16003

Наркоситуация в мире и транснациональный наркобизнес

Книга

Мировая экономика и международное право

Владивостокский центр изучения организованной преступности 2002 июль Наркоситуация в мире и транснациональный наркобизнес Реферат Тропиной Татьяны Наркобизнес – величайший массовый убийца. Исключая редкие случаи окровавленные руки п

Русский

2013-06-18

316 KB

6 чел.

PAGE  2

Владивостокский центр изучения организованной преступности

2002 июль

Наркоситуация в мире и транснациональный наркобизнес

Реферат

Тропиной Татьяны

Наркобизнес – величайший массовый  убийца. Исключая редкие случаи, окровавленные руки преступника поражают обычно только одну жертву, сколь бы жесток ни был  наносимый удар; но злобная рука торговца наркотиками гасит одну человеческую жизнь за другой, и подобно вампиру из сказки создает других по своему преступному подобию, а те, в свою очередь, создают себе подобных; это … растекается среди поколений и не щадит даже еще не родившихся.

Д. Торнбург, министр юстиции США1.

Введение.

В течение многих столетий люди употребляют наркотики, и столько же времени пытаются избавиться от этой беды. Ежегодно употребление наркотиков несет беду миллионам семей  во всем мире. Проблема незаконного оборота наркотиков не знает расовых, половых, религиозных, национальных границ. Все чаще из-за применения наркотиков подвергается опасности одна из самых главных ценностей нашей цивилизации – человеческая жизнь.

Существуют подсчеты, согласно которым в наши дни жители планеты тратят на незаконно приобретенные наркотики денег больше, чем на пищу, жилье, одежду, образование или медицинское обслуживание2.  Но социальная опасность потребления наркотиков не ограничивается материальными потерями общества. Развитие организованной преступности, распространение СПИДа и других опасных заболеваний, финансирование террористов – вот далеко не полный список всех печальных последствий распространения наркотиков, разрушающих человеческий потенциал общества.

Вряд ли можно усомниться в актуальности проблемы незаконного оборота наркотиков. И перестали восприниматься как нечто редкостное факты, относящиеся к деятельности нелегальных организаций, занимающихся производством и сбытом наркотиков, хотя еще полвека назад проблемы незаконного распространения и употребления наркотиков были уделом лишь сравнительно узкого круга специалистов и сотрудников учреждений, отвечающих за борьбу с противозаконным бизнесом. В настоящее время средства массовой информации пестрят сообщениями о торговцах наркотиками, конфискациях крупных партий героина, кокаина, марихуаны и других видов наркотической отравы, о террористических акциях и убийствах, так или иначе связанных с наркобизнесом. Слова «наркомафия», «наркоторговцы», «наркобизнес» прочно вошли в наш лексикон. Проблемы, связанные с незаконным оборотом наркотиков, превратились для многих стран в серьезный дестабилизирующий фактор, создающий угрозу не только здоровью и безопасности миллионов людей, но и гражданскому миру, национальной безопасности.

Мировое сообщество решительно выступает за борьбу с этим злом. Прошло время, когда наркопроблема была проблемой только в границах отдельно взятой страны. Широкое распространение наркомании в различных странах мира вызывает  озабоченность не только правительства этих стран, но и международных организаций. Изучением проблемы незаконного оборота наркотиков занимается Организация Объединенных Наций, в частности, функционирующие в ее системе Управление по борьбе с наркотиками и профилактике преступности (базирующееся в Вене), Международное криминологическое общество, Международная ассоциация уголовного права, Интерпол и др.

Проблема незаконного оборота наркотиков является центральной темой многих исследований медиков, политологов, историков, социологов, психологов, юристов. Свои работы проблемам наркомании и наркотизма посвятили  Анисимов Л. Н., Боголюбова Т. А., Брылев В. И., Гасанов Э. Г., Калачев Б. Ф., Князев В. В., Мирошниченко Н. А., Омигов В. И. Проблема криминального наркотизма в Российской Федерации исследована в работах доктора юридических наук, профессора Романовой Л. И. Но, к сожалению, исследованию наркоситуации в мире, выявлению факторов и тенденций ее развития, глобальных тенденций производства и потребления наркотиков, развернутой криминологической характеристике транснационального наркобизнеса в отечественной литературе посвящено не так много работ. В качестве одного из немногих примеров подобного исследования можно привести работу доцента кафедры уголовного права ИГЭА Репецкой А. Л. «Криминологическая характеристика мировой индустрии наркобизнеса – ведущего направления деятельности транснациональной организованной преступности». Глобальный обзор наркоситуации в мире дает также Управление по борьбе с наркотиками и профилактике преступности (УБНПП) ООН (World Drug Report 1997, World Drug Report. 2000).

Цель данной работы – дать обзор основных тенденций производства и потребления наркотиков в мире, а также дать криминологическую характеристику ведущему направлению деятельности транснациональной организованной преступности – мировой индустрии наркобизнеса, показать взаимосвязь наркобизнеса с другими глобальными проблемами, в частности, с деятельностью террористических организаций. При написании работы нами были проанализированы исследования Романовой Л. И., Репецкой А. В., Глинкина А. Н., Лавут А. А., Булавина В. И., Николайчика В. М., Жирнова О. А. и других авторов, посвященные проблеме незаконного оборота наркотиков, материалы специальных периодических изданий, таких как «Борьба с преступностью за рубежом», статистические отчеты, материалы прессы. Также в данной работе использованы материалы Докладов ООН о положении с наркотиками в мире за 1997 и 2000 г., подготовленных Управлением по борьбе с наркотиками и профилактике преступности ООН. Перевод доклада World Drug Report 2000 выполнен автором работы.

Глава 1. Наркоситуация в мире; масштабы, основные факторы

и тенденции развития наркобизнеса.

Мир шагнул в XXI век. Бурные процессы глобализации, охватившие различные области человеческой жизнедеятельности, в целом носят позитивный характер и предоставляют человечеству беспрецедентные возможности. Но, к сожалению, происходящие изменения имеют и теневую сторону, позволяя таким бедам современного мира, как организованная преступность, международный терроризм, наркобизнес приобрести транснациональный характер, превратиться в «проблемы без паспортов».

Распространение наркотиков по всему миру имеет множество аспектов: политический, экономический, социальный, правовой, медицинский, нравственный. Наркотики – социальная болезнь современного общества, и для лечения этой болезни необходим ее точный диагноз, понимание всей сложности данного явления и трудностей борьбы с ним.

Лейтмотивом выступлений многих глав государств и правительств на специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН в июне 1998 года, посвященной борьбе с распространением наркотиков, звучала глубокая тревога в связи с тем, что распространение наркотиков на земном шаре  происходит нарастающими темпами и превращается в глобальную угрозу, сравнимую с экологической. В особенно трудном положении оказываются многие страны с переходной экономикой.

Транснационализация наркобизнеса, его наступательная стратегия на пороге двух тысячелетий во многом связаны  с тем, что к традиционным причинам, порождающим это зло (бедность, политическая безысходность, социальная неустроенность, отчуждение миллионов людей), в 90-х годах добавились новые факторы, сопутствующие глобализации финансовой, банковской, торговой, технологической, информационной и других областей человеческой деятельности. Эти факторы, с одной стороны, отражаются на образе жизни человека, а с другой – открывают новые возможности для дельцов наркобизнеса.1 И эти новые возможности отражаются как  на структуре и способах производства наркотиках, так и на способах доставки, торговле, потреблении.

По приблизительным подсчетам, на сегодняшний день по всему миру свыше 200 млн. человек употребляют наркотики различного вида. В том числе примерно 140 млн. человек курят марихуану - самый распространенный наркотик, кокаин употребляют 13 млн. человек, героин - 8 млн., 30 млн. человек злоупотребляют стимуляторами амфетаминового ряда2.

Количество потребителей наркотиков увеличивается с каждым годом, причем в основном за счет поражения наркотиками наиболее уязвимой части населения - молодежи. В некоторых странах число школьников и совершеннолетних молодых людей, которые, по собственному признанию, пробовали потреблять марихуану, составляет 37 %.

Наряду с этим наметилась тенденция расширения деятельности международных преступных группировок. Благодаря своему международному характеру и рыночной основе накробизнес быстрее, чем легальный бизнес, реагирует на эти изменения, используя глобализацию для расширения наркосети и экспансии по всем направлениям.

В активе наркодельцов все преимущества теневой экономики – беспошлинность, бесконтрольность, концентрация огромных капиталов, сетевая международная структура организации корпоративного типа, которая охватывает основные звенья  наркоиндустрии и связывает в единую глобальную сеть всех участников незаконного оборота наркотиков – производящие, потребляющие и обеспечивающие транзит наркогрузов страны. А специфический товар – наркотик  благодаря запрету имеет самые высокие цены, определяемые не издержками производства, а спросом на наркорынке зависимого от него потребителя и от расстояния от него до места производства.

Наркоиндустрия является достаточно устойчивой из-за постоянного спроса и приносит немалые прибыли в связи с отсутствием сколько-нибудь серьезной конкуренции между организациями, занимающимися этим видом преступного бизнеса.1 Оборот мировой наркоиндустрии оценивается экспертами ООН примерно в 400 млрд. долларов в год, что составляет около 8% оборота всей международной торговли. Доклад ООН о положении с наркотиками в мире 1997 г. отмечает, что мировой оборот наркобизнеса в отдельные годы превышает оборот мирового рынка автомобилей или мирового рынка черных металлов2 .  Одни только колумбийские картели, представленные более чем 500 компаний, в конце 90-х годов XX века извлекали из торговли наркотиками в США 20 млрд. долларов ежегодной прибыли. Для сравнения отметим, что суммарно национальные бюджеты Колумбии, Боливии и Перу составляли на тот момент лишь около 9 млрд. американских долларов ежегодно.3 

Операции с наркотиками приносят от 300 до 2000% прибыли, что делает их привлекательными и для транснациональных преступных организаций, и для отдельных групп преступников, чьей целью является получение максимальной прибыли в короткие сроки. При этом наркоиндустрия неуклонно совершенствуется, повышая технический, финансовый потенциал, адаптируя новейшие достижения научно-технического прогресса к своим потребностям.

Транснациональные наркосиндикаты в преступной деятельности используют самые современные средства вооружения и боеприпасы, системы электронного оснащения, новейшие методы обеспечения собственной безопасности. Часть прибыли, полученной от торговли наркотиками, наркодельцы направляют на приобретение аппаратуры связи, шифровальных устройств, радио с использованием скоростного измерения частоты, приемников для выявления радаров. По оценкам специалистов, наркобизнес ежегодно вкладывает около 125 млн. долларов в закупку новой «техники сигнальной разведки».1 Наркокартели имеют прекрасно вооруженную охрану, в распоряжении которой находится самое современное оружие, вплоть до переносных ракетно-зенитных комплексов.  А 8 сентября 2000 года по мировым информационным каналам прошло сообщение об обнаружении в Колумбии в рабочем пригороде Факататива (18 км от Боготы) верфи с практически собранной тридцатиметровой подводной лодкой, на которой наркодельцы собирались вывозить свою продукцию2. Развитие наркобизнеса тесно связано с развитием торговли оружием. Ежегодно у наркопреступников из всех регионов мира изымается около 100 тыс. единиц огнестрельного оружия; выявляется свыше 500 тайных взлетно-посадочных полос и площадок, примерно такое    же количество летательных аппаратов, используемых наркосиндикатами, сбивается во время перелета или конфискуется. Несмотря на это, ежедневно осуществляется около 300 вылетов с незаконным грузом наркотиков.3 

Транснациональный размах преступной деятельности позволяет преступникам использовать каналы быстрого и относительно надежного аудио- и видеоконтакта.

Так, наибольшее распространение получают случаи использования глобальной информационной сети Internet для заключения бесконтактных сделок.  По сообщениям агентства Reuters, наркоторговцы и их клиенты все чаще заключают сделки в «private-room» (закрытых комнатах) чат-каналов, защищенных от постороннего взгляда программно-аппаратными средствами. Отследить подобные сделки практически невозможно. Internet-аптеки выдают без рецепта психоактивные препараты. И, наконец, голландские и канадские компании через Internet торгуют по всему миру семенами каннабиса, травяным экстази, эфедрином.1

Использование  мощной компьютерной техники, подключенной к международной банковской электронной сети, способствует распространению в международном масштабе процесса легализации преступных доходов. Все чаще наркодилеры «отмывают деньги» через Internet-банки.

Поскольку международный рынок наркотиков охватывает все регионы мира и практически каждую нацию, отмывание денег, полученных в результате торговли наркотиками, также приобрело транснациональный характер. Только в пределах Российской Федерации «отмывается» от 2 до 7 млрд. долларов наркоденег, эти средства затем фактически беспрепятственно перемещаются за рубеж.2 По заявлению официальных лиц Сингапура, с 1989 по 1992 г. наркоторговцами проведено через Сингапур около 100 миллионов долларов, которые направлялись через подпольный банк в Бахрейн и далее на счета Всемирного банка. В 1996 году в Сингапуре был наложен арест на средства организаций наркоторговцев в сумме, эквивалентной 20 миллионам долларов США. Оценка отмывания денег в Австралии составляет примерно 3,5 млрд. долларов ежегодно. Здесь, например, была раскрыта сеть по отмыванию более 20 миллионов долларов выручки от продажи героина в Нью-Йорке и конфисковано более 40 миллионов долларов из фондов преступного синдиката, торгующего каннабисом в Австралии, но находящегося в Гонконге.3 

В этом свете становится реальной оценка, согласно которой ежегодно в мире легализуются (отмываются) доходы, полученные в результате наркобизнеса, в размере 300-800 млрд. долл. США4.

Если бы удалось перекрыть основные каналы отмывания наркодолларов, то наркобизнес в немалой степени потерял бы свою привлекательность. Баснословные доходы от наркооборота, исчисляемые миллиардами долларов, невозможно хранить «в чулке». Однако перекрыть каналы не удается, ибо существует множество методов отмывания наркодолларов, и слишком могущественные силы наживаются на этих операциях.1

Незаконный оборот наркотиков активно стимулирует и коррупцию, с помощью которой наркокартели и иные преступные группы, вовлеченные в процесс наркобизнеса, стремятся обезопасить свой бизнес  и уйти от ответственности. Часть прибыли тратится на подкуп и получение необходимой информации.  Ведется сбор сведений о коррумпированных чиновниках в правоохранительных органах и органах власти, данные о конъюнктуре рынка, о ценах на наркотики.2 Например, один из не самых крупных мексиканских картелей – Тиджуанский – тратит еженедельно 1 миллион долларов на взятки мексиканским судьям, прокурорам, полиции, армии, таможне. Генеральный прокурор Мексики признал, что 90% судей и прокуроров в Тиджуане «куплены» картелем.3 

Одной из важнейших общемировых тенденций в развитии наркобизнеса также является его индустриализация. Незаконное производство наркотических средств приобретает характер хорошо налаженной индустрии. В зависимости от технологической сложности организации незаконных производств подпольные нарколаборатории можно условно подразделяются на кустарные, которые, как правило, обладают низкой производительностью и производство в которых осуществляется без сложных химических реакций, и промышленные, отличающиеся высокой производительностью и используемые для производства синтетических наркотиков посредством сложного химического синтеза.

В отношении стран, широко производящих наркотические средства, введены строгие экономические санкции. Однако количество нарколабораторий на территориях сокращается очень медленно.

В последние годы XX столетия наблюдалась тенденция к концентрации производства наркотических средств, укрупнение мощностей по производству наркотиков. Об этом свидетельствуют многочисленные факты обнаружения лабораторий-гигантов по производству  кокаина. Так, согласно данным, опубликованным антинаркотической полицией Колумбии, в 1996 г. в Центральной Колумбии была обнаружена и уничтожена подпольная лаборатория-комплекс, охраняемая крупным вооруженным формированием. Она располагала несколькими взлетно-посадочными полосами, была оснащена современной системой оповещения и отличалась высоким уровнем организации производственного процесса. Ежегодная максимальная производительность этой лаборатории могла составлять приблизительно 350 т кокаина.

Увеличивается мобильность производителей наркотиков. Выявлены факты производства наркотиков в мобильных лабораториях, располагающихся в фургонах и на грузовиках. Подобные лаборатории довольно редко попадают в поле зрения правоохранительных органов и, непрерывно производя наркотики в пути, к месту назначения доставляют уже готовый продукт. Мощность одной из таких лабораторий, выявленных на территории Колумбии, составляла 70 кг кокаина в сутки.

Также одной из важнейших тенденций развития наркобизнеса в 90-е годы двадцатого столетия является повышение доли синтетиков. Это объясняется тем, что синтетические  наркотики обладают рядом преимуществ перед наркотическими средствами из растительного сырья. При производстве синтетиков может использоваться не только ключевой прекурсор, но и его заменители, с помощью которых можно получить не один, а несколько конечных продуктов. Кроме того, разнообразие синтетиков и возможность быстрого синтезирования новых аналогов позволяют производителям быстро реагировать на конъюнктуру наркорынка. Изменяя исходные продукты, специалисты-химики получают новые виды синтетиков, не входящие в действующие национальные списки запрещенных и контролируемых наркотиков. Имеет значение также сложность и длительность процедуры включения новых наркотических средств, психотропных или сильнодействующих веществ в официальные списки.  А разнообразие используемых для производства наркотиков химических веществ, взаимозаменяемость исходных компонентов обеспечивают доступность и относительную низкие издержки производства синтетиков. В качестве исходных компонентов могут использоваться их неконтролируемые аналоги, что снижает уровень риска. Например, наркодельцы в Голландии вкладывают в производство одной дозы (пилюли, таблетки) "экстази" 7-9 центов, а продают ее оптом за 8-15 долларов. Существует также возможность изменять степень наркогенности синтетика и моделировать характер его воздействия на потребителя. Современные синтетики-аналоги по силе воздействия на потребителя обычно в сотни и даже тысячи раз превосходят своих предшественников.

Процесс производства синтетиков не имеет жесткой привязки к источникам сырья, местам их транспортировки и сбыта. Вследствие этого наблюдается децентрализация оборота синтетиков. Кроме того, значительно сокращается число промежуточных звеньев в цепи «производитель – потребитель», что снижает уровень риска и издержек. Синтетические наркотики значительно сложнее обнаруживать на всех этапах их незаконного оборота, включающего стадии создания, транспортировки и торговли.

В последние годы появляются новые виды синтетических наркотиков. В их производстве используются последние научные достижения. Значительные финансовые ресурсы инвестируются в финансирование самостоятельных исследований с целью поиска новых наркотиков и более совершенных технологий их изготовления. Кустарные и малопроизводительные мануфактуры вытесняются высокотехнологичными компактными лабораториями и крупными промышленными наркопредприятиями, которые обслуживаются квалифицированными специалистами.1 

Международный масштаб незаконного оборота наркотиков и вовлечение все большего количества государств в мировую сеть маршрутов их нелегальной транспортировки фактически уничтожили существовавшее десятилетиями разделение стран мира на «потребляющие» (развитые капиталистические страны) и «производящие», главным образом развивающиеся страны.

В 90-х годах двадцатого столетия наркобизнес получил развитие даже в тех странах, где ранее незаконный оборот наркотиков и злоупотребление ими ранее вообще не отмечались.  Эксперты ООН связывают причины развития транснациональных преступных организаций, в том числе и тех, чьей основной деятельностью является наркобизнес, с появлением соответствующих возможностей на глобальном уровне, что обусловлено долгосрочными тенденциями развития в мировой политике и экономике. В результате увеличения взаимозависимости государств, упрощения международных поездок и связей, повышения степени прозрачности национальных границ и формирования глобальных финансовых сетей появились мировые рынки сбыта как законной, так и незаконной продукции. Развитие и размах деятельности организованной наркопреступности можно считать в значительной степени отражением возможностей, появившихся в результате перестройки международных отношений, и изменений, произошедших в самих государствах. Таким образом, транснациональный наркобизнес может являться как причиной, так  и следствием важных перемен в глобальной политике и экономике2.

К числу основных причин и факторов развития наркобизнеса можно отнести следующие:

  •  слабость правительств, неспособность государства осуществлять эффективный контроль над находящейся под их юрисдикцией территорией (например, в Боливии, Колумбии, Перу).
  •  проведение государством политики попустительства по отношению к наркобизнесу или политики «молчаливого примирения» в связи с приносимым им доходом обществу, либо из опасения контрмер со стороны преступников. Например, в Пакистане власти почти не препятствовали производству опиума, его транспортировке, фактически потворствуя наркодельцам.1 
  •  мощным фактором развития наркобизнеса является политическая и экономическая нестабильность. Это связано с использованием значительных финансовых ресурсов от производства и продажи наркотиков для достижения политических целей. Подтверждением этому являются случаи, когда финансы, получаемые от контрабанды наркотиков, идут на закупку оружия для развязывания и поддержания межнациональных конфликтов. При этом расширяются взаимосвязи организованной преступности с террористическими и экстремистскими группировками.
  •  ослабление и дисфункции социальных институтов, чрезмерно высокие темпы социально-экономических и политических преобразований в связи с переходом постсоциалистических стран к рыночной системе хозяйствования. Отсутствие или несовершенство законодательства или контроля его исполнения в сочетании с резким обострением социально-экономических проблем является в этих условиях благоприятной средой для развития наркобизнеса. В подобных случаях

в наркобизнес активно вовлекаются наиболее активные люди с ограниченными финансовыми и экономическими ресурсами.

  •  коррумпированность правительств, члены которых получают огромную прибыль от противозаконной деятельности и потому не предпринимают никаких мер для ее сокращения или сдерживания. Различие между коррумпированным и вступившим в сговор с преступниками правительством заключается лишь в степени непосредственного участия его членов в наркобизнесе. В ряде стран, используя коррумпированных политиков, соучастников в правоохранительных органах, армии, таможне, наркомафия добилась неограниченного влияния. В частности, в Боливии в 80-е г.г. так называемая «наркократия» представляла собой, вероятно, самый яркий пример прямой связи правительства с преступной организацией, занимавшейся торговлей наркотиками. Специалисты утверждают, что невозможно было провести грань между военным боливийским правительством  и поставщиками наркотиков1. В то же время суверенитет государства, на территории которого возникают подобные преступные формирования, обеспечивает им надежную защиту от попыток других стран пресечь незаконную деятельность, ликвидировать центральные звенья и филиалы преступных структур.
  •  увеличивающийся спрос на незаконные товары. Так, появление в начале 80-х годов колумбийских организаций по контрабанде кокаина отчасти объясняется сверхвысокой нормой доходности наркобизнеса, легкостью преодоления пограничных барьеров для ввоза в США.
  •  сохранение неравенства между промышленно развитыми и развивающимися государствами, невыгодное положение, в которое поставлены последние в системе международной торговли, препятствуют  их нормальному    экономическому  прогрессу и

реализации возможностей, предоставляемых законной коммерческой деятельностью. Привлекательной альтернативой нищете становится выбор противоправных способов бизнеса. В частности, слабость и нестабильность рынков сельскохозяйственной продукции (в Боливии, Перу и ряде других стран) сделали культивирование коки и опия весьма выгодным занятием для местных крестьян. Либерализация внешнеторговой деятельности.

  •  экономические кризисы, стимулирующие поиск улучшения финансового положения путем участия в незаконном бизнесе. Предприниматели используют там накопленные знания и опыт традиционных производств. В условиях кризиса участие в наркобизнесе позволяет временно смягчить проблему занятости значительной части населения. В этих условиях деятельность противозаконных формирований начинает восприниматься положительно. К примеру, возникновение колумбийского картеля в качестве одного из главных кокаиновых центров обусловлено уменьшением его роли как крупного производителя текстильных товаров. Торговцы наркотиками обеспечили альтернативную занятость рабочей силы, завоевав тем самым симпатии местного населения. Подобная лояльность имеет для преступников существенное значение, так как затрудняет работу служб контрразведки и противодействует результативности операций правоохранительных органов1. 

Кроме того, исследователи называют следующие события, повлекшие за собой перемены в организации и деятельности индустрии производства наркотиков, а также бурный рост производства в последние два десятилетия XX века:

  •   резкое увеличение спроса на кокаин в США в 80-е годы, это привело к активизации усилий колумбийских производителей наркотиков, направленных на то, чтобы устранить своих основных конкурентов, расширить мощности по переработке сырья, усовершенствовать маршруты доставки наркотиков и нейтрализовать меры колумбийских властей по исполнению законов, касающихся нелегального наркобизнеса;
  •  вторжение советских войск в Афганистан в 1979 г. и последовавший за этим длительный конфликт, способствовавший росту производства опиума, который в свою очередь, обеспечивал источник средств для ведения войны против СССР. Существует версия о разработке ЦРУ специальной программы под кодовым названием «Белый джихад» во время советско-афганского конфликта, суть которой заключалась в использовании Афганистана в качестве базы для изготовления опия-сырца и переброски его в республики СССР.1 Кроме того, военный конфликт позволил наркоторговцам, заручившись поддержкой моджахедов Ирана и Пакистана, использовать эти страны в качестве транзитных маршрутов;
  •  исламская революция в Иране, когда помощь иранского правительства фундаменталистам в Долине Бекаа подорвала антинаркотические операции в Ливане и в регионе в целом и позволила Ирану стать важным элементом в системе распространения героина;
  •   осуществление жестких антинаркотических мер в Колумбии  и Мексике в середине 80-х годов привело к изменениям в географии производства и продажи наркотиков, производство распространилось на Бразилию, Венесуэлу, Эквадор, важными перевалочными пунктами стали Суринам, Гаити и Парагвай;
  •  крах в 1988 г. режима Не Вина в Мьянме (Бирме). Мьянма давно уже была крупным производителем опиума, но правительство Не Вина периодически осуществляло карательные операции против производителей и    торговцев опиумом.  В условиях политической

нестабильности, возникшей после падения правительства Не Вина, интенсивность борьбы против наркобизнеса ослабла, и в итоге к началу 90-х годов Мьянма превратилась в крупнейшего в мире производителя опиума;

  •  комбинация интенсивных мер в Колумбии, последовавших после убийства кандидата в президенты Карлоса Галаны в августе 1989 года, и интервенция США в Панаму в декабре 1989 г. привели к определенным сдвигам в наркоиндустрии Латинской Америки: Панама перестала существовать в качестве крупного центра наркоторговли, сократилось производство кокаина в Колумбии и увеличилось его производство в Перу, расширились операции с наркотиками в Аргентине, Чили и других странах Южной америки; произошло относительное ослабление Медельинского наркокартеля и усиление его конкурента – картеля Кали;
  •   очевидное насыщение рынка кокаина в США в начале 90-х годов, следствием чего стало стремление наркодельцов к диверсификации «продукта» и рынков. Латиноамериканские накоторговцы стали заниматься освоением и расширением рынков в Европе, Японии и на Среднем Востоке. Картель Кали, например, начал рекрутировать курьеров в Польше для контрабандной переправы кокаина через польско-германскую границу; правоохранительные органы Чехии и Польши обнаружили подпольную сеть организаций, охватывавшую Польшу, Чехию и Нидерланды, центром этой сети была чешско-колумбийская компания по импорту аграрной продукции;
  •   непрекращающиеся эксперименты по созданию новых психотропных веществ, таких как «снег». Эти наркотики можно изготавливать в любом месте при наличии соответствующих химических веществ1;
  •  интернационализация торговли наркотиками. Так, некоторые страны не

являются производителями наркотиков и не сталкиваются остро с проблемами злоупотребления ими, но оказываются глубоко вовлеченными в процесс наркоторговли в силу своего географического положения. К примеру, Узбекистан и Азербайджан приобрели важное значение в наркоторговле в Средней Азии1, Гайана и Тринидад и Тобаго стали важными перевалочными пунктами при движении наркотиков из Колумбии в США, а Нигерия – для потока героина из Юго-Восточной и Юго-Западной Азии2.

Стремительный рост и международная экспансия наркобизнеса, опутывающего своими сетями все новые и новые страны, явились важнейшим, но не определяющим фактором эволюции наркоситуации в современном мире. Все большее значение приобретает активное противодействие этому злу на международном и национальном уровне, осуществляемом на основе многочисленных программ, таких, как Программа ООН по международному контролю над наркотиками, Европейский план действий по борьбе с наркотиками (1995 – 1999), субрегиональная Программа по контролю над наркотиками в Юго-Восточной Азии, Межамериканская наркостратегия, антинарковойна и политика сертификации, проводимые США и многие другие. Немаловажную роль сыграло смягчение с окончанием периода «холодной войны» политических противоречий, и сотрудничество государств в сфере борьбы с наркобизнесом стало практически более осуществимым мероприятием. Например, еще недавно казались неосуществимыми программы сотрудничества, в которых участвовали бы одновременно Египет, Израиль, Иордания и Палестинская Автономия (между тем такая программа введена в феврале 1999 года) или сотрудничество Индии и Пакистана в вопросах борьбы с незаконным оборотом наркотиков (это сотрудничество под эгидой Управления по борьбе с наркотиками и профилактике преступности ООН началось в конце 1990-х годов)1.

В 1998 Генеральной Ассамблеей ООН была проведена специальная сессия по проблемам наркотиков, на которой были поставлены цели – вдвое сократить потребление наркотиков и существенно уменьшить их незаконное производство к 2008 году. В то время эти цели могли показаться недостижимыми, но опыт последних двух лет   свидетельствует о том, что поиск путей эффективного контроля над наркобизнесом все-таки дает положительные результаты.

Доклад о положении с наркотиками в мире за 2000 г. – работа базирующегося в Вене Управления ООН по борьбе с наркотиками и профилактике преступности – отмечает наиболее существенный прогресс в тенденции к сокращению производства двух главных проблемных наркотических веществ в мире - кокаина и героина2.

В докладе утверждается, что благодаря серьезному подходу со стороны большинства стран, являющихся основными производителями коки и опийного мака, эти растения возделываются сейчас в меньшем, чем когда-либо, числе стран. Пино Аларчи, исполнительный директор УБНПП, привел следующие факты, говорящие о положительных изменениях, произошедших на фронте борьбы с наркобизнесом:

  •  В 2000 году в Пакистане фактически прекратилось производство опийного мака, кроме того, после выполнения пятнадцатилетней программы уничтожена вся продукция.
  •  В Боливии за три года в соответствии с «Основным планом», введенным в действие в 1997 году, на 78% сократились площади незаконного культивирования коки.
  •  Производство коки в Перу, резко возросшее в 1980-х годах, с 1992 года так же стремительно снижается с 50-процентным сокращением поставок кокаина на мировой рынок.
  •  За 18 месяцев, последовавших за соглашением, достигнутым между УБНПП и Президентом Лаоса, культивирование опиума в Лаосе, который является одним из трех основных мировых производителей, было сокращено на 30% .
  •  В 1990-х годах культивирование опийного мака во Вьетнаме сократилось на 90%.
  •  Производство опийного мака в Таиланде уменьшилось под жестким руководством короля страны, поддерживаемого местными социальными институтами и международным сообществом, в частности, Программой ООН по международному контролю над наркотиками и Управлением по борьбе с наркотиками и профилактике преступности
  •  Площади, занятые посевами опийного мака достигли самого низкого уровня с 1988 г., т.е. в 1999 г. посевы опийного мака занимали площади, на 17% меньшие, чем в 1990 году. Площади, на которых культивируется кока, тоже достигли самого низкого уровня   с 1987 года, и в 1999 году посевы коки занимали на 14% меньше посевных площадей, чем в 1990 году.
  •  Снизилась доля незаконного наркопроизводства в экономике основных стран-производителей наркотиков. Даже в тех странах, где уровень производства наркотических веществ все-таки имеет высокие показатели, доля производства наркотиков в ВВП падает – в Колумбии она упала на 2,5%, после того как поднялась на 7% с середины 1980-х годов.
  •  К концу последнего десятилетия потребление наркотиков в развитых странах стабилизировалось или снизилось; по сравнению с предыдущим десятилетием упало потребление кокаина в Северной Америке, стабилизировалось злоупотребление героином в Западной Европе.1

«Пришло время изменить наш взгляд на наркотики, - говорит исполнительный директор УБНПП Пино Арлачи. - Мировое сообщество должно отказаться от психологии отчаяния, охватившей умы поколения, и верить в то, что ничто не сможет вернуть нас назад и тем более ничто не заставит нас остановиться на достигнутом. Мы должны сосредоточиться на прагматическом, интегрированном, долгосрочном подходе к снижению спроса и предложения в отношении нелегальных наркотиков. Совместными усилиями мы действительно можем в течение восьми лет достичь двух целей – существенного сокращения спроса на наркотики и уничтожения производства коки и опийного мака»2.

Таким образом,  несмотря на все расширяющуюся экспансию наркобизнеса, многолетний опыт многих стран мира по поиску путей эффективного контроля над ним уже сейчас позволяет увидеть положительные результаты. И, возможно, в перспективе международное сообщество сможет закрепить первые успехи в борьбе с незаконным оборотом наркотиков и углубить положительные тенденции, прослеживающиеся на рубеже веков.

Глава 2. Характеристика наркобизнеса: преступные группы,

виды наркотиков, стадии производства и  распространения,

территории сбыта.

Незаконная деятельность по производству и распространению наркотиков в настоящее время является одним из самых распространенных источников доходов транснациональных преступных организаций. И именно индустрия наркобизнеса определила в значительной степени динамику и общие перспективы развития транснациональной организованной преступности в конце XX века.

Виртуальная (фактическая) корпорация, столь настойчиво пропагандируемая теоретиками менеджмента в качестве ведущей конкурентоспособной предпринимательской структуры XXI столетия, уже нашла свое реальное воплощение: 1) наркодельцы развивают общую сетевую структуру независимых компаний; 2) они обмениваются информацией, профессиональными навыками, методами регулирования цен; 3) открывают доступ на рынки друг друга; 4) объединяют свои потенциалы в попытках создания и использования новых рынков в различных регионах мира.1 

Среди экспертов идут споры о том, к какому типу организации относятся наркокартели. Специалисты Управления по борьбе с наркотиками США определяют картель как «большую корпорацию, имеющую ряд вице-президентов». Каждый из них возглавляет какое-либо отделение или «консорциум», члены которого работают вместе в тех случаях, когда это их устраивает. Когда же необходимость отпадает, они действуют на свой страх и риск. Американский журнал «Тайм» считает картель «конфедерацией преступных семейств», а колумбийский журнал «Семана» характеризует его как «федерацию многочисленных независимых групп, которые время от времени заключают стратегические союзы». Эксперты английского еженедельника «Экономист» отвергают эти определения, заявляя, что термин «картель» упрощает организационную структуру корпораций, занимающихся наркотрафиком, что нередко ведет к ошибкам в борьбе с ними. Чилийские специалисты, уделяющие большое внимание данной проблеме, подчеркивают транснациональный характер наркобизнеса: «Наркотрафик не является еще одним видом незаконной деятельности, которых великое множество. Это огромное и сложное транснациональное предприятие, которое генерировало новое явление в современном мире, а именно так называемую наркоэкономику»1.

Многие аналитики считают, что международные наркооперации вышли далеко за рамки чисто «хозяйственной деятельности». Один из исследователей этой проблемы, Джеймс Миллз, характеризует наркобизнес следующим образом: «Международная индустрия наркотиков – это в действительности вовсе и не индустрия, это – империя. Суверенная, самодовольная и надменная, экспансионистская, это подпольная империя,  хотя и часто раздираемая внутренней борьбой, всегда выступала перед мировым сообществом сплоченным фронтом. Сегодня она явила себя миру столь же безмерно стяжательской и безжалостно эксплуататорской, как и любое имперское государство XIX века, столь же обширной, как и Британская империя, столь же способной к решительному сплочению, как и Американская республика. Агрессивная и насильственная по своей природе подпольная империя имеет свои собственные армии, дипломатов и разведслужбы, банки, торговые флоты и авиалинии. Она стремится к расширению своего господства всеми способами – от нелегальной подрывной деятельности до открытой войны»2.

При всем многообразии картелей в них царит железная дисциплина страха, потому что наказание одно – смерть. Живучесть транснациональных преступных организаций также в немалой степени связана с тем, что, проводя свои операции, они полностью игнорируют границы государств, национальный суверенитет, в то время как международные и национальные силы, ведущие с ними борьбу, обязаны действовать по строгим правилам, устанавливаемым этими атрибутами государственности.

World Drug Report 1997 определяет следующие преступные группировки, контролирующие рычаги управления глобальным наркобизнесом:       Таблица 11

Основная деятельность

Размер группы

Международные связи

Кокаиновые

картели

Штаб-квартиры расположены в основном в Колумбии и Мексике. Руководят полностью всем циклом, начиная от производства и до доставки кокаина в любой угол мира.

Имеют жесткую пирамидальную структуру, сферы влияния разделены географически.

Коза–Ностра,

Ла Коза Ностра, Триады, Якудза

Триады

наркотики, предоставление денежных ссуд, игорный бизнес, рэкет, вклады в сервисный сектор, денежные вклады (инвестиции) с целью отмывания денег, контроль системы подпольной иммиграции

Около 170000 чел Во главе структурной пирамиды стоит босс, его заместители и боссы кадрового подбора. Основной костяк составляют бойцы (солдаты). Наиболее  известны гонконгские «Сун и он», «14К», «Во Федерейшен»; тайваньские  «Юнитайтед Бамбу», «Фор сиз бэнд»;  «Грейт Сёкл» (Китай).

Ведут активную деятельность  в Азии, Европе, США. Основная сфера деятельности -  Гонконг, Мьянмар, Тайвань, Филиппины  и США.

Якудза

Вовлечена во все сферы криминальной деятельности: рэкет, мошенничество, наркотики, проституция, порнография. В Азии специализируются на трафике метамфетамина.

Состав: 60000 постоянных членов и 25000 вспомогательных. Весьма сложная структура, состоит из тысяч мелких групп, семей.

Связана с ОПГ США, Колумбии, Германии, Китая, стран СНГ

Коза Ностра (Италия)

Наиболее известная ОПГ, занимается крупномасштабной контрабандой наркотиков, организовывая, разрабатывая новые маршруты доставки. Финансирует, помогает отмывать деньги другим мелким ОПГ, также занимается вымогательством

Имеет вертикальную структуру организации, насчитывает примерно 5000 человек в региональных временных комиссиях.

Базируется на

о. Сицилия, но имеет свои филиалы на всех континентах. Имеет связь со всеми наркогруппировками и картелями, Ла Коза Ностра и Мафией в республиках СНГ.

Ла Коза Ностра (США Нью–Йорк)

Занимается наркобизнесом, незаконным игорным бизнесом, контрабандой оружия, проституцией, вымогательством, влияет на профсоюзы США.

Состоит из 3000 боевиков (солдат) и 25 семейств, пять из которых,  наиболее влиятельные, базируются в Нью–Йорке.

В основном связана с наркокартелями (кокаин) и Коза Нострой , а также с мафией республик СНГ бывшего СССР.

Мафиозные группировки, базирующиеся в бывшем восточном блоке.

Наркобизнес, торговля оружием и ядерными материалами, контрабанда людей и товаров

Около 5700 банд, 200 из них имеют сложную структуру и дилеров в 29 странах

Связаны с ОПГ США, с кокаиновыми картелями и Коза Нострой.

Транснациональные организации, занимающиеся наркобизнесом, имеют определенные рынки сбыта не только в территориальном отношении, но и нередко по видам «продукции» (героин, кокаин, марихуана и др.) Кроме того, они могут быть в значительной степени дифференцированы функционально, по этапам производства и распространения наркотиков.

Часть ТПО ориентированы на многоэтапный процесс: от производства до реализации  какого-то одного наркотика (например, героина). Контроль за всей цепочкой в индустрии наркобизнеса: от выращивания наркотикосодержащих растений и производства естественных или синтетических наркотиков до их сбыта и легализации выручки – позволяет таким организациям ослабить действия правоохранительных органов по пресечению незаконного оборота наркотиков (путем их коррумпирования) и многократно повысить прибыль на разнице цен между оптовой и розничной продажей. Ярким примером такой ТПО являются колумбийские наркокартели, которые, по сути, представляют собой промышленные концерны по производству кокаина из произрастающего в Южной Америке сырья. Они же контролируют экспорт произведенного кокаина на рынки США, Канады и Европы.

Другие ТПО предпочитают осуществлять деятельность лишь на отдельных стадиях незаконного оборота наркотиков. Так, например, нигерийские преступные организации занимаются в основном транспортировкой и распространением разных видов наркотиков. Нигерия продолжает оставаться основным звеном в структуре наркоторговли на африканском континенте, а также главным перевалочным пунктом, через который осуществляется торговля наркотиками между странами Восточного и Западного мира1. Мексиканские картели,  не занимаясь производством наркотиков, осуществляют лишь их транспортировку и распространение. Турецкие организации известны переработкой героина и его поставкой в страны Западной Европы.

Таким образом, наркобизнес многоаспектен, его характеристика должна осуществляться по нескольким параметрам: видам наркотиков, стадиям их производства и распространения, территориям производства и сбыта, основным маршрутам и способам доставки, изменению тенденций этих параметров за последние несколько лет.

Если следовать этой схеме, то мы получим следующую картину.

Кокаин.

Эксклюзивными производителями кокаина являются страны «андской группы»: Колумбия, Боливия и Перу. В этих трех странах сосредоточено  98% мирового производства коки. Возрастает производство кокаина в Бразилии. Относительно невелико количество кокаина, производимого в Эквадоре, Венесуэле, Аргентине. Значительная часть перуанского и боливийского сырья перерабатывается в Колумбии, и кокаин  поступает на внешние рынки именно из этой страны. В 90-х годах XX века, по оценкам экспертов, мощность подпольных лабораторий колумбийского наркобизнеса по производству наркотиков составляла около 350 тонн

в год1. Некоторые исследователи полагают, что кокаинопроизводящие страны за счет незаконного оборота наркотиков получают от 20 до 30% ВНП2. По другим данным, только Калийский картель получил в 1995 году прибыль более чем 8 млрд. долларов. Даже прибыль американских корпораций не смогла превысить эту сумму: прибыль «Дженерал электрик» составила 7,3 млрд. долларов, «Филип Морис» – 6,3 млрд., IBM – 5,4 млрд3.

В течение последних десяти лет это производство все больше концентрируется в Колумбии. Исторически сложилось так, что Колумбия являлась самым большим производителем кокаина гидрохлорида, необходимое сырье для которого ввозилось из Перу и Боливии. Что же касается выращивания листа коки, то Колумбия уступала в этом Боливии и Перу. В 1990-х годах ситуация изменилась. В 1997 году Колумбия догнала Перу по объемам производства коки, и в 1999 году две трети мирового производства листа коки, по оценке экспертов ООН, приходилось на долю Колумбии. В течение этого же времени в Перу и Боливии объемы производства сократились4.
Эти изменения могут быть обусловлены множеством факторов. В начале 1990-х годов посевы коки в Перу были почти полностью уничтожены грибком.  Были закрыты «воздушные коридоры», по которым лист коки транспортировался из Перу в колумбийские лаборатории. Поскольку колумбийские производители потеряли доступ к источникам сырья в Перу, им пришлось искать сырье внутри страны. Возможно, сыграл роль  также распад наркокартелей Медельин и Кали, у преемников которых не было настолько развитой инфраструктуры и материально-техническое обеспечение которых не позволило в больших количествах транспортировать лист коки, пасту коки и кокаиновую основу из соседних стран. Одним из факторов расширения внутреннего производства листа коки в Колумбии стал гражданский конфликт. Хотя колумбийское правительство прилагало в последние годы все усилия к уничтожению производства наркотиков, и фактически число уничтоженных посевов – самое большое в мировом масштабе, не вся территория Колумбии находится  под контролем официальной власти. Политическая неустойчивость обусловливает распространение культивирования коки по всей стране, и зачастую выгоду из этого извлекают партизанские и иные военизированные группы.
Усиленный контроль и внедрение альтернативных программ развития помогли снизить производство листа коки. Разрушение «воздушного моста» перевозки сырья из Перу в Колумбию снизило цены до US$ 1500 за тонну и ниже (цены ниже 1500 $ обычно останавливают расширение производства, в то время как цены ниже 1000 $ влекут за собой добровольный отказ от дальнейшего производства, как это произошло в 1995-1998 г.г.). На цены в Боливии это подействовало в меньшей степени, поскольку альтернативные каналы поставки были налажены через Бразилию и Чили1.
В Перу и Боливии были предприняты попытки по созданию своих лабораторий по обработке сырья, это наглядно показывает количество конфискованного в этих странах наркотика, при этом наркодельцы этих стран начали создавать свои торговые маршруты для вывоза продукции на рынки потребителям.
По оценке ООН, торговля кокаином в последние годы обнаруживает следующие тенденции: быстрый рост 1980-х годов в 1990-х годах значительно замедлился. В 1980-х г.г. количество изъятий этого наркотика выросло на 38%, в то время как в период с 1990 по 1998 г.г. – всего на 3%.
Самый интенсивный рост произошел в Восточной Европе и в Африке. Он обусловлен расширением торговых маршрутов от Андских государств до Европы и «оседанием» наркотиков в транзитных странах. Конфискации кокаина в ЮАР за последние десять лет повысились на 77%.
97% от всех европейских конфискаций кокаина 1997-1998 г.г. приходится на страны Западной Европы. Большая часть этого наркотика идет из андских государств через Карибский регион или страны Южной Америки – Бразилию, Аргентину, Эквадор, Венесуэлу и Парагвай.
Больше всего кокаина в Европе в 1997/98 г.г.  конфисковано в Испании и Нидерландах – 63% от общеевропейского  количества. Кроме этого, основными потребителями кокаина в Европе в 1999 г. стали Великобритания, Германия, Италия, Бельгия, Франция и Швейцария. Изъятие крупных партий кокаина произошло в 1999 г. в Скандинавских морских портах и в Балтийских странах.
В отличие от Северной Америки, торговля кокаином в Европе еще не так хорошо организована. Однако у Интерпола есть свидетельства о причастности албанских и нигерийских организованных преступных групп к поставкам кокаина в Европу. Традиционны также связи  между колумбийскими поставщиками кокаина и итальянской мафией. Все больше фактов говорит о том, что к торговле кокаином в Европе причастны и российские преступные группировки.
Южноамериканский кокаин достиг даже Сибири. В 1997 году в результате проведения транснациональной контролируемой поставки правоохранительными органами России совместно с коллегами из Великобритании и Дании был выявлен канал контрабандной поставки кокаина в Иркутскую область из Венесуэлы.

В результате операции было изъято более 20 кг кокаина, упакованного в контейнеры с продуктами питания41.
Пальму первенства по конфискациям кокаина удерживает Америка – 88% от мирового количества в 1997/98 г.г. Самый большой рынок кокаина находится в США – треть конфискаций от глобального количества (31% в 1997/98 г.г.). Далее идут Колумбия (21 %) и Мексика (8 %). Среди андских государств доля Колумбии по конфискациям – 80 %. Сказываются усилия колумбийских властей по борьбе с производством кокаина и торговлей им.  
Самый интенсивный рост конфискаций кокаина в Северной и Южной Америке произошел в странах, граничащих с государствами-производителями кокаина – Чили, Эквадоре, странах Центральной Америки, Венесуэле и Парагвае. Этот рост отражает тенденцию к транспортировке наркотика через соседние страны, непрямым путем. В 1998/99 г.г. большое количество наркотика было отправлено через Бразилию и Венесуэлу морским и воздушным путем.
Одной из основных стран транзита кокаина стала Мексика – мексиканские наркодельцы в настоящее время поставляют кокаин на запад США через юго-западные штаты. В Западную Европу кокаин в основном идет через Карибский регион.
Использование стран, граничащих с андскими государствами – производителями кокаина, для транзита наркотиков привело к появлению новых рынков спроса на кокаин. В США же, наоборот, уровень злоупотребления кокаином снизился. Кроме того, количество конфискаций кокаина в США растет не так интенсивно, как в предыдущее десятилетие.
Поставки кокаина вне треугольника «Америка – Африка – Европа», конечно, не так значительны, хотя и здесь отмечается рост. Тем не менее, мы не наблюдаем появления сколько-нибудь значительного рынка кокаина в Азии. Иная ситуация в Австралии, где растет и уровень злоупотребления

кокаином, и,  соответственно, объем поставок. Самое большое количество кокаина вне основных регионов торговли было изъято в Гонконге, Австралии, Израиле и Ливане.

Транспортировка кокаина обычно осуществляется традиционными средствами: с использованием наркокурьеров, перевозящих груз на коммерческих авиалиниях. Нигерийские группировки, участвующие в переброске кокаина в страны Европы, Азии и Африки, начиная с 1991 года, стали вовлекать в свою деятельность граждан других государств, таких как США. Подобная практика использования в качестве наркокурьеров не граждан Нигерии, а также привлечения лиц из стран, потребляющих наркотики, продолжается уже более 10 лет42.

Более крупные партии прячутся в контейнерные грузы, которые отправляют в Европу и США морским транспортом. Обычно для этого используются коммерческие суда, перевозящие законные грузы, которые отклоняются от курса в открытом море в направлении стран Карибского бассейна, чтобы забрать груз кокаина, который затем доставляется в крупнейшие морские порты или переправляется через морские береговые линии.

Героин

По данным ООН, незаконное производство опиума в конце 1990-х годов стабилизировалось, в отличие от двух предыдущих десятилетий, когда отмечалась устойчивая тенденция роста.
В силу специфических природно-климатических требований выращивание опийного мака сконцентрировано в двух весьма компактных ареалах, находящихся в Юго-Восточной и Юго-Западной Азии – странах  «Золотого треугольника» (Мьянма, Лаос, Таиланд) и «Золотого полумесяца» (Афганистан, Иран, Пакистан). При этом около 90% мирового производства опиума приходится на государства, где возможности деятельности международных организаций по борьбе с наркотиками ограничены (Мьянма, Афганистан, Иран, Ливан).
В 1989 году, по оценке ЦРУ и Госдепартамента США, крупнейшими производителями опиума являлись: Бирма (1100 – 1500 т), Афганистан (700 – 800 т), Иран (200 – 400), Лаос (210 – 300), Пакистан (105 – 175), Мексика (40 – 50) и Таиланд (23 – 33 тонны). Десять лет назад в странах «Золотого полумесяца» производилось около 60-70% героина высокой степени очистки, предназначенного для поставок на мировые рынки наркотиков. По оценкам английских специалистов, там было произведено героина на 2,5 млрд. фунтов стерлингов – сумму, превышающую легальный экспорт Пакистана.1
По данным на конец 1993 года, под плантации опиума в Иране было задействовано 3500 гектаров земли. В Афганистане же до 1989 года, пока не ушли советские войска, количество плантаций мака не было значительным. Однако за десять прошедших лет ситуация изменилась.
Иран и Пакистан, благодаря усилиям правительств, направленных на уничтожение незаконного выращивания опийного мака, сократили количество плантаций до минимума. В 1990-х годах производство опийного мака и коки сконцентрировалось в меньшем количестве стран, чем в предыдущие десятилетия. Афганистан и Мьянма в последние несколько лет производили 90% всего нелегального опиума, в 1999 году эта цифра составила 95%.  Более 75% мирового производства опиума в 1999 г. приходится на Афганистан. В 2000 г. производство опиума в Афганистане упало на 30% из-за засухи и успешного проведения в жизнь некоторых антинаркотических программ, при этом мировое производство опиума снизилось до 4800 т. (по приблизительным оценкам).

И тем не менее Афганистан – основной поставщик опиума, морфия и героина в соседние страны (Иран, Пакистан, Индию и Центральную Азию) и героина в Европу (как в Восточную, так и в Западную), страны Аравийского полуострова и Восточной Африки. Высочайшего качества героин, изготовленный в Афганистане и предназначенный для экспорта, вполне может конкурировать с героином, произведенным в других странах. Его высокая конкурентоспособность обусловлена также тем, что афганский героин изготавливается в больших количествах и имеет низкие цены. Отпускная цена оптовых партий героина на севере Афганистана в 2000 году упала до невероятных размеров – 400 долларов США.44 
Свержение талибского режима, уничтожение маковых плантаций вряд ли могут в ближайшее время повлиять на наркоситуацию в Афганистане. Денежные средства в размере десятков миллионов долларов, выделенных США в соответствии со специальной программой для закупки афганскими крестьянами зерновых культур, расходуются опять же на закупку семян мака, поскольку крестьянину выгоднее и привычнее выращивать опий-сырец, тем более что доходы от подобного производства выше, чем от возделывания пшеницы или риса.45

После Афганистана и Мьянмы наиболее известные производители опиума – Лаос, Колумбия и Мексика.  Опиум, произведенный в странах Латинской Америки, идет на рынки США. В  то время, как в 1990-х годах Центральноамериканские страны типа Гватемалы фактически перестали производить опиум, Колумбия начала поставлять героин, произведенный из опийного мака, выращенного внутри страны. По глобальным стандартам производство колумбийского опиума не имеет угрожающих масштабов, но страной происхождения 65% героина, конфискованного в США в конце 1990-х годов, была Колумбия.
Как это ни парадоксально, в Восточной и Юго-Восточной Азии параллельно с ростом потребления героина произошел спад производства опиума. Существенно сократили производство Таиланд и Пакистан, Иран и Ливан. Турция до сих пор является транзитной страной, де-факто незаконное производства опиума было уничтожено в 1970-х годах. Во второй половине 1990-х г.г. было на ранней стадии искоренено производство опиума в Египте. Успешно прошла антиопиумная кампания в Китае, который в период между двух мировых войн (1919-1939 г.г.) демонстрировал самые большие объемы производства.
Несмотря на рекордный урожай опиума в Афганистане, из-за которого мировое производство опиума резко увеличилось, приблизившись к 5800 т. (в 1994 – 1999 г.г. оно в среднем составляло 4900 т.), увеличение по сравнению с 1980 г.г. выглядит как умеренное (в 1980-х г.г. производство опиума выросло в три раза).
Посевные площади, занятые под культивирование мака, вышли на самый низкий уровень с 1988 г. и в 1999 г. уменьшились на 17% по сравнению с 1990 годом.  Площади, на которых культивируется кока, тоже достигли самого низкого уровня   с 1987 года, и в 1999 году посевы коки занимали на 14% меньше посевных площадей, чем в 1990 году. Это говорит о том, что программы альтернативного развития и усилия государств, обеспокоенных незаконным культивированием, привели к положительным  результатам. Эти результаты могли быть достигнуты и стабилизацией спроса, но, как будет сказано ниже, мировой тенденцией это не является.
Эти тенденции можно было бы с большей уверенностью назвать успешными,  если бы при сокращении посевных площадей интенсивность производства снизилась.
В 1999 г. посевные площади, занятые под культивирование опийного мака (217000 га) и листа коки (183000 га) в глобальном масштабе не являются огромными.  Области, занятые под культивирование опийного мака и коки, составляют только четверть от площади, например, Пуэрто-Рико или две трети размера таких городов, как Нью-Йорк или Берлин.  Даже в странах – основных производителях сырья для изготовления наркотиков, области культивирования занимают только 1% пахотной земли. Но даже этого 1% достаточно для того, чтобы удовлетворить глобальную потребность в героине и кокаине.  Кроме того, поскольку занята лишь малая часть посевных площадей, всегда остается опасность перемещения производства в случае его уничтожения в одной области – на другую.
Общий доход от производства опийного мака или листа коки (без дальнейшей обработки) составлял в 1999 г. US$ 1,1 миллиарда. Это большая сумма, но в то же время это лишь маленькая часть тех сотен миллиардов долларов, ежегодно получаемых наркоторговцами или тех огромных экономических затрат, которые влечет за собой злоупотребление наркотиками. Например, в США в середине 1990-х годов эти затраты по приблизительным подсчетам составляли US$ 110 миллиардов ежегодно (1.5 % ВНП).
Хотя объемы торговли героином за последние три десятилетия увеличились, в 1990-х годах этот рост был не таким интенсивным, как в 1980-х. При этом в среднем интенсивность роста объемов конфискаций этого наркотика упала с 25% в год до 5% ежегодно в 1990-1998 г.г.  Больше всего героина изымается в Азии (70%), 23% - в Европе и 4% - в Америке.
Несмотря на быстрое расширение торговых маршрутов, по которым наркотик идет из Афганистана, большая часть героина и морфия в 1997 – 1998 г.г.  была конфискована в Юго-Западной Азии. Здесь лидирует Иран, чья доля по конфискациям героина и морфия в мировом масштабе выросла с 9% в 1987/88 г.г. до 42% в 1997/98 г.г. В 1999 г. количество и объем конфискаций героина и морфия в Иране опять выросли. Это обусловливается не только успешной борьбой иранских властей с наркобизнесом, но и  увеличением объемов производства опиума в Афганистане. Кроме того, наркоторговцы все чаще используют территорию Ирана для транзита наркотиков.
Доля Европы в мировом объеме конфискаций составляет 23%. Большинство конфискаций произошло в Западной Европе (20% от мирового объема). Количество конфискаций в течение последних 10 лет в Европе выросло вдвое, хотя доля ЕС в общемировом объеме конфискаций в конце 1990-х г.г. упала в связи со стабилизацией европейского рынка героина. В пределах ЕС доля конфискаций больше всего выросла в Великобритании (на 80%). Это существенный рост, поскольку доля Великобритании в 1997-1998 г.г. составляла почти треть всех конфискаций в ЕС (больше, чем Нидерланды – 1/5 и Германия – 1/8).
Втрое выросло за последнее десятилетие количество конфискаций героина и морфия в Турции. Кроме того, Турция зачастую является и пунктом назначения, и транзитной страной для уксусного ангидрида – вещества, необходимого для изготовления героина. Уксусный ангидрид производится в Европе и идет в Юго-Западную Азию.  Большинство  морфия и героина, проходящего через Турцию, идет по  «Балканскому маршруту» - маршруту транзита более чем 80 % героина, изъятого в Европе в 1999 г.  Развиваются рынки героина в Восточной Европе. При этом часть героина оседает в транзитных странах – Иране, Пакистане, странах Центральной Азии, части Российской Федерации,  некоторых странах Балканского полуострова (особенно в Болгарии, через которую проходит Балканский маршрут).
Конфискации героина и морфия в Пакистане составили 9% от мирового количества. В отличие от Ирана и Турции, в Пакистане количество конфискаций в период с 1987/88 г.г. по 1997/98 г.г. снизилось. Однако, в 1999 г. опять отмечено повышение – это связано с небывалым урожаем в Афганистане, когда наркоторговцы пытались использовать все доступные маршруты для отправки морфия, опиума и героина из региона. Снижение перед 1999 г. можно объяснять сокращением спроса на опиум в Пакистане и переориентации торговых маршрутов в  Иран и страны Центральной Азии. Конфискации в пяти Центральных Азиатских Республиках повысились за несколько лет с незначительного уровня до 3 % от общемирового количества в 1997/98 г.г.
Количество конфискаций в Индии упало за последние десять лет на 60%. Это снизило долю Южной Азии в общемировом количестве до 2% в  1997/98 г.г.  
Торговля в Юго-Восточной Азии также концентрируется в странах Юго-Восточной Азии (16% от глобального количества конфискаций) – так называемый «Золотой Треугольник». В конце 1980-х г.г. в Таиланде было конфисковано 60%  от общего количества опиатов в Юго-Восточной Азии. В 1997/98 г.г. эта пропорция снизилась до 5%. Параллельно росло количество конфискаций в КНР – от 4% в 1987/88 г.г. до 77 % в 1997/98 г.г. (что составляет 12% от общемирового количества). Большое количество контрабандного героина следовало из Мьянмы через Китай (а также Гонконг и Тайвань) в Северную Америку, но все больше и больше наркотика при этом оседает в Китае. Однако в 1999 г. из-за плохих погодных условий производство опиума в этом регионе снизилось, что отразилось на количестве и объеме конфискаций опиатов. Конфискации героина в Мьянме в 1999 г. снизились на треть.

В Северной Америке, доля которой в общемировом количестве конфискаций героина и морфия составила в  1997/98 г.г. 3%, за последние годы изменились источники поставки. До середины 1990-ых на рынок США в основном шел героин из Юго-Восточной Азии. С середины 1990-ых годов, рынок США начал захватывать высококачественный колумбийский героин. В особенности это относится к городам восточного побережья, имеющим самый большой показатель потребления героина в стране. Более низкий по качеству дешевый мексиканский героин популярен на Юго-западе США. В целом, около 60 % героина, изъятого в США за период с 1995 по 1999 г.г. имеет латиноамериканское происхождение46.

Каннабис

Из каннабиса изготавливаются марихуана, гашиш, гашишное масло.  В отличие от коки и опийного мака, конопля возделывается практически во всех странах мира, что обусловлено ее широкой распространенностью и неприхотливостью. Каннабис, будучи достаточно легким наркотиком, всегда пользовался популярностью у потребителей.

В течение последних десяти лет 120 стран сообщили о незаконном культивировании конопли на своей территории.  По количеству и объему конфискаций Интерпол выделяет 67 стран – основных производителей конопли. Из них 22 страны Африканского континента, 15 – азиатские, 13 стан Европы и 13 стран Америки47.

Трудно оценивать масштабы незаконного культивирования конопли из-за многообразия сортов конопли дикорастущей, различного характера культивирования и явно больших объемов торговли.  В отличие от других культивируемых наркотиков, конопля может происходить из трех различных источников: культивирование на посевных площадях, сбор дикорастущей конопли и выращивание конопли в закрытых помещениях с применением сложных технологий.
Самые большие площади дикорастущей конопли находятся в государствах СНГ, первенство здесь держат Казахстан и РФ. По приблизительным оценкам, в РФ под дикорастущей коноплей находится 1 млн. гектаров земли. Степень роста дикорастущей конопли не имеет прямой связи с производством и экспортом наркотиков. В Казахстане в 1998 и 1999 г.г. найдено приблизительно 400000 га дикорастущей конопли, и только небольшая часть, около 2300 га фактически дают сырье для наркотиков. В этом плане Казахстан отстает от таких стран, как Марокко (50000 га) – самого большого производителя конопляной смолы, и основных производителей травы конопли – Колумбии (5000 га в 1999 г.) или Мексики (3700 га в 1999 г.).  Казахстан также не упоминается среди основных стран – производителей конопли.
По оценкам Интерпола, основные страны производители: конопли – Марокко, Афганистан и Пакистан; марихуаны – Колумбия, Мексика, Нигерия и Южная Африка; конопляного масла – Ямайка. Внутреннее культивирование гашиша продолжает развиваться в Европе и в Северной Америке, особенно в Нидерландах, Канаде и Соединенных Штатах и, в меньшей степени, в Великобритании, Германии, Скандинавских странах и Восточной Европе.
По предварительным оценкам, в конце 1990-х годов четверть всей травы конопли в странах Западной Европы и США были выращены внутри страны.  В Нидерландах объем конопли, произведенной внутри страны, составляет половину от общего количества. Нет достоверных данных об уменьшении или увеличении производства, есть лишь косвенные признаки, по которым мы можем судить об этом. По данным ООН, культивирование конопли в Латинской Америке в настоящий момент снизилось по сравнению с предыдущим десятилетием. Но в то же время рост потребления конопли в Европе, Центральной и Юго-Восточной Азии и Африки,  говорит о том, что в целом мировое производство увеличилось. Это подтверждается также объемом конфискаций. Конфискации конопли (уничтожение посевов, изъятие травы и смолы) в 1998 году были выше, чем в 1990, но, начиная с середины 1990-х г.г., объем  конфискаций не рос. Трудно судить о том, является ли это следствием национальной политики государств по борьбе с наркотиками или мировое производство конопли действительно стабилизировалось.  
По сообщениям государств, площади, занятые под культивирование конопли, занимают от 670000 га (в три раза больше, чем посевы опийного мака и в четыре раза – коки) до 1850000 га (в восемь раз больше, чем площади культивирования опийного мака и в десять раз – коки). Оценки производства расходятся в 10 раз – одни называют цифру 10000 т., другие – до 300000 т. Проанализировав данные о производстве и потреблении, специалисты УБНПП пришли к выводу, что мировое производство конопли составляет около 30000 т.
Конопля – мировой лидер по объему и количеству конфискаций. Наиболее интенсивная торговля марихуаной (травой конопли) идет в Северной и Южной Америке и в Африке, смолой конопли – в Европе, Северной Африке и в Юго-Западной Азии.
Торговля этим наркотиком – наиболее распространенный вид наркоторговли. После интенсивного роста в 1960/70 годах, торговля коноплей в 1980-х г.г. пошла на спад из-за резкого снижения спроса в США (которые являлись одним из основных потребителей) и усилий, прикладываемых странами Латинской Америки к уничтожению производства конопли. Но повышение спроса в Европе в первой половине 1990-х годов повлекло за собой новый рост интенсивности торговли. Во второй половине 1990-х годов ситуация стабилизировалась.
В 1997/98 г.г. наибольшее количество конфискаций конопли произошло в Северной и Южной Америке – 72% от общемирового количества. 60% из них – в Северной Америке, включая Мексику. Самое большое количество наркотика  на американском континенте было изъято в Мексике (35% в 1997/98 г.г.), США (25%) и Колумбии (3,5%). Мексика остается основным поставщиком конопли в США – более половины наркотика, изъятого в Соединенных Штатах в 1999 году, было конфисковано на юго-западной границе с Мексикой.
За последнее десятилетие значительно увеличились конфискации в  Мексике, Центральноамериканских странах, Бразилии и Парагвае. При этом в Колумбии и в Карибском регионе количество конфискаций снижается. В результате в странах Латинской Америки отмечается снижение на 2,6 %.  В США и Канаде, напротив, отмечается увеличение (на 2,7%). Все больше конопли, произведенной в странах Латинской Америки, используется внутри региона, но не обязательно в стране-производителе. Например, конопля, произведенная в Парагвае, экспортируется в соседние страны.
Объем и количество конфискаций конопли в Африке вдвое больше, чем в Европе (14% от общемирового количества). Наибольшее количество наркотика изъято в Египте и Гане, Кении, Лесото, Маврикии, Марокко, Нигерии, ЮАР, Сенегале и Танзании.
Южная Африка, несмотря на крупномасштабное уничтожение производства конопли в ЮАР в середине 1990-х г.г., держит третье место по количеству конфискаций после США и Мексики. Основной объем произведенного наркотика идет на экспорт. Южная Африка в 1999 г. – третий по объему поставок источник конопли для Северной Америки и второй для Западной Европы. Интенсивный рост конфискаций произошел в странах Центральной и Западной Африки (14%), Восточной Африки (13%). Этот рост отражает увеличение внутреннего производства и потребления конопли. Наркотик из этих стран попадает главным образом на рынки Западной Европы. Большее количество западноафриканского наркотика, изъятого в Европе, произведено в Гане и Сенегале.
В период между 1987/88 и 1997/98 г.г. отмечен рост торговли коноплей в Европе, связанный с увеличением потребления среди молодежи. Хотя самым большим рынком потребления является Западная Европа, рост в Восточной Европе был более интенсивным (28%). Самое большое количество наркотика было изъято в Голландии (хотя розничная торговля коноплей в этой стране де-факто декриминализована), Италии, Великобритании и РФ. В последние годы рост спроса и потребления связывается с производством  конопли в Албании, откуда наркотик идет в Европу через Италию и Грецию. Статистика конфискаций показывает, что большая часть конопли, изъятой в Западной Европе в 1998/99 г.г., произведена в Албании.  
Количество конфискаций в Азии (6% от общемирового количества) в течение 1990-х г.г. выросло на 3%. Интенсивная торговля идет в

Центральной Азии (конопля экспортируется в РФ),  в Юго-Восточной Азии (наркотик идет в Европу). В 1990-х г.г. одним из основных экспортеров стала Камбоджа. Южная Азия традиционно является регионом производства, поставки и потребления конопли. Наибольшее количество наркотика было изъято в Непале (1987 г.), Шри-Ланке (1993 г.) и в Индии (1994 г.). Но в 1997/98 г.г. количество конфискаций в Южной Азии снизилось после пика 1993/94 г.г.
Количество конфискаций конопли в Океании с 1987/88 по 1997/98 г.г. выросло на 9% - самый интенсивный рост после Европы. Хотя по объему конфискации нельзя назвать большими, но на душу населения они выше, чем в Европе, на 30% (в Австралии – на 96%)48.  
Марихуана занимает значительное место среди наркотиков, ввозимых в Россию. Основной ее поток идет через границы с Украиной, Казахстаном, странами Балтии посредством использования железнодорожного транспорта. Почти 30% от всего объема марихуаны, доставляемой в Россию, направляется из государств Средней Азии. Существует и новый канал доставки нигерийской марихуаны через Европу  и Россию. Вьетнамская марихуана, пакистанский и афганский гашиш чаще всего попадают сюда морским путем на военных и коммерческих судах49.

Синтетические наркотики

К синтетическим наркотикам относятся несколько групп препаратов, имеющих различный спектр действия – от  стимуляторов до барбитуратов, являющихся, по сути, снотворными препаратами.
В течение последних десяти лет отмечался интенсивный рост торговли стимуляторами амфетаминного типа. Конфискации стимуляторов выросли за период с 1990 по 1998 г.г. в четыре раза, в то время как кокаина и героина – не более чем на 50%.

Рост торговли синтетическими стимуляторами в 1980-х г.г. был ограничен несколькими регионами (Северная Америка, некоторые страны Восточной и Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока и Западной Африки). Употребление синтетических стимуляторов затронуло различные социальные группы – банды байкеров в США, рыбаков, дальнобойшиков и тех, кто занят на рынке сексуальных услуг в Восточной и Юго-Восточной Азии, студентов в Европе и Америке. В 1990-х годах ситуация изменилась, и употребление  синтетических наркотиков, как часть рейв – субкультуры, стало распространяться среди молодежи во всем мире.  В отличие от предыдущих наркотических «эпидемий», распространение синтетических стимуляторов затронуло молодежь всех социальных групп. В 1990-ых г.г. синтетические стимуляторы стали тем же, чем за десять лет до этого был кокаин, и показали самый интенсивный рост производства и потребления.
В конце 1990-ых годов наблюдались некоторые признаки замедления роста спроса на стимуляторы в Западной Европе и Северной Америке. Однако это компенсировалось развитием торговли стимуляторами в других регионах.
Торговля синтетическими стимуляторами сконцентрирована в трех регионах: Восточной и Юго-Восточной Азии (41 % общемирового количества конфискаций в 1997/98 г.г.), Западной Европе (38 %) и Северной Америке (16 %). В регионе Австралии и Океании основным рынком потребления стала Австралия (1,5%). Основным рынком стимуляторов в Европе является Великобритания (20% от общемирового количества конфискаций). Торговля же сконцентрирована в основном в странах Бенилюкса (13%), особенно в Нидерландах (11%). Нидерланды, к тому же, являются одним из основных производителей синтетических наркотиков. Меньшие по размеру рынки – в Скандинавии (3%), Германии (2 %), Франции (1,5 %) и Испании (1 %). Две трети конфискованных в Европе стимуляторов произведено в Голландии, 15% - в Польше и 12% - в Бельгии.
Самый большой рынок стимуляторов в Северной Америке – в США (14% от общемирового количества конфискаций). Торговля и производство в основном сконцентрированы в юго-западных штатах, хотя в последние несколько лет наблюдается тенденция к распространению производства к центру страны и в восточные штаты.
Установить относительные размеры рынка в Восточной и Юго-Восточной Азии представляется затруднительным, поскольку количество конфискаций из года в год очень сильно колеблется. В 1997/98 г.г. 19% от общемирового количества стимуляторов было изъято в Таиланде, 11% - в КНР, 3% - в Филиппинах и 3% в Японии, 1% - в Гонконге и 1% - в Мьянме.
На востоке и юго-востоке Азии и в Северной Америке наиболее распространен метамфетамин, в Европе – амфетамин и «экстази» (метилендиоксиметиламфетамин – МДМА – сильный стимулятор со слабым галлюциногенным действием). Торговля метамфетамином в Европе еще очень ограничена, исключение составляет Чехия, где он производится и используется под названием «первитин». В Восточной Азии и на Гавайях основным наркотиком является «ледяной» метамфетамин – метамфетамин высокой степени очистки, его курят. В Юго-Восточной Азии распространен метамфетамин более низкой степени очистки – в форме таблетки.   Метамфетамин в США в основном употребляется с помощью шприца.
В странах бывшего СССР  распространен эфедрин.   Южной Америке – «аноректики» (лекарства для потери веса), которые продаются в аптеках часто без надлежащего предписания врача. На Ближнем Востоке – фенетиллин (каптагон). В  Египте – макситон форте. Этот наркотик, первоначально известный как дексамфетамин, производился в Европе, однако теперь его выпускают в подпольных лабораториях Египта под другим названием.
Самый интенсивный рост конфискаций стимуляторов (в 1987/88-1997/98 г.г.)  произошел в Европе (25 %), Океании (21%) и Восточной и Юго-Восточной Азии (12%). В этих же регионах наиболее сильно выросло

употребление. Снижается количество конфискаций стимуляторов в Южной Америке, Африке и некоторых странах Ближнего Востока. В этих странах стимуляторы на нелегальный рынок попадают в основном из легальных источников. В Северной Америке, Европе, Австралии, Восточной и Юго-Восточной Азии большая часть незаконных стимуляторов производится в подпольных лабораториях, из легального производства в такие лаборатории попадают прекурсоры.  Поскольку прекурсоры широко варьируются, чрезвычайно сложно установить контроль над подобным производством.
Подпольные лаборатории по производству стимуляторов в 1960-х годах появились в США и в Европе, в 1980-х – в Корее, на Филиппинах, в Тайване, Китае и Гонконге.  В 1990-х г.г. синтетические стимуляторы производились практически во всех регионах мира. В КНР, Таиланде и Мьянме Мощности лабораторий, предназначенных для производства героина, позволяют параллельно производить амфетамин. В Западной Европе, особенно в Нидерландах и Великобритании, распространены маленькие лаборатории большой мощности. Расширилось производство стимуляторов в Балтийских Государствах, Болгарии, Чешской Республике, Мексике, Польше и США50.
В то время как торговля другими наркотиками межрегиональна, торговля стимуляторами обычно происходит внутри того же региона, где они производятся, зачастую даже в пределах страны-производителя. Исключение составляет «экстази». Большая часть этого наркотика производится в лабораториях Европы – голландских, гурманских и бельгийских. Первоначально «экстази» употреблялся исключительно в пределах Европы, которая продолжает оставаться основным регионом торговли и потребления. Однако во второй половине 1990-ых г.г. значительно увеличился экспорт «экстази» из Европы в Северную Америку, Австралию, Новую Зеландию, Южную Африку и страны Азии. В 1999 США изъяли самое большое количество этого наркотика, причем в

основном изъятый «экстази» имел европейское происхождение51. Цена одной дозы «экстази» в США составляет 30 долларов, в России – до 6052.
В целом синтетические наркотики занимают доминирующее положение среди других групп наркотических и сильнодействующих веществ. Они не требуют длительного выращивания и связанных с этим возможных потерь (например, в результате засухи, уничтожения плантаций и т.п.); минимальный объем вещества (доза может составлять долю миллиграмма) способствует более безопасной транспортировке, а широкий круг потребителей обеспечивает высокие доходы. Кроме того, научно-технический прогресс позволяет синтезировать наркотики нового  поколения, более дешевые и более сильные.
Итак, несмотря на положительные тенденции снижения производства наркотиков в некоторых странах, отмеченные в докладе ООН о положении с наркотиками в мире за 2000 год, наркобизнес продолжает оставаться высокодоходным видом транснациональной преступной деятельности. Производство наркотиков нового поколения позволяет снижать цены и вовлекать в нелегальный наркооборот все большее количество людей. Структурная организация ТПО, занимающихся наркобизнесом, помогает легко уходить от ответственности, жертвуя только низовыми звеньями розничной торговли и курьерами. Транснациональность характера  деятельности не позволяет юрисдикциям отдельных стран эффективно бороться с наркобизнесом. При этом наркобизнес активно стимулирует другие виды транснациональной преступной деятельности53.  

Глава 3.

Взаимосвязь наркобизнеса с другими глобальными проблемами человечества.

Проблема незаконного производства наркотиков очень тесно переплетается с другими глобальными проблемами человечества. Это распространение СПИДа, финансирование деятельности террористов, развитие организованной преступности в целом.
Еще одна проблема, тесно связанная с незаконным оборотом наркотиков и имеющая глобальный характер – поляризация государств, все большее углубление промышленного неравенства. Именно в контексте проблемы стан «третьего мира» сделана попытка рассмотреть незаконный наркооборот в Докладе ООН о положении с наркотиками в мире за 2000 год. По мнению экспертов ООН, то, что географически производство наркотиков все более и более сосредотачивается на территории таких государств – не просто совпадение. Подходить  к этому нужно не  с той позиции, что государства «третьего мира» намеренно занимаются наркопроизводством – нет, незаконное производство наркотиков – лишь симптом глубоких проблем этих стран, и наркопроблема – одна из самых трудноразрешимых.
Это относится к тем государствам, чьи институты настолько слабы, что не могут организовать действенное внутреннее регулирование и внешнюю безопасность, к государствам, неспособным или не желающим обеспечить защиту всем слоям населения. Кроме того, в настоящее время земной шар сотрясают 250 политических конфликтов различной интенсивности, около 30 из них носят межгосударственный характер. Слабость государств предоставляет благоприятные возможности для организованных преступных групп. Растет преступность, коррумпированность государственных институтов, и, как следствие, законы перестают играть роль. После того, как только организованная преступность начинает чувствовать свою силу и убеждаться в ней, о законном и эффективно функционирующем государстве не может быть и речи. Подобные криминализированные государственные образования меньше всего заинтересованы в соблюдении прав человека. Если с государством произошло нечто подобное, восстановление нормальной обстановки – долгий, сложный и дорогостоящий процесс, направленный не только на построение государственных институтов, но и на устранение противоречий среди населения страны, искоренение взаимного недоверия.
Все вышесказанное обусловливает вовлечение населения государств «третьего мира» в процесс незаконного производства наркотиков. С этой точки зрения, культивирование опиумного мака для крестьянина в Афганистане – поиск путей выживания в жестоком окружающем мире в условиях длительного внутреннего государственного конфликта, нестабильной обстановки и ежедневной угрозы для жизни.  В других случаях производители наркотиков платят своеобразный «налог» со своей прибыли, идущий на нужды повстанческих групп, таких как Революционные вооруженные силы Колумбии. В обоих случаях производство наркотиков является инструментом для достижения более широких целей. Кока или опийный мак играют здесь лишь роль товара, который можно хорошо продать.

 Несомненно, решение проблемы незаконного производства наркотиков должно сопровождаться рядом иных мер, направленных на помощь государствам «третьего мира» в преодолении сложной внутренней обстановки. Международным сообществом должны быть приняты меры к предотвращению бедности, к обеспечению безопасности населения, и, если обстоятельства будут складываться благоприятно, к построению в этих странах нормально функционирующих государственных институтов.

И именно в контексте проблемы государств «третьего мира» следует рассмотреть угрозу, которая в последнее время особенно остро стоит перед человечеством – взаимодействие между наркодельцами и террористами. И терроризм и незаконный оборот наркотиков угрожают жизни миллионов людей, устойчивости государственных институтов,  национальной безопасности.

Так, координатор Государственного департамента США по борьбе с терроризмом Майкл Шихан заявил  на заседании подкомитета по преступности Юридического комитета Палаты представителей: «Наркоторговцы и производители наркотиков, как и международные преступники... ищут такие уголки на земном шаре, где они могли бы безнаказанно действовать без контроля со стороны властей. Неудивительно, что часто имеет место смычка между теми, кто занимается терроризмом, и теми, кто участвует в других международно запрещенных видах деятельности»1.

 В связи с тенденцией неуклонного сокращения финансовых "вливаний" со стороны традиционных государств-спонсоров терроризма террористы все чаще прибегают к другим источникам финансирования, таким как производство и продажа наркотиков. И последнее десятилетие ознаменовалось дальнейшей консолидацией и развитием взаимовыгодного сотрудничества между террористическими группами и поставщиками наркотиков, а также все более широким участием террористических групп в перевозках наркотиков в целях финансирования своих операций.

 И террористы, и наркодельцы вносят свою «лепту» в эти взаимоотношения. Террористы, обладающие опытом полувоенных операций, снабжают наркодельцов оружием; поставщики наркотиков используются в качестве «дойных коров», обеспечивающих террористам доступ к финансовым источникам, существенно превосходящим их обычные каналы получения денег. Наркодельцы также обладают опытом незаконной отправки и отмывания денег. Таким образом, наркобизнес и терроризм во все возрастающей степени действуют совместно.

Практически все наиболее крупные группы повстанцев-террористов полагаются на осуществляемую в той или иной форме поставку наркотиков как на метод получения необходимых средств. В дополнение к этому, торговля наркотиками связана с нелегальной поставкой оружия и другими формами контрабанды. Список организаций такого рода, несомненно, возглавляют Революционные вооруженные силы Колумбии (РВСК) и Национальная освободительная армия (НОА), ставшие, по-видимому, образцом для подражания, и другие террористические группы, в том числе и имеющие религиозную мотивацию группы исламистов, сегодня следуют их примеру. Так, талибский режим в Афганистане позволял действовать на своей территории Бен Ладену и другим террористам, поощрял торговлю наркотиками и получал от нее прибыль. Некоторые исламские экстремисты рассматривают наркобизнес как оружие против Запада и один из источников доходов для финансирования своей деятельности1.

Другими группами, желающими использовать «наркодоллары», являются «Сендеро Луминосо» («Светлый путь») в Перу, Курдская рабочая партия (РКК) в Турции, «Хезболлах» в Ливане, «Тигры освобождения Тамила» в республике Шри-Ланка, Ирландская республиканская армия (ИРА) в Великобритании, Объединенная армия  государства Ва в Бирме, различные экстремистские и террористические группы и террористы-одиночки в США.  

Торговля наркотиками обеспечивает поступление из США и Европы огромных богатств в некоторые регионы Латинской Америки, Азии и Среднего Востока. В сущности, наркотики дают возможность субсидировать деятельность террористических групп по всему миру.

Колумбия.

Эта страна, как уже было сказано, является мировым лидером по производству и распространению кокаина и одним из основных источников героина и марихуаны.

Несмотря на 50%-ное увеличение площадей, на которых, в соответствии со специальной правительственной программой были уничтожены посадки коки, а также на 66%-е и 55%-е уменьшение посевных площадей коки в Перу и Боливии соответственно,   наркоторговцы соседних государств нашли благоприятные условия для перевода плантаций коки в Колумбию, в частности, в районы, где доминируют повстанческие или полувоенные группы1.  По мере увеличения размеров опыляемых дефолиантами полей, выращивающие коку крестьяне перемещают посевные площади в районы, контролируемые отрядами РВСК и НОА, и, что не менее важно, находящиеся вне пределов досягаемости самолетов специальной авиации, способных разбрызгивать дефолианты для уничтожения плантаций коки. Поскольку в настоящее время РВСК и НОА контролируют примерно половину территории Колумбии, владельцы плантаций коки имеют достаточно альтернативных вариантов для выбора посадочных площадей.

Более того, они стали использовать более урожайные сорта коки, а также новый его вид – «цветной» кокаин с целью снижения возможности его обнаружения. Этот вид кокаина был, предположительно, получен в рамках финансируемых наркодельцами сельскохозяйственных исследовательских программ.

Торговля наркотиками чрезвычайно соблазнительна, поскольку приносит колумбийским наркобаронам прибыль в около 3-5 млрд. долл. в год. Есть основания полагать, что РВСК и  НОА получают также ежегодно около 900 млн. долл. в виде «налога», накладываемого на наркопроизводителей за защиту обрабатываемых площадей.  По другим оценкам, РВСК получают ежегодно за обеспечение безопасности наркобизнесменов до 600 млн. долларов. Во всех случаях эти показатели наверняка достигают нескольких сотен миллионов долларов. Многие повстанческие группы подключаются к наркобизнесу исключительно из-за денег. По оценкам колумбийской национальной полиции, в 1997 г. 3155 боевиков были непосредственно вовлечены в операции по охране урожая, лабораторий и взлетных площадок, а также в процесс сбора «налогов» со всех лиц, так или иначе участвующих в наркобизнесе. РВСК  также специализируются на похищениях заложников, кражах скота и вымогательствах. Тем не менее, очевидно, что львиную долю доходов террористических групп обеспечивают именно наркотики.

Сотрудничество террористов и наркодельцов не всегда протекает гладко. Некоторые наркокартели даже вступили во взаимодействие с колумбийскими вооруженными силами для совместной борьбы с террористическими группировками, поскольку малочисленные организации торговцев наркотиками, по-видимому, не способны оказывать сопротивление требованиям террористов. С другой стороны, террористы вынуждены использовать экспортные каналы наркодельцов и их маршруты доставки наркотиков в США и Западную Европу. В целом же интересы крупных наркокартелей, безусловно, направлены на взаимодействие с террористическими организациями. В свою очередь, и полувоенные организации правого толка также стремятся принять участие в перевозках наркотиков.

Стремясь обезопасить свои капиталы, боевики РВСК и НАО без колебаний открывают огонь по колумбийским и американским самолетам, участвующим в операциях по уничтожению посадок коки. В одном из документов правительства США прямо подчеркивается, что проводимые с малых высот операции по борьбе с посадками коки продолжают оставаться крайне опасными из-за возможности попасть под обстрел с земли. В 1998 году  в ходе таких операций самолеты 48 раз подвергались обстрелу, и при этом риск постоянно возрастал. По имеющимся сведениям, руководство РВСК использовало доходы от торговли наркотиками на приобретение переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК). В мае 1998 года оно закупило у бывших сальвадорских партизан 16 ПЗРК SA-16,  SA-14, SA-7. Помимо приобретения ПЗРК, «наркодоллары» использовались террористами для обеспечения постоянного притока оружия из России и других стран Восточной Европы, японской и западноевропейской электронной аппаратуры, связи и шифровальной техники, а также небольшого парка летательных аппаратов. Наконец,   «наркодоллары» сделали РВСК и НОА крупнее, богаче и оснащеннее в техническом отношении, чем когда-либо прежде. Все это содержит явную угрозу дестабилизации обстановки во всем регионе. По мнению представителей американского и колумбийского правительства, наиболее существенным является то, что руководство РВСК имеет возможность выплачивать каждому боевику своей «армии», в рядах которой насчитывается 15 000 человек, в три раза большее денежное содержание, чем выплачивается военнослужащему правительственных войск57.

Перу.

В результате проведения специальной правительственной программы производство коки в Перу в 1995 – 1998 году уменьшилось примерно вдвое. Эта программа в сочетании с некоторыми мерами по разрушению инфраструктуры поставок наркотиков вызвала коллапс в ценах на коку, в результате чего многие фермеры перешли  на выращивание других сельскохозяйственных культур. Между тем цены на коку вновь повысились в конце 1998 г., что, возможно, явилось результатом отработки новых методов транспортировки и появления новых рынков. Несмотря на эти колебания рыночной структуры кокаиновая основа продолжала оставаться главным наркотиком перуанского экспорта, причем большая часть его поступала в Колумбию для дальнейшей обработки.

Торговцы наркотиками в Перу не имели иного выбора, как установить отношения с крупнейшей террористической организацией «Сендеро Луминосо» («Сияющий путь»).  Дело в том, что члены этой организации обеспечивали защиту тех, кто выращивает коку, и торговцев наркотиками в обмен на часть доходов, получаемых с торговли. Террористам «наркодоллары» позволили финансировать кампанию по свержению

правительства. Фактически, эта связь представляет собой «деловые взаимоотношения, в которых каждая сторона использует другую для достижения своих целей»1.

Руководство  группировки «Сендеро Луминосо» получает значительные средства за счет эксплуатации маршрутов транспортировки наркотиков из долины Хуаллага, в частности, в результате взимания «военных налогов» с колумбийских и перуанских организаций, участвующих в транспортировке наркотиков. Подобно РВСК, группировка «Сендеро Луминосо» также проникла в систему обеспечения безопасности наркобизнеса и получения денег засчет различных форм вымогательства и похищения людей с целью получения выкупа.

Правительству Перу удалось существенно снизить ее влияние, ограничив операции террористов благодаря аресту в 1992 году основателя этой организации А. Гузмана. Позднее были схвачены и другие наиболее крупные лидеры указанной группировки. Хотя организация пока еще не оправилась после арестов, ее члены вновь перешли в наступление. Отколовшаяся от «Сендеро Луминосо» группа «Красный путь» в 1999 году проявляла особенную активность в центральном регионе перуанских джунглей. По имеющимся сведениям, эта группа использовала в своих интересах крестьянские волнения и отмечавшееся в последнее время повышение цен на коку для наращивания совей активности и расширения операций. Между тем лидер «Красного пути»  О. Р. Дуранд был арестован в июле 1999 года. В результате этого новый руководитель, Ф. С. Кардозо, по всей видимости, захватил власть над всеми остатками «Сендеро Луминосо»

Еще одна крупная перуанская террористическая группа – «Революционное движение Тупак Амару» (MRTA) – также получает доходы от транспортировки наркотиков. В последние годы численность MRTA уменьшилась почти в 10 раз в связи с дезертирством и успешными контртеррористическими операциями правительства. С момента захвата японского посольства в Лиме в декабре 1996 года руководству MRTA не удавалось провести ни одной крупной операции. Результатом этой  акции стала длившаяся почти четыре месяца контртеррористическая операция, которая закончилась лишь в апреле 1997 года, когда правительственные войска штурмом взяли японское посольство, освободили заложников и уничтожили всех террористов MRTA.

Хотя перуанскому правительству удалось в последние годы достичь серьезных успехов в борьбе против «Сендеро Луминосо» и MRTA, а также арестовать всех наиболее известных лидеров этих групп, доступ к «наркодолларам» позволяет сохраниться на плаву их остаткам и, по-видимому, даст возможность финансировать их операции в течение последующих лет59.

Турция.

Курдская рабочая партия (РКК), много лет действующая в Турции, финансируется за счет «революционного налога», взимаемого с курдского населения, и участия в мировой торговле героином. С 1984 года более 300 членов РКК было арестовано по обвинениям, так или иначе связанным с распространением наркотиков; более половины из этих дел были возбуждены в Германии. РКК имеет длительную историю участия в нелегальной торговле наркотиками, что в большинстве случаев обусловлено положением Турции как важнейшего транзитного элемента на маршрутах переброски опиатов из районов Юго-Западной Азии в Европу. РКК, в рядах которой насчитывается 10000 – 15000 членов и тысячи сторонников в Турции и в Европе, непосредственно занимается перевозкой наркотиков и получает «налог» от контрабандистов и предприятий по очистке наркотиков за так называемую «защиту».

В марте 1999 года премьер-министр Турции Б. Эджевит в своем письме к руководству НАТО и Европейского Союза следующим образом охарактеризовал участие РКК в противозаконной деятельности: «Используя общую атмосферу терпимости и демократических свобод в западных странах, РКК сумела пустить корни в Европе и причинить серьезный вред не только турецкому народу, но и западному обществу с помощью вымогательства, принудительных поборов, распространения наркотиков…»

В апреле 1999 года в СМИ появились сообщения о том, что в Стамбуле полиции удалось арестовать члена РКК, который направлялся в Европу с грузом героина массой 73 кг, стоимость которого по «уличным ценам» составляла около 8 млн. долл. Между тем,  в июле германская полиция разгромила крупные героиновые банды в Ганновере и Гамбурге, которые также были связаны с РКК. Гамбургская банда ежегодно продавала в Германии героина на 125 млн. евро (129 млн. долларов). По оценкам полиции, РКК за счет распространения героина еженедельно получала чистый доход в сумме 550 тыс. евро (567 тыс. долларов).

Специалисты правоохранительных органов Франции полагают, что примерно на 80% контрабандные поставки героина в Париж осуществляют члены РКК. Кроме того, имеются данные о том, что РКК занимается выращиванием опиумного мака и конопли в долине Бекаа в Ливане и в северных районах Ирака, а также их последующим распространением по другим регионам.

Афганистан.

Хотя талибы официально считали потребление наркотиков, выращивание опиумного мака и потребление героина нарушением законов шариата, Афганистан является крупнейшим в мире  производителем опиума. Несмотря на заявления талибов о том, что они не позволяют продавать опиум и героин на территории Афганистана, производство опиума в стране, как подчеркивается в Программе контроля за распространением наркотиков ООН, в 1999 году достигло 4600 тонн. Из этого количества 96% выращивалось в контролируемых талибами районах. Опиумный  мак даже сейчас, после свержения талибского режима, продолжает оставаться самой прибыльной сельскохозяйственной культурой в Афганистане, а ранее он служил значительным источником дохода талибов.  По оценкам 1997 года, талибы получали ежегодно около 20 млн. долларов от производителей опиума за счет 20%-ного  исламского налога (zakat). Более того, имеющиеся данные указывают на то, что они также собирали налоги с подпольных героиновых лабораторий, а конвои, перевозящие наркотики, беспрепятственно проходили через их контрольно-пропускные пункты.

По-видимому, талибы совершенно сознательно шли на выборочное навязывание исламских законов, особенно когда это давало возможность нормального уровня жизни афганских крестьян и получение твердой валюты для самих себя. В Афганистане около 200 тысяч фермеров зависят от выращивания мака, который при одинаковой площади посевов приносит в три-шесть раз больше доходов.

Всемирно известный террорист Осама Бен Ладен также обращался к контрабанде наркотиков как к источнику получения доходов, несмотря на то, что он имеет репутацию весьма богатого человека. Возможно, Бен Ладен рассматривает торговлю наркотиками как один из эффективных способов подрыва ситуации в странах Запада.

Ливан.

В течение многих лет экстремистская организация «Хезболлах», действующая при поддержке Сирии, активно участвовала в экспорте наркотиков из ливанской долины Бекаа, проводя свои операции как часть войны против США и Запада в целом. Однако недавно правительство Ливана, заручившись поддержкой Сирии, предприняло решительные меры против выращивания накотикосодержащих растений. Начиная с 1997 года сирийско-ливанские воинские подразделения приступили  к совместным операциям по уничтожению посевов конопли и опиумного мака в долине Бекаа. В 1998 году ливанские силы провели рейд в офисе духовного лидера «Хезболлах» шейха Туфали, сторонники которого играли активную роль в производстве наркотикосодержащих растений.

Тем не менее ливанское правительство утратило контроль над частью территории долины Бекаа, что позволило частично сохранить каналы вывоза наркотиков. Посевные площади наркотикосодержащих растений были сокращены, однако производство наркотиков и их контрабандная перевозка, которые ограничить существенно труднее, продолжаются. По сообщениям прессы, руководство «Хезболлах» контролирует лаборатории по производству героина, которые поставляют свою продукцию в Европу, отчасти используя при этом каналы, контролируемые членами РКК.

Источники в правительстве США утверждают, что Иран ежегодно выделяет руководству «Хезболлах» около 100 млн. долларов, а также оружие, взрывчатку и помощь в обучении боевиков. Однако в последнее время высказываются предположения, что иранское руководство хотело бы видеть «Хезболлах» организацией, самостоятельно обеспечивающей  собственные финансовые потребности. Но если это так, то «Хезболлах» не только способна продолжить свою деятельность по распространению наркотиков, но и расширить ее.

Шри-Ланка.

Организация «Тигры освобождения Тамила» (LTTE) уже на протяжении почти двух десятилетий лет ведет гражданскую войну с правительством Шри-Ланки. В течение некоторого времени она участвовала в переброске наркотиков, чтобы получить деньги для приобретения оружия и создания собственных транспортных каналов, хотя, по сведениям ланкийской полиции, свидетельства этой деятельности носили весьма фрагментарный характер. Тем не менее, власти Шри-Ланки прекрасно понимают, что их страна является важнейшим перегрузочным пунктом на маршрутах перевозки наркотиков. Кроме того, действия правительственных войск против LTTE истощают национальные ресурсы, которые в ином случае можно было бы использовать на борьбу с общегосударственной проблемой распространения наркотиков. Таким образом, правительство Шри-Ланки оказывается перед необходимостью ведения борьбы на двух фронтах.

Лидеры LTTE, предположительно, поддерживают тесные связи с ведущими наркобаронами и военными лидерами в Мьянмаре. По-видимому, LTTE получает поддержку в обучении боевиков и приобретении оружия в обмен на использование ее членов в качестве перевозчиков героина. Тамильские эмигранты также участвуют в транспортировке афганского и пакистанского героина в Европу через регионы Азии.

В августе 1999 года индийские власти арестовали лидера преступного мира и главаря банды в Западной Бенгалии, который дал показания о тесных связях с членами LTTE, непосредственно вовлеченными в наркобизнес. Поиск тайных убежищ LTTE привел к обнаружению 14,5 кг героина и 1100 кг опиума.  Комментируя эти события, индийские власти заявили, что члены LTTE проводят операции по транспортировке наркотиков тайно с тем, чтобы не подорвать репутацию  своей организации и в связи с этим не утратить возможность получения для своих членов политического убежища в ведущих странах западного мира. Кроме того, руководство LTTE также рассчитывает на получение финансовой поддержки от землячеств тамилов в странах Европы и Азии для обеспечения деятельности  боевиков Шри-Ланки. Некоторые из таких землячеств вовлечены в контрабанду наркотиков.

Великобритания.

Ирландская республиканская армия (ИРА) является одной из крупнейших террористических организаций в Европе. На протяжении многих лет ИРА подозревается  в использовании каналов наркоперевозок наряду с вымогательством и похищением людей как источников получения финансовых средств. Полиция обвиняет членов ИРА и Добровольческих сил Ольстера (UVF) в извлечении прибыли от торговли наркотиками, хотя они постоянно отрицают свою причастность к наркобизнесу. С прекращением огня в 1997 году по некоторым сведениям, ИРА трансформировалась в полностью сформировавшуюся преступную организацию, активно вовлеченную в различные формы мошенничества, фальшивомонетничества и транспортировки наркотиков.

Мьянма (Бирма)

«Объединенная армия государства Ва» (UWSA) является крупнейшей в стране структурой, контролирующей наркоторговлю. Эту позицию она захватила после того, как объединенная армия провинции Шань подписала капитуляцию с бирманскими сепаратистами в январе 1996 года.1 Это обусловило рост объемов вывозимого из этого региона амфетамина. UWSA действует преимущественно вдоль границы с Таиландом и получает право свободного прохода на его территорию от правящей военной хунты Мьянмы.

Амфетамины в основном поступают на рынок Таиланда. Эти наркотики главным образом известны как «безумное лекарство» и широко используются в молодежной и рабочей среде. В августе 1999 года Таиланд перекрыл основной пропускной пункт на границе с «государством Ва», который представлял собой своеобразную «воронку» для вливания наркотиков. В ответ на это Мьянмар закрыл пограничный пропускной пункт, прервав торговлю  между двумя странами.

В настоящее время UWSA, возможно, использует сверхлегкие летательные аппараты для переброски наркотиков через таиландскую границу. В то же время таиландские военные запретили полеты над этой зоной, поскольку получили информацию о том, что UWSA приобрела российские ПЗРК SA-7 у местных торговцев оружием.

Наркоповстанцы «Государства Ва» вряд ли пойдут на ослабление своей деятельности, способствуя тем самым повышению нестабильности в Таиланде и поддержке нелегального ввоза наркотиков в Европу и США.

Северная Корея.

Несмотря на неоднократно звучавшие в США обвинения в адрес Северной Кореи в государственной поддержке террористических операций, с 1987 года эта страна не связана с актами международного терроризма. Тем не менее, Северная Корея втянута в перевозки героина и метамфетамина. По оценкам исследовательской службы конгресса США, Пхеньян ежегодно получает около 71 млн. долларов от нелегального распространения наркотиков. Как следует из доклада спикера палаты представителей Конгресса США, создан особый орган Трудовой партии Кореи (бюро № 3911) для получения иностранной валюты путем ряда криминальных операций, в том числе и транспортировки наркотиков. Полученные средства почти наверняка вливались в программы разработок новой военной техники и использовались для финансирования работ по созданию ядерного оружия. Практически бесперспективно ожидать, что режим, испытывающий острейшую потребность в свободно конвертируемой валюте, в ближайшем будущем обнародует данные о своем участии в транспортировке наркотиков.

В марте 1999 года газета Washington Post писала, что Северная Корея использует площади порядка 10000 – 17000 акров (4000 – 6800 га) для выращивания опиумного мака с целью его последующей переработки в героин. В 1994 году группа международных наблюдателей обнаружила маковое поле площадью 1,2 га на расстоянии не более 3,5 м от главного входа в здание ядерного реактора в Нейбин, который, предположительно, используется для создания ядерного оружия.

Япония и Таиланд, по-видимому, являются основными объектами проникновения северокорейских наркоконтрабандистов. В 1997 году японская полиция обнаружила около 60 кг метамфетамина, спрятанного в емкостях с медом, перевозившихся северокорейским грузовым судном. Этот груз наркотиков был на тот момент самым крупным из всех когда-либо захваченных японской полицией61.

Соединенные штаты Америки.

Экстремистские группы, существующие в США, также обратились к наркобизнесу для получения наличных денег. Свой выбор они остановили на метамфетаминах и марихуане, хотя не отказываются и от сделок с кокаином.

Те, кто вовлечен в этот бизнес, не принадлежат к уже сложившимся, хорошо организованным террористическим группам, скорее, их можно назвать потенциальными террористами. Они действуют под лозунгом «сопротивление без лидеров». Деятельность подобных групп попадает под юрисдикцию Агентства по борьбе с наркотиками (DEA) и местных правоохранительных органов,  а не ФБР, которое отвечает за борьбу с внутренними террористическими группами. В результате нарко-террористические связи не всегда признаются. Один аналитик из правоохранительных органов Канзаса утверждал, что в большинстве случаев чиновники DEA не заинтересованы в раскрытии связей наркоторговцев с террористами.

Криминальные дела в штатах Канзас, Миссури, Флорида, Джорджия и Орегон позволили вскрыть связи между наркодельцами и экстремистами крайне правого толка. В 1997 году три жителя Орегона были осуждены за создание на своем ранчо крупнейшей за всю историю штата лаборатории по производству метамфетамина. Есть основания полагать, что они были связаны с деятельностью антиправительственных групп. Производство метамфетамина позволило им получать ежемесячный доход около 1 млн. долларов. Федеральные агенты, проводившие обыск в этой лаборатории, пришли к выводу, что группа заработала около 6 млн. долларов, прежде чем деятельность ее была пресечена. Помощник министра юстиции США, осуществлявший надзор за разбором этого дела, утверждал: «Мы вполне можем допустить, что в данном случае деньги от торговли наркотиками перетекали в руки военизированных движений». В начале ноября 1999 года сотрудники правоохранительных органов арестовали в Аризоне одного человека за производство и хранение метамфетамина. У него также обнаружили оружие и пластиковую взрывчатку С-4, что позволило предположить наличие у него связей с экстремистскими элементами.

Полученные денежные средства предоставляют террористическим группам широкий выбор различных возможностей, в частности, приобретение самого современного оборудования, в том числе компьютеров и телефонов спутниковой связи, а также новейшего оружия. При этом у некоторых террористических групп появляются условия для разработки или приобретения оружия массового поражения – ядерного, биологического или химического – что требует гораздо больших финансовых вложений по сравнению с традиционными видами оружия (винтовками и бомбами). Поскольку для создания оружия массового поражения требуются очень большие деньги и специальные знания, до недавнего времени не возникало опасений о попытках проникновения в эту область террористов. Между тем, доступ их к огромным суммах «наркодолларов» заставляет посмотреть на ситуацию по-другому. Все чаще «наркодоллары» позволяют некоторым террористам задумываться о возможности приобретения оружия массового поражения и (или) о «покупке» технических специалистов, знания которых необходимы для создания и использования такого оружия.

Политическое значение усиливающихся связей между наркобизнесом и терроризмом было признано в июле 1999 года в докладе директора   Национального бюро по контролю над наркотиками Б. Маккафри. В своем докладе он выразил уверенность, что в недалеком будущем должна исчезнуть граница, отделяющая борьбу с наркотиками от борьбы с терроризмом.

К сожалению, пока не ясно, в полной ли мере осознается тесная связь между наркобизнесом и терроризмом представителями служб, непосредственно отвечающих за борьбу с этими двумя явлениями. Очевидно, что международным правоохранительным органам и контртеррористическим службам еще предстоит выработать  новые методы более тщательного отслеживания влияния полученных нелегальным образом «наркодолларов» на деятельность террористов, чтобы своевременно принимать меры по пресечению их связей.

Безусловно, необходимо совершенствовать способы координации действий и обмена разведывательной информацией между организациями, занятыми борьбой с незаконным распространением наркотиков и противостоянием террористам. Нарко-террористические связи могут быть прерваны только совместными усилиями правоохранительных органов. Если попытки наладить совместные действия потерпят неудачу, то результатом может стать незамедлительное нарастание угрозы как со стороны террористов, так и со стороны производителей и распространителей наркотиков. Если правоохранительные органы найдут пути проведения совместных операций, то им удастся более эффективно бороться с двумя основными бедствиями современного мира62.

Заключение.

Человечество, пережив в ХХ веке две мировые войны, опасность ядерного апокалипсиса, экологические катастрофы, вошло в новое тысячелетие со своими старыми социальными болезнями. Глобальный анализ наркоситуации в мире говорит о том, что несмотря на первые успехи в борьбе с незаконным оборотом наркотиков на легкую и быструю победу рассчитывать не приходится. Мир становится взаимозависимым, а значит, и взаимоуязвимым. Проблема наркотиков не знает границ. Наркобизнес опутал своими сетями практически все страны и континенты. Наркометастазы разъедают изнутри целые государства. Наркоугроза все теснее переплетается с другими угрозами – распространением СПИДа, терроризмом.

В данной работе была сделана попытка обзора наркоситуации и наркобизнеса в глобальном масштабе, так как, по-нашему мнению, борьба с незаконным оборотом наркотиков – задача, которая давно уже вышла за рамки одного государства, и вести эту борьбу можно только усилиями международного сообщества в целом. Если южноамериканский кокаин достигает Сибири, а найденная в Колумбии подводная лодка, предназначенная для перевозки наркотиков, судя по документам, была собрана под руководством российских инженеров, то разве можем мы говорить о том, что нас не касается наркоситуация в Колумбии, на другом континенте? Именно глобальный анализ наркоситуации может помочь увидеть целостную картину проблемы, дать представление о ее масштабах и тенденциях. И, конечно, ответить на главный вопрос: есть ли у человечества надежда на избавление от наркотиков, а следовательно, и от наркобизнеса и связанных с ним социальных проблем? И где должна проходить линия фронта в этой войне?

Незаконное производство и торговля наркотиками подчиняются общим экономическим законам рынка и действуют, ориентируясь на прибыль в той же мере, что и легальные отрасли производства и торговли. Как и легальное предпринимательство, незаконная наркоторговля  стимулируется спросом. Кроме того, наркотик, как специфический товар, способен спрос стимулировать. И нанести решающий удар по наркорынку возможно только при разрушении системы отношений «спрос-предложение».  Карательные меры, борьба с производством и торговлей наркотиками должны подкрепляться мерами по предотвращению злоупотребления наркотиками, снижению спроса. Комплекс этих мер должен предприниматься на всех уровнях – международном,  региональном, государственном.

При этом  надо не забывать о том, что человечество употребляет вещества, изменяющие сознание, не одну тысячу лет, и чтобы отучить людей от этой пагубной привычки потребуется, возможно, не меньше времени. Да и удастся ли сделать это? Мечты об обществе, полностью свободном от наркотиков, вряд ли достижимы в обозримом будущем. Задача  международного сообщества, скорее,  состоит в том, чтобы, используя уже наработанные методы и средства, свести к минимуму негативное воздействие наркотиков на человеческое общество. Для этого потребуется мобилизация экономических, финансовых и интеллектуальных ресурсов всех членов международного сообщества, заинтересованных в искоренении наркотизма и наркобизнеса. И прежде всего наличие у правящих кругов соответствующих государств твердой политической решимости вести бескомпромиссную борьбу с незаконным оборотом наркотиков. Первые положительные результаты уже достигнуты. Успехи в этой борьбе могли бы в корне надломить организованную преступность в целом.

 Список источников и литературы.

I. Литература

  1.  Беляев С. С. Международный опыт борьбы с наркотизмом// Преступность: стратегия борьбы. М., 1997.
  2.  Борьба с наркобизнесом в Центральной Азии// Борьба с преступностью за рубежом, 2001 г., № 5.
  3.  Борьба с организованной преступностью в Азиатско-Тихоокеанском регионе: Проблемы организации и взаимодействия. Иркутск, 1998
  4.  Воронин Ю. А. Транснациональная организованная преступность, Екатеринбург. 1997
  5.  Гасанов Э. Г. Наркотизм: тенденции и меры преодоления. М., 1997.
  6.  Глинкин А. Н., Лавут А. А., Булавин В. И. и др. Глобализация наркобизнеса: угрозы для России и других стран с переходной экономикой. М., 1999
  7.  Гуров А. И. Красная мафия. М., 1995
  8.  Драган Г. Н., Калачев Б. Ф. Наркомания и наркобизнес. М., 1998.
  9.  Ерасов А. М. Наркобизнес и организованная преступность// Наркотизм и организованная преступность (материалы «круглого стола» - научно-практической конференции). Смоленск, 1999.
  10.  Жирнов О. А. «Столетняя война» в Америке: Администрация США против наркобизнеса. М., 2000.
  11.  Иншаков С. М. Зарубежная криминология. М., 1997.
  12.  Калачев Б.Ф. Использование достижений НТР в деятельности наркосиндикатов. Материалы научно-практической конференции "Федеральный закон “О наркотических средствах и психотропных веществах” и актуальные проблемы противодействия незаконному обороту наркотиков". М., 1998.
  13.  Лобанова З.  Даешь центнер героина с гектара!//Комсомольская правда, 2002, 9 апреля
  14.  Криминогенная ситуация в России на рубеже XXI века. М., 2000
  15.  Мышь не проскочит//Коммерсант-Власть, 2002, 5 марта
  16.  «Наркодоллары»: горючее для глобального терроризма// Борьба с преступностью за рубежом,  2001, № 1.
  17.  Наркодоллары – «горючее» для глобального терроризма// Уголовное право, 2002, №1.
  18.  Наркомания в России: угроза нации// Российская газета. 1998. 1 марта.
  19.  Наркотики против нас. Мы против наркотиков// Российская газета. 1999. 4 марта.
  20.  Незаконные перевозки наркотиков морскими судами// Борьба с преступностью за рубежом,  2000, № 9.
  21.  Николайчик В. М. США: Наркотики и преступность, М., 2000
  22.  Новопрудский С. Опиум для народа // Известия, 27 февраля 2002 г.
  23.  Основные тенденции развития мирового наркобизнеса и опыт борьбы с ним в зарубежных странах. М., 1992
  24.  Основы борьбы с организованной преступностью, М., 1996
  25.  Проблема организованной преступности в Канаде// Сигнальная информация ГИЦ МВД России № 5.1999.
  26.  Проблемы транспортировки наркотиков через Венгрию// Борьба с преступностью за рубежом,  2001, № 6.
  27.  Развитие преступности и терроризма в республиках Центральной Азии//  Борьба с преступностью за рубежом,  2001, № 9.
  28.  Репецкая А. Л. Криминологическая характеристика мировой индустрии наркобизнеса. /Международный опыт и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Сибири и на Дальнем Востоке. Материалы международной конференции, Иркутск, 2001
  29.  Романова Л. И. Наркотики и преступность. Владивосток, 1998.
  30.   Романова Л. И. Наркотики. Преступления. Ответственность, Владивосток, 2000
  31.  Сбирунов П. Н., Шабанов Г. Х. Пресечение незаконного оборота наркотиков и обеспечение контроля за их оборотом// Следователь. 1998. №3.
  32.  Тимонин А. Наркометастазы разъедают любое общество// Российская газета, 6 апреля 1999 г.
  33.  Уолш Дж. Контроль за исполнением законов в области нелегального оборота наркотических средств// Проблемы борьбы с организованной преступностью. М., 1998.
  34.  The United Nation and Transnational Organized Crime, London, 1996.
  35.  World Drug Report. Oxford University Press. 1997.

II. Internet-источники.

  1.  Директор ЦРУ о наркоторговле и глобальной безопасности / http://usinfo.state.gov
  2.  Комиссия ООН по наркотикам отмечает прогресс в борьбе с наркоманией // http://usinfo.state.gov
  3.  Маслова А. В. Наркоситуация в мире и основные тенденции ее развития http://www.narcom.ru/
  4.  Мир боится и повстанцев, и наркоторговцев// www.narcotiki.ru
  5.  Новая кампания в СМИ подчеркивает связь между наркотиками и терроризмом // http://usinfo.state.gov
  6.  Новости дня/ http://www.svoboda.org/hotnews/2000/09/08/20
  7.  ОБСЕ и ООН обсуждают проблемы наркотиков и преступности в Центральной Азии  // http://usinfo.state.gov
  8.  Представители США утверждают, что в Колумбии и Афганистане существуют тесные связи между террористами и наркодельцами/ http://usinfo.state.gov
  9.  Пресс-релиз по докладу ООН о положении с наркотиками в мире за 2000 год / http://usinfo.state.gov
  10.  Справка: американо-колумбийское сотрудничество в рамках программ по борьбе с наркотиками // http://usinfo.state.gov
  11.   Транснациональный наркобизнес/ http://newasp.omskreg.ru/bekryash
  12.   World Drug Report 2000. Пер. Тропиной Т. Л. / www.crime. vl.ru

1 Цит. По Николайчик В. М. США: Наркотики и преступность, М., 2000, С. 3.

2 См.  Николайчик В. М. США: Наркотики и преступность, М., 2000, С. 3.

1 См. Глинкин А. Н., Лавут А. А., Булавин В. И. и др. Глобализация наркобизнеса: угрозы для России и других стран с переходной экономикой, М., 1999, С. 6

2 Маслова А. В. Наркоситуация в мире и основные тенденции ее развития http://www.narcom.ru/

1 Репецкая А. Л. Криминологическая характеристика мировой индустрии наркобизнеса. ///Международный опыт и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Сибири и на Дальнем Востоке. Материалы международной конференции, Иркутск, 2001, С.18

2 См. World Drug Report. Oxford University Press. 1997. P. 127

3 Воронин Ю. А. Транснациональная организованная преступность, Екатеринбург, 1997,С. 14.

1 Основы борьбы с организованной преступностью, М., 1996, С. 43.

2 См. подробнее Новости дня// http://www.svoboda.org/hotnews/2000/09/08/20

3 Калачев Б.Ф. Использование достижений НТР в деятельности наркосиндикатов. Материалы научно-практической конференции "Федеральный закон “О наркотических средствах и психотропных веществах” и актуальные проблемы противодействия незаконному обороту наркотиков". - М., 1998. С.18

1 Подробнее см. Мышь не проскочит//Коммерсант-Власть, 2002, 5 марта, С. 57.

2 См. Криминогенная ситуация в России на рубеже XXI века. М., 2000, С. 33.

3 Репецкая А. Л. Криминологическая характеристика мировой индустрии наркобизнеса. //Международный опыт и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Сибири и на Дальнем Востоке. Материалы международной конференции, Иркутск, 2001, С.18

4 Проблема организованной преступности в Канаде// Сигнальная информация ГИЦ МВД России № 5.1999. С.4.

1 См. Глинкин А. Н., Лавут А. А., Булавин В. И. и др. Глобализация наркобизнеса: угрозы для России и других стран с переходной экономикой, М., 1999, С. 14

2 См. Гуров А. И. Красная мафия. М., 1995.

3 Репецкая А. Л. Криминологическая характеристика мировой индустрии наркобизнеса. //Международный опыт и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Сибири и на Дальнем Востоке. Материалы международной конференции, Иркутск, 2001, С.19

1 Маслова А. В. Наркоситуация в мире и основные тенденции ее развития http:// www.narcom.ru/

2 Основы борьбы с организованной преступностью, М., 1996, С. 29 – 30.

1 См. подробнее Воронин Ю. А. Транснациональная организованная преступность, Екатеринбург, 1997,С. 26.

1 Воронин Ю. А. Транснациональная организованная преступность, Екатеринбург, 1997,С. 26.

1 См. Транснациональный наркобизнес/ http://newasp.omskreg.ru/bekryash

1 Подробнее см. Лобанова З.  Даешь центнер героина с гектара!/Комсомольская правда, 2002, 9 апреля, С. 4

1 Жирнов О. А. «Столетняя война» в Америке: Администрация США в борьбе против наркобизнеса, М., 2000, С.  7 – 8.

1 См. подробнее Борьба с наркобизнесом в Центральной Азии// Борьба с преступностью за рубежом, 2001 г., № 5.

2 Жирнов О. А. «Столетняя война» в Америке: Администрация США в борьбе против наркобизнеса, М., 2000, С.   8.

1 Подробнее см. World Drug Report 2000. Пер. Тропиной Т. Л. // www.crime.vl.ru.

2 Пресс-релиз по докладу ООН о положении с наркотиками в мире за 2000 год // http://usinfo.state.gov


1 World Drug Report 2000. Пер. Тропиной Т. Л. // www.crime.vl.ru

2 Цит. по World Drug Report 2000. Пер. Тропиной Т. Л. / www.crime. vl.ru

1 Воронин Ю. А. Транснациональная организованная преступность, Екатеринбург, 1997,С. 26.

1 Глобализация наркобизнеса: угрозы для России и других стран с переходной экономикой// Глинкин А. Н., Лавут А. А., Булавин В. И. и др., М., 1999, С. 21.

2 Цит. по Жирнов О. А. «Столетняя война» в Америке: Администрация США против наркобизнеса, М., 2000.

1 World Drug Report 1997, P. 132.

1 См. например: The United Nation and Transnational Organized Crime, London, 1996.

1 См. Основные тенденции развития мирового наркобизнеса и опыт борьбы с ним в зарубежных странах. М., 1992, С. 5.

2 Основы борьбы с организованной преступностью, М., 1996, С. 41.

3 См. Репецкая А. Л. Криминологическая характеристика мировой индустрии наркобизнеса. //Международный опыт и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Сибири и на Дальнем Востоке. Материалы международной конференции, Иркутск, 2001, С.21

4 World Drug Report 2000. Пер. Тропиной Т. Л. // www.crime.vl.ru.

1 World Drug Report 2000. Пер. Тропиной Т. Л. // www.crime.vl.ru

41 См. Борьба с организованной преступностью в Азиатско-Тихоокеанском регионе: Проблемы организации и взаимодействия, Иркутск, 1998, С. 16

42 См. Репецкая А. Л. Криминологическая характеристика мировой индустрии наркобизнеса. //Международный опыт и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Сибири и на Дальнем Востоке. Материалы международной конференции, Иркутск, 2001, С.22

1 Основные тенденции развития мирового наркобизнеса и опыт борьбы с ним в зарубежных странах. М., 1992, С. 9.

44 См. Репецкая А. Л. Криминологическая характеристика мировой индустрии наркобизнеса. //Международный опыт и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Сибири и на Дальнем Востоке. Материалы международной конференции, Иркутск, 2001, С.24

45 Подробнее см. Лобанова З.  Даешь центнер героина с гектара!//Комсомольская правда, 2002, 9 апреля, С. 4

46 Данные World Drug Report 2000. Пер. Тропиной Т. Л. // www.crime.vl.ru.

47 Данные из World Drug Report 2000. Пер. Тропиной Т. Л. // www.crime.vl.ru

48 Данные World Drug Report 2000. Пер. Тропиной Т. Л. // www.crime.vl.ru

49 Репецкая А. Л. Криминологическая характеристика мировой индустрии наркобизнеса. //Международный опыт и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Сибири и на Дальнем Востоке. Материалы международной конференции, Иркутск, 2001, С.28

50 World Drug Report 2000. Пер. Тропиной Т. Л. // www.crime.vl.ru

51 World Drug Report 2000. Пер. Тропиной Т. Л. // www.crime.vl.ru

52 См. Романова Л. И. Наркотики. Преступления. Ответственность, Владивосток, 2000, С. 104 – 105.

53См. Репецкая А. Л. Криминологическая характеристика мировой индустрии наркобизнеса. //Международный опыт и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Сибири и на Дальнем Востоке. Материалы международной конференции, Иркутск, 2001, С.30 – 31.

1 Представители США утверждают, что в Колумбии и Афганистане существуют тесные связи между террористами и наркодельцами// http://usinfo.state.gov

1 См. например Директор ЦРУ о наркоторговле и глобальной безопасности / http://usinfo.state.gov

1 Директор ЦРУ о наркоторговле и глобальной безопасности // http://usinfo.state.gov

57 См. «Наркодоллары»: горючее для глобального терроризма. Борьба с преступностью за рубежом, 2001, №1, С. 10 – 11.

1 Основы борьбы с организованной преступностью, М., 1996, С. 24

59 См. Наркодоллары – «горючее» для глобального терроризма// Уголовное право, 2002, №1, С. 109.

1 Репецкая А. Л. Криминологическая характеристика мировой индустрии наркобизнеса. /Международный опыт и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Сибири и на Дальнем Востоке. Материалы международной конференции, Иркутск, 2001, С.24

61 См. Наркодоллары – «горючее» для глобального терроризма// Уголовное право, 2002, №1, С. 109 – 111.

62 См. Наркодоллары – «горючее» для глобального терроризма// Уголовное право, 2002, №1, С. 111.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

45069. Аффективные расстройства настроения (F3) 130 KB
  К спектру аффективных расстройств относятся сезонное изменение веса обычно нарастание веса зимой и его снижение летом в пределах 10 вечерняя тяга к углеводам в частности к сладкому перед сном предменструальные синдромы выражающиеся в снижении настроении и тревоге перед месячными а также северная депрессия которой подвержены мигранты на северные широты она отмечается чаще в период полярной ночи и обусловлена недостатком фотонов. В сфере поведения отмечаются повышение аппетита сексуальности отвлекаемость снижение потребности во...
45070. Нарушения психологического развития (F8) 31 KB
  Этиология Для нарушений психологического развития характерна наследственная отягощенность подобными или родственными расстройствами. Специфические расстройства развития речи F80. Этиология и патогенез Причина специфических расстройств развития речи неизвестна.
45071. Умственная отсталость (F7) 36.5 KB
  На фоне умственной отсталости может наблюдаться весь диапазон психических расстройств. Нарушения обмена приводят к прогредиентному течению дефекта при умственной отсталости а также присоединению таких симптомов как припадки соматическая патология. Причиной умственной отсталости могут быть эмбриопатии с дизостозами в частности синдром Апера Крузона COFS синдром синдром Корнелии де Ланге и Рубинштейна а также фетопатии в частности болезнь Марфана. Эндогенные случаи умственной отсталости передаются полигенно рецессивно доминантно хотя...
45072. Характеристика степеней умственной отсталости 29.5 KB
  Отставание в развитии понимания и использовании речи, навыков самообслуживания и моторики, заметное с раннего возраста. В школе развиваются только базисные навыки при постоянном специальном педагогическом внимании (специальные школы). В зрелом возрасте также нуждаются в надзоре. Речевой запас достаточен для сообщения о своих потребностях.
45073. Девиантное поведение – определение, причины, классификация 24.5 KB
  Девиантное поведение определение причины классификация. Девиантное поведение – представляет собой устойчивое сознательное и избирательное нарушение социальных норм. Крайние проявление социально-пассивного типа – саморазрушающее поведение.: аддиктивное поведение сексуальная распущенность аутоагрессия суицидальное поведение синдром сгорания.
45074. Эпилепсия (G40) 50.5 KB
  При этом чем интенсивнее представлены одни из них тем меньшая выраженность других достаточна для проявления эпилепсии. Почти в половине случаев причину эпилепсии установить не удается даже при самом тщательном обследовании. Эти идиопатические эпилепсии связаны главным образом с наследственным предрасположением имеют помимо других отличий типичный возраст заболевания и в большинстве случаев хорошо реагируют на терапию. В случаях когда при анализе особенностей клинического синдрома и данных исследования предполагается вероятность отнесения...
45075. ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ 34.5 KB
  Могут рассматриваться методы психотерапии основанные на принципах научения которые появились во втором десятилетии нашего века. содействовать увеличению потенциала их личного поведения мыслей чувств и уменьшению или исключению нежелательных способов реагирования;2 не ставится задача изменить эмоциональную суть отношений и чувств личности;3 позитивное терапевтическое отношение необходимое но недостаточное условие эффективной психотерапии;4 жалобы пациента принимаются как значимый материал на котором терапия фокусируется а не как...
45076. КЛАССИЧЕСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ 39 KB
  Психоанализ инструмент дающий возможность Эго достичь победы над Ид . Он считал что в психоанализе основные усилия направлены на то чтобы усилить Эго сделать его более независимым от СуперЭго расширить сферу действия перцепции и укрепить его организацию. Цель психоанализа Фрейд видел в том чтобы сделать бессознательное сознательным; он утверждал что дело анализа обеспечить насколько это возможно хорошие условия для функционирования Эго .
45077. Гуманистическая психотерапия 26 KB
  Метод позитивной психотерапии основывается на 3х принципах каждому из которых соответствует определённая методическая составляющая: Принципу надежды соответствует позитивный подход в видении способностей и возможностей человека. Принципу баланса соответствует содержательный дифференциальный анализ психодинамики личности результатом которого есть гармонизация первичных и вторичных актуальных способностей человека. Принципу самопомощи соответствует 5шаговая метамодель используемая как стратегия гармонизации адаптации и развития...