16028

Ответственность за соучастие в преступлении

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

п.ф.тельнов. ответственность за соучастие в преступлении. москва 1974 г. Глава 1. ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ СОУЧАСТИЯ 1. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ СОУЧАСТИЯ В советском уголовном праве определение соучастия впервые было дано Руководящими началами в ст. 21 которых говори

Русский

2013-06-18

1000 KB

3 чел.

п.ф.тельнов.

ответственность за соучастие в преступлении.

москва 1974 г.

Глава 1.

ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ СОУЧАСТИЯ

1. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ СОУЧАСТИЯ

В советском уголовном праве определение соучастия

впервые было дано Руководящими началами, в ст. 21

которых говорилось: <За деяния, совершаемые сообща

группой лиц (шайкой, бандой, толпой), наказываются

как -исполнители, так и подстрекатели и пособники>.

В приведенном тексте выделялось два признака: нали-

чие группы лиц и совершение ею преступления сообща,

Субъективная сторона соучастия в нем не характери-

зовалась.

В специальной литературе обращалось внимание на

узость данного определения, поскольку оно охватывало

только групповые деяния. Было бы, однако, точнее го-

ворить о его противоречивости. Рассматриваемое опре-

деление являлось и чрезмерно узким, так как оставляло

за пределами соучастия совместные деяния преступни-

ков, не составлявших группы. Оно было и слишком ши-

роким, поскольку приравнивало к преступной группе

бесчинствующую толпу - стечение лиц, хотя и обладаю-

щее общей разрушительной силой, но субъективно не

спаянное.

. Первое определение соучастия сыграло положитель-

ную роль уже тем, что указало на важность его сущест-

вования в уголовном законодательстве. Несовершен-

ство его, естественное для начального периода развития

советского уголовного права, свидетельствовало скорее

о том, что .сформулировать ценное в теоретическом отно-

См. А. Н. Т райни н, указ. работа, стр. 47; <Курс советского

уголовного права>, М., 1970, т. II, стр. 450.

шении и пригодное для судебной практики определение

соучастия невозможно было без обстоятельного изуче-

ния данной проблемы.

В работах, выполненных на базе Общей части Уго-

ловных кодексов РСФСР 1922 и 1926 гг., наметился

двоякий подход к построению определения соучастия.

Одни специалисты предлагали считать соучастием <совер-

шение одного или нескольких преступлений совместной

деятельностью двух или более лиц>. В их определениях

преимущественное внимание уделялось объективным.эле-

ментам совместности преступных деяний. Субъективные

признаки не указывались в определении, но соучастие

допускалось и в неддржном преступлении. Наиболее

отчетливо такой подход к определению соучастия выра-

жен в монографии А. Н. Трайнина <Учение о соучас-

тии>

Большинство советских специалистов признавало

допустимым соучастие только в умышленных преступле-

ниях. Совместность деяний соучастников при этом не

отрицалась, но и не выделялась в качестве общего приз-

нака соучастия. Из ранних определений наиболее раз-

витой характеристикой субъективной стороны соучастия

отличались определения А. А. Пионтковского. Он реко-

мендовал считать соучастием <умышленное участие двух

или нескольких лиц в совершении умышленного пре-

ступления>

В целом эти поиски приемлемого определения со-

участия были шагом вперед по сравнению со ст. 21 Ру-

ководящих начал. В них получили обоснование такие

существенные черты соучастия, как совместность и

умышленный характер преступного деяния. Слабость их

заключалась в том, что эти тесно связанные по сущест-

А. А. Г а ни н, Уголовный кодекс РСФСР в вопросах и отве-

тах, М., 1927, стр. 26; А. Н. Т райни н, Уголовное право. Общая

часть, М" 1929, стр. 339-346.

" См. указ. работа, стр. 77.

"См. Э. Я Немировский, Советское уголовное право,

Одесса, 1926, стр. 144; Г. К. Рогинский, Уголовный кодекс

РСФСР, Л., 1928, стр. 57; А. Я. Э с три н, Начала советского уго-

ловного права, М., 1930, стр. 81.

А. А. П и онтковски и, Уголовное право РСФСР, М" 1924,

стр. 183-186; его же, Уголовное право. Общая часть, М., 1938,

стр. 314.

ву признаки использовались в характеристике соучастия.

разрозненно.

В работах, изданных позднее, все более признава-

лась необходимость единого определения соучастия, со-

четающего умышленную вину с совместным достиже-

нием преступного результата. Таким образом, ко време-

ни разработки действующих Основ уголовного законо-

дательства теорией уголовного права были установлены

общие признаки соучастия: совместность преступных

деяний и их умышленный характер.

В 1958 году в советском уголовном законодательстве

появилось новое определение соучастия. В ч. 1 ст. 17

Основ (ст. 17 У К РСФСР) оно определяется как <умыш-

ленное совместное участие двух или более лиц в совер-

шении преступления>.

Определение соучастия стало рабочей формулиров-

кой для судебной практики и широко используется при

разрешении спорных случаев обвинения в совместной

преступной деятельности Оно служит вместе с тем за-

конодательной основой для теоретической разработки

проблемы соучастия.

Наука, однако, не знает пределов совершенства.

Вслед за принятием Основ уголовного законодательства

стали предприниматься попытки углубить, развить нор-

мативную характерисгику совместной преступной дея-

тельности. Эти попытки тем более основательны, что су-

ществующее определение не исключает, как будет пока-

зано далее, противоречивых толкований.

Большинство исследователей данной темы полагает

необходимым включить в определение соучастия указа-

ние на умышланный характер совершаемого преступле-

ния. Такое дополнение конкретизировало бы законода-

тельное определение и облегчило судебной практике от-

граничение соучастия от сходных неосторожных деяний,

объективно связанных, но субъективно не согласован-

ных.

Ф. Г. Бурчак высказался за построение двух законо-

дательных определений соучастия, одно из которых

См., например, А. А. П и онтковски и. Курс советского уго-

ловного п()аиа,М" 1970, т. II, стр. 452; М. И. Ковалев, указ. ра-

бота, ч. 1, стр. 130; Ф. Г. Бурчак, Учение о соучастии по совет-

скому уголовному праву, Киев, 1969, стр. 58.

включало бы признаки, свойственные всем формам

умышленной совместной преступной деятельности, дру-

гое - только соучастию с исполнением различных ро-

лей. Позднее это предложение повторил А. В. Ушаков.

Количество определяемых законом разновидностей од-

ного и того же явления вряд ли может быть произволь-

ным. Оно должно вытекать из соотношения их общих и

специфических признаков. Действующее определение со-

участия является родовым, оно включает общие для всех

форм соучастия признаки. Отдельные формы соучастия

в законодательном порядке пока не определяются. Даль-

нейшее развитие института соучастия, вероятно, позво-

лит выработать такие определения. В Общей части Уго-

ловного кодекса логично иметь либо определение всех

форм соучастия наряду с его родовым определением,

либо только родовое определение соучастия. Определе-

ние одной формы - соучастия с исполнением различных

ролей - может осложнить применение норм Уголовного

кодекса. Возникнут трудности сопоставления двух  раз-

ных по объему определений совместной преступной дея-

тельности, появится вопрос, почему одна форма соучас-

тия в законе определена, другие - нет.

Вряд ли приемлемое предложение внес И. П. Мала-

хов. Он за то, чтобы считать соучастием <умышленное

участие одного лица в преступном деянии другого>. Его

определение исходит из наличия состава преступления

только в деяниях исполнителя преступления и, следова-

тельно, допускает ответственность остальных соучастни-

ков за <чужой> состав преступления, что не отвечает

давно сложившемуся в теории советского уголовного

права и оправдавшему себя на практике правилу, до-

пускающему ответственность лица только при наличии

в его деяниях состава преступления. Подобное определе-

ние непригодно для понимания-таких форм соучастия,

как соисполнительство, преступная группа, организация,

где нельзя выделить <чужое> деяние. В известной мере

См. указ. работа, стр. 38.

" См. А. В. Ушаков, Основание и пределы ответственности

соучастников по советскому уголовному праву, автореферат канд.

дисс., М., 1971, стр. 8.

И. П. Малахов, Соучастие в воинских преступлениях в све-

те общего учения о соучастии по советскому уголовному праву, М-,

1960, автореферат канд. дисс., стр. 15.

оно напоминает господствовавшую в начале XIX века

акцессорную теорию соучастия, не придававшую дея-

тельности всех соучастников, кроме исполнителя, само-

стоятельного значения, теорию, отвергнутую советским

уголовным правом по ряду соображений и прежде всего

потому, что она не исключает ответственности за чужую

вину.

Из всех кратко рассмотренных попыток совершенст-

вования действующего определения соучастия наиболее

конструктивным представляется предложение более чет-

ко указать в ст. 17 УК на умышленный характер пре-

ступлений, совершаемых в соучастии. Следовало бы да-

лее указать в определении соучастия на обязательность

для данной формы преступления взаимной осведомлен-

ности лиц о совместном характере деяний. От решения

этого вопроса зависит квалификация преступлений. Дис-

куссия по нему, как будет показано далее, затянулась и,

видимо, достигла того рубежа, когда логично подыто-

жить ее в законодательном порядке.

С учетом изложенного можно было бы предложить

следующее определение. соучастием признается со-

вершение умышленного преступления совместными соз-

нательно объединенными деяниями двух ила более лиц.

Тем самым существующее понятие соучастия допол-

нялось бы и уточнялось более определенным указанием

на возможность соучастия в умышленном преступле-

нии, признанием обязательности для соучастия взаим-

ной осведомленности не менее двух лиц о совместности

их деяния и более четким выражением той мысли, что

соучастие - это своеобразная форма умышленной пре-

ступной деятельности.

В охране социалистического правопорядка от пре-

ступных посягательств институт соучастия выполняет

специфическую служебную роль. Она состоит в том, что

в нормах о соучастии: а) раскрываются общие объектив-

ные и субъективные признаки, свойственные всем случа-

ям совместной преступной деятельности; б) ограничива-

ется круг лиц, ответственных за эту преступную деятель-

ность; в) устанавливается порядок отйетстбенности при

умышленном совершении преступления с исполнением

различных ролей; г) указываются особенности назначе-

ния наказания соучастникам.

В теории уголовного права служебная роль института

соучастия трактуется не совсем одинаково. Различно ис-

толковывается соотношение ст. 17 с нормами Особенной

части Уголовного кодекса и значение соучастия для

оценки степени общественной опасности преступления.

По мнению В. С. Прохорова, институт соучастия, по-

мимо закрепления критериев назначения наказания со-

участникам, определяет круг преступных деяний, не пре-

дусмотренных нормами Особенной части Уголовного ко-

декса, и устанавливает принципы ответственности за

них.

Подобное понимание назначения норм о соучастии

вызывает возражение, поскольку оно не отвечает поня-

тию соучастия как специфической формы преступного

деяния.1/Г1о смыслу ст. 17 УК, соучаст.и нельзя считать

каким-то новым преступлением, не известным Особенной

части уголовного законодательства. Оно ддййзает лишь

специфическую форму, при которой два или более лица

совместно совершают одно из умышленных преступле-

ний, предусмотренных Особенной частью Уголовного ко-

лекса. Любой соучастник, будь то организатор или ис-

полнитель, подстрекатель или пособник, принимаю-

щий участие в убийстве либо краже, совершает только

одни из этих преступлений, но совершает его в своеоб-

разной форме, приобретающей важное значение для оп-

ределения порядка и пределов ответственности совмест-

но действующих лиц. Следовательно, ст. 17 УК, посколь-

ку речь идет о круге подпадающих под нее деяний, нель-

зя рассматривать в отрыве от норм Особенной части

уголовного законодательства, так как она характеризует

ту форму, которую может принять умышленное преступ-

ление, предусмотренное Особенной частью Уголовного

кодекса

Принципиальным для теории уголовного права и су-

дебной практики является вопрос о соотношении опре-

 Здесь, как и в дальнейшем, при ссылках на статьи Уголовного

кодекса имеются в виду статьи Уголовного кодекса РСФСР, а так-

-же соответствующие статьи Уголовных кодексов других союзных

республик.

См. <Курс советского уголовного права. Часть Общая>, Л"

1968, т. 1, стр. 584-585; <Уголовное право. Часть Общая>, М" 1969,

стр. 230.

13

Деления соучастия и Других положений ст. 17 УК с нор-

мами Особенной части уголовного законодательства,

предусматривающими отдельные случаи совместной пре-

ступной деятельности. В специальной литературе обыч-

но проводится мысль о необходимости толкования норм

Особенной части на базе общих положений уголовного

законодательства. Считая непозволительным применять

статьи Особенной части в отрыве от соответствующих им

общих положений, Н. Д. Дурманов счел даже возмож-

ным подчеркнуть, что <без норм Общей части... норма

Особенной части или совсем не существует или будет

пониматься извращенно>

В последние годы появились, однако, и такие работы,

в которых наряду с обоснованными решениями вопро-

сов ответственности за соучастие обнаруживается стрем-

ление вывести некоторые случаи совместной преступной

деятельности из-под регламентирующего влияния общего

определения соучастия и рассматривать их вне связи со

ст. 17 УК.

Первым за отрыв соответствующих статей Особенной

части от ст. 17 УК выступил М. Д. Шартородский. По

его мнению, случай соисполнительства и групповой пре-

ступной деятельности не имеют отношения к соучастию.

Статьи Общей и Особенной частей Уголовного кодекса,

где говорится о преступных деяниях группы лиц, озна-

чают не соучастие, а просто <совершение при определен-

ных условиях преступления несколькими лицами> О

См. В. Н.Кудрявцев, Общая теория квалификации пре-

ступлений, М., 1972, стр. 43-50; Я. М. Б райни н. Уголовный за-

кон и его применение, М., 1967, стр. 15-16, 45, 185; <Курс советско-

го уголовного праза. Часть Общая>, Л., 1968, т. 1, стр. 70-71.

Н. Д. Дурманов, Советский уголовный закон, М., 1967,

стр. 108.

М. Д. Ш.ар городски и. Некоторые вопросы общего уче-

ния о соучастии, <Правоведение> 1960 г. № 1, стр. 84-97. Уместно

заметить, что в уголовном праве отдельных буржуазных государств,

особенно в уголовном праве Западной Германии, так называемое

собственно соучастие, включающее подстрекательство и пособниче-

ство, рассматривается обособленно от соисполнительства и органи-

зованной преступной деятельности. Однако в буржуазном праве это

имеет определенный политический смысл, заключающийся в том, что-

бы не распространять внешне демократические положения Общей

части на нормы Особенной части Уголовного кодекса о совместной

антигосударственной деятельности.

юридической природе подобного совершения преступле-

ния М. Д. Шаргородский не говорит. Постановка этого

вопроса могла бы привести его к признанию того факта,

что совместная преступная деятельность группы лиц по

своему существу означает не что иное, как умышленное

участие двух или более лиц в совершении преступления,

т. е. соучастие.

Позднее Ф. Г. Бурчак высказался за распростране-

ние ст. 17 УК только на случаи соучастия с исполнением

различных ролей Затем Р. Галиакбаров стал призна-

вать, что рамки соучастия узки для некоторых случаев

совместной преступной деятельности, предусмотренных

Особенной частью Уголовного кодекса. Причем попытки

рассматривать внешне связанные случаи общественно

опасных деяний нескольких лиц без учета общего опре-

деления соучастия привели названных авторов к неосно-

вательным практическим выводам, к  рекомендациям

считать соучастием такие случаи, где умышленной сов-

местной преступной деятельности фактически нет

Само по себе это говорит за то, что вопрос о соот-

ношении общего определения соучастия и отдельных

случаев совместной преступной деятельности, предусмот-

ренных в Особенной части Уголовного кодекса, переста-

ет быть чисто теоретическим: Он приобретает немалый

практический смысл, поскольку от разрешения его за-

висит квалификация совместных деяний и назначение

наказания.

По своему существу степень взаимосвязи определения

соучастия и других положений ст. 17. УК со статьями

Особенной части о совместной преступной деятельнос-

ти - часть более широкого вопроса о соотношении норм

обеих частей Уголовного кодекса. В качестве исходных

Ранее М. Д. Шаргородский занимал по этому вопросу иную

позицию, преступную группу и шайку во всяком случае относил к

соучастию (см. <Вопросы Общей части уголовного права>, Л" 1955).

" См. <Учение о соучастии по советскому уголовному нраву>,

Киев, 1969, стр. 34-38.

Ї <Юридическая природа группы лиц в уголовном праве>, <Со-

ветская юстиция> 1970 г. №20, стр. 21.

М. Д. Шаргородский находит подстрекательство при неосто-

рожном преступлении (см. <Правоведение> 1960 г. № 1, стр. 92);

Р. Галиакбаров считает возможным соучастие при одном вменяемом

лице (см. <Советская юстиция> 1970 г. № 20, стр. 22).

данных для его решения логично использовать ст. 2 УК.

и идеи марксистско-ленинской философии о соотноше-

нии общего и отдельного.

Согласно ст. 2 УК Общая часть кодекса распростра-

няется на все деяния, предусмотренные его Особенной

частью. Это указание логично понимать в том смысле,

что нормы Общей части распространяются на соответст-

вующие им элементы и формы преступных деяний, пре-

дусмотренных Особенной частью. Статьи 8-9 УК, по-

скольку они объединяют .общие элементы умысла и не-

осторожности, обязательны для понимания субъективной

стороны всех составов преступлений. Статьи 10--II УК

требуются для характеристики субъектов всех преступ-

лений. Общее определение соучастия, если следовать

ст. 2 УК, должно распространяться на все случаи умыш-

ленной совместной преступной деятельности, предусмот-

ренные Особенной частью Уголовного кодекса.

Определения, "как учит марксистско-ленинская фило-

софия, являются результатом абстракции, итогом обоб-

щения и слагаются из наиболее существенных признаков

исследуемых явлений. Абстракции эти имеют, однако,

глубокий практический смысл. Они облегчают проникно-

вение в сущность отдельных явлений, познание тенден-

ций их развития.

В. И. Ленин придавал большое практическое значе-

ние диалектическому пониманию соотношения общего и

отдельного. <Общее, - как он указывал, - существует

лишь в отдельном, через отдельное. Всякое отдельное

есть (так или иначе) общее. Всякое общее есть (частич-

ка или сторона или сущность) отдельного>. Ф. Энгельс

подчеркивал, что для обыденного употребления краткое

указание наиболее общих и в то же время наиболее ха-

рактерных отличительных признаков в так называемой

дефиниции не только полезно, но даже необходимой Об-

щее определение, поскольку оно выражает основные чер-

ты отдельных явлений, призвано служить инструментом

познания частных случаев.

За применение философских категорий общего и от-

дельного в качестве методологической основы выяснения

В. И. Лени я, Полн. собр. соч., т. 29, стр. 318.

" См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 20, стр. 84.

>

1

:>

взаимосвязи между нормами Общей и Особенной частей

уголовного законодательства о соучастии говорит и са-

мо сопоставление ст. 17 с соответствующими статьями

Особенной части Уголовного кодекса.

Определение соучастия, излагаемое в ст. 17, является

по сущее гву ключом для понимания законодательной

характеристики отдельных составов совместной преступ-

ной деятельности. По его смыслу о любом случае соучас-

тия может идти речь при том непременном условии, если

установлено умышленное совместное участие двух или

более виновных лиц в совершении умышленного преступ-

ления. Если сопоставить с ним ст. 77 УК, предусматри-

вающую бандитизм, либо ч. 2 ст. 89 УК, устанавливаю-

щую ответственность за групповую кражу, а равно лю-

бую другую норму о согласованной преступной деятель-

ности, то можно заметить, что каждая из них предпола-

гает в качестве обязательных признаков характеризу-

емых деяний те признаки, которые указаны в общем оп-

ределении соучастия.

Часть 7 ст. 17 УК, обязывающая суд учитывать при

назначении наказания степень и характер участия лица

в совершении преступления, в равной мере распростра-

няется также на составы отдельных совместных преступ-

ных деяний. В чч. 2-6 ст. 17 УК характеризуются виды

соучастников, при различном сочетании которых скла-

дываются отдельные случаи соучастия. "/

Следовательно, в ст. 17 УК вошли наиболее характер-

ные общие признаки отдельных случаев совместной пре-

ступной деятельности. Отраженная в ней объективная,

а также субъективная общность этих случаев и требует

того, чтобы составы умышленных совместных преступ-

ных деяний, предусмотренные в Особенной части Уго- г

ловного кодекса, рассматривались на базе общего опре-,.-

деления соучастия. "<

Это подчеркивает научную обоснованность пострния

ной части совегского уголовного законодательства ~" "

предполагаются включенными соответствующие и>

щей части. Такой подход к разработке Особенное

создать достаточно ясные и вместе с тем лакд

дельных составов преступлений. /<.

2 Заказ 2073 /

/В теории уголовного права различно истолковывает-

ся влияние соучастия на степень общественной опаснос-

ти преступление/ Выработка единообразного решения

данного вопроса важна и для судебной Практики/Приз-

нание соучастия обстоятельством, всегда повышающим

опасность преступления, поведет к более суровой нака-

зуемости совместно действующих преступников. И наобо-

рот, если исходить из того, что соучастие не отражается

на опасности преступления, то его незачем принимать в

расчет при назначении наказания.

/Суждения специалистов по этому вопросу сводятся

к трем точкам зрения. М. А. Шнейдер высказывался за

то, чтобы соучастие во всех случаях признавать более

опасной формой преступления, влекущей повышенную

ответственность.

По мнению М. Д. Шаргородского, соучастие не уси-

ливает и не ослабляет ответственности, и вообще оно

<не является квалифицирующим или отягчающим обстоя-

тельством>

Большинство исследователей сходится на том, что со-

участие хотя и не при всех обстоятельствах, но повышает

общественную опасность преступления

Решая данный вопрос, следует учитывать, что взаи-

модействие соучастников не только меняет форму пре-

ступления, но в ряде случаев повышает его обществен-

ную опасность. По сравнению с деянием, совершенным

единолично, соучастие более опасно тем, что в условиях

взаимной поддержки снижается влияние сдерживающих

факторов поведения, резко возрастает готовность винов-

ных к опасным правонарушениям, может быть причинен

более тяжкий физический или материальный ущерб, бо-

лее изощренными становятся способы совершения пре-

ступления и приемы сокрытия его следов. В конфликт

с обществом втягивается несколько человек, чем отяго-

щается моральный вред соучастия.

Вместе с тем в советском уголовном законодатель-

стве нет норм, позволяющих считать соучастие во всех

случаях отягчающим обстоятельством. Перечень такого

рода обстоятельств является в советском уголовном пра-

См. <Соучастие в преступлении по советскому уголовному

праву>, М., 1958, стр. 4-9;-<Советское уголовное права. Часть Об-

щая>, М., 1964, стр. 293.

" <Правоведение> 1960 г. № 1, стр. 85.

См" например, А. А. Пионтковский, Курс советского уго-

ловного права, М" 1970, т. II, стр. 452; М. И. Кова.лев, указ. ра-

бота, ч. 1, стр. 110; <Советское уголовное право. Общая часть>, М.,

1969, стр. 228-229.

бе строго ойреДеЛенйым и йсчерпыбающим. Соучастие

в целом не входит в данный перечень. Судебная прак-

тика знает немало случаев, когда единолично действу-

ющий преступник проявляет большую стойкость преступ-

ных стремлений, нежели группа лиц, совершающих ана-

логичное преступление. Следовательно, соучастию нель-

зя придавать значение обстоятельства, неизменно по-

вышающего общественную опасность преступления.

Таким образом, олее основательной оказывается

точка зрения, согласно которой соучастие усугубляет

тяжесть преступления при определенных условияхРас-

крываются эти условия в Общей и в Особенной частях

Уголовного кодекса. Согласно ст. 39 УК отягчающим

обстоятельством признается совершение преступления

организованной группой, а также подстрекательство не-

совершеннолетних к совершению преступления или при-

влечение их к участию в преступлении. В нормах Осо-

бенной части Уголовного кодекса повышенная опасность

данной формы преступления выражена двумя способа-

ми. Во-первых, соучастие указано в качестве обязатель-

ного элемента ряда особо тяжких деяний: организован-

ной антисоветской деятельности (ст. 72 УК), бандитизма

(ст. 77 УК) и др. В Уголовном кодексе РСФСР II та-

ких составов. Во-вторых, оно в ряде составов преступ-

лений является квалифицирующим признаком, требую-

щим изменения квалификации преступления и назначе-

ния более строгого наказания, например ч. 2 ст. ст. 89-

93, ч. 2 ст.ст. 144-147, ч. 2 ст. 156 и др. Всего в Уголов-

ном кодексе РСФСР таких составов 15.

Соучастие - сравнительно распространенная форма

преступной деятельности. В литературе приводятся не-

одинаковые показатели ее распространенности, что, ви-

димо, объясняется различиями в объеме выборки и в ха-

рактере обобщаемых материалов судебной практики

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 30 июня

1969 г. <О судебном приговоре> правомерно подчеркивается, что

круг отягчающих обстоятельств строго ограничен законом (см.

<Бюллетень Верховного Суда СССР> 1969 г. № 4, стр. 12).

При обобщении судебной практики областных, краевых, рес-

публиканских судов процент соучастия окажется завышенным, пос-

кольку эти суды рассматривают дела о более тяжких преступлениях,

при совершении которых чаще встречается соучастие. При обобще-

нии практики только народных судов процент соучастия окажется

заниженным.

По данным А. А. Герцензона, примерно /з, по сведениям

Ф. Г. Бурчака, свыше 40% всех умышленных преступле-

ний совершается в соучастии. Как отмечается в крими-

нологической литературе, около 50% краж, 80% грабе-

жей и разбоев, свыше 30% изнасилований, ,70-75%

преступлений несовершеннолетних совершается соучаст-

никами.

Выборочные исследования автора настоящей работы

охватывают судебную практику двух областных и пяти

народных судов за 5 лет (1967-1971). Выявленная при

этом частота случаев соучастия в наиболее распростра-

ненных преступлениях отражена в следующей группи-

ровке:

Вид преступления, статьи УК

Процент преступ-

лений, совершен-

ных в соучастии

Преступления против социалистической

и личной собственности

Кража-89 и 144

Грабеж -90 и 145

Разбой -91 и 146

Хищение путем присвоения, растраты, злоупот-

ребления служебным положением - 92

Мошенничество-93 и 147

Хищение в особо крупных размерах - 93

Мелкое хищение - 96

Преступления против личности

Умышленное убийство при отягчающих обстоя-

тельствах -102

Умышленное убийство без отягчающих обстоя-

тельств-103

Изнасилование - 117

Хозяйственные преступления

Спекуляция - 154

Обман покупателей -

28

75

77,6

84,2

41

92,3

19,3

17,2

10,2

42,3

56,5

20,4

Преступления против общественного порядка

Мелкое и простое хулиганство - ч. 1 ст. 206

Злостное хулиганство -ч. 2 ст. 206

Особо злостное хулиганство -ч. Зет. 206

2,2

31,1

30

Обнаруживается известная зависимость между опас-

ностью наиболее распространенных преступлений и фор-

мой их совершения. С увеличением опасности возраста-

ет процент деяний, совершенных в соучастии. По своему

существу эта зависимость носит корреляционный харак-

тер. Ее можно проследить во всех приведенных пре-

ступлениях и з их отдельных группах. Доля соучастия

при совершении 16 из них, представляющих большую

общественную опасносгь (деяния, предусмотренные ст. 96

и ч. 1 ст. 206, исключаются), равна в среднем 46,6%, а

при совершении мелких хищений, а также мелкого и

простого хулиганства- 10,7%. Более опасные формы по-

сягательств на социалистическую и личную собствен-

ность - грабеж и разбой - совершаются при соучастии

в 75-77,6% случаев, а менее опасные посягательства на

те же объекты - кража и мошенничество - оказыва-

ются делом рук соучастников в 28-41% всех преступле-

ний. Та же картина в сопоставлении распространенности

соучастия при совершении особо крупных (92,3%) и

мелких хищений ,(19,3%) социалистического имущества.

Динамика соучастия, т. е. изменения совместной пре-

ступной деятельности, происходящие с течением време-

ни, ранее специальному исследованию не подвергалась.

Первую попытку выявления тенденций развития группо-

вой преступности предприняла Н. Г. Угрехелидзе. На

материалах судебной практики Грузинской ССР за 5 лет

она показала, что доля групповых деяний при совершении

наиболее распространенных преступлений существенно

не изменяется. Выборочные исследования автора дан-

ной работы показывают, что за 1967-1971 гг. распро-

страненность соучастия снизилась при совершении гра-

бежей примерно на 5% и разбоев-на 2%, повысилась

при совершении краж на 4%, спекуляции-йа 8%, ху-

лиганства-на 6%. Происходит, таким образом, пони-

жение доли соучастия в более опасных и повышение в

менее опасных деяниях, особенно в тех, при совершении

которых наличие преступной группы не влечет повышен-

ной ответственности.

1от.п " / Герцензон, Уголовное право и социология, М.,

" "Р- 1: Ф. 1. Б урча к, указ. работа, стр. 4.

См. <Криминология>, М., 1968, стр. 343, 419, 428.

20

Неполная зависимость, при которой с повышением опасности

преступления хотя и увеличивается доля соучастия, но не в строго

определенной пропорции.

" См. Н. Г. Угрехелидзе, Криминологические проблемы со-

участия, автореферат канд. дисс., М., 1969, стр. 6-7.

Приведенные данные показывают далее, что в дей-

ствующем уголовном законодательстве удачно решен во-

прос об ответственности за соучастие в большинстве

сравнительно распространенных преступлений. В конст-

рукцию тех составов, которые чаще остальных соверша-

ются в соучастии - ст. ст. 89-93, 117, 144-147 и др.,

введено квалифирующее обстоятельство - совершение

преступления группой лиц, и в связи с ним повышена

санкция.. Своего рода исключение составляют спекуля-

ция и злостное хулиганство. Значительная их часть

(56,5%, 31,1%) совершается в соучастии. Общественная

опасность их при групповом образе действий резко воз-

растает, в связи с чем ч. 2 ст. 154 и ч. 2 ст. 206 УК следо-

вало бы дополнить указанием на совершение преступле-

ния группой лиц. За логичность такого дополнения гово-

рит и сравнение действующих норм права. Состав обма-

на покупателей (ст. 156 УК), при совершении которого

соучастие проявляется в 20,4% случаев, правомерно

включает в качестве квалифицирующего обстоятельства

совершение преступления группой лиц. С тем большим

основанием такое обстоятельство должно признаваться

квалифицирующим в составах спекуляции и злостного

хулиганства, где оно фактически встречается чаще и в

большей мере повышает опасность преступных деяний.

Представляется, что в ст. 149 УК Латвийской ССР совершение

спекуляции по предварительному сговору группой лиц основательно

признается квалифицирующим обстоятельством.

2. ОБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ СОУЧАСТИЯ

Законодательное определение соучастия включает три

специфических признака: а) участие в преступлении двух

 или более лиц; б) совместность их Деятельности; в) сов-

; местность их умысла. Первые два раскрывают внешние

особенности объединенной Т1реступнойдеятельности.

Наименьшее число виновных при соучастии-два ли-

ца. Их обязательными юридическими чертами согласно

ст. ст. Юн II У К являются достижение определенного

возраста (16, а по некоторым деяниям 14 лет) и вменя-

емость.

Возможность образования любой формы соучастия

из деяний лиц, способных нести уголовную ответствен-

ность, издавна считалась в советском уголовном праве

бесспорной, вытекающей из законодательной характерис-

тики субъекта преступления.В последние годы, однако,

предпринимаются попытки сконструировать соучастие

при одном вменяемом лицеПоводом к различным суж-

дениям оказались не совсем ясные по своему существу

разъяснения судебной практики. В постановлении Пле-

нума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. <О су-

дебной практике по делам об изнасиловании> разъясне-

но, что <действия лиц, организовавших изнасилование

группой, следует квалифицировать по части 3 ст. 117 У К

РСФСР и соответствующих статей УК других союзных

республик независимо от того, что другие участники в

соответствии со ст. 10 Основ уголовного законодательст-

ва Союза ССР и союзных республик не были привлече-

ны к уголовной ответственности>. Аналогичным образом

понятие групповых преступных деяний истолковано в по-

становлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 22

марта 1966 г. <О судебной практике по делам о грабе-

же и разбое>. Приведенные разъяснения страдают из-

вестной неопределенностью) поскольку в них не говорит-

ся, о каких именно лицах, упоминаемых в ст. 10 УК,

идет речь: о лицах, которым не исполнилось 14 лет, или

о достигших того возраста вменяемых несовершеннолет-

них, освобождаемых от уголовной ответственности по ма-

лозначительности преступления с направлением в комис-

сию по делам несовершеннолетних для применения при-

нудительных мер воспитательного характера.

При разрешении уголовных дел данные разъяснения

воспринимаются иногда как позволяющие считать пре-

ступную группу установленной, если в ней насчитыва-

ются не менее двух человек, один из которых вменяем. Г.

<Бюллетень Верховного Суда СССР> 1964 г. №3, стр. 20.

См. <Бюллетень Верховного Суда РСФСР> 1966 г. № 6, стр.

2-3.

В постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 5 ав-

густа 1967 г. <О выполнении судами РСФСР постановления Плену-

ма Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. <О судебной прак-

тике по делам об изнасиловании> участниками преступной группы

прямо названы невменяемые, а также лица, моложе 14 лет (<Бюл-

летень Верховного Суда РСФСР> 1967 г. № 12, стр. 10).

по договоренности с К. совершил кражу. В ходе предва-

рительного расследования в отношении К. было установ-

лено, что он действовал в состоянии невменяемости. Г.

тем не менее осужден за групповое хищение. В обосно-

вание квалификации в приговоре сказано, что преступ-

ление совершено группой по предварительному сговору

Г. и К..

В теории уголовного права обращалось внимание на

неточность указанных разъяснений, на несоответствие за-

кону решений о признании групповыми деяний, совер-

шенных при участии одного вменяемого, а остальных

малолетних либо невменяемых лиц.

{Со своеобразной аргументацией возможности суще-

ствования преступной группы при одном вменяемом ли-

це выступил Р. Галиакбаров. По его мнению, количест-

венные рамки соучастия тесноваты для некоторых пре-

ступных групп. Не менее двух вменяемых лиц, как ска-

зано в его статье, должна насчитывать только группа,

указанная в законодательной характеристике основного

состава преступления (ст. ст. 72, 77, 79 УК и т.д.). В ос-

тальных случаях, когда группа указана в законе в каче-

стве квалифицирующего признака преступления, доста-

точно, чтобы в ее составе было одно лицо, способное нес-

ти уголовную ответственность Далее он рекомендует

рассматривать в качестве группового преступления хи-

щение, изнасилование, обман покупателей и тому подоб-

ные деяния, совершенные двумя и более лицами, один

из которых вменяем и достиг минимального для уголов-

ной ответственности возрастай

Подобный подход к пониманию субъекта совместной

преступной деятельности вызывает следующие возраже-

ния.

Во-первых, согласно ст. ст. 10-11-УК обязательные

юридические признаки субъектов основных и квалифици-

рованных составов преступлений едины. Под лицами,

упоминаемыми в любых статьях Особенной части Уго-

См. архив Фрунзенского народного суда Москвы.

" См. В. С. Орлов, Виды и формы соучастия в преступлениях

несовершеннолетних, <Вестник МГУ> 1967 г. № 1, стр. 42-43;

А. С. Фролов, Соучастие в преступлениях несовершеннолетних, ав-

тореферат канд. дисс., Свердловск, 1968, стр. 5-6.

См. <Советская юстиция> 1970 г. № 20, стр. 21-22.

ловного кодекса, имеются в виду лица, вменяемые и до-

стигшие минимального для уголовной ответственности

возраста.

Во-вторых, в Особенной части -Уголовного кодекса

численность участников преступных групп не определя-

ется ни в основных, ни в квалифицированных составах

преступлений. Такого рода законодательная конструкция

объясняется тем, что вопрос о количественном составе

всех случаев соучастия, в том числе и преступной груп-

пы, разрешен одинаково в Общей части, а именно в

ст. 17 УК, где сказано, что соучастие образуется из дея-

ний не менее двух субъектов преступления.

В-третьих, в деяниях одного субъекта, совершаемых

сообща с малолетними или невменяемыми, нет согласо-

ванного виновного посягательства двух или более лиц на

охраняемые уголовным законом общественные отноше-

ния и, следовательно, нет тех объективных и субъектив-

ных признаков, которые обусловливают повышение об-

щественной опасности и наказуемости групповых пре-

ступных деяний.

Действия виновного, осуществляющего свои преступ-

ные цели руками малолетних или невменяемых, могут

иногда повлечь объективно более тяжкий вред, нежели

усилия одного лица. Такого рода посредственное испол-

нение, если оно сопряжено с вовлечением в преступление

несовершеннолетнего, надлежит квалифицировать по со-

вокупности преступлений - как исполнение соответст-

вующего преступления и по ст. 210 УК. Случаи вовле-

чения невменяемых з общественно опасное деяние могут

получить соответствующую оценку путем назначения бо-

лее строгого наказания в пределах санкции применяемой

статьи Особенной части Уголовного кодекса. Закон поз-

воляет, таким образом, по справедливости наказать ли-

цо, направляющее общественно опасные поступки нев-

меняемых и малолетних, без искусственного распростра-

нения на них норм о соучастии.

Было бы целесообразно указанные руководящие

разъяснения Пленума Верховного Суда уточнить, наме-

чающуюся в судебной практике и в теории уголовного

права тенденцию произвольного толкования минимальной

численности виновных при соучастии поправить и в со-

См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1963 г. № 4, стр. 9.

25

ответствии со ст. 17 У К исходить из того, что соучастие

мыслимо при наличии не менее двух лиц, вменяемых и

достигших возраста уголовной ответственности.

В судебной практике, как показывают выборочные

исследования, количественные черты соучастия (показа-

тели указаны в процентах) проявляются следующим

образом:

Количество  соучастников Вид преступления,  статьи УК "-2з45Свыше 5

Кража -89 и 1446420,810,44,8

Грабеж -901114553,125,512.52,56,4

Разбой -91 и 1463920. 12524

Мошенничество-93 и 1478416

Хищение путем присвоения, растраты, злоупотребления служебным положением - 9218,110,614,12,554,7

Хищение в особо крупных размерах - 933484216

Мелкое хищение социалистического имущества - 9677,822,2

Убийство при отягчающих обстоятельствах - 1027030

Убийство без отягчающих обстоятельств - 1037525

Изнасилование -11725,33? 5?1 7Я11 5

Спекуляция -15446,5149 330 9

Обман покупателей - 156-8090

Хулиганство - ч. 1 ст. 206982

Хулиганство-чч, 2 и 3 ст. 20650251546

Приведенные данные вновь подтверждают ранее сде-

ланный вывод о сравнительно небольшой доле в соучас-

тии значительных по численности объединений. Наибо-

льшее количество совместных преступных деяний выпол-

няется усилиями минимального числа соучастников -

двух лиц. В посягательствах на социалистическую и лич-

ную собственность, на общественный порядок наблюда-

ется известная зависимость между опасностью преступ-

ления и количеством лиц, объединяющихся для его со-

вершения: с повышением опасности посягательств воз-

растает число преступлений, совершаемых тремя и более

лицами. Случаи объединения четырех и более соучастни-

ков наиболее распространены при разбое, хищении госу-

дарственного и общественного имущества путем при-

своения, растраты либо злоупотребления служебным

положением, хищении социалистического имущества в

особо крупных размерах, а также при спекуляции и зло-

стном хулиганстве.

Характеристика соучастников по возрасту видна из

такой группировки:

Возраст соучастников14-16 лет171819-2425-3031-3637-42Свыше 42

Процент совершаемых преступлений.2021,819,514,4987,3

По возрасту соучастники значительно отличаются от

остальных преступников. В общем составе осужденных

более всего 25-29-летних, затем 18-24 и 14-17-летних

и самой малочисленной является группа лиц старше 30

лет. В числе соучастников наибольший удельный вес

принадлежит возрастным группам 14-16,17-18 и 19-

24 лет. Соучастие, таким образом, - сравнительно рас-

пространенная форма преступности несовершеннолетних

и молодежи, что само по себе требует самого присталь-

ного внимания к делу изучения и предупреждения сов-

местной преступной деятельности.

См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1969 г. № 4, стр.

43-47.

" На распространенность среди несовершеннолетних субъектов

преступлений объединенных форм деяний уже обращалось внимание

(см. <Криминология>, стр. 343).

27

По образованию и роду занятий соучастники мало от-

личаются от остальных преступников. Среди них лиц с

образованием до 4 классов-6,9%, 5-8 классов-

68,8%, 9-10 классов-20%, незаконченным высшим-

2% и с высшим образованием-2,3%, рабочих и кол-

хозников-48%, служащих - 17%, учащихся школ-

8%, .учащихся производственно-технических училищ-

7%, студентов техникумов - 2%, студентов вузов -

0,4%. Сравнительно велика среди них доля лиц без оп-

ределенных занятий -17,6%.

Обязательный объективный признак соучастия - сов-

местность деяний виновных. В ст. 17 У К специально

1 подчеркивается, что соучастие - это <совместное учас-

1, тис... в совершении преступления>. Термин <совместное

( участие> говорит в данном случае о том, что виновные

. во взаимосвязи совершают общественно опасное деяние

и сообща причиняют преступный результат.

Существо взаимосвязи между функциями соучастни-

ков в теории уголовного права исследовано недостаточ-

но. Оно рассматривалось попутно с выяснением харак-

тера причинной связи между действиями отдельного со-

участника и общим преступным результатом и истолко-

вывалось с различных точек зрения.

Одни специалисты считали обязательным для со-

участия, чтобы деяния совместно действующих лиц вза-

имно дополнялись. По мнению других, действия каждо-

го соучастника должны находиться в непосредственной

причинной связи с действиями исполнителя преступле-

ния Третьи признают действия соучастника то услови-

ем, то причиной преступной деятельности его сообщни-

ков.

Мнения расходятся главным образом по вопросу о

том, причиной или условием должны быть деяния одно-

го соучастника по отношению к преступной деятельности

См. А. Н. Т райни н, указ. работа, стр. 63-77; М. А. Ш не й-

дер, указ. работа, стр. 10-II.

" См. М. Д. Ш а ргородски и, указ. статья, стр. 90; И. П.

Малахов, указ. работа, стр. 14.

стр. 228-230; П

стр. 17-18, 25-2

110,221-232.

56

См. <Советское уголовное право. Часть Общая>, М" 1969,

стр. 228-230; П. И. Г р и ш а е в, Г. А. К риге р, указ. работа,

стр. 17-18, 25-26; М. И, Ковалев, указ работа, ч. 1, стр. 104->

10,221-232.

другого. В решении этого вопроса логично опираться на

философское понимание соотношения причины и условия,

на криминологические исследования причин и условий

отдельных преступлений, на материалы судебной прак-

тики.

Согласно марксистско-ленинской философии в общей

цепи взаимодействия явлений природы и общества при-

чина и условие меняются местами. Определенное явле-

ние, действие может служить причиной одного результа-

та и условием другого. Поэтому причины и условия не

следует противопоставлять. Вместе с тем между ними

нельзя ставить знака равенства, поскольку их значи-

мость для наступления конкретного последствия различ-

на. Причина закономерно, с необходимостью вызывает

следствие. Условие сопутствует причине, ускоряет либо

тормозит ее проявление, но непосредственно не порож- )

дает присущего ей последствия. Значит, если рассматри-

вать суть зависимости двух взаимосвязанных Событий,

действий, а не взаимодействие явлений всего мирового

процесса, то вполне возможно установить, причиной или

условием является интересующее нас деяние

При совместной преступной деятельности усилия вя~

новных объединяются. Каждый из них выполняет свою

долю единого преступления, чем в большей либо мень-

шей степени содействует осуществлению намерений дру-

гих соучастников. Однако становятся ли при этом дей-

ствия соучастника закономерным, неизбежным порожде-

нием поведения связанных с ним лиц? Очевидно, нет. .--

Фаталистическое понимание преступления как неиз-

бежного в данных условиях поведения лица отвергается

марксистской философией. Теория советского уголовного

права, не отрицая зависимости деяний виновного от

внешних условий, в том числе от действий других лиц,

устанавливает, что эта зависимость не исключает для

него свободы выбора, не обрекает его на преступление.

Свобода человеческих поступков, как указывал Ф. Эн-

гельс, заключается не в воображаемой независимости от

законов природы, <а в познании этих законов и в осно-

См. <Марксистско-ленинская философия>, М., 1972, стр. 184-

186.

См. Н. В. П и ли п е н к о, Необходимость и случайность, М"

1965, стр. 52-60,

ванной на этом знании возможности планомерно застав-

лять законы природы действовать для определенных.

целей>. Иными словами, поведение человека, поскольку

речь идет о волевых поступках, остается свободным при

.любой зависимости от внешних факторов.

Соучастник в конечном итоге по своей воле решает,

совершать ли ему общественно опасное деяние. Его по-

ведение не порождается влиянием других лиц с такой же

неизбежностью, как следствие причиной. Значит, по глу-

бине взаимного влияния связь между поступками соуча-

стников носит иной характер, нежели соотношение при-

чины - следствия.

Взаимозависимость их вряд ли совпадает с понятием

причинной связи и по положению действий соучастников

во времени. Причина, как установлено диалектическим

материализмом, неизменно предшествует последствию.

Содействие соучастника может иметь место и после то-

го, как деяния связанного с ним лица частично осуще-

ствлены, например заранее не обусловленная помощь -

исполнителю разбоя после нападения, в процессе изъя-

тия имущества либо заранее не обещанный пропуск че-

рез контрольный пункт охраняемой территории лица,

похищающего государственное имущество.. В подобных

случаях пособничество возникает хотя и до фактическо-

го завершения преступного посягательства, но позднее

большей части действий исполнителя и по своему месту

во времени не может служить их причиной.

Следовательно, с позиций марксистско-ленинской фи-

лософии деяния соучастника не могут считаться причи-

ной преступной деятельности связанного с ним лица.

. Советская криминология в объяснении генезиса пре-

ступного события разграничивает причины и условия.

Присущая соучастию взаимозависимость действий ви-

новных рассмагривается в качестве условия, способству-

ющего возникновению преступного намерения или дости-

жению преступного результата.

В судебной практике необходимая для соучастия

объективная зависимость между действиями виновных

считается установленной, если доказано, что виновный

способствовал, т. е. создавал условия деяниям другого

преступника.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного

Суда СССР признала необоснованным осуждение Ж. за

соучастие в изнасиловании, поскольку не было собрано

доказательств, <уличающих Ж. в способствовании дру-

гим осужденным в изнасиловании С.>.

Таким образом, соучастию присуща взаимообуслов-

ливающая зависимость между функциями совместно

действующих лиц. Под взаимной обусловленностью в

данном случае понимается такая объективная зависи-

мость, при которой действия одного соучастника создают

условия, облегчают возможность совершения деяний

другого соучасгника. Виновные, направляющие свою во-

лю, например, на совместное хищение общественного

имущества, превращаются в соучастников с того момен-

та, как деяния одного из них начинают служить усло-

вием преступных действий другого. При участии в пре-

ступлении более двух лиц, например в группе из 5-6 че-

ловек, действия определенного соучастника могут обус-

ловливать преступную деятельность не всей группы в

целом, а ее отдельных участников, по крайней мере одно-

го из них.

Г "ГСовместность деяния в смысле ст. 17 УК означает да-

лее, что соучастники совершают одно и то же преступле-

ние и направляют свои усилия к достижению единого

1 преступного результата. Случаи, когда лица оказыва-

ются причастными по внешним признакам к одному со-

бытию, но добиваются при этом различных результатов,

1_не являются соучастиемПленум Верховного Суда СССР

признал необоснованным осуждение Ч. и К. за соучастие

в убийстве, поскольку в момент драки, внезапно возник-

шей в ресторане, они хотя и наносили удары одному и

тому же лицу, но стремились к различным результатам.

Первый намеревался ограничиться побоями, второй стре-

мился причинить смерть и ударом стула нанес потерпев-

шему смертельное ранение. Пленум нашел, что К.вино-

К.Маркс и Ф. Э и гель с. Соч. т. 20, стр. 16.

" См. <Криминология>, стр. 144-164; В.Н.Кудрявцев, При-

чинность в криминологии, М" 1968, стр. 22-69, 100-105; И. И.

Карпе ц. Проблема преступности, М" 1969, стр. 28-71.

<Бюллетень Верховного Суда СССР> 1965 г. № 2, стр. 37; см.

также <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1965 г, № 1, стр. 24-

25; 1968 г. № 2, стр. 26; 1969 г. № 4, стр. 28; 1970 г. № 2, стр. 35-

37

злостного хули-

вен в убийстве, а Ч.-в совершении

ганстза.

""" В связи с тем, что в общем результате воплощаются

усилия не менее двух соучастников, возникает вопрос о

юридической однородности их деяний, о направленности

! их против единого объекта. В теории советского уголов-

ного права отмечалось, что сйвместные действия обычно

одинаковы по объекту, но иногда соучастники посягают

на различные общественные отношения. Более обстоя-

тельно данный вопрос исследовал чехословацкий крими-

налист В. Солнарж. По его мнению, посягательство на

единый объект - типичная черта совместной преступной

деятельности. Он включил этот признак даже в опреде-

ление соучастия. Однако и в его работе не исключается

возможность посягательства соучастников на различные

объекты.

Причинение ущерба различным объектам со стороны

участников единого преступного события может встре-

титься в судебной практике. Совместность деяний и общ-

ность преступного результата в смысле ст. 17 УК озна-

чают их фактическую принадлежность к одному и тому

же событию. Юридическая же оценка действий соучаст-

ников при расхождении в объекте посягательства может

оказаться различной.

Следует заметить, что посягательства участников

единого преступления на различные объекты - редкое

явление. Деяния 1500 соучастников, дела которых изуча-

лись в ходе выборочного исследования, не имели таких

различий. Как правило, совместные действия однород-

ны по своей направленности, одинаковы по объекту.

1 Характерный показатель совместности совершения

1 преступления - причинная зависимость между деянием

1 каждого соучастника и общим для соучастия преступ-

Ьдым результатом. Правильно квалифицировать слитые

воедино общественно опасные действия двух и более

лиц, установить пределы ответственности каждого из них

невозможно без определения границ соучастия, без вы-

Си. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1966 г. № 6, стр.

27-28.

" См. А. Н. Т райни н, указ. работа, стр. 64-67; П. И. Г р и-

III а е в, Г. А. К риге р, указ. работа, стр. 19.

См. В. Солнарж, Соучастие по уголовному праву Чехосло-

вацкой Социалистической Республики, М., 1962, стр. 58.

яснения тех объективных и субъективных пределов, где

кончается совместная преступная деятельность. Причин-

ность служит внешней, объективной межой соучастия.

Она позволяет ограничить ответственность соучастников

пределами фактически причиняемых ими общественно

опасных последствий. В этом ее особое значение среди

остальных элементов совместности совершения преступ-

ления.

Существо зависимости между действиями отдельного

соучастника и совместным преступным результатом рас-

крывается на основе общих философских положений о

причинной связи явлений в обществе при учете специфи-

ческих особенностей проявления этой связи в институте

соучастия. <Казуальность...-указывал В. И. Ленин,-

есть лишь малая частичка всемирной связи, но... частич-

ка не субъективной, а объективно реальной связи>. При-

менительно к соучастию приведенное ленинское указа-

ние позволяет выяснить два существенных положения -

установить объем явлений, охватываемых причинной за-

висимостью, и определить место этой зависимости среди

объективных и субъективных элементов соучастия. При-

чинная зависимость, являясь частью цепи различным об-

разом связанных явлений, охватывает лишь отношения

между противоправными деяниями соучастников и пре-

ступным результатом. Зависимость между ними сущест-

вует объективно и, следовательно, должна рассматри-

ваться как процесс, не подчиняющийся человеческому

сознанию.

<...Действительное тюзнание причины, - указывал

В. И. Ленин, - есть углубление познания от внешности

явлений к субстанции>. Эта ленинская мысль намечает

путь выяснения причинности в теории уголовного права,

в судебной практике и раскрывает ту глубину зависи-

мости одного явления от другого, при которой можно

констатировать наличие причинной связи. В познании

причинности, как учит В. И. Ленин, нельзя останавли-

ваться на выяснении внешних, случайных связей. Требует-

ся доходить до субстанции, т. е. до закономерных связей,

определяющих процесс развития взаимосвязанных явле-

ний. Причинностью в марксистской философии считается

такая объективная зависимость, при которой одно явле-

В.И.Ленин, Поли. собр. соч., т. 29, стр. 144.

Тамже, стр. 142,143,

3. Заказ 2073

ние, действие закономерно, с необходимостью порождает

другое.

В совместно совершаемом .преступлении причиной яв-

ляются деяния лиц, закономерно, неизбежно порождаю-

щие общий преступный результат.

В современных работах советских ученых причинные

связи, возникающие при соучастии, рассматриваются с

единых исходных позиций. В качестве методологической

базы используются положения марксистско-ленинской

философии о причинной связи явлений в обществе. При-"]

чинная зависимость между деяниями и преступным ре- \

зультатом считается обязательным элементом соучастия. \

Единодушно признается объективный характер этой за-1

висимости. Следовательно, по главным аспектам проб"""

лемы причинности 81 теории советского уголовного пра-

ваазноречий нет.

Расхождения имеются по поводу особенностей причи-

нения вреда при соучастии. Различные рекомендации да-

ны по двум практически существенным вопросам: обяза-

тельно ли для соучастия, чтобы общий преступный ре-

зультат причинялся деяниями каждого соучастника, и

возможна ли уголовная ответственность за случайные

последствия действий соучастников.

М. Д. Шаргородский и И. П. Малахов почти одно-

временно предложили в качестве причины общего пре-

ступного результата рассматривать действия исполните-

ля преступления, а деяния других соучастников считать

условием причинения По мнению остальных специалис-

тов, исследовавших институт соучастия, при совместном

совершении преступления усилия двух и более лиц сли-

ваются в единое действующее начало, и, следовательно,

здесь не может быть одного причинителя преступного

результата

стр. 218-

См. <Марксистско-ленинская философия>, М., 1969.

219.

Под преступным результатом понимается вред, причиненный

общественным отношениям, охраняемым советским уголовным за-

коном (см. А. С. М ихл и н, Последствия преступления, М" 1960,

стр. 16).

См. М. Д. Шаргородский, указ. статья, стр.. 90; И. П.

Малахов, указ. работа, стр. 14.

См. А. А. П и онтковски и, Курс советского уголовного

права, М., 1970, т. II, стр. 457-460; А. Н. Трайнин, указ. рабо-

та, стр. 58-67; П. И. Г ришае в, Г. А. К риге р, указ. работа,

""" " Ї " И.Ковалев, указ. работа, ч. 1, стр. 127-131.

стр. 17-18; М

34

рддее правильной представляется вторая точка зре- -~

ния фактически наступивший или грозящий вред вызы-

вается при соучастии совокупными силами всех совме-

"о действующих лиц. Деяния любого из них, взятые в

отдельности, в отрыве от содействия остальных соучаст-

ников не влекут наступления общего вреда. Возникаю .

щий при соучастии преступный результат не поддается :

расчленению на самостоятельные доли по количеству со-

участников. Он является общим и неделимым ввиду сов- Ї; ,

местности его причинения. Поэтому, как справедливо за- \

метил М. И. Ковалев, действия отдельных соучастников."

являются по сути слагаемыми общей причины/

Совместность причинения не означает, однако, равен-

ства причиняющих усилий различные лицПодобно то-

му как общую сумму нередко составляют слагаемые не-

одинаковой величины, так и совместный преступный ре-

зультат может оказаться итогом различных по активнос-

ти усилий соучастников. В этой связи закон обязывает

суд учитывать степень участия каждого из соучастников

в совершении преступления (ст. 17 УК).

Следовательно, в отношении каждого соучастника не-с---

обходимо устанавливать: а) в какой мере его деяния об-

условили преступные действия -других соучастников либо

были обусловлены ими, б) причинную связь его деяний

> с общим преступным результатом, в) степень его учас-

тия в причинении этого результата

См. указ. работа, ч. 1, стр. 127.

Уместно заметить, что еще Н. С. Таганцев убедительно обос-

новывал совместность причинения при соучастии. Его сравнения по

поводу того, что как в оркестре нельзя приписать одному лицу ис-

полнение музыкального произведения, так и при соучастии невоз-

можно выделить единственного причинителя общего результата,

образно передают своеобразие отношений между действиями соуча-

стников и их общим итогом (см. Н. С. Таганцев, Русское уго-

ловное право, СПб., 1902, т. 1, стр. 743).

Необходимость учета степени причинения обосновывал А. Н.

Трайнин (см. <Общее учение о составе преступления>, М" 1957,

стр. 169-170). В последние годы его позиция подвергалась не сов-

сем обоснованной критике (см. М. И. Ковалев, указ. работа, ч,!,

стр. 192; Т. В. Церетели, Причинная связь в уголовном праве,

М.,1963,стр.150-165).

А. Н. Трайнин допустил скорее терминологическую неточ-

ность, подразделяя причины по степени влияния на результат и до-

пуская тем самым множественность причин. Однако сама мысль о

неравноценности причиняющих факторов верна. Она не отрицается

диалектическим материализмом, исходящим из того, что двух рав- /

"Їных во всех отношениях причиняющих факторов не бывает. "~

В судебной практике также считается обязательным

устанавливать наличие причинной зависимости между

деяниями соучастников и общим преступным результа-

том и выяснять степень их причиняющего влияния. По-

учительна в этом отношении аргументация определения

по делу Н. Зная о готовящемся убийстве ее деспота-му-

жа, Н. решила не вмешиваться в преступление. В день

предполагаемого убийства, которое должно было со-

вершиться в их доме вне зависимости от присутствия

там Н., она выехала за город. Подкупленные ее матерью

лица совершили убийство. Суд признал Н., как и ее мать,

соучастниками убийства. Судебная коллегия по уголов-

ным делам Верховного Суда СССР изменила приговор,

признав обвинение Н. з соучастии необоснованным, по-

скольку ее действия не способствовали деяниям других

виновных, не находились в причинной- связи с наступ-

лением смерти. Поступки ее квалифицированы как недо-

носительство.

Более глубокими являются расхождения во взгля-

дах советских криминалистов по вопросу значения необ-

ходимых и случайных связей для установления причин-

ной зависимости.

При единодушном признании диалектического взаи-

модействия необходимости и случайности в том смысле,

что одно и то же явление, действие может находиться в

необходимой связи с одним последствием и в случай-

ный - с другим, высказываются противоположные суж-

дения о возможности уголовной ответственности за слу-

. чайные последствия человеческих деяний.

[Ъ одних литературных источниках причиной рекомен-

довано считать только такие противоправные деяния,

которые находятся в необходимой связи с преступными

последствиями, т. е. закономерно, с неизбежностью вы-

зывают эти последствия или создают реальную возмож-

ность их наступления. В других - причиняющими пре-

См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1965 г. № 1, стр. 26-

28; см. также <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1966 г. № 5,

стр. 24-25; 1966 г. № 6, стр. 27; 1969 г. № 4, стр. 28; 1970 г. № 2,

стр. 35-37.

" См. А. Л. Пионтковский, указ. работа, стр. 187-202;

М. И. Ковалев, П. Т. Васьков. Причинная связь .в уголовном

праве, М., 1958, стр. 30-43: Я. М. Б райни и, Уголовная ответст-

венность и ее основание в советском уголовном праве, М" 1963, стр.

202-216.

ступный результат признаются деяния, находящиеся с

ним как в необходимой, так и в случайной связи

Выработка единых рекомендаций в данном случае за-

трудняется тем, что в отличие от естественных и боль-

шинства общественных наук, исследующих главным об-

разом закономерности внутреннего развития, уголовное

право обычно рассматривает внешние причинные связи,

возникающие в результате воздействия лица на объекты

внешнего мира. В таких связях, обрастающих массой

привходящих моментов, разграничение необходимости и

случайности усложняется. К тому же и философские

категории причина - следствие, необходимость - слу-

чайность разрабатывались главным образом примени-

тельно к взаимодействию внутренних сторон явлений,

процессов Тем не менее выяснение юридического зна-

чения необходимых и случайных связей остается насущ-

ной задачей теории уголовного права и судебной прак-

тики, поскольку от ее решения зависит установление

объективных пределов уголовной ответственности при

любой форме преступного деяния, в том числе и при со-

участии.

Случайность, при которой последствие может возник-

нуть, а может и не возникнуть в связи с определенными

действиями, вряд ли позволяет наметить четкие пределы

уголовной ответственности. Специалисты, допускающие

возможность случайного причинения, рекомендуют огра-

ничивать уголовную ответственность действиями, послу-

жившими одним из необходимых условий преступного

результата, т. е. таким условием, при мысленном исклю-

чении которого рассматриваемое последствие не насту-

пило бы. Метод мысленного исключения при его кажу-

щемся практическом удобстве не обеспечивает конкрет-

См. Т. В. Церетели, указ. работа, стр. 129-193; В. Н.

Кудрявцев, Объективная сторона преступления, М., ,1960, стр.

185-190; <Курс советского уголовного права. Часть Общая>, Л"

1968, т. 1, стр. 346-351.

" По соотношению необходимых и случайных связей с причин-

ностью в современных работах по диалектическому материализму

имеется две точхи зрения. Согласно первой из них (наиболее рас-

пространенной) причинными признаются только необходимые связи

явлений, согласно второй - причинная зависимость включает необ-

ходимые и случайные связи.

" См. Т. В. Церетели, указ. работа, стр. 178-192.

ности, ясности в установлении круга деяний, вызываю-

щих наступление общественно опасных последствий.

Во многих случаях достижение преступного результа-

та было бы невозможно при отсутствии недостатков в

работе лиц, не причастных к совершению преступления.

Если признавать причиной одно из необходимых условий

наступления последствий, то, например, недостаточно

квалифицированная ревизия, воспользовавшись которой

группа расхитителей присваивает государственное иму-

щество, или плохо поставленная охрана, неполадки кото-

рой облегчают кражу, могут считаться причинами пре-

ступления, поскольку отсутствие их исключало бы хище-

ние. При таком подходе к причинности объективные пре-

делы уголовной ответственности теряют определен-

ность.

Какие практические решения следуют из этих теоре-

тических рекомендаций, можно проследить на примерах

самих сторонников теории случайного причинения. К.,

желая помочь пьяному Б., поднял его с земли, поставил

на ноги, встряхнул, чтобы оживить его восприятия, и по-

шел дальше по своим делам. Б. после ухода К. пошат-

нулся, пробежал несколько шагов по мостовой и упал

на проезжую часть дороги, где на него случайно наехал

автомобиль. Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда СССР не нашла причинной связи меж-

ду действиями К. и гибелью Б. Т. В. Церетели оспарива-

ет это решение, считая действия К. причиной смерти Б.,

поскольку при исключении их потерпевший, не оказался

бы под машиной. Между тем, если ограничивать при-

чинный ряд последствиями, которые действительно по-

рождены поведением К., то справедливость решения су-

да станет очевидной. Фактически его поведение послу-

жило причиной лишь того, что пьяный Б. оказался на

ногах. Дальнейшее развитие событий, в том числе и на-

ступление смерти, находилось в случайной связи с пове-

дением К. и имело иную причину.

По своему существу утверждение, что причина - необходимое

условие преступного результата, является своеобразным вариантом

не оправдавшей себя теории эквивалентности условий, убедительно

раскритикованной в работах самих сторонников возможности слу-

чайного причинения (см. Т. В. Церетели, указ. работа, стр. 79-

95).

> См. там же, стр. 184-185.

Случайные последствия, непригодные для установле-

ния пределов уголовной ответственности индивидуаль-

но действующего лица, тем белее не могут использовать-

с> для определения объективных границ соучастия, где

с увеличением числа виновных сфера случайности захва-

тывает все более отдаленные поступки других лиц, фак-

тически не причиняющие присущего соучастию преступ-

ное результата.

/Обоснованной представляется наиболее распростра-

ненная в советском уголовном праве теория, ограничива-

ющая ответственность соучастников необходимыми по-

следствиями их деяний и признающая причиной лишь

такие совмесгные действия, которые в данных условиях

закономерно вызывают наступление общего преступного

результата

Судебная практика последних лет все более последо-

вательно истолковывает причинную зависимость как за-

кономерную связь между противоправными деяниями

лица и преступным результатом. Так, Пленум Верховно-

го Суда СССР в руководящих разъяснениях по делам

об умышленном убийстве специально указал на ошибоч-

ность признания причиной смерти действий, косвенно

обусловивших наступление обстоятельств, <послужив-

ших непосредственной причиной смерти потерпевшего>.

Таким образом, по советскому уголовному праву сов--

местность совершения преступления означает: а) взаим-

ную обусловленность преступных деяний двух или более

лиц, б) единый для них преступный результат, в) при-

чинную связь между деяниями каждого соучастника и

общим преступным результатом. Все эти элементы сов-

местности тесно связаны и практически проявляются в

неразрывном единстве.

 

В буржуазном уголовном праве теории соучастия,

опиравшиеся на формально-демократические принципы,

значительное внимание уделяли характеристике объек-

тивной стороны и, в частности, причинной связи в соучас-

тии. Выразитель интересов либеральной германской бур-

<Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР,

1924-1970>, М" 1970, стр. 434.

жуазии А. Фейербах высказывался за наказуемость со-

участников в зависимости от степени причинения общего

вреда. Крупнейший представитель классической школы

в России Н. С. Таганцев своеобразие внешней конст-

рукции соучастия усматривал в том, что действия всяко-

го соучастника находятся в объективном причинном от-

ношении со всем преступным событием.

Социологические теории, занявшие в период импери-

ализма господствующее положение в буржуазном уго-

ловном праве, низводят значение объективной стороны

деяния до симптома опасности личности. Установление

причинной связи между действиями виновного и совмест-

ным результатом объявляется необязательным для со-

участия. Распространенная в настоящее время в ФРГ

теория финального действия оправдывает привлечение к

уголовной ответственности не только за непосредствен-

ные, но и за побочные последствия человеческого пове-

дения. По утверждению ее сторонников, общие положе-

ния причинности неприменимы к учению о соучастии.

Основатель этой теории Ганс. Вельцель утверждает, что

определение преступного деяния как находящегося в

причинной связи с последствием для уголовного права

непригодно, так как в преступном событии главным явля-

ется не причиняющий процесс, а деятельная цель субъ-

екта Определение границ деятельной цели предостав-

ляется суду. Смысл исключения причинности из учения

.о соучастии в том, собственно, и заключается, чтобы

развязать руки буржуазному суду в применении репрес-

сии за согласованные выступления противников импе-

риализма. Крупный теоретик западногерманского уголов-

ного права Маурах считал невозможным распространять

на уголовное право философские положения причин-

ности, поскольку они слишком ограничили бы причин-

ный ряд, представляющий интерес для уголовного пра-

ва

Следует заметить, что отдельные теоретики уголов-

ного права ФРГ выступают против преувеличения роли

субъективных элементов преступления, признают причин-

ную связь между действиями каждого соучастника и

совместным преступным результатом исходным пунктом

учения о соучастии. Эти взгляды не находят, однако,

поддержки в теории уголовного права и судебной прак-

тике ФРГ.

Принижение значения объективный стороны в англий-

ской доктрине соучастия сопровождалось расширением

пределов ответственности за внешне связанную деятель-

ность, установлением наказуемости за дополнительное,

побочное соучастие, т. е. за деяния, различным образом

связанные с преступлением, но не причиняющие пре-

ступного результата. Таким соучастием считалось, на-

пример, заранее не обещанное укрывательство преступ-

ника, предметов, добытых преступным путем, и т. дЛ

В уголовном праве США, по сути, не определены

объективные пределы ответственности за соучастие. Со-

гласно примерному Уголовному кодексу США, являю-

щемуся моделью для переработки действующего зако-

нодательства штатов, в случае фелонии 1 и II степени

(более опасные преступления) лицо может быть осужде-

но за сговор и при отсутствии с его стороны или других

сговаривающихся явного действия. Наиболее цинично

объективные критерии соучастия отбрасываются при

разработке законов, специально предназначенных для

борьбы с прогрессивными организациями трудящихся.

По закону о внутренней безопасности США (1950 г.)

в случае наступления чрезвычайных условий заключе-

нию в концлагерь подлежат лица, в отношении которых

имеются разумные основания полагать, что они, вероят-

но, будут сговариваться с другими лицами о совершении

актов саботажа или шпионажа. Предусмотрены, таким

образом, массовые репрессии за <вероятное> соучастие,

не заключающее в себе какого-либо, противоправного

деяния.

См. А, Р еиегЬас Ь, Оаз ЬеЬгЬисЬ пп ОеиЬсЫапД йШеп

репИсЬеп КесЫ, 1847, 5. 209.

" См. Н. С. Таганцев, Русское уголовное право. Часть Об-

щая, СПб., 1902, т. 1, стр. 738-739.

> См. Н.  е 1 ге 1, Оаз (1еи{эсКе 51гаГгесЫ, ВегНп, 1956, 5. 33.

См. К. М аигас Ь, ОеисЬез ЗаГгесЫ. АНеететег ТеП, Каг1в-

пАе, 1958, 5. 485-669.

См. Е. Мегег, 51га1гесЬ1. АИететег Те11, МйпсЬеп, 19Б7,

5. 217-220.

См. М. И. Ковалев, указ. работа, ч. 1, стр .137-147.

" См. К. Кення, Основы уголовного права, М., 1949, стр. 91.

См. <Примерный Уголовный кодекс США>, М., 1969, ст.ст. 2,

5,6,13.

3. СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ СОУЧАСТИЯ

В соответствии со ст. 17 УК соучастие образуют

умышленные деяния двух или более лиц. В законе

тем самым подчеркивается, что для субъективной сторо-

ны соучастия обязателен умысел.

Согласно ст. 8 УК умышленно действующим призна-

ется тот, кто сознает общественно опасный характер

своих деяний, предвидит их общественно опасные по-

следствия и желает либо сознательно допускает наступ-

ление таких последствий. При любой форме преступ-

ления умысел складывается из интеллектуальных эле-

ментов, харакгеризующих сознание и предвидение ли-

ца, и волевых элементов - желания либо сознательного

допущения преступных последствий. Содержание их, т. е.

круг охватываемых ими объективных процессов, оказы-

вается различным в зависимости от характера и формы

деяний. Психическая сторона осознанного человеческого

поведения, как отмечал К. Маркс, имеет определенное

объективное мерило и распознается по отраженному в

ней характеру действия и его .форме.

Через сознание и волю совместно действующих лиц

проходят, с одной стороны, индивидуальные признаки

их поведения, выражающиеся в выполнении различных

функций в процессе совместно совершаемого преступ-

ления, и с другой-общие объективные черты их дея-

ний, проявляющиеся во взаимной обусловленности дей-

ствий и причинении единого преступного результата.

Это придает их умыслу специфическое содержание. На-

ряду с индивидуальными признаками в нем возникают

известные общие черты, отражающие в сознании и воле

виновных объективную зависимость между их деяния-

ми.

" Интеллектуальные элементы умысла соучастника

включают: а) сознание общественной опасности собст-

венного деяния, б) сознание общественно опасного ха-

рактера деяния других соучастников (минимум еще од-

ного), в) предвидение наступления совместного преступ-

ного результата. Виолевой элемент его умысла образуе-

желание совместного достижения преступного результа-

См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч, т. 1, стр. 122.

.1

я

та или сознательное допущение его наступления. По срав-

ттетпоумышленной виной единолично действующего

лица умысел соучастника шире. Он не только охваты-

вает объективные процессы собственного общественно

опасного поведения, но и дополняется сознанием участия

в совершении того же преступления другого лица и же-

лание действовать вместе с ним в осуществлении со-

гласованных стремлений.

1 Известная совместность умысла соучастников не ис-

ключает индивидуальности их вины, различия в содер-

жании их сознания и воли. Общий преступный резуль-

тат соучастники причиняют посредством различных по

характеру и степени активности деяний. В той мере, в

какой различными будут роли и объем действий соуча-

стников, неодинаковым окажется содержание их созна-

ния и воли, различной будет их вина.

Выяснение.психического отношения лица к исполнен-

ным им функциям з совместном преступлении, к его

вкладу в достижение общего преступного результата по-

зволяет индивидуализировать вину соучастника и облег-

чает исследование общих элементов умысла совместно

действующих лиц. Поэтому по делам о соучастии нельзя

ограничиваться констатацией общей согласованности

преступных действий. В отношении каждого виновного

необходимо доказать, что он сознавал, частью какого

преступления становятся его деяния, понимал их значе-

ние для достижения общего преступного результата и

желал его достичь с остальными соучастниками или

заодно с ними допускал наступление такого резуль-

тата.

По делу буфетчицы Т., присвоившей крупную сумму

государственных денег, были осуждены как соучастники

хищения три счетных работника за то, что они по дого-

воренности с Т. выписывали бестоварные накладные, с

использованием которых скрывалось хищение. При пе-

ресмотре уголовного дела в порядке надзора было обра-

щено внимание на то, что счетные работники, сознавав-

шие взаимосвязь их злоупотреблений с противоправными

действиями Т., не знали, однако, какому преступлению

они фактически содействовали. Всякий раз Т. просила их

помочь скрыть случайно образовавшуюся недостачу, не

объясняя причин ее возникновения. При таком положе-

нии, как справедливо указал Пленум Верховного Суда

СССР, трех указанных лиц нельзя было признавать со-

участниками хищения, поскольку их действия лишены

субъективных элементов совместной преступной деятель-

ности. Совершенное ими преступление переквалифициро-

вано на ст. 170 У К (злоупотребление служебным поло-

жением)

""" Свойственное соучастию внутреннее единство достига-

ется путем соглашения совместно действующих лиц. Сог-

лашение между ними складывается в результате устного

или письменного сговора. В исключительных случаях оно

может быть достигнуто без слов. Если, например, лицо

осведомлено о готовящемся убийстве и в целях содейст-

вия преступлению молча передает исполнителю оружие,

а тот с пониманием исходящей от другого лица помощи

принимает .содействие, налицо молчаливое соглашение

соучастников.

, Характерным, однако, для соучастия является сговор.

По нему в судебной практике устанавливаются субъек-

тивные границы соучастия. В практике Верховных Су-

дов СССР и РСФСР неизменно проводится та мысль,

что ответственность при соучастии возможна лишь в пре-

делах сговора.

Бригадир колхоза Л. и пастух М. поссорились с дву-

мя пастухами соседнего колхоза из-за того, что те загна-

ли в овчарню овец их бригады в связи с потравой посе-

вов. В ходе обострившейся ссоры Л. начал избивать од-

ного пастуха, М. - второго. В результате один из потер-

певших был убит, другой получил тяжкие телесные пов\

рождения. Суд признал виновных соучастниками убий-

ства. Судебная коллегия по-уголовным делам Верховного

Суда СССР нашла это обвинение необоснованным, так

как не было доказано наличие сговора между Л. и М. о

совершении убийства

Изучение дел на 1500 осужденных соучастниках по-

казывает, что все они согласовывали свои деяния путем

устного сговора. Письменное соглашение и согласование

См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1970 г. № 4, стр. 13-

..- " См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1968 г. № 4, стр. 30-

32; см. также <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1964 г. № 4,

стр. 40-45; 1966 г. № 2, стр. 31; № 5, стр. 37; 1967 г. № 5, стр. 37;

1968 г. № 2, стр. 26; <Бюллетень Верховного Суда РСФСР> 1965 г.

№ 8, стр. 15; 1968 г. № 8, стр. 10; 1971 г. № 4, стр. 12-13.

44

поведения путем молчаливых действий не имеют при

соучастии сколько-нибудь значительного распростране-

ния.

В ст. 17 УК подчеркивается обязательность умыш-

ленной вины у совместно действующих лиц, но не уточ-

няется вид умысла. Согласно ст. 8 УК умышленная вина

включает прямой и косвенный умысел. Сопоставление

этих статей говорит о возможности при соучастии обеих

видов умысла.

В теории уголовного права и в судебной практике при

исследовании вины совместно действующих лиц указан-

ные нормы закона не всегда должным образом сопо-

ставляются, что порождает существенные противоречия

в истолковании субъективной стороны соучастия. Наи-

более значительными представляются расхождения по

следующим вопросам: а) о видах умысла при соучастии;

б) о степени осведомленности соучастников об участии

в преступлении других лиц, в частности об обязатель-

ности двусторонней виновной связи между ними; в) о

возможности соучастия в неосторожных преступлениях и

в деяниях со смешанной формой вины.

В большинстве работ обосновывается возможность

при соучастии прямого йкосвенного умысла. Б ряде ра-

бот соучастие считается совместимым только с прямым

умыслом 1 -  

ЧаЩё)учаетие образуется при прямом умысле сов-

местно действующих лиц, поскольку объединить их пре-

ступные усилия в единое целое, направить волю винов-

ных на осуществление согласованных стремлений мыс-

лимо, как правило, при желании соучастников достичь

общего преступного результата. О типичности для со-

участия прямого умысла говорит и то обстоятельство,

что эта форма преступной деятельности более распро-

странена при хищениях социалистического и личного

См...например, М. А. Ш не и дер, Соучастие в преступлении,

М" 1958, стр. II; П. И. Грпшаев, Г. А. Кригер, указ. работа,

стр. 33; А. А. П и о нтковс к и и, Курс советского уголовного пра-

ва, М" 1970, т. II, стр. 460; <Советское уголовное право. Часть Об-

щая>, М" 1964, стр. 197.

См. <Советское уголовное право. Часть Общая>, М., 1966,

стр. 279-280; В. А. П и н чу к. Виды преступных организаций и от-

ветственность их участников по советскому уголовному праву, Л"

1966, автореферат канд. дисс., стр. 8-10.

имущества, спекуляции, изнасиловании и тому подобных

преступлениях, совершаемых только с прямым умыс-

лом.

рНельзя, однако, полностью исключить из института

соучастия косвенный умысе-Трое несовершеннолетних

, Р., В. и М. распили две бутылки вина и стали приста-

вать к прохожим. Действия их, не встречавшие отпора,

становились вез более дерзкими. Гражданина С. они

сбили с ног, наносили ему удары тяжело обутыми нога-

ми куда попало до тех пор, пока потерпевший оказался

недвижимым. Затем пошли искать, кого бы еще побить.

Встретившегося им второго незнакомого гражданина,

пытавшегося их успокоить, они свалили на землю и би-

ли тем же споЬбом до потери сознания. Потерпевшие

скончались на месте избиения от нанесенных им повреж-

дений. Желание причинить смерть виновные отрицали,

не подтверждалось оно и другими доказательствами.

Судебная коллегия по уголовным делам Оренбургского

областного суда пришла по данному делу к выводу, что

подсудимые, нанося с большой силой удары в жизненно

важные части тела потерпевших, предвидели наступле-

ние смерти и сознательно ее допускали.

По делу С. и Д., осужденных за совместное соверше-

ние убийства по хулиганским побуждениям, приговор

был опротестован. Предложение изменить приговор мо-

тивировалось тем, что не установлена субъективная

сторона соучастия в убийстве. Пленум Верховного Суда

Союза ССР отклонил протест. Как отмечается в его

постановлении, С. и Д., находившиеся в нетрезвом сос-

тоянии, избивали своего собутыльника ногами, обутыми

в сапоги с металлическими подковами, удары наносили

с большой силой в голову и шею. Смерть наступила в

результате совокупности причиненных повреждений че-

рез 5-10 минут с момента их нанесения. На основании

этих обстоятельств Пленум пришел к выводу, что осуж-

денные <допускали наступление смерти, то есть совер-

шили убийство с косвенным умыслом>.

Соотношение прямого и косвенного умысла в пре-

ступной деятельности соучастников оказалось, по нашим

подсчетам, следующим:

Процент соучастников

Вид умысла

Число соучастников

Прямой

Косвенный

98,1

1,9

1471

29

Как видно из этой группировки, соучастники в аб-

солютном большинстве случаев руководствуются пря-

мым умыслом. Случаи соучастия с косвенным умыслом

отмечались только при хулиганстве и убийстве.  

В судебной практике обращается внимание на важ-

ность учета функций соучастника при выяснении вида

его умысла. Так, в постановлении Пленума Верховного

Суда СССР по делу С. и Г. прямо указано, что <умыс-

лом подстрекателя должно охватываться то конкретное

преступление, осуществления которого он желает>. Ор-

ганизатор и подстрекатель, как правило, руководству-

ются прямым умыслом, поскольку они, вовлекая других

лиц или направляя их деяния при совершении преступ-

ления, осуществляют собственные намерения, и, следо-

вательно, желают наступления преступного результата.

Исполнитель и пособник также в большинстве случаев

осуществляют свой прямой умысел, но они чаще, нежели

организатор и подстрекатель, могут не желать, а лишь

сознательно допускать наступление общих преступных

последствий и действовать с косвенным умыслом.

Зависимость умысла от функций виновного в совме-

стной преступной деятельности можно проследить по

следующей группировке:

Вид умысла

(в >{,)

Прямой умысел

Косвенный умысел

Вид соучастника

1,9

13,3

100

98,1

100

86,7

Организатор

Исполнитель

Подстрекатель

Пособник

<Бюллетень Верховного Суда СССР> 1968 г. № 3, стр. 21-22.

<Бюллетень Верховного Суда СССР> 1965 г. № 5, стр. 17; см.

также <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1960 г. № 3, стр. 35-

36, постановление по делу П.

Таким образом, при определении вида умысла в отно-

шении каждого соучастника следует учитывать: а) воз-

можность при соучастии прямого и косвенного умысла,

1б) типичность для данной формы преступной деятель-

юности умысла прямого, в) известную зависимость вида

1 умла от функций соучастников.

< В теории уголовного права имеются расхождения в

трактовке содержания интеллектуальных и волевых

элементов умысла соучастников. В частности, различно

( / решается теоретически и практически важный вопрос о

том, всегда ли соучастник должен знать об участии в

преступлении других лиц, т. е. обязательна ли для со-

участия двусторонняя виновная связь,

В одних исследованиях обосновывается возможность

соучастия при односторонней субъективной связи совме-

стно действующих лицВ подтверждение приводятся

вымышленные случаи таинственного пособничества и

подстрекательства, такие, например, когда пособник в

тайне от исполнителя помогает ему совершить преступ-

ление, а тот, не ведая о существовании пособника, поль-

зуется его услугами, М. Д. Шаргородский говорил даже

о распространенности замаскированного, не осознанного

исполнителем подстрекательства и утверждал, что вооб-

ще легче подстрекнуть того, кто не понимает смысла

происходящего По словам Ф. Г. Бурчака, деятельность

подстрекателя и пособника может оказаться скрытой за

столь тонкими намеками и полунамеками, в которых ис-

полнитель ничего преступного не заметит. В качестве

примера он приводит коварные интриги известного ли-

тературного героя Яго, сумевшего возбудить у Отелло

слепую ревность и незаметно направить события к тра-

гической развязке, к убийству

В других работах, напротив, говорится о невозмож-

ности соучастия при односторонней субъективной связи и

См. <Курс советскою уголовного права. Часть Общая>, Л"

1968, т. 1, стр. 596; <Уголовное право. Часть Общая>, М., 1969, стр.

234; <Советское уголовное право. Общая часть>, изд. МГУ, 1969,

стр. 232; Ф. Г. Б урча к, Учение о соучастии по советскому уго-

ловному праву, Киев, 1969, стр. 43.

Си. указ. статья (<Правоведение> 1960 г. № 1, стр. 90-91).

Фактических материалов в его работе не приводится.

" См. <Подстрекательство как вид соучастия в преступлении по

советскому уголовному праву>, Киев, 1965, канд. дисс., стр. 101-102.

, рождается, что идея неосознанного исполнителем по-

пбичества и подстрекательства является надуманной.

По мнению ряда ученых, для субъективной стороны со-

цдия обязательна взаимная осведомленность не менее

двух лиц о совместности их преступных деяний.

Расхождения касаются главным образом субъектив-

ной связи исполнителя преступления. Специалисты, до-

пускающие и исключающие возможность соучастия при

односторонней виновной связи, сходятся на том, что для

субъективной стороны деяний всех соучастников, кроме

исполнителя, обязательна двусторонняя виновная связь,

необходимо взаимно осознанное взаимодействие каждо-

го из них по меньшей мере еще с одним соучастником -

исполнителем преступления.

Различно истолковывается содержание субъективной

стороны деяний исполнителя. По мнению одних, для со-

участия не обязательно, чтобы исполнитель знал о при-

соединяющейся преступной деятельности еще кого-либо

из соучастников. По мнению других, не может быть со-

участия, если исполнитель не осведомлен о-слиянии его

усилий с преступной деятельностью-по крайней мере еще

одного лица. По существу предлагается признавать либо

не признавать соучастием и, следовательно, различным

образом квалифицировать одни и те же преступные дей-

ствия-не осознанные исполнителем усилия других лиц,

направленные к тому, чтобы оказать ему содействие в

совершении преступления.

Путь к единообразному решению данного вопроса

указывают уголовный закон и в какой-то мере судебная

практика. Соучастие, как определяется в ст. 17 УК, -

это <1М,ыш ленное совместное (разрядка моя.-

П. Т.) участие двух или более", лиц всовертпеиии пре-

ступления>. В законе не случайно подчеркивается спе-

цифическая субъективная черта соучастия - умышлен-

ная совместность преступных действий не менее двух

лиц. Законодатель весьма определенно указал на не-

достаточность для соучастия совместности деяний с

объективной стороны, необходимо еще чтобы эта совме-

стность была умышленной, чтобы она охватывалась соз-

См. А. А. П и онтковски и. Курс советского уголовного

права, М., 1970, т. II, стр. 454-455; М. И. Ковалев, указ. работа,

ч. 1, стр. 246-254; М. И. Шнейдер, указ. работа, стр. II.

4 Заказ 2073 49

нанием и волей виновных. Причем умышленная совмест-

ность преступления, т. е. сознание того обстоятельства,

что общественно опасное деяние совершается не в оди-

ночку, а сообща, по меньшей мере двумя лицами, в рав-

ной мере обязательна для субъективной стороны деяний

всех соучастников, в том числе и исполнителя преступ-

ления.Гледовательно, законодательная характеристика

субъективной стороны соучастия не позволяет относить

к этой форме преступной деятельности случаи, когда ви-

новные фактически взаимодействуют при совершении

преступления, но не сознают этого взаимодействия

Необходимость считаться с текстом ст. 17 У К, не со-

ставляющей сомнений относительно обязательности для

соучастия взаимной осведомленности виновных о совме-

стности их преступления, привела одного из последова-

телей идеи односторонней виновной связи, Ф. Г. Бур-

чака, к мысли объявить указание ст. 17 УК на умышлен-

ную совместность преступных деяний факультативным

признаком соучастия. Соображение это вряд ли осно-

вательно, хотя бы уже потому, что значимость любого

нормативного признака определяется его местом в текс-

те закона. Признаки, указанные в законодательных оп-

ределениях понятий Общей части и основных составов

преступлений Особенной части Уголовного кодекса, обя-

зательны для характеризуемых ими событий, действий.

Осознанная совместность преступных деяний указана в

общем определении соучастия, распространяющемся на

все случаи согласованной преступной деятельности. Ее

нельзя поэтому объявлять факультативным признаком,

она - неотъемлемая черта соучастия.

Сомнения, возникающие по рассматриваемому вопро-

су в судебной практике, все более определенно разреша-

ются на основе законодательного определения соучастия.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

СССР признала необоснованным осуждение У. и А. за со-

исполнительство убийства, так как они хотя и помогали

своему соседу Т. избивать потерпевшего, но не были

осведомлены о его намерении причинить смерть Пред-

См. <Учение о соучастии по советскому уголовному праву>,

стр. 58-59.

" См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1968 г. № 2, стр. 26-

28.

"".ярители жилищно-строительного кооператива Н. и Б.

д обход планового порядка договорились о поставке ко-

дперативу 250 7 цемента и выдали на руки двум пред-

ставителям поставщика стоимость поставки - 3575 руб.

Воспользовавшись нарушением правил безналичных

расчетов, представители поставщика присвоили получен-

ные за цемент деньги. Суд признал Н. и Б. соучастни-

ками хищения, так как допущенное ими нарушение фи-

нансовой дисциплины способствовало преступлению.

Пленум Верховного Суда СССР нашел этот приговор

неправосудным, поскольку Н. и Б. не знали о намерении

двух других лиц совершить хищение.

Вяд ли оправдывают себя в судебной практике суж-

дения М. Д. Шаргородского и Ф. Г. Бурчака о возмож-

ности соучастия с такой замаскированной субъективной

связью, при которой исполнителя незаметно, помимо его

сознания, склоняют к преступлению. Попытки рассмат-

ривать в качестве соучастия не осознанное исполнителем

объективное содействие осуществлению его намерений

порождают серьезные судебные ошибки. 3. рассказал

своему знакомому С. о плохо спрятанном в сарае другого

лица краденом государственном имуществе. Нескольки-

ми днями позднее С. похитил это имущество. 3. осудили

за соучастие в хищении, хотя не было доказано, что

именно его рассказ породил решимость присвоить кра-

деное. Как показывал С., намерение совершить преступ-

ление у него сложилось вне связи с рассказом 3., а под

влиянием разговоров с другими исполнителями кражи.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по уго-

ловным делам Верховного Суда СССР правомерно пре-

кратила обвинение 3. в подстрекательстве к хищению

Выборочные исследования показывают, что соучаст-

ники, как правило, имеют полное представление об учас-

тии в преступлении других лиц, знают всех совместно

действующих с ними виновных. При двух участниках

преступления знали всех сообщников 100% виновных,

См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1967 г. № 5, стр. 37-

39; см. также <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1966 г. № 2,

стр. 31; № 5, стр. 37; 1968 г. № 4, стр. 30; 1970 г. № 4, стр. 13.

" См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1964 г. № 3, стр. 40-

41; см. также <Бюллетень Верховного Суда РСФСР> 1965 г. № 10,

стр. 9.

при трех-94,5%, при четырех-92%, при пяти и бо-

лее-88,9%. Остальные поддерживали двустороннюю

связь. С увеличением числа взаимодействующих лиц

усложняются связи между ними. Из боязни разоблаче-

ния всей группы перед некоторыми ее участниками рас-

крывается лишь часть совместно действующих преступ-

ников. Из 1500 соучастников только 53 человека, т. е.

3,5%, знали не всех своих сообщников. Случаев одно-

сторонней виновной связи соучастников не обнаруже-

но.

. Теоретический анализ ч. 1 ст. 17 УК, материалов

опубликованной судебной практики и результаты выбо-

рочных исследований позволяют сделать следующие вы-

воды: а) умышленная совместность преступления, ука-

занная в ст. 17 УК, является обязательным субъектив-

ным признаком соучастия; б) она означает, что для со-

участия необходима двусторонняя виновная связь, при

, которой умыслом не менее двух лиц охватывается их

~. взаимодействие в процессе достижения общего преступ-

ного результата; в) осведомленность о присоединяющей-

ся преступной деятельности других лиц (не менее еще

одного) должна быть несомненной для каждого соуча-

стника, в том числе и для исполнителя преступления.

Более глубокой взаимной осведомленности виновных

для соучастия не требуется. Не обязательно, например,

чтобы соучастники знали фамилии, имена друг друга

либо подробности преступной деятельности, выходящие

за пределы состава соучастия в преступлении.

Практически маловероятные, но теоретически допус-

тимые случаи, когда умышленное преступление объек-

тивно совершают два лица, одно из которых не созна-

ет совместности деяния (не осознанное иполнителем со-

действие другого лица совершению преступления), не

подпадают йод понятие соучастия ввиду отсутствия обя-

зательного элемента его субъективной стороны - вза-

имного сознания совместности преступления. Такого ро-

да деяния следует рассматривать как раздельно совер-

шенные преступления. Действия лица, присоединяющего-

Г"ся к исполнителю без его ведома, означают по сути

умышленное создание условий преступления, т. е. при-

готовление к преступлению (ст. 15 УК).

Более согласованными, хотя и не совсем единодуш-

ными, являются научные рекомендации по поводу так

называемого неосторожного соучастия. Почти во всех

современных печатных работах говорится о несовмести-

мости этои формы преступной деятельности с неосторож-

ной виной. Другие точки зрения в настоящее время, каза-

лось бы, невероятны, поскольку в законодательном опре-

делении соучастия указано на умышленную вину совме-

стно действующих лиц (ч. 1 ст. 17 УК). И все же есть

отдельные специалисты, пытающиеся найти в институте

соучастия какое-то место для неосторожной вины.

За широкое распространение норм о соучастии на не-

осторожные деяния, выступал проф. А. Н. Трайнин. Опи-

рался он на известный истории уголовного права аргу-

мент - возможность сопричинения при неосторожной

вине.

В качестве примеров он приводил воображаемые

случаи внешне совпадающих, но субъективно не согла-

сованных действий двух и более лиц, в частности пас-

сажира и шофера: первый уговаривал водителя превы-

сить скорость, тот соглашался, результатом оказывался

непредвиденный наезд на пешехода с причинением смер-

ти. Пассажира предлагалось считать подстрекателем к

неосторожному убийству,, а шофера - исполнителем дан-

ного преступления

Немногие современные сторонники рассматриваемой

точки зрения высказываются за более узкое применение

норм о соучасгии к неосторожным деяниям. По мнению

В. С. Прохорова, соучастие по .неосторожности возмож-

но лишь в тех случаях, когда умышленные, согласован-

ные с другими соучастниками преступные действия ис-

полнителя вызывают наступление непредвиденных пре-

ступных последствий, указанных- в статьях Особенной

части Уголовного кодекса в качестве квалифицирующих

обстоятельств (ч. 2 ст. 98, ч. 2 ст. 108, ч. 2 ст. 128 и др.).

Доктрина нзосторожного соучастия далеко не новая. В уго-

ловном праве дореволюционной России ее -пытались обосновать

Н. Д. Сергеевский (см. <О значении причинной связи в уголовном

праве>, Ярославль, 1880, стр. 78-80), Г. Е. Колоколов (см. <О соу-

частии в преступлении>, М., 1881, стр. 42-51) и немногие другие.

Еще раньше идею такого соучастия развивали германские кримина-

листы Бури и Шютце.

" См. <Учение о соучастии>, стр. 114-115.

См. <Курс советского уголовного права. Часть Общая>, Л.,

1968, т. 1, стр. 596-599; <Уголовное право. Часть Общая>, М., 1969,

стр. 235.

Концепция неосторожного соучастия не получила ши-

рокого распространения в теории советского уголовного

\ права. Ее отдельные последователи сами все более огра-

ничивают сферу применения их рекомендаций. Однако

и для исключительных случаев сочетания соучастия с

неосторожной виной нет ни законодательных, ни теорети-

_чес.ких оснований.

Мысль законодателя по рассматриваемому вопросу

предельно ясна. Соучастие, как сказано в ст. 17 УК, -

- это умышленное участие в преступлении двух либо

более лиц. Умышленно действующее лицо не только соз-

нает общественную опасность своего деяния, но и жела-

ет либо сознательно допускает наступление преступных

последствий. Такие психические процессы несовмести-

мы ни с самонадеянностью,-отличающейся расчетом на

предотвращение последствий, ни с небрежностью, при

которой возможности наступления таких последствий нет

даже в мыслях лица (ст. 9 УК). Поэтому по действую-

щему законодательству соучастие нельзя связывать с не-

осторожной виной.

" Ограничение субъективной стороны соучастия умыш-

ленной виной имеет глубокое теоретическое обоснование

и большой практический смысл. Лица, совместно дей-

ствующие по умыслу, сознают, в каком направлении бу-

дут развиваться их взаимосвязанные деяния, понимают,

какой вред обществу наносят их соединенные усилия и

сознательно идут на причинение этого вреда. Соучаст-

ник, отвечающий в пределах своего умысла, несет кару

за такие вредоносные изменения в окружающей дей-

ствительности, которые доступны его сознанию и под-

властны его воле.. Пределы ответственности за умыш-

ленное совместное деяние конкретны: они очерчены кру-

гом осознанных соучастником общественно опасных

действий, размерами желаемого или. сознательно допус-

каемого вреда.

Иное положение складывается при попытке наметить

границы ответственности совместно действующих лиц на

базе неосторожной вины. В случае ответственности за

неосторожное преступление человеку вменяются такие

общественно опасные последствия его действий, наступ-

ления которых он не предвидел, хотя должен был и мог

предвидеть, либо предвидел, но легкомысленно рассчи-

тывал на их предотвращение (ст. 9 УК). Другими сло-

вами, ответственность наступает за недостаточную ос-

мотрительность.-за невыполнение требований, предъяв-

ляемых в определенных условиях к данному лицу с уче-

том его индивидуальных возможностей. Границы пред-

видения при неосторожности сужены. Посильно предви-

деть общественно опасные последствия лишь собствен-

ной неосторожности. К чему могут привести внешне при-

соединяющиеся неосторожные деяния другого лица, че-

ловеку пока не дано постичь с достаточной для уголов-

ного права определенностью при любом напряжении его

сознания и воли. Поэтому устанавливать ответствен-

ность за последствия объективно примыкающего не-

осторожного поведения другого лица - значит допус-

кать объективное вменение, карать человека за то, что

он не в состоянии предвидеть и тем более предотвра-

тить. Неосторожность не позволяет наметить определен-

ные границы уголовной ответственности за объективно

связанное поведение двух и более лиц и ввиду этого не

используется советским уголовным законодательством

при характеристике соучастия.

Тенденции судебной практики по рассматриваемому

вопросу достаточно определенны. В неосторожном пре-

ступлении соучастие считается невозможным. Все 1500

человек, дела которых изучались в процессе выборочно-

го исследования, осуждены за соучастие в умышленных

преступлениях. В опубликованной судебной практике от-

дельные случаи осуждения за соучастие в неосторожном

преступлении приводятся в качестве негативных приме-

ров, для показа того, как не следует применять уго-

ловный закон.

Отдельного рассмотрения требуют взаимосвязанные <

вопросы о правомерности подразделения вины соучаст-

ников по двум критериям: по психическому отношению к

действиям и к последствиям, а также о возможности со-

участия в преступлениях со смешанной формой вины.

Специалисты, пытающиеся обосновать допустимость

соучастия в тах называемых умышленных деяниях, пов-

лекших неосторожные последствия, ориентируют прак-

тику на вряд ли обоснованное по своему существу раз-

См" например, <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1965 г.

№ 5, стр. 16-18; 1966 г. № 5, стр. 24-26.

55

дельное установление форм вины сначала применитель-

но к действиям, затем - к их последствиям. Уместно за-

метить, что дробление вины по указанным критериям по-

лучило в последние годы известное распространение.

Все большее количество составов преступлений объявля-

ется деяниями с двойной формой вины. Коснулось это

дробление и института соучастия.

Действительно, при юридическом анализе составов

преступлений, законодательная конструкция которых

наряду с преступными последствиями указывает наруше-

ние определенных правил поведения (ст. ст. 140, 160-

161, 211 и другие статьи УК), необходимо устанавли-

вать, сознательно либо несознательно нарушило лицо

установленные правила. Выяснять данное обстоятельст-

во требуется для оценки степени общественной опаснос-

ти личности виновного и индивидуализации наказания.

В этом смысле идея раздельного исследования психи-

ческого отношения "лица к преступным действиям и их

последствиям представляется приемлемой.

Однако правомерно ли на основании такого разделе-

ния констатировать различные формы вины? Ответ на

этот вопрос должен быть отрицательным.

Сторонники слишком широкого понимания смешан-

ной формы вины недооценивают неразрывной связи та-

ких элементов объективной стороны преступления, как

деяние и последствие, произвольно изображают их раз-

розненными и затем по отношению к каждому из них

устанавливают самостоятельную форму вины. Если при

этом психическое отношение лица к деяниям и к послед-

ствиям не совпадает, констатируется смешанная форма

вины. Например, недвусмысленный по законодательной

конструкции состав умышленного злоупотребления

властью или служебным положением (ст. 170 УК) счи-

тается преступлением со смешанной формой вины, если

должностное лицо сознательно использует свое служеб-

ное положение вопреки интересам службы и причиняет

при этом по неосторожности существенный вред государ-

ству, общественной организации либо законным правам

и интересам граждан. В данном случае неосторожное

См. А. А. П и о н т к о вс к и и, Курс советского уголовного

права, М., 1970, т. II, стр. 333; <Уголовное право. Часть Особен-

ная>, М" 1968, стр. 108-109, 363-364, 493 и др.

причинение указанных последствий, фактически подпа-

дающее под понятие халатности (ст. 172 УК), с помо-

щью ошибочно толкуемой смешанной вины объявляется

более тяжким преступлением. В неосторожных авто-

транспортных преступлениях (ст. 211 УК) также усмат-

ривается смешанная форма вины, поскольку правила без-

опасности движения л эксплуатации транспорта могут

нарушаться <умышленно>. Тем самым в неосторожные

преступления вносятся элементы умысла, чем создается

теоретическая база для поисков в них возможности со-

участия.

Между прочим, последовательное продолжение идеи

установления самостоятельных форм вины относительно

действий и их последствий позволяет представить любое

неосторожное преступление в качестве преступления с

двойной формой вины.

Если, например, лицо, не разобравшись, заряжено

ли ружье, в нелепой шутке берет на мушку своего ближ-

него, спускает курок и неожиданным выстрелом причи-

няет смерть, можно, следуя критикуемому приему, гово-

рить о двойной форме вины, поскольку оружие

направлялось на потерпевшего сознательно.

Распространение смешанной формы вины на многие

составы преступлений теоретически необоснованно по

ряду соображений. Оно вносит двойственность в уста-

новленные формы вины, т. е. в решение такого вопроса,

где необходима предельная определенность. Становится

неясным, умышленным или неосторожным должно счи-

таться преступление при сознательных действиях и не-

осторожно причиняемых последствиях, а без ясности в

этом отношении затрудняется квалификация преступ-

лений, решение вопросов о возможности сложения на-

казаний при совершении нового преступления условно

осужденным или условно-досрочно освобожденным (ст.

ст. 45, 54 УК), о признании лица особо опасным рециди-

Аргументированная критика неоправданно широкого понима-

ния двойной формы вины дана в ряде работ (см., например, Г. А.

К риге р, Еще раз о смешанной форме вины, <Советская юстиция>

1967 г. № 3, стр. 5-7; Е. Фролов, А. Свинки н. Двойная фор-

ма вины, <Советская юстиция> 1969 г. № 7, стр. 7-8; <Курс совет-

ского уголовного права. Часть Общая>, Л., 1968, т. "1, стр. 436-

439).

вистом и тому подобных практически важных вопросов.

Не выдерживается требование норм Общей части Уго-

ловного кодекса (ст. ст. 3, 8, 9), исключающих возмож-

ность установления самостоятельных форм вины отно-

сительно преступных деяний лица и их последствий.

Согласно ст. ст. 8-9 УК форма вины определяется по

психическому отношению лица к общественно опасному

деянию в целом (действию, бездействию и последст-

вию), а главным образом- к преступному последствию.

В случае его неосторожного причинения посредством соз-

нательного нарушения установленных правил поведения

(ст. ст. 140, 211 УК и т. п.) преступление в целом оста-

ется неосторожным и потому несовместимым с соучасти-

ем.

В результате чрезмерного расширения понятия сме-

шанной вины в теории права идея установления само-

стоятельных форм вины относительно преступных дей-

ствий и их последствий проникла в судебную практику.

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 9

апреля 1961 г. <О судебной практике по делам, связан-

ным с нарушением правил безопасности движения и экс-

плуатации автомототранспорта или городского электро-

транспорта> разъяснялось, например, что в автотранс-

портных преступлениях отношение виновного к наруше-

нию установленных правил может выражаться в форме

умысла или неосторожности, а к последствиям - только

в форме неосторожности.

При таком разъяснении открытым оставался вопрос

об умышленном или неосторожном характере преступле-

ний, предусмотренных ст.ст. 211-211 213, 252 УК, чем

осложнялась практика условно-досрочного освобожде-

ния значительной части осужденных, а также разреше-

ние дел условно осужденных и условно-досрочно осво-

божденных, совершивших указанные преступления в те-

чение испытательного срока. В этой связи Пленум Вер-

ховного Суда СССР еще раз и на более глубокой теоре-

тической основе рассмотрел субъективную сторону авто-

транспортных преступлений. В его постановлении от 6

октября 1970 г. <О судебной практике по делам об ав-

тотранспортных преступлениях> убедительно разъясне-

но, что преступления, предусмотренные ст. ст. 211-211,

213, 252 УК, являются неосторожными, поскольку их

субъективная сторона определяется неосторожным отно-

шением лица к наступлению преступных последствий

В точном соответствии с законом смешанная вина ис-

ключена из характеристики субъективной стороны ука-

занных преступлений.

Определил свое отношение Верховный Суд Союза

ССР и к идее распространения смешанной формы вины

на состав злоупотребления служебным положением. А. и

три других руководящих работника строительного уп-

равления подписывали без надлежащей проверки пла-

тежные требования и чеки с незаполненными реквизи-

тами на получение денег из Госбанка. Излишней довер-

чивостью их воспользовались счетные работники управ-

ления, присвоившие особо крупную сумму государст-

венных средств. Ненадлежащее исполнение служебных

обязанностей указанными распорядителями кредитов суд

квалифицировал в качестве злоупотребления служебным

положением, так как денежные документы с незапол-

ненными реквизитами они подписывали <умышленно>.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Су-

да СССР признала решающим для оценки субъективной

стороны данного преступления то обстоятельство, что ви-

новные не предвидели наступивших последствий, хотя

должны были и могли их предвидеть. Поэтому обвине-

ние их в злоупотреблении служебным положением пре-

кращено, совершенные ими действия правомерно приз-

наны халатностью.

См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1965 г. № 3, стр. II.

Аналогичное разъяснение имеется в действующем постановлении того

же Пленума от 25 марта 1964 г. <О судебной практике по делам

об изнасиловании>, п. 9 которого вряд ли основательно предлагает

квалифицировать как изнасилование несовершеннолетие и те слу-

чаи, когда виновный не знал о несовершеннолетии потерпевшей, но

мог и должен был предвидеть зго (<Бюллетень Верховного Суда

СССР> 1964 г. №3, стр. 20).

От неосторожного или умышленного характера совершенного

преступления зависит минимальный срок наказания, который лицо

должно отбыть до условно-досрочного освобождения, а также воз-

можность сложения наказаний при совершении условно осужденным

или условно-досрочно освобожденным нового преступления - ст. ст.

45, 53, 54 УК.

" См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1970 г. Л> 6, стр. 21.

" См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1970 г. № 6, стр.

36-38.

Верховный Суд СССР, судя по приведенным данным,

не разделяет идеи слишком широкого толкования сме-

шанной формы вины. Практика установления самостоя-

тельных форм вины по отношению к действиям и их по-

следствиям признана не отвечающей ст.ст. 8 и 9 УК.

Форму вины судам предложено устанавливать по психи-

ческому отношению лица к обязательным элементам объ-

ективной стороны преступления в целом, считая при этом

определяющим отношение лица к преступным послед-

ствиям.

В таком же плане логично устанавливать содержание

.мышленной вины при соучастии. Подразделение умыс-

ла совместно действующих лиц сначала по их отноше-

нию к действиям, затем-к общему преступному ре-

зультату не отмечало бы. смыслу ст. 8 УК. Практически

; это могло бы привести к произвольному расширению

круга умышленных преступлений, допускающих соучас-

тие, и конкретно - к неосновательному признанию

умышленными таких деяний, при совершении которых

лицо сознательно совершает предусмотренное уголовным

законом деяние, но неосторожно причиняет преступные

последствия.

Изложенное не означает, что для соучастия не суще-

ствует проблемы смешанной формы вины. Пдействую-

вдем уголовном законодательстве имеются отдельные

составы преступлений, субъективная сторона которых

предполагает различное психическое отношение винов-

ного, различные формы вийн тго отношении> к двум ука-

занным в законе и неодийаковым по своему юридическо-

..му значению преступным последствиямНапример, в ч. 2

ст. 108 УК предусмотрено тяжкое телесное повреждение,

своеобразие которого состоит в том, что по отношению к

основному последствию - причинению тяжкого телесного

вреда-обязателен умысел, а по отношению к квалифи-

цирующему последствию - смерти потерпевшего допус-

кается только неосторожность. В ч. Зет. 116 УК преду-

смотрен аборт со смертельным исходом. Ответственность

по этой норме закона также допускается лишь при том

условии, если с умыслом достигается основное послед-

ствие - незаконное изгнание плода и вместе с тем по

неосторожности причиняется смерть.

В этих и им подобных составах преступлений вина

действительно приобретает двойную, или смешанную,

60

форму, поскольку по отношению к основному преступно-

му последствию требуется установить одну форму ви-

ны_умысел, а по отношению к квалифицирующему

преступному результату другую форму вины-неосто-

рожность.

По своей субъективной природе данные преступления

в целом логично считать умышленными, так как основ-

ные последствия причиняются с умыслом. В этом, соб-

ственно, и заложена кажущаяся возможность соучастия

и в квалифицированных составах таких преступлений.

Но это не более, чем воображаемая возможность. Не-

соответствие ее смыслу закона обнаруживается при со-

поставлении указанных норм Особенной части Уголов-

ного кодекса с законодательным определением соучас-

тия. Статья 17 УК, устанавливающая для соучастия

единственную форму вины - умысел, ограничивает тем

самим рамки соучастия сознательно совершаемыми дея-

ниями и умышленно причиняемыми преступными по-

следствиями. Исключений из этого правила советское

уголовное законодательство не знаетНедсторожноепри-

чинение преступного результата выходит за пределы

соуч.ас1В Значит, умышлейное тяжкое" телесное пов-

реждение или аборт, предусмотренные ч. 1 ст. 108 и

ч. 1 ст. 116 УК, могут совершаться в соучастии, посколь-

ку их последствия вызываются умышленно. "За те же

преступления, повлекшие смерть, а при аборте - и за

иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 108, ч. 3 ст. 116 УК).

ответственность должен нести только тот, кто непосред-

ственно причиняет указанные последствия. В соучастии

этипресгупления совершаться нёмогут, так"как соответ-

ствующие им последствия причиняются по неосторож-

ности.

Татм образом, ст. ст. 8-9 и 17 УК не позволяют

распространять понятие соучастия ни на преступления,

слагающиеся из сознательных действий и неосторожно

причиняемых последствий, ни на квалифицированные

составы преступлений со смешанной формой вины} -

В судебной практике вопрос о соучастии в преступле-

ниях со смешанной формой вины решается иногда без

должного учета требований ст. 17 УК. Пример тому-

дело Родиных. Между Родиным и его женой, находив-

шимися в нетрезвом состоянии, возникла ссора. Родин,

подстрекаемый своей матерью, начал избивать жену.

61

Спасаясь от побоев, она выпрыгнула в окно со второго

этажа и получила при падении тяжкую травму. Винов-

ного это не остановило. Он настиг пострадавшую и про-

должал наносить ей побои, хотя видел ее тяжелое сос-

тояние. Мать, его тем временем препятствовала попыт-

кам других лиц прекратить избиение. На следующий

день потерпевшая скончалась от повреждений, получен-

ных при падении и избиении. Народный суд признал

Родина исполнителем тяжкого телесного повреждения,

повлекшего смерть, а его мать - подстрекателем к этому

преступлению. Приговор несколько раз изменялся вы-

шестоящими судебными инстанциями. Дело поступило

на рассмотрение Верховного Суда СССР. Пленум Вер-

ховного Суда оставил в силе приговор народного суда,

т. е. нашел соучастие в преступлении со смешанной фор-

мой вины. Постановление это представляется недостаточ-

но убедительным. В нем не указано, какой формой вины

характеризовалось отношение виновного к телесному

повреждению я к смерти. Причинение квалифицирую-

щих последствий по небрежности, видимо, исключается,

поскольку в постановлении сказано, что <как Родин, так

и его мать... сознавали, в каком состоянии находится

потерпевшая и какие последствия ей угрожают в ре-

зультате избиения>. Речь, вероятно, шла о нанесении

смертельных повреждений по самонадеянности, но в та-

ком случае согласно ст. 9 УК надлежало выяснить," на

что именно виновные рассчитывали в надежде предот-

вратить смерть, О существовании подобного расчета в

постановлении не упоминается. Более того, весь текст

постановления убеждает в том, что виновные сознавали

возможность смертельного исхода от избиения тяжело

раненой женщины, и тем не менее избиение продолжа-

лось. Более обстоятельное исследование субъективной

стороны преступления должно было привести к иной ква-

лификации - к признанию соучастия либо в убийстве,

совершенном с косвенным умыслом, либо в причинении

тяжкого телесного повреждения без отягчающих об-

стоятельств. Квалифицирующее обстоятельство телесных

повреждений - наступление смерти могло вменяться

одному Родину, так как оно предполагает неосторож-

ную вину, исключающую соучастие.

Умышленный характер деяний всех соучастников не

означает совпадения их мотивов и целей. В нормах Осо-

бенной части Уголовного кодекса цели и мотиву прида-

ется различное значение. В одних составах они указа-

ны в качестве обязательных признаков (ст. ст. 70, 154

и др.), в других-служат квалифицирующим обстоя-

тельством (ст. 102, ч. 3 ст. 158 и др.), в третьих-вовсе

не упомянуты. В зависимости от этого определяется зна-

чение цели и мотива для субъективной стороны соучас-

тия.

При совершении преступлений, в законодательной ха-

рактеристике которых цель и мотив не указаны, соуча-

стники могут руководствоваться различными побужде-

ниями и преследовать различные цели. Тяжкое телесное

повреждение, например, виновные могут нанести совме-

стно по различным побуждениям. На квалификации пре-

ступления расхождение их мотивов не отразится, по-

скольку в составе данного преступления, предусмотрен-

ного ст. 108 УК, мотив не упоминается. Если же диспо-

зиция .статьи Особенной части Уголовного кодекса ука-

зывает цель и мотив, то соучастником такого преступ-

ления может считаться лишь тот, кто знал о наличии

этих целей и мотивов в совместно совершаемом деянии

и сознательно содействовал их осуществлению.

О практической значимости различных мотивов, по-

буждающих виновных к объединению преступной дея-

тельности, говорит следующая таблица.

Процент соучастников, действо-

вавших по данному мотиву

Вид мотива

Руководящее разъяснение Пленума Верховного Суда СССР от

4 июня 1960 г. <О судебной практике по делам об умышленном

убийстве> правомерно требует при отграничении тяжких телесных

повреждений, повлекших смерть, от умышленного убийства тща-

тельно выяснять психическое отношение виновных к причинению

обоих последствий: телесного повреждения и смерти (см. <Сборник

постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924-1970>, стр.

436-437).

2 <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1969 г. № 6, стр. 10.

"2

КорЫСТЬ

Хулиганские побуждения

Месть

Половая распущенность

Стремление скрыть преступ-

ление

Другие мотивы

68

17

1,6

12

0,6

0,8

Наиболее типичны для соучастия корыстные и хули-

ганские мотивы. Искоренению их должно уделяться пов-

седневное внимание в уголовно-правовой борьбе с объе-

диненной преступной деятельностью. Выборочные иссле-

дования показывают -далее, что по общему правилу со-

участники исходят из одних и тех же побуждений: одина-

ковыми мотивами руководствовалось 94,3% осужденных

соучастников, различными-5,7%. Причем расхожде-

ния эти наблюдаются в тех случаях, когда отдельные

соучастники, сознательно содействуя реализации обще-

го, объединяющего всех преступников мотива, руковод-

ствовались к тому же особыми личными побуждениями,

предусмотренными в уголовном законе.

 

В буржуазном уголовном праве субъективная сторо-

на соучастия характеризуется расплывчато и проти-

воречиво. Нарочитая неопределенность законодательных

формулировок имеет в данном случае определенный по-

литический смысл. Заключается он, по замечанию

Ф. Энгельса, в том, чтобы развязать руки карательным

органам, облегчить им подмену <правового состояния>

совершенно бесправным, состоянием и тем расширить

границы наказуемого по статьям о совместной деятель-

ности, широко используемым в подавлении прогрессив-

ных выступлений трудящихся.

Такой подход к характеристике субъективной сторо-

ны соучастия проявляется в следующем: а) в законода-

тельстве понятие соучастия не определяется и, следова-

тельно, не раскрывается его субъективная сторона, б)

нормы Общей части о вине, формально обязательные и

для соучастия, не выдерживаются в законодательных

актах об ответственности за согласованные деяния, в)

соучастие считается возможным при неосторожной вине,

г) все большее значение приобретают нормы абсолютно-

го запрещения, допускающие ответственность при от-

сутствии вины.

Общие- положения уголовного права США, относя-

щие к соучастию определенные умышленные деяния

подстрекателя и пособника, фактически отбрасываются

нормативными актами, изданными в целях преследова-

ния коммунистов и других идейных противников монопо-

листической буржуазии США. <Закон 1940 года о реги-

страции иностранцев> предусматривает тяжкую кару

за неопределенные по субъективной стороне деяния

двух и более лиц, в том числе за содействие организа-

ции любого общества, группы, объединения лиц, пропо-

ведующего или поощряющего свержение правительства

США, за участие в любом подобном обществе или при-

мыкание к нему. Что означает поощрение антиправи-

тельственной деятельности кли примыкание к любому

указанному обществу, остается неопределенным и тол-

куется произвольно.

Согласно п, 4 ст. 2.06 примерного УК США при со-

вершении посягательства, элементом которого является

наступление преступных последствий, возможно неосто-

рожное соучастие, поскольку для его субъективной сто-

роны в таком случае считается достаточной любая фор-

ма вины, предусмотренная данным составом преступле-

ния.

В современном английском законодательстве растет

число норм абсолютного запрещения. Своеобразие их,

как признают сами английские специалисты, заключает-

ся в том, что <обычное виновное предвидение> не счита-

ется обязательным элементом преступления. Иными

словами, допускается уголовная ответственность без

вины.

Тах, по закону о шпионаже 1911 года это тяжкое пре-

ступление может вменяться за невиновное приближение

к запретному месту или за проход через него. В случае

преследования по данному закону не требуется, чтобы

вина лица была установлена каким-либо определенным

действием, доказывающим наличие цели, угрожающей

безопасности или интересам государства.

В Общей части Уголовного кодекса ФРГ ( 25-29)

указывается на обязательность умышленной вины для

соучастия и весьма определенно характеризуется субъ-

екгивная сторона деяний подстрекателя, пособника, со-

виновника. Однако параграфы Особенной части Уго-

ловного кодекса, устанавливающие ответственность за

участие в антиконституционном объединении, за уста-

новление изменнических связей, за организацию крими-

См. К. М а р к с и Ф. Энгельс, Соч., т. 1, стр. 639.

См. К. Кении, Основы уголовного права, М., 1949, стр 45-46.

5. Заказ 2073 65

крайней неопреде-

нальных объединений, отличаются

ленностью С 84, 85, 86, 100, 129).

Так, по  129 преследуется не только участие в пре-

ступном объединении, но и его поддержка. Что конкрет-

но означает в данном случае <поддержка>, остается не-

определенным.

Периодические изменения Уголовного кодекса ФРГ

вносят в него новые параграфы с еще более каучуковы-

ми составами совместных преступлений. Один из послед-

них законов - <Восьмой закон об изменении уголовного

права> (1968 г.) дополнил Уголовный кодекс рядом па-

раграфов, карающих за организационную связь с за-

прещенным объединением или с эрзац-организацией та-

кого объединения, за распространение и даже за хра-

нение пропагандистского материала такого объедине-

ния Содержание вины при организационной связи,

само понятие такого рода связи и эрзац-организации за-

прещенного объединения не определены, чем создана

возможность произвольного преследования сторонников

демократических организаций и прежде всего Коммуни-

стической партии Германии.

В теории уголовного права ФРГ все более настоя-

тельно проводится идея неосторожного соучастия. По-

явились работы, оправдывающие применение норм о со-

участии к неосторожным особым деликтам - должност-

ным и воинским преступлениям, а также к иным деяни-

ям, связанным с так называемым неосторожным нару-

шением совместных обязанностей Теоретически это

обосновывается возможностью сопричинения при неосто-

рожной вине. Субъективная сторона подобного сопричи-

нения, свойственная истинному соучастию, субъективная

согласованность деяний игнорируются.

. См. <51та!еае{г.Ъцс.Ь. 41 АиПаре>, МйпсЬеп, 1970; <ВипДевве-

5гЫаН>, №. 56, Те!1 1, Вопп, .1969, 5. 720-742.

2 См. <Вип(1езее5е1гЫа<>, №-. 43, Те11 1, Вопп, 1968, 8. 741.

См. С. Кохш, ТаегэсЬаН ип(1 Та1Ьегг5сЬа<, НатЬш-е, 1963,

5. 531-579. В данной работе в качестве соучастия рекомендуется

рассматривать деяния охранников, уснувших на посту, если в ре-

зультате этого скрылся заключенный, и тому подобные деяния

(стр. 533, 538); см. также Н. Ргапг1]е1т, 0!е ТеНпаЬте ап

ипуог5а{г1!сЬег Наир<а1, ВегНп, 1961, . 17-22, 40-54.

ц

V-

1. ЗНАЧЕНИЕ И КРИТЕРИИ

ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ СОУЧАСТНИКОВ \

Деяния участников одного и того же преступления

не могут быть абсолютно одинаковыми. Установлению

различий между ними советское уголовное законода-

тельство и теория права придают большое значение. По

смыслу ст. 17 УК квалификация преступлений соучаст-

ников требует предварительного выяснения специфи-

ческих особенностей их функций. Статьи 72, 77, 77, 79,

190 227 У К обязывают органы расследования и суд при

разрешении вопросов ответственности за предусмотрен-

ные в них преступления различать, какие функции вы-

пол-няли виновные, в частности, кто из них был участ-

ником и кому принадлежала роль организатора преступ-

ления. Аналогичные требования вытекают из других

норм Особенной части Уголовного кодекса, характери-

зующих объединенные преступные деяния. При назначе-

нии наказания соучастникам, как указывается в ст. 17

УК, необходимо учитывать характер и степень их учас-

тия в преступлении. Иными словами, квалификация сов-

местной преступной деятельности и назначение наказа-

ния, т. е. решение коренных вопросов соучастия, невоз-

можно без четкого подразделения совместно действую-

щих лиц.

-, . В соответствии с ч. 7 ст. 17 УК мера ответственности

соучастника опоеделяется в зависимости от характера и

: степени его участия в совместном деянии. Указанные

1 критерии: а) характер и б) степень участия лица в

преступлении касаются различных обстоятельств соуча-

1 стия. Выяснение первого из них отвечает на вопрос, ка-

~

5 67

\ кие функции исполнил соучастник, какие по виду дейст-

1 вия выпали на его долю. Выяснение второго говорит о

1 том, насколько активно он исполнил свои функции. По

сугЦёству эти критерии коренятся во внешней, объектив-

ной стороне объединенных деяний и, следовательно, но-

сят объективный характер. Использование в данном

случае объективных критериев позволяет более точно

охарактеризовать в правовой норме роль каждого со-

участника, что облегчает соблюдение законности в раз-

решении вопросов ответственности за сообща совершен-

ное преступление.

В зависимости от характера участия в преступлении

различаются четыре вида соучастников: исполнитель, ор-

ганизатор, подстрекатель, пособник. Деяниям каждого

из них присущи своеобразные признаки, раскрываемые

в различных нормах закона, в разных частях ст. 17 УК.

Закреплением в законе строго индивидуальных черт со-

участников, раздельной характеристикой их деяний под-

черкивается известная самостоятельность каждого вида

соучастников. Вряд ли основательно в этой связи Ф. Г.

Бурчак предлагает рассматривать соотношение различ-

ных видов соучастников на основе взаимопоглощения.

По его мнению, исполнительская деятельность поглоща-

ет всякую иную деятельность соучастника преступления,

а лицо, сначала являвшееся организатором либо подст-

рекателем, но затем принявши участие в исполнении

преступления, должно признаваться лишь. исполнителем.

Организационные и подстрекательские действия он реко-

мендует рассматривать в качестве отягчающих обстоя-

тельств.

Представляется, что ни содержание, ни структура

ст. 17 УК не допускают возможности такого поглощения.

О поглощении одного общественно опасного деяния дру-

гим в процессе квалификации преступлений может идти

речь, если одно из них является частью, конструктивным

признаком другого. Деяния организатора, подстрекате-

ля и пособника не входят в очерченные законом функ-

ции исполнителя. Взаимопоглощение их не отвечало бы

и соотношению видов соучастников по степени общест-

венной опасности. Не исключено, например, что подстре-

катель совратит на преступный путь несколько человек,

а затем примет незначительное участие в исполнении

преступления. Вряд ли отражало бы истинную роль та-

кого лица признание его лишь исполнителем. Тем более

неосноватьльно поглощать исполнительскими действия-

ми функции организатора, наиболее опасные по сравне-

нию с деяниями остальных соучастников.

Соединение в одном лице ролей нескольких соучаст-

ников было бы неправомерно расценивать и в качестве

отягчающего обстоятельства, поскольку такое сочетание

не входит в исчерпывающий перечень отягчающих об-

стоятельств, приведенный в ст. 39 УК.

Все это говорит за то, что соотношение разных видов

соучастников нельзя рассматривать как иерархическую

лестницу с исполнителем во главе. Деяния одного из них

не могут поглощать деяний другого. В процессе рассле-

дования и судебного разбирательства уголовных дел

выяснению функций, свойственных каждому виду со-

участников, должно придаваться самостоятельное зна-

чение.

Виды соучастников, судя по тексту чч. 3-6 ст. 17 УК,

различаются по единому классификационному критерию,

по характеру исполняемых функций. Степень участия в

преступлении показывает меру активности виновного,

она является количественной характеристикой роли ли-

ца в совместном деянии.

В судебной практике наряду с исполнителем, органи-

затором, подстрекателем и пособником иногда выделя-

ется роль инициатора преступления. Причем в отноше-

нии некоторых участников совместных деяний в обвини-

тельных заключениях и приговорах отмечается лишь то,

что они являются инициаторами, а к какому конкрет-

но виду соучастников отнесены в результате разбира-

тельства дела, не указывается. Среди осужденных со-

участников таких лиц оказалось 8,2%.

В теории уголовного права эта тенденция практики

по сути не анализируется. Более того, в специальной ли-

тературе также используется понятие инициатора без

конкретного указания его содержания и при произволь-

См. Ф. Г. Бурчак, указ. работа, стр. 137-143.

См. В. Н. Кудрявцев, Общая теория квалификации пре-

ступлений, стр. 240-262.

Фактически почти все они выполняли роль организатора.

69

ном перечне круга инициаторов. Так, М. А. Шнейдер на-

ходил возможным считать инициаторами подстрекателя

и организатора преступления. Ф. Г. Бурчак полагает, что

инициатором можно признать любого соучастника, кро-

ме пособника На вопрос о юридической природе дея-

ний инициатора косвенно отвечает лишь Ф. Г. Бурчак,

отмечая, что проявление инициативы говорит о степени

участия лица в преступлении

По содержанию понятие <инициатор> весьма неоп-

ределенно. Буквально оно означает проявление инициа-

тивы во всякой деятельности. Инициативу в смысле не-

обычной изворотливости может проявить любой соучаст-

ник. При какой ее степени лицо становится инициато-

ром, определит вряд ли возможно. Функций соучастника

данное понятие не раскрывает. Следовательно, инициа-

тора нельзя рассматривать как вид соучастника. Наи-

менование виновного инициатором не освобождает орга-

ны расследования и суд от обязанности установить, к ка-

кому виду соучастников он относится. Круг соучаст-

ников, очерченный ст. 17 У, является достаточно пол-

ным. Любые объединенные деяния охватываются функ-

циями известных соучастников. Дополнять к ним ини-

циатора не позволяет и ст. 17 УК, в которой данная роль

не упоминается. Судебной практике логично отказаться

от использования рассматриваемого понятия, затрудня-

ющего процесс определения видов соучастников. Указа-

ние на роль инициатора в какой-то мере раскрывает сте-

пень активности соучастника. Однако подразделение

совместно действующих лиц по активности, по степе-

ни участия в преступлении имеет иной смысл, нежели

их классификация по виду.

Согласно ч. 7 ст. 17 УК по делам соучастников необ-

ходимо выяснять степень участия каждого из них в пре-

ступлении. Степень участия характеризует фактическую

долю, удельный вес деяний виновного в совместном пре-

ступлении. В значительной мере она предопределяется

функциями соучастника: организатор обычно вкладыва-

ет в преступление большую долю, чем другой соучаст-

ник, исполнитель и подстрекатель действуют активнее

пособника. В этом отношении подразделения их по ха-

рактеру и степени участия в преступлении тесно связа-

ны. Более того, деление соучастников по виду подчинено

задаче выяснения степени их участия в преступлении.

Иногда же распределение соучастников по виду не от-

ражает их соотношения по степени активности. Обычно

более пассивный пособник может проявить такое упор-

ство, развить такую активность, которых не окажется у

исполнителя или подстрекателя. А., имевший доступ к пе-

чатям и штампам, систематически подделывал для дру-

гих лиц документы на получение пенсии. Ущерб, причи-

ненный его действиями, исчисляется десятками тысяч

рублей, а размер хищения любого исполнителя преступ-

ления не является крупным. Суд правомерно признал

пособнические действия А. более опасными по сравне-

нию с деяниями остальных соучастников. Следователь-

но, охарактеризовать общественную опасность действий

соучастника указанием лишь его вида невозможно. По-

этому ст. 17 УК и требует подразделения виновных п;

степени участия в преступлении.

В советском уголовном законодательстве не сущест-

вует заранее установленных показателей степени учас-

тия лица в преступлении. В судебной практике и в тео-

рии права имеются рекомендации, позволяющие с необ-

ходимой определенностью классифицировать соучастни-

ков по рассматриваемому критерию. Так, в постановле-

нии Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1961 г.

<О судебной практике по применению условного осужде-

ния> указывается на возможность применения данной

меры лишь к второстепенным участникам тяжких

преступлений. В постановлении того же Пленума от 31

июля 1962 г. <О судебной практике по делам о взяточ-

ничестве> предлагается отличать второстепенных участ-

ников преступления от злостных взяточников

А. А. Пионтковский рекомендовал различать по сте-

пени вины главных и второстепенных соучастников.

См. <Соучастие в преступлении по советскому уголовному пра-

ву>, стр. 17.

См. <Учение о соучастии...>, стр. 135.

См, там же, стр. 135,

См. <Советская юстиция> 1966 г. № 12, стр. II.

" См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1961 г. № 3, стр. 7.

=" См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1962 г. № 5, стр. 8.

См. <Курс советского уголовного права>, М., 1970, т. II, стр.

1970, т. II, стр.

71

В практике и в теории намечается единая тенденция

подразделения совместно действующих лиц по степени

участия в преступлении на главных и второстепен-

ных.

Это подразделение отвечает ст. 17 УК и в основных

чертах показывает возможное распределение по степени

активности участников совместного деяния. Заранее уста-

новить, кому из них отводится главная, а кому - второ-

степенная роль, вряд ли возможно, поскольку опасность

деяний соучастника одного и того же вида колеблется

в зависимости от особенностей конкретного случая.

Таким образом, согласно ст. и УК в процессе рас-

следования и судебного разбирательства совместных дея-

ний в отношении каждого их участника необходимо уста-

новить: а) вид соучастника, б) фактически принадле-

жавшую ему главную или второстепенную роль.

2. ИСПОЛНИТЕЛЬ

В соответствии с ч. Зет. 17 УК <исполнителем приз-

нается лицо, непосредственно совершившее преступле-

ние Выборочные исследования показывают, что в об-

щем числе совместно действующих лиц исполнители со-

ставляют 83,3%. Это наиболее распространенный вид со-

участников.

С объективной стороны исполнение преступления за-

ключается в осуществлении деяния, очерченного в

статье Особенной части Уголовного кодекса. В судебной

практике и в теории права имеются расхождения в по-

нимании объема функций исполнителя, в связи с чем

допускаются неточности двоякого характера - их чрез-

мерно узкое или слишком широкое толкование.

Нетрезвые М. и И. из хулиганских побуждений напа-

ли на А. и нанесли ему семь ножевых ранений. Одно ра-

нение, как проникающее в брюшную полость, было от-

несено к категории тяжких телесных повреждений. Обо-

им нападающим вменялось лишь злостное хулиганство.

Обвинение в причинении тяжкого телесного поврежде-

ния не предъявлялось, поскольку не удалось установить,

кто из подсудимых поранил брюшную полость. Военная

коллегия Верховного Суда СССР, отмечая ошибки в ква-

лификации данного преступления, указала, что М. и И.

т)

следовало признать соисполнителями тяжкого телесного

повреждения, так как они оба непосредственно наносили

ножевые удары, повлекшие общий преступный резуль-

тат - тяжкий вред здоровью потерпевшего.

Пленум Верховного Суда СССР на примере дел об

убийстве дал разъяснение, которое правомерно учиты-

вать во всех случаях определения характера действий

исполнителя. Исполнителем убийства предложено счи-

тать не только лицо, нанесшее смертельное повреждение,

но и тех, кто своими действиями участвовал в самом

процессе исполнения преступления, т. е. непосредствен-

но воздействовал на организм потерпевшего с умыслом

причинения смерти.

По смыслу приведенного разъяснения, для признания

лица исполнителем достаточно, чтобы он выполнил часть

деяний, входящих в объективную сторону преступле-

ния.

Процесс исполнения преступления имеет определен-

ные объективные границы, устанавливаемые законода-

тельной характеристикой внешней стороны преступного

события. Участвующее в нем лицо прямо, минуя проме-

жуточные звенья, посягает на охраняемый уголовным

законом объект и осуществляет это посредством деяний,

указанных в статье Особенной части Уголовного кодек-

саНедостаточное сопоставление анализируемых дейст-

вий с нормативной характеристикой объективной сторо-

ны преступления порождает слишком широкое толко-

вание функций исполнителя, чаще проявляющееся в том,

что к ним относятся действия всех лиц, находящихся на

месте происшествия и чем-либо содействующих испол-

нителю, безотносительно к тому, осуществляют ли

они непосредственно объективную сторону посягатель-

ства. зс-;"А

Т. ночью тдл на своей усадьбе неизвестного, пы-

тавшегося з<ЙДбй> его теленком. С помощью соседей

У. и А. он задержал неизвестного и начал избивать его.

Вмешательством односельчан побои были прекращены,

пойманного решили доставить в милицию. Как только

См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1964 г. № 3, стр. 46.

" См. <Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР,

1924-1970>, стр. 445.

У. и А. вывели задержанного на улицу, Т. вновь набро-

сился на него, схватил за горло и задушил. Сопровож-

дающие задержанного не вмешивались в эти действия Т.

Тем не менее псе трое были осуждены как соисполните-

ли убийства. Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда СССР изменила приговор, указав, что

попытку У. и А. помочь Т. доставить задержанного в ми-

лицию нельзя расценивать как соисполнение убийства,

поскольку в процессе лишения жизни потерпевшего они

участия не принимали.

На чрезмерно широкое понимание функций исполни-

теля ориентируют судебную практику и отдельные тео-

ретические исследования. В монографии А. Н. Трайнина

утверждается, например, что исполнение преступления

охватывает не только узкий круг деяний, непосредст-

венно причиняющих преступный результат, <но и все те

действия, которые связаны с этим причинением>. В по-

добных рекомендациях процесс исполнения преступле-

ния расширяется за счет деяний, способствующих испол-

нению. Недостаточно учитывается то обстоятельство, что

роли исполнителя соответствует не всякая доля совме-

стно совершенного деяния, а лишь та, которая выража-

ется в осуществлении хотя бы части объективной сторо-

ны преступления. С учетом изложенного должен отрица-

тельно решаться возникающий иногда в практике вопрос

о правомерности признания исполнителем соучастника,

стоящего в мойент совершения преступления на стра-

жей

Таким образом, для ответа на вопрос, является ли со-

участник исполнителем, необходимо обратиться к зако-

нодательной характеристике объективной стороны пре-

ступления. Лицо, полностью либо частично выполнившее

ее, должно признаваться исполнителем.

См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1968 г. № 2, стр.

26-28.

<Учение о соучастии>, стр. 104.

В теории советского уголовного права подобное пребывание

на страже единодушно расценивается как пособничество. Уместно

заметить, что по уголовному праву отдельных государств, в част-

ности по японскому законодательству, оно считается соисполнением

преступления (см. <Современное зарубежное уголовное право>, М.,

1961, т.111,стр.371- 372).

"4

Особенность функций исполнителя., _как подчеркива-

ется в сг.ТУК, заключается в_непосредственном совер-

шении пепления_ Термин <непосредственное совер-

шение> являегся в данном случае не совсем удачным.

Возможны случаи, когда лицо, непосредственно не вы-

полняя объективной стороны преступления, выступает в

роли исполнителя.

Братья Н. и малолетний М. бродили с ружьем по лесу.

Нз попавшегося им на глаза трактора они изъяли про-

дукты и другие предметы. Работники тракторной брига-

ды попытались задержать похитителей.

Стремясь уйти от погони, один из братьев Н. передал

ружье малолетнему М. и заставил его стрелять. М. вы-

стрелил в сторону бежавших к ним двух человек и

смертельно ранил одного из них. Исполнителем убийст-

ва был признан Н" вынудивший малолетнего стрелять.

В кассационной жалобе он просил пересмотреть дело,

так как не ему принадлежала роль убийцы. Судебная

коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР

оставила приговор без изменения, поскольку Н" хотя не-

посредственно не стрелял в потерпевшего, но использо-

вал для осуществления своего замысла малолетнего М.,

не являющегося по возрасту субъектом преступления.

Фактически-имело место посредственное исполнение

убийства - выполнение объективной стороны деяния ру-

ками другого невиновного лица.

, . Пср?Д?Iвен.о?-IСдалН?йИ?..аа?аз.аетумышленное

; пользование для выполнения объективной стороны пре-

ступления другого невиновного лица либо лица, дейст-

вующего по неосторожности.

В процессе такого рода исполнения в качестве орудия

преступления используются: а) малолетний; б) невменя-

емый; в) лицо, действующее под влиянием физического

насилия, угроз либо приказа, если воля принуждаемого

полностью подавляется и он в связи с этим освобожда-

ется от уголовной ответственности; г) лицо, действую-

щее в условиях ошибки, исключающей его ответствен-

ность либо допускающей наказуемость лишь за неосто-

рожное деяние.

См. <Бюллетень Верховного Суда РСФСР> 1968 г. № 7,

стр. 10-II.

Посредственное исполнение в виде использования

для выполнения объективной стороны преступления ма-

лолетнего нуждается в специальном рассмотрении в свя-

зи с включением в Уголовные кодексы союзных рес-

публик статьи об ответственности за вовлечение несо-

вершеннолетних в преступную деятельность (ст. 210 У К).

р3 специальной литературе есть два различных предло-

жения по юридической оценке этой разновидности по-

средственного исполнения. М. И. Ковалев, исходя из то-

го, что при квалификации анализируемых случаев воз-

никает конкуренция правовых норм, предлагает приме-

нять более строгую из конкурирующих статей Уголовного

кодекса-ст. 210 или статью, предусматривающую пре-

ступление, исполненное с привлечением несовершенно-

летнего. Квалификацию по совокупности он находит

ошибочной.

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от

3 июля 1963 г. <О судебной практике по делам о пре-

ступлениях несовершеннолетних> и от 12 сентября 1969 г.

<О судебной практике по делам о вовлечении несовер-

шеннолетних в преступную и иную антиобщественную

деятельность> такое посредственное исполнение предла-

гается квалифицировать по совокупности ст. 210 и ста-

тьи, предусматривающей преступление, исполненное с

участием несовершеннолетнего

Теоретически более обоснованным представляется

второе решениО конкуренции норм может идти речь,

если одно и то же преступление подпадает под две (ли-

бо более) статьи Уголовного кодекса, одна из которых

полно и более точно отражает его юридические при-

знаки.

По своему содержанию конкурирующие нормы на-

ходятся в отношениях логического подчинения, одна из

них шире другой (например, ст.ст. 170 и 175). Задача

квалификации в подобных случаях к тому и сводится,

чтобы избрать более узкую статью, конкретнее, точнее

отражающую признаки совершенного преступления.

Иное положение складывается при посредственном ис-

полнении с привлечением несовершеннолетнего, напри-

мер при использовании малолетнего для тайного изъя-

тия государственного имущества. Здесь совершается два

различных преступления. В приведенном примере - кра-

жа и вовлечение несовершеннолетнего в преступную дея-

тельность. Ни ст. 89, ни ст. 210 У К, взятые в отдельности,

полностью не охватывают содеянного. Возникает идеаль-

ная совокупность преступлений. Квалификация ее, по

сложившимся в теории уголовного права правилам, тре-

бует применения не менее двух статей Особенной части

Уголовного кодекса - ст. 210 и статьи, устанавливаю-

щей ответственность за преступление, исполненное с при-

влечением несовершеннолетнего.

При любой разновидности посредственного испол-

нения действительный исполнитель непосредственно не

выполняет объективной стороны преступления. Строго

придерживаясь буквы закона (ч. Зет. 17 УК), его не

полагается считать исполнителем. В законе прямо ска-

зано, что исполнитель это-соучастниц, непосред-

ственно совершивший преступление./Понятие непо-

средственного совершения .может означаТь~Тблько вы-

полнение объективной стороны преступления собствен-

ными ~деяниямЯ,"Лйчно."Посредственное исполнение вы-

ходит за его пределы_рбнаруживается частичное несо-

ответствие между формой закона и реальным содержа-

нием регламентируемых отношений. Суть его в том, что

понятие непосредственного совершения преступления не-

полно отражает встречающиеся в практике способы вы-

полнения объективной стороны посягательства.

(Йеполнота эта не может быть восполнена толкова-

нием законаИз.вестные способы научно обоснованного

толкования норм права не позволяют представить по-

средственное исполнение преступления в качестве непо-

средственного деяния. Назрела необходимость уточнить

законодательное определение роли исполнителя, допол-

нив его указанием на посредственное исполнение прес-

См. указ. работа, ч. И, стр. 20.

См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1963 г. № 4, стр. 9;

1969 г. № 5, стр. 16. Эта рекомендация поддержана позднее авто-

рами изданных учебников (см. <Уголовное право. Часть Особенная>,

М" 1969, стр. 400; .<Советское уголовное право Особенная часть>,

изд. МГУ, 1971, стр. 377).

"

Аргументированные рекомендации по разрешению случаев

конкуренции уголовно-правовых ьорм даны В. Н. Кудрявцевым

(см. <Общая теория квалификации преступлений>, стр. 251-269).

тупления. Предлагается следующая редакция. 3 ст. 17

УкИсполнителем признается лицо, которое полностью

либо частично, непосредственно либо путем умышленно-

го использования другого невиновного или неосторожно

действующего лица выполнило деяние, предусмотренное

статьей Особенной части Уголовного кодекса)

Редакция данной нормы может быть и несколько

иной. Существует возможность оставить неприкосновен-

ным действующий текст ч. Зет. 17 УК, что важно в ин-

тересах сохранения стабильности закона. С дополнением

сна могла бы читаться следующим образом: <Исполни-

телем признается лицо, непосредственно совершившее

преступление, а равно умышленно использовавшее для

непосредственного выполнения общественно опасного

деяния другое невиновное, лио неосторожно действую-

щее лицо>.

Первая формулировка несколько полнее. В ней ука-

зывается на возможность исполнения преступления пу-

тем полного либо частичного выполнения объективной

стороны деяния. Но она недостаточно лаконична и ле

сохраняет действующего текста закона. Вторая форму-

лировка в какой-то мере отражает практическую значи-

мость рассматриваемых способов исполнения- деяния.

В общем количестве случаев исполнения преступления

посредственному исполнению принадлежит небольшая

доля. Это подчеркивается в предлагаемой формулиров-

ке, где на первом плане указывается непосредственное

совершение преступления, а редко встречающееся по-

средственное исполнение лишь приравнивается к нему по

распределению функций в институте соучастия. Некото-

рая неполнота ее, заключающаяся в том, что не ука-

зывается на возможность выполнения исполнителем час-

ти объективной стороны преступления, может быть вос-

полнена толкованием закона.

Применительно к соучастию посредственное испол-

нение имеет двоякое значение. Оно либо создает види-

мость соучастия, фактически лишенную признаков сов-

местной преступной деятельности, либо служит замас-

кированным средством исполнения замыслов соучастни-

ков.

Если виновный осуществляет свои единоличные пре-

ступные намерения посредством усилий невиновного или

неосторожно действующего лица, то возникает лишь

внешнее подобие соучастия: взаимосвязанными стано-

вятся поступки двух лиц, последствия их кажутся общи-

ми. Фактически же такое сочетание деяний в корне от-

личается от соучастия. Действия лица, используемого

в качестве_о-диялждх_амы?ДО?<-Дй?о довС?..йё выра-

жают его воли, либо отражают его не опасные для обще-

ства стремления, порождающие вредныелосдедствия по

недостаточно осмот]эи1ел_ьности (при неосторожной ви-

не на стороне заблуждающегося" лица).,По внутреннему

содержанию они "не."ма?.у1ра.с.смат.ивать?Я... вкачестве

слагаеЯбга_соаме?IШй.-.ресгупной_деяIельности. Лицо,

оказавшееся слепым орудием преступления, не сознает

общественной опасности .своего поведения, не желает и

не допускает наступления преступных последствий и, Сле-

довательно, - по психическому отношению к происходя-

щему должно исключаться из числа соучастников. Еди-

ноличным исполнителем должен признаваться виновный,

осуществляющий свое преступное намерение чужими ру-

ками. Лицо, замешанное в преступлении помимо его

воли, освобождается от уголовной ответственности либо_

отвечает за неосторожное деяние.

В теории уголовного права посредственное исполне-

ние издавна рассматривается как взаимодействие двух

лиц, одно из которых реализует свой умысел невинов-

ными или неосторожными действиями другого Меж-

ду тем возможны случаи, когда двое и более соучаст-

ников по сговору между собой используют в качестве

орудия преступления третье лицо либо один из них вы-

павшее на его долю исполнение преступления осуществ-

ляет руками невиновного или неосторожно действующе-

го лица. Определение ролей виновных при таком стече-

нии лиц требует учета особенностей института соучас-

тия. Исполнителями должны признаваться соучастники,

непосредственно направляющие невиновные или неосто-

Классический пример сочетания посредственного исполнения

умышленного преступления с неосторожной виной другого лица: врач

в целях убийства предлагает медицинской сестре ввести больному

смертельную дозу морфия, та по неосторожности выполняет назна-

чение.

В теории советского уголовного права посредственное испол-

нение наиболее обстоятельно рассмотрел М. И. Ковалев (см. указ.

работа, ч. II, сгр. 13-31). Однако и в его работе квалификация

посредственного исполнения при соучастии не рассматривается.

X

рожные поступки другого лица. Если, например, двое

взрослых вместе уговорили малолетнего изъять чужое

имущество, то их обоих следует признавать соисполни-

телями хищения. Если один из соучастников подстрек-

нул другого к убийству, а тот единолично привлек к осу-

ществлению преступного замысла третье невиновное ли-

цо, то исполнителем окажется лишь второй соучастник.

Круг исполнителей ряда преступлений ограничивает-

ся. За исполнение должностных, воинских и некоторых

других преступлений отвечает лишь специальный субъ-

ект. Особенность его в том, что помимо общих, свойст-

венных всем субъектам признаков (вменяемость и мини-

мальный возраст-ст. ст. 10, II УК) он обладает други-

ми специальными качествами, указанными в нормах

Особенной части Уголовного кодекса. Из 232 статей

Особенной части 80 (34,5%) характеризуют преступле-

ния со специальным субъектом. Это само по себе гово-

рит о важности правильного толкования роли исполни-

теля таких деяний.

В судебной практике встречаются затруднения в раз-

граничении ролей лиц, совместно совершающих рассмат-

риваемые преступления. Не всегда правильно понима-

ется роль их исполнителя. Частные лица Р., М. и Н. по

сговору с материально ответственными работниками

плавзавода участвовали в хищении 567,5 кг зернистой

икры. Роль их заключалась в том, что на своей лодке

они неоднократно встречали катер, куда поступали по-

хищенные с плавзавода банки икры, принимали эти бан-

ки, продавали икру и делили деньги между участника-

ми хищения. Областной суд квалифицировал их действия

по ст. 17и ч. Зет. 92 УК как пособничество. В другом

случае начальник материально-технического бюро за-

вода, используя свои. служебные полномочия, присвоил

большое количество полученных для завода автобусных

.билетов. По предварительному сговору с ним сбывали

эти билеты гражданки Т. и А., действия которых краевой

суд расценил как участие в ишолнеиии преступления

и квалифицировал по ч. 2 ст. 92 УК. Одинаковые (по

существу деяния в одном случае признаны, в другом

не признаны исполнением преступления со специаль-

ным субъектом. Перечень таких противоречивых реше-

См. <Бюллетень Верховного Суда РСФСР> 1971 г. № 7, стр.

7-8; № 8, стр. 5-6.

ний можно продолжиты.1Цз них вытекает один и тот

же вопрос о том, кого из соучастников рассматривае-

мых преступлений правомерно считать исполнителем.

Объективная сторона этих деяний своеобразна в

том отношении, что выполнить ее полностью либо ча-

стично может только специальный субъект. Исполни-

телями их, по смыслу ч.З ст. 17 УК, следует призна-

вать лиц, наделенных особыми качествами, указанны-

ми в статье Особенной части Уголовного кодекса. По

такому пути издавна идет судебная практика в квали-

фикации должностных и других преступлений оо спе-

циальным субъектом. При любой активности частного

лица в получении взятки его не признают соисполни-

телем взяточничества. Теоретически это обосновы-

вается тем, что посягнуть на нормальную деятельность

государственного аппарата способом, указанным в

ст. 173 УК, может только должностное лицо. Из дан-

ной теоретической предпосьигки логично исходить при

определении роли исполнителя других преступлений

со специальным субъектом.

Наконец, и это весьма существенно, в ст. 237 УК

в законодательном порядке разъяснено, что за испол-

нение воинских преступлений отвечают военнослужа-

щие По своему значению приведенное разъяснение

выходит за рамки гл. XII УК. Оно намечает правомер-

ный путь определения круга исполнителей должност-

ных, транспортных и других преступлений со специ-

альным субъектом. По существу оно представляет

собой норму Общей части уголовного права, которую

логично было бы включить в ст. 17 УК. К ч. 3 ее пред-

лагается такое дополнение: <Если норма Особенной

части уголовного законодательства предусматривает

деяние специального указанного в ней лица, то испол-

нителем признается только это лицо>, дц

Действия исполнителя проходят через его сознанГ

и волю, накладывая своеобразный отпечаток на содер-

жание умысла. Умысел Исполнителя включает: а) соз-

нание того, что преступление он совершает при содей-

Кроме составов преступлений, повышающих ответственность

специального субъекта в связи с его прошлой преступной деятель-

ностью.

" А также приравненные к ним лица.

6 Заказ 2073 \ , 81

ствии других лиц и что его усилиями реализуется за-

мысел всех соучастников; б) предвидение общего пре-

ступного результата; в) желание или сознательное

допущение наступления данного результата.

Таким образом, исполиитестем признается лицо,

полностью либо частично выполнившее объективную

сторону преступления непосредственно либо деяниями

другого невиновного или неосторожно действующего

ица. В случаях, когда нормы Особенной части Уго-

ловного кодекса предусматривают деяния специально

указанных в них лиц, исполнителями следует призна-

вать только этих лиц. Субъективную сторону деяний

исполнителя составляет прямой, а иногда и косвенный

умысел.

3. ОРГАНИЗАТОР

Согласно ч. 4 ст. УК <организатором признается

лицо, организовавшее совершение преступления или

руководившее его совершением>.

В общем количестве соучастников организаторы

составляют 13,4%. Организатор-наиболее опасная

личность в соучастии. Он формирует преступников,

развращает сознание неустойчивых лиц, направляя их

силу и волю во вред обществу. Оя вносит в преступ-

ные усилия других соучастников определенную систе-

му, упорство, организованность.

Г  Объективную сторону функций организатора со-

ставляют двоякого рода действия: а) вовлечение дру-

гих лиц в процесс совершения преступления; б) руко-

водство уже сложившимися соучастниками. Для при-

знания лица организатором достаточно одного из этих

действий.

При объединении усилий других лиц .в целях по-

следующего совершения преступления организатор

подбирает и готовит соучастников, подыскивает буду-

щих исполнителей своей воли, прививает им навыки

преступной деятельности и т. д. В ходе руководства

уже сложившимися соучастаиками он райпределяет

между ними обязанности, распоряжается другими ли-

цами на месте преступного события и т. п. В том и

другом случае организатор объединяет преступные

82

деяния. Он среди соучастников и вместе с тем воз-

главляет их. В абсолютном большинстве случаев, как

показывает обобщение судебной практики, организа-

тор выполняет оба указанных действуя, т. е. органи-

зует преступление и руководит процессом его совер-

шения.

Данные выборочных исследований по этому вопро-

су таковы: 97% всех организаторов выполняют орга-

низационные функции .в процессе подготовки и испол

нения преступления, 3% ограничиваются организацией

преступления (подбор сообщников, подготовка их к

преступлению). Случаев, когда бы организатор полу-

чал в свое распоряжение сложившихся соучастников

и только руководил ими в момент совершения посяга-

тельства, в проведенной выборке не встречалось. Тако-

го рода оргавдизационные функции возможны, однако,

в организованной антисоветской деятельности (ст. 72

УК), в групповых посягательствах, прикрываемых ре-

лигиозными вероучениями (ст. 227 УК).

Теоретически и практически существенным являет-

ся вопрос о типичности участия организатора в непо-

средственном исполнении преступления. Как отмечает-

ся в Курсе советского уголовного лрава, <опыт борьбы

с наиболее опасными формами преступной деятельно-

сти (преступления против социалистического государ-

ства, хищения социалистической собственности, спеку-

ляция и некоторые другие) показывает, что организа-

торы этих преступлений обычно не принимают непо-

средственного участия в выполнении тех действий,

которые принадлежат  составу преступления>.

Действительно, организатор может выполнить свою

родь, оставаясь в стороне от процесса непосредствен-

ного исполнения преступления. На это известным об-

разом указывает законодательное определение функ-

ций организатора, в котором подчеркивается его руко-

водящая роль -в подготовке или совершении преступ-

ления, но не говорится об участии в непосредственном

осуществлении преступных замыслов.

Выборочные исследования автора не охватывают этой катего-

рии уголовных дел.

" Указ. работа, т. II, стр. 467.

6  83

Можно было бы привести ряд случаев признания

организаторами лиц,. непосредственно не участвовав-

ших в исполнении преступления. Однако отдельные

примеры не раскрывают намечающейся тенденции.

<...Надо помнить... - указывал В. И. Ленин,- что в

общественной науке... дело идет о массовых явлениях,

а не об единичных случаях>. Если же обратиться к

обобщенным показателям, то вывод напрашивается

иной. 97% всех организаторов, как показало выбороч-

ное исследование, непосредственно участвует в испол-

нении лреступлений. Степень их активности в испол-

нении отдельных преступлений хара,ктеризует следую-

щая группировка:

Вид преступления

Хищения социалистического

имущества

Хищения личного имущества

Убийство и изнасилование

Спекуляция и обман покупа-

телей

Хулиганство

Другие преступления

Процент общего количества

организаторов, участвовавших в

исполнении данного преступления

34,8

29,4

25,3

3,6

3,9

3,0

Выявляется значительная раапространенность со-

четания .в одном лице ролей организатора и исполни-

теля, позволяющая глубже понять и вернее оценить

общественную опасность функций обоих соучастников.

С одной стороны, данный показатель говорит о повы-

шенной активности организатора, не ограничивающе-

гося руководством другими соучастниками, но и лично

участвующего в исполнении преступления; с другой-

о меньшей активности части наполнителей, предпочи-

тающих осуществлять <преступные замыслы вместе с

направляющими их лицами.

Теоретические выводы о степени участия организа-

торов в исполнении преступлений соответствующим

В.И.Ленин, Полн. собр. соч., т. 26, стр. 250.

образом ориентируют судебную практику. Если исхй-

дить из типичности их участия в исполнении деяний,

то в процессе расследования и судебного разбиратель-

ства дел соучастников необходимо тщательно выявлять

среди исполнителей наиболее опасных лиц - организа-

торов преступления. Неточный по существу тезис об

их редком участии в этих деяниях дает практике иную,

вряд ли верную ориентировку.

В следственной и судебной практике не всегда вы-

деляется роль организатора преступления даже в слу-

чаях, когда обстоятельства дела явно указывают на

выполнение организационных функций определенным

лицом. Владелец мотоцикла К. сгруппировал вокруг

себя знакомых ему подростков, увлеченных идеей при-

обретения мотоцикла. Под предлогом сбора денег на

желанную покуп,ку он вовлек .четырех из них в систе-

матические кражи государственного и личного имуще-

ства и вместе с ними совершил несколько хищений.

С учетом повышенной активности К. народный суд

Ленинградского района Москвы правомерно назначил

ему 3 года лишения свободы, а остальным значитель-

но меньшее наказание. Вопрос о признании его органи-

затором не ставился. В другом случае виноаный сна-

чала вовлек одного своего знакомого в совершение

двух краж государственного имущества и вместе с

ним исполнил эти преступления, затем подыскал для

кражи со взломом третье лицо, подготовил его к пре-

ступлению, помог осуществить взлом. Организацион-

ная роль его вновь не получила законной юридиче-

ской оценки. Перечень .подобных примеров можно

продолжить. Как показало выборочное исследование,

в 51,2% всех случаев расследования и судебного раз-

бирательства деяний преступных групп роль организа-

тора преступления не выделяется, хотя деятельность

таких групп предполагает организационные функции.

Учитывая исключительную опасность деяний орга-

низатора, Пленум Верховного Суда СССР в руководя-

щих разъяснениях правомерно требует более настойчи-

во выявлять и строго наказывать организаторов пре-

ступиений. Выполнение этого требования важно для

См" например, постановление Пленума Верховного Суда СССР

от 11 июля 1972 г. <О судебной практике по делам о хищениях го-

сударственного и общественного имущества> (<Бюллетень Верхов-

85

инд.ивйдуализации ответственности и в целях предуп-

реждения объединенной преступной деятельности. Ор-

ганизаторы, состазляющие сравнительно небольшую

долю соучастников, направляют окол.о /з всех лиц.

совершающих наиболее распространенные умышлен-

ные престулления. Поэтому выявление и обезврежива-

ние оргаиизаторов-важная мера предупреждения

совместной .преступной деятельности.

Организационные действия чаще встречаются при

более сплоченных формах преступности. Указание на

это имеется в нормах Особенной части уголовного за-

конодательства. В ст. ст. 72, 77, 77, 78, 227 УК ответ-

ствениость организатора не случайно связывается с

деяниями преступных организаций и групп. Выбороч-

ные исследования показывают, что выявляемые в

практике организационные действия следующим обра-

зом связаны с формами соучастия:

Форма соучастия

Процент общего количества

организаторов, занятых созданием

данной формы

:?ми под его руководством; в) предвидение общего пре-

ступного результата; г) желание, как правило, наступ-

;ления этого результата. Реальное содержание умысла

организатора при разных формах соучастия и различ-

ном характере совершаемых преступлений будет не-

одинаковым. В.о всяком случае должно быть доказа-

но, что он знал, кого возглавляет (не обязательно

каждого лично) и какие преступления совершаются

при его организующем влиянии.

Таким образом, функции ортанизатора заключают-

ся в объединении других лиц в процессе подготовки

или совершения преступления; в большинстве случаев

организатор непосредственио участвует в исполнении

преступлений, что подчеркивает его повышенную ак-

тивность; организационные действия могут иметь ме-

сто при любой форме соучастия, но практически они

чаще встречаются в деятельности преступных групп;

умысел организатора является, как правило, прямым.

Соисполнительство

Соучастие с исполнением раз-

личных ролей  -

Преступная группа

Преступная организация

0,3

97,9

0,2

"/ Преступная организация-редкое явление совр-

/ менности, чем и объясняется небольшая часть органи-

заторов, действующих в их составе. Наиболее часто в

настоящее время роль организатора встречается в дея-

тельности преступных групп.

--~ Улдысел _ор1аняза.щ)а включает: а)-сознание того,

что. он объединяет других ..лиц в. ходе подготовки, или

совершения Лреступления б) сознание характера пре-

стутных "действий, совершаемых другими соучастника-

ного Суда СССР> 1972 г. № 4, стр. 13), постановление Пленума

Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. <О судебной практике

по делам о грабеже и разбое>  "

РСФСР> 1966 г. № 6, стр. 1).

г. <С

(<Бюллетень

Верховного Суда

4. ПОДСТРЕКАТЕЛЬ

.. [Согласно ч. 5 ст. ГУК <подстрекателем призяает-

<ся лицо, склонившее к совершению преступления>.

1 Среди остальных соучастников подстрекатель -

внешне малозаметная фитурд) О распространенности

подстрекательства в юридической литературе имеются

отрывочные и противоречивые сведения. По данным

М. И. Ковалева, изучение дел на 1000 осужденных

соучастников позволило обнаружить лишь 4 случая

подютрекателыства. По сведениям Н. Г. Угрехелидзе,

подстрекатели и пособники составляют около 7% всех

соучастников Обобщение судебной .практики, прове-

денное автором данной работы, показало, что среди

соучастников наиболее распростраценных преступле-

ний. подстрекателей насчитывается 1,3%.

Общественная опасность подстрекательства апреде-

ляется не сто.дьд.о-.его распространенностью, сколько

.тем влиянием, которое оно оказывает на неустойчивых

См. указ. работа, ч. II, стр. 58.

" См. <Советская юстиция> 1970 г. № 1, стр. 16.

лй1Ц. Подстрекатель - закулисный соучастник. Свою

преступную волю он осуществляет руками других лиц.

Скрытый характер его влияния приобретает особую

опасность в случаях вовлечения в преступную деятель-

ность несовершеннолетии Около 60% несовершенно-

летних, отбывающих наказание в одной из воспита-

тельно-трудовых колоний, заявили во время опроса,

что они совершили преступление под влиянием под-

стрекателей из числа ранее судимых лиц"вЮколо 30%

всех преступлений несовершеннолетних, как свидетель-

ствуют обобщенные данные, совершается под влиянием

зрелых по возрасту подстрекателей В этой связи

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от

26 августа 1966 г. <Об улучшении деятельности суде.б-

ных органов по борьбе с преступностью> предложил

судам уделить особое внимание выявлению и привле-

чению к ответственности лиц., подстрекающих подро-

стков к преступной деятельности Это указание имеет

определенное значение и для разбирательства других

категорий уголовных дел, поскольку от правильного

применения профила,ктических мер и наказания к под-

стрекателям зависит успех борьбы с преступной дея-

тдностью всех соучастников.

1.""7С объективной стороны .подстрекательство характе-

"1 ризуется активной формой поведения-действием.

чпособы этого действия могут быть различнымиУВы-

оор их зависит от опасност.и и условий совершения

преступления, от личных качеств  и взаимоотношений

педстрекателя и подстрекаемого. : Приемы подстрека-

/тельства условно подразделяются на убеждающие и

(принуждающие. К первым относятся просьба, предло-

жение, подкуп; ко вторым - приказ, угроза, физиче-

ское насилие. Перечень этот является примерным.

Дать исчерпывающее наименование способов подстре-

кательства вряд ли возможно, чем и объясняется то

обстоятельство, что в советском уголовном законода-

См. Ф. Г. Б урча к, Подстрекательство как вид соучастия по

советскому уголовному праву, Киев, 1965, автореферат канд. дисс.,

стр. 4.

" См. <Криминология>, стр. 347.

См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1966 г. № 5, стр. 14.

См. М. А. Ш нейде р, указ. работа, стр. 44-50.

тельстве объективной стороне подстрекательства дана

общая характеристика

Выборочные исследования показали, что при под-

стрекательстве вовлечение других лиц в совершение

преступления посредством предложения составило

36% случаев, убеждения-42%, просьбы-12%, под-

ала-3% и другими способами-7%. В настоящее

время предложение, убеждение, просьба, вероятно,

наиболее распространенные апособы рассматриваемо-

го деяния. Подкуп, обычный прием податрекательства

в условиях буржуазного общества,хотя полностью не

изжит в советакой действительности, встречается ред-

ко. рПрактически возможные насильственные способы

воздействия на сознание и волю другого лица не ти-

пичны для подстрекательства, поскольку не отвечают

отношениям взаимной спайки, складывающимся по

крайней мере в начале совместной преступной дея-

тельности

Приказ, угроза, физическое насилие могут призна-

ваться средством подстрекательства, пока они не ли-

шают человека свободы деяний. Влияние одного со-

участника на другого имеет определенные .пределы.

Взаимодействие их, по смыслу ст. 17 У К, не может

выходить за рамки свободного отношения, при кото-

ром каждый из них участвует в общем деянии по соб-

ственной воле. Подстрекаемый при любом влиянии на

его психику присоединяется к преступлению по соб-

ственному усмотрению. Статья 17 У)К, устанавливая

обязательность умышленной вины для каждого соучаст-

ника, предопределяет тем самым, что и вовлекаемое в

преступление лицо можно признавать соучастником,

если его воля целиком не подавляется, если он созна-

ет общественную опасность предполагаемого деяния и

желает либо сознательно допускает наступление сов-

местных преступных последствий, то есть поступает в

конечном итоге по своему выбору. Поэтому лицо, пови-

нующееся обязательному приказу (отданному в надле-

жащей форме надлежащим лицом и в пределах его

компетенции) либо вовсе лишенное возможности про-

явить свою волю ввиду насилия, не является подстре-

См. <Бюллетень Верховного Суда РСФСР> 1970 г. № 2, стр.

12-13.

89

каемым. Виновный, использующий такие средства

подавления чужой воли, должен рассматриваться как

посредственный исполнитель преступления.

-~ Обманные действия могут быть средством подстре-

кателыства, если они не искажают представлении под-

,1 стрёкамотоидпоовавдбяаательТТйх элементов да>но-

_го с_остава преступления. Если вовлекаемому в кражу

обещают половину похищ-енного, а на самом деле не

дают и десятой доли, подстрекательство не исключа-

ется, та,к как дезинформадия касается обстоятельств,

не влияющих на квалификацию преступления. Сходно

по юридической сущности вовлечение другого лица в

совершение преступления с целью его последующего

разоблачения-провокация, 0бман в таком случае

относится к мотивам и целям приобретения соучастни-

ка, т. 15. к обстоятельствам, не влияющим на юридиче-

скую оценку деяния. Поэтому преступная провокация

должна преследоваться .как подстрекательство. Прово-

кационные методы чужды органам социалистического

государствВ науке советского уголовного права они

Н?язм.енно признаются противозаконными.

Лицо, введенное в заблуждение по поводу обяза-

тельных."11р131ак<в--преступления, не может считаться

очастникюм. Использование такагсТобмана "логично

рассматривать как посредственное исполнение пре-

ступления. При сокрытии от лица, привлекаемого к

непосредственному разрушению сооружения, цели ос-

лабления Советскйго государства вовлекающий в пре-

ступление должен считаться исполнителем диверсии, а

обманутое им лицо-исполнителем другого преступ-

ления - деяния против социалистической собственно-

сти, предусмотренного ст. 98 УК. Аналогичным обра-

зом разрешается вопрос об ответственности в случае

обманного использования неосторожных деяний дру-

гого лица в целях совершения умышленного преступ-

ления.

В связи с тем, что подстрекатель определяется в

законе как лицо, склонившее к совершению преступ-

ления, возникает вопрос о том, с какого момента, под-

стрекательство считается совершившимся: с момента

согласия подстрекаемого присоединиться к преступле-

нию или со времени совершения им определенных пре-

ступных деяниц. А. Н. Трайнин в своей монографии не

даваЛ~прямого ответов на этот вопрос. Более того,

характеристику подстрекательств он развивал таким

образом, что оно могло признаваться существующим

при одном согласии подстрекаемого совершить пре-

ступление. М. И. Ковалев нашел это суждение оши-

бочным, указав" на" недостаточность для "подстрека-

тельства действий, направленных на вовлечение дру-

гого лица в совершение преступления Правомерной

представляется вторая точка зрения Обоснованность

ее становится очевидной при сопоставлении законода-

тельных определений соучастия и подстрекательства.

{Поскольку соучастием признается умышленное уча-

стие Д1вух или более лиц в совершении преступ-

ления, функции любого соучастника могут считаться в

какой-то мере осуществленцыми с началом совместной

преступной деятельности, со стадии приготовления к .

преступлению. Поэтому._/.сямо.~ло. <себе. . .лозбуждение /

решимости другого лица совершить преступление, если//

оно не порождает его преступных деяний, еще не обра/ (

зует подстрекательства

Деяние, к которому подстрекатель склоняет другое

лицо, охарактеризовано в законе общей фразой <со-

вершение преступления>. Под этим совершением ло-

гично понимать не только исполнение преступления, но

и осуществление функций других соучастников. Ис-

полнение роли любого из них есть совершение пре-

ступления, и склонение к нему законно считать под-

стрекательством. Вряд ли приемлемо в этой связи

предложение М. И. Ковалева признавать подстрека-

тельством склонение к выполнению только двух ро-

лей - исполнителя и подстрекателя. На том же осно-

В буржуазном уголовном праве в целях оправдания полицей-

ских агентов-провокаторов выдвинута теория о неправомерности

отождествления их действий с подстрекательством ввиду отсутствия

желания успешного завершения посягательства см. по этому во-

просу Н. \Уе1ге1, Оая йеисЬе 51гаП-есМ, ВегНп, 1956, 5. 94).

<Х)

5.

См. указ. работа, стр. 100-103.

См. указ. работа, ч. II, стр. 60.

О квалификации неудавшегося подстрекательства см. гл. IV,

См. указ. работа, ч. II, стр. 65, где подстрекательство к по-

собничеству объявляется пособничеством.

вании пощетрекательством следует считать вовлечение

в совершение квалифицированного вида преступления

ляда, решившегося к моменту воздействия на него

подстрекателя совершить то же преступление, но без

отягчающих обстоятельств. Если задумавшего совер-

шить небольшую кражу, уговорили на крупное хище-

ние, то налицо подстрекательство к хищению в круп-

ном размере, так как происходит вовлечение в совер-

.шегие преступления другого вида.

Объективная зависимость между подстрекатель-

скими действиями и постустками вовлекаемого в пре-

ступление лица находит отражение в умысле подстре-

,"кателя. Его умысел включает: а) сознание обществен-

1 ной опасности своего влияния на другое лицо; б) соз-

нание характера преступления, к совершению которого

{ он склоняет подстрекаемого; в) предвидение совмест-

ного преступного результата; г) желание (как прави-

ло) или сознательное допущение наступления этого

,1 результата. В судебной .практике отмечаются трудно-

сти в толковании двух первых элементов, в связи с

чем важно подчеркнуть, что по своим субъектийным

свойствам подстрекательство (предполагает сознатель-

ное вовлечение другого лица в несомненно известное

подстрекателю преступлен> Ш. была недовольна

вступлением в брак сына и на протяжении несколыних

месяцев настраивала его против невестки. В последую-

щем отношения супругов обострились, дело дошло до

развода. Опасаясь раздела имущества, сын Ш. убил

свою жену. Ш. была осуждена за подстрекательство к

убийству по корыстным побуждениям. Президиум Вер-

ховного Суда РСФСР признал обвинение её в подстре-

кательстве необоснованным, посколыку не было дока-

зано, что Ш. сознательно склоняла сына именно к

убийству.

Различно решается в судебной практике и в теории

уголовного права вопрос о видах умысла при подстре-

кательстве. В постановлении Пленума Верховного

Суда СССР по делу С. говорится, что умыслом под-

стрекателя охватывается конкретное преступление,

<осуществления которого он. желает>, чем утверждает-

См. <Бюллетень Верховного Суда РСФСР> 1965 г. № 10,

<тр. 9<

ся возможность лишь прямого умысла при подстрека-

тельстве. В определении Судебной коллегии по уго-

ловным делам того же суда по делу Б. сказано, дто

для волевой стороны подстрекательства характерно

желание либо сознательное допущение наступления

предвиденных последствий, т. е. признается совмести-

мость подстрекательства с косвенным умыслом. В

большинстве литературных источников по уголовному

праву обосновывается возможность подстрекательства

при обоих видах умысла. Имеются, однако, работы, в

которых говорится о допустимости при подстрека-

тельстве лишь прямого умысла.

/-П.о общему правилу, подстрекательство совершает-

ся с прямым умыслом, поскольку виновный, вовлекая

другое лицо в совершение преступления, добивается

осуществления зародившегося у него намерения и,

следовательно, желает наступления преступного по-

следствия. Не исключается, однако, подстрекательство

с .косвенным умыслом. Если, например, один более

влиятельный хулиган подстрекнул другого избить

призвавшего их к порядку прохожего, не желая, но

сознательно допуская возможность причинения в ре-

зультате избиения не только телесных повреждений,

но и смерти, то в случае смертельного исхода первый

из них должен признаваться подстрекателем убийства

по хулиганским побуждениям, хотя и действовал с

косвенным умыслом

Для субъективной стороны подстрекательства обя-

зательны определенные мотивы и цели, если они ука-

заны в диспозиции статьи Особенной части У.ГОЛОВНОГО

кодекса. В остальных случаях подстрекательство мо-

жет быть продиктовано различными побуждениями и

целями.

По объективным и субъективным признакам под-

стрекательство следует отличать от действий иаполни-

1965

1967

№ 5,

№ 5,

См. <Бюллетень  Верховного Суда СССР>

стр. 16-17.

" См. <Бюллетень Верховного Суда СССР>

стр. 44.

Г. А. Кригер справедливо замечает, что редко встречающий-

ся при подстрекательстве косвенный умысел более вероятен при

зависимости подстрекаемого от подстрекателя (см. <Советское

уголовное право. Общая часть>, М" 1969, стр. 240).

М

теля и организатора преступления, а таже от общих

призывов к преступной деятельности.

Подстрекатель непосредственно не участвует в вы-

полнении_объ.ек1йвной стороны преступления, .-.Ои тол-

кае1_на_э1олзугое лицо, чем и отличается от исполни-

теля. В отличие от посредственного исполнения при

пЪдстрекательсгве совершение общественно опасного

действия возлагается на лицо, .понимающее пре-ступ-

ньнГсмысл предлагаемого деяния и сознательно выби-

рающее" ораз своего поведения. По приемам воздей-

ствий на сознание и волю .другого лица подстрека-

тельство сближается с действиями организатора. Од-

нако смысл их обращения к содействию другого лица

различен. Организатор объединяет виновных, о_н в лю-

бом случае возддавляет других соучастников. Подстре-

катель не_.сдайовится.. лад ..Другими соучадтникаыИт-не

руководит ими,, ограничиваясь вовлечени.емлидав со-

вершение преступления.

ат"а5щйх призывов к преступной деятельности

подстрекательств.о отлячается своей конкретностью-

склонением определенного лица (лиц) к совершению

индивидуально апределе>н.ого преступления. В случае

обращения к неопределенным лицам с призывами к

наконкретизированной преступной деятельности нет

присущего подстрекательству воздействия на сознание

и волю определенного лица, нет сознания характера

преступления, которое может быть совершено неопре-

деленными лицами. Поэтому такие общие призывы не

могут, считаться подстрекательством. Иногда они при-

знаются самостоятельным преступлением (см., на-

пример, ст. ст. 70-71 УК).

Г Таким образом, .подстрекательство предполагает

1совершение действий, направленных на возбуждение у

другого лица решимости совершить определенное пре-

ступление, на_воаникаовение "ёеутгодстрекаемого под

влиянием подст.р?ка1?ля,.. .на_..,долное..или-..да?1ианое

Осуществление. .ее-д.од1С1.рекаемим (хотя бы в виде при-

готовления к пресцилению). Совершается оно с умыс-

лом прямым (как правило) .или с косвенным. Подстре-

кательство несовершеннолетнего со стороны взрослого

лица .квалифицируется по совокупности преступлений

с применением ст. 210 УК.

5. ПОСОБНИК

Согласно ч. 6 ст. 1УК <пособником признается

лицо, еодейстаовавшееовершению преступления сове-

тами, указаниями, предоставлением_следств илд_У!Стра-

нением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее

окрыть преступника, орудия и средства совершения

преступления, следы преступления либо предметы, до-

оытые преступным путем

О распроотраненности пособничества имеются кос-

венные данные двух специалистов. Среди осужденных

по групповым делам М. И. Ковалев обнаружил 2,5%

по,собников и лиц, соверши.вших заранее не обещанное

укрывательство. Н. Г. Угрехелидзе в общем числе

осужденных по аналогичным делам нашла около 7%

пособников и подстрекателей. Выборочные исследо-

вания автора настоящей работы показывают, что среди

соучастников наиболее распространенных преступяе-

ний пособники составляют 2%.

У По общему правилу, пособнику принадлежит вто-

ростепенная роль в совместном преступлении. Дейст-

вия его носят вспомогательный характер, менее актив-

ны, нежели деяния других соучастников, и воплощают

замысел другого лица.

По объективным признакам пособничество подраз-

деляется на интеллектуальное и физическое

Цервое из них заключается "в содействии преступ-

лению советами и указаниями, а также, в"зарай? дан-

ном обещании содёйствовать"сакрытию .пресду-нления.

Советы и указания могут касаться различных обстоя-

тельств преступления: выбора времени, места, способа

совершения преступления и т. д.

Интеллектуальным является и пособничество в виде

В учебниках <Уголовное право. Часть Общая> (М., 1964,

стр. 206; М" 1966, стр. 299) эти случаи неосновательно расцени-

ваются как специфическое подстрекательство.

См. указ. работа, ч. II, стр. 95-96.

" См. <Советская юстиция> 1970 г. № 1, стр. 16.

заранее обещанного укрывательства. Здесь обязательно

именно это обещание, как способ умышленного укрепле-

ния решимости другого лица совершить преступление.

Поэтому, если по каким-либо причинам после соверше-

ния исполнителем своих действий лицо не выполнит

обещанного ему укрывательства, пособничество не ис-

ключается.

Общим для способов интеллектуального пособни-

чества является то, что они обеспечивают лицо, ре-

шившее совершить преступление, необходимыми све-

дениями, носят информационный характер и воздейст-

вуют на сознание и волю виновного. Осуществляется

оно только путем действия.

- Физическое пособничество означает содеиствке пре-

ступлению "физической или материальной помощью

виновному в процессе подготовки или совершения

преступления, оказанной двумя способами: предостав-

лением орудий или средств для совершения преступ-

ления, устранением препятствий совершению праступ-

лёния.

Угредоставленим орудий считается обеспечение

виновного огнестрельным либо холодным оружием,

орудиями взлома и тому подобными предметами, ис-

пользуемыми для причинения ущерба объекту. Под

средствами преступления имеются в виду средства

транспорта, связи, сигнализации, деньги и т. п. Устра-

няя препятствие, пособник может о.сгавить незапер-

тым хранилище, из которого намечается кража, от-

влечь владельца похищаемого имущества, вести на-

блюдение, чтобы исполнитель не был застигнут на ме-

сте преступления, и т. д.

Физическое пособничество чаще осуществляется

-путем действия. Но оно может выражаться и в без-

дедйДИ-если лицо не выполняет возложенной .на него

юридической обязанности препятствовать посягатель-

ству, например бездействие охранника государствен-

ной собственности, не выполняющего своего долга 1П.о

сговору с исполнителем хищения. Пассивное поведение

в подобном случае равнозначно устранению ..препятст-

вий на пути исполнителя. Безучастное отношение к

совершаемому преступлению со стороны лица, <е

имеющего юридической обязанности противодейство-

вать посягательству, не влечет уголовной ответствен-

ности за соучастие. По прямому указанию ст. 17 УК как

пособничество преследуется содействие преступлению, а

невмешательство само по себе таким содействием не яв-

ляется. Равнодушное отношение к развертывающему-

ся преступному событию со стороны лица, имеющего

возможность предотвратить его без большого риска,

грубо попирает нормы коммунистической морали и

должно влечь применение мер общественного воздей-

ствие

Наиболее распространено физическое пособничест-

во. В общем количестве изученных случаев оно состав-

ляет 80%, интеллектуальное - 20 %.

В законодательном определении функций пособни-

ка не ограничивается круг соучастников, пользующих-

ся его помощью. В ст. 17 УК речь идет о содействии

совместному преступлению в целом, охватывающему

деяния не только исполнителя, но и других соучастни-

ков. Поэтому помощь с его сторону может быть ока-

зана любому соучастнику. Ка.к правило, пособник

помогает исполнителю (100% всех случаев, охвачен-

ньд выборочным исследованием).

! Содеиетвие_ пособника распространяется на весь

процесс_ подголовки .исовелшения" пресггления) .В

ст. 17.УК не случайно говорится о его содёйютвии вне

связи с какой-либо стадией деяния. По закону пре-

ступление считается продолжающимся с момента при-

готовления до фактического прекращения преступного

посягательства. В составах длящихся (дезертирство

и т. п.) и продолжаемых (хищение по частям иа одно-

го источника и др.) преступлений, . а также в посяга-

тельствах, окончание которых перенесено на более

ранний момент, нежели их фактическое завершение,

преступление .по сути продолжается и после того, как

деяние признается юридически оконченным. Банди-

тизм считается оконченным с момента создания воору-

женной банды, хотя его наиболее опасная часть выпол-

В определении Судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда СССР по делу М. указывается, что само по себе

присутствие постороннего лица при совершении преступления не

является соучастием (см. <Вопросы уголовного права и процесса

в практике Верховных Судов СССР и РСФСР (1938-1969)> М.

1970, стр. 61),

7 Заказ 33

няется после данного этапа. Такое же положение

складывается при разбое и тому подобных деяниях.

Поскольку в этих случаях совершение преступления

не останавливается на рубеже его юридического окон-

чания, пособничеством правомерно признавать содей-

ствие преступлению до момента его фактического за-

вершения. По общему же правилу деяние завершается

фактически и становится оконченным юридически в

один и тот же момент, чем и определяется возмож-

ность пособнических действий до о.кончания преступ-

ления. Запоздалая помощь, предоставленная уже пос-

ле прекращения посягательства, не о.бразует содейст-

вия преступлению в смысле ст. 17 У.К. Ее логично рас-

ценивать как приготовление к преступлению.

Теоретически и практически существенным являет-

ся вопрос о полноте способов пособничества, указан-

ных в ст. 17 УК. В монографической литературе и в

учебниках законодательный перечень способов пособ-

ничества признается исчерпывающим. Лишь Н. Д.

Дурманов высказался, за то, чтобы считать данный

перечень примерным и в качестве дополнения к нему

назвал заранее обещанные приобретение и сбыт иму-

щества, добываемого преступным путем

Реда.кция ст. 17 УК действительно наводит на

мысль об исчерпывающем перечне пособнических дея-

ний, чем отчасти и объясняются имеющиеся в специ-

альной литературе суждения. Однако при сопоставле-

нии данной нормы закона с практикой ее применения

вывод получается иной. Судебной практике известно

немало случаев обоснованного признания пособниче-

ством фактов заранее обещанного приобретения, а так-

же сбыта похищенного имущества

Отдельные решения по этому вопросу подытожены

в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от

31 июля 1962 г. <О судебной практике по делам о за-

ранее не обещанном укрывательстве преступлений,

приобретении и сбыте заведомо похищенного имущест-

ва>. В нем наряду с заранее обещанным укрыва-

тельством рекомендовано рассматривать, в качестве

пособничества заранее обещанные приобретение и сбыт

имущества, заведомо, добытого преступным путем.

На примере дел о хищениях Пленум дал более широ-

кое и обоснованное разъяснение - считать заранее

обещанные приобретение или сбыт имущества, добы-

ваемого преступным путем общим способом пособни-

чества. Данные способы содействия преступлению при-

знаются в практике пособничеством по делам о банди-

тизме, контрабанде и других преступлениях.

Судебной практике известен, далее, такой способ

пособничества, который никак нельзя считать прямо

указанным в ст. 17 УК. Д. отклонил предложение вой-

ти в группу, организуемую в целях разбоя, но по прось-

бе организатора преступления подыскал <вместо себя>

3. и свел его в своей квартире с организатором. Крае-

вой суд и Судебная коллегия по уголовным делам Вер-

ховного Суда РСФСР признали действия Д. пособни-

чеством разбою.

Обобщение судебной практики позволяет отметить,

что кроме способов, указанных в ст. 17 УК, пособничест-

во может осуществляться также посредством заранее

обещанного приобретения либо сбыта имущества, добы-

того преступным путем, а также содействия другому

лицу в подборе соучастциков..

Различные рекомендации даются в специальной лите-

ратуре по поводу квалификации заранее обещанного не-.

доносительства. В большинстве работ оно раСЦенйвается

как пособничество, поскольку укрепляет решимость ис-

полнителя.В отдельных работах его предлагается счи-

тать прикосновенностью к преступлению, так как по объ-

ективным свойствам оно не образует содействия престу-

См. <Курс советского уголовного права>, М., 1970, т. II,

стр. 478; <Курс советского уголовного права. Часть Общая>, Л"

1968, т. 1, стр. 620; П. И. Грпшаев, Г. А. Кригер, указ. ра-

бота, стр. 155-160, и работы других авторов.

См. <Общие вопросы соучастия в судебной практике>, <Со-

ветская юстиция> 1966 г. № 21, стр. 8-10.

" См., например, <Бюллетень Верховного Суда РСФСР>

1969 г. № 2, стр. 9-10; № 12, стр. 9-10; 1970 г. №3, стр. 8-9.

48

См., например, <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1962 г.

№ 5, стр. 17.

См. <Бюллетень Верховного Суда РСФСР> 1967 г. № 6,

стр. 7.

См. <Курс советского уголовного права. Часть Общая>, Л"

1968, т. 1, стр. 621; М. И. Ковалев, указ. работа, ч. II, стр. 98;

<Уголовное право, Часть Общая>, М" 1969, стр, 243.

99

плению. Предпочтительной представляется вторая точка

зрения. Обоснование ее имеется в тексте закона. Сопо-

ставление ч. 6 ст. 17 со ст. ст. 18-19 УК показывает, что

недонесение не может считаться пособничеством. Укры-

вательство в этих нормах признается пособничеством, ес-

ли было заранее обещано, либо прикосновенностью к пре-

ступлению, если не было заранее обещано. Место недо-

носительства .определено иначе. Деление его в зависимо-

сти от предварительного обещания не проводится.

В ст. 19 УК речь идет о недоносительстве в целом. Оно

характеризуется в законе вне соучастия как разновид-

ность прикосновенности к преступлению.

Позиция законодателя логична и в теоретическом от-

ношении. Пособничество при любом способе его осуще-

ствления означает содействие совершению преступления

по объективным и субъективным признакам. Обещание

недоносительства, невмешательства в преступное собы-

тие не может превращаться в реальное содействие пре-

ступлению (кроме случаев, когда на лицо возложена

юридическая обязанность предупреждать преступление).

Не сложилось пока необходимого единства в юриди-

ческой оценке случаев, когда предложенное лицом со-

действие не использовано в процессе подготовки либо

совершения преступления (исполнитель не принял в ра-

счет данных ему указаний, применил собственные ору-

дия, а не те, что принял ранее от другого лица, и т. д.).

Одни специалисты не находят пособничества в такой

попытке содействия преступлению ввиду отсутствия при-

чинной связи между неиспользованным предложением и

совместным преступным результатом. Другие - реаль-

ному использованию предлагаемого содействия не при-

дают решающего значения, полагая, что и нереализо-

ванное предложение помощи может расцениваться в ка-

честве пособничества, так как оно укрепляет решимость

исполнителя.

Решение этого вопроса требует последовательного

учета объективных признаков соучастия. Поскольку

См. П. И. Гришаев, Г. А. Кригер, указ. работа,

стр. 223-224.

" См. М. И. Ковалев, указ. работа, ч. II, стр. 103; <Уголов-

ное право. Часть Общая>, М" 1966, стр. 301.

См. <Советское уголовное право. Часть Общая>, М" 1969,

"тр. 243.

/для соучастия обязательна причинная связь между дея-

/ нием виновного и общим преступным результатом, то

действия, фактически не причиняющие данного резуль-

татоткоситься_к_пособничествуне _могу.т. Неиспользо-

ванный совет, неприменяемые орудия оказываются вне .

действительного процесса причинения преступных послед-

ствий. Вряд ли меняет юридическую оценку рассматри-

ваемого деяния ссылка на укрепление решимости испол-

нителя. Согласно ст. 17 УК к пособничеству относится

такое укрепление решимости, которое содействовало со-

вершению преступления, т. е. фактически использова-

лось в процессе совместного преступного деяния. Укреп-

ление преступных намерений, оторванное от объектив-

ных свойств соучастия, теряет определенность, под него

может быть подведено все, что не мешает совершению

преступления. Следовательно, предложенное, но .неис-

пользованное содействие не составляет пособничества.

По существу оно является неудачной попыткой присое-

диниться к деяниям другого лица и наряду с другими

случаями неудавшегося соучастия может преследовать-

сякак приготовление к преступлению.

Иногда физическое пособничество, кроме содействия

совыстиосовершаемому преступлению, заключает 1В

себе состав другого оконченного преступления напри-

мёр передача йогюлнйтёлю убийства незаконно приобре-

тенного нарезного огнестрельного оружия (ст. 218 УК).

Такие случаи образуют совокупностьлреступленииква-

лифицируемую как пособничество и самостоятельно

1 исполненное преступление.

" Умысел пособника включает: а) сознание фактиче-

ских обстоятельств преступления, совершаемого при его

.содействии; б) сознание того, что он оказывает содей-

ствие определенному соучастнику; в) предвидение об-

щего преступного результата; г) желание либо созна-

тельное допущение наступления этого результата.

Эти элементы умысла в равной мере важны для

субъективной стороны пособничества. Поскольку, одна-

ко, в практике чаще отмечаются трудности в понимании

двух первыСобращается внимание на то, что пособник

обязательно должен знать характер преступления, со-

вершаемого при его помощи, и сознательно участвовать

в немА. и Г. вместе с несовершеннолетней О. и ее род-

ственником распивали в лесу спиртные напитки. Когда

родственник О. опьянел, А. повез его домой, оставив Г.

наедине с О. Воспользовавшись создавшейся обстанов-

кой, Г. из1насиловал О. Суд признал А. пособником. Су-

дебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

СССР пра1вомерно отменила приговор, так как не было

доказано, что А. знал о замышляемом Г. преступлении

.сознательно содействовал ему.

\ Пособничество необходимо отграничивать от деяний

исполнителя и подстрекателя. В отличие от исполните-

ля пособник не выполняет деяний, образующих объек-

тивную сторону преступления. По способу действий ин-

теллектуальное пособничество внешне сходно с подстре-

кательством. И то, и другое может осуществляться по-

средством советов, указаний. Однако содействие пособ-

ника и подстрекателя играет различную роль в форми-

ровании решимости другого лица совершить преступле-

ние. Советы иуказания подстрекателя возбуждают эту

решимость и адресуются лицу, у которого ее не было.

Советы и указания пособника укрепляют уже созрев-

тиее решение совершить преступление и обращены к ли-

цу, намеревавшемуся совершить пртупное деяние /"

Таким образом, пособничеством признается деяние,

фактически содействовавшее подготовке или совершению

преступления; перечень его способов, приведенный в

ст. 17 УК, является примерным; помощь со стороны

пособника может оказываться любому соу.частнику; за-

ранее обещанное недоносителыство, а равно предложен-

ное, но фактически не использованное содействие не

являются пособничеством; пособник должен знать, ха-

рактер преступления, совершаемого при его помощи, и

сознательно участвовать в нем.

 

В буржуазном уголовном законодательстве крите-

рии подразделения совместно действующих лиц не за-

См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1966 г. № 5,

стр. 37-38.

" Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР (М., 1963,

стр. 47) относит к подстрекателям и лицо, укрепившее решимость

другого лица совершить преступление. Это вряд ли отвечает

ст. 17 УК, так как при подобном укреплении решимости не проис-

ходит обязательного для подстрекательства склонения к преступ-

лению,

крепляются. Сравнительно узкий круг соучастников,

очерченный нормами Общей части, не согласуется с

более широким перечнем лиц, привлекаемых к уголов-

ной ответственности за совместные деяния на основа-

нии норм Особенной части уголовного законодательст-

ва. Логическая незавершенность рассматриваемых нор-

мативных положений имеет определенный политический

смысл, заключающийся .в том, чтобы расширите воз-

можности судебного произвола в преследовании орга-

низованных выступлений против империализма.

В уголовном праве Англии соучастники наиболее

тяжких преступлений (тризн) не различаются. По ло-

ги.ке справедливости чем тяжелее деяние, тем деталь-

нее должна диф1ференциро.ваться ответственность за

него. Английское уголовное пра1во отбрасывает подоб-

ные соображения. Опасность даже небольшого участия

в сравнительно многочисленных деяниях, именуемых

государственной изменой, по закону столь велика, что

необходимость подразделения их участников считается

излишней. По ранее действовавшему законодательст-

ву в менее тяжких преступлениях (фелония) различа-

лись исполнители 1 и 2-й степени, соучастники до со-

бытия и соучастники после события преступления. С

принятием закона об уголовном праве 1967 года деле-

ние преступлений на фелонию и мисдиминор отменено.

Исполнитель,, подстрекатель и пособник признаются

по данному закону главными участниками-винов-

никами преступления. Объединение .различных соучаст-

ников под одним наименованием стирает грани между

ними и дает суду более широкую возможность карать

как главного участника любое лицо, признаваемое ви-

новником преступления. Понятие соучастия после со-

бытия преступления упразднено. В качестве самостоя-

тельного преступления предусмотрено содействие пре-

ступнику после совершения деяния. По ст. 4 указанно-

го закона наказывается лицо, совершившее какое-либо

действие с намерением помешать аресту или обвине-

нию виновного. Понятие содействия формулируется

неопределенно, к нему относится <какое-либо> деяние.

См. К. К е нн и. Основы уголовного права, М., 1949,

стр. 91-98; <Современное зарубежное уголовное право>, М., 1961,

т. III, стр. 264-270.

103

<

По федеральному уголовному законодательству

США главным виновником признается всякий, кто со-

вершает преступление либо помогает, поощряет, сове-

тует, рекомендует, побуждает или обеспечивает его

совершение. Что означает в данном случае поощрение,

в чем суть и различие помощи и обеспечения, закон

не раскрывает. Толкование всех этих .неопределенных

понятий предоставляется суду. Сохраняется архаичное

понятие соучастия после факта. К нему относится за-

ранее не обещанная помощь виновному в сокрытия

от ареста или осуждения. Понятие соучастия тем са-

мым расширяется, в него включаются деяния, .не содей-

ствовавшие подготовке или совершению преступления.

Согласно ст. 2.06 примерного УК США соучастни-

ком считается тот, кто с целью содействовать преступ-

.лению: а) подстрекает другое лицо к его совершению;

б) помогает, соглашается помочь или пытается помочь

другому лицу в -подготовке или совершении преступле-

ния; в) имеет юридическую обязанность предупредить

совершение посягательства, но не предпринимает для

этого надлежащих усилий; г) другое лицо, чье поведе-

ние закон признает соучастием. Обращает на себя

внимание то обстоятельство, что данный кодекс, объяв-

ляемый венцом юридической мысли США, выводит-за

пределы соучастия функции исполнителя, чем институ-

ту соучастия придается половинчатый характер, раз-

рываются нормы, призванные отразить объективный

процесс совместного причинения опасных последствий.

В п. 7 этой статьи признается возможным осуждение

за соучастие, если предполагаемый исполнитель не под-

вергается уголовному преследованию или оправды-

вается. Тем самым соучастие смешивается с посредст-

венным исполнением. По этому кодексу, в частности

на основании ст. 5.03, должны преследоваться органи-

заторы преступного поведения, но функции организа-

тора ни институтом соучастия, ни другими норматив-

ными положениями не определяются. В целях поддер-

жания юридической фикции о ненаказуемости приго-

товления к преступлению объявляется покушением на

преступление яеуда.вшееся соучастие, т. е. фактические

приготовительные действия, заключающиеся в содей-

ствии предполагаемому исполнителю до совершения

им посягательства на охраняемые законом интересы.

По действующему Уголовному кодексу ФРГ со-

участниками признаются подстрекатель, пособник и

исполнитель. Исполнителем считается тот, кто совер-

шил наказуемое деяние лично или через другое лицо

( 25). Подстрекателем считается лицо, умышленно

склонившее другого к совершению умышленного про-

тивоправного деяния (26). Ранее существовавший

перечень способов подстрекательства исключен из дей-

ствующего закона. Пособничеством является помощь

исполнителю посредством совета или действия ( 27).

Неудавшаяся попытка подстрекнуть другое лицо к со-

вершению преступления либо согласие выступить в

роли исполнителя, подстрекателя, пособника, не реали-

зованное в конкретном деянии, считается покушением

на преступление ( 30), т.е. действие, не заключаю-

щее в себе реального посягательства на охраняемый

законом объект, объявляется покушением. Приготовле-

ние к преступлению искусственно превращается- в бо-

лее опасную стадию-покушение с тем, чтобы .оправ-

дать фактически не соблюдаемое положение о ненака-

зуемости приготовительных действий.

Проблема разграничения соучастников основа-

тельно запутана в теории уголовного права ФРГ. Гос-

подствующее в настоящее время финальное учение

рекомендует считать исполнителем преступления того,

кто осуществлял его целенаправленно на основе свое-

го волевого решения, т. е. кто господствовал над дея-

нием Критерий этот отличается крайней неопределен-

ностью, поскольку исходит не из того, что лицо делает

в процессе совместного деяния, а из того, что оно думает,

считая деяние отвечающим своей цели или чужой. Слу-

жебная роль подобного подхода к подразделению сов-

Деяния исполнителя охватываются лишь соучастием в широ-

ком смысле слова (см. Н. УУе1ге1, Паз йеисЬе 51гаГгесЬ1,

ВегНп, 1956, 5. 89-90; Е. Мегег, гаГгесЫ, аНет. Те11,

МйпсЬеп, 1957,5. 217-220).

" См. <51га{е5е1гЬисЬ. 34 Уегап(1ег1е АиПае>, МйпсЬеп ип(1

Вег1ш, 196Э; <ВипаеаевеЫаН>, Те11 1, Мг. 56, Вопп, 1969,

. 720-742.

См.Н.\Уе1ге1, Паз йеисЬе 5га{гесЫ:.ЕИ1е пеиЬеагЬе1-

1е1е ип(1 ег>еНег{е АиПае, ВегНп, 1969, 5. 100.

Судебной практике ФР-Г известны примеры, когда с помо-

щью этого критерия исполнителями признаются лица, фактически

не исполнявшие преступления. Гражданка ФРГ, желая избавить-

местно действующих лиц очевидна и состоит в том, чтобы

предоставить возможность суду по собственному усмот-

рению объявить господином деяния любого соучастника.

Не случайно один из основателей финального учения Ганс

Вельцель заключает, что решающим в признании лица

исполнителем или соучастником должно быть <оценива-

ющее решение судьи>.

Эта теоретическая концепция весьма удобна кара-

тельным органам в двух отношениях: в случае пресле-

дования объединенных выступлений прогрессивных сил

<оценивающее реше.ние судьи> позволяет объявить

исполнителем даже второстепенных участников, а по

уголовным делам нацистских преступников оно дает

возможность укрыть за ширмой пособничества актив-

ных исполнителей тягчайших злодеяний против чело-

вечества.

В уголовном законодательстве ФРГ ярко выражено

наблюдающееся в буржуазном уголовном праве несо-

ответствие между кругом соучастников, очерченным

Общей частью Уголовного кодекса, и перечнем лиц,

привлекаемых к ответственности за совместные деяния

на основании норм Особенной части. В параграфах,

предусматривающих политические преступления (в ча-

стности, в  84-90 УК), устанавливается строгая на-

казуемость вожаков, инспираторов, руководителей.

Функции данных соучастников в законе не определены,

что позволяет суду толковать их произвольной

ся от ребенка, уговорила сестру совершить убийство. Та выполни-

ла ее просьбу. Суд признал первую подстрекателем, вторую-

исполнителем убийства. Федеральный Верховный суд ФРГ отме-

нил приговор, рекомендовав рассмотреть вопрос о признании ма-

тери убитого исполнителем, а ее сестры пособницей, поскольку к

данному деянию как к собственному относилась лишь первая из

них (см. К. М аигас Ь, ОеивсЬез 81гаГгесЬ1. А11дете!пег, Те11,

Каг15гиЬе, 1954, 5. 524; V. Та11аэ, ВеНгае гиг УегЬгес1]еп51еЬге,

Вег1ш, 1965, 5. 133).

Н. \У е 1 ге 1, 0а йеисЬе 51гаГгесЬ1. 2еЬп1е АиПае,

ВегНп, 1967, 5. 105.

" См. <:51гаТеезе12ЬисЬ. 41 Аи11.аее>, МйпсЬеп, 1970 (подроб-

нее об этом см. П. И. Г ришае в, Ответственность за государст-

венные преступления по уголовному законодательству ФРГ, М"

1971, стр. 24-25, 28-29, 41-42).

Глава III

ФОРМЫ СОУЧАСТИЯ

1. ЗНАЧЕНИЕ И КРИТЕРИИ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ

ФОРМ СОУЧАСТИЯ

Совместная преступная деятельность в зависимости

от способа взаимодействия ее участников, от способа

соединения усилий двух или более лиц в единое пре-

ступное событие приобретает своеобразные качествен- \

ные черты. Разнообразные случаи .соучастия подразде- \

ляются по ним на определенные формы, дто облегчает

квалификацию совместных преступлений и индивидуа-

лизацию ответственности. Форма соучастия,--это его

внешняя сторона, раскрывающая способ взаимодейст-

вия виновных,показывающая, каким "образом умыш-

ленные деяния двух или более лиц сливаются в единое

преступлений Вопрос о форме соучастия является ти-

пичным для следственной и судебной практики. Орга-

нам расследования и суду, независимо от того, опери-

руют ли они понятием <форма соучастия>, приходится

устанавливать ее, поскольку без этого невозможно

точно квалифицировать преступные действия отдель-

ных соучастников и определить пределы их ответствен-

ности.

Единых критериев классификации форм соучастия

пока не выработано, в связи с чем не сложилось и об- \

щепризнанного перечня этих форм. Даже в учебниках

для юридических вузов одного года выпуска предла-

гаются разные основания подразделения и различный

перечень форм соучастия. Современные суждения

См. <Советское уголовное право. Общая Часть>, изд. МГУ,

1969, стр. 234; <Уголовное право. Часть Общая>, М., 1969, стр. 245,

246.

специалистов по данному вопросу сводятся к двум

.основным точкам зрения-. Сторонники одной из них

", { предлагают различать соучастие без предварительного

и, соглашения и соучастие с предварительным соглаше-

нием. В понимании последней формы они расходятся:

одни включают в нее организованную группу и пре-

ступное сообщество, другие считают эти разновидности

самостоятельными формами соучастия. Приверженцы

- второй точки зрения, признают формами соучастия:

совиновничество, соучастие .в тесном смысле слова

(или соучастие с исполнением различных ролей) и пре-

ступное сообщество.

Специалисты, высказывающиеся за первый прием

подразделения форм соучастия, назцвают несколь-ко

различающиеся критерии классификации (степень

субъективной связи, согласованности, сплоченности),

но в конечном итоге приходят к сходному решению -

все они различают формы совместных деяний главным

образом по субъективным элементам, по наличию или

отсутствию предварительного соглашения между ви-

новными.

Классификация эта подкупает своей кажущейся

простотой. На первый взгляд по наличию предвари-

тельного сговора соучастие легко расчленяется на две

разные по опасности формы. В действительности же

по нему вряд ли возможно провести пра.ктически зна-

чимое подразделение форм совместной преступной

деятельности. Прежде всего данная классификация

не имеет существенного значения для квалификации

преступлений. Квалификация совместно совершаемого

хулиганства, убийства и других деяний не изменится

от того, что они будут сгруппированы с учетом предва-

рительного сговора. В тех случаях, когда действую-

щий закон упоминает предварительный сговор

См. <Курс советского уголовного права>, М" 1970,-т. II,

стр. 464; П. И. Гришаев, Г. А. Кригер, указ. работа, стр. 56-

63; <Советское уголовное право. Общая часть>, изд. МГУ, 1969,

стр. 233-237; <Уголовное право. Часть Общая>, М., 1966,

стр. 285-290.

См. <Курс советского уголовного права. Часть Общая>, Л.,

1968, т. 1, стр. 600-604; М. А. Шнейдер, указ. работа, стр. 33-

34; М. И. Ковалев, указ. работа, стр. 200-220; Ф. Г. Б урча к,

указ. работа, стр. 66.

(ет.ст. 89-3, 144-147 и другие статьи УК), решаю-

щее значение придается преступной группе, образовав-

шейся по предварительному сговору. В качестве фор-

мы соучастия тем самым выделяется преступная груп-

па, появление которой меняет юридическую оценку

деяния. Эта исстари сложившаяся систематизация

имела практический смысл, когда уголовный закон

обязывал подразделять соучастие по наличию предва-

рительного сговора. Советское уголовное законода-

тельство не содержит подобного требования.

Далее, при данном способе подразделения мало что

классифицируется по существу. Выборочные исследо-

вания показывают, что среди всех случаев совместных

деяний соучастие без предварительного соглашения

занимает лишь 9,2% (преимущественно случаи совме-

стных хулиганских проявлений со стораны нетрезвых

лиц). По общему правилу, совместная_.преступная

деятельнх:1ЬатП1наетя_по_предварительному сговору.

Такова характерная особенность ее субъективно сто-

роныЛТоэтому констатацией предварительного согла-

шения выясняется типичный признак субъективной

стороны соучастия, но не выявляется его форма. Рас-

сматриваемая классификация к тому же недостаточно

логична, поскольку для систематизации внешних осо-

бенностей соучастия-его формы-используются эле-

менты внутренней, субъективной стороны, совместных

деяний. Сказанное не означает, разумеется, недооцен-

ки предварительного сговора. Этот субъективный эле-

мент подчеркивает опасность более согласованных пре-

ступлений. Выяснять его необходимо по каждому слу-

чаю совместной преступной деятельности.

Подразделение форм соучастия на_совиновничество,

соучастие в тесном смысле слова и преступное" сооб-

ществу, проводится" главьш..образоййо ..объективхым

элементам пр.еступлении: Оно опирается на выявляе-

мые практикой типичные внешние особенности раз-

личных случаев соучастия и позволяет отразить их в

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных цар-

ской России требовало, чтобы по делу о преступлении, совершен-

ном несколькими лицами, учитывалось, учинено ли деяние по

предварительному соглашению или без него (см. <Свод законов

уголовных>, СПб., 1885, ст.ст."11-13).

.квалификации преступлений. Некоторое несовершенст-

во его-в недостаточной полноте. Сравнительно рас-

пространенная форма соучастия-преступная .груп-

па - оказалась за пределами дадной классификации.

0,собую позицию по рассматриваемому вопросу за-

нял И. П. Малахов. По его мнению, формами взаимо-

связанной преступной деятельности являются подстре-

кательство, пособничество и совиновничество Формы

соучастия здесь подменяются видами соучастников,

чем смешиваются различные аспекты анализа совме-

стной преступной деятельности. В сущности это озна-

чает отказ от изучения складывающихся в практике

различных форм совме.стных деяний, что чревато недо-

оценкой имеющихся в советском уголовном законода-

тельстве требований устанавливать формы соучастия и

с учетом их индивидуализировать ответственность со-

участников.

Отмечаемые расхождения в классификации форм

совместных деяний объясняются трудностями система-

тизации весьма пестрых проявлений соучастия и отча-

сти недостаточным использованием в уголовном праве

положений марксистско-ленинской философии о соот-

ношении содержания и формы социальных явлений.

В соответствии с марксистской философией форма яв-

ления, события должна рассматриваться в неразрыв-

ном единстве с его содержанием. Форма, хотя она и

определяется содержанием, оказывает на него актив-

Имеется также рекомендация различать формы соучастия

по ролям виновных и по степени их субъективной связи (см. <Ра-

дяньске право> 1970 г.-№ 1, стр. 107-110).

" См. <Соучастие в воинских преступлениях в свете общего

учения о соучастии по советскому уголовному праву>, М., 1960,

автореферат канд. дисс., стр. 8-15.

Идея эта не является новой. В уголовном праве ФРГ и некото-

рых других буржуазных государств издавна формами соучастия

считаются подстрекательство, пособничество и совиновничество

(см. \У. 5 а и е г. АИеглете 51га?гесЫ51еЬге, ВегНп, 1955, 5. 220-

223; Е. Мегег, 81га1гесЬ{, аИет. ТеЯ, МйпсЬеп, 1957,

5. 217-220). В буржуазном праве, как будет показано далее,

смысл этой идеи заключается в том, чтобы увести теорию Общей

части уголовного права от установления границ ответственности

за многочисленные и совершенно иные по своему существу формы

соучастия, предусматриваемые при характеристике отдельных пре-

ступлений.

ное влияние, организует содержание, воплощает его.

Определяется форма явления либо события в зависи-

мости от взаимодействия его элементов в пространстве

и во времени.

Из приведенных философских положений логично

исходить в классификации форм соучастия. Содержа-

ние его составляет совокупность умышленных совмест-

ных преступных деяний двух или более лиц. Процесс

слияния этой совокупности в единое целое, способ взаи-

модействия между соучастниками в ходе реализации

общих преступных замыслов оказывается различным,

в связи с чем и появляются разные формы соучастия.

По форме, как учит марксистская философия, распоз-

нается сущность отображаемого ею явления. Знание

формы соучастия позволяет понять, из каких деяний

оно складывается и как взаимодействуют виновные в

процессе совместного совершения преступления.

С методологическими положениями марксистской

философии по поводу разграничения форм социальных

явлений созвучны нормы советского уголовного права,

регламентирующие ответственность за внешне разли-

чающиеся случаи совместной преступной деятельности.

Статьи Общей и Особенной частей Уголовного кодек-

са, закрепляющие особенности отдельных форм соуча-

стия, указывают главным образом на составляющие их

деяния и способы взаимодействия виновных. Части 1

и 3 ст. 17 УК говорят о возможности соучастия в та-

кой форме, при которой каждый из соучастников непо-

средственно совершает преступление. Из чч. 1-6 той

же статьи видно, что возможна и такая форма соуча-

стия, когда виновные исполняют различные роли в сов-

местном преступлении (исполнитель,  организатор,

подстрекатель, пособник). Следовательно, две формы

соучастия-соисполнительство и соучастие с исполне-

нием различных ролей - предусмотрены ст. 17 УК.

В ст. ст. 89-93, 144-147, 156 и других указываются

типичные признаки преступной группы. Статьи 64, 72

выделяют особенности внешнего проявления деяний

прфйтупной организации.

(На основе положений марксистской философии о

соотношении содержания и формы социальных явле-

ний и норм действующего уголовного законодательства

могут быть названы следующие формы соучастиясо-

.-- исполнительство, соучастие

{ ролей, преступтая_г)уппа,

В качестве классификацио

с исполнением различных

преступйая организация.

В качестве классификационного критерия использует-

ся способ взаимодействия соучастников

Среди всех форм соучастия, как показывает выбо-

рочное исследование, соисполнительство занимает

15,4%, соучастие с исполнением различных ролей-

4,8%, преступная группа-79,8%. Преступная орга-

. низация - крайне редкое явление в советской дейст-

вительности. Распространенность этих форм отри со-

вершении разного рода преступлений оказывается не

случайной. Зависит она от характера и степени обще-

ственной опасности преступлений, т. е. от содержания

совместных деяний. Взаимосвязь эта видна из следую-

щей группировки:

Форма соуча-V

стия(в%)

Соиспол-Соучастие с исполне-Преступ-Преступ-

\нительствонием разных ролейная группаная организация

Виды пре-

ступлений .

Хищения социалистиче-

ского имущества - ст. ст.

89-93, 93, 96 УК0,94,594,6-

Хищения личного иму-

щества-ст. ст. 144-147

УК-199-

Умышленное убийство -

ст. ст. 102, 103 У К513415-

Изнасилование - ст.

117 УК-1,898,2-

Спекуляция - ст. 154

УК4,310,685,1- .

Обман покупателей -

ст. 156 У К8-92-

Хулиганство - ст. 206

УК85,5-14,5-

Соисполяительстао, как показывает эта группиров-

ка -характерная форма совместно совершаемого ху-

лиганства и убийства; соучастие с исполнением раз-

чичных ролей чаще встречается также при убийстве;

руппа-типичная форма соучастия при хищениях

социалистического и личного имущества, изнасилова-

нии, спекуляции, обмане покупателей.

2. СОИСПОЛНИТЕЛЬСТВО

Соисполтотельством является-такое соучастие, пи

котором все совместно действующие.лица ,непосредст-

венно ББГПОЛНЯйтТобъектйвную сторону преступления.

Объем деятельности соисподдидедеи может бытри-

мернорайным_либЭ1аличннм. Если при убийстве

каждый" соучастник наносит смертельные повреждения,

то в объеме их деятельности не будет значительных

расхождений. Если при том же преступлении один дер-

жит потерпевшего, другой наносит смертельные ране-

ния, то мера соисполнительства окажется различной.

Однако в обоих случаях виновные будут соисполните-

лями, так как каждый из них непосредственно осуще-

ствлял .физическое насилие, соста1вляющее объективную

сторону убийства.

Лля признания лица соисполнителем необходимо

доказать, что он выполнил_хотя Ты часть деяния, вхо-

дящею ...в_ оъе ктйвнугсПсторону _состава р ассМ атрйвае-

мого преступления. Совместные деяния, не составляю-

щие непосредственного исполнения преступления, вы-

ходят за пределы данной формы соучастия. Вряд ли

основательно в этой связи разъяснение Пленума Вер-

ховного Суда РСФСР от II декабря 1968 г. о квали-

фикации ,по ст. 156 У К действий должностных лиц,

давших подчиненным им работникам указание обма-

нывать покупателей. Такое указание, поскольку оно

не означает непосредственного обмана покупателей,

может расцениваться лишь как подстрекательство либо

организационная преступная деятельность.

Дела об особо опасных государственных преступлениях, со-

ставляющие мизерную долю уголовных дел, выборкой не охваты-

ваются,

112

См. <Бюллетень Верховного Суда РСФСР> 1969 г. № 3,

стр. 6.

8 Заказ 2073

113

Преступная связь между соисполнителями сущест-

вует обычно .непродолжительное время. По выбороч-

ным данным, 96,5% из них взаимодействовало в тече-

ние одного скоротечного события, продолжавшегося

не более часа. Нетрезвые Г., Б. и Д. непристойно вели

себя на улицах города, в связи с чем им было сделано

справедливое замечание. Г. набросился на призывав-

шего их к порядку гражданина. Б. и Д. моментально

присоединились к своему собутыльнику. Втроем они

буйствовали 30-40 минут, пока не подоспел милицей-

ский патруль. Это типичный случай соисполнительст-

ва при хулиганстве, где распространена эта форма со-

участия. Большая часть соисполнительства-66,2%

возникает без предварительного соглашения. Иными

словами, связь и взаимодействие соисполнителей, как

правило, не носят устойчивого характера.

Одинаковая роль виновных при соисполнительстве

предопределяет правила квалификации. Деяния их

следует квалифицировать по статье Особенной части

Уголовного кодекса, предусматривающей совершенное

преступление, и по ч. Зет. 17 У К.

В судебной практике данная норма Общей части

Уголовного кодекса для квалификации соисполнитель-

ства пока не применяется, что снижает точность ква-

лификации рассматриваемых .деяний и эффективность

ст. 17 УК. При существующем порядке квалификации

соисполнительства совместно совершенное преступле-

ние искусственно расчленяется на ряд изолированных

деяний. Единый преступный результат изображается

в виде суммы несвязанных последствий. Лицо, вложив-

шее какую-то долю в. совместно исполненное преступ-

ление, представляется единственным виновником всего

преступного события. Волей-неволей получается, как

отмечали еще дореволюционные криминалисты, при

одном трупе несколько убийств. В процессе квалифи-

кации преступлений не отражается наличие такого

существенного явления, каким является соисполни-

. Илючение составляет законодательство и практика Эстон-

ской Р, где к деяниям различных соучастников применяются

ЇT "У"кты ст. 17 УК (см. <Бюллетень Верховного

уда СССР> 1965 г. № 1, стр. 26-28).

тельство, что затрудняет изучение и оценку тенденций,

проявляющихся в совместной преступной деятельно-

сти. Вряд ли это отвечает требованиям точности при-

менения закона.

Причем соисполнительство оказывается единствен-

ной формой, не находящей пока отражения при квали-

фикации не из-за недостатков действующего законода-

тельства, а по неточности сто применения, по тради-

ции, сложившейся до реформы советского уголовного

законодательства 1958 года, когда не было отдельной

нормы Общей части Уголовного кодекса, посвященной

характеристике функций исполнителя.

Применение для квалификации сонсполнительства

ч. Зет. 17 УК вернее ориентировало бы следственную и

судебную практику. Само по себе включение данной нор-

мы закона в формулу квалификации требовало бы от

органов расследования и суда соответствующего обосно-

вания, выяснения конкретной доли участия виновного

в непосредственном исполнении преступления.

3. СОУЧАСТИЕ С ИСПОЛНЕНИЕМ

РАЗЛИЧНЫХ РОЛЕЙ

При соучастии с исполнением ра1зличных ролей ви-

новным принадлежат разные функции в совместном

деяний; одни из .них непосредственно "исполняют пре-

ступление (исполнитель), другие содействуют ему.

Характер содействия может быть неодинаковым, в

связи с чем различаются: организатор, подстрекатель,

пособник.

Роли виновных при данной фоме соучастия соче-

таются различно. Обязательны для нее исполнитель и

одно содействующее лицо. Соучастие может сложить-

ся, например, при взаимодействии исполнителя и

подстрекателя, исполнителя и пособника. Возможно

выполнение одинаковых функций двумя и более винов-

ными (несколько посо1бников при одном исполнителе

и т.п.). В случаях, охваченных выборочным исследо-

ванием, взаимодействие организатора и исполнителя

составляло 2,6%, подстрекателя и исполнителя-

31,5%, исполнителя и пособника-51,5%, подстрекате-

ля, исполнителя и пособника-14,4%. Чаще данную

форму соучастия образует взаимодействие исполните-

ля с пособником.

Деяяия содействующих лиц квалифицируются со

ссылкой на ст. 17 УК. В этом отношении существую-

щий порядок квалификации данной формы соучастия

более точен, нежели квалификация соиспол.нительства.

Несовершенство его заключается в другом-в недо-

статочной дифференциации .функций соучастников, в

нивелировке их ролей. Ссылка при квалификации цели-

ком .на ст. 17 У[К ничего определенного не говорит о

роли лица в совместном преступлении. Одинаково изо-

бражаются действия организатора преступления и вто-

ростепенного пособника. Не показывается характер

участия лица в совершении преступления, который

должен учитываться при назначении наказания. За-

трудняется анализ статистических материалов, в част-

ности, выяснение распространенности различных ролей

соучастников и тому подобных вопросов, поскольку

разные по существу функции виновных подводятся под

одну и ту же формулу квалификации.

Существенный недостаток рассматриваемого поряд-

ка заключается и в том, что органы расследования и

суд недостаточно ориентируются на выяснение конк-

ретной роля виновного в совместном преступлении.

В какой-то мере с этим недостатком связаны встре-

чающиеся в судебной практике случаи, когда лица

вопреки закону признаются соучастниками преступле-

ния вообще, без указания их роли в совместном дея-

нии. Так, Г. по поводу причастности к драке, ослож-

нившейся убийством, был признан соучастником без

указания его конкретной роли в причинении смерти.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного

Суда ССОР обоснованно отменила этот приговор за

недоказанностью участия Г. в преступлении. В другом

случае осуждение Д. за соучастие в причинеяии тяж-

кого телесного повреждения было признано необосно-

ванным также потому, что по делу .не было установ-

лено, в чем конкретно выразилось действие лица как

соучастника

См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1970 г. № 2,

стр. 35-36.

См. <Бюллетень Верховного Суда РСФСР> 1965 г. № 8,

стр. 16.

Вероятность подобных ошибок можло было бы

уменьшить более точным применением ст. 17 УК. Дей-

ствия виновных при этой форме совместного деяния

следует квалифицировать со ссылкой на ту часть

ст. 17 УК, которая предусматривает исполиенную со-

участником роль.

Соучастие с исполнением различных ролей обра-

зуется обычяо.-..110 предварительному соглашению

(100% всех изученных случаев). Взаимодействие ви-

новных здесь более длительное, нежели при соиспол-

нительстве, хотя и не исключает случаев кратковре-

менной взаимосвязи.

4. ПРЕСТУПНАЯ ГРУППА

По сравне1НИ1й..с..со.ислодцительством и соучастием

с различными ролями преступная группа - более

опасная форма соучастия. Формирование ее чаще сви-

детельствует о намерении виновных совершить пося-

гательство, непосильное для одного лица. Групповые

действия замышляются с расчетом на сокрытие соеди-

ненными усилиями следов преступления, что также

подчеркивает их повышенную опасность.

В действующем уголовном законодательстве раз-

личаются три равновидности преступных групп: орга-

низованная группа (ст.ст. 39, 77, 771; 78, 190 227 УК);

группа, возникающая по предварительному сговору

виновных (ст.ст. 89-93, 144-147, 156, 2181), и груп-

па, для создания которой предварительный сговор не

обязателен (ст.ст. 117, 238, 240 УК).

Часть 3 ст. 117 допускает возможность признания

особо отягчающим обстоятельством изнасилования

групповое деяние, совершенное без предварительного

сговора (заранее не обусловленное присоединение

виновных к акту изнасилования, начатого другим ли-

цом). Фактически, однако, при совершении данного

преступления группы создаются по предварительному

сговору. Согласование мер подавления воли потерпев-

шей и тому подобные обстоятельства совместного из-

насилования предполагают сговор виновных до поку-

шения на преступление. Во всех случаях группового

изнасилования, изученных в ходе выборочного иссле-

дававдия, преступные группы возникали по предвари-

тельному соглашению.

Понятие группы лиц в составах неповиновения, а

также сопротивления военнослужащего начальнику

или принуждения его к нарушению служебных обязан-

ностей (ст. ст. 238, 240 УК) по сути охватывают две

формы соучастия - соисполиительство и преступную

группу. Относительно -соисполнительства термин <груп-

па лид> подчеркивает количественную сторону пре-

ступного события, указывая на то, что преступление

совместно исполняется несколькими .военнослужащими.

Собственно групповые действия и при совершении этих

преступлений предполагают предварительный сговор.

Следовательно, предварительное соглашение винов-

ных о совместности их преступных действий, склады-

вающееся задолго до осуществления посягательства

либо непосредствеяно перед его началом, но до поку-

шения на преступление, является характерным призна-

ком предварительно сговорившейся группы.

Предварительное согласие на участие в преступле-

ний виновные могут, однако, давать и при соисполни-

тельстве, и при соучастии с исполнением .различных

ролей. Возникает БЭТОЙ свя!зи вопрос о своеобразии

преступной группы. Выяснению ее отличий от других

форм соучастия теория уголовного права пока не уде-

ляет должного внимания По зак_ону_1рупцовой способ

взаимодействия виновных признается квалифицирую-

щим признаком ряда преступлений. Само посебеэто

говорит о том, что существуют объективные и субъек-,

тивные критерии, с появлением которых законодатель

связывает повышенную общественную опасность дея-,

ния преступной группы. Частично их выделяет текст:

норм, устанавливающих более высокую ответствен-1

ность за групповые преступления. -- ""

В ст. ст. 89-93, 144-147 и тому подобных нормах

квалифицированным преступлением считается не лю-

бой случай соучастия, а совершение деяния по предва-

рительному сговору группой лиц. В законе, следова-

тельно, подчеркивается, что преступление является

групповым в том случае, если предварительным сгово-

ром виновных охватывается совершение намечаемого

посягательства группой. Делом группы лиц преступле-

ние становится лишь тогда, когда поведение его участ-

ников взаимно согласовывается, когда по взаимному

соглаоию предварительно намечается, чт(з предстоит

выполнить участникам группы. Если по просьбе испол-

нителя пособник подбирает орудие преступления либо

к одному исполнителю деяния сознательно присоеди-

няется другой, согласие на участие в преступлении

хотя и возникает, но взаимного согласования поведе-

ния, предварительного разделения бремени преступле-

ния на основе взаимности еще не происходит. Участни-

ком группы лицо начинает себя сознавать и фактиче-

ски становится таковым с того момента, как согласует

свои функции с другими участниками намечаемого

преступления (по крайней мере с одним) .и в свою оче-

редь те согласуют с ним свое поведение.

Взаимное согласование функций участников пред-

стоящего посягательства, собственно, и придает пре-

ступному деянию новую качественную особенность,

повышает его общественную опасность, превращает

совершаемое преступление в деяние группы. Наличие

такого рода взаимного согласования функций все бо-

лее. определенно используется в судебной практике

для отграничения групповых действий от сходных

форм преступления. С. и К. договорились принудить к

вступлению в половую связь двух знакомых им жен-

щин. В целях подавления возможного сопротивления

они вооружились скальпелями, заранее согласовали

способ предстоящего посягательства. С применением

обусловленных мер физического воздействия один из

См. <Закон 06 уголовной ответственности за воинские пре-

ступления, Комментарий> под ред. А. Г. Горного, М., 1969, ст.

ст. 25, 35.

Известную попытку в этом плане предпринял Г. А. Кригер,

обратив внимание на неправомерность отождествления группы с

соисполнительством и соучастием при различных ролях (см. <Ква-

лификация хищения социалистического имущества>, М., 1971,

стр. 228-244).

Речь не идет, разумеется, о возрождении известной нашей

истории предварительной сорганизованноста. Сорганизованность,

даже предварительная, предполагает наличие руководства. Взаим-

ное согласование функций участников намечаемого посягательства

в рамках неорганизованной группы происходит и без такого руко-

впцства.

них изнасиловал свою знакомую, другой покушался .на

изнасилование ее подруги. Суд признал их виновными

в групповом изнасиловавии. Определением надзорной

инстанции приговор был изменен, обвинение в группо-

вом деянии исключено, поскольку в отношении каж-

дой потерпевшей посягательство совершалось одним

лицом. Пленум Верховного Суда СССР отменил это

определение и указал, что решающим признаком груп-

пового изнасилования является предварительная со-

гласоваиность действий виновных в процессе намечае-

мого преступления. В уголовных делах, изученных в

ходе выборочного исследования, в качестве типичного

признака группы выделялось взаимное согласование

действий виновных в ходе совместного приготовления

к преступлению.

- Кроме взаимного согласования функции, виновных

предварительно сговорившаяся _ группа, дмеет друие

специфические признаки. Каждый ее участник берет""

на себя обя1занность выполнить, согласованную часть

единого группового посягательства. Субъективная сто-

ронТ"С1и деятт помгао элементов умысла, свойствен-

ных Л1обои_орме,чстия,. должна .включать соана-

ние того обстоятельства, что он входит в преступную

группу~Г~ё"учаГствуёт. в" выполнении" взаимно согласо-

ванных действий) ц осуществляет ее замысел. С уче-

том отмечаемых особенностей пре дв ар и т е л ьно

сговорившейся группой следует считать двух

либо более лиц, объединившихся по предварительному

сговору для совершения единого умышленного пре-

ступления посредством взаимно согласованных деяний.

Организованная труппа предполагает более тесное

взаимодействие .виновных. На страницах юридической

печати высказывалось сомнение по поводу возможно-

сти разтраиичения организованных и неорганизован-

иых групповых действий, совершенных по предвари-

тельному сговору, так как всякий сговор включает

элементы организованности Приведенное сомнение

справедливо подчеркивает трудность различия оргали-

См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1967 г. № 2,

стр. 37-39; см. также <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1970 г.

№ 5, стр. 38-40.

" См. М. И. Ковалев, указ. работа, ч. II, стр. 225-227.

зеванных и неоргаяизоваиных преступных грутт, но

вряд ли помогает решению практически существующей

задачи разграничения их действий. Задача эта постав-

лена советским уголовным законодательством, в кото-

ром организованная группа выделяется из других пре-

ступных групп, а в ст. 39 УК из всех групповых дейст-

вии только <совершение преступления организованной

группой> прианается отягчающим обстоятельством.

Закон прямо не указывает различий между организо-

ванными и неорганизованными группами. Установле-

ние их предоставляется теории уголовного права и су-

дебной практике.

Некоторые отправные положения, необходимые

для решения данного вопроса, имеются в нормах зако-

на. Указанием на организацию группы (ст. ст. 77, 77,

78, 190), на руководство ею (ст. 227) подчеркивается,

что для нее характерна роль организатора, т. е. лица,

формирующего группу или руководящего ею. Указани-

ем на создание группы для преступной деятельности

(ст. 227), занятия контрабандой (ст. 78), для нападе-

ний на администрацию мест лишения свободы или тер-

роризирования заключенных (ст. 77) в сущности го-

ворится о том, что организованная группа создается

для совершения нескольких преступлений либо одного,

но сопряженного с организованным приготовлением

или исполнением..

Опираясь на выделяемые законом особенности ор-

ганизованных групповых действий, можно уяснить

сходство .и различия организованных и неорганизовай-

-ных преступных групп. Обе ее разновидности возника-

ют по предварительному сговору и объединяют лиц,

сознающих свою принадлежность к группе. В этом их

сходство, 0рга1н.изован1ная__групп.а".хаактевизуется,

Р-ЗМ_1.2ЕО>-РЗДйза1йонными функциями, наличием

руководства, осуществляемого оним_"либо большим

чис<1йм-.ее1а.л1ико]в "а"такжео(1ъединенйем вцелях

совершения нескольких преступлений либо одного, но

рассчитанного на организованную деятельность не

менее двух лиц. В этом ее отличие-от иеорпойгзован-

ной._гр,ут1нравки соучастников. В организованной груп-

пе зарождаются"Элемнты иерархии, что сближает ее

с преступной организацией.

Рабочие сельпо Б. и В. развозили с торговой базы

мебель. Воспользовавшись поверхностлым контролем

вывозимых грузов, они по предварительной договорен-

ности погрузили на свой автомобиль кроме отпущенной

им мебели трельяж. Неподалеку от базы продали его,

а вырученные деньги пропили. Этим их противоправ-

ная связь исчерпывалась. Оба осуждены за хищение,

совершенное группой лиц. В другом случае 19-летний

грузчик магазина Е. вовлек пятерых знакомых ему не-

совершеннолетних в хищение личной собствен,ности.

На протяжении двух месяцев они под его руководст-

вом занимались грабежом. Все 6 участников этих пре-

ступлений также признаны виновными в совершении

групповых хищений.

В обоих случаях констатировано, что преступления

совершены по предварительному сговору группой лиц.

Нельзя, однако, не видеть существенных различий

между этими группами. Первая из них .не имела руко-

водства; составлявшие ее лица, хотя и по предвари-

тельному сговору, но неорганизованно соединили свои

усилия в целях одного хищения. Вторая действовала

под единым руководством и в течение двух месяцев

исполнила ряд дерзких ограблений. Ее логично было

признать организованной группой, а грабежи - совер-

шенными при данном- отягчающем обстоятельстве.

По аналогичным признакам Верховный Суд СССР

и Верховный Суд РСФСР отличают организованную

группу от сходных форм соучастия.

Р. и П., периодически приезжавшие из-за границы

в СССР на спортивные соревйования, решили исполь-

зовать свои поездки для скупки в СССР валютных

ценностей .с целью перепродажи за границей. В после-

дующем они, .хотя и не скрывали друг от друга своих

незаконных сделок, но занимались ими по своему лич-

ному усмотрению. Возник вопрос об их ответственности

за групповую контрабанду. Судебная коллегия по уго-

ловным делам Верховного Суда СССР, прекращая дело

по данному обвинению, отметила, что ст. 78 УК говорит

<не об обычном соучастии, а о специальной форме соуча-

стия - организованной группе, когда незаконное пере-

мещение грузов и ценностей достигается объединенны-

ми усилиями ряда лиц, организовавшихся для указан-

ной цели. Причем, поскольку закон говорит о занятии

контрабандой, необходима известная устойчивость

группы, объединение для неоднократного совершения

ею контрабанды>.

С.. .создание.м .организованной группы принципиаль-

но изменяется фактическое содержание преступного

события. Появляются новые объективные признаки

деяния-единое руководство, объединение для совер-

шения ряДапреступлеийй (либо одного, но требующе-

го организованной подготовки). Обнаруживаются не

свойственные охарактеризованным выше формам со-

участия более опасные черты лености преступника-

стойкость преступных стремлений, решимость органи-

зованным путем добиваться осуществления преступных

целей. Возникает более опасное деяние, нежели неор-

ганизованное посягательство на тот же объект.

Грузчики аэропорта М. и Ф. договорились завла-

деть частью прибывших на склад товаров. Совместно

они взломали упаковку и похитили различные инстру-

менты на общую сумму 330 руб. Преступная связь

виновных этим исчерпывалась. Действия их правомер-

но квалифицированы как групповая кража государст-

венного имущества. В другом случае заместитель

главного бухгалтера совхоза Б. уговорила подчинен-

ных ей двух бухгалтеров и кассира не приходовать

деньги, поступающие в совхозную кассу за реализацию

рыночной продукции, делить их между собой, а совер-

шенное скрывать путем фальсификацией ведомостей на

выдачу зарплаты. Под ее руководст-вом эта группа

действовала два с половиной года, похитив за это

время около 20 тыс. руб.

Сходную картину создает сопоставление других

случаев организованных и неорганизованных посяга-

тельств на один и тот же объект. Как показывают вы-

борочные исследования, организованные групповые

посягательства на социалистическую и личную собст-

венность, составляющие в общем количестве групповых

хищений менее Уз, причиняют несравненно больший

материальный ущерб, нежели более распространенные

неорганизованные преступления.

Все это говорит о том, что организованные группо-

вые деяиия, особенно организованные хищения социа-

<Бюллетень Верховного Суда СССР> 1966 г. № 1, стр. 36,

См. архив Московского областного суда, 1966 г.

133

диетического и личного имущества, не только по фор-

ме, но и по содержанию представляют собой качест-

венно новую, более опасную форму преступления. Су-

ществующий порядок квалификации таких преступле-

ний вряд ли соответствует их обэдесттвенной опасности.

Признание организованности преступных действий

лишь отягчающим обстоятельством (ст. 39 УК) не

влияет на квалификацию преступлений и фактически

ведет к тому, что как в процессе предварительного

расследования уголовных дел, так и при назначении

наказания выявлению признаков организованности

деяния не уделяется должного внимания. Ни в обвини-

тельных заключениях, ни в приговорах фактическое

существование организованной преступной группы, за

редкий исключением, не находит отражения. Более

опасные по своему существу организованные группо-

вые действия теряются в относительно большем количе-

стве неорганизованных групповых преступлений.

Было бы целесообразно выделить в тексте статей

Уголовного кодекса, предусматривающих различные

формы хищения социалистического и личного имущест-

ва (ст. ст. 89-93, 144-147, 218), в качестве особо

квалифицирующего обстоятельства совершение пре-

ступления оргаяизаванной группой лиц. Это позволило

бы по справедливости учесть истинную опасность ор-

. ганизованной преступности при квалификации пре-

ступления и назначении наказания, вернее ориентиро-

вало бы органы расследования и суд на разрешение

одной из основных задач борьбы с групповой преступ-

<остью - выявление и предупреждение деяний органи-

зованных групп.

В специальной литературе и в судебной практике

разноречиво решается вопрос о квалификации группо-

вых преступлений в зависимости от функций их участ-

ников. Причем участие в неорганизованной группе тол-

куется с трех, а в организованной группе с двух точек

зрения. В одних литературных источниках неорганизо-

ванной группой рекомендуется считать любое соуча-

стие по предварительному сговору двух или более

лиц, в других-только совместное исполнение преступ-

См. А. А. П и о н т к о вс к и я,

права, М., 1970; т. II, стр. 466.

1В4

Курс советского уголовного

пения, в третьих-совместное совершение преступления

при различных ролях, если имелась их предваритель-

ное распределение По статьям, предусматривающим

деяния организованной группы, большинство специа-

листов предлагает квалифицировать любые преступ-

ные действия ее участников, совершенные в процессе

реализации замыслов группы. И. Г. Погребняк пола-

гает возможным применять эти нормы закона только

к случаям <организованного соисполнительства преступ-

ления Нет единства по данным вопросам и в судеб-

ной практике, что говорит о настоятельной необходи-

мости поисков их единообразного решения.

Речь по сути идет о том, кого считать участником

преступной группы: любых соучастников, действующих

по предварительному соглашению, или только соиспол-

нителей, либо всех входящих в группу лиц и выпол-

няющих различные функции .в целях осуществления

намерений группы.

Признавать групповым деянием всякий случай со-

участия с предварительным соглашением едва ли пра-

вомерно. В статьях закона устанавливающих ответст-

венность за групповые преступления, подчеркивается

групповой способ взаимодействия виновных. Понятие

<группа> несет в законе определенную смысловую на-

грузку. Посредством его законодатель обращает вни-

мание на существование в указанных случаях особой

формы соучастия, вменять которую позволительно

только лицу, сознающему свою принадлежность к

группе. Этого субъективного элемента, а также взаим-

ного согласования функций нет в случае соглашения

исполнителя и пособника либо подстрекателя и испол-

.нителя, не входящих в группу.

Следовательно, исполнитель, пользующийся содей-

См. Г. А. Кригер, Квалификация хищений социалистиче-

ского имущества, стр. 233-235; В. А. Владимиров, Квали-

фикация преступлений против личной собственности, М., 1968,

стр. 124-126.

См. Г. Б у ш уев, Группа лиц как квалифицирующий при-

знак состава преступления, <Советская юстиция> 1970 г. № 3,

стр. 16-17.

См. <Квалификация хищений, совершенных по предваритель-

ному сговору группой лиц>, <Борьба с хищениями государствен-

ного и общественного имущества>, М., 1971, стр. 192,

ствием пособника, либо подстрекатель, вовлекший дру-

гое лицо в совершение преступления, если они не соз-

дают группы и не сознают своей принадлежности к

такого рода объединению, не могут нести ответствен-

ности за групповое преступление.

К. обратился к своему знакомому И. с просьбой

найти оружие, нужное для завладения государствен-

ным имуществом. И. достал ему наган. Областной суд

не признал этот эпизод заранее обещанного содейст-

вия И. участием в группе. Деяния его были квалифи-

цированы как пособничество. Судебная коллегия по

уголовным делам Верховного Суда РСФСР нашла

приговор обоснованным. Аналогичным путем идет су-

дебная практика и в других подобных случаях. И это

правомерный путь, не допускающий привлечения к от-

ветсттвенности за групповое преступление того, кто не

сознает своей принадлежности к группе.

Вряд ли основательно также считать участниками

группы только лиц, непосредственно выполняющих

Объективную сторону посягательства. Отождествление

преступной группы с соисполнительством не отвечало

бы законодательной оценке общественной опасности

деяний различных соучастников и не отражало бы

фактического распределения ролей между участниками

преступных групп.

Согласно ст. 17 УК мера ответственности совмест-

но действующих лиц определяется с учетом не только

характера, но и степени их участия в преступлении.

Закон не допускает повышения ответственности со-

участников по формальным признакам, по наименова-

нию их роли. Это правило не выдерживается, если

считать, что взаимодействие по предварительному сго-

вору двух соисполнителей образует преступную группу

и влечет повышенную ответственность, а совместная

деятельность при тех же условиях, например, ортани-

затора преступления и исполнителя преступной группы

не создает.

Рассматриваемая точка зрения страдает известной

однобокостью, преувеличением роли объективных и не-

дооценкой субъективных элементов преступления. По

советскому уголовному праву, не допускающему объ-

ективного вменендя, наличие преступной группы долж-

но устанавливаться с учетом не только внешней харак-

теристики действий ее участников, но и содержания

вины. Специфической чертой субъективной стороны

группового деяния является сознание того обстоятель-

ства, что лицо входит в данное объединение и выпол-

няет предложенную ему часть группового преступле-

ния. Но .такое содержание вины присуще любому уча-

стнику группы, независимо от возлагаемых на него

функций.

Критикуемое решение ведет к смешению при квали-

фикации преступлений различных по своей сущности

действий-действий участника группы, непосредствен-

но не выполняющего объективной стороны посягатель-

ства, с действиями лица, не входящего в группу, но

ей способствующего. Следуя ему, пришлось бы деяния

организатора группы, непосредственно не выполняю-

щего объективной стороны преступления, квалифици-

ровать так же, как и действия пособника группы, не

входящего в нее, что, разумеется, не способствовало

бы индивидуализации ответственности. Необходимо,

далее, учитывать и то, что в нормах закона, характе-

ризующих преступные группы, нет ограничения круга

субъектов в зависимости от выполняемых ими ролей в

заранее согласованной преступной деятельности.

Специалисты, считающие участниками .преступной

группы лишь соисполнителей, обосновывают свои

суждения ссылкой на п. 18 постановления Пленума

Верховного Суда СССР от 31 марта 1962 г. <О судеб-

ной практике по делам о хищениях государственного

и общественного имущества>. В нем, как известно,

указывалось, что <под хищением по предварительному

сговору группой лиц следует понимать такое хищение,

в совершении (ра;зрядка моя. - /7. Т.) которого

участвовали двое или более лиц, предварительно, то

есть до начала хищения, договорившихся о совместном

его совершении>. Диалогично определяется групповое

хищение в действующем постановлении Пленума Вер-

.См. <Бюллетень Верховного Суда РСФСР> 1968 г. № 12,

-тр. 9-10.

<Бюллетень Верховного Суда СССР> 1962 г. № 3, стр. 33.

ховното Суда СССР от II июля 1972 г. <О судебной

пра.ктике по делам о хищениях государственного и

общественного имущества>. Приведенную фразу о

совместном совершении группового хищения стали

истолковывать в литературе как указание Пленума на

совместное исполнение преступления. Иными словами,

ставится знак равенства между совместным соверше-

нием и совместным исполнением деяния, что по зако-

ну вряд ли позволительно. В ст. 17 УК соучастие опре-

деляется как совместное совершение преступле-

ния, и далее к такого рода совершению отнесены дея-

ния не только .исполнителя, но и остальных соучастни-

ков. 3н"чит, по прямому указанию закона под совме-

стным совершением преступления понимается выпол-

нение различных функций соучастников. Выходит, что

ссылка на приведенный пункт постановления..Пленума

Верховного Суда СССР отнюдь не подтверждает ана-

лизируемую точку зрения. Пленум определял группо-

вое хищение словами ст. ст. 17, 89-93 У.К, а вопроса о

совпадении или различии ролей участников группы он

не рассматривал.

Уместно, наконец, заметить, что толкование участия

в неортанизовадной преступной группе в известной

мере связано с пониманием принадлеж.ности к органи-

зованной группе, а также к преступной организации.

Если под участием в неорганизованной группе пони-

мать только непосредственное исполнение преступного

деяния, то естественно возникает вопрос о признании

участниками группы, организовавшейся для занятия

контрабандой (ст. 78 УК), либо банды (ст. 77 УК)

тоже лишь тех, кто непосредственно выполняет объек-

тивную сторону преступления Локальное на первый

взгляд отступление от точного толкования участия в

неорганизованной группе может повести к неверному

пониманию взаимно согласованной преступной дея-

тельности в 1целом.

См. <Бюллетень Верховного Суда СССР> 1972 г. № 4, стр. II.

См. Г. А. К риге р, указ. работа, стр. 229-235; В. А. Влади-

миров, указ работа, стр. 125; И. Г. По гребня к, указ. работа,