16038

Криминология

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Преступность — основной объект криминологического изучения. Одновременно преступность — главный объект воздействия разрабатываемых криминологией мер. Все выводы криминологии, рекомендации и предложения, вырабатываемые в рамках этой науки, направлены на достижение главной цели...

Русский

2013-06-18

1.65 MB

4 чел.

ОГЛАВЛЕНИЕ

FOREWORD by President-Rector of the International «Academy of Management», Honorary Scholar of Higher Education of Russian Federation, Academician of RANS A.N. Yezhov ......................   12

ПРЕДИСЛОВИЕ президента-ректора международного «Института управления», почетного работника высшего профессионального образования России, академика РАЕН А.Н. Ежова .........   13

FOREWORD by Vice General Public Prosecutor of Russian Federation — Chief Military Prosecutor, Honorary Lawyer of Russian Federation, Doctor of Law Colonel-General M.K. Kislitsin ..............   14

ПРЕДИСЛОВИЕ заместителя Генерального прокурора Российской Федерации — Главного военного прокурора, заслуженного юриста Российской Федерации, кандидата юридических наук генерал-полковника юстиции M.K. Кисли-цына ........................  15

Глава I. Криминология как наука .................   18

§ 1. Понятие криминологии ............... 18

§ 2. Значение криминологии ..............  23

Литература по теме ................. 26

Глава II. Преступность как объект исследования .......  27

§ 1. Правовой подход к анализу преступности ...   27 § 2. Количественные и качественные показатели

преступности ....................  30

§ 3. Криминологическая характеристика преступности ......................... 34

§ 4. Социологический подход к изучению преступности ......................... 37

§ 5. Антропологический подход к анализу преступности ......................... 41

§ 6. Теологический подход к изучению преступности 44 Литература по теме ................ 46

Глава III. Личность преступника ................. 48

§ 1. Понятие личности преступника ......... 49

§ 2. Криминогенные качества личности .......  54

§ 3. Структура личности преступника ........   57

§ 4. Методы изучения личности преступника ...  65 Литература по теме ................ 66

Глава IV. Механизм преступного поведения .......... 68

§ 1. Методология анализа причин преступности.

Структура причин отдельного преступления .  68 § 2. Мотивация преступного поведения ......  72

§ 3. Методика выявления причин и условий преступления ......................  79

Литература по теме ............... 84

Глава V. Причины преступности .................  85

§ 1. Причинность в криминальной сфере ......   85

§ 2. Факторы преступности .............. 86

§ 3. Причины преступности в России ........  88

Литература по теме ................ 94

Глава VI. Социальное отрицание преступности ........  95

§ 1. Сущность социального отрицания преступности  95 § 2. Характеристика основных подходов к воздействию на преступность ..............  98

Глава VII. Структура воздействия на преступность ...... 104

§ 1. Объект антикриминального воздействия ... 104 § 2. Меры воздействия на преступность ...... 106

§ 3. Субъект воздействия на преступность .... 113

§ 4. Цели воздействия на преступность ...... 115

§ 5. Системы, воздействующие на преступность . 116 Литература по теме ............... 121

Глава VIII. Онтология воздействия на преступность ..... 122

§ 1. Организующая сила разрушающего воздействия на преступность ............. 122

§ 2. Парадоксы социального отрицания преступности ....................... 127

§ 3. Принципы разрушающего воздействия на

преступность ................... 131

Литература по теме ............... 138

Глава IX. Виктимологическая профилактика преступлений . 140 § 1. История виктимологии .............. 140

§ 2. Сущность и основные направления виктимо-

логической профилактики ............ 142

§ 3. Виктимологические рекомендации ....... 146

Литература по теме ................ 151

Глава X. Управление социальными процессами и преступность.

Криминологическое прогнозирование ......... 152

§ 1. Преступность и политика ............. 152

§ 2. Политика и социальные процессы ........ 155

§ 3. Социальные процессы в сфере распределения

и преступность ................... 157

§ 4. Криминологическое прогнозирование и планирование работы по предупреждению преступлений .......................... 166

Литература по теме ................ 171

Глава XI. Культура и воздействие на преступность ...... 173

§ 1. Криминология о понятии и сущности культуры 173 § 2. Грани взаимодействия преступности и культуры 175 § 3. Криминологический аспект типологии культур 177 § 4. Воздействие преступности на культуру и культурное воздействие на преступность ...... 190

Литература по теме ................ 194

Глава XII. Насильственная преступность ............ 195

§ 1. Криминологическая характеристика насильственной преступности ............... 195

§ 2. Причины насильственных преступлений ... 198 § 3. Воздействие на насильственную преступность 202 Литература по теме ............... 211

Глава XIII. Корыстная преступность ............... 213

§ 1. Криминологическая характеристика корыстной преступности ................ 213

§ 2. Типология личности корыстного преступника 217 § 3. Причины корыстных преступлений ...... 220

§ 4. Воздействие на корыстную преступность . . 223 Литература по теме ............... 231

Глава XIV. Рецидивная и профессиональная преступность . . 233 § 1. Рецидивная преступность ............ 234

§ 2. Профессиональная преступность ....... 244

Литература по теме ............... 261

Глава XV. Организованная преступность ............ 263

§ 1. Понятие и криминологическая характеристика

организованной преступности .......... 263

§ 2. Истоки и факторы устойчивости организованной преступности ................. 270

§ 3. Социальное противодействие организованной

преступности ................... 279

Литература по теме ................ 295

Глава XVI. Политическая преступность ............. 296

§ 1. Криминологическая характеристика политической преступности .............. 296

§ 2. Причины политической преступности .... 305

§ 3. Воздействие на политическую преступность 317 Литература по теме ............... 319

Глава XVII. Неосторожная преступность ............ 320

§ 1. Криминологическая характеристика неосторожной преступности ............. 320

§ 2. Причины неосторожных преступлений . . . 322 § 3. Воздействие на неосторожную преступность 329 Литература по теме .............. 334

Глава XVIII. Преступность несовершеннолетних ........ 335

§ 1. Криминологическая характеристика преступности несовершеннолетних ......... 335

§ 2. Причины преступности несовершеннолетних ....................... 336

§ 3. Профилактика преступности в среде несовершеннолетних ................ 348

Литература по теме .............. 356

Глава XIX. Женская преступность ................ 357

§ 1. Криминологическая характеристика женской

преступности ................... 357

§ 2. Причины женской преступности ....... 359

§ 3. Профилактика преступности женщин .... 368

Литература по теме ............... 376

Глава XX. Экологическая преступность ............. 377

§ 1. Криминологическая характеристика экологической преступности ............... 377

§ 2. Причины экологической преступности .... 382

§ 3. Воздействие на экологическую преступность 392 Литература по теме ............... 396

Глава XXI. Преступность военнослужащих ........... 397

§ 1. Криминологическая характеристика преступности в Вооруженных Силах России .... 397

§ 2. Причины преступности в Вооруженных Силах

России ....................... 399

§ 3. Воздействие на преступность в войсках . . 405 Литература по теме ............... 412

Глава I КРИМИНОЛОГИЯ КАК НАУКА

§ 1. Понятие криминологии

Термин «криминология» происходит от латинского слова crimen — преступление и греческого logos — учение. Дословно — учение о преступлении, а в широком смысле — наука о преступности. Итак, криминология — наука, учение о преступности и связанных с нею явлениях.

Преступность — основной объект криминологического изучения. Одновременно преступность — главный объект воздействия разрабатываемых криминологией мер. Все выводы криминологии, рекомендации и предложения, вырабатываемые в рамках этой науки, направлены на достижение главной цели — оказание разрушающего воздействия на это общественно опасное явление. Поэтому проблема: что есть преступность, каковы ее природа и сущность, — для криминологии является основной.

Преступность — сложное явление. На протяжении тысячелетий человечество пытается постичь сущность этого феномена, однако сущность преступности и сегодня познана людьми не до конца. Но то, что уже удалось познать, может служить базой для совершенствования практики воздействия на преступность. Поэтому задачей криминологии в этом аспекте является как формулирование практически значимых выводов на основе имеющихся познаний, так и дальнейшее углубление знаний о преступности.

Преступность издавна является спутником человечества. Вред от нее настолько велик, что избавление от этого проявления социального зла практически всеми людьми и во все времена рассматривалось как величайшее благо. Для авторитарного государственного руководителя преступность — это неповиновение подданных, то, что делает его власть менее прочной. Для пред-

Криминология как наука

19

ставителей власти, выражающей интересы народа, преступность — препятствие к управлению обществом, фактор, отрицающий порядок, государственную безопасность, социальное благополучие и всеобщее благоденствие. Для простых людей преступность — это угроза их личной безопасности, источник страхов и тревог, бед и трагедий.

Достаточно лишь на мгновение представить, какой была бы жизнь, если бы не было преступности, чтобы понять, почему люди начали искать пути избавления от этого социального зла очень давно. Были на этом пути и находки, и неудачи. Уже в глубокой древности философы подметили: чем справедливее государственное устройство, тем меньше в такой стране преступлений. Чем больше людей считают законы соответствующими их интересам, тем ниже уровень преступности. Древнегреческий мыслитель Протагор считал, что справедливые законы народ защищает с такой же отвагой, с которой он обороняет стены родного города от врагов. Монарх Древней Руси великий князь Владимир в годы неурожаев приказывал развозить по стране подводы с хлебом, чтобы крестьяне от голода не уходили в леса и не объединялись в разбойничьи шайки.

В то же время немало горячих голов полагало, что ключом к решению проблемы преступности является жестокость. Наказания с их легкой руки приобретали не просто мучительный, но публично-изуверский характер: четвертование и колесование на площадях, куда специально сгоняли народ, распятия и виселицы вдоль дорог. Появилось бессмертное изобретение человечества — тюрьма.

К числу исторических парадоксов можно отнести следующий факт: в то время как росла жестокость мер реагирования на нарушения закона, преступность благополучно росла. В Германии, например, в средние века казнили столько людей, что не хватало леса для виселиц и пеньки для веревок. Лес уничтожить удалось, а преступность — нет.

Поучителен и другой парадокс. Как свидетельствуют историки, наибольшее число карманных краж совершалось на площадях в момент публичных казней: одних преступников казнили, а другие тем временем отрезали кошельки у зачарованных этим страшным зрелищем сограждан.

20

Глава I

По мере того, как преступность росла, а карательные меры оказывались бессильными воспрепятствовать этому, стала крепнуть догадка: одной лишь жестокостью с преступностью справиться нельзя, помимо жестоких карательных мер необходимы и иные способы воздействия на преступность. Постепенно такой подход стал обретать новых и новых сторонников.

Начало формироваться представление о преступности не как о действиях группы людей со злой волей, но как о целом пласте социальной жизни, отрицательной форме общественных отношений, болезни общества. Все острее стала проявляться потребность в формировании системы мер разрушающего воздействия на это явление.

Указанные идеи получили развитие и в XVIII веке в устах Ч. Беккариа обрели форму императива: наказание за преступление не может быть признано справедливым, пока для предотвращения последнего не употреблены наилучшие средства, доступные нации при данных условиях.

Конечно, до полной реализации этого императива в социальной деятельности было далеко, но передовая общественная мысль совместно с общественной практикой приступили к поиску решений. В процессе поиска путей и способов избавления общества от преступности постепенно формировалось специальное научное направление. Так зарождалась наука «Криминология».

Когда же возникла криминология? Одни исследователи полагают, что это одна из наиболее древних наук: с образованием общества возникла преступность, ее общественная опасность побуждала людей исследовать, объяснять ее, изобретать меры борьбы с нею. Другие соотносят рождение криминологии с выходом в свет в 1764 году книги итальянского гуманиста Чезаре Беккариа «О преступлениях и наказаниях».

Следует иметь в виду, что возникновение наук тесно связано с историческим развитием общества. Их появление обусловлено новыми задачами, которые общество должно решать в интересах своего дальнейшего существования. Нередко новые отрасли вначале развиваются как элементы или составные части других наук и приобретают самостоятельность лишь тогда, когда количест-

Криминология как наука

21

венно и качественно достигают определенного уровня познаний и вырабатывают специальные методы исследований, вследствие чего существование их как отдельных научных дисциплин становится условием дальнейшего развития нового направления'.

Наука не создается одним человеком. Потребности общества и социальная практика порождают, формируют и развивают научную мысль в течение длительного времени. Исторически можно лишь зафиксировать момент, когда люди начинают осознавать, что определенная наука — это реальность.

В 1884 году в Турине из-под пера итальянского судьи Р. Га-рофало вышла книга под знаменательным названием «Криминология». Она практически конституировала новую науку. Эта объемная монография имела подзаголовок «Природа преступности и теория наказания» и состояла из трех глав: «Преступность», «Преступник», «Репрессия»2.

Разные исследователи дают различные определения этой науки. Например, «Британская энциклопедия» определяет криминологию как научное изучение преступного поведения. Это изучение основывается на положениях таких научных дисциплин, как биология, антропология, физиология, медицина, психиатрия, психология, криминалистика, социология, экономика, право и тюрьмоведение. Иногда криминологом называют искусного и высокопрофессионального детектива или следователя3. Опираясь на результаты исследований и теоретические положения смежных наук (уголовного права, социологии, психологии и др.), криминология специфическими методами решает специфическую задачу — ведет поиск путей эффективного разрушающего воздействия на преступность, что и определяет ее сущность как самостоятельной области научного познания.

Сущность любой науки раскрывает ее предмет — то, что она изучает. Криминология возникла как реакция на потребность общества в поиске эффективных мер избавления от преступности (или уменьшения ее общественной опасности).

См.: Бернал Д.Д. Наука в истории общества. М., 1956. ' Garofalo R. Criminologia. Torino, 1884. См.: Encyclopedia Britanica.L., 1958. V. 6. P. 719.

22

Глава 1

Что же является предметом криминологии?

Прежде всего сама преступность. Задача криминологии заключается в исследовании вопросов: что есть преступность, какова ее сущность, каковы закономерности, в чем ее истоки и каковы перспективы развития.

Для того чтобы уничтожить дерево, необходимо подрубить его корни. Чтобы эффективно воздействовать на преступность, необходимо вскрыть ее причины. Лишь на основе глубокого научного анализа всех факторов, обусловливающих это общественно опасное явление, на базе исследования его причин возможна разработка действенных мер разрушающего воздействия на преступность. Таким образом, следующим элементом предмета криминологии являются причины преступности.

Поскольку причины обусловливают преступление не непосредственно, а через личность человека, очень важным элементом предмета криминологии оказывается личность преступника.

Вскрытие причин преступности не означает их автоматического устранения. В большинстве случаев необходимы серьезнейшие исследования для того, чтобы найти эффективные и экономичные способы воздействия как на саму преступность, так и на ее причины. Поэтому меры разрушающего воздействия на преступность (предупреждения преступлений, борьбы с преступностью) также относятся к предмету криминологии.

Помимо указанных элементов, профессор В.В. Лунеев к предмету криминологии обоснованно относит методы криминологических исследовании. Никакая наука, за исключением криминологии, не будет разрабатывать специальные методики изучения и анализа преступности (в том числе и латентной), ее причин, личности преступника, эффективности мер предупреждения преступлений и разрушающего воздействия на преступность. Общесоциологические методики в отдельных случаях пригодны для этих целей, но они всегда требуют специальной адаптации к криминологическим задачам'.

' См. подробнее: Иншаков С.М. Криминология. М.: Юриспруденция, 2000. С. 8—10.

Криминология как наука

23

Таким образом, криминология — это юридическая и социологическая наука, изучающая преступность, ее причины, личность преступника и организацию разрушающего воздействия на преступность.

§ 2. Значение криминологии

Криминология — многоадресная наука. Ее рекомендации могут иметь значение для различных субъектов: законодателя, президента страны, работников правоохранительных органов, представителей средств массовой информации, специалистов, занимающихся образованием и воспитанием, а также для отдельных граждан. Поэтому и значение криминологии принято рассматривать в трех аспектах: мировоззренческом, практическом, эру-диционном.

Мировоззренческий аспект выражается в выработке криминологического мышления. Криминология дает не только сумму практических рекомендаций деятельности в той или иной ситуации. Изучение криминологии изменяет стиль мышления человека.

Криминологическое мышление базируется на осознании человеком сущности преступности как одной из форм зла и социальной патологии; возможностей общества, социальных групп и отдельного человека воздействовать на это явление; на уяснении сущности общей и частной превенции, а также места уголовной ответственности и уголовного наказания в системе мер предупреждения преступлений, разрушающего воздействия на преступность; на осмыслении с этих позиций промежуточных и конечных целей профессиональной деятельности'.

Практический аспект значения криминологии выражается в следующем:

1. Она вооружает специалиста суммой определенных знаний и умений, необходимых для эффективного воздействия на пре-

См.: Иншаков С.М. Криминология. М.: Юриспруденция, 2000. С. 11.

24

Глава 1

ступность в процессе выполнения профессиональных функций, связанных с изучением личности преступника или правонарушителя; выявлением причин и условий преступлений; криминологическим прогнозированием индивидуального преступного поведения и преступности в целом; разработкой и реализацией мер воздействия на преступность; анализом эффективности мер предупреждения преступлений.

2. Ключевой момент практической ценности криминологии для каждого человека заключается в том, что она помогает овладеть оптимальной стратегией и тактикой поведения с тем, чтобы свести к минимуму личную вероятность оказаться жертвой преступления.

3. Не менее важной стороной практической ценности криминологии является анализ феномена случайного преступника. Какой случай (криминогенная ситуация-ловушка) может сделать человека преступником и как следует себя вести, чтобы избежать такой драматической развязки, — ответ на этот вопрос может дать криминологическая теория.

4. Практически каждый, кто изучает криминологию, имеет или будет иметь детей. Как становится преступником ребенок или молодой человек, какие обстоятельства подталкивают его на криминальную стезю и какие упущения родителей и близких способствуют этому, что могут сделать родители для предотвращения столь плачевного финала личной педагогической практики — эти проблемы также находятся в русле криминологического изучения.

5. Криминология позволяет специалисту увидеть, каким образом отдельные негативные стороны его деятельности могут оказаться причинами или условиями новых преступлений, и использовать это понимание для того, чтобы выполнение профессиональных функций оказывало разрушающее воздействие на преступность, а не продуцировало новые общественно опасные деяния.

6. Преступность так или иначе затрагивает интересы каждого человека. Поэтому объективно каждый заинтересован в том, чтобы принять участие в разрушающем воздействии на нее. Однако далеко не каждый понимает это, и соответственно не каждый заинтересован субъективно. Задача криминологии —

Криминология как наука

25

помочь людям уяснить эту нехитрую мудрость и научить, как отдельный человек в самых разных условиях может оказывать деструктивное воздействие на криминальный феномен.

7. Знание основных положений криминологической теории позволит человеку адекватно оценить ситуацию в стране, деятельность той или иной политической группы, значимость и социальную ценность отдельных политических деятелей, спрог-нозировать наиболее вероятный вариант развития социальной ситуации. Это в свою очередь позволит принимать верные решения в плане поддержки политиков либо отказа им в доверии, что в условиях демократического общества имеет немалую практическую значимость'.

Эрудиционный аспект значения криминологии включает изучение криминологической характеристики преступности в нашей стране, в зарубежных странах, анализ исторического и зарубежного опыта предупреждения преступлений, ознакомление с зарубежными концепциями преступности и ее причин. Сущность эрудиционного аспекта значения криминологии — в познании целой области социального бытия (криминальной сферы), уяснении масштабов преступности (например: в нашей стране ежегодно регистрируется порядка 2,5 млн преступлений, а в местах лишения свободы находится около 1 млн человек). Указанные познания «шлифуют» специалиста, развивают память и умение мыслить, позволяют увереннее чувствовать себя в процессе общения с разными людьми, аргументирование оспаривать неверные суждения. Эрудиция — запас знаний, который накладывает существенный отпечаток на личность человека, делает его интеллигентом, помогает преодолеть плоское и примитивное восприятие бытия, в экстремальных условиях позволяет принимать правильные решения.

Изучение криминологии позволяет прикоснуться к тайнам бытия, побуждает к размышлению над тем, что есть добро и зло, какова природа социальных процессов, какими могут быть перспективы развития человечества.

См. подробнее: Иншаков С.М. Указ. соч. С. 11—12.

26

Глава I

Литература по теме

Герцензон А.А. Введение в советскую криминологию. М., 1965.

Стручков Н.А. Введение в криминологию. М., 1977.

Аванесов Г.А. Криминология и социальная профилактика. М., 1980.

Курс советской криминологии: Предмет. Методология. Преступность и ее причины. Преступник. М., 1985.

Курс советской криминологии: предупреждение преступности. М., 1986.

Лунеев В.В. Криминология (причины, предупреждение и методы изучения преступлений в Вооруженных Силах СССР): Учебник, М., 1986.

Основы криминологии для практических работников. М., 1988.

Семенов С.А. Криминология. М., 1989.

Иванов Л.О., Ильина Л.В. Пути и судьбы отечественной криминологии. М., 1991.

Новиченко А.С. Методологические основы познания преступности. М., 1991.

Криминология: Учебник / Под ред. И.И. Карпеца, В.Е. Эминова. М., 1992.

Криминология: Учебник / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Минь-ковского. М., 1994.

Антонян Ю.М., Саблина Л.С. Краткий курс криминологии. М., 1997.

Криминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой М., 1997.

Алексеев А.И. Криминология. М., 1998.

Курганов С.И. Основы криминологии. М., 1998.

Кудрявцев В.Н. Популярная криминология. М., 1999.

Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М., 1999.

Криминология: Учебник. СПб., 1999.

Хохряков Г.Ф. Криминология: Учебник. М., 1999.

Глава II

ПРЕСТУПНОСТЬ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ

Сложность проблемы преступности проявляется в отсутствии у ученых единства в определении криминального феномена. В науке существуют десятки подходов к пониманию преступности'. Все многообразие определений можно разбить на несколько групп в соответствии с разрабатываемыми их авторами подходами к анализу сущности преступности. К таким подходам относятся:

правовой, социологический, антропологический, теологический.

§ 1. Правовой подход к анализу преступности

Сущность правового подхода заключается в рассмотрении преступности как собирательного понятия — совокупности или даже системы преступлений. Определяя преступность таким образом, авторы отталкиваются от отдельных преступлений. Вся их совокупность в обществе и образует преступность.

Чтобы понять сущность этого определения, необходимо уяснить этимологию термина: почему преступность, а не преступления или массив преступлений? Характеризуя массу каких-либо единиц, обычно употребляют множественную форму того же слова: книга — книги. Особого слова в данном случае не требуется. Может быть, точно так же следует определить все преступления, совершенные в обществе, — большое количество преступлений, масса преступлений?

Ответ на этот вопрос можно найти, если обратиться к аналогии. Кирпичи, положенные один на другой, остаются кирпичами. Но

См.: Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992. С. 12—15.

28

Глава II

если их соединить бетоном, то это уже не кирпичи, а стена. Бетон обеспечил связь между кирпичами, и возникло новое качество.

Мы подошли к главной проблеме: есть ли связь между отдельными преступлениями? А если она есть, то в чем выражается?

Связь между преступлениями, совершенными одним и тем же лицом, очевидна. Например, человек, совершивший преступление, при попытке скрыться может совершить другие преступные деяния (убийство работника милиции и т. п.). Несомненна связь и между преступлениями лиц, действующих группой, по предварительному сговору.

Существует связь и между другими преступлениями. Такая связь есть, несмотря на то, что преступники в абсолютном большинстве не знакомы друг с другом, подчас никогда не встречались и совершают свои преступные деяния самостоятельно. Связь эта имеется, хотя и не видна на первый взгляд. Но наука для того и существует, чтобы выявлять вещи, не являющиеся очевидными, в том числе чтобы выявлять связь между явлениями тогда, когда на первый взгляд кажется, что ее нет.

Преступность — это целостная совокупность (система) преступлений, совершенных в стране за тот или иной период времени. Причем ее элементы — отдельные преступления и их виды — находятся в определенных статистически измеряемых и прогнозируемых взаимодействиях.

Эта взаимосвязь проявляется в следующем:

1. Во-первых, в общих причинах различных преступлений, которые подобно тому, как единая корневая система разросшегося растения объединяет отдельные, внешне не связанные между собой стебельки в единый куст, определяют взаимосвязь внешне разнородных и разобщенных преступлений.

2. Во-вторых, одно преступление может быть причиной или условием другого. Механизмы тут могут быть самыми различными. Привлекательность «легкой» и «красивой» преступной жизни. Пример безнаказанности или успешного способа совершения преступлений. Все это вдохновляет на подражание и совершение аналогичных действий'.

См.: Иншаков С.М. Криминология. М.: Юриспруденция, 2000. С. 16.

Преступность как объект исследования

29

Можно привести множество примеров подобной связи между преступлениями: халатность должностных лиц в отношении учета или организации охраны материальных средств и хищения этих материальных средств; сон охранника на посту и побег заключенных из мест лишения свободы; нарушение правил несения пограничной службы и незаконный переход границы; оскорбление лица и ответные насильственные действия оскорбленного.

Сам факт достаточно массового нарушения законов формирует в подсознании населения весьма криминогенную идею о том, что нарушение законов не есть что-то ненормальное, а в отдельных случаях это вообще становится нормой,

В отдельных случаях заражающий эффект преступности еще более очевиден. Известен, например, такой факт. Поздно вечером 13 июля 1977 года в результате нескольких ударов молнии в провода высокого напряжения снабжение Нью-Йорка электрическим током было прервано на 25 часов. Как только происхождение и характер затемнения были осознаны населением, а жизнь в городе в значительной мере оказалась парализованной:

перестали функционировать системы сигнализации в жилищах, магазинах и хранилищах, были выведены из строя многие системы полицейской связи, было прекращено освещение улиц и помещений и Нью-Йорк погрузился во тьму, — десятки тысяч людей хлынули на улицы и учинили в шестнадцати районах города оргию грабежей. Мужчины, женщины и даже дети выламывали двери, витрины и окна торговых помещений, выносили все, что можно было унести, и уничтожали все, что нельзя было сдвинуть с места. Чиновники городского управления Нью-Йорка полагают, что в эту ночь преступлениями был причинен материальный ущерб на сумму, превышающую миллиард долларов'.

Массовый характер преступлений в соответствии с законом перехода количества в качество формирует новую реальность. Элементами ее являются преступная среда, преступная психология, преступная культура, преступный мир. В этом отношении

См.: Никифоров Б.С. Вступительная статья // Анденес И. Наказание и предупреждение преступлений. М., 1979. С. 11—12.

30

Глава II

весьма иллюстративна следующая аналогия: большое количество деревьев — это уже не просто деревья, это новая экологическая среда (лес), которая благоприятствует их росту, создает механизмы защиты от неблагоприятных факторов.

3. В-третьих, эта связь проявляется в ярко выраженной тенденции к самоорганизации преступности. На попытки усиления борьбы с преступностью она, подобно живому организму с хорошо функционирующими защитными системами, отвечает перегруппировкой сил, изменением характера деятельности и созданием адекватных систем «криминальной безопасности».

Организованная преступность, словно смерч, втягивает в свою орбиту все новых людей и приобщает их к преступным видам деятельности.

4. В-четвертых, фиксируется связь между отдельными видами преступности. Если приложить усилия к снижению, уменьшению преступности несовершеннолетних, то это повлияет на преступность в целом. Снижение данного вида преступности — важное условие снижения общей преступности, и рецидивной в особенности. Рецидивная преступность достаточно жестко связана с профессиональной, а та в свою очередь с организованной.

Рост латентной преступности, то есть тех преступлений, которые остались невыявленными (а преступники, их совершившие, — безнаказанными), неминуемо повлечет через определенное время рост всей преступности, в том числе и зарегистрированной. Причина этого заключается в ослаблении предупреждающего воздействия общей превенции (угрозы уголовного наказания). Чувство безнаказанности широко распространяется среди законопослушных граждан и некоторых из них приводит к преступлениям.

§ 2. Количественные и качественные показатели преступности

Преступность как явление может быть оценена и даже измерена в определенных количественных и качественных показателях, что очень важно для уяснения сущности этого явления, выявления

Преступность как объект исследования

31

его внутренних взаимосвязей, зависимости от внешних факторов. Без объективной оценки масштабов преступности невозможно адекватно приготовиться к борьбе с нею и разработать соответствующие меры эффективного воздействия на нее.

Количественные характеристики преступности — это ее состояние и динамика.

Состояние преступности — число совершенных преступлений за определенное время на определенной территории. Обычно состояние преступности оценивают за год по тем или иным государственным или административным единицам: по стране, региону, области, району, городу..

Состояние преступности может оцениваться как в абсолютных, так и в относительных показателях. Например, в 1999 году в России зарегистрировано 3 001 748 преступлений. Абсолютный показатель позволяет оценить в определенной мере масштабы преступности. Однако им неудобно пользоваться для сравнения или анализа: преступность в разных странах, регионах и городах различна. Но как понять, чем обусловлено это различие: разной интенсивностью преступности или разной численностью населения сравниваемых стран и регионов?

Для облегчения этой задачи используют относительный показатель — коэффициент преступности. Коэффициент преступности есть отношение количества преступлений к определенному количеству жителей города, области или страны, где измеряется преступность, обычно для расчета коэффициента преступности в стране используют отношение числа преступлений к 100 тыс. населения.

Сравнивая коэффициенты преступности в нашей стране (2053 на 100000 человек) с аналогичным показателем в США (5500 на 100 000 человек), можно констатировать, что уровень преступности в России пока ниже американского.

Состояние преступности может охарактеризовать не только количество преступлений. Иногда оценку преступности делают по количеству преступников. В некоторых зарубежных странах считают, что одним из самых объективных показателей состояния преступности является количество потерпевших от преступлений.

32

Глава II

В связи с этим в целях получения более объективных данных о преступности там дважды в год проводят опрос населения на предмет выявления лиц, пострадавших от преступлений.

Динамика преступности — показатель ее изменения. Зная данные о динамике преступности, мы можем оценить, какие процессы происходят в этом явлении: благоприятные для общества или негативные, растет преступность или снижается. Динамика состояния преступности может исчисляться в абсолютных показателях (количество преступлений увеличилось на 500 тыс.) или в относительных (рост преступности составил 12%), которые (12%) иногда называют темпом прироста преступности.

Качественные показатели преступности — это ее структура и характер.

Структура преступности — это удельный вес и соотношение различных видов преступлений в общем их числе за определенный период времени на определенной территории.

Структуру преступности обычно характеризуют в процентных показателях. Например, в 1992 году в России 14% составили тяжкие преступления, 86% — иные. Или структура по субъектам:

женская преступность — 11,3%; мужская — 72,3%; преступность несовершеннолетних — 16,4% и т. д.

Характер преступности определяется тем, каково количество наиболее опасных преступлений в структуре преступности, а также тем, какова характеристика личности тех, кто совершает преступления. Если быть точным, то характер преступности — это одно из проявлений ее структуры, выявление характера преступности — результат анализа ее структуры'.

Помимо состояния, динамики и структуры преступности в криминологии выделяется также понятие географии преступности, под которой понимают ее различное распределение по регионам (областям, районам, городам) страны. Интенсивность преступности далеко не однородна по всей территории страны, поэтому анализ географии преступности крайне важен для уяснения, в каком регионе следует приложить наибольшие усилия,

См.: Иншаков С.М. Криминология. С. 18.

Преступность как объект исследования

33

а соответственно сосредоточить больше средств для борьбы с преступностью.

Для анализа преступности в отдельных случаях целесообразно выделять следующие ее виды:

1. фактическая преступность — совокупность преступлений, совершенных за определенное время на определенной территории.

2. Выявленная преступность — совокупность преступлений, факт совершения которых стал известен государственным органам или общественности. Соответственно антиподом ее является невыявленная преступность — совокупность преступных деяний,

не известных никому.

3. Зарегистрированная преступность — совокупность преступлений, информация о которых поступила в органы уголовного преследования и которые зафиксированы в соответствии с установленными правилами. Антиподом ее является скрытая преступность — совокупность преступлений, о совершении которых известно государственным органам, но которые не зарегистрированы и по которым не начато расследование.

4. Преступность, установленная судом (судимость), — совокупность деяний, преступный характер которых установлен судом.

В.В. Лунеев по характеру регистрации и социального реагирования выделяет такие виды преступности:

— фактическая;

— заявленная;

— зарегистрированная;

— раскрытая".

Антиподы выявленной и зарегистрированной преступности иногда называют латентной преступностью. Наличие латентной преступности обусловливает то, что мы не знаем полностью всех характеристик фактической преступности. В этом смысле фактическая преступность — загадочное явление, об истинных масштабах, структуре и характере которого можно только догадываться. Экспертные оценки соотношения зарегистрированных

См.: Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1997. С. 126.

3 Зак 2093

34

Глава II

и латентных преступлений самые различные: от 1:3 до 1:10. Наиболее популярным является сравнение фактической преступности с айсбергом, у которого лишь 1/8 находится на поверхности, а скрытая часть в восемь раз больше видимой. Ученые из США полагают, что если официальная цифра преступности в стране равна 13—15 млн, то латентная — 30 млн и несколько более".

Не следует также забывать, что по результатам исследования ряда зарубежных авторов 100% населения (в частности, в США) совершают время от времени одно или несколько преступлений2.

§ 3. Криминологическая характеристика преступности

Дать криминологическую характеристику преступности означает раскрыть ее состояние, структуру и динамику.

Состояние, структура и динамика преступности в мире

В мире ежегодно регистрируется значительное количество преступлений. По данным иракского ученого М. Раишахри, в 1975 году во всех странах земного шара было зарегистрировано 350 млн преступлений. В 1989 году их количество возросло до 500 млн3. Вероятно, в первой половине XXI века этот показатель перешагнет миллиардный рубеж.

Коэффициент преступности в расчете на 100 тыс. населения в 1985 году в развивающихся странах составил 1300, в развитых — 6800, а в среднем в мире — 4100. В 1990 году средний коэффициент преступности в мире составил 5500 преступлений на 100 тыс. населения, а в развитых странах он превысил 8000".

Динамика мировой преступности

По данным В.В. Лунеева, преступность в 60—90-е годы практически во всех странах интенсивно росла. В США за этот

' См.: Криминология. М., 1992. С. 49.

2 Mannheim H. Comparative criminology. L., 1965. P. 33; Martin J., Fitzpatrick J. Deliquent behavior. NY, 1967. P. 5.

3 Rayshahri М. Islam and Prevention of Crime. NV., 1990. P. 8.

4 См.: Лунеев В.В. Тенденции преступности: мировые, региональные, российские // Государство и право. 1993. № 5. С. 6—7.

Преступность как объект исследования

35

период она увеличилась в 7 раз, в Англии — в 6, во Франции — в 5, в СССР — в 4, в Японии — в 1,5 раза.

Общая преступность в мире в расчете на 100 тыс. населения за последние 20—25 лет возросла более чем в 34 раза".

Структура преступности в различных странах

В структуре преступности развитых стран преобладают преступления против собственности. В Великобритании их доля в общей преступности составляет 95%, в Японии — 90%, во Франции — 81,5%, в Германии — 80%.

Особый интерес представляет преступность в США. Здесь наряду с высокой распространенностью корыстных преступлений весьма высок уровень насильственных преступлений. По данным американского национального исследования, в 1989 году более 5,8 млн человек подвергались актам насилия. Из них 135 тыс. изнасилованы, 4,6 млн подверглись нападению (при этом лишь о 45% случаев насилия было сообщено в полицию). Члены 4,6 млн семей подвергались насилию. При совершении преступлений 11% преступников применяли огнестрельное оружие (для сравнения: в Японии в 1987 году лишь 319 преступлений было совершено с применением оружия).

Актам насилия подвергаются все категории населения. Наибольшему риску подвержены мужчины, негры, молодежь, бедные и жители центров городов. При этом 55% актов насилия совершается неизвестными лицами, 32% — знакомыми, 8% — членами семей. Среди убитых 15% убиты членами семей, 39% — знакомыми жертв, 13% — неизвестными лицами (в 33% случаев убийцы не установлены)2.

Криминологическая характеристика преступности в России

В 1961 году в России было зарегистрировано 534 тыс. преступлений, в 1965-м — 483 тыс., в 1970-м — 693 тыс., в 1980-м — 1 млн 28 тыс., в 1985-м — 1 млн 416 тыс., в 1990-м — 1 млн 839 тыс., в 1995-м — 2 млн. 755 тыс.

См.: Лунеев В.В. Тенденции преступности: мировые, региональные, рос-эде. С. 18

сийские. С. 18.

2 См. там же. С. 6—7.

36

Глава II

В 1996 году в России зарегистрировано 2 млн 625 тыс. преступлений. Коэффициент преступности в расчете на 100 тыс. населения — 1774. В том же году зарегистрировано 3 млн 456 тыс. жалоб, заявлений и сообщений о преступлениях. Выявлено 1 млн 618 тыс. лиц, совершивших преступления. Из них осуждено 1 млн 111 тыс. человек. В результате преступлений погибло более 65 тыс. человек.

В 1997 году зарегистрировано 2397311 преступлений, выявлено 1 372 160 лиц, совершивших преступления.

В 1998 году в России зарегистрировано 2 581 940 преступлений (рост по сравнению с 1997 годом — 7,7%), выявлено 1 481 503 лица, совершивших преступления (рост по сравнению с 1997 годом — 8%). Раскрыто 1 837 910 преступлений.

С применением огнестрельного оружия в 1998 году совершено 18584 преступления, несовершеннолетними — 164787, женщинами — 218224, лицами, не имеющими постоянного источника дохода, — 797 869, безработными — 81 424, в группе — 461 060, организованной группой (преступным сообществом) — 16 037, в состоянии алкогольного опьянения — 437 881 (29,6% в общем числе выявленных лиц), в состоянии наркотического опьянения — 12 487, лицами, ранее совершавшими преступления, — 604 557 (32% раскрытых преступлений).

В 1999 году зарегистрированная преступность впервые в нашей стране перешагнула трехмиллионный рубеж. По сравнению с предыдущим годом в 1999 году она возросла на 16,3%. В том же году выявлено 1716679 лиц, совершивших преступления. Большинство преступлений зарегистрировано в городах — 2 125453 (в сельской местности — 876295). С участием несовершеннолетних зарегистрировано 208313 преступлений. Совершенных лицами, не имеющими постоянного источника дохода, — 1204327; иностранцами и лицами без гражданства — 31 105. Коэффициент преступности в России в 1999 году составил 2 053 на 100 000 населения. Самый высокий коэффициент преступности зафиксирован в Курганской области (3855 на 100 000), Пермской области (3350 на 100000), в Хабаровском крае (3125 на 100000). Самый низкий — в Ингушетии (486 на 100000), Дагестане (695

Преступность как объект исследования

37

на 100000), Москве (815 на 100000), Пензенской области (1063

на 100000)'.

По мнению экспертов, значительное число преступлений остается за пределами регистрации. Эти цифры по разным видам преступлений колеблются от 40% (ряд общеуголовных деяний) до 95% (экономические преступления)2.

§ 4. Социологический подход к изучению преступности

Основная идея социологического подхода к пониманию преступности заключается в том, что преступность — это болезнь социума, а преступления — симптомы (признаки) этой болезни. Характер и масштабы преступности не зависят напрямую от воли законодателя, — от того, какие деяния запрещены под угрозой уголовной репрессии (криминализация), а какие разрешены. Как свидетельствует история, в законодательной практике возможны и ошибки, и произвол, и лоббирование, и корыстная заинтересованность (конструирование правовой среды, в которой можно безнаказанно совершать общественно опасные деяния и даже разрушать государственность).

Преступность зависит от характера сложившихся в социуме общественных отношений. Ее объективной характеристикой является опасность (в этом смысле количество людей, испытывающих страх оказаться жертвой преступных посягательств, — характеристика преступности куда более объективная, чем число зарегистрированных преступлений).

Сущность социологического подхода к определению преступности характеризуется следующим:

— во-первых, рассмотрением преступности не как системы преступлений, а как специфической характеристики общества — способности порождать преступления в большом количестве;

' Более подробно о состоянии, структуре и динамике преступности в России см.: Иншаков С.М. Криминология. М.: Юриспруденция, 2000. С. 24—26. См.: Преступность, статистика, закон. М., 1997. С. 6.

38

Глава II

— во-вторых, разработкой категории «преступление», не зависящей от законодательства (исключение такого признака, как противоправность, при сохранении виновности и акцентировании внимания на общественной опасности).

В рамках социологического подхода одни ученые считают преступность нормальным и вечным явлением (Э. Дюркгейм), другие полагают, что при радикальном изменении характера общественных отношений общество может избавиться от этого порока (Э. Фромм).

Социологический подход в определенной мере стирает границы между традиционным пониманием преступности и ее причин. Однако при этом не отрицается причинность. Напротив, этот подход создает установку на поиск глубинных, сущностных детерминант. Исследование такого феномена, как самодетерминация преступности, показывает условность и относительность границ между явлением и его причиной: сама преступность в зависимости от исследовательского угла зрения может рассматриваться и как следствие, и как детерминанта.

В советской криминологии социологический подход к анализу преступности развивали Л.И. Спиридонов, Д.А. Шестаков, Э. Рас-ка. После выхода в свет в 1966 году первого учебника по криминологии, в котором преступность определялась как совокупность преступлений, Л.И. Спиридонов подверг такой подход критике, отмечая, что преступность — это не просто механическая сумма преступлений, а социальное явление, обладающее определенными присущими ему закономерностями развития'. По мнению ученого, «социологическое понятие преступления предшествует его юридическому определению»2. Законодатель должен понять социальный закон и отразить его в правовой норме:

«Воля не должна утверждать себя взамен закона: ее роль в том именно и заключается, чтобы открыть и сформулировать действительный закон»3. Пренебрежение этим правилом отрицает эф-

' См.: Спиридонов Л.И. Социология преступности. М., 1978.

2 Спиридонов Л.И. Социология уголовного права. М., 1986. С. 50.

3 Там же. С. 103.

Преступность как объект исследования

39

фективность права как регулятора социальной жизни: «Законодатель очень часто видит в праве средство решения социальных задач, которые оно на самом деле решить не может»'.

Исследования Л.И. Спиридонова сыграли значительную роль в правильном понимании сущности преступности. Они воспрепятствовали упрощенчеству в трактовке природы этого общественно опасного явления, несмотря на политические установки того времени. Сущность этих установок заключалась в том, что преступность не явление, свойственное социализму, а совокупность оставшихся от капитализма «родимых пятен». И требовалось немало научного мужества, чтобы вопреки политическим веяниям определить преступность как один из параметров общества, характеризующих состояние социального механизма, рассогласован-ность между его составными частями.

Аналогичным образом определил преступность Д.А. Шестаков, понимая под ней свойство классового общества порождать массовое совершение опасных для него деяний2. Сходная характеристика преступности была дана в книге Э. Раска3.

Сущность социологического подхода к анализу преступности можно проиллюстрировать с помощью магнитной модели. Если под стол поместить магнит, то лежащие на столе металлические опилки из кучки порошка превратятся в металлические столбики. Магнит будет аналогом причин преступности, «стоящие» опилки — совокупность преступлений. Под преступностью при таком подходе понимается магнитное поле.

Своеобразное поле социальной напряженности порождает отклоняющееся, в том числе преступное, поведение. Именно посредством этого поля социальной напряженности общество порождает массовое совершение опасных для него деяний.

Развивая идеи указанных ученых, преступность можно определить как такое состояние общества, при котором регулярно

Спиридонов Л.И. Социология уголовного права. М., 1986. С. 106. См.: Шестаков Д.А. На криминологическом семинаре // Правоведение.

1982. № 2. С. 105-106.

См.: Раска Э. Борьба с преступностью и социальное управление. Таллин,

1985. С. 54—56.

40

Глава II

совершается значительное количество преступлений, — такое количество, что граждане воспринимают совершение преступлений как закономерность (преступления совершались вчера, они совершаются сегодня и будут совершаться завтра).

Социологический подход к пониманию преступности интуитивно воспринимали и воспринимают многие политики. Однако реализация его на практике требует напряженной и длительной работы по реформации общества, эффект от которой может проявиться лишь через десятилетия. Поэтому интенсификация карательной практики на основе правового понимания преступности нередко оказывалась более привлекательным направлением воздействия на преступность. Эту особенность политического мышления подметил Л.Н. Толстой. Вот как он описывает размышления императора Николая I при принятии решения в отношении интендантских чиновников, уличенных в злоупотреблениях: «Николай был уверен, что воруют все. Он знал, что надо будет наказать теперь интендантских чиновников, и решил отдать их всех в солдаты, но знал тоже, что это не помешает тем, которые займут место уволенных, делать то же самое. Свойство чиновников состояло в том, чтобы красть, его же обязанность состояла в том, чтобы наказывать их, и, как ни надоело это ему, он добросовестно исполнял эту обязанность»'.

Ценность социологического подхода заключается в следующем:

1) он предполагает направление главной энергии в воздействии на преступность не на совокупность преступлений и преступников, которые являются лишь внешними симптомами болезни, но на саму болезнь общества и на причины этой болезни. И профессиональная задача тех, кто борется с преступностью, заключается не только в том, чтобы «изъять намагниченные опилки», но и в том, чтобы оказать разрушающее воздействие на «магнит» и уменьшить порождающее преступление поле социальной напряженности;

2) социологический подход открывает перспективу реализации теории поля в криминологии. Этот подход очерчивает новый

Толстой Л.Н. Хаджи-Мурат // Собр. соч. В 22-х т. Т. 14. С. 88.

Преступность как объект исследования

41

объект воздействия — информационное поле социума. Например, безнаказанность можно снижать реально (повышая раскрывае-мость) и идеально (формируя общественное мнение о высокой раскрываемое™). Несмотря на то, что и реальный и идеальный уровни взаимосвязаны, они обладают определенной автономией (на фоне реального повышения раскрываемое™ преступлений может увеличиваться число людей, уверенных в возможной безнаказанности при совершении преступлений);

3) социологический подход открывает перспективу выявления новых признаков преступности. В свою очередь, чем больше признаков явления известно, тем больше возможностей его объективного изучения. Новые признаки могут дать начало новым направлениям исследований (количество жертв как показатель преступности и виктимология);

4) попытка очистить понятие преступления от политической конъюнктуры и произвола власть имущих также имеет положительные аспекты: позволяет оправдать тех, чьи деяния не имеют общественной опасности (например, противников антинародного политического режима); помогает уличать тех, кто, совершая общественно опасные деяния, «застраховался» при помощи манипуляций в области законодательства.

Это в свою очередь благоприятствует совершенствованию законодательства и правоприменительной практики. Социологический подход здесь корреспондирует с богатой философскими традициями школой естественного права'.

§ 5. Антропологический подход к анализу преступности

В рамках антропологического подхода преступность определяется как болезнь, но не общества, а отдельных людей. Преступность, по мнению сторонников этого подхода, — результат

' Подробнее о социологическом подходе см.: Иншаков С.М. Криминология.

С. 27—30.

42

Глава II

вырождения, дегенерации, следствие тех или иных психофизиологических аномалий, влекущих «нравственное помешательство» Г При этом понятие вменяемость и общая превенция уголовного наказания по существу утрачивают смысл. Основной метод воздействия на преступность, вырабатываемый данным направлением, — отделение здоровых от больных (изоляция и лечение либо уничтожение последних).

Антропологический подход в криминологии нередко называют ломброзианством (неоломброзианством), а само это научное направление прочно ассоциируется с именем итальянского ученого Чезаре Ломброзо. Справедливости ради следует отметить, что идеи о связи тела и души высказывались задолго до Ломброзо. Пожалуй, наиболее древней областью познания в этом отношении была хиромантия, которая претендовала на то, что, изучая руку человека, можно определить его характер и предсказать будущие поступки. Отдельные высказывания на эту тему мы находим у Гиппократа, Платона, Аристотеля, Фомы Аквинского. В начале XIX века проблемы личности преступника затрагивали исследователи в области физиогномики и френологии.

Физиогномика (наука о распознавании природных задатков по физическим свойствам человека) имеет достаточно древнюю традицию. Гиппократ изучал ее по источникам, дошедшим из стран Древнего Востока. В 1586 году на эту тему опубликовал исследование Дж. де Ла Порт. В XVIII веке мощный импульс ее развитию дали исследования пастора Лафатера (1741—1801), который в 1775—1778 годах опубликовал фундаментальный труд «Физиогномические фрагменты для поощрения человеческих знаний и любви».

Френология — учение о локализации в различных участках мозга отдельных психических способностей, диагностируемых путем ощупывания внешнего рельефа черепа. Основатель френологии австрийский врач и анатом Франц Йозеф Галль (1758— 1828) утверждал, что в мозгу человека локализуются 27 основных человеческих способностей. По мнению Галля, можно определить в мозгу места, откуда исходят побуждения к убийству, кражам.

Преступность как объект исследования

43

Различия в мозговых извилинах поддаются определению по форме черепа, по наличию определенных шишек и т. п. Последователи Галля — ученые Вуазен, Клеф, Клерк, Каспер, Брока, Ловерн — провели интересные исследования физиономий преступников, их черепов. Мэйю и Деспин, например, сравнивали преступников с дикарями. Особым объектом их исследований была связь между преступностью и различными аномалиями психики, эпилепсией и вырождением.

Все эти идеи удалось синтезировать и развить туринскому профессору Ч. Ломброзо, пытавшемуся основать новую науку — уголовную антропологию. Основная мысль Ломброзо заключается в том, что преступник есть особый природный тип, скорее больной, чем виновный. Преступником не становятся, а рождаются. Это своеобразный двуногий хищник, которого, подобно тигру, не имеет смысла упрекать в кровожадности. Преступного человека необходимо выявить по ряду признаков и изолировать (либо уничтожить).

Антропологический подход традиционно оценивается весьма критически абсолютным большинством представителей мирового научного сообщества. В то же время и в рамках этого подхода вырабатываются идеи, заслуживающие внимания:

— все, что представляет опасность, должно быть в сфере научного интереса исследователей;

— дифференциация бытия различных типов людей (опасных и неопасных) — эффективный метод социальной защиты;

— в целях профилактики преступности необходимо проявлять заботу о психическом и физическом здоровье нации (увеличение числа психофизиологических аномалий в обществе — основание для прогноза роста преступности);

— во главу угла практики социальной защиты ставится безопасность потенциального потерпевшего;

— изоляция преступников не должна быть сопряжена с причинением страданий человеку'.

' Подробнее об антропологическом подходе см.: Иншаков С.М. Криминология. С. 30—32.

44

Глава II

§ 6. Теологический подход к изучению преступности

Преступность всегда оставалась в значительной мере феноменом загадочным. Ее сущность нередко ускользает от исследователя. Бельгийский криминолог А. Принс по этому поводу заметил: «Среди тайн, которые нас окружают, существование зла на земле — одна из самых необъяснимых; все философские системы пытались проникнуть в нее и все учения о божественной справедливости пытались примирить усовершенствование с существованием зла»'.

Теологический подход к анализу преступности наиболее активно разрабатывался в средние века такими теологами, как А. Августин, Ф. Аквинский и др. Как правило, теологические трактовки преступности связывали общественно опасное деяние с происками дьявола и были основой карательной практики религиозных судов2. В некоторых современных исламских государствах практика шариатских (религиозных) судов является весьма устойчивой. Сегодня достаточно активно возрождается интерес к христианским теологическим учениям и в России3, а в отдельных ее регионах (Чечня) в конце XX века активно функционировали шариатские суды и практиковались религиозные подходы к воздействию на преступность.

Исследуя теологическую модель преступника, A.M. Яковлев отмечал следующие черты данного подхода: «Понятие преступного связывается с крайними проявлениями зла, преступным считается посягательство на высшее добро... Преступник же — непосредственное воплощение (персонификация) зла»4. Анализируя мистические корни насильственной преступности, М.П. Клейменов делает вывод: «Связь мистицизма с насилием прослеживается исторически по двум направлениям: как поклонение демоническим культам и как богоборчество»5.

' Принс А. Защита общества и преобразования уголовного права. М., 1912. С. 156—157.

2 См.: Орлов М.А. История сношений человека с дьяволом. М., 1997.

3 См.: Мороз А. Мистические корни преступности // Русь державная. 1998. № 7.

4 Яковлев A.M. Теория криминологии и социальная практика. М., 1985. С. 27.

5 Мистические корни насильственной преступности // Социально-правовые проблемы борьбы с насилием. Омск, 1996. С. 41.

Преступность как объект исследования

45

Интересную интерпретацию теологической концепции преступности приводит Ф.М. Достоевский: «Все эти ссылки в работы, а прежде с битьем, никого не исправляют, а, главное, почти никакого преступника и не устрашают, и число преступлений не только не уменьшается, а чем далее, тем более нарастает... И выходит, что общество, таким образом, совсем не охранено, ибо хоть и отсекается вредный член механически и ссылается далеко, с глаз долой, но на его месте тотчас же появляется другой преступник, а может, и два другие. Если что и охраняет общество в наше время и даже самого преступника исправляет и в другого человека перерождает, то это опять-таки единственно лишь закон Христов, сказывающийся в сознании собственной совести. Только сознав свою вину как сын Христова общества, то есть церкви, он сознает вину свою перед самим обществом...»'. Здесь же можно найти и рекомендации по социальному переустройству: «...надо, чтобы не церковь перерождалась в государство, а, напротив, государство должно кончить тем, чтобы сподобиться стать единственно лишь церковью»2.

Основная криминологическая идея теологов: преступность — проявление зла. Преступление есть результат того, что человек либо отвернулся от бога (безверие), либо оказался во власти дьявола (сатанизм).

Идеи, вырабатываемые в рамках теологического подхода к анализу преступности, достаточно сложны. Многие из них носят трансцендентный (недоказуемый на уровне научных аргументов) характер. В то же время они открывают новую грань бытия, новую плоскость изучения криминальных явлений. Они могут быть положены в основу соответствующих научных гипотез, имеют колоссальную мировоззренческую значимость. К числу таких идей относятся:

— преступность есть зло. Отрицание ее — добро;

— цель воздействия на преступность — движение общества к высшей справедливости посредством разрешения противоречий между добром и злом;

' Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы // Поли. собр. соч. М., 1976. Т. 14. С. 59—60.             f     "к

2 Там же. С. 158.

46

Глава II

— борьба с преступностью осенена богом. В приверженности идеалам добра — залог успеха (в то время как многие люди находятся во власти иллюзии: чем больше жестокости в борьбе с преступностью, тем лучше). Идеализация принципа «зло в ответ на зло» превращает борцов со злом из поборников добра в приверженцев зла;

— добро онтологически (по сути бытия) сильнее зла — в этом источник оптимизма тех, кто борется с преступностью;

— религиозные меры воздействия на преступность имеют значительный антикриминогенный потенциал. Основные из них — проповедь, образец добропорядочности в деяниях и помыслах. С ними тесно связаны такие нетрадиционные меры воздействия на преступность, как молитва, медитация и т. п. Они привлекают внимание исследователей к биоэнергетическим аспектам преступности;

— акцент в разрушающем воздействии на преступность каждый должен делать прежде всего на самого себя (самосовершенствование)'.

Литература по теме

Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. М., 1969. Бабаев М.М. Социальные последствия преступности. 1982. Курс советской криминологии. М., 1985. Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992. Долгова А.И. Преступность и общество. М., 1992. Криминология. СПб., 1992.

Кудрявцев В.Н. Социальные деформации. М., 1992. Латентная преступность: познание, политика, стратегия. М., 1993. Горяинов К.К. Латентная преступность в России: опыт теоретического и прикладного исследования. М.,1994.

Горяинов К.К., Исиченко А.П. Латентная преступность. М., 1994.

' Подробнее о теологическом подходе см.: Иншаков С.М. Криминология. С. 32—34.

Преступность как объект исследования

47

Конев А.А. Преступность и проблемы измерения ее реального

состояния. М., 1995.

Преступность, статистика, закон. М., 1997. Лунеев В.В. Преступность XX века (мировой криминологический

анализ). М., 1997.

ферри Э. Уголовная социология. М., 1908.

Кларк Р. Преступность в США. М., 1975.

Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений. М., 1976.

Спиридонов Л.И. Социология преступности. М., 1978.

Раска Э. Борьба с преступностью и социальное управление. Таллин,

1985.

Яковлев A.M. Теория криминологии и социальная практика. М.,

1985.

Глава III ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА

Личность преступника — одна из главных криминологических проблем. Занимая центральное место в цепи криминологической причинности, личность преступника является отправной точкой анализа причин преступного поведения и основным объектом профилактического воздействия в целях предупреждения преступлений. Она играет особую роль среди факторов преступного поведения: в криминогенных качествах людей аккумулируются все отрицательные воздействия различных условий, обстоятельств и ситуаций, в которых они жили и воспитывались. Поэтому изучение личности человека, совершившего преступление, имеет существенное значение для ретроспективного анализа объективных факторов преступного поведения (а при широком рассмотрении этой проблемы, то есть при выделении типичных криминогенных качеств, можно проанализировать причины всей преступности в стране).

Помимо ретроспективного анализа отрицательных условий воспитания личности, то есть причин образования криминогенных качеств личности и условий их устойчивости, изучение личности преступника позволяет вскрыть и условия реализации данных криминогенных качеств в преступном поведении, поскольку для того, чтобы потенциальная готовность совершить преступление реализовалась в противоправных действиях, необходимы соответствующие условия. Для проявления тех или иных отрицательных качеств нужны определенные криминогенные ситуации:

условия, затрудняющие правомерное поведение и облегчающие преступное.

Воздействие на личность преступника и причины формирования ее отрицательных качеств является важнейшим направлением разрушающего воздействия на преступность. Формирование

Личность преступника

49

позитивных взглядов, убеждений и привычек, исправление криминогенных качеств личности, а также устранение причин и условий преступления — все эти меры охватываются указанным направлением работы по предупреждению преступлений".

§ 1. Понятие личности преступника

Термин «личность преступника» — научный факт. Но он не относится к числу устоявшихся и неоспоримых. В связи с его использованием возникают две проблемы.

Во-первых, в научной и учебной литературе в отдельных случаях не только ставится под сомнение возможность дать общее определение понятия личности преступника и доказывается его практическая ненужность2, но и отмечается, что сохранение общего понятия «личность преступника» сдерживает развитие науки с точки зрения углубления наших знаний, связанных с изучением тех, кто совершал и совершает преступления3.

Во-вторых, различные авторы, используя понятие личности преступника, толкуют его далеко не однозначно, в один и тот же научный термин вкладывают различный смысл. Суммируя все использовавшиеся в научной литературе определения личности преступника, можно выделить несколько их групп.

К первой группе следует отнести определения ученых, которые считают невозможным применение понятия личности преступника ко всем лицам, совершившим преступления. Ю.Д. Блувш-тейн отмечал, что личность преступника — это особое качество тех лиц, в отношении которых исследование установит решающую или весьма важную роль личностных особенностей при совершении преступления4. Аналогичную позицию мы видим в публикации Г.М. Резника: «О личности преступника можно го-

' См.: Иншаков С.М. Криминология. С. 36.

2 См.: Карпец И.И. Уголовное право и этика. М., 1985. С. 142.

3 См.: Криминология: Учебник. М., 1992. С. 24.

4 См.: Блувштейн Ю.Д. Понятие личности преступника // Советское государство и право. 1979. № 8. С. 101.

'* Зак 2093

50

Глава III

ворить лишь применительно к весьма узкому контингенту лиц, для которых совершение преступлений стало основной, ведущей деятельностью»'.

Подход указанных авторов может быть продуктивен при изучении злостных и профессиональных преступников. Однако он обедняет криминологический анализ феномена личности преступника, поскольку из поля зрения исследователя выпадают случайные и ситуационные типы преступников. При последовательном развитии такого взгляда на природу преступного поведения можно прийти к выводу о том, что определенная часть преступников совершает преступления лишь в силу неблагоприятных внешних обстоятельств, в то время как их личность включает лишь положительные качества. С.М. Иншаков справедливо отмечает, что такой неверный вывод, с одной стороны, может оправдывать практику объективного вменения. А с другой — препятствует выявлению отрицательных качеств личности случайных и ситуационных преступников (таких, например, как недостаток профессионального опыта, подготовленности, необходимых умений, небрежность, неосмотрительность, невыдержанность, безответственность и т. п.), а также причин их образования и устойчивости2.

Вторая группа объединяет определения, смысл которых заключается в том, что «личность преступника — это личность человека, виновно совершившего общественно опасное деяние, запрещенное законом под угрозой уголовной ответственности»3. Внимательно изучив эту дефиницию, можно сделать вывод, что она раскрывает понятие преступника, а не его личности. Из данного определения видно, что преступник — это личность. Этим его продуктивность и исчерпывается, объяснительная и прогностическая ценность указанной дефиниции весьма невелика.

Следующая группа объединяет определения, согласно которым личность преступника — это совокупность криминологически

' Резник Г.М. Криминологическая профилактика и социальное планирование // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1979. Вып. 31. С. 29.

2 См.: Иншаков С.М. Криминология. С. 37.

3 Личность преступника. М., 1975. С. 16.

Личность преступника

51

значимых свойств человека, обусловшвих совершение им преступления'. Логика рассуждений этихвторов проста. В мотивации преступного поведения участвует не все качества личности, а лишь их часть: убеждения, взгяды, привычки, навыки, которые определяют отношение к закону к другим людям, к уголовному наказанию и т. п. Эту совокувдсть личностных качеств необходимо проанализировать, чтобы шнять механизм преступного поведения. По мысли указанна авторов, соотношение личности человека и личности преступника (применительно к тому же лицу) аналогично целому и нети.

Такой подход является значительно &>лее продуктивным, чем предыдущие. Практическое и научное зщчение понятия личности преступника в указанном смысле заключается в следующем:

— во-первых, такое понимание личности преступника нацеливает практических работников (и ученнх), изучающих причины преступлений, на выявление определеиой группы личностных качеств, охватываемых именно этим понятием;

— во-вторых, анализ указанной группы личностных качеств (личности преступника) позволяет объаить истоки преступного поведения (напомним, что одна из осюных функций науки — объяснительная);

— в-третьих, изучив отрицательные свойства личности, обусловившие преступление, можно по в количеству и качеству отнести преступника к определенному типу (случайному или злостному), а соответственно и прогнозировать вероятность совершения этим человеком преступлений в будущем и с учетом этого прогноза выбирать меры реагирования на совершенное преступление;

— в-четвертых, знание отрицательна качеств, обусловивших преступление, позволяет организовать процесс исправления преступника в соответствующих учреждемх и принимать обоснованное решение об условно-досрочно» эсвобождении;

— в-пятых, вскрыв отрицательные шества человека, которые обусловили совершение им преступлмия, можно, взяв их за

См.: Лейкина Н.С. Криминология о преемнике. Л., 1978. С. 9; Криминология. М., 1979. С. 105; Лунеев В.В. Кримюогия. М., 1986. С. 87.

52

Глава III

отправную точку, углубить анализ истоков преступного поведения — выявить причины образования негативных свойств личности и условий их устойчивости.

Ряд ученых определяет личность преступника как абстрактное явление, не имеющее аналога в реальной действительности. Понятие личности преступника предстает как научное обобщение особенностей всех тех, кто совершает преступления. Ю.М. Ан-тонян полагает: «Индивидуальный подход в познании личности преступника должен сочетаться с изучением всех лиц, совершивших преступления, на статистическом уровне. Криминологическое познание охватывает всю совокупность преступников, их отдельные группы (типы, классы), конкретных преступников и преступника как научную абстракцию»'.

В указанной трактовке личность преступника предстает как совокупность всех отрицательных качеств, которые могут обусловить какое-либо преступление. Это явление поддается анализу лишь на массовом, статистическом уровне и по сути представляет не что иное, как список различных криминогенных качеств людей.

При всем том, что данная научная абстракция отражает умозрительную конструкцию, она имеет значительную научную и практическую ценность, поскольку основой ее построения являются реально существующие криминогенные качества, которые выявляются у различных преступников. Понятие личности преступника есть результат обобщения данных изучения личностей этих преступников. Лишь на основе таких обобщений возможно выявление определенных особенностей, присущих лицам, нарушающим закон. Верно отметила А.И. Долгова: «Нет смысла говорить о личности преступника как о научной проблеме, если преступникам не присущи некоторые черты, отличающие их от тех, кто не совершает преступлений»2.

Указанные обобщающие исследования позволяют проводить типологию личности преступников, то есть выявление наиболее

Антонян Ю.М. Изучение личности преступника. М., 1982. С. 53. 2 Долгова А.И. Изучение личности преступника // Советское государство и право. 1978. № 6. С. 79.

Личность преступника

53

часто встречающихся криминогенных качеств преступников определенного типа (например, корыстных).

Практическая ценность данной абстракции заключается в том, что на основе теоретических знаний о том, какие криминогенные качества могут быть у преступников, выдвигают версии, в процессе проверки которых следственным или судебным путем добывается информация о тех отрицательных качествах, которые привели человека к преступлению. Эта информация позволяет разрабатывать соответствующие методики изучения личности преступника.

Изучение причин образования и условий проявления в преступлении криминогенных качеств личности преступника открывает широкие перспективы анализа не только причин отдельного преступления, но и преступности в целом.

Такой подход к определению личности преступника, как мы видим, является органическим развитием предыдущего. Поэтому к двум последним подходам применим принцип дополнительности: на практике и в научных исследованиях их целесообразно использовать, не отрывая один от другого (и тем более не противопоставляя), что значительно повышает их научную и практическую ценность.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что личность преступника — дефиниция, которая является научным инструментом, позволяющим углубить наши познания об истоках преступного поведения и причинах преступности. Наиболее продуктивным представляется данное С.М. Иншаковым определение. личности преступника как совокупности отрицательных, криминогенных качеств личности, которые обусловили (или могли обусловить) совершение человеком преступления'.

Таким образом, задача исследователей заключается в том, чтобы глубже проникнуть в сущность данного феномена, выявлять новые криминогенные качества и типологические особенности преступников, закономерности образования и проявления в преступном поведении этих отрицательных свойств человека,

См.: Иншаков С.М. Криминология. С. 40.

54

Глава III

а также возможности исправительного воздействия на них, разрабатывать методики выявления криминогенных качеств и прогнозирования на этой основе индивидуального преступного поведения.

§ 2. Криминогенные качества личности

Исследование личности преступника привело нас к необходимости анализа криминогенных качеств как основы этого фе-•номена.

Качествами личности обычно называют длительно существующие характеристики, проявляющиеся в поведении человека в различных ситуациях.

В основу определения криминогенного качества положен разработанный ведущими учеными-криминологами вероятностный подход к оценке того или иного явления в качестве криминогенного. Суть этого подхода заключается в следующем: «Ни у кого не вызывает сомнений оценка некоторых ситуаций как криминогенных, то есть способных с большей вероятностью, чем другие, обусловливать преступное поведение. По-видимому, можно говорить и о криминогенности некоторых лиц, имея в виду комплекс личностных характеристик, обусловливающий более высокую вероятность преступного поведения соответствующих субъектов»'. Анализ содержания личности человека: в чем он убежден, а в чем не убежден; что знает, а чего не знает;

что умеет, а чего не умеет; какие привычки у него есть, а каких нет — все это позволяет сделать вывод о том, насколько вероятно преступное поведение с его стороны.

Таким образом, криминогенными являются те качества личности, которые повышают вероятность совершения человеком какого-либо преступления. Антиподами их являются антикриминогенные качества — те, которые, напротив, снижают такую вероятность.

Курс советской криминологии. М., 1985. С. 286.

Личность преступника

55

С.М. Иншаков, например, к числу наиболее криминогенных качеств личности относит:

— убеждение: «Если человеку плохо, он может причинять вред другим людям»;

— уверенность, что практически все люди поступают несправедливо, поэтому иногда можно позволить себе поступить несправедливо тоже;

— жизненный принцип: «Надо жить сегодняшним днем и не задумываться о будущем»;

— мнение, что каждый мужчина один раз должен побывать в местах лишения свободы;

— убеждение, что некоторым способом можно так совершить преступление, что никто не сможет разоблачить виновного;

— отсутствие привычки тщательно обдумывать свои поступки и принимаемые решения;

— неумение управлять собой в конфликтной и иной экстремальной ситуации'.

Величина криминогенности того или иного отрицательного качества человека зависит не только от его содержания, но и от степени устойчивости. Такой подход дает возможность нетрадиционно анализировать личность преступника, в определенной мере объясняет, почему человек, не имеющий негативных взглядов и убеждений, может совершить отрицательные поступки. Анализ степени устойчивости криминогенных убеждений позволяет более точно оценить интенсивность их влияния на выбор преступного поведения. Исследования показывают, что, если удается «раскачать» устойчивое криминогенное убеждение (поколебав у человека веру в его непогрешимость, правильность, объективность), вероятность совершения преступлений снижается.

К наиболее антикриминогенным качествам относятся:

— уверенность в справедливости законов, недопустимости их нарушения и неотвратимости наказания за их нарушение;

— опасение утратить общественное одобрение в случае нарушения закона.

' См.: Иншаков С.М. Криминология. С. 41.

56

Глава III

Анализ криминогенных качеств личности позволяет глубже понять характер преступления. Авторы монографии «Личность преступника» предлагают такую классификацию преступников:

случайный; ситуационный; неустойчивый; злостный; особо опасный'. А.И. Долгова выделяет следующие типы преступников:

случайный преступник, криминогенный тип (последовательно-криминогенный), ситуативно-криминогенный, ситуативный2.

Для того чтобы понять, какой тип преступника перед нами, необходимо не только проанализировать характер преступления, но и тщательно изучить личность.

О глубине и стойкости антисоциальных характеристик личности можно судить по количеству и качеству криминогенных свойств.

Неустойчивый (ситуативно-криминогенный) — переходный тип преступника. У него выявляется большое число криминогенных качеств (различные варианты надежды на безнаказанность, убеждения, заглушающие голос совести, безразличие к общественному мнению, привычка к спиртному или наркотикам, неспособность удержаться от соблазна кажущейся доступности «запретного плода», неумение противостоять негативному влиянию других лиц, отсутствие позитивных привычек и устойчивых стереотипов правомерного поведения).

Для злостных и особо опасных преступников (последовательно-криминогенный тип) характерно значительное количество криминогенных качеств, которые имеют высокий коэффициент криминогенное™. Преступники этого типа активно приспосабливают к своей преступной деятельности любую обстановку, даже самую неподходящую (то есть могут совершить преступление, несмотря на охрану объекта, вопреки попыткам милиции или общественности пресечь преступное поведение и т. д.).

Здесь просматривается диалектическая взаимосвязь личности и неблагоприятной обстановки совершения преступления:

чем менее криминогенно личность, тем большую роль в моти-

' См.: Личность преступника. С. 53. 2 См.: Криминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой. М., 1997. С. 304.

Личность преступника

57

вации преступного поведения играют неблагоприятные внешние обстоятельства. Напротив, чем более криминогенна личность, тем меньше роль объективных условий в процессе принятия решения о совершении преступления.

§ 3. Структура личности преступника

Все многообразие личностных качеств с целью облегчить изучение и анализ делят на определенные группы, совокупность которых принято называть структурой личности. Ученые выделяют различные группы указанных качеств, а соответственно и структуры личности различны. Рассмотрим наиболее простую и общепризнанную классификацию личностных свойств, согласно которой все качества личности можно разделить на три группы:

1. Социально-психологические.

2. Психофизиологические.

3. Социально-демографические.

К социально-психологическим характеристикам личности относятся: убеждения; знания, взгляды, интересы, социальные ориентации; умения, навыки; привычки, стереотипы поведения, установки.

Психофизиологические качества личности включают тип темперамента, способности, особенности мышления.

Психофизиологические особенности личности имеют важнейшее значение для решения вопроса о вменяемости. В отдельных случаях они оказываются решающими при определении профессиональной пригодности человека. А это в свою очередь весьма важно знать при разрешении уголовных дел о неосторожных преступлениях.

Однако наибольшее криминологическое значение имеет анализ социально-психологических качеств личности. Если мы знаем, что человек хочет, к чему он привык и что он может, то мы знаем практически все самое главное о нем, мы знаем то, что позволяет достаточно объективно ответить на вопрос, что за человек перед нами. И именно убеждения являются той главной

58

Глава III

характеристикой, которую можно назвать стержнем человеческой личности. Недаром некоторые авторы совокупность убеждений называют направленностью личности. Ведь именно от того, в чем человек убежден, зависит направление его деятельности, круг его желаний и приемлемых способов их удовлетворения. Если человек убежден в недопустимости безнравственных поступков, если у него сформирован комплекс убеждений в необходимости уважительного отношения к другим людям, их мнению, в необходимости не позволять себе того, что непозволительно другим, который обычно называют совестливостью, то можно быть уверенным в чистоте помыслов такого человека.

Убеждения обычно формируют привычки, привычный образ жизни. Привычки, стереотипы поведения можно считать проекциями убеждений на неосознаваемом уровне: вначале человек сознательно выбирает ту или иную линию поведения, а затем эта линия становится привычной. Но привычки нельзя считать чем-то второстепенным. Однажды сформировавшись, они начинают играть самостоятельную весьма значительную роль в мотивации поведения, оказывают сильное воздействие на убеждения: препятствуют их изменениям, внесению новаций во взгляды. В то же время иногда привычки формируются не на основе убеждения, а на основе принуждения (например, в условиях лишения свободы, когда человек не в силах изменить среду, он вынужден к ней приспосабливаться вначале на уровне рефлексивном, а затем и убеждения подстраиваются под сформировавшиеся привычки). В этих случаях привычки могут инициировать формирование новых убеждений.

Основой формирования убеждений являются взгляды, знания. Вначале человек узнает что-либо, он строит поведение в соответствии со своими знаниями и в зависимости от того, приносит или не приносит определенное поведение ему удовлетворение, он приходит к убеждению в правильности своих познаний. В первом случае знания превращаются в убеждения, во втором они теряют способность мотивировать поведение. Таким образом, убеждение можно считать знанием, которое приобрело мотивирующую силу, знанием, в правильности которого человек убежден.

Личность преступника

59

Убеждение способно породить общую устремленность человека. Но каким будет его реальное поведение, во многом зависит от умений. Человек может быть убежден в недопустимости нарушений закона, в том, что нельзя поднимать руку на другого человека, но неумение владеть собой может в конфликтной ситуации привести его к насильственному преступлению (например, в ответ на оскорбление). Поэтому так велика в мотивации поведения роль умений.

Роль убеждений, взглядов, умений, привычек в мотивации преступного поведения можно назвать главенствующей, поскольку именно они нейтрализуют культурные барьеры, которые общество с помощью воспитания, права и различных организаци онных мер формирует у человека.

Если мы задумаемся, почему большинство людей не совершает преступлений, то можем прийти к выводу, что от преступлений их удерживает либо совесть, либо страх уголовного наказания или общественного осуждения. Именно эти барьеры на пути формирования преступного поведения могут нейтрализовать криминогенные убеждения, привычки или компенсировать отсутствие антикриминогенных умений.

На этой основе все криминогенные качества человека С.М. Иншаков делит на четыре группы:

1) криминогенные качества, нейтрализующие сдерживающее воздействие совести;

2) криминогенные качества, нейтрализующие сдерживающее воздействие уголовного наказания;

3) криминогенные качества, нейтрализующие сдерживающее воздействие общественного осуждения;

4) отсутствие умений, необходимых для реализации сдерживающего влияния трех указанных факторов.

Убеждения, относящиеся к первой группе криминогенных качеств, можно, в свою очередь, подразделить на:

— убеждения, обусловливающие отсутствие совестливости (например, уверенность, что «мне можно то, чего нельзя другим»);

— убеждения, являющиеся основой механизма психологической защиты (например, убеждение, что все люди допускают

60

Глава III

несправедливые поступки, и связанный с этим жизненный принцип: «я не хуже других»);

— убеждения, обусловливающие правовой нигилизм (например, уверенность, что законы не выражают интересов большинства людей).

Убеждения, относящиеся ко второй группе криминогенных качеств, также можно подразделить на группы:

— убеждения, являющиеся основой чувства безнаказанности (например, уверенность, что определенным способом можно так совершить преступление, что раскрыть его будет невозможно);

— убеждения, составляющие сущность правового инфантилизма (например, уверенность, что за совершаемое преступление предусмотрено весьма мягкое наказание: штраф и т. п.);

— убеждения, обусловливающие безразличное отношение к уголовному наказанию (уверенность, что в колонии можно неплохо жить, или надежда на скорый побег оттуда)'.

К числу криминогенных качеств, нейтрализующих сдерживающее воздействие общественного осуждения, можно отнести уверенность, что никто не осудит за совершаемое преступление, и безразличное отношение к такому осуждению.

К социально-демографическим характеристикам личности относятся: пол; возраст; образование; социальное положение, род занятий; семейное положение; материальное положение, место жительства, жилищно-бытовые условия; судимость и др.

Изучение социально-демографических характеристик личности имеет особую ценность в связи с тем, что по ним можно судить об иных качествах личности. Например, по образованию можно сделать вывод о наличии у человека тех или иных знаний, по факту, работал ли человек до призыва на военную службу (и кем), — каково его отношение к труду. Наличие судимости дает повод предполагать, что у человека есть криминогенные качества.

В связи с изложенным необходимо остановиться на вопросе о соотношении социального и биологического в личности пре-

' См.: Иншаков С.М. Криминология. С. 44—45.

Личность преступника

61

ступника. Суть заключается в том, от каких качеств человека зависит преступное поведение:

— от тех, которые достались ему по наследству, переданы генетически (например, способности, темперамент, быстрота реакции, особенности реагирования на окружающий мир, генетически переданные программы поведения);

— от тех, которые он приобрел в процессе жизни в обществе (в результате воспитания, обучения, общения, то есть процесса социализации).

Существуют три точки зрения на данную проблему:

1. Определяющую роль в генезисе преступного поведения играют социальные факторы.

2. Главными факторами преступного поведения являются биологические.

3. В отношении одних преступлений главными оказываются социальные факторы, а в отношении других — биологические.

С позиций правового подхода данная проблема решается достаточно просто на логическом уровне. Если исходить из того, что преступность — антинормативное явление, необходимо признать, что одним из признаков ее является уголовно-правовой характер. Преступность в данной трактовке — это сложная совокупность преступлений с некоторыми признаками системы. Таким образом, преступность вторична по отношению к правовому регулированию человеческого поведения: нарушение запрета появляется после установления запрета.

До появления нормативного регулирования оценивать совокупность убийств, иных форм насилия, фактов захвата, отбирания предметов у других как преступность некорректно. Совершение таких деяний в период «царства дикости» было нормой, проявлением господства «права сильного». При таком господстве нет и не может быть преступлений, поскольку нет того, через что переступать: любое деяние вписывается в систему этого права как правомерное, поскольку главными аргументами в этой системе являются крепкие зубы и быстрые ноги.

Нельзя говорить о преступности применительно к миру зверей. Так же бессодержателен этот термин применительно к ненормативному людскому сообществу.

62

Глава III

Говоря о сущности правового (и иного нормативного) регулирования человеческого поведения, следует иметь в виду, что норма может регулировать поведение лишь в том случае, если человек способен, во-первых, сознательно, адекватно ее воспринять; во-вторых, сознательно руководить своим поведением, то есть у человека должна быть свобода выбора: поступать в соответствии с законом или вопреки ему.

Биологические доминанты так называемого прирожденного преступника отрицают свободу воли: так же, как тигр не может питаться травой, клептоман не может не красть, а маньяк не в силах противостоять кровожадным импульсам, побуждающим его к убийству. Нормативный запрет изначально не способен удержать их от этих действий, а следовательно, такие «прирожденные преступники» находятся за пределами правового регулирования, и, несмотря на внешнюю похожесть этих деяний на преступления, их к разряду преступных отнести нельзя (да и сама правовая система исключает оценку таких деяний как преступлений в связи с отсутствием вменяемости).

Если же решающим фактором общественно опасного деяния были не непреодолимые биологические доминанты, а, например, социально обусловленное чувство мести или желание жить не хуже других в сочетании с надеждой на безнаказанность, то социальная природа преступления налицо.

Значительную сложность представляет анализ совокупности биологических и социальных импульсов. Например, известный убийца Чикотило совершал преступления под влиянием не поддающихся самоустранению импульсов к кровавым делам. При этом он не только не пытался избавиться от этих импульсов с медицинской помощью, но, напротив, направлял весь свой интеллект на то, чтобы найти преступный способ разрядки и обеспечить безнаказанность за содеянное (он весьма тщательно планировал преступления, отказывался от их совершения, если предвидел малейшую возможность последующего разоблачения, тщательно скрывал следы преступлений).

В мировой практике зафиксированы случаи, когда лица, совершив преступления под воздействием непреодолимой тяги к

Личность преступника

63

преступным деяниям кровавого типа, осуждались и отбывали длительные сроки наказания. При появлении импульсов к кровавым преступлениям в местах заключения или после выхода на свободу они добровольно обращались к специалистам, и им оказывалась достаточно эффективная медицинская помощь. Как мы видим, эти люди способны правильно воспринимать правовые запреты и с помощью общества (в лице специалистов данного рода) удержать себя от совершения преступления. Если общество не оказывает им своевременной помощи (или они не информированы о возможности ее получения), это уже не биологическая, а социальная предпосылка преступления. И в случае совершения преступления лицами такого типа именно она окажется решающим фактором преступного поведения.

В то же время данная категория людей, несомненно, оказывается в более сложных по сравнению с обычными гражданами положении. В целях обеспечения большей справедливости при решении вопроса об уголовной ответственности таких лиц законодатель в УК РФ ввел специальное положение об уголовной ответственности лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости (ст. 22 УК). Такие лица подлежат уголовной ответственности в соответствии с законом, однако «психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера». В законодательстве некоторых зарубежных государств такое состояние называется уменьшенной вменяемостью. Главное, что следует иметь в виду при анализе уменьшенной вменяемости, заключается в следующем. Уменьшенная вменяемость — это не что-то промежуточное между вменяемостью и невменяемостью. Это один из видов вменяемости.

Авторы социологических концепций преступности главными детерминантами этого явления признают социальные факторы.

Сторонники антропологического подхода к трактовке преступности концентрируют свое внимание на тех явлениях, которые юристы относят к разряду общественно опасных деяний, совершенных в состоянии невменяемости либо уменьшенной вменя-

64

Глава III

емости. В этом отношении их позиция весьма уязвима, поскольку за пределами анализа антропологов в таком случае остается значительный массив преступлений.

Теологический подход как бы переносит проблему преступности в совершенно иную (идеальную) плоскость, где вопросов о соотношении социального и биологического практически не возникает.

§ 4. Методы изучения личности преступника

К фундаментальным методам изучения личности относятся опрос и наблюдение, промежуточной формой является психологическое тестирование (сочетающее в себе элементы первого и второго).

Опрос — получение информации на задаваемые вопросы. Опрос может быть устным (беседа, интервью) и письменным (анкетирование). Вариантом устного опроса является допрос.

В ходе изучения личности целесообразно опросить как само изучаемое лицо, так и тех, кто может располагать о нем какой-либо информацией.

Вопросы задаются как о личностных качествах (взглядах, убеждениях, привычках), так и о причинах их образования («Как случилось, что у Вас возникла привычка к спиртному (наркотикам)?», «Почему Вы так считаете?» или «Откуда такое мнение?»).

В ходе опроса следует учитывать мотивы действий опрашиваемых. Далеко не все заинтересованы говорить правду о себе или о других, особенно если это негативная, порочащая или изобличающая информация. Искусство исследователя заключается в том, чтобы найти лиц, заинтересованных в предоставлении полной и объективной информации, а также в умении нейтрализовать у опрашиваемых мотивы сокрытия истины.

Информация, полученная в результате опроса, должна критически оцениваться, сопоставляться с данными, полученными из других источников. Она может анализироваться с точки зрения

Личность преступника

65

ее непротиворечивости и логической правильности. Целесообразно проверить, имел ли возможность человек лично наблюдать то, о чем рассказывает. В отдельных случаях проверить информацию позволяет сопоставление с объективными фактами (рассказ об избиении подтверждается наличием шрамов, о хищении — наличием похищенного, об убийстве — указанием места захоронения трупа либо представлением орудий убийства).

Наблюдение — визуальное либо слуховое восприятие деятельности личности. Наблюдение может быть непосредственным и опосредованным. При непосредственном исследователь лично наблюдает за проявлениями личности. К таким проявлениям относятся поступки, манера поведения, высказывания, внешность (одежда, прическа, татуировки, шрамы).

При опосредованном наблюдении исследователь изучает данные наблюдения, проведенного другими лицами. Методом опосредованного наблюдения может быть опрос, изучение документов (характеристик, личных дел, медицинских свидетельств, аттестатов об образовании, документов, фиксирующих поощрения и взыскания, справок о приводах в милицию или о судимости, уголовных дел и т. п.), изучение фото-, кино- и видеопродукции, анализ записных книжек и дневниковых записей (как самой изучаемой личности, так и его родителей или педагогов).

Психологическое тестирование — изучение личности с помощью тестов. Тест (от английского test — проба, испытание) — задание, в ходе выполнения которого проявляются личностные качества изучаемого. Задания могут быть самыми различными:

ответить на вопросы, истолковать, на что похоже пятно, нарисовать что-либо, придумать рассказ или завершить начатый рассказ (предложение), проделать какие-либо действия. Одним из первых психологических тестов считается тест Кеттела, составленный Дж. Кеттелом в 1890 году из 50 заданий. Наиболее популярными являются тесты Бинэ-Симона (изучение коэффициента интеллектуальности), Роршаха (толкование пятен). Инте-

LpecHbm тест, состоящий из пословиц и поговорок, составил B.C. Аванесов (по тому, какие поговорки человек считает правильными, выявляется его характер и убеждения). Достаточно инте-

5 Зан 2093

66

Глава III

ресную информацию позволяет получить тестирование с помощью незавершенных рассказов и предложений. Суть этого теста в том, что формулируются условия, в которых оказался человек. А испытуемому предлагается придумать, как поведет себя человек в этих условиях. При этом он обычно проецирует свои установки (в аналогичной ситуации он, вероятно, повел бы себя так же)'.

Надежность и практическую ценность тестирования иногда ставят под сомнение. Однако в отдельных случаях тестирование позволяет получить весьма ценную и интересную информацию, которая может быть отправной точкой более детального изучения личности.

Литература по теме

Личность преступника. Казань, 1972.

Личность преступника. М., 1975.

Методика криминологического изучения личности несовершеннолетнего преступника. М., 1977.

Личность преступника как объект психологического исследования. М., 1979.

Лунеев В.В. Преступное поведение: мотивация, прогнозирование, профилактика. М., 1980.

Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика. Поведение. Ответственность. М., 1982.

Антонян Ю.М. Изучение личности преступника. М., 1982.

Стручков Н.А. Проблема личности преступника. Л., 1983.

Зелинский А.Ф. Криминологические и уголовно-правовые аспекты неосознаваемой психической деятельности // Сов. государство и право. 1984. № 9.

Курс советской криминологии. М., 1985.

Антонян Ю.М. Психологическое отчуждение личности и преступное поведение. Ереван, 1987.

Костенко А.Н. Криминальный произвол: социопсихология воли и сознание преступника. Киев, 1990.

' Более подробно о тестах см.: Анастази А. Психологическое тестирование. Т. 1 и 2. М., 1982.

Личность преступника

67

Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология. М., 1991.

Гилязев Ф.Г. Вина и криминогенное поведение личности: уголовно-правовые, криминологические и социально-психологические черты. М., 1991.

Опыт длящегося криминологического изучения личности во взаимодействии с социальной средой. М., 1992.

Барановский Н.А. Социальные и личностные детерминанты отклоняющегося поведения. Минск, 1993.

Беличева С.А. Основы нравственной психологии. М., 1994.

Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследование преступлений. М., 1996.

Михлин А.С. Общая характеристика осужденных (по материалам контрольной переписи осужденных 1994 г.). М., 1996.

Гримак Л.П. Гипноз и преступность. М., 1997.

Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. М., 1998.

Глава IV МЕХАНИЗМ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ

§ 1. Методология анализа причин преступности. Структура причин отдельного преступления

Изучить причины преступности можно только на основе анализа причин отдельных преступлений. То, что наиболее часто оказывается причинами и условиями конкретных преступлений, обычно и называют причинами преступности. Соответственно их изучению должны предшествовать анализ механизма преступного поведения, обобщение причин и условий различных преступлений, а также их классификация.

Главная цель анализа преступного поведения — понять, как человек становится преступником, какие этапы включает его трансформация в убийцу, бандита, грабителя и т. д.

В науке существуют два подхода к изучению взаимосвязи явлений: факторный анализ и детерминизм (анализ элементов причинной связи).

При факторном анализе исследователи констатируют лишь то, что преступность и определенные явления взаимосвязаны. Такой подход характерен для позитивистов (ученых, отрицающих возможность познания глубинной сущности взаимосвязи явлений). Детально исследуя характер зависимости (прямая или обратная), измеряя величину связи (коэффициент корреляции), позитивисты не исследуют сам механизм причинной обусловленности, который остается для них «черным ящиком». Констатируя, что явления «А» и «В» взаимосвязаны, они отказываются искать ответ на вопрос, почему они взаимосвязаны, что является причиной, а что — следствием. При этом выявление связи между «А» и «В» и даже сверхточное ее измерение оставляет нерешенной главнейшую проблему: как осуществляется связь, что

Механизм преступного поведения

69

первично, а что вторично. Выявление на уровне факторного анализа связи между «А» и «В» может свидетельствовать об одном из трех вариантов их взаимозависимости: 1) А — причина В; 2) В — причина А; 3) А и В — следствия причины Z (мнимая связь, связь-сопутствие).

Помимо причинной зависимости, связь между явлениями может носить условный характер — одно явление оказывается условием второго. Причины бывают субъективными (связанными с субъектом: являющиеся элементом его личности либо результатом его деятельности) и объективными (независимыми от субъекта). Воздействие причины на следствие может быть непосредственным и опосредованным. Все эти аспекты причинности выходят за пределы факторного анализа. В то же время, не уяснив сущности взаимосвязи преступности с обусловливающими ее явлениями, невозможно выработать адекватные меры воздействия. Анализ преступности и ее причин с позиций диалектического детерминизма дает значительно более полную картину криминально-криминогенной реальности.

Наиболее продуктивной для криминологического анализа следует признать методологию, основанную на диалектическом детерминизме, включающую сочетание факторного анализа с качественным; деление факторов на причины и условия, субъективные и объективные, непосредственные и опосредованные (причина явления, причина причины и т. д.); изучение причин преступности, основывающееся на анализе механизма преступного поведения, обобщении причин и условий преступлений и их классификации.

Для того чтобы понять, каким образом человек становится преступником, необходимо проанализировать сложную цепочку причинно-следственных зависимостей, которую в криминологии именуют структурой причин отдельного преступления. Иными словами, рассмотрим, какие ступени преодолевает человек на пути к преступлению.

Первой ступенью, первым этапом криминализации является формирование у человека отрицательных качеств личности (эти качества иногда называют криминогенными). Под влиянием оп-

70

Глава IV

ределенных неблагоприятных условий жизни у человека складываются негативные впечатления, взгляды, оценки.

Второй этап — приобретение криминогенными качествами устойчивости. Под влиянием новых негативных воздействий или при длительном, многократном воздействии тех же отрицательных обстоятельств криминогенные качества приобретают устойчивость. Иногда этому способствует благоприятный опыт их использования, как личный, так и опосредованный.

Далее следует выделить факторы, формирующие мотив преступного поведения и обусловливающие принятие решения о совершении преступления. Человек так устроен, что всегда стремится выбрать наиболее экономичные способы поведения. В свою очередь нормальное общество стремится сделать противоправное поведение неэкономичным или, по крайней мере, менее экономичным, чем правомерное. Это достигается двумя путями. Во-первых, созданием возможностей для нормального (и даже привлекательного) образа жизни в рамках правомерного поведения. Во-вторых, установлением моральных и правовых запретов, а соответственно и угрозой наказания. Кроме того, государство принимает всевозможные меры, делающие посягательство на охраняемые законом объекты весьма трудоемким, а порой и опасным для жизни, здоровья (охрана, решетки, сигнализация, патрулирование и т. д.).

Соответственно два следующих этапа — это соприкосновение с обстоятельствами, затрудняющими правомерное поведение, и обстоятельствами, облегчающими противоправное.

Попав в ситуацию, когда достичь своих целей затруднительно, человек принимает решение о совершении преступления. У него формируется мотив преступного поведения. Этот процесс у преступников различных типов проходит по-разному. Степень легкости, с которой человек решается совершить преступление, зависит от наличия у него криминогенных качеств, а также от того, насколько устойчивы эти криминогенные качества. В значительной мере длительность процесса принятия решения зависит от обстоятельств, в которых оказался человек (в отдельных случаях они не позволяют размышлять). Кроме того, этот процесс

Механизм преступного поведения

71

зависит во многом от интеллектуальных способностей лица, от умения предвидеть отдаленные последствия поступков.

Приняв решение совершить преступление, человек может и не реализовать его при отсутствии необходимых условий. Например, работники милиции, задержав хулигана, могут предотвратить насильственное преступление, а запоры и сигнализация помешают совершить хищение.

Начавшееся преступление может быть пресечено. То, что человек имеет возможность довести преступление до конца, — результат неэффективного функционирования системы пресечения преступлений. Все, что влияет на принятие решения о совершении преступления, является причинами преступного поведения. То, что способствует реализации решения, достижению преступного результата, — условия преступления.

Анализ структуры причин отдельного преступления позволяет сделать следующие выводы:

1. Различные явления социальной жизни лишь постольку могут быть причинами преступности, поскольку выступают причинами формирования криминогенных качеств личности; факторами их устойчивости; обстоятельствами, затрудняющими правомерное поведение; условиями, делающими возможным преступное поведение (в том числе облегчающими достижение преступного результата);

обстоятельствами, препятствующими эффективному функционированию системы пресечения преступлений.

2. Чем ближе к истокам преступного поведения, тем значительнее роль объективных факторов (условий жизни, обстоятельств нравственного формирования личности).

На последних этапах формирования преступного поведения возможен один из трех вариантов соотношения личности и объективных условий:

— личность оказывается чрезмерно зависимой от неблагоприятных внешних обстоятельств;

— роль личности и внешних обстоятельств равнозначна;

— личность независима от внешних обстоятельств, она играет главную, а подчас и единственную роль в генезисе преступления (сама создает условия преступной деятельности).

72

Глава IV

3. Каждый из элементов структуры причин отдельного преступления является объектом предупредительного воздействия. Если из этой структуры удалить хотя бы один элемент, то преступления не будет. Отсюда вытекают задачи предупреждения преступлений:

— изменять объективные условия жизни людей, чтобы предупредить образование криминогенных качеств и обретение ими устойчивости, препятствовать формированию мотива преступного поведения и реализации его в преступлении;

— исправлять негативные качества личности.

§ 2. Мотивация преступного поведения

Мотивация — многозначный психологический термин. Некоторые ученые понимают под ним совокупность мотивов поведения, или мотивировку. Наиболее корректной представляется трактовка мотивации В.В. Лунеевым как внутреннего процесса возникновения, формирования и осуществления преступного поведения.

Мотивация преступного поведения включает, по мнению С.М. Иншакова, следующие элементы: потребность; мотив; цель; выбор путей и способов ее достижения; вероятностное прогнозирование;

принятие решения; контроль и коррекцию поведения; анализ совершенного; раскаяние или выбор защитного мотива.

Мотив преступного поведения — внутреннее побуждение к общественно опасному действию. Мотивационная сфера личности — совокупность потенциальных побуждений человека'.

Принятие решения о совершении преступления — свидетельство либо наличия у человека криминальной готовности, либо начала ее формирования.

Готовность совершить преступление — это такое состояние субъекта, при котором он в любой момент (как только поступит пусковой импульс) может начать противоправную деятельность.

' Подробнее см.: Лунеев В.В. Преступное поведение: мотивация, прогнозирование, профилактика. М., 1980.

Механизм преступного поведения

73

Готовность к умышленному преступлению (криминальная готовность) складывается из ряда составляющих: интеллектуальной, психологической, нравственной, профессиональной, физической, материальной, организационной.

Готовность к совершению неосторожных преступлений — феномен достаточно специфический. Применительно к неосторожным преступлениям речь может идти лишь о готовности нарушить правила безопасности, ее составляющими оказываются преступная небрежность или самонадеянность. Здесь речь может идти не о криминальной, а об антисоциальной готовности, поскольку нарушение правил безопасности не всегда влечет тяжкие последствия. Однако именно антисоциальная готовность является объектом антикриминального воздействия, поскольку именно она оказывается непосредственной причиной неосторожных преступлений.

Интеллектуальная и психологическая составляющие криминальной готовности суть своеобразные цензоры мотивационных процессов. Это психические механизмы, фильтрующие планы, гипотезы, мысленные структуры будущей деятельности, поступков.

Психологическая готовность образуется как результат преодоления сдерживающего фактора неопределенности, страха неудачи, возможного наказания. Спектр психических состояний «готовность-неготовность» достаточно широк. Он включает следующие диапазоны: отсутствие страха и уверенность в удачном исходе деяния; отсутствие страха при сомнении в успехе; неуверенность и тревога (страх, преодолимый без посторонних воздействий);

останавливающий страх (преодолимый лишь при внешнем воздействии: соучастников, безвыходной ситуации); непреодолимый страх.

С психологической составляющей очень тесно связана интеллектуальная готовность, складывающаяся на основе анализа сущности преступной деятельности, своих способностей, степени защищенности предмета посягательства, оценки возможных положительных результатов и отрицательных последствий. Интеллектуальная готовность предполагает конкретизацию преступных целей и выделение промежуточных задач: профессиональной

74

Глава IV

подготовки, материального и организационного обеспечения, устранения препятствий. Интеллектуальная составляющая готовности имеет интегративный характер. На основе своих интеллектуальных возможностей человек оценивает общую готовность к деятельности и свою способность начать и выполнить ее. Чем ниже интеллектуальные способности, тем легче человек решается на ту или иную деятельность, тем чаще он совершает нерациональный выбор. Определенная группа людей всегда готова практически к любым действиям, достаточно лишь незначительного повода.

Интеллектуальная готовность включает несколько компонентов: оценку целесообразности, полезности, рациональности деятельности; анализ ее безопасности; оценку возможности, реальности достижения желаемого результата.

Нравственная готовность к преступлению возникает на основе нейтрализации сдерживающего воздействия совести: человек либо убеждает себя, что преступные действия справедливы, либо у него формируется установка на отрицание справедливости (убеждение, что все в этом мире устроено несправедливо, что справедливости нет и быть не может).

Профессиональная готовность предполагает овладение определенными умениями и навыками, которые лицо сочтет необходимыми для достижения преступного результата, избежания ответственности. Материальная — подготовку материального обеспечения (денег, инструментов, одежды и т. п.). Организационная — подбор помощников, создание соответствующей организации или вступление в криминальную организацию.

Все составляющие готовности к деятельности очень тесно связаны между собой. Одни элементы готовности формируют другие: например, интеллектуальная готовность инициирует профессиональную, материальную, организационную подготовку. Профессиональная и организационная готовность является условием для психологической готовности. Отсутствие нравственной готовности может нейтрализовать все иные составляющие.

Процесс формирования готовности не имеет определенной последовательности. Он может начаться с интеллектуальной оцен-

Механизм преступного поведения

75

ки сложившейся ситуации и предстоящей деятельности, потребность в преступном результате в отдельных случаях ведет к нравственным переменам. Может быть и наоборот: изменение нравственных принципов заставляет задуматься об изменении образа жизни и источников существования. Профессиональная готовность и доступность преступного результата, оценка вероятности наказания как очень низкой могут как бы деформировать психическое пространство личности: интеллектуальная и нравственная фазы подготовки «ужимаются», оказываются настолько малы, что ими становится возможным пренебречь.

Результатом положительной оценки общей подготовленности к деятельности оказывается психологическая готовность, которая позволяет человеку обрести душевное равновесие и относительно уверенно чувствовать себя перед началом деятельности и в ходе нее.

Деление феномена готовности на элементы имеет некоторую долю условности, в то же время определенная автономия Каждой из рассмотренных составляющих этого феномена позволяет выделять специфические меры для воздействия на каждый из элементов готовности.

Процесс формирования готовности может быть длительным. В отдельных случаях лица, готовящиеся к преступлению, действуют в соответствии с моделью И. Бентама: тщательно взвешивают все плюсы и минусы. Возникновение готовности может быть и весьма скоротечным.

Готовность бывает полная, когда налицо все составляющие этого феномена. Неполная готовность — результат отсутствия некоторых составляющих.

Феномен полноты психического явления имеет большое значение при анализе его роли в мотивации. По мотивационной роли готовность может быть способной и не способной мотивировать деятельность. По определению сущность готовности состоит в способности в любой момент начать деятельность. Однако готовность — феномен, формирующийся во времени. Соответственно степень сформированности может быть различной. Более того, готовность — феномен нестабильный, пульсирующий: не-

76

Глава IV

полная готовность может стать полной, полная утратить целостность и стать неполной и одновременно утратить мотивационную способность. Это свойство очень важно учитывать при разрушающем воздействии на криминальную готовность. В отдельных случаях достаточно разрушить один из ее элементов (например, вызвать сомнение в успехе) — и вся система утратит способность мотивировать деятельность.

Еще одна очень важная закономерность развития готовности заключается в том, что механизмы психологической защиты в целях ограждения психики от травмирующего воздействия тревоги способны вытеснять из сознания определенную информацию о неготовности к деятельности или о противоречии планируемой деятельности убеждениям лица. Это может иметь место, когда субъективная ценность преступного результата очень велика. При этом интеллектуальный цензор вытесняет из сознания информацию об отсутствии той или иной составляющей готовности. Подчас этому способствует наполеоновский жизненный принцип:

«сначала ввязаться в бой, а потом посмотреть, что из этого получится» (принцип, не лишенный некоторой доли рациональности в боевой обстановке, когда размышления подрывают уверенность, за пределами военных действий носит иррациональный характер).

Готовность — потенциальная деятельность. Для того, чтобы она стала реальной, необходим ряд обстоятельств, которые можно назвать пусковым механизмом деятельности. Пусковой механизм имеет достаточно сложную структуру. В процессе социализации на основе базовых потребностей у человека формируются стандарты потребления, соответствующие привычки, уровень притязаний. Неудовлетворенные потребности вызывают неприятное чувство, которое психофизиологи называют психологической напряженностью (в этом смысле напряженностью является и чувство голода, и ущемленное самолюбие). Человек стремится избавиться от этого неприятного чувства и ищет способы удовлетворить обострившуюся потребность. Если законный способ удовлетворения потребностей доступен ему, то готовность к преступлению не востребуется. Недоступность законных путей

Механизм преступного поведения

77

удовлетворения потребностей ставит человека перед выбором:

терпеть или удовлетворить потребность преступным путем. Отсутствие готовности к преступлению вынуждает терпеть. Если же человек готов пойти на преступление, то момент осознания предпочтительности преступного способа удовлетворения потребностей или того, что этот способ является единственно возможным, оказывается началом преступной деятельности. Пусковой механизм инициировал ее. Иногда этот этап мотивации называют принятием решения о совершении преступления.

Если у человека отсутствуют навыки терпения, преодоления неудовлетворенности, страданий, то феномен психологической напряженности может инициировать формирование готовности к преступлению. В таком случае готовность может сформироваться очень быстро. Иногда этот процесс полностью не осознается: подчас лишь после преступления человек задумывается, как случилось, что он стал преступником. Аналогичным образом готовность к преступлению может сформировать ситуация, когда законный способ удовлетворения потребностей требует серьезных физических и психических усилий, носит длительный характер (неэкономичен и малоэффективен), а преступный способ представляется простым и доступным (экономичным и высокоэффективным).

Одним из главных факторов формирования пускового механизма криминальной активности является несоответствие устоявшегося, общепринятого стандарта потребления и предоставляемых обществом возможностей потребления в рамках допустимого законом. Основой этого криминогенного фактора являются:

а) пороки господствующей идеологии, а также идеологической практики, формирующие цинизм, бессовестность, эгоизм, патологию потребительства;

б) отрицание трудностей бытия как элемент социальной культуры и идеологии. Трудности и лишения воспринимаются однозначно отрицательно. Результатом действия данного фактора является рост неудовлетворенности как элемента общественной психологии.

Преступная деятельность может носить как упреждающий характер (добыть средства для удовлетворения потребностей до

78

Глава IV

того, как они обострятся), так и привычный, профессиональный. В первом случае преступление обычно является разовой акцией, во втором оказывается одним из эпизодов криминальной деятельности (повторное, продолжаемое или длящееся преступление).

В соответствии с рассмотренными закономерностями можно выделить виды готовности к преступлению:

— готовность, возникшая в ситуации материальной нужды, ущемленного самолюбия, неудовлетворенности иных потребностей — одним словом, острой психологической напряженности (своеобразное превышение пределов крайней необходимости);

— готовность, возникшая в ситуации безнаказанности, доступности и легкости преступного способа удовлетворения потребностей (когда преступный способ эффективнее и экономичнее законного);

— готовность, возникшая до обострения потребностей'. Первый вид готовности можно назвать вынужденной, второй — ситуативной, третий — стратегической. Последний вид готовности, обусловливающий выбор криминальной стратегии жизни, представляет наибольшую общественную опасность.

По степени широты и универсальности криминальной готовности ее также можно классифицировать на несколько видов:

— готовность к любому преступлению (универсальная готовность);

— готовность к преступлениям определенного типа (корыстным, насильственным и т. д. — основа преступной специализации);

— единичная готовность (лишь к конкретному преступлению в определенных обстоятельствах).

Для выработки оптимального механизма воздействия на преступность огромное значение имеет анализ феномена устойчивости криминальной готовности. Готовность к той или иной деятельности как сложное явление, имеющее субъективный и объективный характер, может иметь различную степень устойчивости. Она может длиться несколько мгновений и разрушиться

См.: Иншаков С.М. Криминология. С. 60—61.

Механизм преступного поведения

79

под воздействием самой личности или внешних обстоятельств. В отдельных случаях готовность оказывается настолько устойчивой, что лишь физическое уничтожение ее носителя или его надежная изоляция могут нейтрализовать движущую силу преступления. Соответственно можно выделить два вида готовности:

устойчивую, неустойчивую.

По степени устойчивости также можно провести классификацию готовности на практически не поддающуюся разрушению (сверхустойчивую); трудноразрушимую (средний уровень устойчивости); доступную разрушению (низкий уровень устойчивости).

Характер криминальной готовности очень важно исследовать в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства. Эти данные являются базой для назначения обоснованного наказания за совершение преступления. Сведения о характере криминальной готовности целесообразно передавать в пенитенциарные учреждения для учета в работе с осужденными.

§ 3. Методика выявления причин и условий преступления

Под методикой выявления причин и условий преступления обычно понимают некий алгоритм, определенную последовательность действий, выполнив которые человек сможет получить информацию по следующим вопросам:

1) какие криминогенные качества личности обусловили определенное преступление или правонарушение (либо могут привести к преступлению);

2) каковы причины их образования;

3) каковы условия их устойчивости;

4) какие обстоятельства затрудняют правомерное поведение;

5) какие обстоятельства делают возможным совершение преступления (в том числе препятствуют его пресечению)'.

' См.: Иншаков С.М. Криминология. С. 62.

80

Глава IV

Рассматриваемая методика показывает, во-первых, какую информацию надо добыть для криминологического анализа; во-вторых, как это сделать.

Второй аспект методики охватывает методы изучения личности; методы изучения условий ее формирования; методы изучения условий жизни.

Изучать причины и условия преступления можно в двух аспектах:

1) ретроспективно (анализ причин уже совершенного преступления);

2) перспективно — в целях прогноза: какие негативные обстоятельства могут привести к преступлению.

Исследованию причин и условий преступления предшествует выдвижение соответствующих гипотез (версий). Для этого необходимо знать типичные причины и условия преступлений. Один из вариантов типичных, наиболее распространенных криминогенных обстоятельств оказывается реальной причиной или условием конкретного преступления.

Причины и условия преступления, наряду с личностью преступника, являются элементами предмета доказывания по уголовному делу. Соответственно данные о личности обвиняемого, причинах и условиях совершенного им преступления должны быть не просто исследованы, но соответствующим образом закреплены и доказаны.

Изучению личности преступника и причин преступления, как правило, предшествует планирование. В плане расследования по уголовному делу один из разделов должен быть посвящен именно этим вопросам (как правило, в плане следствия это последний раздел).

Общий план расследования детализируется в планах проведения отдельных следственных действий. В этих планах также целесообразно отражать вопросы анализа личности преступника и причин преступления. Если необходимость изучения этих вопросов заранее учитывается, то выяснение их обычно не составляет труда и не занимает много времени.

Механизм преступного поведения

81

Следователь должен четко уяснить, что от того, насколько полно и объективно им будет изучена личность преступника, во многом зависит то, насколько объективный и правосудный приговор вынесет суд, так как некоторые вопросы в ходе судебного заседания выяснить будет гораздо сложнее, а в отдельных случаях и невозможно.

Исследование причин и условий преступления и разработка адекватных мер реагирования на них с тем, чтобы предотвратить аналогичные преступления в будущем, имеет не меньшую общественную значимость, чем розыск преступника и привлечение его к уголовной ответственности (а в отдельных случаях эффект этих мер в плане разрушающего воздействия на преступность даже выше, чем эффект осуждения человека, совершившего преступление).

Перечислить все вопросы, которые необходимо задать обвиняемому, чтобы вскрыть причины и условия преступления, невозможно, многое здесь зависит от конкретных обстоятельств уголовного дела. Основой для формулирования вопросов является рассмотренный выше алгоритм. Следователь должен обращать внимание на поведение обвиняемого до и после допроса. В отдельных случаях мимика, реплики, жесты могут раскрыть ту или иную сторону его личности, они могут подсказать, о чем следует спросить человека в ходе допроса, чтобы зафиксировать в протоколе соответствующую информацию.

Допрос потерпевшего — важный источник информации о механизме совершения преступления. Иногда сам процесс совершения преступления раскрывает личность человека более выпукло и ярко, нежели какая-либо иная информация о нем. Имело ли место проявление жестокости, цинизма в момент совершения преступления, что говорил обвиняемый в тот момент, как вел себя (с точностью до деталей) и т. д. Например, в ходе одного из допросов потерпевший рассказал, что он просил избивавшего его преступника не наносить ударов в живот, так как ему недавно сделали операцию. Услышав об этом, преступник специально нанес в то место, где, по словам потерпевшего, был операционный шов, несколько ударов ногой. С точки зрения квалификации эта

6 3ak 2093

82

Глава IV

деталь могла показаться малозначительной, а для правильного назначения наказания она является крайне важной.

Допрос свидетелей может быть посвящен выяснению тех же вопросов, о которых мы упоминали применительно к обвиняемому и потерпевшему, в зависимости от того, какой информацией владеет свидетель. Очень важно выяснять детали: как относился к людям, был ли он порядочным или непорядочным и в чем это выражалось, пользовался ли авторитетом и почему. Свидетеля можно попросить рассказать о каких-либо эпизодах (на его усмотрение), которые могли бы ярко охарактеризовать личность обвиняемого. Очевидцам преступления следует задать те же вопросы, что и потерпевшему: о поведении обвиняемого в момент совершения преступления. Родителям, родственникам и учителям целесообразно задать вопросы о том, как рос и развивался обвиняемый, будучи ребенком и подростком, не отмечалось ли у него аномалий психики, не было ли странностей в поведении (при возникновении сомнений в психической полноценности в обязательном порядке назначать судебно-психиатрическую экспертизу).

Личность преступника, данные о причинах и условиях преступления могут быть исследованы и в ходе иных следственных действий: очной ставки, следственного эксперимента, обыска и т. д. В ходе этих следственных действий важно иметь установку на выявление соответствующей информации — при таком подходе очень велика вероятность, что подобная возможность представится.

Имея установку на изучение личности обвиняемого и исследование причин и условий преступления, следователь обречен на выявление ценнейшей криминологической информации, которая при адекватной реализации ее может способствовать эффективному разрушающему воздействию на преступность.

Причины и условия совершения преступления должны быть исследованы и в суде. Изучение личности подсудимого, исследование причин и условий преступления судом являются важнейшей предпосылкой уяснения сущности совершенного преступления, его скрытых и явных мотивов, без чего невозможно

Механизм преступного поведения

83

принять правильное решение по уголовному делу и вынести справедливый приговор.

Задача судьи облегчается в случае, если личность обвиняемого была достаточно полно изучена в ходе предварительного следствия, если следователем были вскрыты причины и условия преступления, внесены соответствующие представления и приняты иные меры. Но суд в любом случае должен принять меры к более углубленному выяснению указанных обстоятельств, поскольку именно за ним оказывается решающее слово.

Допрос подсудимого, потерпевших и свидетелей в суде может быть проведен по той же схеме, что и на следствии. Конечно, следователю проще установить доверительные отношения с обвиняемым и свидетелями и получить ценную информацию по интересующим вопросам. Он располагает и определенными возможностями неформального общения, у него больше возможностей визуально наблюдать за обвиняемым, да и само общение обвиняемого и следователя занимает гораздо больше времени, чем жестко формализованный контакт подсудимого и членов суда в ходе судебного заседания. Все это требует от судьи высокого мастерства для того, чтобы в сложных условиях формализованной судебной процедуры вскрыть с достаточной полнотой причины и условия преступления и исследовать личность подсудимого. Многое здесь зависит от настойчивости судьи, от умения правильно спланировать судебное следствие, от его требовательности к полноте исследования обстоятельств по уголовному делу. Умение глубоко исследовать данные вопросы в достаточно жестких рамках судебной процедуры — настоящее искусство. Этим искусством должен овладеть каждый, кто претендует на то, чтобы быть настоящим судьей.

В случае, если ту или иную информацию о личности подсудимого, причинах и условиях совершенного преступления невозможно получить в ходе судебного заседания (например, необходимо установить и разыскать тех или иных свидетелей, расследовать дополнительные обстоятельства преступного деяния или новые эпизоды преступной деятельности, установленные судом), уголовное дело может быть возвращено для проведения дополнительного расследования.

84

Глава IV

Литература по теме

Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. М., 1968.

Алимов С.Б. Ситуация совершения преступления и ее криминологическое значение: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1971.

Лунеев В.В. Мотивация воинских преступлений. М., 1974.

Антонян Ю.М. Социальная среда и формирование личности преступника. М., 1975.

Волков Б.С. Детерминистическая природа преступного поведения. М., 1975.

Лунеев В.В. Преступное поведение: мотивация, прогнозирование, профилактика. М., 1980.

Долгова А.И. Социально-психологические аспекты преступности несовершеннолетних. М., 1981.

Механизм преступного поведения. М., 1981.

Бафия Ежи. Проблемы криминологии. Диалектика криминогенной ситуации. М., 1983.

Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984.

Криминальная мотивация. М., 1986.

Кудрявцев В.Н., Бородин С.В., Нерсесянц B.C. Социальные отклонения. М., 1989.

Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. Владивосток, 1989.

Антонян Ю.М. Причины преступного поведения. М., 1992.

Мастенбрук У. Управление конфликтными ситуациями и развитие организации. М., 1996.

Андреев Б.В., Бушуев Г.И. Моделирование решения уголовно-пра-вовых и криминологических задач. М., 1997.

Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования. М., 1998.

Глава V ПРИЧИНЫ ПРЕСТУПНОСТИ

§ 1. Причинность в криминальной сфере

Причинность — это такая связь между явлениями, при которой одно порождает другое. Существуют две формы причинности:

непосредственная и опосредованная.

Основой причинности является передача энергии, вещества или информации от явления-причины к явлению-следствию. Основой причинности в криминальной сфере является движение информации, которая формирует криминогенные качества: информация воздействует на личность, а личность «творит» поведение — «плетет кружево поступков».

Центральный элемент криминальной причинности мы уже детально проанализировали. Следующая проблема: что является источником той информации, которая формирует криминогенные качества.

Источником информации в предельно широком смысле слова является окружающая реальность: все, с чем взаимодействует человек, все, что попадает в орбиту его восприятия.

Проанализируем информационную основу детерминации преступного поведения. Структура этого процесса такова:

— негативное явление излучает криминогенную информацию;

— в поле действия этой информации (криминогенное информационное поле) попадает личность;

— у личности формируются криминогенные качества;

— криминогенные качества обусловливают преступное поведение. В природе существуют два вида закономерностей: динамические и статистические. При динамических закономерностях каждому изменению явления-причины сопутствует обязательное изменение явления-следствия. При статистических закономернос-

86

Глава V

тях изменение явления-причины лишь в некоторых случаях влечет изменение явления-следствия.

На единичном уровне анализа статистические закономерности выявить невозможно. Например, преступления совершаются как лицами, воспитывавшимися в полной семье, так и теми, кто воспитывался без одного или без обоих родителей. На единичном уровне анализа можно прийти к неверному выводу о том, что преступность не связана с распадом семьи. Если же проанализировать большое количество преступлений (анализ на уровне больших чисел), то связь становится очевидной. В нашем обществе 14% семей неполные, а среди несовершеннолетних преступников доля лиц, воспитывавшихся в неполной семье, — 40%. Среди тех, кто воспитывался без родителей, процент лиц, совершающих преступления, больше, чем среди лиц, воспитанных в полной семье. Связь между преступлением и воспитанием без родителей налицо, однако она носит не жесткий динамический характер, а статистический, вероятностный.

Вероятностный характер криминальной причинности обусловлен тем, что лицо, оказавшись в криминогенном информационном поле, реагирует по-разному:

— может и не воспринять отрицательную информацию;

— воспринимает такую информацию, но она может быть оценена как недостоверная, и криминогенные качества у личности не сформируются;

— не всегда может реализовать криминогенные убеждения, привычки и т. п. в преступном поведении из-за отсутствия необходимых условий.

Таким образом, причинность в криминальной сфере имеет свои особенности: она носит опосредованный, информационный, вероятностный характер.

§ 2. Факторы преступности

Фактор — обстоятельство, обусловливающее какое-либо явление. Связь между ними такова, что изменение фактора влечет изменение явления.

Причины преступности

87

Применительно к преступности можно выделить две группы факторов:

1. Криминогенные, обусловливающие рост преступности и ухудшающие ее структуру либо препятствующие улучшению ее характеристик.

2. Антикриминогенные (позитивные) факторы, способствующие стабилизации или снижению уровня преступности, улучшению ее структуры, характера (например, уменьшению доли тяжких преступлений, снижению уровня отрицательных последствий) либо препятствующие ухудшению ее характеристик.

Анализ механизма преступного поведения позволяет выявить основные факторы преступности. Для этого необходимо провести обобщение: от особенного к общему.

Почему большинство людей не совершают преступлений, что удерживает их от этого драматичного шага?

Исследования показывают, что к числу сдерживающих элементов социального контроля относятся:

— совесть;

— возможность уголовного наказания;

— общественное осуждение;

— стереотипы правомерного поведения;

— отсутствие условий для совершения преступления.

Эти сдерживающие элементы оказываются препятствиями на пути удовлетворения потребностей незаконными способами. Наличие хотя бы одного из этих препятствий предотвращает совершение преступления. Соответственно отсутствие этих препятствий оказывается криминогенным.

Если попытаться установить, почему отсутствие указанных сдерживающих элементов социального контроля носит достаточно распространенный характер в той или иной стране, то можно вскрыть факторы преступности в этой стране.

К числу наиболее распространенных факторов, которые можно в той или иной степени наблюдать в любой стране, относятся следующие:

1. Социальная дезорганизация, дисгармония: социальная несправедливость; социальное неравенство; общественная разобщенность; межнациональные и межрелигиозные противоречия.

Глава V

1. Недостатки системы воспитания (семейного, религиозного, школьного, общественного).

3. Низкая эффективность позитивного информационного и идеологического воздействия.

4. Дефекты функционирования системы правоохранительных и пенитенциарных органов.

§ 3. Причины преступности в России

Закономерности развития социума и преступность

Человек по своей биологической природе — эгоист. Однако вторым аспектом его натуры является социальная сущность. Те люди, которых мы каждый день встречаем на улице и дома, — продукт социума. Вне общества они сформировались бы совсем другими. Даже ограничение общения с родителями в первые годы жизни для ребенка может обернуться умственной отсталостью. А воспитанный в волчьей стае ребенок лишь по форме тела будет напоминать человека, а по существу — волка.

Общество с помощью различных социальных механизмов способно ограничить эгоизм. Чудесные превращения разбойников и бандитов в самоотверженных служителей бога не раз имели место. Однако анализ показывает, что при современном социальном устройстве сделать всех бескорыстными альтруистами нельзя. Людям такого типа немного надо в жизни, их внешняя активность снижается, она трансформируется в развитие духовности, во внутреннюю самоуглубленность. Такое общество утратит стимулы к напряженному труду, развитию производства и военной службе — оно неминуемо станет легкой добычей агрессивных соседей (как, например, Китай захватил Тибет).

Посредством объединения в сообщества человечество решает следующие глобальные задачи:

1) использование природных ресурсов для удовлетворения потребностей людей;

2) обеспечение безопасности от сил стихии и животных;

представителей иных сообществ (государств); других людей внутри сообщества.

Причины преступности

89

Соответственно общество (в лице политического руководства) вынуждено балансировать: с одной стороны — между удовлетворением различных потребностей людей и обеспечением безопасности; с другой — между обеспечением внутренней и внешней безопасности. Этот треугольник (обеспечение удовлетворенности — внешняя безопасность — внутренняя безопасность) и определяет характер социальных процессов. Приоритет какой-то из этих трех областей в ущерб другим чреват диспропорциями:

либо ростом социальной напряженности, либо утратой безопасности и разрушением государственности. Печальный финал богатой Византии — результат неспособности обеспечить внешнюю безопасность. Недостаток внимания к вопросам удовлетворенности граждан обернулся падением царской России.

Марксизм предполагал свершение социальной революции и начало строительства коммунистического общества одновременно практически во всех странах мира (мировая революция). Это исключило бы необходимость обеспечения внешней безопасности. А исключение глобального источника затрат могло бы дать мощнейший импульс развитию нового стиля взаимоотношений между людьми.

Ленинизм обосновал возможность построения коммунизма з «одной отдельно взятой стране». При реализации ленинизма на практике обществу успешно удавалось решать проблему внутренней безопасности, однако произошел дисбаланс по линии: «удовлетворенность людей — внешняя безопасность». Ограничение потребностей в соответствии с коммунистической идеологией повлекло уменьшение возможностей экономического стимулирования, а оборона требовала интенсивного развития производства. Этот дисбаланс был решен с помощью мер неэкономического принуждения (трудовая повинность, репрессии за тунеядство, за опоздание на работу, за отступление от идеологических догматов). Сталинские лагеря не были следствием его психической болезни, они были попыткой компенсировать утрату экономических стимулов для обеспечения внешней безопасности.

Используя экономические, политические, идеологические, правовые и культурные рычаги, политическое руководство государ-

90

Глава V

ством должно обеспечить баланс. Удовлетворенность граждан и внутренняя безопасность не должны падать ниже уровня, за которым начинаются социальные возмущения, протесты, волнения и революции. Внешняя безопасность может быть в интервале от мирового господства до обеспечения права на независимость и суверенитет.

Криминологический аспект функционирования социальных механизмов

Функция экономики — дать материальные средства для удовлетворения потребностей граждан и для обеспечения функционирования государственных структур.

Задача социальной политики — обеспечение относительно справедливого распределения богатств общества, помощь больным, престарелым и лицам, попавшим в экстремальные условия, чтобы они не встали на криминальный путь самообеспечения.

Задача идеологии — убедить людей в справедливости и правильности государственных порядков, мудрости и честности политического руководства. Идеология может компенсировать нехватку материальных ресурсов для обеспечения удовлетворенности людей путем развития энтузиазма, патриотизма.

Задача законодательства — сформулировать оптимальную для определенных социальных условий модель поведения граждан и должностных лиц. Функция правоохранительных органов — способствовать реализации этого идеала.

Культура достается политикам как данность. Под нее им, как правило, приходится подстраиваться. Изменить ее за короткий срок крайне сложно. Однако определенные изменения в культурной сфере возможны и в относительно короткие сроки. Задача политики в области культуры — формирование человека, наиболее подходящего для решаемых обществом задач. Идеал в этом отношении — трудолюбивый, бескорыстный человек, не агрессивный в отношении своих сограждан и не отказывающийся брать в руки оружие для борьбы с внешним врагом. Однако сочетание трудолюбия и бескорыстности оказывается скорее механическим, нежели органичным, а перенапряжение душевных и физических сил нередко рождает агрессивность. Агрессия в от-

Причины преступности

91

ношении внешнего врага — это разновидность агрессии в отношении человека, она легко трансформируется в агрессию против сограждан (например, афганский или чеченский синдром). Задача культуры — найти и здесь оптимальный баланс. Кроме того, культура без соответствующего контроля и заботы о ней имеет тенденцию к натурализации — развитию в сторону индивидуализма, агрессивности и сексуальной распущенности. Поэтому задача политиков не только изменять ее в лучшую сторону, но не допускать деградации.

У религии как бы два измерения. Первое не имеет никаких точек соприкосновения с государственностью («царство мое не от мира сего»). Во втором измерении религия выступает как одна из форм идеологии, находящейся на службе у государства. При всей заманчивости использования религии как эффективной формы идеологической обработки этого делать нельзя, поскольку в конечном итоге это подрывает основы человеческой нравственности: справедливость перестает быть справедливостью, если ее ориентиром оказывается политическая выгода.

Факторы преступности в России

1. Потребность сохранить баланс между решением трех глобальных социальных задач (внутренняя и внешняя безопасность, а также удовлетворенность граждан) не дает возможности сконцентрировать усилия на чем-либо одном. Не исключено, что в перспективе люди найдут способ мирного сосуществования без колоссальных затрат на обеспечение внешней безопасности. Это позволит сконцентрировать усилия на обеспечении безопасности внутренней. А до этого времени определенное число преступлений, вероятно, будет социальной нормой. Таким образом, потребность обеспечения внешней безопасности является не просто важным фактором преступности, но и фактором, который делает преступность нормой социального бытия. Указанная потребность, во-первых, предполагает стимулирование корысти или неэкономического принуждения, во-вторых, поддержание в обществе определенного уровня агрессивности, в-третьих, требует технического роста, побочным результатом которого становится

92

Глава V

рост неосторожных преступлений, в-четвертых, формирует специфическую социальную сферу — воинскую, которая обладает внутренним источником криминогенное™.

2. Идеальное и согласованное функционирование различных социальных механизмов могло бы свести уровень преступности к минимуму. Однако такой вариант встречается достаточно редко.

Причинами этого могут быть, во-первых, ошибки и просчеты политического руководства (бездарный дирижер может привести в смятение даже первоклассный оркестр).

Во-вторых, существуют и объективные причины. Общество динамично. Экономические, социальные, политические реформы — способ сохранения государственной устойчивости в изменяющемся мире. В то же время экономическая, социальная и в особенности политическая нестабильность — наиболее криминогенные факторы. Избежать нестабильности невозможно. Государству по силам лишь развести различные реформы во времени. Например, в современном Китае экономические реформы на фоне политической стабильности вызвали гораздо меньше отрицательных последствий, чем в России. В нашей стране в середине 80—начале 90-х годов экономическая, социальная, идеологическая, правовая и культурная нестабильность совпали и вызвали колоссальный негативный резонанс, повлекший не только рост преступности, но и разрушение государства.

Социальный кризис в России выразился в интенсивном развитии негативных социальных процессов — криминогенных факторов:

1. Падение уровня производства, что в свою очередь повлекло:

2. Появление и рост безработицы.

3. Резкое снижение уровня жизни большинства населения, негативный эффект которого многократно усиливает экспансия западной культуры и развитие идеологии потребительства.

4. Недостаток средств для финансирования органов государственного управления, в том числе правоохранительных, что в свою очередь влечет:

5. Снижение эффективности работы милиции и прокуратуры, отток из этих органов опытных, энергичных кадров.

Причины преступности

93

6. Неэффективное функционирование пенитенциарной системы, ухудшение условий содержания заключенных. Ослабление исправительной функции и усиление криминогенной роли этой системы до такой степени, что общий эффект ее функционирования может оказаться со знаком минус.

7. Развитие пьянства и наркомании. Эти процессы, с одной стороны, нейтрализуют неудовлетворенность жизнью и недовольство государственной властью (не случайно антиалкогольная кампания стала предвестником конца горбачевского правления). С другой стороны, тактические плюсы потребления спиртного и наркотиков неминуемо оборачиваются стратегическими минусами:

ростом преступности, деградацией населения.

8. Неэффективное и несправедливое распределение национальных богатств и совокупного общественного продукта.

9. Расслоение общества, интенсивный рост социального неравенства. Причем основа социального неравенства нездоровая: в абсолютном большинстве источником богатства является криминальная деятельность. Этим в свою очередь обусловливается:

10. Отрицательная оценка властных структур, установивших и поддерживающих несправедливый порядок, падение авторитета закона и иных нормативных актов государственной власти. Это усугубляется интенсивным развитием коррупции во властных структурах, в том числе в высших эшелонах.

11. Развитие сепаратизма.

12. Вызванный им рост межнациональных, межэтнических и межрелигиозных противоречий и развитие конфликтов на этой почве.

13. Идеологический кризис.

14. Кризис системы обучения и воспитания подрастающего поколения (кризис семьи, школьного образования, системы спортивных секций и центров досуга), обусловленный как экономическими, так и идеологическими факторами.

15. Ухудшение здоровья нации (физического, психического, нравственного). Неэффективность функционирования профилактики различных заболеваний (в том числе психических отклонений, выражающихся в росте случаев проявлений агрессии).

94

Глава V

16. Несовершенство законодательства, которое в определенной мере обусловлено просчетами, а в значительной — проникновением криминальных элементов во властные структуры, лоббированием формирования правовой среды, создающей режим наибольшего благоприятствования для криминальной деятельности.

17. Криминальная самодетерминация, выражающаяся во втя-гивании граждан в криминальную деятельность представителями преступного мира, в создании посредством коррупции, лоббирования или актов террора максимально благоприятной для преступной деятельности идеологической, экономической, социальной, правовой, культурной ситуации в стране.

Литература по теме

Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. М., 1968.

Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984.

Курс советской криминологии. М., 1985.

Криминология: Учебник / Под ред. И.И. Карпеца, В.Е. Эминова. М., 1992.

Криминология: Учебник / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Минь-ковского. М., 1994.

Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М., 1995.

Актуальные проблемы девиантного поведения. М., 1995.

Гундаров И.А. Духовное неблагополучие как причина демографической катастрофы. М., 1995.

Динамика ценностей населения реформируемой России. М., 1995.

Здравомыслов А.Г. Социология конфликта: Россия на путях преодоления кризиса. М., 1995.

Преступность и законодательство. М., 1996.

Сухарев А.Я. Феномен российской преступности в переходный период: Тенденции, пути и средства противодействия: Дис.... докт. юрид. наук. М., 1996.

Криминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой. М., 1997.

Преступность и реформы в России. М., 1998.

Глава VI

СОЦИАЛЬНОЕ ОТРИЦАНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ

§ 1. Сущность социального отрицания преступности

Появление преступлений и преступности тесно связано с введением уголовно-правовых запретов. В этом ракурсе преступность можно рассматривать как форму отношения общества к различным проявлениям опасности, которые в период дикости были нормой. Обозначая в качестве запретных и преступных те или иные деяния, общество демонстрирует свое отрицательное отношение к ним, стремление избавиться от них, пытается предотвратить совершение таких деяний.

Социальное отрицание преступности — негативная оценка обществом деяний, представляющих опасность (как для общества в целом, так и для отдельных людей), установление запретов на них, социальные акции по предотвращению и пресечению таких деяний.

Сущность социального отрицания преступности заключается в следующем:

1) преступность начинает проявлять себя с момента возникновения общества и появления нормативного регулирования;

2) будучи результатом социальных процессов и сопутствуя им, преступность в обществе играет деструктивную роль, мешает эффективному функционированию социальных механизмов, препятствует нормальной жизни людей, отрицает порядок и безопасность;

3) общество (общественные организации и социальные объединения), государство (государственные органы и должностные лица), отдельные граждане, стремясь к установлению порядка и

96

Глава VI

социальной стабильности, обеспечению покоя и безопасности, в той или иной форме отрицают преступность — деструктивно воздействуют на нее.

Исторический опыт показывает, что за все время существования человечества уничтожить преступность люди не смогли ни в одной стране мира. Ни сверхжесткими мерами, ни гуманными социальными реформами избавить общество от преступности никогда и никому не удавалось.

Это факт. Он признается всеми и никем не оспаривается. Однако оценки этого факта различны. Одни считают преступность явлением нормальным и даже полезным (Дюркгейм). Другие моделируют социальный идеал — общество без преступности — и доказывают, что при правильном подходе его можно воплотить в жизнь (Фихте, Маркс, Фромм).

Для того чтобы верно оценить возможности человечества в воздействии на преступность, необходимо иметь в виду и другие бесспорные факты:

1. Человека можно удержать от преступления (переубедить, запугать).

Человека можно поставить в такие условия, что он не захочет или не сможет совершить преступление.

Начавшееся преступление можно пресечь.

2. В разных странах уровень, структура и характер преступности разные. В одних странах характеристики преступности социально приемлемы, уровень ее низок, в других — высок. Это значит, что при создании в обществе благоприятных условий параметры преступности могут измениться к лучшему.

Преступность — явление изменчивое. Даже в одной и той же стране ее характеристики изменяются то в лучшую, то в худшую сторону в зависимости от ситуации в стране, в зависимости от государственной политики.

В одной и той же стране преступность по регионам распределена неравномерно. В некоторых городах она необычайно велика, в ряде регионов уровень ее низок. Исследователями зафиксированы такие населенные пункты, где в течение многих лет и даже десятилетий никто не совершает преступлений.

Социальное отрицание преступности

97

Исследования этнологов свидетельствуют, что существует тип общества, не продуцирующий преступлений.

3. Социальные эксперименты свидетельствуют, что определенными мерами преступность в стране (регионе) можно снижать. Например, после раздела Германии в 1945 году в западной (ФРГ) и восточной (ГДР) частях некогда единой страны преступность стала постепенно меняться в силу различия социальных систем. Уже через 10 лет коэффициент преступности в ГДР оказался в несколько раз ниже, чем аналогичный показатель в ФРГ. В 1980 году ГДР специальным комитетом ООН была отнесена к четырем наиболее благополучным в плане преступности государствам мира, в то время как в ФРГ уровень преступности приобретал угрожающие размеры.

После принятия в середине 90-х годов и реализации в Северном округе Москвы специальной молодежной программы преступность несовершеннолетних там значительно уменьшилась.

Указанные факты свидетельствуют, что преступность поддается социальному воздействию, которое может как уменьшать, так и увеличивать ее масштабы и общественную опасность.

Анализ диалектики социального развития позволяет обосновать гипотезу об увеличении удельного веса справедливости в общественных отношениях по мере исторического процесса. Гегелевская концепция развития посредством разрешения противоречий дает основание рассматривать преступность как одно из проявлений диалектического закона отрицания отрицания.

Кратко суть этой концепции можно сформулировать в виде следующих тезисов:

1. Право есть проявление ниспосланной людям высшей справедливости.

2. Правящие круги (власть) формулируют законы, которые претендуют на то, чтобы быть отображением высшего права в человеческих установлениях. В реальности эти законы не соответствуют праву по двум причинам:

— люди не способны в короткий срок адекватно уяснить сущность высшей справедливости;

7 Зак 2093

98

Глава VI

— из корысти правящие круги устанавливают такие порядки, которые выгодны лишь им (подлинная справедливость улучшит жизнь большинства, но ухудшит жизнь правящей элиты).

3. Если законы и порядки в стране не соответствуют ниспосланному свыше праву, если они несправедливы, люди нарушают их.

4. Преступность в своеобразной форме отрицает несправедливость общественного и государственного устройства.

5. Власть во избежание бунта и революции делает законы более справедливыми.

6. Либо народ смещает носителей власти, и новая власть делает законы более соответствующими праву.

7. По мере более глубокого постижения народом справедливости он вновь проявляет недовольство новыми законами, уровень соответствия которых праву перестает удовлетворять его.

8. И все повторяется до тех пор, пока законы не будут полностью соответствовать праву.

Таким образом, отрицание справедливости порождает преступность. Преступность отрицает несправедливость. Справедливость отрицает преступность. При установлении всеобщей справедливости преступность исчезнет. Возможно, это произойдет очень нескоро, но логика мирового процесса такова.

Объективная логика бытия отрицает преступность. В глобальной исторической перспективе торжество справедливости неизбежно.

§ 2. Характеристика основных подходов к воздействию на преступность

К числу наиболее распространенных подходов к противодействию криминалу относятся:

— предупреждение преступности;

— профилактика преступности;

— борьба с преступностью;

— контроль преступности.

Социальное отрицание преступности

99

Предупреждения преступности

Предупреждение преступности — деятельность государственных и общественных органов, направленная на удержание граждан от совершения преступлений. Сущностью предупреждения преступности является предупреждение отдельных преступлений, то есть предупреждение не всей преступности, а какой-то ее части. Применительно к преступности в целом, преступности как социальному явлению употребление термина «предупреждение» следует признать не вполне точным: ведь предупредить можно только то, что еще не возникло.

Корректно говорить о предупреждении возникновения отдельных видов преступлений. Например, в 80-х годах в нашей стране можно было бы создавать программы предупреждения компьютерной преступности, которой в то время у нас не было.

Теория предупреждения преступности возникла в советское время и оказалась весьма устойчивой в силу ее идеологического соответствия духу того времени. Преступность в советское время рассматривалась как следствие пережитков капитализма, и основная криминологическая парадигма неплохо вписывалась в этот догмат: с преступностью, пришедшей из капитализма, — бороться, преступность социалистическую (которой якобы нет) — предупреждать. Борьба предполагала жесткое, карательное воздействие. Предупреждение основывалось главным образом на умеренных реформах, стабильном улучшении уровня жизни, идеологических, педагогических и пропагандистских мерах. В таком сочетании было немало рационального, что позволяло достаточно успешно воздействовать на преступность.

Профилактика преступности

Профилактика преступности обычно рассматривается как аналог предупреждения, что вряд ли правильно. Дело тут не только в терминологической корректности. Профилактика — термин медицинский, дословно означающий защиту от чего-либо. В рамках криминологической теории корректно исследовать два аспекта профилактики:

— защиту от преступности потенциальных жертв (виктимо-логическая профилактика);

100.

Глава VI

— защиту общества и отдельных людей от пораженное™ преступностью (от заражения «вирусом» готовности совершить преступление), защиту от втягивания граждан в криминальную сферу, в криминальный бизнес, криминальную деятельность; образно это направление можно назвать защитой людей от попадания в сети преступности.

Криминальные сети расставляет людям как преступный мир (криминальная самодетерминация), так и сложные жизненные ситуации. Соответственно одним из вариантов реализации этого направления воздействия на преступность является подготовка людей к оптимальному поведению в криминогенной ситуации с тем, чтобы удержать самого себя от сползания за опасную грань преступления. Это направление могло бы охватить подготовку граждан к разрешению межличностных конфликтов законными способами, а также формирование умения зарабатывать на жизнь в рамках закона. Сейчас все больше внимания уделяется профилактике серийных убийств: здесь главное — научить человека защищаться от самого себя, от тех негативных импульсов в психике, которые толкают его на кровавые преступления.

Помимо психологической подготовки, профилактика преступности предполагает:

— социальную поддержку граждан, оказавшихся в тяжелых условиях;

— постепенное устранение источника криминальной самодетерминации (организаторов преступной деятельности, криминальной среды и криминальной культуры).

Борьба с преступностью

Борьба с преступностью предполагает жесткие формы отрицания преступности. Как правило, с борьбой ассоциируется розыск, задержание преступников и привлечение их к ответственности либо уничтожение их при сопротивлении. На сегодняшний день борьба является важнейшей компонентой любой стратегии воздействия на преступность.

Наиболее слабым местом данной концепции является попытка охватить термином «борьба» все способы воздействия на преступность. Это, с одной стороны, ведет к теоретическим «на-

Социальчое отрицание преступности

.101

тяжкам» (например, трудно борьбой с преступностью назвать медицинские меры по улучшению физического и психического здоровья населения, регулярную выплату зарплаты, гуманитарную помощь беженцам или выплату пособий безработным, заботу духовных пастырей о падших и иные формы религиозного воздействия). С другой стороны, на практике это может привести к нарушению баланса между карательными и некарательными мерами воздействия на преступность. В общественном сознании (и в сознании большинства политиков) борьба всегда будет ассоциироваться с прямым противодействием правоохранительных органов и преступности.

Уже сейчас мы можем наблюдать ряд проявлений этого дисбаланса: при неблагоприятных изменениях в состоянии преступности в стране ответственность возлагается на МВД и прокуратуру, в то время как рост преступности обычно бывает вызван неудачными акциями политиков, экономистов, негативным воздействием средств массовой информации. Не случайно доктор экономических наук А. Куликов, став в 1995 году министром внутренних дел, сразу же после ознакомления с криминогенной ситуацией в стране предложил серию экономических реформ. Однако руководство страны порекомендовало ему заниматься своим делом — борьбой с преступностью. Некорректность научной концепции, как правило, оборачивается серьезными пороками практики.

Доктрина контроля преступности

Контроль преступности — сдерживание ее на социально терпимом уровне. За рубежом эта доктрина является одним из самых распространенных подходов к воздействию на преступность. Идеологической основой этой доктрины является стремление исключить ответственность государства за состояние преступности в обществе, методологической базой — теория Э. Дюркгейма. В 1896 году Э. Дюркгейм опубликовал монографию «Метод социологии», в которой обосновал гипотезу о том, что преступность — нормальное явление, от которого обществу никогда не удастся избавиться. Ненормальным, по мнению французского ученого, может быть лишь чрезмерный уровень ее. Не допустить этого и есть задача контроля преступности.

102.

Глава VI

Доктрина контроля в скрытой форме содержит идею примирения общества с преступностью, что сковывает государственную инициативу противодействия этому общественно опасному явлению и готовит людей к спокойному восприятию перспективы значительной криминализации общества. Политическая задача указанной доктрины — подчеркнуть, что преступность есть вечное явление, устранить его невозможно, максимум, что может сделать государство, это контролировать его развитие, сводя к минимуму опасные для общества перемены его характеристик.

При этом никому не удалось научно обосновать параметры криминальной нормы — какой уровень преступности в обществе нормален, а какой оказывается превышением нормы. Поэтому норма определяется, как правило, по факту: стабильный уровень преступности — это норма, а если уровень начинает расти — это отклонение от нормы. Через некоторое время норма меняется:

нормой становится преступность, которую удалось стабилизировать на более высоком уровне. А если преступность растет постепенно, медленными темпами (например, полпроцента в год), то и этот процесс считается нормой.

Основной методологический порок данной доктрины заключается в том, что она изначально ограничивает уровень притязаний общества в отрицании преступности сдерживанием масштабов этого феномена в определенных пределах (феномен консервации криминала).

Концепция разрушающего воздействия на преступность

Все рассмотренные подходы суть виды социального отрицания преступности. По отношении к предупреждению, профилактике, борьбе и контролю философский термин «социальное отрицание» является родовым. Криминологическим синонимом этого философского понятия является разрушительное, или деструктивное, воздействие на преступность.

Любой способ социального противодействия преступности также оказывается одной из форм воздействия на данное общественно опасное явление. Все, что делает и что может делать человечество для избавления от криминала либо для ограни-

Социальное отрицание преступности

.103

чечия этого зла в некоторых социально терпимых пределах, есть воздействие на преступность.

Концепция воздействия позволяет синтезировать все подходы к отрицанию преступности, сохранив в них все, представляющее научную и практическую ценность. Разработка ее позволяет, очистив научную теорию от идеологических антагонизмов различных социальных систем, сохранить криминологические идеи, представляющие общесоциальную значимость. На ее основе можно синтезировать различные виды воздействия на преступность (сдерживающие, стабилизирующие, разрушающие). Это открывает возможность органически сочетать контроль криминала и социальные реформации в рамках единой стратегии воздействия на преступность.

Значение концепции воздействия на преступность не ограничивается проблемами повышения объективности научной теории. В силу предельной широты данного понятия оно охватывает все явления и процессы, способные оказать то или иное воздействие на преступность. А это в свою очередь существенно расширяет зону поиска указанных феноменов, делает возможным анализ их места и роли в оптимальной системе воздействия.

Глава VII

СТРУКТУРА ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ПРЕСТУПНОСТЬ

В переводе с латинского «структура» — это строение, расположение, порядок. Структура воздействия на преступность включает следующие элементы:

— явление воздействующее (субъект);

— явление, на которое оказывается воздействие (объект);

— способ воздействия;

— цель воздействия.

§ 1. Объект антикриминального воздействия

Термин «воздействие на преступность» предполагает, что объектом воздействия является именно преступность. Однако не следует забывать, что воздействие может иметь как непосредственный, так и опосредованный характер. Поэтому помимо воздействий на непосредственный объект добиться изменения преступности можно, влияя на связанные с нею явления.

Сложность анализа объекта антикриминального воздействия определяется не только сложным характером этого процесса (непосредственное и опосредованное воздействие), но и тем, что в современной криминологии понимание преступности достаточно неоднозначно.

Потребность определить объект антикриминального воздействия вытекает из нужд практики. Если, стремясь разрушить преступность, мы будем воздействовать не на то, что надо, результат окажется негативным. Не вступая в дискуссии по поводу чистоты научной терминологии, попытаемся разобраться в следующем:

Структура воздействия на преступность

.105

— какое явление мешает людям нормально жить, подрывает основы общественного бытия, государственности и в силу этого должно быть объектом криминологических исследований, а также разрушающего воздействия;

— на что необходимо воздействовать, чтобы разрушить это явление или, по меньшей мере, воспрепятствовать его развитию, уменьшить его общественную опасность.

Опасность человеческому бытию таит многое. Очевидно, что среди обширного массива опасных явлений криминологию интересуют лишь те, что связаны с человеческой деятельностью. Человек, будучи довольно слабым существом, оказался способен приносить несоизмеримо больше бед и опасностей для своих собратьев, чем неукротимые силы стихии. Число погибших и искалеченных во время ураганов и землетрясений значительно меньше количества пострадавших от убийств и истязаний. Именно от этой деятельности, несущей людям смерть, увечья, унижения и страдания, попирающей справедливость, призвана избавить человечество криминология (по крайней мере искать пути избавления).

Для достижения целей всеобщего благоденствия оптимальным объектом воздействия является любая деятельность, причиняющая кому-либо из людей вред. Однако ограниченные возможности обусловили то, что весь массив опасной для людей деятельности был поделен на классы в соответствии со степенью опасности: преступления, проступки, неодобряемое поведение. В реальной жизни этот процесс не был похож на логическую операцию классификации. Вначале интуитивно люди выделяли самые опасные деяния, запрещали их и принимали доступные меры избавления от них. Со временем в этом процессе стали участвовать законодатели, ученые. Постепенно данная классификация стала вполне отработанной. Таким образом, можно констатировать, что объектом антикриминального воздействия, на который должна быть направлена активность людей (активность, связанная с разрушением или ограничением развития), является человеческая деятельность, квалифицируемая обществом как преступная.

106.

Глава VII

Общественно опасная деятельность как совокупность совершаемых в определенный момент (момент воздействия) преступных деяний является тем объектом, на который должно быть направлено непосредственное антикриминальное воздействие. Этот объект является своеобразной точкой отсчета: все, что с ним связано, — это его причины, условия или показатели его состояния и развития.

Итак, воздействие на преступность есть воздействие на процесс совершения преступлений. Это воздействие может осуществляться непосредственно (пресечение преступлений), опосредованно.

При опосредованном воздействии объектами становятся готовность совершить преступление и причины возникновения этой готовности к криминальной деятельности.

Таким образом, основными элементами объекта антикриминального воздействия являются:

1) процесс совершения преступлений;

2) готовность совершить преступление;

3) причины формирования криминальной готовности.

§ 2. Меры воздействия на преступность

Исторический анализ показывает, что за тысячелетия человеческой практики выкристаллизовались следующие глобальные методы воздействия на преступность:

— воспитание;

— обеспечение удовлетворенности людей;

— социальный контроль;

— изоляция лиц, представляющих общественную опасность;

— защита и самозащита объекта (предмета) преступного посягательства (воспрепятствование наступлению тяжких последствий в результате нарушения правил безопасности).

Как видим, методов не так уж много — велико число форм и способов их реализации. В умении оптимально сочетать эти методы, использовать различные способы их реализации заключается искусство политика. Суть оптимальной стратегии —

Структура воздействия на преступность

.107

в своевременном изменении акцентов при использовании всей гаммы методов, в интенсификации одних видов воздействия и ослаблении других в зависимости от параметров изменяемого объекта.

Под воспитанием имеется в виду процесс управляемой социализации (процесс передачи социального опыта и организации личного опыта). Социальными инструментами воспитания выступают семья, школа, община, религия, идеология, культура, право (установление и реализация ответственности), средства массовой информации, исправительные структуры для правонарушителей и центры коррекции для лиц, имеющих психофизиологические аномалии.

Обеспечение удовлетворенности граждан достигается, с одной стороны, формированием низких стандартов материального потребления и стереотипов высокой духовности, с другой — повышением уровня удовлетворения материальных и духовных потребностей. Мировая история показывает, что наибольшую неудовлетворенность людей вызывает социальное неравенство и несправедливость, поэтому уже в древности справедливое государственное устройство и сглаживание социальных противоречий стали рассматриваться как один из основных способов обеспечения удовлетворенности населения. Практика социального ре-форматорства и социальных революций выступает инструментом решения этой проблемы (если реформы шли слишком медленно либо в неверном направлении, это обычно сначала вызывало рост преступности, а затем социальный взрыв).

Социальный контроль, будучи одной из форм воспитания, одновременно выступает как метод пресечения антисоциального поведения и отправной пункт привлечения правонарушителей к ответственности. Социальный контроль осуществляется самыми разными субъектами: семьей, воспитательными учреждениями, общиной, правоохранительными органами и т. д.

Изоляция (и даже физическое устранение) лиц, признанных общественно опасными в связи с совершением ими преступления, выполняет одновременно функции угрозы и лишения возможности причинять вред обществу. Будучи наиболее критикуемым,

108.

Глава VII

этот метод стал неотъемлемым атрибутом практики воздействия на преступность любой социальной системы. Отмечая значительное несовершенство, нельзя не признать его социальной значимости. По мнению американского криминолога А. Найера, главная ценность тюремного заключения состоит в том, что оно позволяет изолировать лицо от общества в момент его наибольшей возрастной криминальной активности. С возрастом тяга к преступлениям ослабевает. По его данным, 84% арестованных за тяжкие преступления — это люди в возрасте до 29 лет, 89,1% — до 34 лет, 92% — до 39 лет. Поэтому, если человек «пересидит» опасный возраст в тюрьме, вероятность дальнейшей преступной деятельности с его стороны уменьшается. Заключенные исправляются потому, что становятся старше'. Примерно на основе таких же рассуждений социологи Вильсон и Боланд пришли к выводу о том, что увеличение количества арестов за преступления на 10% может повлечь снижение общего количества преступлений на 5%2. При этом все больше и больше сторонников завоевывает теория стигмы, в соответствии с которой не следует злоупотреблять краткосрочными лишениями свободы: отрицательные последствия такой меры могут превзойти ее положительный эффект. Сегодня все более популярной становится концепция английского криминалиста XIX века Грифитса: «Необходимо разделить преступников на две большие категории: тех, которые никогда не должны бы были входить в тюрьму, и тех, которые никогда не должны бы были выходить из нее»3.

Практика самозащиты наиболее ярко иллюстрирует путь развития по спирали. Мы можем констатировать, что человечество сделало первый виток в развитии процесса воздействия на преступность: он начинался с самозащиты, основанной на инстинкте самосохранения. Самозащита (уже на качественно новом уровне) сегодня вновь приобрела особую актуальность. Несколько деся-

' См.: Neier A. Crime and Panishment. N.Y., 1976.

2 См.: Влияние факта присутствия полицейских на улице на уровень преступности // Проблемы преступности в капиталистических странах. 1986. № 2. С. 29.

3 Actes du Congres antropologie criminal de Geneve. Paris, 1897. P. 343.

Структура воздействия на преступность

.109

тилетий назад появилась новая область знаний, обслуживающая этот метод, — виктимология. Учение о потенциальной жертве преступления стало основой для выработки рекомендаций по такой оптимизации поведения, при которой вероятность стать жертвой преступления значительно снижается.

Воспрепятствование наступлению тяжких последствий в результате нарушения правил безопасности — одно из наиболее перспективных направлений предупреждения неосторожных преступлений. Главной составляющей этого направления является совершенствование технических средств, оказывающихся источником повышенной опасности.

В целях оптимизации воздействия на элементы криминально-криминогенного феномена (частные объекты) необходимо осуществить рациональный выбор методов воздействия и форм их реализации; оптимальной комбинации способов одновременного воздействия и замены одних мер другими в процессе длительного воздействия.

Меры воздействия можно разделить на несколько групп:

— меры, принятие которых могло бы избавить общество от преступности;

— меры, которые позволяют значительно ограничить криминальный феномен на основе оптимального использования доступных социуму возможностей;

— нерациональные меры.

Нерациональными следует считать меры, затраты на которые превышают их эффект, а также меры, не ориентированные на рациональное использование антикриминальных потенций социума.

Меры, принятие которых могло бы избавить общество от преступности, — теоретическая проблема. Избавление от криминального феномена — давняя мечта человечества, социальный идеал. Достижение его многими ставится под сомнение. В то же время периодически появляются идеи, обосновывающие реальность претворения в жизнь данного социального идеала. Одним из первых китайский государственный деятель Гунсунь Ян предложил сверхжесткие меры наведения порядка: массовые

110.

Глава VII

репрессии и устрашение населения*. В Древнем Китае уничтожение селений и даже городов как способ наказания преступников и предотвращения преступных проявлений было вполне приемлемой мерой. В определенной степени этот опыт был воспроизведен Пол Потом в Кампучии. Уничтожить значительную часть населения, чтобы запугать тех, кого пощадили, — таким представляется оптимальный путь наведения порядка в государстве лицам, склонным к тоталитаризму.

Сущностный порок тотальной практики сверхжестких мер воздействия на преступность, всеобщего устрашения, государственного террора (имеющего тенденцию приобретать хроническую форму) заключается в том, что такая практика не уменьшает общей суммы общественной опасности в социуме. Поэтому относить практику сверхжестких мер к способу реализации социального идеала вряд ли обоснованно.

Политический порок практики тоталитаризма заключается в том, что он приостанавливает развитие страны. Поэтому тирания не бывает устойчивой. Еще Аристотель подметил, что тирания редко выдерживает несколько поколений правителей. Если тиран может позволить себе паразитировать на плодах предшествующего свободного развития общества, то его преемники, как правило, вынуждены менять политический курс в сторону либерализации. В противном случае оборонный потенциал страны катастрофически уменьшается, что делает проблематичной независимость государственного правления.

Вряд ли можно признать оптимальным и диаметрально противоположный вариант. Либерализация общественных отношений может дать мощный импульс развитию страны. Однако «излишки» свободы имеют тенденцию быстро трансформироваться в анархию и власть криминалитета. Принцип оптимального баланса власти и свободы сформулировал в VI веке до н. э. выдающийся государственный деятель Древней Греции Солон: «Власть даровал я народу в той мере, в какой он нуждался: чести его не лишил, но и не дал лишних прав»2. Императив Солона отрицает как

' Книга правителя области Шан. М., 1993. 2 Солон // Таранов П.С. 120 философов. Симферополь, 1996. Т. 1. С. 32.

Структура воздействия на преступность

.111

абсолютизацию жестких и сверхжестких мер, так и вседозволен-ность (фактическое безвластие).

На иной основе пытались сконструировать общество без преступности идеологи справедливой государственности. Среди них были и утописты, и философы-идеалисты, и революционные радикалы, и представители радикального гуманизма. Основой всех этих идей является концепция доминирующей роли социальной системы. Практика социального реформаторства как оптимального способа воздействия на преступность была развита еще в древнем мире. Кампанелла и Мор также мыслили в рамках социологической парадигмы, интуитивно сконструированной в собственном сознании. Одним из основоположников научной теории социальной системы был бельгийский ученый А. Кегле'.

Меры можно классифицировать в зависимости от степени

радикализма:

— связанные с изменением социальной системы и основ культуры общества (революционным или реформаторским);

— не затрагивающие фундаментальных основ общественной

жизни;

— имитирующие воздействие на преступность (их основная цель не разрушение преступности, а обеспечение пропагандистского эффекта и снятие социальной напряженности).

Все меры воздействия на криминально-криминогенный феномен по степени глобальности делятся на две группы:

— оперативные (направленные на поддержание социальной стабильности и обеспечение удержания преступности на социально терпимом уровне);

— стратегические (направленные на изменение фундаментальных основ социального бытия и культуры в целях уменьшения общего уровня общественной опасности).

Оперативные меры ориентированы на такие частные объекты:

— криминальная деятельность;

— некоторые составляющие криминальной готовности (интеллектуальную, организационную, материальную, психологическую);

' Кегле А. Социальная система и законы, ею управляющие. СПб., 1866.

112.

Глава VII

— субъективные и организационные факторы устойчивости готовности к преступлению;

— субъективная несправедливость.

Оперативные меры направлены на устранение криминальной симптоматики. Пороки социальных основ бытия, продолжающие генерировать криминальную готовность (главным образом нравственную ее составляющую) и обусловливающие трансформацию готовности в преступную деятельность, находятся вне пределов досягаемости этих мер.

Оперативные меры ориентированы на ограничение криминального феномена. Реальной целью, достижение которой возможно посредством оперативных мер, является сдерживание криминала — снижение темпов роста преступности. Для обеспечения благоприятной динамики преступности (измеряемой в таких объективных показателях, как суммарный уровень общественной опасности в социуме) необходимо формирование и развитие системы стратегических мер. Оперативные меры — инструмент контроля преступности (в классическом понимании этой доктрины).

Органичным объектом воздействия оперативных мер является криминальная деятельность, на иные объекты оперативные меры могут воздействовать лишь с ограничением.

Стратегические меры направлены на совершенствование общественных отношений и социальной культуры. Их задача — уменьшение криминогенного потенциала общества.

Оптимальная система мер воздействия на преступность состоит из двух уровней: оперативного и стратегического. Отсутствие стратегического уровня делает систему реагирующей. Преступность в такой системе первична, ее развитие опережает воздействие. Отсутствие оперативного уровня не позволит реализоваться системе стратегических мер, носящих долгосрочный характер, эффект которых может проявляться через годы. Без оперативного обеспечения не может быть проведена в жизнь никакая стратегия.

Виды антикриминальных стратегий:

1) без изменения социальной системы максимальное использование антикриминального потенциала существующей социаль-

Структура воздействия на преступность

.113

ной системы (если антикриминальный потенциал системы больше криминального, это имеет смысл; если криминальный потенциал превышает антикриминальный, то такая стратегия бесперспективна);

2). с частичным изменением социальной системы без затра-гивания основ строя (вариант развитых стран Запада);

3) с частичными изменениями, затрагивающими экономические, но не политические основы (китайский вариант);

4) изменения, затрагивающие экономические, идеологические и политические основы строя:

а) реформаторские (постепенные, эволюционные);

б) революционные.

§ 3. Субъект воздействия на преступность

Субъектом является лицо, орган, сообщество, государственная структура, которые способны оказывать воздействие на преступность и заинтересованы в результатах воздействия. В качестве субъектов воздействия на преступность обычно выступают государственные органы, должностные лица, общественные организации и отдельные граждане.

В зависимости от того, участвует ли субъект в воздействии на преступность, могут выделяться активные (участвующие в воздействии на преступность) и потенциальные (способные воздействовать, но не участвующие в этом процессе по каким-либо причинам).

По характеру организации и обеспечения можно выделить следующие типы субъектов:

— государственные, управляемые государством и обеспечиваемые государством (например, МВД);

— негосударственные, обеспечиваемые государством (например, добровольная народная дружина);

— негосударственные, находящиеся на автономном обеспечении (например, общественный фонд борьбы с преступностью). По уровню специализации выделяют:

8 Зак 2093

114.

Глава VII

— специальные субъекты, которые созданы исключительно для оказания воздействия на преступность (например, милиция);

— универсальные субъекты, которые созданы для выполнения нескольких функций, одна из которых — воздействие на преступность (например, школа);

— неспециальные (непроизвольные) субъекты, которые созданы для других целей, но функционирование которых оказывает существенное воздействие на это явление (например, средства массовой информации, кинематограф).

Одной из задач интенсификации процесса воздействия на преступность является воспрепятствование негативному воздействию на преступность неспециальных субъектов. Одним из примеров такой акции можно считать заключение в 30-х годах негласного договора между госдепартаментом США и Голливудом. В соответствии с этим договором в художественных фильмах, снимаемых на голливудских студиях, не должно быть пропаганды преступной деятельности, образы преступников не должны быть привлекательными, а образы полицейских должны соответствовать стандартам национальных героев. Аналогичным образом в субъектов воздействия на преступность правительство США превратило производителей автомобилей, обязав их клеймить практически все детали, что существенно затруднило сбыт похищенных автомобилей.

Развитие разрушающего воздействия на преступность возможно несколькими способами:

1. Повышением интенсивности и эффективности воздействия активных субъектов.

2. Выявлением потенциальных субъектов и побуждением их к активной деятельности.

3. Формированием новых субъектов. Задачи исследования субъекта воздействия на преступность следующие:

1) изучение общества с целью получить ответ на вопрос, каковы его потенциальные возможности в самореализации как субъекта антикриминального воздействия;

2) изыскание способов реализации антикриминальных потенций социума, формирование субъектов воздействия на преступ-

Структура воздействия на преступность

.115

ность из граждан, социальных групп, государственных органов и общественных организаций, а также различных государственных и негосударственных ассоциаций;

3) анализ механизмов, которые позволили бы сделать совокупное общественное воздействие на преступность более разрушительным:

— вследствие увеличения числа субъектов (поиск потенциальных субъектов, формирование у них заинтересованности в осуществлении антикриминального воздействия и оптимальное обеспечение их);

— путем активизации и повышения эффективности деятельности функционирующих субъектов (стимулирование, подготовка, обеспечение, управление, контроль);

— посредством создания системы воздействующих субъектов и ее постоянного развития, совершенствования (организация, обеспечение, управление).

К числу методов интенсификации деятельности субъектов воздействия на преступность относятся: улучшение организации, совершенствование управления, оптимизация обеспечения, контроль и коррекция деятельности, интеграция субъектов в системы и макросистемы.

§ 4. Цели воздействия на преступность

Цель — идеальная модель (характеристика) того или иного феномена.

Рациональные цели разрушающего воздействия на преступность находятся в диапазоне между полным уничтожением преступности и уменьшением темпов ее роста, улучшением структуры.

Теоретически в качестве цели воздействия на преступность можно моделировать любые параметры криминального феномена. В политической деятельности обычно в качестве целей рассматривают преодоление неких пороговых параметров, преступности (когда количественные изменения трансформируются в ощутимые

116.

Глава VII

качественные перемены). Такими пороговыми параметрами преступности являются:

— социально неприемлемый уровень преступности (вызывающий социальный кризис, смещение государственных руководителей, революционный переворот, утрату государственной самостоятельности);

— рациональный уровень (не подрывающий государственной и общественной стабильности, обеспечивающий нормальное функционирование социального организма в целом и отдельных областей социальной жизни);

— социально приемлемые параметры (когда люди субъективно перестают воспринимать преступность как закономерность — перестают пользоваться замками, устанавливают стеклянные входные двери, не боятся ночных улиц, отпускают детей из дому одних, верят честному слову и т. п.);

— практически полное искоренение преступности. Применительно к политическим деятелям целесообразно выделять цели декларируемые и цели, к достижению которых реально стремятся. Цели могут выражать осознанные потребности общества, а могут лишь выполнять функцию инструмента политической борьбы. Для завоевания политического авторитета могут декларироваться самые радужные цели (например, большевики в 1917 году гарантировали полное уничтожение преступности, аналогичные обещания давали в ходе предвыборной кампании многие претенденты на пост президента Чечни в 1996 году). Реально же задачи политиков, пришедших к власти, редко выходят за рамки преодоления первого порога — избавления общества от кризисного состояния преступности и удержания криминала от скатывания к этому уровню.

§ 5. Системы, воздействующие на преступность

Совокупность субъектов, воздействующих на преступность различными способами, образует социальную систему антикриминального воздействия. В каждой стране в силу различных

Структура воздействия на преступность

.117

обстоятельств (культурных традиций, экономических возможностей, политических режимов и господствующей идеологии) формируется национальная система воздействия на преступность. Антикриминальные системы в разных государствах весьма различны, но в то же время они имеют и общие черты, что позволяет выделять среди них определенные типы.

По результатам воздействия на преступность выделяют оптимальные, удовлетворительные и неудовлетворительные системы.

Оптимальная система позволяет в практике разрушающего воздействия на преступность реализовать весь антикриминальный потенциал общества. Критерием удовлетворительности системы является ее способность стабилизировать криминал на социально терпимом уровне. Если антикриминальная система не способна ни на первое, ни на второе, ее следует признать неудовлетворительной.

По характеру воздействия можно выделить следующие типы систем:

— культурно-традиционные, в которых доминируют относительно мягкие меры воздействия на преступность, основанные на сохранении и развитии здоровых национальных культурных традиций (наиболее ярко представляют этот тип Швейцария и Япония);

— теократические, или религиозные, в которых доминируют достаточно жесткие меры религиозного контроля, в том числе и религиозная карательная практика (такие системы функционируют в Иране, Саудовской Аравии и ряде других исламских государств);

— идеократические, основанные на жестком идеологическом прессинге, который с определенной долей условности можно назвать идеологическим насилием (ярким представителем такой системы является Северная Корея, в значительной мере эта система еще сохранилась и в Китае);

— полицейские, основной акцент в которых делается на пресечение преступлений и развитие полицейских сил (такая система функционирует, например, в США).

Культурно-традиционалистский тип относится к числу наиболее эффективных систем. Есть немало оснований считать систему

118.

Глава VII

воздействия на преступность в Японии и Швейцарии приближающейся к оптимуму.

Исследования криминологов показали, что к числу причин, препятствующих росту преступности в Швейцарии, относятся:

— медленные процессы урбанизации (в этой стране нет городов с миллионным населением);

— децентрализация промышленности и отсутствие крупных промышленных центров с сопутствующими трущобами и нищетой;

— низкая мобильность населения, преобладание коренных жителей (тех, у кого несколько поколений прожили в одном месте) с устоявшимися традициями поведения и социального контроля;

— высокое чувство гражданской ответственности у населения за социальные процессы, происходящие в стране, в том числе и за преступность (швейцарцами владеет глубоко укоренившаяся в общественном сознании вера в необходимость взаимной помощи и солидарности. Среди местных жителей распространена поговорка: «В Швейцарии каждый сам себе полицейский»);

— децентрализация полиции и ориентация ее на интересы общины;

— отсутствие чрезвычайных реакций на преступления (лишь незначительное число правонарушителей берется под стражу, альтернативой лишения свободы очень часто является условное осуждение: 2/3 приговоров к лишению свободы швейцарские суды выносят условно);

— замужние женщины в Швейцарии меньше всех в мире заняты профессиональным трудом, отсюда крайне низкий уровень преступности среди молодежи (возрастные группы до 18 лет практически не поражены преступностью);

— школьное воспитание исключает вседозволенность, содержит много запретов, учитель имеет очень высокий социальный и экономический статус'.

' См.: Шнайдер Г. Криминология. М., 1994. С. 36—37.

Структура воздействия на преступность

.119

К этому можно добавить, что среди молодежи в Швейцарии нет безработицы и семейное воспитание в стране, где велика роль сельской общины, весьма патриархально'.

Японская система воздействия на преступность более специфична, однако ее анализ также представляет несомненный практический интерес. Главными в ней являются фундаментальные факторы:

— традиционная послушность японцев, готовность подчиняться, строго придерживаться установленных правил поведения. Для них характерно благоговение перед иерархичностью жизни;

— низкий уровень разводов (на тысячу браков приходится один развод);

— традиционная общинность и семья из нескольких поколений;

— мононациональность страны и монорелигиозность;

— система пожизненного найма в японских фирмах;

— уровень безработицы в стране низок, разрыв между богатыми и бедными незначителен, людям гарантированы равные права в получении работы и обеспечении социального статуса;

— огнестрельное оружие и наркотические вещества находятся под строгим контролем2.

Идеократические и теократические системы достаточно эффективны в плане воздействия на преступность, но они нередко оказываются тормозом общественного развития. Полицейские системы недостаточно эффективны и дорогостоящи.

Отнесение антикриминальной системы того или иного государства к определенному типу имеет некоторую условность, поскольку в классическом проявлении они сохраняются лишь определенный период. Например, в 80-х годах в США и Англии системы воздействия на преступность были классическими полицейскими. Поскольку практика доказала их низкую эффективность, они стали трансформироваться, и сейчас значительное место в них занимают идеологические меры, а также развитие здоровых культурных традиций.

' См.: Преступность в Швейцарии // Проблемы преступности в капиталистических странах. 1979. № 8. С. 4.                               О

2 См.: Уэда К. Преступность и криминология в современной Японии. М., 1989. С. 95.

120.

Глава VII

В нашей стране в 30—50-х годах система воздействия на преступность была в значительной мере идеократической. В 70—80-х годах к основным элементам системы воздействия на преступность в СССР относились:

— мощнейшее идеологическое воздействие;

— относительное социальное равенство (как реальное, так и мнимое, основанное на блокировании информации об образе жизни высокопоставленных лиц);

— относительно низкие стандарты потребления у основной массы населения как результат соответствующего идеологического воздействия (образ жизни в странах с высокими стандартами потребления подвергался основательной критике, что вызывало у большинства советских людей по отношению, например, к американцам не зависть, а сочувствие);

— жесткая система наказаний, в том числе и уголовных;

— создание средствами массовой информации правоохранительным органам имиджа высокоэффективных;

— подавление межнациональных противоречий (как мягкими, идеологическими, мерами, так и жесткими, силовыми);

— значительная активность общественности в воспитании подрастающего поколения, профилактике преступлений, предупреждении рецидива;

— достаточно эффективная система воспитания (в школах, общественных организациях, центрах досуга), относительно развитая система педагогического просвещения родителей.

Сегодня идеологическая компонента в нашей социальной системе практически отсутствует, основной акцент все больше и больше делается на полицейские меры. Одной из актуальных задач совершенствования антикриминальной практики в России является гармонизация системы воздействия на преступность с использованием положительного отечественного и зарубежного опыта.

Гармоничная система должна решать ряд задач: устранять у людей желание совершить преступление; лишать возможности реализовать мотивы преступного поведения; пресекать преступления на ранних стадиях.

Структура воздействия на преступность

.121

Устранение желания совершить преступление — наиболее перспективное направление воздействия. Основой этого воздействия должен быть не идеологический прессинг, а обеспечение удовлетворенности людей, развитие позитивных национальных традиций. Конечно, без идеологических мер сформировать гармоничную систему воздействия на преступность не удалось ни в одной стране мира, важно лишь, чтобы идеологическое воздействие не трансформировалось в идеологическое насилие.

Литература по теме

Янг С. Системное управление организацией. М., 1972.

Саркисов Г.С. Социальная система предупреждения преступности. Ереван, 1975.

Комплексное изучение системы воздействия на преступность. Л., 1978.

Устинов В.С. Система предупредительного воздействия на преступность и уголовно-правовая профилактика. М., 1983.

Курс советской криминологии. М. 1985.

Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М., 1990.

Воронин Ю.А. Система борьбы с преступностью в США. Свердловск, 1990.

Кудлай Т.П. Специализированные субъекты профилактики правонарушений несовершеннолетних. Киев, 1991.

Криминология: Учебник / Под ред. И.И. Карпеца, В.Е. Эминова. М., 1992.

Криминология: Учебник / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Минь-ковского. М., 1994.

Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М., 1995.

Криминология и организация предупреждения преступлений. М., 1995.

Бааль Е.Г. Современная система субъектов предупреждения правонарушений несовершеннолетних. М., 1996.

Криминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой. М., 1997.

Преступность: стратегия борьбы. М., 1997.

Глава VIII

ОНТОЛОГИЯ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ПРЕСТУПНОСТЬ

Онтология (от греческого ontos — сущее) дословно означает учение о сущности. Отрицание зла — сущность бытия. В данной главе речь пойдет о социальном отрицании преступности как одной из фундаментальных закономерностей общественной жизни, об истоках, движущей силе и принципах воздействия на преступность.

§ 1. Организующая сила разрушающего воздействия на преступность

Сегодня все более очевидным становится то, что человечество довольно основательно погрязло в пороках. Сановники высших эшелонов власти предстают перед судом по обвинению в злоупотреблениях и коррупции, сотрудничают с представителями преступного мира, находятся на содержании у мафии. Организованная преступность все больше и больше приобретает очертания реальной власти, а во главе правоохранительных органов подчас оказываются лица, связанные с преступным миром. У людей иногда возникает сомнение, можно ли в таких условиях противостоять преступности. Найти ответ на этот вопрос невозможно без анализа истоков социального отрицания преступности, без исследования организующей силы разрушающего воздействия на криминально-криминогенный феномен.

Одним из главных источников силы, организующей воздействие на преступность, является стремление людей к безопасности, Системное бытие значительно безопаснее (устойчивее) элементарного, неорганизованного. Одно из подтверждений

Онтология воздействия на преступность

.123

тому — феномен организованной преступности. Когда говорят, что общество отстает в воздействии на преступность, это не лишено основания. Однако феномен организованности человечества на несколько миллионов лет старше феномена организованной преступности. Организованная преступность — это своеобразное проявление защитных свойств криминала как социального явления. С одной стороны, появление такого криминального монстра — величайшая трагедия. С другой — это проявление определенного уровня системности в воздействии общества на преступность, когда для эффективной защиты представителям преступного мира потребовалась организация.

Опасность требует объединения. Упорядоченное сообщество сильнее неупорядоченной массы. Законы безопасности требуют упорядочивания. Поэтому даже если предположить, что представителям преступного мира удастся захватить власть в каком-то государстве, сама логика государственной жизни вынудит их отказаться от криминального патронажа. Наиболее ярко феномен криминального самоотрицания продемонстрировала фашистская Италия. На пути к власти Муссолини довольно активно опирался на силы мафии. Но, став во главе государства, он предпринял такие жесткие и эффективные меры для подавления организованной преступности на Сицилии, какие еще не удалось реализовать ни одному правительству мира. Некоторые исследователи истории американской мафии полагают, что на поддержку криминальной среды (в частности, гангстера Лучиано, руководившего всем преступным миром Америки) опирался в своей предвыборной кампании и Рузвельт. Однако, став президентом, он благословил его арест.

Все нормальные люди заинтересованы в установлении и поддержании порядка (любой порядок — это благо по сравнению с хаосом, «беспределом»). По этому поводу противоречий в обществе практически не возникает. Противоречия рождает различие идеалов. Одних привлекает идеализм и духовность, всеобщее равенство, других — право на богатство и роскошь, приобретенное посредством хитроумных законодательных и экономических манипуляций. Третьих — то же право на богатство

124.

Глава VIII

и роскошь, но без хитроумного обеспечения, право, опирающееся на насилие.

Любое преступление, от политического террора «красных бригад» до заурядного вооруженного нападения на пункт обмена валюты, есть отрицание тех элементов социального порядка, которые препятствуют воплощению идеалов представителей той или иной социальной группы. Даже кровавые злодеяния убийцы-маньяка отрицают определенный порядок (недостаток заботы о психическом здоровье людей, отсутствие в обществе медицинской сети для выявления лиц с психическими аномалиями и оказания им своевременной помощи или изоляции их в закрытых медицинских учреждениях). В сущности, самый закоренелый преступник, отрицая несовершенное общественное устройство, оказывает разрушающее воздействие на преступность. Преступники совершенствуют порядок методом от противного.

Господствующий класс может закрепить свои интересы в несправедливых законах, ущемляющих права сограждан. Однако несправедливость законов влечет отрицательные последствия и для господствующей элиты: они терпят бедствие от преступлений, народный бунт может уничтожить их. Преступники и бунтари убивают и грабят, и в этом проявляется их отрицание несправедливости существующего порядка. Господствующему классу несправедливый порядок выгоден, поэтому он стремится защитить его. Но чем более несправедливо устроена государственная жизнь, тем менее она жизнеспособна, тем больше в стране преступников и бунтовщиков, которых не удается удержать в узде ни тюрьмами, ни смертными казнями. Стремясь избавиться от преступности и революций, господствующий класс вынужден отрицать выгодный ему несправедливый порядок. Если правящая группа не может контролировать преступность, воздействуя на противоправную деятельность и криминальную готовность (что не требует изменения порядка и самоограничений), то ей приходится менять порядок и самоограничиваться (чтобы не потерять большего). Если господствующая элита проявляет чрезмерный эгоизм и недальновидность, происходит отрицание несправедливого порядка вместе с господствующим классом (революция). Таким

Онтология воздействия на преступность

.125

образом, противоречие между нарушителями порядка и господствующим классом в конечном итоге направляют общество к справедливости. Это движение в отдельные исторические периоды может замедляться, но остановить его невозможно.

Все меры воздействия на преступность можно разделить на две большие группы:

— меры, защищающие, поддерживающие существующий порядок;

— меры, направленные на его совершенствование, на устранение недостатков и пороков существующего порядка.

Источником организующей силы первой группы мер является господствующий класс. Организующая сила второй группы мер — все люди (причем в масштабах не только страны, но и всего человечества).

Все люди по-разному, но стремятся к одному — к идеалу. Этим идеалом можно считать порядок, устраивающий всех. В движении к этой цели можно опираться на все человечество — в этом ракурсе корректно рассматривать его как социальную базу процесса разрушения преступности. Носителями организующей силы становятся те, кто сумел воспринять основной вектор социального развития.

В процессе воздействия на преступность происходят два процесса:

— законы становятся все более справедливыми и отвечающими интересам большинства людей;

— соответственно преступность все большим числом людей оценивается как проявление зла и несправедливости.

Эти процессы не всегда заметны на малом историческом отрезке, но в значительной ретроспективе данная тенденция просматривается вполне отчетливо. Существенные изменения преступности, и качественные и количественные, сопутствующие развитию социума, несомненны. Поэтому видеть идеал воздействия в стабилизации криминального феномена некорректно.

Логика исторического процесса обусловливает движение от несправедливости к справедливости: от несвободы (рабства) — к полурабству (феодализму), а затем к полусвободе (капитализму)

126.

Глава VIII

и от нее — к свободе (как будет называться такое общество, мы пока не знаем).

Одним из источников организующей силы является саморегуляция преступности. Порядок и предсказуемость в соответствии с определенными «правилами игры» — общечеловеческая ценность. Не только правоохранительные органы заинтересованы в том, чтобы был порядок. Преступная среда также нуждается в нем: криминальный порядок отрицает «беспредел». Причем чем мощнее становится преступная организация, тем меньше она заинтересована в разрушении государственного порядка. Причин этого две. Во-первых, когда криминальные структуры обзаводятся связями с представителями высших эшелонов власти и получают возможность безнаказанно и практически неограниченно потреблять национальные богатства, все остальные представители преступного мира становятся их конкурентами. Преступные структуры, поднявшиеся к власти, сохраняя элементы криминальной формы, приобретают антикриминальную сущность. Они становятся носителями мощного стимула подавления (и даже уничтожения) своих собратьев по преступному ремеслу. В этом одно из проявлений открытого еще А. Августином всеобщего закона самоуничтожения зла.

Существует и международный аспект заинтересованности преступников в поддержании порядка в родной стране и укреплении своего национального государства. Когда в 70-х годах представители наркобизнеса физически устранили почти всех дееспособных государственных деятелей Колумбии, контролировать эту территорию стала не мафия, а США. Природа не терпит пустоты:

недееспособное Колумбийское государство предоставило американской администрации право экстрадиции в отношении криминальных дельцов. Представители спецслужб США выявляли преступников в Колумбии, арестовывали их там, переправляли в США, где их судил американский суд. Аналогичная практика имела место в Панаме, где США прибегли к прямой агрессии. Урок, преподнесенный администрацией США преступному миру, заставил криминальных дельцов ограничить свои аппетиты и сделал их патриотами своего государства (один из кокаиновых

Онтология воздействия на преступность

.127

баронов, Эскобар, даже предлагал колумбийскому правительству выплатить все внешние долги, составлявшие 15 млрд долларов).

Анализ практики противостояния общества и преступности дает немало оснований для предположения о том, что существует некий трансцендентный источник организующей силы. В этом аспекте все общество можно рассматривать как сложную систему, имеющую два полюса противостояния: добро и зло. В добрые времена люди тяготеют к добру, в периоды социальных неурядиц поддаются силам зла. Однако мир никогда не становится сумеречно темным. В нем всегда находятся люди, готовые пожертвовать своей жизнью и увлечь за собой других в борьбе со злом. Этот социальный полюс добра, бытие которого подчас не поддается рациональному объяснению, подобен маленькому и слабому растению, взламывающему прочное асфальтовое покрытие.

Коррупция и организованная преступность не могут остановить социальные процессы разрушающего воздействия на криминал. Источник самоочищения общества не иссякает. Активность людей в отрицании общественной опасности никогда не прерывается и никогда не утрачивает смысл, лишь меняются формы и степень интенсивности воздействия. Каждый человек может внести свой вклад в это благородное дело (либо борясь со злом, либо, по крайней мере, отказывая ему в поддержке).

§ 2. Парадоксы социального отрицания преступности

Путь к социальному идеалу тернист и извилист. На этом пути можно попасть в западню. У этого пути немало ответвлений, ведущих в тупик. Устоявшиеся стереотипы обыденного мышления диктуют: чем жестче меры воздействия на преступность, тем выше их эффективность. Исследования в области сравнительной криминологии свидетельствуют об обратном. Парадоксально, но самый низкий уровень преступности фиксируется в тех странах, где политика государства и практика правоохранительных органов носит мягкий, патерналистский характер. По длительности сроков

128.

Глава VIII

лишения свободы рекорд принадлежит США и по уровню преступности тоже. Напротив, в Швейцарии и Японии практика назначения уголовных наказаний достаточно мягкая и уровень преступности один из самых низких. По поводу этого парадокса И.А. Ильин писал: «Государство держится не штыком, а духом;

не террором, а авторитетом власти; не угрозами и наказаниями, а свободной лояльностью народа»'.

Преступность есть проявление противоречия между стремлением людей жить в бесконфликтном обществе и человеческой натурой, находящейся в неоптимальных социальных условиях. Это противоречие — источник социального совершенствования. Изменить биологическую природу, натуру человека — задача пока неразрешимая. А вот изменение социальных условий — реальность. Одним из механизмов совершенствования общественных отношений является криминализация — правовой запрет определенных деяний под угрозой наказания. Сам феномен преступности очень тесно связан с механизмом криминализации. Более того, преступность в определенном смысле можно рассматривать как детище данного механизма. Устранение этого механизма повлечет исчезновение преступности. Но от этого не станет меньше общественно опасных деяний, которые определяются как преступность. Понятием преступного общество как бы метит те деяния, от которых оно хотело бы избавиться. Периоды тотальной декриминализации зафиксированы историей как величайшие социальные бедствия. Во время вражеских оккупации, революций и гражданских войн человечество многократно переживало периоды безвластия, когда право переставало действовать, когда понятие преступного и непреступного размывалось и начинала царствовать вседозволенность. Не было преступности в доисторический период дикости, когда убийство, насилие и захват ценностей сильным у слабого считались нормой. Вряд ли кто-либо сомневается в неприемлемости такого «общества без преступности».

Схема возникновения феномена преступности такова:

Ильин И.А. О грядущей России. М., 1993. С. 282.

Онтология воздействия на преступность

.129

1. В доисторические времена нормой бытия было существование опасных деяний.

2. С образованием общества эти опасные деяния трансформировались в общественно опасные: возник некий сверхсубъект (социум), и появилось коллективное реагирование на опасность. Произошло стихийное формирование оценочного социального механизма нормативного регулирования.

3. Общество стало устанавливать запреты на совершение его членами деяний, представляющих общественную опасность. Сформировался механизм криминализации.

4. Криминализованные общественно опасные деяния образовали феномен преступности. Преступность в таком ракурсе может рассматриваться как оценочная оболочка, наполняемая реальными общественно опасными деяниями.

Из этой схемы видно, что избавиться от преступности можно двумя способами: устранением общественно опасных деяний, которые исчезнут вместе с оболочкой (реальное избавление); устранением лишь оболочки (иллюзия избавления).

В силу того, что механизм криминализации как бы растворяется в преступности, а при поверхностном анализе оценочная оболочка и стоящие за ней общественно опасные деяния идентифицируются (приобретают мнимое единство), общество подчас попадает в ловушку. Эту ловушку можно обозначить как трансформацию зла.

Суть феномена трансформации зла в регенерации общественной опасности в том, что изменяется лишь ее форма, но сумма опасности, общий массив опасных деяний в обществе остается прежним либо увеличивается. Конкретные социальные механизмы трансформации зла таковы:

— патологическая декриминализация;

— перелив опасности из криминального феномена в антикриминальный.

Декриминализация — изменение правовой оценки деяния как преступного и наказуемого на непреступное и ненаказуемое. Декриминализация может быть нормальной и патологической. Нормальна она в том случае, если Криминализованные деяния

9 Зак 2093

130-

Глава VIII

либо исчезли, либо с изменением социальной обстановки перестали быть общественно опасными. Нормальная декриминализа-ция не увеличивает общей суммы опасности в обществе. Патологической декриминализацию можно назвать тогда, когда общественно опасные деяния остаются, а их оценка как преступных и наказуемых исчезает. В результате такой декриминализации преступность якобы уменьшается, а социальное бытие становится более опасным.

Патологическая декриминализация может быть формальной (когда устраняется и противоправность, и наказуемость), неформальной (когда устраняется лишь наказуемость — уголовный закон есть, но он по тем или иным причинам перестает работать).

Перелив опасности из криминального феномена в антикриминальный — явление достаточно распространенное. Суть его весьма точно подметил американский писатель Э. Хемингуэй. Вот строки из его последней, незавершенной книги: «Борьба со злом не делает человека поборником добра. Сегодня я боролся с ним, а потом сам поддался злу... Мне хочется уничтожить всю эту мразь. Но если увлекаешься, значит, сам недалеко ушел»'.

Парадоксально, но борьба с преступностью тоже имеет общественную опасность. Люди вынуждены мириться с этим, поскольку предполагается, что опасность борьбы меньше опасности преступности. Ловушка в том, что в отдельные исторические периоды борьба может стать опаснее того, с чем борются (преступность как бы заражает злом тех, кто борется с ней). Драматично то, что в эту ловушку могут попасть люди с чистыми помыслами, и тогда их деятельность из борьбы за светлые идеалы превращается в регенерацию общественной опасности. С.Л. Франк в книге «Свет во тьме» заметил: «Можно сказать, что никакие злодеи и преступники не натворили в мире столько зла, не пролили столько человеческой крови, как люди, хотевшие быть спасителями человечества»2.

' Хемингуэй Э. Острова в океане. Душанбе, 1986. С. 52. 2 Цит. по: Назаров М.В. Тайна России. Историософия XX века. М., 1999. С. 180.

Онтология воздействия на преступность

.131

Избежать трансформации зла позволит выработка корректной концепции воздействия на преступность, четкое определение принципов этой деятельности, а также разработка адекватных показателей успеха в воздействии на преступность (внедрение в практику методик оценки общей опасности социальной жизни).

§ 3. Принципы разрушающего воздействия на преступность

Термин «принцип» переводится с латинского как «начало», «основа». Принципы воздействия на преступность — это тот фундамент, на котором может прочно стоять социальный механизм отрицания преступности. Без этого фундамента механизм не сможет эффективно функционировать. Более того, без опоры на здоровые исходные начала деятельность по ограничению социальных пороков сама может стать источником зла.

Принципы воздействия на преступность — это совокупность определенных требований к организации деятельности, которые позволят выработать оптимальную стратегию поступательного уменьшения общественной опасности преступности. Принципы — это исходные условия, без соблюдения которых никакие меры не приведут к успеху.

Принципы суть руководство по оптимальному сочетанию мер воздействия на преступность и способов обеспечения их эффективности, по дозированию интенсивности воздействия, по достижению гармонии целей антикриминальной деятельности с иными целями и потребностями общества.

К важнейшим принципам, обеспечивающим успех воздействия на преступность, могут быть отнесены:

— принцип системности;

— принцип адекватного обеспечения;

— принцип развития;

— принцип участия всех членов общества;

— принцип гуманизма.

132.

Глава VIII

Принцип системности предполагает, во-первых, учет зависимости между всеми элементами системы (объект — субъект — меры — цели). Если меры не будут соответствовать природе объекта, они не смогут изменить его. Если не будут учтены возможности субъекта, идеальные меры не смогут быть реализованы и останутся благими обещаниями и радужными мечтами.

Во-вторых, этот принцип предполагает системное рассмотрение каждого элемента. Например, результативным может быть воздействие только системой мер, что предполагает использование всех методов для снижения общественной опасности преступности. На значимость принципа системности в воздействии на преступность криминологи обращали внимание еще в прошлом веке: «В этой области ни одно преобразование, в отдельности взятое, не может оказать значительного влияния... Известная реформа может иметь серьезное значение лишь в том случае, если она объемлет жизненные явления во всей их совокупности»'.

Исторический опыт убедительно свидетельствует, что ставка на один из методов или на узкую группу мер (как правило, карательных) обречена на неудачу.

Одним из аспектов принципа системности является зависимость правоохранительных органов от политики. Например, правоохранительные органы не способны исправить огрехи экономической политики. В этом мы воочию можем убедиться на примере соотношения экономической и криминальной ситуации в нашей стране. Возможности правоохранительных органов ограничены рамками государственной политики. Этот факт подтверждают и зарубежные исследования. В начале 90-х годов Полицейский фонд Великобритании организовал углубленные криминологические исследования, основной задачей которых было выяснение возможности полицейских сил влиять на развитие криминальных процессов в обществе. Исследования показали, что полиция способна оказывать на динамику преступности в стране весьма ограниченное воздействие. Полицейские могут посадить в тюрьму отдельных преступников, но не в состоянии

Принс А. Преступность и репрессия. М., 1898. С. 206.

Онтология воздействия на преступность

.133

прекратить, например, ночные грабежи или ограничить рост этих грабежей'. Все больше специалистов в области борьбы с преступностью стали приходить к выводу о справедливости афоризма: «Апеллировать в избавлении от преступности к полицейским мерам и пенитенциарной политике — это все равно, что с помощью зонтика пытаться остановить дождь»2.

Принцип системности предполагает не только пространственную гармонию воздействия, но и системность трансформации воздействия во времени. Этот аспект данного принципа становится главным в периоды социальных кризисов, когда без сверхжестких мер эффективно воздействовать на преступность невозможно.

Искусство воздействия на преступность заключается в достижении успеха при минимуме жесткости. Добиться этого можно лишь при условии того, что в борьбе с общественно опасными деяниями главный упор делается на процессы оздоровления общества. В противном случае воздействие на преступность может оказаться тем лекарством, которое, излечивая от одной болезни, вызывает новый, более тяжелый недуг. Однако и оздоровление общества подчас требует достаточно жестких мер. Определенной гарантией от перегибов в данной области может быть следующий императив: жесткие меры недопустимо рассматривать как единственный или главный элемент системы воздействия на преступность. Они могут быть эффективны лишь как первая, «отрезвляющая» фаза процесса противодействия преступности. В ходе последующих этапов жесткость мер должна поэтапно уменьшаться и отказ от репрессивных мер компенсироваться:

— развитием полицейских структур по пресечению и предупреждению преступлений и правонарушений;

— социальными преобразованиями, устраняющими факторы преступности;

' См.: Дискуссия по поводу'двухуровневого построения системы охраны общественного порядка в Великобритании // Борьба с преступностью за рубежом. 1995. № 5. С. 16.

2 См.: Bottomley A. Criminology in focus. N.Y., 1979. P. 158.

134.

Глава VIII

— формированием позитивных общественных идеалов;

— инициированием процессов консолидации общества;

— развитием систем воспитания (в том числе религиозного);

— усилением авторитета общественного мнения.

Одним из вариантов использования жестких мер воздействия на преступность был указ от 19 августа 1906 года о военно-полевых судах, который позволил П.А. Столыпину путем достаточно крутых, но кратковременных мер в сочетании с глубинными реформами различных областей жизни достичь серьезных успехов в оздоровлении российского общества. Военно-полевые суды действовали три с половиной года. За период 1906—1909 годов было казнено 2825 человек, в среднем происходило по 58—59 казней в месяц. К весне 1910 года кривая преступности в России резко пошла вниз". Даже при том, что Столыпину не удалось полностью реализовать замысел, успех его несомненен. Полная реализация всей системы разработанных им мер сделала бы нашу страну одной из самых развитых, самых богатых и могущественных держав в мире без тех кровавых потрясений, которые принесла революция.

Суть принципа адекватного обеспечения заключается в том, что практика разрушения преступности не может подобно работе мифического вечного двигателя возникнуть из ничего. Она должна быть в достаточной мере обеспечена материально, идеологически, в кадровом отношении, информационно, научно и т. д. Можно выделить несколько уровней обеспечения этой деятельности: высокий, средний, удовлетворительный, низкий, неудовлетворительный. Мировая практика показывает, что результаты воздействия на преступность могут быть либо соответствующими уровню обеспечения, либо более низкими. Политики же стремятся при неудовлетворительном уровне обеспечения получить прекрасные результаты. Подобных достижений история не знает.

Для определения адекватных целей общества крайне важной является оценка не только реальных возможностей, но и потенций социума. Главный порок многих сегодняшних проектов заключается в том, что финансовые возможности России считаются

' См.: Таганцев Н.С. Смертная казнь. СПб. 1913. С. 91—92.

Онтология воздействия на преступность

.135

точкой отсчета, в то время как исходить надо из потенции национально ориентированной политики.

Принцип развития предполагает постоянное изменение системы воздействия на преступность в соответствии с изменениями социальной и криминальной реальности — лишь тогда и сама разрушающая система и уровень ее обеспечения могут быть адекватны общественной ситуации. Воздействие должно быть адекватным, оно должно соответствовать природе объекта.

Принципиальная схема развития системы воздействия на преступность такова:

— выявление факторов преступности;

— поиск способов их устранения либо блокирования;

— изыскание ресурсов для этого;

— комбинирование в рамках имеющихся ресурсов методов и мер воздействия по принципу их максимальной эффективности и минимальности затрат.

Управление воздействием имеет два аспекта: статический (организация воздействия) и динамический (развитие процесса, коррекция, реорганизация).

Участие всех граждан в воздействии на преступность является принципиальным условием, поскольку без опоры на массы еще ни в одном государстве не удалось сконструировать действенную систему воздействия на преступность и изыскать достаточно ресурсов для ее эффективного функционирования.

Социальная среда всегда оказывает существенное влияние на способ и результаты воздействия. Главным элементом среды в процессе воздействия на преступность являются граждане. В отдельных случаях воздействие на среду бывает столь действенным, что она сама превращается в орган воздействия. Такая трансформация позволяет значительно повысить интенсивность воздействия и его эффективность.

Рассматриваемый принцип предполагает два вектора его реализации:

— привлечение государством народа к воздействию на преступность и опора на народ в реализации стратегии противостояния преступности;

— влияние народа на политиков.

136.

Глава VIII

В развитых странах мира этот принцип активно реализуется в антикриминальной практике. Например, в Великобритании на добровольной основе в помощь полиции привлекаются граждане. В соответствии с планами правительства этой страны численность подразделений «добровольной стражи» в перспективе достигнет 5 млн человек — цифра весьма внушительная. На добровольных помощников возлагаются обязанности по патрулированию и выявлению сигналов о преступлениях. Они не вооружены, не имеют особой униформы. Узнав о преступлении, сообщают о нем по рации дежурному полицейскому подразделению быстрого реагирования. Пресечение преступлений не входит в их функции.

В Дании, Франции, Нидерландах, Швеции, Великобритании и Германии возникли общественные советы по предупреждению преступлений. Главным директором Шведского Совета по предупреждению преступности стал известный ученый, криминолог Свенсон Бу. Правление этих советов, как правило, возглавляют авторитетные политики. Например, в германской земле Шлезвиг-Гольштейн в правление вошли министр внутренних дел, министр культуры, министр юстиции и министр по социальной защите. В задачу этих советов входит уточнение картины преступности путем выявления латентного криминала и вскрытие ее причин, носящих локальный характер, то, на что можно эффективно воздействовать на местном уровне. Совет оказывает материальную и педагогическую помощь неполным семьям и семьям наркоманов и алкоголиков, содействует организации досуга подростков, консультирует администрацию школ и учителей о возможностях предупреждения преступлений на школьном уровне, о мерах защиты потенциальной жертвы. Советы консультируют полицейских о методах предупреждения преступлений. Криминологический всеобуч охватывает, ломимо полицейских, судей, прокуроров, учителей, архитекторов, градостроителей, социальных работников. Упомянутый Совет по предупреждению преступлений в земле Шлезвиг-Голыитейн планирует создание академии по предупреждению преступлений'.

' См.: Егер И. Совет по предупреждению преступности в Шлезвиг-Голыцтейн // Криминологические исследования в мире. М., 1995. С. 135—139.

Онтология воздействия на преступность

.137

Интересной особенностью деятельности общественности в странах Западной Европы было то, что она создавала не только оперативные группы и педагогические ассоциации, но и научные структуры, которые активно проводили криминологические исследования, организовывали обмен опытом, учреждали специальные печатные органы. Эти исследования дали импульс новому направлению криминологических разработок — так называемой микрокриминологии. Основная задача микрокриминологии — разработка мер ситуационной профилактики, объекты которой — потенциальные жертвы, а меры направлены на изменение условий, затрудняющих действия преступников.

Принцип гуманизма предполагает последовательное уменьшение социального зла. Те средства, которые вполне эффективны с точки зрения потребности воздействия на преступность, могут быть неприемлемы с точки зрения потребностей общества. Уничтожив всех людей, можно избавиться и от преступности. Крайность показывает, что разрушение преступности не самоцель и далеко не все средства здесь хороши. В погоне за быстрыми результатами легко с рельсов разрушения преступности перескочить на рельсы трансформации зла. И тогда сам процесс борьбы с криминальным феноменом может оказаться более общественно опасным, чем преступность. По этому поводу еще Аристотель отмечал: «Государство создается не ради того, чтобы жить, но преимущественно для того, чтобы жить счастливо»'.

Зависимость между степенью криминализации общества и патологическими процессами, происходящими в нем, неоднозначна: не всегда низкий уровень преступности в государстве — свидетельство общественного здоровья. Как известно, тоталитаризм, кровавые и садистские режимы с наибольшей легкостью избавляются от преступности, однако общество при этом доводится до коматозного состояния, и сама власть может оказаться более общественно опасной, чем преступность.

Принцип гуманизма направлен на воспрепятствование трансформации зла. В этой связи особую ценность имеют идеи не-

Аристотель. Политика // Аристотель. Соч. В 4-х т. М., 1983. Т. 4. С. 460.

138

Глава VIII

мецкого философа И. Канта. Непреходящей ценностью человеческой культуры стал раскрытый философом принцип правового принуждения, так называемый карательный императив: «Все неправое препятствует свободе, сообразной со всеобщим законом. Принуждение же препятствует свободе или оказывает ей сопротивление. Но когда определенное проявление свободы само оказывается препятствием к свободе, тогда направленное против такого препятствия принуждение бывает правым»'. По мысли великого гуманиста, принуждение должно увеличивать свободу — только в этом случае оно оправданно и способствует развитию общества.

Развитием идей Аристотеля и И. Канта можно считать принцип счастья, сформулированный П.А. Сорокиным. Этот принцип является важнейшим методологическим ориентиром при оценке социальной ценности тех или иных преобразований в обществе:

«Всякий прогресс, ведущий к уменьшению счастья или к увеличению страдания, — не есть прогресс»2.

Литература по теме

Аванесов Г.А. Криминология и социальная профилактика. М., 1980.

Алексеев А.И. Педагогические основы предупреждения преступлений органами внутренних дел. М., 1984.

Курс советской криминологии. М., 1985.

Новиченко А.С. Методологические основы познания преступности. М., 1991.

Криминология: Учебник / Под ред. И.И. Карпеца, В.Е. Эминова. М., 1992.

Долгова А.И. Преступность и общество. М., 1992.

Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992.

Поздняков Э.А. Философия политики. М., 1994.

' Кант И. Метафизика нравов // Кант И. Соч. В 8-ми т. М., 1994. Т. 6. С. 254—255.

2 Сорокин П.А. Социологический прогресс и принцип счастья // Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 512.

Онтология воздействия на преступность

Шнайдер Г.Й. Криминология. М., 1994. Криминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой М., 1997. Преступность и законодательство. М., 1997. Преступность: стратегия борьбы. М., 1997. Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1997. Организованная преступность-4. М., 1998. Преступность и реформы в России. М., 1998. Тер-Акопов А.А. Безопасность человека. М., 1998.

Глава IX

ВИКТИМОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОФИЛАКТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ

§ 1. История виктимологии

Виктимологические идеи родились тысячелетия назад. Самозащита потенциальной жертвы на заре человечества была основным способом воздействия на преступность. Затем по мере появления и развития иных механизмов воздействия на социальное зло самозащита перешла в разряд частных проблем. Государство и общество, пытаясь защитить личность, разрабатывали иные меры, не требовавшие участия потерпевшего в их реализации, и эта фигура как бы «потерялась» в криминологическом анализе, который был сосредоточен на таких феноменах, как преступность, преступление, преступник. Правда, большинство правовых систем включало право на необходимую оборону, что было правовой поддержкой потенциальной жертвы.

В XX веке представители научного направления, получившего название «интеракционизм», провели ревизию всех факторов преступности. От их внимания не ускользнула и значительная роль жертвы в процессе криминализации личности. Фрагментарные исследования роли жертвы в генезисе преступления предпринимались многими учеными и писателями. В учебнике «Криминология» Э. Сатерленд третью главу посвятил анализу жертв преступлений. Приведенные им статистические данные показывали, что наибольшая вероятность стать жертвой убийства у лиц в возрасте 25—30 лет, независимо от пола и расы. При этом вероятность стать жертвой преступления у негров в США в 100 раз выше, чем у представителей иных национальностей'.

См.: Sutherland E. Criminology. Philadelphia, 1924. Р. 63—64.

Виктшлологическая профилактика преступлений

.141

Итальянская писательница Анни Виванти в одном из своих рассказов провела мотивационный анализ личности серийного убийцы. Виванти описала один эпизод из жизни этого маньяка, когда оптимальное поведение его жертвы спасло той жизнь. Заманив женщину на дачу, маньяк стал готовиться к ее убийству. В этот момент женщина сама потребовала, чтобы тот убил ее (интуиция подсказала ей, что это единственный путь к спасению). Столь необычное поведение женщины обескуражило маньяка, который привык получать наслаждение от вида трепещущей жертвы, это и спасло пострадавшую'.

В 1941 году немецкий криминолог Герберт фон Гентиг, скрывавшийся от фашистов в США, опубликовал интересную статью «Замечания по поводу интеракции между преступником и жертвой»2. Через семь лет из-под его пера вышла монография «Преступник и его жертва. Исследование по социобиологии преступности»3. Увлекшись интеракционистским подходом, Г. Гентиг оставался под сильным влиянием немецкой биопсихической криминологической школы. Виктимологическим проблемам в его книге была посвящена лишь последняя часть, которая называлась «Жертва» (в первой части исследовались проблемы строения тела как фактора преступности, во второй рассматривались со-циобиологические элементы преступления, в третьей — проблемы географии преступности).

Виктимологические идеи привлекли внимание ряда ученых. Активно поддержал рождение нового научного направления Б. Мендельсон4. Постепенно число последователей Г. Гентига стало увеличиваться.

' См.: Виванти А. Женщина, которую пощадил Ландрю // Сегодня (Рига). 1926. 6 мая.

2 См.: Hentig И. Remarks on the Interaction of Perpetrator and Victim // The Journal of Criminal Law and Criminology. 1941. V. 31. P. 303—309.

3 См.: Hentig H. The Criminal and His Victim (Studies in the Sociobiology of Crime). N.Y., 1948.

4 См.: Mendelsohn В. Un horison nouveau dans La science biopsych social:

La victimologie. Bucharest, 1947.

142.

Глава IX

§ 2. Сущность и основные направления виктимологической профилактики

Основные идеи виктимологов сводятся к следующему:

1. Поведение жертвы оказывает существенное влияние на мотивацию преступного поведения. Оно может облегчать и даже провоцировать его. Напротив, оптимальное поведение может сделать невозможным преступное посягательство (либо сведет его вероятность к минимуму или, по крайней мере, позволит избежать серьезных отрицательных последствий криминала).

2. Вероятность стать жертвой преступления зависит от особого феномена — виктимности. Каждая личность может быть оценена с точки зрения, насколько велика вероятность ее превращения в жертву преступления. Эта вероятность определяет виктимность человека (чем больше вероятность, тем выше виктимность).

3. Виктимность есть свойство определенной личности, социальной роли или социальной ситуации, которое провоцирует или облегчает преступное поведение. Соответственно выделяются личностная, ролевая и ситуативная виктимность.

4. Виктимность зависит от ряда факторов:

а) личностных характеристик;

б) правового статуса должностного лица, специфики его служебных функций, материальной обеспеченности и уровня защищенности;

в) степени конфликтное™ ситуации, особенностей места и времени, в которых эта ситуация развивается.

5. Величина виктимности может изменяться. Процесс ее роста определяется как виктимизация, снижения — девиктимизация. Влияя на факторы виктимности, общество может снижать ее и тем самым воздействовать на преступность.

Одно из значений термина «виктимность» — совокупность негативных последствий преступности (своего рода зеркальное отражение криминального феномена). Разработки виктимологов выявили новый объект и цель антикриминального воздействия:

объект — виктимность; цель — уменьшение числа жертв и вообще отрицательных последствий преступлений.

Виктимологическая профилактика преступлений

.143

Развитие виктимологии пошло по следующим направлениям:

— подготовка личности (разработка алгоритмов оптимального поведения в криминогенных ситуациях и специальный тренинг);

— повышение уровня защищенности должностных лиц, чьи служебные функции сопряжены с риском подвергнуться преступному посягательству;

— сведение к минимуму виктимогенных ситуаций, предотвращение и пресечение их, информирование граждан о виктимогенных «ситуациях-ловушках» с тем, чтобы они по возможности избегали их;

— защита и реабилитация потерпевших от преступлений.

По мнению Н.С. Черных, главным объектом виктимологичес-ких исследований является индивидуальная и групповая безопасность. К факторам, от которых зависит уровень безопасности, он относит: информационные, организационные, психологические, психофизиологические, нравственные, идеологические, статусные, материальные'.

Виктимологическое направление воздействия на преступность является одним из наиболее гуманных и перспективных. Оно не требует серьезных материальных затрат и, базируясь на присущем всем людям стремлении к самозащите, обладает как бы внутренним источником развития. Это направление нашло весьма существенную поддержку ученых и общественности. Появилось множество популярных статей и пособий на тему: «Как защитить себя, свою семью, свое жилище и свою собственность от преступных посягательств»2.

Профессор из Калифорнии Дайана Расселл провела очень впечатляющее исследование проблем изнасилования. Ей удалось установить, что уровень патентное™ этого вида преступлений довольно высок: 85% пострадавших не заявляют о случившемся, так как боятся, что на них будет навешен ярлык падшей женщины. Она попыталась с помощью убедительных примеров разрушить

' См.: Черных Н.С. Виктимологическая практика и культура общества // Преступность и культура. М., 1999. С. 24.

2 См., например: Lipman I. How to protect yourself from crime. N.Y., 1975.

144.

Глава IX

ряд ошибочных стереотипов общественного сознания, которые нередко приводят к драматическим последствиям. К числу таких стереотипов, по мнению Д. Расселл, относятся:

— «порядочных женщин и девушек не насилуют»;

— «если женщина не позволит, никто не сможет ее изнасиловать»;

— «знакомый человек или близкий друг не может изнасиловать женщину»;

— «изнасилования совершают лишь мужчины с психическими отклонениями».

Описывая самые различные ситуации изнасилований (в книге более 80 соответствующих примеров) и анализируя ошибки потерпевших, Д. Расселл выражает надежду, что углубление познаний в этой области поможет многим женщинам не повторить аналогичных ошибок и избежать трагического развития событий'.

Во многих странах стали издаваться специальные виктимо-логические журналы, появились циклы радио- и телепередач. Возникли государственные программы защиты потерпевших и свидетелей по уголовным делам. В ряде городов стихийно сформировались ассоциации потерпевших от определенных преступлений (изнасилований, мошенничества), родителей пострадавших детей и др.

В ряде государств сформировались виктимологические общества, а в 1979 году на международном конгрессе было учреждено Всемирное общество виктимологов. Задачей этого общества была координация деятельности ученых разных стран по разработке мер виктимологической профилактики преступлений.

Анализ виктимизации позволил уточнить статистику преступности за счет выявления значительного количества латентных преступлений2. Регулярные опросы населения на предмет, не оказались ли опрашиваемые жертвой какого-либо преступления, прочно вошли в практику многих государств. В США, например, с 1972 года на постоянной основе дважды в год проводится

' См.: Russell D. The politics of Rape: The Victim's Perspective. N.Y., 1975. 2 См.: Ennis P. Criminal victimization. Washington, 1967.

Виктимологическая профилактика преступлений

.145

опрос достаточно представительной группы численностью 132 тыс. человек (группа охватывает 60 тыс. семей).

Виктимологические организации оказали значительное влияние на практику воздействия на преступность. Перечень внедренных в практику рекомендаций виктимологов велик. Одна из главных виктимологических идей, оказавших наиболее заметное воздействие на процесс предупреждения преступлений, заключалась в необходимости объединения сил общественности. Во многих странах возникли ассоциации жителей микрорайонов и поселков, ассоциации родителей, старших братьев. Гражданское патрулирование, осуществлявшееся ими, воспитательные и пропагандистские кампании, проводившиеся по их инициативе, имели большой общественный резонанс и способствовали удержанию многих сограждан от преступлений. Многие беззащитные жертвы преступлений были спасены ими либо полицейскими силами, вызванными гражданскими патрулями. Соседи объединялись для поочередного присмотра за домами. Ассоциации соседей работают настолько эффективно, что во многих капиталистических странах элементом общественной психологии стало нежелание приближаться к дверям незнакомых домов, поскольку, как правило, это немедленно влечет вызов полицейской машины жильцами ближайших домов.

Государство оказывает всемерную поддержку таким инициативам граждан. Передовой опыт распространяется средствами массовой информации. Не последнюю роль в обеспечении деятельности общественности сыграла всеобщая телефонизация и соответствующие установки полиции, которая старалась не оставлять без внимания и реагирования ни одного сигнала о преступлении.

Активно содействовали виктимологам архитекторы (появились даже так называемые архитектурные криминологические теории, или теории пространства). При проектировании городских районов и поселков архитекторы старались свести к минимуму закрытые, виктимогенные места, это существенно затрудняет нападения на граждан. Дома в поселках располагают таким образом, что входы и окна хорошо видны соседям.

10 Зак 2093

146.

Глава IX

По инициативе виктимологов во многих странах были приняты законы о возмещении государством материального ущерба потерпевшим от преступлений независимо от того, пойман преступник или нет.

В большинстве стран, где имеется запрет на хранение и ношение оружия, законодателем разрешено ношение и использование газовых пистолетов и аэрозольных баллончиков, электро-шокеров, световых пистолетов, применение которых может на время вывести нападавших из строя и дает возможность жертве принять меры к защите.

Лекции по прикладной виктимологии читают практически во всех учебных заведениях (от начальной школы до вузов). Даже в детских садах малыши проходят первичный виктимологический инструктаж. В достаточно простой форме дети получают весьма полезные рекомендации: не садиться в автомобиль к постороннему человеку, не заходить к незнакомым людям домой, не входить в лифт с незнакомыми мужчинами и т. п. В школах и высших учебных заведениях желающие могут не только прослушать лекции по виктимологии, но и пройти специальный тренинг: освоить приемы самозащиты, отработать до автоматизма методики применения индивидуальных защитных средств.

§ 3. Виктимологические рекомендации

Значительное место в разработках виктимологов занимают рекомендации по оптимальному поведению в экстремальных ситуациях. К числу наиболее распространенных рекомендаций относятся следующие:

— Избегать появления в малолюдных местах и вообще не появляться на улице в позднее время.

— В опасной ситуации женщине предлагается больше доверять своей интуиции; завидев подозрительного мужчину, ей не возбраняется побежать прочь. Напротив, не рекомендуется постепенно ускорять шаг. Психологически необходимо настраивать себя на решительные действия. Внутренняя решительность и

Виктимологическая профилактика преступлений

.147

уверенность в себе проявляется во внешности, осанке, походке. Нередко этих внешних признаков достаточно, чтобы преступник принял решение о том, что для нападения ему следует подыскать другой объект.

— Столь же решительно следует вести себя и в момент нападения. В большинстве случаев отпор ошарашивает нападающих, привыкших видеть испуганных жертв. Громкие крики, попытка ударить, исцарапать или даже укусить нападающего повышают шансы жертвы выйти из создавшейся ситуации с наименьшими потерями. Применение приемов рукопашного боя, оружия или иных средств самозащиты также целесообразно в этот момент.

— Нежелательно использовать средства самозащиты (газовый баллончик, пистолет), если нет уверенности в их исправности и эффективности газа (применение любых защитных средств требует систематического упражнения и регулярной проверки их качества). Неудачная попытка их использования значительно повышает агрессивность нападающих.

— Перед применением оружия и иных средств самозащиты преступникам можно предложить деньги, передать сумку или кошелек. Это отвлечет их и позволит использовать эффект неожиданности для контратаки.

— Одним из приемлемых (но труднодостижимых) способов самозащиты является попытка установления эмоционального контакта с нападающим. К числу способов установления эмоционального контакта можно отнести попытку разжалобить его ссылкой на больных родственников, детей, собственную тяжелую болезнь (в том числе венерическую).

— Если пресечь нападение не удалось, следует выполнять все требования напавшего и при этом попытаться запомнить его внешность (черты лица, фигуру, одежду, особые приметы).

Рекомендации виктимологов помогли многим гражданам лучше защитить себя от возможного криминального посягательства. Внедрение разработанных виктимологами мер в практику позволило получить весьма ощутимый положительный эффект в воздействии на преступность.

148.

Глава IX

В конце 80-х годов в ряде стран Европы обсуждался вопрос о наделении потерпевшего правом прекращать судебное преследование преступника в случае примирения с обидчиком. Однако это право не было реализовано в Европе, поскольку результаты аналогичного эксперимента в США и Канаде не дали положительного результата: совершив одно преступление, преступники нередко вновь подвергали жертву угрозам насилия, требуя примирения и прекращения уголовного дела.

Виктимологи разработали концепции пассивной и активной защиты. К пассивной защите стали относить использование бронированных автомобилей, строительство домов, похожих на крепость, наем телохранителей, которые служат живым щитом, ношение бронежилетов и т.п. Под активной понимали самозащиту и защиту, осуществляемую другими людьми (пресечение нападения). Виктимологи рекомендуют делать свою жизнь менее прогнозируемой — это может затруднить подготовку нападения.

Исследования немецких виктимологов показали, что жертвами драк и избиений преимущественно являются мужчины (их доля составляет от 62 до 70%). Противоположная картина в случаях совершения разбоев, ограблений или покушений на ограбление. Здесь вероятность стать жертвой выше у женщин. Наибольшую долю потерпевших составляют лица в возрасте от 21 года до 30 лет (интересно, что именно эта возрастная группа меньше всего опасается пострадать от преступлений). Среди лиц моложе 21 года и старше 40 лет доля виктимизации относительно невелика. В зависимости от вида преступлений варьирует и наиболее виктимный возраст. Вероятность стать жертвой краж со взломом выше у лиц в возрасте 60 лет и старше. Лица в возрасте от 21 года до 30 лет больше всего подвержены стать жертвой сексуального принуждения, нападений или угроз".

Государственная поддержка виктимологической профилактики заключается, с одной стороны, в предоставлении гражданам специальной информации, с другой — в финансировании спе-

' См.: Кури X. Исследование проблем виктимизации в Германии // Криминологические исследования в мире. М., 1995. С. 121—124.

Виктимологическая профилактика преступлений

.149

циальных программ по обеспечению дополнительной защищенности граждан от преступности. Весьма эффективной была проводившаяся в европейских странах пропагандистская кампания «Надежная дверь». В этой кампании участвовали как государственные, так и общественные органы.

Вот типичная прикладная виктимологическая разработка американских ученых. Она содержит рекомендации гражданам, прибывшим в незнакомый город. Эти рекомендации сводятся к следующему: «Если вы собираетесь выйти из отеля вечером, то лучше заказать такси.

При поездках по незнакомому городу не следует одеваться в яркую и привлекающую внимание одежду. Женщинам следует ценные вещи держать не в сумочках, а в карманах платья (соответственно платье желательно иметь с карманами). Мужчинам следует носить такой галстук, от которого легко было бы освободиться, если преступник неожиданно схватится за него.

Ходить пешком по незнакомому городу нужно всегда целеустремленно, целенаправленно. Не следует блуждать по улицам без определенной цели. Это всегда привлекает внимание преступников.

Хорошим личным оборонительным оружием может служить маленький фонарик фирмы «Lazer Prodacts», который имеет очень сильный луч света и сразу же ослепляет нападающего. Аналогичным образом можно использовать портативную фотовспышку.

Если человек находится в состоянии опьянения, то значительно увеличивается вероятность нападения какого-либо преступника. Вероятность подвергнуться нападению преступников значительно уменьшается, если вы ходите вдвоем или в группе людей»'.

Американские Виктимологи не обошли вниманием и русских туристов и эмигрантов. Для них тоже разработаны специальные правила поведения в крупных и неспокойных американских городах типа Нью-Йорка:

' См.: Некоторые рекомендации по мерам личной безопасности гражданам, гражданам, пребывающим в незнакомом городе // Борьба с преступностью за рубежом. 1993. № 5. С. 21.

150.

Глава IX

— не следует гулять по вечернему Нью-Йорку;

— не ездить после восьми вечера на метро, особенно в отдаленные районы;

— за версту обходить Гарлем, Централ-парк в любое время суток;

— не называть негров неграми (для черного — это страшное оскорбление), лучше употреблять термин «афроамериканец»;

— не спорить с уличными грабителями, отдавая по первому требованию все, что они попросят;

— постоянно иметь при себе пять долларов — столько стоит порция наркотика — и при появлении злоумышленников сразу же предлагать им деньги, отсутствие денег может привести к трагической развязке;

— отводить взгляд, если на тебя пристально смотрят, особенно негры и пуэрториканцы.

Эта инструкция заканчивается такими словами: «Только полное следование вышеприведенному кодексу может дать хоть какую-то минимальную гарантию личной безопасности»'.

Полезным в плане виктимологической профилактики следует признать и определенное информирование граждан о поводах к развитию конфликтов, а также о признаках лиц, имеющих повышенную склонность к конфликтам. Например, психологи установили, что, поддерживая слишком длительный зрительный контакт с определенным лицом, человек может произвести на него впечатление излишней самоуверенности, и это может быть истолковано даже как вызывающее поведение. Если человек находится в состоянии сильной злобы и ненависти, его зрачки сужаются. Неожиданное сужение зрачков человека — признак того, что с его стороны может грозить опасность, поэтому надо быть готовым к противодействию. Если голова человека слегка наклонена вперед и при этом он смотрит на вас, то это признак агрессии. Когда человек готовится к борьбе, дыхание его становится более глубоким.

См.: Хинштейн А. Путешествие в мертвую зону // Московский комсомолец. 1996. 28 марта.

Виктимологическая профилактика преступлений

.151

Рекомендации виктимологов направлены на снижение личностной и ролевой виктимности. Советы специалистов помогают избежать виктимогенных ситуаций. Повышение виктимологической культуры общества, развитие виктимологического мышления позволяет людям самостоятельно разрабатывать достаточно эффективные меры защиты от преступников. Виктимологическая профилактика позволяет не только уменьшить число преступлений, но и снизить их общественную опасность, уменьшить негативные последствия преступности.

Литература по теме

Ривман Д.В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений. Л., 1975.

Комплексное изучение системы воздействия на преступность. Л.,

1978.

Ривман Д.В. Виктимологическая профилактика. Ее особенности и место в системе криминологического предупреждения преступности.

Л, 1978.

Виктимология и профилактика правонарушений. Иркутск, 1979. Полубинский В.И. Виктимологические аспекты профилактики преступлений. М., 1980.

Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. Иркутск,

1982.

Рыбальская В.Я. Виктимологические проблемы преступности несовершеннолетних. Иркутск, 1983.

Как обеспечить личную безопасность: практические рекомендации.

М., 1993.

Полубинский В.И. Жизнь наша — дело рисковое. Как сократить риск стать жертвой преступления. М., 1996.

Грэхэм Д., Беннет Г. Стратегия предупреждения преступлений в Европе и Северной Америке. Хельсинки, 1995.

Антонов А.Б., Балашов В.Г. Основы обеспечения безопасности личности, общества и государства. М., 1996.

Ключников С. Психоэнергетическая защита. М., 1996.

Домашняя юридическая энциклопедия. Защити себя сам. М., 1997.

Алексеев А.И. Криминология. М., 1998.

Глава X

УПРАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫМИ ПРОЦЕССАМИ И ПРЕСТУПНОСТЬ. КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ

§ 1. Преступность и политика

По определению Аристотеля, политика — это искусство управления обществом. Политика имеет несколько граней соприкосновения с криминологией. Во-первых, она является объектом криминологических исследований. Во-вторых, объектом воздействия разрабатываемых криминологией мер. В-третьих, криминологические исследования проводятся на фоне той или иной политики, которая может стимулировать развитие науки либо препятствовать этому.

Криминогенное поле социума формируется между двумя полюсами: биологическими задатками человека и политикой (точнее: неадекватной политикой).

В доисторические времена, когда социальные нормы только начинали появляться, эти полюса выделялись особенно отчетливо. Господствующим регулятором жизни были инстинкты. И когда в общине стали появляться определенные правила поведения (социальные нормы, ограничивающие притязания инстинктов), возник и феномен нарушения этих норм — то, что позднее трансформировалось в преступность. В этот период причин преступности в современном понимании этого термина не было:

биологическим инстинктам противостояло «искусство управления» общиной (маленьким социумом). Основными элементами этого «искусства» были установление общиной правил поведения; проводимая лидерами этого маленького социума политика по обеспечению соблюдения данных социальных норм.

Криминологическое прогнозирование

.153

Если политика была неэффективной, инстинкты брали верх, в общине нарастал хаос, что подчас приводило к гибели такой социальной системы. При адекватной политике, напротив, устанавливался порядок, и это способствовало укреплению общины. Таким образом, все причины преступности сводились к неспособности социума справиться с первичными инстинктами.

По мере развития общества стали возникать и развиваться различные направления политики: политика в области экономики, политика в области распределения, политика в области идеологии и др. Соответствующие области жизни и сферы деятельности (производство, распределение, идеология и т. д.) развились в глобальные социальные подсистемы. Эти подсистемы приобрели относительную автономию, поскольку имели внутренние источники развития. В силу этого различные пороки данных подсистем стали рассматриваться как причины преступности. Однако при этом ни у кого не возникает сомнений, что эти сферы социальной жизни контролируются политикой. Политическими мерами можно разрушить или воссоздать экономику, изменить систему распределения, трансформировать систему воспитания. Результаты некоторых политических акций (в основном разрушительного характера) проявляются очень быстро. Конструктивную и созидательную политику проводить значительно сложнее, позитивные результаты ее более отдалены во времени от начала проведения определенной политической линии.

Эффект относительной независимости от политики определенных областей общественной жизни не должен заслонять от исследователей того факта, что состояние этих областей — результат определенной политики. Их независимость лишь относительна. Они независимы лишь постольку, поскольку результаты политических воздействий на эти области проявляются не сразу. Подчас для изменений в тех или иных областях требуются десятилетия осуществления определенной политической стратегии. Однако это не меняет существа дела. Состояние различных сфер социума (будь то производство или культура) есть производное от определенной политики. И самое главное: никакие благоприятные с точки зрения криминологов изменения в жизни

154.

Глава X

общества не могут быть инициированы без изменения государственной политики. Эту идею очень четко выразил Э.А. Поздняков: «В жизни нет полностью независимых от политики сфер деятельности; она фактически всеохватна и, когда требуется, превращает в свое орудие любую мыслимую ценность — искусство, науку, экономику, семью, воспитание, образование, культуру вообще»'. Соответственно причинами преступности оказываются недостатки политических воздействий на те или иные сферы социальной жизни, продуцирующие преступность. При таком подходе вполне очевидными становятся истоки криминала. Для того, чтобы выявить их, достаточно уяснить, недоработки какого субъекта продуцируют преступность и кто ответственен за осуществление политики, обусловливающей неблагоприятное развитие той или иной сферы социальной жизни либо общества в целом.

Проблема взаимодействия политики и преступности значительно осложняется тем, что политика, при которой общество могло бы избавиться от преступности, есть не более чем научная абстракция. Это обусловлено двумя объективными факторами:

— во-первых, люди не научились менять свои биологические задатки так, чтобы в данной социальной ситуации все были удовлетворены и умиротворены;

— во-вторых, определенные объективные условия не позволяют не только обеспечить всеобщую удовлетворенность, но и не дают возможности даже свести ее к минимуму. Практически незыблемым оказался социальный механизм развития патологического потребительства. Социальное и экономическое неравенство является глобальным генератором неудовлетворенности, который нейтрализует положительный эффект развития производства и увеличения возможностей потребления.

В отличие от идеала как научной абстракции оптимальная политика является реальностью. Оптимальной в соответствии с криминологическими критериями можно считать политику, которая позволит максимально реализовать возможности социума

' Поздняков Э.А. Философия политики. М., 1994. Т. 1. С. 75.

Криминологическое прогнозирование

.155

разрушительно воздействовать на преступность и тем самым обеспечить наиболее благоприятные параметры криминальной реальности (состояние, структуру, динамику, общественную опасность). Вообще же критериев адекватной политики немало. Синтетическим критерием можно было бы считать уменьшение общей суммы опасности в обществе и увеличение удовлетворенности социальным бытием (то, что нередко называют человеческим счастьем).

§ 2. Политика и социальные процессы

Криминологическое моделирование социальных процессов

Наиболее продуктивным объектом криминологического изучения в сфере политики являются социальные процессы, поскольку управление ими можно считать сущностью политики. А все криминологические исследования так или иначе направлены на выработку оптимальной модели системы социальных процессов и поиск эффективных методов воздействия на них.

Понятие социальных процессов

Жизнь общества — непрерывное взаимодействие множества социальных процессов. Процессом называют последовательную смену состояний. Под социальным процессом имеется в виду изменение состояний общества. Последнее всегда находится в движении. Различные процессы (от едва заметных трансформаций до радикальных перемен) — форма бытия социума. Определенные изменения общественных параметров инициируют сопутствующие трансформации, на смену одним процессам идут другие.

Управление социальными процессами

Социальные процессы изменяют сознание и детерминируют поведение людей. Однако и те в свою очередь способны влиять на то, что происходит в обществе. Пределы влияния не безграничны, но амплитуда возможностей значительная. Некоторые социальные процессы можно пресечь, другие — замедлить, третьи — инициировать или ускорить.

156.

Глава X

Искусство политика заключается в основанной на знаниях и интуиции способности делать рациональный выбор: на какие процессы и как следует воздействовать. Политик также должен уметь изыскивать средства для управления социальными процессами. Однако при более внимательном рассмотрении оказывается, что получение средств есть не что иное, как результат какого-то социального процесса. Если политик оказался без рычагов воздействия, значит, какие-то процессы он выпустил из-под контроля.

Типология социальных процессов

В зависимости от того, в какой области происходят изменения, социальные процессы можно классифицировать: процессы в области экономики, распределения, культуры, идеологии и т. д. Общественная жизнь Носит системный характер: процессы в одних областях общественной жизни взаимосвязаны с изменениями в других сферах социального бытия. В любой системе есть системообразующие факторы. Соответственно и в социуме есть ключевые социальные процессы, управляя которыми можно в значительной степени контролировать сложный общественный организм.

Ключевые социальные процессы

Классики марксизма к системообразующим относили процессы в сфере производства. Социальная практика дает немало оснований считать их научную парадигму не вполне адекватной (в крушении коммунистического режима эта ошибка играла не последнюю роль).

Многие теоретики считают определяющими социальные процессы в области идеологии. Например, Э. Фромм полагает, что параметры социальной жизни определяет господствующий идеологический принцип. Оказавшись перед выбором: быть или иметь — человечество сделало свой выбор в пользу «иметь». Изменение данной идеологической константы могло бы радикально трансформировать всю социальную жизнь. Однако приемлемого способа осуществления такой коренной идеологической метаморфозы этим теоретикам отыскать пока не удалось. В рамках же тотального господства идеологического принципа

Криминологическое прогнозирование

.157

«иметь» системообразующими остаются социальные процессы в области распределения. К процессам, происходящим именно в этой сфере, общество наиболее чувствительно. Тот, кто контролирует ситуацию в области распределения, контролирует всю социальную жизнь.

§ 3. Социальные процессы в сфере распределения и преступность

Манипуляции в сфере распределения оказывают существенное влияние на все аспекты социальной жизни. Не является исключением и преступность.

Понятие распределения

Распределение — важнейшая фаза общественного воспроизводства. Занимая промежуточное место между производством и потреблением, распределение оказывает мощнейшее воздействие как на первое, так и на второе. Если человек не способен рационально использовать материальные ценности, то даже при огромных доходах он может оказаться на грани нищеты. Напротив, разумное направление средств на удовлетворение потребностей, обеспечивающих развитие, даже людям с умеренным достатком может обеспечить безбедное существование. В определенной мере эта аналогия применима и к государствам.

Главная функция распределения заключается в разделе совокупного общественного продукта и национального дохода. Распределение национальных богатств между членами общества осуществляется посредством различных социальных механизмов. Их оптимальное функционирование способствует процветанию общества. Отклонения от оптимума могут привести к порокам общественного развития, к социальным катаклизмам, развалу государств, гибели этносов.

Типология социальных механизмов распределения

В зависимости от роли государства в распределении экономисты выделяют рыночные и административные механизмы. С

158.

Глава X

точки зрения криминологического анализа более значимым оказывается другое основание классификации. И рыночные и нерыночные механизмы могут быть:

— развивающими социум;

— тормозящими развитие;

— инициирующими процессы разрушения социума.

Механизмы влияния распределения на социум

К основным каналам воздействия сферы распределения на общественную жизнь относятся следующие:

— стимулирование определенной деятельности;

— создание материальной базы для развития наиболее значимых сфер социального бытия;

— утверждение веры в справедливость государственного устройства (либо, наоборот, в несправедливость) посредством справедливого (или несправедливого) распределения;

— поддержание определенного уровня материального благосостояния граждан.

Воздействие сферы распределения на социальные процессы бывает:

1) непосредственным;

2) опосредованным.

Непосредственное воздействие

Основной вектор развития современной российской системы распределения — создание условий для стремительного обогащения ограниченной социальной группы и обречение на вымирание беднейших слоев населения. Число обездоленных россиян весьма велико, и с каждым годом эта группа увеличивается. Растет поляризация населения. Этот процесс всегда влечет много негативных последствий (от роста преступности до социальных катаклизмов), в России же он имеет особенно сильный разрушительный характер, поскольку новые богатые отличаются крайней нечистоплотностью, методы сколачивания ими миллиардных капиталов практически всегда имеют криминальный характер. Некоторые способы обогащения криминальными можно назвать условно, поскольку правящая элита декриминализировала ряд

Криминологическое прогнозирование

.159

общественно опасных деяний, создала хитроумные экономические механизмы — приватизацию, залоговые аукционы, государственные кратковременные обязательства и т. п. — для вуалирования колоссальных хищений национального богатства.

Иррациональные процессы в области распределения и социальной стратификации ставят под угрозу стабильность развития, постоянно провоцируют социальные катаклизмы. Сам факт имущественного расслоения можно считать в определенной мере полезным, поскольку он способен играть стимулирующую роль. Однако если это расслоение переходит пределы нормы, оно становится источником дестабилизации, которая проявляется вначале в росте преступности, а затем выливается в революционные процессы.

Сложившееся положение торпедировало социальную нравственность, разрушило привычные представления о справедливости. Государство сделало все для того, чтобы у среднестатистического россиянина не осталось никаких внутренних сдержек по отношению к совершению преступлений.

Процессы распределения создают в нашем обществе особый феномен — криминальный рационализм бытия.

Схема порождения преступления такова: обострение нужды — снятие внутренних барьеров к преступному удовлетворению потребностей — изыскание способов, нейтрализующих угрозу наказания и пресечения преступлений, — преступная деятельность.

Функционирующая система распределения предельно обострила неудовлетворенность общества и устранила внутренние ограничители. Неудовлетворенность инициирует активность людей и при разрушенной социальной нравственности направляет эту активность в криминальное русло. Для значительного всплеска криминала необходимо устранение и внешних препятствий. Современная система распределения и здесь создает все условия для стремительной криминализации общества. Развитие материальной базы правоохранительных органов финансируется недостаточно, приток энергичных, честных и талантливых граждан в правоохранительные органы не стимулируется. Более того, значительные материальные средства, оказавшись в руках де-

160.

Глава X

структивных элементов, выделяются для стимулирования деятельности специалистов-юристов по обслуживанию криминальных и околокриминальных структур. Такое стимулирование оголяет правоохранительные органы. Наиболее опытные и дееспособные уходят в высокооплачиваемые сферы деятельности, немалая часть становится консультантами и помощниками у преступников. Вот так можно значительно увеличить преступность, нажав один из рычагов в сфере распределения.

Опосредованное воздействие

Опосредованное влияние данной сферы на развитие криминала также очень велико. Распределительные процессы обусловили возникновение следующих негативных феноменов:

1. Разрушение производства, возникновение безработицы, обнищание населения — следствие пороков распределения национальных богатств. Экономические распределительные механизмы привели к тому, что сфера производства стала крайне нерентабельной. При норме прибыли в производстве около 10% размер банковского кредита для развития производства подчас достигает сотен процентов. В таких условиях вкладывать деньги в развитие производства становится крайне невыгодно. В стране не только не возникает новых предприятий, но и останавливаются ведущие флагманы мировой промышленности. Например, Читинский кам-вольно-суконный комбинат, специализировавшийся на выделке шерстяных тканей из достаточно дешевого сырья, поступающего из Монголии, в 80-х годах начал активно завоевывать мировой рынок, оставляя позади многих европейских производителей. Тогда же этот комбинат был переоснащен современнейшим оборудованием. На свои средства комбинат выстроил целый микрорайон для работников. Зарплата была высока, труд престижен, уровень преступности низок. Сегодня в цехах этого комбината запустение, некоторые затоплены водой, оборудование ржавеет, конкурентоспособная продукция не производится. Китайские арендаторы в одном из цехов наладили производство колготок. Рабочие перестали получать зарплату, они и их дети постепенно заполняют криминальные ниши. Что остается простому человеку,

Криминологическое прогнозирование

.161

если государство лишает его возможности честно трудиться? Этот пример типичен для российской глубинки. Излишне пояснять, в выигрыше или в проигрыше оказались западные конкуренты от затопления Читинского камвольно-суконного комбината водой. Несложно понять, под чью диктовку наша правящая элита нажимает на рычаги в сфере распределения.

2. В современный экономический лексикон вошел термин «диверсионная приватизация», означающий покупку российского конкурентоспособного предприятия зарубежными инвесторами в целях разорения, ликвидации либо перепрофилирования его с выпуска конкурентоспособной продукции на ширпотреб (примерами могут служить Карельский целлюлозно-бумажный комбинат, Ефремовский завод по производству глюкозы и др.).

3. Механизм распределения существенно ограничил область честной жизни, в отдельных случаях граждане просто лишены возможности честно заработать на жизнь. И это при том, что все средства массовой информации ежеминутно обрабатывают сознание людей в целях повышения жизненных стандартов и уровня притязаний. Логика жизни диктует: обеспечить рекламируемые стандарты потребления можно лишь ступив на криминальную тропу. Наши механизмы распределения подталкивают россиян на эту тропу. Информационное поле общества имеет свои силовые линии, и сегодня в нашей стране они в основном криминально ориентированы. Экономическое и информационное стимулирование криминальных видов деятельности инициировало мощный отток национальных сил в деструктивную сферу. Драматично и то, что в криминальные структуры переходят лица, имеющие специальную подготовку. Государство вложило в их обучение значительные средства, каждый такой специалист аккумулировал опыт многих поколений профессионалов — и все это сегодня идет на усиление криминального мира.

4. Наш распределительный механизм филантропически направил потоки нефти, газа, золота, алмазов, леса и других ресурсов, а также финансов за рубеж. В то же время социальная сфера, обеспечивающая безопасность общества, посажена на голодный паек. Материальная база армии, службы безопасности, погран-

11 Зак 2093

162.

Глава X

службы разрушается, заработная плата работников этих сфер в десятки раз ниже мировых стандартов. Наша страна едва ли не единственное государство в мире, которое не имеет надежно закрытых государственных границ и эффективной таможенной службы'. Миллионы рублей, вложенные в эту сферу, могли бы обернуться миллиардами рублей прибыли. Здесь возникает вопрос: прибыли для кого? Для нашего общества, конечно. Еще в прошлом веке установлено, что за 300% прибыли капитал готов пойти на все. Почему же упускается такая возможность прибыльного вложения денег: миллиард рождает триллион, норма прибыли 1000%? Ответ найти несложно: тем, в чьих интересах функционирует механизм распределения, закрытие границы прибыли не сулит.

5. На грани катастрофы находится отечественная наука. Это, оказывается, тоже может приносить прибыль. Российская наука на протяжении нескольких столетий является одним из флагманов мировых фундаментальных исследований (наряду с Германией и Францией). По оценкам экономистов, прибыль от продажи российских фундаментальных научных разработок на мировом рынке могла бы приносить нашей стране вдвое больше доходов, чем экспорт материальных ресурсов. Развитые страны не только давно отказались от экспорта ресурсов, но и экспорт товаров все более и более ограничивается. Например, в структуре экспорта США товары составляют менее 30 %, а остальное — технологии, программное обеспечение, продукция масс-культуры. Нажатием нескольких рычагов в сфере распределения национальная наука была приведена в состояние кризиса. Запуском этого процесса было решено одновременно несколько задач:

— российская наука постепенно перестает быть конкурентоспособной на мировом уровне, поскольку исследования не финансируются, а наиболее перспективные представители нашего научного мира либо перебираются за рубеж, либо голодают на Родине (как академик В. Страхов), либо от безысходности кончают жизнь самоубийством (как академик В. Нечай);

' См.: Виноградов Б. На российских границах гуляет ветер, унося ежегодно до 80 трлн рублей // Известия. 1996. 22 октября.

Криминологическое прогнозирование

.163

— Россия вынуждена сохранять самую невыгодную для нас структуру экспорта;

— вместе с перспективными учеными за рубеж утекают и фундаментальные разработки, являющиеся национальным достоянием.

Изобилие зарубежных фондов, якобы из соображений гуманности поддерживающих наших деятелей науки и предлагающих им выехать за рубеж, на деле оказывается не чем иным, как контрабандой российских фундаментальных разработок. По оценкам экономистов, в 1992—1993 годах от контрабанды фундаментальных научных разработок Россия понесла колоссальные убытки на сумму 120 млрд долларов".

6. Громадная сфера национальной культуры уничтожается интервенцией зарубежных поп- и масс-суррогатов. Финансовую поддержку сегодня получают деятели, имеющие установку на разрушение нашей культуры. Снимаются и популяризуются фильмы, формирующие в общественном сознании восхищение преступной гениальностью и криминальным мастерством, рекламирующие сексуальную распущенность, унижающие национальное достоинство, пропагандирующие культ насилия, индивидуализма, рождающие жажду наживы, страсть к пустой и бессодержательной, но «красивой» жизни.

7. Распределительные механизмы инициировали серьезнейшие трансформации в социальной структуре общества.

Закономерность общественного бытия — градация людей на сословия: классы, социальные слои, общественные группы. Каждая социальная группа, занимаясь определенной деятельностью, может иметь некоторые специальные права и обязанности, характерный для нее уровень материального достатка и общественного признания. В идеале чем сложнее деятельность той или иной социальной группы, чем более значима данная деятельность для нормального функционирования и развития социума, тем привлекательнее должны быть стимулы к вступлению в эту

' См.: Гильбо Е.В., Кутенев А.П. Выбор России и его последствия. М., 1994. С. 33.

164.

Глава X

группу. Социальный престиж и материальное благосостояние, подобно магниту, притягивают цвет нации в наиболее важные и ответственные сферы деятельности. Если поток желающих вступить в социальную группу велик, становится возможным конструировать механизмы отбора и фильтрации. К вступлению в престижную группу допускаются лишь наиболее достойные. Чем менее престижна группа, тем меньше желающих вступить в нее. Такие группы комплектуются за счет неудачников — тех, кому не удалось попасть в группы более высокого статуса. Для деятельности этих групп не характерны высокая активность и продуктивность, так как представители их не отличаются выдающимися способностями, развитием, не имеют мотивов для деятельности с полной самоотдачей.

Ф.М. Достоевский выделял в обществе господствующее и главенствующее сословия. «Главенствующее сословие всегда имеет честь и свое исповедание чести»'. Это сословие выполняет важнейшие социальные функции хранителя чести, долга, света, науки и высшей идеи, которая оказывается источником единства общества и крепит землю2. Лишь тогда общество имеет исторические перспективы, когда в нем господствует главенствующее сословие. Это единство таит колоссальнейший потенциал социального развития. Чем больше несоответствие между господствующим и главенствующим сословиями, тем менее жизнеспособно общество. Когда разрыв приобретает угрожающий характер, инстинкт самосохранения социального организма инициирует общественные перемены.

На решающее значение социальной структуры в жизни общества обращал внимание И.А. Ильин: «Ранг духовного превосходства (праведность, гений, талант, познания, храбрость, сила характера, умение-понимание, политическая дальнозоркость) — и ранг человеческого полномочия (сан, чин, власть, авторитет) — могут не совпадать. Если эти явления оказываются обиходными

' Достоевский Ф.М. Подросток // Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч. В 30-ти т. Л., 1975. Т. 13. С. 177. 2 См. там же.

Криминологическое прогнозирование

.165

или преобладающими, то это означает, что такому народу в данную эпоху отбор лучших не удается, что весь режим несостоятелен и что предстоят социальные потрясения... Государство с неудачным ранговым отбором — слабо, неустойчиво, может быть прямо обречено»'. Посредством замены рациональной структуры общества на иррациональную легко могут быть инициированы процессы государственного разрушения.

Эти идеи, высказанные шестьдесят лет назад, вполне актуальны и сегодня. Вот как оценивают современную структуру российского общества социологи: «Социальные структуры, обладающие большой экономической мощью и большим влиянием в государственном аппарате, задают сейчас тон в обществе. И именно эти деструктивные силы оказывают разрушительное влияние на экономику и, конечно же, на мораль, на политическую жизнь и т. д. Я совершенно согласен с тем, что касается банков. Их роль деструктивна, многие из них — центры мафии»2. Горячий сторонник демократических реформ академик Т.И. Заславская вынуждена с горечью констатировать: «Дестабилизация власти и личное «временщичество» руководителей государства способствуют некоторому ослаблению политического компонента социальной стратификации. Объем власти и политических полномочий, безусловно, играет важную роль в формировании социального статуса групп. Но все же на первую роль выдвигается скорее политико-экономический фактор, т. е. место в управлении экономикой и приватизации общественной собственности. Перераспределение накопленного богатства (прежде всего путем приватизации государственной собственности) едва ли не единственная сфера управленческой деятельности, где роль политической власти усилилась. Прямая или косвенная причастность к перераспределению собственности служит сегодня важнейшим фактором, определяющим социальный статус работников... Главные же особенности современного положения, его отличия от состояния до перестройки заключаются, во-первых, в невиданно резкой

' Ильин И.А. О грядущей России. М., 1993. С. 73—74. 2 Ханин Г.И. Реплика о социальной структуре общества // Куда идет Россия?.. М., 1994. С. 142.

166

Глава X

имущественной поляризации общества, во-вторых, в почти полной и окончательной утере зависимости между трудом и доходом»'.

Проведенный анализ показывает, что существующий сегодня в России механизм распределения национальных богатств имеет немало пороков. Этот механизм инициировал мощнейшие деструктивные социальные процессы. Мы увидели причины этих деструктивных процессов — дело за тем, чтобы их устранить. Ключом к решению этой проблемы является изменение государственной политики.

§ 4. Криминологическое прогнозирование и планирование работы по предупреяедению преступлений

Понятие и. виды криминологического прогнозирования

Прогноз — модель будущего состояния и других характеристик того или иного явления. Прогнозирование — деятельность по формированию прогноза.

Виды криминологического прогнозирования: прогнозирование преступности, прогнозирование индивидуального преступного поведения.

Методы криминологического прогнозирования:

1) метод экстраполяции;

2) метод экспертных оценок;

3) метод моделирования.

Виды прогнозов: краткосрочные (до 1 года), среднесрочные (от 1 года до 5 лет), долгосрочные (на срок более 5 лет).

В основе прогнозирования — изучение закономерностей развития того или иного явления в тех или иных условиях. На основе этих закономерностей, зная (или прогнозируя) характер условий в перспективе, мы можем прогнозировать характер развития (изменения) определенного явления.

' Заславская Т.И. Об изменении критериев социальной стратификации российского общества // Куда идет Россия?.. М., 1994. С. 145—147.

Криминологическое прогнозирование

.167

Прогнозирование преступности

Основы прогнозирования преступности были заложены бельгийским исследователем А. Кегле (1796—1874), который одним из первых подметил регулярность совершения преступлений и постоянство их числа: «Существует бюджет, который выплачивается поистине с ужасающей аккуратностью и правильностью, Это — бюджет тюрем, рудников и эшафотов... Мы можем с полной достоверностью предвидеть, сколько человек запачкают свои руки кровью ближнего, сколько будет подлогов, отравлений;

мы можем это сделать с такой же точностью, с какой мы предсказываем количество смертных случаев и рождений в ближайший год»'.

Наиболее распространенным методом прогнозирования преступности является метод экстраполяции, основанный на том, что развитие ряда явлений имеет определенную инерцию. К таким инерционным явлениям относится и преступность. Если в предыдущие годы установлена определенная структура преступности, то в ближайшие несколько лет она не может значительно измениться. То же касается основных тенденций развития. Интенсивный рост не может смениться резким снижением в незначительной временной перспективе (несколько месяцев — год). Благоприятные изменения преступности обычно проходят несколько стадий: уменьшение темпов роста, стабилизация, снижение.

Каждая из этих фаз, как правило, длится не менее года, а иногда приобретает устойчивый характер и затягивается на несколько лет.

Метод экспертных оценок — опрос мнения специалистов о том, каким будет изменение того или иного явления в перспективе и на чем основывается их предположение. Мнение эксперта оценивается по достаточности аргументов и их характеру, по непротиворечивости выводов, по степени квалификации эксперта и предыдущему опыту прогнозирования (насколько соответствовали реальности его предыдущие прогнозы).

' Quetelet A. Sur L'Ohomme et Ie developpement de ses focultes, ou essai de physique sociale. Bruxelles, 1835. P. 17.

168.

Глава X

В отдельных случаях данные экспертных оценок усредняются для того, чтобы нивелировать те или иные случайные отклонения. Итоговый прогноз может быть сделан на основе мнения большинства или на основе мнения наиболее авторитетного эксперта (по усмотрению исследователя).

Метод моделирования хорошо работает там, где закономерности развития явлений выражены математическими формулами. Например, зарубежные криминологи рассчитали, что при росте безработицы на 1% преступность растет на 5%. В области криминологии применение математики пока достаточно ограниченно, поэтому моделирование в большинстве случаев носит не математический, а оценочный характер (что-то среднее между экспертной оценкой и моделированием): «Если растет социальное неравенство, следует ожидать и роста преступности» или «Снижение уровня раскрываемое™ преступлений повлечет рост преступности».

Точность прогноза повышается, если учитывается коэффициент корреляции между преступностью и ее факторами. Чем больше коэффициент корреляции, тем выше зависимость между явлениями, тем больше вероятность, что с изменением фактора определенным образом изменится и сама преступность.

Коэффициент корреляции бывает со знаком «+» и со знаком «-». Со знаком «+» коррелируют криминогенные факторы, со знаком «-» — антикриминогенные.

Знание этих закономерностей может быть положено в основу программы (или плана) предупреждения преступлений.

Планирование воздействия на преступность помимо корреляционного анализа должно опираться на экономический анализ. В первую очередь следует запланировать проведение мероприятий по устранению факторов, имеющих высокий коэффициент корреляции со знаком «+» и требующих минимума затрат. Это позволит повысить эффективность указанной деятельности.

Прогнозирование индивидуального преступного поведения

В основе прогнозирования индивидуального преступного поведения — анализ личности человека, изучение закономерностей

Криминологическое прогнозирование

,169

его поведения, особенностей реакции на определенные обстоятельства.

Прогнозирование методом экстраполяции основано на сходстве поведенческих реакций в сходных условиях. Конечно, личность человека может измениться, а соответственно будут меняться и реакции. Но этот процесс обычно носит длительный характер, поэтому погрешность при кратковременном прогнозировании будет невелика. Долговременное прогнозирование индивидуального преступного поведения нецелесообразно в связи с низкой точностью.

Наиболее эффективен при прогнозировании индивидуального преступного поведения метод экспертных оценок. В качестве экспертов могут выступать специалисты (психологи и медики), родители, родственники, знакомые человека, применительно к военнослужащим — командиры и сослуживцы.

Метод экспертных оценок — основной при криминологическом прогнозировании в процессе принятия решений по уголовному делу (освобождение от уголовного наказания, назначение меры наказания и т. п.).

Метод моделирования также может применяться при прогнозе индивидуального преступного поведения. В криминологии принято рассчитывать усредненную вероятность совершения преступлений на основе коэффициента преступности. В нашей стране ежегодно совершает преступление 1 из 50 человек. Соответственно усредненная вероятность 1:50. В процессе совершения преступления вероятность равна единице. Это значит: для того, чтобы человек совершил преступление, усредненная вероятность должна повыситься в 50 раз. Эту вероятность повышают криминогенные качества и криминогенные обстоятельства. Наиболее криминогенные качества могут повысить вероятность совершения преступления в 2—3 раза.

Выявив у человека криминогенные качества, можно делать прогноз вероятности совершения им преступления. Если криминогенных качеств не более трех, прогноз должен быть осторожным: «преступление маловероятно». Если от трех до десяти — «преступление вероятно». При выявлении более десяти криминогенных качеств — «преступление весьма вероятно».

170.

Глава X

Следует подчеркнуть, что криминологический прогноз носит вероятностный характер: в отношении любого человека нельзя со стопроцентной гарантией сказать, что он совершит или не совершит преступление. Поэтому на основе прогноза можно делать выводы лишь о необходимости принятия мер воспитательного, некарательного характера.

В одном из рассказов Л. Шейнина приводится интересный пример. Преступник с большим опытом грабежей и разбоев, который по характеру своей личности может быть смело признан особо злостным, ночью вышел на улицу с целью встретить хорошо одетую даму и отобрать у нее шубу. Он выждал — и подходящая дама появилась. Он подходит к ней. Кажется, преступление неминуемо. Преступник даже про себя проговорил, как он крикнет ей: «Снимай шубу!» Но можно ли даже в такой ситуации делать стопроцентный, то есть не вероятностный, а однозначный прогноз? Дальнейшее развитие событий, описанное в рассказе, показывает, что нет, нельзя. Когда преступник подошел к даме, та, мило улыбнувшись, немного сконфузившись, попросила проводить ее до дома, сказав, что очень боится преступников. Герой с удивлением оценивает свое состояние:

«Не пойму, что со мной делается, а приступать к делу не могу»'.

Планирование предупреждения преступлений

Планирование — мыслительная деятельность человека, заключающаяся в мысленном конструировании основных этапов будущей деятельности. План — результат планирования. Он может быть зафиксирован письменно. Планирование тесно связано с прогнозированием и основывается на нем.

По масштабу планируемой деятельности планы можно классифицировать на:

— общегосударственные (например, федеральная программа борьбы с преступностью);

— региональные (региональная программа борьбы с преступностью — на уровне области, военного округа, гарнизона);

' См.: Шейнин Л. Записки следователя. М., 1979. С. 188.

Криминологическое прогнозирование

—171

— локальные (план предупреждения преступлений в отдельной

воинской части);

— индивидуальные (план выявления причин и условий преступления по уголовному делу).

По длительности планируемой деятельности планирование можно подразделить на перспективное, текущее.

Планирование позволяет сделать деятельность рациональной,

системной, эффективной.

Планирование позволяет заранее предусмотреть определенные трудности и либо избежать их, либо подготовиться к ним. Планирование позволяет с минимумом потерь сочетать различные виды деятельности (например, доказывание состава преступления с расследованием причин и условий преступной деятельности).

Литература по теме

Аванесов Г.А. Теория и методология криминологического прогнозирования. М., 1972.

Аванесов Г.А. Криминология. Прогностика. Управление. Горький,

1975.

Аванесов Г.А. Криминология и социальная профилактика. М., 1980.

Курс советской криминологии. М., 1985.

Клейменов М.П. Уголовно-правовое прогнозирование и его роль в борьбе с преступностью. Омск, 1989.

Токарев А.Ф. Криминологическое прогнозирование и планирование предупреждения преступлений. М., 1990.

Минин А.Я., Белоглазов В.Н. Криминологическое прогнозирование.

Свердловск, 1991.

Новиченко А.С. Методологические основы познания преступности.

М., 1991.

Криминология: Учебник / Под ред. И.И. Карпеца, В.Е. Эминова.

М., 1992.

Долгова А.И. Преступность и общество. М., 1992.

Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992.

Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.

172.

Глава X

Поздняков Э.А. Философия политики. М., 1994.

Иншаков С.М. Преступность и меры социального реагирования. М., 1995.

Криминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой. М., 1997.

Преступность и законодательство. М., 1997.

Преступность: стратегия борьбы. М., 1997.

Преступность н реформы в России. М., 1998.

Сухарев А.Я., Алексеев А.И., Журавлев М.П. Основы государственной политики борьбы с преступностью в России. Теоретическая модель. М., 1998.

Глава XI

КУЛЬТУРА И ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ПРЕСТУПНОСТЬ

§ 1. Криминология о понятии и сущности культуры

Бытие человека многогранно, он реализует себя в различных измерениях: пространственных, временных, культурных. Культура — сложнейший социальный феномен. Она имеет отношение практически ко всем аспектам жизни и деятельности людей, в том числе и криминальным. Культура может выступать мощным барьером, препятствующим возникновению и распространению социального зла. В этом ракурсе культура является эффективным инструментом разрушения преступности. К сожалению, культура может играть и деструктивную роль. Подчас культурная среда оказывается криминогенным фактором. Например, криминальный мир создает свою культуру. Когда масштабы ее распространенности и роль в социальной жизни незначительны, этот феномен обычно именуют криминальной субкультурой. В XX веке во многих странах отмечен феномен экспансии криминальной субкультуры, трансформации ее в своеобразную (полукриминальную) культуру общества. Все это делает весьма актуальным анализ как антикриминального, так и криминогенного потенциала культуры. В этом смысле культурологические аспекты криминологических исследований приобретают особую ценность.

В анализе данного явления криминолога прежде всего интересует то, что, воздействуя на культуру, можно оказывать влияние на преступность. Правомерно ли рассматривать культуру как инструмент воздействия на преступность? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо проанализировать сущность и природу культуры.

На сегодняшний день у ученых нет единства в определении данного явления (в различных монографиях можно найти более

174.

Глава XI

пятисот определений культуры). По поводу сложности уяснения сущности данного феномена немецкий философ И. Гердер (1744—1803) отмечал: «Нет ничего менее определенного, чем это слово — «культура», и нет ничего более обманчивого, как прилагать ее к целым векам и народам. Как мало культурных людей в культурном народе! И в каких чертах следует усматривать культурность? И способствует ли культура счастью людей?»'

Термин «культура» имеет латинское происхождение: cultura — возделывание, обработка земли. Цицерон был первым, кто употребил это слово в значении обработки и совершенствования души. С легкой руки древнеримского мыслителя культура и воспитание длительный период рассматривались как аналогичные явления. Сегодня ни у кого не остается сомнения, что хотя воспитание и является важнейшим аспектом культурного процесса, сам феномен культуры гораздо шире и объемнее. Отдельные авторы ставят знак равенства между такими глобальными феноменами, как цивилизация, мир (например, арабский мир), суперэтнос и культура2. К числу наиболее многогранных определений культуры можно отнести следующее: «культура — это чрезвычайно сложное, многообразное явление, пронизывающее буквально все сферы жизни и деятельности общества и человека:

это — материальные и духовные ценности человека;

это — способ жизнедеятельности людей;

это — их отношения между собой;

это — своеобразие жизни наций и народов;

это — уровень развития общества;

это — накапливаемая в истории развития общества информация;

это — совокупность социальных норм, законов, обычаев, традиций;

это — религия, мифология, наука, искусство, политика;

это — знаковая система»3.

' Гердер И. Идеи к истории философии человечества. М., 1977. С. 6—7.

2 См.: Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М., 1997. С. 132.

3 Введение в культурологию. В 3-х т. М., 1995. Т. 1. С. 24.

Культура и воздействие на преступность

.175

Из приведенного определения видно, насколько велико многообразие форм проявления данного явления. Культуру можно рассматривать и как информационную среду, возникающую между человеком и природой, обеспечивающую оптимальное бытие людей (а все перечисленное выше является носителем указанной информации, механизмом ее передачи от одних людей к другим). Характер и содержание информации, составляющей культурную среду, механизмы, обеспечивающие ее функционирование, и определяют сущность культурных процессов, характер влияния культуры на преступность.

§ 2. Грани взаимодействия преступности и культуры

Криминологический анализ культурного феномена позволяет выделить несколько аспектов его взаимодействия с феноменом криминальным.

А. Культура формирует социальную иерархию потребностей. Первичные потребности, данные человеку от природы, обрабатываются культурной средой, в результате чего потребностная сфера человека претерпевает существенную трансформацию.

Одни потребности могут обрести статус социально значимых, важных, одобряемых, а их удовлетворение возводится в ранг заслуг. Другие потребности принято удовлетворять стыдливо, третьи вообще могут оказаться под запретом. В одних культурных системах в ранг социально одобряемых возведены духовные потребности, реализация которых связана с религиозной или научной деятельностью, в других — материальные. В христианской культуре чревоугодие — грех. В большинстве нерелигиозных культур обильный обед в дорогом ресторане — символ престижа, социальной значимости, объект особой гордости. Потребности в спиртном или наркотиках отрицаются исламской культурой (в Саудовской Аравии за употребление спиртного шариатский суд может приговорить человека к двумстам ударам палками, употребление наркотиков в Иране карается смертью). В криминальной субкультуре удовлетворение этих потребностей престижно.

176.

Глава XI

В отдельных социальных системах употребление спиртного и наркотиков официально не одобряется, однако весь строй социального бытия подталкивает человека к смертельно опасной грани алкоголизации или наркотизации. Форма подчас вступает в противоречие с содержанием, поэтому при анализе культуры очень важно выявлять интегрированный вектор, суммарный результат деятельности механизмов реального детерминирования поведения людей (сущность культуры).

Стандарты социальной иерархии потребностей, характерные для тех или иных культур, оказывают значительное влияние на преступность: ее масштабы, структуру, характер.

Б. Помимо формирования структуры потребностей, культура определяет и способы их удовлетворения. Отдельные культуры отрицают насилие вообще. В некоторых культурах положительно оцениваются одни аспекты насилия (самозащита) и отрицательно другие (агрессия). В криминальных субкультурах любая форма насилия может возводиться в ранг заслуг. В православной христианской культуре бедность всегда вызывала сочувствие, а богатство изначально считалось порочным (ибо, как утверждал Иисус, «скорее верблюд пройдет через игольное ушко, чем перед богатым откроются врата рая»). Для христианского протестантизма (идеологической основы капитализма) богатство — символ близости к богу: чем более человек угоден высшему разуму, тем в большей мере бог способствует финансовому успеху.

Древние германцы убивали сородичей с извращенными нравами, в Древнем Риме гомосексуализм постепенно утвердился в качестве нормального проявления половой жизни. Крах древне-римской цивилизации под напором германцев показал, сколь серьезные последствия могут иметь незначительные на первый взгляд пороки. Сегодня православное христианство оценивает гомосексуализм как отрицание бога, а священники-протестанты освящают браки между лицами одного пола.

Типичные структуры потребностей и типичные способы их удовлетворения образуют стандарты поведения, которые могут быть оценены с точки зрения наличия и величины криминогенного потенциала. В этом аспекте особую значимость имеет

Культура и воздействие на преступность

.177

культура реализации социальной активности населения, которая во многом зависит как от традиций, так и от объективных условий. Жажда социальной активности и творчества может реализоваться как в актах вандализма и агрессии, так и в созидании, благотворительной деятельности, милосердии.

§ 3. Криминологический аспект типологии культур

Агрессивные и неагрессивные культуры

По характеру отношения к агрессии можно выделить агрессивные и неагрессивные типы культур (культуры, способствующие и препятствующие агрессии). Определенный интерес в этой связи представляет проведенное Э. Фроммом исследование первобытных культур. С точки зрения агрессивности (или миролюбия) Э. Фромм изучил тридцать первобытных культур, описанных антропологами. Ученому удалось выявить очень важную закономерность: «При изучении 30 обществ сразу обнаруживаются системы трех разных типов (А, В, С)»'.

Система А — жизнеутверждающие общества. Характерной их чертой является доброжелательность во взаимоотношениях людей. Деструктивность в них отсутствует. Фактов убийств люди не знают. Единственной формой конфликта остаются ссоры на почве ревности. Однако серьезного вреда эти ссоры не причиняют. Проблема накопления капитала в таком обществе практически отсутствует. Конфликты из-за собственности являются большой редкостью и быстро улаживаются. Наименьшую ценность представляет личный авторитет. Хорошим человеком считается дружелюбный, мягкий, уступчивый и добросовестный. «В этой системе все идеалы, институты, обычаи и нравы направлены на сохранение и развитие жизни во всех ее сферах. Враждебность, насилие, жестокость встречаются в минимальных проявлениях, практически отсутствуют репрессивные институты: нет ни преступлений, ни наказаний, институт войны отсутствует полностью

' Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1994. С. 148.

12 Зак 2093

178.

Глава XI

либо играет минимальную роль. Детей воспитывают в духе дружелюбия, телесные наказания не практикуются»'.

Система В — недеструктивное, но все же агрессивное общество. Деструктивность в нем также отсутствует. Однако в обществе распространены индивидуализм, соперничество, иерархичность, а агрессивность, война считаются нормальными явлениями.

Система С — деструктивные общества. Для членов этих обществ характерны агрессивность, жестокость, разрушительные наклонности. В обществе царит воинственный дух, враждебность и страх; широко распространены коварство и предательство. Большую роль в целом играет частная собственность»2.

Конструктивные и деструктивные культуры

С точки зрения характера влияния культуры на здоровье нации (физическое, психическое, нравственное) можно выделить конструктивные и деструктивные культуры (первые способствуют оздоровлению общества, вторые инициируют его деградацию). Наркотизм, алкоголизм и пьянство, гомосексуализм, культ богатства, роскоши и комфорта — черты культуры, инициирующей социальную деградацию. Исторический опыт убедительно свидетельствует, что развитие в национальной культуре указанных элементов вначале детерминирует рост преступности, а затем влечет деградацию общества и гибель этноса3.

Культура, ориентированная на материальное потребление, и культура, ориентированная на духовное развитие

Классификация культур на духовные и материальные является устоявшейся. В любой культуре оба этих подвида органически уживаются. Однако удельный вес каждого из рассматриваемых элементов различный. Соотношение элементов и является основанием для типологии культур по характеру их ориентации.

Культуры, ориентированные главным образом на материальное потребление, имеют значительно больший криминогенный потенциал, нежели их духовный антипод. Рост материального потреб-

' Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1994. С. 148.

2 Там же. С. 149.

3 См.: Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М., 1997.

Культура и воздействие на преступность

.179

ления увеличивает удовлетворенность лишь до определенных пределов. Материальное пресыщение в сочетании с бездуховностью, как правило, вызывает нравственный кризис, субъективно переживаемый как очень неприятное чувство. Способом выхода из этого кризиса (а также профилактическим средством в отношении депрессии, вызываемой тупиковым пресыщением) является развитие духовных потребностей. Недаром многие богатые купцы в России, добившись богатства, становились меценатами (открывали картинные галереи, учреждали университеты, строили больницы и храмы). Другим вариантом выхода из кризиса пресыщения является обращение к спиртному или наркотикам — подавление высшего начала в своей личности, которое посредством чувства неудовлетворенности сигнализирует о том, что человек отклонился от истинного пути.

В этой связи можно выделить два вида культур:

— культура, ориентированная на обеспечение состояния («легкое счастье», «кайф»);

— культура, ориентированная на обеспечение деятельности, способной вызвать у человека ощущение глубокой и стойкой удовлетворенности («трудное счастье»),

Английский философ Дж. С. Милль (1806—1873) так охарактеризовал сущность «трудного счастья»: «Я понял, что для того, чтобы быть счастливым, человек должен поставить перед собой какую-нибудь цель; тогда, стремясь к ней, он будет испытывать счастье, не заботясь о нем»'.

Как правило, «легкое счастье» (в таких культурах обычно богатство и счастье — понятия равнозначные) является идеалом криминальных типов, а стремление к нему — повод абсолютного большинства корыстных и корыстно-насильственных преступлений. Соответственно гипертрофирование материальных элементов культуры не может не вызывать роста преступности.

Духовный кризис, являющийся оборотной стороной «легкого счастья», имеет два аспекта криминогенное™. Во-первых, повы-

' Цит. по: Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность // Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. М., 1983. С. 209.

180.

Глава XI

шает криминогенность самого лица, находящегося в кризисе (дисбаланс механизмов сдерживания и самоконтроля, развитие алкоголизма и наркомании). Во-вторых, кризис, как правило, не ограничивается одной личностью. Он инициирует пороки нравственного развития членов семьи. Особенно восприимчивы в этом плане дети. Вот почему семейные отношения у носителей такого рода культуры далеки от идеала, а так называемая «золотая молодежь» пополняет армию преступников и наркоманов. Нередко их преступления носят характер протеста. Преступный результат менее важен, главное — причинить неприятность родителям, бросить вызов людям своего круга, отмежеваться от них.

Материальные ценности и комфорт — своеобразный наркотик. Усвоив культуру комфорта, человек оказывается практически не способным отказаться от нее, изменить образ жизни, заняться деятельностью, дающей духовную удовлетворенность. Нормальной реакцией на «кризис сытости» являются эксцентричные (в том числе и криминальные) действия или уход в мир галлюцинаций (наркомания).

Взаимодействие и взаимовлияние культур

Культуры отдельных народов консервативны, замкнуты, недоступны внешнему влиянию. Однако в современном мире такое состояние — редкое исключение. Информационное поле Земли — среда, в которой взаимодействуют различные культуры. Взаимодействие культур может способствовать их развитию, а может инициировать деградацию одной из взаимодействующих сторон. Например, взаимодействие культуры Древнего Рима и древнегреческой культуры обогатило римлян в плане литературы, искусства, философии. Но одновременно римская культура восприняла и пороки греческого мира: роскошь, гомосексуализм, проституцию, употребление вина, — что в немалой степени способствовало деградации великого народа.

Новая история ознаменовалась появлением и развитием таких новых феноменов в культурной среде, как идеологическая война, культурная диверсия. Определенный интерес в данном смысле представляет анализ социальной значимости активного привне-

Кулыпура и воздействие на преступность

.181

сения в российскую культуру элементов сексуальной гипертрофированное™ и патологии. Экспансия в Россию данных элементов культуры иногда проводится под различными благовидными предлогами (под предлогом борьбы со СПИДом детям раздают презервативы, а развращение молодежи называют повышением сексуальной грамотности). Иногда она носит практически циничный характер, например, когда импортируемую в Россию детскую жевательную резинку комплектуют вкладышами эротического характера. Указанные элементы являются абсолютно нехарактерными для нашей национальной традиции: «Древние писатели хвалят целомудрие не только жен, но и мужей славянских. Требуя от невест доказательства их девственной непорочности, они считали за святую для себя обязанность быть верными супругам... Стыдливость украшала их жен; брак издревле считался святою обязанностью между ними; мир и целомудрие господствовали в семействах»'.

Пороки в сексуальной сфере культуры, несомненно, негативно влияют на нравственность, а соответственно и на криминальные процессы. Однако значимость данного аспекта культурного процесса не ограничивается лишь негативным влиянием на преступность. Экспорт в Россию сексуальной революции подрывает демографическую безопасность нашей страны: когда произойдет смена поколений, нам некем будет комплектовать армию2. Напомню, что сущность закона демографической безопасности заключается в соответствии между площадью государства, его ресурсами и численностью населения.

В свете этих идей становится вполне очевидной подоплека обрушившейся на нас с Запада сексуальной революции. Сексуальная революция, инициированная потоком порноизданий и порнофильмов, выливается в сексуальную распущенность, ослабление семейных устоев, деградацию нравственности и рост нежелательных беременностей, в том числе и девочек до 14 лет.

' Карамзин Н.М. История государства Российского. В 6-ти кн. М., 1993. Кн. I. С. 65—66.

2 См.: Козлов В.И. Вымирание русских: историко-демографический кризис или катастрофа? // Вестник Российской Академии наук. 1995. № 9. С. 771.

182.

Глава XI

В любом варианте результат этого процесса крайне негативен для общества: искусственное прерывание беременности — бесплодие — снижение рождаемости. «На это вторичное бесплодие падает примерно половина всех случаев бесплодия... Это миллионы нерожденных детей. При ином государственном отношении к сексуальной революции большинства абортов при первой беременности могло не быть... В 1993 году на 100 браков в России пришлось 235 абортов. И каждый пятый ребенок в последние годы родился вне брака»'. При этом в развитых странах, которые экспортировали за ненадобностью сексуальную революцию в Россию, уровень абортов ниже более чем в двадцать раз (например, в Голландии — 10 на 100 браков, в Греции — 11, в Германии — 14)2. Не менее пагубны и другие варианты развязки нежелательной беременности. Рождение ребенка и отказ от материнства — увеличение криминогенной социальной группы детдомовцев. Рождение и воспитание матерью-одиночкой нежеланного ребенка — рост не менее криминогенной группы «безотцовщины». И в той и в другой группе велика доля лиц с патологией психики.

Конфликт культур

Одной из особенностей мировой культурной среды является ее многообразие. В различных частях света стихийно формировались различные культуры. И даже в рамках одной общины могли сформироваться различные потребностные и поведенческие стандарты, которые подчас оказываются в состоянии конфликта.

В основе конфликта культур лежат особенности психической деятельности людей: человек с трудом меняет привычки и традиции (а иногда он вообще не способен на это); то, что человеку непонятно, то, что трудно воспринимается, чаще всего оценивается им отрицательно (Л.Н. Гумилев называет этот феномен «принципом отрицания права на несходство»).

' Переведенцев В. Скособоченная жизнь // Литературная газета. 1996. 6 ноября.

2 См.: там же.

Культура и воздействие на преступность

.183

Одной из первых попыток проанализировать данный феномен была вышедшая в 1938 году работа Торстона Селлина «Конфликт культур и преступность»'. Т. Селлин рассмотрел в качестве криминогенного фактора конфликт между культурными ценностями различных сообществ. Основой его гипотезы стали результаты, полученные чикагскими исследователями. Они установили повышенный уровень преступности в кварталах некоренных американцев (негров, пуэрториканцов, итальянцев). Т. Селлин своей теорией конфликта культур попытался объяснить этот феномен. Однако его теория оказалась более значимой и позволила объяснить не только преступность эмигрантов, но и раскрыла кри-миногенность противоречий между различными социальными группами. По существу, Т. Селлин трансформировал марксистскую теорию классовых противоречий, устранив ее наиболее острые и революционные аспекты, несколько уменьшив ее масштаб, что позволило применять ее не только к анализу противостояния двух частей общества, но и к противоречиям более мелких социальных формирований.

Сущность конфликта культур заключается в том, что различные воззрения на жизнь, привычки, стереотипы мышления и поведения, различные ценности затрудняют взаимопонимание людей, затрудняют сочувствие и сопереживание, могут вызывать озлобление в отношении представителей иных культур. В отдельных случаях правовые и моральные нормы, господствующие в обществе, могут оцениваться как выгодные лишь определенным социальным группам, поэтому их отрицание не вступает в противоречие с понятиями о нравственности, распространенными на других этажах общества.

Американский социолог А. Коэн в 1955 году разработал концепцию субкультур2. А. Коэн еще более уменьшил масштаб социальных групп и рассмотрел особенности культурных ценностей криминальных объединений (банд, сообществ, группировок). В этих микрогруппах могут формироваться свои мини-куль-

' См.: Sellin Т. Culture Conflict and Crime. N.Y., 1938. 2 См.: Cohen A. Delinqent Boys, The Culture of the Gang Glencoe. N.Y., 1955.

184.

Глава XI

туры (взгляды, привычки, умения, стереотипы поведения, нормы общения, права и обязанности, меры наказания нарушителей норм, выработанных такой микрогруппой). Этот феномен получил название субкультуры. Как правило, криминальная субкультура находится в противоречии с господствующими в обществе ценностями. Попадая в преступную группу, восприняв ее субкультуру, человек как бы освобождается от иных социальных запретов, более того, их нарушение нередко бывает одной из норм криминальной субкультуры.

Практические выводы из теории конфликта культур заключались в признании необходимости контролировать процессы эмиграции и принятия мер по сближению культур различных социальных слоев и групп, устранения элементов, вызывающих их противоречия. Эта теория показывает, насколько глубоки корни преступности. Изменение культуры — процесс достаточно длительный, поэтому и процесс воздействия на преступность не может носить моментный характер. Коррекция криминогенных качеств правонарушителей подчас невозможна без разрушения криминальной субкультуры, которая, подобно стенам средневекового замка, защищает криминальное сознание от воспитательных воздействий общества. Ряд криминологов провели оригинальное исследование субкультуры заключенных методом включенного наблюдения. Ученые жили в тюрьмах вместе с заключенными. Их наблюдения и личный опыт показали, насколько сильное парализующее воздействие с точки зрения перевоспитания осужденных преступников оказывает существование особой субкультуры заключенных'.

В основе конфликта культур могут быть как сущностные противоречия, так и формальные (или даже мнимые). Сущност-ными являются противоречия при подавлении одной культурой другой, при навязывании носителям одной культуры иного образа жизни. Наиболее ярким проявлением такой культурной экспансии были захватнические войны, когда побежденных заставляли отказаться от родной культуры. По мере развития цивилизации

' См.: Mathiesen Т. The Defences of the Weak. L., 1965.

Культура и воздействие на преступность

,185

феномен культурной экспансии приобретает все более утонченный и изощренный характер. Культурная экспансия может осуществляться замаскированно. В 90-х годах мы стали очевидцами двух негативных явлений в культурной среде России: 1) экспансии худших вариантов западной культуры; 2) завоевывания все новых и новых позиций криминальной культурой. Второй процесс имеет специфическую природу: он результат внутрикультурных противоречий.

Внутрикультурные противоречия

Для того чтобы уяснить сущность внутрикультурных противоречий и направление возможного их разрешения, необходимо проанализировать еще два аспекта типологии культур:

— культуры естественные (натуральные) и культуры трансцендентные;

— культуры справедливые и несправедливые.

Древнегреческий мыслитель Демокрит отмечал, что человек создает культуру, подчиняясь своим потребностям и подражая природе. В подражании природе (натуре), угождении человеческому естеству суть естественной культуры.

Трансцендентные культуры (в основном они носят религиозный характер) в значительной мере отрицают натуру и естество. Они ориентированы на высшую сущность, недоступную рациональному познанию и объяснению, отсюда и термин трансцендентность (от латинского transcendentis — находящийся за пределами опыта, недоступный познанию).

Немецкий философ О. Шпенглер (1880—1936) был первым, кто стал сравнивать культуру с живым организмом: он называл культуру историческим индивидуумом". Культура — саморазвивающаяся система, идеалом, пределом развития которой является обеспечение ее носителям счастья (глубокой и стойкой удовлетворенности жизнью).

Особенностью естественной культуры является то, что она не способна обеспечить одинаково высокого уровня удовлетворенности всем членам общества. Определенная группа (аристократия, элита,

' См.: Шпенглер О. Закат Европы. Новосибирск, 1993. С. 472.

186.

Глава XI

нувориши) всегда имеет больший доступ к материальным и духовным благам. Другие (рабы, наемные работники, безработные) оказываются средством обеспечения комфорта первых. Соответственно в обществе формируется несколько культур: культуры высших, средних, низших. Лишь культура высших поставлена в такие условия, что она может развиться до уровня, обеспечивающего счастье его носителям. Культура низших, развившись до уровня обеспечения выживания (физического существования), встречает препятствия для дальнейшего развития в форме различных социальных механизмов, обеспечивающих счастье высших.

В то же время по характеру функционирования и вектору развития культура низших как системное саморазвивающееся образование принципиально ничем не отличается от высших образцов. Низшая культура точно так же имеет вектором развития обеспечение счастья ее носителям. Подобно маленькому растению, над которым находится слой асфальта, она способна взломать преграды, мешающие ее развитию.

Иногда вариантом преодоления преград оказывается напряженный труд, который в сочетании с удачей приводит к богатству и прорыву в высшие сферы. Эти случаи крайне редки, их скорее следует отнести к числу исключений, подтверждающих правило (хотя пропаганда активной рекламой таких примеров стремится доказать, что именно они являются нормой, это не более чем защитный механизм высшей культуры). Правилом же является один из следующих вариантов:

— достижение высоких стандартов жизни криминальными способами;

— обращение к алкоголю или наркотикам (легкодоступная форма квазисчастья);

— развитие революционных теорий и участие в революционной деятельности;

— обращение к трансцендентной культуре, которая коренным образом меняет представление о счастье и способах его достижения.

Трансцендентная культура — культура, основанная на мистических элементах, представлениях о сверхъестественных силах (в этом и заключается ее трансцендентность, рациональная не-

Культура и воздействие на преступность

.187

постижимость и противопоставление культуре, ориентированной на естество). Трансцендентные культуры практически полностью отрицают материальные ценности. Рассматривают удовлетворение естественных материальных потребностей как зло либо неудобство, от которого не удается избавиться до поры до времени. Страдание в таких культурах обретает статус блага, рассматривается как источник заслуг, признак избранности. Абсолютное большинство естественных ценностей меняет знаки, превращается в антиценности в трансцендентной культуре, которая открывает людям целый пласт новых ценностей, связанных с богом и высшей, идеальной жизнью.

Трансцендентную культуру атеисты нередко считают иррациональной, противоречащей природе людей. При поверхностном анализе кажется, что так оно и есть. Однако углубленный анализ свидетельствует об ином. Потребности — это первооснова любой культуры. Именно они оказываются тем генотипом, который из микроэлемента формирует большой организм. Трансцендентные культуры не могли бы не только долго существовать, но и вообще вряд ли бы сформировались, если бы не опирались на что-то такое, что находит отклик в человеческом естестве. Генотипом трансцендентной культуры является присущая каждому человеку потребность в определении смысла жизни и периодически возникающая у людей потребность найти опору и поддержку в трудных и безвыходных ситуациях, когда бог оказывается единственным существом, обращение к которому рационально в определенных условиях. Парадоксально, но бесспорно то. что рационализм бессилен указать человеку конечную цель его бытия. Абсолютный рационализм оборачивается иррационализмом и кризисом смысла жизни, фактором глубокой неудовлетворенности. В этом смысле трансцендентные культуры могут считаться в высшей степени естественными, поскольку ориентированы на высшую часть человеческого естества.

Трансцендентные культуры полярны. Одни из них ориентируют человека на служение силам добра, другие — силам зла. Последние корректно определить как антикультуры. Они суть проявление неспособности и нежелания воспринять стандарты высшей спра-

188.

Глава XI

ведливости, что трансформируется в воинственное ее отрицание. С ними связано отрицание правды, добра, справедливости, порядочности, развитие агрессивности, коварства, безжалостности, безразличного отношения к окружающим. Эти элементы можно найти в основе абсолютного большинства преступлений.

Развитие трансцендентных культур, ориентированных на утверждение высшей справедливости, имеет ярко выраженную антикриминальную сущность, проявляющуюся в том, что они:

— нейтрализуют такой мощнейший криминогенный фактор, как социальное неравенство;

— на идеальном уровне устраняют безнаказанность (любой плохой поступок влечет отрицательные последствия в инобытии);

— подавляют и ограничивают материальные потребности, которые лежат в основе абсолютного большинства преступлений, учат терпеть и подавлять гордость и самолюбие;

— ориентируют на отрицание зла и насилия, на помощь ближнему и сострадание.

Они уязвимы лишь в том, что могут трансформироваться в трансцендентные антикультуры, которые нередко, сохраняя религиозную риторику (форму), криминальны по сущности.

Поскольку материальные источники существования ограниченны, конкурентная борьба является сущностной характеристикой естественной культуры. Преступность в естественной культурной среде является одной из форм получения доступа к источнику существования. Естественная культура по своей сущности находится в отношениях противоречия со справедливостью: справедливость — феномен не естественный, он имеет скорее трансцендентную природу.

Культуры справедливые и несправедливые

Существуют два подхода к пониманию справедливости социального устройства. Первый — попытка сконструировать такую конфигурацию социального неравенства, при которой различие в правах и достатке находит разумное объяснение. Если человек выполняет более сложные функции, более напряженно трудится, обладает большими способностями и в конечном итоге приносит больше пользы обществу и государству, справедливо наделить

Культура и воздействие на преступность

.189

его большими правами и большим достатком. Один из примеров такой справедливости можно найти в Древнем Риме. Всадническое сословие пользовалось большими привилегиями и уважением потому, что свой высокий достаток всадники обращали на общую пользу. Они имели возможность приобрести боевого коня и тяжелое вооружение и во время боевых действий занимали самое опасное место в боевом порядке войск, выполняли самые сложные функции, эффективность их боевого применения, как правило, была самой высокой.

При таком обеспечении справедливости возникает несколько проблем. Даже при идеальном соответствии структуры общества рассматриваемой схеме (чем больше трудится, чем больше способностей, тем больше богатства) низшие слои общества не бывают довольны. Каждый человек всегда склонен преувеличивать свой вклад в общее дело и свои способности. Многочисленные восстания, борьба плебса за уравнение в правах с аристократами в Древнем Риме тому подтверждение.

Вторая проблема заключается в том» что идеального соответствия важности функций и уровня обеспечения практически не бывает. А если оно по счастливому стечению обстоятельств складывается в каком-либо государстве, то носит непродолжительный характер. Дети, на которых природа, как правило, отдыхает в плане талантов и способностей, наследуют богатство своих родителей, и перераспределение перестает быть справедливым. А это в свою очередь возбуждает зависть и недовольство и выливается по минимуму в рост преступности, по максимуму — в народные волнения и социальные революции.

Трансцендентные культуры в отношении справедливости можно было бы считать эталоном — они ориентированы на обеспечение всеобщего равенства и счастья. Проблемой является их вырождение (например, войны между христианами, продажа церковными иерархами индульгенций, участие их в торговле нефтью и табаком), а подчас и трансформация в антикультуры.

Формирование истинно справедливой культуры и утверждение ее в человеческом обществе — глобальное направление отрицания преступности.

190.

Глава XI

§ 4. Воздействие преступности на культуру и культурное воздействие на преступность

Изменения в культурной сфере неминуемо оказывают воздействие на преступность. В свою очередь изменения преступности всегда так или иначе связаны с культурными процессами.

Изменить стандарты поведения людей можно изменением как самой культуры, так и механизмов ее регенерации в социальной среде — передачи элементов культуры от одного человека к другому, от поколения к поколению.

А. Изменение культуры — процесс естественный и непрерывный. Культура имеет двойственную природу. С одной стороны, она формируется стихийно в процессе взаимодействия этноса с окружающей средой. В этом смысле перед каждым поколением культура предстает как некая данность. С другой стороны, каждое поколение и каждый человек вносит свой вклад в культуру, в процессы ее функционирования.

Факторами изменения культуры могут быть природа, уровень развития науки и техники, осмысление окружающего мира, сущности и смысла бытия.

Культура может изменяться стихийно — под воздействием природной среды или в связи с научными открытиями и прогрессом в области техники. И целенаправленно — под воздействием сознательной деятельности людей для достижения тех или иных социальных целей. По мере развития общества все более и более просматривается развитие тенденции управления культурными процессами. Возникли такие феномены, как министерство культуры, культурные революции. Управление культурным развитием социума является реальностью.

Одна из целей влияния на культурную среду — воздействие на преступность. Причем далеко не всегда к намерениям тех или иных субъектов относится изменение культуры в целях уменьшения преступности. В любом обществе существуют криминальный и антикриминальный, конструктивный и деструктивный векторы развития культуры. Источники импульсов деструктивного развития культуры могут быть как внешними (вероятный

Культура и воздействие на преступность

.191

противник, экономические конкуренты), так и внутренними (криминальный мир, компрадорская буржуазия и иные консорции, для которых культурная среда народа является чужеродной). В этой связи представляют интерес относящиеся к 1945 году размышления Даллеса о реализации американской послевоенной доктрины против СССР: «Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников и помощников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного необратимого угасания его самосознания... Литература, театры и кино — все будут изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства — словом, всякой безнравственности... Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу, — все это мы будем ловко и незаметно культивировать. И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества»'.

Трансформация культуры происходит главным образом в результате изменения способов удовлетворения потребностей. Подчас это может изменить и потребностные стандарты. В основном же изменение иерархии потребностей происходит под влиянием идеологии и религии. При этом необходимо учитывать, что, помимо процессов, возможности контролирования которых у

...И предатели нашлись // Литературная Россия. 1992. 31 июля.

192.

Глава XI

общества относительно велики (моделирование определенных элементов культуры, убеждение и принуждение), на изменение культуры влияет готовность общества к восприятию нового. Этот феномен относительно автономен.

Изменение культуры может быть радикальным или постепенным. Изменения могут проводиться как на макроуровне (общество), так и на миниуровне (группа) и микроуровне (культура отдельной личности). Применительно к масштабам организуемых культурных процессов необходимо иметь в виду следующее. Чем масштабнее задача, тем больше потребуется сил и средств на ее реализацию, тем больше времени потребуется на это, тем серьезнее должна быть подготовка, включающая как теоретическое осмысление проблемы, так и материальную сторону обеспечения, тем выше вероятность того, что конечные результаты не будут соответствовать изначальным целям.

Содержание культуры дискретно. Культура состоит из определенных элементов, не связанных жестко. Их число может увеличиваться и уменьшаться, одни элементы могут быть заменены другими без изменения системной сущности феномена.

В современной ситуации, в условиях взаимодействия и взаимовлияния множества культур, при изменении национальной культуры речь идет, как правило, не о возникновении чего-то принципиально нового, а о привнесении в одну культуру элементов другой, в результате чего может возникнуть новая культурная структура, влекущая системные изменения в обществе и образе жизни людей.

Б. Мировая культурная среда чрезвычайно многообразна и полифонична. Существуют культуры, отрицающие преступность, и, наоборот, развивающие ее. В этих условиях особую значимость приобретает не столько процесс формирования новых элементов культуры, сколько содействие распространению антикриминальных культур (развитие здоровых национальных традиций, восприятие позитивного извне) и воспрепятствование развитию их антиподов. В данном контексте речь идет об утверждении в обществе позитивного культурного идеала и всемерном распространении его.

Культура и воздействие на преступность

.193

Культурный идеал практически невозможно сформулировать во всеобъемлющей форме, но основные его элементы вполне могут быть очерчены:

— развитие духовных потребностей (в том числе и ориентации на высшую справедливость), обеспечение им приоритета в социальной потребностной иерархии;

— исключение элементов, развивающих социальную патологию. Культура должна способствовать укреплению здоровья нации, препятствовать социальной дезорганизации и деградации;

— ограничение и постепенное вытеснение насилия и индивидуализма как форм социального бытия.

Механизмы распространения культуры должны контролироваться обществом в двух направлениях:

— во-первых, как поддержка распространения культурного идеала, изыскание средств повышения эффективности функционирования каналов распространения такой культуры;

— во-вторых, как ограничение, а в ряде аспектов и запрет пропаганды антикультуры (всего, что отрицает культурный идеал).

Сегодня в России многие культурные процессы имеют прямо противоположную направленность, антикультура активно внедряется в общественное сознание. Современную ситуацию в нашей стране можно оценить как своеобразное тестирование. Признаками жизнеспособной культуры являются: 1) отторжение элементов, инициирующих разрушение; 2) способность самовосстанавливаться после деструктивных воздействий извне. Способность культуры русского народа к самовосстановлению В.О. Ключевский относит к сущностным характеристикам нашей страны как социального организма: «Одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни было тяжело его унижение, но пробьет урочный час, он соберет свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на покинутую им временно прямую историческую дорогу»'.

' Ключевский В.О. Значение преподобного Сергия для русского народа и государства // Ключевский В.О. Исторические портреты. М., 1990. С. 65.

13 Зак 2093

Глава XI

Литература по теме

Гердер И. Идеи к истории философии человечества. М., 1977. Долгова А.И. Преступность и общество. М., 1992. Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. Поздняков Э.А. Философия политики. М., 1994. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1994. Введение в культурологию. В 3-х томах. М., 1995. T.I. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М., 1997. Криминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой. М., 1997. Преступность: стратегия борьбы. М., 1997. Преступность и реформы в России. М., 1998. Тер-Акопов А.А. Безопасность человека. М., 1998. Преступность и культура. М., 1999.

Глава XII НАСИЛЬСТВЕННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ

Насилие — один из фундаментальных элементов культуры. Это подметил еще Л.Н. Толстой: «Жестокость всех народов везде одна и та же. Более жестокие, бесчеловечные, гуляющие люди кормятся насилием, войною, более мягкие, кроткие, трудолюбивые — предпочитают терпеть. История есть история этих насилий и борьбы с ними»'.

Много веков назад в мире безраздельно властвовал закон силы. Насилие было универсальным инструментом решения любой проблемы. Развитие общества привело к осознанию необходимости ограничения силовых вариантов достижения целей, решения социальных конфликтов. К сожалению, осознание порочности насилия намного опередило готовность человечества отказаться от него как в межличностной, так и в межгосударственной практике. Насильственная преступность — результат противоречия между импульсами дикой природы, укоренившимися в генной памяти человечества, и идеями гуманизма, представлениями о справедливости социальных отношений.

§ 1. Криминологическая характеристика насильственной преступности

В криминологии выделяют два типа насильственных преступлений:

1) насильственно-эгоистические;

2) корыстно-насильственные.

В первой группе преступлений насилие является сущностью криминальной мотивации. Во второй — способом достижения

Толстой Л.Н. Дневники // Собр. соч. В 22-х т. Т. 22. С. 218.

196.

Глава XII

определенного результата. Эта классификация соответствует делению преступлений на процессуальные и инструментальные (первые приносят удовлетворение личности самим процессом их совершения, вторые являются инструментом решения тех или иных проблем).

К насильственным преступлениям относятся убийства, причинение телесных повреждений, изнасилования, насильственные действия сексуального характера, побои, истязания, захват заложников, похищение человека, принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, незаконное лишение свободы, терроризм, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, применение насилия в отношении представителя власти. В зависимости от характера мотивации эти преступления могут быть отнесены как к насильственно-эгоистическим (убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести), так и к корыстно-насильственным (убийство из корыстных побуждений или по найму).

К преступлениям, являющимся исключительно насильственно-эгоистическими, может быть отнесено, например, изнасилование или истязание.

Доля насильственных преступлений в структуре преступности невелика. Сама структура насильственной преступности весьма устойчива: «Взятая в целом тяжкая насильственная преступность занимает в структуре всей преступности пока достаточно скромное место. На ее долю приходится всего лишь четыре—шесть процентов в общей совокупности всех уголовно наказуемых деяний. Весьма устойчиво соотношение слагаемых этой преступности. Так, в среднем на одно умышленное убийство приходится два тяжких телесных повреждения и одно изнасилование»'.

При том, что преступления рассматриваемого типа в криминальной структуре составляют лишь около 5%, именно они в общественном сознании ассоциируются с понятием «преступность», именно они являются катализатором народного недо-

Криминология. М., 1992. С. 211.

Насильственная преступность

-197

вольства политическим режимом. В этом особый аспект их общественной опасности.

По данным исследований С.Б. Алимова, более половины убийств и причинений тяжкого вреда здоровью приходится на три последних дня недели: пятницу, субботу и воскресенье. Пик криминогенности приходится на пятницу, с 18 до 20 часов. В 2/3 случаев убийств и причинений телесных повреждений орудием насилия были колюще-режущие предметы (ножи), 1/5 — удары руками или ногами, 1/10 — охотничье оружие. В общей совокупности потерпевших от данных преступлений доминируют лица, связанные с преступником семейно-бытовыми отношениями'.

Весьма острой проблемой является семейно-бытовое насилие в отношении женщин и детей. Избиение матери мужем или сожителем на глазах ребенка не проходит бесследно для детской психики. Еще более сильным источником детских психических травм оказывается избиение детей (в порядке вымещения злобы на более слабом), сексуальное насилие родителей и агрессивная «семейная педагогика». В России ежегодно подвергаются насилию около 2 млн детей. Человек в начале жизни получает солидный заряд ненависти к окружающим. Эту ненависть дети и подростки вымещают на тех, кто слабее их (на животных, более слабых сверстниках). Одним из каналов вымещения злобы на более слабых оказывается военная служба, где, став старослужащим, ожесточенный юноша приобретает неограниченные возможности издеваться над сослуживцами.

Динамика насильственных преступлений характеризуется ростом. К весьма неблагоприятным тенденциям относятся:

— рост удельного веса убийств в общем массиве преступлений («в России в 1994 году данный показатель возрос до 1,2%. Это в 3000 раз больше, чем, например, в Великобритании»)2;

— уменьшение удельного веса покушений (преступникам чаще удается полностью реализовать свой криминальный замысел, что

' Криминология. М., 1992. С. 213—216. 2 Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1997. С. 205.

198.

Глава XII

свидетельствует о снижении эффективности социального механизма пресечения преступных действий);

— увеличение удельного веса предумышленных насильственных преступлений (тех, что предварительно тщательно планируются);

— увеличение удельного веса насильственных преступлений, совершаемых с применением оружия (в том числе взрывчатых веществ).

Эти тенденции свидетельствуют о том, что доля убийц среди преступников возрастает, преступники становятся более жестокими и квалифицированными, более подготовленными в материальном (хорошо вооружены) и в профессиональном отношении (контрольный выстрел в голову становится распространенным атрибутом насилия).

Неблагоприятной тенденцией является и рост латентности насильственных преступлений, которые традиционно относились к низколатентным. В 1999 году в нашей стране была зарегистрирована 31 тыс. умышленных убийств. В этом же году в России по учету проходило порядка 60 тыс. лиц, без вести пропавших, и 36 тыс. неопознанных трупов. По экспертным оценкам, около половины из них — жертвы убийств.

По коэффициенту убийств Россия постепенно выходит в мировые лидеры: если в 1990 году нас обгоняли Северная Ирландия, Кыргызстан и Румыния, то в 1994 году по уровню убийств наша страна вышла на второе место в мире'.

§ 2. Причины насильственных преступлений

Типы насильственных преступников

Среди насильственных преступников можно выделить несколько типов:

1. Рациональный — решает с помощью насилия различные проблемы: корыстные, сексуальные, самоутверждения, развлечения.

' Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1997. С. 204.

Насильственная преступность

.199

2. Импульсивный (месть, ревность).

3. Озлобленный — с помощью насилия стремится избавиться от чувства дискомфорта, связанного с тем, что он сам был кем-то обижен (сублимированная месть).

4. Патологический: садистский, тревожный, иррациональный.

5. Конформистский — совершающий насилие под влиянием сверстников или старших «наставников».

Особенности детерминации насильственных преступлений

Особенностью причинной обусловленности насильственных преступлений является наличие двух типов источников детерминации: внутренних (по отношению к личности преступника), внешних.

Внешние источники детерминации — негативное социальное окружение, отрицательное влияние различных социальных факторов в процессе социализации (пороки воспитания, дурной пример и т. п.). Внешние источники проявляются в форме причин образования криминогенных качеств, факторов их устойчивости, условий, затрудняющих правомерное поведение и облегчающих противоправное.

Внутренние источники детерминации до сего времени остаются серьезной научной и практической проблемой. В то же время обращение законодателя к феномену уменьшенной вменяемости — свидетельство того, что концепция внутренних (биологических) детерминант преступного поведения постепенно занимает в науке и практике соответствующее ей место. Внутренние импульсы к преступлению — результат патологических процессов в психике. Они не исключают вменяемости, но постоянно звучат в сознании — своеобразная криминальная нота. Они серьезно мешают человеку нормально жить. Например, печально известный маньяк Чикотило (признанный вменяемым) испытывал непреодолимую тягу к виду крови и действиям, связанным с причинением другим людям страдания. Например, заманив мальчика в безлюдное место, он нанес ему удары ножом, затем отрезал половые органы и язык — и при этом испытывал колоссальное наслаждение (в процессе этих действий у него произошло семяизвержение). Психофизиологическая патология

200.

Глава XII

таких лиц не вызывает сомнений. И то, что они способны руководить своими действиями и отдавать им отчет, не снимает остроты проблемы. Мы можем упрекнуть подобных типов, что, почувствовав непреодолимую тягу к кровавым действам, они не обратились к психиатрам. Однако упрек этот лишь ограниченно корректен. В обществе должна функционировать соответствующая служба по выявлению таких лиц (ранней и сверхранней диагностики подобных аномалий) и оказанию им помощи различного характера:

— блокирования криминальных импульсов внутри личности (психотерапия, медикаментозное воздействие, нейрохирургия);

— если заблокировать криминальные импульсы не удается, необходимо заблокировать саму личность — убедить ее в необходимости стационарного лечения в медицинских учреждениях закрытого типа (либо принудительно направить ее туда при наличии предусмотренных законом оснований).

При таком подходе причиной данного типа насильственных преступлений оказываются вполне социальные факторы:

— патология личности не была выявлена (отсутствие соответствующих служб либо их неэффективное функционирование);

— патология личности не была устранена или заблокирована;

— личность с неустранимой психофизиологической патологией, продуцирующей тягу к насилию, не была своевременно взята под особый патронаж и контроль.

Факторы насильственных преступлений

К причинам насильственных преступлений относятся:

1. Пороки семейного воспитания:

— формирование криминогенных качеств в семье (примеры насилия и грубости);

— неспособность семьи воспрепятствовать формированию отрицательных качеств у ребенка под влиянием других детерминант;

— неспособность родителей скорректировать развитие личности, исправить, переубедить, сформировать положительные качества.

2. Пороки школьного воспитания:

Насильственная преступность

-201

— дети, не способные воспринять стандартную программу, отстают в учебе, начинают прогуливать занятия, озлобляются на одноклассников, бросают школу, и общество утрачивает канал социального контроля;

— многие школьные функционеры рассматривают главной задачей школы передачу детям определенной суммы знаний. Формирование личности, развитие индивидуальной культуры ребенка, коррекция и компенсация пороков семейного воспитания при таком подходе либо отходят на задний план, либо вообще теряются из виду;

— деградация социальной структуры, недофинансирование сферы образования приводят к тому, что наиболее способные педагоги уходят в платные учебные заведения, а оставшиеся в школе работники не имеют ни достаточного материального обеспечения, ни соответствующего стимулирования (забастовки голодных учителей постепенно становятся нормой).

3. Неразвитость сферы досуга способствует праздности, а праздность — главное условие развития криминальных инициатив.

4. Алкоголизация и наркотизация молодежи (в 1995 году 73% убийств было совершено лицами, находившимися в состоянии алкогольного опьянения).

5. Деградация отечественной культуры, экспансия криминальной культуры, проникновение западной массовой культуры с культом насилия и индивидуализма.

6. Негативная роль средств массовой информации (главным образом телевидения), обрушивающих на россиян информационные потоки, основным содержанием которых являются ужасы, порнография, насилие'.

7. Кризис идеологии, нравственности, политический и экономический кризис, социальное расслоение — социальная дезорганизация, формирующая вседозволенность, утрату авторитета власти, закона, родителей.

' См.: Тарасов К.А. От насилия в кино к насилию «как в кино» // Социологические исследования. 1996. № 2. С. 35.

202.

Глава XII

8. Неэффективное функционирование правоохранительной системы, демонстрирующее бессилие закона и продуцирующее опыт безнаказанных правонарушений и преступлений (например, рас-крываемость так называемых заказных убийств около 12%, а именно эти преступления имеют огромный общественный резонанс, низкая результативность борьбы с ними в наибольшей мере запечатлевается в общественном сознании).

9. Неспособность государства поставить под контроль незаконный оборот оружия (если в 1988 году в СССР в розыске находилось лишь 279 единиц огнестрельного оружия, то «общее число всех видов огнестрельного оружия, оказавшегося у населения СССР в момент его распада, составляло не менее 8—10 млн единиц»'; по официальным данным, только в 1996 году из хранилищ было похищено 34 тонны взрывчатых веществ, а в 1999 году за несколько дней антитеррористической операции «Вихрь-антитеррор» у наших сограждан было изъято более 300 тонн незаконно хранившихся взрывчатых веществ).

10. Неразвитость системы виктимологической профилактики преступлений.

11. Отсутствие нормально функционирующей сети органов выявления и блокирования лиц с патологией психики, генерирующей склонность к насилию.

12. Криминальная самодетерминация — развитие представителями преступного мира склонности к насилию у молодежи.

§ 3. Воздействие на насильственную преступность

Глобальное направление разрушающего воздействия на насильственную преступность — совершенствование культуры межличностных, межгрупповых, межэтнических и межгосударственных отношений. Процесс этот идет не просто. В то же время, если проанализировать исторический отрезок в несколько тысяч лет, то становится вполне очевидно, что человечество постепенно

Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1997. С. 227.

Насильственная преступность

-203

ограничивает роль насилия как инструмента решения различных

проблем.

Возможно, когда-нибудь «война всех против всех» завершится вечным миром. Однако в обозримом будущем это вряд ли произойдет. Соответственно в качестве целей приходится выбирать более скромные параметры — ограничение насилия, сдерживание его масштабов в социально терпимых пределах. Например, в Японии, которая по численности населения соразмерна с Россией, уровень насильственной преступности почти в 20 раз ниже. Чтобы добиться таких же успехов в воздействии на преступность в нашей стране, необходимо более полно реализовать антикриминальный потенциал общества.

К мерам предупреждения насильственных преступлений можно отнести:

— коррекцию государственного политического курса, изменение характера реформ, приведение их в соответствие с российскими национальными интересами;

— преодоление социальной дезорганизации;

— государственную заботу о семье;

— совершенствование функционирования системы школьного воспитания;

— развитие сферы досуга;

— изменение государственной культурной и информационной политики — переориентация на развитие здорового образа жизни, воспрепятствование алкоголизации и наркотизации народа;

— восстановление отечественной системы правового воспитания и правовой пропаганды;

— совершенствование законодательства о необходимой обороне в плане оптимального определения ее пределов;

— развитие системы виктимологической профилактики, привлечение общественности к воздействию на насильственную преступность;

— совершенствование деятельности правоохранительных органов (раскрытие и оперативное расследование насильственных преступлений, привлечение к уголовной ответственности за преступления двойной превенции: угроза убийством, угроза причинением тяжкого вреда здоровью);

204.

Глава XII

— ограничение незаконного оборота оружия административно-правовыми, уголовно-правововыми и идеологическими мерами;

— развитие системы профилактики психопатологии, продуцирующей насилие.

На рубеже веков в России были инициированы процессы глубинной трансформации социальных и нравственных устоев, экономических и культурных основ жизни. В отдельные годы (например, в 1993 году) реформы приобретали стихийный характер и страна оказывалась на грани гражданской войны. Экономическая и политическая поляризация общества резко повысила уровень конфликтное™ населения. Непривычность к новым условиям жизни и неуверенность в завтрашнем дне обусловили то, что практически все общество оказалось в состоянии психоза и нервозности. Все это значительно снизило контролирующие способности абсолютного большинства людей. Негативные макропроцессы, преломляясь в индивидуальном сознании, формировали криминальную готовность.

Диверсионные варианты приватизации, когда западные «инвесторы» скупали за бесценок передовые отечественные предприятия с единственной целью разорить и обанкротить их, чтобы устранить конкурента с российской стороны, провоцируют не только внутреннее возмущение и ожесточение людей, но и насильственные действия со стороны россиян. Например, в октябре 1999 года рабочие Выборгского целлюлозно-бумажного комбината не пустили нового владельца на свое предприятие, в итоге произошло кровавое столкновение. Изменение политического курса, обеспечение справедливого характера реформ с тем, чтобы они отвечали и интересам отдельных граждан, и интересам государства в целом, — необходимое условие нормализации общественной атмосферы в нашей стране. Это одна из фундаментальных мер профилактики агрессии и конфликтности в нашей стране.

Фундаментальной мерой воздействия на насильственную преступность является государственная забота о семье как ячейке общества. Семья относится к числу основных субъектов профилактики насилия. В плане предупреждения преступлений особое

Насильственная преступность

-205

значение имеют два аспекта государственной политики в отношении семьи:

— во-первых, выявление и пресечение фактов насилия в семье, воспрепятствование формированию в семье склонности к преступлениям (привлечение виновных к административной или уголовной ответственности, лишение родительских прав, взятие под опеку детей, оказание им медицинской и психологической помощи);

— во-вторых, активизация профилактического потенциала семейного воспитания путем создания нормальных жилищных и материальных условий, оказания педагогической помощи родителям, координации усилий родителей, учителей и работников правоохранительных органов в защите подростков от втягивания в преступную деятельность и криминальную среду.

Огромную роль в профилактике насильственных преступлений играет развитие сферы досуга и формирование культуры отдыха, постепенное искоренение порочных традиций, которые жестко увязывают отдых с употреблением спиртного. Государство должно обеспечить гражданам возможность снятия стрессов в рамках здорового образа жизни.

Физкультура и спорт в профилактике насилия могут играть как положительную, так и отрицательную роль. Культивирование не свойственных нашей культуре, нашей религии и нашему менталитету восточных единоборств — достаточно тревожная тенденция в развитии отечественной физической культуры. Не случайно среди криминальных дельцов так много выходцев из этих спортивных секций, а в некоторых преступных группировках одной из обязанностей их членов было посещение специальных секций каратэ. Причем особая опасность данной тенденции заключается в том, что она инициирует своеобразную цепную реакцию: чтобы не стать жертвой, человек вынужден осваивать приемы рукопашного боя, а в процессе тренировок он утрачивает многие положительные качества, которые выступают барьером мотивации насильственных преступлений. Советский опыт свидетельствует, что жесткие запретительные и карательные меры в профилактике спортивного насилия не самые эффективные.

206.

Глава XII

Развитие альтернативных видов спорта (их реклама и совершенствование материальной базы), трансформация восточных единоборств в элементы оздоровительной гимнастики, анализ и раскрытие элементов черной мистики как фундамента отдельных видов восточных единоборств — такими могут быть направления оздоровления отечественной физической культуры. Вероятно, у этой проблемы нет простых решений. Немаловажную роль в поиске оптимума могла бы сыграть наука. Первые шаги в этом направлении уже делаются'.

Очень тревожной тенденцией, развивающейся в спортивной и околоспортивной среде, оказывается фанатизм болельщиков. Фанаты того или иного спортивного клуба уже не ограничиваются ношением элементов спортивной символики и разукрашиванием стен лозунгами в поддержку своих кумиров. Все чаще и чаще проявление любви к определенным спортсменам трансформируется в ненависть к их противникам. Практически стали нормой попытки избиения победителей болельщиками проигравшей стороны. Правоохранительными органами зафиксировано несколько массовых побоищ между болельщиками «Спартака» и ЦСКА, в ходе которых имели место даже убийства. Болельщики структурируются и организуются. Они все больше и больше напоминают организованные криминальные структуры: у них есть руководители, боевики, идеологи и т. п. Все это — проявление феномена «натурализации» культуры: так же, как брошенное поле зарастает сорняками, так и души детей чернеют, если им не уделять должного внимания. Государство должно найти способы направить энергию молодых людей в мирное русло. Это сверхсложная задача. Решить ее без соответствующей стратегии, выверенной молодежной политики невозможно. Сегодня еще есть время для выработки и активной реализации такой политики. Через несколько лет могут наступить необратимые процессы, поскольку свою политику уже выработали и пытаются реализовать различные криминальные и профашистские организации.

' См.: Белецкий В.В. Криминологическая характеристика и предупреждение преступности среди спортсменов. Автореф. дис... канд. юрид. наук. Омск, 1996.

Насильственная преступность

-207

Радикальное изменение государственной информационной политики — необходимое условие защиты психики наших сограждан от видеоэкспансии насилия. Во многих странах мира в этих целях активно используются как правовые, так и технические меры: законы, запрещающие демонстрацию видеоматериалов, рекламирующих насилие, специальные блокираторы на телевизорах, позволяющие родителям контролировать телеэфир. Благодаря именно этим мерам, кино- и ведеопродукция, изобилующая сценами насилия и секса, была вытеснена из стран, где она производилась. Незащищенная Россия буквально утонула в потоках этой масс-культуры, что не замедлило сказаться на росте насилия и агрессивности.

Негативному информационному воздействию должно быть противопоставлено внедрение в общественное сознание через средства массовой информации, литературу и искусство идеалов благородства, нравственной чистоты, доброты, честности, справедливости. Эти непреходящие ценности сегодня утратили привлекательность. И причина этого не в уменьшении их подлинной значимости — они всегда были и будут находиться на должной высоте. Просто многие наши сограждане опустились слишком низко, в силу чего утратили способность воспринимать их. Задача государства и здоровых сил общества — помочь людям подняться до их уровня, помочь прикоснуться к тому духовному потенциалу, который многие века накапливала Россия.

Сдерживание криминала в период реформ (тем более таких трудных и неудачных, как в нашей стране) невозможно без опоры на правоохранительные органы, которые способны вести эффективную борьбу с преступностью.

Совершенствование деятельности правоохранительных органов должно идти по двум направлениям:

— по пути специализации профессионалов высокого уровня на раскрытии и пресечении насильственных преступлений, улучшения их подготовки и обеспечения спецсредствами, приведения их правового статуса в соответствие со сложностью решаемых задач;

— по пути развития муниципальных правоохранительных структур: оптимизации штатов и совершенствования форм их

208.

Глава XII

деятельности, активного участия их в воспитательной работе. Эти органы максимально приближены к гражданам и имеют возможность предупреждать и пресекать насильственные преступления на ранних стадиях.

Осенью 1999 года чеченскими'террористами в ряде городов России были проведены диверсионные акты. Ответом была активизация населения в предупреждении возможных взрывов и других преступлений: гражданское патрулирование, сотрудничество с органами милиции, предоставление информации о готовящихся преступлениях, пресечение незаконных действий и т. д. Это убедительное свидетельство того, что мощнейший резерв воздействия на насильственную преступность в нашем обществе практически не используется. Не взрывы чеченских боевиков, а государственная идеология, руководство страны и средства массовой информации должны были направлять наших сограждан на активное противодействие преступности. К счастью, эта возможность еще не утрачена. Не исключено, что именно объединение простых людей окажет наиболее сильное разрушающее воздействие на насильственную преступность.

Профилактика случайных насильственных преступлений

Случайный поступок — деяние, противоречащее общей направленности личности (злой и жадный вдруг совершает доброе дело, а добрый и гуманный превращается в жестокого и агрессивного). При совершении случайного преступления это превращение носит характер эксцесса. Проходит немного времени, и человек уже горько сожалеет о содеянном. Изломанная судьба оказывается драматичной расплатой за минутную слабость.

Совершив преступление, невозможно повернуть время вспять и начать жизнь сначала так, чтобы не повторять ошибок. Но в наших силах проанализировать истоки случайных преступлений с тем, чтобы не повторять трагических ошибок.

Как известно, субъективной предпосылкой любого преступления являются криминогенные качества личности. У случайного преступника их немного — одно или два. В стандартной ситуации человеку легко удается нейтрализовывать их криминогенность, а вот в нестандартной они подчас оказываются причиной тра-

Насильственная преступность

-209

гедии. «Не сдержался», «не подумал о последствиях», «нашло какое-то затмение» — вот типичные мотивировки случайных насильственных преступлений. Неумение сдерживать себя в конфликтной ситуации, отсутствие привычки прогнозировать отдаленные последствия своих поступков очень часто оказываются теми криминогенными качествами, которые приводят порядочного человека на скамью подсудимых. «Учитесь властвовать собой» — эти слова А.С. Пушкина можно считать алгоритмом к решению многих проблем профилактики преступности. Еще одним сдер--живающим фактором может стать адекватное понимание того, что ждет человека в местах лишения свободы (насилие, сексуальная агрессия, утрата здоровья). Ради того, чтобы избежать этого, стоит заняться самосовершенствованием.

Выработка алгоритма оптимального поведения в различных криминогенных ситуациях — важнейшая предпосылка правильного поведения в экстремальных условиях. Как следует себя вести в ситуации, если вас толкнули, оскорбили, ударили, — подумать об этом желательно до того, как это уже произошло.

Насилие, к сожалению, является элементом нашей культуры. Избежать его удается не всегда, но применение насилия не должно выходить за рамки допустимого законом. Четкое уяснение, что такое необходимая оборона: кого, при каких обстоятельствах и какими мерами можно защищать от преступных посягательств, — важнейшее условие того, чтобы борьба за восстановление справедливости не трансформировалась в преступление.

Одной из эффективных мер профилактики случайных насильственных преступлений является психогигиена. Употребление наркотиков и спиртного, нервозность и неуравновешенность нередко оказываются первым шагом к преступлению. Автору этих строк приходилось немало общаться с людьми, оказавшимися в местах лишения свободы, которые горько восклицали: «Если бы не водка...». Гигиена мысли — также очень важное направление профилактики насилия. Одна из религиозных заповедей: «Не думай о людях плохо и не допускай близко к сердцу недобрых мыслей о них» — помогает человеку не ожесточиться. Ведь

14 Зак 2093

210.

Глава XII

наличие у обидчика отрицательных взглядов и привычек нередко оказывается результатом того, что он сам был жертвой достаточно драматичных обстоятельств.

Профилактика криминального конформизма

Умение противостоять отрицательному влиянию других лиц должен формировать у себя каждый. Наличие собственного «царька в голове» — несомненное достоинство человека, признак зрелости. Конформисты, не имеющие собственного мнения и не способные отстаивать свои идеалы, никогда не пользовались уважением (в криминальной среде за ними закреплено позорное прозвище «шестерка»). Парадоксально, что большинство случайных преступников, совершивших преступные деяния под влиянием других лиц, боялись, что их отказ повлечет утрату уважения.

Осмысление сущности конформизма удержит многих молодых людей от трагических ошибок. Осознание смысла бытия, выбор жизненного пути и готовность отстаивать свои идеалы — важнейшее условие человеческого счастья. Только такие люди пользуются авторитетом.

Виктимологическая профилактика насильственных преступлений

Вероятность стать жертвой насильственного преступления зависит от виктимности. Личность, ситуация, социальная роль могут быть оценены с точки зрения величины виктимности.

Объективный анализ собственной личности и выявление вик-тимогенных качеств — отправная точка снижения вероятности стать жертвой. Очень часто виктимогенным оказывается не само по себе какое-то качество, а интенсивность его проявления. Повышенная конфликтность («позиция заусенца») не менее опасна, чем страх конфликтов, неуверенность в себе. Плохая физическая форма, отсутствие навыков самозащиты повышают вик-тимность. Специальная подготовка может снизить ее. Однако если специальная подготовка изменяет личность человека (тот становится задиристым) или его социальную роль, то виктим-ность может возрасти.

Насильственная преступность

-211

Предварительная оценка опасности той или иной ситуации (ситуативной виктимности) — одна из гарантий того, что лицо не станет легкой добычей преступников. Человек должен специально подготовиться к адекватным действиям в ситуации опасности, подготовиться к возможному нападению, продумать свои действия (убежать от нападающих или оказать им сопротивление), заготовить средства защиты. Если ситуативная виктимность представляется чрезвычайно большой, такую ситуацию разумнее избежать. В любом случае анализ виктимогенности ситуации или социальной роли и принятие предварительных мер снижения ситуативной или ролевой виктимности позволит значительно уменьшить вероятность стать жертвой насильственного преступления.

Литература по теме

Стручков Н.А. Введение в криминологию. М., 1977. Анденес И. Наказание и предупреждение преступлений. М., 1979. Аванесов Г.А. Криминология и социальная профилактика. М., 1980. Кудрявцев B.C. Конфликт и насильственное преступление: социально-психологическое исследование причинно-следственных связей. М.,

1991.

Жигарев Е.С. Криминологическая характеристика социальных аномалий в среде несовершеннолетних. М., 1992.

Криминология: Учебник / Под ред. И.И. Карпеца, В.Е. Эминова. М., 1992.

Старков О.В. Бытовые насильственные преступления (причинность, групповая профилактика, наказание). Рязань, 1992.

Чечель Г.И. Жестокий способ совершения преступлений против личности: уголовно-правовое и криминологическое исследование. М.,

1992.

Шестаков Д.А. Супружеское убийство как общественная проблема. СПб., 1992.

Максимов С.С., Ревин В.Л. Насильственные преступления в сфере семейно-бытовых отношений и проблемы их профилактики. М.,

1993.

212.

Глава XII

Как обеспечить личную безопасность: практические рекомендации. М., 1993.

Насильственные преступления: природа, расследование, предупреждение. М., 1994.

Базаров Р.А. Преступления несовершеннолетних: криминальное насилие, меры противодействия. Екатеринбург, 1995.

Юридическая конфликтология. М., 1995.

Криминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой. М., 1997.

Ликсон Ч. Конфликт. СПб., 1997.

Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1997.

Насильственная преступность. М., 1997.

Основы конфликтологии. М., 1997.

Алексеев А.И. Криминология. М., 1998.

Антонян Ю.М. Психология убийства. М., 1997.

Бушуев Р., Ричардсон Д. Агрессия. СПб., 1998.

Преступность и реформы в России. М., 1998.

Глава XIII КОРЫСТНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ

Когда известного русского историка Н.М. Карамзина однажды спросили, как дела в России, тот в ответ произнес сакраментальную фразу: «Воруют». Справедливости ради следует отметить, что столь же лаконично можно было бы охарактеризовать ситуацию в абсолютном большинстве государств мира.

§ 1. Криминологическая характеристика корыстной преступности

Корыстные преступления во всех странах мира являются самыми распространенными. Анализ уровня корыстной преступности (как зарегистрированной, так и латентной) позволяет сделать нелестный для человечества вывод: «среднестатистически в течение года их число может превышать даже саму численность населения»'.

Корыстная мотивация является сущностной характеристикой рассматриваемых преступлений. В. Даль определяет корысть как «страсть к приобретению, к поживе; жадность к деньгам, к богатству, любостяжание, падкость на барыш. Выгода польза, ...нажива, пожива, добыча или захваченные богатства»2.

По мнению В.В. Лунеева, «корыстную мотивацию можно дифференцировать на:

1) жажду накопления денег и материальных ценностей, алчность, жадность, стяжательство;

2) стремление к материальному комфорту и благополучию, приобретению престижных ценностей, к жизни «не хуже других»;

' Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1997. С. 242. 2 Даль В. Толковый словарь. М., 1881. Т. 2. С. 171.

214.

Глава XIII

3) пьянство, стремление к разгульной жизни и другие порочные наклонности, требующие материальных затрат;

4) ложно понятые интересы службы, карьеристские устремления, желание угодить вышестоящему начальнику, приобрести и поддержать нужные для службы знакомства и связи;

5) личную материальную нужду (временную или относительно постоянную), бытовые потребности в дефицитных предметах или материалах, стремление помочь семье и другие побуждения»'.

В современных условиях достаточно распространенной формой корыстной мотивации становится жажда власти (древнеримский политик Марк Красе любил повторять: «Достаточно ли ты богат, чтобы иметь собственную армию?»).

По объективной стороне корыстные преступления можно разделить на группы:

1) связанные с насилием (бандитизм, разбой, похищение человека);

2) с использованием служебного положения (взяточничество, присвоение или растрата);

3) не связанные с насилием и не связанные со служебным положением (кража, мошенничество, торговля несовершеннолетними).

В криминологии выделяют такие виды корыстной преступности:

— общеуголовная корыстная преступность;

— экономическая преступность;

— коррупционная преступность;

— налоговая преступность2.

По корыстным мотивам нередко совершаются экологические преступления (загрязнение вод, атмосферы, морской среды, незаконная охота, уничтожение или повреждение лесов и др.), преступления против общественной безопасности (терроризм, захват заложников и др.), преступления против основ конституционного строя и безопасности государства (государственная измена, шпионаж, вооруженный мятеж и др.).

' Лунеев В.В. Преступное поведение: мотивация, прогнозирование, профилактика. М., 1980. С. 242.

2 См.: Криминология. М., 1997.

Корыстная преступность

.215

Удельный вес корыстных преступлений в общей структуре преступности в нашей стране постоянно растет. В 60-е годы доля корыстных преступлений оценивалась в 40—45%'. В 1986 году корыстные преступления оставляли 79,2% от всех преступлений, в 1993 году — 88,9%2.

В структуре корыстной преступности растут наиболее опасные преступления: широкомасштабные финансовые аферы, причиняющие материальный ущерб миллионам людей, многомиллиардные хищения национального достояния, убийства по корыстным мотивам. Например, число умышленных убийств, совершенных по корыстным мотивам, за период с 1986 по 1995 год возросло в 3,4 раза3.

Использование компьютерных технологий в бизнесе и финансовой сфере породило новый способ хищений. Высокоинтеллектуальные преступники (так называемые «хаккеры» ) «взламывают» компьютерную защиту, вводят в компьютерную сеть команды о необоснованном переводе денег на свой счет, снимают деньги со счета и скрываются. Таким образом группа молодых людей, занимавшаяся компьютерными преступлениями в Санкт-Петербурге, похитила несколько миллионов долларов из лондонского банка.

Печальным итогом проводимых в нашей стране реформ стало то, что в конце XX века в России возродились корыстные преступления, которые, казалось бы, человечество оставило в далеком прошлом: пиратство (ст. 227 У К РФ), похищение человека (ст. 126 У К РФ), торговля несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ). Достижения медицины обусловили возникновение такого преступления, как принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК РФ). Внутренние органы на мировом рынке являются очень ценным товаром. Немалое количество убийств обусловлено стремлением добыть этот товар, нередко россиян вывозят за границу под видом

' Лунеев В.В. Преступное поведение: мотивация, прогнозирование, профилактика. М., 1980. С. 237.

2 См. там же. С. 164.

3 См.: Преступность и реформы в России. М., 1998. С. 23.

216.

Глава ХШ

трудоустройства, а детей под видом усыновления исключительно с этой целью. По оперативным данным, в местах боевых действий криминальные структуры подчас разворачивают полевые медпункты для трансплантации внутренних органов у только что убитых (для одних война — величайшая трагедия, для других — прибыльный бизнес).

Корыстные преступления относятся к наиболее латентным. «Наиболее «неучтенными» оказываются коррупция и хищения государственного имущества. По нашим подсчетам, соотношение фактических и регистрируемых преступлений этого типа примерно 1:1000. В целом учету органов внутренних дел поддается так называемая преступность бедности — злодеяния, совершаемые маргиналами и слабоадаптированными субъектами. А самая опасная — «преступность богатства, власти и интеллекта» — в «бухгалтерию» МВД, как правило, не попадает»'.

Особая общественная опасность корыстной преступности заключается в следующем:

— во-первых, корыстные преступления (главным образом должностные злоупотребления и хищения государственного имущества и финансовых средств) обусловливают деградацию экономической, социальной и политической системы государства, в том числе разрушение Вооруженных Сил и всей системы государственной безопасности;

— во-вторых, тотальная коррупция, широкомасштабные аферы в финансовой сфере (типа банкротства фирмы «МММ», краха финансовых пирамид), от которых страдают десятки миллионов людей, ожесточают граждан, ставят их в оппозицию политическому режиму. В Албании, например, обманутые вкладчики в 1996 году развязали настоящую гражданскую войну. Обман граждан финансовыми структурами и в нашей стране порождает экстремизм. Так, 18 декабря 1998 года житель города Печоры А. Шредер, вкладчик банка «Российский кредит», совершил в Москве вооруженное нападение на этот банк, захватив в залож-

' Лунеев В.В. Калькулятор для правоохранителей — предмет первой необходимости // Общая газета. 1996. № 10.

Корыстная преступность

-217

ники главного бухгалтера. Единственным требованием «налетчика» был возврат собственных денег — вклада, который ему не выдавали, ссылаясь на отсутствие денег.

Невиданный рост хищений в период демократических реформ в России порождает очень опасную тенденцию: в общественном сознании постепенно отождествляются понятия «демократ», «реформатор» и «жулик». Коррупция госаппарата и широкомасштабные акции расхищения народного достояния создают предпосылки для рецидива авторитаризма и даже тоталитаризма. Не случайно в 90-х годах в России обретают популярность различные организации фашистского толка. «Для тысяч и миллионов не искушенных в политике людей, которых преступники убивают, калечат, насилуют, грабят, терроризируют, обворовывают, обманывают, одурачивают и держат в постоянном страхе, может стать безразличным тот факт, от какой диктатуры, криминальной или политической, они страдают. Тем более к политической диктатуре народы нашей страны, например, привычны. Их трудно будет упрекнуть в том, если они захотят защититься от преступности с помощью авторитарного режима»'.

§ 2. Типология личности корыстного преступника

Одна из первых классификаций корыстных преступников принадлежит Аристотелю. Он выделял два типа криминальной корысти:

— корысть богатых (стремление к избытку);

— корысть бедных (рожденная недостатком предметов первой необходимости).

Древнегреческий ученый более двух тысячелетий назад подметил важный криминальный феномен, подтвержденный современными криминологами: величайшие преступления совершаются богатыми, в то время как наибольшее внимание уделяется преступлениям бедных2.

' Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1997. С. 473. 2 См.: Аристотель. Большая этика // Аристотель. Соч. В 4-х т. М., 1983. Т. 4. С. 308—309.

218.

Глава ХШ

Классификация Аристотеля и до сего времени не утратила научной ценности, поскольку подходы к воздействию на корыстную преступность богатых и бедных существенно различаются:

первые требуют ужесточения социального контроля, вторые — развития системы социальной поддержки бедных.

Помимо рассмотренной, возможна и такая классификация корыстных преступников:

1. Ситуативный тип:

а) лицо, совершающее преступление под влиянием ситуации острой нужды.

Острая нужда может быть вызывающей социальное сочувствие (например, тяжелая болезнь ребенка, требующая дорогостоящего лечения); патологической (алкоголизм, наркомания);

б) лицо, совершающее преступление под влиянием ситуации доступности преступного результата (нередко доступность оказывается обманчивой, так как она лишь ошибка субъекта).

2. Корыстный преступник, решающий с помощью преступления проблемы материального обеспечения независимо от ситуации (сам создает ситуацию, благоприятствующую преступлению):

а) личность, для которой преступная деятельность не является основным источником дохода;

б) лица, для которых преступная деятельность является аналогом профессии и служит основным или единственным источником доходов.

3. Конформистский тип (совершающий преступления под влиянием других лиц — авторитетов). Корыстный мотив у таких типов может вообще отсутствовать либо очень слабо выражен. Их роль в преступной группе, как правило, пассивна: следить за опасностью, помочь донести похищенное и т. п.

4. Самоутверждающийся тип (совершающий корыстные преступления с целью завоевать авторитет сверстников). В отличие от конформистов утверждающиеся личности весьма активны. Этот тип распространен среди несовершеннолетних преступников.

5. Патологический тип (здесь имеется в виду не клептомания — болезненное стремление к воровству чужих вещей, — а патологическое накопительство: например, у одного из представителей

Корыстная преступность

-219

этого преступного типа было конфисковано несколько десятков чайных сервизов, около сотни костюмов, полторы сотни пар обуви, 60 пуховых одеял, 40 ковров)'.

6. Романтический тип совершает преступления из любви к риску, стремления пощекотать нервы. Мотив приобретения материальных ценностей у такого типа также присутствует, но он не является главным.

7. «Революционный» тип. Доминирующим мотивом совершаемых им корыстных преступлений является неприязнь и даже ненависть к тем, кто живет лучше (этот мотив присутствует в мотивационной сфере практически у всех корыстных преступников, но у данного типа он один из главных).

Данная классификация определяет основные направления предупреждения корыстных преступлений:

— оказание социальной поддержки лицам, попавшим в критическую ситуацию (болезнь ребенка, голод и т. п.);

— профилактика алкоголизма и наркомании;

— улучшение охраны материальных ценностей;

— разрушение криминальной профессиональной среды (выявление преступлений, совершенствование розыскной деятельности, улучшение подготовки профессионалов-розыскников, их материального обеспечения и стимулирования, повышение уровня раскрываемое™ преступлений, совершенствование правовой базы борьбы с профессиональной преступностью, обеспечение неотвратимости наказания, воспрепятствование распространению криминальной идеологии и культуры);

— улучшение воспитательной работы с подростками;

— формирование молодежной политики государства;

— развитие системы правового воспитания (в том числе для предупреждения ошибок в оценке вероятности безнаказанности);

— антикриминальная контрпропаганда, развенчание криминальной романтики, патологии потребительства;

— утверждение справедливости в общественном устройстве.

' См.: Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984. С. 68.

220.

Глава XIII

§ 3. Причины корыстных преступлений

Особенности детерминации корыстных преступлений

Жизнь человека во многом определяется двумя факторами: потребностями, доступными способами удовлетворения потребностей.

Потребности имеют биологическую основу, которая пластична в определенных пределах. Биологическая основа — не готовый продукт, а материал. Из этого материала общество формирует потребностные конфигурации, которые иногда называют иерархией потребностей, иногда — стандартами потребления.

Человек живет в обществе и впитывает (порой неосознанно) господствующие там стандарты потребления. В первобытном обществе человек мог чувствовать себя несчастным, если у него не было копья или шкуры. В современном Китае эквивалентом копья является холодильник, велосипед, швейная машина. В нашей стране — квартира, дача, автомобиль. В США — дом с бассейном. Потребительский стандарт белого человека в ЮАР выражается цифрами 3-2-1: три слуги, два автомобиля, один бассейн. По поводу стандартов потребления, граничащих с патологией потребительства, Л.Н. Толстой с горечью замечал: «Придумают себе, приучают себя к вредным потребностям, а потом все усилия ума употребляют на то, чтобы удовлетворять им или уменьшать вред от удовлетворения их»'.

Стандарты потребления играют в обществе весьма значимую роль:

1) с одной стороны, чем выше стандарты потребления, тем активнее и предприимчивее люди, тем динамичнее развивается экономика и общество в целом;

2) с другой стороны, чем выше стандарты потребления:

— тем сложнее обеспечить доступность удовлетворения стандартных потребностей для всех или хотя бы для многих;

— тем выше уровень неудовлетворенности в обществе;

— тем больше людей готовы пойти на все (в том числе и на преступление) ради достижения высокого уровня жизни.

Толстой Л.Н. Дневники // Собр. соч. В 22-х т. Т. 22. С. 128.

Корыстная преступность

-221

Не случайно в странах с динамично развивающейся экономикой так высок уровень преступности и самоубийств.

С точки зрения профилактики корыстных преступлений идеальным можно признать состояние общества, когда у всех все есть и никто ни к чему не стремится.

Экономический идеал совершенно иной — люди не удовлетворены, находятся в постоянном поиске способов обогащения. Незаконному обогащению теоретически должны воспрепятствовать правоохранительные органы, и тогда вся активность корыстного населения направляется в социально полезное русло:

производство, предпринимательство, честный бизнес. В реальности мощный поток корысти может смести все преграды правоохранительных органов, и общество оказывается перед реальной перспективой тотальной криминализации (когда не только порядочные экономисты, но даже преступные авторитеты разводят руки: так жить невозможно).

Общество вынуждено искать баланс между застоем и тотальной криминализацией. Инструментами обеспечения этого баланса являются:

1) формирование оптимального стандарта потребления (его достижение доступно законными способами для большинства членов общества при напряженном труде);

2) организация эффективной системы социального контроля:

предотвращение, выявление и пресечение преступлений; максимальное затруднение использования незаконно полученных материальных благ.

Особенности причин корыстных преступлений в России Особенностями современной ситуации в России являются:

1) экономическая, социальная и политическая нестабильность (переходные периоды в любой стране вызывают социальную дезорганизацию, которая является мощным криминогенным фактором);

2) порочность реформаторского курса, проявляющаяся:

— в резком нарушении баланса между стандартами потребления и возможностями системы социального контроля (первые резко превысили размеры оптимума, вторая была практически разрушена);

222.

Глава XIII

— в том, что многие «ошибки» были вызваны не романтическим преувеличением возможностей саморегуляции социальных систем с рыночной экономикой, но вполне отчетливо выраженными криминальными интересами «реформаторов» (сделанная Ю.М. Лужковым оценка приватизации в нашей стране как самой большой аферы XX века является вполне корректной).

90-е годы ознаменовались радикальным изменением многих условий общественной жизни России. Корысть расправила крылья в душах «бывших советских» людей. Начался период накопления первичного капитала. Во всех социальных системах этот этап развития сопровождался резким падением нравственности, хаосом в правовом регулировании и правосознании. Французский ученый Э. Дюркгейм назвал такое состояние аномией, социальной дезорганизацией: «Прежняя иерархия нарушена, а новая не может сразу установиться. Никто не знает точно, что возможно и что невозможно, что справедливо и что несправедливо; нельзя указать границы между законными и чрезмерными требованиями и надеждами, а потому все считают себя вправе претендовать на все... Общественное мнение не в силах своим авторитетом сдержать индивидуальных аппетитов; эти последние не знают более такой границы, перед которой они вынуждены были бы остановиться»'.

Ситуация осложнялась государственными акциями (обесценивание сбережений, «ваучеризация», банкротство высокорентабельных предприятий, установка налоговых ставок, доходящих до 95 копеек с рубля), которые практически всем населением страны были расценены как «грабеж». Вот к какому выводу приходят исследователи этого феномена: «В этом плане Российское государство по сути своей является самым главным корыстным преступником, с которого берут пример индивидуальные и коллективные грабители»2.

К числу наиболее распространенных факторов преступлений в сфере экономики относятся:

' Дюркгейм Э. О разделении общественного труда (этюд об организации высших обществ). Одесса, 1900. С. 334—336.

2 Лунеев В.В. Преступность XX века. М„ 1997. С. 241.

Корыстная преступность

-223

— негативные тенденции в развитии рыночных отношений в экономике и социальной сфере;

— неэффективная деятельность контролирующих органов (по заявлению министра финансов, «такого слабого контроля со стороны государства за своими собственными финансами в истории России еще не было»');

— недостатки в деятельности правоохранительных органов;

— недостатки в законотворческой деятельности;

— правовой нигилизм в обществе2.

Главными факторами общеуголовной корыстной преступности постепенно становятся безработица и нищета, маргинализация населения России.