденных за кражи и грабежи: нашим исследованием установлено, что он равен 64,2 %. Проводившиеся ранее исследования, в частности исследование С.А. Елисеева, также свидетельствует о высоком уровне специального рецидива у корыстных преступников. По данным С.А. Елисеева, специальный рецидив у корыстных преступников мужского пола составил 59,2 %, у корыстных преступников женского пола – 90 %89.

В литературе отмечается, что преступная деятельность рецидивистов характеризуется определенной специализацией, причем с увеличением количества судимостей наблюдается и возрастание удельного веса специализированного рецидива90.

Одни авторы отмечают, что общий рецидив зачастую носит случайный характер, специальный же рецидив свидетельствует о конкретной устойчивой антиобщественной направленности преступной деятельности виновного91.

Другие же авторы обращают внимание на то, что, совершая разнородные преступления при общем рецидиве, виновное лицо демонстрирует более широкий "преступный кругозор", большую социально-нравственную запущенность; труднее раскрывать преступления рецидивистов, специализирующихся на разнородных преступлениях; с такими осужденными труднее вести работу по их исправлению; общий рецидив в определенных сочетаниях преступных деяний представляет не меньшую общественную опасность по сравнению со специальным92. Думается, вряд ли можно согласиться с тем, что лицо, совершающее разнородные преступления, характеризуется большей социально-нравственной запущенностью по сравнению с лицом, специализирующемся на одном виде преступлений, и что с такими лицами труднее проводить воспитательную работу: устойчивые привычки к определенному поведению искоренять всегда труднее. Довод же относительно того, что сложнее раскрыть преступления лиц, специализирующихся на разнородных преступлениях, не может быть принят во внимание, ибо раскрываемость преступлений лежит за плоскостью совершенных деяний, она никак не может влиять на степень опасности тех или иных преступлений, в том числе и рецидивных. В то же время нельзя не согласиться с тем, что некоторые сочетания преступлений при общем рецидиве могут представлять не меньшую общественную опасность, чем при специальном рецидиве.

В теории уголовного права в зависимости от количества судимостей выделяется рецидив простой (однократный) и сложный (многократный). Под простым (однократным) рецидивом понимают совершение нового преступления лицом, имеющим одну судимость. Под сложным (многократным) рецидивом подразумевается совершение преступления вновь лицом, имеющим две или более судимости93. Наше исследование показало, что многократный рецидив имел место у 52 % рецидивистов.

Рецидив преступлений как форма множественности преступлений порождает ряд уголовно-правовых последствий.

1) Общий рецидив, как обстоятельство, влияющее на квалификацию преступлений, выступает лишь в виде нескольких своеобразных исключений при совершении деяний, предусмотренных статьями 313 (Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи), 314 (Уклонение от отбывания лишения свободы), 321 УК РФ (Дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества). В них "рецидив фигурирует в качестве конститутивного, обязательного признака, формирующего состав преступления"94. Во всех указанных случаях рецидив ограничен временем отбывания реального наказания за ранее совершенное деяние.

2) Рецидив преступлений признается обстоятельством, отягчающим наказание за совершенное преступление (п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ).

3) Если новое преступление совершено при неотбытом в полном объеме наказании за предыдущее преступление, наказание назначается по правилам, предусмотренным статьей 70 УК РФ (по совокупности приговоров).

4) Рецидив преступлений учитывается при назначении наказания (ст. 68 УК РФ).

5) Рецидив преступлений учитывается при назначении осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения (ст. 58 УК РФ).

6) Рецидив является препятствием для  применения освобождения от уголовной ответственности (ст.ст. 75, 76, УК РФ).

В теории уголовного права, как уже отмечалось выше,  в зависимости от характера совершенных преступлений принято делить рецидив на общий и специальный. В Уголовном кодексе Российской Федерации в редакции до восьмого декабря 2003 года в качестве квалифицирующего признака ряда составов преступлений использовалось понятие – "совершение преступления лицом, ранее судимым ...", которое охватывало собой и случаи специального рецидива преступлений. Законодатель, включая специальный рецидив в квалифицирующий признак "судимость", а также в признак "неоднократность", стремился усилить уголовную ответственность лиц, специализирующихся на совершении тождественных или однородных преступлений. Таким образом, квалифицирующими обстоятельствами признавались факторы, относящиеся сугубо к личности виновного.

Однако квалифицирующими обстоятельствами следует признавать лишь те обстоятельства, которые характеризуют содеянное либо одновременно преступление и личность виновного. Обстоятельства, относящиеся к характеристике личности виновного и не проявляющиеся в деянии, не должны признаваться квалифицирующими95.

Рецидив преступлений характеризует не деяние, а личность виновного, ибо "одинаковые преступления в принципе не утрачивают свою материальную идентичность от того, что одно из них совершено рецидивистом, а другое - человеком, впервые предстающим перед судом"96. Кроме того, в одном и том же преступлении могут участвовать рецидивист и первичный преступник.

В юридической литературе не раз подвергалась сомнению правомерность существования в уголовном законе в качестве квалифицирующего признака специального рецидива преступлений. Так, Н.А. Советченко отмечал, что в теории уголовного права является общепринятой концепция, согласно которой обстоятельства, повышающие общественную опасность личности виновного (в том числе наличие судимости), не повышают общественную опасность учиненного этим лицом преступления, в связи с чем автором было предложено исключить из Уголовного кодекса Российской Федерации квалифицирующий признак "совершение преступления лицом, ранее судимым" во всех его проявлениях97.

Предлагали отказаться от использования судимости в качестве квалифицирующего признака и другие авторы98. Так,  Б.В. Волженкин отмечал, что если судимость – "квалифицирующее обстоятельство преступления, то лицо, его совершившее, будучи судимым, отвечает не только за содеянное в пределах санкции, установленной за деяние, содержащее признаки состава данного преступления, но по существу еще раз за прошлое преступление, чем нарушается принцип справедливости"99.

Нельзя не согласиться с тем, что обстоятельства, свидетельствующие о повышенной общественной опасности личности виновного, не влияют на степень опасности совершенного им преступления.

Судимость, на наш взгляд, – это обстоятельство, характеризующее личность преступника. Вызывает возражение вывод Т.А. Костаревой, что специальный рецидив значительно повышает общественную опасность содеянного, причем он одновременно характеризует и преступление, и личность виновного, в силу чего данное обстоятельство обоснованно включено в число квалифицирующих признаков состава преступления100. Каким образом специальный рецидив может повысить опасность содеянного? Если объективные и субъективные признаки двух преступлений полностью совпадают, то нет никаких оснований полагать, что рецидивное преступление более опасно, чем первичное. Различна здесь степень опасности не деяний, а деятелей. И именно общественная опасность как свойство личности преступника, заключающееся в реальной угрозе совершения им нового преступления101, имеющая различную степень выраженности у первичных и повторных преступников (в том числе и рецидивистов) является основанием для усиления ответственности тех, кто совершил преступление не в первый раз. Основание же ответственности (наличие в действиях лица конкретного состава преступления) должно быть одинаковым и для первичных преступников, и для лиц, совершающих преступления во второй, третий и т. д. раз. В связи с изложенным представляется обоснованной позиция законодателя, который Федеральным законом, вступившим в силу восьмого декабря 2003 года, исключил из УК РФ квалифицирующий признак "совершение преступления лицом, ранее судимым...".  Квалифицирующие признаки должны отражать повышенную опасность преступления (а не личности виновного) по сравнению с преступлениями, не обладающими этими признаками.

Однако лицо, совершившее новое преступление при наличии судимости за предыдущее (тем более, если есть признаки рецидива) должно наказываться более строго, чем лицо, совершившее преступление впервые. При этом лицо не наказывается вторично за прошлое поведение. Оно должно нести повышенную ответственность за новое преступление в связи с тем, что совершило это деяние, несмотря на примененное к нему наказание, что не желает делать выводов из факта предшествующего осуждения, сохранило и даже умножило свою общественную опасность. При ином подходе осталась бы неучтенной повышенная общественная опасность личности преступника. Принцип справедливости, сформулированный в статье 6 УК РФ, требует, чтобы наказание соответствовало не только характеру и степени общественной опасности преступления, но и личности виновного; общие начала назначения наказания также предписывают учитывать при назначении наказания личность виновного.

Усиление ответственности лицам, совершившим новое преступление при непогашенной судимости за предыдущее, должно предусматриваться нормами Общей части Уголовного кодекса. За счет чего возможно такое усиление?

Общественная опасность личности влияет и на размер наказания при рецидиве преступлений (ст. 68 УК РФ): законодателем увеличен минимальный размер наказания для рецидивистов.

С учетом же повышенной общественной опасности лиц, совершивших не одно преступление, следовало бы в статье 63 УК РФ в качестве отягчающего наказание обстоятельства предусмотреть не только рецидив преступлений, но и наличие предшествующей судимости. Данное обстоятельство учитывалось бы при назначении наказания в пределах относительно определенной санкции, предусмотренной законом за инкриминированное лицу деяние.

Указанное отягчающее обстоятельство могло бы учитываться при назначении наказания лицам, совершившим новое преступление при наличии предыдущей судимости, но без признаков рецидива.

Законодатель же, исключив судимость из числа квалифицирующих признаков, в рамках Общей части УК РФ не предусмотрел должных рычагов для усиления ответственности ранее судимых лиц. В качестве обстоятельства, отягчающего наказание, прежние судимости могут учитываться только при наличии рецидива. Понятие рецидива сужено: в соответствии с действующей редакцией статьи 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются не только судимости за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет, но и судимости за умышленные преступления небольшой тяжести, а также судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись.

Из части 2 статьи 68 УК РФ исключены правила, в соответствии с которыми наказание назначалось с учетом вида рецидива (простого, опасного либо особо опасного). Установлено лишь, что срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса. Думается, что такой подход законодателя не соответствует целям дифференциации уголовной ответственности и наказания, усиления его исправительного воздействия на осужденного, предупреждения новых преступлений.

Прежняя редакция части 2 статьи 68 УК РФ позволяла, на наш взгляд, в большей мере учитывать при назначении наказания повышенную степень опасности личности отдельных категорий преступников, допускающих рецидив преступлений, ограничивала возможность судейского усмотрения при решении данного вопроса.


  1.  Социально-криминологические основания норм уголовного права, регулирующих ответственность за множественность преступлений

Уголовно-правовые нормы должны быть социально обусловленными, на что обращали внимание многие ученые102. Содержание нормы зависит от конкретных социальных условий. Нормы уголовного права обусловлены многими факторами, в том числе нравственными, криминологическими, психологическими, на которых мы остановимся в рамках данной работы при анализе социальной обусловленности уголовно-правовых норм, регулирующих ответственность за множественность преступлений.

  1.  Нравственный аспект социальной обусловленности норм, предусматривающих ответственность за множественность преступлений

Рассматривая институты уголовного права, отмечал И.И. Карпец, с мнением которого следует согласиться, необходимо раскрывать их связь с этикой, с нравственными103 началами, моральными воззрениями и нормами, существующими в обществе104. Социальная обусловленность правовых институтов означает, в частности, что данные институты должны соответствовать нравственным воззрениям, представлениям в обществе о добре и зле, справедливости105 и несправедливости, не противоречить им. Под этим углом зрения посмотрим на уголовно-правовые нормы, затрагивающие вопросы, связанные с уголовной ответственностью за различные проявления множественности преступлений.

Статья 69 Уголовного кодекса РФ предусматривает правила назначения наказания по совокупности преступлений. Эти правила распространяются как на реальную совокупность преступлений, так и на идеальную, различий нет. Обоснованно ли такое положение? Прежде чем дать ответ на этот вопрос, следует ответить на другой: можно ли идеальную совокупность преступлений считать менее опасной разновидностью множественности преступлений, чем реальную и, следовательно, можно ли лицо, деяние которого образует идеальную совокупность преступлений, считать менее опасным, нежели лицо, у которого имеется реальная совокупность преступлений?

Идеальная совокупность, как известно, представляет собой одно действие (бездействие), содержащее признаки двух или более преступлений. Одинаковые по внешней форме проявления человеческие действия, писал С.Л. Рубинштейн, в зависимости от волевого содержания могут означать различные поступки и быть направленными на достижение различных результатов106, также "... одно и то же действие может дать множество результатов"107.

Учитывая объективную способность какого-либо действия вызывать не один, а несколько результатов, отмечает В.П. Малков, "субъект может сознательно использовать это свойство действия в целях достижения нескольких результатов, посредством одного действия может одновременно решать несколько задач. В таких случаях правомерно говорить, что лицо одним действием совершает два волевых поступка"108.

Множественность поступков будет иметь место как в случае, когда лицо желает или сознательно допускает наступление вредного для чьих-либо интересов результата, то есть при умышленной форме вины, так и в том, когда по отношению к результату проявляется вина в форме неосторожности (легкомыслия или небрежности).

Если же лицо осознает объективную способность определенного общественно опасного действия вызывать несколько противоправных результатов и сознательно использует эту способность для достижения желательных ему преступных результатов или безразлично относится к возможности наступления вредных последствий своего действия, то оно с полным основанием может и должно быть признано виновным в совершении двух и более преступлений и нести ответственность по совокупности преступлений109. При неосторожном причинении вреда в результате совершения умышленного действия лицо проявляет недостаточно внимательное, легкомысленное отношение к охраняемым законом интересам, в силу чего его поведение содержит признаки двух или нескольких самостоятельных преступлений, за которые виновный должен нести ответственность.

Величина опасности содеянного не зависит от того, одним или несколькими разными действиями причинены общественно опасные последствия. Допустим, виновный поджег дом потерпевшего, зная что в доме находится беспомощный человек. При этом виновный желал не только уничтожить чужое имущество путем поджога, но и лишить жизни человека, находящегося в доме. Другое же лицо совершило аналогичные действия разновременно: уничтожило чужое имущество путем поджога и лишило жизни потерпевшего. В первом случае имеет место идеальная совокупность преступлений, во втором – реальная. Нет никаких оснований полагать, что одна из них при изложенных обстоятельствах более опасна, чем вторая и, следовательно, одно виновное лицо более опасно, чем другое (при прочих равных условиях). Величина опасности совокупности преступлений зависит не от того, одним или несколькими действиями совершены входящие в совокупность преступления, а от количества и тяжести этих преступлений. Было бы несправедливым подходить с различными мерками к оценке одних и тех же преступлений, совершенных разными лицами и предусматривать не одинаковые правила назначения наказания для лиц, чьи деяния содержат идеальную и реальную совокупность преступлений. В связи с изложенным положения статьи 69 УК РФ, устанавливающие общие правила назначения наказания для обоих видов совокупности преступлений, представляются справедливыми и имеющими под собой нравственную основу.

В литературе отмечается, что при идеальной совокупности преступлений у виновного нет устойчивых преступных наклонностей110. С этим нельзя не согласиться. Однако и при реальной совокупности далеко не всегда можно констатировать устойчивые преступные наклонности, особенно в тех случаях, когда в совокупность входят только два преступления. Наличие или отсутствие у лица устойчивых антисоциальных наклонностей позволяют учесть правила назначения наказания по совокупности преступлений, сформулированные в статье 69 УК РФ.

Действующее уголовное законодательство по сравнению с УК РСФСР 1960 года значительно сузило сферу применения метода поглощения менее строгого наказания более строгим при определении общего наказания за совокупность преступлений за счет расширения сферы применения метода сложения наказаний.

Статья 40 УК РСФСР 1960 года содержала правило, в соответствии с которым, если лицо было признано виновным в совершении двух или более преступлений, предусмотренных различными частями Особенной части Уголовного кодекса, ни за одно из которых лицо не было осуждено, суд, назначив наказание отдельно за каждое преступление, окончательно определял наказание по их совокупности путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем полного или частичного сложения назначенных наказаний в пределах, установленных статьей, предусматривающей более строгое наказание. Выбор метода назначения наказания полностью зависел от усмотрения суда. Суды же, как правило, отдавали предпочтение методу поглощения менее строгого наказания более строгим. Проведенное нами выборочное исследование уголовных дел 320 осужденных по совокупности преступлений судами г. Кемерово в 1995-1996 годах показало, что метод сложения наказаний был применен только в 15,6 % случаев, а метод поглощения – в 84,4 % случаев. Та же тенденция в назначении наказания отмечалась и другими исследователями. Так, по данным Ю.А. Красикова, в 1982-1987 годах сложение наказания применялось в отношении 13,2 % осужденных от числа тех, кому назначалось наказание по совокупности преступлений; некоторые суды в отдельные годы ни разу не применяли метод полного или частичного сложения наказаний111. По данным А.С. Горелика, из 350 дел, рассмотренных судами г. Красноярска в 1984-1989 годах, сложение составило 25 %112. А.И. Воронин пишет, что Кемеровским областным судом в 1986, 1989-90 годах во всех случаях рассмотрения дел о совокупности преступлений наказание назначалось путем поглощения113. Столь широкое применение метода поглощения вряд ли можно было признать обоснованным. Такая практика, как верно заметил В.П. Малков, создавала у осужденных и присутствующих в зале судебного заседания впечатление о безнаказанности виновного за отдельные преступления, входящие в совокупность114. Особенно ярко это проявлялось в случаях, когда совокупность состояла не из двух, а из целого ряда преступлений, наказание же за одно из них поглощало наказание за все другие преступления. Чрезмерное увлечение методом поглощения наказаний не обеспечивало в должной мере индивидуализацию ответственности, противоречило принципу справедливости, вследствие чего не совпадало с нравственными воззрениями общества на наказание. Основа же такого несоответствия была в определенной степени заложена на законодательном уровне, ибо законодатель в УК РСФСР 1960 года не предусмотрел никаких ограничений  для применения метода поглощения менее строгого наказания более строгим.

Серьезно ограничивало возможности назначения виновным лицам справедливого наказания за совокупность преступлений положение закона о максимальном размере наказания по совокупности преступлений, который не мог превышать верхний предел санкции статьи, предусматривающей наиболее строгое наказание. Не могли быть оправданы с этических позиций ситуации, когда несли по сути дела в равном объеме ответственность лица, совершившие только одно преступление и лица, совершившие такое же преступление в совокупности с букетом других преступлений, зачастую тяжких. Судебной практике известны многочисленные факты, когда суд с учетом отягчающих ответственность обстоятельств и высокой степени общественной опасности личности преступника назначал за каждое преступление, входящее в совокупность, наказание в максимальном размере, предусмотренном санкцией статьи, однако окончательную меру наказания вынужден был определять путем поглощения менее строгого наказания более строгим, иначе поступить суду не позволял закон.

Конструируя нормы о назначении наказания по совокупности преступлений в УК РФ 1996 года, законодатель смог преодолеть негативные моменты, свойственные в этой части прежнему уголовному законодательству. Метод поглощения менее строгого наказания более строгим в настоящее время установлен лишь для наименее опасных преступлений – преступлений небольшой и средней тяжести, причем этот метод предусмотрен в альтернативе с методом частичного или полного сложения наказаний, назначенных за отдельные преступления. Если в совокупность входит хотя бы одно преступление иной категории (тяжкое или особо тяжкое), наказание по совокупности преступлений должно назначаться путем сложения.

Думается, что следовало бы предусмотреть возможность применения метода поглощения менее строгого наказания более строгим для тех случаев, когда совокупность включает в себя особо тяжкое преступление и преступление небольшой тяжести. Эти преступления настолько различаются по степени общественной опасности и, следовательно, по предусмотренным за них наказаниям, что совокупного наказания, назначенного путем поглощения менее строгого наказания более строгим, вполне достаточно, чтобы оно воспринималось как справедливое.

Максимальный размер общего наказания в УК РФ 1996 года  не ограничен максимальным пределом наиболее строгой санкции, как это имело место в УК РСФСР 1960 года, он не должен лишь превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений (ст. 69 УК в ред. от 8 дек. 2003 г.). Правила статьи 69 УК РФ хотя и не лишены недостатков (на них мы остановимся в следующей главе), в большинстве случаев позволяют назначать наказание, соответствующее степени общественной опасности содеянного и данным о личности преступника, а лишь такое наказание воспринимается в обществе как справедливое. А коль нормы права позволяют избирать наказание, соответствующее в основе своей моральным воззрениям в обществе на наказание, на его предназначение, не создают впечатления, что государство проявляет большую лояльность к лицам, совершившим преступление, нежели к лицам, пострадавшим от этого преступления, значит, эти нормы имеют под собой нравственную основу, ибо справедливое воздаяние служит необходимым средством защиты прав и законных интересов членов общества, обеспечения условий для их нормального развития115. Сказанное в полной мере относится и к нормам, касающимся назначения наказания по совокупности приговоров.

Специальные правила назначения наказания законодатель предусмотрел для лиц, чьи деяния образуют рецидив преступлений: установлены минимальные пределы наказания, ниже которых наказание может назначаться лишь при наличии смягчающих наказание обстоятельств. Имеют ли эти нормы нравственную основу? С нравственной точки зрения человек, однажды понесший наказание за преступление и вновь его совершивший, заслуживает осуждения, ибо повторное его отступление от моральных и правовых норм свидетельствует о том, что он не сделал выводов из своего недостойного поведения, а само наказание не оказало на него ни устрашающего, ни воспитательного, ни иного воздействия116. Еще большего осуждения с нравственных позиций заслуживают лица, привлекавшиеся к уголовной ответственности неоднократно и, несмотря на отрицательную оценку их поведения со стороны государства, выраженную в обвинительных приговорах, вновь становившиеся на преступный путь, лица, чьи деяния образуют опасный и особо опасный рецидив.

"Рецидив преступлений, – отмечал И.И. Карпец, – это один из наиболее ярких, если не главный показатель того, что наказание как таковое, его воспитательное и исправительное воздействие переоценивать нельзя. Но ... это не означает, что от него следует отказаться. Стопроцентного же результата вообще ни от каких воспитательных либо предупредительных мер требовать нельзя, как нельзя думать, что всякое обращение к врачу по поводу болезни будет заканчиваться излечением. Тем более, если речь вести о такой социально запущенной и трудной категории правонарушителей, как рецидивисты. Но нравственная задача наказания заключается в том, чтобы и эту категорию людей если не исправить в полной мере, то предупредить, что дальнейшие меры будут более суровыми"117. Это моральное воздействие законодатель претворяет в положениях статьи 18 УК РФ, часть 5 которой гласит, что рецидив преступлений влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных Уголовным кодексом, статьи 63 УК РФ, которая относит рецидив к числу отягчающих наказание обстоятельств, статьи 68 УК РФ (рецидив влечет за собой более жесткие правила назначения наказания). Повышенная нетерпимость общества к преступникам, допускающим рецидив преступлений, их моральное осуждение согласуется с повышением уголовных наказаний таких лиц, предусмотренным на законодательном уровне.

  1.  Криминологические  и психологические основания норм, предусматривающих уголовную ответственность за множественность преступлений

С позиций философии каждое явление имеет в реальной действительности свое основание. Основание характеризуется следующим: оно возникает в процессе детерминации определенного явления другими явлениями; основание – это определяющее свойство явления, объясняющее, почему оно существует; основание явления переходит в его существование118.

Что же послужило криминологическими основаниями для введения в Уголовный кодекс норм, регламентирующих правила назначения наказания лицам, чьи деяния образуют множественность преступлений?

Следует отметить, что ежегодно значительное число лиц осуждается по совокупности преступлений или приговоров. Так, по данным исследования А.И. Воронина, каждое второе дело, рассмотренное в 1989-1990 годах Кемеровским областным судом, содержало факты совершения одним лицом нескольких преступлений, в судах области ежегодно каждое пятое уголовное дело являлось делом о совокупности преступлений119.

Проведенное нами сплошное исследование учетно-статистических карточек на уголовные дела осужденных рядом городских и районных федеральных судов Кемеровской области и Алтайского края показало, что и в настоящее время количество лиц, осужденных по совокупности преступлений и приговоров не уменьшается: за 1999-2002 годы около 19% осужденных лиц были осуждены по совокупности преступлений, около 11% – по совокупности приговоров, то есть почти третью часть среди осужденных составляют лица, осужденные по совокупности преступлений или приговоров.

Еще выше удельный вес лиц, осужденных по совокупности преступлений Кемеровским областным судом: наше исследование показало, что в 1999 году он составил 55,5 %, в 2000 году – 58,3 %, в 2001 году -  56,2 %, в 2002 году – 54,1% от общего количества осужденных. По совокупности приговоров Кемеровским областным судом было осуждено в 1999 году 9,1 %, в 2000 году – 8,5 %, в  2001 году – 8,4 % лиц, в 2002 году – 8, 9% лиц. Наличие  значительного контингента лиц, виновных в совершении двух и более преступлений, является одним из криминологических оснований, обусловивших введение в уголовный закон норм, регламентирующих порядок и правила назначения наказания по совокупности преступлений и приговоров.

Уголовный закон детерминируется также обстоятельствами, характеризующими источник преступного поведения. Криминологические основания норм уголовного права "выражаются в существовании определенных свойств человеческой личности. Среди этих свойств определяющее положение занимают антиобщественные свойства сознания, которые являются непосредственной причиной антисоциального поведения людей"120. Личность преступника выступает в качестве криминологического основания норм, регулирующих назначение наказания виновным в совершении двух и более преступлений. Для лиц, совершающих преступление не в первый раз, особенно если совершено более двух преступлений, характерна ярко выраженная антисоциальная направленность, то есть направленность на совершение преступлений121, что является показателем повышенной опасности таких лиц по сравнению с совершившими преступление впервые. Не представляется возможным согласиться с мнением А.С. Никифирова относительно того, что повышенная общественная опасность виновного лица имеется только тогда, когда преступления связаны между собой общей линией, составляют единую цепь преступного поведения и указывают на стойкость отрицательных черт виновного; если же в совокупность входят преступления, не связанные ни единством цели, ни единством свойств виновного, то наличествует чисто случайное сочетание преступлений, которое не свидетельствует о повышенной опасности данного преступника122. Однако опасность личности, как справедливо отмечает В.Д. Филимонов, определяется вероятностью повторения преступного поведения123. Если лицо совершило несколько краж, то вероятность осуществления еще одной весьма высока, но если преступник совершил кражу и хулиганство, то есть продемонстрировал разносторонность преступных наклонностей, то суммарная вероятность повторного совершения им какого-либо из этих преступлений, по-видимому, не меньше, чем у первого лица124. И в последнем случае, как и в первом, совокупность преступлений свидетельствует о наличии у виновного определенной наклонности к преступной деятельности. И чем больше лицо совершает преступлений, тем устойчивее его преступные устремления. У таких лиц постепенно формируется антисоциальная установка.

В психологии выделяются следующие наиболее характерные признаки понятия установки.

1. Приобретенный характер установки. Своими корнями установка уходит в прошлый опыт личности, она приобретается в ходе взаимодействия человека с объектами природной и социальной среды, в процессе его деятельности.

2. Относительная устойчивость установки, зафиксированной прошлым образом действий и способом реагирования  на ситуацию определенного типа.

3. Направленность установки на какой-то определенный объект (явление, ситуацию), то есть предметно-ориентированный характер.

4. Обобщенность и дифференцированность установок. Установки могут обладать большей или меньшей специфичностью, формироваться в отношении множества объектов.

5. Сформулированные и зафиксированные установки продолжают свое существование латентно, активизируясь при возникновении соответствующей потребности и ситуации ее удовлетворения, при встрече с соответствующим объектом.

6. Установка как избирательная ориентированность и предрасположенность человека предполагает наличие набора поведенческих альтернатив, то есть готовых к реализации моделей внешнего поведения, обеспечивающих удовлетворение потребности в той или иной ситуации.

7. Объект установки обладает определенным значением для субъекта, обусловленным его прошлым опытом.

8. Множественность и вариабельность установок.

9. Проявляясь в стереотипных реакциях на определенные воздействия, установки нацеливают на тот или иной тип поведения125.

Таким образом, установка – это сформулированная "на основе прошлого опыта предрасположенность воспринимать и оценивать какой-либо объект определенным образом и готовность действовать в отношении его в соответствии с этой оценкой"126. Антисоциальная же установка – это "совокупность антиобщественных взглядов, принципов и привычек, порождающих готовность лица к преступному поведению"127.

Совокупность различных антисоциальных установок свидетельствует об антисоциальной направленности личности (направленность же рассматривается в психологии как устойчивая доминирующая система мотивов)128.

В.Д. Филимонов указывает обстоятельства, способствующие возникновению антисоциальной направленности личности: совершенное преступление по принципу обратной связи укрепляет в преступнике антиобщественное отношение к охраняемым законом интересам, придает ему большую устойчивость, порождает способность в следующий раз совершить преступление с меньшими колебаниями или вообще без борьбы мотивов, а во многих случаях даже преодолевать серъезные препятствия на пути к достижению преступного результата. Более того, если после совершения преступления преступник окажется безнаказанным, то это, как правило, укрепляет его волю к преступной деятельности. В результате после неоднократного совершения преступлений формируются такие специфические черты личности виновного, которые позволяют говорить о направленности лица на преступное поведение129.

Антисоциальная направленность лиц, чьи деяния содержат совокупность преступлений, свидетельствует о повышенной опасности таких лиц и выступает в качестве криминологического основания уголовно-правовых норм, содержащих правила назначения наказания по совокупности преступлений и приговоров. Эти правила должны быть сконструированы таким образом, чтобы они соответствовали повышенной степени опасности лиц, совершивших два и более преступлений, в сравнении с лицами, совершившими только одно преступление при прочих равных условиях.

В связи с изложенным представляется вполне обоснованным подход законодателя к сужению сферы применения метода поглощения менее строгого наказания более строгим при назначении наказания по совокупности преступлений по сравнению с УК РСФСР 1960 года.

Повышенной общественной опасности виновных, совершающих новые преступления  после осуждения за предыдущее, но до полного отбытия за них наказания, соответствуют правила назначения наказания по совокупности приговоров, предусмотренные статьей 70 УК РФ.

Законодателем сформулированы также специальные правила назначения наказания при рецидиве преступлений. Рецидив является наиболее опасной разновидностью множественности преступлений. Удельный вес лиц, чьи деяния образуют рецидив преступлений, в общей массе преступников из года в год остается весьма высоким.

По материалам нашего исследования, доля ранее судимых в общем количестве осужденных в 1999 году составила 31,5%, в 2000 году - 35,8%, в 2001 году – 32,3%.

Необходимо отметить, что уровень ранее судимых в общем количестве осужденных – это не показатель рецидива в том смысле, который вложен в это понятие частью 1 статьи 18 УК РФ. Доля лиц, чьи деяния образуют именно рецидив преступлений, по нашим данным, в 1999 году составила 21,7 %, в 2000 году – 26,2 %, в 2001 году – 23, 5% от общего количества осужденных, то есть более, чем каждый пятый осужденный, – это рецидивист.

На высокий уровень рецидива обращают внимание и другие исследователи130.

Стабильно высокий уровень рецидива является криминологическим основанием уголовно-правовых норм, регламентирующих назначение наказания виновным в рецидиве преступлений.

В качестве криминологического основания норм, регулирующих назначение наказания при рецидиве преступлений, выступает и личность преступника, точнее, ее антиобщественные свойства. Антисоциальная направленность преступника-рецидивиста является криминологическим основанием его повышенной ответственности. Рецидивист – это лицо, которое совершает преступление будучи подвергнутым государственному осуждению за ранее совершенное преступление, поэтому его наклонность к совершению преступных деяний характеризуется значительно большей устойчивостью, чем при простом повторении преступлений. Это обстоятельство увеличивает опасность виновного и требует применения к нему более строгих мер воздействия131. Кроме того, борьба с рецидивной преступностью ослабится, если будет игнорироваться степень общественной опасности преступников-рецидивистов и уравниваться их ответственность с ответственностью лиц, осуждаемых впервые132.

Индикаторами антиобщественной направленности личности выступают прошлая противоправная деятельность и вновь совершенное преступление (преступления)133. В качестве показателей степени антисоциальной направленности лиц, чьи деяния образуют рецидив преступлений, выступают характер и степень опасности совершенных преступлений (категория преступлений); количество преступлений; совершение новых преступлений во время или после отбывания определенных видов наказания. Более опасный вид рецидива свидетельствует, как правило, и о большей опасности лица, его допустившего, что не могло не учитываться при конструировании правил статьи 68 УК РФ, регулирующих назначение наказания при простом, опасном и особо опасном рецидиве преступлений.

Уголовное наказание в определенной  степени выполняет роль одного из мотиваторов поведения человека. Представление о пользе или вреде, который может повлечь в качестве последствий тот или иной поступок человека, в том числе и преступный, может заставить воздержаться от запрещенных законом действий под страхом нежелательных последствий.

Правильное определение и эффективное использование возможностей наказания требует иметь в виду психологические особенности наказания как мотиватора поведения. Некоторые из этих особенностей должны учитываться и при конструировании правил назначения наказания.

Психологи отмечают, что стимулирующая сила наказания тем выше, чем большего блага лишается преступник в результате его применения. Значимость угрозы наказания определяется мерой ценности тех благ, которые могут быть утрачены, продолжительностью ограничений в пользовании определенными благами, причем эта значимость может быть различной для лиц, впервые совершивших преступление, и для лиц, которые ранее уже отбывали наказание.

Успех превентивной мотивации зависит и от соответствия наказания запретному поведению, которое выражается в некоторой относительной, определяемой лишь на основе здравого смысла соизмеримости тяжести совершенного деяния (деяний) и тяжести наказания с тем, чтобы преступление было "невыгодным", поскольку негативные для преступника последствия наказания превышают извлекаемую пользу. Однако достичь такой соразмерности весьма сложно и для законодательства, и для практики его применения, в результате чего наказание дает парадоксальный эффект – приводит к обратному действию134. С нарастанием неоправданно суровых наказаний "теряется сила их психологического воздействия, снижается "порог чувствительности" и общепредупредительный эффект"135.

Чем более стереотипным в поведении лица является преступный образ действий, тем менее действенны карательные санкции. Интенсивность и продолжительность применения наказания  должны поэтому учитывать степень стереотипизации преступного образа действий, чтобы обеспечить ломку старых и установку новых стереотипов поведения.

Наказание психологически оказывает неодинаковое влияние на разных лиц. Последовательно-криминальный тип преступника136, который наиболее часто встречается среди лиц, неоднократно судимых за преступления, отличается невосприимчивостью к наказанию, наказание его не страшит137. У преступников, относящихся к указанному типу, сложились свои устойчивые антиобщественные взгляды, навыки, привычки, образ поведения. Эти лица не чувствуют "нравственного пресса наказания, на что в целом рассчитано действие этой меры ... Для них жизнь в конфликте с обществом, с нравственными правилами, господствующими в обществе, – это привычное психологическое и своеобразное социальное состояние"138. Сглаживание социально-нравственной деформации личности таких преступников требует значительного времени и серьезных усилий. Психологическая невосприимчивость или слабая восприимчивость к наказанию лиц, чьи деяния образуют рецидив, особенно многократный, служит законодателю одним из оснований для конструирования довольно строгих правил назначения наказания указанной категории преступников. Помимо цели исправления преступника наказание преследует и иные цели: восстановление социальной справедливости139, общей и частной превенции, что не может не учитываться законодателем при принятии норм, касающихся наказания, а судами – при назначении наказания.

  1.  Назначение наказания по совокупности преступлений
    1.  Методы назначения наказания по совокупности преступлений

Как уже было отмечено в предыдущем параграфе, лица, совершившие два, а тем более несколько преступлений, представляют повышенную общественную опасность, в связи с чем наказание указанной категории лиц должно назначаться таким образом, чтобы оно способствовало достижению целей восстановления социальной справедливости, исправления преступника, общей и специальной превенции. А это возможно только при наличии соответствующей нормативной базы.

Правила назначения наказания по совокупности преступлений сформулированы в статье 69 УК РФ. Назначение наказания за совершенные лицом преступления проходит два этапа. На первом этапе назначается наказание отдельно за каждое преступление, входящее в совокупность. При этом суд учитывает общие начала назначения наказания, изложенные в статье 60 УК РФ, а также специальные правила, такие как правила назначения наказания за неоконченное преступление (ст. 66 УК РФ), при вердикте присяжных заседателей о снисхождении (ст. 65 УК РФ), при рецидиве преступлений (ст. 68 УК РФ), если два или несколько преступлений совершены лицом, имеющим судимость.

Необходимость назначения наказания за каждое преступление общепризнанна, ибо такое правило а) означает, что каждое из совершенных деяний порицается и осуждается; б) обеспечивает возможность проверки обоснованности приговора в части назначенного наказания в кассационном и надзорном порядке (особенно, если приговор изменяется или отменяется в части осуждения за одно из преступлений); в) дает основу для применения актов амнистии с учетом отдельных преступлений, а также других институтов уголовного права; г) создает основу для назначения наказания за всю совокупность140.

При назначении наказания за каждое преступное деяние важное значение придается учету его индивидуальных особенностей, характера и степени общественной опасности. Поэтому возможны ситуации, когда за преступление, за которое по закону предусмотрена более суровая санкция, будет назначено наказание менее строгое, чем за преступление с более мягкой санкцией141.

Назначив наказание отдельно за каждое преступление, как этого требует часть 1 статьи 69 УК РФ, суд переходит ко второму этапу: определяет окончательное (итоговое) наказание за всю совокупность преступлений. При этом в соответствии с действующим уголовным законодательством возможно с учетом категории совершенных преступлений применение либо метода поглощения менее строго наказания более строгим, либо метода сложения наказания (полного или частичного). Возможно также одновременное применение поглощения и сложения наказаний. Анализ статьи 69 УК РФ в редакции от восьмого декабря 2003 года позволяет сделать вывод, что окончательное наказание путем поглощения менее строгого наказания более строгим может назначаться, если совокупность образуют преступления небольшой и средней тяжести. При наличии совокупности указанных преступлений суд на втором этапе назначения наказания может применить либо поглощение, либо сложение наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений (ст. 69, ч. 2 УК РФ). Прежняя редакция части второй статьи 69 УК РФ гласила, что окончательное наказание по совокупности преступлений небольшой тяжести не может превышать максимального срока или размера наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Ныне действующая редакция части второй статьи 69 УК РФ дает суду больше возможностей для индивидуализации наказания лицам, чьи деяния образуют совокупность преступлений небольшой тяжести.

Суды при назначении наказания за совокупность преступлений, образованную только преступлениями небольшой тяжести, предпочтение отдают методу поглощения менее строгого наказания более строгим. Подтверждением этому служат данные проведенного нами исследования: 84,3% из 108 опрошенных нами судей отметили, что, назначая наказание за совокупность преступлений небольшой тяжести, предпочтение отдают методу поглощения, 14,8% судей - методу сложения наказаний, и только 0,9% отметили, что у них нет однозначного ответа; анализ же уголовных дел лиц, осужденных по совокупности преступлений небольшой тяжести, показал, что в 87,8 % случаев был применен метод поглощения менее строгого наказания более строгим, в 12,2 % случаев – метод частичного сложения наказаний.

Если хотя бы одно из преступлений, образующих совокупность, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание в соответствии с частью 3 статьи 69 УК РФ назначается путем частичного или полного сложения наказаний. Неправильный выбор метода назначения наказания по совокупности преступлений служит основанием для отмены приговора. Так, Верховным Судом Республики Татарстан 25 июля 1997 г. Ефимова-Филиппова осуждена к лишению свободы по пункту "б" части 2 статьи 158 УК РФ сроком на два года, по пункту "д" части 2 статьи 105 УК РФ – на двенадцать лет и по совокупности преступлений на основании статьи 69 УК РФ – сроком на двенадцать лет.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 11 ноября 1997 г. приговор суда отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее. "Ефимова-Филиппова осуждена согласно статье 15 УК РФ за совершение тяжкого (п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ) и особо тяжкого (п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ) преступлений… Признав установленным совершение Ефимовой-Филипповой тяжкого и особо тяжкого преступлений, суд в нарушение ст. 69 УК РФ окончательное наказание Ефимовой-Филипповой назначил путем поглощения менее строгого наказания более строгим, а не путем частичного или полного сложения наказаний"142.

При полном сложении итоговое наказание за совокупность преступлений является полной суммой всех наказаний, назначенных за отдельные преступления. При частичном сложении к наиболее строгому наказанию прибавляется часть менее строгого наказания, назначенного за другое преступление, входящее в совокупность (если преступлений несколько, прибавляется часть от каждого наказания, назначенного за отдельное преступление). Какая часть наказания должна быть присоединена к более строгому наказанию, в каждом конкретном случае решает суд с учетом принципа индивидуализации ответственности.

Изученные нами уголовные дела осужденных по совокупности преступлений показали, что суды при назначении наказания по совокупности преступлений предпочтение отдают частичному сложению наказаний: оно было применено в 89,5 % случаев. В Кемеровском областном суде за период с 1999 года по 2002 год нам встретилось только одно уголовное дело, где при назначении наказания виновному лицу применялся метод полного сложения наказаний, назначенных за отдельные преступления. Щелкунов был осужден по части 1 статьи 105 УК РФ к восьми годам шести месяцам лишения свободы и по статье 119 УК РФ – к шести месяцам лишения свободы. По совокупности преступлений суд назначил Щелкунову девять лет лишения свободы143.

Необходимо иметь в виду, что, хотя законодатель при наличии в совокупности тяжких и особо тяжких преступлений предписывает применять лишь метод сложения наказаний, бывают ситуации, когда суд вынужден применять метод поглощения менее строгого наказания более строгим в силу специфичности более строгого наказания. Допустим, за одно из преступлений, входящих в совокупность, назначено десять лет лишения свободы, за другое – пожизненное лишение свободы. В данном случае суд вынужден, назначая наказание по совокупности, прибегнуть к методу поглощения: пожизненным лишением свободы поглотить десять лет лишения свободы, назначенные за отдельное преступление. На наш взгляд, возможность применения поглощения в подобных ситуациях следует предусмотреть на законодательном уровне.

Интересно выяснить мнение судей относительно сферы применения метода поглощения менее строгого наказания более строгим при назначении наказания по совокупности преступлений. Большинство опрошенных судей считают необходимым законодательно расширить возможности применения метода поглощения: 70,4% из числа опрошенных судей полагают, что в статье 69 УК РФ необходимо предусмотреть возможность применения метода поглощения, если в совокупность наряду с преступлением тяжким или особо тяжким входит преступление небольшой тяжести; 78,7%  судей считают целесообразным предусмотреть метод поглощения для назначения наказания за идеальную совокупность преступлений.

На наш взгляд, не следует расширять сферу применения метода поглощения менее строгого наказания более строгим за счет идеальной совокупности преступлений. Нет оснований полагать, что лицо, чье деяние образует идеальную совокупность преступлений, только в силу этого может признаваться менее опасным, чем лицо, в поведении которого усматривается реальная совокупность преступлений, если в обоих случаях имеется одинаковый набор преступлений. Лицо, осознающее, что оно одним действием причинит вред разным объектам и желающее причинить этот вред, не менее опасно, чем лицо, причиняющее аналогичный вред чьим-либо интересам последовательными, разными действиями (см. подробнее об этом в предыдущем параграфе). Считаем, что правила назначения наказания не должны зависеть от вида совокупности преступлений. Они должны быть едиными и для идеальной, и для реальной совокупности. Предусмотренная статьей 69 УК РФ возможность применения метода частичного сложения наказаний позволяет назначать обоснованное наказание с учетом конкретной ситуации независимо от вида совокупности, ведь часть наказания, которая судом присоединяется к базовому наказанию, законодателем не ограничена, она зависит от усмотрения суда.

Что же касается совокупности преступлений, в которую входят преступления разных категорий, то, на наш взгляд, следует предусмотреть в статье 69 УК РФ возможность применения метода поглощения для случаев, когда в совокупность наряду с особо тяжким преступлением входит преступление небольшой тяжести. Эти преступления весьма существенно отличаются друг от друга по характеру и степени общественной опасности, резко отличаются и наказания, предусмотренные за них законодателем, следовательно, наказания, назначенного за особо тяжкое преступление и посредством использования метода поглощения – по совокупности преступлений, вполне достаточно, чтобы не создалось впечатления, что виновное лицо необоснованно ушло от ответственности за одно из преступлений и что такое наказание неспособно достичь целей, стоящих перед наказанием вообще.

Законодатель, предусмотрев возможность частичного или полного сложения наказаний при наличии в совокупности преступлений тяжких или особо тяжких, установил и максимальные пределы итогового наказания в виде лишения свободы, назначаемого за все преступления. В соответствии с частью третьей статьи 69 УК РФ окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. В то же время в части статьи 56 УК РФ отмечено, что в случае частичного или полного сложения сроков лишения свободы при назначении наказаний по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы  не может быть более двадцати пяти лет.

Правила части третьей статьи 69 УК РФ в редакции от восьмого декабря 2003 года являются более мягкими в сравнении с правилами указанной части статьи 69 УК РФ в предшествующей редакции: максимальный срок лишения свободы в утратившей силу редакции части третьей статьи 69 был равен двадцати пяти годам, и он не зависел от каких-либо дополнительных факторов. Предусмотренный законодателем двадцатипятилетний срок лишения свободы был вполне достаточным для назначения справедливого наказания с учетом общих начал назначения наказания. У суда имелась возможность назначить наказание более строгое, чем наказание, предусмотренное за отдельное наиболее тяжкое преступление, входящее в совокупность. Высокий максимальный размер наказания, предусмотренный законодателем за совокупность преступлений,  позволял назначать довольно строгое наказание лицам, совершившим не два, а ряд преступлений. Максимальный предел наказания в виде лишения свободы на определенный срок, который мог назначаться по совокупности преступлений, был предусмотрен в Уголовном кодексе, как показывает практика, даже с некоторым запасом. В изученных нами уголовных делах осужденных по совокупности преступлений не встретилось ни одного случая, чтобы осужденному было назначено двадцать пять лет лишения свободы. В делах, рассмотренных городскими и районными Федеральными судами, ни одному осужденному не было назначено больше двадцати лет лишения свободы. По делам, рассмотренным Кемеровским областным судом в 1999, 2000, 2001, 2002 годах, только 3,8 % осужденным по совокупности преступлений было назначено лишение свободы на срок свыше двадцати лет.

Однако в ситуациях, предусмотренных часть пятой статьи 69 УК РФ, длительный двадцатипятилетний срок позволял в большинстве случаев назначать наказание с учетом преступления, совершенного до осуждения по первому делу, но обнаруженного после осуждения виновного.

Часть третья статьи 69 УК РФ в редакции от восьмого декабря 2003 года не позволяет при назначении по совокупности преступлений наказания в виде лишения свободы превышать более чем наполовину максимальный срок лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Следовательно, максимальный размер наказания в виде лишения свободы зависит от категории преступлений (тяжкое или особо тяжкое преступление),  также от санкций статей, по которым было квалифицировано содеянное. Указанное правило не лишено недостатков. Оно не позволяет в должной мере осуществлять индивидуализацию уголовной ответственности в зависимости от количества совершенных лицом преступлений. Допустим, одно лицо совершило серию разбойных нападений, предусмотренных частью первой статьи 162 УК РФ. Другое лицо совершило два преступления - неквалифицированные грабеж и разбой. Третье лицо совершило два разбойных нападения, предусмотренных частью первой статьи 162 УК РФ. Максимально возможное наказание по совокупности преступлений для всех указанных лиц одинаковое – двенадцать лет лишения свободы, что вряд ли можно признать справедливым. На наш взгляд, целям борьбы с серийными преступлениями в большей мере соответствовала предыдущая редакция части третьей статьи 69 УК РФ.

Кроме того, часть третья статьи 69 УК РФ в редакции от восьмого декабря 2003 года приведет к обострению проблемы назначения наказания в случаях, когда лицо уже было осуждено по совокупности преступлений к максимально возможному наказанию, а после этого выяснилось, что до осуждения этим лицо было совершено еще какое-либо преступление (или преступления), максимальный размер наказания за которое, предусмотренный санкцией статьи, не больше максимального размера санкций статей, по которым лицо уже было осуждено (то есть преступление не является более тяжким в сравнении с другими, образующими совокупность). В такой ситуации суд не может увеличить срок окончательного наказания, а вынужден будет применить метод поглощения вновь назначенного наказания, что противоречит предписаниям части третьей статьи 69 УК РФ.

Не исключается подобная ситуация и при максимальном сроке лишения свободы по совокупности преступлений, равным двадцати пяти годам144, однако возникать она может значительно реже.

Не урегулирован в статье 69 УК РФ вопрос о максимальном сроке или размере иных, кроме лишения свободы, видов наказания, назначаемых по совокупности преступлений. Думается, в статье 69 УК РФ следует предусмотреть положение, в соответствии с которым максимальный срок или размер других видов наказания не может превышать максимальный срок или размер, предусмотренный для данного вида наказания Общей частью Уголовного кодекса.

Если в совокупность входят только преступления, содеянные в несовершеннолетнем возрасте, то в соответствии со статьей 88 УК РФ максимальный срок лишения свободы не может превышать десяти лет145. Несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления в возрасте до шестнадцати лет (за исключением лиц, совершивших особо тяжкие преступления), наказание в виде лишения свободы назначается на срок не свыше шести лет. Следовательно, и по совокупности преступлений этой категории несовершеннолетних наказание в виде лишения свободы не может назначаться более, чем на шесть лет.

В случае совершения лицом нескольких преступлений, одни из которых были совершены в несовершеннолетнем возрасте, а другие – в совершеннолетнем возрасте, суд при назначении наказания по совокупности преступлений вначале назначает наказание за преступления, совершенные в возрасте до восемнадцати лет, с учетом требований статьи 88 УК РФ, а затем за преступления, совершенные после достижения совершеннолетия, и окончательное наказание – по правилам статьи 69 УК РФ146.

Если совокупность образуют преступления, прерванные на стадии приготовления или покушения, то при назначении наказания на первом этапе – отдельно за каждое преступление – учитываются правила статьи 66 УК РФ: срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса за оконченное преступление, а срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наказания, предусмотренного за оконченное преступление. На втором этапе, при назначении общего наказания за всю совокупность преступлений, учитываются правила частей второй или третьей статьи 69 УК РФ147.

В совокупность преступлений могут входить деяния, совершенные лицом, заслуживающим, по мнению присяжных заседателей, снисхождения. В таком случае на первом этапе назначения наказания должны быть учтены положения статьи 65 УК РФ: срок или размер наказания лицу, признанному присяжными законодателями виновным в совершении преступления, но заслуживающему снисхождения, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. На втором этапе, при назначении общего наказания за совокупность преступлений, учитываются правила частей третьей и четвертой статьи 69 УК РФ.

Наказание по совокупности преступлений может быть назначено при применении условного осуждения. Назначение наказания осуществляется следующим образом: сначала вид и размер наказания назначается отдельно за каждое преступление. На этом этапе наказание не признается условным. На втором этапе назначается окончательное наказание по совокупности преступлений. После этого суд, сославшись на статью 73 УК РФ, постановляет считать назначенное наказание условным и устанавливает испытательный срок, в течение которого условно осужденный должен своим поведением доказать исправление.

  1.  Поглощение и сложение разнородных наказаний

Как уже отмечалось, назначение наказания по совокупности преступлений проходит два этапа. На первом этапе назначается наказание отдельно за каждое преступление. При этом возможны ситуации, когда за преступления, входящие в совокупность, назначаются разнородные наказания, например, лишение свободы и исправительные работы. На втором этапе, назначая единое наказание за совершенные лицом преступления, суд должен применить либо метод поглощения менее строгого наказания более строгим, либо метод частичного или полного сложения наказаний (в зависимости от категории преступлений, образующих совокупность). Если в совокупность входят только преступления небольшой или средней тяжести, возможно применение метода поглощения. Поглощение разнородных наказаний производится с учетом степени их тяжести в соответствии с местом, которое они занимают в законодательном перечне видов наказаний (ст. 44 УК РФ). В данном перечне наказания расположены по принципу: от менее тяжких видов к более тяжким. Более тяжкий вид наказания поглощает менее тяжкий, например, лишение свободы поглощает собой исправительные работы или штраф.

При сложении разнородных наказаний менее тяжкий вид наказания переводится в более тяжкий (если такой перевод в отношении конкретных видов наказания предусмотрен законом), ибо при ином решении необоснованно смягчалось бы наказание виновному лицу.

Порядок определения сроков наказания при сложении разнородных наказаний предусмотрен статьей 71 УК РФ. В соответствии с частью 1 указанной статьи при частичном или полном сложении наказаний по совокупности преступлений и совокупности приговоров одному дню лишения свободы соответствуют:

а) один день ареста или содержания в дисциплинарной воинской части;

б) два дня ограничения свободы;

в) три дня исправительных работ или ограничения по военной службе;

г) восемь часов обязательных работ.

Если, допустим, за одно из преступлений виновному назначено наказание в виде трех лет лишения свободы, а за другое один год и шесть месяцев исправительных работ, исправительные работы переводятся в лишение свободы в соотношении три к одному, получается шесть месяцев лишения свободы, затем осуществляется частичное или полное сложение наказаний в виде лишения свободы.

Думается, что в статье, посвященной порядку определения сроков при сложении наказаний, следует указать, что при сложении разнородных наказаний менее строгий вид наказания переводится в более строгий, ибо иной порядок означал бы необоснованное улучшение положения виновного лица. В настоящее же время статья 71 УК РФ устанавливает лишь соотношение ряда наказаний с лишением свободы. Пользуясь же этим соотношением можно не только более мягкие виды наказания перевести в лишение свободы, но и наоборот – лишение свободы в более мягкое по виду наказание.

Для некоторых видов наказания не предусмотрен перевод одного вида наказания в другой. Так, в соответствии с частью 2 статьи 71 УК РФ штраф либо лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград при сложении их с ограничением свободы, арестом, содержанием в дисциплинарной воинской части, лишением свободы исполняются самостоятельно. Однако помимо изложенных в статье 71 УК РФ возможны и другие сочетания наказаний, назначенных за отдельные преступления, например, штраф и лишение права занимать определенные должности или лишение права заниматься определенной деятельностью и лишение специального звания, назначенные за разные преступления в качестве дополнительных наказаний. Законодатель не дает ответа на вопрос, каким образом должно осуществляться сложение наказаний в подобных ситуациях, в связи с чем при назначении наказания необходимо ориентироваться на разъяснения Пленума Верховного Суда СССР, данные в постановлении № 3 от 31 июля 1981 года "О практике назначения наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам": "если за преступления, входящие в совокупность, назначены наказания различных видов, относительно которых республиканское законодательство не предусматривает возможность их замены, и суд не найдет оснований для поглощения одного наказания другим, они исполняются самостоятельно"148. Возникает вопрос: самостоятельное исполнение разнородных наказаний – это частное проявление метода сложения наказаний или же это новый (помимо сложения и поглощения) метод назначения окончательного наказания по совокупности? Ответы на данный вопрос в юридической литературе неоднозначны. По мнению некоторых авторов, отсутствие специальных правил сложения ряда разнородных наказаний означает, что при назначении таковых их сложение не производится, и все они исполняются самостоятельно149; самостоятельное же одновременное применение разнородных наказаний – это отдельный, третий, принцип (метод) назначения наказания по совокупности150. Так, В.И. Тютюгин отмечал, что самостоятельное исполнение наказаний нельзя считать сложением, ибо сложение предполагает несколько однородных величин (слагаемых), при соединении друг с другом дающих новую величину (сумму)151. А.С. Горелик, возражая В.И. Тютюгину, справедливо отмечает, что математические и правовые понятия могут не совпадать, поэтому правовое понятие "сложение" не обязательно должно означать то же самое, что соответствующее действие арифметики: оно имеет несколько иной смысл и означает, что все наказания, назначенные за отдельные преступления и вошедшие в итоговое наказание  за совокупность преступлений, реально исполняются (в отличие от поглощения, где какое-то назначенное наказание не исполняется). Самостоятельное исполнение по конечному результату совпадает со сложением, и отличается от классического "сложения" только в том, что не производится преобразование одного вида наказания в другой, в результате которого к отбытию остается один вид152.

В пользу того, что самостоятельное исполнение разнородных наказаний является частным случаем сложения, говорит и тот факт, что в части 2 статьи 71 УК РФ речь идет о необходимости самостоятельного исполнения ряда разнородных наказаний при сложении их с другими наказаниями.

В то же время следует отметить, что  часть 2 статьи 71 УК РФ сформулирована законодателем неудачно. Так, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград является сугубо дополнительным наказанием, в силу чего оно не может складываться с основными наказаниями, тем не менее именно о сложении этого вида наказания с ограничением свободы, арестом и другими основными видами наказаний речь идет в части 2 статьи 71 УК РФ. Дополнительное наказание может назначаться за преступление одновременно с основным наказанием, в дополнение к нему, но никак не складываться с ним. Кроме того, не все возможные сочетания разнородных наказаний, как уже было показано выше, предусмотрены частью 2 статьи 71 УК РФ. Думается, что норму части 2 статьи 71 УК РФ следует сформулировать в общем виде, без указаний на конкретные виды наказаний. По нашему мнению, часть 2 статьи 71 УК РФ можно изложить таким образом: "Если за преступления, входящие в совокупность, назначены наказания различных видов, относительно которых частью первой настоящей статьи не предусмотрена возможность перерасчета, они входят в качестве отдельных элементов в окончательное наказание, назначаемое по совокупности преступлений или приговоров, и исполняются самостоятельно".

  1.  Поглощение и сложение исправительных работ

Ряд вопросов возникает при сложении и поглощении исправительных работ, назначенных с разными процентами удержаний из заработной платы (от 5 до 20 % в соответствии со статьей 50 УК РФ). Если исправительные работы были назначены за преступления небольшой или средней тяжести, то возможно применение как метода сложения наказаний, так и метода поглощения. Если в совокупность входят преступления иной степени тяжести, обязательным является сложение наказаний. В том случае, когда судом применено сложение наказаний, складываются (полностью или частично) только сроки исправительных работ, назначенные за отдельные преступления. Размеры удержаний из заработной платы сложению не подлежат. Удержания из заработной платы осуществляются самостоятельно по каждой части наказания. Это правило было сформулировано еще Пленумом Верховного Суда СССР в постановлении № 5 от 11 июля 1972 года "О практике применения судами исправительных работ без лишения свободы" применительно к назначению наказания по нескольким приговорам153, оно же было распространено судебной практикой и на совокупность преступлений. На необходимость сложения лишь сроков исправительных работ обращается внимание и в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 40 от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания"154.

Рассмотрим для примера следующую ситуацию: за одно из преступлений, входящих в совокупность, назначено наказание в виде одного года исправительных работ с удержанием 15 % из заработка, за другое – шесть месяцев исправительных работ с удержанием 10 % из заработка. Применяем полное сложение наказаний. К году исправительных работ прибавляем шесть месяцев исправительных работ. Окончательное наказание равно полутора годам исправительных работ. В течение года из заработка осужденного будут удерживаться 15 % в доход государства, в течение шести месяцев –10 %.

Если совокупность образуют только преступления небольшой тяжести или только преступления средней тяжести и за них  назначены наказания в виде исправительных работ, то при применении метода поглощения возникает вопрос, какое из назначенных наказаний является более строгим. В том случае, когда размер удержаний из заработной платы одинаков, то более строгим будет являться наказание с большим сроком исправительных работ. При одинаковом сроке исправительных работ более строгим признается наказание, где выше назначенный судом размер удержаний из заработной платы.

Сложнее определить более строгое наказание в случаях, когда за одно из преступлений назначено наказание с меньшим сроком исправительных работ, но с большим процентом удержаний из заработной платы, чем за другое. Например, за первое преступление назначено 10 месяцев исправительных работ с удержанием 15% из заработка, за второе – 1 год и 2 месяца исправительных работ с удержанием 10% из заработка. А.М. Яковлев применительно к подобным ситуациям высказал мнение, что более строгим наказанием следует признавать те исправительные работы, где в общей сложности окажется большей сумма удержаний из заработка, а в случае, когда она окажется равной, то более строгим следует считать то наказание, при исполнении которого эта сумма будет назначаться за более короткий срок155.

Более предпочтительной при решении указанного вопроса представляется позиция авторов, полагающих, что за основу оценки строгости исправительных работ должен браться срок исправительных работ156. В соответствии со статьей 50 УК РФ именно срок исправительных работ принимается в расчет при замене исправительных работ в случае злостного уклонения от их отбывания более строгими видами наказания.

Чем больше период исправительных работ, тем дольше сохраняются уголовно-правовые отношения между конкретным лицом и государством со всеми вытекающими отсюда последствиями. В связи с этим при назначении наказания по совокупности преступлений с применением метода поглощения исправительные работы с большим сроком должны поглощать исправительные работы с меньшим сроком независимо от размера удержаний из заработка.

  1.  Назначение дополнительных наказаний по совокупности преступлений

Дополнительные наказания являются важным средством эффективности частного и общего предупреждения, обеспечивают осуществление принципа индивидуализации наказания в уголовном праве157. В соответствии с частью 4 статьи 69 УК РФ, при совокупности преступлений к основным видам наказания могут быть присоединены дополнительные виды наказаний. Окончательное дополнительное наказание при частичном или полном сложении наказаний не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью Уголовного кодекса. Анализ приведенных положений части 4 статьи 69 УК РФ позволяет сделать вывод, что назначение дополнительного наказания по совокупности преступлений, так же как и основного, проходит два этапа. На первом из них назначаются дополнительные наказания за отдельные преступления, входящие в совокупность, на втором – итоговое, окончательное дополнительное наказание по совокупности преступлений. В судебной практике, к сожалению, допускаются ошибки, заключающиеся в том, что по совокупности преступлений назначается дополнительное наказание, не назначенное за отдельные преступления, образующие совокупность. Так, Советским районным судом города Махачкалы Республики Дагестан Абдурахманов осужден к лишению свободы по части 1 статьи 218 УК РСФСР на один год, по статье 17, части 3 статьи 1471 УК РСФСР с применением статьи  43 УК РСФСР на три года. На основании статьи 40 УК РСФСР по совокупности преступлений Абдурахманову определено наказание – три года лишения свободы с конфискацией имущества. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 30 мая 1996 г. указала следующее. "Суд в соответствии со статьей 40 УК РСФСР и п. 4 ст. 315 УПК РСФСР должен назначить и указать в резолютивной части приговора вид и размер основного и дополнительного наказания отдельно за каждое преступление и окончательную меру наказания по совокупности преступлений. Дополнительное наказание не может быть определено по совокупности преступлений, если оно не назначено ни за одно из преступлений, входящих в совокупность. Поскольку дополнительное наказание Абдурахманову не назначено судом ни за одно из преступлений, входящих в совокупность, из приговора должно быть исключено указание о назначении в порядке статьи 40 УК РСФСР дополнительного наказания в виде конфискации имущества"158. Думается, что в подобных случаях кассационные и надзорные инстанции должны рассматривать такого рода ошибки как неправильное применение уголовного закона, которое может служить основанием для отмены приговора. Кассационные же и надзорные инстанции вместо того, чтобы отменять приговоры, содержащие эти ошибки, как правило, исключают из них дополнительные наказания, приводя таким способом приговоры в формальное соответствие с правилами применения дополнительных наказаний, но устраняя индивидуализирующий ответственность эффект дополнительного наказания. Нельзя не согласиться с И.М. Гальпериным, Ю.Б. Мельниковой, А.Л. Цветиновичем, по мнению которых жесткая практика отмены приговоров в рассматриваемых случаях приведет к устранению ошибок при назначении дополнительных наказаний по совокупности преступлений159. Практика же исключения из приговоров дополнительных наказаний ни в коей мере не может способствовать искоренению ошибок при назначении судами дополнительных наказаний.

Назначая дополнительные наказания за отдельные преступления, необходимо иметь в виду, что некоторые дополнительные наказания могут назначаться только в том случае, если они предусмотрены санкцией соответствующей статьи Особенной части (штраф), другие же дополнительные наказания могут применяться за единичные преступления и при отсутствии указания на них в санкции – на основе норм Общей части (лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград).

Назначив дополнительные наказания за отдельные преступления, на втором этапе суд должен назначить окончательное дополнительное наказание по совокупности преступлений. При этом дополнительные наказания не могут совмещаться с основными, они должны оставаться дополнительными, назначаться отдельно от основных и объединяться только друг с другом. На этот момент обращаем внимание потому, что в части 4 статьи 69 УК РФ использовано выражение – дополнительные наказания могут быть присоединены к основным видам наказания. "Присоединение" по своему смыслу очень близко к термину "сложение" и применительно к статьям 70 и 71 УК РФ означает сложение наказаний. Так, в части 1 статьи 70 УК РФ говорится о том, что к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда, то есть осуществляется сложение наказаний. Применительно же к присоединению дополнительного наказания к основному речь, конечно же, о сложении наказаний не идет. Однако употребление одного и того же термина в различном смысле, да еще в статьях закона, регулирующих однотипные явления, вряд ли может способствовать, как совершенно справедливо отмечал А.Л. Цветинович, правильному пониманию и применению закона. Более удачной была бы формулировка закона типа "одновременно с основным наказанием суд может назначить дополнительное"160.

Если дополнительное наказание было назначено только за одно из преступлений, то на втором этапе оно должно быть полностью присоединено к окончательной мере наказания. Если же дополнительные наказания были назначены за несколько преступлений, то все эти наказания должны участвовать в формировании окончательного дополнительного наказания, подлежащего реальному отбыванию. В результате операции объединения дополнительные наказания "могут трансформироваться, поглощая друг друга, или складываться друг с другом, могут и остаться неизменными и использоваться самостоятельно – но все они должны быть учтены судом при назначении наказания по совокупности, и это должно быть совершенно ясно из текста приговора"161.

При назначении окончательного дополнительного наказания по совокупности преступлений возможно использование либо метода поглощения менее строгого наказания более строгим, либо метода частичного или полного сложения наказаний. В части 4 статьи 69 УК РФ, посвященной назначению дополнительных наказаний по совокупности преступлений, ничего не говорится о том, когда может применяться  поглощение одних дополнительных наказаний другими. Видимо, необходимо ориентироваться на общее положение, сформулированное в части 2 статьи 69 УК РФ, в соответствии с которым метод поглощения менее строгого наказания более строгим может применяться в том случае, когда совокупность составляют преступления небольшой и средней тяжести. Думается, что поглощение одного дополнительного наказания другим должно допускаться только в том случае, когда за все преступления назначены одинаковые по виду дополнительные наказания, причем за одно из преступлений назначено дополнительное наказание в максимальных размерах, предусмотренных для данного вида наказания Общей частью Уголовного кодекса. Например, за одно преступление, входящее в совокупность, назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности сроком на один год, за другое – аналогичное дополнительное наказание сроком на три года. Чтобы не нарушить предписаний части 2 статьи 47 УК РФ о продолжительности лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью как дополнительного наказания, суд должен применить поглощение менее строгого наказания более строгим и назначить по совокупности преступлений дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности сроком на три года. Во всех иных случаях, особенно если дополнительные наказания за отдельные преступления назначены разные по виду, целесообразнее применять сложение (объединение) дополнительных наказаний, что более способствует индивидуализации уголовной ответственности.

Сложение дополнительных наказаний осуществляется по-разному в зависимости от видов наказаний, назначенных за отдельные преступления.

1. За единичные преступления назначены дополнительные наказания одного вида. Осуществляется их частичное или полное сложение в пределах максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания в нормах Общей части Уголовного кодекса. Так, возможно сложение штрафа, назначенного за разные преступления (в пределах, предусмотренных частью 2 статьи 46 УК РФ), лишения права занимать определенные должности (в пределах, предусмотренных частью 2 статьи 47 УК РФ).

2. За единичные преступления назначены дополнительные наказания разных видов. Разные по виду дополнительные наказания должны назначаться и исполняться  самостоятельно. Самостоятельное применение по совокупности преступлений разновидовых дополнительных наказаний представляет собой вариант их сложения162, ибо означает, что все наказания, назначенные за отдельные преступления, подлежат реальному исполнению, совокупное наказание представляет сумму нескольких частей, хотя и качественно разных. Так, самостоятельно должны исполняться штраф и лишение права занимать определенные должности; штраф и лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград.

  1.  Назначение наказания в случаях, предусмотренных частью 5 статьи 69 УК РФ

Иногда после вынесения судом приговора по делу выясняется, что осужденный виновен в другом преступлении или (преступлениях), совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу. Наказание в этом случае назначается, как предписывает часть 5 статьи 69 УК РФ, по совокупности преступлений, то есть по правилам статьи 69 УК РФ. Назначение наказания проходит два этапа. На первом – выносится наказание за выявленное последним преступление. На втором – избирается окончательное наказание за преступления, образующие совокупность. При этом  в процессе назначения наказания принимается во внимание не неотбытая часть наказания, а весь срок или размер наказания, определенный по предыдущему приговору суда. В зависимости от категории преступлений применяется при определении итогового наказания либо метод поглощения, либо метод сложения наказаний. Окончательное наказание не может быть ниже того, которое было назначено первым приговором. В окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда (ч. 5 ст. 69 УК РФ), то есть из окончательного наказания вычитается отбытая часть наказания. Если наказание по первому приговору отбыто в полном объеме, оно полностью вычитается из наказания, назначенного по совокупности преступлений. Оставшаяся часть совокупного наказания определяется к отбытию.

В судебной практике встречаются ситуации, когда лицо осуждается условно в соответствии со статьей 73 УК РФ, а во время течения испытательного срока выясняется, что это лицо виновно еще в одном преступлении, совершенном до вынесения приговора суда по первому делу. За это преступление виновному может быть назначено реальное наказание. Каким же образом в подобных ситуациях должно назначаться наказание по совокупности преступлений? Как должны объединяться наказания условное и безусловное? В теории уголовного права и судебной практике существуют различные подходы к решению данного вопроса.

В судебной практике, в частности, имеют место случаи сложения условного и безусловного наказаний. Так, Федеральный суд Заводского района г. Кемерово, назначая наказание условно осужденному Михееву по правилам части 5 статьи 69 УК РФ, осуществил сложение наказания в виде реального лишения свободы, назначенного за выявленное последним преступление, и условного наказания, назначенного по предыдущему приговору.

Судебная коллегия Кемеровского областного суда приговор обоснованно изменила, указав, что сложение наказаний, по правилам, предусмотренным в части 5 статьи 69 УК РФ, не применяется, если лицо было осуждено по одному приговору условно (независимо от очередности приговоров), а по другому назначено реальное наказание, так как статьей 69 УК РФ не предусматривается сложение условного и безусловного наказаний. Коллегия определила исполнять приговоры самостоятельно163.

В рассматриваемых ситуациях не противоречит закону применение условного осуждения по второму делу и по совокупности преступлений. Однако зачастую характер и степень общественной опасности преступления не позволяют положительно решить вопрос о применении условного осуждения.

В юридической литературе было высказано предложение при наличии совокупности, в которую входят условное и безусловное наказания, применять только метод поглощения. При этом, по мнению сторонников такой позиции, либо условное осуждение должно поглощаться реальным наказанием, либо, наоборот, более легкое реальное наказание должно поглощаться условным: "если наказание по второму приговору мягче, чем условное осуждение, оно подлежит поглощению условным наказанием"164. Вряд ли можно согласиться с тем, что наказание, признанное условным, может поглощать собой наказание, назначенное реально, ибо реальное наказание по своей сущности и правовым последствиям является более суровым средством воздействия на виновного, нежели форма реализации уголовной ответственности, выражающаяся в освобождении осужденного от реального отбывания назначенного наказания под определенным условием (чем и является условное осуждение по своей юридической природе)165. В то же время не совсем корректно применение поглощения условного наказания безусловным, так как условное осуждение само по себе не является самостоятельным видом наказания, условно назначаться могут конкретные виды наказаний, предусмотренные в части 1 статьи 73 УК РФ (исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы); различна правовая природа условного осуждения и безусловных мер наказания. Необходимо иметь в виду и то, что применение метода поглощения при назначении наказания по совокупности преступлений ограничено законом: оно допустимо лишь в том случае, когда в совокупность входят только преступления небольшой или средней тяжести. В связи с изложенным представляется необоснованным предложение В. Золотарева дополнить часть 5 статьи 69 УК РФ положением следующего содержания: "Если после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, и лицу было назначено или назначается наказание более мягкое, чем реальное лишение свободы, по одному из приговоров, суд, назначая наказание по совокупности преступлений, окончательное наказание назначает путем поглощения менее строгого наказания более строгим"166.

Существует также мнение, что если по первому приговору назначено условное наказание, а по второму приговору за преступление, совершенное до вынесения первого приговора, назначается реальное лишение свободы или реальное исполнение других видов наказания, то такие приговоры должны исполняться самостоятельно, поскольку судом не должно допускаться ухудшение положения виновного в связи с тем, что за ранее совершенное преступление он осуждается позднее167. Этот подход нашел отражение в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания". В пункте 29 указанного постановления отмечено: "Если в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновное еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, правила статьи 69 УК РФ применены быть не могут, поскольку в статье 74 УК РФ дан исчерпывающий перечень обстоятельств, на основании которых возможна отмена условного осуждения. В таких случаях приговоры по первому и второму делу исполняются самостоятельно"168. Такое решение вопроса не представляется удачным. Прав А.С. Горелик, отметивший, что в данной ситуации странно выглядит правовое положение лица, которое одновременно находится в местах лишения свободы и проходит испытательный срок при условном осуждении169.

В литературе было высказано также мнение, с которым можно полностью согласиться, что в анализируемых случаях необходимо отменять приговор, которым виновный осужден условно, и рассматривать оба дела одновременно170. Подобный порядок способствовал бы назначению справедливого наказания как за отдельные преступления, совершенные виновным, так и за их совокупность, такого наказания, которое соответствовало бы и тяжести совершенных лицом преступлений, и степени опасности личности виновного. При постановлении приговора, которым лицо было осуждено условно, суду не было известно о другом преступлении (преступлениях) подсудимого, следовательно, он не мог назначить наказание с учетом всего объема преступной деятельности лица171. Допустим, виновное лицо было осуждено условно за тяжкое преступление, а помимо него до осуждения же совершило особо тяжкое преступление. Применил бы суд, рассматривая вопрос об ответственности за оба преступления одновременно, условное осуждение? Думается, что нет. Отсутствуют в приведенной ситуации основания для применения такой поощрительной нормы уголовного права, как условное осуждение, являющееся по своей правовой природе разновидностью освобождения от наказания под определенным условием. Почему же условное осуждение, назначенное без учета всех обстоятельств содеянного, должно сохраняться, если о другом преступлении стало известно позднее? Применение на практике рекомендации постановления Верховного Суда РФ о самостоятельном исполнении приговоров об условном и безусловном осуждении ставит в неравное положение лиц, осуждавшихся одним приговором за совершение преступлений, и лиц, осуждавшихся за аналогичные преступления в разное время, в силу указанных выше обстоятельств. Первые, при прочих равных условиях, понесут более строгое наказание, чем вторые, что не может быть признано справедливым.

Следует также отметить, что, дав рекомендацию исполнять оба приговора самостоятельно, Верховный Суд тем самым признал возможность назначения и условного осуждения, и реального наказания за отдельные преступления, входящие в совокупность, вступив в противоречие со своим собственным разъяснением, изложенным в пункте 27 указанного выше постановления, в соответствии с которым решение об условном осуждении принимается не за каждое преступление, а при окончательном назначении наказания по совокупности преступлений172. Совершенно правильное разъяснение, содержащееся в пункте 27 постановления, должно распространяться на все случаи совокупности преступлений, независимо от того, когда эта совокупность констатирована.

С учетом изложенного считаем необходимым предусмотреть в Уголовном кодексе возможность отмены условного осуждения при рассмотренных выше обстоятельствах. Статью 74 УК РФ следует дополнить частью 6 следующего содержания: "В случае, если после вступления приговора суда в силу  будет установлено, что условно осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вступления в силу приговора суда по первому делу, суд может отменить условное осуждение и назначить ему наказание по правилам, предусмотренным статьей 69 настоящего Кодекса".

Ситуация, аналогичная выше рассмотренной, может возникнуть в том случае, когда беременной женщине или женщине, имеющей детей в возрасте до четырнадцати лет, судом предоставлена отсрочка отбывания наказания (отбывание наказания может быть отсрочено как при вынесении обвинительного приговора, так и в процессе исполнения наказания), а затем выясняется, что женщина была виновна еще в каком-либо преступлении, совершенном до ее осуждения, причем характер и степень опасности этого преступления в соответствии с частью 1 статьи 82 УК РФ не позволяют применить отсрочку отбывания наказания, и за данное преступление должно быть назначено реальное лишение свободы. Каким образом следует назначать наказания за оба преступления, образующие совокупность? При решении данного вопроса видится только один приемлемый выход. Думается, что изложенное выше обстоятельство должно служить основанием для отмены отсрочки отбывания наказания. Статью 82 УК РФ следует дополнить отдельными частями следующего содержания: "Если в период отсрочки отбывания наказания будет установлено, что осужденная виновна и в другом преступлении, совершенном до вступления в силу приговора суда по первому делу, суд может отменить отсрочку отбывания наказания и назначить ей наказание по правилам, предусмотренным статьей 69 настоящего Кодекса.

Назначив наказание по правилам статьи 69 настоящего Кодекса, суд может применить отсрочку отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, если это не противоречит части первой статьи 82 настоящего Кодекса".

  1.  Назначение вида исправительных учреждений лицам, осужденным по совокупности преступлений

Статья 58 Уголовного кодекса Российской Федерации содержит правила назначения вида исправительного учреждения лицам, осужденным к лишению свободы. Согласно статье 58 УК РФ отбывание лишения свободы совершеннолетним может быть назначено в колониях-поселениях, в исправительных колониях общего, строгого и особого режимов (женщинам – только общего) и в тюрьме (только мужчинам). Несовершеннолетним отбывание лишения свободы назначается в воспитательных колониях. В указанные учреждения направляются как лица, осужденные за одно преступление, так и лица, осужденные за совокупность преступлений. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 14 от 11 апреля 2000 года "О практике назначения судами видов исправительных учреждений" дал верное разъяснение, касающееся назначения вида исправительного учреждения лицам, осужденным к лишению свободы по совокупности преступлений, в соответствии с которым вид исправительной колонии либо отбывание части срока наказания в тюрьме суд должен назначать не за каждое преступление отдельно, а лишь при определении окончательной меры наказания173.

В соответствии с пунктом "а" части 1 статьи 58 УК РФ, отбывание лишения свободы в колониях-поселениях назначается лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также к лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы. С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения. Отсюда следует, что если лицо (независимо от пола), осуждено по совокупности преступлений, указанных в пункте "а" части 1 статьи 58 УК РФ, это не служит препятствием для назначения ему для отбывания лишения свободы колонии-поселения. В то же время, если лицо совершило ряд преступлений, тем более, если это преступления средней тяжести, и степень опасности лица, их совершившего, довольно высока, у суда имеется возможность назначить для отбывания лишения свободы исправительную колонию общего режима, мотивируя в приговоре свое решение.

Если лицо, ранее не отбывавшее лишение свободы, осуждается по совокупности умышленных преступлений небольшой, средней тяжести и тяжких преступлений к лишению свободы, отбывание наказания должно назначаться в исправительной колонии общего режима, ибо вид и режим исправительного учреждения должен избираться с учетом наиболее тяжкого по категории преступления, входящего в совокупность. При ином подходе необоснованно улучшилось бы положение лица, чьи деяния образуют совокупность преступлений, по сравнению с лицом, совершившим только одно преступление аналогичной категории.

Мужчинам, осуждаемым к лишению свободы по совокупности особо тяжкого и иных по категории преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание этого наказания должно назначаться в исправительной колонии строгого режима.

Если совокупность преступлений совмещена с рецидивом преступлений (кроме особо опасного), отбывание лишения свободы лицу мужского пола должно назначаться в колонии строгого режима при условии, что осужденный ранее отбывал наказание в виде лишения свободы, а судимость не погашена в установленном законом порядке.

Если мужчина осуждается по совокупности преступлений, совмещенной с признаками особо опасного рецидива, отбывание наказания ему назначается в исправительной колонии особого режима.

Особый режим исправительной колонии назначается и лицам, осужденным по совокупности преступлений к пожизненному лишению свободы.

Лицам мужского пола, осужденным по совокупности особо тяжкого и иных преступлений к лишению свободы на срок свыше пяти лет, может быть назначено отбывание части срока наказания в тюрьме, а оставшегося наказания – в исправительной колонии строгого режима при условии, что за особо тяжкое преступление ему было назначено лишение свободы на срок свыше пяти лет. Отбывание части срока наказания в тюрьме лицам мужского пола также может быть назначено и по совокупности преступлений, совмещенной с признаками  особо опасного рецидива преступлений.

Женщинам, осужденным по совокупности преступлений, в случае, если совокупность преступлений совмещена с признаками любого вида рецидива, отбывание лишения свободы должно назначаться в исправительных колониях общего режима.

Лицам, осужденным к лишению свободы, не достигшим к моменту вынесения судом приговора восемнадцатилетнего возраста, отбывание наказания назначается в воспитательных колониях независимо от наличия или отсутствия в деяниях лица совокупности преступлений.

Анализ правил назначения наказания по совокупности преступлений позволяет сделать следующие выводы.

1. Уголовный кодекс Российской Федерации по сравнению с УК РСФСР 1960 года значительно усилил ответственность за совокупность преступлений: ограничена возможность применения метода поглощения менее строгого наказания более строгим, увеличен максимальный размер наказания, назначаемого по совокупности преступлений, что считаем вполне обоснованным. Действующие правила назначения наказания по совокупности преступлений в большей мере, чем существовавшие в УК РСФСР, дают возможности для индивидуализации уголовной ответственности, для назначения справедливого наказания, соответствующего целям, которые стоят перед наказанием вообще. Однако, на наш взгляд, изменения в статье 69 УК РФ от восьмого декабря 2003 года в части, касающейся максимальных сроков наказания в виде лишения свободы по совокупности преступлений, не могут быть признаны удачными. Предусмотренный прежней редакцией стать 69 УК двадцатипятилетний срок лишения свободы для совокупности преступлений давал больше возможностей для индивидуализации уголовной ответственности с учетом характера и степени общественной опасности совершенных лицом преступлений, а также их количества, для назначения справедливого наказания лицам, совершающим серийные преступления.

2. Назначение наказания по совокупности преступлений проходит два этапа: на первом назначается наказание отдельно за каждое преступление, на втором - итоговое наказание. Окончательное наказание по совокупности преступлений, являясь обобщением, синтезом наказаний, назначенных за отдельные преступления, обладает самостоятельностью и независимостью, оно отражает характер и степень опасности совокупности преступлений в целом.

Законодателем для назначения наказания по совокупности преступлений предусмотрены методы поглощения менее строгого наказания более строгим и сложения (частичного или полного) наказаний. Считаем целесообразным расширить сферу применения метода поглощения за счет ситуаций, когда в совокупность наряду с особо тяжким преступлением входит преступление небольшой тяжести. Необходимо также на законодательном уровне закрепить возможность применения метода поглощения менее строгого наказания более строгим, если за какое-либо преступление, входящее в совокупность, назначено пожизненное лишение свободы.

3. При сложении разнородных наказаний менее тяжкий вид наказания переводится в более тяжкий (если такой перевод в отношении конкретных видов наказания предусмотрен законодателем). Такой подход представляется верным, при ином решении вопроса необоснованно бы смягчалось наказание лицу, чьи деяния образуют совокупность преступлений.

Наказания, в отношении которых не предусмотрены правила перерасчета, входят в качестве структурного элемента в итоговое наказание и исполняются самостоятельно. Это положение необходимо, на наш взгляд, отразить в части 2 статьи 71 УК РФ в общем виде, без ссылки на конкретные виды наказаний.

4. Если за преступления, входящие в совокупность, назначены исправительные работы и возникает необходимость применения метода поглощения менее строгого наказания более строгим, то при определении наиболее строгого наказания следует, на наш взгляд, исходить из срока исправительных работ, а не из размера удержаний из заработной платы.

5. При сложении исправительных работ с разными процентами удержаний из заработной платы сложению подлежат только сроки исправительных работ, назначенные за отдельные преступления. Удержания из заработной платы осуществляются самостоятельно по каждой части наказания.

6. Дополнительное наказание по совокупности преступлений может назначаться только в том случае, если оно было определено за отдельные преступления, входящие в совокупность.

Представляется неверной практика кассационных и надзорных инстанций, исключающих дополнительное наказание из приговора, если оно не было назначено за отдельное преступление, но не отменяющих приговор в силу неправильного применения закона. Приговоры путем исключения из них дополнительного наказания приводятся в формальное соответствие с правилами применения дополнительных наказаний, но при этом устраняется индивидуализирующий ответственность эффект дополнительного наказания.

7. При наличии совокупности преступлений может быть применено условное осуждение. Вопрос о применении условного осуждения решается после того, как вынесено итоговое наказание за совокупность преступлений.

8. Считаем необходимым предусмотреть в Уголовном кодексе возможность отмены условного осуждения в случае, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что условно осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу. Наказание после отмены условного осуждения должно назначаться по правилам статьи 69 УК РФ, с учетом совокупной опасности совершенных лицом преступлений. Существующий в настоящее время порядок параллельного исполнения условного осуждения и реального наказания не может быть оправдан ни с теоретических, ни с практических позиций.

9. По нашему мнению, в статье 82 УК РФ следует предусмотреть отмену отсрочки отбывания наказания женщинам, если в период отсрочки будет установлено, что осужденная виновна и в другом преступлении, совершенном до ее осуждения. После отмены отсрочки наказание должно назначаться по правилам статьи 69 УК РФ.

10. Лицам, осужденным к лишению свободы по совокупности преступлений, вид исправительного учреждения должен назначаться судом не за каждое преступление отдельно, а лишь при определении окончательной меры наказания.

При определении вида исправительного учреждения в первую очередь учитывается наиболее тяжкое по категории преступление, входящее в совокупность.

  1.  Назначение наказания по совокупности приговоров
    1.  Общие правила назначения наказания по совокупности приговоров

Совершение лицом нового преступления после осуждения за предыдущее, но до полного отбытия наказания, за него назначенного, свидетельствует о повышенной опасности данного лица не только в сравнении с первичными преступниками, но и лицами, совершившими несколько преступлений не будучи осужденными. Совершение нового преступления осужденным лицом свидетельствует о том, что оно не сделала для себя выводов из факта предшествующего осуждения, что цели исправления преступника и специальной превенции в отношении данного лица не достигнуты. Эти обстоятельства должны учитываться при назначении наказания таким лицам, подход к ним должен быть более строгим. Правила же назначения наказания для указанной категории преступников должны быть сконструированы таким образом, чтобы они позволяли назначать наказание, соответствующее не только характеру и степени опасности совершенных преступлений, но и повышенной опасности лиц, совершающих новое преступление при неотбытом наказании за предыдущее, такого наказания, которое способствовало бы достижению целей, стоящих перед наказанием в отношении указанной категории преступников.

Правила назначения наказания по совокупности приговоров сформулированы в статье 70 УК РФ. В соответствии с частью 1 указанной статьи "при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда". Законодатель не дает прямого указания на то, с какого момента должны применяться правила назначения наказания по совокупности приговоров, а это может породить определенные трудности в разграничении положений части 5 статьи 69 УК РФ и части 1 статьи 70 УК РФ, ведь и в том, и в другом случаях налицо два самостоятельных приговора суда, в обоих случаях может наличествовать отбытая часть наказания.

В литературе нет единого подхода к вопросу о том, с какого момента следует применять правила назначения наказания по совокупности приговоров. Одна группа авторов полагает, что совершение лицом нового преступления после вынесения (провозглашения) приговора, но до его вступления в законную силу влечет назначение наказания по совокупности приговоров174. Аналогичный подход имел место в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1981 года "О практике назначения наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам"175, а также в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации по конкретному делу (постановление № 273 п 99 по делу Чернякова).

Установлено, что Черняков после провозглашения приговора (осужден по статье 103 УК РСФСР к семи годам лишения свободы), выражал свое недовольство, в зале судебного заседания стал угрожать убийством председательствовавшему по делу судье.

За указанные действия Черняков был впоследствии осужден по части 1 статьи 296 УК РФ и ему назначено наказание в соответствии со статьей 70 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор и назначила наказание на основании части 3 статьи 69 УК РФ, поскольку к моменту совершения нового преступления приговор, вынесенный по первому преступлению, был провозглашен, но не вступил в законную силу.

Президиум Верховного Суда РФ признал решение Судебной коллегии ошибочным и отменил кассационное определение, а дело направил на новое кассационное рассмотрение176.

Конечно, вполне понятно стремление применить более жесткие правила назначения наказания лицу, которое не реагирует на отрицательную оценку его деяния и  личности со стороны государства, выраженную в обвинительном приговоре суда, не делает должных для себя выводов и вновь совершает очередное преступление. Однако необходимо иметь в виду, что в действующем Уголовном кодексе многие нормы увязаны с фактом вступления приговора суда в законную силу, в том числе и нормы, касающиеся множественности преступлений. Так, сроки давности  привлечения к уголовной ответственности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу; лицо, осужденное за преступление, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу; рецидив преступлений может быть констатирован только в том случае, когда новое преступление совершено после вступления в силу приговора суда по предыдущему преступлению. Нельзя не согласиться с А.С. Гореликом, А.Л. Цветиновичем, Ю.Н. Юшковым, отмечавшими, что любые правовые последствия, порождаемые приговором, наступают не ранее, чем по вступлении приговора в законную силу: до этого момента приговор хотя и провозглашен, но не действует177.

Думается, что законодателю следует проявить последовательность и в статье 70 УК РФ отразить, что наказание по совокупности приговоров должно назначаться в случае совершения осужденным нового преступления после вступления приговора суда по предыдущему преступлению в законную силу.

Необходимо также указать и конечный момент применения правил назначения наказания по совокупности приговоров. Это может быть не только факт полного отбытия наказания, ибо при условном осуждении, отсрочке отбывания наказания женщинам и при условно-досрочном освобождении от наказания лицо совершает новое преступления в тот период, когда наказание им не отбывается.

С учетом изложенного предлагаем изложить часть 1 статьи 70 УК РФ в следующей редакции: "Если осужденный после вступления приговора суда в законную силу, но до полного отбытия наказания или до полного погашения обязанности его отбывания совершил новое преступление, то к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, полностью или частично присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда". Данная редакция части 1 статьи 70 УК РФ потребует уточнения редакции части 5 статьи 69 УК РФ: слова "после вынесения судом приговора по делу" необходимо заменить на слова "после вступления приговора суда в силу" и слова "до вынесения приговора суда" следует заменить на "до вступления в силу приговора суда".

Наказание по правилам совокупности приговоров назначается в том случае, когда по предыдущему приговору наказание не было отбыто либо полностью, либо частично, то есть правила статьи 70 УК РФ применяются к лицам:

а) отбывающим реальное наказание и совершившим в этот период новое преступление;

б) условно осужденным, совершившим новое преступление во время испытательного срока;

в) женщинам, в отношении которых была применена отсрочка отбывания наказания, совершившим преступление в период отсрочки;

г) условно-досрочно освобожденным от наказания, совершившим новое преступление в период неотбытой части наказания.

д) лицам, которым была предоставлена отсрочка исполнения приговора на основании статьи 398 УПК РФ (например, вследствие болезни осужденного).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 40 от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания" обратил внимание судов на необходимость выяснять при решении вопроса о назначении наказания по совокупности приговоров, какая часть основного и дополнительного наказания реально не отбыта лицом по предыдущему приговору, и указывать на это во вводной части приговора. Неотбытым наказанием, указано в постановлении, следует, в частности, считать срок, на который осужденный был условно-досрочно освобожден от дальнейшего отбывания наказания; весь срок назначенного по предыдущему приговору условного осуждения; срок наказания, исполнение которого отсрочено женщинам178.

Относительно неотбытой части наказания у женщин, к которым была применена отсрочка, необходимо уточнить следующее. При отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, неотбытым наказанием признается весь срок наказания, если отсрочка была предоставлена сразу же при вынесении обвинительного приговора суда. Если же отсрочка была дана женщине во время отбывания ею наказания, то неотбытой считается та часть наказания, которая реально еще не была исполнена на момент фактического освобождения женщины от наказания в связи с предоставлением отсрочки. При условно-досрочном освобождении от наказания неотбытой считается часть наказания, от которой лицо было фактически освобождено.

Применительно к наказанию, отбываемому реально,  неотбытой частью наказания следует, на наш взгляд, считать срок, который не был отбыт к моменту вынесения приговора за последнее преступление179. Именно такой подход воспринят и судебной практикой.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 40 от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания" отметил, что срок отбывания окончательного наказания, назначенного по правилам статьи 70 УК РФ, исчисляется со дня вынесения последнего приговора с зачетом времени содержания под стражей до суда по последнему делу в порядке меры пресечения или задержания180. Это косвенно подтверждает, что неотбытая часть наказания устанавливается на момент вынесения приговора.  

Назначение наказания по совокупности приговоров осуществляется двумя этапами. На первом – назначается наказание за новое преступление с учетом всех общих начал назначения наказания. На втором этапе выносится окончательное, итоговое наказание. При назначении наказания по совокупности приговоров в соответствии с частью 1 статьи 70 УК РФ должен использоваться метод сложения наказаний. Сложение может быть полным или частичным.

Как показывает изучение судебной практики, суды отдают предпочтение частичному сложению наказаний: по данным нашего исследования, полное сложение вновь назначенного наказания и неотбытой части наказания по предыдущему приговору было осуществлено в отношении 11,5 % осужденных по совокупности приговоров, в отношении же 88,5 % осужденных было осуществлено частичное присоединение неотбытой части наказания к наказанию, назначенному по последнему приговору суда.

Определение максимального размера наказаний по совокупности приговоров зависит от вида итогового наказания. В соответствии с частью 2 статьи 70 УК РФ, если окончательное наказание менее строгое, чем лишение свободы, оно не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью Уголовного кодекса. Так, например, максимальный срок исправительных работ равен двум годам, максимальный срок лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, назначаемого в качестве основного наказания, равен пяти годам.

Окончательное наказание в виде лишения свободы по совокупности приговоров  не должно превышать тридцати лет (ч. 3 ст. 70 УК РФ).

Законодатель в части 4 статьи 70 УК РФ сформулировал важное положение, в соответствии с которым окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда. Иное означало бы необоснованное поощрение преступника.

Нарушение правил части 4 статьи 70 УК РФ служит основанием для отмены приговоров. Так, Федеральным судом Заводского района г. Кемерово Т.М. Бердникова, осуждавшаяся по части 4 статьи 228 УК РФ с применением статьи 64 УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года и в период испытательного срока совершившая новое преступление, осуждена по части 1 статьи 228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. На основании статьи 70 УК РФ путем частичного присоединения наказания, неотбытого по предыдущему приговору, ей было назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. По протесту прокурора судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда приговор в отношении Бердниковой отменила, указав, что окончательный размер наказания, назначаемого по совокупности приговоров, в соответствии с правилами  статьи 70 УК РФ должен быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда, а указанные требования закона при назначении наказания Бердниковой не были выполнены181.

Ошибки судов, связанные с назначением по совокупности приговоров наказания меньшего, чем неотбытая часть наказания по предыдущему приго

вору, встречаются в практике разных судов182.

Несмотря на то, что законом не предусматривается применение метода поглощения менее строгого наказания более строгим при назначении наказания по совокупности приговоров, суды порой вынуждены прибегать к этому методу, чтобы не выйти за максимально допустимые законом пределы наказания. Например, лицо, отбывающее исправительные работы, совершает преступление небольшой тяжести, за которое ему определяется  наказание в виде двух лет исправительных работ. Назначая окончательное наказание по совокупности приговоров, суд вынужден применить поглощение неотбытой части наказания по первому приговору наказанием за новое преступление, ибо максимальный срок исправительных работ в соответствии с частью 1 статьи 50 УК РФ равен двум годам.

В связи с тем, что применения метода поглощения не избежать в ситуациях, подобных выше изложенной, считаем необходимым урегулировать данный вопрос законодательным путем и статью Уголовного кодекса, посвященную назначению наказания по совокупности приговоров, дополнить отдельной частью следующего содержания:

"Если за вновь совершенное преступление назначено менее строгое, чем лишение свободы, наказание в максимальных размерах, установленных для данного вида наказания Общей частью настоящего Кодекса, и по предыдущему приговору было назначено наказание того же вида, неотбытая часть наказания по предыдущему приговору  суда подлежит поглощению наказанием, назначенным по последнему приговору".

При назначении наказания по совокупности приговоров возможна ситуация, когда лицу одним из приговоров было назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы. В данном случае сложение вновь назначенного наказания и неотбытой части наказания по предыдущему приговору невозможно, следовательно, эта ситуация требует законодательного разрешения. Для таких случаев законом необходимо предусмотреть специальное правило, которое позволяло бы пожизненным лишением свободы поглощать другое наказание, независимо от того, каким приговором (первым или последним) было назначено пожизненное лишение свободы. В связи с изложенным предлагаем статью УК РФ, посвященную назначению наказания по совокупности приговоров дополнить еще одной частью следующего содержания:

"Если по одному из приговоров назначено пожизненное лишение свободы, то окончательное наказание по совокупности приговоров назначается путем поглощения пожизненным лишением свободы менее строгого наказания".

  1.  Отдельные вопросы назначения наказания по совокупности приговоров

Назначение наказания условно осужденным, совершившим преступление в период испытательного срока

Серьезные трудности возникают при назначении наказания условно осужденным, совершившим в период испытательного срока преступления по неосторожности или умышленные преступления небольшой тяжести. В части 4 статьи 74 УК РФ сформулировано положение, в соответствии с которым в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой тяжести вопрос об отмене или о сохранении условного осуждения решается судом. В части же 5 статьи 74 УК РФ указано, что по правилам, предусмотренным статьей 70 Уголовного кодекса, назначается наказание в случаях, предусмотренных частью 4 статьи 74 УК РФ.

Представим, что суд не счел нужным отменить условное осуждение, примененное первым приговором. А за новое преступление назначает реальное наказание, например, в виде лишения свободы. Далее в соответствии с частью 5 статьи 74 УК РФ должны применяться правила назначения наказания по совокупности приговоров. При назначении наказания же по совокупности приговоров, гласит часть 1 статьи 70 УК РФ, к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда. У условно осужденного является неотбытым все наказание, назначенное по предыдущему приговору. Но в рассматриваемой ситуации присоединить неотбытое наказание к наказанию за новое преступление нельзя: это противоречило бы части 4 статьи 74 УК РФ (когда условное осуждение сохранено). Налицо явное противоречие положений, предусмотренных частью 1 статьи 70 УК РФ и частями 4, 5 статьи 74 УК РФ. И какой же выход должен искать суд из этого тупика? Суд вынужден будет вынести решение о самостоятельном исполнении условного осуждения и наказания, назначенного за новое преступление. Получается парадоксальная ситуация, когда одно и тоже лицо одновременно отбывает реальное наказание в виде лишения свободы и является условно осужденным к лишению свободы или другому виду наказания, предусмотренному частью 1 статьи 73 УК РФ.

На наш взгляд, следует в статье 74 УК РФ предусмотреть отмену условного осуждения в случае совершения условно осужденным в период испытательного срока любого преступления, независимо от степени его тяжести, и назначения наказания по совокупности приговоров. Если суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без отбывания наказания, он может постановить считать назначенное по совокупности приговоров наказание условным.

Если  будет установлено, что осужденный виновен еще в ряде преступлений, часть из которых была совершена до осуждения по первому делу, а часть – после осуждения, наказание должно назначаться с применением правил и статьи 69 УК, и статьи 70 УК РФ. При этом наказание назначается вначале по совокупности преступлений (дополнительно выявленных), совершенных до вынесения первого приговора, затем – по правилам части 5 статьи 69 УК РФ, после этого – по совокупности преступлений, совершенных после вынесения первого приговора, и окончательное наказание – по правилам статьи 70 УК РФ183, то есть к наказанию, назначенному по совокупности преступлений, совершенных после вынесения первого приговора, прибавляем полностью или частично неотбытую часть наказания, назначенного с применением части 5 статьи 69 УК РФ по совокупности всех преступлений, совершенных до вынесения первого приговора. Правила об одновременном назначении наказания по совокупности преступлений и приговоров должны быть предусмотрены на законодательном уровне.

Возможна при назначении наказания и следующая ситуация: лицо за совершенное преступление осуждено к лишению свободы условно. В период испытательного срока оно совершает новое преступление. Кроме того выясняется, что до условного осуждения было совершено не одно преступление, а два (или более). Каким образом должно назначаться наказание за все содеянное лицом при изложенных обстоятельствах? Выход видится в отмене условного осуждения в случае совершения лицом в период испытательного срока нового преступления, о чем уже говорилось выше. После отмены условного осуждения наказание вначале должно быть назначено по совокупности преступлений (совершенных до первого осуждения), с применением правил части 5 статьи 69 УК РФ, затем – за преступление, совершенное в период испытательного срока, после чего к наказанию, назначенному за последнее преступление, должно быть присоединено полностью или частично неотбытое наказание, назначенное по совокупности ранее совершенных преступлений.

Сложение разнородных наказаний по совокупности приговоров

Необходимость сложения разнородных наказаний возникает в тех случаях, когда лицу за новое преступление, совершенное после осуждения за предыдущее, но до полного отбытия назначенного за него наказания, избирается наказание другого вида. Например, лицо отбывало исправительные работы, а за совершенное в этот период преступление ему назначается наказание в виде лишения свободы.

При сложении разнородных наказаний менее тяжкий вид наказания переводится в более тяжкий. Иной порядок означал бы необоснованное смягчение наказания лицам, повторно совершающим преступления после осуждения. Правила перевода одних видов наказания в другие предусмотрены в статье 71 УК РФ.

Если для разных видов наказания не предусмотрены правила перерасчета, то при совокупности приговоров осуществляется сложение двух самостоятельных частей (нового наказания и неотбытой части предыдущего), и в рамках данного единого итогового наказания каждый вид наказания будет исполняться самостоятельно.

Назначение дополнительных наказаний по совокупности приговоров

Назначая наказание по совокупности приговоров, суд к основным видам наказания может присоединить дополнительные. В соответствии с частью 5 статьи 70 УК РФ присоединение дополнительных видов наказаний при назначении наказания по совокупности приговоров производится по правилам, предусмотренным частью 4 статьи 69 УК РФ. Эти правила нами уже были рассмотрены в предыдущем параграфе настоящей работы.

Особо следует подчеркнуть, что дополнительное наказание по совокупности приговоров, так же, как и по совокупности преступлений, может назначаться только в том случае, если оно было назначено за отдельные преступления, образующие совокупность. В судебной практике это правило, к сожалению, иногда забывается. Так, Федеральным судом Заводского района г. Кемерово 22 февраля 2000 года  Д.В. Митин был осужден по совокупности приговоров к четырем годам девяти месяцам лишения свободы с конфискацией имущества. Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда приговор районного суда в отношении Митина изменила, исключив из резолютивной части дополнительное наказание в виде конфискации имущества, поскольку, как было указано в определении коллегии, ни по одному из преступлений конфискация имущества не назначалась184. По сути же дела районный суд допустил неправильное применение уголовного закона, что должно было бы послужить для кассационной инстанции основанием для отмены приговора в части назначения наказания, а не изменения его путем исключения из совокупного наказания столь важного средства индивидуализации ответственности, каким является дополнительное наказание.

При назначении наказания по нескольким приговорам суд сначала назначает основное наказание и дополнительное (если сочтет это целесообразным) за новое преступление, затем устанавливает неотбытые части основных и дополнительных наказаний по предыдущим приговорам, после этого к наказанию (основному и дополнительному), назначенному за новое преступление, присоединяет неотбытую часть наказания (основного и дополнительного) по предшествующему приговору.

При определении размера неотбытой части дополнительного наказания, подлежащей присоединению к дополнительному наказанию, назначенному по последнему приговору, необходимо учитывать следующие положения.

1. Дополнительные наказания, исполняемые одновременно (лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград) могут быть либо полностью исполнены, либо полностью не исполнены к моменту вынесения приговора за новое преступление. В последнем случае они полностью присоединяются к дополнительным наказаниям, назначенным по последнему приговору.

2. Дополнительное наказание в виде штрафа может быть исполнено частично к моменту вынесения нового приговора. В таком случае суд должен точно установить, какая часть штрафа еще не взыскана с осужденного185.

3. Дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью считается полностью не отбытым, если осужденный совершил новое преступление во время отбывания основного наказания в виде лишения свободы, содержания в дисциплинарной воинской части, ареста, ограничения свободы (в соответствии с частью 4 статьи 47 УК РФ).

4. В случае назначения лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительного наказания к обязательным работам, исправительным работам, а также при условном осуждении его срок исчисляется с момента вступления приговора суда в законную силу (ч.4 ст.47 УК РФ). Следовательно, в случае совершения лицом нового преступления во время отбывания указанных основных наказаний или в период испытательного срока при условном осуждении, необходимо установить, какая часть дополнительного наказания была уже отбыта к моменту постановления нового приговора, и за ее вычетом определить часть наказания, подлежащего присоединению к дополнительному наказанию, назначенному по последнему приговору.

5. Если новое преступление совершено в период неотбытой части наказания при условно-досрочном освобождении и лицо при применении условно-досрочного освобождения не было освобождено от дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, это дополнительное наказание следует присоединить к новому наказанию в неотбытой части.

  1.  Различие правил, предусмотренных статьями 69 и 70 УК РФ

1. По правилам статьи 69 УК РФ наказание назначается тогда, когда преступления, входящие в совокупность, были совершено до осуждения за любое из них, ибо совокупностью преступлений в соответствии со статьей 17 УК РФ признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено. Правила же статьи 70 УК РФ применяются тогда, когда новое преступление было совершено после осуждения за предыдущее, но до полного отбытия наказания по предшествующему приговору суда.

2. Правила статьи 69 УК РФ предусматривают возможность применения как метода поглощения менее строгого наказания более строгим (если совокупность образуют только преступления небольшой и средней тяжести), так и применение метода сложения наказаний. Правила же статьи 70 УК РФ предусматривают только метод сложения наказаний.

3. Различны максимальные размеры наказаний, которые можно назначить по совокупности преступлений и совокупности приговоров. Максимальный размер наказания по совокупности преступлений не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. При этом максимальный срок наказания в виде лишения свободы не может быть более 25 лет. По совокупности же приговоров окончательное наказание в виде лишения свободы более строгое: оно может назначаться до 30 лет. Если же по совокупности приговоров назначается наказание менее строгое, чем лишение свободы, оно не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью Уголовного кодекса.

4. В ситуациях, предусмотренных частью 5 статьи 69 УК РФ, назначается наказание по совокупности без учета отбытой части наказания, а затем в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда. При назначении же наказания по правилам статьи 70 УК РФ во внимание принимаются лишь наказание, назначенное по последнему приговору, и неотбытая часть наказания по предыдущему приговору, из которых и формируется окончательное наказание.

В заключение можно сформулировать следующие общие выводы.

1. Законодателем должно быть четко определено, с какого и по какой моменты необходимо применять правила назначения наказания по совокупности приговоров. Отсутствие данного указания в статье 70 УК РФ порождает сложности для правоприменителя при разграничении правил статьи 70 и части 5 статьи 69 УК РФ.

2. Правила статьи 70 УК РФ, по нашему мнению, должны применяться в том случае, если новое преступление совершено осужденным после вступления обвинительного приговора суда в законную силу, ибо только в ступивший в силу приговор порождает правовые последствия.

Если преступление совершено после вынесения обвинительного приговора, но до вступления приговора в законную силу, должны применяться правила статьи 69 УК РФ.

3. Конечный момент действия положений статьи 70 УК РФ – полное отбытие осужденным наказания или полное погашение обязанности его отбывания. Новая редакция части 1 статьи 70 УК РФ предложена выше.

4. Назначение наказания по совокупности приговоров осуществляется как в отношении лиц, отбывающих реальное наказание, так и лиц, освобожденных от отбывания наказания по основаниям, предусмотренным законом, в случае совершения ими нового преступления.

5. В связи с тем, что при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному за новое преступление, присоединяется полностью или частично неотбытая часть наказания по предыдущему приговору, очень важно выяснить, какая часть наказания неотбыта. Применительно к наказанию, отбываемому реально, неотбытой частью наказания следует, на наш взгляд, считать срок, который не был отбыт к моменту вынесения приговора за последнее преступление.

6. При назначении наказания по совокупности приговоров обязательным является применение метода сложения наказаний, однако суды порой вынуждены прибегать к применению метода поглощения, чтобы не выйти за максимальные размеры определенного вида наказания, например, исправительных работ. Следует законодательно предусмотреть для таких случаев возможность применения метода поглощения неотбытой части наказания наказанием, назначенным по последнему приговору суда.

7. Необходимо на законодательном уровне предусмотреть возможность применения метода поглощения менее строгого наказания более строгим для случаев, когда одним из приговоров назначается наказание в виде пожизненного лишения свободы.

8. Требует разрешения вопрос о назначении наказания условно осужденным, совершим в период испытательного срока преступление по неосторожности или умышленное преступление небольшой тяжести. На наш взгляд, следует в статье 74 УК РФ предусмотреть отмену условного осуждения в случае совершения условно осужденным в период испытательного срока любого преступления, независимо от степени его тяжести, и назначение наказания по совокупности приговоров. После назначения наказания по совокупности приговоров можно решить вопрос о целесообразности применения условного осуждения.

9. Присоединение дополнительных видов наказаний при назначении наказания по совокупности приговоров производится по правилам части 4 статьи 69 УК РФ.

Исчисление неотбытой части наказания зависит от вида наказания.

10. В зависимости от количества и времени совершения виновным лицом преступлений возможно сочетание правил статей 69 и 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности.

11. Правила назначения наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ) более жесткие, нежели правила назначения наказания по совокупности преступлений (ст. 69 УК РФ). Позиция законодателя в этом вопросе представляется верной: лицо, не делающее для себя позитивных выводов из факта предшествующего осуждения и вновь совершающее преступление, заслуживает более строгого уголовно-правового воздействия, чем лицо, ранее не осуждавшееся.

  1.  Назначение наказания при рецидиве преступлений

Правила назначения наказания при рецидиве преступлений

Рецидив является весьма опасным проявлением множественности преступлений. Осужденный совершает новое преступление после того, как уже получил  отрицательную оценку своего преступного поведения от имени государства, выраженную в обвинительном приговоре суда, предупреждение о недопустимости в будущем подобного поведения. Совершение нового преступления со стороны лица, подвергшегося наказанию и имеющего непогашенную судимость, как правило, свидетельствует о том, что оно игнорирует предупреждение со стороны государства, продолжает посягать на правоохраняемые интересы, вести антиобщественный образ жизни, то есть его личность представляет повышенную опасность. Это обусловливает более строгую реакцию со стороны государства на его преступное деяние.

Законодатель в части 5 статьи 18 УК РФ отмечает, что рецидив преступлений влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных Уголовным кодексом.

В действующем Уголовном кодексе Российской Федерации содержится ряд положений, касающихся назначения наказания при рецидиве преступлений. В соответствии с пунктом "а" части 2 статьи 63 УК РФ рецидив преступлений признается отягчающим наказание обстоятельством.

В статье 68 Уголовного кодекса в редакции от восьмого декабря 2003 года сформулированы общие правила назначения наказания при рецидиве преступлений. Часть 1 указанной статьи предписывает при назначении наказания при рецидиве, опасном или особо опасном рецидиве преступлений учитывать характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений, обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным, а также характер и степень общественной опасности вновь совершенных преступлений. Данное предписание закона требует индивидуализировать наказание с учетом всех данных о совершенном преступлении и о личности виновного. Предусматривая правовые последствия за рецидив преступлений, законодатель должен создать определенные гарантии против судейского субъективизма при решении столь важного вопроса.

Часть 2 статьи 68 УК РФ содержит указание на минимальные пределы наказания, ниже которых не может опускаться суд, назначая наказание. Граница минимального предела наказания в статье 68 УК РФ в редакции от 8 декабря 2003 года, в отличие от предыдущей редакции,  не зависит от вида рецидива (простого, опасного, особо опасного): срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи  Особенной части Уголовного кодекса.

Думается, что такой подход законодателя не соответствует целям дифференциации уголовной ответственности и наказания, усиления его исправительного воздействия на осужденного, предупреждения новых преступлений.

Прежняя редакция части 2 статьи 68 УК РФ позволяла, на наш взгляд, в большей мере учитывать при назначении наказания повышенную степень опасности личности отдельных категорий преступников, допускающих рецидив преступлений, ограничивала возможность судейского усмотрения при решении данного вопроса.

Итак, статья 68 УК РФ установила ряд правил назначения наказания при рецидиве преступлений. Но как эти правила должны соотноситься с положениями, предусмотренными нормами о назначении наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении (ст. 65 УК РФ), о назначении наказания за неоконченное преступление (ст. 66 УК)? В соответствии с частью 1 статьи 65 УК РФ срок или размер наказания лицу, заслуживающему, по мнению присяжных заседателей, снисхождения, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Каким же образом должно назначаться наказание при наличии рецидива преступлений при вердикте присяжных заседателей о снисхождении: по правилам статьи 68 или правилам статьи 65 УК РФ? Законодатель, к сожалению, не дает ответа на этот вопрос.

Видимо, здесь следует использовать подход, рекомендованный Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 40 от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания" применительно к сходным ситуациям: последовательное применение норм. Вначале следует определить максимально возможный размер наказания с учетом вердикта присяжных о снисхождении (две трети от максимального размера наиболее строгого наказания, предусмотренного за совершенное преступление), затем на базе полученного размера наказания вычислить срок или размер наказания, ниже которого не может быть назначено наказание при рецидиве преступлений (в настоящее время - одна третья часть от двух третей). Это специальные правила назначения наказания, которые должны устанавливаться не путем толкования, а посредством законодательного закрепления. Считаем целесообразным статью 68 УК РФ дополнить отдельной частью следующего содержания: "При вердикте присяжных заседателей о снисхождении указанные в части второй настоящей статьи сроки исчисляются от двух третей максимального срока наиболее строгого наказания, предусмотренного за совершенное преступление".

Рецидив могут образовывать преступления, прерванные на стадии приготовления или покушения. В соответствии со статьей 66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины, а за покушение на преступление - трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса за оконченное преступление. Каким же образом следует назначать наказание, если фактически имеются основания для применения и статьи 66, и статьи 68 УК РФ?

Для решения данного вопроса предложены различные подходы.

Л.В. Иногамова предлагает решить рассматриваемый вопрос в пользу правил назначения наказания, предусмотренных статьей 66 УК РФ. Она отмечает, что норма о назначении наказания при рецидиве преступлений (ч. 2 ст. 68 УК РФ) конкурирует с нормой о назначении наказания за неоконченное преступление (ч.ч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ); при конкуренции же норм со смягчающим признаком и отягчающим предпочтение должно отдаваться норме со смягчающим признаком186. Но такой подход не учитывает повышенную опасность рецидива преступлений. Применение правил частей 2 и 3 статьи 66 УК РФ в чистом виде к лицам, допустившим рецидив преступлений, не соответствует принципу справедливости.

Нельзя с одинаковыми мерками, без учета личности, подходить к вопросу об ответственности рецидивистов и лиц, совершивших преступление впервые. Иной подход к решению вопроса о назначении наказания за неоконченное преступление при наличии признаков рецидива обозначил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 40 от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания", в котором указано, что, назначая наказание лицу при наличии рецидива преступлений, следует, применяя правила статьи 68 УК РФ, исходить из максимального срока наказания, который может быть назначен с учетом требований статьи 66 УК РФ187, то есть, если рецидивное преступление было прервано на стадии приготовления, то при рецидиве наказание должно быть назначено не менее 1/3 от 1/2 максимального наказания, предусмотренного санкцией статьи. Если же рецидивное преступление прервано на стадии покушения, то наказание должно быть назначено не менее 1/3 от 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК за оконченное преступление. С этими рекомендациями можно, видимо, согласиться применительно к ответственности за приготовление к преступлению, ибо это наименее опасная стадия преступления, при ней нет еще реальной угрозы объекту посягательства, далеко не всегда приготовительные действия ведут к следующей стадии совершения преступления, поэтому понятно решение законодателя предусмотреть меньшую ответственность лиц, чьи деяния образуют лишь стадию приготовления к преступлению, по сравнению с лицами, осуществившими более опасные стадии преступления. Кроме того, необходимо иметь в виду, что в судебной практике редко приходится сталкиваться со случаями, когда рецидив образует преступление, прерванное на стадии приготовления. В изученных нами делах лиц, осужденных за рецидив преступлений, не встретилось ни одного такого случая.

Положение о назначении наказания при рецидиве преступлений, если имело место приготовление к преступлению, должно, на наш взгляд, получить законодательное закрепление. Статью 68 УК РФ следует дополнить частью следующего содержания: "Если рецидивное преступление было прервано на стадии приготовления, указанный в части второй настоящей статьи срок исчисляется от одной второй максимального срока наиболее строгого наказания, предусмотренного за совершенное преступление".

Стадия покушения на преступление, безусловно, значительно опаснее, чем стадия приготовления к преступлению. При покушении налицо реальная угроза объекту посягательства, зачастую уже причиняется вред охраняемым законом интересам (хотя и в меньшем объеме по сравнению с тем, который намеревался причинить виновный).

При покушении преступление не доводится до конца по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, что не может не учитываться при решении вопросов об ответственности лиц, не доведших преступление до логического завершения. К тому же лица, совершившие покушение на преступление, могут характеризоваться по-разному: один впервые совершил преступление, для другого совершение преступлений – привычный образ жизни, степень опасности этих преступников, конечно же, весьма различная, что тоже не может не учитываться как при конструировании норм, предусматривающих правила назначения наказания, так и при их применении к конкретным лицам. Законодатель же, учитывая лишь меньшую опасность преступлений, прерванных на стадии покушения, жестко формализовал правила назначения наказания за покушение на преступление, установив фиксированные максимальные пределы, выше которых не может назначаться наказание за покушение на преступление, в результате чего у суда не всегда есть возможность назначить обоснованное наказание виновному с учетом повышенной степени опасности его личности. Это касается, в первую очередь, лиц, неоднократно осуждавшихся за преступления, но не сделавших из этого для себя положительных выводов. Допустим, совершает покушение на убийство нескольких лиц общеопасным способом лицо, имеющее судимость за убийство при отягчающих обстоятельствах и "букет" других судимостей. Преступление не было доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного. Налицо особо опасный рецидив преступлений, в деле отсутствуют какие-либо смягчающие обстоятельства, личность преступника характеризуется крайне отрицательно. Но почему же при таких обстоятельствах суд не может назначать наказание более 15 лет лишения свободы, если санкция предусматривает двадцать лет лишения свободы и более строгие виды наказания? По нашему мнению, фиксированные пределы назначения наказания за покушение на преступление, установленные законодателем, не позволяют учитывать наиболее опасные проявления преступного поведения, прерванного на стадии покушения, и повышенную опасность лиц, чьи деяния образуют рецидив преступлений.

С учетом изложенного считаем целесообразным отказаться от фиксированных пределов наказания за покушение на преступление. Мы исходим из положения об обязательном смягчении ответственности за покушение на преступление188 в сравнении с ответственностью за оконченное преступление, но не путем установления "потолка" для наказания за покушение. По нашему мнению, в части 3 статьи 66 УК РФ следует указать, что покушение на преступление наказывается менее строго, чем соответствующее оконченное преступление, положение же о максимально возможном сроке наказания за покушение на преступление из части 3 статьи 66 УК РФ следует исключить. При такой конструкции нормы у суда больше возможностей для осуществления индивидуализации ответственности лиц, чьи деяния прерваны на стадии покушения на преступление, ведь при назначении наказания суд должен учесть не только наличие или отсутствие вредных последствий деяния (отсутствие последствий, безусловно, снижает опасность содеянного), но и все иные факторы, определяющие степень опасности преступления и лица, его совершившего (в том числе и наличие или отсутствие рецидива преступлений).

При назначении наказания за покушение на преступление при любой разновидности рецидива у суда будет возможность выполнить предписание части 2 статьи 68 УК РФ и в то же время назначить наказание меньше, чем за оконченное преступление.

Правила статьи 68 УК РФ неоднозначно воспринимаются  практическими работниками.

В. Золотарев, председатель Курского областного суда, высказал предложение исключить из Уголовного кодекса части 2 и 3 статьи 68 УК РФ189. Такое мнение характерно для судей: 58,3% опрошенных нами судей отметили, что от правил части 2 статьи 68 УК РФ следует отказаться, передав решение вопроса о наказании за рецидив на усмотрение суда. Из числа этих лиц только 14,3% указали, что правила части 2 статьи 68 УК РФ являются слишком суровыми, ни один не указал на чрезмерную мягкость данных правил190, то есть у 85,7% судей, считающих необходимым отказаться от правил части 2 статьи 68 УК РФ, были какие-то иные мотивы для такого вывода, видимо, связанные с тем, что любые формализованные правила более сложны для применения.

На наш взгляд, правила, усиливающие ответственность за рецидив преступлений, должны сохраняться в интересах противодействия рецидиву преступлений. Стремление усилить ответственность лиц, чьи деяния образуют рецидив преступлений, характерно не только для российского уголовного законодательства, но и для законодательства многих зарубежных стран.

В правоприменительной деятельности неоднозначно решается вопрос о том, на какой момент должен быть констатирован рецидив преступлений – на момент совершения преступления или на момент постановления приговора. Особую актуальность этот вопрос приобретает в тех случаях, когда новое преступление совершено при непогашенной судимости за предыдущее, однако сроки погашения судимости истекли к моменту вынесения приговора. Можно ли при данных обстоятельствах назначать наказание по правилам, предусмотренным для рецидива преступлений (ст. 68 УК РФ)? Данный вопрос с момента его возникновения судебной практикой решался неоднозначно.

Одни суды при его решении исходили из того, что преступление виновный совершал при непогашенной судимости, на момент совершения преступления были все признаки рецидива, поэтому наказание должно назначаться с учетом рецидива преступлений. Другие же суды акцент делали на том, что к моменту постановления приговора судимость погашена, а в соответствии с частью 6 статьи 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, следовательно, нет оснований для применения правил статьи 68 УК РФ. Пленум же Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 40 от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания" дал разъяснение, в соответствии с которым "при назначении наказания лицу, совершившему несколько преступлений при рецидиве, опасном рецидиве или особо опасном рецидиве, учитываются судимости, не погашенные или не снятые   на момент совершения преступления"191 (разрядка наша – Т. Ч.).

Но данная позиция Пленума Верховного Суда не однозначно воспринята судьями. Так, на вопрос "следует ли при признании рецидива преступлений учитывать судимости, погашенные к моменту постановления приговора, но имевшиеся на момент совершения преступления?" 55,6% из 108 опрошенных нами судей ответили "да", 44,4% - "нет".

Конечно же, не вызывает сомнений тот факт, что лицо, совершившее преступление при непогашенной судимости, характеризуется, как правило, повышенной опасностью, ярко выраженной антисоциальной направленностью, что должно быть учтено при назначении наказания, но, тем не менее, наказание должно быть назначено в рамках закона и в соответствии с ним.

Закон же, к сожалению, не всегда совершенен. И статья 86 УК РФ, регламентирующая погашение и снятие судимости, далеко не безупречна. Так, указанная статья, в отличие от статьи 57 УК РСФСР 1960 года, не содержит важного положения о прерывании срока погашения судимости в случае совершения лицом нового преступления, что содействует возникновению указанной выше проблемы при констатации рецидива и назначении наказания при погашенных судимостях.

Мы поддерживаем мнение ученых, предлагающих предусмотреть в статье 86 УК РФ прерывание течения срока судимости в случае совершения лицом в этот период нового преступления. В случае прерывания течения срока погашения судимости правовые последствия ранее совершенных лицом преступлений будут сохраняться, что позволит при различных проявлениях рецидива назначать наказание, не вступая в противоречие с нормой уголовного закона о судимости.

В части 3 статьи 68 УК РФ указывается, что, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные статьей 61 УК, срок наказания при любом виде рецидива может быть назначен менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК, а при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных статьей 64 Уголовного кодекса, наказание при рецидиве преступлений может быть назначено более мягкое, чем предусмотрено за данное преступление. Это положение закона призвано содействовать при назначении наказания всестороннему учету обстоятельств, характеризующих преступление и лицо, его совершившее.

Статья 64 Уголовного кодекса гласит, что при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применять дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного. Указанная норма устанавливает особые правила назначения наказания при определенных условиях, которым вправе следовать суд, усмотрев наличие таких условий.

Норма о назначении наказания более мягкого, чем предусмотрено законом за данное преступление, рассчитана на исключительные случаи, а эта исключительность вполне может иметь место и при рецидиве преступлений.

Разумеется, применять положения статьи 64 УК РФ к лицам, чьи деяния образуют рецидив преступлений, суд должен очень осторожно, чтобы не допустить необоснованного смягчения наказания лицам, того не заслуживающим.

Анализ судебной практики показал, что при назначении наказания лицам, чьи деяния образуют рецидив преступлений, судами нередко допускаются ошибки, что служит основанием для изменения приговоров в части назначения наказания вышестоящей судебной инстанцией или даже для их отмены. Так, Федеральным судом Заводского района г. Новокузнецка Бобылев, ранее осуждавшийся по части 2 статьи 145 УК РФ, был осужден по пунктам "а", "б", "в", "г" части 2 статьи 158 УК РФ к трем годам лишения свободы. Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда приговор отменила, указав, что суд не учел, что Бобылев, ранее судимый за тяжкое преступление, вновь совершил тяжкое преступление; суд, необоснованно нарушив требования статьи 18 УК РФ, усмотрел в его действиях рецидив вместо опасного рецидива, что повлекло назначение чрезмерно мягкого наказания, без учета правил статьи 68 часть 2 УК РФ.192

Наиболее типичные ошибки судов заключаются в том, что либо не обсуждается вопрос о наличии рецидива (а это влечет назначение наказания без учета правил части 2 статьи 68 УК РФ), либо неправильно определяется вид рецидива (вследствие чего неверно определяется вид режима исправительной колонии).

Определение вида исправительного учреждения осужденным за рецидив преступлений

Назначив наказание за рецидив преступлений, суд должен указать вид исправительного учреждения, где будет отбываться лишение свободы.

В соответствии с пунктом "в" части 1 статьи 58 УК РФ при простом или опасном рецидиве преступлений отбывание наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима назначается мужчинам, ранее отбывавшим лишение свободы.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 14 от 11 апреля 2000 года "О практике назначения судами видов исправительных учреждений" дал разъяснение, что под ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы следует понимать лицо, которое за совершенное им в прошлом преступление было осуждено к наказанию в виде лишения свободы и отбывало его в исправительной колонии, тюрьме, лечебном исправительном учреждении либо в следственном изоляторе в связи с оставлением для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, если судимость за это преступление не была снята или погашена на момент совершения нового преступления.

К ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы, отмечено в указанном постановлении, в частности, относятся:

а) условно осужденный к лишению свободы, который по основаниям, изложенным в частях 3, 4 и 5 статьи 74 УК РФ, был направлен для отбывания лишения свободы в исправительную колонию;

б) осужденный к лишению свободы, который по вступлении приговора в законную силу отбывал это наказание в следственном изоляторе в соответствии со статьей 77 УИК РФ;

в) осужденный к лишению свободы, отбывший часть срока наказания и освобожденный из мест лишения свободы по болезни на основании частей 1 и 2 статьи 81 УК РФ;

г) осужденная к лишению свободы женщина, которая по отбытии части срока наказания была освобождена из исправительного учреждения с предоставлением отсрочки отбывания наказания в соответствии со статьей 82 УК РФ;

д) осужденный к лишению свободы, который по отбытии части срока наказания освобожден из мест лишения свободы условно-досрочно либо осужденный, которому оставшаяся неотбытая часть лишения свободы заменена более мягким видом наказания;

е) осужденный к лишению свободы по приговору другого государства (включая страны Содружества Независимых Государств), который в связи с последующей передачей его в Россию для дальнейшего отбывания наказания отбывал лишение свободы в исправительном учреждении Российской Федерации в соответствии с судебным решением о принятии приговора к исполнению, а также лицо, имеющее судимость по приговорам других стран Содружества Независимых Государств до прекращения существования СССР193.

В то же время необходимо иметь в виду, что некоторые категории осужденных фактически находившиеся в течение определенного времени в условиях изоляции от общества, тем не менее не рассматриваются как ранее отбывавшие наказание в виде лишения свободы. Так, не может рассматриваться как ранее отбывавшее наказание в виде лишения свободы:

а) осуждавшееся к наказанию в виде исправительных работ или ограничению свободы лицо, которому по основаниям, предусмотренным частью 3 статьи 50 и частью 4 статьи 53 УК РФ, эти наказания были заменены лишением свободы;

б) лицо, к которому за совершенное преступление в соответствии с частью 2 статьи 55 УК РФ суд вместо лишения свободы применил наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части;

в) лицо, находившееся в исправительном учреждении по приговору суда, если в отношении него приговор отменен в порядке надзора с прекращением дела либо изменен и назначено наказание, не связанное с лишением свободы, или применено условное осуждение;

г) осуждавшееся к лишению свободы лицо, но фактически не отбывавшее наказание в исправительных учреждениях в связи с применением к нему амнистии или освобождением от отбывания наказания в порядке помилования, либо в связи с неприведением в исполнение приговора в случаях истечения установленных законом сроков давности согласно статье 83 УК РФ;

д) лицо, ранее осуждавшееся к лишению свободы в пределах срока нахождения его под стражей в качестве меры пресечения, поскольку оно не отбывало наказание в исправительном учреждении;

е) лицо, отбывающее лишение свободы, в случае его осуждения к лишению свободы за преступление, совершенное до вынесения первого приговора;

ж) лицо, осужденное к лишению свободы и отбывшее наказание в местах лишения свободы за деяния, преступность и наказуемость которых устранена действующим законом, а равно если действующим законом за их совершение не предусмотрено наказание в виде лишения свободы194.

Если осужденные при простом или опасном рецидиве преступлений не отбывали ранее наказание в виде лишения свободы, им по смыслу части 1 статьи 58 УК РФ отбывание лишения свободы должно назначаться в исправительной колонии общего режима.

Осужденным женщинам, независимо от вида рецидива, отбывание лишения свободы в соответствии с пунктом "б" части 1 статьи 58 УК РФ назначается в исправительных колониях общего режима.

При особо опасном рецидиве преступлений осужденным мужчинам может быть назначено отбывание части срока наказания в тюрьме (на основании ч. 2 ст. 58 УК РФ).

Неправильное назначение вида режима исправительного учреждения осужденным за рецидив преступлений служит основанием для изменения или отмены приговоров в части назначения наказания. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда изменила приговор в отношении Бородули, осужденного Федеральным судом Заводского района г. Кемерово по части 4 статьи 222 УК РФ к 1 году 7 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима (с учетом предшествующих судимостей). Судебная коллегия в своем определении отметила, что судимости Бородули по приговорам от 20 марта 1985 г. и от 9 октября 1990 года погашены в 1995 году, поэтому особо опасный рецидив в его деяниях отсутствует, в связи с чем коллегия определила снизить назначенное наказание и изменить вид режима с особого на общий.195

Другой пример. Федеральным судом Рудничного района г. Прокопьевска Чинахов, ранее судимый по статье 144, части 3; статье 108, части 2; статье 144, части 2 УК РСФСР, был осужден по статье 162, части 3, пункту "г" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по статье 158, части 3, пункту "в" - к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества. На основании статьи 69 части 3 УК РФ окончательное наказание назначено в виде восьми лет шести месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам приговор в части назначения наказания отменила, указав, что одно из умышленных преступлений, ранее совершенных Чинаховым, относится к категории тяжких в соответствии со статьей 71 УК РСФСР, вновь совершенные умышленные преступления, предусмотренные статьями 162, частью 3, пунктом "г" и 161 частью 3, пунктом "в", относятся к категории особо тяжких, что в соответствии с пунктом "в" статьи 18 УК РФ образует особо опасный рецидив преступлений. Однако данный вопрос судом не обсуждался. В соответствии с требованиями, предусмотренными пунктом "г" части 1 статьи 58 УК РФ при особо опасном рецидиве отбывание лишения свободы назначается в исправительной колонии особого режима. Суд же, вопреки этим требованиям закона, отметила коллегия, назначил Чинахову для отбывания наказания колонию строгого режима, в связи с чем приговор подлежит отмене.196

Неправильное назначение режима исправительного учреждения обычно связано (как и в приведенных выше примерах) с ошибками судов в установлении наличия рецидива преступлений или в определении вида рецидива.

Анализ правил назначения наказания при рецидиве преступлений позволяет сделать следующие выводы.

1. Рецидив преступлений влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных Уголовным кодексом.

2. В правилах назначения наказания за рецидив преступлений следует, на наш взгляд, предусмотреть дифференциацию ответственности с учетом вида рецидива преступлений (простого, опасного, особо опасного).

3. Из части 3 статьи 66 УК РФ, предусматривающей правила назначения наказания за покушение на преступление, следует, на наш взгляд, убрать указание на максимально возможный размер наказания за покушение, предусмотрев в ней обязательность смягчения наказания за покушение на преступление. Это позволило бы в большей степени осуществлять индивидуализацию наказания при назначении наказания за неоконченное рецидивное преступление.

4. В настоящее время в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации при назначении наказания за рецидив преступлений учитываются судимости, погашенные или снятые к моменту постановления приговора (если они имели место на момент совершения преступления), что означает нарушение предписаний части 6 статьи 86 УК РФ. Для преодоления указанной проблемы следует предусмотреть в статье 86 УК РФ положение о прерывании течения срока судимости в случае совершения лицом в этот период нового преступления.

5. При наличии исключительных обстоятельств дела (ст. 64 УК РФ) наказание при рецидиве преступлений может назначаться ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи.

6. Вид рецидива учитывается при назначении судами исправительных учреждений лицам, осужденным к лишению свободы. Неверное определение вида рецидива влечет неправильное назначение судами вида режима исправительного учреждения, что служит основанием для изменений или отмен приговора в кассационном и надзорном порядке.

  1.  Некоторые аспекты освобождения от наказания и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания при наличии множественности преступлений
    1.  Условно-досрочное освобождение от наказания 

Норма об условно-досрочном освобождении от наказания относится к числу поощрительных норм уголовного права. Она стимулирует положительное поведение лица во время отбывания наказания. Лицо, в отношении которого цели наказания оказались достигнутыми до полного отбытия им наказания, не нуждается в исполнении в отношении него наказания в полном объеме и при соблюдении установленных законом условий может быть условно-досрочно освобождено от дальнейшего отбывания наказания.

Статья 79 УК РФ устанавливает, что лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Основание условно-досрочного освобождения, как видим, сформулировано весьма расплывчато. Однако можно сделать вывод, что таким основанием является исправление осужденного. Ориентировочные обстоятельства, на базе которых суд мог бы сделать вывод об исправлении осужденного, в статье 79 УК РФ, к сожалению, не указаны, в отличие от статьи 53 УК РСФСР 1960 года, где было отмечено, что об исправлении осужденного должно свидетельствовать его примерное поведение и честное отношение к труду.

Условием применения анализируемой разновидности освобождения от наказания является фактическое отбытие осужденным установленного законом срока наказания: не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести; не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление, и не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным частью седьмой статьи 79 УК РФ.

Правила статьи 79 УК РФ сформулированы таким образом, что касаются в первую очередь лиц, осужденных за одно преступление. Однако эти же правила должны соблюдаться и при условно-досрочном освобождении от наказания осужденных по совокупности преступлений и приговоров. При этом следует учитывать, что в совокупность могут входить преступления различных категорий, в различных сочетаниях (например, преступление небольшой тяжести и тяжкое). Законодатель же в зависимости от категории преступлений установил не одинаковые по продолжительности сроки, фактическое отбытие которых требуется в обязательном порядке как условие для применения рассматриваемого института. Поскольку отдельные преступления, входящие в совокупность, влекут различные последствия, то основное правило заключается в том, что "положение лица, осужденного по совокупности, должно оставаться таким же, как и при осуждении за одно преступление, влекущее менее благоприятные последствия, то есть  чтобы совершение другого преступления, за которое предусмотрены более благоприятные последствия, не улучшало и не ухудшало положение такого лица"197. Отсюда следует, что если лицо было осуждено по совокупности преступлений или приговоров за два преступления, одно из которых, например, средней тяжести, а другое особо тяжкое, то право на условно-досрочное освобождение у него возникнет после фактического отбытия не менее двух третей срока наказания (именно такой срок в соответствии с пунктом "в" части 3 статьи 79 УК РФ, как минимум, подлежит отбытию при совершении особо тяжких преступлений).

Конкретный срок, отбытие которого является условием для применения условно-досрочного освобождения от наказания, должен исчисляться исходя из общего единого наказания, назначенного за совокупность.

Лицо, осужденное по совокупности преступлений или приговоров к пожизненному лишению свободы, может быть в соответствии с частью 5 статьи 79 УК РФ освобождено условно-досрочно от отбывания наказания, если оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы. Лицо, совершившее в период отбывания пожизненного лишения свободы новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит. В последнем случае препятствием для применения условно-досрочного освобождения к лицам, отбывающим лишение свободы, служит опасный или особо опасный рецидив преступлений.

В статье 93 УК РФ указаны сроки, после фактического отбытия которых могут быть условно-досрочно освобождены от отбывания наказания лица, совершившие преступление в несовершеннолетнем возрасте. Эти сроки в части, касающейся преступлений небольшой и средней тяжести, а также особо тяжких преступлений, совпадают со сроками, указанными в общей норме об условно-досрочном освобождении – в части 3 статьи 79 УК РФ. Какой вывод отсюда напрашивается? Законодатель, конструируя нормы об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, принял во внимание категории преступлений, но не учел в должной мере то обстоятельство, что лица, даже совершившие одинаковые по тяжести преступления, могут значительно отличаться по степени общественной опасности, вследствие чего нельзя к ним подходить с одинаковыми мерками ни при назначении наказания, ни при решении вопросов, связанных с освобождением от отбывания наказания. В настоящее же время правила условно-досрочного освобождения от наказания почти одинаковы и для несовершеннолетних, и для лиц, чьи деяния образуют особо опасный рецидив, что не может быть признано обоснованным ни с точки зрения достижения целей наказания (не следует забывать, что помимо цели исправления преступника наказание преследует и иные цели), ни с позиций элементарной справедливости, ведь степень опасности указанных категорий преступников несоизмерима.

В рамках данной работы мы неоднократно отмечали, что лица, чьи деяния образуют множественность преступлений, представляют повышенную опасность, что особенно характерно для лиц, совершавших новые преступления при непогашенных судимостях за предыдущие, для лиц, чьи деяния содержат признаки особо опасного рецидива преступлений. К таким лицам должны предъявляться более строгие требования, чем к иным категориям преступников, при предоставлении им возможностей условно-досрочного освобождения от наказания. С учетом изложенного предлагаем часть 3 статьи 79 УК РФ дополнить пунктом "г" следующего содержания: "не менее трех четвертых срока наказания, назначенного при особо опасном рецидиве преступлений".

  1.  Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей

Часть 1 статьи 82 УК РФ гласит, что осужденным беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, кроме осужденных к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, суд может отсрочить реальное отбывание наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста. Приведенные положения закона свидетельствуют о том, что отсрочка отбывания наказания не может быть применена к женщинам, осужденным к лишению свободы на срок свыше пяти лет как за одно тяжкое или особо тяжкое преступление против личности, так и за их совокупность. Наказание же за отдельные преступления, входящие в совокупность, может быть и менее пяти лет лишения свободы. Во внимание при решении вопроса об отсрочке должно приниматься единое итоговое наказание.

Здесь мы вновь сталкиваемся с ситуацией, когда следует принимать во внимание более высокую степень опасности лиц, чьи деяния образуют совокупность преступлений, по сравнению с лицами, совершившими одно преступление такой же категории. Было бы несправедливым отсрочить отбывание наказания женщине, осужденной, например, за три тяжких преступления против личности к двенадцати годам лишения свободы, на том основании, что ни за одно из преступлений не было назначено более пяти лет лишения свободы, и не предоставить отсрочку женщине, совершившей только одно тяжкое преступление против личности и осужденной за него, к примеру, на пять лет и шесть месяцев лишения свободы.

Если совокупность образуют преступления против личности, но только одно из них является тяжким или особо тяжким и наказание за него назначено на срок не более пяти лет лишения свободы, то наличие наказания по совокупности преступлений на срок свыше пяти лет лишения свободы не может служить препятствием для применения отсрочки отбывания наказания.

В случае образования совокупности тяжкими или особо тяжкими преступлениями в любых сочетаниях, если при этом только одно из преступлений объектом посягательства имеет личность и наказание за него не превышает пяти лет лишения свободы, отсрочка отбывания наказания беременной женщине или женщине, имеющей детей в возрасте до четырнадцати лет, может быть предоставлена.

Отбывание наказания может быть отсрочено как женщине, осужденной по совокупности преступлений, так и женщине, осужденной по совокупности приговоров (при соблюдении указанных выше условий), так как статья 82 УК РФ не устанавливает ограничений для применения отсрочки в связи с наличием предшествующего осуждения.

Если в период отсрочки осужденная совершает новое преступление, то, гласит часть 4 статьи 82 УК РФ, суд назначает ей наказание по совокупности приговоров, по правилам статьи 70 Уголовного кодекса. Возникает вопрос, может ли суд при таких обстоятельствах вновь применить к осужденной женщине отсрочку отбывания наказания. Думается, такая возможность не исключена. Но подходить к решению данного вопроса следует осторожно, обязательно учитывать характер и степень опасности нового преступления. Вряд ли оправданно с позиций достижения целей уголовной ответственности очередное применение отсрочки к женщинам, не обнаруживающим стремления оценить проявленный к ним гуманизм со стороны государства и совершившим в период отсрочки отбывания наказания тяжкое или особо тяжкое преступление.

  1.  Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания

Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания лицам, осужденным по совокупности преступлений и приговоров, осуществляется на тех же основаниях, что и лицам, осужденным за одно преступление. В соответствии с частью 1 статьи 80 УК РФ суд с учетом поведения осужденного может заменить лицу, отбывающему ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы,  неотбытую часть наказания более мягким видом. В части второй статьи 80 УК установлены сроки лишения свободы, по отбытии которых это наказание может быть заменено более мягким видом198.

Неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания после фактического осужденным к лишению свободы за совершение преступления небольшой или средней тяжести – не менее одной трети срока наказания, тяжкого преступления – не менее половины срока наказания и особо тяжкого преступления – не менее двух третей срока наказания. Суд при решении вопроса о возможности такой замены особенно внимательно должен оценить поведение во время отбывания наказания лиц, осужденных не за одно преступление, ибо эти лица, как правило, характеризуются более высокой степенью опасности по сравнению с лицами, совершившими аналогичные преступления один раз.

Преступления, за которые лицо было осуждено по совокупности преступлений или приговоров, в зависимости от характера и степени их общественной опасности могут относиться к различным категориям. В связи с эти при решении вопроса о возможности замены такому лицу наказания в виде лишения свободы более мягким видом наказания, необходимо иметь в виду, что такая замена допустима после фактического отбытия осужденным того срока наказания, который установлен законодателем для наиболее опасной категории преступлений. Иной подход означал бы необоснованное улучшение положения виновного лица.

Часть 3 статьи 80 УК РФ устанавливает, что при замене неотбытой части наказания суд может избрать любой более мягкий вид наказания в соответствии с видами наказаний, указанных в статье 44 УК РФ, и в пределах, предусмотренных Уголовным кодексом для каждого вида наказания.

При замене неотбытой части наказания более мягким видом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного наказания.

В случае совершения во время отбывания более мягкого вида наказания нового преступления, наказание виновному лицу назначается по совокупности приговоров, по правилам статьи 70 УК РФ. При этом в расчет принимается не лишение свободы, а более мягкое наказание, то есть к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть более мягкого вида наказания, которым было заменено лишение свободы, назначенное по первому приговору.

  1.   Освобождение от наказания вследствие амнистии и помилования

Действующее уголовное законодательство предусматривает возможность освобождения лица от наказания или дальнейшего его отбывания в силу актов амнистии или помилования (ст.ст. 84, 85 УК РФ).

Амнистия - акт высшего органа государственной власти, который не отменяя закона о наказуемости определенных деяний (и не ставя под сомнение законность и обоснованность конкретных обвинительных приговоров), в то же время полностью или частично освобождает от уголовной ответственности и наказания или заменяет наказание более мягким199, или снимает судимость с лиц, отбывших наказание.

В большинстве случаев издание актов амнистии оправдано лишь соображениями гуманизма, который проявляет государство к некоторым категориям лиц, совершивших преступления.

При применении постановлений Государственной Думы об амнистии возникает вопрос о том, как применять амнистию к лицам, осужденным по совокупности преступлений или приговоров. В тех случаях, когда возможность применения амнистии обусловливается видом и сроком наказания, сложностей при решении данного вопроса не возникает: во внимание принимается вид и срок наказания, назначенного окончательно по совокупности преступлений. Так, например, постановление Государственной Думы Российской Федерации от 18 июня 1999 года "Об объявлении амнистии" предписывало освободить от наказания женщин, впервые осужденных к лишению свободы за умышленные преступления на срок до пяти лет включительно; несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы на срок до пяти лет включительно и ранее не отбывавших наказание в воспитательно-трудовых колониях или воспитательных колониях; осужденных за преступления, совершенные по неосторожности, к лишению свободы на срок до пяти лет включительно.

Указанные категории осужденных подлежали освобождению независимо от того, одно преступление они совершили или несколько (если только в совокупности отсутствовали преступления, в связи с которыми применение амнистии не допускалось).

Постановление Государственной Думы от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" предписывало освободить от наказания в виде лишения свободы независимо от назначенного срока осужденных:

а) принимавших участие в боевых действиях по защите Отечества либо проходивших службу в составе действующей армии;

б) награжденных орденами или медалями СССР либо Российской Федерации;

в) женщин, имеющих несовершеннолетних детей, детей-инвалидов, а также беременных женщин;

г) мужчин старше 55 и женщин старше 50 лет;

д) инвалидов I или II групп, а также больных туберкулезом, отнесенных к I или II группе диспансерного учета200.

Осужденные, относящиеся к указанным категориям, подлежали освобождению и в тех случаях, когда они были осуждены по совокупности преступлений и приговоров, если только они не были осуждены за преступления, препятствующие применению амнистии, и не относились к кругу лиц, на которых амнистия не распространялась по другим основаниям, в частности, вследствие злостного нарушения установленного порядка отбывания наказания.

Если виновное лицо осуждено по совокупности преступлений и хотя бы одно из них относится к кругу преступлений, при наличии которых амнистия не применяется, то распространение амнистии на данное лицо исключается201. Следует отметить, что указанная позиция последовательно проводится в последние годы в постановлениях Государственной Думы, посвященных порядку применения актов амнистии. Так, в подпункте "ж" пункта 6 постановления Государственной Думы от 18 июня 1999 года "О порядке применения постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии" было отмечено, что акт амнистии не применяется в отношении осужденных по совокупности преступлений, если одно из них предусмотрено подпунктами "а" или "б" пункта 10 постановления об амнистии. Аналогичное же правило сформулировано в подпункте "е" пункта 6 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов".

Такой подход к решению вопроса о возможности применения актов амнистии к лицам, чьи деяния образуют совокупность преступлений, является верным. Коль амнистия не распространяется на лиц, совершивших единичное преступление определенной  степени тяжести, то логично не распространять ее и на лиц, совершивших наряду с аналогичным преступлением иные преступления. При прочих равных условиях осужденные по совокупности преступлений представляют большую опасность по сравнению с лицами, совершившими одно преступление.

Тем не менее в судебной практике встречаются случаи необоснованного применения амнистии к лицам, осужденным по совокупности преступлений, что служит основанием для отмены приговора. Так, Федеральный суд г. Междуреченска осудил Лапина по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 111, частью 1 и 118, частью 3 УК РФ, и освободил его от наказания по статье 118, части 3 УК РФ на основании Постановления Государственной Думы от 18 июня 1999 года "Об объявлении амнистии".

Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда приговор отменила , указав, что согласно пункту 10 Постановления "Об объявлении амнистии" ее действие не распространяется на осужденных за преступление, предусмотренное статьей 111 УК РФ, однако суд не учел данного обстоятельства202.

Амнистия, как правило, не распространяется на осужденных, чьи деяния образуют наиболее опасные проявления рецидива. Так, в соответствии с подпунктами "в" и "г" пункта 10 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 июня 1999 года "Об объявлении амнистии" амнистия не распространялась на осужденных более двух раз к лишению свободы за умышленные преступления; на осужденных, ранее осуждавшихся к лишению свободы за преступления, указанные в подпунктах "а" и "б" пункта 10 (ст.ст. 105, 111, 161, 162, 163 и др. УК РФ); осужденных, совершивших преступление при особо опасном рецидиве.

Пункт 11 постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии ..." предписывает не распространять амнистию на осужденных, вновь совершивших умышленные преступления в местах лишения свободы; на осужденных, совершивших преступление при особо опасном рецидиве203. Ограничение в применении актов амнистии к таким лицам вполне оправданно, ибо они представляют, как правило, повышенную общественную опасность и не заслуживают проявления в отношении к ним столь ярко выраженного гуманизма со стороны государства, который находит отражение в постановлениях об амнистии.

Освобождение виновного лица от отбывания наказания, либо сокращение ему срока назначенного наказания, либо замена наказания более мягким видом могут быть осуществлены в силу акта помилования, которое в соответствии со статьей 85 УК РФ осуществляется Президентом Российской Федерации. Помилование не ограничивается ни категорией преступления, ни количеством совершенных лицом преступлений, ни видом и размером назначенного наказания, то есть помилование может применяться к лицам, осужденным по совокупности преступлений или совокупности приговоров. Решение данного вопроса полностью зависит от воли Президента Российской Федерации.

Амнистия и помилование, как совершенно справедливо отмечает Ф.Р. Сундуров, должны рассматриваться "в качестве исключительных оснований освобождения лиц, совершивших преступления, от уголовно-правовых обременений. Необоснованно широкое их применение может подорвать стабильность приговоров судов и войти в противоречие с требованиями неотвратимости ответственности и наказания и восстановления социальной справедливости"204.

Анализ ряда разновидностей освобождения от наказания или от дальнейшего его отбывания лиц, чьи деяния образуют множественность преступлений, позволяет сделать следующие выводы.

1. При решении вопроса об освобождении от наказания положение лица, осужденного по совокупности преступлений и приговоров, не может быть лучше положения лица, осужденного за одно преступление, соответствующее по категории наиболее тяжкому преступлению, входящему в совокупность.

2. В соответствии с законом условно-досрочное освобождение от наказания может быть применено после фактического отбытия осужденным не менее одной трети, половины или двух третей назначенного наказания (в зависимости от категории преступлений). Продолжительность указанного срока для лиц, осужденных по совокупности преступлений или приговоров, должна исчисляться исходя из наиболее тяжкого преступления, входящего в совокупность.

3. Конкретный срок, отбытие которого является условием для применения условно-досрочного освобождения от наказания, должен исчисляться исходя из общего единого наказания, назначенного за преступления, образующие совокупность.

4. С учетом повышенной опасности лиц, чьи деяния образуют особо опасный рецидив преступлений, следует законодательно увеличить для них срок, подлежащий обязательному отбытию до условно-досрочного освобождения от наказания, до трех четвертых от назначенного судом наказания.

5. Отсрочка отбывания наказания не может применяться к женщинам, осужденным к лишению свободы на срок свыше пяти лет как за одно тяжкое или особо тяжкое преступление против личности, так и за их совокупность. При этом наказание за отдельные преступления, входящие в совокупность, может быть и менее пяти лет лишения свободы. Во внимание при решении вопроса об отсрочке должно приниматься единое совокупное наказание.

6. Закон не запрещает повторно применять отсрочку отбывания наказания женщинам, в отношении которых отсрочка была отменена в связи с совершением нового преступления. Однако подходить к решению вопроса о предоставлении отсрочки отбывания наказания таким женщинам следует весьма осторожно.

7. При замене неотбытой части наказания в виде лишения свободы более мягким видом наказания лицам, осужденным по совокупности преступлений и приговоров, возможны ситуации, когда в совокупность входят преступления различных категорий (в любых сочетаниях). В таком случае срок, отбытие которого является условием для замены наказания более мягким видом, должен исчисляться исходя из наиболее тяжкого преступления, входящего в совокупность.

8. В случае совершения во время отбывания более мягкого вида наказания нового преступления, наказание виновному назначается по совокупности приговоров. При этом в расчет берется неотбытая часть более мягкого вида наказания, которым было заменено лишение свободы.

9. Если виновное лицо осуждено за несколько преступлений и хотя бы одно из них относится к кругу преступлений, при наличии которых амнистия не применяется, то распространение амнистии на данное лицо исключается. Коль амнистия не распространяется на лиц, совершивших одно преступление определенной степени тяжести, то логично неприменение ее и к лицам, совершившим наряду с аналогичным преступлением иные преступления.

10. Амнистия, как правило, не распространяется на осужденных, чьи деяния образуют наиболее опасные проявления рецидива. Такое ограничение в применении актов амнистии вполне оправданно, ибо эти лица представляют повышенную общественную опасность.



1 Фролов, Е.А. Множественность преступных деяний как институт советского уголовного права: Учебное пособие / Фролов Е.А., Галиакбаров Р.Р. – Свердловск: Свердловск. юрид. ин-т, 1967.  С. 8.

2 См.: Кудрявцев, В.Н. Общая теория квалификации преступлений. Второе издание. – М.: Юрид. лит-ра, 1999. С. 242.

3 См.: Уголовное право России. Часть Общая / Под ред. Л.Л. Кругликова. – М., 1999. С. 308.

4 Куринов, Б.А. Научные основы квалификации преступлений. – М.: Московск. ун-т, 1984. С. 6.

5 Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учение о преступлении. Учебник для вузов / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. – М.: Зерцало,  1999. С. 497.

6 Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1 / Под ред.Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. С. 499.

7 Малков, В.П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. – Казань: Казанск. ун-т, 1982. С. 12.

8 Семернева, Н.К. Множественность преступлений: квалификация и назначение наказания: Учебное пособие/ Семернева Н.К., Новоселов Г.П., Николаева З.А. – Свердловск: Свердловск. юрид. ин-т, 1990. С. 14.

9 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 8. С. 4.

10 Малков, В.П. Указ. соч. С. 21.

11 В данном случае не рассматривается общественная опасность личности несовершеннолетних преступников, ибо в силу психовозрастных особенностей несовершеннолетних множественность преступлений не всегда является показателем повышенной опасности их личности.

12 См.: Малков, В.П. Указ. соч. С. 22.

13 Ткачевский,  Ю.А. Давность в советском уголовном праве. – М.: Московск. ун-т, 1978. С. 13.

14 См.: Дурманов, Н.Д. Освобождение от наказания по советскому праву.- М.: Госюриздат,  1957. С.15; Слуцкий, И.И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. – Ленинград: Ленинградск. ун-т, 1956. С. 11; Загородников, Н.И. Давность уголовного преследования и ее сроки // Социалистическая законность. 1967. № 2, С. 33.

15 См.: Фефелов, П.А. Понятие и система принципов советского уголовного права. – Свердловск: Средне-уральск. книжн. изд-во, 1970. С. 40-47; Мшвениерадзе, П.Я. Институт давности в советском уголовном праве. – Тбилиси: Сабчота Сакартвело,  1970. С. 70.

16 Мшвениерадзе, П.Я. Указ. соч. С. 70.

17 См.:  Филимонов, В.Д. О давности уголовного преследования по советскому уголовному праву // Уч. зап. Томск. ун-та. 1957. № 33. С. 109-111; Смольников, В.Е. . Давность в уголовном праве.- М.: Юрид. лит-ра, 1973. С. 16; Келина, С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. -  М.: Наука, 1974.С. 202-203; Ткачевский, Ю.М. Указ. соч. С. 10-11; Малков, В.П. Указ. соч. С. 23.

18 См.: Аликперов, Х.Д. УК РФ и некоторые проблемы освобождения от уголовной ответственности/ Аликперов Х.Д., Курбанова К.Ш. // Государство и право. 2000. № 1. С. 59.

19 См., например: Уголовное право. Общая часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой. – М.: Инфра. М-Норма, 1997. С. 443; Курс уголовного права. Общая часть. Учебник для вузов / Под редакцией Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. Том 2: Учение о наказании. -  М.: Зерцало,  1999. С. 190.

20 См.: Прошляков, Д. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности // Российская юстиция. 2000. № 9. С. 51.

21 По мнению С.И. Сабанина, срок давности исполнения приговора должно прерывать совершение любого умышленного преступления. - См.: Сабанин, С.Н. Справедливость освобождения от уголовного наказания.- Екатеринбург: Уральск. гос. юрид. академия и Екатеринбургск. ВШ МВД РФ, 1993. С. 132.

22 См.: Филимонов, В.Д. Судимость и ее погашение по советскому уголовному праву // Тр. Томск. ун-та. Т. 137. 1957. С. 99.

23 См.: Филимонов, В.Д. Криминологические основы уголовного права. -  Томск: Томск. ун-т, 1981. С. 204-205.

24 См.: Филимонов, В.Д. Там же. C. 207.

25 См.: Уголовное право. Общая часть/ Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой. С.470.

26 См., например: Горобцов, В.И. О правовой регламентации института судимости в УК Российской Федерации 1996 года // Уголовное право и современность. Сборник статей.- Красноярск: Красноярск. ВШ МВД РФ, 1998. С. 52.

27 См.: Тенчов, Э. Специальные виды освобождения от уголовной ответственности: Текст лекции.- Иваново: Ивановск ун-т, 1982. С. 36; Сабитов, Р.А. Квалификация поведения лица после совершения им преступления: Учебное пособие. – Омск: Омск. ВШ МВД СССР, 1986. С. 27, 29; Филимонов, В.Д. Правовая регламентация освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Актуальные проблемы правоведения в современный период. Сборник статей. Ч. 3. / Под ред. В.Ф. Воловича.- Томск: Томск. ун-т, 1998. С. 43; Калугин, А.Г. Институт деятельного раскаяния в системе норм уголовного права // Уголовное право и современность. Сборник статей.- Красноярск: Красноярск. ВШ МВД России, 1998. С. 38; Антонов, А.Г. Деятельное раскаяние.- Кемерово: Кузбассвузиздат, 2002.  С. 82.

28 См.: Филимонов, В.Д. Правовая регламентация освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Актуальные проблемы правоведения в современный период. Ч. 3 / Под ред. В.Ф. Воловича. Томск: Томск. ун-т, 1998. С. 43-44.

29 См.: Захцер, Е.М. Особенности освобождения от уголовной ответственности в соответствии с примечаниями к ст. 291 и ст. 204 УК РФ // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Часть 6 / Под ред. В.А. Уткина. Томск: Томск. ун-т,  2000. С.23.

30 См.: Филимонов, В.Д. Правовая регламентация освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. С. 44-45.

31 См: Аликперов, Х.Д., Курбанова, К.Ш. Указ. соч. С. 54; Антонов, А.Г. Указ. соч. С. 155.

32 См.: Сабитов, Р.А. Указ. соч. С. 16.

33 См.: Келина, С.Г. Указ. соч. С. 93.

34 Филимонов, В.Д. Криминологические основы уголовного права. -  Томск: Томск. ун-т, 1981. С.186.

35 См.: Филимонов, В.Д. Криминологические основы уголовного права. С. 187-190.

36 В рамках данной работы не затрагиваются предусмотренные статьями 90 и 92 УК РФ специальные виды освобождения от уголовной ответственности и наказания, применяемые к несовершеннолетним.

37 См.: Философская энциклопедия / Под ред. Ф.В. Константинова. Т. 5. – М: Советская энциклопедия.,  1970. С. 383.

38 См.: Яковлев, А.М. Совокупность преступлений по советскому уголовному праву.- М.: Госюриздат, 1960. С. 5; Дагель, П.С. Множественность преступлений: Лекция по курсу советского уголовного права, часть Общая. Владивосток: Дальневосточн. ун-т,  1969. С. 3; Криволапов, Г.Г. Множественность преступлений по советскому уголовному праву: Учебное пособие. – М.: Академия МВД СССР, 1974. С. 8 и др.

39 См.: Кудрявцев, В.Н. Общая теория квалификации преступлений. -  М.: Юрид. лит-ра,  1972. С. 284.

40 См.: Кафаров, Т.М. Проблемы рецидива в советском уголовном праве. -  Баку: ЭЛМ, 1972. С. 8-9.

41 См.: Галиакбаров, Р. Множественность преступных деяний как институт советского уголовного права / Галиакбаров Р., Ефимов М., Фролов Е. // Советская юстиция. 1967. № 2. С. 5.

42 См.: Фролов, А.С. Понятие и формы множественности преступлений // Вопросы советского государства и права в период развитого социализма. Сборник статей -  Томск: Томск. ун-т, 1977. С. 159.

43 См.: Малков, В.П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. С. 44-45; Красиков, Ю.А. Множественность преступлений (понятие, виды. наказуемость): Учебное пособие. -  М.: ВЮЗИ, 1988. С. 7-8; Емельянов, В.А. О понятии совокупности преступлений // Категориальный аппарат уголовного права и процесса. Сборник статей. -  Ярославль: Ярославск. ун-т,  1993. С. 133.

44 См.: Малков, В.П. Множественность преступлений (понятие, социальная сущность, виды и правовое значение): Учебное пособие / Малков В.П.,  Тимершин Х.А. – Уфа: Уфимск. ВШ МВД РФ, 1995. С. 15

45 См., например: Кудрявцев, В.Н. Общая теория квалификации преступлений. Издание второе. С. 243; Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов / Под ред. И.А. Козаченко, З.А. Незнамовой. С. 296; Курс уголовного права. Общая часть. Учебник для вузов / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. Т. 1. Учение о преступлении. С. 508; Уголовное право России. Часть Общая. Учебник для вузов / Под ред. Л.Л. Кругликова. С. 313.

46 См., например: Волженкин, Б.В. Неоднократность преступлений, их совокупность и рецидив по Уголовному кодексу РФ 1996 г. // Проблемы борьбы с преступностью в условиях Северо-Кавказского региона. Тезисы докл. и сообщ. участн. межвуз. научно-практич. конф. Ростов-на-Дону. 1997. С. 12-14. Волженкин, Б.В. Принцип справедливости и проблемы множественности преступлений по УК РФ // Законность. 1998. № 12. С. 3-4; Черненко, Т.Г. Квалификация преступлений по признаку неоднократности // Проблемы обеспечения законности и борьбы с преступностью. Материалы Всероссийск. научно-практич. конф. - Москва-Кемерово: Кемеровск. ун-т, 1997. С. 112-114; Попов, А. Неоднократность умышленных убийств // Уголовное право. 1998. № 1. С. 28-31; Давыдов, А. Неоднократность преступлений и ее уголовно-правовое значение / Давыдов А., Малков В. // Российская юстиция. 2000. № 1. С. 49; Щепельков, В. Проблемы конструирования института множественности преступлений // Уголовное право, 2001. № 1. С. 43.

47 См.: Малков, В.П. Совокупность преступлений (Вопросы квалификации и назначения наказания).- Казань: Казанск. ун-т, 1974. С. 144; Малков, В.П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. С. 101; Куринов, Б.А. Научные основы квалификации преступлений. -  М.: Московск. ун-т, 1984. С. 174; Малыхин, В.И. Квалификация преступлений. Теоретические вопросы: Учебное пособие. -  Куйбышев: Куйбышевск. ун-т, 1987. С. 82; Никифоров, А.С. Совокупность преступлений. - М.: Юрид. лит-ра, 1965. С. 10; Пионтковский, А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву.- М.: Госюриздат, 1966.. С. 617-618; Яковлев, А.М. Указ. соч. С. 54-57.

48 В.П. Малков в связи с этим справедливо заметил, что понятию действия при идеальной совокупности придается условное значение. В одних случаях действие может иметь простой, разовый характер, в других – имеет сложный характер, состоит из системы определенных действий (например, при хулиганстве с причинением вреда здоровью потерпевшего), однако эти обстоятельства не лишают его характера единого действия. - См.: Малков, В.П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. С. 109. На это обращал внимание и Б.А. Куринов, который писал: "При квалификации идеальной совокупности преступлений следует иметь в виду, что в подобных случаях общественно опасное действие может носить разовый характер, а может развиваться на протяжении более или менее длительного времени. Однако при всех условиях при идеальной совокупности деяние лица носит характер единого преступного действия. – См.: Куринов, Б.А. Указ. соч. С. 174.

49 См.: Кудрявцев, В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 288. Следует однако отметить, что идеальная совокупность иногда возможна и в тех случаях, когда вред причинен одному и тому же объекту. Например, с целью убийства совершается выстрел в человека, пуля пролетает мимо и попадает в выбежавшего из-за угла прохожего. Налицо идеальная совокупность преступлений: покушение на убийство и лишение человека жизни по неосторожности, хотя объект преступлений одинаков – жизнь человека.

50 См.: Кудрявцев, В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 247-248.

51 См.: Кудрявцев, В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 295; Куринов Б.А. Указ. соч. С. 170; Малков, В.П. Совокупность преступлений (Вопросы квалификации и назначения наказания). С. 194; Яковлев, А.М. Указ. соч. С. 77-78.

52 См.: Кудрявцев, В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 299; Куринов, Б.А. Указ. соч. С. 170; Малков, В.П. Совокупность преступлений (Вопросы квалификации и назначения наказания). С. 194-195.

53 Малков, В.П. Совокупность преступлений (Вопросы квалификации и назначения наказания). С. 204-205.

54 См.: Яковлев, А.М. Указ. соч. С. 82-83.

55 См.: Малков, В.П. Совокупность преступлений (Вопросы квалификации и назначения наказания). С. 206.

56 См.: Там же. С. 210-212.

57 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. -  М. 1995. С. 94.

58 Там же. С. 372.

59  Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999.  № 3. С. 4-5.

60 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. № 4. С. 8.

61 См.: Филимонов, В.Д. Общественная опасность личности отдельных категорий преступников и ее уголовно-правовое значение. С. 33.

62 См.: Голина, В.В. Погашение и снятие судимости по советскому уголовному праву.- Харьков: Вища школа , 1979. С. 7.

63 Курс уголовного права. Общая часть /Под редакцией Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. Т. 2. Учение о наказании. С. 279.

64 См.: Зельдов, С.И. О понятии судимости //  Правоведение. 1972. № 1. С. 66.

65 См.: Ткачевский, Ю.М. Судимость // Уголовное право. 2000. № 3. С. 36.

66 См., например: Шаргородский, М.Д. Наказание по советскому уголовному праву. – М.: Госюриздат, 1958. С. 43; Ткачевский, Ю.М. Досрочное освобождение от наказания. - М.: Госюриздат, 1962. С. 47; Гальперин,И.М. Об уголовной ответственности рецидивистов в свете некоторых криминологических показателей эффективности борьбы с рецидивной преступностью // Эффективность уголовно-правовых мер борьбы с преступностью. Сборник статей. - М.: Юрид. лит-ра, 1968. С. 214-215; Панько, К.А. Вопросы общей теории рецидива в советском уголовном праве. – Воронеж: Воронежск. ун-т, 1988. С. 48; Уголовное право России. Часть общая / Под ред. Л.Л. Кругликова.  С. 324.

67 См.: Красиков, Ю.А. Множественность преступлений (понятие, виды, наказуемость). С. 35.

68 Кафаров, Т.М. Проблема рецидива в советском уголовном праве. – Баку: ЭЛМ, 1972. С. 19.

69 См.: Гальперин, И.М. Указ. соч. С. 231; Ткачевский, Ю.М. Досрочное освобождение от наказания. С. 48-49; Васильченко, В.Н. Вопросы борьбы с рецидивной преступностью и ее предупреждение судебно-следственными органами: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. - Киев. 1968. С. 6; Виттенберг, Г. Уголовно-правовая борьба с рецидивной преступностью // Советская юстиция. 1981. № 24. С. 15; Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования / Под ред. В.Н. Кудрявцева, С.Г. Келиной. -   М.: Наука, 1987. С. 116 и др.

70 См.: Ефимов, М.А. Рецидивная преступность и ее предупреждение /. Ефимов М.А., Шкурко В.А -  Минск, 1977. С. 6; Кафаров, Т.М. Указ. соч. С. 27; Зелинский, А.Ф. Рецидив преступлений (Структура, связи, прогнозирование).- Харьков: Вища школа, 1980. С. 9; Малков, В.П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. С. 91-92; Куринов, Б.А. Указ. соч. С. 163. Бажанов, М.И. Назначение  наказания по советскому уголовному праву. – Киев: Вища школа, 1980. С. 66.

71 См.: Бытко, Ю.И. Учение о рецидиве преступлений в российском уголовном праве. История и современность.- Саратов: Саратовск. гос. академия права, 1998. С. 76.

72 См.: Там же. С. 77-162.

73 См.: Бытко, Ю.И. Учение о рецидиве преступлений в российском уголовном праве. История и современность. С. 77.

74 См.: Бытко, Ю.И. Там же. С. 79.

75 См.: Квашис, В.Е. Преступная неосторожность. Социально-правовые и криминологические проблемы.- Владивосток: Дальневосточн. ун-т,  1986. С. 122-123.

76 См.: Голик, Ю.В. Случайный преступник. – Томск: Томск. ун-т,  1984. С. 90-93.

77 Бузынова, С.П. Рецидив преступлений: Учебное пособие. -  М.: ВЮЗИ, 1980. С. 23.

78 См.: Малков, В.П., Тимершин, Х.А. Указ. соч. С. 44.

79 См.: Голик, Ю.В. Неосторожный рецидив: Уголовно-правовые и криминологические аспекты / Голик Ю.В., Мирончик И.Я.  // Уголовно-правовые меры борьбы с преступностью в условиях перестройки. – Свердловск: Свердловск. юрид. ин-т, 1990. С. 60-65. Н.С. Таганцев считал необходимым усиление наказания в случае повторения неосторожного преступления после осуждения за неосторожное же преступление исходя из того, что такое повторение свидетельствует как о привычке к невыполнению определенных правил, предписаний и т.п., так и о безрезультативности ранее примененного наказания. – См.: Таганцев, Н.С. О повторении преступлений. – Санкт-Петербург, 1867.  С. 63.

80 См.: Прозументов, Л.М. Проблемы предупреждения преступности несовершеннолетних. – Томск, 1999: ТГПУ, С. 23 -29.

81 См.: Прозументов, Л.М. Групповая преступность несовершеннолетних и ее предупреждение.-  Томск: Томск. ун-т, 1993. С. 27-28.

82 См.: Архив Кемеровского областного суда. 2000. Дело № 44 У-12.

83 По материалам исследования, проведенного С.Г. Дзиконской, простой рецидив составил 43%, опасный рецидив - 54%, особо опасный рецидив - 3%. - См.: Дзиконская, С.Г. Рецидивная преступность и ее предупреждение на региональном уровне (по материалам Краснодарского края): Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. - Краснодар, 1999. С. 16.

84 См.: Алиев, Н.Б. Повторность и рецидив преступлений по советскому уголовному праву: Учебное пособие. – Махачкала: Дагестанск. ун-т, 1978. С.112; Гришанин, П.Ф. Ответственность преступников рецидивистов по советскому уголовному праву: Учебное пособие. -  М.: Академия МВД СССР,  1974. С. 41; Зелинский, А.Ф. Квалификация повторных преступлений: Учебное пособие. – Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976. С. 14; Красиков, Ю.А. Указ. соч. С. 36-37; Зельдов, С.И. Уголовно-правовые последствия судимости: Учебное пособие. -   Орджоникидзе: Северо-Осетинск. ун-т, 1986. С. 7; Малков, В.П., Тимершин, Х.А. Указ. соч. С. 44, и др.

85 См.: Красиков, Ю.А. Указ. соч. С. 36; Караев, Т.Э. Указ. соч. С. 29; Семернева, Н.К., Новоселов, Г.П., Николаева, З.А. Указ. соч. С. 42. Н.Б. Алиев под общим рецидивом понимает совершение лицом, имеющим не снятую и не погашенную судимость любого нового преступления. Специальный же рецидив, по его мнению, – это разновидность общего рецидива. – См.: Алиев, Н.Б. Указ. соч. С. 112.

86 См.: Куринов, Б.Н. Указ. соч. С. 164; Алиев, Н.Б. Указ. соч. С. 112; Кудрявцев, В.Н. Общая теория квалификации преступлений. Издание второе. С. 269; Уголовное право России. Часть Общая / Под ред. Л.Л. Кругликова. С. 325.

87 Яковлев, А.М. Указ. соч. С. 43.

88 См.: Дзиконская, С.Г. Указ. соч. С.16.

89 См.: Елисеев, С.А. Вопросы теории и практики предупреждения корыстных преступлений. – Томск: Томск. ун-т, 1989. С. 41.

90 См.: Солопанов, Ю.В. Рецидив и рецидивисты / Солопанов Ю.В., Квашис В.В  -  М.: ВНИИ МВД СССР, 1971. С. 32.; Аванесов, Г.А. Теория и методология криминологического прогнозирования. -  М.: Юрид. лит-ра , 1972. С. 259-260.

91 См.: Ефимов, М.А., Шкурко, В.А. Указ. соч. С. 28.

92 См.: Гришанин, П.Ф. Ответственность преступников-рецидивистов по советскому уголовному праву: Учебное пособие. – М.: Академия МВД СССР, 1974. С. 41; Кафаров, Т.М. Указ. соч. С. 58; Малков, В.П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. С. 47; Малков, В.П., Тимершин, Х.А. Указ. соч. С. 47.

93 См.: Караев, Т.Э. Указ. соч. С. 30; Малков, В.П., Тимершин, Х.А., Указ. соч. С. 45; Кафаров, Т.М. Указ. соч. С. 37.

94 Кафаров, Т.М., Указ. соч. С. 121.

95 См.: Кругликов, Л.Л. Квалифицирующие обстоятельства: понятие, виды, влияние на квалификацию преступлений: Учебное пособие / Кругликов Л.Л., Савинов В.Н.  -  Ярославль: Ярославск. ун-т, 1989. С. 11; Костарева, Т.А. Квалифицирующие обстоятельства в уголовном праве (понятие, законодательная регламентация, влияние на дифференциацию ответственности). – Ярославль: Ярославск. ун-т, 1993. С. 98-99.

96 Усс, А.В. Социально-интегративная роль уголовного права.-  Красноярск: Красноярск. ун-т,. 1993. С. 219.

97 См.: Советченко, Н.А. К вопросу о совершенствовании института множественности преступлений // Проблемы развития и совершенствования Российского законодательства. Часть 3 /  Под ред. В.Ф. Воловича. - Томск: Томск. ун-т, 2000. С. 10-11.


Ранее, при действии УК РСФСР 1960 года, предложение отказаться от использования судимости в качестве квалифицирующего признака было высказано В.И. Ткаченко. – См.: Ткаченко,В. Ответственность за повторное деяние // Советская юстиция. 1988. № 4. С. 26.

98 См., например: Кочои, С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности по законодательству России: Автореф. дисс. ... доктора юрид. наук. -  М. 1999. С. 11.

99 Волженкин, Б. Принцип справедливости и проблемы множественности преступлений по УК РФ. С. 5.

100 См.: Костарева, Т.А. Указ. соч. С. 98-99.

101 См.: Филимонов, В.Д. Общественная опасность личности преступника. -  Томск: Томск. ун-т, 1970. С. 34.

102 См., например: Кузнецова, Н.Ф. Социальная обусловленность уголовного закона и научное обеспечение нормотворчества / Кузнецова Н.Ф., Злобин Г.А. // Советское государство и право. 1976. № 8. С. 76-83; Осипов, П.П. Теоретические основы построения и применения уголовно-правовых санкций (Аксиологические аспекты). -  Ленинград: Ленинградск. ун-т, 1976; Гришанин, П.Ф. Социальная обусловленность уголовно-правовых норм. - М.: Академия МВД СССР. 1978; Филимонов, В.Д. Криминологические основы уголовного права; Гальперин, И.М. Наказание: социальные функции, практика применения. -  М.: Юрид. лит-ра. 1983; Тоболкин, П.С. Социальная обусловленность уголовно-правовых норм. -  Свердловск: Средне-Уральск. книжн. изд-во. 1983; Козлов, А.П. Механизм построения уголовно-правовых санкций. -  Красноярск: Красноярск. ун-т. 1998. Плохова, В.И. Использование полномочий в отношении вверенного имущества для его хищения как обстоятельство, влияющее на криминализацию деяний и дифференциацию уголовной ответственности: Учебное пособие. -  Барнаул: Алтайск. ун-т. 2000.

103 "Нравственность, отмечается в философском энциклопедическом словаре, – один из самых важных и существенных факторов общественной жизни, общественного развития и исторического прогресса; мораль. Заключается в добровольном самодеятельном согласовании чувств, стремлений и действий членов общества с чувствами, стремлениями и действиями сограждан, их интересом и достоинством, с интересом и достоинством всего общества в целом". – Философский энциклопедический словарь / Под ред. Губовского Е.Ф., Кораблевой Г.В., Лутченко В.А. – М.: Инфра-М. 1999.  С. 309.

104 См.: Карпец, И.И. Уголовное право и этика. -  М.: Юрид. лит-ра, 1969. С. 4.

105 В литературе отмечается, что справедливость – этическая категория, свидетельствующая об истинности, правильности определенного поведения с точки зрения общества. – См.: Келина, С.Г. Принципы советского уголовного права / Келина С.Г., Кудрявцев В.Н. -  М.: Наука, 1988. С. 132, 134.


Справедливость, пишет А.С. Горелик, – категория морально-правового и социально-политического сознания, понятие о должном, связанное с исторически меняющимися представлениями о неотъемлемых правах человека; данная категория содержит требования соответствия между правами и обязанностями различных индивидов (социальных групп), между деянием и воздаянием, преступлением и наказанием и т.п. – См.: Горелик, А.С. Наказание по совокупности преступлений и приговоров (принципы, законодательство, судебная практика).-  Красноярск: Соло, 1991. С. 92.


А.И. Экимов отмечает, что справедливость - "это нравственно обоснованный критерий для соизмерения действий субъектов, в соответствии с которым осуществляется воздаяние каждому за его поступки в виде наступления тех или иных последствий". – Экимов, А.И. Справедливость и социалистическое право. -  Ленинград: Ленинградск. ун-т, 1980. С. 49.  


Реализация идеи справедливости должна осуществляться и в законотворческой, и в правоприменительной деятельности.

106 См.: Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии. - М.: Учпедгиз, 1946. С. 15.

107 Там же. С. 542.

108 Малков, В.П. Совокупность преступлений (Вопросы квалификации и назначения наказания). С. 153.

109 См.: Малков, В.П. Там же. С. 154.

110 См., например: Горелик, А.С. Наказание по совокупности преступлений и приговоров (принципы, законодательство, судебная практика). С. 74; Малков, В.П. Совокупность преступлений (Вопросы квалификации и назначения наказания). С. 239.

111 См.: Красиков, Ю.А. Указ. соч. С. 58.

112 См.: Горелик, А.С. Наказание по совокупности преступлений и приговоров (принципы, законодательство, судебная практика). С. 62.

113 См.: Воронин, А.И. О понятии криминологических оснований норм уголовного права, регулирующих назначение наказания по совокупности преступлений // Уголовная политика и совершенствование законодательства: Межвузов. сб. научн. тр. -  Кемерово: Кемеровск. . ун-т, 1992. С. 77-78.

114 См.: Малков, В.П. Совокупность преступлений (Вопросы квалификации и назначения наказания). С. 245.

115 См.: Похмелкин, В.В. Социальная справедливость и уголовная ответственность.-  Красноярск: Красноярск. ун-т, 1990. С. 15.

116 См.: Филимонов, В.Д. Общественная опасность личности отдельных категорий преступников и ее уголовно-правовое значение. С. 48; Карпец, И.И. Уголовное право и этика. С. 227; Степичев, С.С. Вопросы борьбы с рецидивом / Степичев С.С., Яковлев А.М. -  М.: Госюриздат. 1961. С. 129.

117 Карпец, И.И. Уголовное право и этика. С. 227.

118 См.: Филимонов, В.Д. Криминологические основы уголовного права. С. 15.

119 См.: Воронин, А.И. О понятии криминологических оснований норм уголовного права, регулирующих назначение наказания по совокупности преступлений // Уголовная политика и совершенствование законодательства: Межвузов. сб. научн. тр. -  Кемерово: Кемеровск. ун-т, 1992. С. 79.

120 Филимонов, В.Д. Криминологические основы уголовного права. С. 22-23.

121 См.: Филимонов,В.Д. Общественная опасность личности преступника. С. 265; Тоболкин, П.С. Указ. соч. С. 135; Яковлев, А.М. Борьба с рецидивной преступностью.- М.: Наука, 1964. С. 53.

122 См.: Никифоров, А.С. Совокупность преступлений. С. 57-58, 126-127.

123 См.: Филимонов, В.Д. Общественная опасность личности преступника. С. 34.

124 См.: Горелик, А.С. Наказание по совокупности преступлений и приговоров (принципы, законодательство, судебная практика). С. 67.

125 См.: Ратинов, А.Р. Правовая психология и преступное поведение. Теория и методология исследования / Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. -  Красноярск: Красноярск.  ун-т, 1988. С. 88-89.

126 Ратинов, А.Р., Ефремова, Г.Х. Указ. соч. С. 91.

127 Тоболкин, П.С. Указ. соч. С. 135.

128 См.: Филимонов, В.Д. Криминологические основы уголовного права. С. 38.

129 См.: Там же. С. 56.

130 См., например: Никонов В.А. Уголовное наказание. Поиск истины. -  Тюмень:  Тюменск. юридич. ин-т МВД РФ, 2000. С. 39.

131 См.: Филимонов, В.Д. Общественная опасность личности отдельных категорий преступников и ее уголовно-правовое значение. С. 48.

132 См.: Яковлев, А.М. Борьба с рецидивной преступностью. С. 120.

133 См.: Бурлаков, В.Н. Личность преступника и назначение наказания: Учебное пособие.  - Ленинград: Ленинградск. ун-т, 1986. С. 21.

134 См.: Ратинов, А.Р., Ефремова, Г.К. Указ. соч. С. 35, 36-38.

135 См.: Там же. С. 150-151.

136 Этот тип преступника характеризуется "отсутствием чувства социальной ответственности; использованием психологических механизмов самозащиты; активностью поведения в ситуации совершения преступления; совершением преступления, как правило, без внешних поводов или в ситуации, затрудняющей преступную активность" – Прозументов, Л.М.  Криминология. Общая часть: Учебное пособие / Прозументов Л.М., Шеслер А.В. -  Красноярск: Красноярск. ВШ МВД РФ, 1997. С. 112.

137 См.: Яковлев, А.М. Теория криминологии и социальная практика. -  М.: Наука, 1985. С. 161.

138 Карпец, И.И. Наказание. Социальные, правовые и криминологические проблемы. - М.:  Юрид. лит-ра, 1973. С. 245.

139 Подробнее об этом см.: Боронбеков, С. Место и роль социальной справедливости в российском уголовном праве // Актуальные проблемы теории уголовного права и правоприменительной практики: Межвузовск. сб. научн. тр. -  Красноярск:  ВШ МВД РФ, 1997. С. 48-59.

140 См.: Горелик, А.С. Назначение наказания по совокупности. -  Красноярск: Красноярск. книжн. изд-во. 1975. С. 32; Горелик, А.С. Наказание по совокупности преступлений и приговоров (принципы, законодательство, судебная практика). С. 36-37; Семернева Н.К., Новоселов Г.П., Николаева З.А. Указ. соч. С. 71-72; Практикум по уголовному праву. / Под редакцией Л.Л. Кругликова. -  М.: БЕК, 1997. С. 176.

141 См.: Бажанов, М.И. Назначение наказания по советскому уголовному праву. -  Киев: Вища школа, 1980. С. 96; Горелик, А.С. Индивидуализация при назначении наказания по совокупности // Уголовная политика и совершенствование законодательства: Межвуз. сб. научн. тр. -  Кемерово: Кемеровск. ун-т, 1992. С. 70.

142 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. № 6. С. 10.

143 Архив Кемеровского областного суда. Дело № 2-145-2000 г.

144 См.: Горелик, А.С. Реализация принципа справедливости в правилах назначения наказания // Уголовное право. 2001. № 1. С. 6.

145 В юридической литературе по данному вопросу была высказана и иная точка зрения. Ф. Бражник считает, что статья 88 УК РФ корреспондирует статье 56 УК РФ, устанавливающей предельный срок лишения свободы для лиц, осуждаемых за одно преступление, совершенное после достижения 18-летнего возраста. И, коль в разделе пятом УК нет специальной нормы о назначении наказания по совокупности преступлений и приговоров, то, по мнению Ф. Бражника, на несовершеннолетних в полном объеме, в том числе и в части, касающейся сроков лишения свободы, распространяются положения статей 69 и 70 УК РФ. См.: Бражник, Ф. Множественность преступлений – отражение их совокупной общественной опасности  //  Уголовное право. 2000. № 3. С. 10. Это утверждение представляется неверным. В статье 56 УК РФ сформулированы положения, касающиеся сроков лишения свободы и за отдельное преступление, и за совокупность преступлений. В статье 88 УК РФ отмечается, что "лишение свободы назначается несовершеннолетним осужденным на срок не свыше 10 лет". Поскольку в статье нет никаких оговорок относительно иных сроков лишения свободы при назначении наказания по совокупности преступлений и приговоров, то максимальные пределы лишения свободы для несовершеннолетних, установленные частью 6 статьи 88 УК РФ, должны распространяться на все случаи назначения наказания лицам, совершившим преступления в несовершеннолетнем возрасте. Думается, именно такой смысл заложен законодателем в норму части 6 статьи 88 УК РФ.

146 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 8. С. 4-5.

147 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 8. С. 5.

148 Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1995. С. 209-210.

149 См.: Ленау, М. Назначение наказания по совокупности преступлений // Советская юстиция. 1970. № 20. С. 17; Максимов, С. Назначение наказания по совокупности преступлений / Максимов С., Марченко С. // Советская юстиция. 1971. № 6. С. 13-14.

150 См.: Тютюгин, В.И. Назначение разнородных основных наказаний по совокупности преступлений // Проблемы социалистической законности. -  Харьков, 1978. Вып. 3. С. 71-73; Бажанов М.И., Назначение наказания по советскому уголовному праву. С. 102-103; Дуюнов, В.К. Дополнительные наказания: теория и практика / Дуюнов В.К., Цветинович А.Л. - Фрунзе: Илим,. 1986. С. 193.

151 См.: Тютюгин, В.И. Указ. соч. С. 71-73.

152 См.: Горелик, А.С. Наказание по совокупности преступлений и приговоров (принципы, законодательство, судебная практика). С. 56.

153 Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М. 1995. С. 102.

154 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 8. С. 7.

155 См.: Яковлев, А.М. Совокупность преступлений по советскому уголовному праву. С. 99-100.

156 См.: Малков, В.П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. С. 256-257; Горелик, А.С. Назначение наказания по совокупности. С. 183.

157 См.: Бажанов, М.И. Назначение наказания по советскому уголовному праву. С. 103.

158 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 7. С. 8.

159 См.: Гальперин, И.М. Дополнительные наказания / Гальперин И.М., Мельникова Ю.Б. -  М.: Юрид. лит-ра, 1981. С. 86-87; Дуюнов, В.К., Цветинович, А.Л. Указ. соч. С. 179.

160 См.: Дуюнов, В.К., Цветинович, А.Л. Указ. соч. С. 180-181.

161 Там же. С. 181.

162 См.: Гальперин, И.М., Мельникова, Ю.Б. Указ. соч. С. 91; Юшков, Ю.Н. Назначение наказания по совокупности преступлений и приговоров. -  М.: Юрид. лит-ра, 1975. С. 69.

163 См.: Архив Кемеровского областного суда. Дело № 22-1200.

164 Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / Под редакцией Ю.Д. Северина. -  М.: Юрид. лит-ра, 1985. С. 90-91.

165 См.: Музеник, А.К., Условное осуждение и отсрочка исполнения приговора / Музеник А.К., Уткин В.А., Филимонов О.В.  -  Томск: Томск. ун-т, 1990. С. 10.

166 Золотарев, В. Условное осуждение с отбыванием в колонии // Российская юстиция. 1999. № 3. С. 38.

167 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть. / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. – М.: Инфра. М – Норма, 1996. С. 190.

168 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 8. С. 8.

169 См.: Горелик, А.С. Наказание по совокупности преступлений и приговоров (принципы, законодательство, судебная практика). С. 57.

170 См.: Курс советского уголовного права. В шести томах / Под ред. А.А. Пионтковского, П.С. Ромашкина, В.М. Чхиквадзе. Т. III. Наказание. – М.: Наука, 1970. С. 169; Малков В.П. Совокупность преступлений (Вопросы квалификации и назначения наказания). С. 287; Юшков, Ю.Н Назначение наказания по совокупности преступлений и приговоров.- М.: Юрид. лит-ра, 1975. С. 41; Горелик, А.С. Наказание по совокупности преступлений и приговоров (принципы, законодательство, судебная практика). С. 57.

171 См.: Юшков, Ю.Н. Указ. соч.С. 41.

172 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 8. С. 8.

173 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. № 6. С. 1.

174 См.: Никифоров, А.С. Совокупность преступлений. С. 130; Красиков, Ю.А. Указ. соч. С. 64; Матвиенко, В.А. Приговор суда и его исполнение. -  Минск: Вышайшая школа, 1968. С. 119-120. Перлов, И.Д. Исполнение приговора в советском уголовном процессе. -  М.: Юрид. лит-ра, 1963. С.198-199; Курс уголовного права. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. Том 2. Учение о наказании. – М.: Зерцало, 1999. С.137; Чернова, Т. .Назначение наказания по совокупности приговоров / Чернова Т., Малков В. // Российская юстиция, 1999. №10. С. 46.

175 См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М. 1999. С.177.

176 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. № 1. С. 10.

177 См.: Юшков, Ю. Правовые последствия законной силы приговора //Советская юстиция. 1970. № 6. С. 7-8; Горелик, А.С. Назначение наказания по совокупности. С. 100-102; Дуюнов В.К., Цветинович А.Л. Указ. соч. 1986. С. 204..

178 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 8. С. 7.

179 По данному вопросу высказано и иное мнения. Так, А.С. Горелик предлагает неотбытой частью наказания считать ту, которая не была исполнена к моменту совершения нового преступления. - См.: Горелик, А.С. Наказание по совокупности преступлений и приговоров (принципы, законодательство, судебная практика). С. 128.

180 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 8. С. 6.

181 Определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19 января 1999 г. Дело № 22-83.

182 См., напр.: Постановление Президиума Кемеровского областного суда от 28 июля 2000 г. "об отмене приговора в отношении Сташкова". – Дело № 44-у-309; Определение Военной коллегии Верховного суда РФ "Об отмене определения военного суда Приволжского военного округа в отношении М." (Определение Военной коллегии № 34-0359/99 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. № 1. С. 10.

183 См.: Постановление Пленума Верховного суда РФ от 11 июня 1999 г. "О практике назначения судами уголовного наказания" //  Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 8. С. 6.

184 См.: Определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 25 марта 2000 г. по делу Митина. Дело № 23-1016.

185 См.: Дуюнов, В.К., Цветинович, А.Л. Указ. соч. С. 206.

186 См.: Иногамова, Л.В. Конкуренция норм при назначении наказания в пределах санкции статьи Особенной части Уголовного кодекса // Государство и право. 1999. № 8. С. 67.

187 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 8. С. 4.

188 Среди ученых и практических работников имеются противники обязательного смягчения наказания за покушение. Так, участниками научно-практической конференции, проведенной 1 апреля 2000 года Международной высшей школой (Международным университетом) была высказана рекомендация законодателю об исключении части третьей статьи 66 из УК РФ - См.: Уголовное право. 2000. № 2. С. 113.

189 См.: Золотарев, В. Наказание - по справедливости // Российская юстиция. 1998. № 6. С. 30.

190 Речь шла о правилах части второй статьи 68 УК РФ в редакции до 8 декабря 2003 г.

191  Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 8. С. 5.

192 См.: Архив Кемеровского областного суда. 2000. Дело № 22-1136.

193 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. № 6. С. 2.

194 См.:  Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. № 6. С. 2.     

195 См.: Архив Кемеровского областного суда. 1999. Дело № 2528.

196 См.: Архив Кемеровского областного суда. 2000. Дело № 22-1259.

197 Горелик, А.С. Наказание по совокупности преступлений и приговоров (принципы, законодательство, судебная практика). С. 162.

198 Для других видов наказания, предусмотренных в части 1 статьи 80 УК, подлежащие отбытию минимальные сроки не установлены. Это явное упущение со стороны законодателя.

199 См.: Квашис, В.Е. Гуманизм советского уголовного права. -  М.: Юрид. лит-ра, 1959. С. 48; Мирзаджанов, К. Вопросы советского уголовного права (Досрочное освобождение от наказания). -  Ташкент: Укитувчи, 1980. С. 25.

200 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 22. Ст. 2286.

201 См.: Квашис, В.Е. Гуманизм советского уголовного права. С. 103-104; Малков, В.П. Совокупность преступлений (Вопросы квалификации и назначения наказания). С. 304.

202 Архив Кемеровского областного суда. Дело № 22-850.

203 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 22. Ст. 2286.

204 Уголовное право Российской Федерации. Часть Общая / Под редакцией Л.Л. Кругликова. С. 511.

3

3


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

36340. Функциональная схема САР развернутым способом с изображением технологического оборудования. 37.53 KB
  Развернутый способ как правило применяют для наиболее сложных объектов автоматизации. Упрощенный способ применяют в основном для несложных объектов автоматизации. Изображение приборов и средств автоматизации при этом способе производят непосредственно на изображении технологического оборудования и трубопроводах. Приборы и средства автоматизации осуществляющие сложные функции контроль регулирование сигнализацию и т.
36341. Приведите классификацию, формулировки критериев устойчивости и поясните их 46.57 KB
  Для более сложных случаев разработаны критерии устойчивости т. Алгебраические позволяют судить об устойчивости по коэффициентам Ар. Критерий Гурвица: Для асимптотической устойчивости необходимо чтобы все миноры данной матрицы были положительными.
36342. SCADA-система iFIX 71.9 KB
  Такие системы обеспечивают получение данных в реальном времени как персоналом предприятия так и прикладным программным обеспечением установленным на предприятии. Представление данных в реальном времени является ключевым для более эффективного использования ресурсов и персонала и для большей степени автоматизации . Для сбора данных системе iFIX не требуется уникальное оборудование. Основой программного обеспечения iFIX является база данных процесса.
36344. Как определяется шаг интегрирования по времени при моделировании САУ с помощью ПК 22.59 KB
  Как определяется шаг интегрирования по времени при моделировании САУ с помощью ПК. Применительно к простому интегратору он может быть представлен таким образом: В конечных приращениях то же самое можно записать в виде: где T – постоянная интегрирования звена; Xn Yn – соответственно вход и выход звена на nм шаге расчета; t – величина интервала времени в течение которого входное воздействие считается постоянным. Суммирование интегрирование выходного параметра производится через интервалы времени t=S в связи с чем этот интервал получил...
36345. Классификация САПР по уровню и комплексной автоматизации проектирования 32.83 KB
  Классификация САПР по уровню и комплексной автоматизации проектирования. Сложность объекта проектирования. Уровень и комплексность автоматизации проектирования. Первые три признака отражают особенности объекта проектирования.
36346. Микропроцессорные средства автоматического контроля и регулирования. К микропроцессорным средствам автоматического контроля и регулирования относятся локальные регуляторы и программно-логические контроллеры 14.13 KB
  К микропроцессорным средствам автоматического контроля и регулирования относятся локальные регуляторы и программнологические контроллеры. Автоматические регуляторы с типовыми законами регулирования: релейными П ПД ПИ ПИД. Эти регуляторы составляют основную группу используемых в современных системах автоматизации. Несмотря на широкое использование ПК и ПЛК автоматические регуляторы являются достаточно распространенными средствами автоматизации в составе локальных систем контроля и регуля.
36347. Назначение и правила выполнения схемы автоматизации технологических процессов 26.05 KB
  Назначение и правила выполнения схемы автоматизации технологических процессов. Схемы автоматизации разрабатывают в целом на технологическую инженерную систему или ее часть технологическую линию блок оборудования установку или агрегат. Схему автоматизации допускается совмещать со схемой соединений монтажной выполняемой в составе основного комплекта марки ТХ по ГОСТ 21. На схеме автоматизации изображают: 1 технологическое и инженерное оборудование и коммуникации трубопроводы газоходы воздуховоды автоматизируемого объекта...