16052

Преступление против собственности

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Введение Человечество никогда не избавится от преступности ибо по природе грешен сам человек писал французский криминалист Г. Тард1. Наиболее распространенными в современной преступности являются преступления против собственности. Большое разнообразие преступ

Русский

2013-06-19

158 KB

2 чел.

Введение

«Человечество никогда не избавится от преступности, ибо по природе грешен сам человек», - писал французский криминалист Г. Тард1.

Наиболее распространенными в современной преступности являются преступления против собственности. Большое разнообразие преступлений против собственности вызывает пристальное внимание. Общественная опасность хищений чужого имущества определяется тем, что в своей массе они вносят дезорганизацию в экономическую жизнь страны, создают возможности для паразитического обогащения одних за счет других.

Одним из распространенных преступлений против собственности является мошенничество. «Вирус» мошенничества проник в различные сферы деятельности человека. Способы мошенничества разнообразны и направлены на извлечение неконтролируемых доходов, незаконное завладение чужим имуществом.

Раскрываемость преступлений, связанных с мошенничеством, целью которого является завладение крупными денежными средствами банков, отделений связи, и т.д., не превышает 38%.

Поэтому изучение проблем уголовно-правовой борьбы с мошенничеством является одной из актуальных задач теории и практики отечественного правоведения.

Актуальность проблемы определяется пониманием огромной отрицательной значимости невнимания к проблеме мошенничества в условиях формирования рыночных отношений в России. По данным американских исследователей, тридцать процентов всех случаев краха предприятий в США вызваны действиями мошенников. Мошенничество лидирует в сфере незаконного перераспределения собственности. При этом характерна тенденция к возрастанию доли доходов от «интеллектуальных» преступлений.

Раскрытие мошеннического замысла осложняется тем, что по своей форме большая часть мошеннических операций в исходном пункте (когда нечто заманчивое и желаемое предлагается) и нередко по их завершению (когда жертвы остаются «наказанными») практически ничем не отличаются от обычных нормальных деловых сделок. К тому же субъект мошеннической операции во многих случаях оказывается для потенциальных жертв мошенничества более предпочтительным в личном отношении (его обходительность, готовность идти навстречу пожеланиям, его внешность, поведение…). На высшем уровне мошеннического мастерства операции ведут люди с имиджем, настолько отличающимся от имиджа многих бизнесменов и государственных служащих, что предпочтение в выборе, с кем иметь дело, решается людьми в пользу деловых контрактов с мошенниками.

Цель данной работы – изучить мошенничество как один из видов хищения, в том числе раскрыть способы, формы и средства мошеннического обмана, элементы мошенничества, а также выявить отличие мошенничества от смежных составов.

Глава 1 . Понятие и место мошенничества в преступлениях против собственности .

1 . 1 . Понятие и признаки мошенничества

ч.1ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации определяет мошенничество как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Диспозиция этой уголовно-правовой нормы состоит из трех частей: в части 1 предусмотрен основной состав, в части 2 - квалифицированный и в части 3 - особо квалифицированный.

Такое определение мошенничества, во-первых, позволяет выделить две разновидности мошенничества - хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество, во-вторых, содержит указание на конкретные способы его совершения, обособливающее его от других видов преступных деяний, - обман или злоупотребление доверием.

Исходным пунктом в составе мошенничества является определение хищения чужого имущества, содержащейся в ч. 1 ст. 159 УК, поскольку все признаки хищения являются и признаками мошенничества. Кроме того, понятие хищения позволяет разграничить разновидности мошенничества: хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество.

В ч. 1 примечания ст. 158 УК хищение определяется как совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Такое определение обеспечивает единообразное понимание хищения как родового понятия, объединяющего все формы и виды хищений, включая мошенничество.

Данное в законе определение хищения содержит шесть признаков. Этими признаками соответственно являются: 1) чужое имущество, 2) изъятия и (или) обращение в пользу виновного или других лиц, 3) противоправность, 4) безвозмездность, 5) причинение ущерба собственнику или иному владельцу, 6) корыстная цель.

При мошенничестве виновный с целью завладения чужим имуществом или правом на него использует обман лица, в собственности, владении или ведении которого находится имущество, в результате чего это лицо, будучи введенным в заблуждение, добровольно передает имущество виновному.

Предметом мошенничества выступает как чужое движимое или недвижимое имущество, так и право на чужое движимое имущество. Как и при краже, при мошенничестве субъект не имеет ни реального, ни предполагаемого права на изымаемые материальные ценности и до изъятия они не находятся в его владении.

В. Лимонов, соискатель Академии управления МВД РФ, отмечает, что приобретение права на чужое имущество - это особая разновидность мошенничества. «Это деяние, - указывает он, - не является хищением, так как не связано с изъятием и (или) обращением в пользу виновного или других лиц чужого имущества на него».

С позиции уголовного права приобретение права на имущество не равнозначно приобретению имущества. Обладатель права на имущество для того, чтобы реализовать это право, т.е. приобрести имущество, должен совершить еще другие, дополнительные действия. Лицу, приобретшему право на имущество противоправно, в том числе путем обмана или злоупотребления доверием, собственник или иной владелец данного имущества может воспрепятствовать в реализации этого права посредством обращения в правоохранительные или иные государственные органы.

Отмеченное обосновывает определение рассматриваемой разновидности мошенничества как совершенного с корыстной целью противоправного безвозмездного приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, создающего реальную возможность причинения ущерба собственнику или иному владельцу соответствующего имущества.

По мнению Завидова Б.Д., термин  «хищение» данное в диспозиции статьи 158 УК с термином  «завладение», которое было в определение  предыдущего УК 1960 года  неравнозначны, ибо термин "завладение" не всегда может являться "хищением" в прямом смысле этого слова. Так, можно "завладеть" чужим имуществом (например, одолжить у приятеля на время вещь, попользоваться вещью и т.п.) на определенное короткое время, не имея умысла и намерений похитить такое чужое имущество.

Видимо, учитывая такое различие словосочетаний, законодатель счел необходимым подчеркнуть: "хищение", а не "завладение". С точки зрения юридической техники, такая правовая конструкция уголовной правовой нормы оправдана, ибо сужается сфера, круг лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за "хищение", но не за "завладение" чужим имуществом1.

1 . 2 . Сведения о предмете преступного посягательства

Предметом мошенничества, помимо имущества, является также право на чужое имущество как юридическая категория. Оно может быть закреплено в различных документах, например, в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг. Имущественные права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки требований ( цессии ). Права по ордерной бумаге, т.е. с указанием лица, которому или  по приказу которого должно быть произведено исполнение, передаются путем совершения на этом документе передаточной надписи (индоссамента). Индоссамент, совершенный на ценной бумаге, переносит все права, удостоверенные ею, на лицо, которому они передаются. Бланковый индоссамент вообще не содержит указания на лицо, которому переданы имущественные права (ст.146 ГК РФ ). Документы, содержащие имущественные права, нередко бывают предметом различных мошеннических операций. Причем с момента получения мошенником документа, на основании обладания которым он приобретает право на имущество, преступление признается оконченным независимо от того, удалось ли мошеннику получить по нему соответствующее имущество в натуре или в денежном выражении.

   Все вышесказанное полностью относится к предмету отдельных видов мошенничества: мошенничеству в сфере предпринимательства, связанному с не целевым использованием денежных средств, в банковской и кредитной сферах, в сфере здравоохранения. Специфика предмета каждого из этих видов мошенничества состоит в характере используемых преступниками документов, а также, способах подделки последних.

     При осуществлении мошенничества в сфере здравоохранения предметом преступных действий выступают больничные листы и амбулаторные карты «больных», в которые заносятся ложные сведения, на основании которых мошенники получают право на денежные выплаты за период нетрудоспособности. Важно отметить, что в этом случае, как правило, за основу берется подлинный бланк больничного листа и подлинная же амбулаторная карта, а затем преступники вносят в них не соответствующие действительности сведения ( либо не вносят сведения, которые должны быть внесены ), подделывают подписи либо оформляют их обманным путем, таким же путем учиняют на них печати т.е. осуществляют частичную подделку документов. Так, по материалам уголовного дела № 119561 по обвинению Киселева Ю.В. 1962 г. р. и Никоноровой С.Д. 1969 г.р. в совершении мошеннических действий группой лиц по предварительному сговору проходили больничные листы №№ 9253320 и 9018226*, первый из которых, как выяснилось, был похищен, а затем оформлен со следующими нарушениями: произведена подделка всех подписей врачей, в графе «Освобождение от работы» сроки не соответствуют срокам госпитализации, не подчеркнут вид нетрудоспособности обманным путем нанесены печати. В амбулаторной карте при этом вообще отсутствовали  какие-либо записи. Второй больничный лист был получен обманным путем.

     В случае мошенничества в сфере предпринимательства и мошенничества, связанного с не целевым использованием денежных средств, спектр фальсифицируемых документов много шире, причем, в отличии от первого вида, преступники применяют как частичную, так и полную подделку.

     К таким документам относятся вышеназванные страховые полисы, завещания, ценные бумаги, а также различного рода платежные документы, договоры на выполнение работ или оказание услуг, договоры купли-продажи, поставки товаров, доверенности, кредитовые авизо, чеки, проектно-сметная документация. Примером могут служить ряд фиктивных договоров, оформленных Васяниной Н.В. (дело № 118205) для проведения строительных работ на деньги  районной администрации. Средства выделялись на осуществление ремонта детского сада, однако преступница, подделывая подписи ответственных работников администрации, заключала фиктивные договоры со строительными бригадами и расходовала их на строительство личного дома.

     Такова характеристика предмета посягательства мошенничества.

1 . 3 . Способы совершения мошенничества

Первый способ мошеннического хищения имущества – обман.

Обман в юридической литературе определяется как «сознательное искажение истины (активный обман) или умолчание об истине, состоящее в сокрытии фактов или обстоятельств, которые при добросовестном и соответствующем закону совершении имущественной сделки должны быть сообщены (пассивный обман)»1.

Итак, активный обман состоит в преднамеренном введении в заблуждение собственника или иного владельца имущества посредством сообщения ложных сведений, представления подложных документов и иных действий, создающих у названного лица ошибочное представление об основаниях  перехода  имущества  во владение виновного и порождающих у него иллюзию законности передачи имущества.

Пассивный же обман заключается в умолчании о юридически значимых фактических обстоятельствах, сообщить которые виновный был обязан, в результате чего лицо, передающее имущество, заблуждается относительно наличия законных оснований для передачи виновному имущества или права на него.

Обман при мошенничестве может касаться любых обстоятельств. Он может относиться как к фактам, имеющим место в настоящем, так и к фактам, событиям прошедшего или будущего времени.

При мошенничестве, совершаемом с использованием обмана, относящегося к тем или иным фактам, лицо ссылается на несуществующие и искажает действительные факты либо  умалчивает  об  их   существовании. Для иллюстрации сказанного приведем   некоторые примеры: лицо ложно сообщает жене  сослуживца  о  том,  что  последний  якобы  срочно  направлен в командировку в другой город и под этим  предлогом  предлагает  женщине передать   для   мужа   деньги,  теплые  вещи,  которыми  это  лицо  и завладевает;  виновный  для  завладения  деньгами  предлагает  матери арестованного   передать   их   через   него,  якобы,  следователю  за освобождение сына от уголовной  ответственности;  субъект  получает  с будущих пациентов   предоплату,   якобы   за   предстоящий   широко разрекламированный  курс  лечения  и  вместе  с  полученными  деньгами скрывается.

В судебной практике часто встречаются мошеннические действия, совершаемые с использованием обмана, относящегося к тем или иным предметам. Обман этого вида относится к количеству или качеству предложенных вещей: виновный передает потерпевшему имущество, но в меньшем количестве, чем было условлено; с потерпевшим за проданный товар мошенник рассчитывается не деньгами, а пачкой бумаги (так называемой «куклой»); музею продают вместо ценной картины ее копию. Ярким примером обмана, относящегося к предмету, является эпизод фильма «Влюблен по собственному желанию», где главная героиня фильма покупает с рук кофту в универмаге, на лестнице, кофту незаметно подменивают на рваную тряпку, а обман обнаруживается лишь дома.

Мошеннический обман может относиться также к юридической характеристике предмета, а именно к принадлежности имущества, к объему прав на него у данного лица. Таким, например, является случай, когда лицо продает не принадлежащее ему имущество, выдавая его за свое, либо продает заложенную квартиру или выдает доверенность с правом продажи на владение автомобилем, принадлежащем его родственникам.

Возможен обман и в обстоятельствах, относящихся к самому виновному: лицо выдает себя за того, которым он в действительности не является или за кого его принимают. Например, лицо выдает себя за родственника человека, для которого виновному на этом основании передается имущество; под видом представителей власти мошенник производит обыск с изъятием и обращением в свою пользу принадлежащих потерпевшим ценностей. Распространенным средством обмана при мошенничестве является использование форменного обмундирования лицом, не имеющим права его ношения, и получение им таким образом с граждан каких-либо ценностей (сборов, штрафов).

Мошенничество, состоящее в обманном приобретении права на имущество, в последние годы получили широкое распространение.

Второй способ мошеннического хищения имущества – злоупотребление доверием.

Злоупотребление доверием – «использование виновным  доверительного отношения к нему потерпевшего во вред последнему»1.

Виновный в целях незаконного завладения чужим имуществом или незаконного получения права на него использует особые доверительные отношения, сложившиеся между ним и лицом, которое является собственником либо иным владельцем этого имущества. Конкретными проявлениями такого способа мошенничества являются, например, преднамеренное невыполнение принятых виновным на себя обязательств (невозвращение взятого напрокат имущества; невыполнение работы в счет взятого аванса; невозвращение долга и т.п.).

При злоупотреблении доверием, как и при обмане, складывается ситуация, когда собственник или иной владелец имущества, будучи введенным в заблуждение, сам передает имущество мошеннику, полагая, что для этого имеются законные основания. Этот акт внешне добровольной передачи имущества означает не просто фактический переход имущества в руки виновного, но и получение им определенных возможностей по использованию имущества или распоряжению им. Поэтому не является мошенничеством хищение чужого имущества, которое не было передано виновному, а было доверено ему, например, для временного присмотра.

Глава 2 . Элементы состава мошенничества

2 . 1 . Объект и объективная сторона

Как известно, объектом всякого преступления являются общественные отношения, в которых  опосредуются определенные блага, интересы людей, а также общественные и государственные интересы.

Родовым объектом мошенничества, как преступления предусмотренного главой 21 УК "Преступления против собственности", всегда являются общественные отношения собственности между людьми по поводу материальных благ.

Отношения собственности – это, в первую очередь, отношения людей в процессе общественного производства, обмена и потребления произведенного продукта, т.е. материальные (экономические) отношения. В то же время они регулируются и закрепляются законодательством. В результате эти отношения образуют право собственности.

Нарушение этих отношений влечет за собой нарушение охраняемого законом права, что определяет наличие у рассматриваемого деяния (т.е. мошенничества) признака противоправности.

Как уже сказано выше (см. главу "Понятие хищения, его формы и виды") непосредственным объектом мошенничества следует признать существующие в Российской Федерации формы собственности, которые несмотря на их различия, охраняются законом в равной мере.

Исходя из определения хищения и определения мошенничества предметом данного преступления является имущество. Так как мошенничество является одной из форм хищения, соответственно и предмет мошенничества должен обладать всеми теми признаками, которыми обладает предмет хищения.

Во-первых, предмет мошенничества, как и предмет хищения, должен быть материальным, то есть являться частью материального мира, обладать признаком вещи.

При применении данного положения на практике в последнее время возникают определенные трудности. Как, например, решить вопрос о данном признаке предмета в случае посягательства на имущество, находящееся на банковском счете или во вкладе ?

Данный вопрос заострен правоприменительной практикой потому, что нередко при поступлении похищенных средств на счет фирмы и притом что эти средства не были затем "обналичены", рассматриваемые действия квалифицируются следственными органами как покушение на хищение (мошенничество).

Казалось бы, определяя момент окончания хищения, следует руководствоваться установленными в правоприменительной практике и науке уголовного права критериями для разграничения оконченного хищения и покушения на него. Первым является момент выхода имущества из владения собственника, а вторым – момент, с которого виновный имел возможность фактически распорядиться похищенным.

Однако многие работники правоприменительных органов, в том числе некоторые члены Верховного Суда, не могут согласиться с тем, что похищенные указанным образом безналичные денежные средства могут находиться в распоряжении виновных даже не будучи "обналиченными". И, кроме того указывают на то, что такие средства не обладают признаком вещественности. Вот, мол, когда эти средства превратятся в наличные, тогда можно будет говорить об оконченном хищении. Такая позиция привела к тому, что по ряду уголовных дел действия похитителей квалифицировались как покушение на хищение, хотя средства уже находились на счете фирмы, которой руководил мошенник, получивший возможность ими распоряжаться,  даже не "обналичивая".

Таким образом, проблема в значительной степени может быть решена путем обращения к вопросу об определении предмета мошенничества применительно к новым способам данного преступления. В последние годы система расчетов, деньги используются в качестве платежного средства "превращаясь" в денежные знаки, стала представлять немалую сложность для практики и теории квалификации хищений.

Для решения этой задачи была предпринята попытка ревизировать то утверждение, что "предмет хищения в том числе и мошенничество всегда материален, составляет часть материального мира, обладает признаком вещи".

Следует сказать, что такая позиция в целом преобладала в дискуссии о возможности отношения к предмету хищения электроэнергии,  информации и т.п. И если ранее мнение, что " необоснованное расширительное истолкование органом правосудия понятия "имущество" как предмета хищения приводит к ошибочному применению закона об ответственности за названное посягательство…", было связано с понятием  имущества как предмета хищения, то ныне, будучи легитимировано, понятие хищения представляет собой образец бланкетной нормы и требует уяснения путем обращения к гражданскому законодательству.

Надо исходить из тех соображений, что согласно ст. 128 ГК к имуществу относятся и деньги. Статья 140 ГК, озаглавленная "деньги"", указывает на рубль, как на платежное средство, одновременно устанавливая, что платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов. Таким образом, систематический подход в анализе указанных норм заставляет отнести так называемые безналичные деньги, т.е. денежные средства, находящиеся на банковских счетах, к имуществу, а отсюда – к чужому имуществу, могущему быть предметом хищения.

Второй признак предмета мошенничества – экономический. Его суть в том, что предметом может быть только вещь имеющая определенную экономическую ценность.

Предмет хищения, в том числе мошенничество, олицетворяет человеческий труд. Это означает, что предмет: а) произведен человеком; б) содержит человеческий труд, если речь идет о продукте биологического природного происхождения.

Предметом мошенничества, любой его формы, могут быть товарно-материальные ценности в любом состоянии  и виде, обладающие экономическим свойством стоимости, а также деньги, как всеобщий эквивалент стоимости как особый товар, выражающий цену любых других видов имущества.

И третий признак предмет мошенничества – юридический. То есть, таким предметом может выступать лишь чужое имущество. Чужим является имущество, на которое лицо не имеет ни вещных прав, круг которых очерчен законом, ни обязательственных прав, которые могут создаваться по усмотрению самих лиц. К вещным правам, например, относятся: право собственности, право пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, сервитуты и т.п., а к обязательственным правам относятся: право аренды, хранения, найма и т.п.

Некоторая специфика рассматриваемого преступления по сравнению с другими формами хищения состоит в том, что мошенничеством считается не только завладение чужим имуществом, но и получение путем обмана права на чужое имущество. Если под правом на имущество понимается право собственности ( и иные права) в полном объеме, то упоминание об этом имеет значение лишь для уточнения момента окончания преступления.

Приобретение такого права является либо приготовлением к последующему завладению имуществом, либо противоправным образом создает видимость законного владения имущества, уже находящимся в обладании виновного. Завладев правом на имущество, преступник тем самым завладевает и самим имуществом, т.е. совершает хищение.

В теории по этому вопросу существуют определенные споры. Статья 159 УК говорит о преступности приобретения права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием, а примечание к статье 158 УК определяет хищение лишь как изъятие или обращение чужого имущества в свою или других лиц пользу, и прочее. На первый взгляд , здесь имеется противоречие, поскольку приобретение права не есть "изъятие" или "обращение" в свою пользу.

Однако статья 128 ГК сдержит формулировку "иное имущество, в том числе имущественные права", из которой следует, что обратить в свою пользу при хищение можно и имущественные права. Таким образом, противоречия устраняются.

«Объективная сторона – это составная часть состава преступления, характеризующая внешнее проявление конкретного общественно опасного поведения, причинившего вред объекту, охраняемому уголовным законом»1.

Признаки, характеризующие объективную сторону не всех, а только конкретных составов преступлений принято называть факультативными (способ, место, время, обстановка, орудия совершения преступления). В случае с мошенничеством способ совершения преступления – хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество.

В большинстве случаев уголовный закон считает объективной стороной оконченного состава преступления (в данном случае – мошенничество) сам факт совершения уголовно-правового деяния, т.е. мошенничества.

Объективная сторона мошенничества имеет важное значение для квалификации. Некоторые преступления можно разграничить лишь по признакам объективной стороны. Мошенничество и кража, например, отличаются друг от друга только способом совершения преступления, остальные признаки, характеризующие объект, объективную сторону и субъект, у них одинаковы.

С объективной стороны завладение имуществом или приобретение права на имущество при мошенничестве совершается путем обмана или злоупотребления доверием.

Объективные признаки мошенничества: 1) изъятие и (или) обращение в пользу виновного или других лиц; 2) противоправность; 3) безвозмезность; 4) причинение ущерба собственнику или иному владельцу; д) преступный результат и причинная связь.

Необходимым условием уголовной ответственности является наличие причинной связи между действием (бездействием) и наступившими вредными последствиями.

Обман и злоупотребление доверием служат способом завладения имуществом, между ними и переходом имущества во владение виновного должна быть установлена причинная связь.

Мошенничество считается оконченным с момента фактического незаконного перехода имущества во владение виновного и получения им возможности использовать его или распоряжаться им по своему усмотрению, а также с момента незаконного перехода к виновному права на имущество потерпевшего.

2 . 2 . Субъект и субъективная сторона

Под субъектом мошенничества понимают человека или группу людей, сознательно осуществляющих обман других людей ради незаконного получения ценностей объекта мошенничества. Последний является страдающей стороной в итоге мошеннического действия. Многие американские исследователи считают, что мошенником может стать каждый человек в определенных условиях. Такой подход практически бесплоден, т.к. в нем не учитываются личностные особенности человека, обусловливающие его предрасположенность (склонность) к мошенническому способу перераспределения собственности или прав на нее.

Е. Жариков в трактовке мошенника исходит из того, что успешным, т.е. таким, которого следует опасаться, может быть такой человек, который наделен определенным набором интеллектуально-психологических и этических свойств. В самой общей форме модель таких свойств содержит 6 элементов:

Стремление быстро обогатиться без обычных трудовых усилий.

Аттрактивность, как природой данная привлекательность, вызывающая доверие к данному человеку.

Мощный комбинаторный интеллект, позволяющий строить модели поведения людей под влиянием внешних воздействий, прогнозировать их поведение и предусматривать меры для поддержания направления и характера их действий, соответствующих мошенническим замыслам.

Эмпатия, как способность чувствовать, мыслить и хотеть так, как чувствуют, мыслят и хотят люди, намечаемые к роли жертв мошенников.

Высоко развитое чувство превосходства, позволяющего действовать уверенно по отношению к людям, которые, по мнению субъекта аферы, «безусловно», стоят в интеллектуальном отношении намного ниже мошенника и поэтому позволяют себя обманывать.

Установка на такое нарушение законов, которое предусматривает возможность избегать разоблачения и наказания1.

Как было сказано выше объектом мошенничества являются общественные отношения собственности. Ущерб общественным отношениям собственности причиняется мошенничеством в силу того, что преступник завладевает имуществом в силу того, распоряжается им  как собственным, обращая его в свою личную пользу или в пользу других лиц. Такой характер объективной стороны мошенничества дает содержание и субъективной стороне этого преступления и, прежде всего, цели как элементу состава. Основанием для определения цели мошенничества являются характер и направленность деятельности преступника. Но если объективно общественная опасность мошенничества определяется тем, что преступники, незаконно завладевая имуществом, тем самым причиняют ущерб его собственнику, то и общественно опасной целью является цель преступного  обращения  этого имущества в свою пользу или в пользу других лиц с тем, чтобы  извлечь из этого для себя или для других лиц незаконную материальную выгоду.

Таким образом, цель – корыстная. Корысть при мошенничестве отнюдь не во всех случаях означает извлечение личной имущественной пользы, личной материальной выгоды, а имеет место и тогда, когда эту материальную выгоду приобретает в результате деятельности преступника и другие лица. Корысть имеется и там, где человек стремится нажиться сам, и там, где он ставит своей целью дать нажиться другому, потому что в обоих случаях имеет место стремление отдельных лиц к извлечению выгоды и именно выгоды материальной. И   поскольку мошенничество совершается всегда с целью извлечь материальную выгоду для себя лично или для других лиц, в незаконном обогащении которых он   так или  иначе заинтересован, то целью хищения является цель корыстная.

Однако по-другому следует ставить вопрос о мотиве мошенничества. Мотив  – это то, что, отражаясь в сознании субъекта, побуждает его совершать преступление. В основе мотива лежат осознанные побуждения (стремления, желания) к  совершению  поступка.  Мотивами деятельности виновного при преступной передаче имущества другим лицам могут быть не только соображением личной корыстной заинтересованности, но и другие личные мотивы (благодарность за ранее оказанную услугу, помощь для выхода из неблагоприятного материального положения и  другое).  Между тем цель в любом случае – корыстная. Отсутствие корыстной цели  свидетельствует об отсутствии состава мошенничества.

Как и все хищения, мошенничество может быть совершено только с прямым умыслом. Нельзя похитить что - либо по неосторожности. Виновный осознает, что похищаемое имущество является собственностью других лиц. Он сознает также, что не имеет права на это имущество и желает преступно завладеть им.  О том, что  мошенничество предполагает вину именно в форме прямого умысла свидетельствует ряд обстоятельств. Во - первых, само понятие обмана необходимо предполагает  умышленный характер соответствующих действий. Во - вторых, мошенничество  предполагает цель распорядиться чужим имуществом как своим собственным. Субъект, преследующий цель обратить чужое имущество в свою собственность, сознательно использует заблуждение потерпевшего, отдавая себе, отчет в том, что он достигает цели именно этим путем.

В содержание умысла виновного входит осознание всех обстоятельств, образующих объективные признаки преступления. Ответственность наступает, когда лицо сознает: а) что завладевает чужим имуществом; б) что оно не имеет право на это имущество; в) что завладевает им безвозмездно; г) что совершает завладение определенным способом (путем обмана или злоупотребления доверием) при наличии  либо отсутствии тех обстоятельств, с которыми связана повышенная ответственность (по предварительному сговору группой лиц, неоднократно и т. д.).

Мошенничество со стороны способа достижения результата обладает рядом особенностей. Эти особенности, естественно, должны получить отражение в сознании преступника, чтобы совершаемое им деяние можно было квалифицировать как мошенничество. Особенностью мошеннического обмана с объективной стороны является то, что субъект обращает в свою собственность чужое имущество или извлекает выгоду из имущественного действия другого лица путем использования заблуждения потерпевшего в отношении "существенного обстоятельства". Следовательно, мошенник сознает и допускает возможность того, что он достигает своей цели путем использования заблуждения потерпевшего. Это заблуждение может быть вызвано или поддержано им самим, либо может возникнуть независимо от каких - либо его действий. Когда заблуждение вызвано самим субъектом оно может быть вызвано умышленно и с целью склонить потерпевшего к передаче имущества, или же эта цель может возникнуть позднее, после того как субъект, действуя без этой цели, ввел потерпевшего  в заблуждение. Заблуждение может быть вызвано виновным также неосторожно или даже случайно: однако вслед за этим виновный, осознает, что потерпевший впал в заблуждение, использует это последнее для обращения имущества в свою собственность или для достижения других результатов, охватываемых понятием мошенничества.

Наиболее характерны для мошеннического обмана случаи, когда субъект умышленно вызывает заблуждение потерпевшего с целью склонить его к передаче имущества или к совершению имущественного действия. По общему правилу, виновный в мошенничестве стремится внушить потерпевшему такое представление о существенном обстоятельстве, которое не соответствует действительности, имея в виду получить чужое имущество против воли и не в интересах собственника, причем в то же время как бы с согласия последнего.

Поэтому виновный стремится внушить потерпевшему такое представление об обстоятельствах сделки или другой операции, связанной с переходом имущества, которое предопределило бы согласие потерпевшего совершить то или иное имущественное действие, не отдавая себе отчета в том, что он действует себе во вред. Очевидно, что это представление не должно, по мысли виновного соответствовать действительному характеру того обстоятельства, к которому оно относится. При этом, исходя из предположения, что его заявление о том или ином обстоятельстве не соответствует действительности, виновный может обладать различной степенью уверенности в том, что это несоответствие на самом деле имеет место. Он может быть уверен в этом или же может считать это вероятным или возможным. Существенно, однако, что, осознавая несоответствие его заявления действительности, или допуская вероятность либо возможность этого или желая, чтобы дело обстояло, таким образом, или равнодушно относясь к этому и т. д., виновный при любой практически возможной комбинации этих условий делает такое заявление.

Если к факту несоответствия своего заявления действительности субъект может относиться по - разному, вопрос о его отношении к заблуждению потерпевшего должен получить другое решение. Заблуждение потерпевшего при мошенничестве, как средство получения имущества, можно сравнить с тем страхом, который преступник стремится внушить потерпевшему, подвергающемуся разбойному нападению, или с теми опасениями, которые стремиться вызвать у потерпевшего вымогатель.

Таким образом, при мошенничестве рассматриваемого вида (когда заблуждение умышленно вызывается с целью завладения имуществом) виновный предвидит, что его заявление или его действие вызовет заблуждение со стороны потерпевшего и желает, чтобы это заблуждение возникло. В соответствии с тем, что было сказано выше о заблуждении потерпевшего как об одном из звеньев развития причинной связи при мошенничестве, это заблуждение может иметь своим содержанием неправильное представление  потерпевшего о своем интересе в совершении или несовершении известного имущественного действия.

Конкретно это выражается в том, что потерпевшему внушается ложное представление о его моральной или юридической обязанности или о выгодности или удобстве для него передать имущество виновному или совершить в его пользу имущественное действие. Естественно, что этот конкретный характер заблуждения потерпевшего также охватывается умыслом виновного, по крайней мере, в родовых чертах. Поскольку дело обстоит, таким образом, поскольку необходимым признаком  мошеннического обмана является осознание субъектом того, что обман осуществляется им в отношении обстоятельства, существенного для образования на стороне потерпевшего согласия передать имущество или совершить имущественное действие. В противном случае нельзя было бы считать, что виновный отдавал себе отчет, хотя бы в родовых чертах, в том, как будет развиваться причинная связь между его действием и  наступившим результатом, иными словами, нельзя было бы считать, что виновный предвидел наступление этого результата.

Что касается тех случаев, когда виновный использует заблуждение потерпевшего, возникшее в результате действий виновного, однако совершенных без цели вызвать заблуждение, то нет никаких оснований не усматривать в них состава  мошенничества. Субъект в этих случаях желает обратить имущество в свою пользу, сознавая при этом, что он завладеет им вследствие заблуждения потерпевшего; следовательно, он допускает, что потерпевший, соглашаясь передать имущество, действует не в своей действительной воле и не в своем интересе. Иными словами, виновный отдает себе отчет в том, что потерпевший, если бы он не был введен в заблуждение, воздержался бы от передачи имущества.

Таким образом, в рассматриваемых случаях психическое отношение виновного к своему действию и к его результату удовлетворяет (как со стороны сознания, так и со стороны желания) существенным признакам вины при совершении мошеннического обмана.

В соответствии со всем вышесказанным, одним из обязательных является установление на основе анализа всей совокупности действий преступников, их содержания и направленности, наличия умысла на завладение чужим имуществом или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием. Так, например, при расследовании мошенничества в сфере частного предпринимательства (в ней мошенничество получило наибольшее распространение) на наличие умысла могут указывать следующие действия преступников: а) создание фирмы по подложным документам, на вымышленное лицо, мизерный размер уставного капитала фирмы; б) требование стопроцентной предоплаты как условие заключения соглашения; в) нереально большие размеры обещанного дохода; г) крайне неблагополучное экономическое положение коммерсанта (посредника) к моменту заключения соглашения (долги, просроченные обязательства, в том числе по погашению кредита и др.); д) профессиональная неподготовленность, отсутствие опыта в той  области деятельности, по поводу которой берутся обязательства, и собирается предоплата; е) отсутствие реальных возможностей для выполнения обязательства; ж) непроведение  предпринимателем каких - либо подготовительных действий для обеспечения реального выполнения всех обязательств; з) отсутствие валютных средств (валютного счета) при заключении сделок о закупке для клиента импортных товаров за валюту; и) предъявление при заключении сделок подложных гарантийных писем, иных документов в обоснование своей платежеспособности; к) трата денег, полученных в порядке предоплаты, на иные, нежеле предусмотренные соглашением, цели – погашение долгов, на личные цели и др.; л) требование оплаты за  обещанные услуги  (работы) с предварительным выполнение лишь ее подготовительной части.

Точное установление умысла и цели при расследовании преступлений обеспечивает правильную квалификацию деяния и назначение справедливого наказания.

Глава 3 . Квалифицирующие признаки мошенничества

Для мошенничества квалифицирующим обстоятельством предусмотрено причинение значительного ущерба гражданину.

Квалифицированным признается мошенничество, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) лицом с использованием своего служебного положения;

г) с причинением значительного ущерба гражданину.

К особо квалифицированному в ч. 3 ст. 159 относится мошенничество, совершенное:

а) организованной группой;

б) в крупном размере;

в) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство.

Остановимся более подробно на некоторых обстоятельствах, квалифицирующих мошенничество.

Из нововведений, касающихся мошенничества, следует назвать появление нового квалифицирующего признака в ст. 159 УК РФ - «мошенничество с использованием своего служебного положения».

Законодатель ввел новый квалифицирующий признак не случайно, поскольку большое количество мошеннических хищений совершаются лицами, использующими при этом свое служебное положение.

Специфика данного преступления состоит в том, что объективная сторона его складывается из двух действий, каждое из которых, взятое отдельно, составляет самостоятельное преступление: злоупотребление служебными полномочиями и собственно мошенническое хищение. При этом злоупотребление служебными полномочиями создает возможность хищения, предшествует изъятию материальных ценностей и поэтому часто отдалено от него по времени. Использование должностным лицом своего служебного положения предполагает реализацию тех прав и полномочий, которыми оно наделено по роду своей работы, служебных отношений с должностными лицами в своей и других организациях.

Злоупотребление должностными полномочиями для мошеннического хищения возможно лишь по месту службы должностного лица и в пределах тех функциональных обязанностей, которые на него возложены, причем в компетенцию виновного должны входить определенные правомочия в отношении имущества или по месту его работы, или в контролируемых им подразделениях. Если же должностное лицо, используя свой авторитет, положение, оказывает давление на других людей, склоняя их к совершению хищения, то оно подлежит уголовной ответственности за соучастие в преступлении.1

Относительно понятий: «крупный» и «значительный» ущербы в сфере экономических преступлений. В Уголовном кодексе в различных статьях он трактуется несколько по-разному.

«Значительный ущерб» - это оценочный признак. В законе он прямо не установлен, что не способствует его единообразному применению. Пленум Верховного суда СССР  «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности» разъяснил, что «решая вопрос о квалификации действий виновного по признаку причинения преступлением значительного ущерба потерпевшему, следует учитывать стоимость похищенного имущества, а также его количество и значимость для потерпевшего, материальное положение последнего, в частности заработную плату, наличие иждивенцев». Поэтому при определении значительного ущерба потерпевшему ориентируются в основном на его зарплату, учитывают ценность похищенного имущества и значение утраты этого имущества для потерпевшего.

В отличие от значительного ущерба признак «в крупном размере» прямо установлен в уголовном законодательстве. «Крупным размером» в ст. 159 УК РФ признается стоимость имущества, в 500 раз превышающая минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством РФ на момент совершения преступления.2

Совершение квалифицированных видов мошенничества предполагает сознание виновным всех обстоятельств, квалифицирующих содеянное (повторность, группа и т.д.). Достаточно чтобы виновный сознавал фактические обстоятельства, имеющие значение для квалификации, но не требуется, чтобы он давал им правильную юридическую оценку.

Глава 4 . Отграничение мошенничества от других составов преступления .

Налицо состав мошенничества, если потерпевший, хотя бы и под влиянием обмана, но передавал свое имущество во владение, пользование или распоряжение (если не в собственность) виновного. Если потерпевший передает другому лицу какие-либо ценности не во владение, а, например, для осмотра (в своем присутствии), то эти ценности не только юридически, но и фактически продолжают оставаться во владении потерпевшего. В действиях виновного, если он скрывается с имуществом, в зависимости от их характера, имеется состав кражи или грабежа. Например, лицо просит у собственника разрешения примерить золотое кольцо и, одев его, тут же скрывается. В этом случае действия жулика следует рассматривать как грабеж.

Если лицо завладевает имуществом, но не получает возможности реально распорядиться им по своему усмотрению, его действия следует квалифицировать как покушение на мошенничество.

В отличие от кражи, предметом мошенничества может выступать не только имущество, но и оформленное документально право на имущество.

При краже виновный изымает имущество из чужого владения скрытно от собственника или владельца, завладение имуществом происходит вопреки воле потерпевшего, при мошенничестве же собственник или владелец как бы добровольно (хотя и под влиянием обмана) передает свое имущество виновному во владение или пользование.

В УК РФ 1996 г. предусмотрен ряд составов преступлений, смежных с мошенничеством. В частности, многие составы преступлений, предусмотренные нормами, включенными в гл. 22 «Преступления в сфере экономической деятельности». К ним могут быть отнесены следующие: лжепредпринимательство (ст. 173), незаконное получение кредита (ст. 176), незаконное использование товарного знака (ст. 180), нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст. 181), заведомо ложная реклама (ст. 182), злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) (ст. 185), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186), изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов (ст. 187), неправомерные действия при банкротстве (ст. 195), фиктивное банкротство (ст. 197) и обман потребителей (ст. 200). Рассмотрим некоторые из них.

Такой смежный с мошенничеством состав преступления, как незаконное получение кредита, предусмотрен ст. 176 УК РФ. Часть 1 этой статьи устанавливает ответственность за «получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, если это деяние причинило крупный ущерб», а ее ч. 2 – «за незаконное получение государственного целевого кредита, а равно его использование не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству».

Возникает необходимость разграничивать мошенничество и незаконное получение именно кредита, в том числе государственного целевого, причинившее крупный ущерб.

Критериями разграничения этих преступлений являются направленность умысла и время его возникновения. При этом мошенничество налицо тогда, когда при представлении заведомо ложных сведений указанного содержания, т.е. до получения кредита, умысел виновного направлен на хищение имущества, составляющего кредит. Квалификация содеянного аналогична при отграничении мошенничества от лжепредпринимательства. Причем представление заведомо ложных сведений о хозяйственном положении или финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации есть не что иное, как одна из разновидностей мошеннического обмана.

Экономическая  реформа  привела  к  существенному усложнению имущественных  отношений.  Сложность  их  вызывает необходимость более детального толкования составов имущественных преступлений с тем, чтобы отличить от обмана или неисполнения обязательств гражданско-правового характера.  Прежде  всего,  это относится к мошенничеству, часто внешне приобретающему  вид  тех  или  иных  частно-правовых  договоров  (купли-продажи,  займа,  поручения и др.). Мошенничество отличается от недобросовестности   частно-правового   характера   по   объективным   и субъективным признакам.

Предмет мошенничества – чужое имущество. Имущество в качестве предмета мошенничества может быть как движимым, так и недвижимым, включает деньги, ценные бумаги и некоторые документы, предоставляющие имущественные права без дополнительного оформления.

Получение путем обмана услуг или работ, уклонение от исполнения обязательств составом мошенничества не охватываются ввиду отсутствия предмета этого преступления. Так, не будет мошенничеством выдача чека, заведомо не подлежащего оплате, с целью побудить к оказанию транспортных и иных услуг или вручение денежной «куклы» с тем, чтобы побудить к выдаче документа об уплате долга. Такие действия могли бы влечь ответственность по норме причинении имущественного ущерба путем обмана, если бы Закон от 1 июля 1994 г. не отказался от традиционной трактовки этой нормы и не ограничил уголовную ответственность случаем причинения имущественного ущерба «собственнику». В действительности же от подобного рода обманов чаще всего страдает не собственник, а кредитор.

С объективной стороны завладение имуществом или приобретение права на имущество при мошенничестве совершается путем обмана или злоупотребления доверием, в связи с чем возникают определенные сложности при квалификации злоупотреблений со сберегательными книжками на предъявителя и с автоматизированными системами обработки данных.

При предъявлении сберегательной книжки на предъявителя банк обязан произвести платеж независимо от того, вводит мошенник в заблуждение банковского служащего или нет. Применение к данному случаю нормы о мошенничестве является применением аналогии уголовного закона. Более правильной представляется квалификация неправомерного завладения сберегательной книжкой на предъявителя (ценной бумагой – соответственно прямому указанию ГК) по нормам о краже, грабеже, разбое или вымогательстве, в зависимости от способа такого завладения.

Нет     обмана     и     при      неправомерном       злоупотреблении      с автоматизированными   системами   обработки   данных  (например,  лицо оплачивает в  магазине  покупку  по  чужой,  незаконно  заимствованной кредитной  карточке). Компьютер, как и замок в сейфе, нельзя обмануть, поскольку  технические  устройства  лишены  психики.  На  наш  взгляд, побочные  действия  правильнее  квалифицировать  по норме о краже. При этом, однако, необходимо отметить,  что  предметом  кражи  традиционно считается имущество, обладающее физическими признаками, в то время как вклад  в  банке  является  правом требования и, совершая «компьютерную кражу», лицо не  завладевает  имуществом,  но  лишь  уменьшает  размер требования потерпевшего к банку.

И. Клепицкий считает, что толкование имущества как предмета кражи, охватывающее имущественное право требования, представляется весьма проблематичным в том смысле, что «оно позволит увидеть кражу в широком круге фактов неисполнения частно-правовых обязательств, не требующих наступления уголовной ответственности. Целесообразнее установить ответственность за обогащение за чужой счет путем злоупотребления с автоматизированными системами обработки данных по норме о самостоятельном преступлении (так, норма о компьютерном мошенничестве в 1987 г. была сформулирована в австрийском УК 1974 г., первоначально предполагавшем наказание подобных злоупотреблений по традиционным нормам об имущественных преступлениях)»1.

Если мошенничество внешне выражается в частно-правовом договоре, необходимо, чтобы мошенник в момент совершения сделки и завладения имуществом или приобретения права на него не имел намерения осуществить услугу или иным образом исполнить обязательство. В данном случае налицо мошеннический обман в намерениях. А частно-правовая сделка здесь лишь внешнее проявление мошеннического приобретения права на имущество.

Мошенничество может выразиться в получении «кредита» в случае, если виновный не был намерен вернуть долг в момент совершения сделки и завладения имуществом. Оно может выразиться в «договоре поручения» или «купли-продажи», если в момент совершения сделки и завладения чужим имуществом или приобретения права на него лицо не намерено исполнить обязательство.

Если лицо в момент получения кредита намерено по возможности исполнить обязательство – мошенничества нет. При этом не требуется, чтобы лицо было уверено в том, что оно исполнит обязательство. Совершая сделку, ее участники в какой-то степени идут на риск. Но ничего преступного в этом нет. Предпринимательский риск – обычное явление в экономической сфере.

Установление обмана в намерениях на момент завладения имуществом или приобретения права на него – дело достаточно сложное, однако вполне выполнимое. Об обмане в намерениях может свидетельствовать очевидная уже в момент заключения сделки невозможность исполнения обязательства, действия после завладения имуществом и действия до завладения имуществом, направленные на облегчение уклонения от возврата долга и т.д.

Определяющий  признак,  позволяющий  отграничить  мошенничество от

нарушения гражданско-правовой  обязанности,  -  намерение безвозмездно обратить  чужое  имущество,  находящееся во владении виновного, в свою собственность, а не намерение, например, отсрочить момент  возвращения этого имущества, уклониться от платежа за его использование.

Заключение

Мошенничество – это форма хищения, получившая весьма широкое распространение в условиях рыночной экономики и свободы предпринимательской деятельности. И, прежде всего, это связано с появлением новых его видов, ранее не известных российскому уголовному праву.

В наше время, когда Россию захлестывает волна мошеннических преступлений  и их разоблачений существует проблема предупреждения мошенничества. Несмотря на то, что Уголовный кодекс Российской Федерации значительно расширил уголовную ответственность за экономические преступления, по моему мнению, он не лишен ряда пробелов, связанных с мошенничеством – неучтены некоторые типичные способы его проявления. Одним из таких пробелов в законе – отсутствие статьи уголовную ответственность за мошенническое хищение чужого имущества при помощи телефонов и компьютеров.

Как мне  кажется, необходимо организовать серьезные исследования мошенничества в его специфических проявлениях в России. Также следует сказать, что мошенничество в истории Российского права рассматривается давно и уже имеется богатый опыт по обнаружению, расследованию, квалификации данного преступления.

Задача ( 7 вариант )

Все незаконные действия Морева охватываются составом преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ – мошенничество в особо крупном размере.

Объективная сторона мошенничества выражается в действиях, характеризующихся двумя способами их совершения: обманом или злоупотреблением доверием. В результате обмана или злоупотребления доверием потерпевший, введенный в заблуждение, сам добровольно передает мошеннику свое имущество.

Суть злоупотребления доверием как мошеннического способа изъятия чужого имущества состоит в использовании доверительных отношений, сложившихся между виновным и потерпевшим. Для того чтобы злоупотребление доверием было признано способом мошеннического завладения чужим имуществом, виновному недостаточно вызвать своими действиями особое к себе доверие со стороны потерпевшего или же пользоваться этим доверием в силу особых отношений, существующих между ним и потерпевшим. Виновному необходимо убедить потерпевшего передать в его распоряжение имущество. В данном случае в результате злоупотребления доверием Морев ввел в заблуждение сотрудников банка и получил кредит, не имея на то оснований.

В настоящее время получили распространение так называемые мошеннические сделки, когда лицо или группа лиц заключают договор на производство каких-либо работ или приобретение вещей, стремясь завладеть чужим имуществом и не собираясь выполнять взятые на себя обязательства. Верховный Суд РФ в одном из определений Судебной коллегии по уголовным делам указал, что действия лица, заключавшего договоры с гражданами на покупку у них товара, имея умысел на обман с целью завладения их средствами, содержат в себе признаки мошенничества (БВС РФ. 1997. N 2. С. 7-8). Подобные действия совершены и Моревым, с той лишь разницей, что в заблуждение были введены сотрудники банка.

Мошенничество считается оконченным преступлением в момент добровольной передачи потерпевшим, введенным в заблуждение в результате обмана или злоупотребления доверием, своего имущества виновному. В тех же случаях, когда виновный этими же способами приобретает право на имущество, преступление считается оконченным в момент получения документа, предоставляющего соответствующее право. В настоящем случае преступление, совершенное Моревым, считается оконченным с момента получения кредитов.

Практическая часть .

Обобщение практики Верховного Суда РФ по применению норм УК РФ об

ответственности за преступления против государственной власти, интересов

государственной службы и службы в органах местного самоуправления (гл. 30

УК).

   На основе изученной практики Верховного Суда в период за 1998-2003 г.г.

по применению норм УК РФ об ответственности за преступления,

предусмотренные гл. 30 УК, был сделан вывод о том, что наиболее часто

Верховным Судом рассматриваются дела о взяточничестве (ст. 290, 291 УК).

   При квалификации данных преступлений возникает немало трудностей. Одной

из проблем является вопрос о признании виновного должностным лицом.

Так, директор муниципального предприятия жилищно-коммунального хозяйства

Устинов за получение двух взяток был признан субъектом должностного

преступления и осуждён. Судебная коллегия по уголовным судам Верховного

Суда РФ, рассматривая кассационную жалобу по делу Устинова, указала в

определении, что изложенные в кассационной жалобе доводы о том, что

предприятие жилищно-коммунального хозяйства по своему правовому статусу

является коммерческой организацией, необоснованны. Согласно Уставу

предприятия жилищно-коммунального хозяйства, зарегистрированному и

утверждённому в установленном законом порядке, указанное предприятие по

своей организационно-правовой форме - муниципальное, поставлено на учёт в

государственной налоговой инспекции по району и включено в государственный

реестр налогоплательщиков с кодом формы собственности "14" - муниципальная

собственность  .

   Существуют также трудности при квалификации преступлений, совершённых

лицами, занимающими государственные должности РФ и лицами, занимающими

государственные должности субъектов РФ.   Как показывает практика,

примечания 2 и 3 к ст. 285 УК порой толкуются произвольно, без учёта

действующего законодательства. Например, суд первой инстанции необоснованно

квалифицировал получение взяток старшим следователем прокуратуры района как

совершённое лицом, занимающим государственную должность Российской

Федерации. Судебная коллегия при кассационном рассмотрении дела приговор

изменила, указав в определении, что Согласно Сводному перечню

государственных должностей Российской Федерации, утверждённому Указом

Президента Российской Федерации от 11 января 1995 г., следователи

прокуратур в их число не входят  .

   В практике судов нередко встречаются ошибки, возникающие при

квалификации получения взятки, совершённого с её вымогательством (п. "в" ч.

4 ст. 290 УК). Согласно п. 15 постановления Пленума Верховного суда РФ от

10 февраля 2000 г.   6 под вымогательством взятки понимается требование

должностного лица дать взятку под угрозой совершения действий, которые

могут причинить ущерб законным интересам гражданина либо поставить

последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью

предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов. Так,

в постановлении   262п99пр по делу Абзалова Президиум Верховного Суда

исключил из приговора квалифицирующий признак - вымогательство взятки.

   Квалифицируя действия А. по пп. "б", "в" ч. 4 ст. 290 УК РФ, суд

указал, что государственный инспектор по охране труда А., вымогая взятки у

директоров магазина и кафе Лукина и Яруллина, умышленно ставил этих лиц в

такие условия, при которых они вынуждены были дать взятки для

предотвращения вредных последствий их правоохраняемым интересам.

   Вместе с тем суд не учёл, что эти лица согласились передать взятки лишь

после того, как осуждённый выдал им поддельные удостоверения "О порядке

знаний по охране труда", а также то, что А. выявил нарушения по охране

труда в кафе, директором которого был Яруллин.

   Поэтому Лукин и Яруллин путём дачи взятки уклонились от прохождения в

установленном порядке обучения и проверки их знаний по охране труда, а

Яруллин, кроме того, стремился  избежать неблагоприятных последствий,

связанных с обнаружением допущенных им нарушений.

   При таких обстоятельствах не имеется оснований считать, что действиями

осуждённого были нарушены правоохраняемые интересы взяткодателей.

   Верховный Суд также указал, что не может рассматриваться как

вымогательство угроза со стороны взяткополучателя совершить в отношении

взяткодателя законные действия, хотя и затрагивающие его интересы.

   Следует отметить, что суды не всегда учитывают п. 20 указанного

постановления Пленума Верховного Суда, в котором говорится, что получение

должностным лицом денег, ценных бумаг и других материальных ценностей якобы

за совершение действия (бездействия), которое он не может осуществить из-за

отсутствия служебных полномочий или следует квалифицировать при наличии

умысла на приобретение указанных ценностей как мошенничество по статье 159

УК РФ. Так, в Постановлении от 25 декабря 2002 г. по делу Казанского

Президиум Верховного Суда РФ от 25 декабря 2002 г. указал, что "получение

судебным приставом денег за действия, которые он не мог осуществить из-за

отсутствия служебных полномочий и невозможности использовать свое служебное

положение, следует квалифицировать как мошенничество, а не получение

взятки".

Список литературы :

1 . Конституция Российской Федерации. – М.: Юрайт, 1999.

2 . Уголовный кодекс Российской Федерации. – СПб.: Герда, 1999.

3 . Гражданский кодекс Российской Федерации. – М.: СПАРК, 1995.

4.О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступление против собственности: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 года № 5//Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1995. - № 7.

5 . Борзенков Г. Преступления против собственности // Человек и закон. –1998. – № 7.

6 . Ветров Н.И. Уголовное  право. Общая  и  особенная часть. – М., 1999.

7 . Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики. – М., 1996.

8 . Жариков Е. Мошенничество в бизнесе // Управление персоналом. – 2000. – № 3.

9. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под общ. ред. С.И. Никулина. – М., 2000.

10. Косых С., Максимов С. Мошенничество на транспорте // Сов. юстиция. – 1990. – № 21.

11. Кривенко Т., Куранова З. Расследование мошенничества в частном предпринимательстве // Законность. – 1995. – № 10.

12. Клепицкий И. Мошенничество и правонарушения гражданско-правового характера // Законность. – 1995. – № 7.

13. Лимонов В. Отграничение мошенничества от смежных составов преступлений // Законность. – 1998. – № 3.

14.Лимонов В. Понятие мошенничества // Законность. – 1997. – № 11.

15. Научно-практический комментарий к УК РФ / Под ред. Панченко П.Н. – Н. Новгород, 1996.

16. Уголовная Россия. От городской улицы до Кремлевского кабинета / Сост. Панченко П.Н. – Н. Новгород, 1995.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

65175. Математик, которого я знаю – Ньютон Исаак 235 KB
  Исаак Ньютон появился на свет в небольшой деревушке в семье мелкого фермера, умершего за три месяца до рождения сына. Младенец был недоношенным, бытует легенда, что он был так мал, что его поместили в овчинную рукавицу, лежавшую на лавке, из которой он однажды выпал и сильно ударился головкой об пол.
65176. Математик, которого я знаю – Франсуа Виет 77.7 KB
  Франсуа Виет 1540-1603 Родился в 1540 году на юге Франции в небольшом городке Фантенеле Конт французской провинции Пуату Шарант в 60 км от Ла Рошели. Его отец Этьен Виет прокурор. Благодаря связям матери Маргариты Дюпон и браку своей ученицы с принцем...
65178. Математик, которого я знаю – Фалес Милетский 214.65 KB
  Фалес Милетский жил в самом конце 7 первой половине 6 в до н. Фалес Милетский был уроженцем греческого торгового города Милета расположенного в Малой Азии на берегу Эгейского моря.
65179. Математик, которого я знаю – Карл Гаусс 54 KB
  Сам того не подозревая Гаусс переоткрыл формулу для определения суммы членов арифметической прогрессии. Талант юного математика не остался без внимания герцога Брауншвейгского и в 1788 при его поддержке Гаусс поступил в закрытую школу Коллегиум...
65181. Математик, которого я знаю – Леонард Эйлер 38.96 KB
  Леонард Эйлер родился 15 апреля 1707 года в швейцарском городе Базеле. Его отец Павел Эйлер был пастором в Рихене близ Базеля и имел некоторые познания в математике. В 1725 году Эйлер узнает что для него есть место в качестве физиолога при медицинском...