15995

Права человека в современной России

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Утяшев М.М. Утяшева Л.М. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА в современной России Учебник для ВУЗов и средних учебных заведений Уфа 2003 год Утяшев М.М. Утяшева Л.М. Права человека в современной России: Учебник для ВУЗов и средних учебных заведений. Уфа: полиграфкомбинат 2003. 616 с...

Русский

2013-06-18

2.79 MB

55 чел.

Утяшев М.М., Утяшева Л.М.

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА в современной России

Учебник для ВУЗов и средних учебных заведений

Уфа 2003 год

Утяшев М.М., Утяшева Л.М.

Права  человека  в  современной  России:  Учебник для  ВУЗов  и средних учебных заведений. — Уфа: полиграфкомбинат, 2003. — 616 с. ISBN 5-85051-280-2

Книга, написанная доктором политических наук, профессором Утяшевым М.М. и магистром международного права Утяшевой Л.М., посвящена острейшей проблеме современной России. В доходчивой и ясной форме раскрываются политическая и правовая идеология прав человека, философия и история этого феномена, приводится сравнительный анализ международного, континентального и национального законодательства о правах и гражданских свободах, подробно рассматривается действие механизмов защиты прав человека. Освещая положение дел с отдельными правами и свободами, авторы иллюстрируют свои позиции практикой Европейского Суда по правам человека, что наглядно демонстрирует высокий уровень правовой защиты, установленный этим наднациональным органом правосудия.

Книга предназначена для студентов ВУЗов, учащихся средних специальных учебных заведений, средних школ и всех иных учебных учреждений, где изучаются права человека. Она будет полезной всем, кто интересуется этой проблематикой или профессионально занимается правозащитой.

ISBN 5-850S1-280-2

© М.М. Утяшев, 2003 © Л.М. Утяшева, 2003

Привет доброжелательному

и благосклонному читателю

и в добрый путь, на добрые дела!

Защита прав человека - это ясный путь

к объединению людей в нашем смятенном

мире, путь к облегчению страданий.

А.Д. Сахаров

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предмет, к изучению которого мы приступаем, является, пожалуй, для современной России самым новым из общественных дисциплин, а слова «права человека» - наиболее употребительными в современном лексиконе. Это напрямую связано с наметившимися в российском государстве модернизаторскими усилиями, стремлением реформировать политическую и правовую системы, переориентировать общественные приоритеты с безграничного этатизма к индивидуальным интересам, ценностям человеческой личности. Этим целям служит намеченный стратегический вектор развития России в сторону правового, социального государства с рыночной и конкурентной экономикой. Встав на путь демократических преобразований, государство с неизбежностью становится на путь признания гражданина высшей ценностью. Главной функцией такого государства становится обеспечение гражданских прав и свобод, защита прав человека, его чести и достоинства, установление такого правового порядка, при котором люди живут комфортной, благополучной, счастливой жизнью. В той или иной мере все эти гуманные цели и задачи российского государства закреплены в ее Конституции.

В последние годы заметные изменения происходят в области совершенствования национального законодательства. Замечательной новацией является положение статьи 15 Конституции, провозгласившее общепризнанные принципы и нормы международного права, а также и международные договоры Российской Федерации составной частью национальной системы права. Впервые в Конституции России специальная глава посвящена правам человека и гражданина. При этом следует иметь в виду, что основной Закон страны не просто декларация, как часто полагают отдельные люди, но и документ прямого действия.

В последние годы законодательство страны пополнилось добротными нормативно-правовыми актами, которые признаются как соответствующие мировым стандартам и Европейской Конвенции. К ним относятся новый Уголовно-процессуальный кодекс, Уголовный и Гражданский кодексы, Трудовой кодекс, Закон об адвокатуре и адвокатской деятельности. В определенной степени идет реформирование судебной системы, прокуратуры, юстиции.

Вступив в Совет Европы, Россия приобщила свою систему защиты прав человека к континентальной, а граждане страны получили возможность обращаться в Европейский Суд.

Таким образом, можно отметить наличие в стране добротной законодательной базы, способной обеспечить защиту и восстановление нарушенных прав и свобод граждан.

Наряду с некоторыми положительными тенденциями трудно не обнаружить и прямо противоположные явления, ограничивающие права и свободы человека, попирающие достоинство и честь гражданина, демонстрирующие пренебрежение к человеческой личности.

В стране бесследно исчезают тысячи граждан, за сохранение жизни которых ответственно государство, однако оно постоянно демонстрирует свое полнейшее равнодушие к их судьбе. На протяжении ряда лет к уголовной ответственности органами ФСБ привлекаются видные ученые и экологи по обвинению в шпионаже, однако дела разваливаются в судах, ибо эти ученые по большей части не являются носителями государственных секретов. Российские суды пока не стали местом, где творится суд скорый, гуманный и справедливый. Отчуждение граждан от всех властных структур приобрело невероятные размеры. Подавляющее большинство граждан не доверяет ни властным структурам, ни государственным служащим, ни правоприменительным органам, ни своим представителям в законодательной ветви власти. И это вполне объяснимо.

На протяжении многих лет, ко всему, связанному с правами человека, власти нашей страны относились с подозрением, сомнением, опаской, ибо в их основе заложено уважение к человеческому достоинству, самоценность личности. Истинная причина недоверия к правам личности и гражданским свободам крылась в тоталитарном характере режима, при котором система выступала против индивида. Но, поскольку господствовавшие десятилетиями идеи не способны быстро «выветриться» из мозгов, да

и опасность реставрации системы всегда существует, то и современное поведение несет на себе неизгладимое воздействие прежних стереотипов мышления. К сожалению, это сказывается и на проблематике прав человека, в которые многим гражданам хочется верить, ибо они привлекательны, гуманны, в них утверждается ценность человеческой личности. В то же время, генетический код системы диктует и практика демонстрирует весьма прохладное отношение органов власти к личности, к соблюдению прав человека и гражданских свобод. Отсюда страх и сомнения большинства россиян в постоянстве и долгосрочности уважительного отношения к правам человека и гражданским свободам со стороны государственной власти. И, наученные горьким многолетним опытом российской действительности, многие пережидают этот период «не высовываясь», и не «умничая», не проявляя гражданской активности, по формуле «как бы чего не вышло», что, конечно, отрицательно сказывается на общественных отношениях.

Очень мало способствует экспансии прав человека собственное поведение граждан, их правовая культура и правосознание, гражданская позиция и готовность защищать свои права и свободы, отстаивать достоинство и честь. Гражданская пассивность, равнодушие, забвение своих прав и возможностей, незнание и неумение защищать свои интересы делает их инертной даже в отстаивании жизненно важных позиций.

Поэтому образование в сфере прав человека представляется важным государственным делом. А этот учебник, как надеются авторы, послужит добрым помощником всем тем, кто не равнодушен к будущему нашей страны, кого беспокоит свое будущее, кто заинтересован в том, чтобы наши потомки жили лучше нас. Авторы учебника уверены, что человечество со временем дорастет до регулирования всех общественных отношений с точки зрения их соответствия правам и свободам человека, ибо все потребности людей в политической, экономической, социальной, культурной сферах, все индивидуальные интересы, в конечном счете, сводятся к тем естественным притязаниям, которые сформулированы мировым сообществом как неотъемлемые и неотчуждаемые права.

В работе над книгой нам постоянно помогала надежда на то, что в стране никогда не повторятся массовые депортации и гонения, ужасы коллективизации и ГУЛАГа, прекратятся произвол и насилие. В нормальной стране не должно быть оболганных и высылаемых из

страны граждан, людей, страдающих за свое свободомыслие и гуманизм, человеколюбие и демократические убеждения. Совершенно недопустимо и глубоко несправедливо, когда государство применяет кару в отношении правозащитников, для кого сострадание к другим является свойством организма, а стремление во что бы то ни стало помочь - состоянием души.

В ходе работы в нашем представлении возникали образы мужественных людей, которые в обесчеловеченные годы открыто проповедовали демократические и гуманные убеждения, призывали к терпимости и открытости, к гражданскому миру и согласию, а сами становились жертвами тоталитарного режима. Мы благодарны всем тем, кто в годы безвременья вели правозащитную деятельность и всем тем, кто и сегодня продолжает лучшие традиции русской интеллигенции. Мы выражаем благодарность всем тем ученым, которые прошли до нас этой стезей и стали правозащитниками прав человека, внесли неоценимый вклад в преподавание этой дисциплины в учебных заведениях России.

Наступивший век, несмотря ни на что, должен стать веком прав человека. Таковым он уже стал для множества цивилизованных, а потому благополучных государств. Авторы надеются, что он станет таковым и для России.

Основные положения учебника были апробированы в лекционном курсе и на практических занятиях в Институте права Башкирского           государственного           университета.           Они

продемонстрировали огромный и неизбывный интерес студентов к этой важнейшей проблематике, особенно ценной для будущих юристов. Замечательная любознательность, интерес к теме и стремление большинства студентов к познанию стимулировали и побуждали авторов к работе над этой книгой.

Эта книга увидит свет благодаря неоценимой помощи, оказанной авторам, многими окружавшими нас людьми. Особенно ценными были мнения, высказанные сотрудниками кафедры прав человека Института права Башкирского государственного университета, Ильмиры Ишмурзовны Ларинбаевой, Ольги Рифмировны Гулиной, Александра Викторовича Васильева. На всех этапах подготовки книги беззаветно и упорно трудилась Ольга Анатольевна Колесникова. За что всем им приносим огромную благодарность и глубокую признательность.

Сердечную благодарность авторы выражают ученым и общественным деятелям, неизменно оказывающим поддержку всем начинаниям в области прав человека, проявляющим постоянный интерес и заботу о становлении кафедры прав человека и Исследовательского центра, прав человека и гражданских инициатив. Искреннюю признательность мы выражаем Радию Фаритовичу Хабирову, Ирику Радиловичу Мухаметдинову, Валентине Николаевне Тазекеновой, Валерию Амировичу Ишназарову, Рамидину Омаровичу Рамазанову.

Авторы.

РАЗДЕЛ I

ИСТОРИЯ, ФИЛОСОФИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

В первом разделе будет рассмотрена политическая и правовая идеология прав человека, а также история возникновения и эволюция индивидуальных прав и свобод, современные тенденции развития этого феномена в России, Европе и в мире. В силу своей гуманистической направленности, уважительного и бережного отношения к личности категория «прав человека» превратилась в современном мире в универсальное средство определения уровня цивилизованности государства. Представляется очевидным, что общественный прогресс заключается в возрастании степеней свободы индивида. Но такой прогресс возможен только при сознании непреходящей ценности прав человека всеми гражданами, при наличии политической воли правителей и взаимодействии государственной власти и гражданского общества.

Социальная ценность института прав человека состоит в том, что он концентрирует в себе все политические, экономические, социальные и культурные отношения внутри данного общества. В нем находит свое проявление сущность всей политической системы и роль личности в государстве и обществе. Меры осуществления и степень обеспечения прав человека - это показатель социальной зрелости всего государственного организма.

Права человека чрезвычайно близки и понятны индивидуальному сознанию: они неразрывно связаны с политическим сознанием, с пониманием человеком своих социальных, экономических, культурных возможностей в обществе. И наоборот: если нет понимания своего места в жизни, своей роли в общественном развитии, не достает чувства самоуважения, то, значит, нет и осознания своих прав.

Характерной и в то же время печальной особенностью нашей жизни является пренебрежительное отношение к праву вообще и к правам человека в частности. И если вера в право хоть на донышке нашего сознания еще осталась, то права человека мы зачастую понимаем не так, как остальное человечество.

На самом деле социальной ценностью обладает «право» как система норм, но важнее всего естественные «права», и, пожалуй, в этом заключается глубинный смысл правового государства.

Наша официальная идеология, охотно присваивавшая ценности и принципы, ей не принадлежавшие, так же легко и обходилась с ними. Многократно утверждалось, что человек - мера всех вещей, и именно он является целью общественного развития, а не средством для этого. Если же исходить из безусловной ценности личности, то свободные граждане свободного государства руководствуются в своей жизнедеятельности естественным правом без каких-либо ограничений. Пределом прав личности может быть только право другого человека. Нормой поведения личности на практике должен стать уже давно провозглашенный принцип: разрешено все, что не запрещено законом. А запрещать следует все меньше и меньше и надо скорее переходить к господству идеи «презумпции благоразумия» человека.

ТЕМ А I

СУЩНОСТЬ, СОДЕРЖАНИЕ И ОСОБЕННОСТЬ ПРЕДМЕТА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА.

Каждый человек, рожденный в этом мире и пребывающий в нем, обнаруживает несколько очевидных и понятных истин.

Первая из них относится к уникальной и неповторимой ценности на земле - человеческой жизни. Справедливо утверждение, что жизнь человека самоценна, то есть нет и не может быть ценности дороже человеческой жизни. Никакая самая дорогая вещь: ни экскаватор, ни пшеничное поле, ни самая роскошная машина не могут быть ценнее человеческой жизни. Этого не может быть в силу того, что вещи вторичны, производны. Первична и потому имеет высшую ценность человеческая личность. Мы можем припомнить и процитировать слова великих мыслителей на эту тему: «При мысли великой, что я человек, всегда возвышаюсь душою», - писал В. Жуковский. «Блажен, кто рядом славных дел свой век украсил быстротечный», - считал А.К. Толстой. «Жизнь дается один раз, и хочется прожить ее бодро, осмысленно, красиво», - говорил А.П. Чехов. «Много великого есть на свете, но нет ничего более великого, чем человек», - писал Софокл.

Вторая из очевидных истин, это принадлежность каждого индивида к сообществу таких же, как и он, и равных ему людей. Конечно, все люди отличаются по темпераменту, ловкости, силе и уму, у них разная трудоспособность, степень богатства и материального положения, доставшаяся им от родителей или добытая собственным трудом, но они равны в своих притязаниях на жизненные блага, которые могут им принадлежать как членам данного общества.

Совсем не трудно согласиться, что два рожденных в одном роддоме и в одно время малыша имеют от рождения равные права. На жизнь, на выбор места жительства, на образование и здравоохранение, на достойный уровень жизни, на личную неприкосновенность, на чистую воду и качественное мамино молоко, да мало ли на что. Фактически на удовлетворение всех своих жизненных потребностей, за исключением одного бесспорного ограничения. Его интересы и притязания не должны противоречить интересам общества или ущемлять интересы других индивидов. И эта вполне понятная ситуация распространяется не на двух малышей, а на всех, и не только

10

малышей, но и взрослых каждой страны и всего мира в целом. Признание такого положения ведет к признанию равноправия граждан, к констатации, что все люди равны в своих правах и достоинстве.

Третья, опытным путем постигаемая истина, - это осознание своего тела, полностью и бесспорно принадлежащего индивиду со всеми присущими только ему достоинствами и недостатками. И он, хозяин своего тела, должен заботиться о себе, ибо лучше всех он это сделает сам, как самое заинтересованное лицо в своем телесном благополучии. Отсюда проистекает его естественное и легитимное притязание на неприкосновенность своего тела. Можно сказать, что он имеет право на телесную неприкосновенность.

Четвертая, почти очевидная истина, - это естественное обладание частной собственностью, необходимой каждому для поддержания жизни и телесного здоровья. Получает его каждый, чаще всего, от родителей и родственников, а потом приобретает и преумножает своим трудом. Кому-то для жизни хватает бочки, чтобы спрятаться там от дождя, ветра или солнца (таким образом древнегреческий философ Диоген демонстрировал торжество духа над телом), а кому-то нужны добротные дома и шубы, а иным очень важно осознавать и сохранять свою честь и достоинство или свободу. Но кому что нужно, должен решать сам человек, исходя из своих потребностей и возможностей.

Существенно более важное для нас заключение сводится к тому, что перечисленные притязания необходимы для нормальной жизни человека. Во-вторых, и право на жизнь, и равноправие, и право на телесную неприкосновенность, и право частной собственности принадлежат человеку от факта его рождения, то есть они естественны в силу своего природного происхождения, никем человеку не дарованы, а значит и не могут быть отняты. Отсюда проистекает третья особенность этих притязаний - никто не вправе ограничивать индивида в пользовании его естественными правами и возможностями.

Такой подход лежит в основе естественно-научной концепции права, на которой базируются права человека и гражданские свободы.

«Идеологическое, доктринальное обоснование прав человека -учение о естественных, прирожденных правах человека, которые независимы от усмотрения и произвола государственной власти; цель

11

последней - обеспечение прав, изначально данных природой или творцом» - пишет Е.А. Лукашева.1

Но эта ясная и вроде бы бесспорная мысль имеет уязвимые огрехи с догматической точки зрения. Где эти естественные права записаны? Кто-то их признает, а кто-то их отрицает. Позитивистская концепция права здесь торжествует. «Положительное» право есть в наличии, нормативные акты имеют строгую структуру, их можно прочитать и процитировать. Они приняты соответствующими органами и исполнение их гарантировано государством. Исторически развивавшиеся две ведущие концепции права в настоящее время эволюционным образом подошли к этапу интеграции, конвергенции, слияния в единое возрожденное естественное право.

К пониманию этого подходили римские юристы, но не успели полностью воплотить эту идею в жизнь. Jus naturale (естественное право) римских юристов и соответствовавшие ему нормы позитивного права, то есть рукотворных законов, обеспечили многовековую жизнь их юридическим новеллам (пандектам, дигестам, институциям), тем самым создав фундамент правовой доктрины Европы. Они же составили основу международного права и понятие неотъемлемых, неотчуждаемых прав человека.

Исходя из такого понимания всей проблематики, мы предлагаем такое определение этой категории:

Права человека - это легитимные притязания человека, основанные на их естественно-природном происхождении, и природа которых не зависит ни от какого бы то ни было человека, ни от государства. Эти притязания человек приобретает от факта своего рождения, права ему никем не дарованы и потому не могут быть отняты или изъяты.

Легитимность многих человеческих притязаний подтверждается позитивными правовыми нормами, закрепленными в национальном или региональном законодательстве. В силу большой значимости права человека теперь закрепляются и в международных, и в континентальных нормативно-правовых актах. Таковыми являются Всеобщая декларация прав человека, Пакт о гражданских и политических правах, Пакт об экономических, социальных и культурных правах, Межамериканская Конвенция прав человека, Африканская Хартия прав человека и прав народов, Европейская

1 Проблемы общей теории права и государства. Под общей ред. B.C. Нерсесянца. М. Норма. 1999. С. 219.

12

Конвенция о защите прав человека и основных свобод. И само это правотворчество, и толкование норм права, и применение нормативно-правовых актов в практической деятельности - все это ничто иное, как юридическая деятельность. Юридической деятельностью будет и анализ всех этих четырех уровней законодательства о правах человека, компаративистское сравнение нормативно-правовых актов и выводы о качестве различных норм права, об их эффективности и практической пользе, необходимости рецепции или имплементации.

Близким понятием к рассматриваемой категории является понятие «права гражданина». Права гражданина - это совокупность правомочий, получивших закрепление в нормативно-правовых актах конкретного государства. Глава 2 Конституции РФ различает права человека и права гражданина и называется, соответственно, «права и свободы человека и гражданина». Когда речь идет о правах человека, то в нормах права употребляется выражение «каждый имеет право», «каждому гарантируется», «каждый может». Эти формулировки показывают, что любой человек, независимо от своего статуса, может воспользоваться этим правом.

Но есть права, принадлежащие только гражданам страны: право на проведение собраний, создание ассоциаций, на участие в управлении государственными делами, в правосудии, в организации и проведении забастовок, демонстраций, возможность избирать в государственные органы и быть избранным и т.д. Из этого перечня видно, что права граждан имеют ярко выраженную политическую направленность.

Рассмотрим еще несколько определений исследуемой категории: «Права человека - понятие, характеризующее правовой статус человека по отношению к государству. Его возможности и притязания в экономической, социальной, политической и культурной сферах. Права человека носят естественный и неотчуждаемый характер. Свободное и эффективное осуществление прав человека -один из признаков гражданского общества и правового государства».

«Термин «права человека» относится только к взаимоотношениям между человеком и государством. Наличие у человека определенного «права» означает, что у власти есть соответствующая обязанность обеспечить реализацию этого права. Наличие у человека конкретной «свободы» (в контексте «прав и

1 Российская юридическая энциклопедия. М. 1999. С. 737.

13

свобод человека») означает, что у этого человека есть такая область в его жизни, в которую представители власти не должны вмешиваться.

В основе концепции прав человека лежит понятие человеческого достоинства, которое присуще каждому человеку и не зависит от образа его жизни. Можно также сказать, что права человека - это характеристика соотношения общество-власть».

«Концепция прав человека проистекает из доктрины естественных прав, которая предполагает, что все члены общества, в силу того, что они люди, обладают основными правами помимо прав, установленных законом. Права человека предназначены защищать те свойства, интересы и возможности, которые являются необходимыми для достойной жизни человека. Некоторые основополагающие права, обычно, считаются прирожденными, естественными и неотчуждаемыми и не могут быть нарушены государством».

«Права человека - это право людей иметь возможность жить в соответствии с их природой совместно с другими людьми, это инструмент, средство, дающее человеку возможность и способность защищать права, которыми он обладает, через суд.

Любое принуждение, существенно ограничивающее свободу принятия решений, - это покушение на достоинство человека, потому что свобода принятия решений относится к сущности человеческого существования.

Современное понимание прав человека состоит в том, что правовую ответственность за соблюдение прав человека несет именно правительство. Права человека ограничивают власть правительства. Они создают правительству препятствия и уменьшают власть государства. Они очерчивают границы власти правительства и обязывают его уважать достоинство человека, даже в том случае, если этот человек для этой власти неприемлем. Эти обязательства государства, - и в этом важнейшее содержание прав человека, -должны реализовываться через независимые суды. Судьи должны иметь возможность указывать даже главе государства, если он не соблюдает права человека».3

Множество определений, направленных на раскрытие сущности прав и свобод человека, говорит о сложности

1 Из фундаментальной лекции Марека Новицкого, http://www.hro.org/editions/edu hpm Из    словаря    по    правам    человека    Дж.    Лонгмана     и    Алекса    Шмидта http://www.hro.orh/editions/edu htm.

3 Фляйнер Томас. Что такое права человека. М. Логос. 1997. С. 136.

14

рассматриваемой категории, о его многоплановости и междисциплинарности. Профессионально этой проблематикой занимаются историки и социологи, политологи и юристы, политические и общественные деятели. Можно с уверенностью сказать, что в изучении, исследовании, соблюдении и защите прав человека, гражданских свобод, в гуманизации общественной жизни, во внедрении терпимости, взаимопонимания, ненасилия в повседневное поведение граждан найдется место каждому, кто исповедует эти социальные ценности. Никогда и никакие, пожалуй, усилия в этом направлении не могут стать излишними - столь многогранна, многозначима, важна проблема прав человека. Она актуальна для каждой личности.

Ведь только в том случае, если достоинство гражданина страны не унижается, если человек чувствует себя свободным в своем поведении и ответственным за свои действия, если права человека надежно защищены, а на его гражданские свободы никто не покушается, тогда, и только тогда человек живет комфортной, насыщенной и счастливой жизнью. Достижению этой цели служат научные поиски перечисленных ранее представителей различных наук.

Историки вносят свою лепту в проблематику гуманизации общества, изучая историю возникновения, становления и развития различных форм правления и политических режимов, взаимоотношения государственной власти и гражданина, отношение властей к существу прав человека и гражданина, либо исследуя роль общественных и правозащитных движений и т.д.

Политологи занимаются исследованием источников власти и сущности политической системы и гражданского общества, формирования политических элит и гражданских институтов, избирательных технологий и политических процессов, политической культуры и политической психологии, политического поведения элит и граждан, их участия и соучастия в политической жизни общества. И все это непосредственным образом отражается в соблюдении прав человека и гражданских свобод.

Социологи, изучая демографические процессы и этнические отношения, тендерные различия и образ жизни людей, проблемы политической и правовой социализации, социологию труда и образования, с неизбежностью выходят на проблематику соблюдения

15

прав    человека    и    гражданских    свобод    в    указанных    сферах жизнедеятельности.

Политическим и общественным деятелям, в практической работе, вольно или невольно, приходится сталкиваться с проблемами гуманитарного права и борьбы за власть, законности избирательных процедур и политических технологий, с соблюдением прав человека и гражданских свобод в полном объеме.

Из сказанного с очевидностью вытекает высшее назначение и единственная обязанность всех ветвей власти: законодательной, исполнительной, судебной - всемерное соблюдение и всяческая защита прав человека и гражданина.

В системе государственных органов есть и специальные структуры, призванные заниматься только проблематикой прав человека. Это уполномоченные представительных органов (омбудсманы), Комиссии по правам человека при главах исполнительной власти, а также органы прокуратуры.

Все большую роль в защите прав человека и гражданских свобод начинают играть неправительственные правозащитные организации и различные общественные движения. Большинство из них делают это добровольно, исповедуя гуманизм, законность и справедливость, стремясь защищать человеческое достоинство, честь, неприкосновенность личности и ее прав.

Таким образом, мы можем утверждать, что права человека имеют междисциплинарный характер.

Междисциплинарное положение предмета прав человека нисколько не умаляет его значения для современного общества. Наоборот, именно самые актуальные проблемы современности занимают умы мыслителей разных отраслей знаний.

Такие всеобъемлющие проблемы вызываются усложнением социальных процессов. Но они являются и следствием интеграции общества, унификации экономических, политических, правовых, культурных представлений народов об этих сферах жизнедеятельности. Именно по этим причинам возникают категории глобализации экономики, глобализации экологии, глобализации прав человека.

Отсюда предметом теории прав человека являются обусловленные его природным происхождением и необходимые для человеческого существования притязания в экономической, политической, социальной, культурной сферах жизнедеятельности,

16

возможность проявления своих качеств и свойств в жизни общества и государства, а также в отношениях с другими людьми.

Теперь мы вплотную подошли, к вопросу о сущности прав человека.

Сущность - это внутреннее содержание предмета, выражающееся в единстве всех многообразных и противоречивых форм его бытия.

Внутреннее содержание прав человека сводится к следующим положениям:

1.       Права человека принадлежат каждому человеческому индивиду независимо  от  пола, расы,  возраста,  национальности,  убеждений, вероисповедания, языка, происхождения, места жительства, которые в силу естественных причин, никем не дарованы и потому не могут быть отняты.

2.       Базируясь на естественных правах, права человека не зависят только    от    национального    законодательства,    и    гарантируются международным     сообществом,     регулируются     международными нормами права, общепризнанными принципами и международными договорами каждого государства.

3.       Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание,   соблюдение   и   защита   прав   и   свобод   человека   и гражданина являются обязанностью государства, поскольку любое государство создается для человека, а не человек для государства. Везде и всегда человек должен рассматриваться как цель и никогда как средство для достижения каких-либо иных целей.

4.       Права человека не просто декларируются государствами как цель государственной власти и обязанность государственных органов и служащих, но и обеспечиваются специальной, равной и независимой судебной властью, главным и единственным назначением которой является осуществление правосудия. Каждый человек, оказавшийся в конфликтной ситуации, считающий, что его права нарушены или не соблюдаются,   имеет   право   обратиться   в   судебные   органы   для восстановления своего нарушенного права.

Судебные органы не вправе не только отказывать или препятствовать в праве на равный и спорый суд, но и должны содействовать гражданам в реализации их права на правосудие.

5.       Права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, а также местного самоуправления. Любые

17

подзаконные нормативно-правовые акты, указы, приказы или инструкции, умаляющие или отменяющие права и свободы гражданина, не являются легитимными.

6.      Очень   тонка   внутренняя   сущность   прав   человека   -   она заключается в их субъективном характере, а отсюда в самооценке человека, в наличии или отсутствии представлений о чести, гордости, достоинстве личности. Только личное стремление человека защитить свою честь, отстоять человеческое достоинство ведет к знанию своих прав, а также к стремлению защитить или восстановить их. Теперь обратимся к содержанию прав человека. Содержание     -     это     определяющая     сторона     целого, объединяющая в себе все элементы объекта, его свойства, внутренние процессы, связи, противоречия и тенденции.

Права человека являются универсальными. Для такого утверждения существуют три основания:

Во-первых, основные ценности человеческой жизни, такие как сама жизнь; телесная и моральная неприкосновенность; благополучие семьи и здоровое развитие детей; человеческое достоинство и личная свобода, и множество других, одни и те же для всего человечества. Конечно, из этого правила бывают исключения: кто-то не ценит свою жизнь или достоинство так, как другие, или равнодушен к семейной жизни, к иным радостям, но мы говорим не об исключениях, а о преобладающей тенденции, о социальных ценностях, разделяемых большинством землян.

Во-вторых, универсальность прав человека заключается в том, что они распространяются на всех жителей планеты, независимо от места рождения или проживания, расы или цвета кожи, национальности или вероисповедания, пола или образования. Международно-правовые нормы стали столь универсальными, а международный механизм защиты прав человека настолько мощным и гибким, что любой человек планеты может воспринимать их как национальное достояние и воспользоваться для защиты своих прав и свобод.

В-третьих, универсальность прав человека означает, что все человеческие заботы, тревоги, интересы укладываются в современную трактовку этой категории и большинство социальных проблем или конфликтов можно рассматривать с точки зрения нарушения прав и свобод человека. Об этом Верховный комиссар ООН по правам человека Мэри Робинсон сказала так: «Права человека не только

18

универсальны, неделимы, взаимосвязаны и взаимозависимы, они вытекают из самой природы человека и затрагивают интересы каждого».

Особую юридическую специфику имеет механизм защиты прав человека. Под механизмом понимается национальное законодательство, система государственных и негосударственных органов и учреждений, практически осуществляющих влияние и контроль за соблюдением прав человека и недопущения нарушения, а также обязанность восстановления нарушенных прав.

Особенностью прав человека является, таким образом, и его междисциплинарность, и преимущественно юридический характер, а также то, что эта категория опровергает некоторые устоявшиеся истины, ограничивая их абсолютное значение.

Особенностью рассматриваемой категории является и то, что права человека приобретают глобальный характер. Выражая и утверждая общечеловеческие ценности, права и свободы становятся важным фактором интеграции мирового сообщества. Объединяясь на основе демократизма и гуманизации, человечество создает международное законодательство и интегративные органы: ООН, ВОЗ, ЮНЕСКО, МОТ, а также континентальные механизмы защиты прав человека.

Прогрессивные и демократические силы не могут закрывать глаза на узурпацию власти, тиранию и деспотизм в отдельных государствах, на попрание прав человека, на пытки, геноцид или дискриминацию. Только такой подход может быть оправдан в XXI веке, и проблематика прав человека и гражданских свобод по праву становится делом наднациональным, которое может решаться объединенными усилиями различных стран.

Важнейшим достижением мирового сообщества, гуманной части человечества, явилось понимание того, что состояние с правами человека в конкретном государстве не может считаться его внутренним делом. Конечно, нарушение прав человека происходит на территории того или иного государства и чаще всего с гражданами данной страны. Но ведь не может быть так, чтобы граждане сами захотели потерять свое право на жизнь, на неприкосновенность, не может быть, чтобы они добровольно отказались от свободы.

А раз так, то значит там, где нарушаются права и свободы граждан власть узурпирована тираном, деспотом. Источник власти -народ, получается отчужденным от управления государством, и им

19

управляют недемократическим способом. Значит, в этой стране надо восстановить народный суверенитет, добиться соблюдения прав человека, а народ не способен сделать это из-за узурпации власти антинародным режимом.

Если бы мировое сообщество согласилось, что это внутреннее дело данного государства, то этот народ страдал бы от нарушения своих прав бесконечно долго. Прогрессивные и демократические силы не могут не видеть, что где-то попираются права человека и гражданские свободы и потому выступают в защиту прав человека, где бы они ни нарушались. Этот гуманный принцип получил прекрасное обоснование в выступлении президента Бразилии на 55 сессии ООН. Он сказал: «Вместо устаревшего принципа невмешательства во внутренние дела мы должны выдвинуть принцип не безразличия к судьбам людей в разных странах». Такой подход совершенно объективно отражает превращение проблематики прав человека в вопрос, решение которого требует вмешательства наднациональных сил, международных организаций, объединенных усилий различных стран. То же самое можно сказать о праве беженцев на убежище.

Из сказанного вытекает еще одна особенность прав человека -международно-правовой характер этого феномена.

Как особенность рассматриваемой юридической категории можно особо выделить и субъективный характер прав человека, то есть меру возможного поведения для удовлетворения своих законных интересов. Близок к этому понятию и принцип диспозитивности, который означает возможность лица по своему усмотрению распоряжаться своими материальными и процессуальными правами. Человек сам определяет, было ли нарушено его право, а также будет ли он требовать восстановления нарушенных прав и если да, то каким способом.

Некоторые ученые к особенностям прав и свобод человека в новом веке относят то, что они развиваются в условиях противоречий, как сохранившихся от предшествующих этапов развития, так и вновь возникающих. Как пишет Е.А. Лукашева, это создает значительные трудности на пути утверждения прав человека, затрудняет их реализацию в различных регионах мира.1

1  См. об этом: Права человека:  итоги века, тенденции, перспективы. М. 2002. Предисловие.

20

Зная сущность прав человека и прав гражданина, мы можем сделать некую классификацию. Дело в том, что часто употребляются слова «основные» права человека. Суть такого деления относится не к самим правам, а к тому, как и в каких формах они выражены.

Поэтому можно сформулировать понятие основных прав человека следующим образом. К основным правам человека относятся права гражданина, закрепленные в Конституции государства, и права человека, содержащиеся в важнейших международно-правовых актах: в частности, в Международном билле о правах человека, в который включают Всеобщую Декларацию прав человека. Международный пакт о гражданских и политических правах и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. Согласно факультативным протоколам №1 и №2 к Международному Пакту о гражданских и политических правах, каждый гражданин страны-участницы Пакта становится субъектом не только национального (внутригосударственного), но и международного права. Это обязывает присоединившиеся государства привести свое законодательство в соответствие с требованиями Пактов, а международно-правовые акты получают приоритет над национальным законодательством. Гражданин, чьи права нарушены, и им использованы все внутренние возможности защиты, может обратиться в правозащитные и контрольные структуры ООН, а в случае нарушения норм Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в Европейский Суд с иском к своему государству.

Эти основные фундаментальные права являются правовой базой для производных, но не менее важных его прав. Надо понимать, что отдельному человеку в конкретной ситуации важнее его индивидуальное право, например, на пенсию, чем право быть избранным. Поэтому социальную ценность прав нельзя разделять по признаку важности. Просто без достижения политических прав, представляется утопичным говорить о социальных правах.

Кроме приведенной классификации, права человека принято подразделять на три поколения, на права индивидуальные и коллективные, а также по привычным сферам жизнедеятельности людей: на политические, экономические, социальные, культурные и личные (гражданские) права.

21

Идея о поколениях прав человека была рождена лозунгами Великой Французской Революции «Свобода, Равенство, Братство» и разработана французским юристом Карелом Васаком (Karel Vasak).1

По времени разработки и принятия к первому поколению прав человека относятся гуманистические и либеральные представления о ценности человеческой жизни, индивидуальных интересов и потребностей. Сформировавшиеся в несколько веков новейшей истории: от эпохи гуманизма, к веку просвещения и до середины ХХв. это личные гражданские и политические права человека: равенство перед законом; равенство гражданина и государства; право на жизнь, свободу, безопасность; право судебной защиты, презумпция невиновности; свобода слова, свобода вероисповедания. Эти права принадлежали гражданам, а государство не должно их ограничивать или посягать на них, и это было самым правильным в развитии прав человека.

Второе поколение прав - это социальные, экономические, культурные притязания людей, которые государство, наоборот, должно всячески решать. Право на труд, образование... На государство возлагается организационная и хозяйственная деятельность, которая позволила бы гарантировать благополучие и социальную обеспеченность граждан. Особенно это важно для уязвимых слоев населения: женщин, детей, инвалидов. Многие государства называют себя социальными. Эти права могли провозглашаться только после внедрения прав первого поколения.

Третье поколение прав - новейшее понимание прав человека, более широкое и глубокое. «Права солидарности» - право на нормальное развитие, на мир, на здоровую окружающую среду, на общее наследие человечества, право на коммуникацию (Интернет).

Франческа Клюг (Franceska Klug) предлагает вместо поколений прав человека ввести понятие трех «волн» прав человека, из которых первая волна нашла основание в ценностях свободы и автономии; вторая - в идеях человеческого достоинства и равенства; а третья - в участии и взаимодействии людей, в результате чего возникают сложные отношения между правами и обязанностями в международном сообществе.

1  Karel Vasak, «A 30-year straggle; The UNESCO loserier». November. 1977. P. 29.

2 Franceska Klug, «The Human Rights Act or «trird way» or «third wave» Bin of Rights». European Human Rights Law Revien. 2001. Issue 4.

22

По субьектности следует различать: права индивида и коллективные права. Коллективные права - это права народа, нации, общности, ассоциации. Это не сумма индивидуальных прав. В то же время они не могут противоречить индивидуальным правам. Если такое случится, можно смело решать, что цели коллектива -антигуманны и противоправны. Права нации, коллектива, общества часто абстрактны, отвлеченны, неясны. Кроме того, их выражают люди, а они могут заблуждаться, ошибаться, злоупотреблять. Поэтому, чаще всего, права человека - это индивидуальные права.

По сферам жизнедеятельности права человека подразделяются на личные (гражданские), политические права и свободы, экономические, социальные и культурные права.

ТЕМ А 2

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ФИЛОСОФИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА.

Самое раннее упоминание о правах человека мы нашли в рассуждениях стоика-философа Сенеки, воспитателя императора Нерона. В лучшей своей работе «О благодеяниях» он пишет: «Многие мыслители различают благодеяния, долг и обязанность; под благодеянием они подразумевают то, что дает посторонний, то есть такой человек, которого нельзя было бы упрекнуть, если бы он его не оказал; под долгом то, что исполняют близкие родные: жена, дети, которые в таких случаях повинуются призыву нравственного долга; под обязанностью то, что дают рабы, которые всецело принадлежат своему господину». Прежде всего, - замечает Сенека, - те, кто не допускают, что раб может оказать благодеяние, не признают прав человека. Ибо дело не в том, каково чье-либо общественное положение, а какова нравственная ценность его поступка. Раб может быть верен, может быть храбр, может быть великодушен; следовательно, он может оказывать и благодеяние, и это относится к области добродетели». И далее: «Почему бы личность человека могла умалять значение его поступка, а не поступок облагораживал того, кто его совершил?»

Знаменитый философ исходил из противопоставления внешнего бытия человека его сущностному содержанию. Так было раньше. Увы, в некоторых обществах, такой подход не изжит и поныне. В них оценка человека до сих пор зачастую производится в зависимости от того, какое положение он занимает в иерархической таблице. Ум, интеллект, нравственная позиция личности мало что значат в странах, отдающих приоритет общественным интересам в ущерб индивидуализму.

И совершенно правильно отмечает Сенека, что права человека покоятся не столько на его статусе, сколько на осознании своей значимости, своей самоценности. Поэтому и раб может сохранить свободным свой дух. И человек, формально свободный от рабства, может пресмыкаться, унижаться, раболепствовать. Это и есть весьма распространенная форма добровольного рабства, самого постыдного в современном мире.

24

Известный русский ученый Лев Мечников более ста лет назад в работе «Цивилизация и великие исторические реки» подверг критике высказывание Э. Ренана о том, что «человек вышел из рук природы свободным, и только история и общество поработили его».

«Все...племена с берегов озера Виктория..., - писал Л. Мечников, - головы которых подвергаются беспрестанной рубке для развлечения короля, все дагомейские негры, которые гибнут в ужасных мучениях, чтобы доставить славу своему царю и удовольствие своему доброму богу-змее, все несчастные, доводящие свою рабскую привязанность до того, что лишают себя жизни на могиле своего умершего владыки, чтобы скорее встретиться с ним в загробном мире и там стать снова его рабами, - ведь все они, несомненно, не развращены культурным воспитанием, привившим им рабские привычки».1

Конечно, порой люди унижаются, пресмыкаются, гибнут, рабствуют для удовольствия тирана или деспота и, таким образом, пребывают в добровольном рабстве. Но рабство не всегда бывает добровольным. Оно может быть обусловлено множеством факторов: страхом, привычкой, слабостью характера и т.д.

Современная политология знает множество источников власти одного человека над другим. Проблема выглядит в следующем виде. Человек вышел свободным из рук природы, но ему трудно оставаться и пребывать таковым, ибо многие имеют интерес поработить его. И установить свое влияние над ним. И если он не сможет противостоять этим покушениям (или искушениям), скорее всего, окажется в рабстве.

Об этом великий Пушкин писал так: Паситесь, мирные народы! Вас не разбудит чести клич. К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь. Наследство их из роды в роды Ярмо с гремушками да бич.

Антитезой такому мировоззрению является человеческое достоинство и честь. О чем Александр Сергеевич не преминул также гениально написать:

1 Лев Мечников. Цивилизация и великие исторические реки. М. 1995. С. 260.

25

Часы уединений...

Они дают мне знать сердечну глубь

В могуществе и немощах его,

Они меня любить, лелеять учат

Не смертные, таинственные чувства,

И нас они науке первой учат -

Чтить самого себя.1

Конечно, не эгоцентризм, не самовлюбленность, а осознанное, обоснованное чувство человеческого достоинства, понятие чести и самоуважения составляет основу и смысл прав человека и гражданских свобод. Эти понятия являются фундаментом того грандиозного жизненного принципа, интегрирующего в себе все возможные законные притязания людей, которые заложены в естественной концепции права.

Некоторые ученые обоснованно считают, что провозглашение «естественных, неотчуждаемых и священных прав человека» отмечает начало современной Европы.

Классическая доктрина естественного права говорит о праве как о праве природы, которое обладает характеристиками отличными от обыкновенного права. Оно универсально и не имеет исключений, и как следствие, оно действует (имеет силу) во все времена и на всех территориях. Оно обладает первичностью по отношению к другому праву, принятому в государстве в виде нормативных предписаний. Оно определяет, почему естественное право является морально обязательным для его субъектов.

Согласно доктрине естественного права, юридическая действительность закона зависит от того, соответствует ли его содержание морали. Блэкстоун описывает этот подход так: «Это право природы, будучи современником человечества, естественно, является первичным ко всем иным обязанностям. Оно повсеместно имеет силу, во всех странах и во все времена: ни один человеческий закон не является действительным, если он противоречит этому праву; те законы, которые имеют силу, берут ее и всю свою власть непосредственно или опосредованно от этого оригинала».2

Концептуальное понятие естественного права неразрывно связано с естественными правами человека. Сами эти категории

1  А.С. Пушкин. Собрание сочинений. Т. 2. С. 475.

2 Blakstone, Judicial Discretion and the nature of law. C. 71.

26

растут из одного корня. Поэтому можно говорить, что индивид имеет право на права, на обладание правами.

Как пишет сэр Ернест Баркер: «Истоки идеи о естественном праве могут быть причислены к древнему и неизбежному развитию человеческой мысли (мы можем проследить упоминание об этом уже в Антигоне Софокла), взывающей к внутренней справедливости и не признающей различий в справедливости (правосудии)... Эта справедливость понимается как высшее и окончательное право, берущее исток из природы вселенной - из человеческого разума. Следовательно, право (имеется в виду право в последней инстанции) находится выше законодательства. Законодатели, в конце концов, являются субъектами права и подчиняются праву. Они вторичны».1 И это верно. Первичен, как порождение природы, лишь сам человек. Все, что он делает сам - вторично. Таковы даже общество и государство. С точки зрения естественного права, появление прав человека является таким же древним, как сама человеческая история.

В XVII веке доктрина естественного права и естественных прав человека были непосредственно увязаны с теорией договора с государством. Поскольку человек является рациональным существом, он является субъектом естественного права даже до основания гражданского общества. Пользуясь естественным правом, люди жили в состоянии свободы, равенства и обладали собственностью (Джон Локк). Томас Пейн писал, что человек вступил в общество не для того, чтобы стать хуже, чем он был ранее, следовательно, в результате договора с государством он не уступает свои естественные права, а лишь хочет большей их защиты.

Обычно считается, что появление различия между естественным правом и естественными правами человека отмечает главный поворотный момент в истории Западной политической мысли. В начале права человека были логически связаны с обязанностями и долгом. Лео Страусе говорит, что «прежняя доктрина естественного права учила обязанностям человека, тогда как современная либеральная политическая теория рассматривает права, как нечто отличное и независимое от обязанностей».2

В сущностном смысле естественное право, вполне обоснованно, противопоставляется положительному или позитивному праву. Богословский ученый Жан Боден тонко различает право и

d'Entreves, 'Natural law. С. 14. 1 Leo StraussNomos... P. 17.

27

закон. «Суверен создает законы, но не право. Правом люди обладают независимо от чьего-то желания. Право несет с собой справедливость, а закон - приказ» - писал мыслитель еще в XVI веке. Во-первых, как идеальная норма права в противовес несовершенному произведению людей. Во-вторых, как норма, вытекающая из самой природы и потому устойчивая, неизменная, в противовес изменчивым и неустойчивым колебаниям людских пристрастий.

Идеи о несоответствии идеального естественного права и существующих в реальности законов рождались уже в древности. Софисты утверждали, что законы и справедливость превращаются в произволение людей, которые, следуя своим изменчивым устремлениям, беспрестанно меняют установленные правила поведения.

Сократ, замечая тенденцию разделения естественных прав и писаных законов, призывал к соединению человеческих законов с неписаными божественными, под которыми он понимал неотчуждаемые права людей.

Последнюю и самую удачную попытку соединить естественные права людей и положительные нормы права предприняли римские юристы. Им это неплохо удалось, чем мы объясняем исключительно благотворное влияние римских юристов на развитие континентального права.

Тем не менее, позитивное законотворчество, законодательная деятельность представительных учреждений были обречены на победу над естественной концепцией права. И качественно, и количественно писаные законы превзошли естественное право. Видимо, свою роль сыграла еще и динамичность первого и статичность второго, ибо законотворчество сопровождало общественное развитие и способствовало ему. Чем сложнее становились формы общественного бытия, тем большей регламентации требовали общественные отношения. Но неправильно соединять по времени возникновение естественного права и рождение доктрины прав человека. Последнее случилось намного позже.

«Человек обладает правами вследствие того, что он является индивидуумом, единым целым, хозяином самого себя и своих деяний, и который, как следствие, не только средство к достижению цели, но

28

сама цель, с которой надо обращаться как с таковой»,1 - писал Лео Страусе.

Первыми были признаны права индивида против государства, а не права одного человека против другого. Сократ, Вольтер и Монтескье, проницательно увидевшие стремление власти ущемить интересы человека, по праву могут быть признаны основоположниками философии прав человека. Джон Локк доказывал, что граждане обладают естественными правами и, если государство не может обеспечить их, оно теряет свою власть. Для Жан-Жака Руссо естественные права были неотчуждаемыми. Договорная теория основывает эти требования на том, о чем согласились граждане.

Джек Донелли уравнивает концепции прав человека и естественных прав, таким образом, подчеркивая, что современная концепция прав человека полностью основана на концепции естественных прав. Эмилио Дэнтревез пишет, что современная теория естественного права, строго говоря, является не теорией права вообще, а теорией прав человека. Этот сдвиг произошел на рубеже американской и французской революций, когда правам человека были приданы первоначальная роль и важность. Тирания, деспотизм и отказ правителей уважать достоинство подданных вели к развитию естественных прав человека. Народ протестовал против нарушения правителями принципов равенства и законности, которые были центральными в философии естественного права. Концепция естественных прав вначале была тесно связана с религией. В XX веке доктрина естественных прав очистилась от политического и философского влияния богословия.

Растущая вера в естественные права человека вела к росту индивидуализма; можно сказать, что сама концепция прав была индивидуалистична, она выражала требования части к целому, требования индивидуума к государству или к другим людям. Этот индивидуалистичный подход или «эгоистичная доктрина», как называет ее Лео Страусе, противостоит классической доктрине естественного права, которая концентрировалась на праве, справедливости, обязанности и общественном интересе.

Но концепция естественных прав человека, будучи индивидуалистичной, не обязательно является центричной и

Leo Strauss. Ibid.

29

эгоистичной. Например, категоричный императив Иммануила Канта требует универсальности и доброй воли. Согласно концепции Канта, требования прав основаны на взаимном признании свободы; на признании права принимать независимые решения в жизни до тех пор, пока этот выбор не мешает и не противоречит свободному волеизъявлению других людей. С углублением понятий естественного права, переходом к свободному экономическому поведению, от подданства к гражданству возникает идеология индивидуализма и теория либерализма. Она соединяет в своем учении идеи гражданского общества, индивидуальных прав и гражданских свобод, правового государства, свободы частного предпринимательства и торговли. Классическое разграничение функции гражданского общества и государства, предложенное либерализмом, отводит первому то, что граждане могут решать и делать сами, а второму - то есть государству, только то, что не могут решить сами граждане и их институты.

Индивидуализм предполагает, что каждый человек обладает суверенитетом над своей собственной жизнью, из чего следует, что он обладает жизненной сферой, в которой он может действовать свободно, где он независим от влияния других, но он, в свою очередь, должен уважать сферы жизнедеятельности других людей. Индивидуализм презумирует возможность и способность индивидуумов вести свою собственную разумную жизнь. Этим отрицается патернализм, государственное вмешательство в частную жизнь, в контроль за поведением граждан.

Либерализм признает неизменную и незаменимую ценность человека. Права неотчуждаемы от либерализма, в силу того, что предоставляют наиболее строгую правовую защиту каждой личности. Человек должен представлять собой цель, а не средство к достижению цели. Для либерала любое ограничение свободы это то, о чем любое приличное правительство должно сожалеть и сводить такие возможности к минимуму, необходимому для защиты демократии и соблюдения прав остальных членов общества. Правительство должно содействовать и способствовать развитию гражданских инициатив. Либеральная идеология предполагает, что общество составлено из свободных и равных индивидов, каждый из которых способен по-своему понимать свои интересы и свободен в стремлении к счастливой жизни в своем понимании.

30

История естественных прав, с последующим переходом к доктрине гражданских прав, а затем к торжеству индивидуализма и либеральной идеологии с ее экономическими свободами, социальными ценностями и культурными правами представляет собой общественный прогресс, отмеченный постоянным возрастанием степеней свободы.

Об этом хорошо написал известный русский юрист Е.Тарновский (1859-1936) в книге «Четыре свободы». «Внутренний смысл всех политических движений в цивилизованном мире за последние два или три столетия сводится к постепенному освобождению личности от гнета Церкви и Государства, к расширению и укреплению прав личности, признанию и оформлению их со стороны государства. Личность человеческая со времен Реформации и еще больше со времени Французской революции возросла и окрепла, а государство принуждено было отступить перед нею и видоизмениться, приспособиться к властным требованиям личного разума и личной совести ранее безгласных и бесправных поданных».1

Рождаясь в результате протеста граждан против абсолютной власти, как противовес деспотизму и произволу, идея прав человека явилась обоснованием притязания на гарантии личной неприкосновенности, индивидуальной свободы, экономической независимости, равноправия людей и т.д. Таким образом, концепция прав человека, начав свою жизнь как «свобода от» или доктрина негативных прав человека, расширила свое понимание до «свободы на», то есть позитивной доктрины, так как их обеспечение требует вмешательства государства.

В этих условиях, позитивное право, завершив экспансию своих ценностей, оттеснило понятие естественного права, которое во многом все же сохранило свои позиции в обосновании прав человека и гражданских свобод. Поэтому есть множество оснований считать, что права человека, как научная доктрина, ведет отсчет с конца XVIII века, когда произошло грандиозное закрепление гражданских прав и свобод в позитивном законодательстве.

Мы имеем в виду, прежде всего, принятие «Декларации прав человека и гражданина» (Франция, 1789 г.) и «Билль о правах» (США, 1789-1791 г.г.). В те же годы вышла и книга великого гуманиста

Е. Тарновский. Четыре свободы. Санкт-Петербург. 1995. С. 128

31

э] т т г

г в г I

1

Томаса Пейна, названная «Права человека». Не надо забывать, что до этого были и Великая Хартия вольностей (Англия, 1215 г.), и «Билль о правах» (Англия, 1689 г.), которые закрепили основы представительного управления государством, что является составной частью уважения к негативным свободам и правам человека в целом, но они не имели дела с правами человека непосредственно. На самом деле хартий было несколько и по ним тоже можно проследить степень увеличения гражданских прав и свобод в этой колыбели демократии.

Первую хартию вольностей издал еще Генрих I в 1100 году по случаю своей коронации. Он утвердил в ней свободу церкви, то есть отказался от взимания денег за предоставление духовных должностей и от произвола и злоупотреблений феодальными правами, ставшими обычными в годы правления его предшественников - Вильгельма Завоевателя и Вильгельма II Рыжего. Бароны, в свою очередь, должны были отказаться от таких же злоупотреблений феодальными правами в отношении собственных вассалов.

Другая хартия, данная Генрихом I горожанам Лондона, предоставила им на откуп графство Миддлсене, с правом населения избирать из своей среды шерифа и юстициария, для разбора различных конфликтов и тяжб.

Но   краеугольным   камнем   английской   свободы   сделалась Великая Хартия вольностей, исторгнутая баронами у короля Иоанна Безземельного в 1215г., поводом чего послужило поражение Англии в войне с Францией и отказ короля уничтожить злоупотребления и утвердить некоторые испрашиваемые вольности. Северные бароны взялись   за   оружие   и   двинулись   к   Лондону,   поддерживаемые населением.   Король  вынужден  был  пойти  на уступки  и  принял требования     баронов,     изложенные     в     63     статьях.     В     них предусматривались вольности не только одних дворян, но и вообще всем свободным людям.  Вначале хартия закрепляла за церковью свободу выборов на духовные должности, затем сокращала число поборов   в   пользу   короля   и   только   по   решению   парламента, возможность   опекунов   обирать   своих   малолетних   подопечных, запрещала принуждать вдов к замужеству.

Специальная статья определяла роль и назначение английского парламента. Хартия сформулировала уникальные для своего времени основы гражданских свобод: ни один свободный человек не мог быть арестован, заключен в тюрьму, лишен собственности или покровительства законов, изгнан или подвергнут другой каре иначе,

32

как по судебному решению, вынесенному равными ему и по закону страны. Устанавливалась стройная судебная система. Четыре раза в год судьи и юстициарии объезжали все графства, рассматривая гражданские дела. Сокращались административные штрафы. Собственность свободного человека, в размере необходимом для сохранения его социального положения, товар купца и сельскохозяйственный          инвентарь          крестьянина,          были

неприкосновенными и на них не налагались штрафы. Некоторые статьи хартии устанавливали свободу въезда и выезда из Англии в мирное время, ограничивали власть шерифов и бальи, устанавливался надзор за соблюдением провозглашенных вольностей и возможность применения насилия по отношению к королю, нарушающему установленные вольности.

С падением средневекового социального строя часть статей Великой хартии утратила свое значение. Зато вольности гражданского и политического характера, данные раньше только баронам и свободным людям, сделались достоянием всей нации. Почти все права, которых постепенно добивался парламент и английский народ, были продолжением Великой хартии. Habeas Corpus Act 1679 г. и Билль о правах 1689 г., о котором мы говорили раньше, лишь уточняли или конкретизировали положения Великой Хартии вольностей, на которой до сих пор покоятся все конституционные права и свободы английского народа.

Французская Декларация прав человека и гражданина и американский Билль о правах подняли на новую высоту планку гражданских прав и свобод. Они торжественно провозгласили их важнейшими ценностями человечества.

Всего в 17 статьях Декларации французские законодатели сумели провозгласить все те ценности, которыми человек дорожит в наибольшей степени. Основываясь на лозунге «Свобода, Равенство, Братство», французская Декларация провозгласила следующие принципы:

Люди рождаются свободными и равноправными и пребывают таковыми.

Цель каждого государственного союза составляет обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека. Таковы свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению.

Источник суверенности заключен по своей сути в самом народе.

2027

33

щвц^!

Свобода состоит в праве делать все, что не вредит другим. Закон обладает лишь правом запрещать такие действия,

которые вредны для общества.

Закон является выражением общей воли. Все граждане

правомочны принимать участие в составлении закона лично или же

через своих представителей.

Свободное выражение мыслей и мнений является одним из

наиболее ценных прав человека. Каждый может говорить, писать и

печатать с учетом ответственности за злоупотребление этой свободой

в случаях, определенных законом.

Никто не может быть лишен собственности, коль скоро

она является священным и нерушимым правом.

Вероятно, в документе, созданном два века назад, можно найти и слабые места, как порой делают противники демократического устройства политической организации общества. Но невозможно не видеть, что в Декларации были ясно провозглашены свобода и политическое равенство всех людей, основой которых являются естественные и неотчуждаемые права человека. К этим правам либеральная традиция относит личную свободу индивидуума, собственность, безопасность и сопротивление угнетению. Безусловным правом человека признана свобода выражения мыслей и мнений, а так же религиозная свобода. Декларация четко провозглашает равенство граждан перед законом, а сам закон в лучших гуманистических традициях, предстает продуктом доброй

воли.

Французская Декларация прав человека и гражданина приобрела всемирное значение, определив его как вектор развития в деле соблюдения и защиты прав и свобод человека. Она подчеркнула, что источником суверенитета является народ.

А вот как звучит преамбула Конституции США: «Мы, народ Соединенных Штатов, имея целью образовать более тесный союз, утвердить правосудие, внутренний мир, принять меры для общей защиты, способствовать общественному благоденствию и обеспечить , благо свободы, как для нас, так и для наших потомков, декларируем и устанавливаем эту Конституцию США».

Американский Билль о правах, включенный в виде первых десяти поправок в Конституцию США, содержал важнейшие права

человека и гражданские свободы.

\

34

Здесь будет уместным отметить, что концепция американской Конституции в наибольшей степени соответствует принципам правового государства, народного суверенитета и демократии. Суть концепции в том, что она закрепляет права граждан, защищая их от власти и от чиновников всех мастей, а не наоборот. Вот эти свободы и способы ограничения государственных органов в их вмешательство.

Поправка I.

Конгресс не должен издавать законов, устанавливающих какую-либо религию или запрещающих ее свободное вероисповедание, либо ограничивающих свободу слова или печати или право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями об удовлетворении жалоб.

Поправка II.

Поскольку для безопасности свободного государства необходима хорошо организованная милиция, право народа хранить и носить оружие не должно ограничиваться.

Поправка III.

В мирное время ни один солдат не должен помещаться на постой в какой-либо дом без согласия его владельца; во время же войны это допускается только в порядке, установленном законом.

Поправка IV.

Право народа на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться, и ордера на обыск и арест не будут выдаваться без достаточных оснований, подтвержденных присягой или торжественным заявлением. Также ордера должны содержать подробное описание места обыска, а также подлежащих аресту лиц или имущества.

Поправка V.

Никто не должен привлекаться к ответственности за преступление, караемое смертью, или иное позорящее преступление иначе как по постановлению или обвинительному акту, вынесенному большим жюри, за исключением случаев возбуждения дел, касающихся состава сухопутных и морских сил либо милиции, когда последняя в связи с войной или угрожающей обществу опасностью находится на действительной службе; никто не должен дважды отвечать жизнью или телесной неприкосновенностью за одно и то же правонарушение; никто не должен принуждаться свидетельствовать против самого себя в уголовном деле; никто не должен лишаться жизни, свободы или имущества без законного судебного разбирательства; никакая частная

2*                                                                   35

собственность не должна отбираться для общественного пользования без справедливого вознаграждения. Поправка VI.

Во всех случаях уголовного преследования обвиняемый имеет право на скорый и публичный суд беспристрастных присяжных того штата и округа, где было совершено преступление; обвиняемый имеет право на информирование о характере и основаниях обвинения, на очную ставку с показывающими против него свидетелями, на принудительный вызов свидетелей, показывающих в его пользу, и на помощь адвоката для своей защиты. Поправка VII.

По судебным делам, основанным на общем праве с суммой иска, превышающей двадцать долларов, сохраняется право на суд присяжных, и ни один факт, рассмотренный присяжными, не должен подвергаться пересмотру каким-либо судом Соединенных Штатов иначе как на основе норм общего права.

Поправка VIII.

Не должны требоваться непомерно большие залоги, взыскиваться чрезмерные штрафы, налагаться жестокие и необычные наказания.

Поправка IX.

Перечисление в Конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав, сохраняемых

народом.

Поправка X.

Полномочия, непредоставленные настоящей Конституцией Соединенным Штатам и не запрещенные для отдельных штатов, сохраняются соответственно за штатом или за народом.

Книга Томаса Пейна «Права человека» была посвящена главным образом анализу французской «Декларации прав человека и гражданина» с точки зрения теории естественных прав. Он считает самоочевидным, что все люди рождаются равными, обладают одинаковыми и неотъемлемыми правами, и эти прирожденные права являются источником и основанием всех других производных гражданских прав, которые возникают и формируются вторичным порядком, из необходимости людей жить в обществе.

Государственная власть, все формы правления производны от общества, и потому они имеют своей целью охрану гражданских прав и свобод, обеспечение безопасности и создание выгодных условий для их экономического процветания с наименьшими трудностями для них.

36

К сожалению, эти ясные и четкие принципы не стали аксиомой правового и политического положения людей для всех стран мира. Многие идеи, сформулированные более двух столетий тому назад, остаются недостижимой мечтой целого ряда народов. В их числе -идеи господства права и верховенства закона, неотчуждаемых прав и свобод человека, разделения властей, конституционализма и правовой государственности, презумпции невиновности, гуманизации общественной жизни и гуманной пенитенциарной системы и т.д.

Только в последнее время мы осознали, что наиболее привлекательным правилом общественного устройства мог бы стать принцип: «Разрешено все, что не запрещено законом», однако чиновничество, идеологические шоры, заскорузлое законодательство, народный дух - не способствуют внедрению этого прогрессивного принципа в жизнь. Между тем, для французских гуманистов и авторов Декларации важность этого принципа была ясно видна. В статье 5 было записано: «Закон вправе запрещать лишь деяния, вредные для общества. Все, что не запрещено законом, то дозволено. Никто не может быть принужден делать то, что не предписано законом». Это правило стало во многих странах «золотым» правилом социального поведения людей и относится к числу естественных и неотчуждаемых прав. В постсоциалистических странах этот принцип пока не стал реальностью, и человек, умеющий шить шубы или ремонтировать машины, до сих пор обречен на бесконечные ходатайства, просьбы и унижения, чтобы заняться делом, которое ему никто не вправе запретить.

Таким образом, мы видим вполне сформировавшуюся доктрину прав человека и гражданина, которая составила прочную основу гуманизации всей общественной жизни и в течение последующих двух веков продолжала совершенствоваться, закрепляя гуманистические стандарты и прекрасные правовые нормы.

Вместе с тем, следует видеть и понимать, что не может быть единого понимания и принятия социальной ценности прав человека и гражданских свобод в различных странах, различными группами, в различные времена. К сожалению, развитие прав и свобод - это длительный и дискретный процесс.

Консервативная мысль критически воспринимает идею прав человека и гражданских свобод, усматривая в их поощрении и развитии, посягательство на государственную мудрость, мощь и неприкосновенность власти. Между тем, история общественного

37

развития демонстрирует прямую зависимость государственного могущества от уровня развития гражданских прав и свобод. Это вполне объяснимо. Наличие свобод и соблюдение прав человека вызывают энтузиазм, материальное благополучие, повышают сплоченность общества. В условиях уважения чести и достоинства граждан возрастают гражданские инициативы, создаются гражданские институты, формируется гражданское общество. Таким государством гордятся граждане, потенциальные инвесторы не опасаются за соблюдение условий сотрудничества, научный и технический потенциал служат общему благу. Из такого государства не «утекают

мозги» и финансы.

Таким образом, благополучие страны зависит от позиции самих граждан, понимающих свою причастность к собственной судьбе и будущему своих потомков. И это составляет главный национальный интерес любого нормального государства. Слабое государство, слабая власть не хочет, а порой и не может защищать общегосударственные интересы, в результате чего не выполняет большинство своих функций, в том числе важнейшую из них - защиту и соблюдение прав и свобод гражданина.

38

ТЕМ A3

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В СФЕРЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА.

До Второй мировой войны права человека и гражданина не входили в приоритетную сферу международного сообщества, оставаясь «внутренним делом государства». Эта давняя аксиома не подвергалась сомнению, ибо, что же еще является более «национальным по существу», чем его обращение с собственными гражданами?1 Спорадически возникавшие инициативы, касались каких-либо конкретных проблем, косвенно относившихся к нашей теме. Так, самостоятельная тема - работорговля, была официально запрещена Венским трактатом 1815 года, который приняли представители государств-участников на своем конгрессе. Женевская конвенция 1864 года выработала нормы так называемого гуманитарного права, относящиеся к гуманному обращению с раненными, больными и пленными в условиях военных действий.

Созданная в 1919 году Лига Наций, первая международная организация, согласно Уставу, ставила своей целью «развитие сотрудничества между народами и гарантию их мира и безопасности», а также «главенство человеческого достоинства над интересами государства в ряде областей, таких как положение жителей подопечных территорий»2. При Лиге Наций на правах автономных организаций были созданы Постоянная палата Международного правосудия, Международная организация труда и другие органы.

В Уставе Международной организации труда, созданной в 1919 году и эффективно действующей до сих пор, одной из главных целей было провозглашено обеспечение социальной справедливости и уважение человеческого достоинства.

Качественно новое понимание прав человека и способы их защиты возникают в связи с назревавшим конфликтом, со зверствами и жертвами Второй мировой войны. Объединенные нации озаботились состоянием дел, например, в августе 1941 года в Атлантической хартии и в Декларации от 1 января 1942 года, стремясь предотвратить пагубные последствия возможных войн. В самой идее создания ООН главенствующее место занимают проблемы

1 Бутрос Бутрос-Гали. ООН и права человека. ООН. 1995 г. С. 13. 'Там же. С. 10.

39

международной  безопасности,  мира и уважения  прав человека и гражданина в международном сообществе.

В 1945 г. президент США Ф. Рузвельт провозгласил свои знаменитые «четыре свободы». Первая свобода - свобода слова и выражения - для всех и во всем мире; вторая свобода - свобода мысли - свобода поклоняться своему Богу - везде и во всем мире; третья свобода - свобода от нужды, которая имела экономическое толкование, эта свобода дает каждой нации здравую и мирную жизнь для населения - повсеместно в мире; четвертая свобода - свобода от страха, которая означает уничтожение вооружений до такой степени и в такой мере, что ни одна нация не была бы в состоянии совершить акт насилия против соседей - нигде в мире.

В Преамбуле Устава ООН выражается вера «в основные права человека, достоинство и ценность личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых народов». Среди задач мирового сообщества прямо устанавливается поощрение и развитие уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии.

Постоянно и настойчиво ООН расширяла сферу своей компетенции в области прав человека и разработала обширный свод норм, насчитывающий в настоящее время около 200 документов, регламентирующих гражданские права и свободы. В рамках объединенных наций создана международная система реализации этих норм - порядок предоставления правительственных докладов, индивидуальных сообщений, исследований и специальных докладов.

Важнейшими международными документами, установившими нормативно-правовые акты или рекомендации в сфере прав человека и гражданских свобод, стали Всеобщая Декларация прав человека и два Международных Пакта.

Всеобщая Декларация стала общепризнанным стандартом, к достижению которого должны стремиться все народы.

Два международных Пакта о правах человека не только развивают и углубляют идеи Всеобщей Декларации, но и вместе с нею составляют единую Хартию, ибо взаимосвязаны и взаимозависимы. Речь идет о Международном Пакте об экономических, социальных и культурных правах и Международном Пакте о гражданских и политических правах, принятых в 1966 году и вступивших в силу соответственно 3 января и 23 марта 1976 года. О них будет сказано отдельно, а пока продолжим обзор международного сотрудничества.

40

Важным международным соглашением деятельности ООН первых лет стала

Конвенция о предупреждении преступления геноцида

и наказания за него.

Принята 9 декабря 1948 года. Вступила в силу 12 января 1951 года. Ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 18.03.1954г. Этот международный документ имел целью предотвращение столь распространенного еще в недавнем прошлом преступного отношения к людям в зависимости от национальности, расы, религиозных убеждений. Под геноцидом Конвенция признает действия, совершаемые с намерениями уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу, как таковую:

убийство членов такой группы;

причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Статья третья Конвенции определяет наказания за следующие деяния:

а) геноцид;

б) заговор с целью совершения геноцида;

в) прямое и публичное подстрекание к геноциду;

г) покушение на совершение геноцида;

д) соучастие в геноциде.

Лица, совершающие геноцид или какие-либо другие из перечисленных выше деяний, подлежат наказанию, независимо от того, являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами.

Лица, обвиняемые в совершении геноцида или перечисленных выше преступлений, должны быть судимы компетентным судом того государства, на территории которого было совершено это деяние. Или таким международным уголовным судом, который может иметь особую юрисдикцию.

41

Таким образом, международное сообщество решительно осудило любые поползновения на бесчеловечные эксперименты, хотя полностью исключить из жизни явления геноцида не удалось.

Благотворную работу вело мировое сообщество в борьбе с какой бы то ни было дискриминацией. Особую роль в этом выполняла Международная Конвенция о ликвидации

всех форм расовой дискриминации.

Одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 21 декабря 1965 года. Вступила в силу 4 января 1969. Ратифицирована Президиумом

Верховного Совета СССР 22 января 1969 года. В трактовке данной Конвенции «расовая дискриминация» означает любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющие целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод в политических, экономических, социальных, культурных или любых других областях общественной жизни». (Часть I).

Государства-участники, заключившие данную Конвенцию, осуждают расовую дискриминацию и обязуются безотлагательно всеми возможными способами проводить политику, направленную на ликвидацию всех форм расовой дискриминации и способствовать взаимопониманию между всеми расами и с этой целью:

а)   каждое государство-участник обязуется  не совершать в отношении лиц, групп или учреждений каких-либо актов и действий, связанных   с  расовой  дискриминацией,   и  гарантировать,  что  все государственные    органы    и    государственные    учреждения,    как национальные так и местные, будут действовать в соответствии с этим обязательством;

б)   каждое государство-участник обязуется не поощрять, не защищать      и      не      поддерживать      расовую      дискриминацию, осуществляемую какими бы то ни было лицами или организациями;

в) каждое государство-участник должно принять эффективные меры для пересмотра политики правительства в национальном и местном    масштабах,    а   также   для    исправления,    отмены    или аннулирования    любых    законов    и    постановлений,    ведущих    к возникновению или увековечиванию расовой дискриминации всюду, где она существует;

42

г) каждое государство-участник должно, используя все надлежащие средства, в том числе и законодательные меры, в зависимости от обстоятельств, запретить расовую дискриминацию, проводимую любыми лицами, группами или организациями и положить ей конец.

Государства-участники особо осуждают расовую сегрегацию и апартеид и обязуются предупреждать, защищать и искоренять всякую практику такого характера на территориях, находящихся под их юрисдикцией.

Государства-участники осуждают всякую пропаганду и все организации, основанные на идеях или теориях превосходства одной расы или группы лиц определенного цвета кожи или этнического происхождения, или пытающиеся оправдать, или поощряющие расовую ненависть и дискриминацию в какой бы то ни было форме, и обязуются принять незамедлительные и позитивные меры, направленные на искоренение всякого подстрекательства к такой дискриминации или актов дискриминации и особенно:

а)    объявляют  караемым  по  закону  преступлением  всякое распространение идей, основанных на расовом превосходстве или ненависти, всякое подстрекательство к расовой дискриминации, а также   все   акты   насилия   или   подстрекательства   к  таким   актам, направленным против любой расы или группы лиц другого цвета кожи или этнического происхождения, а также предоставление любой помощи   для   проведения   расистской   деятельности,   включая   ее финансирование;

б)   объявляют противозаконными и запрещают организации, а также    организованную    и    всякую    другую    пропагандистскую деятельность,    которые    поощряют    расовую    дискриминацию    и подстрекают к ней, и признают участие в таких организациях или в такой деятельности преступлением, караемым законом;

в)    не    разрешают    национальным    и    местным    органам государственной власти или государственным учреждениям поощрять расовую дискриминацию или подстрекать к ней.

Государства, поддерживающие данную Конвенцию, обязались запретить и ликвидировать расовую дискриминацию во всех ее формах и обеспечивать равноправие каждого человека перед законом, в особенности в отношении осуществлении следующих прав:

а) права на равенство перед судом и всеми другими органами, отправляющими правосудие;

43

б)   права  на  личную   безопасность  и  защиту  со   стороны государства от насилия или телесных повреждений, причиняемых как правительственными должностными лицами, так и какими бы то ни было отдельными лицами, группами или учреждениями;

в)   политических права, в частности участия в выборах -голосовать или выставлять свою кандидатуру - на основе всеобщего и равного избирательного права, права принимать участие в управлении страной, равно как и в руководстве государственными делами на любом уровне, а также равного доступа к государственной службе.

Конвенция не допускает нарушения и других гражданских прав, в частности:

права на свободу передвижения и проживания в пределах государства;

права покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну;

права на гражданство;

права на вступление в брак и выбор супруга;

права на владение имуществом как единолично, так и совместно с другими;

права наследования;

права на свободу мысли, совести и религии;

права на свободу убеждений и на свободное выражение их;

права на свободу мирных собраний и ассоциаций. Можно констатировать, что в данной Конвенции предусмотрены все основные права человека. И это понятно. Нетрудно заметить, что в основных международных документах повторяются права, которыми обладают или должны обладать граждане цивилизованного общества. По существу набор этих прав не столь уж велик. И субъектом этих прав является индивид. Другое дело, когда практическая жизнь показывает множественность жизненных сфер и ситуаций, когда эти права могут быть нарушены и на самом деле нарушаются. С одной стороны покуситься на права личности могут и представители властей, и преступники, и другие социальные группы. С другой стороны и человек вступает в такое • большое количество социальных связей, в которых вполне можно обнаружить посягательство на его права.

К важным международным соглашениям в области соблюдения гражданских прав и свобод следует отнести Конвенцию о политических правах женщин, принятую Генеральной Ассамблеей

44

ООН в декабре 1952 года; (вступила в силу 7 июля 1954 года; ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР в марте 1954 года), Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, принятую Генеральной Ассамблеей в декабре 1972 года, Декларацию прав ребенка, провозглашенную в 1959 году, Конвенцию против пыток и других жестоких и бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказаний, принятую в декабре 1984 года и вступившую в силу в 1987 году, Конвенцию о правах ребенка 1989 года. В названиях этих международных документов содержится объект заботы и защиты, признанного мировым сообществом, подлежащих охране в приоритетном порядке.

О значении поименованных проблем для международного сообщества убедительно свидетельствует количество государств, ратифицировавших те или иные международно-правовые нормативные акты.

Во время написания книги в Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации в отношении женщин участвовали 162 государства, в Международном Пакте о гражданских и политических правах - 140, в Международном Пакте об экономических, социальных и культурных правах - 137, в Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации - 151, в Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания - 106 государств.

В послевоенные годы наиболее активными в разработке и в защите прав человека стали европейские страны. Интеграция этих стран в единое сообщество создало благоприятные условия для разработки континентальных международных документов. К важнейшим из них относятся Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, вступившая в силу в 1953 году, Европейская социальная Хартия, вступившая в силу в 1965 году. Новый импульс всем интеграционным процессам, а значит и разработке единого взгляда на соблюдение прав человека придали Совещания по Безопасности и Сотрудничеству в Европе, позднее преобразованное в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). В Заключительном Акте Совещания, состоявшегося 1 августа 1975 года, в Хельсинки, отмечалась необходимость уважения прав человека и гражданских свобод, сотрудничество в гуманитарной и других областях, расширение контактов между людьми, регулярные встречи людей и представителей различных социальных групп,

45

поддержка в воссоединении семей, в заключение международных браков, взаимные поездки и т.д.

В Заключительном акте содержатся положения, касающиеся сотрудничества государств и развитие контактов между людьми. Цель, которую ставят государства перед собой в этом деле, сводится к тому, чтобы обеспечивать более свободное передвижение людей и контакты между ними, предпринимая соответствующие меры внутри государства и заключая при необходимости международные соглашения. Предусмотрено, что государства будут благожелательно рассматривать все просьбы и упрощать процедуры в том, что касается семейных контактов и встреч, воссоединения семей, браков между гражданами различных государств, поездок по личным и профессиональным причинам, а также будут содействовать развитию туризма, встреч между молодежью, расширению спортивных связей.

Подтверждено право религиозных культов, учреждений и организаций (и их представителей) на контакты, встречи и обмен информацией в сферах их деятельности.

Итоговый документ Мадридской встречи представителей государств-участников СБСЕ, состоявшейся в 1983 году, подтвердил положения Заключительного акта в том, что касается прав человека и контактов между людьми. Кроме того, в этом документе подчеркнута решимость государств совершенствовать свои законы и административные правила в области прав человека и обеспечивать эффективное осуществление прав человека и основных свобод. Подчеркивается также важность обеспечения равноправия мужчин и женщин. Государства будут обеспечивать права и свободы профсоюзов и поощрять контакты между профсоюзными организациями разных стран.

Дальнейшим развитием сотрудничества государств-участников СБСЕ явилась Венская встреча их представителей. В принятом 15 января 1989 года Итоговом документе этой встречи государства-участники          подтвердили          свои          намерения,

зафиксированные в ранее принятых документах, и значительно расширили круг вопросов, по которым намечалось сотрудничество. В частности, они согласились, что будут совершенствовать свое законодательство в области прав человека, публиковать и распространять международные документы о правах человека, а также национальные законодательные акты и административные правила и процедуры, поощрять обсуждение в школах и других учебных

46

заведениях вопросов развития и защиты прав человека, вносить активный вклад в развитие и защиту прав человека, обеспечивать надлежащие средства правовой защиты всем, чьи права нарушены, и не допускать отрицательных последствий для тех, кто выступает в защиту своих прав. Значительно по сравнению с предыдущими документами расширены основания, по которым не допускается дискриминация при обеспечении правами и свободами лиц в пределах юрисдикции государств.

Государства-участники согласились уважать право каждого свободно передвигаться и выбирать место жительства на территории страны, а также покидать любую страну, включая собственную, и возвращаться в свою страну. Государства согласились с тем, что они будут создавать благоприятные условия для защиты и развития национальных меньшинств. Подтверждаются процессуальные права и стандарты обращения с заключенными. В отношении смертной казни государства-участники констатировали, что в некоторых государствах она отменена, а в тех, в которых она еще не отменена, смертная казнь может быть вынесена только за тяжкие преступления и в соответствии с законом, действовавшим в момент совершения преступления.

Итоговый документ Венской встречи подтверждает положения двух предыдущих документов о контактах между людьми и содержит, кроме того, новые положения. В частности, устанавливается общий срок в шесть месяцев для принятия решения в отношении всех ходатайств, основанных на положениях документов СБСЕ о контактах между людьми. Решения по поводу ходатайства о семейных встречах должны приниматься в течение одного месяца в рамках обычной практики, решения по поводу ходатайств о воссоединении семей и заключении браков - в течение трех месяцев. Государства будут благожелательно рассматривать вопросы о поездках неотложного гуманитарного характера и принимать решения в пределах трех рабочих дней. Государства будут упрощать процедуру и сокращать требования в отношении ходатайств, касающихся контактов между людьми. В частности, при возобновлении ходатайства документы, которые были поданы ранее, будут приниматься во внимание.

В случае отказа в ходатайстве, заявителю без промедления будут письменно сообщены основания отказа. Установленные по соображениям государственной безопасности ограничения на поездки за границу должны быть кратковременными и не применяться произвольно в отношении конкретного лица.

47

В Итоговом документе Венской встречи содержится раздел, посвященный человеческому измерению СБСЕ. Человеческое измерение СБСЕ понимается как сотрудничество государств относительно уважения всех прав человека и основных свобод, контактов между людьми и других связанных с этим вопросов гуманитарного характера.

Предусмотрены следующие процедуры: обмен информацией и ответы на запросы об информации и на представления; проведение двусторонних встреч по желанию между государствами для обсуждения вопросов человеческого измерения СБСЕ, включая и рассмотрение конкретных случаев; привлечение внимания государств-участников к конкретным случаям и ситуациям касательно человеческого измерения СБСЕ, в том числе к тем, которые рассматривались на двусторонних встречах; предоставление обо всем этом информации на совещаниях Конференции по человеческому измерению, а также на будущих основных встречах СБСЕ.

Конференция по человеческому измерению СБСЕ рассматривает положение, сложившимся с человеческим измерением СБСЕ, оценивает функционирование процедур и рассматривает предложения о новых мерах, направленных на улучшение выполнения государствами своих обязательств.

В 1990 году, на Копенгагенском совещании Конференции по человеческому измерению СБСЕ, принят документ, который по охвату проблем и глубине их решения значительно превосходит все ранее принятые документы. В самом общем виде содержание этого документа может быть сведено к следующему: изложение принципов, составляющих основу правового государства; значительный по объему перечень прав и свобод и меры по развитию более свободного передвижения и контактов между людьми; сотрудничество по обмену идеями, информацией и опытом в учреждении и работе демократических институтов; права и свободы национальных меньшинств; меры по повышению эффективности процедур, определенных в Итоговом документе Венской встречи в разделе о человеческом измерении СБСЕ.

21 ноября 1990 года в Париже главами государств и правительств государств-участников СБСЕ была подписана Парижская хартия для новой Европы. В Хартии содержатся обязательства укреплять демократию, в основе которой лежит уважение личности и верховенство закона. Предусмотрено

расширение механизма человеческого измерения путем включения в него новых процедур, в частности, услуги экспертов или коллегии видных деятелей, имеющих опыт работы в области прав человека.

Развитие сотрудничества государств в рамках человеческого измерения СБСЕ значительно продвинулось вперед на Московском совещании Конференции СБСЕ по человеческому измерению (1991г.). Наиболее значительным является заявление государств-участников о том, что вопросы, касающиеся человеческого измерения СБСЕ, не относятся к числу исключительных внутренних дел соответствующих государств. Предусмотрено создание Института СБСЕ, обращение к миссии экспертов и миссии докладчиков СБСЕ при решении на территории соответствующего государства вопросов, относящихся к человеческому измерению СБСЕ.

Решением Парижского совещания Совета СБСЕ, состоявшегося в январе 1992 года, Бюро по свободным выборам переименовано в Бюро по демократическим институтам и правам человека.

В Хельсинкском документе 1992 года государства-участники подтвердили твердую решимость обеспечить полное уважение прав человека и основных свобод, действовать на основе законности, проводить в жизнь принципы демократии. В Документе подчеркивается, что права человека и основные свободы являются всеобщими.

Уточнены функции Бюро как главного института в области человеческого измерения. Бюро будет оказывать помощь в наблюдении за исполнением обязательств в области человеческого измерения, выступать в качестве центра информации, созывать совещание государств-участников на уровне экспертов для обзора того, как выполняются ими обязательства, организовывать семинары по вопросам человеческого измерения и т.д.

Ряд положений Хельсинкского документа 1992 года касается защиты национальных меньшинств, проблем беженцев и перемещенных лиц, рабочих-эмигрантов.

Необходимо отметить, что встречи и совещания в рамках СБСЕ являются механизмом, как создания норм, так и контроля за их выполнением.

Особенность сотрудничества в области прав человека в рамках СБСЕ состоит, в частности, в том, что нормы, создаваемые в результате этого сотрудничества, являются политическими нормами.

48

49

Основанные на общепризнанных нормах международного права, они охватывают более широкий круг вопросов, чем сами нормы международного права.

В начале 1989 года СССР подписал Итоговый документ Венской встречи представителей государств-участников Совещания по Безопасности и Сотрудничеству в Европе. В этом документе участники обязались совершенствовать свое национальное законодательство в свете общих договоренностей, активизировать и расширять политику в области прав человека.

Историческим событием для России можно считать принятие Российской Федерации в Совет Европы (СЕ). Дело в том, что в СССР, а затем и в России права человека и их соблюдение трактовалось несколько иначе, чем в других странах. Причин тому множество. Высылка из страны неугодных или критически относящихся к властям людей и травля инакомыслящих, военные действия в Афганистане и Чечне, сокрытие от народа важнейшей информации и отсутствие альтернативных средств массовой коммуникации и многое другое не могло не вызывать отрицательную оценку мировой общественности. Поэтому и желание России вступить в Совет Европы было воспринято неоднозначно.

Исходя из ходатайства России о желании вступить в Совет Европы, Парламентская Ассамблея Совета Европы поручила группе экспертов изучить вопрос о соответствии правового порядка в России основным принципам Совет Европы. Прежде всего, внимание уделялось соблюдению прав человека, верховенству закона, плюралистической демократии. Все эксперты отметили положительные сдвиги с соблюдением прав человека в России. При этом в докладе группы экспертов отмечалось множество пробелов в деятельности государственных органов, судов, законодательства в области прав человека.

Россия встала на путь демократических преобразований, но она «не достигла конечной цели этого путешествия», и ей еще предстоит преодолеть много трудных препятствий. Одной из основных проблем, является вопрос о верховенстве закона. В то время, как Конституция гарантирует в целом совокупность основных прав и устанавливает, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются частью российского правового порядка и имеют большую силу, чем обычные законы. Складывается впечатление, что стремление к реформированию и обновлению

50

законодательства не более чем благие намерения, а пока они больше относятся к области теории, чем практики. Ведь в республиках РФ говорят даже о верховенстве региональных законов над федеральными. Во многих отраслях права - в гражданском и гражданско-процессуальном праве, в уголовном и уголовно-процессуальном праве имеется масса противоречащих международным договоренностям норм, над переработкой которых работа почти не ведется. Основной вывод экспертов сводится к тому, что в России не установлено верховенство закона. На практике в отношении права собственности и права на свободу передвижения, в том числе права на выбор места жительства, в больших городах, особенно в Москве, положения Конституции вообще не действуют, как будто бы их и не существует. Большие пробелы наблюдаются в области отправления правосудия. Условия содержания в местах предварительного заключения являются унижающими человеческое достоинство и даже бесчеловечными. Гарантии личной свободы далеко не соответствуют требованиям Европейской Конвенции. Справедливость судебной процедуры и исполнения судебных решений никем не гарантируется.

Эксперты пришли к выводу, что Российская Федерация еще не удовлетворяет «принципу, в соответствии с которым любое лицо, находящееся под юрисдикции государства, должно пользоваться правами человека и основными свободами». Эксперты сделали заключение, что правовой порядок в Российской Федерации на настоящий момент не отвечает нормам Совета Европы, как они изложены в Уставе организации и развиты органами Европейской Конвенции о защите прав человека.

В тоталитарных, авторитарных и иных недемократических государствах тему прав человека принято замалчивать и не замечать, или делать вид, что требования соблюдения прав и свобод относятся к внутренним делам данного государства. Между тем, очевидной для всего цивилизованного человечества стала истина, что ценность Всеобщей Декларации прав человека как раз и заключается в том, что она дает единое понимание прав человека, причем по высшей мерке, на которую поднялась правовая и демократическая мысль, где отрицается положение, по которому этот вопрос рассматривается, как сугубо внутреннее дело отдельных государств.

Взятые нашей страной обязательства привести свое национальное законодательство в соответствии с Всеобщей

51

Декларацией и международными нормами права выполняются в вялотекущем режиме, а посттоталитарная система почти полностью переняла прохладное отношение к правам и свободам человека от предшествующей политической системы.

Между тем, не будет большим преувеличением сказать, что нет более бесправного в мире человека, чем россиянин. К сожалению, мы не всегда осознаем, что наши права попираются. Мы не всегда знаем о своих правах и уж тем более плохо представляем о способах их защиты. Зачастую мы предпочитаем «не замечать» нарушения наших прав, боимся защищать свое достоинство, миримся с произволом. Мы плохо представляем себе, каких высот достигла цивилизация, построенная на соблюдении естественных прав человека.

Концепция соблюдения прав человека в современном мире базируется на следующем постулате: степень зрелости и демократичности всего государственного организма определяется состоянием соблюдения прав человека и осуществлением комплекса социально-политических мер, направленных на его защиту. Социальная ценность прав человека заключается в том, что она концентрирует в себе всю нашу жизнь; все политические, экономические, социальные и культурные взаимоотношения внутри общества. Правовыми средствами можно надежно обеспечить права людей на жилье, влиять на экологическую ситуацию, добиваться расширения личных свобод и решения множества иных проблем.

I

ТЕМ А 4 ЮРИДИЧЕСКИЙ СТАТУС ЧЕЛОВЕКА И ЕГО ПРАВА.

До сих пор мы говорили об абстрактном человеке, не обсуждая его статус. Слово «статус» означает «правовое положение». Слово «гражданин» здесь употребляется как особый термин государственного права, сложившийся в классической древности и не потерявший значения до сих пор. У древних греков совокупность прав, принадлежащих гражданам, главным образом, определялась участием в политической жизни и отправлении правосудия, ибо важнейшим правом и обязанностью гражданина было участие в народных собраниях и в суде, а также право занимать государственные должности. Кроме того, гражданин имел право вступать в брак, приобретать недвижимую собственность, право вчинять иски и рассчитывать на судебную защиту.

Ни одним из этих прав не могли пользоваться люди, не имевшие гражданства. Например, в Афинах была многочисленная страта метеков, переселенцев, не имевших ни политических, ни гражданских прав. Они не могли владеть землею, вступать в законный брак с афинянками, а также участвовать в судебном процессе в роли истца или ответчика, не опираясь на посредничество какого-либо патрона из числа граждан. Но и среди афинских граждан не было еще равноправия, ибо их демократия была еще примитивной.

Бытовало право, по которому можно было исключить человека из числа граждан по причине его бедности или занятия известным ремеслом, несмотря на то, что по рождению он относился к гражданскому сословию. Не все граждане, имевшие право участвовать в народных собраниях имели равный доступ к государственным должностям или выборным советам.

В Риме свободные жители, не имевшие гражданства, вели упорную борьбу за обладание гражданскими правами, которая принесла известные плоды. Если раньше права гражданина приобретались только рождением в законном браке, то теперь законом устанавливались различные способы приобретения гражданства. Права римского гражданина подразделялись на публичные и частные. К первым относились, прежде всего, политические права: право подачи голоса в народных собраниях и право занятия государственных должностей. К политическим правам относилась и

53

возможность «провокации» (откуда и произошло современное политическое понятие), то есть апелляции к народу, обращения к общественному мнению в случае несправедливого или жестокого наказания, а также право искать заступничество у магистратов. К публичным правам римских граждан относились право участия в религиозных культах, в военных действиях, в запрете на унизительные наказания.

Частные права римских граждан включали возможность приобретения недвижимой собственности, вступления в законный брак с римскими гражданками.

Те граждане, которые обладали и политическими и гражданскими правами относились к полноправным гражданам. Неполноправные обладали частными правами, однако не имели всех политических прав. Потерять часть прав можно было из-за бесчестия. Неполными правами пользовались вольноотпущенники, а также жители муниципий (городов с местным самоуправлением) и большинства колоний.

Афинские мальчики, достигая юношеского возраста и становясь эфебами (18-20 лет), принимали гражданскую присягу следующего содержания: «Не посрамлю священного оружия и не покину товарища в бою, но буду защищать и храмы и святыни - с другими вместе и один. Отечество оставлю большим и лучшим, чем его унаследовал. И буду предан власти, а законам, которые установил народ, послушен. Непризнание законов никем не допущу, но буду защищать их - с другими вместе и один. И чтить клянусь отцов святую веру. Да будут мне свидетелями боги!»

Вот такую высоконравственную клятву давали юноши Афин, вступая во взрослую жизнь. Здесь содержится и идея патриотизма, и высокое правосознание, и активная политическая позиция, и глубокая гражданственность.

Право римских юристов различало три главных признака лица: его свободу (Status libertatis), римское гражданство (Status civitatis), и семейное положение (Status familiae), изменение любого из которых влекло за собой общее изменение статуса в сторону умаления правоспособности римского гражданина. Менее всего влияло на общий статус изменение в семейном положении гражданина. Потеря римского гражданства, которая случалась в случае изгнания из Рима, выдачи головой по нормам международного права, дезертирства или ухода в римскую колонию, считалась средним уменьшением

54

правоспособности. Потеря личной свободы, которая могла наступить вследствие пленения, продажи в рабство за долги, осуждения к смерти или позорному наказанию, вела к полной потере правоспособности, приравниваемой к смерти римского гражданина.

Таким образом, можно видеть прекрасный образец соединения института гражданства и прав человека, их взаимосвязь и логическое обоснование уже в древних городах-полисах Греции и в римском праве. Такое понимание статуса, с некоторыми изменениями сохраняется и поныне. Правовое положение граждан включает основные права и обязанности, закрепленные, как правило, в Конституции страны.

Степени свободы граждан и их права напрямую зависят от гражданства, они сопрягаются с обязанностями граждан по отношению к общественным, государственным интересам и с корреспондирующими обязанностями государства по отношению к своим гражданам.

Высокое чувство гражданства, означавшее отказ от подданства суверену,  отход  от уничижительного  рабского  подчинения  лакея своему хозяину развивается в годы буржуазных революций. И это убедительное   свидетельство   возрастания   достоинства   личности, степеней его свободы. Как писал Дон Аминадо на примере французов: С детства он республиканец, С колыбели гражданин!

Эта мысль вполне подтверждается историческими фактами. Один из первых социалистов граф Сен-Симон добровольно отправляется сражаться за независимость североамериканских колоний. Вернувшись в революционную Францию, он полностью отдается общественной деятельности на местном уровне. Вот какие слова сказал потомственный аристократ граф Сен-Симон своим согражданам: «В настоящее время нет больше сеньоров и господ; все мы совершенно равны и, чтобы мой графский титул не привел вас к ошибочной мысли, будто я обладаю большими правами, чем вы, я заявляю, что навеки отказываюсь от этого звания, которое я считаю более низким, чем звание гражданина».

Столь же ярок был в своих суждениях и поступках «генерал трех революций» маркиз Лафайет, упорно называвший короля Франции гражданином, чем приводил его в крайнее раздражение.

Итак, каждый человек имеет определенное правовое положение. Но важнее всего для него статус гражданина, наиболее

55

важного юридического понятия, имеющего непосредственное отношение к его правам. Этот статус отличает гражданина от иностранца и от лица, не имеющего гражданства (апатрида). Гражданство означает, прежде всего, что данное лицо находится под юрисдикцией данного государства. Это юридически закрепленное положение является юридическим основанием для индивида рассчитывать, надеяться и требовать исполнения государством определенных обязательств. Важнейшие особенности статуса гражданина закреплены в Конституции и в ряде международных Конвенций.

Так, Конвенция ООН о правах ребенка в статье седьмой закрепляет право на гражданство в следующих выражениях: ребенок регистрируется сразу же после рождения и с момента рождения имеет право на имя и на приобретение гражданства...

Государства-участники обеспечивают осуществление этих прав в соответствии с их национальным законодательством, и выполнение их обязательств согласно соответствующим международным документам в этой области, в частности, в случае, если бы ребенок не имел гражданства.

Придавая огромное значение проблеме юридического статуса человека, Европейское сообщество разработало и приняло специальную Конвенцию о гражданстве. Приведем некоторые принципиальные соображения из преамбулы этого международного акта, показывающие его назначение:

стремление учитывать законные интересы государства и отдельных лиц, касающиеся гражданства; содействие прогрессивному развитию правовых принципов, касающихся гражданства, а также их закреплению во внутреннем законодательстве и в целях максимального сокращения числа случаев безгражданства; в целях исключения дискриминации в вопросах, касающихся гражданства;

учитывая желательность того, чтобы лица, имеющие гражданство двух или более государств-участников, исполняли свою воинскую обязанность в отношении лишь одного из этих государств.

Согласно Конвенции «гражданство» означает устойчивую правовую связь между отдельным лицом и государством и не указывает на этническое происхождение этого лица. Каждое

56

государство само определяет в соответствии с национальным законодательством, кто является гражданами. Это законодательство признается другими государствами, если оно соответствует международным конвенциям, международному обычному праву и общепризнанным принципам права в отношении гражданства.

Конвенция установила принципы и правила, касающиеся гражданства физических лиц. Государства-участники обязались регулировать вопросы гражданства, основываясь на следующих принципах:

a) каждый человек имеет право на гражданство;

b) следует избегать безгражданства;

c) никто не может быть произвольно лишен своего гражданства;

d)  ни вступление в брак, ни расторжение брака между гражданином государства-участника  и  иностранцем,  ни  изменение  гражданства одним из супругов во время пребывания в браке не влекут за собой автоматически последствий для гражданства другого супруга.

Конвенция требует соблюдения также принципа недискриминации в вопросах гражданства, куда относит также правила:

-  правовые    нормы    государств-участников,   регулирующие гражданство, не должны проводить различий или включать практику, которые равносильны дискриминации по признаку пола,    религии,    цвета    кожи    или    национального    или этнического происхождения;

-  каждое  государство-участник руководствуется принципом недискриминации   между   своими   гражданами,   будь   то граждане   по   рождению   или   лица,   приобретшие   свое гражданство в последующий период.

Большим достоинством Конвенции является то, что она предусматривает облегченное получение гражданства в тех случаях, когда национальное законодательство некоторых стран усложняет этот вопрос и в частности для следующих лиц:

детям, один из родителей которых в момент рождения этих детей имел гражданство данного государства-участника; детям-подкидышам,    найденным    на    его    территории, которые   в   противном   случае   были   бы   лицами   без гражданства;

57

возможность приобретения гражданства детьми, родившимися на его территории, которые не приобрели при рождении иного гражданства;

возможность приема в гражданство лиц, законно и постоянно проживающих на его территории, при этом срок проживания не должен устанавливаться за пределами десяти лет до подачи заявления.

Облегченное приобретение гражданства должно также распространяться на следующие категории лиц:

a)       супругам лиц, являющихся его гражданами;

b)      детьми одного из его граждан;

c)       детьми, один из родителей которых приобретает или приобрел его гражданство;

d)      детьми, усыновленными одним из его граждан;

e)       лицами,  которые родились  на его территории и законно и постоянно проживают на ней;

f)       лицами,   которые   законно   и   постоянно   проживают   на   его территории   в   течение   определенного   времени,   начавшегося   до достижения ими возраста 18 лет...;

g)      лицами без гражданства и лицами, признанными беженцами, постоянно проживающими на его территории.

Наряду с поощрением и расширительным отношением к приобретению гражданства Конвенция всячески ограничивает его утерю и допускает лишь в исключительных случаях. Таковыми должны считаться:

добровольный отказ, связанный с добровольным приобретением другого гражданства. Если же, лицо в случае отказа становится лицом без гражданства, такой отказ не должен удовлетворяться.

приобретение данного гражданства путем мошенничества; добровольная служба в вооруженных силах иностранного государства;

поведение, причиняющее серьезный ущерб жизненно важным интересам государства-участника;

.           -     отсутствие    реальной    связи    между    государством    и

гражданином, постоянно проживающим за границей; если     до     достижения     ребенком     совершеннолетия устанавливается,     что     предусмотренные     внутренним

58

законодательством условия, которые позволили ребенку приобрести гражданство, более не выполняются; усыновление ребенка, если ребенок приобретает или имеет иностранное       гражданство       одного       или       обоих усыновляющих его родителей.

Конвенция предусматривает, что в случае двойного гражданства, гражданин страны проживания обладает теми же правами и несет те же обязанности, что и другие граждане данного государства.

В контексте основных положений Европейской Конвенции о гражданстве рассмотрим Закон РФ «О гражданстве Российской Федерации» от 31 мая 2002 года.

По этому закону гражданство Российской Федерации означает устойчивую правовую связь человека с государством, выражающуюся в совокупности взаимных прав и обязанностей. При этом принципы и правила, регулирующие вопросы гражданства Российской Федерации вполне соответствуют положениям Конвенции:

они не могут содержать положений, ограничивающих права граждан по признакам социальной, расовой, национальной,          языковой          или          религиозной

принадлежности;

гражданство в Российской Федерации является единым и равным независимо от оснований его приобретения; проживание   гражданина   России   за   пределами   своей страны   не   прекращает  его   гражданства  в   Российской Федерации;

гражданин   РФ   не   может   быть   лишен   гражданства Российской Федерации или права изменить его; гражданин РФ не может быть выслан за пределы России или выдан иностранному государству; в     России     поощряется     приобретение     гражданства Российской     Федерации     лицами     без     гражданства, проживающими на ее территории на законных основаниях. В Российской Федерации допускается двойное гражданство, при   этом   в   России   юридически   значимым   является  только   его российское   гражданство.    Потому   и   факт   приобретения   иного гражданства    не    влечет    за    собой    прекращения    российского гражданства.

59

Гражданам Российской Федерации, находящимся за пределами своей страны, предоставляется защита и покровительство Российского государства. Его органы государственной власти, должностные лица дипломатических и консульских учреждений, находящиеся за пределами страны, обязаны содействовать тому, чтобы гражданам РФ была обеспечена возможность пользоваться в полном объеме всеми правами, установленными Конституцией РФ, законами страны, а также общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами и законами страны пребывания Российских граждан.

По общему международному правилу в России также заключение или расторжение брака между гражданином данной страны и гражданином иного государства или не имеющего его, не влечет за собой изменение гражданства данных лиц. Не влечет автоматического изменения гражданства и изменение статуса одного из супругов. Расторжение брака не влечет за собой изменение гражданства родившихся в этом браке или усыновленных супругами детей.

Российское законодательство предусмотрело, что приобретение или прекращение гражданства Российской Федерации ребенка в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет может быть оформлено только с его согласия. Гражданство ребенка ни при каких обстоятельствах не может быть прекращено, если в результате этого он станет лицом без гражданства.

Ребенок приобретает гражданство Российской Федерации по рождению, если на день рождения ребенка:

оба его родителя или единственный его родитель являются гражданами Российской Федерации, при этом место рождения ребенка не имеет значения; один из родителей ребенка имеет гражданство Российской Федерации, а другой является лицом без гражданства или признан безвестно отсутствующим, или место его нахождения неизвестно, также независимо от места рождения ребенка;

один из его родителей имеет гражданство Российской Федерации, а другой является гражданином иностранного государства, при условии, что ребенок родился на территории Российской Федерации, либо если он может остаться лицом без гражданства;

60

оба его родителя, проживающие на территории Российской Федерации являются иностранными гражданами или лицами без гражданства, при условии, что ребенок родился на территории Российской Федерации, а государства, гражданами которых являются родители, не предоставляют ему свое гражданство; ребенок, который находится на территории Российской Федерации и родители которого неизвестны, становится гражданином Российской Федерации в случае, если родители не объявляются в течение шести месяцев со дня его обнаружения.

Кроме приобретения гражданства по рождению, российское законодательство предусматривает прием в гражданство, относящееся к иностранным гражданам и лицам без гражданства. В общем порядке рассматриваются ходатайства лиц, проживающих на территории Российской Федерации непрерывно в течение пяти лет, обязующихся соблюдать Конституцию и законодательство страны, имеют законный источник средств к существованию, владеют русским языком.

Последнее требование выглядит несколько странным, с точки зрения языковой дискриминации. С практической точки зрения ограничения, которые требуют проведения каких-либо «экзаменов» часто бывают бессмысленными.

Пятилетний срок постоянного проживания для получения российского гражданства может быть сокращен до одного года по следующим основаниям:

рождение лица на территории РСФСР и наличие у него в

прошлом гражданства СССР;

состояние в браке с гражданином Российской Федерации

не менее трех лет;

наличие у нетрудоспособного лица дееспособных детей,

достигших   восемнадцати   лет,   имеющих   гражданство

Российской Федерации;

наличие у лица высших достижений в области науки и

культуры,      обладание      лицом      профессией,      либо

квалификацией,       представляющими       интерес       для

Российской Федерации;

предоставление     лицу     политического     убежища     на

территории Российской Федерации;

61

признание   лица   беженцем   в   порядке,   установленном

федеральным законом.

Поскольку гражданство Российской Федерации является правом, оно может быть прекращено по закону только в двух случаях: вследствие добровольного отказа и по иным основаниям, предусмотренным настоящим законом или международным договором Российской Федерации.

Выход из гражданства Российской Федерации, являясь в целом добровольным делом лица, может быть приостановлен в следующих случаях:

если   лицо   имеет   невыполненное    перед   Российской

Федерацией обязательство,  установленное федеральным

законом;

если лицо привлечено в качестве обвиняемого, либо в

отношении его имеется вступивший в законную силу и

подлежащий исполнению приговор суда;

если лицо не имеет иного гражданства и гарантий его

приобретения.

Закон «О гражданстве Российской Федерации» подробно регламентирует вопрос о гражданстве ребенка при приобретении или прекращении гражданства России его родителями, а также гражданство детей при усыновлении или удочерении. Закон устанавливает полномочия органов, ведающих делами о гражданстве Российской Федерации.

Теперь сформулируем определение права гражданина, которое означает совокупность правомочий, получивших закрепление в нормативно-правовых актах соответствующего государства. Совсем не случайно, что глава вторая Конституции РФ называется «Права и свободы человека и гражданина», чем естественно проводит их различие. Если речь идет о правах человека, то употребляются выражения «каждый имеет право», «каждому гарантируется», «каждый может». Эти формулировки говорят, что любой человек, независимо от своего статуса, может воспользоваться этим правом.

Но есть права, принадлежащие только гражданам страны: право собраний, объединений, митингов и демонстраций, право участвовать в управлении государственными делами, избирать и быть избранными, право на равный доступ к государственной службе, участие в правосудии... Из этого перечня видно, что права граждан имеют политическую направленность.

62

В связи с этим, необходимо обратить внимание и на то, что граждане имеют по отношению к государству и определенные обязанности. Наипервейшая из них в любом государстве, это обязанность платить законно установленные налоги и сборы. Именно таким образом граждане обеспечивают содержание государственного аппарата, армии, флота, оплачивают безопасность границ, борьбу с коррупцией и преступностью, всю бюджетную сферу страны. При этом в Конституции РФ применительно к налогам повторена старинная юридическая аксиома о том, что законы не имеют обратной силы. Сформулирована она так: «Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют» (статья 57).

Еще одна обязанность, установленная Конституцией для граждан страны, касается бережного отношения к окружающей среде и к природным богатствам страны.

Долгом и обязанностью граждан является защита Отечества. Однако это не категорический императив. Конституция РФ в полном соответствии с Международно-правовыми нормами допускает замену военной службы альтернативной гражданской службой.

ТЕМА 5

СООТНОШЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА С ПРАВОВЫМ ГОСУДАРСТВОМ И ГРАЖДАНСКИМ ОБЩЕСТВОМ.

Одним из самых удачных определений общественного прогресса является то, по которому это понятие означает возрастание степеней свободы человека. Мы пока не умеем или не привыкли еще пользоваться таким мерилом для оценки уровня нашего общественного развития. Между тем, именно степень свободы человека, которой он располагает в каждом конкретном случае, является лучшим показателем цивилизованности, демократичности, развитости государства.

Очень часто можно услышать суждение о том, что, дескать, демократическое правление можно установить только в экономически развитом государстве. Но ведь с такой же степенью уверенности можно утверждать и другое: экономического благосостояния можно достичь только при демократическом правлении. Очень лаконично выразил эту мысль Рейган, сказав: «Где нет свободы - нет и хлеба». Современная история с очевидностью доказывает, что процветают те страны, благосостояние людей возрастает там, где наблюдается увеличение гражданских свобод, растет самосознание и повышается достоинство граждан. Воистину:

Рабы, влачащие оковы, Высоких песен не поют.

На основе такого понимания закономерностей общественного развития, сформировавшегося после Второй мировой войны, человечество выработало точнейший способ определения демократичности и цивилизованности конкретного государства. Таким универсальным мерилом стал уровень соблюдения прав человека и гражданина.

В современном мире проблема прав человека стала тем оселком, на котором проверяется суть и содержание политической системы, главные цели и устремления власти. Если государственная власть использует человека как средство достижения каких-либо своих целей, то она не будет заинтересована в развитии и защите человеческого достоинства, его прав и свобод. Такое государство не склонно доверять своим гражданам, оно сдерживает гражданские инициативы, противится развитию гражданских институтов и в целом

64

гражданского    общества,    оно    попирает    важнейшие    принципы правового государства.

Если же государственная власть рассматривает своих граждан как самостоятельную ценность, если она видит в них цель и смысл своего существования, то она всеми силами будет возвышать человеческую личность и ее достоинство, поощрять личную активность и инициативу, защищать права и законные интересы граждан.

В научной литературе порой звучит такая мысль, что такие правовые новации как права человека, правовое государство и гражданское общество насчитывают тысячелетия и относятся к V веку до н.э., то есть к античным государствам и полисам. Сторонники этой идеи приводят отдельные высказывания древних мыслителей, например: теория эйдоса (идея государства) Платона, слова Аристотеля, что государство, есть достаточная для самодовлеющего существования, совокупность граждан; суждение Цицерона о равенстве людей, уважительном отношении к законам или об умеренном правлении. На этом основании они утверждают, что первые были сторонниками правового государства, а вторые -убежденными приверженцами гражданского общества и демократии. В результате получаются такие нелепости, что ярый этатист Платон провозглашается сторонником гражданского общества.

Не следует приписывать древним мыслителям сегодняшние идеи. Они были яркими мыслителями своего времени, лучше других видели общественные проблемы, хотели изменить и усовершенствовать общественное устройство, но не дошли в своих суждениях ни до прав человека, ни до правового государства, ни до гражданского общества. И это нисколько не умаляет их вклада в общественную мысль. Эти категории, как научные доктрины, возникли и получили научное обоснование лишь в XX веке. Они взаимосвязаны, взаимозависимы, дополняют и развивают друг друга и все вместе только и могут сосуществовать и развиваться.

Совершенно очевидно: если строить правовое государство, то значит развивать гражданское общество и с неизбежностью защищать права человека.

Государство уязвимо для критики. И мы можем убедиться, что наиболее сильная критика базируется на двух постулатах. Первый: государство - необходимый компонент общественного бытия, но эту

3 - 2027

65

организацию следует совершенствовать. Второй: государство - это зло, которое следует отменить и уничтожить.

Два других постулата можно сформулировать как этические требования к государству: первый - государство должно обслуживать лучшую часть населения, некоторые избранные круги, сословия, группы; второй - государство должно служить всему народу, обеспечивая его права и свободы, удовлетворяя интересы и потребности всех граждан, независимо от их расы, цвета кожи, национальности, вероисповедания и прочее.

К числу ученых, отвергавших принципы правового государства, мы должны отнести Маркса, Энгельса и Ленина. Для них государство - это надстроечное явление, которое со временем отомрет как ненужное. Пока же оно должно служить классовым интересам, причем приоритет должен принадлежать рабочему классу, а форма этого государства должна соответствовать диктатуре господствующего класса. «Государство, - говорил Ленин, - нужно не для свободы, а для подавления... противников пролетариата».

Таким образом, в этих теориях не следует искать идеи о народовластии, народном суверенитете, правовом государстве. Если же они кое-где и проявляются, то в весьма своеобразной форме, не имеющей при ближайшем рассмотрении ничего общего с этими общепринятыми понятиями.

Только в 1988 году в СССР, с разрешения ЦК КПСС, было введено в оборот понятие о «социалистическом правовом государстве», но это напоминало оксюморон в форме «горячего льда» или «холодного кипятка». Теоретически могло быть или правовое государство, или социалистическое государство, а социалистическое правовое государство в сочетании с советским государством понятия несовместимые по сущностному содержанию.

Правовое государство - это антипод тоталитарного коммунистического государства. Можно представить, что оно уже по замыслу, по идее предполагает торжество права и законности, демократические формы правления, гражданские свободы и права человека, народовластие и народное представительство.

Мы с вами имели возможность убедиться, что власть - это всегда ограничение свободы людей, это принуждение, и она всегда действует в некоем поле напряжения, давления, противостояния со своими подданными. Значит, противостоят государственной власти интересы личности, индивидуальные свободы, социальные интересы

66

граждан. И вот во всей истории политической и правовой мысли мы можем проследить поиск принципа, порядка или возможности ограничить насилие власти. Обратите внимание: не уничтожить, а ограничить. Проследим этот поиск на двух примерах: древнекитайской патриархальной политической мысли казался вполне логичным такой выход: «тирану узурпатору или власти силы может быть противопоставлено только отеческое отношение мудрого правителя к народу».

Русский юрист Котляревский (в книге «Власть и право: проблема правового государства» 1915 года) показал весьма прозорливое отношение к государству, боясь его способности творить с легкостью зло, но неохотно добро. Он писал: «Власть должна быть ограничена правом во имя справедливости; справедливость должна быть восполнена детальной благожелательностью, которая в известном смысле есть высшая справедливость, вытекающая из достоинства человеческой личности... Правовое государство - это преддверие, так сказать, общежития, гармонирующего с духовными запросами человека... Государство глубокими корнями связано со стихией насилия и эгоизма: лишь в известных пределах может в нем воплотиться верховенство права, в меньших - господство справедливости, а в еще меньших - справедливости высшей, расширенной до милосердия... Но если государство не есть земное божество Гегеля, то оно и не холодное чудовище Ницше, оно -отражение всей человеческой природы - и в ее темных низах, и в обращенных к вечному свету ее вершинах».

Таким образом, мы можем видеть, что идеи правового государства произрастают из политико-правового представления о народном суверенитете, о верховенстве права, а не власти, которая должна функционировать только во имя всеобщего блага. Идея правового государства базируется на гуманистическом представлении о справедливости, как основном принципе государственно-правовой регламентации, как правило, социального общежития, хотя и создаются государством, но являются для него такими же обязательными, как и для граждан.

Отталкиваясь от этих прописных истин, великий Кант, автор категорического императива «Человек, личность есть всегда и во всем только цель и никогда не средство» нашел необходимым ограничение государства автономией личности. Это возможно только путем точного определения границ деятельности государства и сферу

з*                                                          67

свободы  граждан.   Это  означало  связать  государство  правом  (не законами, а правом).

Основополагающая концепция правового государства предельно четко обозначена кенигсбергским философом так: «Гражданин должен обладать той же возможностью принуждения властвующих к точному и безусловному исполнению закона, которой обладает властвующий в отношении к гражданину». Далее мысль Канта такова: «Государство создано всеми вместе и каждым в отдельности путем делегирования ему части своей свободы для правомерного решения своих проблем».

В самом лучшем виде это могло выглядеть так: пределы, до которых может вторгаться государство в жизнь граждан, определяется правовым порядком, им самим установленным с согласия гражданского общества. Государство, которое соблюдает эти пределы и есть правовое или точнее правомерное.

По поводу разгона первой государственной Думы России, почти век тому назад, была очень популярна шутка о правовом порядке в различных странах Европы. В ней говорилось:

Существует четыре формы правопорядка: английская - все можно, кроме того, чего нельзя; германская - ничего нельзя, кроме того, что можно; французская - все можно, даже того, что нельзя; российская - ничего нельзя, даже того, что можно.

Шутка до сих пор остается актуальной, ибо в нашей стране даже спустя столетие для исполнения законного решения, реализации законных прав и интересов, защиты очевидного права требуется вмешательство влиятельного человека или иные вспомогательные и побочные действия. Сущность правомерного государства заключается в самоограничении, в законности, в силу которой государственная власть основывается на праве. В этом виде правовое государство, конечно, выступает антитезой тираническому, тоталитарному, теократическому и недемократическому государству.

«Права человека положили конец всевластию государства, рассматривавшего человека как подданного, слепого и послушного исполнителя государственных команд и приказов. Такая ситуация неизбежно вызывала напряженность в обществе, стремление освободиться из-под опеки всесильной власти и нестабильность развития. Установление партнерства между гражданином и властью, вытекающего из принципов прав человека, предотвращает

68

политические   и   социальные   катаклизмы,   способствует   развитию общества, цель которого избрана и одобрена большинством народа».1

Теперь рассмотрим принципы правового государства и как они неразрывно связаны с правами человека и гражданскими свободами. Принципы - это основополагающие идеи, определяющие в своей совокупности идеальную конструкцию (модель) государства, которое можно было бы называть правовым.

1.    Принцип народного суверенитета весьма прост и понятен. В   Конституции   Российской   Федерации   этот   принцип   изложен следующим   образом:   «Носителем   суверенитета   и   единственным источником     власти     в     Российской     Федерации     является     ее многонациональный народ».

Не менее удачными бывали и определения, даваемые этому прекрасному и справедливому принципу его неравнодушными сторонниками. Камилл Демулен, правда, по какому-то частному поводу, замечательно сымпровизировал: «Народ высказался: этого достаточно; никакие возражения, никакое veto невозможно против его суверенной воли. Его воля всегда законна: это - сам закон». При соблюдении этого принципа невозможна ни узурпация власти, ни установление тиранических форм правления, ни принятие неправовых законов, ни подавление гражданских свобод или инициатив, ни нарушение прав человека. Если власть в государстве на самом деле принадлежит народу, она никоем образом не может быть направлена против его интересов, его прав и свобод. И этот принцип, впрочем, как и все остальные, напрямую указывает на нерасторжимую связь правового государства с правами человека и гражданина.

2.    Принцип  легитимности  власти  покоится  на  осознании людьми законности притязаний правительства на их добровольное подчинение.   Совершенно   очевидно,   что   власть,   рассматриваемая гражданами  как  незаконная,  не  может рассчитывать  на бытие  в правом   государстве,   ибо   уже   сама   не   согласуется   с   правом. Современная   теория   правового   государства   провозглашает,   что престиж      конституционной      государственной      власти     должен базироваться на доверии народа, на его поддержке, что опора на народ является основной задачей и целью власти, так как сила, прочность и устойчивость ее заключается в народной поддержке. Это требование представляет  собой   естественную   конструкцию,   обеспечивающую

Права человека: итоги века, тенденции, перспективы. Под ред. Е.А. Лукашевой. М. 2002. С. 34.

69

естественное единство принципов народного суверенитета и правового государства, в котором гармонично развиваются гражданские свободы, права человека и солидарность частных и государственных интересов.

3.    Принцип приоритета права над властью, в результате чего всегда торжествуют  права личности,  рассмотрение  всех  проблем ведется с позиций интересов гражданина, на страже которых стоит государство,  тоже  способствует  правам  человека  и  гражданским свободам.   При  этом  государственная  власть  имеет  отработанный механизм защиты прав человека, а граждане, в защите своих прав и интересов не выступают просителями. Властные структуры, при этом, имеют специфические формы защиты и естественных прав человека, и прав гражданина, и прав личности.

4.    Принцип      равноправия      государства      и      личности, являющийся   еще   одним   основополагающим   правилом   правового государства, совершенно четко изложен Иммануилом Кантом, так: «Гражданин должен обладать той же возможностью принуждения властвующих к точному и безусловному исполнению закона, которой обладает властвующий в отношении к гражданину». Далее мысль Канта  такова:   «Государство   создано   всеми   вместе   и   каждым   в отдельности  путем  делегирования  ему  части  своей  свободы  для правомерного решения своих проблем».

Такое понимание роли и места государства в обеспечении правового порядка, при котором всеми соблюдаются общие правила поведения, а государственная власть радеет о соблюдении прав человека, поощряет гражданские инициативы, поддерживает и защищает свободы граждан, впервые закреплено в действующей Конституции Российской Федерации. В ст. 18 записано, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечивается правосудием. Статья 2 провозглашает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод гражданина - обязанность государства.

Такие высокие цели может ставить в своем Основном законе только государство, стремящееся стать правовым.

Правам гражданина в правовом государстве должна корреспондировать обязанность государственных органов; также как и полномочиям государственных структур - обязанности граждан.

70

5.    Еще      один      принцип      правового      государства      -неприкосновенность  личности,   напрямую  затрагивает  важнейшую сторону жизни человека и его прав. Сюда относится презумпция невиновности    человека,    по    которой    каждый    обвиняемый    в совершении     преступления     считается     невиновным,     пока    его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Отсюда проистекают очень важные последствия, которые имеют большое значение для людей, вовлеченных в уголовно-процессуальные отношения. Из этого определения видно, что человек может быть признан преступником только и только по приговору суда. Если это условие отсутствует, никто не может называть человека преступником, как это часто делают журналисты или политические противники.

Во-вторых, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Органы предварительного следствия, государственное обвинение обязаны собрать, закрепить и представить суду все доказательства виновности человека.

В-третьих, неустраненные и неустранимые сомнения в виновности лица должны толковаться в пользу обвиняемого.

6.    Принцип    тождества    права    и    закона   означает,    что нормативные        акты,        разрабатываемые        и        принимаемые представительным      органом      власти,      должны      максимально соответствовать естественным правам человека, судебная система в своей деятельности должна быть приближена к выполнению заповеди: «судить судом равных себе», т.е. преобладание судов присяжных, а также утвердить равноправие граждан во всех правоотношениях.

7.    Принцип  верховенства закона порой понимается очень упрощенно, отчего его взаимосвязь с правами человека или строится, или    представляется    не    особенно    существенной.    Между    тем, верховенство закона - важнейший принцип правового государства, сущность которого была выражена в правовой аксиоме так: править должен закон, а не личность.

Этот принцип означает, что в иерархии нормативно-правовых актов закон занимает верховное положение и никакой другой нормативный акт не должен противоречить закону, отменять или изменять его.

Ни Указ Президента, ни постановление правительства, ни какая-либо ведомственная инструкция не может содержать в себе

71

положения, противоречащие закону. На основании этой аксиомы должна формироваться соответствовавшая требованию закона позиция любого гражданина, участвующего в конфликте.

Принцип верховенства закона несовместим с «телефонным правом», а вернее с «бесправием», или с пресловутой целесообразностью. Правосудие правового государства исповедует только приверженность закону и не подчиняется никакому давлению или диктату от кого бы они не исходили. Судебная власть является самостоятельной, равноправной и равновеликой исполнительной и законодательной власти, а руководствуется в своей деятельности только законом.

Реализация этого принципа обеспечит полное равноправие граждан независимо от их служебного или имущественного положения, даст возможность осуществить свое право на справедливое и беспристрастное судебное разбирательство своего дела.

8.    Принцип независимости судебной ветви власти, как от законодательной, так и от исполнительной позволяет этому органу исполнять свою основную функцию - правосудие. Судебная власть должна   быть   независимым   и   беспристрастным   арбитром   между соперничающими властями, и не подпадать ни под какое влияние. Только в этом случае судебная власть обеспечит правосудие и защиту прав граждан и их свобод.

9.    Принцип разделения властей будет актуальным даже в самых     демократичных     государствах,     вследствие     внутреннего противоречия   власти,   которое   не   устраняется   даже   условным разделением    ее    на   две    ветви.    Это    внутреннее   противоречие проистекает из того, что законодательная власть имеет всегда свое видение того, как должна действовать исполнительная, а последняя, также   естественно   и   обоснованно,   имеет   свое   видение   на   все недостатки  законотворческой  деятельности.  Такое  противостояние может наблюдаться в любом государстве, и поэтому нужно иметь цивилизованные способы и методы решения конфликтов, в том числе и с участием компетентного судебного органа.

10. Принцип политического равноправия граждан означает, что в правовом государстве отношение к гражданам государственных органов или межличностные отношения не могут зависеть ни от служебного или имущественного положения, ни от расы или национальности, ни от классовой или религиозной принадлежности,

72

ни по каким-либо иным неправовым признакам. Гражданское состояние людей в правовом государстве равноправное, а это как раз и соответствует основополагающим понятиям прав человека и справедливости.

11. Принцип всеобщего избирательного права означает, что выборы должны быть направлены на выявление подлинного волеизъявления граждан. Это предполагает не только соблюдение формальных правил организации выборов, но и недопущения фальсификации и обмана, справедливое и честное соперничество, справедливый подсчет голосов.

Из сказанного мы видим, что учение о правовом государстве дает прекрасную возможность устроить государственную власть таким образом, чтобы призванная на службу народа сила служила его интересам, защищала его, а не превращалась в холодное и отвратительное чудовище вроде Левиафана, подавляющего и порабощающего свой народ.

Правовое государство находится в таком отношении к правам человека, по которым оно обязано обеспечивать, соблюдать их и создавать механизм защиты прав, а в отношении гражданских свобод оно не должно препятствовать пользованию провозглашенными свободами.

В иной взаимозависимости находятся права человека и гражданское общество. Гражданское общество является одним из условий соблюдения и защиты прав человека. Гражданское общество - это совокупность внегосударственных общественных институтов, выражающих интересы различных страт, групп и слоев населения, защищающих права, свободы и интересы граждан, в которых органически сочетаются индивидуальные и личные права граждан с общественными и государственными интересами.

Важнейшей особенностью гражданского общества является свобода реализации каждым человеком своих социально-политических, экономических, культурных и личных устремлений. Им представляется возможность проявлять гражданские инициативы, создавать нетрадиционные негосударственные гражданские институты: детские учреждения, учебные заведения, фонды, торговые и производственные предприятия. Свободные от формализма и диктата, бюрократического вмешательства и идеологического воздействия они порой лучше отвечают своему предназначению и более полно удовлетворяют потребности граждан.

73

В развитых странах значительную часть гражданского общества составляют различные группы самопомощи - родительские и женские объединения, анонимные алкоголики, пчеловоды, цветоводы и т.д. Главное их предназначение в защите гражданских интересов, в готовности отстаивать свое достоинство, свои права. Но это еще отказ от иждивенческого, пассивного отношения к жизни, от патернализма, когда граждане совсем отрешаются от решения любых вопросов, возлагая даже малейшие из них на государственную власть.' Формирование гражданского общества представляет собой процесс превращения подданных государства в его граждан, то есть в таких жителей государства, которые, являясь членами сообщества, имеют чувство собственного достоинства, самостоятельность, обладают естественными правами, знают их и умеют отстаивать их.

Одновременно гражданские институты создают здоровую конкуренцию государственным структурам и тем самым способствуют их развитию и совершенствованию.

Институты гражданского общества, неправительственные и общественные организации могут действовать в большинстве сфер жизнедеятельности людей, защищая, например, права потребителей и заказчиков, отстаивая права и свободы человека и гражданина, осуществляя социальный контроль за деятельностью государственных структур, о соблюдении законов и правил в местах содержания заключенных и задержанных, в образовательных и воспитательных учреждениях, влияя на работу с мигрантами или беженцами, участвуя в экспертизе законопроектов с точки зрения тендерного равенства или соответствия норм права Конституции Российской Федерации и т.д.

В развивающемся гражданском обществе возникают новые общественные связи, отношения, тенденции:

возможность проявления инициативы, гражданской ответственности возвышает личность, укрепляет веру в собственные силы, создает условия для независимого экономического и социально-политического поведения. Такие граждане имеют твердые убеждения, понимают свои интересы и права, знают, как их можно защищать и отстаивать;

политическая независимость и автономия личности могут базироваться на гарантированном праве частной собственности. Гражданин-собственник живет активной жизнью, он находится всегда

1 См. об этом: Гражданское общество: взгляд изнутри. М. 2002. С. 191, 196.

74

в поиске, он не равнодушен к происходящему в окружающем мире. Он нетерпим к злоупотреблениям, хищениям, бесхозяйственности, взяточничеству. Все его поведение противоположно пассивному ожиданию, иждивенчеству, покорности столь свойственным патерналистскому сознанию.

Из сказанного возникает сущностная связь гражданского общества с правовым государством. Только принципы правового государства, ставшие реальностью, способны развивать гражданские инициативы, способствовать развитию гражданских институтов, формировать гражданское общество. И чем больше будет самоограничиваться государство, тем больший простор получит гражданское общество. Поэтому только в условиях демократического правления и получают развитие гражданские институты.

Отсюда и функции гражданского общества направлены и на ограничение государственной власти, и на осуществление социального контроля над органами власти, и эффективную защиту прав и свобод человека и гражданина. Наиболее важными функциями гражданского общества являются:

1)   Артикуляция интересов и волеизъявления граждан.

2)   Опосредование      отношений      между     личностью      и государством.

3)   Контроль за деятельностью властных структур.

4)   Мониторинг, отстаивание и реализация прав человека.

5)   Информирование     общественности      и     влияние     на общественное мнение.

6)   Призвание к ответственности должностных лиц в случае злоупотребления властью.

7)   Участие в государственном управлении и самоуправлении.

8)   Перераспределение    национального    дохода    в    пользу социальной сферы.1

Из сказанного видно, что в триаде: государство, общество, личность, безусловно, главенствующее положение занимает личность. Все остальное вторично, произведено самим человеком. По крайней мере, так должно быть там, где государство претендует на звание правового, а общество - гражданского. Такое положение может стать реальностью, только если приоритетом общественного развития станет индивид с его интересами, правами и свободами.

Указ. соч. С. 36.

75

ТЕМ А 6

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА.

В современном мире все более заметно развивается процесс универсализации, интеграции, глобализации. Этот, ставший в последнее время популярным термин, обозначает широкую совокупность общественных процессов, развивающихся в сторону взаимозависимости, взаимопроникновения и взаимообусловленности самых различных компонентов мирового сообщества, результатом чего становится целостность бытия человечества, или бытия, человечества как целого.

Сторонники глобализации ценят ее за возможность установления и утверждения общечеловеческих ценностей, а их противники отвергают ее, видя в ней экспансию западных ценностей, нового империализма и неоколониализма.

Стремление к объединению человечества объясняется, скорее всего, тем, что логической вершиной самосознания, саморазвития общества является его объединение в единое со-общество. В этом свете со-трудничество народов, стран, людей на всем протяжении истории демонстрировало более положительные результаты, чем распри, раздоры, войны, автаркия и закрытость. Поэтому наиболее мудрые и прогрессивные люди всегда ценили единение народов и осуждали враждебность людей друг к другу.

Идея единой Европы совсем не нынешняя затея, как многие полагают. Она родилась много веков назад...

В поэтической форме идеи интеграции гуманист выражал, как время, когда все народы распри позабыв, в единую семью сольются. Но массовому сознанию намного труднее воспринять передовую идею, которая зачастую страшит и тревожит своей новизной, непривычностью. Лучше всего это состояние демонстрируют противники глобализации экономики, выступающие наиболее активно в дни встреч руководителей государств и забрасывающие их яйцами и разными овощами.

В их лозунгах и критике, безусловно, есть здравый смысл. Как всякое общественное явление глобализация экономики релевантна и имеет свои негативные стороны. Но опять же, как и всякое

Чешков М.А. Глобальный контекст постсоветской России. М. 1999. С. 14.

76

общественное явление, глобализацию следует рассматривать всесторонне, с точки зрения основной тенденции, и тогда можно будет убедиться, что эффективность соединения усилий различных факторов в достижении целей, всегда превосходит эффективность деятельности отдельных субъектов. При этом приходится мириться с некоторыми отрицательными последствиями интеграции ради множества положительных выгод!

Объективная необходимость глобализации еще ярче выглядит на проблеме экологической безопасности. Захороненные в мировом океане химические отравляющие вещества или ядерные отходы угрожают всему человечеству, всему живому на земле.

Другая сторона характеристики глобализации заключается в том, что эти проблемы могут решаться только сообща. Никакое отдельно взятое государство не обязано это делать менее других. Но самое главное, никакое отдельное государство не способно решать такие задачи самостоятельно из-за их сложности и дороговизны. Таким образом, глобальные задачи человечество способно решать только совместными усилиями.

Зачатки глобализации мы можем видеть в создании Европейского Союза (ЕС), НАТО, Совета Европы и множестве других объединительных тенденциях, направленных на выполнение общих задач некоего сообщества народов и государств.

Междисциплинарным явлением, которое в последнее время затрагивает всех и каждого, отражается во всех общественных процессах, сближает или разъединяет политические идеологии и становится лакмусовой бумажкой режима правления, а управляться может только с участием мирового сообщества, являются права человека и гражданские свободы.

Важнейшим достижением мирового сообщества, гуманной части человечества, явилось понимание того, что состояние с правами человека в конкретном государстве не может считаться его внутренним делом. Конечно, нарушение прав человека происходит на территории того или иного государства и чаще всего с гражданами данной страны. Но ведь не может быть так, чтобы граждане сами захотели потерять свое право на жизнь, на неприкосновенность, не может быть, чтобы они добровольно отказались от свободы.

А раз так, то значит там, где нарушаются права и свободы граждан, власть узурпирована тираном, деспотом. Источник власти -народ, получается отчужденным от управления государством, и им

77

управляют недемократичным способом. Значит, в этой стране надо восстановить народный суверенитет, добиться соблюдения прав человека, а народ не способен сделать это из-за узурпации власти. Получается замкнутый круг.

Если бы мировое сообщество согласилось, что это внутреннее дело данного государства, то этот народ страдал бы от нарушения своих прав бесконечно долго. Прогрессивные и демократические силы не могут не видеть, что где-то попираются права человека и гражданские свободы, и потому выступают в защиту прав человека, где бы они ни нарушались.

Или возьмем проблему беженцев, которая может сложиться как из-за техногенных катастроф, погодных условий, но чаще всего наблюдается в результате гражданских войн, национальной распри, геноцида и политических преследований. Никто не станет бежать от хорошего. Бегут, увы, от неблагого, ненадлежащего управления. Но спастись эти несчастные люди могут лишь в соседних государствах. Как должно себя вести руководство государства, границы которого осаждают беженцы? Я не рассматриваю вариантов с закрытием границ или насильственного выдворения беженцев как негуманные или неприемлемые. С принятием беженцев количество проблем у этого государства возрастает неимоверно. Людей надо разместить и дать крышу над головой, надо одеть, накормить, обеспечить медицинским обслуживанием. Надо обеспечивать правовой порядок, ибо с беженцами прибывают не только законопослушные граждане, но и скрывающиеся преступники. И все это становится тяжким бременем даже для благополучных государств. Но таких как раз почему-то всегда меньше. Таким образом, беженцы превращаются в острейшую политическую, социальную, экономическую, правовую, культурную, медицинскую проблему. И разрешить ее принявшему государству в одиночку становится неразрешимой проблемой. Очевидно, поиск политического решения проблем беженцев возможен лишь с участием мирового сообщества, оказание гуманитарной помощи, содействие и сотрудничество в их судьбе наглядно показывает глобализацию прав беженцев. Право на убежище также , может быть обеспечено только совместными усилиями.

Содействие мирового сообщества может остановить геноцид, пытки и истязания, преследования инакомыслящих и любые иные формы нарушения прав человека и гражданских свобод. И это безусловное благо для граждан неправового, закрытого,

i

авторитарного государства, перед которым должен отступать принцип невмешательства.

Об этом интуитивно догадывался еще в XVIII веке великий Вольтер, первый правозащитник земли, рассылавший сотни писем, воззваний, протестов в защиту справедливости, гуманизма и свободы. Он писал королям, царям, императорам, и эти вельможи отступали перед доводами благоразумия и человеколюбия.

В пользу глобализации прав человека можно привести факты массового голода и детской смертности, распространения СПИД-инфекции и других заразных заболеваний, экологических катастроф и множество других, когда беду можно отвести только с участием мирового сообщества и других государств. И здесь глобализация выступает величайшим благом. Конечно, фарисействуя и лицемеря, можно выступать против использования наднациональных усилий и использовать принцип невмешательства во внутренние дела. И таким образом оставлять страждущих один на один со своими бедами. Но такие рассуждения пора прятать в сундуки с прочим хламом отживших времен.

Из сказанного вытекает еще одна сущностная сторона прав человека - ее международно-правовой характер!

Содержание прав человека в наиболее полном исчерпывающем виде изложено в нормах международного права. Можно смело утверждать, что ни одно национальное законодательство не является столь детальной, точной и полной как международно-правовое обеспечение прав человека. Наиболее полно общечеловеческие ценности отражают:

•     Всеобщая Декларация прав человека, принятая 10 декабря 1948 года;

•     Международный   пакт   о   гражданских   и   политических правах, принятый в 1966году;

•     Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, принятый в 1966 году.

Эти три документа принято считать Хартией прав человека! Мировым сообществом принято множество других документов в виде актов и договоров. Приведем наиболее значимые:

•     Конвенция о статусе беженцев (1951 год);

•     Конвенция о ликвидации  всех форм дискриминации  в отношении женщин (1980 год);

78

79

•     Конвенция    о    борьбе    с   дискриминацией   в   области образования (1960 год).

•     Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказания за него (1948-1954 года);

•     Международная   Конвенция   о   ликвидации   всех   форм расовой дискриминации (1965-1969 года);

•     Декларация прав ребенка (1959 г.) и Конвенция о правах

ребенка (1989 г.);

Этими нормативно-правовыми актами установлены общие минимальные стандарты соблюдения и защиты прав человека независимо от страны проживания, цвета кожи, вероисповедания, пола и прочих личных качеств.

Наряду с международным законодательством и международным механизмом по защите прав человека народы и правительства континентов стали создавать свои нормы и органы. Были приняты: Межамериканская Конвенция о правах человека (1969г.), Африканская Хартия прав человека и народов (1981 г.), Исламская Декларация прав человека (1990 г.), Арабская хартия прав человека (1994 г.), создан Европейский Союз и принята Европейская Хартия прав и свобод человека (2000 г.).1 Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая еще в 1950 году, была разработана и принята государствами-членами Совета Европы, которые с самого начала его создания объединились для «утверждения и дальнейшей реализации прав человека, уважения основных свобод и верховенства права».

Обратите внимание: 50 лет тому назад, начало холодной войны между социалистическим лагерем, отстаивающим мифические общественные интересы государства и будущего коммунизма, и Европа, которая стремится к единению под знаком верховенства права, защиты прав человека и гражданских свобод. Бессмысленное идеологическое противостояние советского блока всей Европе, идеологическая упертость, поиск несуществующих врагов и главное, постоянное создание себе противников, даже из бывших сторонников, все возрастающее раздражение по поводу критического отношения стран, от которых мы отгородились железным занавесом, было порождено не враждебностью Европы, как рисовалось, а амбициями, нетерпимостью, враждебностью ко всему новому коммунистической

1 См.: Хартия Европейского Союза об основных правах. М. 2001.

80

идеологии. Эти гуманные и созидательные принципы позволили государствам Европы все больше и больше сближаться, помогать друг другу, развиваться экономически и достичь благополучия. Их политические и правовые системы интегрировались, люди и страны Европы сблизились настолько, что легко понимают друг друга и действуют во благо своих народов.

В развитие Всеобщей Декларации, Европейская Конвенция о правах человека по лучшим мировым стандартам закрепила важнейшие права человека: право каждого человека на жизнь охраняется законом; никто не должен подвергаться пыткам, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию; каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность; каждому арестованному незамедлительно сообщается на понятном ему языке причины его ареста; каждое арестованное лицо незамедлительно доставляется к судье; каждый имеет право требовать справедливого суда; каждый обвиняемый в уголовном преступлении считается невиновным, пока виновность его не будет доказана в соответствии с законом и принципом презумпции невиновности.

Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни; неприкосновенность жилища и тайны корреспонденции, на свободу мысли, совести, религии. Каждый может свободно получать и распространять информацию, выражать свое мнение; мирно собираться на митинги и демонстрации, вступать в политические партии и общественные объединения; мужчины и женщины, достигшие брачного возраста, имеют право вступать в браки.

Каждая страна, вступающая в Совет Европы, должна соответствовать этим стандартам. Вступая в Совет Европы, Россия взяла на себя целый ряд обязательств, среди которых наиболее актуальными остаются вопросы отмены смертной казни, введения альтернативной гражданской службы, реформы пенитенциарной системы. Существует много нарушений в вопросах свободы передвижения и выбора места жительства, в обеспечении права на полную и объективную информацию, в свободе мысли и убеждений и праве их высказывать и отстаивать. Необходимо приводить в соответствие с Конституцией РФ, федеральным законодательством, с международными и европейскими стандартами законодательные акты многих субъектов Российской Федерации.

81

О глобализации прав человека свидетельствует весьма прогрессивное закрепление в Конституции РФ положения о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются частью национальной правовой системы. И само существование наднационального права, рецепция или имплементация общеевропейских нормативно-правовых актов и включение международного механизма в национальную правовую систему защиты прав человека и гражданских свобод наглядно демонстрирует глобализацию.

Кстати, создание ООН, Совета Европы, Европейского Суда, Европейского Союза, иных международных органов и их деятельность по защите прав человека, как приоритетная цель создания международных организаций и механизмов, говорит о защите общемировых ценностей, какими стали права человека.

В настоящее время Генеральный Секретарь ООН является депозитарием около 520 международных договоров. Многие из них оказывают глубокое воздействие на жизнь и деятельность людей в таких вопросах, как права человека, беженцы и лица без гражданства, международное уголовное правосудие, разоружение и окружающая среда. Специалисты ООН оказывают помощь правительствам в разработке внутригосударственных законов и осуществлении программ совершенствования правоохранительных органов, пенитенциарных учреждений, социальной сферы и иммиграционных служб.

Будучи глобальным центром решения всех важнейших проблем человечества, ООН определяет и «всеобщие права» для всех народов. Исторический опыт показывает, что одно, даже самое развитое национальное, законодательство не может сравниться по своей полноте и качеству с правотворческим массивом, созданным международными организациями. Качественное значение и социальную ценность придает этому законодательству то, что впервые и во всех нормативно-правовых актах международного характера закрепляется универсальное право, не зависящее ни от места рождения или проживания человека, расы или цвета кожи, национальности или вероисповедания, пола или образования. Международно-правовые нормы стали столь универсальными, а международный механизм защиты прав человека настолько мощным и гибким, что любой человек планеты может воспринимать их как

82

национальное достояние и воспользоваться для защиты своих прав и свобод.

Противники глобализации, в результате которой привносятся якобы чуждые ценности, обычно опасаются потери самобытности, национальной идентичности, традиции и обычаев своего народа и сомневаются, не служат ли они прикрытием экспансионистских устремлений вражеских сил. Хотя вокруг этих вопросов сейчас ведется множество дискуссий, на наш взгляд, следует склониться к отрицательному ответу на эти сомнения, мало подтверждаемые практикой.

Да, в понимании прав человека существует национально-культурная специфика. Да, не все народы так воспевают личные права и гражданские свободы, как европейцы. Впрочем, и не все европейцы едины в понимании социальной ценности прав человека. Но ведь и нет почти ни одного понятия или ценности, которые бы воспринимались одинаково всем человеческим сообществом. Как бы ни понимались разными народами права человека, не может быть сомнения в социальной ценности общепризнанных прав и свобод. Право на жизнь, на семейное благополучие, на жилище, на благоприятную среду, на достойный уровень, да какое бы право или гражданскую свободу мы не называли, не удается найти примера, чтобы для каких-то народов они не представляли социальную ценность. Отдельные исключения или иные оценочные явления, могущие быть в столь важном контексте, серьезного внимания не заслуживают. Приведем самый, пожалуй, характерный случай на эту тему.

В 1989 году на острове Крит прошло международное совещание руководителей неправительственных правозащитных организаций (НПО). Диалог возник и по поводу различного понимания прав человека, проистекающего из различия западной и восточной ментальности. Говорилось, что приверженцы западного либерализма больше ценят права отдельной личности, что на Востоке не столь значимо из-за слабости гражданского общества и преобладания общинного интереса. Все это правильно и не может не влиять на политическую активность граждан, развитие гражданского общества, состояние с соблюдением прав человека, на механизм защиты гражданских свобод, на деятельность НПО и прочее.

В обоснование существующих различий в подходе к правам человека был приведен такой пример. В Индии существует традиция,

83

называемая «сати», то есть сожжение вдовы на погребальном костре умершего мужа. Было высказано суждение, что, исходя из особенностей общинного мировоззрения, «решение таких проблем» должно быть найдено внутри соответствующей общины, а не навязаны сверху государством. «Уважение» таких традиций, якобы, важнее «общечеловеческих» или «общепринятых» ценностей, которые абсолютно чужды для индусов.1

На основе признания культурного релятивизма многие задаются теперь вопросом, а не пострадает ли национальная идентичность от принятия таких универсальных ценностей, как права человека и гражданские свободы. Но разве могут существовать обычаи, традиции, которые бы противоречили социальной ценности прав человека и его свобод? Можно представить, что существует. Но тогда логично задаться вопросом, зачем нужно сохранять такие традиции и обычаи? Ведь в истории каждого народа были традиции и обычаи, превратившиеся в архаичные, противоречащие развивающейся культуре, модернизирующемуся менталитету и, в конце концов, забытые. Поэтому, едва ли разумно превращать культурные традиции в фетиш и искусственно противопоставлять их таким безусловным ценностям как права человека и гражданские свободы, толерантность и ненасилие, гуманизм и демократия.

Цитируется по: Российский бюллетень по правам человека. Выпуск 9. 1997. С. 58.

ТЕМА 7

СОЗДАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ И МЕЖДУНАРОДНЫЙ БИЛЛЬ О ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА.

Вторая мировая война преподала человечеству такой жестокий урок, что разумная ее часть не могла не извлечь необходимых уроков. И мировое сообщество постаралось создать международный механизм, способный не допускать и/или разрешать возникающие конфликты, не давая им разрастаться до военных столкновений. Еще 1 января 1942 года была подписана Декларация Объединенных Наций, разработанная по инициативе США и поддержанная 26 другими странами антифашистской коалиции.

В последующие годы представители Китая, Советского Союза, Великобритании и США продолжали работать над проектом Устава Объединенных Наций, который был одобрен и подписан в Сан-Франциско летом 1945 года, на Конференции, специально созванной для учреждения Международной организации.

Со времени ратификации Устава большинством подписавших его стран, то есть с 24 октября 1945 года, существует Организация Объединенных Наций (ООН), и этот день отмечается как день этой уникальной международной организации.

Уже в Преамбуле к Уставу учредители делают акцент не на ужасах, вызванные войной, а на проблемах последующего демократического и мирного развития человечества и актуализируют права человека и гражданские свободы. «Мы, народы объединенных наций, - говорится в ней, - преисполненные решимости избавить грядущие поколения от бедствий войны, дважды в нашей жизни принесшей человечеству невыразимое горе, и вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых наций, и создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права, и содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе, и в этих целях проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи, и объединить наши силы для поддержания международного мира и безопасности, и обеспечить путем принятия принципов и установления методов,

85

чтобы вооруженные силы применялись не иначе как в общих интересах, и использовать международный аппарат для содействия экономическому и социальному прогрессу всех народов, решили объединить наши усилия для достижения этих целей».

Миротворчество и поддержание мира на земле, разоружение и сдерживание ядерных вооружений, экономическое и устойчивое развитие всех стран, борьба с нищетой и голодом, развитие здравоохранения и образования, помощь детям и инвалидам, борьба с преступностью, наркоманией, СПИД-инфекцией, защита прав человека и гражданских свобод во всем мире - вот далеко неполный перечень приоритетных направлений деятельности объединенных наций. И эти цели не просто продекларированы, а эффективно управляются и реализуются.

Исполнением этих гуманитарных программ занимаются структурные подразделения ООН: Генеральная Ассамблея, Совет безопасности, Экономический и Социальный совет, Международный Суд. Специализированными учреждениями ООН являются известные Международная организация труда (МОТ), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Международный банк реконструкции и развития (МБРР), Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный почтовый союз (ВПС), Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС), Международный фонд сельскохозяйственного развития (МФСР), ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), Всемирная торговая организация (ВТО) и множество других.

В сфере прав человека и гражданских свобод действуют Комиссия ООН по правам человека, Верховный Комиссар по правам человека, Детский Фонд (ЮНИСЕФ), Управление Верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ), Фонд для развития в интересах женщин (ЮНИФЕМ). Организация Объединенных Наций организует деятельность по защите прав и свобод человека практически по всем направлениям и во всех сферах жизни людей.

• Современный мир трудно представить без ООН, - этого гаранта мира и спокойствия на земле, арбитра в конфликтных ситуациях, интеллектуального центра, разрабатывающего и внедряющего в жизнь народов самые передовые технологии и решающего глобальные проблемы человечества, а также страстного проповедника и защитника демократии и народного суверенитета, человеческого достоинства и гражданских свобод, прав человека и

86

гражданина. Вероятно, без ООН мир был бы другим и, скорее всего, менее приспособленным для спокойной и нормальной жизни людей.

С созданием ООН только началась настоящая работа в сфере защиты прав человека, которая продолжается и по сей день. Дело в том, что параллельно с усилиями по созданию международной организации шел поиск путей по обеспечению гражданских свобод, соблюдению прав человека, утверждению социальной справедливости, уменьшению дискриминации и т.д. Активно обсуждались идеи выработки Билля о правах, Всеобщей Декларации, которые стали реальными для объединенных наций. Движущей силой стала Комиссия по правам человека, в короткое время подготовившая проект Всеобщей Декларации, который после тщательного обсуждения на Генеральной Ассамблее 10 декабря 1948 года стал важнейшим международным документом, определившим гуманитарный вектор развития всего человечества, а этот день отмечается во всем мире, как день защиты прав человека.

Небольшая по объему, всего 30 статей, Всеобщая Декларация прав человека является подлинным гимном человеку, его достоинству и самоценности. Она исходит из того, что гарантия прав и свобод человека - одна из наиболее острых, сложных и важных проблем современности.

За принятие Декларации было подано 48 голосов присутствующих государств, воздержалось 8, ни одно государство не проголосовало против. Советский Союз при голосовании был среди воздержавшихся, считая предложенный проект Декларации несовершенным. По мнению нашей делегации, он не отражал целей, которые ставило пред собой мировое сообщество. К числу существенных недостатков Советский Союз относил то, что проект ограничивался только фиксированием формальных прав и не содержал положений об их материальном и законодательном обеспечении. В проекте также отсутствовала статья, где провозглашалось бы право народов на самоопределение, на включении которой настаивал Советский Союз. Кроме того, советская делегация предлагала включить в текст положения, в которых борьба против фашизма объявлялась бы неотъемлемым правом каждого человека.

Содержание Всеобщей Декларации прав человека можно классифицировать по трем группам, как это распространено в мировой правовой литературе.

87

Элементарные права и свободы, к которым относятся право на жизнь, свободу, неприкосновенность личности (ст. 3), свобода от рабства (ст. 4), запрет пыток и жестокого, бесчеловечного обращения или наказания (ст. 5), равенство перед законом (ст. 7), ряд прав, касающихся процедурных гарантий правосудия (ст. 8, 9, 10, 11), защита от произвольного вмешательства в личную жизнь и от посягательства на честь, репутацию, неприкосновенность жилища, переписки (ст. 12) и т.д.

Вторую группу составляют гражданские и политические права. В числе гражданских прав провозглашаются такие, как право личности на признание ее правосубъектности (ст. 6), свобода передвижения и выбора места жительства (ст. 13), право на убежище (ст. 14), право на гражданство (ст. 15), право вступать в брак и основывать семью (ст. 16), право владеть имуществом (ст. 17). Среди политических прав и свобод человека Всеобщая Декларация предусматривает свободу мысли, совести, религии (ст. 18), свободу убеждений и выражения их (ст. 19), свободу мирных собраний и ассоциаций (ст. 20), право принимать участие в управлении своей страной (ст. 21).

В статьях 22-28 перечислены экономические, социальные и культурные права: на труд и свободный выбор работы, на равную оплату за равный труд, на объединение в профессиональные союзы.

Включение этой категории прав во Всеобщую Декларацию прав человека стало возможным во многом благодаря настойчивости Советского Союза.

Особое значение имеет статья 29, в которой говорится об обязанностях индивида перед обществом. При осуществлении прав и свобод индивид может подвергаться ограничениям, установленным в законе. Однако ограничения эти должны быть установлены «исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе» (п. 2).

Всеобщая Декларация прав человека сама по себе не создает обязательных для государств норм поведения, в ней содержатся нормы-рекомендации. Тем не менее, она оказывает реальное влияние на регулирование отношений между государствами и на внутригосударственное законодательство стран, и стала неотъемлемой частью международного публичного права.

Такие документы способствуют и процессу создания норм международного права, когда на их основе заключаются международные договоры. Государства могут также добровольно следовать правилам, содержащимся в подобных документах. Таким образом, они формируют и направляют международную практику, которая затем признается государствами обязательной.

Нормы Всеобщей Декларацией прав человека, хотя и не имеют обязательной силы, тем не менее, ограничивают свободу поведения государств, так как никакое государство не может вести себя в полном противоречии с основными нормами, рекомендуемыми международной организацией, участником которой оно является. Если же государство отрицает рекомендуемые нормы, то тем самым оно отрицает сами принципы и цели этой организации.

Необходимо заметить, что воздействие международного права на различные отрасли внутригосударственного права неоднородно. Оно может быть не очень значительным в отношении земельного или предпринимательского права, однако трудно переоценить влияние на законодательство государства международно-правовых принципов и норм, относящихся к правам человека.

Особенно показательна в этом отношении именно Всеобщая Декларация прав человека, благодаря ее значительному воздействию на внутригосударственное право. Как уже упоминалось, она была принята в качестве «стандарта, к достижению которого должны стремиться все народы и все государства».

Она сегодня является одним из основных источников права, служит моделью, которая широко используется многими странами для разработки отдельных положений конституций, различных законов и документов, относящихся к правам человека.

Как указывает В.А. Карташкин, не менее чем 90 национальных конституций, принятых после 1948 г., содержат перечень фундаментальных прав, которые или воспроизводят положения Декларации, или включены под их влиянием.

В таких странах, как Бельгия, Нидерланды, Индия, Италия, США, Шри-Ланка, положения Всеобщей Декларации широко используются для толкования внутригосударственного законодательства, относящегося к правам человека. На них постоянно ссылаются суды этих стран. Интересно, что в ряде постановлений Конституционного Суда Российской Федерации также содержатся

89

ссылки на Всеобщую Декларацию прав человека в обосновании вынесенных решений.

Большинство государств рассматривает Декларацию как документ, содержащий обычные нормы международного права. Такое понимание Декларации особенно важно в связи с тем, что некоторые государства (Китай, Куба, Индонезия, Саудовская Аравия и др.) не являются участниками ни Международного Пакта о гражданских и политических правах, ни Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах. Они обязаны руководствоваться положениями Декларации.

Конвенционные органы, созданные на основании международных соглашений по правам человека, при рассмотрении докладов государств о ходе имплементации ратифицированных ими договоров выносят многочисленные рекомендации о необходимости принятия странами-участницами тех или иных законодательных мер. На основании этих рекомендаций государства принимают конкретные законодательные акты и приводят свое законодательство в соответствие со взятыми на себя международными обязательствами. Даже те из них, которые не предпринимают никаких законодательных мер, в своих докладах пытаются приукрасить состояние дел в этой области и показать, что законодательство страны соответствует международным нормам. Именно так действовал Советский Союз после ратификации Международного Пакта о гражданских и политических правах, Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах, многих других соглашений. После распада СССР Россия стала принимать меры для приведения законодательства в соответствие с международными соглашениями по правам человека.

Подписанная нашей страной Всеобщая Декларация прав человека 40 лет постыдно замалчивалась и не получала ни широкого освещения в политической и юридической литературе, ни практического применения. Наше национальное законодательство упорно противоречило многим положениям Декларации. Мы делали вид, что соблюдение или нарушение прав личности - это внутреннее дело государства.

Ценность Всеобщей Декларации заключается еще и в том, что она дает единое понимание прав человека, причем по высшей мерке цивилизованности, и отрицает подход к этому вопросу как к сугубо внутреннему делу отдельных государств. Понятно, что такое

90

отношение к личности и ее правам разоблачает приниженную роль человека, прежде всего в тоталитарных, закрытых обществах.

Еще дальше пошла Венская договоренность, потребовавшая подчинения национального законодательства государств нормам Всеобщей Декларации, в связи с чем все страны должны пересмотреть и обновить свое законодательство, если оно противоречит Декларации.

Особенно возросло влияние международных актов на законодательство России. Принятая в 1991 г. «Декларация прав и свобод человека и гражданина» вобрала в себя многие положения Всеобщей Декларации прав человека и Пактов о правах человека. Декларация была включена в Конституцию РСФСР в апреле 1992 г. Предыдущие законы, внесшие изменения и дополнения в Основной Закон Российской Федерации в 1988-1991 гг., практически не затрагивали прав и свобод человека, гарантий их защиты и реализации.

Впервые в истории России в ее Конституции 1993 года есть специальная глава, посвященная правам и свободам человека и гражданина, а сами права человека признаны высшей ценностью. Многие положения и формулировки Основного закона были реконструированы и коренным образом изменены под влиянием Декларации и основополагающих международных документов.

Первая статья Всеобщей Декларации звучит как ода личности, как признание самоценности каждого человека:

«Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступить в отношении друг друга в духе братства».

У нас был провозглашен аналогичный принцип, по которому в социалистическом обществе «человек человеку - друг, товарищ и брат». Должен был быть. Но не стал. Как не реализовались и все остальные принципы социализма, ибо главная беда строя заключалась как раз в пренебрежении к правам личности, в забвении того, что человек - мера всех вещей. Вспомним, сколько раз, принимая какое-нибудь непопулярное в народе решение, нас убеждали, что это - в интересах государства. Но государство - это мы. И ему должно быть на пользу как раз то, что полезно каждому из нас. Если каждый богат - богато государство, если каждый могуч - могуче и государство, если каждый счастлив - благополучно целое государство.

91

По самым высоким международным стандартам гарантирует Всеобщая Декларация личную неприкосновенность граждан. Статья 3 констатирует, что «каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность». Тут в пору задать риторический вопрос: а знают ли о наших конституционных правах те, кто чаще всего посягает на них? Работники домоуправлений, милиции, почты, торговли... Всех сфер жизни. Им-то где и кто растолкует вопрос о святости прав граждан? Где и кто из них изучал уж не международные акты и Декларацию, а хотя бы конституционные права? Никто и нигде. Более того, за их глумление над человеком, за притеснения и волокиту они не несут никакой ответственности.

Для всего мира степень осуществления и обеспечения прав человека давно стала показателем зрелости всего государственного организма. Ни одно демократическое правительство не останется у власти больше одного часа после того, как отравит свое население фенолом. Ни одному ответственному лидеру, скомпрометировавшему себя в глазах масс, не придет в голову остаться на прежней должности. Ни один судья в правовом государстве не останется судьей, если станет известно его неправосудное поведение. Всему этому заслоном станет высокое политическое и правовое сознание граждан, имеющих развитое чувство собственного достоинства.

Правовыми средствами можно надежно обеспечить основные права людей, влиять на экологическую ситуацию, добиваться расширения личных свобод и решения множества других проблем.

Если человек увидит, что государство защищает его права, отстаивает его интересы, - меньше останется поводов для ненависти и злобы, для ссор и раздоров. Наше общество остро нуждается в возрождении правды и права, веры и надежды, совести и справедливости, нравственности и духовности, ценности человеческой личности и уважения к ней.

Академик Сахаров писал: «В противовес императивности (категоричности, повелительности) большинства политических философий, идеология прав человека является по своему существу плюралистической, допускающей свободу разных форм общественной организации и сосуществование разных форм и предоставляющей человеку максимальную свободу личного выбора. Я убежден, что именно такая свобода, а не давление догм, авторитета, традиции или власти государства или общественного мнения, может обеспечить разумное и справедливое решение тех бесконечно сложных и

92

противоречивых проблем, которые непредсказуемо возникают в личных, социальных, культурных и многих других явлениях жизни; только такая свобода дает людям непосредственное личное счастье, составляющее первичный смысл человеческого существования. Я убежден также, что общемировая защита прав человека является необходимым фундаментом международного доверия и безопасности, условием, предупреждающим разрушительные военные конфликты, вплоть до глобального ракетно-термоядерного, угрожающего самому существованию человечества». Такое возвышенное значение придавал правам человека академик А. Сахаров.

При таком подходе к человеческой личности и ее правам все становится ясно. Только тогда, когда человек будет поставлен на подобающий уровень и осознает себя личностью с гарантированными правами, с приоритетом его интересов, в нем может родиться и чувство хозяина, и достоинство, и нравственность.

Несмотря на то, что Всеобщая Декларация в юридическом смысле не является строго обязательной, она, тем не менее, стала фундаментом всей колоссальной конструкции по защите прав человека на международном уровне. Международные организации подтверждали обязательства осуществлять рекомендации или даже продолжить разработку основополагающих принципов Декларации. Такими «детьми» Всеобщей Декларации стали Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах, Международный Пакт о гражданских и политических правах, принятые в 1966 году, а также все региональные конвенции: Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Американская Конвенция о правах человека (1969 г.) и Африканская Хартия прав человека и народов (1981 г.), Исламская Декларация прав человека (1990 г.) и Арабская хартия прав человека (1994г.).

Два указанных Пакта в отличие от рекомендательного характера Декларации имеют международно-договорной характер и расширяют, уточняют, конкретизируют некоторые ее положения. Поэтому и преамбула и несколько первых положений Пактов идентичны или близки по смыслу и содержанию, а в совокупности они продолжают и конкретизируют права человека в экономической, социальной, культурной, политической и гражданской сферах жизнедеятельности людей.

93

Участвующие в данном Пакте государства посчитали приоритетным правом народов - право народов на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие.

Все народы для достижения своих целей могут свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами без ущерба для каких-либо обязательств, вытекающих из международного экономического сотрудничества, основанного на принципе взаимной выгоды, и из международного права. Ни один народ ни в коем случае не может быть лишен принадлежащих ему средств существования.

Все государства должны в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций поощрять осуществление прав на самоопределение и уважать это право.

Государства, участвующие в этом Пакте, обязуются гарантировать, что права, провозглашенные в нем, будут осуществляться без какой бы то ни было дискриминации, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

Участвующие в Международном Пакте об экономических, социальных и культурных правах государства обязуются обеспечить равное для мужчин и женщин право пользования всеми экономическими, социальными и культурными правами, предусмотренными в Пакте.

Никакое ограничение или умаление каких бы то ни была основных прав человека, признаваемых или существующих в какой-либо стране в силу закона, конвенций, правил или обычаев, не допускается под тем предлогом, что в настоящем Пакте не признаются такие права или что в нем они признаются в меньшем объеме.

Участвующие в данном Пакте государства признают право на труд, которое включает право каждого человека на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который свободно соглашается, и предпримут надлежащие шаги к обеспечению этого права.

Меры, которые должны быть приняты участвующими в настоящем Пакте государствами в целях полного осуществления этого права, включают программы профессионально-технического обучения

94

и подготовки, пути и методы достижения неуклонного экономического, социального и культурного развития и полной производительной занятости в условиях, гарантирующих основные политические и экономические свободы человека.

Государства   признают  право   каждого   на  справедливые  и благоприятные условия труда, включая, в частности;

а)    вознаграждение,   обеспечивающее,   как   минимум,   всем трудящимся справедливую зарплату и равное вознаграждение за труд равной ценности без какого бы то ни было различия, причем, в частности женщинам должны гарантироваться условия труда не хуже тех, которыми пользуются мужчины, с равной платой за равный труд; а также удовлетворительное существование для них и их семей;

б)   условия работы, отвечающие требованиям безопасности и гигиены;

в)    одинаковую для всех возможность продвижения в работе на   соответствующие   более   высокие   ступени   исключительно   на основании трудового стажа и квалификации;

г)    отдых, досуг и разумное ограничение рабочего времени и оплачиваемый отпуск, равно как и вознаграждение за праздничные дни.

Участвующие в пакте государства обязуются обеспечить:

а)    право каждого человека создавать для осуществления и защиты      своих      экономических      и      социальных      интересов профессиональные союзы и вступать в таковые по своему выбору при единственном     условии     соблюдения     правил     соответствующей организации. Пользование указанным правом не подлежит никаким ограничениям,  кроме тех,  которые предусматриваются законом и которые   необходимы   в   демократическом   обществе   в   интересах государственной безопасности или общественного порядка или для ограждения прав и свобод других;

б)   право        профессиональных       союзов       образовывать национальные федерации или конфедерации и право этих последних основывать   международные   профессиональные   организации   или присоединяться к таковым;

в)    право     профессиональных     союзов     функционировать беспрепятственно без каких-либо ограничений, кроме тех, которые предусматриваются      законом      и      которые      необходимы      в демократическом      обществе      в      интересах      государственной

95

безопасности или общественного порядка или для ограждения прав и свобод других;

г) право на забастовки при условии его осуществления в соответствии с законами каждой страны.

Участвующие в Международном Пакте об экономических, социальных и культурных правах государства признают право каждого человека на социальное обеспечение, включая социальное страхование.

Участвующие в Пакте государства признают, что семье, являющейся естественной и основной ячейкой общества, должны предоставляться по возможности самая широкая охрана и помощь, в особенности при ее образовании и пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании. Брак должен заключаться по свободному согласию вступающих в брак.

Особая охрана должна предоставляться матерям в течение разумного периода до и после родов. В течение этого периода работающим матерям должен предоставляться оплачиваемый отпуск или отпуск с достаточными пособиями по социальному обеспечению.

Особые меры охраны и помощи должны приниматься в отношении всех детей и подростков без какой бы то ни было дискриминации по признаку семейного происхождения или по иному признаку. Дети и подростки должны быть защищены от экономической и социальной эксплуатации. Применение их труда в области, вредной для их нравственности и здоровья или опасной для жизни, или могущей повредить их нормальному развитию, должно быть наказуемо по закону. Кроме того, государства должны установить возрастные пределы, ниже которых пользование платным детским трудом запрещается и карается законом.

Статья 11 признает право каждого на достаточный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни. Государства-участники Пакта обязались принять надлежащие меры к осуществлению этого права, признавая важное значение в этом отношении международного сотрудничества, основанного на свободном согласии.

Участвующие в Пакте государства, признавая основное право каждого человека на свободу от голода, должны принимать необходимые меры индивидуально и в порядке международного

сотрудничества, включающие проведение конкретных программ. Для того чтобы:

а)    улучшить методы производства, хранения и распределения продуктов питания путем широкого использования технических и научных знаний о принципах питания и усовершенствования или реформы аграрных систем таким образом, чтобы достигнуть наиболее эффективного освоения и использования природных ресурсов;

б)   обеспечить справедливое распределение мировых запасов продовольствия в соответствии с потребностями и с учетом проблем стран,    как   импортирующих,   так   и   экспортирующих   пищевые продукты.

Страны, подписавшие Пакт, признают право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья. Меры, которые должны быть приняты государствами для полного осуществления этого права, включают мероприятия, необходимые для:

обеспечения сокращения мертворождаемости и детской

смертности и здорового развития ребенка;

улучшения   всех   аспектов   гигиены   внешней   среды   и

гигиены труда в промышленности;

предупреждения и лечение эпидемических, эндемических,

профессиональных и иных болезней и борьбы с ними;

создания    условий,    которые    обеспечивали    бы    всем

медицинскую   помощь   и   медицинский   уход   в   случае

болезни.

Участвующие в Пакте государства признают право каждого человека на образование. Они согласились, что образование должно быть направлено на полное развитие человеческой личности и сознания ее достоинства и должно укреплять уважение к правам человека и основным свободам. Они согласились с тем, что образование должно дать возможность всем быть полезными участниками           свободного           общества,           способствовать

взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми нациями и расовыми, этническими и религиозными группами, содействовать работе по поддержанию мира. Для полного осуществления этого права, участвующие в Пакте государства признают следующие положения:

начальное   образование   должно   быть   обязательным   и

бесплатным для всех;

96

4 - 2027

97

среднее образование в его различных формах, должно быть открыто и сделано доступным для всех путем принятия всех необходимых мер и, в частности, постепенного введения бесплатного образования; высшее образование должно быть сделано одинаково доступным для всех на основе способностей каждого путем принятия всех необходимых мер и, в частности, постепенного введения бесплатного образования; элементарное образование должно поощряться или интенсифицироваться, по возможности, для тех, кто не проходил или не закончил полного курса своего начального образования;

должно активно проводиться развитие сети школ всех

ступеней, должна быть установлена удовлетворительная

система   стипендий   и   должны   постоянно   улучшаться

материальные условия преподавательского персонала.

Участвующие в Пакте государства признали право каждого

человека   на   участие   в   культурной   жизни   страны,   пользование

результатами     научного     прогресса,     защитой     моральных     и

материальных интересов, автором которых он является. Государства,

участвующие в данном Пакте, обязались уважать свободу, безусловно

необходимую для научных исследований и творческой деятельности

людей.

Международный Пакт о гражданских и политических правах вступил в силу 23 марта 1976 года. К 30 июня 1989 года 87 государств ратифицировали Пакт или присоединились к нему.

В Пакте провозглашаются такие права личности как свобода мирных собраний и ассоциаций, право участия в ведении государственных дел, всеобщее избирательное право, права национальных меньшинств и т.д.

Однако превыше всего в Пакте ставится право на самоопределение народов. В силу этого права, народы могут свободно устанавливать свой политический статус и свободно обеспечивать свое экономическое социальное и культурное развитие.

Государствами-участниками Международного Пакта провозглашается право народов распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами без ущерба для каких-либо обязательств, вытекающих из международного экономического сотрудничества, основанного на принципе взаимной выгоды, из международного

98

права. Ни один народ ни в коем случае не может быть лишен принадлежащих ему средств существования.

Все государства, участвующие в Международном Пакте о гражданских и политических правах, должны, в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций, поощрять осуществление права народов на самоопределение и уважать это право.

В статье 2 Международного Пакта закрепляется обязанность каждого участвующего в нем государства уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в Пакте, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

Каждое участвующее в Пакте государство обязуется:

а)    обеспечить  любому  лицу,   права   и   свободы   которого, признаваемые в Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты,   даже   если   это   нарушение   было   совершено   лицами, действовавшими в официальном качестве;

б)   обеспечить, чтобы право на правовую защиту для любого лица, требующего такой защиты, устанавливалось компетентными судебными, административными или законодательными властями или любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства, и развивать возможности судебной защиты;

в)   обеспечить применение компетентными властями средств правовой защиты, когда они представляются.

Только во время чрезвычайного положения в государстве, при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется, участвующие в Пакте государства могут принимать меры в отступление от своих обязательств, установленных в Пакте, и то в степени, требуемой остротой положения, при условии, что такие меры не являются несовместимыми с их другими обязательствами по международному праву и не влекут за собой дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения.

Часть третья Международного Пакта о гражданских и политических правах открывается статьей, посвященной праву человека на жизнь. Статья 6 гласит:

4*                                                                 99

«1. Права на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни.

2.    В странах, которые отменили смертную казнь, смертные приговоры могут выноситься только за самые тяжкие преступления в соответствии с законом, который действовал во время совершения преступления и который не противоречит постановлениям настоящего Пакта и Конвенции  о предупреждении  преступления  геноцида и наказании за него. Это наказание может быть осуществлено только во исполнение окончательного приговора, вынесенного компетентным судом.

3.    Когда лишение жизни составляет преступление геноцида, следует  иметь   в   виду,   что   ничто   в   настоящей   статье   не  дает участвующим в настоящем Пакте государствам права каким бы то ни было путем отступать от любых обязательств, принятых согласно постановлениям     Конвенции     о     предупреждении     преступления геноцида и наказании за него.

4.    Каждый, кто приговорен к смертной казни, имеет право просить  о   помиловании   или  о   смягчении   приговора.   Амнистия, помилование или замена смертного приговора могут быть дарованы во всех случаях.

5.    Смертный   приговор   не   выносится   за   преступления, совершенные лицами моложе восемнадцати лет, и не приводится в исполнение в отношении беременных женщин».

Согласно статье 7 Пакта никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию. В частности, ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам.

Никто не должен содержаться в рабстве; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах. Никто не должен сдержаться в подневольном состоянии, и никто не должен вынуждаться к принудительному или обязательному труду.

Государствами-участниками закрепляются права человека на свободу и личную неприкосновенность.

«...Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом. Каждому арестованному сообщается

100

при аресте причина его ареста и в срочном порядке сообщается любое предъявленное ему обвинение».

Каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо в срочном порядке должно быть доставлено к судье или другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение. Содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом, но освобождение может ставиться в зависимость от представления гарантий явки на суд, явки на судебное разбирательство в любой другой его стадии и, в случае необходимости, явки для исполнения приговора.

4.   Каждому,   кто   лишен   свободы   вследствие   ареста   или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы суд мог безотлагательно вынести постановление относительно  законности  его  задержания  и  распорядиться  о  его освобождении, если задержание незаконно.

5.    Каждый,   кто   был   жертвой   незаконного   ареста   или содержания под стражей, имеет право на компенсацию, обладающую исковой силой».

Все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности. Обвиняемые в случаях, когда отсутствуют исключительные обстоятельства, помещаются отдельно от осужденных и им предоставляется отдельный режим, отвечающий их статусу неосужденных лиц. Обвиняемые несовершеннолетние отделяются от совершеннолетних и в кратчайший срок доставляются в суд для вынесения решения.

Пенитенциарной системой предусматривается режим для заключенных, существенной целью которого является их исправление и социальное перевоспитание. Несовершеннолетние правонарушители отделяются от совершеннолетних, и им предоставляется режим, отвечающий их возрасту и правовому статусу.

Никто не может быть лишен свободы на том только основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо договорное обязательство.

Каждому, кто законно находится на территории какого-либо государства, принадлежит, в пределах этой территории, право на свободное передвижение и свобода выбора местожительства.

101

Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную.

Упомянутые выше права не могут быть объектом никаких ограничений, кроме тех, которые предусмотрены законом, необходимых для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других и совместимы с признаваемыми в настоящем Пакте другими правами.

Никто не может быть произвольно лишен права на въезд в свою собственную страну.

Все лица равны перед судами и трибуналами. Каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Печать и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или - в той мере в какой это, по мнению суда, строго необходимо, - при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия; однако любое судебное постановление по уголовному или гражданскому делу должно быть публичным за исключением тех случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют другого, или когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми.

Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону.

Каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на следующие гарантии на основе полного равенства:

а)         быть в срочном порядке и подробно уведомленным на языке, который он понимает, о характере и основании предъявляемого ему обвинения;

б)         иметь    достаточное    время    и    возможности    для подготовки   своей   защиты   и   сноситься   с   выбранным   им   самим защитником;

в)         быть судимым без неоправданной задержки;

102

г)          быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника; если он не имеет защитника бить уведомленным об этом праве и иметь назначенного   ему   защитника   в   любом   случае,   когда   интересы правосудия того требует безвозмездно для него в любом таком случае, когда у него нет достаточно средств для оплаты этого защитника;

д)         допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос его свидетелей на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него;

е)         пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке;

ж)        не   быть   принуждаемым   к  даче   показаний   против самого себя или к признанию себя виновным;

В отношении несовершеннолетних процесс должен быть таков, чтобы учитывались их возраст и желательность содействия их перевоспитанию.

Каждый, кто осужден за какое-либо преступление, имеет право на то, чтобы его осуждение и приговор были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией согласно закону.

Если какое-либо лицо окончательным решением было осуждено за уголовное преступление, и если вынесенный ему приговор был впоследствии отменен или ему было даровано помилование на том основании, что какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки, то это лицо, понесшее наказание в результате такого осуждения, получает компенсацию согласно закону, если не будет доказано, что указанное неизвестное обстоятельство не было в свое время обнаружено исключительно или отчасти по его вине.

Никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны.

Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности.

Никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или

103

тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию.

Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии. Это право включает свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору и свободу исповедовать свою религию и убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в отправлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов и учений.

Никто не должен подвергаться принуждению, умаляющему его свободу иметь или принимать религию и убеждения по своему выбору.

Свобода исповедовать религию и убеждения подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц.

Государства обязуются уважать свободу родителей и в соответствующих случаях законных опекунов обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями.

Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений.

Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору.

Пользование этими правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть сопряжено с некоторыми ограничениями, которые должны быть установлены законом, и являться необходимыми для уважения прав и репутации других лиц и для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

Всякая пропаганда войны должна быть запрещена законом. Всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к

104

дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом.

Статьей 21 Международного Пакта о гражданских и политических правах признается право на мирные собрания граждан. Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

Каждый человек имеет право не свободу ассоциации с другими, включая право создавать профсоюзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.

Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет права на защиту со стороны общества и государства.

За мужчинами и женщинами, достигшими брачного возраста, признается право на вступление в брак и право основывать семью.

Ни один брак не может быть заключен без свободного и полного согласия вступающих в брак.

Государства, участвующие в Международном Пакте о гражданских и политических правах, должны принять надлежащие меры для обеспечения равенства прав и обязанностей супругов в отношении вступления в брак, во время состояния в браке должна предусматриваться необходимая защита для всех детей.

Каждый ребенок без всякой дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, национального или социального происхождения, имущественного положения или рождения имеет право на такие меры защиты, которые требуются в его положении как малолетнего со стороны его семьи, общества и государства.

Каждый ребенок должен быть зарегистрирован немедленно после его рождения и должен иметь имя.

Каждый ребенок имеет право на приобретение гражданства.

105

В статье 25 говорится, что каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации право и возможность:

а)       принимать   участие   в    ведении    государственных   дел    как непосредственно,   так   и   через   посредство   свободно   выбранных представителей;

б)      голосовать и быть избранным  на подлинных периодических выборах,     производимых     на     основе     всеобщего     и     равного избирательного права, при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей;

в)       допускаться в своей стране на общих условиях равенства к государственной службе.

Государства, разделяющие общие положения Пакта, пришли к соглашению, что все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона. В этом отношении всякого рода дискриминация должна быть запрещена законом, и закон должен гарантировать всем лицам равную и эффективную защиту против дискриминации по какому бы то ни было признаку, как-то: расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

По единому убеждению договаривающихся государств-участников в тех странах, где существуют этнические, религиозные и языковые меньшинства, лицам, принадлежащим к таким меньшинствам, не может быть отказано в праве совместно с другими членами той же группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком.

Так создавались общепризнанные принципы и нормы международного права в области прав человека, признаваемые как минимальный стандарт и международный механизм защиты прав и свобод человека.

106

ТЕМ А 8 ЕВРОПЕЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА.

Западные политологи относят рождение мечты об объединенной Европе в даль времен. Первый период формирования этой идеи начинается в средние века и продолжается вплоть до первой мировой войны. В этом периоде идея единой Европы являлась предметом литературных дискуссий. Мотивы объединения Европы находят у Данте, Дюбуа, Сен-Симона, Бентама и др.

Второй этап развития идеологии объединения относится к периоду между двумя мировыми войнами. В этот период Европа становится «великой моральной державой».

После второй мировой войны, наступает третий период в развитии паневропейской идеи, который характеризуется началом претворения этих идей в жизнь. Паневропейская идея, которая до второй мировой войны казалась утопией, после войны становится всеобщей программой европейских правительств, парламентов и партий.

Многие политологи и политики пытались ответить на возникающий вопрос: в чем кроется причина столь устойчивого желания объединения Европы. Вопрос не покажется слишком отвлеченным, если иметь в виду, какие кровопролитные войны возникали между европейскими странами. Обе мировые войны были развязаны на просторах Европы, и такое печальное прошлое не могло не дать импульс к поиску некоей панацеи от новых возможных военных конфликтов.

Во-вторых, Европу, безусловно, объединяет религиозная идеология.

И, наконец, немаловажное значение имеет и единство континентального менталитета. Так, некоторые политологи уверены, что интеграционное сознание европейцев базируется на чувстве, может быть и несколько туманном, но реальном, - общности Европейской цивилизации.

Общность европейских стран некоторым кажется привлекательной идеей в силу того, что Европа, в этом случае, может быть отнесена к числу великих мировых держав и стать важным звеном в раскладе геополитических интересов.

107

г

Существуют и планы превращения объединенной Европы в единую великую нацию.

Во всех этих суждениях есть своя доля рационального зерна, показывающая культурную и историческую общность европейских народов, общность их судьбы, сходство политических и правовых систем, а также стремление к интеграции.

Именно в новых условиях, когда «европейская идея» вступила в стадию практического решения, возникли две точки зрения. Первая сводилась к тому, что вначале нужно создать наднациональные организации, которые осуществят слияние национальных экономик, а затем проводить интенсификацию политического сотрудничества.

Иные, которых называли сторонниками «федерализма», выступали за принятие единой общеевропейской конституции и практических шагов к единению.

Но этот спор разрешился как бы сам собой, ибо к тому времени уже существовал некоторый опыт интеграции в отдельных сферах жизнедеятельности, и вторая точка зрения восторжествовала де-факто.

Совет Европы

Ужасы Второй мировой войны подвигнули ведущих политиков континента к поиску путей к миру без насилия и войн, к демократии и прогрессу, гарантированному обеспечению прав и свобод человека и гражданина.

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, выступая в 1946 году в Цюрихе и выражая общественное мнение об объединении Европы, предложил привести в действие идею о создании Соединенных Штатов Европы. Первым шагом к этому и стало создание Совета Европы. Уже в мае 1949 года в Лондоне десять стран подписали договор о создании Совета Европы со штаб-квартирой в Страсбурге.1

Целями нового интеграционного органа в его Уставе были определены достижение большого единства между его членами во имя защиты и осуществления идеалов и принципов, являющихся их , достоянием, и содействие их экономическому и социальному прогрессу. Для достижения поставленных целей государства-участники обязались проводить совместные действия в

экономической, социальной, культурной, научной, правовой и административной областях, равно как и путем поддержания и дальнейшего осуществления прав человека и основных свобод.

Вторая статья Устава определяла, что каждый член Совета Европы должен признавать принцип верховенства права и принцип, в соответствии с которым все лица, находящиеся под его юрисдикцией, должны пользоваться правами человека и основными свободами и искренне и активно сотрудничать во имя достижения этих целей.

С самого начала важнейшим условием приема в Совет Европы было признание кандидатом на вступление принципа верховенства закона и гарантирование каждому лицу, находящемуся под его юрисдикцией, пользование основными правами и свободами.

С развитием континентального законодательства условиями приема в Совет Европы становились гарантированность свободы средств массовой информации, свобода выражения мнений, защита национальных меньшинств, строгое соблюдение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также признание полномочий ее контрольных механизмов.

Комитет Министров Совета Европы состоит из министров иностранных дел государств-участников и является высшим органом. Он определяет главные направления работы, рассматривает рекомендации Парламентской ассамблеи, предложения межправительственных специализированных Комитетов и совещаний отраслевых министров, утверждает бюджет Совета Европы.

Парламентская ассамблея избирается из депутатов национальных представительных органов и их количество определяется исходя из численности населения. Ассамблея рассматривает любые вопросы, организует парламентские слушания, конференции и формирует свои рекомендации для Комитета Министров, а также избирает судей Европейского Суда по правам человека.1

Самые знаменательные успехи Совета Европы находятся в сфере защиты и восстановления прав человека. Во-первых, это законодательство, которое включает Конвенцию о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), двенадцать протоколов к ней, Социальная Хартия (1996 г.), Кодекс социального обеспечения (1990г.), Хартия местного самоуправления (1985 г.), Конвенция о

' См. об этом: С.А. Глотов, В.Д. Мазаев. Современная концепция прав человека в принципах и нормах Совета Европы. М. 2001. С. 72.

108

1 Российская юридическая энциклопедия. М. 1999. С. 2673.

109

пресечении терроризма (1977 г.), Конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания (1988 г.), Конвенция о гражданстве (1997 г.) и множество других нормативных актов. Во-вторых, это самый эффективный контрольный механизм - Европейский Суд по правам человека.

Европейский Союз

Почти в то же самое время в Европе параллельно проходил еще один интеграционный процесс. Послевоенный ход событий, общие заботы и интересы, естественным образом вели к экономической и социальной интеграции. Общие потребности вызвали к жизни объединение региональных организаций, идеологическим источником являлась та же потребность в «Европе без границ». Уже в 1951 году было создано Европейское объединение угля и стали, а затем Европейское сообщество по атомной энергии и Европейское экономическое сообщество, получившее в обиходе название «Общий рынок».

Юридически самостоятельные эти три экономические организации объединились в одно сообщество, которое с годами преобразовалось в систему интеграционных институтов.

Уже в начале 60-х годов на повестку дня сообщества встал вопрос о всеобъемлющей политической и экономической интеграции. В 1965 году создаются единые органы сообщества: Европейский Совет, Совет Евросоюза, Комиссия Европейских сообществ, Европейский парламент и Европейский Суд.

Первичными целями европейских сообществ были содействие устойчивому и гармоничному экономическому и социальному прогрессу, особенно путем развития свободных торговых отношений, ликвидация таможенных и иных преград, дальнейшее экономическое и социальное сплочение, создание единого валютного и гражданского союза. Решив большинство первоначальных задач, государства-участники Европейского сообщества в 1992 году подписали договор о преобразовании в Европейский Союз.

Приоритетными задачами теперь становятся политические, а затем экономические задачи. В обновленном договоре значительное место уделяется гарантиям прав и свобод человека и гражданина, свободному обмену и передвижению людей, сотрудничеству членов Союза в правоохранительной деятельности, внутренней и внешней безопасности, экологическим и социальным проблемам.

ПО

Когда писался этот учебник, в Евросоюз входили 15 государств,' сохраняющий перспективу расширения за счет государств Центральной и Восточной Европы. Так, в декабре 2002 года на саммите стран-участниц Европейского Союза в Копенгагене было принято решение о расширении Союза и принятии с 2004 года десяти новых стран.2

Роль исполнительного органа Евросоюза исполняет Комиссия Европейского сообщества, своего рода наднациональное правительство.

Представительным органом Евросоюза является Европейский парламент - межгосударственный наднациональный политический орган, представленный депутатами всех стран-участниц, пропорционально численности их населения. Всего в данное время в Европарламенте насчитывается более 600 депутатов.

Сейчас страны Евросоюза имеют наднациональную политическую и правовую систему, единую валюту, безвизовую зону, вводят единое гражданство, ярко демонстрируя реальность существования «Европы без границ».

Расширилась деятельность Евросоюза и в сфере защиты прав человека. Представительный орган содружества правомочен избирать Европейского омбудсмана, который обладает правом принимать и рассматривать заявления и жалобы от граждан стран-участниц по фактам ограничения их прав и свобод. Европейский омбудсман выполняет также функцию взаимного сотрудничества и взаимодействия национальных омбудсманов.

Европейский парламент, это, конечно, правовой феномен. Но и создание Европейского сообщества не менее замечательный факт, так как мы имеем дело с международным договором, разработанным не правительственными делегациями, а парламентскими учреждениями и принятый специальной Ассамблеей. Этот договор стал и Уставом Евросоюза.

Чтобы понять истинную сущность Европейский Суд, процитируем статью 1 (абзац 2) договора о ЕС: «Членами ЕС могут быть... государства, которые обеспечивают соблюдение прав человека

1    В   Европейский   Союз  входят:   Великобритания,   Франция,   Германия,  Бельгия, Нидерланды,   Люксембург,    Испания,   Португалия,   Дания,   Швеция,    Норвегия, Финляндия, Греция, Италия, Мальта.

2   В  2004 году в  Европейский  Союз войдут:  Литва, Латвия,  Эстония, Чешская республика, Польша, Словакия, Венгрия, Кипр, Хорватия, Словения.

111

и основных свобод, сформулированных в Европейской конвенции прав человека от 4 ноября 1950 года».

Согласно Уставу, Сообщество наделено компетенциями, соответствующими трем основным функциям государства: законодательной, исполнительной, судебной.

Здесь будет уместно проанализировать, как по разному действуют в равных условиях различные политики, политические и правовые системы и как политическое поведение элиты отражается на судьбе народов.

Один из гегемонов того времени - США, уже в 1947 г. проявила не только понимание, но и оказала поддержку Европейским странам во всех интеграционных начинаниях. И, совершенно естественно, США и объединившаяся Европа остаются надежными сотрудниками и партнерами, активно развивающими свои отношения во всех сферах.

Совершенно иначе повела себя другая супердержава - СССР. Даже будучи страной Европейского континента, она не только не попыталась участвовать в интеграционном процессе, но и отринула себя от европейского сообщества, добровольно и высокомерно отвернулась от объединяющейся Европы. Эта близорукость, добровольное создание себе противников дорого обошлось стране. Только в 1996 году Россия смогла частично исправить ту роковую ошибку, но нельзя полностью изменить то, что прошло в бесплодном, бестолковом противостоянии, ибо прошли не просто полвека, а прошла сама жизнь, живших в те годы и живущих сейчас еще миллионов людей.

Наиболее яркой и характерной особенностью интеграции явилось новое понимание сущности прав человека. Совершенно естественным было такое правовое воззрение, что национальное право регулирует все общественные отношения граждан данной страны, и права человека, гражданина и личности в том числе.

Однако со временем выяснилось, что наряду с гуманными, демократическими режимами, строго соблюдающими права своих граждан, существует множество государств, только декларирующих приверженность праву, лишь провозглашающих права человека, но не обеспечивающих их защиту. И правовые системы таких государств не имели реальных механизмов защиты прав своих граждан. Хуже того, в ряде стран преследовали своих граждан за критику, за инакомыслие,

112

за свободолюбие, уголовные наказания и жестокости применялись к людям, не совершившим преступления, а за политические убеждения.

Граждане этих стран оказались в безвыходном положении, ибо их права попирались не отдельными чиновниками от права, а самой политической системой страны. Злоупотребления правом, издевательства и жестокости правоприменительных органов, превратившихся в свою противоположность, все мыслимые и немыслимые ужасы в местах заключения могли оставить равнодушным только бездушных людей.

Понятно, что в таких условиях, свободная совесть, демократическая и гуманная мысль могли апеллировать только к сообществу правовых государств. И прогрессивная межгосударственная и человеколюбивая общественность восстала против человеконенавистнических режимов. Правовое сознание трактующее, что права человека не должны быть предметом только внутригосударственных, национальных органов стала завоевывать позиции, а вскоре сделалась реальностью для европейского сообщества.

И этому благородному делу защиты прав человека посвящены усилия Европейского суда по правам человека и специального Омбудсмана.

Другая особенность правовых реалий европейского сообщества в том, что вопреки распространенному представлению в основе единого европейского правопорядка лежат нормы отличные и от международно-правовых норм, и от национальных систем права.

Право европейского сообщества - и Совета Европы, и Евросоюза - предусматривает создание специальных органов, к которым переходит часть суверенных полномочий стран содружества.

Кроме того, источником международного прав продолжает оставаться межгосударственный договор, в то время как в сообществах, формируется совершенно новая правовая система, которую можно назвать «интеграционным правом», которое развивается только усилиями самого сообщества. При этом интеграционное право, включая в себя принципы международного права, охватывает и новые, дополнительные положения, рожденные интеграционными процессами.

Кроме того, это право регулирует не только «поведение» государств, но включает поведение граждан в затронутых интеграцией .сферах жизнедеятельности. При этом «европейское

113

право» совершенно не связано законодательством государств - члег ов Евросоюза. В силу последнего обстоятельства Суд Сообщества не может применять норм национального права, не правомочен выносить решения о законности внутренних законодательных актов, не занимается толкованием внутринациональных норм права. Не делает этого и Европейский Суд по правам человека.

Политическая и правовая идеология европейской интеграции направлена на решение кардинальных задач человечества. В социально-экономической сфере это создание рыночных отношений, характеризующихся свободным экономическим поведением всех членов, социальное благополучие, партнерство, ликвидация нищеты и болезней;

в политической - сближение политических систем, соединение усилий для достижения согласия и утверждения демократии, а также увеличение степеней свободы в личной жизни граждан.

Вот эти цели и легли в основу «интеграционного права», чтобы служить средством их реализации. Они и обусловили общие принципы          европейского          права:          пропорциональность

представительства во всех представительных органах сообщества; солидарность государств - членов, как высшее проявление самобытности, но и единодушия; «институционального равновесия» или равновеликости всех стран содружества; отказ от дискриминации.

Совет Европы и Россия

Итак, только в 1992 году Россия изъявила желание стать членом Совета Европы (СЕ). Для того, чтобы правопорядок страны соответствовал всем требованиям, предъявляемым к государствам-участникам, Парламентская ассамблея Совета Европы выработала резолюцию с перечнем того, что должна была сделать Россия для полноправного членства в Совете Европы. Российской Федерации было предписано:

I.         при вступлении подписать Европейскую конвенцию о

защите прав человека и основных свобод и в течение одного года ратифицировать Конвенцию и Протоколы к ней №№ 1, 2, 4, 7 и 11, а , также признать право на подачу индивидуальных жалоб в Европейскую комиссию по правам человека и обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека (статьи 25 и 46 Конвенции), до момента вступления в силу Протокола №11;

114

II.         подписать в течение одного года и ратифицировать не псйзднее чем через три года с момента вступления Протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ;ающийся отмены смертной казни в мирное время, и установить со

ка

дни вступления мораторий на исполнение смертных приговоров;

III.        подписать   и   в   течение   одного   года   с   момента вступления ратифицировать Европейскую конвенцию о запрещении пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания;

IV.        подписать   и   в   течение   одного   года   с   момента вступления    ратифицировать    Рамочную    конвенцию    о    защите национальных меньшинств,  строить свою  политику в  отношении меньшинств с учетом принципов, сформулированных в Рекомендации Ассамблеи     1201     (1993),     сделав     их     частью     правовой     и административной системы страны и воплотив их в повседневную практику;

V.         подписать и в течение одного года после вступления ратифицировать  Европейскую хартию местного самоуправления и Хартию региональных языков и языков меньшинств; изучить в целях ратификации Социальную хартию и с момента вступления проводить национальную      политику      в      соответствии      с      принципами, закрепленными в вышеупомянутых конвенциях;

VI.        подписать и ратифицировать другие конвенции Совета Европы, в частности, касающиеся выдачи преступников; взаимной помощи      в      уголовно-правовой      сфере;      перемещения      лиц, приговоренных   к   наказанию;   отмывания,   выявления,   изъятия   и конфискации  доходов   от  преступной  деятельности   и   с   момента вступления соблюдать основополагающие принципы, закрепленные в вышеупомянутых конвенциях;

VII.      разрешать    международные    и    внутренние    споры мирными средствами (что является обязательным для всех стран — членов Совета Европы), решительно отказываясь от любых форм угрозы применения силы против своих соседей;

VIII.     урегулировать  существующие  пограничные  споры  с соседними странами в соответствии с принципами международного права при соблюдении действующих международных договоров;

IX.        в     течение     шести     месяцев     после     вступления ратифицировать   Соглашение   между   Правительствами   Российской Федерации и Молдавии от 21 октября 1994 года и продолжить вывод

115

14-й армии и ее военного снаряжения с территории Молдавии с тем, чтобы завершить его в течение трех лет с момента подписания Соглашения;                                                                                 |

X.         выполнить обязательства по Договору о сокращении обычных вооруженных сил и вооружений в Европе (ОВСЕ);           I

XI.        провести    переговоры    в    связи    с    требованиями европейских стран о реституции культурных ценностей, применяя особый подход с учетом объекта (архивы, произведения искусств, строения и т. д.) и вида собственности (государственной, частной, принадлежащей организациям различного типа);

XII.       в     кратчайшие     сроки     возвратить     собственность религиозных организаций;

XIII.     признать     как     неправильную     концепцию     двух различных   категорий   иностранных   государств,   рассматривающую некоторые из них как зону особых интересов, именуемую «ближним зарубежьем»;

XIV.     в   кратчайшие   сроки   урегулировать   все   вопросы, касающиеся   возвращения   собственности,  требования   на  которую предъявили   государства  —  члены   Совета   Европы,   в   частности, архивов, вывезенных в Москву в 1945 году;

XV.      немедленно   прекратить   практику   ограничений   на зарубежные поездки лиц, владеющих государственными секретами, и облегчить доступ к архивам, хранящимся в Российской Федерации, оставив лишь те ограничения, которые являются общепринятыми в государствах-членах Совета Европы;

XVI.     обеспечить такой порядок применения Конвенции СНГ по правам человека, который бы никоим образом не препятствовал обеспечению процедуры и гарантий, предусмотренных Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод;

XVII.    в течение одного года после вступления пересмотреть закон о федеральной службе безопасности, с тем, чтобы привести его в   соответствие  с   принципами   и  стандартами  Совета  Европы;   в частности,   должно   быть   отменено   право   Федеральной   службы безопасности (ФСБ) иметь в своем ведении и управлять центрами предварительного заключения;

XVIII.  принять закон об альтернативной военной службе, как это предусмотрено статьей 59 Конституции;

116

XIX.     сократить  и,   в  конечном  счете,   исключить  случаи жертокого обращения, а также гибели людей в вооруженных силах, не задействованных в вооруженных конфликтах;

XX.      продолжить   проведение   правовой   реформы   с   тем, чтобы привести все национальное законодательство в соответствие с принципами   и   стандартами   Совета   Европы;   наряду   с   прочими законодательными документами в кратчайшие сроки должен быть пересмотрен президентский Указ № 1226;

XXI.     расширить   международное   сотрудничество   в   целях предотвращения природных и техногенных катастроф и устранения их экологических последствий;

XXII.    подписать и в течение одного года с момента вступления ратифицировать Генеральное Соглашение  о привилегиях и иммунитетах и дополнительные протоколы к нему;

XXIII.  всемерно     сотрудничать     в     вопросе     реализации Директивы   Ассамблеи   №   508   (1995)   относительно   соблюдения странами-членами  Совета Европы  взятых на себя обязательств и обязанностей,    а    также    использовании    механизмов    контроля, разработанных во исполнение Декларации Комитета Министров от 10 ноября 1994 года (95-я сессия);

XXIV.  строго      соблюдать      положения      международного гуманитарного права, в том числе в случаях вооруженных конфликтов на своей территории;

XXV.   сотрудничать в духе доброй воли с международными гуманитарными   организациями   и   допускать   их   деятельность   на российской территории в соответствии с их мандатом.

Российская Федерация взяла на себя обязательство выполнить все рекомендации экспертов Совета Европы и 28 февраля 1996 года была принята в региональную организацию. В этот же день Россией были подписаны Конвенция о защите прав человека и основных свобод; Конвенция о запрещении пыток и бесчеловечного или унижающего достоинства обращения или наказания; Конвенция о защите национальных меньшинств и Хартия местного самоуправления.

Вступая в Совет Европы, - наиболее авторитетную на континенте гуманитарную организацию, - Российская Федерация ставила тем самым перед собой цель влиться в европейское цивилизованное пространство, идти по пути строительства демократических институтов, отвечающих исторически

117

выработанным стандартам и критериям и имеющим в своей основе признание прав и свобод человека в качестве высшей ценности, -пишет Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации в своем специальном докладе «О выполнении Россией обязательств, принятых при вступлении в Совет Европы».1

Таким образом, согласно статье 15 Конституции РФ, ратифицированные Россией Европейские Конвенции, в том числе Европейская Конвенция прав человека стали составной частью нашей правовой системы и поэтому юрисдикция Европейского Суда с 5 мая 1998 года, со дня сдачи ратификационных грамот, распространяется и на граждан России.

К настоящему времени определенная часть обязательств России перед Советом Европы в части совершенствования законодательства формально реализована. Однако и на седьмой год членства в Совете Европы чрезвычайно трудно говорить об эффективной адаптации России к европейским гуманитарным стандартам. Это связано с действием множества факторов. Среди них недостатки законотворческой деятельности федерального и региональных представительных органов власти, в результате чего российское законодательство отстает от требований европейских норм права; нарушение принципов верховенства права, разделения властей с их равноправием и независимостью друг от друга; пробуксовывающаяся судебная реформа; слабая правовая культура и низкое правосознание с преобладанием авторитарных и этатистских стереотипов поведения; слабые гражданские институты и гражданская пассивность.

При этом проблема заключается не только в промедлении с разработкой и принятием новых нормативных актов, но в первую очередь в том, что вновь принимаемые законы, как будто бы ориентированные на реализацию европейских обязательств России, на самом деле лишь частично отвечают требованиям Совета Европы, во многом не соответствуют эффективным и прогрессивным сдвигам в деле соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

Так,    новый    Уголовный    Кодекс    Российской    Федерации

,   претендовал на то, чтобы соответствовать европейским стандартам и

потому    воспринял    некоторые    рекомендации    экспертов    Совета

Европы.   И   в   то   же   время,   Кодекс   не   претерпел   значительных

Совет Европы и Россия. Спецвыпуск. Информационный бюллетень. С. 10. 2 Указ, доклад. С. 12.

118

качественных изменений в сторону гуманизации, отмены смертной казни, торжества принципа презумпции невиновности.

Такой же вывод можно сделать о новом Уголовно-исполнительном Кодексе. Многие рекомендации экспертов Совета Европы формально учтены в Кодексе, но это не увеличивает гарантий соблюдения прав заключенных.

...Реформирование уголовно-исполнительной системы, -считает Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, - наталкивается на проблемы, в основе которых традиционные репрессивные подходы к обращению с лицами, содержащимися в местах лишения свободы.1

Именно этим объясняется категорическое возражение чиновников от юстиции против гласности и прозрачности в их ведомстве, а так же неприятие идеи о введении общественного контроля в местах принудительного содержания задержанных.

Аналогичное положение складывается с новым Уголовно-процессуальным Кодексом Российской Федерации. Кодекс, конечно же, направлен на демократизацию уголовного судопроизводства, повышение правоохранительной и правозащитной роли суда, освобождение его от обвинительных функций, расширение круга участников уголовного судопроизводства, прав сторон в суде, обеспечения их процессуального равенства. Тем не менее, Кодекс нарушает принцип презумпции невиновности, соответствующий статье 6 Европейской Конвенции прав человека и ограничивает право обвиняемого на защиту. Ряд его положений противоречит праву человека на справедливое и публичное разбирательство его дела независимым и беспристрастным судом, принципу равноправия граждан перед судом и законом, гарантированных Европейской Конвенцией.

Анализируя три новых Кодекса Российской Федерации, Уполномоченный по правам человека делает следующий вывод: .. .реализация одного из самых существенных обязательств России - о совершенствовании уголовного, уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального законодательства в целях приведения его в соответствие с европейскими стандартами - проведена половинчато, во многом формально и не создает прочных предпосылок для отвечающих цивилизованным образцам преобразований в данной

Указ, доклад. С. 12.

119

области, тем более, с учетом репрессивного менталитета правоохранительных органов, отчетливо проявившегося в ходе работы над новыми кодексами.1

Для того чтобы соответствовать европейским стандартам в области прав человека и гражданских свобод, России предстоит не на словах, а на деле отменить смертную казнь, ввести суд присяжных на всей территории страны, полностью прекратить практику бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания в правоохранительных органах.

Предстоит серьезная модернизация органов прокуратуры.

На нынешнем этапе, - считает Уполномоченный по правам человека в РФ, - перед Россией отчетливо стоит вопрос о выборе своего места в Европе и мире. Либо это возврат к старым методам, идеалам и ценностям, авторитарным и тоталитарным моделям под лозунгом «российской самобытности» и специфических национальных особенностей. Это путь, который, как показывает весь опыт XX столетия, ведет в тупик, к ухудшению условий жизни народа и самоизоляции. Либо это - курс на вхождение в Европу, адаптацию к демократическим идеалам и ценностям, ставящим во главу угла права и свободы человека. Продолжение эффективного участия в Совете Европы, добросовестное выполнение принятых на себя обязательств -это в определенной степени показатель того, какой из этих путей будет выбран.2

Указ, доклад. С. 13. '' Указ, доклад. С. 19.

ТЕМА 9

ЕВРОПЕЙСКАЯ КОНВЕНЦИЯ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

И ОСНОВНЫХ СВОБОД, СОЦИАЛЬНАЯ ХАРТИЯ,

КОНВЕНЦИЯ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ ПЫТОК,

О ПРЕСЕЧЕНИИ ТЕРРОРИЗМА, ХАРТИЯ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ.

Европейская Конвенция о правах человека, является основным документом Совета Европы, благодаря которому организация проводит в жизнь свои принципы и цели. Она вступила в силу 3 сентября 1953 года. В преамбуле Конвенции упоминается Всеобщая декларация прав человека и заявляется о цели Конвенции «сделать первые шаги на пути коллективного осуществления некоторых из прав, сформулированных во Всеобщей декларации».' Благодаря развитию норм Европейской Конвенции, личность стала субъектом международного права.

Содержание статей Европейской Конвенции в основном сводится к «гражданским и политическим» правам. Что касается экономических, социальных, культурных прав, то во время принятия Европейской Конвенции их включение в список охраняемых прав не казалось составителям своевременным. Одной из причин было то, что после второй мировой войны, Европа более нуждалась в гарантиях уважения прав человека, превосходстве права и демократии, чем в экономических и социальных правах.2 К тому же, в то время многие европейские страны были еще не в состоянии обеспечить последовательное и полное соблюдение экономических и социальных прав. Как говорилось ранее, экономические и социальные права стали защищаться международным правом прав человека несколько позднее (поэтому они и называются вторым поколением прав). Эти права закрепляются в Европейской Социальной Хартии и других документах Совета Европы.

Права и свободы, закрепленные в Европейской Конвенции, можно перечислить так:

Донна Гомьен, Дэвид Харрис, Лео Зваак Европейская Конвенция о правах человека и   Европейская   социальная   хартия;   право   и   практика.   Москва.   Издательство Московского независимого института международного права. 1998. 2 Parliamentary Assembly of the Council of Europe. Doc. 4213. P. 6.

121

Право на жизнь (статья 2 Конвенции), запрет смертной казни (Протокол № 6).

Запрет пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания (статья 3); запрет рабства или подневольного состояния и принудительного труда (статья 4).

Право на свободу и личную неприкосновенность (статья 5); запрет лишения свободы за долги (Протокол № 4). Право на справедливый судебный процесс (статья 6); определение наказания только по закону (статья 7); гарантии правовых средств в уголовных делах, право на компенсацию при судебных ошибках, право не быть повторно судимым или наказанным в уголовном порядке (Протокол № 7).

Свобода мысли, совести и религии (статья 9); свобода выражения мнения (статья 10); свобода собраний мирных и объединений (статья 11); право на свободные выборы (Протокол № 1).

Право   на   свободное   передвижение,   запрет   высылки собственных граждан (Протокол № 4). Запрет коллективной высылки иностранцев (Протокол № 4);   правовая  защита  иностранцев  в  связи  с  высылкой (Протокол № 7).

Право на уважение личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции   (статья   8);   право   на   бракосочетание (статья 12); равноправие супругов (Протокол № 7). Право на образование (Протокол № 1). Защита собственности (Протокол №1). Право на защиту от дискриминации (Статья 14 и Протокол 12).

Европейская Конвенция построена по иному образцу, чем все предыдущие документы по правам человека. Она открыто требует, чтобы индивидуальные права были сбалансированы с интересами общества и правами других лиц. Часто это называют коммунитарным элементом конвенции. (Коммунитаризм - западное течение политической мысли, заявляющее о негативном влиянии индивидуализма и необходимости развития коммуны и общественных интересов. В своем радикальном варианте коммунитаризм говорит о первенстве общественных интересов над личными.)

122

Весьма интересно по поводу Европейской Конвенции высказался Лорд Стейн в решении по английскому делу Brown v. Scott:

«...Конвенция имеет две принципиальные цели. Первая в том, чтобы установить и далее развить права и основные свободы человека. Составители Конвенции признали, что поддерживать соблюдение прав человека было не только морально правильным, но также это было лучшим способом достижения плюралистичных и справедливых сообществ, в которых каждый может мирно жить. Вторая цель была в том, чтобы поддержать эффективную политическую демократию. Эта цель подразумевает существование стабильности и порядка, верховенства права, но не самих по себе, а как лучший способ достижения благополучия и благосостояния обитателей европейских стран. В конце концов, у демократического правительства есть только одна причина существования, а именно служить интересам народа (людей). Вдохновители Конвенции, среди которых Уинстон Черчилль сыграл важную роль, и ее составители... понимали, что время от времени основные права одного человека могут входить в конфликт с правом другого. Таким образом, принципы свободы слова и неприкосновенности частной жизни могут столкнуться. Они также хорошо понимали, что узкая концентрация на преследовании защиты основных индивидуальных прав за счет исключения интересов широкой публики могут быть разрушительными для идеала толерантных Европейских либеральных демократий. Основные индивидуальные права имеют первостепенную важность, но эти права не безграничны: мы живем в сообществах индивидуумов, которые также обладают правами. Прямое происхождение этой древней идеи понятно: Европейская Конвенция (1950 г.) является потомком Всеобщей Декларации прав человека (1948 г.), которая в статье 29 прямо признает обязанности всех по отношению к обществу и ограничение прав в целях защиты и уважения прав других. Также заслуживает внимания то, что статья 17 Европейской Конвенции запрещает, кроме всего прочего, злоупотребление правом в ущерб правам других. Таким образом, несмотря на опасность нетерпимости в отношении идей, Конвенция не предоставляет защиту свободы слова тем, кто пропагандирует расовую ненависть по отношению к меньшинствам.1

Статья 10 Jersild v. Denmark.

123

В деле Класс и другие против Германии Европейский Суд высказался следующим образом:

«Системе Конвенции присущ определенный компромисс между потребностями в защите демократического общества и индивидуальными правами... Как гласит преамбула, «основные свободы наилучшим образом обеспечиваются, с одной стороны, эффективной политической системой демократии и, с другой, общим пониманием и соблюдением прав человека... Это означает, что следует стремиться к балансу между осуществлением лицом права, гарантированного ему в соответствии с пунктом 1, и необходимостью защиты всего демократического общества в целом... предусмотренной в пункте 2».1

В деле Споронг против Швеции, Судом было заявлено, что «Суд должен определить справедливый баланс между требованиями общих интересов общества и требованиями защиты индивидуальных фундаментальных прав... необходимость поиска баланса пронизывает всю Конвенцию».2

На европейском пространстве действует еще несколько континентальных норм права, имеющих значительное влияние на правопорядок и в сообществе, и в национальных правовых системах.

Европейская Социальная Хартия

В развитие Всеобщей Декларации и Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах европейское сообщество принимает свой нормативно-правовой акт, последовательно углубляющий и развивающий указанные права, получивший название Социальной хартии. Она была подписана членами Совета Европы в 1961 году и вступила в силу в 1965 году.

В отличие от гражданских и политических прав, закрепленных в Конвенции о защите прав человека и основных свобод, экономические, социальные и культурные права имели свои особенности в контексте включения их в единый международный нормативный акт. Самая трудная проблема заключалась в отличии экономического положения европейских стран, в разности их потенциалов и ресурсов, а также в направленности социальной политики. Другая проблема - это необходимость унификации многих понятий, которые можно выразить только вербально. Следовало найти

Указ. соч. Д. Гомьен и др. С. 270. 2 1985. 5 European Human Rights Review. 35, 52.

124

общие критерии для обозначения, например, достойного образа жизни или благоприятной окружающей среды.

Наконец, следовало установить какую-то разумную «планку возможностей», чтобы не оттолкнуть потенциальных участников Хартии от ее рассмотрения и подписания. Наиболее приемлемым оказался дифференцированный подход к членству, заключавшийся в следующем: государства-участники не принимают на себя обязательство безукоснительно исполнять все перечисленные в Хартии статьи, а только строго оговоренные из числа самых важных и остальные по выбору. Таким образом, страны-участники принимали на себя два организационных обязательства:

1)   «рассмотреть   часть   1   настоящей   Хартии   в   качестве декларации   целей,   к  достижению   которых   оно   будет стремиться всеми необходимыми средствами». Речь идет о создании условий, в которых можно было бы эффективно реализовать 19 прав, перечисленных в части 1;

2)   признать имеющими силу по меньшей мере 10 из 19 статей части 2, ибо маловероятно, чтобы какое-либо государство имело  возможность в настоящее  время  выполнить все статьи части 2.

Девятнадцать статей Хартии гарантировали такие права: статья 1:          Право на труд;

статья 2:          Право на справедливые условия труда

статья 3:          Право  на условия  труда,  отвечающие  требованиям

безопасности и гигиены;

статья 4:          Право на справедливое вознаграждение;

статья 5:          Право на объединение;

статья 6:          Право на заключение коллективных договоров;

статья 7:          Право детей и подростков на защиту;

статья 8:          Право работающих женщин на защиту;

статья 9:          Право на профессиональную ориентацию;

статья 10:         Право на профессиональную подготовку; статья 11:         Право на охрану здоровья; статья 12:         Право на социальное обеспечение; статья 13:         Право на социальную и медицинскую помощь; статья 14:         Право     на    получение    услуг,     предоставляемыми службами социального обеспечения;

125

статья 15:         Право     лиц     с     физическими     и     умственными

недостатками     на    профессиональную    подготовку,

реабилитацию и социальную реадаптацию; статья 16:         Право      семьи      на      социальную,      правовую      и

экономическую защиту; статья 17:         Право     матерей     и     детей     на     социальную     и

экономическую защиту; статья 18:         Право заниматься деятельностью, приносящей доход

на территории других Договаривающихся стран; статья 19:         Право трудящихся-мигрантов и их семей на защиту и

помощь.

В отличие от выполнения политических и гражданских прав здесь требуются большие ресурсы, затраты, которых может не быть у всех государств. Поэтому, Совет Европы решил не настаивать на обязательном исполнении всех обязательств сразу, а только от половины до 2/3 обязательств с тем, чтобы потом постепенно государства-участники увеличивали свой вклад в поддержку экономических, социальных, культурных прав. Некоторые взяли на себя от 100% до 87%. Но есть семь важнейших обязательств, из которых не менее пяти должно принять к исполнению каждое государство по своему выбору: статья 1:          Право на труд;

статья 2:          Право на объединение;

статья 6:          Право на заключение коллективных договоров;

статья 12:         Прав на социальное обеспечение; статья 13:         Прав на социальную и медицинскую помощь; статья 16:         Право      семьи      на      социальную,      правовую     и

экономическую защиту; статья 19:         Право трудящихся-мигрантов и их семей на защиту и

помощь.

Для соблюдения и контроля за реализацией этих прав был создан Комитет независимых экспертов, имеющий право запрашивать один раз в два года от стран-участниц доклады об изменениях в национальном законодательстве и о практике соблюдения и защиты , экономических и социальных прав. Комитет дает толкование, обычно в расширительном смысле, норм Социальной Хартии.

Вместе с тем, Социальная Хартия оставалась для многих граждан «вещью в себе», не очень известной и мало пригодной для практического применения. И в таком состоянии она пребывала более

126

30 лет. Видно было, что некоторые государства не считали экономические и социальные права актуальными и первоочередными, другим не позволяла решать социальные проблемы идеологическая или экономическая парадигма, а порой не хватало политической воли руководства страны. Так или иначе, Социальная Хартия не стала составной частью Конвенции или столь же популярным документом.

И дело, конечно, было не в отсутствии понимания важности этих прав, а в экономических и в политических реалиях Европы конца XX века. Тем не менее, в 1988 году был принят дополнительный протокол к Социальной Хартии, а затем была осуществлена новая доработанная редакция, открытая к подписанию в 1996 году и вступившая в силу в 1998 году.

В новой редакции Хартия содержит все 19 прежних статей, а также вновь сформулированные такие права: статья 20:   Право на равные возможности и равное обращение в сфере

занятости без дискриминации по половому признаку; статья 21:   Право на информацию и консультации на предприятии; статья 22:   Право участия в определении и улучшении условий труда

и производственной среды;

статья 23:   Право пожилых людей на социальную защиту; статья 24:   Право на защиту при увольнениях; статья 25:   Право  работников  на защиту их требований  в  случае

банкротства предпринимателя; статья 26:   Право работника на защиту своего достоинства во время

работы; статья 27:   Право работников с семейными обязанностями на равные

возможности и равное обращение; статья 28:   Право представителей работников на защиту и льготы на

предприятиях; статья 29:   Право работников на информацию и консультации при

коллективных увольнениях;

статья 30:   Право на защиту от бедности и социального отчуждения; статья 31: Право на жилье.1

Нельзя не согласиться с мнением С. Глотова и В. Мазаева, утверждающих, что приведенные статьи обновленной Социальной

См. об этом: Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М. 1998. С. 491-492, 528. С.А. Глотов, В.Д. Мазаев. Современная концепция прав человека в принципах и нормах Совета Европы. М. 2001. С. 388-394, 425.

127

Хартии очень актуальны для граждан реформируемой России. Этим и объясняется подробное их изложение, в рассуждении о том, какого уровня социальной и экономической защищенности можно достичь, исполняя нормы Социальной Хартии.

Строгое текстуальное сравнение норм Хартии и Конституции РФ приводит к выводу о более или менее достаточном соответствии нашего Основного закона требованиям Хартии.'

Хотелось бы верить, что это на самом деле так, но, видимо, дело намного сложнее. За пределами декларированного в нормах права остается огромное «правовое пространство», в котором о многих «хороших» нормах не подозревают не только граждане, но и прокуроры, судьи, юристы предприятий и тем более руководители разных уровней, которым «общественные интересы» намного ближе и понятней, чем права пенсионера, безработного, инвалида. В условиях неправильного начисления пенсий, пособий и их несвоевременных выплат, беспризорности и безнадзорности детей, нищенского существования беженцев или инвалидов едва ли корректно говорить о соответствии национального законодательства европейским стандартам. Поспешная удовлетворенность убаюкивает. Формально может быть нормы права и не так уж далеки друг от друга. И все-таки, требования норм и реальное положение в социальной сфере несоразмерно удалены друг от друга.

С.А. Глотов и В.Д. Мазаев дают замечательную и оригинальную форму для сравнительного анализа норм Социальной Хартии и Конституции РФ. Они цитируют статьи Социальной Хартии, а для сравнения приводят аналогичные статьи Конституции. И обнаруживается поучительная картина. Статьи 1, 2, 3, 4 Хартии посвящены трудовым отношениям и защищают право на труд. Первая статья регулирует уровень занятости, защиту труженика от безработицы, организацию бесплатных служб занятости, профессиональную ориентацию, обучение, реабилитацию. Вторая посвящена справедливым условиям труда: разумной продолжительности рабочего времени, оплате праздничных дней, размеру минимального ежегодного оплачиваемого отпуска, ограничению опасных и вредных работ, еженедельным выходным, льготам за ночную работу и об обязательном информировании работника в течение 2-х месяцев об аспектах трудового договора или

1  С.А.  Глотов,  В.Д.  Мазаев.  Указ.  соч.  с.  425.  Н.В.  Колотова.  Комментарии к Социальной Хартии в кн. Д. Гомьен и других. С. 536-542.

128

трудовых отношений. Третья статья определяет безопасные и здоровые условия труда и четвертая право на справедливое вознаграждение, в том числе на такое, которое обеспечило бы им самим и их семьям достойный жизненный уровень, выплаты за сверхурочные работы, равную оплату труда мужчинам и женщинам, возможные вычеты из заработной платы и обязательное регулирование трудовых отношений законодательством или коллективными договорами. В целом четыре приведенные статьи Хартии имеют 20 пунктов.

Рядом для сравнения и сопоставления исследователи приводят одну статью 37 Конституции, посвященную праву на труд, состоящий из пяти пунктов, в которых труд объявляется свободным, а принудительный труд запрещается, гарантируется безопасность и гигиена труда, оплата не ниже минимального размера, защита от безработицы, а так же право на отдых, на забастовку, оплачиваемый отпуск. Итак, вместо 4 статей одна, а вместо 20 - всего пять пунктов.

Большое значение имеет и содержательная часть статей. Социальная Хартия устанавливает право на справедливые условия труда и право на справедливое вознаграждение.

Таким образом, нет никаких оснований утверждать об адекватном отражении законодательством России экономических и социальных прав, закрепленных в Социальной Хартии. Впрочем, чтобы не ошибиться в своих выводах продолжим анализ. Статья 5 Хартии закрепляет право на организацию, шестая - на коллективные договоры, седьмая - право работающих детей и молодежи на особую защиту. Эти три статьи имеют 14 пунктов. Такую гамму прав адекватно отразить никак не может одинокая статья 30 Конституции РФ, гарантирующая только свободу общественных объединений.

Восьмой статье Хартии, защищающей права работающих женщин на охрану материнства, соответствующей статьи в Конституции РФ не нашлось вообще. Нельзя таковой считать и статью 38, где говорится, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства. Не умаляя важность этих прав, заметим все же, что Социальная Хартия устанавливает конкретные права работающих беременных женщин. Отпуск по беременности и родам не должен быть менее 14 недель. Матери, имеющие грудных детей, должны иметь достаточные по времени перерывы для кормления ребенка. Труд беременных женщин, кормящих матерей на подземных

5 - 2027

129

работах, на опасных, вредных или тяжелых работах должен быть запрещен, а до этого ограничен и защищен.

Статьям Хартии, посвященным профессиональной ориентации и профессиональному обучению работающих людей, в том числе молодых, старых и бывших безработных, то есть заботе о вовлечении людей в трудовые отношения, соответствует статье 43 Конституции РФ о том, что каждый имеет право на образование. Вернее сказать, она не соответствует, конечно. Это ведь внешне похожие, но совершенно неодинаковые права. Конституция в этой статье определяет общее образование. Хартия закрепляет заботу обо всех лицах, в том числе инвалидах, желающих получить специальность, поменять ее, совершенствовать профессиональное мастерство и даже делать карьеру.

Праву на социальное обеспечение в Хартии посвящено 6 статей и 16 пунктов, которой соответствует одна статья в два пункта Конституции РФ. Десяти новым статьям Социальной Хартии соответствуют две статьи Конституции РФ.

Россия еще не вошла в число стран-участниц Европейской Хартии. Ей только еще предстоит благородная задача войти в число стран-участниц Хартии и на европейском уровне обеспечивать экономические и социальные права своих сограждан.

Европейская конвенция по предупреждению пыток

В развитие Европейской конвенции прав человека 26 ноября 1987 года была принята Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания. Цели и задачи этой Конвенции сводились к созданию механизма по контролю за состоянием дел в местах лишения свободы или содержания заключенных и обращением в этих местах с задержанными и содержащимися лицами. Поэтому в Преамбуле Конвенции отмечается необходимость контроля за исполнением единственной нормы, по которой «никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению и наказанию» (статья 3 Европейской Конвенции прав человека).

Стержнем такого механизма стал Европейский Комитет по предупреждению пыток и бесчеловечному или унижающему достоинство обращения и наказания. Комитет призван, посредством посещений изучать обращение с лицами, лишенными свободы и в

130

случаях необходимости усиливать их защиту. После каждого посещения Комитет составляет доклад о фактах, установленных во время проверочного посещения, и вырабатывает рекомендации по улучшению защиты лишенных свободы лиц. Такой доклад направляется в компетентные органы государства-участницы Конвенции для принятия практических мер.

Прежде чем начать инспекцию, Комитет уведомляет правительство заинтересованной стороны о своем намерении провести проверку. Сторона обязана обеспечить Комитет всем необходимым для выполнения его задач и в том числе следующим:

a)    свободным   доступом   на   свою   территорию   и   правом передвижения без каких-либо ограничений;

b)   полной и достоверной информацией о местах содержания лишенных свободы лиц;

c)    неограниченным доступом в любое место, где находятся лица, лишенные свободы, включая право передвижения внутри таких мест без ограничения;

d)   другой   информацией,   которой   располагает  сторона,   и которая необходима Комитету для выполнения его задач.

Члены Комитета при проверке мест лишения свободы вправе свободно вступать в контакт с любым лицом, которое, как они полагают, может предоставить им соответствующую информацию. Кроме того, они имеют право беседовать с лицами, лишенными свободы конфиденциально. В случае необходимости Комитет может немедленно доводить до сведения компетентных органов заинтересованной стороны свои замечания.

Комитет работает, как правило, при закрытых дверях, а информация, собранная в связи с посещением, его доклад и консультации носят конфиденциальный характер. Тем более не подлежат огласке никакие сведения личного характера, полученные в ходе проверки, без согласия заинтересованного лица.

Европейская хартия о местном самоуправлении (1985 год)

Из теории демократии известно, что основу демократического строя составляет местное самоуправление, как самая близкая к гражданам форма их соучастия в управлении государственными делами. Особенно важно внедрение самоуправления в недемократических обществах, становящихся на путь народовластия и

131

открытого общества, как первичные формы демократического правления.

Поэтому статья 2 Хартии гласит, что принцип местного самоуправления должен быть признан в законодательстве страны и, по возможности, в конституции страны. В Хартии дается и понятие местного самоуправления. Под местным самоуправлением понимается право и реальная способность органов самоуправления регламентировать значительную часть государственных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного населения.

Это право осуществляется советами или собраниями, состоящими из членов, избранных путем свободного, тайного, равного, прямого и всеобщего голосования. Советы или собрания могут располагать подотчетными и исполнительными органами.

В статье 4 Хартии определяются полномочия органов местного самоуправления. Наиболее важные из них такие:

2.    Органы      местного      самоуправления      в      пределах, установленных    законом,    обладают    полной    свободой действий для осуществления собственных инициатив по любому вопросу, который не исключен из их компетенции и не отнесен к компетенции другого органа власти.

3.    Осуществление     государственных     полномочий,     как правило, должно преимущественно возлагаться на органы власти, наиболее близкие к гражданам. Предоставление каких-либо  из  этих  полномочий  иному  органу  власти должно   производиться   с   учетом   объема   и   природы поставленной задачи, а так же требований эффективности и экономии.

4.    Предоставляемые    органам    местного    самоуправления полномочия   должны   быть,   как   правило,   полными   и исключительными.

Местные   органы   власти   должны   иметь   возможность,   не

нарушая более общих законодательных положений, сами определять

свои внутренние административные структуры  с тем, чтобы  они

,   отвечали    местным    потребностям    и    обеспечивали   эффективное

управление.

Согласно Хартии, органы местного самоуправления имеют право на обладание достаточными собственными финансовыми средствами, которыми они могут свободно распоряжаться для

132

осуществления своих функций. Часть финансовых средств органов местного самоуправления должна поступать за счет местных сборов и налогов, ставки которых органы местного самоуправления вправе устанавливать в пределах, определенных законом.

В тех случаях, когда органы местного самоуправления пользуются дотациями, предоставление субсидий не должно идти в ущерб основной свободе выбора политики органов местного самоуправления в области их собственной компетенции.

Статья 11 Хартии определяет правовую защиту местного самоуправления, которая гласит:

«Органы местного самоуправления должны иметь право на судебную защиту для обеспечения свободного осуществления ими своих полномочий и соблюдения закрепленных конституцией и законодательством страны принципов местного самоуправления».

Европейская хартия о местном самоуправлении создает прочную правовую основу для развития самоуправленческих начал во всех государствах континента и особенно для тех, в которых еще не существует первичных форм народовластия.

Европейская Конвенция о пресечении терроризма (1977 год)

Настоящая Конвенция призвана усилить борьбу против терроризма, путем объединения усилий против терроризма, достижения единства и сотрудничества в этом деле, ради обеспечения неотвратимости наказания лиц за этот тяжкий вид преступления. Цели и задачи сообщества должны быть реализованы путем единого понимания и осуществления экстрадиции лиц, совершивших террористические акты.

Этому посвящена первая статья Конвенции, разграничивающая уголовные преступления от политических деяний, или связанных с политическими правонарушениями, или совершенных по политическим мотивам. Лица, совершившие уголовное преступление, по общему правилу, подлежат экстрадиции в отличие от так называемых «политических».

Согласно указанной статье не квалифицируются как политические, следующие правонарушения:

связанные с незаконным захватом воздушных судов;

направленные против безопасности гражданской авиации;

связанные    с    покушением    на    жизнь,     физическую

неприкосновенность   или   свободу   лиц,   пользующихся

133

г

международной    защитой,    включая    дипломатических агентов;

связанные   с   похищением,   захватом   заложников   или незаконным насильственным удержанием людей; связанные     с     применением     бомб,     гранат,     ракет, автоматического       стрелкового       оружия,       взрывных устройств,   вложенных   в   письма   или   посылки,   если подобное применение создает опасность для людей; покушение   на   совершение   одного   из   перечисленных правонарушений или участие в качестве сообщника лица, которое    совершает    подобное    правонарушение    или покушается на его совершение. Участники Конвенции обязались оказывать друг другу все

виды помощи по предупреждению и пресечению террористических

актов.

РАЗДЕЛ II

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ.

В этом разделе будет дан сравнительный анализ законодательства          разного          уровня:           международного,

континентального, национального и регионального, практика применения материальных норм и состояние дел в России с соблюдением и защитой конкретных прав и гражданских свобод.

Некоторая особенность в построение материала связана с множеством прав и свобод, которые могут представлять интерес для читателя, но в учебнике это и невозможно, да, скорее всего, и не нужно.

Поэтому отдельные виды прав и свобод будут сгруппированы по сходству и их содержанию, а подробному рассмотрению подвергнутся наиболее распространенные и жизненно важные, актуальные для современной России деликты, с которыми чаще всего встречаются наши сограждане.1 Мы рассмотрим последовательно личные (гражданские), затем политические, экономические, социальные и культурные права и свободы.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ЛИЧНЫЕ ПРАВА И СВОБОДЫ.

Эти права представляют собой конституционные права граждан, которым посвящена глава вторая Конституции РФ, названная «Права и свободы человека и гражданина». Отсюда видно, что законодатель разводит понятия права человека и права гражданина. Это на самом деле не идентичные понятия. Права гражданина - это совокупность правомочий, получивших закрепление в нормативно-правовых актах данного государства применительно к своим гражданам.

134

Различные основания классификации прав человека и гражданских свобод см.: Права человека под ред. Е.А. Лукашевой. М. Норма-Инфра-М. 1999 г. С. 142; С.А. Глотов, В.Д. Мазаев. Современная концепция прав человека в принципах и нормах Совета Европы. М. 2001 г. С. 32-33; М.В. Баглай Конституционное права РФ. М. 1998. Раздел Права человека и гражданина.

135

Потому, когда речь идет о правах человека, в нормах права употребляются выражения «каждый имеет право», «каждому гарантируется», или «каждый может», и эти формулировки говорят, что любой человек, независимо от своего статуса, может пользоваться этими правами.

Наряду с этим, есть права, принадлежащие только гражданам страны: право избирать и быть избранным, участвовать в управлении государственными делами, участвовать в правосудии, входить в политические партии и объединения, участвовать в собраниях и демонстрациях, обращаться в государственные органы с прошениями и петициями и т.д.

Из этого перечня видно, что гражданские права имеют в основном политическую направленность.

ТЕМА 10

ПРАВО НА ЖИЗНЬ, СВОБОДУ И НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ

ЛИЧНОСТИ; ЗАПРЕТ НА ПЫТКИ И ЖЕСТОКОЕ,

БЕСЧЕЛОВЕЧНОЕ ИЛИ УНИЖАЮЩЕЕ ДОСТОИНСТВО

ОБРАЩЕНИЯ И НАКАЗАНИЯ; СВОБОДА ОТ РАБСТВА ИЛИ

ПОДНЕВОЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ.

По самому перечню этих прав видно, что они имеют некое фундаментальное значение, ибо если эти права не соблюдаются или им что-то угрожает, то невозможно и/или трудно, заботиться о других своих интересах. И здесь не может быть релятивизма, затянувшихся споров о том, принадлежат ли эти ценности всем народам или всем культурам или только европейским. Нет на земле народов или культур, отрицающих ценность жизни. Есть просто иные формы и способы выражения и восприятия жизни. И есть некие жизнененавистнические идеи, но это скорее аномалия, девиация поведения, вызываемая людскими пороками. Даже те «пророки» и лицемеры, которые призывали доверившихся им членов различных сект покончить массовым самоуничтожением, сами предпочитали оставаться в живых.

Исходя из того, что перечисленные права исключительно актуальны для современной России, а подробное рассмотрение их важно для формирования правового сознания и правильного представления о состоянии с соблюдением прав человека и основных свобод, остановимся на них подробнее.

Право на жизнь и отмена смертной казни

Мысль о том, что жизнь человека это самая большая ценность на земле, столь же стара, как и сама история человечества. Правда, это понимание безотказно действует в отношении человека к своей собственной жизни и дает сбои, когда речь идет о жизни другого человека. Некоторые преступники-убийцы охотно берут на себя решение вопроса о жизни и смерти отдельного человека, а некоторые правители устраивают массовое уничтожение людей по какому-либо признаку - расе, вере, национальной принадлежности, то есть геноцид народа. Самой спорной остается проблема законного отнятия жизни человека, совершившего преступление - смертной казни.

137

Во Всеобщей Декларации прав человека рассматриваемая проблема изложена в статье 3 следующим образом: Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и личную неприкосновенность.

В Международном Пакте о гражданских и политических правах эта императивная формулировка получила более реальное звучание, она конкретизирована, как это и задумывалось авторами Хартии прав человека. Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека - говорится в Пакте. Никто не может быть произвольно лишен жизни и это право охраняется законом.

В то же время, такое кардинальное решение, когда речь идет о жизни и смерти, и которое, в случае ошибки, непоправимо, следует отмерить не только «семь раз», а гораздо больше и скрупулезнее. Поэтому приговор о смертной казни может быть вынесен только на основе бесспорных фактов, добытых безупречными способами, беспристрастным и справедливым судом присяжных в открытом, состязательном процессе. При этом всяческие возможности не приводить приговор о смертной казни в действие международными нормами приветствуется. Поэтому каждый, кто приговорен к высшей мере наказания, сохраняет право просить о помиловании или смягчении приговора. Амнистия, помилование или замена смертного приговора могут быть дарованы во всех случаях.

Смертный приговор не выносится за преступления, совершенные лицами моложе восемнадцати лет и не приводится в исполнение в отношении беременных женщин (статья 6).

Совершенно замечательно и вполне обоснованно Комитет по правам человека ООН, впрочем, как и Европейский Суд, расширительно толкует международные нормативно-правовые акты. Примером может служить комментарий к процитированной выше статье 6 Международного Пакта о гражданских и политических правах.

Вначале Комитет признал, что государства и их правительства должны активно проявлять свою заботу по защите и сохранению жизни, особенно путем снижения детской смертности, борьбы с эпидемиями, голодом, нищетой.

Затем Комитет посчитал, что одним из самых эффективных способов устранения угрозы праву на жизнь является производство, испытание, обладание, развертывание и применение ядерного оружия

138

и рекомендовал рассматривать такие действия в качестве преступлений против человечества и запретить их.1

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, сохраняя требования Хартии прав человека к праву на жизнь, выделяет такую реальность, как легитимное лишение жизни человека, угрожающего другим общечеловеческим ценностям. Поэтому в части второй статьи второй Конвенции говорится:

«Лишение жизни не рассматривается как совершенное в нарушение данной статьи, если оно является результатом применения силы не более чем абсолютно необходимой:

a)    для защиты любого лица от противоправного насилия;

b)    для осуществления законного ареста или предотвращения побега лица, задержанного на законных основаниях;

c)    в    случае    действий,    предусмотренных    законом,    для подавления бунта или мятежа».

Таким образом, статья 2 Конвенции по своему смыслу и содержанию предоставляет защиту права на жизнь от самого государства, которое имеет некую «индульгенцию» на лишение жизни индивида.

Поэтому убийство полицейским или милиционером человека, при отсутствии этих трех обстоятельств и при защите своей жизни является преступным деянием.

Так, в деле Макканна и других против Соединенного Королевства, Суд констатировал, что указанные обстоятельства совсем не означают случаи, при которых кто-то может быть намеренно лишен жизни, а описывает ситуации, когда допускается применение силы, как «абсолютно необходимой» для достижения одной из целей, изложенных в части второй статьи 2.2

Данное дело было возбуждено по заявлению родителей трех погибших граждан в результате контртеррористической операции воздушно-десантной службы Британской Армии на Гибралтаре. Властям Соединенного Королевства, Испании и Гибралтара стало известно, что Ирландская республиканская Армия (ИРА) планирует провести террористический акт на Гибралтаре. Им были известны личности террористов и способ устройства взрыва, и, когда пострадавшие, припарковав свою машину в Гибралтаре, направились

См. об этом Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская Социальная Хартия: право и практика. М. 1998 г. С. 120. Европейский Суд по правам человека. Избранные решения в 2-х тома. Том 2. С. 125.

139

в город, за ними была установлена слежка. Эксперт по обезвреживанию бомб после беглого осмотра доложил, что в машине, возможно, заложена бомба. Когда следовавшие за пострадавшими военнослужащие окликнули их и те, как показалось преследователям, потянулись к карманам за механизмом дистанционного управления взрывом, военные открыли огонь на поражение. Коронером Гибралтара было проведено тщательное расследование, заслушано множество свидетелей, экспертов, специалистов по взрывным устройствам и, наконец, жюри присяжных вынесло вердикт о правомерности применения оружия. Европейскому Суду были предоставлены неопровержимые доказательства, что трое погибших были активными участниками террористической организации, и что они намеревались произвести взрыв в Гибралтаре. Суд согласился с доводами государства-ответчика.

Вместе с тем Суд констатировал, что имело место нарушение статьи 2 Конвенции на том основании, что органы, знавшие о намерении террористов, «не препятствовали въезду подозреваемых в Гибралтар, не смогли учесть возможность ошибочности своих разведывательных оценок, по крайней мере, в некоторых аспектах, и... применили силу, влекущую за собой лишение жизни, которую нельзя считать необходимой для защиты людей от противоправного насилия». Именно то обстоятельство, что правоприменительные органы, знавшие о готовящемся акте, еще на границе Гибралтара могли обезвредить террористов, не доводя дело до применения оружия, и легло в основу принятого решения.

Нельзя не упомянуть еще об одной стороне дела, так квалифицированно рассмотренного Европейским Судом и являющегося камнем преткновения во всем судопроизводстве России. Вначале напомним, что дело произошло на территории Гибралтара, то есть военно-воздушной базы ВВС Британии, а по-нашему строго закрытой и засекреченной территории. Суд констатирует, что в Гибралтаре имело место гласное и эффективное расследование, на котором присутствовали адвокаты, были выслушаны свидетели и эксперты. Расследование продолжалось девятнадцать дней, и, как следует из многотомного стенографического отчета, были подробно рассмотрены все события, связанные с гибелью людей.

Трудно отделаться от мысли, что наши органы расследования и суды находятся в параллельных мирах, вспоминая, как месяцами, а то и годами у нас расследуются простейшие дела об отказе от службы

140

в армии или о дорожно-транспортном происшествии, а невиновные люди не могут найти защиты в созданных для этого судах и годами сидят в СИЗО, ожидая судебного рассмотрения.

По делу Кайя против Турции заявитель обвинил силы безопасности, что солдаты застрелили его брата, безоружного крестьянина, а затем к трупу подложили автомат Калашникова. Это было сделано, чтобы представить его террористом.

Для Европейского суда остались неясными обстоятельства дела из-за давности происшедшего и массы пробелов, допущенными турецкими правоохранительными органами. Вот как оценивает Суд эту деятельность: «...вызывает удивление... тот факт, что прокурор, по-видимому, не сомневался в том, что убитый был террористом, который погиб при перестрелке с сотрудниками сил безопасности. Он не взял показаний у сотрудников сил безопасности на месте происшествия и не попытался проверить на месте наличие стреляных гильз, которые должны были свидетельствовать об ожесточенной перестрелке,... поскольку он (прокурор) являлся независимым официальным лицом, проводящим расследование, ему следовало бы уделить больше внимания сбору доказательств на месте, с тем, чтобы воспроизвести события и удостовериться, что убитый, несмотря на то, что был одет как обычный крестьянин, являлся действительно террористом, как это утверждается. Ничто не говорит о том, что он усомнился в версии событий, представленной сотрудниками сил безопасности.

Его готовность безоговорочно поверить в информацию, предоставленную сотрудниками сил безопасности, возможно, также объясняет, почему не было проверено наличие следов пороха на руках или одежде убитого или почему не было проведено дактилоскопическое исследование оружия...».1 Таких вопросов, зачем и почему не сделано то-то и то-то, можно задавать почти по каждому делу,            расследуемому            нашими             «независимыми»,

«несомневающимися», «убежденными» прокурорами, когда убийство совершается в Чечне или в любом другом уголке нашей страны сотрудниками МВД, ФСБ, пограничной и любой другой службы.

А Европейский Суд даже по этому загубленному прокурором делу оказался на высоте, обязав выплатить 10 000 фунтов стерлингов в пользу вдовы и детей покойного.

Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Том 2. М. 1998. С. 483.

141

Весь объем прав личности, взятый мировым сообществом за эталон, нашел свое закрепление в действующей Конституции Российской Федерации. Право на жизнь и неприкосновенность личности гарантируются в статьях 20, 21, 22. Статья 20 констатирует известную истину, что «каждый имеет право на жизнь». Поскольку, с правовой точки зрения, право на жизнь является естественным правом человека, обычно на практике, ценность этой нормы примеряется к правомерности смертной казни. Поэтому и статья 20 Конституции РФ устанавливает возможность лишить жизни человека, в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления.

Между тем, безжалостная действительность демонстрирует нам, что и в обыденной жизни государство порой не может гарантировать своим гражданам право на жизнь. Так получается, когда государство не обеспечивает уголовную ответственность всех тех, кто отнял жизнь другого человека. Еще более печальная ситуация, когда государство само ведет дело к тому, что может пожертвовать определенным числом жизней своих граждан ради достижения реальных или иллюзорных целей. Именно такая ситуация сложилась на территории Чеченской республики. Сложное положение складывается, когда государственные органы не могут обеспечить сохранение жизней граждан в условиях повышенной опасности, например, в армии. Выступая перед работниками органов прокуратуры РФ в 2001 году в день их профессионального праздника, Президент страны сказал: «Ежегодно правоохранительные органы не могут установить судьбу более чем тридцати тысяч граждан, пропавших без вести». Страшное признание того, что государство совершенно устранилось от своей главной обязанности -обеспечивать защиту и безопасность своих граждан.

Что касается смертной казни, то историческая тенденция развития такого вида наказания стремится к нулю. Достаточно сопоставить нынешние времена, например, с законами Хаммурапи, где смертная казнь предусматривалась за огромное количество преступлений, начиная с кражи овцы. В воинских артикулах Петра I эта мера применялась за 123 деяния. С общемировой тенденцией гуманизации общественной жизни, ростом ценности человеческой жизни сокращается и сфера применения смертной казни. На конец 70-х годов XX столетия смертная казнь была полностью отменена в 23 странах и в 12 не применялась за уголовные преступления. Допускалась же эта мера наказания в 127 странах мира. С тех пор

142

примерно одна страна в год исключала возможность применения этой меры, в частности, смертная казнь была отменена во Франции (1981г.), ГДР (1987 г.), в последние годы на Филиппинах и на Гаити. На момент, когда пишется эта книга, смертная казнь отменена, в той или иной мере, в половине стран мира. В 2002 году к ним добавились Турция и Чили. Полностью отменена смертная казнь за любые преступления в 76 государствах. Еще в 15 не применяется высшая мера наказания в условиях мирного времени и в 25 наложен мораторий на применение смертных приговоров.

Сохраняется смертная казнь в 84 странах. Наиболее часто прибегают к этой мере наказания в Китае, где казнят до 2,5 тысяч человек за год.

В СССР смертная казнь, как известно, отменялась трижды - в 1917, 1920 и 1947 годах. Каждый раз эта мера не отвечала ожиданиям, и смертная казнь вводилась вновь. В Основах уголовного законодательства 1958 года эту меру предусматривали за шесть видов особо тяжких преступлений, однако постепенно круг преступлений, влекущих смертную казнь, расширился до 17. Причем, это расширение сферы применения смертной казни прямо противоречило статье 22 Основ, в которой увеличение числа преступлений, наказуемых смертной казнью, допускалось только в военное время или в боевой обстановке.

В докладе экспертов-юристов Парламентской Ассамблеи Совета Европы приводятся следующие данные: в 1990 году в РФ было вынесено 100 смертных приговоров, в 1991 - 223, в 1992 - 159, за первую половину 1993 года - 55 приговоров. Уменьшилось число смертных казней: с 75 в 1990 году до 59 в 1991 году и до 18 в 1992, при уменьшении их и в последующие годы. На 31 августа 1992 года имелось 505 преступников, приговоренных к смертной казни. Из упомянутого заключения также следует, что Парламентская Ассамблея Совета Европы согласна с точкой зрения РФ о невозможности единовременной отмены смертной казни и необходимости постоянного движения в сторону сокращения, а затем и к отмене смертной казни.

Между тем, в Докладе РФ Комитету ООН по правам человека тенденция смертных казней рисуется иной: смертная казнь в - 1991 году была применена 147 раз; в 1992 - 159; в 1993 - 223 раза. В стране отмечается рост жертв чрезвычайных ситуаций, в результате которых гибнут невинные люди. (В 1993 году погибли 1224 человека). Право

143

на жизнь россиян подвергается серьезному испытанию в связи с неудовлетворительным уровнем безопасности ядерных установок, химических и других вредных производств, экологического неблагополучия.

Группа международных экспертов Совета Европы сделала вывод о высокой смертности и большом количестве самоубийств в российской армии. В связи с сокрытием обстановки в российской армии, эксперты используют неофициальный источник, из которого следует, что в 1993 году в армии погибло 2572 человека, из них 461 покончили жизнь самоубийством. В тоже время члены Комитета солдатских матерей, где тоже ведется статистика выявленных фактов, уверяют, и весьма обоснованно, что смертность в армии значительно выше.

Правоохранительные органы РФ оказались не в состоянии противостоять заказным и иным убийствам граждан со стороны преступных элементов.

Таким образом, конституционная гарантия права на жизнь в Российской Федерации остается весьма иллюзорной, а усилия государственных органов по выполнению своих обязанностей малодейственными и неэффективными.

Право на свободу и личную неприкосновенность

Свобода в общественном, социальном значении представляет собой важнейшую ценность и означает возможность поступать по своему усмотрению, делать то, что индивид считает нужным, ограниченную только правом других людей и общества в целом. Близкое определение этому понятию без лишних ухищрений дали великий Монтескье и Поль Гольбах. Монтескье полагает, что свобода это возможность делать все, что не запрещено законом. Гольбах уверяет, что свобода - это способность делать ради своего собственного счастья все то, что не вредит счастью других членов общества.

Интересное и более сложное определение этому явлению дает современный ученый-юрист B.C. Нерсесянц в своей книге «Юриспруденция». По его мнению: «Свобода, при всей кажущейся ее простоте, - предмет сложный для понимания. И тем более для практического воплощения в формах, нормах, институтах, процедурах и отношениях общественной жизни. Свобода возможна лишь там, где люди - не только ее адресаты, но и ее творцы и защитники. Там же,

144

где люди - лишь адресаты действующего права, вместо права, как формы свободы людей, действуют навязываемые им свыше принудительные установления и приказы отчужденной от них насильственной власти. В своем движении от несвободы к свободе и от одной ступени свободы к более высокой ступени люди и народы не имеют ни прирожденного опыта свободы, ни ясного понимания предстоящей свободы».1

Мы же будем рассматривать свободу в контексте прав человека и личной неприкосновенности в смысле недопустимости произвольного ограничения свободы человека и вмешательства кого бы то ни было, в том числе государственных структур, в индивидуальную жизнь, в физическую или психическую самобытность лица. В этой части будут рассмотрены наиболее актуальные проблемы свободы и личной неприкосновенности, связанные с деятельностью правоприменительных государственных структур, то есть свободы от незаконного ареста или задержания.

Во Всеобщей Декларации эти права объединены с правами на жизнь и закреплены в статье 3.

В более развернутом виде рассматриваемые права изложены в Международном Пакте о гражданских и политических правах. Так статья 9 гласит:

1.    Каждый   человек   имеет   право   на   свободу   и   личную неприкосновенность.  Никто не может быть подвергнут произвольному   аресту   или   содержанию   под   стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом.

2.    Каждому арестованному сообщаются при аресте причины его   ареста   и   в   срочном   порядке   сообщается   любое предъявляемое ему обвинение.

3.    Каждое  арестованное  или  задержанное  по  уголовному обвинению лицо в срочном порядке доставляется к судье или к другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение. Содержание под стражей лиц,

Нерсесянц Юриспруденция М 2000 г С 32

145

ожидающих судебное разбирательства, не должно быть общим правилом.

4.    Каждому,   кто   лишен   свободы   вследствие   ареста   или содержания    под    стражей,    принадлежит    право    на разбирательство    его    дела    в    суде,    чтобы    суд   мог безотлагательно   вынести   постановление   относительно законности   его    задержания   и   распорядиться   о   его освобождении, если задержание незаконно.

5.    Каждый,   кто   был   жертвой   незаконного   ареста   или содержания под стражей, имеет право на компенсацию, обладающей исковой силой.

В статье 10 сформулированы такие права:

1.    Все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение      и      уважение      достоинства,      присущее человеческой личности.

2.    а)        обвиняемые     в     случаях,     когда     отсутствуют исключительные обстоятельства, помещаются отдельно от осужденных   и   им   представляется   отдельный   режим, отвечающий их статусу неосужденных лиц;

Ь) обвиняемые несовершеннолетние отделяются от совершеннолетних и в кратчайший срок доставляются в суд для вынесения решения.

3.    Пенитенциарной системой предусматривается режим для заключенных, существенной целью которого является их исправление         и         социальное         перевоспитание. Несовершеннолетние   правонарушители   отделяются   от совершеннолетних     и     им     предоставляется     режим, отвечающий их возрасту и правовому статусу.

Статья 11 устанавливает, что никто не может быть лишен свободы на том только основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо договорное обязательство.

В свою очередь статья 5 Европейской Конвенции несколько расширяет и конкретизирует основания для ограничения свободы, в которые включает:

«1. Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

а)   законное  содержание  лица  под  стражей  на  основании признания его виновным компетентным судом;

146

b)   законный арест или задержание лица за невыполнение законного   решения   суда   или   с   целью   обеспечения выполнения     любого     обязательства,      предписанного законом;

c)    законный арест или задержание лица, произведенные в целях передачи его компетентному судебному органу по обоснованному         подозрению         в         совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания   полагать,   что   задержание   необходимо   для предотвращения   совершения   им   правонарушения   или чтобы помешать ему скрыться после его совершения;

d)   задержание   несовершеннолетнего   лица   на   основании законного постановления для воспитательного надзора или его  законное задержание для  передачи  компетентному органу;

e)    законное    задержание   лиц    с    целью    предотвращения распространения   инфекционных   заболеваний,   а   также душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;

f)    законный     арест    или    задержание     лица    с     целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого предпринимаются меры по его высылке или выдаче».

Ознакомление со всеми этими формулировками дает нам возможность осознать меру заботы о соблюдении гражданских свобод и убедиться в неразрывной связи прав личности и свободы от произвола, государственных гарантий от незаконного ареста и задержания человека. Именно в этом ценность приведенных норм международного права и Европейской Конвенции и того слаженного механизма защиты прав человека, который демонстрирует нам объединенная Европа.

Дело госпожи Курт против Турции, рассмотренное Европейским судом, будет приведено максимально полно. Это поможет увидеть, насколько разносторонне и гуманно Суд комментирует статьи Конвенции, тщательно исследует обстоятельства дела и дает им оценки, принципиально оценивает национальные механизмы защиты прав человека. Это еще важно с точки зрения сравнительного анализа деятельности национальных органов по соблюдению прав и свобод граждан. Так, оценка Судом деятельности правоохранительных органов, например, Соединенного Королевства

147

или  Бельгии,  разительно   отличается   от  оценки  деятельности  их турецких коллег.

Итак, госпожа Курт, проживающая в Бизмеле, обратилась с заявлением, что ее сын Юзейир Курт был арестован представителями сил безопасности, проводившими в деревне военную операцию, после чего ее сын пропал. Мать обратилась с заявлением об исчезновении сына к турецким властям. Местная полиция ограничилась сообщением, что он не был арестован. Суд государственной безопасности также не располагал никакими сведениями о пропавшем человеке. Местный прокурор пояснил, что дело выходит за пределы его компетенции, и предположил, что Курт либо похищен бойцами Курдской рабочей партии, либо добровольно присоединился к ним.

Неудовлетворенная этими отписками и предположениями заявительница обратилась в Европейские структуры, после чего она сама и ее адвокат подвергались целенаправленному давлению со стороны властей, чтобы вынудить ее отозвать свою жалобу. Заявительница утверждает, что ряд факторов свидетельствует о том, что ее сын стал жертвой нарушения статьи 2 Европейской Конвенции, которая гласит:

«1. Право каждого человека на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание...»

Заявительница подчеркивает, что ее сын исчез при обстоятельствах, которые представляли угрозу для его жизни, поскольку видела его в последний раз в окружении солдат сил безопасности во дворе соседа. Она просила Суд при рассмотрении данного дела учитывать подходы и принципы, выработанные Американским судом прав человека, а также Комитетом по правам человека ООН. Она просила Суд подтвердить своим решением тот факт, что государство-ответчик нарушило взятые на себя в соответствии со статьей 2 Конвенции обязательство охранять жизнь ее сына. Заявительница считает, что такое решение может быть принято, даже при отсутствии прямых доказательств того, что ее сын был лишен жизни, когда был задержан властями государства-ответчика.

В этой связи заявительница утверждала, что в отдельных регионах Турции имеют место многочисленные и хорошо документированные факты пыток людей, происходят необъяснимые

148

случаи со смертельным исходом среди задержанных и арестованных лиц, равно как случаи «исчезновения людей». Все это дает ей основание утверждать, что ее сын стал жертвой грубейшего нарушения властями статьи 2 Конвенции.

Опираясь на опыт рассмотрения подобных дел Американским судом по правам человека и Европейским Судом, госпожа Курт настаивала, что ее собственные права и права ее сына были грубо нарушены тем, что власти не провели быстрого, добросовестного и эффективного расследования исчезновения ее сына, что должно рассматриваться как отдельное нарушение прав человека государством-ответчиком.

В этой связи Суд напомнил, что почти четыре с половиной года компетентные органы не давали матери исчезнувшего человека информации относительно его местонахождения или судьбы. Более того, власти не расследовали и не пресекали и иные случаи исчезновения людей и плохого обращения с задержанными, равно как и случаи лишения жизни без приговора суда. Исходя из обстоятельств дела, опасения матери о гибели сына вполне обоснованы, хотя отсутствие доказательств вины государства не позволяли квалифицировать происходящее по статье 2 Конвенции. В то же время государство-ответчик не выполнило своих обязательств по защите жизни ее гражданина, что в указанных обстоятельствах подпадает под действие статьи 5 Конвенции. Она гласит: «Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность».

Суд подтверждает основополагающее значение в демократическом обществе, содержащихся в статье 5, гарантий прав лица от незаконного ареста или задержания властями. Именно по этой причине Суд неоднократно подчеркивал в своих решениях, что любое лишение свободы должно осуществляться не только в соответствии с основными процессуальными нормами национального права, но также отвечать целям статьи 5, то есть защищать человека от произвола властей.

Суд подчеркнул, что авторы Конвенции усилили защиту от произвольного лишения личности свободы, создав комплекс прав, призванных свести к минимуму опасность произвола и устанавливающих, что лишение свободы должно находиться под независимым судебным контролем и сопровождаться ответственностью властей за свои действия. Требования пунктов 3 и 4 статьи 5, подчеркивая важность и значение судебного контроля,

149

приобретают в этом случае особое значение. Незамедлительное вмешательство судебных органов может привести к обнаружению и предотвращению действий, представляющих угрозу для жизни лица, или к вскрытию фактов крайне плохого обращения, что является нарушением основных прав человека. Речь идет как о защите физической свободы индивидуума, так и о его личной безопасности в ситуациях, когда отсутствие такого рода гарантий может подорвать верховенство права и лишить задержанных самых элементарных средств правовой защиты.

По мнению Суда, отказ властей Турции подтвердить, что лицо задержано, свидетельствует о полном отрицании этих гарантий и о серьезнейшем нарушении статьи 5. Поскольку лицо оказалось под полным контролем властей, последние обязаны знать о его местонахождении. Именно поэтому статья 5 возлагает на них обязанность принять действенные меры с целью защиты индивидуума от риска его исчезновения и незамедлительно провести эффективное расследование в случае поступления жалобы на то, что конкретное лицо было арестовано, а затем бесследно исчезло.

Изучение всех обстоятельств дела позволило Суду склониться к версии заявительницы, что ее сын был задержан солдатами сил безопасности и охраной деревни. Это задержание не было документально оформлено. Официальной информации о его местонахождении или судьбе власти не располагают или не представляют. Данный факт сам по себе следует рассматривать как серьезное упущение властей, поскольку позволяет лицам, виновным в незаконном лишении свободы Юзейира Курта, скрыть свою причастность к преступлению, спрятать улики и избежать ответственности за судьбу арестованного.

Европейский Суд посчитал, что прокурор отнесся к расследованию данного факта без должного внимания. Не были взяты свидетельские показания у солдат и охраны деревни, присутствовавших при аресте Юзейира Курта. Прокурор не пожелал идти дальше утверждения полиции об ее непричастности к этому делу и о том, что Юзейир Курт не был арестован и не содержался под стражей. Прокурор поспешно и безоговорочно встал на точку зрения полицейских, что Юзейир Курт, скорее всего, был похищен бойцами КРП во время военной операции в деревне. Эта версия определила дальнейшее отношение прокурора к расследованию и стала причиной принятия некомпетентного решения.

150

С учетом вышеизложенных обстоятельств, Суд констатировал, что власти не смогли предоставить заслуживающую доверие информацию о местонахождении и судьбе сына заявительницы после его задержания в деревне. Они также не провели серьезного расследования данного дела... И Суд сделал вывод, что власти, несущие ответственность за жизнь Юзейира Курта, не справились со своими обязанностями.

Соответственно Суд посчитал, что в данном деле имеется особо грубое нарушение прав личности на свободу и безопасность, гарантированные статьей 5 Конвенции.

Суд также нашел в деле госпожи Курт нарушение положений статьи 13 и 25 Конвенции. Первая из них гласит: «Каждый человек, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективные средства правовой защиты перед государственным органом даже в том случае, если такое нарушение совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

Заявительница пояснила, что у нее не оказалось достаточных

^внутренних   средств   правовой   защиты.   Ее   заявления   и   жалобы

[оставались    без    должного    внимания.    Свидетельские    показания

эчевидцев брали именно те офицеры полиции, на действия которых

<аловалась   заявительница.   Вопросы   следствия   формулировались

таким образом, чтобы подтолкнуть свидетелей к ожидаемому ответу.

Тоэтому   здесь   неуместно   говорить   об   обязанности   государства

эсуществлять эффективную правовую защиту граждан. Оно скорее

Зездействовало или даже препятствовало их применению, также как

это отмечалось в делах Аксоя против Турции, Айдина против Турции,

Сайя против Турции и в данном деле Курт против Турции.

Иначе понимает обязанность государства по эффективной 1щите своих граждан Европейский Суд. По его мнению, если имеется калоба, что чей-то родственник исчез по вине властей, то в збязанность входит проведение тщательного и эффективного засследования для выявления и наказания лиц, несущих за это ответственность. Эта обязанность включает в себя также возможность [>ективного доступа родственников к информации о ходе расследования.

Прокурор обязан был по жалобе госпожи Курт немедленно 1риступить к тщательному расследованию. Его безразличное этношение вряд ли совместимо с его функциями и равносильно созданию препятствий для эффективного расследования дела.

151

Статья 25 Конвенции запрещает кому бы то ни было препятствовать эффективному осуществлению права на подачу жалобы в Европейский Суд. В целом ряде документов и в данном деле Суд подчеркнул, что для эффективного действия статьи 25 чрезвычайно важно, чтобы заявители или возможные заявители могли свободно обращаться в Суд, не подвергаясь при этом какой-либо форме давления со стороны властей с целью склонить их к отзыву своих жалоб или к изменению их содержания. Причем понятие «давление» включает в себя не только принуждение и вопиющие случаи запугивания заявителей и возможных заявителей, а также ближайших родственников, но и недопустимые косвенные действия или контакты, призванные разубедить заявителей или воспрепятствовать осуществлению их права на защиту в соответствии с Конвенцией.

Даже кажущееся безвинным выяснение у заявителей содержания их жалобы равносильно противоправному и недопустимому давлению со стороны властей, препятствующему осуществлению права на подачу жалобы и нарушению статьи 25 Конвенции. По данному делу представители власти несколько раз беседовали с госпожой Курт, после чего она дезавуировала свое заявление. О том, что это было сделано под давлением, свидетельствуют не только предшествующие этому заявлению беседы с заявительницей, но также и то, что оба раза в нотариальную контору ее сопровождал военнослужащий в форме, и при этом с нее не взяли плату за составление текста документа на отзыв ее жалобы.

Более того, угроза возбудить уголовное преследование против ее адвоката также свидетельствует о серьезном нарушении властями права на эффективную правовую защиту. С учетом всего изложенного, Суд посчитал, что в силу тяжести данного нарушения Конвенции должна быть выплачена заявительнице компенсация в пользу ее сына в 15000 фунтов стерлингов, которые должны храниться у заявительницы для сына и его наследников и 10000 фунтов стерлингов для нее самой.1

Итак, некоторое изучение опыта рассмотрения дел в Европейском Суде с точки зрения защиты права на свободу и личную неприкосновенность показывает, что в Турции есть определенные проблемы с их соблюдением. Вернейший способ изменить положение

в лучшую сторону это измерять их общеевропейскими стандартами, подвергать национальный механизм проверке международными, континентальными структурами. И по делу Курт против Турции можно убедиться в эффективности этого пути.

Из этого поучительного дела можно сделать несколько выводов:

1) Совершенно ясно, что национальные средства обеспечения свободы и  личной  неприкосновенности  граждан  отдельных  государств  не нацелены на выполнение своих обязанностей по их защите;

2) В тех странах, где нарушения свобод и личной неприкосновенности становятся не эпизодическими, а превращаются в привычное явление, можно констатировать отсутствие политической воли или слабость государственной   власти,   отсутствие   должной   ответственности   за утверждение законности и правопорядка;

3)  Отсюда проистекает и слабость всего национального механизма, в том    числе    судебной    системы,    неспособность    качественно    и принципиально  оценить  состояние  дел  и  конкретных  нарушений свободы;

4)  Большинство упущений и пробелов в расследовании дел, способы сокрытия   конкретных   нарушений    прав   человека,    судебных   и процессуальных правонарушений в различных странах очень схожи.

Чтобы не быть голословными, сошлемся на официальный доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 2000 году. В нем говорится: «Особенно многочисленные нарушения свободы и личной неприкосновенности допускаются на территории Чеченской Республики. Там совершаются массовые задержания людей всеми, у кого есть власть и сила: военнослужащими, сотрудниками МВД, ФСБ. Граждане страны бесследно исчезают после контактов со своими «защитниками», гражданину «причиняют вред, нарушают их права и свободы, уповая лишь на силу как главное средство осуществления служебных функций».'

Здесь, вероятно, мы имеем дело с искажением всех функций правоохранительных органов, какое-то зазеркальное понимание служебных функций, ибо ими сотрудники правоохранительных органов наделяются совсем не для применения силы против граждан, а только для их защиты. Силой они наделены для борьбы с преступными проявлениями, а не для ущемления гражданских свобод.

1 Европейский Суд по правам человека. Избранные решения в 2-х томах. Том 2. С. 509-529.

152

Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 2000 г. М. 2001. С. 208.

153

Между тем, «через следственные изоляторы проходит ежегодно до 2-х миллионов человек, из которых 1/4 часть освобождается в связи с прекращением уголовного дела, либо осуждением к наказанию, не связанному с лишением свободы».1

На самом деле положение намного трагичнее. Здесь не упоминается множество лиц, освобожденных из-за недоказанности их вины, отсутствия состава или события преступления, по другим причинам. Но даже многие осужденные из задержанных в гуманном обществе и правовом государстве не были бы приговорены к лишению свободы, если бы не этот порочный круг российского правосудия.

Человека, подозреваемого в совершении преступления, да не только такого, но и в отместку за что-либо, очень легко упрятать в СИЗО. Прокурор дает санкцию, не видя человека, не беседуя с ним, а по докладу дознавателя. Так удобно допрашивать его и проводить с ним следственные действия, легче сломить и запугать его, получить какие-либо сведения. И вот оттого, что представляется удобным следователю, ломаются судьбы людей. Но безвинный человек не должен сидеть в СИЗО. И поэтому дознаватели и следователи обязаны найти компромат и сформулировать обвинение и передать дело в суд. Но суд тоже не может подвести коллег и объявить, что задержан невиновный человек. Поэтому так мало на практике оправдательных приговоров и так много приговоренных именно к тому сроку лишения свободы, который задержанный уже отсидел. Вроде бы и ему должно быть радостно, и виновных в беззаконии и произволе нет.

Сотрудники УВД Карасунского округа г. Краснодара В. и И. во время несения службы под надуманным предлогом задержали гражданина М., схватили его за шею, надели наручники, а затем несколько раз ударили в живот.

Участковый инспектор Спасского РОВД Приморского края К. и милиционер Б. незаконно и с применением силы задержали несовершеннолетнего П., нанося ему удары резиновой палкой.

Иногда такие деяния сотрудников правоохранительных органов становятся достоянием гласности, расследуются, доходят до суда, и виновные даже получают по заслугам. Но очень редко. Преобладающее количество посягательств на свободу и личную неприкосновенность остаются неизвестными, а значит и

Указ, доклад. С. 213.

154

нерасследованными. Здесь также срабатывает круговая порука, защита части мундира и корпоративность служителей Фемиды.

Так, в 1999 году за различные преступления и нарушения законности привлечено к ответственности 13833 сотрудника МВД, из них 3579 - к уголовной. За первое полугодие 2000 года соответственно 6250 и 1656. В то же время, число жалоб и заявлений, поступивших только в органы прокуратуры, и только по вопросам следствия и дознания, проводимых подразделениями МВД, составило в 1999 году 263 645.' Невозможно представить себе, что большинство этих жалоб были написаны без достаточных оснований.

Поскольку в мире не изжиты незаконные аресты или задержания, а в некоторых странах даже очень часто применяются, гуманная мысль пришла к необходимости материальной компенсации за незаконный арест или задержание.

В статье 5 Европейской Конвенции есть пункт 5, который гласит:

«Каждый, кто стал жертвой ареста или задержания в нарушение положений данной статьи, имеет право на компенсацию». Право на компенсацию в соответствии с этим пунктом распространяется как на материальный, так и на моральный ущерб.

В деле Броган Суд отклонил довод правительства Великобритании о том, что заявители будут иметь право на компенсацию только в том случае, если лишение свободы признано незаконным национальным законодательством. Суд отметил, что такое толкование не отвечает предмету и цели пункта 5 статьи 5, поскольку из его формулировки видно, что компенсация должна предоставляться в тех случаях, когда арест или задержание были произведены «в нарушение положений данной статьи». Суд пришел к выводу, что заявители были арестованы и задержаны законно в соответствии с внутригосударственным правом, но в нарушение пункта 3 статьи 5, а значит и в нарушение пункта 5 этой же статьи.2

Право на свободу и личную неприкосновенность в нашей стране гарантируется статьей 22 Конституции РФ, которая гласит:

«Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Арест, заключение под стражу и содержание по стражей допускаются только по судебному решению. До судебного

Указ, доклад. С. 211.

Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак.  Европейская Конвенция о правах человека и Европейская Социальная Хартия: право и практика. М. 1998. С. 196.

155

решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов».

В соответствии со статьей 5 Закона «О милиции», в котором есть специальный раздел «Деятельность милиции и права граждан», всякое ограничение граждан в их правах и свободах со стороны милиции допустима лишь на основаниях и в порядке, прямо предусмотренном законом.

Однако все еще нередки случаи, когда не соблюдаются требования закона о срочном сообщении арестованному предполагаемого обвинения. В данном случае можно говорить о неполном соответствии законодательства и правоприменительной практики России нормам Международного Пакта о гражданских и политических правах, которые требуют доставить арестованного или задержанного к судье или к другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять подобную функцию. Эта процедура - одна из самых старых гарантий от произвола властей, до настоящего          времени          с          трудом          воспринимается

правоприменительными органами России.

Много нарушений личной неприкосновенности граждан допускается правоприменительными органами, грубо нарушающими принцип презумпции невиновности и в ходе предварительного следствия. Прикрываясь необходимостью усиления борьбы с преступностью, милиция задерживает массу невиновных людей, часто не имеющих никакого отношения к расследуемому преступлению. Прослушивание телефонных разговоров, перлюстрация почты, слежка приобретают не просто массовый характер, а даже поощряются властными структурами, видящими в таких действиях не нарушение прав личности, а «благородные и целесообразные усилия органов». Около 70% задержанных держат под стражей в течение периода в 3-5 раз более длительного, чем это было необходимо. «Тюремную империю» России «населяет» 780 человек на 100 тысяч населения, в США - 565, Бельгии - 167, Франция - 90 человек.1

Через тюрьмы Советского Союза прошло за период с 1961 по 1985 годы более 35 млн. человек. Это громадная школа криминализации народа. Разве они исправились? Нет. Они исхитрились, научились науке выживания. А как уродует психику людей длительное содержание в СИЗО еще не судимых, то есть людей

1 Абрамкин В.Ф. Некоторые вопросы реализации уголовной политики в современных условиях. Информационная записка. Цит. по правозащитнику. №4, 1997 г. С. 33.

156

еще не признанных судом виновными. Но, если они лишены свободы и живут невольниками, неужели они вынесут из этих нечеловеческих условий существования любовь к своей родине, уважение к власти, к праву, к правам человека. Как грустно констатировал поэт: «Мы дышим затхлым воздухом свободы иль свежим воздухом тюрьмы». Разве способен суд оправдать человека, который давно сидит в тюрьме? Для этого надо быть очень мужественным человеком.

В 1999 году в местах лишения свободы России содержалось 1038988 человек. Из них в исправительных колониях 744186 заключенных, в СИЗО и тюрьмах 273008, в воспитательных колониях 21794 человека. В Уголовно-исполнительных инспекциях состояло на учете более 1 млн. Лиц, совершивших различные правонарушения.

В течение указанного года в следственные изоляторы страны поступили 577340 человек. Это сама по себе ужасающая цифра, способная поразить воображение, любого приведет в замешательство, если изучить «движение» этого контингента. В отношении 1596 человек дела были прекращены еще на стадии предварительного следствия. Попросту говоря, эти люди не совершали преступления, и их задержание было незаконным. Безусловно, было нарушено право этих людей на неприкосновенность личности.

В связи с изменением меры пресечения были освобождены из СИЗО 48047 человек, то есть задержание этих людей оказалось неоправданным, поспешным, необоснованным, излишним.

В отношении 4367 человек были вынесены оправдательные приговоры, что говорит о недоказанности их вины, а также о грубом нарушении личных прав граждан. Попутно можно упомянуть об их праве на компенсацию морального вреда и предположить, что большинство из них не получило никакой сатисфакции.

Освобождены были из следственных изоляторов 71592 человека в связи с осуждением, не связанным с лишением свободы. Значит, и в отношении этих лиц содержание под стражей было излишней мерой. Еще 28000 было освобождено в связи с отбытием срока содержания. Таким образом, из СИЗО было освобождено 153602 заключенных, большинство из которых не надо было помещать в следственные изоляторы. Там они изведали все особенности российского правосудия, попрание личных и

157

гражданских прав, унижение чести и достоинства, невосполнимый моральный ущерб.1

Несложный подсчет подсказывает, что к лишению свободы в 1999 году было осуждено 423738 человек. Из более миллиона отбывавших наказание в уголовно-исполнительной системе России 60 процентов заключенных имели неоднократную судимость. Более 100 тысяч болели туберкулезом. В анализируемом году более 30 тысяч заключенных, больных активной формой туберкулеза освободились из заключения и стали свободными гражданами.

О неблагополучном состоянии с соблюдением прав заключенных поступает множество свидетельств. Приведем одно из них.

«Независимая газета» сообщила о возбуждении уголовного дела по факту смерти заключенного ИК-9 (г. Соликамска Пермская обл.) и превышении должностных полномочий сотрудниками этой колонии. В штрафном изоляторе умер осужденный 24-летний К. Его смерть наступила после «плотного» общения с сотрудниками ИК-9, которые избивали его резиновыми палками, якобы за то, что оказал сопротивление. Дело возбуждено по статье, квалифицирующей это деяние как умышленное убийство.

Приводимые в этой теме нарушения прав человека и гражданских свобод свидетельствуют о разложении пенитенциарной системы России, перерождении некоторых органов внутренних дел и судов из правоохранительных в правонарушительные, об их корпоративном слиянии, для поддержки друг друга и защиты личных интересов. Все это можно объяснить отсутствием политической воли или неспособностью, нежеланием государственных структур установить в стране законность и правопорядок.

С другой стороны, причина происходящего заключается в том, что общество не обладает достаточно высокой способностью к самоорганизации и потому нет в нем гражданского контроля за деятельностью судов, милиции, тюрем и прочих, нанятых для службы народу,структур.

Уже длительное время в стране ведется работа по разработке проекта федерального закона об общественном контроле за соблюдением прав лиц, находящихся в местах заключения. Но этот вопрос еще не разрешен. Другое «слабое звено» - это возможность

1  Правозащитник. 2000, №1. С. 59-60.

2 Правозащитник. 2000, №1. С. 59-60.

158

обжалования действий и решений органов дознания, следователя или прокурора, связанные с возбуждением уголовного дела, производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановления производства по уголовному делу и продления срока предварительного расследования и содержания под стражей, должно быть разрешено законодателем в новом УПК.

«Беды и проблемы уголовно-исполнительной системы приобрели такой масштаб и такой острый характер, что они уже не могут быть устранены разовыми мерами, поиском и наказанием виновных или исправлением «отдельных недостатков». России нужна принципиально другая система исполнения наказаний, охраняющая права человека, его честь и достоинство и способствующая социализации личности» - отмечает Комиссия по правам человека при Президенте РФ в своем докладе «О соблюдении прав человека и гражданина в РФ в 1999 г.».'

Российская система уголовного наказания содержит в себе самую безжалостную формулу, согласно которой преступник де facto вычеркивается из членов общества. Он как бы исключается из числа живых, будто бы он никогда больше не вернется в общество. Но они, изученные, униженные, исстрадавшиеся, инфицированные всеми страшными заболеваниями, озлобленные возвращаются из этих страшных мест и демонстрируют обществу всю свою ненависть и презрение.

Запрет на пытки и жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение и наказание

Это право закреплено в статье 5 Всеобщей Декларации прав человека в следующей формулировке: «Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию». Международный Пакт о гражданских и политических правах в статье 7 воспроизводит указанную формулировку и добавляет: «в частности, ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам». Столь же лаконична статья 3 Европейской Конвенции. Кроме сказанного, праву на физическую неприкосновенность посвящены Конвенция ООН «Против пыток и

См. указ доклад. М. 2000. С. 21.

159

другого жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания», вступившая в действие в 1987 году и ратифицированная РФ, и Европейская Конвенция «О предупреждении пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания», вступившая в действие в 1989 г. и ратифицированная РФ.

Оговоримся, что в двухтомном сборнике решений Европейского Суда по правам человека в разделе, посвященном статье 3 Конвенции содержится всего 5 дел, причем одно об экстрадиции, одно о высылке и три о жестоком обращении в отношении задержанных лиц. Таким образом, можно констатировать, что европейские страны в целом изжили такое позорное явление как

пытки.

Рассматривая заявления и жалобы на нарушения статьи 3, Суд классифицировал три формы запрещенного поведения и дал им такое

определение:

Пытка    -    это    намеренное    бесчеловечное    обращение, вызывающее весьма серьезные и жестокие страдания; Бесчеловечное   обращение  -  это   нанесение   физических   и нравственных страданий;

Унижающее достоинство обращение - это плохое обращение, направленное на то, чтобы вызвать у жертв чувство страха, боли и неполноценности, которые могут унизить и опозорить их и, возможно, сломать их физическое или моральное

сопротивление.1

Разница или границы в этих определениях довольно размыты и критерии расплывчаты, и три основных понятия во многом зависят от личных восприятий людей. В практике Европейского Суда были жалобы от заключенных на нарушение статьи 3, заключавшиеся, по мнению авторов, в запрете читать книги и журналы, в краткости сроков прогулок, в запрещении носить часы, собственную одежду или

вести дневник.

Зато в деле Томази против Франции Суд усмотрел нарушение статьи 3 на основании заключения независимых врачей, о нанесении ему множественных и интенсивных ударов, которые придают такому

обращению с ним бесчеловечный и унижающий достоинство характер.1

В деле Рибича против Австрии потерпевший, получивший несколько кровоподтеков на правой руке в результате плохого обращения в полиции, не довольствовался привлечением виновных полицейских к ответственности, но настаивал, что он претерпел бесчеловечное и унижающее достоинство обращение. Поскольку сам факт никем не отрицался, и в отношении полицейских сразу было возбуждено уголовное дело, Европейский Суд подчеркнул, что «в отношении лица, лишенного свободы, любое применение физической силы...унижает его человеческое достоинство и является в принципе нарушением статьи 3 Конвенции».2 На таком фоне особенно неприглядными выглядят факты пыток, бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство обращения и наказания, практикующиеся в правоохранительных органах России.

Между тем, свобода от применения пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания гарантируется статьей 21 Конституции РФ.

Уголовный Кодекс предусматривает наказание за действия, подпадающие под определение пыток, бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания. Статья 5 закона «О милиции» запрещает милиции «прибегать к обращению, унижающему достоинства человека». Подобные нормы содержатся также в Исправительно-трудовом кодексе РФ и ряде других законов. Вместе с тем, было бы наивно предполагать, что нормативные акты, даже самые совершенные, способны обеспечить соблюдение прав личности в посттоталитарной стране. Существованию пыток, насилия, унижающего человеческое достоинство обращению способствуют и традиции советской уголовной юстиции, и идеология малости человеческой личности и ничтожности ее достоинства, и отсутствие каких-либо форм контроля за деятельностью органов власти.

Поэтому конкретные взаимоотношения личности с органами власти, с работниками правоприменительных органов зачастую происходят за гранью дозволенного, где немало жестокого, бесчеловечного и уж тем более унижающего человеческое

1 См. подробнее: Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская Социальная Хартия: право и практика. М. 1998. С. 133-136.

160

1  Европейский Суд по правам человека. Изб. решения в 2-х томах. М. 2000 г. Том 1. С. 763.

2 Указ, сборник решений. Том 2. Стр. 170.

6 - 2027                                                    161

достоинство. Множество таких фактов остаются неизвестными только потому, что сами пострадавшие не видят смысла в обнародовании таких фактов или в жалобах, ибо в лучшем случае все остается без последствий. В худшем случае чиновники найдут немало способов отомстить правдоискателю. Множатся сообщения, благодаря правозащитным объединениям, об использовании пыток и других противозаконных методах воздействия в местах лишения свободы и в милиции, на которые отсутствует адекватная реакция прокуратуры и местных властей.

Скорее примером бессилия и наивности, чем стремлением к наведению законности в местах лишения свободы, следует считать статью закона «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» от 21 июля 1993 года, установившую обязанность сотрудников уголовно-исполнительных органов предупреждать осужденных и заключенных о намерении использовать физическую силу, специальные средства и оружие, предоставив тем самым им достаточное время для выполнения своих требований (статья 28 Закона).

Парадокс состоит в том, что среди пенитенциарных учреждений РФ наихудшие условия существуют в местах предварительного заключения, или СИЗО, где содержатся лица, в отношении которых действует презумпция невиновности. То есть Суд, единственный орган, который может признать человека виновным в совершении преступления, еще не вынес свой вердикт, а человек уже лишен свободы, да еще содержится в худших условиях, чем осужденные преступники. Лица, заключенные под стражу, могут содержаться годами в ожидании суда в самых что ни на есть ужасных условиях.

В беседе со Специальным докладчиком Комиссии ООН по правам человека заместитель министра внутренних дел России признал эти условия «нечеловеческими». В докладе Комиссии по правам человека при Президенте РФ условия содержания в СИЗО названы «жестокими и унижающими достоинство человека». Инспекторы Совета Европы второй год подряд приравнивают • следственные изоляторы России к пыточным местам.1 Впрочем, в истории России места предварительного заключения, тюрьмы, каторги всегда были вселяющими ужас и отвращение, но мало кто

1 Защита прав человека. Сб. докладов. М. 2001. С. 390.

162

говорил об этом. Теперь мы видим, что весьма высокопоставленные люди страны признают постыдное отношение государства к своим заблудшим, а может быть и невиновным, гражданам. Правда, это едва ли может служить утешением тем, кто в силу различных причин попал в жернова государственной правоохранительной машины.

Описывая условия содержания в СИЗО, которые посетил Специальный докладчик, он употребляет определения «бесчеловечные», «угнетающие» и «унижающие человеческое достоинство». В заключение он пишет: «Специальному докладчику понадобились бы поэтический талант Данте и художественное мастерство Босха, чтобы точно изобразить адские условия, с которыми он столкнулся в этих камерах. Восстают чувство обоняния, осязания, вкуса и зрения. Условия являются жестокими, бесчеловечными и унижающими достоинство; они сами по себе являются пытками. Поскольку подозреваемые лица содержаться там, чтобы ускорить проведение следствия, сломив их волю с целью получения признания и информации, вполне можно считать, что они подвергаются пыткам».'

При этом надо иметь в виду, что Специальный докладчик посетил наиболее известные Московские и Санкт-Петербургские СИЗО: Бутырку, Матросскую тишину, Кресты в 1995 году. Из этого можно сделать два вывода:

во-первых, за прошедшие годы положение в российских местах содержания заключенных едва ли изменилось в лучшую сторону;

во-вторых, если в столичных СИЗО, где все-таки больше национальных и международных контролирующих и проверяющих органов, содержание в СИЗО приравнивается к пыткам, то трудно даже представить, каково положение в российской провинции.

У нас же самая большая в мире рецидивная преступность - 38 процентов, ибо наша пенитенциарная система как будто бы создана для того, чтобы плодить преступников. Она способна даже из самых ленивых начинающих преступную карьеру шалопаев множить и воспроизводить рецидивистов. Обреченные переносить пытки, голод, тесноту, болезни, унижающее обращение и издевательства, отсидевшие в колониях и тюрьмах люди звереют и совершенно теряют способность к нормальной жизни.

Доклад Найджела С. Родли. Правозащитник. 1995, №2. С. 47 51 6*                                                             163

Правила обращения с лицами, подвергаемыми задержанию или заключению, содержатся в той или иной мере детализации во многих основополагающих документах мирового сообщества, в национальных Конституциях, в ведомственных нормативно-правовых актах. Вместе с тем, проблема обращения с задержанными и соблюдения их прав остаются актуальными. Тому есть множество причин. В том числе закрытость мест заключения от общественного контроля, корпоративные интересы служителей системы «не выносить сор из избы», ошибочное восприятие и отношение многих госслужащих и СМИ к проблеме содержания заключенных как к сугубо секретной, тайной деятельности. А дело обстоит как раз наоборот. Государственный интерес требует открытости и срочного изменения ситуации. На этом примере мы видим затянувшийся конфликт личных и корпоративных интересов, работников правоохранительных органов, с одной стороны и государственных - с другой.

Инспектору, следователю, дознавателю легче работать, когда подозреваемый задержан и сидит в СИЗО. В определенной мере он уже сломлен фактом задержания, обстановкой и порядками, царящими в СИЗО, влиянием сокамерников и множеством других причин.

Служителям «Фемиды» легче получить признательные показания в условиях СИЗО, провести оперативную разработку, оказать давление на близких и родственников задержанного, допрашивать свидетелей, собирать улики и изобличающие материалы. Плохо все это для государства в целом. Едва ли хоть один из прошедших через наши СИЗО, и уж тем более невиновные, забудут этот ад и станут лояльными гражданами.

«К сожалению, практика органов расследования нередко идет не по пути строгого выполнения закона, а по пути практического удобства, что приводит к серьезным нарушениям конституционного права граждан на неприкосновенность личности. Достаточно указать на то, что в среднем примерно 15-17 процентов необоснованных ограничений свободы в виде заключения под стражу производится , сотрудниками органов дознания. В ряде МВД-УВД субъектов РФ количество незаконных и необоснованных заключений под стражу значительно больше. Так, если взять за 100 процентов все случаи необоснованных ограничений свободы, имевших место в 1997-1998 годах в РБ и ее столице городе Уфе, по делам подследственным

164

следователем органов внутренних дел, то 54 процента из них приходится на органы дознания».1

И тут возникает самый уместный вопрос о роли прокурора, у которого главная функция - соблюдение законности и защита прав человека и гражданина и с санкции которого творятся грубейшие нарушения конституционных прав людей. В некоторых субъектах РФ заключенные под стражу до предъявления обвинения, что должно было быть исключением, составляет около 80 процентов от общего числа случаев применения этой меры пресечения.2

В 1988 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, который мало кому известен в России. Поэтому мы приведем полный текст Свода в приложении к учебнику.

А вот как характеризует эту же проблему Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации в своем специальном докладе, направленном в Государственную Думу:

«...через следственные изоляторы проходит ежегодно до 2 млн. заключенных, что почти в два раза превышает количество лиц, содержащихся в местах лишения свободы. Все эти люди слабо защищены от насилия и произвола работников органов внутренних дел. Подвергающих испытаниям их честь, достоинство и физическое здоровье.

Особое беспокойство вызывают действия сотрудников милиции, носящие характер пыток, описываемые пострадавшими, а также в средствах массовой информации».

Уполномоченный приводит массу примеров и цитирует множество источников. Приведем только один вывод исследовательского проекта о грубейших нарушениях прав человека в системе Министерства внутренних дел.

«Масштабы применения к задержанным пыток и недозволенных методов... приобрели в России вопиющий характер. Вопреки неопровержимым свидетельствам того, что пытки стали неотъемлемой частью деятельности милиции, российское

Е.В. Кузбагарова. Условия применения заключения под стражу в качестве меры пресечения. Актуальные проблемы обеспечения безопасности личности, общества и государства в современных условиях. Материалы российской научно-практической конференции в 2-х частях. Уфа. 2001. Ч. 2. С. 148.

Там же. С. 150.

165

правительство и правоохранительные структуры, как правило, отрицают наличие проблемы пыток или недозволенных методов и ничего не предпринимают для пресечения этой порочной практики.

Следствием такого подхода, - пишет Уполномоченный по правам человека, - становится возрастание и без того немалого количества вопиющих нарушений прав и свобод личности сотрудниками государственных органов, призванных законом охранять и защищать граждан».1

Безусловно, пыточными являются у нас условия содержания в СИЗО, колониях и тюрьмах, пыточными условиями являются и многолетние ожидания суда, бесчеловечными и унижающими человеческое достоинство являются почти все взаимоотношения гражданина с милицией, прокуратурой, судом. Нормальный ум затрудняется понимать, как можно довести до такой степени безнаказанность и произвол в органах МВД, ФСБ, прокуратуре.

Трудно предсказать, сможет ли россиянин когда-нибудь вслед за поэтом восторженно сказать: «Моя милиция меня бережет!», имея в виду и армию, и прокуратуру, и многочисленные службы безопасности.

Свобода от рабства и подневольного состояния

Всеобщая декларация посвящает этой проблеме четвертую статью, которая гласит: «Никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех видах».

Намного обширнее и детальнее трактуется рассматриваемая свобода Международным Пактом о гражданских и политических правах:

1.          Никто    не    должен    содержаться    в    рабстве:    рабство    и работорговля запрещаются во всех их видах.

2.          Никто не должен содержаться в подневольном состоянии.

3.          а) никто не должен принуждаться к принудительному или обязательному труду;

Ь) в тех странах, где в виде наказания за преступление может назначаться лишение свободы, сопряженное с каторжными работами, предыдущий пункт не считается препятствием для

1 Защита прав человека. Сб. документов 1998-2000. М. 2001. С. 390, 393, 394, 398,400.

166

выполнения каторжных работ по приговору компетентного суда, назначившего такое наказание;

с)  термином  «принудительный  или  обязательный  труд»  в настоящем пункте не охватываются:

какая бы то ни была работа или служба, которую, как правило, должно выполнять лицо, находящееся в заключении на основании законного распоряжения суда, или лицо, условно освобожденное от такого заключения; какая бы то ни была служба военного характера или служба, предусмотренная для лиц, отказавшихся от военной службы;

какая бы то ни была работа, обязательная в случаях чрезвычайного положения или бедствия, угрожающих жизни или благополучию населения;

какая бы то ни была работа или служба, которая входит в обыкновенные гражданские обязанности. Очень сходную классификацию и пределы применения указанной статьи дает статья 4 Европейской Конвенции. Конечно, актуальность и значение этих прав, в современном мире, несколько снижена, ибо пик рабовладения и работорговли человечеством, видимо, пройден. Столь варварское и жестокое попрание человеческой личности невозможно даже представить. В то же время можно допустить существование обращения с людьми сходного с рабством и тем более, подходящего под понятие подневольного состояния, о чем порой сообщается в СМИ и судебной практике.

Изучение дел должной категории рассмотренных Европейским Судом представляют собой скорее, судебные курьезы или казусы к учебным пособиям для студентов, с целью совершенствования их остроумия и проницательности. Так, в деле Ван дер Мюсель против Бельгии, молодой адвокат посчитал, что обязанность оказывать бесплатные юридические услуги бедным клиентам приравнивается к принудительному или обязательному труду. Заявитель считал, что в этом случае нарушается пункт 2 статьи 4, которая гласит:

«Никто не должен привлекаться к принудительному или обязательному труду». В то же время им оставлен незамеченным следующий пункт статьи, в котором перечислены обстоятельства, позволяющие исключить их из действия данной статьи.1

Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская Хартия: право и практика. М. 1998. С. 158.

167

Комментаторы этой статьи обычно ссылаются на Конвенцию Международной Организации труда (МОТ) №105, в которой указано пять категорий принудительного труда: политическое воздействие или воспитание в качестве меры наказания за наличие или за выражение политических взглядов или идеологических убеждений, противоположных установленной политической, социальной или экономической системе; мобилизация или использование рабочей силы для нужд экономического развития; поддержание трудовой дисциплины; наказание за участие в забастовках; и дискриминация по признакам расовой, социальной и национальной принадлежности или вероисповедания. Необходимыми элементами принудительного или обязательного труда являются то, что к данному труду человек привлекается против своей воли и, если такие требования к нему являются деспотичными, а сама работа влечет за собой тяготы, которые можно избежать.

В тех же случаях, когда нет принуждения, и человек осознанно выбирал тяжелую или непрестижную работу, например, в войсках, в тюремной охране, в шахтах, в коммунальной службе и т.д., не может быть нарушения статьи 4 Конвенции. Наряду с изложенным, было бы заблуждением считать, что международно-правовые, как и национальные нормы, запрещающие рабство и подневольное состояние, теперь потеряли актуальность и подлежат забвению. Социально-политическая обстановка в России являет нам немало примеров нарушения прав человека в этой сфере. В некоторых СМИ приводились и приводятся факты использования рабского труда, когда группу лиц содержат в подневольном состоянии на положении рабов или захваченных в Чечне заложников и пленников содержат в подневольном состоянии.

Представляется, что именно по этой статье могут защищать свои права молодые люди, ставшие жертвами милицейских облав в Москве и отправленные служить в войсковые части страны. В отношении тех, кто имел отсрочку по учебе, тех, чье здоровье не позволяет им служить в армии, тех, чье семейное положение позволяло оставаться с престарелыми родителями или малолетними ' детьми, безусловно, допущен произвол и в отношении них нарушена статья 4 Европейской Конвенции.1

1 См. об этом «Новая газета». №2, 2002.

168

III1

В законодательстве Российской Федерации не содержится специальных норм, посвященных свободе от рабства и содержании в подневольном состоянии. Такое положение объясняется властями нецелесообразностью иметь такие нормы, ибо «международные стандарты на этот счет являются составной частью ее правовой системы».

Следует подчеркнуть, что это большое лукавство. Во-первых, национальное законодательство необходимо, даже если оно отвечает всем международным стандартам. Во-вторых, на практике ссылка ведет и к тому, что столь тяжкое преступление против личности как рабство и подневольное состояние остается в России безнаказанным и будет иметь тенденцию к возрастанию.

Тем временем, средства массовой информации все чаще публикуют факты насильственного удержания людей в подневольном состоянии и использования их рабского труда. Множество мировых СМИ рассказали о 12-летнем рабстве гражданина Е. в чеченском плену. В рабском состоянии в Чечне один гражданин Республики Башкортостан пробыл 10 лет.

Свобода от рабства, запрет на принудительный и подневольный труд

На территории Амурской области, как и в предыдущие годы, действуют организации, набирающие девушек для работы в странах тихоокеанского региона. Им гарантируется хороший заработок и нормальные условия труда. По рассказам девушек, с ними заключались договоры, в которых оговаривались и условия труда, и срок действия договора. Но после пересечения границы у них отбирали все документы, а условия работы резко отличались в худшую сторону от тех, о которых говорилось в договорах. Позже оказывается, что их привезли вовсе не для работы на сцене или официантками, а для занятия проституцией. Из-за отсутствия документов и денежных средств, не имея возможности самостоятельно выехать, они бывают вынуждены заниматься унизительной и грязной работой.

По разным оценкам, на территории Амурской области в 2000 г. трудилось около 270 тыс. граждан КНР, что составляет более 50% экономически активного населения области. Основная часть из них находилась на территории России нелегально. Данное обстоятельство заставляет людей соглашаться на любые условия труда. Они

169

вынуждены трудиться от заката до рассвета, в том числе на лесозаготовках, строительстве и сельскохозяйственных работах. Как правило, эти люди вынуждены круглый год проживать в неблагоустроенных помещениях — землянках, бараках, не пригодных для жилья, или в общежитиях, где на 1 человека приходится менее 1 м2 площади, а подчас и просто на рабочих местах. При этом в качестве оплаты за труд они иногда получают только питание. Данные условия нельзя назвать иначе, как рабские. При этом рабочие из КНР или КНДР, согласно информации самих рабочих данных стран, могут подвергаться за разного рода нарушения наказаниям, в том числе и физическим.

За последние годы на территории Амурской области сложилась практика, когда на работу принимаются лица, не имеющие постоянного места жительства. Данные люди принимаются в качестве сторожей домов, а также для ухода за хозяйством. При этом в качестве оплаты труда им предоставляется только питание и крыша над головой. В любой момент работник может быть выгнан, и никто за это ответственности не несет, так как он не сможет доказать наличие трудовых соглашений. По своему правовому положению данные люди являются рабами, так как, уйдя от хозяина, они не имеют возможности выжить в суровых условиях зимы Амурской области. Наибольшее распространение такого вида рабство получило в поселках Моховая падь и Владимировка, где расположены коттеджи наиболее богатых людей г. Благовещенска.

Культпросветучилище г. Благовещенска в 2000 г. сформировало концертную бригаду с участием несовершеннолетних детей для гастролей по КНР и Южной Корее. Участникам концертной бригады было обещано: оплата за труд и не более 2-х концертов в день. Обещанного денежного вознаграждения участники не получили, при этом в день они давали 3-4 представления.

В 2000 г. прекратили существование два семейных детских дома в городах Свободном и Тында. На принятие данного решения повлияло то, что в этих детских домах использовался детский труд для извлечения доходов. Из рассказа Александра LLL, окончившего в , 2000 г. школу-интернат г. Зея, стало известно, что школьникам ежедневно приходилось работать в подсобном хозяйстве школы, кормить крупный рогатый скот, чистить помещения, девочкам поручали доить коров, а осенью заготавливать разного рода корма для подсобного хозяйства.

170

Что касается таких современных форм рабства, как торговля детьми и детская проституция, то в России отсутствует даже статистика и учет преступлений в этой области. Но отсутствие статистики, к сожалению, не означает отсутствие явления.

ТЕМА 11

СВОБОДА СЛОВА, ПЕЧАТИ, МЫСЛИ, СОВЕСТИ, РЕЛИГИИ,

А ТАКЖЕ МНЕНИЙ И ИХ ВЫРАЖЕНИЯ, ПРАВО НА СБОР,

ПОЛУЧЕНИЕ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ.

Свобода совести и вероисповедания.

Свобода - это возможность социального поведения, согласующегося с интересами и желаниями личности. Своеобразие гражданских свобод в ряду прав человека заключается в том, что государство, закрепив их в нормативно-правовых актах, обязано не только не чинить препятствий в их осуществлении, но и обеспечивать их реализацию.

Гражданские права и свободы составляют основу либеральной политической идеологии. Согласно этой концепции, обязанности государства и личности разводятся по очень простому и реальному для исполнения • (и понимания) принципу: граждане создают государственную власть для решения вопросов, которые граждане сами, усилиями гражданских институтов решать не могут в силу особенностей этих проблем. К ним относятся: общественная безопасность, дипломатия, военные дела, которые не возможно решать индивидам, частным гражданам. Их могут решать только государственные органы, движимые единой политической волей, координируемой и управляемой единым центром и пониманием национальных интересов государства.

Во все иные отношения граждан, которые они способны решать самостоятельно или благодаря гражданским институтам, государственные органы вмешиваться, руководить или командовать ими не должны. В ряд сфер, куда вмешательство государства считается неуместным, входят и гражданские свободы. Они провозглашаются как естественные и неотъемлемые права, которыми граждане пользуются самостоятельно, исключительно по своему усмотрению. Некоторые из этих свобод составляют фундамент, основу демократического государства. Свобода слова, мысли, передвижения, собраний, манифестаций, ассоциаций, петиций, возможность получения и распространения правдивой и полной информации являются необходимым условием демократической формы правления. Свобода вероисповедания, совести, свободное

172

определение своей национальной принадлежности относятся к сугубо индивидуальным правам.

О ценности этих прав ранее всех в Европе стал говорить великий английский поэт Джон Мильтон. Он отстаивал индивидуальное право человека на свободу вероисповедания, на свободу слова и мысли. Он уже различал свободу вероисповедания и свободу совести. Последнее, по мысли Мильтона, не только выбор между различными вероисповеданиями, но и возможность самостоятельного выбора между верой и атеизмом. При этом никакая власть, ни духовная, ни тем более светская, не вправе брать на себя решение духовных вопросов личности.

Отстаивая свободу слова и печати, он яростно выступает против всяческой цензуры и со свойственной поэту образностью говорит: «Пусть-ка сцепится истина с ложью, кто когда-либо видел, чтобы истина побеждалась ложью в открытом бою. Ибо кто не знает, что истина сильнее, почти как сам Всемогущий. Ей не нужны ни полиция, ни ухищрения, ни цензура: нужен один только простор».

Рассматриваемые в этой теме свободы и права закреплены в 18 и 19 статьях Всеобщей Декларации. Статья 18 гласит, что каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных обрядов.

Международный Пакт о гражданских и политических правах в п. 1 статьи 18 повторяет приведенную выше формулировку о праве на свободу мысли, совести и религии, а затем в трех дополнительных пунктах расширяет, конкретизирует, углубляет содержание этих прав. Так пункт второй гласит: «Никто не должен подвергаться принуждению, умаляющему его свободу, иметь или принимать религию и убеждения по своему выбору». Пункт 3: «Свобода исповедовать религию или убеждения подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц».

Европейская Конвенция закрепляет рассматриваемые права и свободы в статьях 9 и 10. Статья 9 гласит:

1.   Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения

173

и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и совместно с другими лицами, публичным или частным порядком, в богослужении, учении и отправлении религиозных и ритуальных обрядов. 2. Свобода исповедовать свою религию или свои убеждения подлежит лишь таким ограничениям, которые установлены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности, или для защиты прав и свобод других лиц.

Рассматриваемые здесь права: на мысль и ее выражение, на свободу слова и совести, на убеждения и выражение, на свободу мнений и печати не просто тесно взаимосвязаны, но и не могут отдельно существовать. Кроме того, свобода мысли, совести, религии, а также возможность придерживаться своего мнения и своих убеждений, собирать, получать и распространять информацию, является частью демократического жизнеустройства и представляют собой социальную ценность. Она заключается в возможности быть самим собой, сохранять свою идентичность и достоинство, определять свое политическое и гражданское будущее.

Изучение практики защиты свободы мысли, совести и религии, а также право иметь убеждения и их выражения Европейским Судом, показывает одну важную особенность этих прав. Они, будучи достаточно широко употребительными и распространенными в быту, во взаимоотношениях людей, в моральной проблематике, оказываются трудно уловимыми и мало осязаемыми на весах Фемиды. Их нельзя увидеть, потрогать, зафиксировать. Тем более нельзя проверить, насколько они соответствуют истине. И чаще всего они обнаруживают себя в речи человека, в письменных источниках, в тесной взаимосвязи. Прежде всего, все они в своем единстве являются основополагающими условиями функционирования демократических институтов.

Европейский Суд по делу Коккинакиса против Греции, в частности подчеркнул, что провозглашенная в статье 9 свобода (мысли, совести и религии является одним из устоев «демократического общества». Эта свобода в своем религиозном аспекте является одним из наиболее важных факторов, формирующих индивидуальность верующих и их жизненную концепцию, и в то же время представляет собой ценное средство для атеистов, агностиков,

174

скептиков и безразличных людей. От этого зависит плюрализм, неотделимый от демократического общества, завоеванного дорогой ценой за многие столетия».1

Практика Европейского Суда по защите этих прав и свобод показывает, что конфликты в европейских странах возникают, в основном, по религиозным вопросам. Обычными нарушениями являются наличие или стремление отдельных конфессий занять доминирующее положение или занять место официальной государственной религии, прозолетизм или его расширительное толкование, запреты и ограничения некоторых религиозных обрядов. О том, насколько дальновидным было ограничение свободы мысли, совести и религии в пункте 3 статьи 18 Международного Пакта, свидетельствует непомерное развитие религиозных и псевдорелигиозных экстремистских, тоталитарных, террористических, радикальных организаций, течений, сект в современном мире, в том числе в России. Они подчиняют себе слабовольных людей, внушают человеконенавистнические идеи.

Право на свободу мысли, совести и религии имели в России всегда более гипотетическое, чем практическое значение. В условиях, когда господствовала государственная и единственная идеология, когда провозглашался атеизм, а религиозные организации всячески притеснялись, ни о какой свободе мысли, совести или религии не могло быть и речи. Имевшееся законодательство оставалось мертвой буквой. В постсоциалистической России положение заметно изменилось. Статья 28 Конституции РФ гарантирует каждому свободу совести, вероисповедания, разрешает иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Статья 29 (ч.1) гласит: «Каждому гарантируется свобода мысли и слова». Подтверждением тому, что это уже не просто декларация, а реальная политика российских властей может служить передача в собственность религиозных объединений множества культовых зданий и сооружений, невмешательство государственных органов в жизнь конфессий, поощрение религиозной деятельности, как способ возрождения духовности народа. В то же время статья 14 Конституции определяет, что никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной и обязательной.

1 Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М. 1998 г. С. 344.

175

Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Тем не менее, русская православная церковь (РПЦ) стала претендовать на роль государственной, первенствующей в России церкви, несмотря на то, что в Конституции РФ указано, что наше государство является светским и церковь отделена от него, а в Законе о свободе совести декларировано правовое равенство всех религий. Однако священоначалие РПЦ со сталинских времен пребывало в «послушании» у властей, и в новой политической ситуации не отказалось от политики и борьбы за власть над душами людей. Видимо, поэтому некоторые из авторитетных епископов и священников, отвечая на вызов реакционных национал-патриотических, шовинистических и черносотенных сил, стали активно способствовать созданию национально-патриотической идеологии... Ощутив свою силу, РПЦ стала угнетать другие деноминации России.' Поэтому можно постоянно видеть сцены открытия церкви во дворе ФСБ, в колониях, освящения православным батюшкой корабля или подводной лодки, участия в принятии присяги или при награждениях государственными наградами, в составе различных групп, где их присутствие является явно неуместным. Совершенно правильно описана возникшая ситуация в статье С.А. Бурьянова «Сакрализация власти, нарушая права и свободы человека, угрожает конституционному строю российской федерации».2 Демонстративное сакральное поведение российской политической элиты говорит не только о недостатке политического чутья, но и о низком правосознании. Банальными и пустыми словами для россиян остаются нормы Конституции об отделении церкви от государства, о равенстве всех конфессий, о свободе вероисповедания и т.д. Но вот оборонное предприятие построило военный корабль и идет спуск его со стапелей. В торжественной церемонии многоконфессионального общества православный священник выступает в роли главного действующего лица - он освящает линкор ВМФ РФ. На принятии военной присяги под благословение православного священника попадают все подвернувшиеся: и мусульмане, и христиане, и атеисты и другие. Вот по TV россияне наблюдают открытие Исторического 'музея в Москве, состоявшееся после длительного ремонта. В

культурном мероприятии участвуют представители политической элиты. И снова высшие государственные чиновники не могут обойтись без участия представителей РПЦ в этом сугубо культурном гражданском деле. И мало кого смущает эта нелепость, перерастающая в кощунство, в надругательство над религиозными или атеистическими чувствами людей, а попросту говоря, произвол. Последствия сакрализации власти, на первый взгляд безобидные, могут сказаться самым печальным образом.

Епископ Элистинский и Калмыцкий на страницах газеты опубликовал письмо против иных верований, в котором пишет: «мы, православные христиане, знаем, сколько наносного и одичавшего ото лжи проявлений сектантства появилось в наши дни. В дни, когда православный мир постится, молится, готовясь к самому главному празднику - Пасхе, силы зла особенно усиливают свои деяния против Церкви Божией. ...Прикрываясь благовидной «христианской» ширмой, можно вести вполне определенную антихристианскую и антироссийскую деятельность, сея в народе раздор и разделение. Факты этому есть. И очень жаль, что до сих пор сектантам беспрепятственно отдают школы, залы кинотеатров и представляют свободу рекламной деятельности. Мы напоминаем нашим согражданам - нас никто не защитит от экспансии сект, а затем и от иностранных покровителей.

Враги церкви и России понимали: не сокрушишь православие, объединяющее народ, - не сокрушишь Россию».

Наиболее пагубным образом этот произвол отражается в строго иерархических структурах: во всех видах воинских учреждений, полувоенных и авторитарных органах. В статье 8 Закона «О статусе военнослужащих» предусмотрены возможности отправления религиозных обрядов для военнослужащих:

1.    военнослужащие в свободное от службы время вправе участвовать в богослужениях и религиозных церемониях как частные лица;

2.    военнослужащие    не    вправе    отказываться    от    своих служебных обязанностей по мотивам отношения к религии и    использовать    свои    служебные    полномочия    для пропаганды того или иного отношения к религии;

Крахмальникова     3     «О     правовой     ситуации     и     духовных     ценностях». «Правозащитник». №2, 1995. С. 95-96. 2 «Право и политика». №9, 2000 С. 139-140.

176

1 «Известия Калмыкии». 20 марта, 2001.

177

3.    религиозная    символика,    религиозная     литература    и предметы      культа     используются      военнослужащими индивидуально;

4.    государство не  несет обязанностей  по  удовлетворению потребностей      военнослужащих,      связанных      с      их религиозными       убеждениями       и       необходимостью отправления религиозных обрядов;

5.    создание религиозных объединений в воинских частях не допускается.

В то же время в России признается возможность отказа от военной службы по соображениям совести в качестве законного осуществления права на свободу совести и религии. Все это соответствует требованиям Международного Пакта о гражданских и политических правах, но содержит в себе глубокие противоречия.

Комментируя статью 9 Европейской Конвенции, А.И. Ковлер

пишет:

«К сожалению, Преамбула Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» нарушает конституционные принципы равенства конфессий, признавая «особую роль православия в истории России» и высказывая «уважение» ряду иных религий, оставляя без внимания другие. Этот закон так же противоречит статье 9 Конвенции, как и другим международным правовым актам, ограничивая возможность регистрации и деятельности «нетрадиционных» конфессий и зарубежных миссионеров.

Не соответствует требованиям пункта 2 статьи 9 Конвенции и ограничения прав и свобод гражданина, обосновываемые необходимостью «обеспечения обороны страны и безопасности государства». Теперь главным доводом для каких-либо ограничений прав человека служат их законность и необходимость в демократическом обществе в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности, или защита прав и свобод других лиц.1 Но не только доминирование одной религии наблюдается в России, а даже прозелитизм и ограничение прав приверженцев иных конфессий.

Свобода выражения мнений.

1 Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М. 1998. С. 350-351.

178

«Право на свободу выражения своего мнения является не только одним из главных устоев западной демократии, но и необходимым условием для осуществления многих других прав и свобод, провозглашенных в Европейской Конвенции о правах человека».1

Статья 19 Всеобщей Декларации гласит: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ». Статья 19 Международного Пакта о гражданских и политических правах, как было задумано авторами, расширяет положения Декларации о праве беспрепятственно придерживаться своих мнений, одновременно ограничивая это право по двум основаниям: для уважения прав и репутации других лиц, а также для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

Статья 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит:

1.    Каждый   имеет   право   на   свободу   выражения   своего мнения.   Это 'право   включает   свободу  придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи   без   вмешательства   со   стороны   государственных органов и независимо от государственных границ.  Эта статья       не      препятствует      государствам       вводить лицензирование  радиовещательных,  телевизионных  или кинематографических предприятий.

2.    Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность,        может        быть        сопряжено        с формальностями,      условиями,      ограничениями      или штрафными   санкциями,   предусмотренными   Законом   и необходимыми в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков    и    преступлений,    защиты    здоровья    и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения   разглашения   информации,   полученной

Указ. соч. Д. Гомьен и другие. С. 352.

179

конфиденциально,     или     обеспечения     авторитета     и беспристрастности правосудия.

Изучение практики Европейского Суда показывает, каких высот достигла демократия, как строго соблюдаются права граждан на выражение своего мнения, на получение, сбор или распространение информации, сколь высоко ценится свобода слова и печати. По одному из рассматриваемых дел Суд заявил:

«Свобода  выражения  мнения  представляет  собой  одну  из главнейших основ общества, одно из основных условий для его   развития   и   для   развития   каждого   человека...   Она применима  не только  к  информации  или  идеям,  которые получают положительный отклик или рассматриваются как неоскорбительные   или   нейтральные,   но   и   к   тем   идеям, которые   для   государства  или   любой   ее   части   населения являются         оскорбительными,         шокирующими         или нарушающими спокойствие. Таковы требования плюрализма, толерантности    и    терпимости,    без    которых    не    может существовать «демократическое общество».1 По поводу термина «выражение своего мнения», Суд пояснил, что    он    включает    выражение    творческих    взглядов,    что    дает возможность участвовать в обмене культурными, политическими и социальными идеями и информацией любого рода.2 Европейский Суд, в то же время, заметил невозможность единого определения для всех народов и времен столь изменчивой категории и предостерег лишь от превышения правительствами пределов необходимого вмешательства. Для правильного решения этой проблемы авторы цитируемого сочинения  предлагают  правоприменителю  поставить  перед  собой такой вопрос: являются ли выбранные заявителем средства выражения своего мнения единственными средствами, с помощью которых он может выразить свои идеи или передать свою информацию? В случае положительного ответа на этот вопрос заявитель преодолевает порог, после     которого     начинает    пользоваться    защитой    статьи     10 Европейской Конвенции.3 Представляется, что в этом пассаже не упоминаются и другие возможные ограничения, связанные не только с

1   Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М. 1998. С. 354.

2 Там же. Хейдисайт против Великобритании.

3 Указ. соч. С. 356.

180

субъективной оценкой «единственности» использованных средств, но и других факторов.

Очень часто судьи запрещают доступ корреспондентов газет и телевидения на судебные процессы, и это можно расценивать и как ограничение свободы прессы на распространение информации, и как способ защиты общественной нравственности от шокирующих сведений преступного характера. Порой и распространитель информации и государство, стремящееся запретить эту информацию, ссылаются в своих действиях на интересы общества. Нам представляется, что свобода информации всегда или в большинстве случаев важнее, чем ее сокрытие. Какую общественную пользу, кроме беды для тысяч человек, принесло сокрытие Чернобыльской трагедии? Какие плюсы получило государство, скрыв от общественности причины гибели атомных подводных лодок «Комсомольск» или «Курск»? Никаких. А минусы очевидны. Это общественное недоверие власти, сомнения в правдивости поступающей информации, отчуждение, апатия, пассивность.

Европейский Суд в этом вопросе также являет пример мудрости. Он рассматривает содержание той или иной статьи, публикацию которой государство хочет ограничить, с точки зрения ее «общественного интереса», чтобы установить правильный баланс между интересами прессы, как стороны, определяющей право общественности на получение информации и интересами государства, в том, что касается ограничения ее получения общественностью.1

Поучительным в этом смысле является дело «Санди Тайме» против Соединенного Королевства. В сентябре 1972 года газета «Санди Тайме» опубликовала статью под заголовком «Наши таломидные дети - причина национального позора». Оказалось, что многие матери во время беременности принимали в качестве успокаивающего или средства от бессонницы талидомид и у большинства из них дети родились с дефектами.

Компания, выпускающая лекарства, обратилась к Генеральному Атторнею, утверждая, что публикация представляет собой неуважение к суду, ибо дело об этом уже находилось в судебном ведомстве на стадии рассмотрения, и газета, таким образом, оказывает на суд давление. Высокий Суд, а затем Палата Лордов согласились с таким доводом.

Указ. соч. С. 361.

181

Заявители, в свою очередь, обратились в Европейский суд, считая, что стали жертвами нарушения статьи 10 Конвенции. Суд отметил:

«Суды не могут действовать в вакууме. Хотя они и являются форумом для разрешения споров, это не означает, что предварительное обсуждение споров не может происходить где-то еще, будь то специальные журналы, широкая пресса или население. СМИ не должны преступать рамки, установленные в интересах надлежащего отправления правосудия, но на них лежит также обязанность распространять информацию и идеи, касающиеся вопросов деятельности судов, точно так же, как это происходит в других сферах деятельности, представляющих общественный интерес. Суд далее отметил, что статья 10 гарантирует не только свободу прессы информировать общественность, но также и право общественности быть информированной должным образом».1

В настоящем деле у многочисленных жертв трагедии, не знавших всех юридических тонкостей, имелся жизненно важный интерес и необходимость ознакомиться как со всеми обстоятельствами дела, так и возможными путями решения возникших проблем. Их можно было бы лишить этой информации, которая имела бы для них столь важное значение, только если бы существовала абсолютная уверенность в том, что ее распространение представляет угрозу для «авторитета правосудия». Суд пришел к выводу, что в данном случае имело место нарушение статьи 10 Конвенции.2

В деле «Информационсферайн Лентиа» и другие против Австрии, заявители, несколько компаний, считали, что их права на распространение информации нарушаются австрийскими властями, путем отказа в лицензировании их деятельности. То, что «вмешательство» в право на распространение информации было, не возражал даже ответчик, ссылаясь при этом на правомерность своего запрета. И Суд ставит вопрос - было ли такое вмешательство оправданным и «насколько необходимым в демократическом обществе». Имея право лицензировать такую деятельность, Австрия,

1   Санди  Тайме  против Великобритании.  Европейский  Суд по правам человека. Избранные решения в 2-х томах. М. 2000. Т. 1. С. 209.

2 Указ. соч. С. 210.

182

по мнению Суда, должна была руководствоваться убедительными доводами, а не формальными и казенными суждениями. Обсудив все доводы, Суд посчитал, что вмешательство, ставшее предметом спора, несоразмерно преследуемой цели и не является «необходимым в демократическом обществе. Таким образом, имело место нарушение статьи 10 Конвенции».1

Австрийский журналист Лингенс опубликовал в венском журнале две статьи с резкой критикой г-на Крайского, бывшего в то время канцлером, за снисходительное отношение к одному бывшему гестаповцу. Крайский обвинил журналиста в диффамации, и суды Австрии частично признали его виновным. На его обращение в Европейский Суд правительство в свою защиту выдвинуло довод о конфликте двух гарантированных Конвенцией прав - свободы слова и уважения личной жизни, которые в данном случае равнозначны. Не соглашаясь с такой трактовкой проблемы, Суд напоминает, что требования плюрализма, толерантности и либерализма, на которых зиждется «демократическое общество», приобретают особое значение в том, что касается прессы. Именно на нее возложена миссия по распространению информации и идей по политическим вопросам... Если на прессе лежит задача распространять такую информацию и идеи, то общественность, со своей стороны, имеет право получать их. В этой связи Суд не может разделять мнения венского суда о том, что задачей прессы является распространение информации, толкование которой принадлежит главным образом читателю. Свобода печати наделяет общество одним из самых совершенных инструментов, позволяющих узнать и составить представление об идеях и позициях политических лидеров... Поэтому Суд посчитал, что «пределы допустимой критики в отношении политиков как таковых шире, чем в отношении частного лица. В отличие от последнего первый должен проявлять и большую степень терпимости к пристальному вниманию журналистов и всего общества к каждому его слову и действию».2

Конечно, это правильно. Ведь поведение политического лидера его слова и дела, его позиция и решения, в отличие от частного лица, влияют на жизнь множества людей, а часто и всего народа. И он должен из этого исходить при определении своих пристрастий, антипатий и симпатий. Взяв на себя ответственность за судьбы страны

Указ. соч. Т. 1. С. 828-830.

Лингенс против Австрии. Европейский Суд по правам человека. Избранные решения в 2-х томах. М. 2000. Т. 1. С. 526-527.

183

и народа, он поставил себя под социальный контроль, и общество вправе знать, куда поведет данный лидер свой народ. И Суд весьма прозорливо заметил, что статьи Лингенса были направлены против позиции канцлера Крайского, а это явилось скорее реализацией права выражения своего мнения, а не общее право распространять информацию. Суд заметил, что если занимать другую позицию, то есть ту, которую заняли власти Австрии, то такими запретами и приговорами можно отвратить журналистов от стремления внести свой вклад в публичные обсуждения проблем, затрагивающих жизнь общества. Исходя из таких позиций, Суд сформулировал свое решение, что вмешательство в осуществление свободы слова г-ном Лингенсом не было «необходимым в демократическом обществе... оно было несоразмерным с преследуемой законной целью».

По делу Йерсилда против Дании, заявитель защищался от судебного осуждения и приговора, якобы совершенных им пособничества и подстрекательства к расистским взглядам и идеям. Журналист взял интервью у трех подростков, которые отпускали оскорбительные и пренебрежительные замечания в адрес эмигрантов и этнических групп в Дании. Суд установил, что сам журналист не делал предосудительных заявлений, стремился показать опасность расовой дискриминации, постоянно возраставшей в Дании. Поэтому наказание журналистов за содействие в распространении заявлений, сделанных другим лицом по ходу интервью, могло бы серьезно помешать прессе вносить свой вклад в обсуждение проблем, представляющих общественный интерес...2 «Если бы это было иначе, - решил Суд, - то пресса была бы не в состоянии играть свою жизненно необходимую роль «сторожевого пса общественности». В контексте сказанного о защите Европейским Судом свободы мнений, получения и распространения информации, свободы слова и печати роль контрастного душа выполнит обращение к российской действительности.

Конституция РФ в статье 29 провозгласила, что каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется

1  Указ. соч. С. 528-529.

2 Указ. соч. Т. 2. С. 27. 3Указ. соч. Т. 1.С. 25.

184

федеральным законом. В стране гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

Вначале рассмотрим несколько частных аспектов.

Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. Закон «О государственной тайне» содержит такой перечень, куда естественно относятся сведения о военной, внешнеполитической, разведывательной и контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, которые в случае их разглашения могли бы нанести урон национальным интересам. И к этим тайнам допущен узкий круг лиц, на коих и лежит ответственность за неусыпное хранение государственных секретов.

Но законом определен и круг общественно важных проблем, которые нельзя засекречивать. Это сведения о чрезвычайных происшествиях и катастрофах; о стихийных бедствиях; о состоянии окружающей среды, здравоохранения, преступности; о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина; о нарушении законности органами государственной власти и их должностными лицами. Вот обо всех этих явлениях можно свободно писать в средствах массовой информации. Теоретически.

Практически же в стране господствует мания секретности. Поэтому трудно даже попасть в публичные органы власти, в том числе и представительные, трудно получить самую простую информацию, очень трудно опубликовать критическую статью, узнать достоверную информацию о преступности или о состоянии окружающей среды. Невозможно воспользоваться своим законным правом на получение достоверной информации. И это, безусловно, выгодно чиновникам и во вред обществу. Именно в условиях секретности и закрытости от общественного контроля и совершаются все неприглядные дела: коррупция, взяточничество, злоупотребления служебным положением, произвол.

Еще один аспект права на выражение своего мнения, свобода слова и печати, касается конституционного запрещения цензуры. Однако наивно полагать, что это положение Конституции одним махом уничтожило стройную и строгую систему тотального цензурирования.

В России вмешательство в осуществление каких-либо свобод вводиться только под лозунгом обеспечения этих свобод. Но приоритет общественных интересов над индивидуальными

185

генетически заложен в российской системе взаимоотношений и поэтому первый лозунг всегда лицемерен и означает не защиту или обеспечение гражданских свобод, а их ограничение. Поэтому «министерство правды» занято размножением и распространением лжи, оболваниванием масс и сокрытием правды.

В стране, где законодательно запрещена цензура, при министерствах печати регионов созданы, так называемые, комиссии по обеспечению свободы печати, единственной заботой которых является борьба с независимыми СМИ. Не подходит нам пока и либеральная парадигма о невмешательстве государства в судьбу СМИ. От этого положения следует перейти к совершенно новой парадигме: государство должно вмешиваться, но ради действительного обеспечения свободы граждан. Но беда в том, что сами государственные структуры, а не граждане, занимаются ограничением свободы слова, печати, информации. Наша власть, уверяющая, что она стоит на защите интересов людей, постоянно и во всех случаях демонстрирует, что его главной целью является собственное спокойствие и самосохранение. Любое несогласие с действиями чиновников, любую критику в свой адрес современные российские государственные служащие представляют как антиобщественный, антигосударственный выпад и применяют для подавления инакомыслия всю силу государственного репрессивного аппарата. Отсюда преследование инакомыслящих, все способы запугивания несогласных с существующими порядками, что тут же выдается как ответ на их преступное поведение, а служители правоприменительных органов используют весь свой арсенал и, злоупотребляя правом, откровенно выполняют политическую функцию.

На виду всего мирового сообщества были закрыты первые в истории современной России два независимых телевизионных каналов НТВ и ТВ-6. Миллионы граждан были лишены права на получение более или менее достоверной информации. Власть лишилась взаимной связи с множеством людей и возможности узнавать иную точку зрения, кроме официальной. Людям, в очередной , раз, доказали и показали, что их интересы, их потребности не представляют для власти никакой ценности и народ никак не может являться «носителем суверенитета и единственным источником власти», как это утверждается в Конституции страны.

186

В рассматриваемой нами сфере допускается, пожалуй, самое большое количество нарушений прав человека и даже произвол, что, безусловно, является данью нашему тоталитарному прошлому.

Гарантированная Конституцией «свобода слова включает несколько структурных элементов, которые тесно взаимосвязаны и существуют в неразрывном единстве. Во-первых, что свобода каждого человека публично выражать свои мысли, идеи и суждения и распространять их любыми законными способами. Во-вторых, это собственно свобода печати и других средств массовой информации как свобода от цензуры и право создавать и использовать органы информации, позволяющие материализовать свободу выражения мнений. В-третьих, это право на получение информации, представляющий общественный интерес или затрагивающий права граждан, то есть на свободу доступа к источникам информации».

Право на информацию.

Право на информацию, гарантированное Конституцией РФ не определяет перечень способов получения и распространения информации и полностью зависит от усмотрения самого лица. Они могут делать это путем общения друг с другом, высказывать или обсуждать на собраниях и митингах, в переписке друг с другом, посредством средств массовой информации. Трудно предположить, чтобы граждане могли использовать еще какие-то «незаконные» способы сбора или распространения информации. Однако, необходимым требованием, ограничивающим это право, является соответствие способа закону.

Нарушения права на свободу информации скорее может быть допущено органами государственной власти, правоприменительными органами, скрывающими, дозирующими или вообще закрывающими доступ к информации. Наиболее ярко это проявляется в стремлении засекречивать любые неприятные факты, в расширении перечня сведений, относящихся к государственной тайне, в закрытости большинства публичных органов.

Между тем, логика таких устремлений проста. К закрытости от общества могут стремиться только те органы власти, те чиновники, которым есть что скрывать. Коррупцию, бюрократизм, волокиту, непрофессионализм, косноязычие, равнодушие к проблемам граждан.

Права человека. Под ред. Е.А. Лукашевой. М. 1999. С. 155-156.

187

т

И наоборот. Структуры, которые делают добрые дела, служат интересам граждан, профессионально решают вопросы, добросовестно выполняют свои функции, стремятся к гласности и «прозрачности», они открыты для граждан и средств массовой информации, ибо им нечего скрывать.

Это право предполагает корреспондирующую обязанность органов государственной власти общественных организаций и объединений, иных органов предоставлять обществу и частным лицам необходимую им информацию.

Более того, сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом (статья 41 п. 3 Конституции РФ).

Особое право имеет гражданин в отношении информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы. Такая информация, например, собранная против него в результате оперативно-розыскных мероприятий, но не давшая оснований для привлечения его к уголовной ответственности, может быть им истребована от органа, осуществляющего эту деятельность для ознакомления.

Неправомерный отказ должностного лица в предоставлении собранных документов и материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы гражданина, либо предоставление неполной или заведомо ложной информации, если эти деяния причинили вред правам и законным интересам граждан, признается уголовным преступлением.1

В России, по-прежнему, почти невозможно открыть независимую газету, основать частную типографию, по своему усмотрению распространять информацию, а также собирать ее. Конечно, теперь трудно запретить мыслить, иметь свое собственное мнение или высказывать его в обыденной жизни. Однако, властными структурами делается все возможное, чтобы ограничить мнения и мысли, а распространение информации держать в определенных рамках. Понятно, что инакомыслие, неугодные мнения не очень страшны, если нет возможности их распространять. Поэтому узда накидывается на средства массовой информации и коммуникации. Это наиболее эффективный способ блокады неугодной информации и

I

См.   об   этом:   Е.   Кандыбина.   Конституция   РФ   о   доступе   к   информации. Правозащитник. №1, 2002. С. 101-102.

188

пресечения критики, распространения  компрометирующих данных или осуждающего общественного мнения.

Распространение свободной, правдивой и критической информации может позволить себе сейчас в России небольшое количество средств массовой информации. Это несколько центральных газет и журналов, успевших завоевать место «под солнцем» с самого начала демократических преобразований и закрепивших свой свободолюбивый имидж. Сюда же можно отнести небольшое количество областных или республиканских газет, существующих за счет независимых источников. Огромное большинство средств массовой информации живет угодничеством и восхвалением властей, которые никак не научатся эффективно управлять, но умеют обуздывать непокорные и самонадеянные средства массовой информации.

Региональные политические власти прибегают к различным методам для закрытия критически настроенных газет. Фонд защиты гласности сообщал о десятках подобных инцидентов. В каждом регионе России нашлось по 2-3 неугодных издания, которые были запрещены местными властями. Региональные политические власти могут увеличить налоги, обнаружить долги, объявить об отсутствии типографских мощностей, даже когда типография не загружена заказами и простаивает, увеличить арендную плату или просто отнять помещение редакции. Неприкрытым угрозам и давлению подвергаются принципиальные редакторы и журналисты. В связи с военной акцией в Чечне, журналисты сообщили об усилиях, прилагавшихся российскими официальными властями и военным персоналом, включая преследования и угрозы применения силы, чтобы воспрепятствовать посещению журналистами отдельных районов или склонить их к определенному образу освещения событий. Министерства обороны и внутренних дел стремились всячески контролировать СМИ и препятствовать нежелательному описанию фактов и реальностей.

В ежегодном докладе Комиссии по правам человека при Президенте РФ за 1999 год этой проблематике дана такая оценка. Неблагоприятной в смысле обеспечения свободы слова оставалась ситуация в ряде субъектов Российской Федерации. Так, в Чеченской Республике на протяжении ряда лет были закрыты все оппозиционные издания, прекратилось вещание общероссийских каналов телевидения

189

и радио. Отключение передач центрального телевидения происходило в Республике Башкортостан и в некоторых других республиках.

Региональные власти нередко предпринимали действия, которые в нарушение федерального законодательства оказывали давление на неугодные им СМИ, закрывали критиковавшие их газеты или фактически вводили цензуру. Например, Законодательное собрание Пермской области в апреле 1999 года приняло решение о предоставление субсидий местным СМИ в зависимости от того, как много места или эфирного времени эти СМИ уделяют распространению официальной информации. В мае того же года, председатель ГТРК Республики Адыгея отказался предоставить бесплатное эфирное время неугодным кандидатам на пост главы Красногвардейского района. Тогда же в Белгородской области было в нарушение закона отказано в регистрации газеты «Звезда» только на основании подзаконного акта, подписанного главой местной администрации. В Воронеже по произволу чиновников не было зарегистрировано местное издание московской «Новой газеты» из-за «неправильного освещения» ее редакцией работы администрации.' Все перечисленные в докладе грубейшие нарушения законов и права граждан на свободу слова, на получение правдивой информации и на ее распространение имеют место по всей России и во множественном числе. И досадно, и за «державу обидно», не потому, что таких нарушений несметное количество, а потому, что за этот беспредел виновные в беззакониях и произволе почти никогда не несут ответственности, прописанной и/или в Уголовном, в Гражданском кодексах, в кодексе Административных правонарушений и в иных нормативно-правовых актах. Нередко, особенно на региональном и местном уровнях, использовались административные, финансовые и иные средства давления на СМИ. Так, отдельные «строптивые» СМИ лишались лицензий, их редакционные помещения опечатывались под предлогом обеспечения противопожарной безопасности или сангигиены, отключались передатчики. Например, московские пожарные под предлогом нарушения противопожарной безопасности, опечатали издательство газеты «Коммерсант», приостановив ее выход. Использовались и такие приемы воздействия на некоторые СМИ, как повышение тарифов на услуги связи и цен на бумагу,

О соблюдении прав человека и гражданина в РФ в 1999 году. Доклад Комиссии по правам человека при Президенте РФ. М. 2000. С. 7.

190

ПОЛИграфические  работы,  расторжение  или  пересмотр  договоров

аренды.

Ответственных за такой произвол и беззаконие, установить, как правило, не удается, ибо почти все сто процентов таких «фокусов», делается по распоряжению местных властей, чьи беззаконные распоряжения ретиво выполняют находящиеся в их распоряжении пожарники, участковые, врачи и прочие послушные исполнители. Именно должностные лица органов государственной власти и местного самоуправления проводили предвыборную агитацию в СМИ в период исполнения ими служебных обязанностей, получали незаконные преимущества в доступе к ним. Все перечисленные нарушения являются грубым нарушением Федерального Закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ».

Серьезной проблемой остается физическая безопасность журналистов. В 1999 году 10 из них погибли в обстоятельствах, так или иначе связанных с исполнением ими профессиональных обязанностей. Было зарегистрировано множество случаев избиений журналистов, угроз в их адрес и в адрес их семей. Большинство этих преступлений осталось нераскрытыми. Правоохранительные органы вяло реагировали на случаи запугивания неугодных региональным и местным властям журналистов и членов их семей, насилия над ними.2

В сборнике Фонда защиты гласности с оригинальным названием «Зоны бесконфликтности» (М. 1998) и остроумным подзаголовком «Положение СМИ и свобода слова в некоторых «благополучных» субъектах РФ» даже названия многих статей ярко отражают обстановку в стране с соблюдением свободы слова и печати, реализацией права на получение и распространение информации и/или свободой выражения своего мнения. Вот некоторые заголовки: «Пресса Калмыкии против свободы слова»; «Как заставить замолчать радио «Титан», что работало в Республике Башкортостан»; «Пресса Дагестана без компроматов»; «Северная Осетия и Ингушетия: власть, пресса и неоконченная война».

В конце октября 2002 года международной группой «Журналисты без границ» был опубликован рейтинг стран по уровню свободы печати. Критериями оценки явились такие важные показатели, как уровень цензуры, количество арестованных и убитых

г Указ доклад. С. 9. " Указ, доклад. С. 8

191

журналистов,   доля   государства   в   акционерных   капиталах   СМИ, законодательная база журналистской деятельности. Верхние строки заняли:

1)      Исландия,

2)       Норвегия,

3)      Голландия,

4)      Канада,

5)      Ирландия,

6)      Германия,

7)      США

(как видно, свобода печати как-то соотносится с высоким жизненным уровнем населения и демократией). 112 место в этом рейтинге заняла Украина, 121 -Россия.

Поскольку в рейтинге представлены всего 139 государств, то ниже России их осталось совсем немного. Они все известны своими антидемократическими режимами, суровыми законами, закрытостью и агрессивностью и очень скромными достижениями в науке или экономике.

53 государства осуществляют цензуру в Интернете. Под предлогом защиты от распространения разрушительных идей и ради обеспечения безопасности, в 20 странах запрещен Интернет или ставятся серьезные ограничения для пользования материалами всемирной компьютерной сети.

Фонд защиты гласности в октябре 2002 года обратился с письмом к Президенту страны с просьбой защитить пензенских журналистов, ставших жертвой междоусобной борьбы губернатора области и мэра города Пензы. В результате за два осенних месяца жестоко пострадали 9 журналистов, причем один был убит, на одного было совершено покушение, еще один исчез, а в результате четырех бандитских нападений несколько человек были жестоко избиты. Причем нападению подвергались журналисты даже в своих редакциях, и никто из них не был ограблен. Сами журналисты назвали этот беспредел кровавым террором, который, почему-то, совершенно не заинтересовал ни губернатора, ни мэра, ни депутатов, ни правоохранительные органы. По столь очевидным преступным проявлениям даже уголовные дела возбуждались с большой задержкой или не возбуждались совсем.

Таким образом, органы государственной власти Пензенской области совершенно самоустранились от своей важнейшей функции -

192

защиты граждан от преступных посягательств, охраны их жизни и здоровья.

Из анализа региональных докладов о состоянии со свободой слова и печати, с правом на получение и распространение информации в 2000 году от Амурской области до Якутии проглядывает безрадостная и беспросветная забитость и ангажированность существующих СМИ и память о загубленных изданиях, вознамерившихся внести свой посильный вклад в общественное развитие страны.

Уполномоченный по правам человека в РФ в своем докладе за 2000 год о состоянии дел со свободой слова и правом на получение и распределение информации пишет:

«Государство, которое не может обеспечить гласность, гарантировать своим гражданам беспрепятственный доступ к информации, затрагивающей их права и свободы, либо представляющей общественный интерес, не может именоваться правовым, демократическим, социальным. Право на информацию и свобода информационного обмена, с одной стороны, принадлежит к числу основных прав и свобод граждан, а с другой - выступает как один из главных механизмов реализации прав граждан на участие в управлении общественными делами, принципа народовластия и публичности власти».

И еще:

«По оценке зарубежных экспертов, в России нет ни одного по настоящему независимого издания, а 80 процентов СМИ напрямую контролируются федеральными и региональными государственными органами. Власти сохраняют жесткий контроль над СМИ, включая предварительный просмотр публикуемых материалов и неофициальную цензуру. Так, согласно Докладу о состоянии прав человека, подготовленному Московской Хельсинской группой, в Новгородской области 92% печатных изданий учреждены органами I исполнительной власти разного уровня. В законах и нормативно-правовых актах, принятых в Республике Башкортостан, эксперты | обнаружили 38 нарушений федерального законодательства».'

Ограничение доступа к информации можно назвать массовым I и типичным нарушением прав журналистов. Неоправданный отказ в аккредитации, ее аннулирование, сокращение сроков действия,

' Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 2000 г. М. ЮЛ.

2001. С. 121, 124.

7 - 2027                                                       193

невозможность обжаловать эти решения - наиболее распространенные формы нарушения прав на получение информации. Исполнительная власть творит произвол в отношении неугодных, критически настроенных и неангажированных изданий. Так, 5 мая 2000 года в г. Ростов-на-Дону был уничтожен тираж местной газеты «Перекресток Кентавра». В Республике Башкортостан была временно прекращена трансляция информационных программ ОРТ и РТР. В Республике Марий Эл уничтожался тираж газеты «Совершенно секретно». В Саратовской области и в г. Санкт-Петербурге милиция арестовывала тиражи газет «Коммунист - век XX-XXI» и «Моя столица», повсеместно типографии отказываются печатать оппозиционные СМИ.

Самым печальным в этом скорбном списке способов укрощения неугодных властям СМИ нет ни одного упоминания о материальной или административной ответственности всех тех, кто, злоупотребляя своим служебным положением, не только не выполняет своих прямых служебных обязанностей по предоставлению и распространению информации, а занят совершенно противоположным делом - сокрытием от общества социально-полезного компонента его развития. Пока чиновники за свой произвол не понесут ответственности, они «по умолчанию» будут творить беззакония и нарушать права человека и гражданина.

Наиболее распространенный способ сокрытия информации в современной России - это окружение всего и вся туманом секретности. Признаки полицейского государства проявляются даже в том, что милиция, вместо борьбы с правонарушениями, без всяких правовых оснований воюет со СМИ, мешает телевизионным журналистам вести репортажи с общественных мероприятий, вмешивается в сбор подписей граждан, в опросы общественного мнения... и прочие гражданские инициативы.

Вопреки конституционному запрету цензуры, она практически повсеместно осуществляется. Чаще всего в косвенной форме, самими ангажированными и государственными СМИ, а порой в открытой и прямой форме. Нормы международного права, запрещающие государству вообще какое бы то ни было вмешательство в информационные потоки и уж тем более цензуру, игнорируются и/или грубо нарушаются. Реальная угроза тотального контроля нависает и над Интернетом.

194

ТЕМА 12

НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЧАСТНОЙ И СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ.

У каждого человека есть собственный взгляд на окружающий мир и на себя, осознание своих возможностей и жизненных планов, амбиции и жизненные интересы, симпатии и антипатии, чувства приязни, дружбы, любви. Отсюда проистекают его приоритеты в выборе образа жизни, друзей, спутника или спутницы для семейной жизни.

Все эти его предпочтения совершенно естественны и полностью зависят от его личного решения. На его выбор и устройство личной и семейной жизни никто не может посягать - ни общественные институты, ни государственные структуры. То есть, частная и семейная жизнь индивида неприкосновенны. Об этих и близких к ним правах и пойдет речь в этой главе.

Согласно Марксистско-ленинской идеологии, личная жизнь подчинялась общественным интересам; отрицалась частная жизнь как индивидуальная установка. На самом деле частная и общественная жизнь взаимодействуют, образуя некое единство. Не может быть активной и эффективной общественной деятельности без представления человеку возможности уединяться, общаться с близкими ему людьми, самовыражаться за пределами исполнения служебных обязанностей.

«Стремление сделать личную жизнь предметом правового регулирования свойственно полицейскому государству... мелочными предписаниями и запретами, не оставляющего простора для индивидуальных проявлений личности. Должны быть неприкосновенны личные бумаги, дневники, зарисовки человека, его личная переписка. Неприкасаемы брак, усыновление, развод, раздел имущества, семейный бюджет, тайны вкладов, завещание, здоровье».1

Возникнув как добровольный союз лиц, со взаимными правами и обязанностями, и брачные узы, и отношения между родителями и детьми, братьями и сестрами, и иными родственниками, не слишком-то и зависели (и зависят) от нормативного регулирования. Очевидно, что семейные права и отношения развивались не благодаря

' Петрухин И.Л. Государство и право. №1, 1999. С. 164. 7*                                                             195

нормам права, а в зависимости от обычаев, принципов нравственности и отношений власти и подчинения, сложившихся у каждого народа. Не будучи связанными юридическими нормами, муж, жена и иные родственники имели в отношении друг друга моральные обязанности взаимной помощи, покровительства, заботы.

Поэтому, в условиях патриархальной семьи, ни государственная власть, ни нормативное регулирование не находили возможность «проникать» в семейные отношения. Только церковь, там, где она не была отделена от государства как в России, находила способы вмешательства в семейную жизнь людей. А, поскольку, религиозная догматика и давление на подданных было опорой политического подчинения, церковь добилась вмешательства в семейную жизнь не только православных, но и для всех других. Так, церковному браку подлежали не только подданные, относящиеся к господствующей церкви, но и все «инакомыслящие». По мере развития демократических форм правления, раскрепощения личности, признания равноправия между мужчинами и женщинами, развивается идея личных прав человека независимо от пола и равенство прав и обязанностей в семейной жизни.

Статья 16 Всеобщей Декларации гласит:

1.    Мужчины    и   женщины,   достигшие   совершеннолетия, имеют право без всяких ограничений по признаку расы, национальности или религии вступать в брак и основывать семью.    Они    пользуются    одинаковыми    правами    в отношении вступления в брак, во время состояния в браке и во время его расторжения.

2.    Брак   может  быть   заключен  только   при   свободном   и полном согласии обеих вступающих в брак сторон.

3.    Семья    является    естественной    и    основной    ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства.

Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах, который принят с целью углубления, детализации и конкретизации прав человека, провозглашенных во Всеобщей Декларации право на семейную жизнь закрепляет в статье 10. В ней признается, что семье, являющейся естественной и основной ячейкой общества, должны предоставляться, по возможности, самая широкая охрана и помощь, в особенности при ее образовании и пока на ее

196

ответственности   лежит  забота   о   несамостоятельных  детях   и   их воспитании.

При этом надо понимать, почему мировое сообщество формирует эти положения не в форме категорического императива. Дело в том, что экономическое положение стран далеко не одинаково, а у некоторых даже неблагополучное. В этих условиях определить некий критерий охраны и/или помощи семьям и их малолетним детям совершенно невозможно. Поэтому здесь и оговорено, что это должно делаться по возможности.

Такая вынужденная уступка, в свою очередь, ярко обнаруживает, как то или иное государство помогает своим семьям, в том числе молодым, как заботиться о подрастающем поколении, воспитании и обучении малолетних граждан.

Международный Пакт считает, что особая охрана должна предоставляться матерям в течение разумного периода до и после родов. В течение этого периода работающим матерям должен предоставляться оплачиваемый отпуск или отпуск с достаточными пособиями по социальному обеспечению.

Столь же важное место уделяется в Пакте мерам охраны и помощи в отношении всех детей и подростков без какой бы то ни было дискриминации по признаку семейного происхождения или по иному признаку. Дети и подростки должны быть защищены от экономической и социальной эксплуатации.

Статья 12 Всеобщей Декларации прав человека закрепляет право каждого на частную жизнь в такой формулировке: Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательством на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

Статья 7 Пакта о гражданских и политических правах гласит:

Ни   одно   лицо   не   должно   без   его   свободного   согласия

подвергаться медицинским или научным опытам.

Статья 17 Пакта закрепляет такое положение:

1. Никто не может подвергаться произвольному и незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его

197

корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию. 2.   Каждый человек имеет право на защиту закона от такого

вмешательства или таких посягательств.

В Европейской Конвенции прав человека право на уважение частной   и   семейной   жизни,   жилища   и   корреспонденции,   право вступать в брак и создавать семью и равенство супругов закреплено соответственно в статьях 8 и 12, а также в статье 5 протокола №7. Статья 8 гласит:

1.    Каждый имеет право на уважение его частной и семейной жизни, его жилища и корреспонденции.

2.    Вмешательство публичной власти в осуществление этого права не допускается, за исключением случаев, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе    в    интересах    национальной    безопасности, общественного         порядка         или         экономического благосостояния     страны,     в     целях     предотвращения беспорядков   или   преступлений,   охраны   здоровья   или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.

Из процитированной нормы очевидно, что защите подлежат права, нарушенные публичной властью, или не гарантированные национальным законодательством или необеспеченные механизмом защиты прав человека. Европейская Конвенция прав человека и особенно Европейский Суд ярко демонстрируют гуманизм и человеколюбие, всемерно расширяя индивидуальные права и защищая гражданские свободы. Европейский Суд являет собой образец суда справедливого и человечного, когда в центр своих юридических изысканий и суждений ставит интересы конкретного индивида, а не абстрактные общественные интересы даже самого демократичного и правового государства.

Так, в контексте статьи 8 Конвенции рассматриваются, конечно, не семейные дела, не сама семья, а отдельные члены семьи, чьи права могут быть нарушены публичной властью. Статья оберегает семейный покой, жилище, семью, детей, частную жизнь каждого отдельного человека, в судьбу которого ворвется произвол.

Блестящий образец судебной справедливости и гуманизма защиты семейной жизни, Европейский Суд продемонстрировал в деле Маркс против Бельгии.

198

По мнению Суда, «семейная жизнь» по смыслу статьи 8, включает как минимум связи между ближайшими родственниками, например, между дедушками, бабушками и внуками, поскольку такого рода отношения могут играть существенную роль в семейной жизни.

«Уважение» к семейной жизни, понимаемое таким образом, накладывает на государство обязательство способствовать нормальному развитию таких связей. Однако развитие семейных отношений между незамужней матерью и признанным ею ребенком может осложниться, - считает Суд, - если ребенок не становится членом всей семьи его матери и если установление факта материнства касается отношений лишь между матерью и ребенком.1

В деле речь идет о «незаконном» ребенке, которого мать признает своим, но Бельгийское законодательство все еще различает «законных» и «незаконных» и вынуждает мать удочерять своего ребенка, чтобы защитить его права. Госпожа Маркс и Европейский Суд посчитали этот факт неуважительным отношением к семейной жизни, хотя это положение существовало только(!) в течение одной недели.

А вот этот факт мы может выделить как наличие высокой гражданственности и огромного достоинства госпожи Маркс, не смирившейся даже на короткое время с нелепой и архаичной правовой системой своей страны, посягнувшей на честь и репутацию ее самой и ее ребенка.

Европейский Суд резонно замечает, что «если целью государства является создание условий для нормального развития семейных отношений между незамужней матерью и ее ребенком, то государство не должно допускать какую то ни было дискриминацию по признаку рождения».2

Что касается нелепого положения, по которому родная мать вынуждена удочерять дочь, чтобы сохранить все ее законные права, Суд отметил: «уже сама необходимость прибегать к процедуре удочерения для устранения вышеуказанного неравенства является дискриминацией... Сам факт, что незамужняя мать вынуждена прибегнуть к подобной процедуре для улучшения имущественного положения своей дочери, является игнорированием кровных

Европейский Суд по правам человека. Изб. решения в 2-х томах. М. 2000. Т. 1. С. 240. 2 Указ, сборник. С. 235.

199

отношений; это использование института усыновления в несвойственных ему целях».1

Доктрина невмешательства публичной власти в частную жизнь в контексте статьи 8 Конвенции охватывает не только семейную жизнь, но и множество других сфер. Правовую основу такого подхода составляет принцип, по которому в демократическом обществе индивид имеет право на повседневную жизнь без какого-либо надзора или контроля за его деятельностью со стороны государства.

«Право на уважение «частной жизни является правом на невмешательство в личную жизнь, правом жить так, как хочется, без предания огласке подробностей личной жизни... однако право на уважение частной жизни этим не исчерпывается. Оно включает также, в определенной степени, право на установление и поддержание отношений с другими людьми, особенно в эмоциональной сфере, для развития и реализации личности человека» - так сформировала свою позицию по этому вопросу Комиссия по правам человека в своей Петиции № 6825/V4.2

По делу А. Европейский Суд констатировал нарушение статьи 8, в котором частное лицо тайно произвело запись телефонного разговора при содействии высокопоставленного сотрудника полиции.3

В России ограничения в наблюдении, прослушивании и сборе данных на граждан устанавливаются статьей 24 Конституции, которая устанавливает, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Это право, как впрочем, и другие тоже, защищается и иными нормами права, в частности законами «Об органах ФСБ», «О милиции», «Об оперативно-розыскной деятельности». Проблема заключается не всегда в слабости законодательной базы, как часто нас уверяют, а в недостатке строгого и безупречного их исполнения и в отсутствии ответственности за их нарушение. Неприкрытое вмешательство в частную жизнь, прослушивание разговоров, просмотр писем и электронных сообщений в России в основном проводится незаконно, по произволению начальников, в нарушение всех норм права. Подается это чаще всего как способ борьбы с преступностью или терроризмом. Но, как известно, неправедными средствами никогда не

1  Указ, сборник. С. 243.

2 Цит по: Донна Гомьен, Дэвид Харрис, Лео Зваак. «Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика» М 1998. С. 292, 295.

3 Указ. соч. С. 303.

200

достигаются благие цели. И незаконными способами не может быть установлена законность и правопорядок, а лишь еще большее беззаконие и произвол.

Именно поэтому, Европейский Суд неоднократно причислял идеологию расширения полицейский функций и ущемления прав человека, ради борьбы с преступностью к нарушениям статьи 8 Конвенции. Но самое главное, Суд считает, что даже в случае законного наблюдения и сбора данных вмешательство в частную жизнь должно быть ограниченным и разумным.

Европейский Суд неоднократно пояснял взаимосвязь вопросов невмешательства со стороны публичной власти в личную жизнь граждан с позитивным обязательством государства обеспечить право на уважение, на то, чтобы все лица имели в своем распоряжении эффективные средства защиты от какого-либо произвола. Таким образом, государство может быть ответственно при о