16053

Юридические основания и предпосылки квалификации преступления

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Глава I ЮРИДИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ И ПРЕДПОСЫЛКИ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 1. Понятие квалификации и ее юридические основания В уголовноправовой литературе термин квалифика ция употребляе...

Русский

2013-06-19

1.41 MB

12 чел.

              Глава I

    ЮРИДИЧЕСКИЕ    ОСНОВАНИЯ  И ПРЕДПОСЫЛКИ    КВАЛИФИКАЦИИ 

    ПРЕСТУПЛЕНИЯ

              § 1. Понятие квалификации

             и ее юридические основания

 В  уголовно-правовой литературе термин  "квалифика-

ция"  употребляется в двух основных значениях: 1) как

единовременная правовая оценка содеянного, которая за-

ключается в выборе соответствующей нормы  и фиксации

принятого решения   в  официальном  юридическом  акте

(судебных, следственных и прокурорских органов); 2) как

процесс, направленный на установление юридической при-

роды  совершенного преступления.

 Квалификацию   можно определить и несколько иначе —•

как  установление признаков состава преступления, пре-

дусмотренного уголовным законом, в действии (бездейст-

вии) лица и констатацию тождества признаков совершен-

ного  деяния   составу соответствующего  преступления:

Это  —  две стороны одного и того же явления: формули-

рования вывода, что деяние конкретного лица обществен-

но  опасно и противоправно, и  определения, в чем оно

конкретно  выражается   (какая норма  закона  им  на-

рушена) '.

  Различается официальная квалификация, находящая от-

ражение  в процессуальных документах, влекущих  право-

вые  последствия, и неофициальная, научная (доктриналь-

ная), не имеющая  обязательного значения. Хотя в прин-

ципе  они связаны между собой и не должны противостоять

друг  другу, поскольку наука опирается на  практику и

влужит  ей, а практика не должна противоречить собственны»

достижениям, проверенным временем и обобщенным в науке.

  При  квалификации применяется не  только норма Осо-

бенной  части  Уголовного  кодекса, предусматривающая

ответственность за совершение преступления (собственно

квалификация),  но и  нормы  Общей  части  УК,  содер-

жащие  отправные положения и  категории, относящиеся к

   ) При этом предполагается, что преступление имело место и факт егв

совершения именно  данным лицом доказан, так как в противном случ^

постановка вопроса о квалификации исключена  (если нечто не до^зан0

процессуально, то оно не может быть и квалифицировано в материально»"

емысле —  по уголовному закону).

         i1, стадиям  совершения  преступления,

   FattT.n., имеющие непосредственное отношение

   вопросу.

   йгоявцев определяет квалификацию преступления

   (радение и юридическое закрепление точного соот-

 ЩсвХДУ  признаками состава преступления, преду-

 юо  уголовно-нравовой нормой"2, что довольно точно

 К^е сувдюсть, если иметь в виду, что под составом

 * |вя понимается  более  обширное образование,

   ьайииовающее  не только указанные в ней, но и

   |цемые признаки, о чем, собственно, говорит и

   •ыТ^ теоретическом плане принято выделять шесть

    (ддй) квалификации, начиная  от возбуждения

    J-   »  кончая приговором, вступившим в за-

        гот вопрос подробно освещен в литературе4,

        ли необходимо его рассматривать. Отметим

        устической деятельности вопрос о том, что

    рэйвершено  и имеется ли в  содеянном состав

    ^возникает   уже при  осуществлении первона-

     едственных действий, а приговор, формально

     Ш (йалу, может содержать ошибочный вывод о

     Ю'и  подлежать отмене (изменению) при  рас-

     ^иЬловного дела в  порядке  надзора, что и

     ^Выявлено и осуществлено. В то же время для

     уог уголовного/ процесса существуют свои пре-

     ржности установления с необходимой полнотой

     | обстоятельств дела, а следовательно —  и

     уцввзнрвювго. Приговор, вступивший в закон-

     вя^к.-згвершает юридическую  оценку содеян-

     0 правильный  вывод  о квалификации  может

     ^риьж.отогда, когда по делу собраны еоответ-

      казательства факта совершения преступления

      ,,,евть достаточные основания и предпосылки

      '"' ®. •

         ия преступления  является формой выра-

         кой значимости данного факта. Но поста-

   а,^^.---->ктностыо в данном случае  понимается способность

   1рж*вяовну10 ответственность, быть субъектом  преступления

   1%; Достижение соответствующего возраста).

   |Я((*.АД, Общая   теория  квалификации  преступлений. —

     №.<,   ^   .  :.,.

   Uk—C.lt.lt.

BU-'-'a.,.   "      1 1

^^-я№.—  С. 238. См. также Тарарухин С.А. Теория и практика

"••"ми  преступлений. — С. 8—25.

                                   9

новка  вопроса о квалификации  является беспредметно;,)

если  отсутствуют общие  признаки преступления  (общп|

сгвенная опасность и противоправность)'. В то же вре[д|

о  совершении  преступления можно   говорить, очевидц^!

лишь   тогда, когда применительно   к данному   случат

избрана  соответствующая уголовно-правовая норма, пре,

дусматривающая   ответственность за данный деликт.

  В теории  выделяется ряд этапов  применения  нормь,

1)  анализ фактических   обстоятельств дела (точнее ^

происшедшего  события); 2) выбор (отыскание) соответст.

вующей  нормы; 3) удостоверение в правильности (подлив,

ности) текста юридического источника, содержащего нух.

ную  норму, и установление ее силы; 4) уяснение смысла

и  содержания  нормы;  5)  ее толкование; 6)  принятие

.решения и  издание акта,  закрепляющего  это решение,

Квалификация,   в  собственном смысле  слова, является

завершающей   стадией применения уголовно-правовой нор.

мы, когда для юридической  оценки совершенного преступ-

ления  созданы соответствующие предпосылки.

  Формулировка  обвинения по содержанию  в любом уго-

ловном  деле состоит из двух взаимосвязанных частей —

фактических   данных, относящихся  к  преступлению, и

квалификации.  Если уголовно-правовым основанием  при-

влечения  лица   к уголовной  ответственности является

наличие  в его действиях состава преступления, то процес-

суальным  основанием  —   наличие  достаточных доказа-

тельств, свидетельствующих об этом.                   :

  Уголовно-процессуальный закон не  определяет, какая

совокупность  доказательств может быть признана  доста".

точной  для предъявления обвинения, ибо это зависит от

особенностей расследуемого преступления. Но взаимосвязь-

указанных  вопросов представляется несомненной.

  Состав преступления — уголовно-правовое понятие (юри-

дическая абстракция), которым принято обозначать  сово-

купность признаков общественно опасного деяния, опреде-

ляющих   его согласно уголовному закону как преступное я

  1 Входят ли  виновность и наказуемость в понятие преступления -"

вопрос спорный.  Виновность —  элемент противоправности совершенного

деяния, закон признает преступными только виновные деяния. Без вини

нет и  не может быть самой  ответственности. Наказуемость — следствие

совершения  преступления,  а не  его признак,  свойство. К тому  *6

уголовный  закон предусматривает за содеянное и иные меры воздействие

(например,  воспитательные  меры   в отношении   несовершеннолетни''

вообще не  являющиеся наказанием).

                                10

    яуемое'. Состав преступления представляет

    оченную  структуру,  систему  признаков,

    я»х известные  четыре  элемента  (объект,

    тивную  и субъективную стороны), которые

  "и достаточны для  вывода, что лицо  совер-

  .ктвующее преступление, и для отграничения

F^yr ДРУГИХ преступлений.

кческой литературе давно отмечалось, что для

t, квалификации "решающее  значение имеет не

«яновление  фактических  обстоятельств, но и

Именно  тех  фактов, которым  присущи  объек-

.^яеяенные, предусмотренные законом  правовые

^аввкретизация   таких признаков"2. Несколько

 '  изацию рассматривает Я.М. Брайнин. По его

    кретизация представляет  собой уточнение

    изнаков предусмотренного законом  состава

    дли отдельных  содержащихся  в нем поня-

   оикретизация предполагает применение  раз-

   цов толкования  уголовно-правовых норм, а

Д^ездередь связано с использованием законов и

 Ьдрмальной логики3. Однако сам логико-право-

 [Этой темы в комплексе им не рассматривается.

 Ж характеризующие  какой-либо состав преступ-

  ной мере входят и в понятие об этом преступ-

  ^Эаементы состава преступления —  необходи-

  ая часть  его единой структуры  и обладают

  Was, то сами признаки состава характеризуют и

  яд. индивидуализируют элементы состава. Поня-

  I- состава" и "признак состава" нередко отож-

  •ЦЙ^-за недооценки их логического соотношения.

  вканием понятия в формальной  логике подра-

  1Ц| совокупность основных существенных при-

||Д!Й§М смысле признаки конкретных преступле-

    вном праве  приобретают  форму   понятий,

    ». Причем уголовно-правовое понятие, при-

    (иачения тех или иных видов преступлений,

    ации  расчленяется на составные части —

    вставляющие собой  более дробные понятия,

    ение  продолжается до  уровня  неделимых

 »е право Украинской  ССР  на  современном этапе. Часть

 <»U985. -  С.56.

 ВД»ков АС. Толкование уголовного закона. — М., I960. — С. 45.

 : Я.М. Уголовный закон и его применение. — С. 215, 222, 224.

   fE.K, Понятие. —  М., 1967. — С. 102.

                     11

признаков. Именно  на этом уровне и появляется возмс

ность сопоставить признаки  преступления с признака^

состава преступления, предусмотренного  уголовно-праа

вой нормой,  выводится умозаключение об  их совпадет

или, напротив, —  различии.

 Правильность  и  обоснованность любого следственно^

судебного решения  (вывода) о квалификации  содеянног"

зависит прежде всего от соблюдения незыблемого требова.

ния конкретизации  фактических  признаков совершенной,

преступления и самой  уголовно-правовой нормы (закона)

в которой  находит свое выражение соответствующий  с»

став преступления.                                   '

 Ошибки   при квалификации  так  или иначе связана с •'

этим —  идет ли речь о неправильном избрании уголовво.?

правовой нормы,  ее неверном понимании  (раскрытии со-А .

держания)  либо  о неполноте данных  о  самом  событщ^ |

престуияеиия, не позволяющей соотнести фактические прй-ИИ

наки деяния  с соответствующим составом преступления. У"

 Преступление  и состав преступления соотносятся мехду^|

собой  как  определяемый  предмет  и  его  юридическоеВЗ

определение. Материальная  сущность  преступления (его^

фактическое  содержание) и юридическая  форма  выраж&.§

ния (состав) неотделимы друг от друга.               Ц,

 В.Н. Кудрявцев считает, что состав и понятие преступ-Д

ления различаются по  их внутренней структуре, по степе-§§|

ни упорядоченности одних и тех же признаков. Он говоритЦ

о том,  что состав —  система признаков, необходимая и.|

достаточная для признания, что лицо совершило  соответ-J

ствующее  преступление, называя состав информационной!

моделью преступления  определенного вида, закрепленной »|

уголовном законе'. Для квалификации весьма важен имен-|

но данный  аспект рассмотрения действительного содержа-j

ния противоправности содеянного — в  чем конкретно oatg

выразияась применительно к отдельному (единичному) фж'Д

ту и какими  конкретно объективными признаками  харак-ц

теризуется и отличается от других преступлений,      р

 Состав преступления выступает в роли  промежуточного*"

звена подведения единичного деяния  под общее  (закон)!

раскрывая содержание  уголовно-правовой нормы и обеспе'

чивая ее правильное применение.

 Когда  утверждается, что в содеянном  имеется соста*

преступления, это означает, что фактические обстоятель-

ства происшедшего  (внешняя сторона деяния) свидетель'

1 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. — С. ' '

12

   • «по оно совершено  конкретным лицом,

ISenH  признаками субъекта применительно к

^^^^йствовавшим   виновно (умышленно  или

^йости) и мотивированно'. Состав преступле-

'Sawm собой единство, взаимосвязь и взаимо-

^[0  элементов. Ошибки  в определении како-

   (вго аяемента влияют на правовую оценку

   щения  в целом и  могут привести к ири-

   и. состава преступления там, где его нет.

   криминалистов  постоянно подчеркивается

   ж; составом преступления и  конкретным

    Как  бы полно  и разносторонне не был

   'сам состав преступления, выраженный  в

 рможет  включать в себя все без исключения

  ЙйгерйЭУ101"116 сам0 преступление. Это не-

  < как  они неисчислимы.

  та, любое определение не  может  отразить

  ^определяемого  предмета. Имеются разли-

    чными    частями (признаками) предмета

    яки  —  преступления и его юридическим

      составом. Объем и границы преступного

    азуются не только юридически  значимы-

  ь;находящими  свое отражение в составе, но

  Щю   (в качестве операционального) вполне

  ^квалификации  и разграничения преступле-

  ;ния вопроса об уголовной ответственности

   ^содержание понятий, в том числе рассмат-

      быть раскрыто только двумя способами:

     ия  через  ближайший   род  и видовое

     ft системе или через перечисление эле-

     вляющих  (образующих). При квалифика-

      и то и другое. Само понятие не может

    сторон, качеств определяемого  явления,

   (|?Йаиболее существенные признаки, нозволя-

     его сущность  и отграничить от других

      яхся к той же категории (роду, виду),

       межродовые  (межвидовые) разграниче-

 ГН^паации   любого преступления в общем виде включает

   ^И* общественной опасности деяния и избрание, несмотря

   |»»орения своих потребностей именно данного, а не иного

   6 подробно по  данному  вопросу см.: ТарарухиН С.А.

   •ива и квалификация преступления. — С. 30—35; Тара-

   WMoe   поведение, социальные и психологические чер-

 .-С57).

                    13

ния, если речь идет о более высоких уровнях обобщен.

При  этом должно  соблюдаться одно  незыблемое правД

ло —  иерархии (соподчинения) понятий,              к

 Для раскрытия содержания конкретного состава престуо!

ления и  его признаков необходимо прежде всего опредв

литься относительно его конструктивных особенностей ^

является ли он материальным  или  формальным  (усечед,

ным)', общим  или специальным, простым или сложным  ь

какие признаки должны  быть  ему присущи  в идеальяоц

смысле, в чем конкретно они могут и должны выражаться

а затем уже —  как фактически проявились и т.п.

 Выведение признака состава нередко требует обращена»

не только к самому уголовному закону, но и к его офица.

альному толкованию, разъяснениям Пленума Верховного Су.

да Украины  по отдельным категориям уголовных дел, гвд-

зачастую осуществляется конкретизация таких признаков

к подзаконным  актам, например, различного рода правив

лам  —  определения степени тяжести телесных поврежде-

ний, техники безопасности, дорожного движения и т.п. р'

 Определяемый   состав преступления, предусмотренный!?,

конкретной уголовно-правовой нормой, сопоставляется (срав-Й

нивается) с другими составами, что и позволяет выявип|

различия между ними  и те конкретные признаки, которые|

присущи  только искомому составу (выводному).       J

 Общепризнанным   является подразделение признаков со-|

става на  обязательные и  факультативные, основные  и|

дополнительные2. К обязательным признакам состава пре-|

  1 В уголовном праве существуют различные, порой противоположные!

суждения  по поводу упомянутых  градаций  составов преступлений. Но|

применительно  к  квалификации  всегда имеется в  виду, что MOMCTTJ

окончания некоторых из них  сдвигается на сами действия (оскорбление,!

клевета, разбой и т.п.), в чем проявляется их формальность, либо Htj

предшествующую   стадию,  что свидетельствует об усеченности состав»!

(например, посягательство на жизнь работника милиции  или народной"

дружинника,  а также военнослужащего  в связи с их деятельностью ч8!^,

охране общественного порядка — ст. 1901 У К — охватывает как убийство, Щ!

так и покушение на него).                                         ||

  2 Обязательные признаки  иногда называют "необходимыми",  "обд-''^

ми", "основными", а факультативные —  "дополнительными",  "специаль-

ными".  Вряд  ли есть необходимость  входить в дискуссию  по повод?

употребления отдельных слов, но дело в том, что под факультативность-

иногда понимается необязательность установления указанных признак*

что приводит к ошибочным выводам. Нуждается в поправке практика, rw.

к таким признакам относятся в качестве возможных те свойства и качес-

фактически  совершенных   преступлений, которые  ими   не  ЯВЛЯ1011№

например,  должностное  положение  лица,  совершившего   кражу  №-

Кудряацев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений.—С. •"'

                              14

         признаки, -характеризующие действие

      в виде причинения  вредного результата,

     ь между ними, вину  в форме умысла или

      а также общие  признаки субъекта (вме-

рПоствжение  определенного возраста). Все ос-

мййзнаки состава: время, место, способ, обстоя-

НЫяяпения  преступления, мотив, цель и т.п., —

USSt факультативным.  Это  вовсе не  'означает

  второстепенное™ или  необязательности уста-

   (менительно к конкретному составу преступ-

   [знаки необходимы. Особенностью факульта-

   аков  является то, что они включаются   в

   возможных  признаков. В некоторых случаях

   гг самостоятельное значение для квалифика-

    в  этом проявляется их факультативность.

   основных  признаков состава выступают те,-

   щи  всем преступлениям определенной кате-

   дополнительными   — конкретизирующие   их

     особенности, специфику содеянного.

    дополнительные признаки могут характери-

     ретный состав преступления, так и целую

      ений определенного вида или рода. При-

      :еся к целой группе преступлений, позво-

      >, к какому роду (виду) относится содеян-

      гаить данную  группу  преступлений  от

      В  качестве основных  признаков  здесь

     которые свойственны  данной группе пре-

     ца  (например, характеризующие  родовой

     •уплениях против Собственности, наличие

  |&бъекта  и причинение  существенного вреда

   ДИ  должностных преступлений  и т.п.). До-

   . признаки могут относиться к любому эле-

   ^ преступления, подчеркивая специфику со-

   Д^Ступлений  определенного рода или  вида

   ЩЫХ преступлений.

   | дополнительных признаков состава нередко

   содержание   основных признаков. Они  ис-

   |<аке для обоснования и мотивировки квали-

   Й-  . .'1!

 |^остава подразделяются также на позитивные

 Ц^» Первые выражены   положительными  поня-

 t указывают на наличие определенных качеств,

 ^ту^бния,  которые  обязательно должны при-

 <,в:^ем. ^

   отрицательными понятиями, указывающими

                15

на  отсутствие каких-то качеств, свойств (например

ст. 226 УК говорится о занятии незаконным врачеван]'

лицом, не имеющим   надлежащего медицинского o6pa3i

ния, в ст. 228 УК —  о загрязнении водоемов неочи

ными  и необезвреженными  сточными водами).

 Не  менее важным  для квалификации  является по;

деление признаков состава на постоянные и переменвивУ^

К постоянным  признакам относятся те, содержание кот'5

рых  не  изменяется  на  протяжении  действия  закона

Переменными  называются признаки бланкетных  норм (д4

сылающих   к различного рода правилам  и т.п., котодв'

могут  изменяться на  протяжении  действия закона), .'

также такие, содержание которых не является стабилы'

(например, различного рода оценочные категории, обо;

чающие  размер причиненного вреда, ущерба и т.п.).

 Ошибочные   выводы  о  квалификации  наиболее  ч<

связаны  с применением  бланкетных  норм,  содержа]

переменные  признаки, что характерно, в частности,

квалификации  автотранспортных преступлений, различ;

нарушений  правил охраны  труда и техники безопаснс

и  т.п., когда нередко не выясняется, какие конкре

правила  нарушены обвиняемым,  какие изменения  вн<

лись в них, недостаточно исследуются причинные зав!

мости между  допущенными  нарушениями  и наступивш

Общественно опасными последствиями, имеет место неп]

вильное толкование правил и т.п.

 Необходимо  особо подчеркнуть, что выделение приз)

ков  состава в указанных  значениях носит скорее вс

ориентировочный  характер. При квалификации преступ

ния  они нуждаются в наполнении конкретным содержа)

ем  применительно к данному случаю  на логико-право!

основе. По  мнению  В.Н. Кудрявцева, признаком сост.

следует считать такое качество (свойство, черту, осо'

ность) преступления, которое  удовлетворяет следую!

требованиям: вместе  с другими  признаками  опреде.

общественную  опасность, виновность и наказуемость

ния;  выражает  его отличие от  других преступлений

правонарушений;  прямо указано в законе или однознач

вытекает из  него при толковании; не является произвоК^

ным  от  других признаков; присуще всем  преступления"]

данного  вида'.  К  этому следует  добавить, что ^ау

признаки  преступлений отражаются  в законе  то весУ^

обобщенно,  то  более конкретно. Различные  уровни vr

\ Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений.

16

(Ж законе соответственно изменяют и возмож-

 Яйиия преступлений. Обобщенные  признаки

 [аговариантности правовой оценки, посколь-

  быть обозначены  различные составы пре-

 они  могут охватывать более широкий круг

  мых преступлениями. Конкретизированные

  этив, это исключают, но создают дополни-

  эения при их отыскании  в содеянном, не

  строгой определенностью  или  четкостью

В^йейшего)  выражения.

       : и особенно при разграничении пре-

       необходимость в раскрытии содержа-

        состава, что фактически возможно

       ъные черты, либо через расчленение

власти  (элементы)  и их  перечисление  с

 равнением  и интеграцией в единое целое.

  И проявляется необходимость обращения к

   ктеристике признаков  самого  предмета

   преступления, совершенного конкретным

    ikoM в логике понимается все то, в чем

    между   собой или в чем  различаются.

    ь, сторона предмета  или явления,  по

   ie можно узнать, определить или описать.

   дют  качество, свойство предметов или

  возможность в каждом  конкретном случае

  принадлежность  к определенному классу,

цЬТвить  их с  данной  совокупностью или

Щяйго-либо'. Некоторые исследователи обос-

  дивают, что "структура" состава преступ-

  ив элементов —   это правовая структура

  эажает специфически юридическую  приро-

   уголовно-правовых  понятий. , Структуру

      признаков можно   рассматривать как

      ру2. Причем  предлагается различать

      '. фактические (или эмпирические) и

      гные). К первым относятся те, нали-

      .которых устанавливается непосредст-

      дела. Вторые выводятся из  фактиче-

  »ведержатся в их совокупности. В составе

  ""  являются признаки  родового понятия

      "общественная опасность" и "противо-

   ^Кяение  в логику. — М., 1967. — С. 291.

^Логический    анализ понятий  права. — Киев, 1976. —

                 17

правность". Они не могут  быть установлены и доказан

непосредственно как самостоятельные, рядоположенные

признаками  видового отличия. Процесс выявления и до»

зательства фактических признаков  состава преступлеп

означает и  наличие  (доказанность) последних'. Одцд

указанное —  только одна  сторона рассматриваемой цг

блемы. Не  менее важное значение  имеет анализ указав.!

ных  признаков: от видовых  —   к конкретному  состав I

преступления и от низшего уровня  конкретизации факт»"!

ческих признаков —  к самому  составу,              j

 Строго говоря, юридический состав преступления явлд,|

ется выводным как в целом, так и в частях и признаках.!

их обозначающих.  Он  отражает лишь  юридическую  cym.g

ность преступления, совершенного в действительности (enij

форму). Наличие  элементов (объекта, объективной сторо.|

ны,  субъекта, субъективной стороны) характеризует спе-1

цифику  юридической   природы содержания  состава пре.|

ступления.  Выделение элементов  состава (так же, кзд!

расчленение на  объективное и субъективное —  личносм

ное, фактически содеянного конкретным лицом)  осущесм

вляется для более глубокого анализа  самого явления -^

преступления. Элементы состава как таковые не выполнм

ют  ограничительных  функций,  в таком качестве высту-|

пают  признаки, относящиеся к ним, свидетельствующие i

них,  хотя и принято говорить о разграничении преступ

лений  по  объекту, объективной  стороне  и т.п. Здес

проявляется специфика  юридических   понятий и катего

рий,  которым присущи  некоторые  внелогические черты|

учет  которых дает возможность  лучше  понять  приро

этих  понятий, в том числе состава преступления2. При»

нительно  к теме  важное  значение имеет подразделен

признаков  на существенные и  несущественные, основн

(родовые  и  видовые) и  производные  (так называем^!

выводные),  собственные и несобственные. Основные суп№"|

ственные признаки составляют суть исследуемого явлении

Они  принадлежат  только данным предметам  или явлена

ям,  но не относятся к выводным признакам. Heco6cTBefj

ными  признаками  являются те, которые свойственны sccj

вещам  (явлениям) данного класса, а не только рассматр<'д

ваемым.   Они не  могут быть выведены из  существеннй'^

   ' Там же. —С.  111, 112.

   2 Жеребкин В.И. Цит. работа. — С. 149.

                               18

    раскрытия их содержания, хотя и могут

Гасем вещам  данного класса'. Иначе говоря,

  "таенные признаки характеризуют элемен-

  ' состава преступления в целом. Производ-

  ^ признаки, собственные и несобственные,

  [ержание основных  признаков состава —

   (дгбьективных. Вот почему особо важное

   ^максимальная конкретизация устанавли-

  [еских обстоятельств преступления с  их

$з<оотяесением с соответствующими призна-

к-определением   действительного значения

 з-?1'- •

 ^упорядоченности  признаков,  структуре  и

 ^выражения   (описания) в законе составы

 авбяразделяются на определенные  группы.

 ^принято  различать  простые и  сложные

  шлений.  Под  простыми  понимаются  те,

  г из одного действия, посягающего на один

  ;жяым  составам преступлений  относятся:

  |умя действиями, с двумя формами  вины,

  рами, длящиеся и продолжаемые  преступ-

  ^": ''",

Ijinoaaibie преступления охватываются одной

 уяжъ  между собой по характеру совершае-

 |,^Например, ст. 84  УК  предусматривает

 Ц за присвоение, растрату и хищение путем

   •служебным положением.

   оне указываются  более общие  признаки

   ^  преступления. Например,   бандитизм

   »еделяется как организация вооруженных

 gs» иих и в совершаемых  ими нападениях.

 |&нных действий образует состав оконченно-

 рй-. Таким образом, составными  являются

^^яючающае    в себя два и более преступ-

|||ырругах случаях представляющие самостоя-

 ||1^ Понятие. — С. 159, 160.

 ^МНвстаенной  опасности также выделяются  составы:

 ЯЯСИЧМу — без отягчающих и смягчающих обстоятельств

 •У»«ыщленного убийства — ст. 94 У К); квалифицирован-

 g_ различные  отягчающие обстоятельства (например,

JC™. хулиганских побуждений и т.п. — ст. 93 У К); так

"^'вп^ованные",  включающие  смягчающие обстоятель-

li'ai1."0 в состоянии сильного душевного волнения —

^^иже    ""чятия нередко употребляются для обозначения

эия—и,  предусмотренных частями одной и той же нормы.

                  19

тельные преступления, но в данных составах рассмат

емые  как единое целое. Причем в одних случаях ука

ные  преступления посягают на один и тот же  объект

других —   на разные  объекты. Например, квалифищ

ванный состав превышения  власти или служебных по;

мочий  (ч. 2 ст. 166 УК) условно можно разделить на

деяния —  собственно превышение  власти или служеб

полномочий  и причиненное при этом насилие. Однако

этом сразу возникает вопрос: перерастает ли причине!

насилие в  самостоятельный состав преступления и к

именно  это  имеет  место. В  данном  случае  о та

перерастании, очевидно,  можно   говорить лишь  TO]

когца законодатель не предусматривает повышенной об

ственной  опасности  тех или  иных   форм  фактич(

примененного  насилия, караемых  более жестко. В

сматриваемом  случае  ими  могут  быть:  убийство

отягчающих  обстоятельствах —  ст. 93, простое уби

во —   ст. 94, умышленное тяжкое телесное поврежде

повлекшее  смерть, —  ч. 3 ст. 101, — т.е. когда обь

одного посягательства (основного) является частью

состава, а дополнительное деяние, взятое само по о

направлено  на иной, не менее важный объект.

 Квалифицированный   вид превышения   власти или i

жебных  полномочий  понятием  насилия как отягчающ!

обстоятельства охватывает незаконное лишение  свобс

легкие телесные   повреждения без  отягчающих  оба

тельств, средней тяжести телесные повреждения, а та

неосторожное -убийство.

 Сконструировав  ответственность за совершение сое'.

ного преступления (как в данном случае, так и в дру1

законодатель сам учел повышенную  степень общества

опасности  основного  и дополнительного  деяния  в

сочетании (единстве). Причем степень общественной oi

ности  самого составного преступления всегда выше,

охватываемых  им  дополнительных деяний, что  видно

санкциям.

 Сложное   преступление с двумя действиями (например

спекуляция)  характеризуется тем, что  каждое  из ШОУ

взятое отдельно, представляет собой лишь часть едина*

целого, направленного на общий результат.

 Двуобъектные  сложные  составы  преступлений (напри" ^

мер,  разбой) отличаются тем, что одним действием о^'<.

ществляется посягательство на разные общественные oтйo^•^,^

шения,  охраняемые   законом. Одни   из  них  ЯВЛЯ101С' ^;1;

определяющими   (при  разбое в качестве такого объе1СР^

                                20

       .). другие (в данном случае  ~

 ^подчиненную роль.

  и-преступлений с двумя формами вины

  вины)  не  укладываются в рамки"  ни

     ноети, представляя собой промежу-

     ними.  Например,  тяжкое телесное

      :ее смерть  потерпевшего  (ч.  3

      тауется умыслом  по отношению  к

      яостыо  —  к последствиям в виде

    I*  '

 "Преступления представляют собой  ряд

|Г «ождественных действий, объединенных

(^1 f направленных на единый результат).

«ля некоторых многоэпизодных хищений,

('" одного источника, одним и тем   же

мер, вынос отдельных деталей для после-

  вого изделия; изъятие денежных сумм

  элько  приемов  с прикрытием  одним

  списание в  целом и т.п.). В принципе

  »  только то,  что не завершено,  и,

 .оконченное преступление не может быть

  лишь  может быть  повторено заново. В

  льные эпизоды продолжаемого преступ-

  матривать как этапы начатого, но еще

ййфеступления. Достижение заранее опре-

  - размера хищения, стоимости, объема

  за счет совершения   последовательных

  1яй дает возможность говорить об одном

;всяовторности. Об этом могут свидетель-

аме действия виновного на разных этапах

тупления: при его подготовке, совершении

<двгда''преступление фактически окончено

Неоднократное изъятие  имущества  (или

J^ одного и того же  потерпевшего, если

     тождественных  действий, охватыва-

     а  единым  умыслом на  завладение

     вом и   совершено одним способом,

    [вать как одно  продолжаемое  пре-

     как  заслуживающий   особого внимания при

      более подробно в § 3 пп. III данной работы.

     мя  Пленума Верховного Суда Украины № 12 от

^'   О  судебной практике по  дедам о  корыстных

и" частной собственности" // Бюлетень ... — С. 103.

 Длящееся  преступление (незаконное хранение орудия

побег и т.п.) характеризуется непрерывным осуществлен!»'

ем посягательства, которое начинается одним действием »

продолжается до ликвидации  данного состояния.

 Изложенные   общие  вопросы  юридической  специфики

составов преступлений являются отправными при  раскру,

тии  рассматриваемой проблемы.

  Квалификацию   преступления  можно  представить как

мыслительную  деятельность (логический процесс) по соот-

несению  деяния с уголовно-правовой нормой, выделив три Ц

ее этапа: 1) установление фактических обстоятельств дед, ||

с  последующим   анализом  объективных  и субъективные

признаков,  характеризующих  общественно опасное деяние

и  субъект преступления; 2) установление уголовно-право-

вой  нормы, предусматривающей  ответственность за данное

деяние,  и ее конкретизация (детализация) применительно

к данному  случаю путем раскрытия  содержания понятий,

терминов  и  т.п.; 3) определение тождества  признаков

общественно  опасного деяния  признакам  определенного

состава преступления, предусмотренного соответствующей

уголовно-правовой нормой. Однако   для того, чтобы это

осуществить, необходимо с надлежащей   полнотой устано-

вить фактические  обстоятельства совершенного преступле-

ния, что  позволит конкретизировать признаки содеянного

и  получить возможность такого сопоставления на логико-

правовом  основании.

       § 2. Установление фактических обстоятельств

     содеянного —   общая  предпосылка квалификации

   Правильность  квалификации   обеспечивается полного!

 исследования фактической стороны совершенного и опреде-

 лением  правовой значимости установленных  обстоятельсй

 (содержат ли они признаки преступления и какого именно).

 Причем   юридическая  оценка  установленных фактов  я1

 только  не отделима  от  признания их  соотносимости

 исследуемым  событием преступления, но и должна  COBI

 дать  с  фактической  оценкой  самих  обстоятельств,

  достоверностью и доказанностью.

    Особенностью  формирования   мысленной  модели  пР-

  ступления  является  прежде  всего то,  что она  н00"

  правовой характер, так как в данном  случае определи6'

  ся, насколько ставшие известными  факты и обстоятель^

  ва соотносятся с определенным составом преступления,

  элементами  и признаками  (есть ли субъект преступлеЯ»"'

                             22                        i

 & -место посягательство на  соответствующий

ИчВМ   выражаются  объективная и субъективная

  угупления и т.п.).

  юря,  употребление в данном случае понятий

  в", "тождество"' или другого, близкого по зна-

  а относительно, поскольку речь идет о сопо-

?»втериального, проявившегося вовне человече-

      представляющего общественную опасность,

     формы  его выражения (абстракции) — со-

    гния. К тому же речь идет, во-первых, толь-

    д  значимых признаках, указанных в законе

    вх из него при толковании, во-вторых, само

   /становится возможным лишь  при соответст-

   )етизации фактических обстоятельств до тре-

   щ.  Особое значение приобретает характерн-

   ее признаков: в чем они выражаются, к чему

   »определяют, подтверждают и т.п. Функцио-

   ; может прослеживаться даже между разными

    кого деяния (собственно состава). Например,

    шении находятся мотив и цель преступления

    у. мотиву соответствует своя цель); цель и

         (конкретизация цели позволяет устано-

        яость); способ совершения преступления

        ства, определяющие друг друга, и т.п. В

   Щяхли  отказаться от такого соотнесения, то

    ^возможность правовой оценки  содеянного,

      вующее законодательство исключает непос-

        ение деяния с законом без промежуточ-

        гава преступления из-за специфики кон-

        овно-правовых норм.

        пения шире диспозиции уголовно-право-

        кащей только типичные, строго опреде-

   ЦЙСего объективные признаки преступления,

        он уже всей совокупности фактических

        деяния, включающей   как  юридически

        и, так и не имеющие  самостоятельного

        ущае  быть использованными для  под-

        1я (доказывания) первых либо обоснова-

        решения.

        t правоприменительного процесса, его

        юй является правильный выбор уголов-

        <, характеризующей содеянное. Однако

     ^л<оиияенк0 ^-С- Законы логики  при  квалификации

23

по существу речь идет о сопоставлении признаков

чески совершенного с  юридическим  составом npei

ния, адекватно отражающем данный  процесс и его

тат в виде избрания соответствующей нормы.

 Различные  преступления одновременно имеют и к,

то общие  черты, сходство. Поэтому  при квалифд

преступления важно  проследить зависимость между

дым  фактическим признаком и определяемым  им (у

симым  с ним) существенным признаком состава, имея

этом  в виду, чю   отдельный элемент  и даже  пр

состава могут  определяться не  одним, а  нескол!

фактическими  признаками  одновременно либо от»

и к объективной и к субъективной стороне (исполь

ся для их характеристики или непосредственно раек

их содержание), что лишний раз подчеркивает услоы

выделения известных  четырех элементов состава, да

целом  его самого.

 Короче, все фактические обстоятельства, устанавл!

мые  по делу,  должны  рассматриваться во взаимос

Однако для правильной  квалификации в каждом  код

ном  случае необходимо  четко представлять их дей<

тельную роль  м значение. Если не соблюдать это T]

вание, может  получиться, что основной предмет да»

вания —  состав преступления не будет установлен во

либо  собранные  данные  окажутся  недостаточными

соответствующего вывода.

 В  процессуальном  отношении,  любое уголовное

содержит три группы  фактических обстоятельств (J

о  них): 1) обстоятельства, подлежащие оценке с

зрения норм  уголовного или гражданского права (;

чески значимые, факты,  составляющие .предмет до»

ния, его основное содержание); 2) обстоятельства, i

ствующие  совершению  преступления и подлежащие

нению;  3) обстоятельства, не имеющие  самостоят!

значения, но необходимые  для установления первых

(это —  так  называемые доказательственные факты

иначе  говоря, доказательства).

  В.Н. Кудрявцев считает, что "доказательственные q

по делу, не яв-ляющиеся признаками состава преступл'

имеют  вместе с тем важное вспомогательное значение

квалификации:, ибо благодаря им устанавливаются те

ты,  которые относятся к составу преступления" • w

  ' Кудрявцев В,Н. Теоретические основы  квалификации

ний. — С. 135.

                                24

t, но различие между  указанными

 обстоятельств весьма относительно»

 же  факт в одной ситуации может:

   жащим  доказывайте, в другой —

   ;. В такой роли часто выступают

    и признаки самого состава пре-

        вередко можно  установите»

      либо доказать их. Более того,

 "Цело»—   главный факт, подлежа—

    служить доказательством совер-

    I. В таком качестве, например,

    дй подлог (ст. 172 У К), исполь-

    хищений   государственного или

 _ \ путем злоупотребления служеб-

ЗНУЮ',

здй 64 У ПК Украины  к обстоятель-

S-ДОказыванию по  уголовному делу,

 Ступления (время, место, способ и

 совершения преступления); винов-

•Ьовершении преступления и мотивы

     ва, влияющие   на степень  и

     обвиняемого,  а также   иные

     ющие  личность обвиняемого^

     го преступлением.

  для квалификации важны  далеко

   (ятельства, устанавливаемые но

   [& так или иначе соотносимы с

   1й состава  преступления, т.е.

   яжое значение именно  в этом,

   и субъективных свойств деяния

Щйа  их познания. Однако  то, что

  чего устанавливается, нодтверж-

 '^йкации приобретает свой собст-

   комилекс  фактических  данных

   то воссоздать событие преступ-

  'и определить его юридическую

  Пиления, а также отграничить от

   числе относящихся  к тому  же

  »ания достоверного суждения  о

 такие фактические обстоятельства

   хищений  рассматриваются в  § 1 гл. IV

  они опуенаются.

(данные  о событии преступления), которые позвод

достаточной полнотой и обоснованностью соотнести

новленное с соответствующей уголовно-правовой ноп

 Процесс  доказывания по делу, по сути, является

ством  установления состава конкретного  преступлр

Если не  доказан состав преступления, то само угодо

дело перестает  существовать. В этой  связи реща»

значение  имеет  не  только установление  фактича

обстоятельств события  преступления, но и  вычлеш

среди них  именно тех, которым  присущи строго опг

ленные,  предусмотренные  законом  правовые  приза

относящиеся  к  составу именно  данного,  а  не и

преступления.

 Квалификация,   безусловно, не  может  быть  све

только к собиранию, исследованию и оценке собранньц4

делу доказательств, но взаимосвязь рассматриваемых в

росов очевидна. Однако есть еще один аспект квалифв

ции и  ее предпосылок — логический, точнее логико-в

вовой, позволяющий  соединить ее фактическую и юрн

ческую основу в единое целое. В.Н. Кудрявцев справедл

отметил:  "Логичность рассуждений, строгое соблюде

законов  правильного  мышления  при   расследовании

разрешении дела —  элементарное и необходимое треб

ние для  каждого юриста"'.

 Квалификация  преступления  —  сложный  познават

ный  процесс, сущность которого состоит в отражении'

сознании лица, применяющего  закон, объективно сущеа

вовавшего  в прошлом  события преступления. При  эта

осуществляется переход от одного  знания (исходного)

другому  —  выводному. В  качестве исходного высту!

знание,  полученное в  результате анализа фактича

обстоятельств совершения преступления и содержания

ловно-правовой  нормы,  предусматривающей  ответст

ность за него. Выводным знанием является сама квалв

кация  в виде установления в содеянном состава прес'

ления, суждение об этом.

 Любой  познавательный процесс (не составляет из э

исключения  и квалификация преступления) реализуется'

таких  естественно сложившихся формах  мышления,  г

понятие,  суждение, умозаключение   и  применяемых

логике приемов  выдвижения версий  и формирования ?

казательств.                                       д,д

 Под  логико-методологическим  основанием квалифи^^^

  ' Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений.

                               26

      понимается совокупность общетеоре-

     дх  и логических) положений о сущ-

      как  специфического познания юри-

 __я     социально-правового явления —

^*'едо"правовой оценки на основе соотноше-

 Аяного  и единичного.

 мвд формальной логики  нельзя абсолюти-

 вно себе они не гарантируют истинности

   о событии преступления. В этом прояв-

   ченность (известно, что изучая формы

     ие, структуру и т.п., логика абстраги-

       я  исследуемых явлений),  но  это

        ее значения.

        квалификации заключается прежде

     общих  понятий как ее  оснований. В

 м»ыступают такие юридические категории,

 Це, состав преступления, его элементы и

   I, соучастие и т.п.  Под категориями

   .'подразумевает "предельно широкие по-

   отражены  наиболее общие и существен-

   дазнаки, связи и отношения предметов,

 .дюго  мира"'.

 1::имеет свою систему понятий, терминов,

  ачающих  изучаемые явления, процессы и

    эсти составляет их главную задачу. Это

    •ся  и к  преступлению  —   предмету

     Применительно  к  квалификации  нас

   i-правовое содержание данного явления,

   1мином  "состав преступления", который

   йнную   логическую структуру — объек-

 |(тивную  стороны, характеризующиеся co-

 if'признаками.

 Йценка   содеянного основывается на логи-

  ;ий умозаключения  в форме  категориче-

  ^ где в качестве большей посылки высту-

     овая  норма, меньшей —  суждение  о

     ггельствах конкретного проявления тех

     и  индивида. Последние выступают  в

      оснований для логических выводов о

   Ьенного преступления  и  его квалифи-

    вепосредственно связана с выдвижением

   судебных версий. По существу — это два

 Ж  Введение в логику. — М., 1967. — С. 143.

взаимосвязанных  процесса, обусловливающих друг

Доказывание  по делу представляет собой процесс ус^

ления одних  фактов (неизвестных), выступающих в

стве  тезиса, с помощью   других, ставших  изве^

(аргументов). Чем  больше  исходных данных,  тем

правило, меньше  версий о совершенном  преступлений

тем  более  они  обоснованны. Отсутствие  необходп

фактических  данных влечет множество версий о харак

совершенного  преступления, а следовательно — и о

квалификации.

  Применительно к квалификации  версию можно  опг

•вить как результат сложного мыслительного процесса

сопоставлению  ставших известными фактических  с

тельств содеянного с элементами  и признаками  с

преступления  и выдвижению  на этой основе предго

ws&  о юридической оценке содеянного, подлежащей

вейшей  проверке.

  При  выдвижении   версии мы  следуем  от  факте»

вредподожительному  объяснению  того или иного обет

тельства- При проверке версии мысль развивается как

а  обратном направлении —  от выдвинутого  предпож

ния  к фактам, подтверждающим   или опровергающим

объяснение. По  существу, версия — только  предпол<

иие, выдвигаемое в целях его подтверждения или, на

тив, опровержения  в ходе дальнейшей проверки. Щ

если то  или  иное обстоятельство допускает только

объяснение» то постановка вопроса о построении в

отпадает, поскольку, очевидно, найдено правильное

яие.  Однако  такой  вывод  нуждается  в  обязат

проверке во  избежание ошибки.

  Версии различаются по объему. Одни из них от»

к  составу преступления в целом, другие — к его эл

тем  и  признакам. В первом  случае выдвигается с

версия,  во втором  —  частная. Но  можно   рассу;

несколько  иначе. Если по  делу выдвигается версия

отдельным  элементам состава и по отдельным призна!

относящимся  к ним,  то первые можно  отнести к o6i

версиям, а вторые —  к частным.

  Отбор из  множества обстоятельств (фактических

аых)  совершенного преступления тех, которые необ

ми   для вывода о  его юридической природе,  не мо^:|

•осуществляться. произвольно. Он должен быть подчй^  я

строго  определенным логическим  закономерностям   ^fe

одной  стороны, а  с другой —   основываться на об"

понятиях отдельных  видов преступлений по схеме: роД

                                 28

      состав. Веди в  каком-то  явлении

        родовые признаки, то бессмыслен-

        вость этого явления, предмета и к

        го рода» тем  более  отыскивать

    _,_ые  признаки  (в  данном  случае

     преступления). Эта известная истина

       при квалификации,  затрачиваются

       ие набора элементов и  признаков

       ретного состава преступления", ког-

       де признаки отсутствуют.

        складывается  из  двух   этапов;

      фактов и обстоятельств совершенно-

      чинных зависимостей между  ними с

      типичных  признаков определенного

     2) синтез фактов и  обстоятельств в

  двх  обобщение и  построение  на этой

  модели состава предусмотренного законом

    (вательный переход от установленных

      фактам   происходит на  основании

     они должны быть в действительности,

    ь   видовых признаков  преступления

    жольку  отсутствие видовых признаков

   об отсутствии конкретного состава пре-

  опегося к данному виду, то дальнейшая

  язнаков становится излишней. Правовая

   этапе, конечно,  носит вероятностный

   именно недостающие  факты  (признаки)

   решающими   для правильного вывода. К

   эдие даже всех видовых признаков еще

   юго  определения конкретного  состава.

   квалификации  сохраняется до тех пор,

   ^обстоятельства не будут характеризо-

  чеостав преступления в полном объеме.

   жением  версий о совершенном преступ-

    воаможных  (вероятностных) признаках,

   их,  относящихся к нему.  И  лишь  по

   |  их  действительного существования,

  мисла   (объема, охвата) вероятностные

   !Ся все более определенными, достаточ-

   9  юридической природе содеянного.

   оло от объема информации  о происшед-

ЭДЫдаижение частных версий о субъективных

"признаках   преступления все же является

 'ижения  общих  версий о квалификации.

   обоснованности версии  зависит не  от

             29

источника сведений, используемых для  ее построения,

от  того, насколько выдвинутое  предположение  реально

связано с установленными по делу фактическими  обстоя-

тельствами. Чем   надежнее основание  для  выдвижения

версии, тем она реальнее.

 Вероятностное суждение лишено  целостного восприятия

явления. Оно  нуждается в установлении дополнительных

сведений  о  фактах, обстоятельствах, в  раскрытии их

взаимосвязи. Только тогда создается возможность перейти

к  достоверному,  истинному  знанию.  Поэтому  процесс

квалификации  можно  представить как постепенный пере-

ход от вероятности к достоверности. Объективным основа-

нием   достоверного суждения  о  квалификации  служит

установление  таких фактических данных  о событии пре-

ступления, которые  позволяют с достаточной полнотой и

обоснованностью  соотнести его с соответствующим соста-

вом  преступления. Однако было  бы ошибочным  познание

события  преступления  и установление  истины  по делу

сводить  лишь к  фактическим обстоятельствам, прослежи-

ванию   их  логической связи  с составом  преступления.

Правильное  понимание и раскрытие  необходимо и самой

уголовно-правовой норме, предусматривающей ответствен-

ность за данное преступление. Поскольку закон абстраги-

рован от индивидуального, он  каждый  раз нуждается в

конкретизации  применительно  к данному  случаю.  При

этом не допустимо ни применение закона по аналогии, ни

субъективное усмотрение того, чего нет в действительно-

сти в его содержании.

   Определить заранее круг  фактических  обстоятельств,

необходимых  для  квалификации содеянного, в уголовном

деле  невозможно.  Нельзя  заранее  наметить  и  объем

данных, которыми  придется затем оперировать, доказывая

или  аргументируя вывод о правовой оценке совершенного

преступления. Преступление —   сложное социально-право-

вое  явление, которое характеризуется каждый раз своими

собственными,  неповторимыми  качествами, свойствами я

т.п.  В то  же  время любое  преступление  представляет

собой  видовую совокупность типичных, строго определен-

ных   признаков, которые  позволяют  не только  указать

наиболее  существенные из них  в законе, но и наметить

пути  их установления. Первичным  ориентиром  для этого

служат   прежде  всего общие  понятия  отдельных видов

 преступлений, разработанные в теории. Именно они дают"

 возможность наметить круг основных  фактических обсто-

 ятельств, подлежащих установлению по конкретному Д6^

                           30

   ачальном этапе квалификации,  и отобрать из

    фактов и обстоятельств непосредственно отно-

  к  событию   преступления, определяющие   его

  характеристику, а при дальнейшей конкретиза-

», Юридическую оценку содеянного. Именно на этой

Цк' должен решаться вопрос об относимое™ обнару-

^  фактов к  исследуемому событию. Причем,  как

Цивгаяет известным вид совершенного преступления

' "Кривые признаки), все обстоятельства, устанавлива-

 („делу, начинают восприниматься более определен-

 fc сопоставление с признаками соответствующего

Кдфеступления упрощается.

местве  видовых признаков,  входящих  в  общее

| ^преступления, могут выступать разнообразные

 ^«качества  преступления. Например, общее по-

 щжностного преступления  (независимо от формы

 щя) характеризуется тем, что должностное лицо

 у возложенные  на него обязанности по службе,

 |.существенный вред государственным, обществен-

    >есам или правам  и  охраняемым  интересам

    корыстной или иной  личной заинтересованно-

    ; очевидно, что если в содеянном отсутствуют

    признаки  и  даже  любой  из  них, то  нет

    ста в последующем установлении элементов и

  ^конкретного состава преступления, входящего в

  довую  группу (злоупотребление служебным по-

  , должностной подлог  и т.п.), так как состав

  т. Указанные признаки затем конкретизируются

  ' 'ию.

    шым   вредом государственным либо  общест-

    ересам  или охраняемым   законом правам  и

  ^отдельных граждан, причиненным  при  превы-

  'тги или служебных полномочий, могут призна-

   мые  материальные убытки, упущенная выгода,

    охраняемых  законом политических, трудовых,

   >. личных, имущественных  прав  и интересов

  ?подрыв престижа  представителей государствен-

  |К и управления, создание обстановки, затрудня-

  |еждению, организации, предприятию осуществ-

  ряые функции, нарушение общественного поряд-

 |Ла. 6 постановления Пленума  Верховного Суда

 ^1№   12 от 27  декабря  1985 г. "О  судебной

 »--Во делам о превышении власти или служебных

 ™»"  // Бюлетень ... — С. 132, 133).

    же  постановлении подчеркивается, что  для

                          31

превышения  власти или  служебных полномочий  является

характерным  явный, т.е. очевидный, выход должностного

лица  за пределы  предоставленных ему  законом прав  и

полномочий: совершение  действий, являющихся компетен-

цией  вышестоящего должностного лица данного ведомства

или  должностного лица иного ведомства; совершение дей-

ствий  единолично, когда они могли  быть  осуществлены

лишь  коллегиально; совершение действий, которые разре-

шаются  только в особых случаях, с особого разрешения и

с особым  порядком проведения, —  при  отсутствии этих

условий; совершение  действий, которые никто не  имеет

права  выполнять или разрешать (п. 4).

 Предлагаемый  путь исследования позволяет сконцентри-

ровать  внимание  на установлении именно   тех фактов,

тобстоятельств, которые в первую очередь необходимы для

квалификации,   и  своевременно пересмотреть ошибочно

занятую  позицию  по данному вопросу. При этом имеется

в виду,  что каждый  рассматриваемый вид  преступлений

входит  в соответствующий  род (например, преступления

(•против различных форм  собственности, личности и т.п.

Относятся  к  разным  главам  УК).  Если  нет  родовых

признаков,  то  нет и  видовых, а  следовательно —   и

характеризующих   конкретный  состав преступления. На-

против,  если установлены (проявились) родовые и видо-

вые  признаки, то уместно предположить и  наличие при-

знаков  конкретного состава преступления,  входящего в

данную  совокупность. Это само по себе не предопределяет

квалификации,  так как  составы преступлений, относящи-

еся  к одному и тому же виду, всегда различаются между

собой  по другим признакам. Но определиться более пред-

метно  с правовой оценкой внутри одного и того же вида

преступлений  все  же  намного легче.  Конечно, и  при

таком  подходе затруднения при квалификации  не исклю-

чены.  Например,  преступления, которые условно можно

отнести  к одному и тому же виду, иногда расположены в

различных  главах  Уголовного кодекса. Это, в частности,

относится к различного  рода злоупотреблениям, соверша-

емым   должностными  лицами.  Одни из  них отнесены  ^

должностным   (статьи 165, 172, 168 и др.), другие — ^

преступлениям  против правосудия (статьи 173, 174, 175 я

др.), третьи —  к хозяйственным (ст. 147). Некоторые и3

них   давно приобрели самостоятельное значение (напри'

мер,  хищение государственного имущества путем злоупо^

ребления  —  ст. 84 У К, видовая характеристика которо110

                                 32

(ваяется общим понятием данного преступления, а не

дррребления, выступающего в качестве его способа).

1»сех этих случаях видовая общность рассматривае-

йреступлений, выраженная в злоупотреблении, каж-

|93 дополняется новыми чертами, подчеркивающими

9цку  совершаемых  при этом преступных  действий.

Цввые отличия рассматриваемых преступлений обычно.

цквают  особых затруднений — они относятся преж-

Цю  к объекту  посягательства, реже —  к  другим

1ййо, не всегда необходимо прослеживать все родо-

 идовые различия. Гораздо чаще сравнение ограни-

 ^моделыо вида и конкретного состава. К тому же

 Цидаие об отдельных  фактах,  составляющих  в

 (Юкупности и общее  представление о содеянном,

 ^обязательно формируется за счет рассмотрения

 Й^гуплений определенного вида. Например, если

|В«ие совершено военнослужащим, наличие такого

Цсбычно  сразу  ограничивает путь установления

Йрестава только группой воинских преступлений.

|^.ддет о нарушении  специальных  правил, то в

^гбъекта   выступает лицо,  ответственное за их

IH^ и  т.п.

"'^йскении следователя, судьи, прокурора нередко

 йя лишь часть фактов, необходимых для квали-

 Цюэтому познавательный  процесс в данном слу-

 Цё; только от сущности к конкретному явлению,

 ||"«- к отдельному, но и от  отдельного —  к

 |йаче говоря, дедуктивный метод мышления до-

    В(уктивным. Однако в любом случае вывод о

    | должен с необходимостью вытекать из до-

    новленных фактов  о событии преступления,

    »х соответствующими доказательствами. Толь-

    ве и объективное исследование всех обстоя-

    м преступления, выяснение подлинных логи-

  (t между  устанавливаемыми  фактами  может

  (пониманию его юридического содержания.

  Няйбственно квалификация   предполагает, по

  |^что преступление имело место и совершено

  И<»особое значение в этом  случае придается

 кй—> которые имеют  непосредственное отноше-

 1У'преступления или связаны с ним. В против-

 gBttpoc о квалификации отпадает вообще.

 geMM   логики, основу квалификации составля-

 •"""енения из  отдельного (совершенного дея-

                33

ния) особенного (состава преступления) и отождествления

его с общим  (применяемой нормой).

 Непосредственное соотнесение фактических  признаков

деяния  с уголовно-правовой нормой оказывается  невоз-

можным:  во-первых, из-за того, что это — разнопорядко-

вые явления, между  которыми отсутствует функциональ-

ная связь, о чем уже упоминалось; во-вторых, из-за того

что уголовно-правовая норма содержит указание лишь уд

типичные  (наиболее существенные) признаки  преступле-

ний определенного вида, тогда как не меньшее значение

имеют  и другие признаки, подразумеваемые в ней.

 Всякое - отдельное так  или иначе  связано  с  иным

отдельным. Эта  связь обусловливается их материальной

природой и вытекающим   из нее комплексом общих  черт

свойств, особенностей. В то же время связь и взаимодей-

ствие  материальных  образований  (явлений, предметов,

процессов  и т.п.) накладывают  на  них  определенный

отпечаток. Изменения  как результат воздействия одного

отдельного на другое носят особый, неповторимый харак-

тер и становятся индивидуальными, единичными свойства-

ми  тех или  иных  материальных  образований. Поэтому

единичное  (неповторимое) и общее  (повторяющееся, ти-

пичное)  тесно  связаны между  собой, взаимопроникают

друг  в друга и могут быть выделены лишь  как моменты

отдельного в абстракциях, в понятиях.

  В принципе  общее не может соотноситься, связываться

с отдельным  без промежуточного звена. Таким опосреду-

ющим    звеном всегда выступает особенное. Оно  и есть

взаимодействующее  единство двух  указанных совокупно-

стей  —   общего  (в данном   случае уголовно-правовой

нормы)  и единичного (совершенного деяния).

  В  качестве опосредующего звена между применяемыми

уголовно-правовыми нормами  и конкретным деянием (еди-

ничным)   и  выступает состав преступления (особенное),

включающий    в  себя  юридически  значимые  признаки,

определяющие   квалификацию  содеянного, в полном объе-

ме, достаточном для  такого вывода.

  Роль особенного (состава) при квалификации заключа-

ется в том, чтобы преломить в своем содержании  общее

(уголовно-правовую норму) и требуемые для  квалифика-

ции  признаки единичного. Вычленение особенного — эт0

познавательно-оценочная деятельность, включающая  ис-

следование фактических признаков  конкретного престуя"

ного посягательства, раскрытие необходимых связей меУ

ду ними,  определение их  юридического  значения. W"

                                34

   гавление фактического материала с содержани-

   )-правовой нормы осуществляется с использова-

   ва преступления. Процесс вычленения из  от-

 особенного и сопоставления его с общим  (нор-

 еоставляет основу  квалификации.  В  качестве

 о выступает конкретное преступление, совершен-

 ным.  В качестве единичного — общие  повторя-

 :присущие  всем  преступлениям  данного вида

 »-.Каждое из преступлений данного вида соверша-

 ; самых различных обстоятельствах. Но общим,

 ^--"•иняет, выступают присущие всем им объек-

    аки, что отражается в понятии данного вида

    , Конкретные формы  проявления каждого из

    амы, но любое  преступление содержит видо-

    . В своей совокупности признаки содеянного

 г характеристику отдельного, позволяющие от-

  его от других преступлений.

 •рвение преступлений выступает обратной сторо-

  юкации, ее необходимым компонентом, и именно

  ъ проявляется роль и значение состава преступ-

   элементов и признаков.

  о чтобы сказать, что совершена  кража, надо

  ь данное деяние от других видов хищений  —

||юшенничества  и  т.п. В качестве особенного,

•"""•п это осуществить, выступает тайный способ

    цества у собственника (или из фондов госу-

     коллективного предприятия, учреждения и

    >ектов управления и  распоряжения  таким

  л). Именно данный способ является определяю-

  вошению ко всем кражам, и потому  он указан

  чвующей норме Особенной части  У К (ст. 140,

|gt также входит  в  общее  понятие хищения,

•Ця специфику изъятия имущества, как наиболее

|вддазнак.

   ступления  "кража" характеризуется .и други-

   йа, но указанный является основным. В своей

    признаки  состава, характеризуя его в каче-

   №0, позволяют  отграничить от других соста-

    аия, в том числе названных.

    ; общетеоретические суждения  о юридиче-

    теских предпосылках квалификации   на ло-

     основе позволяют перейти к более предмет-

укрытию данной  проблемы применительно  к еди-

ЦЦреступлению.

Ей.''-"-'

35

              Глава II                !

   КВАЛИФИКАЦИЯ    ЕДИНИЧНОГО

          ПРЕСТУПЛЕНИЯ

         § 1. Понятие единичного преступления

             и его общая  характеристика

 С  точки  зрения юридической  формы  единичное  пре-

ступление обозначено в  каждой статье Особенной  части

УК,  представляя собой состав одного преступления. Но

такое, в целом правильное утверждение оказывается мало

пригодным  для  решения поставленных  задач, поскольку

единичное  преступление по  своим  внешним  признакам

нередко совпадает с их множественностью (совокупностью

довторностью, рецидивом), что осложняет квалификацию'.

В  этой связи возникает необходимость в раскрытии фак1

тического  (материального) содержания  единичного пре-

ступления,  каждое  из  которых  характеризуется обще-

ственной  опасностью и  противоправностью, соответствуя

ст. 7 УК,  и в то же время  чем-то отличается от друпих

преступлений.

  В  юридической  литературе предпринимались  попытки

раскрыть  содержание  единичного  преступления прежде

всего за счет конкретизации отдельных элементов состава.

Так,  последнее определялось как единичность действий и

последствий в их  различном сочетании, как единичность

действий, вызывающих   определенный результат, как при-

чинение  единого ущерба  одному объекту  посягательства,

через  внутреннюю  взаимосвязь элементов  состава и их

соотнесение между  собой как формы  и содержания и т.п.

   В.Н. Кудрявцев,  критикуя  указанные  точки  зрения»

 справедливо отметил, что по отдельным элементам состава

 ©тличить  единичное  преступление  от множественности

 преступлений  невозможно.  По  его мнению,   единичное

 преступление характеризуется социальной природой в ви-

 де "сочетания таких противоправных действий, которые в

 реальной  действительности совершаются  вместе, обычяо

 имеют  ряд общих объективных и субъективных  признаков)

 находящихся  между   собой в тесной  взаимосвязи и 1ю

 своей  антиобщественной сущности  характерны  для п]^"

 ступного поведения определенной  категории субъектов^

    На  этой  основе он  и  проводит отличие  единични*

      ' Кудряви/ев В.Н. Теоретические основы  квалификации   престУ

   ний. — С.  284.

                                    36

     от их  множественности. Однако из предло-

?В;И. Кудрявцевым  определения не видно, что же

 яют собой  общие  объективные и  субъективные

  противоправных действий, совершаемых  вместе

 ^ляющих  единое целое (единичность преступле-

  их объединяет помимо самого субъекта. В этой

Шее перспективным  представляется социально-пси-

   " (точнее — психолого-юридический) подход к

     данной  проблемы. Раскрытие  психологиче-

    и  преступления еще  не получило надлежа-

    ки в теории, хотя ее важность представляет-

    ой.

    ничное  преступление совершается  конкрет-

    обладающим  сознанием и волей, что наряду

    определяет  его способность быть субъектом

   I и  нести ответственность. Вне сознания и

   да  не может  быть  преступления, не может

   гственности за него.

   время наличие воли в поведении лица еще не

  ^'КЙэпроса о вине и ее форме. Преступление •—

  левой акт человеческого поведения, но единич-

  |Яение  не равноценно  единичному  поступку.

  ^Постоять из одного действия, повлекшего одна

   i:'ss двух и более действий с одним результа-

   ЕНОГО действия с несколькими последствиями,

   |си то одновременно, то друг за другом, либо

   |1во времени. Оно может даже  содержать, по

   А   эятельных преступных актов, ответствен-

        предусмотрена одной нормой закона.

        единичного преступления осложняется и

     товном законодательстве они обозначены те

     дей нормы, то специальной (конкурирующей

   К  тому же  одно  волевое действие субъекта

       несколько преступных последствий, пред-

     бой  идеальную совокупность деяний, а два

     упных  действий  —  расцениваться то как

     упность преступлений, то как единое  про-

     Лупление.  Перечисленные вопросы требуют

     Дии  особого внимания. Наибольшее затруд-

     Р, правовая оценка единичных преступлений,

     "авторными действиями и поэтому представ-

      ;нную общественную  опасность. В качестве

       признаков рассматриваемых  составов пре-

      упают  различные   виды повторности: а)

     широком смысле  слова (повторность поступ-

                       37

ка, правонарушения,  преступления  независимо от того    I

привлекался ли виновный  к ответственности за их совер!  1

шение  или нет); б) видовая повторность правонарушения

(неоднократность, систематичность, промысел); в) админи-

стративная и иная преюдиция (обязательность привлечения

к  ответственности за аналогичное правонарушение, пред-  I

варяющего  уголовную ответственность).                   !

  Повторность в указанных  случаях устанавливается за-

конодателем  в качестве необходимого условия уголовной

ответственности за действия, единичный факт которых не

представляет большой  общественной опасности.

  Понятия  "множественность преступлений" и "множест-

венность составов преступлений" между собой не совпада-

ют, поскольку последнее относится только к совокупности

преступлений, потому  что повторность в данном  случае

охватывается одним квалифицированным   составом.

   Квалификация  повторности  преступлений. В  отличие

от  повторности  действий, присущей   отдельным  видам

единичных  преступлений, здесь речь идет о повторности

деяний, предусмотренных  различными нормами  Особенной

части  УК   в качестве  самостоятельных. Юридическими

признаками  повторности преступлений являются: 1) нали-

чие  факта  совершения  двух или  более единичных  пре-

ступлений  в разное время; 2) самостоятельный  характер

каждого  из них; 3) их тождественность или однородность;

 4) отсутствие обстоятельств, погашающих  правовые  по-

 следствия совершенных  преступлений. Применительно  к

 первому  признаку  следует учитывать  важное  условие,

 исключающее   повторность. Если  одно  из совершенных

 деяний  не представляет общественной опасности в  силу

 малозначительности, то совершенное затем уголовно нака-

 зуемое  деяние не может  рассматриваться как повторное.

  Исключение из  этого общего правила представляет адми-

  нистративная преюдиция, когда для наступления  уголов-

  ной ответственности необходимо предварительное привле-

  чение к административной ответственности за аналогичное

  деяние (ч. 3 ст. 192, ч. 1 ст. 19б1 и др.).

    Самостоятельность совершенных  преступлений  (второй

  признак)  определяется объективными  и  субъективными

  признаками  деяний. Не  будь указания  на повторность.

  каждое  из них  могло бы рассматриваться как самостоя-

  тельное. В  то же  время при  повторности совершаем^

  преступления  не должны  быть эпизодами, приемами ил»

  способами совершения другого, более тяжкого деяния. 0я-

  также  не должны  представлять собой единую цепь дейс1"

                                    38

|^^объединенных единством умысла, характерных  для

   ого продолжаемого преступления или растянутого

    [и длящегося деяния.

    ность могут образовать как тождественные, так

    рые  преступления (третий признак). Под первы-

    аются деяния, полностью совпадающие по основ-

|аризнакам состава. Однородность преступлений опре-

    сходством  их отдельных  элементов. Однако  в

      случаях законодатель придает значение квали-

     (его признака не формальной,  а  фактической

     "ги преступлений, совершаемых  впервые.  На-

    в  соответствии с примечанием  к  ст. 81  ряд

    ений против собственности следует квалифициро-

    довторные, если они имеют  корыстный характер

    лены на завладение любым имуществом  (государ-

    I, коллективным или индивидуальным), независи-

    юсоба посягательства, если этому предшествовало

    Ие тех же  преступлений, а также  бандитизма,

  |; Оружия и т.п. В то же время разбой (статьи 86,

   цввфицируется как повторный, если ему  предше-

   ^такое же  преступление  (независимо от формы

   удсги на похищенное имущество) либо бандитизм.

   бразом, значение для квалификации  иногда при-

   s даже последовательность совершения преступле-

     лицо сначала совершает более опасное преступ-

    шример,  разбой), а затем менее опасное (кра-

    юследнее расценивается как повторное и может

    Юяее  строгое наказание по  сравнению  с тем,

   Щяала совершается кража, а затем разбой. То же

      чается при совершении разбоя и бандитизма.

      и признак  повторности требует обязательного

       нет ли в данном случае  обстоятельств, пога-

      •авовые последствия совершенных преступлений

      ощих  повторность (истечение срока давности,

    ^.помилование, изменение закона, устраняющее

      ответственность или ее основания).

       •рмой повторности является рецидив — совер-

       упления лицом, ранее судимым (судимость не

        снята или погашена).

         енное  отношение  к квалификации  имеют

         пьного и особо опасного рецидива. Специ-

         ризуется совершением  лицом  после осуж-

        тождественного или  однородного преступле-

    |:)йолучение взятки лицом, ранее  судимым за

    ^"ифицируется   по ч. 2 ст. 168, а не по ч. 1

                          39

той же  статьи. Действия виновного, ранее судимого за

хулиганство и  вновь  совершившего  это преступление,

квалифицируются  по ч. 2 ст. 206.

 Аналогично  решаются  вопросы квалификации  и  при

совершении  преступлений  особо опасным  рецидивистом

(например,  п. "з" ст. 93), с той лишь  разницей, что

субъект преступления предыдущим   приговором уже дол-

жен  быть признан таковым. Если этот признак в качестве

квалифицирующего   в диспозиции нормы не указан, то он

рассматривается  только как  отягчающее  обстоятельство

нри назначении наказания.

 ^'Квалификация преступлений по совокупности. В следст- {,:;

•виной и судебной практике зачастую возникают затрудне- и

кия в решении вопроса, один или несколько составов пре- 11

<туплений  содержится в  действиях виновного. Поэтому

Представляется необходимым рассмотреть некоторые обще-

теоретические положения, относящиеся к совокупности пре-

ступлений и ее отграничению от единичного преступления'.

   Различаются две формы совокупности — идеальная, ког-

да  одним действием  совершается несколько разнородных

преступлений, квалифицируемых   по разным  статьям УК,

или  однородных  деяний, относящихся  к разным  частям

 (пунктам) одной и той же статьи, и реальная совокупность

 в виде совершения лицом двух и  более разнородных пре-

 ступлений, ответственность за которые предусматривается

 самостоятельно. Совокупность преступлений исключается,

 если такой признак является конструктивным для основного

 состава или для квалифицированного  в виде отягчающих

 обстоятельств (учтенная законом совокупность)2.

    Применительно к квалификации  особое значение имеют

 принципы   образования самой совокупности преступлений

  (простых и сложных) в их  различном сочетании.

    Практически квалификация  по совокупности преступле-

  ний  возникает тогда, когда ни  одна из  норм,  взятая

  отдельно, не охватывает содеянного с надлежащей полно-

      ' В общей теории уголовного права вопрос о совокупности преступле-

   ний  обычно рассматривается применительно к назначению  наказания *

   виде комментирования ст. 42, тогда как прежде, чем решать эти вопросы'

   надо определить, совершено  одно или  два преступления, и правялы'-

   квалифицировать содеянное.

      2 Этот непреложный  принцип  за последнее время стал неоправдан)"

   нарушаться при квалификации  бандитизма и изнасилования, сопровсоКЯ"

   ющихся  убийством, по совокупности преступлений из-за отмены смерда"

   казни за указанные деяния и сохранения ее в санкции ст. 93.

                                    40

   отражает степени общественной опасности содеян-

|ьу делом и личности виновного.

Звательным   условием образования совокупности при

Цщадении признаков составов совершенных преступле-

jgfltsa при их частичном совпадении является прежде

ЦТ-то, что ни одно из них не должно быть признаком

   яггом) другого преступления. При этом возможны

   1анта: 1) когда один  состав преступления есть

    способом, средством или последствием соверше-

    ого, более опасного преступления; 2) когда один

    вступления выступает в качестве квалифицирую-

    энака другого преступления. Оба варианта сово-

     преступлений исключают.  Например,  хищение

    употребления  служебным  положением  (ст. 84)

 ^состоит  как бы  из двух  преступлений: одно из

      ся  основным   (в данном  случае хищение),

      употребление служебным  положением)  играет

        его совершения, выступает в качестве кон-

        признака данного  преступления, утрачивая

       юсть. При квалифицированном  разбое (напа-

  Иделью  завладения имуществом) насилие, опасное

      и здоровья потерпевшего, играет роль средства

       разбоя, не требуя отдельной квалификации.

      [следует иметь в виду, что степень обществен-

      ти преступлений, играющих подчиненную роль

      [ средства совершения основного преступления,

      е значительна по сравнению с ним самим. Как

     'правило  нарушается, возникает необходимость

        Е по совокупности преступлений. Например,

         одного преступления не  составляет части

        го преступления либо часть признаков объ-

         субьективной сторон преступления не охва-

        ам составом и  приобретает самостоятельное

        юкупность преступлений налицо даже  когда

       ^совпадение всех признаков  составов совер-

       - щлений, кроме одного — квалифицирующе-

         указан в качестве конструктивного призна-

         иреступления. Наиболее часто это встреча-

         •" с наличием более тяжких  последствий,

         1 пределы  одного преступления. Поэтому

         генный с убийством потерпевшего, квалифи-

       'Ч. 3 ст. 142 и по п. "а" ст. 93, поскольку

       ;.охватывается квалифицирующими  признака-

     ЦЦЯ .*аалификапия содеянного только по п. "а"

                            41

ст. 93 оставляет вне правовой оценки посягательство на

собственность (основной объект разбоя) данным способом

 "Действия должностных лиц, которые незаконно исполь^

зовали с целью незаконного занятия рыбным  промыслом

незаконной охоты, незаконной порубки леса находящийся

в их распоряжении государственный или общественный тран-

спорт, должны квалифицироваться по статьям, предусматри-

вающим  ответственность за нарушение законодательства об

охране природы  и злоупотребление властью или  служеб-

ным  положением, когда этими действиями причинен суще-

ственный  вред" (п. 9 постановления Пленума Верховного

Суда  Украины  №   1 от 26 января 1990 г. "О практике

рассмотрения судами дел об ответственности за нарушения

законодательства об охране природы"  // Бюлетень... —

С. 176). В данном случае ни одна из норм, взятая отдель-

но, не охватывает совершенного в полном объеме.

 Преступления, образующие  совокупность, должны отве-

чать и  некоторым другим требованиям. Во-первых, сово-

купность образуют разнородные преступления (однородные

образуют  повторность, если в состав преступления входит

такой  квалифицирующий    признак), но  сама  по  себе

однородность не исключает реальной совокупности двух и

более преступлений, совершенных в  разное время. Разно-

родность преступлений  определяется тем, что они разли-

чаются  между собой по непосредственному объекту (родо-

вые  объекты у  них иногда совпадают). Совпадение пре-

ступлений, входящих в совокупность, по непосредственному

объекту  встречается редко. В таком случае они различа-

ются  по степени причинения вреда объекту посягательст-

ва. Во-вторых, такие преступления не должны  полностью

совмещаться  по действиям. Все другие признаки состава,

в  частности, субъективные, могут совпадать, но именно

здесь проявляются  различия между реальной и идеальной

совокупностью. Если для идеальной совокупности является

обязательным  совпадение формы   вины,  мотива и  цели

совершаемых  преступлений, так как иначе они не могут

быть совершены одним  действием, то для реальной — это

не обязательно, поскольку речь идет о совершении двух

и более единичных  преступлений.

  Идеальная  совокупность имеет место  при отклонения

действия (например, преступник, желая убить одно ЛИУО)

стреляет в него, но попадает в выбегавшего  из-за У^3

другого человека). Такие случаи, как известно, квалифя"

цируются  как  покушение  на  умышленное   убийство и

неосторожное причинение смерти.

                                42

деальной совокупности преступление, начавшись

йствием, затем как бы  расщепляется: одно дей-

дводит к двум разным  последствиям, не охваты-

Гедной статьей Особенной части У К'.

деальной совокупности составы преступлений дол-

•ц в принципе таковыми, чтобы могли совершать-

I действием, выступающим необходимым  элемен-

К  преступлений. Причем  последствия, которые

Цгv  результате такого рода действия, в любом

  равняют вред двум разнородным непосредствен-

  там, ни один из которых не подчинен другому

    г его частью. Каждый из объектов (в отличие

    о преступления) имеет самостоятельное пра-

    ве. Разнородность их определяет и специфику

    гаемых при идеальной совокупности преступ-

   цели  относятся к разным сферам обществен-

   ;ний. Стремление к достижению одной механи-

   г к достижению другой. Не исключена ситуа-

   субьект ставит перед собой сразу несколько

   [жающих различные последствия, представляю-

   посягательства на разнородные объекты. По-

     , с одной   стороны, связана с  объектом

      (по характеру цели мы можем  установить

     шй  объект), с другой, — с мотивом совер-

     вий, ее специфика проявляется в способе и

 ^^достижения преступного результата. При иде-

 (Йжупности способ совершения преступлений дол-

 (^ таков, чтобы одно и то же действие могло

УК ааступлению различных  последствий, а сред-

 ||кения цели могли вызвать их появление. Ука-

 (Оследствия не охватываются  одним  составом

 рися, но в то же время характеризуются опреде-

 """ остью.

     вины преступления, образующие идеальную

    , как правило, однозначны. Вместе с тем это

  ^механическому совпадению остальных субъек-

  рзваков состава совершаемых преступлений —

|Е Цели. Они   могут  иметь различия,  но  по

 н^^-.

    направленности содержания  всегда совмести-

    Втвуясь ими, преступник стремится к дости-

    ГО-то результата, избирая для этого опреде-

    | ВЛ. Теоретические основы  квалификации  преступле-

43

ленную  форму действия, ведущую к совершению  несколь-

ких преступлений одновременно.

 При  идеальной совокупности одно преступление, обла-

дая собственной юридической природой, нередко является

средством или  способом совершения другого. Например

получение  взятки за счет государственного или коллег

тивного имущества  (при осведомленности виновного о его

принадлежности)  — это вместе с тем и средство соверше-

ния  хищения  данного имущества путем  злоупотребления

служебным  положением. Содеянное  должно квалифициро-

ваться  одновременно по статьям 168  и 84. Служебный

подлог  (ст. 172) может быть одним из средств, обеспечи-

вающих   замаскированность (сокрытие) способа хищения

государственного имущества, совершаемого путем присво-

ения,  растраты или злоупотребления служебным  положе-

нием   (ст. 84). Действия виновного квалифицируются по

двум  упомянутым  статьям, поскольку сам по себе служеб-

ный  подлог не является способом (средством) хищения. В

такой  роли выступает  злоупотребление служебным поло-

жением,  о чем  указано в ст. 84, а совершаемый подлог

выходит  за пределы данной формы  хищения.

  В отличие  от идеальной совокупности единичные пре-

ступления  обычно  характеризуются одним непосредствен-

ным объектом. Остальные общественные отношения, затра-

гиваемые при совершении преступления, играют подчинен-

ную  роль и  не влияют  на квалификацию.  Последствия

совершения  преступления  относятся к одному  составу.

Постановка  цели  и  соответствующие мотивы,  а также

остальные признаки состава представляют собой внутрен-

нее единство, присущее единому преступному акту.

   Изучение  судебной практики  показывает, что  чаще

всего идеальная совокупность ошибочно усматривается при

сочетании таких  преступлений: убийство из хулиганских

побуждений  и  хулиганство; изнасилование и причинение

средней тяжести  и тяжких  телесных повреждений; изна-

силование  и  половое сношение с  лицом, не достигшим

половой зрелости; хищение государственного и коллектив-

ного  имущества путем злоупотребления служебным  поло-

жением;  хулиганство и посягательство на честь и досто-

инство  работников милиции  или народных дружинником

Это   объясняется тем,  что  совокупность преступлении

отождествляется  с  понятием  единичного преступления,

 когда в состав одного из них входят элементы другого,

 типичность связей объективных и субъективных признав

 учтена законодателем в одной конкретной норме, охват»

                                  44

     юе полностью'. Ошибки противоположного

возникают  главным  образом потому,  что не

я  принципы  совместимости форм вины, моти-

ai совершения преступлений.

об отграничении  единичного преступления от

•совокупности преступлений осложняется и тем,

(е  выполнения  преступного акта  виновный,

'ясь одним  и  тем  же  мотивом  или  иным,

  прежний  доминирующий   мотив, нередко со-

  ie-то дополнительные действия, изменяющие

  ержание  содеянного. Поскольку вначале со-

одно преступление, а затем другое, содеянное

внешне  напоминает совокупность преступлений.

этически  здесь может иметь место и перераста-

§Г единичного преступления в другое, представ-

(одыпую  общественную  опасность. Происходит

^направленности действий (менее значимый обь-

вгельства замещается более  значимым)  либо

Сягательства на один и тот же  объект, когда

"длособ является более опасным. Наглядно это

it при перерастании кражи в грабеж или раз-

ЕВторых случаях преступник, будучи застигнут

фажи,  применяет насилие с целью  удержания

р6. В  зависимости от  степени  и характера

ш  угрозы его применения содеянное надлежит

ровать как грабеж или разбой. При этом нео-

кража  утрачивает самостоятельное значение и

   1цию  не влияет,  поскольку речь  идет о

   конечном итоге более тяжкого преступления

   яии одного преступления в другое. Правда,

   |ркой — если первоначальное преступление,

   чае кража, не было завершено  (преступник

 Дервичной  возможности  распорядиться похи-

1'^своему усмотрению), а общая направленность

  шции  осталась прежней. Перерасти не может

  окончено. Изменение мотивов и  цели дейст-

     (х дополнительно помимо кражи, ведет к

     •ификации  в другом  смысле. Например,

       ние относится и к так называемым  двухобъектным

  ^(например, разбою, когда определяющими   признаются

  Ценности, а причинение телесных повреждений и т п. не

  |-' квалификации). В тех  же  случаях,  когда разбой

 "[убийством потерпевшего, возникает идеальная совокуп-

      [. характеризуемая разнородностью и  значимостью

                     45

если застигнутый на месте совершения преступления или

при преследовании вор применяет насилие к окружающие

не с целью  удержать  похищенное, а избежать задержа-

ния, содеянное надлежит квалифицировать как кражу или

покушение  на  кражу  и  преступление  против порядка

управления (статьи 188, 188', 190), т.е. по совокупности

преступлений.

 Вопросы  квалификации  единичного преступления при-

обретают особую  сложность при конкуренции норм, когая

одно  и  то же  деяние  подпадает под  несколько норц

одновременно,  не  образуя совокупности  преступлений

Данная  проблема нуждается в особом рассмотрении.

      § 2. Квалификация единичного преступления

                при конкуренции норм

 Квалификация   единичного преступления зачастую ос-

ложняется тем, что оно иногда подпадает под несколько

норм одновременно или несколько частей одной и той же

нормы,  вступающих  между собой в  конкуренцию, когда

применяется одна  из них. В  основе конкуренции норм

лежит их  логическая соотносимость по объему и содержа-

нию. На  основании соотносимое™ по объему определяют-

ся принципы  конкуренции  общей и  специальной нормы,

а также двух специальных норм. Соотносимость по содер-

жанию   определяет конкуренцию норм как части и целого

либо частей одной и той же нормы. Рассмотрим наиболее

важные   отправные положения,  относящиеся к  данному

вопросу.

  Конкуренция  общей  и  специальной  нормы.  Анализ

уголовно-правовых норм  показывает, что одни  из них

раскрывают содержание отдельных  видов преступлений в

обобщенном виде и поэтому объем  их применения весьма

широк  (так называемые общие нормы), другие предусмат-

ривают ответственность за частные случаи этих же видов

преступлений, конкретизируя ответственность (подчерки-

вая  степень их  общественной опасности), выступая в

качестве специальных  норм. Помимо  общих  признаков,

свойственных всем преступлениям данного вида, специаль-

ные  нормы содержат присущие  только им специфические

признаки,  относящиеся  к способу посягательства, осо^

бенностям  непосредственного  объекта, характеру  п0'

следствий  и т.п.

  В  уголовно-правовой теории разработаны общетеоре1»

ческие предпосылки квалификации  преступлений при к08'

                                 46

норм , однако многие вопросы этой темы  еще

 в решении.

 ификации применяется специальная норма, так

 атывает содеянное с наибольшей полнотой. 06-

 фактически выступает в качестве резервной для

 1, когда ответственность за данный вид преступ-

 иальными нормами  не предусмотрена. Напри-

_ должностных преступлений в качестве общей

ет. 165 (злоупотребление служебным положени-

  ,ных  норм — все остальные (ст. 172 — слу-

  )г, ст. 168 — получение взятки должностным

 др., предусматривающие ответственность за раз-

 должностных злоупотреблений).

s Постановления Пленума Верховного Суда Укра-

|| от 27 декабря 1985 г. "О судебной практике

^превышении   власти или  служебных  полномо-

  [0 внимание судов на то, что "преступления,

  ше    статьями 130, 173,  174 и   175 УК,

   собой специальные виды превышения власти

  JX  полномочий, ответственность за которые

   лишь   точно  указанные  в  этих случаях

   лица  (специальные субъекты). Соучастие в

  (ениях других лиц влечет ответственность по

 статьям и ст. 19 УК. Квалификация  действий

  I и соисполнителей указанных  преступлений

  Ст. 166 У К  возможна  лишь  при  наличии

  экупности деяний" (Бюлетень ... — С. 133, 134).

  ными  признаками по сравнению  со злоупот-

^^служебным положением   (ст. 165)  обладают

 №ы, как неоказание помощи   судну и лицам,

 1едствие (ст. 203), выпуск недоброкачественной

 ^<ст. 147), хищение  путем  злоупотребления

 уэналожением (ст. 84).

   конкурирующих  могут рассматриваться даже

   енные в разных  главах Уголовного кодекса.

   главе о  преступлениях против  правосудия

    выделены специальные  виды злоупотребле-

   этих  преступлений  —  интересы  правосу-

      лишь элементом правильной деятельности

        аппарата   (объекта  злоупотребления

       В.Н. Теоретические основы квалификации преступле-

   278; его же. Общая  теория квалификации   преступле-

   •277; Тарарухин С.А. Установление мотива и квалификация

   С. 109-124.

                      47

служебным  положением).  Преступления против  правосу-

дия характеризуются также спецификой  субъекта.

 Конкурирующие   нормы  встречаются и  внутри многих

глав Уголовного кодекса: о преступлениях против лично-

сти — умышленное  убийство без отягчающих обстоятельств

(ст. 94) — общая норма и убийство при превышении пред-

елов необходимой обороны (ст. 97) — специальная норма-

о преступлениях против порядка управления —  сопротив^

ление представителю власти или представителю обществен-

ности при исполнении  ими обязанностей по охране обще-

ственного порядка (ст. 188) и такое же сопротивление ра-

ботнику  милиции  или народному дружиннику  (ст. 188')

оскорбление представителя власти или представителя обще^

ственности, охраняющих  общественный порядок  (ст. 189)

и оскорбление работника милиции  или народного дружин^

ника  в связи с исполнением ими обязанностей по охране

общественного порядка (ст. 189') и т.п.

  Норма, предусматривающая  ответственность за убийст-

во,  совершенное  в связи с  выполнением  потерпевшим

служебного  или  общественного долга  (п. "в" ст.  93),

конкурирует  со ст. 1901 (посягательство на жизнь работ-

ника  милиции   или народного дружинника в  связи с их

деятельностью  по охране общественного порядка), высту-

пающей   в качестве специальной.

  Возможно  и другое соотношение общего и специального

составов, когда последний  включает  в себя  элементы

состава другого преступления. Например, ложное показа-

ние  может   оказаться одной из  форм  укрывательства

преступления, совершенного другим лицом, но  поскольку

ложное  показание  предусмотрено отдельно  в ст.  179,

содеянное должно квалифицироваться по этой статье, а не

на общих  основаниях как заранее обещанное укрыватель-

ство преступления  или  прикосновенность к нему  (если

оно  не было   заранее обещано). Статья 179  в  данном

случае рассматривается как специальная.

   Одним из вариантов конкуренции общей и  специальной

нормы  является конкуренция  основного и квалифициро-

ванного  состава одного и того же преступления. Любой

квалифицированный   состав выступает в качестве специ-

ального, что учитывается, когда действия виновного под;

падают  одновременно под разные части или пункты одно»

 и той же статьи.

   Например,  если действия виновного содержат признаки

 и основного состава (ч. 1 ст. 140 —  простая кража)

 квалифицированного  (ч. 2 или ч. 3  той же  статьи),

                                   48

    последний, выполняющий  роль специального.

  общими  признаками, присущими  любой  краже

'^похищение имущества), квалифицированный  со-

    содержать такие признаки, как повторность,

    преступления по  предварительному  сговору

    причинение потерпевшему значительного ущерба.

  содеянное подпадает под несколько квалифици-

•яфизнаков одной и  той же  нормы  (например,

; 3) одновременно. Более тяжкий квалифицирую-

  ак поглощает менее тяжкий, что вполне объяс-

  ческим  толкованием закона, принципами  его

  i в отношении единичного преступления.

  Верховного Суда Украины  по данному вопросу

  вщие разъяснения: "В случае совершения лицом

  ; преступлений, предусмотренных одной из ука-

    " (статьи 140, 141, 143, 144 УК), его дейст-

     гствии иных квалифицирующих   признаков,

     ифицировать по  части второй той или иной

     [ительно квалифицировать первое преступле-

Цйяо  части первой данной статьи не требуется.

 *  шении нескольких посягательств на частную

    > разными  способами  первое преступление

    ии иных  квалифицирующих   признаков) над-

    ицировать  по части первой соответствующей

    тие,  как совершенные повторно, по частям

    яетвующих  статей УК  (п. 23 постановления

     декабря  1992 г. "О судебной практике по

    !Стных преступлениях против частной собст-

    | Бюлетень ... — С. 103).

     то же постановления сказано: "Если винов-

     ;ршило кражу, грабеж, разбой, мошенниче-

       гательство и  в его  действиях имеется

       ^ицирующих  признаков, предусмотренных

       и  той  или  иной  статьи, совершенное

       >ицировать по той части, которая предус-

        суровое наказание. При этом все квали-

     признаки должны быть указаны  в постанов-

    течении в качестве обвиняемого, обвинитель-

    йии   и  мотивировочной  части приговора"

    -С.  106).

  Щйиновного иногда содержат признаки составов

  '~~ми и  отягчающими  обстоятельствами одно-

     [ример, убийство в состоянии сильного ду-

     "~|я или при превышении  пределов необхо-

       инотда сопровождается причинением мно-

                      49

жества телесных повреждений, что при  иных обстоятел

ствах расценивается как один из признаков особой жест

кости). Предпочтение  должно  быть  отдано той  норм?'

которая охватывает содеянное с наибольшей полнотой  '

в данном случае составу убийства, совершенного в состо^

янии аффекта  или при превышении пределов необходимой

обороны, поскольку  направленность  умысла, мотивы

цели совершения преступления здесь иные, они непосред-

ственно  не  связаны с  особой  жестокостью. В  п.  13

постановления Пленума  Верховного  Суда Украины  №  i

от 1  апреля 1994 г. "О  судебной практике по делам о

преступлениях против  жизни  и здоровья человека" под-

черкивается, что признаки особой жестокости закон свя-

зывает как  со способом убийства, так и иными  обстоя-

тельствами, свидетельствующими  о проявлении виновным

особой  жестокости, и далее  отмечается: "Умышленное

убийство, совершенное  в состоянии  сильного душевного

волнения, внезапно возникшего  в результате противоза-

конного  насилия  или тяжкого  оскорбления со  стороны

потерпевшего, или при превышении  пределов необходимой

обороны, хотя оно и было совершено с признаками особой

жестокости путем  причинения большого количества телес-

ных  повреждений  либо в присутствии близких потерпев-

шему   лиц  следует квалифицировать  соответственно по

ст. 95 или ст. 97 УК"  (Бюлетень... —С. 78)'.

  Общее правило  о применении  специальной нормы  при

конкуренции  сохраняется до тех пор, пока речь  идет о

совершении   одного, а не  нескольких  самостоятельных

преступлений,  образующих  совокупность, когда, напри-

мер, фактически совершенные  действия выходят за преде-

лы  специальной нормы, не  охватываются ее признаками.

Указанное  имеет  место в частности, когда должностное

лицо,  получив взятку, совершает в  пользу взяткодателя

незаконные   действия вопреки  интересам службы.   Они

должны  быть квалифицированы  самостоятельно по ст. 165.

  В п. 4 постановления Пленума  Верховного Суда Укра-

ины  №   1 от 1 апреля 1983 г. "О  практике применения

судами  Украины   законодательства об ответственности за

взяточничество" подчеркивается: "В  соответствие с ч. 1

ст. 168 У К ответственность должностного лица наступает

в  случае получения взятки за выполнение или  невыпол-

нение  в интересах взяткодателя любого действия, котор^

   ' Более подробно вопросы квалификации  и разграничения преступл"

ний против жизни  и здоровья рассматриваются в гл. IV данной работы-

                                 50

     лицо должно  было  или могло  совершить с

    ®м  своего служебного  положения. Поэтому

     должностным  лицом  в связи с получением

    я, которые сами являются преступными (слу-

Госдлог, злоупотребление властью или служебным

S——  ц  т.п.), образуют самостоятельный состав

    i и должны квалифицироваться по совокупно-

    ений" (Бюлетень ... — С. 135).

     постановления  Пленума   Верховного Суда

    4 от 27 марта 1992 г. "О судебной практике

    изнасиловании и иных половых  преступлени-

    : "При совершении двух и более изнасилова-

    венность за которые предусмотрена разными

    117 У К, а  также при  совершении в одном

    -"ния на изнасилование или соучастия в этом

      а в другом —  оконченного изнасилования,

      ного следует квалифицировать по совокуп-

      ix преступлений.

      ве потерпевшей без отягчающих признаков

      •ния, а потом повторное изнасилование при

    знаков ч. 3 или ч. 4 ст. 117 У К должны ква-

    ься по совокупности преступлений, предусмот-

ЦД  ст. 117 У К и соответственно ч. 3 или ч. 4 этой

|ц1ких случаях квалификация действий виновного

НОЙ статьи не требуется. Однако упомянутое обсто-

t, должно быть указано в постановлении о привле-

"Чг :в качестве обвиняемого, обвинительном заклю-

  щэиговоре" (Бюлетень ... —С. 85).

 " 'случае налицо сочетание конкуренции частей

   "и же  нормы  и  совокупности преступлений,

    ч. 2 ст. 117 предусматривается ответствен-

    асилование, совершенное лицом, ранее совер-

    ое же преступление,  что формально  имеет

Ц&части  3  и  4  этой  же  статьи по  своему

tte» яе только выходят за пределы объективной

  аэвного состава преступления, но и представля-

   по сути,  самостоятельные деяния с  иными

  i. Ведь в ст. 117 в качестве  объединяющего

^фактически  выступает  лишь  физическое или

ВДб насилие над потерпевшей.

 ^-правовые нормы никогда не совпадают полно-

 У собой, так как иначе было бы невозможно их

  Однако  разграничение нередко можно  прово-

Ijiy  логическому  соотношению.  Соотносимость

RBBbCMv  и содержанию  придает закону гибкость,

                       51

позволяя  квалифицировать  в  его пределах  содеянно I

избегая его применения  по  аналогии и  нагроможден!6' ll

норм при  правовой оценке совершенного преступления   '

 На основании  соотносимости норм по объему опредед

ются принципы  квалификации  при конкуренции  не тол»'

ко общей  и специальной, но и двух специальных норм. в

любом  случае применяется та специальная норма, котооа

в большей  степени конкретизирует содеянное, охватывая

специфику   предусмотренного ею  состава преступления

Например,   такого рода конкуренция  возникает  между

ст. 1873 (организация или активное участие в групповых

действиях,  нарушающих     общественный   порядок)  и

ст. 1874 (нарушение  порядка организации и  проведения

собраний, уличных  шествий и демонстраций).

  Конкуренция части и целого. В отличие от конкуренции

общей  и специальной нормы и двух специальных норм при

конкуренции  части и целого нормы находятся между собой

в  отношении подчинения не по объему, а по содержанию.

  Конкуренция  норм как  части и целого возникает как

по отдельным  элементам и признакам состава, так и по

нескольким одновременно.

  Для  того, чтобы  определить, какая из  норм должна

применяться, необходимо установить, содержание которой

из  них  с наибольшей  полнотой  охватывает  содеянное.

Когда  говорят, что  тот  или  иной  состав  полностью

охватывает содеянное и в  дополнительной квалификации

нет  необходимости, речь идет  о конкуренции  норм  по

содержанию.  Например, по объекту в подобной конкуреи-

ции  находятся такие нормы, как убийство по  неосторож-

ности (ст. 98) и нарушение правил охраны труда, повлек- j

шее  человеческие  жертвы  (ч. 2 ст. 135). Применяет»  |

вторая  норма, так как объект этого преступления шире,

чем  объект неосторожного убийства, и включает в себя не

только  жизнь  человека, но  и  условия безопасности и

 безвредности труда, обеспеченные онределенными  прави-

 лами, которые нарушаются  виновным.

   Конкуренция  по объекту обычно сочетается с конкурея-

 цией  составов по  объективной стороне.  Например, я0

 этому  признаку  различаются  хулиганство  (ст. 206)

 массовые беспорядки (ст. 7i), характеризуемые сове1иве..

 нием толпой  погромов, разрушений, поджогов и ДРУ11001

 подобными  действиями, которые могут быть совершены

 при  хулиганстве. Однако при  массовых беспорядках о

 выступают  в роли  способа совершения этого более Gea"

 ното преступления,  посягающего  на общественную  ос-

ното преступления,

52

I И потому в самостоятельной квалификации по

|Г не нуждаются.

 дня норм как части и целого по объективной

 ючается в трех вариантах: 1) когда действия,

 яные одной  нормой, являются  лишь  частью

 редусмотренных другой; 2) когда преступные

(,"- указанные в  одной  норме, представляют

^йоследствий, предусмотренных другой; 3) ког-

орма  предусматривает только  противоправные

(ййающие   возможность наступления обществен-

И1вослбдствий, а другая — и указанные послед-

  ft вариант конкуренции имеет место, напри-

  Вйичные действия, характерные для хулиган-

  яяют собой только часть объективной стороны

  я. Второй отмечается при совершении хище-

  ппение в значительном размере представляет

 д хищения   в крупном  или  особо крупном

 йтий  вариант имеет  место, например,  при

Црчастей   1 и 2  ст. 77, предусматривающей

^СТь за нарушение  правил безопасности движе-

 уатации транспорта.

  ия норм как части и целого возможна  и по

  стороне состава. В таких случаях применя-

  ла, которая предусматривает более тяжкую

|6'в такой последовательности: прямой умысел,

к* гсел, преступная самонадеянность, преступ-

   гь. В пределах одной и той же формы вины

   «йние имеет более широкая направленность

   и неосторожности  —  возможность  полнее

   ледствия, которые фактически проявились и

   той ли иной норме.

Цкуренции  мотивов и  целей совершения  пре-

^Кедует  иметь в  виду, что виновный  может

 Кться одновременно несколькими не противо-

 ^  другу мотивами и преследовать ряд целей

 1ши   одного преступления.  Когда цели   и

 |? самостоятельное значение, может возник-

 St) конкуренции  норм  по этим  признакам

 '""i он не решается изолированно от формы

    ом, от конкуренции норм в  целом.

    упный  путь удовлетворения своих потреб-

    ересов, субъект может ставить не одну, а

    S, руководствуясь при этом соответствую-

    °ами. Одни  из них  становятся мотивами

      доминирующими,   другие  выступают  в

                   53

роли побочных. В  ходе развития преступного акта осно I

ные  и  побочные  мотивы   могут меняться  местами   1

заменяться новыми,  но в  конечном счете выбор  однот^

или  нескольких ведущих   мотивов стабилизируется,  '

приводит  к целенаправленности  поведения и  принята»0

решения  действовать определенным образом. Мотивациок

ная сфера  человеческой деятельности динамична. Однако

изменение  мотивов  в момент  совершения  преступлен»

обычно  значения для квалификации  не имеет, поскольку

правовая  оценка содеянного зависит от характера совео-

шенных   действий и  наступивших  общественно опасна»

последствий, отражающих  конечную цель и соответствую-

щую  ей доминирующую   мотивацию. Не  исключено также

что в ходе осуществления преступления могут измениться

другие  признаки состава, влияющие на квалификацию, а

мотив  преступления остаться прежним.

  Правильность установления доминирующего мотива, ко-

торый   фактически  привел к  наступлению  общественно

опасных   последствий, имеет важное значение, поскольку

именно   от этого зависит квалификация содеянного. Его

отыскание   осложняется тем,  что в  случае  изменения

мотивов  в момент  реализации принятого решения  (заме-

щения   одного ведущего мотива  другим при  совершении

тех  или  иных действий) первоначальный замысел  может

оказаться  выполненным, но преступник тут же совершает

другое  преступление, обусловленное иным  побуждением,

что вызывает  необходимость квалифицировать его дейст-

вия по совокупности. Вместе с тем, в некоторых ситуаци-

ях прежний  мотив  может продолжать действовать наряду

с новым, параллельно с ним, осложняя оценку направлен-

ности  (предметности) содеянного, свидетельствуя о пере-

растании  одного преступления в другое.

   При  этом  следует иметь в  виду, что наименование

мотива  может и  не раскрывать содержания совершенного

преступления: во-первых, потому, что в законе он неред-

ко обозначен обобщенно; во-вторых, предметность зависят

Прежде  всего от цели совершения тех или иных действии»

отражая   осознанное стремление (мотив) к  достижении»

определенного результата (его мысленной модели). Имея^

но  цель придает преступному акту конкретный  смысл

значение. При  прямом умысле, как уже отмечалось, И^*

и  результат совпадают. При косвенном и при неосторо

ности  такое совпадение отсутствует, хотя сама по <*—

целенаправленность  действий не исключается.       ^

   В принципе  каждому  мотиву соответствует своя и

                                 54

     быть вызвана как  одним мотивом, так и

   одновременно,  если они  не  противоречат

  (являются  совместимыми). Преступный  акт

"возможным, когда мотивы согласуются с целью

КИЕ действий. При квалификации  цель, имею-

жцггельное правовое значение, исключает дру-

лвющие  такого смысла. При постановке субъек-

1деяей  преимущество должно  быть  за тонг из

^ая относится к более важному объекту посяга-

-яаиболее тяжким последствиям. Причем такие

 смогут относиться к ближайшей, промежуточ-

 '~ ленной цели виновного. Поскольку каждая из

  юсхищалась,  то любая цель, в том числе и

  ющая  о совершении более тяжкого  преступ-

   быть поставлена ему в вину.

  ie соображения полностью относятся и к кон-

  ивов  при совершении единичного преступле-

Ййвже преимущество  принадлежит мотиву более

"вступления. Это определяется осознанием по-

 юторыми  руководствуется виновный, совершая

 ^действия, развитием волевого акта при согла-

 ""ттива с целью. Причем решение  вопроса о

   зависит и от конструктивных признаков со-

   —го   преступления. Первостепенное значе-

       тем из них, которые указаны в законе

       При отсутствии таковых значимость при-

    аки, подразумеваемые в нем. Если мотив и

    значения для квалификации  и разграниче-

   ний, вопрос об их правовой  конкуренции,

|Уртпадает, хотя в психологическом смысле не-

 ""~~ и целей могут затруднить их оценку.

     сольких мотивов, вызывающих  необходи-

     ения вопросов об  их  совместимости  и

  ^может  проявиться по-разному: 1) несколько

  ttiuoT одно последствие, представляющее со-

 |?простое  преступление; 2) несколько моти-

 "*  несколько последствий, представляющих

    'е, но сложное преступление; 3) несколько

    ют  несколько последствий, имеющих само-

   ачение,  но охватываемых  одной  нормой,

   дипов  поглощения'; 4) несколько мотивов,

  «.Относится к поглощению  одного состава другим  при

  Iff* как части и целого (см. Кудрявцев В.Н. Общая теория

    Жтуплений. — С. 258—259).

                    55

самостоятельно отражают иаличие отягчающих  и  смягча-

ющих  обстоятельств в одном и том же преступлении.

 Уживаясь  в  сознании субъекта как единое целое, не-

сколько совместимых мотиюв  принимаются  преступником

в расчет в равной степени. Конкурирующие мотивы всегда

отличаются по  степени выраженности вредоносности'. Они

соотносятся в сознании с различными целями, представля-

ющими   большую   или  меньшую  значимость. Поскольку

преступник ими  руководствуется одновременно, он созна-

тельно принимает и те  общественно опасные последствия

которые вызываются такими  мотивами, в том числе пре;ь,

ставляющие  наибольшую  опасность. Конкуренция составе»

по  мотиву возникает, когда одно и то же  преступление

подпадает под несколько норм именно по данному призна-

ку. В  этом  плане наибольшие  затруднения в  судебной

практике  вызывает квалификация   умышленных   убийств

при отягчающих   обстоятельствах, когда преступление со-

вершается по нескольким мотивам одновременно.

 В  п. 20 постановления Пленума  Верховного Суда Ук-

раины  №  1 от 1 апреля 1994 г. по делам этой категории.

отмечается:  "Разъяснить, что  нельзя  квалифицировать

убийство одного лица по совокупности пунктов  "а", "б",

"в",  "ж" ст.  93 УК  Украины  в  любом  их сочетании,

поскольку невозможно   совершить убийство одновременно

из  корыстных, хулиганских мотивов, в связи с выполне-

нием  потерпевшим  служебного  или общественного долга

либо  с целью  сокрытия иного преступления или облегче-

ния   его совершения"   (Бюлетень ... — С. 79). В других

случаях содеянное  может подпадать под несколько пунк-

тов указанной  статьи и не только в связи с мотивами, но

и целью  совершенного  убийства, способом посягательства,

субъектом  преступления, а  также  другими  признаками

состава2. Причем  объективные и субъективные  признаки;

состава, свидетельствующие о таком убийстве, могут про-

являться в различных  сочетаниях, дополняя один другой.

В  некоторых случаях ведущий  мотив в связи с наличием

квалифицирующих    признаков убийства может непосредст-

   ' Закон в обобщенном  виде указывает на  общественную  опасное»,

мотивации либо  на ее общественную полезность (необходимая оборсiy-

крайняя необходимость и т.п.), но до полного установления ^^w•wчec.f^^

обстоятельств дела решить  проблему  конкуренции  норм  по  мо

невозможно.

   2 Отнесение тех или иных пунктов ст. 93 УК к отдельным "Р143"3'^

элементов состава весьма условно, однако в плане квалификации

группировка необходима для выяснения их содержания.

                               56

 отражаться при квалификации. Например, при

 таких  побуждений,  как  месть на  бытовой

„дюсть  и  т.п., подразумеваемых в ст. 94, и

| указанных  в ст. 93, значение для квалифика-

*'  ают  именно  последние. Ведущий   мотив,

     содержание преступного акта, по существу

    уг иа внутренние (психологические) причи-

   ьких квалифицирующих   признаках убийства

Ihimx должен охватываться сознанием виновного^

•тельным или  сознательно допускаться. Только

Щ^Кожно вменить  ему  в вину. Именно  на  это

внимание в упомянутом постановлении Пленума,

ЯЕйвается необходимость выяснения направленно-

H|i яри совершении убийства с особой жестоко-

0(юм, опасным для жизни  многих людей, и др,

ЙВЕрвступлений могут быть таковыми, что один из

^ризуется одной целью, другие —  несколькими

^относящейся к непосредственному объекту, и по-

 |а|вфетизирующими основную). Например,  при

 бумышленного убийства основная цель — лише-

 |человека —  выражает общую  направленность

 |цва. Наряду с ней есть и другие, конкретизиру-

 йрысть, противодействие законным требованиям,

 ||веуважения к обществу и т.п.). Эти цели могут

 EgSaK одним, так и несколькими мотивами, не

 щими  друг другу (т.е. быть совместимыми). При-

 6 жизни —  цель, определяющая направленность

 ^яможет оказаться средством, способом удовлет-

 выстного или иного мотива.

 рйобуждающие  лицо действовать определенным

  хрывают  психологическую причину совершен-

  Щ, указывают, в связи с какими человечески-

   Ямя возникла  конфликтная ситуация, пред-

   г, данному преступлению. Отсюда  следует,

   п» к совершению  убийства могут несколько

   Юсящихся  к  одной и  той же  сфере  этих

 fegsro и раскрывается при конкретизации цели

 whЕсли  рассматривать содержание преступного

 Я, позиций, то несколько мотивов, его вызыва-

 Ййько должны   действовать в одном и том же

 <» во также иметь единые источники образова-

 мему  совмещение разнородных мотивов невоз-

 !рймер, так называемые личные мотивы (месть

 Щ,почве, ревность, личная заинтересованность,

                      57

корысть  и  др.) при  совершении  преступлений  мор„^Я

сочетаться в различных вариантах между собой, но бь"

несовместимыми  с теми, которые не затрагивают личн11

интересов, не связаны с ними (хулиганские побужден»1

противодействие законной деятельности лиц, выполняв'!'

щих  служебный  или общественный долг, и т.д.).

 В  п. 16 постановления Пленума Верховного Суда  у»

раины  №  5 от 28 июня 1991 г. "О судебной практике п

делам  о  хулиганстве" подчеркивается: "Суды  должны

отличать хулиганство от других преступлений в зависимо-

сти от направленности умысла виновного, мотивов, целей

и обстоятельств совершенных им действий.

 Действия, сопровождавшиеся  угрозами убийством, ос-

корблением, нанесением  побоев, причинением  телесных

повреждений,  совершенные в семье, в квартире, в отно-

шении   родственников, знакомых и вызванные  личными

неприязненными  отношениями, неправильными  действия-

ми  потерпевших  и  др., должны  квалифицироваться по

статьям УК, предусматривающим  ответственность за пре-

ступления против личности. Такие действия могут квали-

фицироваться  как хулиганство лишь в тех случаях, коща

они одновременно были  сопряжены с грубым нарушением

общественного порядка и  выражали явное  неуважение к

обществу" (Бюлетень ... — С. 153).

 Это   объясняется тем, что  хулиганские побуждения

весьма специфичны.  Они выражают стремление виновного

нарушить  общественный порядок и проявить неуважение

к обществу  в целом, к любому  лицу, в том числе  и к

тем, с кем он находится в личных отношениях. Хулиган-

ский мотив  превалирует над всеми остальными, становит-

ся основным,  определяя направленность действий в виде

грубого, очевидного для всех, в  том числе для самого

виновного, нарушения общественного порядка. Вмешатель-

ство в  происходящие  события окружающих,  стремление

пресечь хулиганские действия, задержать преступника я

т.п. может  изменить направленность действий хулигана,

переключить  его внимание на других лиц. Иными  могут

стать  и мотивы  совершаемого при  этом  преступления.

Происходит  как бы  их смещение. Прежние  хулигански

побуждения  замещаются мотивами  противодействия закоя^

ным  требованиям окружающих  в форме  стремления восо^

репятствовать их служебной или общественной ^еягель"

ста  по поддержанию   общественного порядка. При эт0".

сами   хулиганские действия  к моменту   вмешательств

других  лиц могут быть прекращены или же продолжать^

                                58

  таких продолжаемых  действий с одновремен-

  здействием требованиям об их  прекращении

^дтоорить о наличии двух мютивов, определяю-

анские действия, но не противоречащих  один

 данном случае они совместимы.

»рых случаях  законодатель сам учел возмож-

ания мотивов в одном и том же  преступлении.

ь » числе квалифицирующих   признаков,  пере-

дав  ч. 2 ст. 206 УК,  названо  сопротивление

едю власти или представителю общественности,

usHfy обязанности по охране общественного no-

te иным гражданам, пресекающим  хулиганские

Понятие "связанное", употребляемое в законе,

» понятиям  "сопровождающее", "соединенное",

  е", что свидетельствует о второстепенной ро-

  [X действий, вызываемых обозначенными мо-

  местимыми  с  хулиганскими,  отражающими

  (Стремление избежать ответственности за уже

  хулиганство или совершаемое  в данный мо-

 0 рода действия в иных случаях представляют

   ятельные преступления, ответственность за

    яотрена статьями 188, 188'. При соверше-

    а  они выступают  в роли квалифицирую-

     в  виде учтенной в законе  совокупности

    (О окружающих  в  действия хулигана не-

    поводом к совершению иного, подчас более

    упления, в частности, убийства в связи с

  [потерпевшим служебного или общественного

|*В" ст. 93). Совершение таких убийств может

|п> стремления противопоставить свое поведе-

твенному  порядку, общественным  .интересам,

(^пренебрежения к окружающим  и т.п., состав-

  ь хулиганских побуждений. Именно  поэтому

  жбходимость квалификации  содеянного одно-

   пунктам "б" и "в" ст. 93 либо по частям 2

   и  п. "в" ст. 93 в' тех случаях, когда ко

   "icraa потерпевшего в связи с выполнением

   вного или  служебного долга  хулиганские

    были прекращены. Такая  квалификация не

    высказанным  соображениям о  наличии  в

.виновного одного или нескольких определяю-

<®  (совместимых между собой), об их замеще-

 совершения умышленных  убийств в  связи с

                    59

выполнением  потерпевшим  своего служебного или обт,

ственного долга могут иметь разное содержание, но т^1

или  иначе  они  вызываются  его общественно  полезай1

деятельностью в целом  или отдельными действиями, ев 1

занными  с ее выполнением  (месть, боязнь разоблачен»*' 1

опасение, что выполнение  потерпевшим  своего долга чя* 1

труднит  совершение  преступления, стремление противг^ '

стоять законным  требованиям о прекращении  преступной

деятельности в  данный  момент, избежать задержания

т.п.). Возможность сочетания таких мотивов с хулигански-

ми   более четко  прослеживается при  посягательстве уя

жизнь работника  милиции  или народного дружинника

связи с их деятельностью по охране общественного поряд-

ка, ответственность за которое предусмотрена ст. 1 до-

Указанные преступления имеют  собственный мотив в виде

стремления противодействовать законной деятельности по-

терпевших  по  охране  общественного порядка или  ото-

мстить за такую  деятельность. Он сочетается с хулиган-

скими побуждениями   как в случае перерастания хулиган- ^ 1

ства  в  более опасное преступление,  когда оно  сразу?Ц

направлено против указанных  лиц, так и при совершензд-У

двух  самостоятельных  преступлений  (их совокупности)»!!

посягающих  на  различные непосредственные объекты, —||

общественный  порядок  и порядок управления.        -Щ

   При   перерастании хулиганства в  посягательство

 жизнь  работников милиции  или  народных дружинник

 хулиганские мотивы  выступают в роли побочных. Они

 изменяют  и  не  могут  изменить сущности  совершенИЦ

 более опасного преступления, поскольку именно оно

 ражает  крайнюю   степень пренебрежения   к  интереса*^

 окружающих   и  предъявляемым  требованиям о надлежит

 щем  поведении. Именно   поэтому вопрос о конкуренцдД

 решается в пользу  этого мотива при совершении единж^;:!

 ного преступления.                                 '.Ц-Щ

    Вопрос о конкуренции  части и целого возникает и W^

 делам  о приготовлении к преступлению и покушении в  |1

 него. По общему  правилу каждая из последующих стад(*!

 совершения  одного и того же  единичного преступлевЯ-j

  "поглощает" предыдущую  и  виновный несет ответствен,

  ность лишь  за последнюю  из выполненных  стадий (_

  оконченное преступление или наиболее близкую к не*

  стадию). Однако  решение этого вопроса  зависит "^д

  направленности умысла, степени его осуществления яр^

  совершении преступления. Например, причинение тяя'^

  телесных  повреждений, опасных  для жизни  в  мо    J

                                          J

цй-может быть квалифицированно и как умыш-

||сое телесное повреждение, и как покушение

в» При доказанности прямого умысла на убий-

р«  должны  свидетельствовать объективные и

дуе признаки) вопрос о конкуренции двух норм

|| пользу умышленного  лишения  жизни. При

'Уснащения, когда умысел виновного был на-

йовдение в значительном, крупном или особо

||в>»ере, но это не было осуществлено по не

ПЕГ воли виновного причинам, содеянное квали-

рхак покушение  на хищение  в соответствую-

   я части и целого может возникнуть и при

    действий соучаствующих лиц. Когда имеет

  ^знция самостоятельной нормы  и  нормы  о

„более   тяжком   преступлении, применяется

^Например, заранее обещанная реализация по-

|рстематическая скупка, приобретение заведо-

^дареступным путем  (ст. 213) может представ-

ВЯбОУ^эстие в хищении  в виде  пособничества

  (Идейности виновного о  форме  и  размере

  В хищения, так как иначе было бы неизвест-

 ^Йяособствовал).

    ящии норм как части и целого одна из них

    атывает все признаки совершенного деяния,

    [> частично. Применяется та норма, которая

     по содержанию  и уже по объему, т.е. та,

     дает наибольшее  количество фактических

     эшенного  преступления и  вместе с тем

      на наименьшее число преступлений, кроме

   —Ja конкуренции  применяются к сравнимым

   Вщественной опасности деяниям. Если способ

 одного  из них более опасен, то применяется

  Ц, 'которая его предусматривает, хотя правила

  ртоворят об обратном.

   iStpSKTepHbix черт развития уголовного законо-

   |, рыделение специальных норм, дифференци-

     твенность за совершение конкретной разно-

     уплений, что соответствует общим принци-

     пояитики  государства. В то же время при

     х норм   следует избегать их  излишнего

    в» что нередко наблюдается. Само по себе

    или  иной специальной ответственности еще

       защиты  правоохраняемых интересов.

                        61

60

            § 3. Особенности квалификации

        единичного преступления  при соучастии

 Квалификация    преступления  осложняется, если nJ

совершено несколькими  лицами,  выполнявшими  при °3

одинаковые  или разные роли, что при наличии соотвйЙ

вующих   признаков, указанных  в законе, рассматривав

как  соучастие, т.е. совместное умышленное участие в»1

или  более  лиц   в совершении   преступления (ст. i3

Осложнения   возникают   в связи  с  тем, что в  одв"

случаях   соучастие выступает   в роли  конструктива^

признака  основного  состава преступления, в других^

квалифицированного,  в  третьих —  самостоятельно, и

собственно соучастие (соучастие в тесном смысле слова]!

виде пособничества при  совершении преступления дпун

лицом  —  исполнителем  (или  труппой лиц), организад

преступления  или подстрекательства к нему.

   При  рассмотрении оснований  и пределов ответствей

ста  за соучастие особое значение  имеют некоторые я

правные  положения,  непосредственно связанные с кв<

фикацией:  1) об общих  принципах ответственности соуч)

ников;  2) о специфике квалификации действий соучастии

 в  зависимости от формы  соучастия и их личной poll

 содеянном (вида соучастия); 3) об особенностях кваля

 кации  действий соучастников  при эксцессе исполняя]

 добровольном  отказе от совершения преступления, не»

 шемся  подстрекательстве или пособничестве; 4) о влвй

 на  квалификацию  действий соучастников личности иб

 нителя  преступления, в частности, специального субь|

    Прежде   всего отметим,   что соучастие не обр(

  каких-то особых   оснований  уголовной ответственя

  Общие  положения  (ст. 3) в равной мере распространи

  и на  случая совершения преступления несколькими л

  ми  совместно, поскольку иного в законе не указано»;

  имеет  принципиальное значение. Ддя привлечения ка

  то из  соучастников к уголовной  ответственности на

  димо   установить, что  он   действительно причася

   совершению  общественно опасного действия (бездеис

   которое предусмотрено в качестве преступления в и

   ной части УК. Однако  совершенные отдельным соуч

   ком  действ-ия в данном случае рассматриваются w_

   рованно, а в  совокупности с действиями других ли

   выясняется  и оценивается,  какие вредные waJf"

    опасные) последствия наступили или могли  наст5

    результате их совместных действий, а затем уже

    ется вопрос, в каких пределах я в каком объем

                                        62

 Привлекаться к уголовной ответственности.

и' решение вопроса о соучастии 'конкретного

? лишь  после установления в  совместных

   соучаствующих  лиц  признаков общего

  ления и оснований уголовной ответствен-

^^1  того или иного преступления. Однако

fttexer рассматриваться лишь как предваря-

й  вопроса о квалификации по существу.

^порядок   ответственности соучастников в

|1определяются  формой соучастия и функ-

Ц   выполняемыми  при совершении преступ-

Щ»з  них.

 ]я от структуры связи между соучастника-

 [а организованности принято выделять: про-

 ^  йсполнительство или совиновничество) и

    делением ролей). Но это не обеспечива-

     решение  вопросов квалификации,  по-

     пве (т.е. одинаковое или разное испол-

     ческими исполнителями) возможно  при

  ,_,J умышленного  преступления, которое,

  ^Осложняет оценку. Структура связи лишь

  "дуется так называемым сложением дейст-

   t, во нередко не укладывается  в рамки

   |рм, оказывается сложнее.

   Щстве предусматривается ответственность

  Лривступлений: группой лиц по  предвари-

  |р<преступления  против собственности —

  |йЙ,  862, 140—144,  спекуляция  —  ч. 2

  '  всжупателей —  ч.  2  ст. 155, обман

     Е ст. 155', незаконная торговая деятель-

     ,; 1556 и др.) и без него, т.е. просто

     вание —  ч. 3 ст. 117); организованной

     |ивое повышение или  поддержание вы-

    Цфары  народного потребления и  услуги

    рСТ. 155 , незаконная торговая деятель-

    |,;t556 и др.); преступным сообществом

    •"'"t».

         катривается также ответственность

         пной группировки  с целью нападе-

     ,-,^— ИТУ, терроризирования заключен-

     fc.nyrb исправления, или активное уча-

     R^» преступную деятельность групп лиц,

     дДля  занятия  контрабандой  (ст. 70),

          вое участие в групповых действи-

           общественный порядок  (ст. 1873),

                 63

создание не предусмотренных законодательством воен

рованных  формирований  или  групп либо  участие в

деятельности, а также  предоставление им  оружщ,   '

воинского снаряжения  (ст. 1876), организацию группе11

действий, направленных  на самовольное занятие земр

лого  участка  либо  самовольное  строительство жил

дома,  дачи,  хозяйственной или  бытовой  постройка

также  непосредственное участие в этих групповых дей

виях  (ст. 199), организацию  или  руководство групп

деятельность которой, осуществляемая под предлогом

поведования религиозных учений или выполнения  ре

озных обрядов, сопряжена с причинением  вреда здо1

граждан или  половой распущенностью  (ст. 209).

   Перечисленные разновидности преступной деятелыв

выходят за  пределы обычного соучастия, вышеназван

его форм.

   За основу классификации соучастия на формы в

ловно-правовой  литературе принимаются  различные

днаки  —  наличие или отсутствие предварительного с

ра  между  соучаствующими  лицами, степень организ

ности,  распределение ролей  и  т.п., тогда как ф(

 принято обозначать очертание (обрисовку) внешних

 знаков  того или  иного  явления. Оригинальную  тот

 зрения  по рассматриваемому вопросу высказал Ф.Г. В;

 чак, предложивший   трехчленную  классификацию  coy

 стая: 1) собственно соучастие (с распределением ролей)

 ст.  19 Общей   части УК;   2) соучастие особого ре

 ответственность за которое предусмотрена в статьях С

 бенной  части  УК;  3)  соисполнительство, при кого]

 каждый    из сообща  действующих   лиц  непосредстве

 своими  действиями полностью или  частично осуществл

 преступления,  предусмотренные  Особенной  частью

  которые не включают  признаки группового преступла

    Соучастие особого рода, по его мнению, охватывает

  вида преступных групп: группу лиц, действующих coot»

  группу лиц, действующих  по предварительному сговор^

  группу   лиц,  образовавших  стойкое  преступное со"

  щество1.                                          -

     Предложенная  схема  не  охватывает  такую  неда*

   вновь появившуюся форму  соучастия, как организова

       ' Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному "Р8

    Киев, 1969. — С. 66.

                                    64

     >ю промежуточное место между  пре-

     м и  группой лиц, действующих  по

^   сговору.

дазванные  формы   соучастия подробнее,

?  ie коррективы применительно к квалифи-

   по содержанию они пересекаются (при-

     в признаки другой), затрудняя при-

     ; —  соисполнительство (в том виде

„  -J) характеризуется тем, что действую-

|["двща непосредственно выполняют  объек-

^состава умышленного  преступления.

, в  одних случаях  имеют  существенные

 щадая  лишь по общей  направленности, в

 неразличимы   и могут быть даже  одина-

 ; имеет  значения для  правовой оценки

 » же время  действия каждого соисполни-

 ?чаях содержат признаки состава преступ-

 ( объеме  (являются исполнительскими в

 ^других — столь различаются внешне, что

  i напоминают пособничество. Именно они

   (уднения при квалификации,  поскольку

   авляющие  непосредственного исполнения

   рут выходить за пределы данной формы

   'я так называемую сложную   форму  (с

   лей), либо утрачивать самостоятельное

   ,  перерастая в более опасные  формы

   'пления —  группой  лиц по  предвари-

  I или организованной группой.

   может измениться из-за конструктивных

     'преступления, что требует решения

     ; идет речь о простом или  сложном

     'сматривается ли в качестве обязатель-

     ого вида преступления его совершение

     :ой именно; не относится ли данный

  Квалифицирующих   и в чем конкретно он

  ^содержит  ли  рассматриваемый  состав

   [честве обязательных особых признаков

     действующего законодательства предусматривалась

     зу от 4 июня  1947 г. за хищения, совершаемые

     пами  (шайками),  что  породило  в  то  время

    'в теории о сущности и признаках данной формы

       [енности и сложности -ее отграничения от иных

        понятие было заменено на более широкое  —

        по предварительному сговору группой лиц.

                 65

исполнителя (специальный  субъект) и т.п. К тому д-р

законодательстве понятие  соисполнителя отсутствует 51

теории  и на  практике  соисполнителями признаются    1

соучастники, которые в  составе группы из двух и бол16

лиц  непосредственно совершают одно и  то же умышле?

ное преступление, т.е. понятия исполнитель и соисполв»

тель отождествляются. Между  тем исполнитель и соиспол

нитель  фигуры  неравнозначные. В  любом преступлении'

где объективную  сторону состава выполняют два и бол№

лица,  они могут быть: исполнителями,  когда каждый вч

них  своими действиями  выполняет  состав преступления'

исполнителями   и  соисполнителями, если  одни из  них

полностью  выполняют  преступление, а другие одновремен-

но  содействуют  этому каким-либо  способом или  только

частично  выполняют  объективную  сторону состава (эле-

мент  объективной стороны).

  Простое преступление, характеризуемое одним действи-

ем  и  одним  последствием, совершаемое  в  соучастии"

отличается тем, что в действиях одного или  нескольких

лиц  должны   присутствовать признаки  полного  состава

преступления, т.е, его исполнительство, тогда как  дли

соисполнения, если оно при  этом имело место, возможно!

выполнение   и  отдельных  частей  (элементов) состава,

относящихся  прежде всего к объективной стороне. Напри-

мер,  исполнителем изнасилования  может  быть  признай

только тот, кто непосредственно совершил насильственный'

половой  акт, а не лицо, применившее   психическое или

физическое насилие  к потерпевшей, —  соисполнитель. .

   Соисполнительство  в  обозначенном  варианте весьма!

близко  соприкасается с пособничеством в виде оказания]

содействия исполнителю,  но соисполнитель в данном слу^

чае применяет  насилие к потерпевшей (один из признаков j

объективной  стороны  рассматриваемого преступления) •I

потому  пособником не  может быть признан'.           |

   В  п.  14  постановления  Пленума   Верховного Суя? j

Украины   №  4 от 27 марта 1992 г. "О судебной практике ;

по  делам об изнасиловании и иных  половых преступлевй'

 ях"  сказано: "По  смыслу  ст. 19  УК  действия  лияа.

 которое не  совершило и не  имело намерения  соверши11

     ' В судебной практике иногда встречаются случаи такого cwcsolwto

  тельства со стороны  женщин   (не могущих  быть  субъектом да"^.

  преступления), их действия квалифицируются как пособнические. "yyf,

  гично расцениваются и действия мужчин, не способных совершать по

  акты в силу болезни, физических и физиологических аномалий.

66

   но  непосредственно применило физическое

   зу или привело потерпевшую в беспомощное

^i; целью   изнасилования ее  другим  лицом,

 сматриваться как  соисполнительство в этом

  Г.

  участника группового изнасилования  подле-

 экации по ч. 3 ст. 117 и в том случае, когда

 гники преступления из-за невменяемости, не-

  возраста, с  которого наступает  уголовная

 ють, либо по иным  предусмотренным законом

^не были  привлечены к уголовной ответствен-

  тень... — С.  85).

  гановления Пленума  Верховного Суда Укра-

   1 апреля 1994 г. "О судебной практике по

  суплениях против жизни  и здоровья челове-

  вается: "В случае, когда к уголовной ответ-

йцарявлечено несколько лиц, действовавших со-

'.умыслом, направленным  на лишение   жизни

го или  причинение вреда его здоровью, суды

угедовать характер действий, степень участия в

ви каждого из них и отражать это в приговоре.

Йяиц» которые непосредственно принимали учас-

   ии  жизни  потерпевшего  или  причинении

   овью, надлежит  квалифицировать по стать-

   •' кодекса, предусматривающим ответствен-

   яенное  убийство или умышленное причине-

   повреждения. Действия организаторов, под-

   пособников, которые не были соисполнителями

    необходимо  квалифицировать  по тем же

    лкой на соответствующую часть ст. 19 У К

    стень... — С. 76, 77).

    того видно, что соисполнительство не пред-

    сельного выполнения каждым соучастником

    предусмотренных составом преступления, в

   е. Нередко они совершаются так, что каж-

   янителей выполняет только часть объектив-

Ь;9реступления. При этом указанные  в законе

  "вступают лишь в  результате их совместных

   ЗДое  из которых  является  неотъемлемой

   ивной  стороны совершаемого преступления,

    ее признаки. Причем  действия, выполняе-

   ма  соисполнителями, сами  по себе могут

   •статочными для  осуществления преступле-

     (в полном  объеме), внешне   напоминая

   или  иной помощи, содействия другим уча-

                     67

стникам,  как бы  дополняя  их  действия. Однако

оценки действий соисполнителей решающее значение in"^.

ет не их  объем, а непосредственное участие последни»!

выполнении  объективной стороны состава.            Ч

 Действия  соисполнителей .связаны между собой так ip>.„ э

каждое  из них является необходимым условием выполв

ния всех остальных, и только во взаимосвязи они обоач0'

ют  единый   процесс  выполнения  объективной  CTonoi^

состава преступления. Совершенное всеми ими  вменяете

каждому   в полном объеме и квалифицируется  одинаков"

без ссылки  на ст. 19.

  При  соисполнительстве ответственность каждого участ-

ника  определяется тем,  что его действия  находятся 'к

причинной   связи с общим  преступным  результатом. Вей

содеянное ими  вменяется в вину каждому  соисполнителю

как  вред»  причиненный  им  самим  в  пределах общего

умысла,   хотя  бы,  например, смерть  потерпевшего а

наступила  от ранения, причиненного одним из участник»; 3

убийства, а остальные только успели нанести ранения, нйЦ

опасные для жизни и  здоровья, либо вообще не наносилвр

никаких телесных повреждений, а только держали  потерт

певшего, обеспечивая совершение убийства одним из них^

  В  то же  время отсутствие у. лиц сознания того, чпй

ими совместно совершается одно, общее для них престудИ

ление, исключает квалификацию   их действий по  правиЦ

лам  соисполнительства, если даже  внешне  такого родцЦ

действия выглядят как единый процесс выполнения обье1й|

тивной  стороны состава одного и того же преступлений

Указанное,  в  частности, проявляется  при  совладев

действий, вне сговора и соучастия, в целом.

   Соисполнительство возможно  при  совершении  люб

умышленного   преступления  как  в виде  присоедине!

действий  в момент  совершения преступления при мол

ливом  согласии на это участвующих лиц (конклюдентно^

 сговора), так и их обусловленности заранее. Квалифика||

 ция определяется в зависимости от конструктивных пр1й

 знаков, указанных  в законе, в  частности, касающихся?;

 характера, специфики   группового совершения  престув*^

 лёния.                                            ^.

   При  совершении сложных  преступлений, состоящих  j

 двух действий  (например, спекуляции —  ст. 154), оеть№^ ^

 тивная сторона состава может быть выполнена соисподаи^

 телями  не только раздельно (по частям), но и в l^^yl

 время, в  разных местах  и т.п. (например, одни "^ддГ!

 занимаются   скупкой товаров, другие  —  их

                            68

       могут быть  совершены  и некоторые

 де  преступления, в  частности, составные

 ндитизм  (ст. 69) —   в виде  организации

 в  в ней, совершения  преступлений всеми

|1<5анды или отдельными из них).

йЬикации действий соисполнителя имеет зна-

(ько сознание им того, что он действует не в

^ и собственной роли при  совершении  пре-

 качестве кого он выступает, в чем выража-

д§д в совершаемое  или  кому  и в  чем он

,'содействует, помогает, либо что укрывает, о

  т, если речь  идет о прикосновенности к

   Ошибки,  проистекающие   из недооценки

  ьств, не так уж  редки в  следственной и

  ике.

  пнительстве виновный  должен  осознавать

^йодержание   и общественную   опасность не

   аых преступных  действий, но и действий

   участников совместно совершаемого  пре-

   кже то, что единый преступный результат,

   и в законе, достигается их совместными

И  полностью касается любой групповой пре-

|"том числе организованной, носящей более

 ктер, чем простое соисполнительство, когда

 ролей между  участниками группы не имеет

 ЯРО правового значения. В этой связи особое

 бретает конкретное содержание умысла лиц,

 "мере  причастных к преступлению, причем

   иительно к самому  факту  (деянию) и к

   ршаемым совместно с другими лицами, —

   i группового преступления (к соучастию).

   как для определения самой формы  соуча-

|||еЙствительной роли (участия) конкретных

  Кении, отграничения соисполнительства от

   5ничества) в групповой преступной  дея-

     гателя, по сравнению с главным, винов-

      преступления — исполнителем, все же

      яия Пленума  Верховного Суда Украины № 4 от 25

 ^•'практике  применения  судами законодательства об

 » спекуляцию" сказано: "Соисполнительство в спекуля-

|&№епосредственном  участии двух или более лиц в скупке

Jfr^KeapOB с целью   наживы,  в  том  числе в  случае

    • яими ролей, когда скупка осуществлялась одним, а

    "< участником преступления" // Бюлетень ... — С. 124.

                 69

второстепенна. Общественная опасность исполнителя, как

правило, выше, чем соисполнителя, поскольку от решимо-

сти первого, его непосредственных действий по осуществ-

лению  преступления, а подчас и его возможностей всеце-

ло  зависит доведение последнего до завершения, достиже-

ние  результата совместных усилий нескольких лиц.

  Следует также подчеркнуть, что соисполнительство мо~

жет   быть как  с предварительным  сговором, так и без

него,  возникая во время  совершения преступления. Мо-

мент   сговора обычно не имеет  значения ни для данной

формы  соучастия, ни для  состава совершаемого преступ-

ления, если иное не оговорено в самом законе. Например

от того, совершено ли соисполнителями убийство, самоуть

равство и т.п. по сговору на месте, в момент совершения

преступления  или же  заранее, квалификация не изменя-

ется. Важно, чтобы каждый  из них имел непосредственное

отношение   к объективной стороне состава, совершал дей-

ствия,  относящиеся  к  ней. В  случаях же  совершения

 квалифицированных   посягательств на собственность (кра-

 жи,  грабежа,  разбоя, вымогательства  и т.п.) момент

 сговора приобретает особое значение, непосредственно оп-

 ределяя  квалификацию.   Вне  такого сговора содеянное

 должно  квалифицироваться только по  первой части соот-

 ветствующей  статьи (для каждого субъекта отдельно).   |

    Сложное  соучастие  (соучастие в тесном смысле слова |

  или собственно соучастие) характеризуется тем, что дей- |

  сгвия, образующие состав преступления, совершаются толь- J

  ко  исполнителем  (исполнителями). Все остальные лица д

  выступают  в иной  роли  (организаторов, подстрекателей, Ц

  пособников), и их  действия квалифицируются по той x^jj

  статье УК,  что и  действия исполнителя, с применениа»д

  ст. 19. Взятые вне связи с действиями исполнителя, оВДд

   сами  по  себе не  причиняют  непосредственного вредЯ|3|

   объекту посягательства, создавая лишь условия для сов^д

   шения преступления исполнителем. Основания ответствен

   ности определяются той ролью, которую эти лица фак^!

   чески выполняли.                                _S

     Каждый   из названных  соучастников характеризуете*

   своими собственными (специальными) признаками, им J

   щими  самостоятельное правовое значение,          дар

      Исполнитель  —   лицо, непосредственно выполиSB0^

   действия, образующие  состав умышленного преступи ^

   в  полном объеме (при соисполнительстве возможно с31^

   ние  действий, при покушении  на преступление  ^^^о^

    стие других  лиц, в частности, в качестве nocoofli"" fl

                                   70

^действиями  исполнителя причиняется конкретный

|,екту посягательства.

g организатор преступления или  подстрекатель к

   мают  непосредственное участие в совершении

   я,  т.е. в  той или  иной  мере  выполняют

   э сторону состава преступления, указанного в

    становятся исполнителями (соисполнителями).

   ими квалифицируется без ссылки на ст. 19 У К.

   применяется только к тем  из них, а также к

  м, которые не выполняют действий, образующих

  кретного преступления, не принимают непосред-

 ;• участия в его совершении.

   вителям относятся и руководители преступле-

   де находились на месте преступления и руко-

    гвиями остальных участников. Именно  о них

    .в ст. 71 У К (массовые беспорядки), ст. 1873

     или активное участие в групповых  действи-

       [х общественный порядок), ст. 1874 (нару-

       организации и  проведения собраний, ми-

       х шествий и демонстраций), ст. 209 (пося-

   ЙВЯ личность  и  права  граждан  под  видом

   ^религиозных обрядов) и др.

       юй стороны действия исполнителя характе-

       юм. Его сознанием охватывается, что он с

       я, при их содействии (или сообща с ними)

       деленное умышленное  преступление и при

     или сознательно допускает наступление об-

    насного результата.

   ЙДействий   исполнителя определяется  также

       венное им есть содеянное всеми соучастни-

       щими совместно с ним. Действиями испол-

       [йется стадия совершения преступления в

       и самым —  границы (пределы) ответствен-

     •; соучастника.

     Wth  —  соучастник, являющийся  инициато-

     йя преступления. В ч. 5 ст. 19 УК указано,

     ||гелем признается лицо, склонившее к со-

     Цбтупления". Употребление  причастия про-

     ||вй в данной норме имеет немалый практи-

     |;Такое указание означает: во-первых, совер-

     ЦКйтелем  действий, направленных  к тому,

     ть' У  Другого лица  решимость  совершить

    ||j_< оно  всегда предшествует последнему;

        "тювение  именно под влиянием   (непос-

         йствием) подстрекателя умысла  на со-

                       71

вершение  преступления у исполнителя; в-третьих, сов.-'n.

шение  исполнителем (подстрекаемым данным лицом) хотя

бы  приготовления к совершению  преступления, так как

иначе  может идти речь о неудавшемся подстрекательстве

Только  при наличии всех указанных  признаков подстр&1

кательство считается совершившимся.

  С  внешней   (объективной) стороны подстрекательство

обозначает удавшееся склонение другого лица к совершению

преступления. Способы склонения могут быть разными; убеж-

дение и принуждение; угрозы и лесть; подкуп и просьба и т.п

Однако при  любом из них  действия подстрекателя должны

представлять, как сказано в ст. 19 УК, "совместное участие

в совершении преступления", т.е. обуславливать деяние под1

стрекаемого, иметь с ним единый преступный  результат и

находиться с этим результатом в причинной связи.

   Подстрекательство может  быть словесным  и письмен-

ным,  а также в форме конклюдентных  действий (жестов).

Важно,   что в  результате- такого воздействия у других

соучастников  возникает решимость совершить  определен-

ное  преступление и они совершают  его.

   С субъективной стороны подстрекательство характеризу-

 ется желанием, чтобы преступление было  совершено, т.е.

 прямым   умыслом  по  отношению  к  своим  собственным

 действиям. Объективная   зависимость между  действиями

 подстрекателя и подстрекаемого им к преступлению лица,

 причинная  связь между усилиями подстрекателя и послед-

 ствиями  деяния подстрекаемого накладывает свой отпеча-

 ток  на содержание  умысла совместно действующих   лиц.

 Умысел   подстрекателя включает: а) сознание обществен-

 ной  опасности  собственного влияния на другое  лицо и

 активную   устремленность  на достижение   поставленной

 цели  —  т.е. своих действий и их последствий; б) сознание

  характера того преступления, к совершению  которого оя ;

  склоняет подстрекаемого; в) предвидение совместного пре-

  ступного результата; г) желание (как правило) или созна-

  тельное допущение  наступления этого результата.

     Раздельное рассмотрение направленности умысла подстре-

  кателя по отношению   к своим собственным действиям и к

  совершаемому  исполнителем его воли преступлению позволяв

   ет более четко определить действительные признаки данного

   вида соучастия и правильно квалифицировать содеянное.

     Подстрекательство  возможно только  по отношению

   вменяемому  лицу, достигшему возраста уголовной  отв

   ственности применительно к совершенному  преступлен ^

   В поотивном  случае имеет место посредственное испояв

           лицу,

ственности примениic-iinnu в. _—,.—-

В противном  случае имеет место посредственное

                         т»

72

   венное виновничество), когда невменяемый

   ий  рассматриваются как орудие  (средство)

  преступления и все содеянное ими вменяется

дстрекающему как исполнителю. Подстрекатель-

ершеннолетних, не достигших  возраста уголов-

пвенности, рассматривается одновременно и как

 их в  преступную деятельность (ст. 208 У К).

р —  соучастник, содействующий  (способствую-

шителю   в совершении преступления. Различа-

яектуальное и физическое  пособничество. Пер-

• в том, что пособник содействует исполнителю

 рода  советами, рекомендациями, указаниями,

'{, "ему помощь в уяснении обстановки, выборе

Мршения   преступления, определении  условий,

юсягательства и т.п. Второе (физическое пособ-

^заключается   в  предоставлении исполнителю

(^средств совершения преступления, в создании

1 х условий, обеспечивающих   совершение пре-

  Пособничество может  заключаться  также  в

  препятствия  для  совершения  преступления

    (например, в отвлечении внимания сторожа

   [я за охраняемым объектом и т.п.).

   юстуальное пособничество характеризуется толь-

   д, то физическое возможно как путем дейст-

|бездействия. Пособник отличается от исполните-

SBP он не совершает непосредственно действий,

gt объективную сторону состава преступления. В

1вснолнителя (соисполнителя) он непосредствен-

ццвет-вреда объекту посягательства, однако, не-

Ц^характера, его действия являются необходимым

<?вершения преступления и находятся в причин-

Ц преступным  результатом. Если такая причин-

|всутствует, то нет и соучастия. Именно это от-

|||т других сходных по внешним признакам дей-

Keocni, от лжесвидетельства, использования результатов

Цлреступления  и т.п.

  Дуальное пособничество имеет некоторое сход-

  8?грекательством посредством воздействия на

  I» так как и в том, и  в другом  случае это

  на  исполнителя может  оказываться в форме

  Взаний и т.п. Но по своему  содержанию, по

  ?вивной стороне и по направленности умысла

JIBHQbi соучастия существенно различаются. В

  подстрекательства интеллектуальное пособни-

8Ц^13ывает у исполнителя  решимости совершить

                     73

преступление, ибо она у него уже имеется независимо от

пособника. Роль последнего сводится к тому, чтобы содей-

ствовать осуществлению  преступного замысла исполните-

ля. Он как бы  подкрепляет намерения исполнителя совер-

шить  преступление (придает ему уверенность в их осуще-

ствимости). Но только подстрекатель склоняет исполнителя

к  преступлению. Такой роли пособник никогда не выпол-

няет, иначе  он перестает быть пособником и  становится

подстрекателем.  Интеллектуальное пособничество не со-

ставляет инициативного  начала преступления  и поэтому

менее  опасно, чем подстрекательство.

  С субъективной стороны пособничество всегда является

умышленным.   Пособник сознает, что оказывает содействие

исполнителю  в достижении преступного результата, кото-

рый  он предвидит и желает либо  сознательно допускает.

  В тех случаях, когда действия виновного лишь объек-

тивно  способствуют  преступлению  без умысла   оказать

такое содействия исполнителю, они не образуют пособни-

.чества. В большинстве случаев такое соучастие совершает-

ся  с прямым  умыслом.  Мотивы  и цели  преступления у

пособника  могут отличаться  от, мотивации исполнителя.

Однако  это не имеет самостоятельного правового значения,

поскольку  квалификация  определяется тем, чему он спо-

собствовал, а не тем, чем он руководствовался. Его созна-

нием  охватывается характер совершаемого преступления, в

том  числе мотивы  и  цели действий, хотя бы  в общих

чертах, так как иначе утрачивается смысл соучастия.

  Пособничество бывает трех видов:

  1. Пособничество, создающее возможность приступить к

совершению   преступления на стадии его приготовления.

  2. Пособничество  в  виде содействия исполнителю  в

момент   совершения  действий, посредством которых  он

достигает  преступного результата (со стадии покушения

до  момента  окончания преступления). Например, сторож

преднамеренно   пропускает преступника  на  территорию

склада для  совершения хищения.

  Оба названных  вида пособничества относятся к пособ-

ничеству  в тесном (собственном) смысле слова. Деятель-

ность  пособника при этом находится в прямой причинной

связи  с преступным результатом.

  3. Пособничество, которое заключается в заранее обе-

щанном   укрывательстве (сокрытии) преступника или сле-

дов  преступления, что фактически  осуществляется после

окончания преступления. Пособничество в данном случае

возникает не в момент  сокрытия преступника или следов

                          74

преступления, а  в момент  дачи  такого обещания, т.е.

преступник  (исполнитель), совершая преступление, зара-

нее  рассчитывает на  подобное содействие, а пособник

желает или  сознательно допускает преступный результат.

 В  целом  для  пособничества характерно  следующее:

1) оно возможно при совершении любого умышленного пре-

ступления; 2) пособничество всегда заключается в содейст-

вии совершению определенного преступления; 3) оно в лю-

бом случае оказывается конкретному лицу или группе лиц;

4) для наличия пособничества требуется, чтобы лицо, кото-

рому оказывается содействие, сознательно его восприняло и

использовало, выразив любым путем свое согласие.

 Организатор  — лицо, не только явившееся инициатором

совершения  преступления, что присуще и подстрекателю,

но и  объединяющее соучастников, сплачивающее  их для

достижения преступных целей. Причем, выполняя свою роль,

организатор может и не совершать непосредственно дейст-

вий, образующих  состав преступления, и даже не присут-

ствовать на месте, где оно осуществляется. Однако его дей-

ствия являются необходимым условием осуществления пре-

ступления исполнителем (соисполнителями) и находятся в

причинной связи с достигаемым преступным результатом.

 С  субъективной стороны организатор действует всегда с

прямым  умыслом.  Он осознает общественно опасный ха-

рактер  своих собственных  действий, направленных  на

совершение  преступления через исполнителя или вместе с

ним  (с другими соучастниками).

 Преступное  сообщество  представляет собой устойчивое

объединение двух и более лиц, специально сорганизовав-

шихся для совершения  определенных преступлений, пред-

ставляющих  особую общественную  опасность, и обеспече-

ния условий, необходимых  для осуществления преступной

деятельности его  участников, хотя поставленные  цели

могут быть  и не достигнуты. По действующему законода-

тельству эта форма соучастия, влекущая уголовную ответ-

ственность за саму организацию   сообщества, участие в

нем  (вступление в него), присуща только двум составам

преступления —  бандитизму (ст. 69) и действиям, дезор-

ганизирующим   работу исправительно-трудовых учрежде-

ний  (ст. 69'). Причем за бандитизм возможна ответствен-

ность и членов банды, не принимавших участия в осуще-

ствляемых бандой  нападениях, а по ст. 69' У К — и за

активное участие в предусмотренных ею преступных груп-

пировках и  их организацию.

 Для  отнесения группы  лиц к преступному  сообществу

                              75

помимо названных общих признаков требуется наличие спе-

циальных признаков, предусмотренных в законе. Одним из

таких специальных признаков является цель создания пре-

ступного сообщества. Так, банда организуется для соверше-

ния нападений на государственные, общественные учрежде-

ния или предприятия либо на отдельных граждан; группи-

ровка заключенных — для терроризирования лиц, вставших

на путь исправления, или нападения на  администрацию

мест лишения свободы. Кроме того, должны быть в наличии

и дополнительные  признаки, подчеркивающие специфику

сообщества, — наличие вооруженности для бандитизма, при-

надлежность к специальным субъектам, если речь идет о

преступлении, предусмотренном ст. 69' УК (лица, отбыва-

ющие  наказание в виде лишения свободы, а по ч. 2 ука-

занной статьи — особо опасные рецидивисты, а также лица,

осужденные за тяжкие преступления).

 Участники преступного сообщества могут выполнять оди-

наковые или разные роли  (их действия квалифицируются

одинаково). Каждый из них действует для достижения об-

щих преступных целей данного сообщества как единого це-

лого. Причем взаимосвязь действий участниками осознает-

ся. Все они одобряют общий преступный  план (замысел)

сообщества и методы его осуществления, достижения цели.

Участники сообщества несут ответственность как исполнители

независимо от выполняемой роли. Однако лишь за те преступ-

ления, в которых они принимали непосредственное участие.

 Бандитизм  следует отграничивать от преступлений, со-

вершаемых   организованными группами,  имеющих  иные

основания ответственности участников.

 Совершение  преступления организованной группой  (в

отличие от банды  как соучастия особого рода) предпола-

гает конкретные действия каждого участника, направлен-

ные к  достижению единой цели, — совершению  преступ-

ления  групповым  способом. Сама по  себе организация

такой группы не является оконченным  составом преступ-

ления, как и вхождение в нее, принадлежность к ней без

совершения  конкретного преступления, для чего она и

предназначена. Указанные действия могут свидетельство-

вать о приготовлении к соответствующему преступлению.

 Организованная  группа как квалифицирующий  признак

предусмотрена в ряде составов преступлений (ч. 3 ст. 86',

ч. 3 ст. 144, ч. 3 ст. 154 и др.).

 Организованная  группа близко соприкасается и с таким

квалифицирующим   признаком ряда составов преступлений

как группа лиц, совершающих  преступление по предвари-

                              76

 тельному  сговору. Без сговора ни  организоваться, ни

 объединить усилия  для совершения  одного и  того же

 преступления невозможно. Однако  такой сговор сам по

 себе не свидетельствует об организованности в указанном

 смысле, а  ее уровень, охватываемый  предварительным

 сговором, для квалификации в данном случае значения не

 имеет. Обе  формы  групповой  преступной деятельности

 имеют и другие совпадающие (пересекающиеся) признаки.

   При совершении преступлений по предварительному сго-

 вору группой лиц и организованной группой действия каждого

 из участников расцениваются как соисполнительские (исполни-

 тельские), независимо от фактически выполняемой роли.

   Например, при отграничении вымогательства, совершен-

 ного по предварительному сговору группой лиц, от вымо-

 гательства, совершенного организованной группой. Пленум

 Верховного Суда Украины  рекомендует исходить из сте-

 пени организованности виновных лиц: "Под организован-

 ной  группой  применительно  к  преступлениям  против

 частной собственности следует понимать устойчивое объе-

 динение двух и более лиц, специально сорганизовавшихся

 для совместной  преступной деятельности. На   наличие

 этого квалифицирующего  признака  могут, в частности,

 указывать: разработанный (хотя бы в  общих чертах) и

 одобренный  участниками группы  план преступной  дея-

 тельности или совершения конкретного преступления, рас-

 пределение ролей, наличие организатора (руководителя),

 прикрытие своей деятельности как своими силами, так и

 с помощью   посторонних лиц (в том  числе и  подкупом

 должностных  лиц  путем дачи  взятки), вербовка новых

 членов, наличие общих правил поведения и т.п.

   Если организованная группа представляет собой воору-

 женную  банду, ответственность ее членов, совершивших

 вымогательство, наступает по ст. 69 УК. Дополнительной

 квалификации  по ч. 3 ст. 144 У К в таких случаях не

, "фебуется (п. 26 постановления Пленума Верховного Суда

 Украины  №   12  от 25  декабря  1992 г. "О  судебной

; практике по  делам о  корыстных  преступлениях против

 ЭДетной собственности" // Бюлетень ... — С. 104).

  : Таковы основания и пределы уголовной ответственности

 соучастников в зависимости от форм  соучастия и роли

 лица  в совершении преступления, имеющие  непосредст-

 венное отношение к квалификации  преступлений.

   Однако  рассмотрение  указанных  вопросов  было бы

 неполным  без  выяснения  специфики  правовой  оценки

 соучастия в преступлениях со специальным субъектом.

-                                 77

 Примерно  в трети статей Особенной части УК, наряду

с обязательными признаками субъекта (определенным воз-

растом и вменяемостью) указаны и  факультативные при-

знаки (род занятий, служебное положение, гражданство и

др.), свидетельствующие о специальном субъекте.

 Затруднения при  квалификации вызывает прежде  всего

то, что допускается путаница двух понятий: "специально-

го субъекта" и "специального исполнителя преступлений"

(исполнителя и соисполнителя, с одной стороны, и соис-

полнителя и пособника —  с другой).

 В  ст. 231  У К  разъяснены пределы  ответственности

соучастников применительно  к  умышленным    воинским

преступлениям: как исполнители воинских  преступлений

несут ответственность военнослужащие и приравненные к

ним  по  закону лица,  а за выполнение  ролей  других

соучастников отвечают и лица, не упомянутые в составах

воинских  преступлений. Таким  образом, организаторы,

подстрекатели и пособники могут нести ответственность за

совершение  умышленного  воинского  преступления, не-

смотря на то, что они не относятся к числу  военнослу-

жащих  и приравненных  к ним лиц.

 По  своему значению это разъяснение выходит за рамки

воинских преступлений и указывает путь определения прин-

ципов ответственности соучастников и других преступлений

со специальным субъектом (должностных, транспортных и

т.д.). Если исполнителями таких .преступлений могут быть

только лица, обладающие помимо общих признаков субъек-

та и специальными  признаками (иначе терялся бы смысл

ограничения круга субъектов преступления), то соучастни-

ками подобных преступлений  могут быть и другие лица,

что соответствует общим положениям ст. 19 УК.

 Особое значение фигура соисполнителя приобретает при

совершении, в  частности, хищений  государственного и

коллективного имущества группой лиц по предварительно-

му  сговору путем присвоения, растраты и злоупотребле-

ния  служебным  положением  (ч. 2 ст.  84). Круг лиц,

которые  могут совершить это  преступление, ограничен

указанием в законе на должностное положение  преступ-

ника (при совершении  преступления путем злоупотребле-

ния служебным  положением)  либо на его специфическое

отношение  к расхищаемому  имуществу,  которое должно

быть вверено ему или  находиться в его ведении именно

в связи с его должностным  или служебным  положением

(при хищении  путем  присвоения и растраты). Однако в

рассматриваемых хищениях нередко  принимают непосред-

                                78

ственное участие  и лица,  не обладающие  указанными

признаками. Квалификация  их действий зависит от того,

входят они в группу, действующую  по предварительному

сговору, или нет. При  совершении хищений  в  крупном

размере их действия квалифицируются по ч. 3 ст. 84 УК.

В п. 10 постановления Пленума  Верховного Суда Украи-

ны  №  4 от  25 июня  1982 г. "О практике применения

судами законодательства об ответственности за спекуля-

цию"  отмечается: "Соисполнительство в спекуляции  за-

ключается  в непосредственном участии двух или  более

лиц в скупке и  перепродаже товаров с целью наживы, в

том числе  в случае  распределения между  ними  ролей,

когда скупка  производилась одним,  а перепродажа  —

другим участником преступления" (Бюлетень ... — С. 124).

 Из  руководящих разъяснений Верховного Суда Украины

можно  сделать  вывод, что, во-первых, исполнитель  и

соисполнитель —   это соучастники далеко не равнознач-

ные.  Если исполнителем  преступления со  специальным

субъектом могут быть только определенные лица, то круг

субъектов, относящихся к соисполнителям, специальными

признаками не ограничен. Во-вторых, действия соисполни-

телей в отличие от организаторов, пособников и подстре-

кателей квалифицируются  так же, как действия исполни-

телей, без ссылки  на ст. 19. В-третьих, соисполнители

могут составлять группу лиц, что является квалифициру-

ющим   обстоятельством целого ряда преступлений, тогда

как,  например, совершение  преступления по  предвари-

тельному  сговору  исполнителя с  пособником  не дает

основания рассматривать данное преступление как совер-

шенное  группой лиц. Пособник  никогда непосредственно

не  участвует в выполнении объективной стороны состава

преступления, он  лишь  оказывает помощь  исполнителю,

содействует до  начала совершения преступления, в  мо-

мент  его осуществления или после него согласно заранее

данному  обещанию    (например, путем укрывательства).

Его  действия не  являются способом совершения  самого

преступления, в том  числе группового, или его частью.

  Следовательно, соисполнитель —   это лицо,  которое

участвует  в преступлении,  но выполняет  не  весь его

состав, что  присуще исполнителю,  а только  отдельные

части  объективной  стороны. Пособник  же  содействует

совершению   преступления, но  не имеет   отношения к

объективной  стороне преступления вообще.

  Таковы  основные  вопросы  квалификации  единичных

преступлений, совершаемых  в соучастии.

                               79

            ГЛАВА  III

   РАЗГРАНИЧЕНИЕ   ЕДИНИЧНЫХ

  ПРЕСТУПЛЕНИЙ   ПО ЭЛЕМЕНТАМ

          И ПРИЗНАКАМ

            § 1. Общетеоретические вопросы

              разграничения преступлений

 Для  того, чтобы  дать правильную  правовую  оценку

совершенному  преступлению, необходимо, как уже отме-

чалось, не только сопоставить фактические обстоятельства

содеянного с юридическими  признаками конкретного со-

става преступления, но  и  отграничить его от  других

преступлений. Совокупность признаков состава преступле-

ния является основным  научным инструментом  при раз-

граничении преступлений.

 В.Н. Кудрявцев предложил  использовать для этого по-

строение иерархической системы отличительных  призна-

ков: от  более  общих  к  более частным,  от высшего

ранга —   к  низшему.  По  его мнению,  вначале  надо

разделить всю имеющуюся  совокупность сходных составов

на две (или несколько) групп по наиболее общим призна-

кам, затем на  более мелкие группы и так  до тех пор,

пока не останется двух смежных составов, различающихся

между  собой  минимальным   числом признаков низшего

ранга. В этом плане им предложены программы разграни-

чения преступлений  по каждому  из четырех  известных

элементов состава и по нескольким одновременно в виде

так называемого комплексного разграничения'.

 Предложенные   В.Н. Кудрявцевым варианты логических

схем разграничения преступлений дают общее представле-

ние о взаимосвязи смежных  групп преступлений. Однако

сам автор признает их ограниченность, поскольку уголов-

ный закон создавался много лет, при этом нередко нару-

шались логические соотношения между вводимыми  норма-

ми, допускались неоправданные терминологические разли-

чия при обозначении одних и тех же явлений, процессов

и т.п., что затрудняет применение рекомендуемых схем.

 Каждое  преступление имеет  общие черты  с другими

преступлениями. В  то же время они обязательно чем-то

различаются, так как иначе невозможно было бы  приме-

нять закон. По существу квалификация состоит в равной

  1 См. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. — С. 194.

                                 80

степени в установлении в содеянном конкретного состава

преступления (позитивная форма)  и в отграничении  его

от смежных  преступлений (негативная форма), сливаясь в

единый  процесс познания истины  по  делу. Вот почему

разграничение  преступлений нередко  называют  "обрат-

ной" стороной квалификации. Практическое решение дан-

ной  проблемы  всегда вызывает затруднение, и  в этой

связи  важно  наметить  пути ее  решения  на  научной

основе. Один из них заключается в следующем. На основе

выведения логических соотношений  преступлений, сопри-

касающихся   между  собой  по элементам  и  признакам

состава, можно представить их  соотносимость и опреде-

лить разграничительные признаки.

 Особое  значение  имеет понятие  их сходства . Чаще

всего имеет место совпадение родового объекта и субъекта

преступления. Могут  совпадать и другие объективные и

субъективные признаки. При совпадении субъективных при-

знаков преступления различаются по объективным призна-

кам  и прежде всего по способу посягательства. Преступле-

ния, относящиеся  к разным  родам, различаются прежде

всего по объекту (так построены главы действующего У К).

По   другим  признакам состава они  могут  совпадать в

разных вариантах и, напротив, различаться по нескольким

одновременно. Разграничение завершается тем, что приве-

денные в сравнимый  вид п

держав — учасниць СНД "Про взаємне визнання прав на пільговий

проїзд інвалідів і учасників Великої вітчизняної війни, а також осіб,

прирівняних до них" від

12 березня 1993 р.

Пільгою безкоштовного проїзду один раз на рік до будь-якого

пункту України (туди і назад) автомобільним, повітряним, залізничним,

водним транспортом з правом першочергового придбання квитків

користуються громадяни, віднесені до категорії 1; 50-відсотковою

знижкою вартості проїзду — громадяни, віднесені до категорії 2.

Інвалідам війни І та II груп надається право безкоштовного проїзду

один раз на рік всіма видами транспорту, а особам, які супроводжують

інвалідів І групи (не більше одного супровідника), та інвалідам III групи

— 50-відсоткова знижка вартості

проїзду.

Безкоштовний проїзд один раз на два роки (туди і назад)

вказаними видами транспорту, або проїзд один раз на рік з 50-

відсотковою знижкою передбачено для учасників бойових дій та осіб, на

яких поширюється чинність Закону України ''Про статус ветеранів війни,

гарантії їх соціального захисту".

Правом безкоштовного проїзду один раз на рік (туди і назад) у

двомісному купе спальних вагонів швидких і пасажирських поїздів,

водним транспортом у каютах 1 класу експресних і

246

Соціальні пільги

пасажирських ліній, повітряним або міжміським транспортом

користуються особи, які мають особливі заслуги або особливі трудові

заслуги перед державою.

50-відсоткова знижка вартості проїзду в осінньо-зимовий період

залізничним транспортом незалежно від факту роботи надається

інвалідам з дитинства І та II групи та не більш як одному супровіднику

інваліда І групи.

Пільгові перевезення здійснюються пасажирськими перевізниками

усіх форм власності та підпорядкування.

До соціально-трудових пільг належать такі.

Право на позаконкурсне зарахування до вищих навчальних закладів

при одержанні позитивних оцінок

Умови прийому до вищих навчальних закладів затверджено Наказом

Міністерства освіти і науки від 19 лютого 2001 р. (зареєстровано

Мінюстом 7 берлюбом

случае он должен  включать: во-первых, уяснение факти-

ческого и юридического содержания  признаков разграни-

чиваемых  составов; во-вторых, сопоставление этих при-

знаков с выделением  (вычленением) сходства и различий

между   ними; в-третьих, определение искомого  состава

преступления, признаки которого присутствуют  (имеются

в налвсту)  среда фактическгірничстоятпеціальност эи;

— учасники бойових дій на території інших держав;

— особи, на яких поширюється чинність Закону України "Про статус

ветеранів війни, гарантії їх соціального захисту";

— громадяни, віднесені до категорій 1, 2 постраждалих від аварії на

ЧАЕС та діти, інвалідність яких пов'язана з Чорнобильською

катастрофою (з обов'язковим наданням гуртожитку і гарантованою

виплатою стипендії, підвищеної на 100 %; особи, які закінчили середні

навчальні заклади з відзнакою, приймаються за результатами співбесіди

та навчаються за рахунок держави);

— громадяни, віднесені до категорії 3, які проживають на територіях

радіоактивного забруднення і направлені на навчан-

247

Тема 9

ня згідно з планом цільової підготовки або договорами з підприємствами

(навчаються за рахунок держави).

За інших рівних умов переважне право на зарахування до вищих

навчальних закладів І—IV рівнів акредитації та професійно-технічних

навчальних закладів мають інваліди та діти з малозабезпечених сімей, у

яких: обидва батьки є інвалідами;

один з батьків — інвалід, а інший помер; одинока матір з числа інвалідів;

батько — інвалід, який виховує дитину без матері. Під час навчання

названим категоріям громадян стипендія та призначена пенсія (державна

соціальна допомога з дитинства і дітям-інвалідам) виплачуються у

повному розмірі (ст. 22 Закону "Про основи соціальної захищеності

інвалідів в Україні").

До соціально-трудових пільг також належать: право позачергового

працевлаштування за спеціальністю; переважне право на залишення на

роботі при скороченні чисельності або штату та на працевлаштування у

випадку ліквідації підприємства;

пков. Именно  на этом уровне и

сопоставляются признаки  сравниваемых  преступлений с

признаками  соответствующих составов (их объективной и

субъективной сторон) и выводится умозаключение  об их

совпадении и разграничении.

 В  качестве основания для сравнения может быть взят

любой  сравниваемый  состав, но, очевидно, прежде всего

тот, который в наибольшей мере (с наибольшей полнотой)

отражает  выявленные  по  делу  фактические  признаки

преступления (сопоставимые с ним).

 Элементы  состава преступления, его правовую структу-

ру образуют  группы признаков, объединенных в различ-

ных  сочетаниях в  относительно самостоятельные целые

его  части (объективные и субъективные). Преступления

могут совпадать и отличаться между собой по признакам,

относящимся  к любому  элементу состава (объекту, субъ-

екту, объективной и  субъективной стороне) и отдельным

их компонентам, как существенным  (основным), непосред-

ственно  определяющим   квалификацию   (собственным и

несобственным), так и выводным (производным), характе-

ризующим   указанные признаки (относящимся к ним).

 Наибольшие  затруднения при разграничении преступле-

ний  как раз и вызывают  составы преступлений, совпада-

ющие  между  собой по основным признакам, относящимся

к элементам  (сторонам) состава в целом, и различающи-

еся по отдельным выводным  признакам, характеризующим

их:  не умысел вообще, а его направленность; не причи-

нение  тяжких  телесных  повреждений  в  целом,  а их

количество,  локализация в  области  жизненно важных

органов или, напротив, не представляющих опасности для

жизни  в  момент  причинения; не общая  характерстрока

ножЧ  как орудиків бвершех дій; інваледів війни; учасників

війни;

осіб, на яких поширюється чинність Закону України "Про статус

ветеранів війни, гарантії їх соціального захисту"; інвалідів І та II групи;

сімей, в яких два або більше інвалідів.

До соціально-побутових пільг також слід віднести право:

на безоплатне або пільгове забезпечення автомобілем; по-

зачергове влаштування в закла 25 декабря  1992 г.  "О судебной

практике  по делам  о корыстных  преступлениях против

частной собственности" подчеркивается: "При отграниче-

нии  вымогательства от грабежа или разбоя следует исхо-

дить из  того, что при  грабеже и разбое  насилие или

угроза его применения направлены на завладение имуще-

ством в момент  их  применения. При этом  угроза пред-

ставляет собой такие действия или высказывания, которые

выражают  намерение  применить физическое насилие не-

медленно. Действия, которые заключаются в насилии или

угрозе его применения, направлены на получение имуще-

ства в будущем, а также требование передать имущество,

соединенное с угрозой применить насилие к потерпевшему

либо близким  ему лицам в будущем,  надлежит квалифи-

цировать как вымогательство.

 Если  угроза насилием или само  насилие были приме-

нены  с целью  завладения имуществом   потерпевшего в

момент  нападения, однако в связи с отсутствием у него

имущества  требование о передаче  последнего виновным

лицом было  перенесено на будущее, действия такого лица

следует квалифицировать   в зависимости  от  характера

угроз или  насилия  как разбой или  как покушение  на

грабеж  и по  соответствующей части ст. 144  УК  (если

последующие  действия представляли собой вымогательст-

во) (Бюлетень ... — С. 101). Такая квалификация вызы-

вается тем, что как разбой, так и вымогательство отно-

сятся к числу формальных  преступлений  (первый счита-

ется  совершенным   с  момента  нападения, второе  —

предъявления преступных требований).

 По характеру угрозы (психическому насилию) указанные

преступления не различимы и  только при ее конкретиза-

ции, соонак ении с оелью и привуючи тим, що право безоплатного та

пільгового придбання ліків може бути використано тільки при їх

придбанні у закладах та установах охорони здоров'я, які фінансуються з

бюджету.

Проаналізуйте наведену ситуацію. Якими нормативними актами

врегульовано питання безоплатного придбання ліків громадянами?

2. Громадянка К. — пенсіонер за вислугу років (т рассмат-

риваться как вымогательство.

 При  наличии соответствующих  оснований такие дейст-

вия могут квалифицироваться как самоуправство, преступ-

ление против жизни, здоровья, свободы и достоинства лица

и т.п., даже если они совершены из корыстных побужде-

ний"  (Бюлетень...—С.  101). Это  подтверждает ту  же

мысль о конкретизации фактических признаков содеянного.

                               84

 Таким   образом, устанавливаемые  материалами  дела

(при его расследовании и судебном рассмотрении) факти-

ческие обстоятельства содеянного выступают в качестве

предпосылок квалификации  и разграничения преступлений

только в том случае, если выводные (юридически значи-

мые)  собственные и несобственные признаки с достаточ-

ной  глубиной конкретизированы и в своей совокупности

позволяют определить обязательные признаки соответству-

ющего  состава преступления и отграничить его от других

смежных  преступлений. Именно на этой основе формиру-

ется так называемый выводной (искомый) состав, отража-

ющий   с наибольшей  полнотой сущность совершенного в

действительности преступления и его юридическую приро-

ду —  квалификацию.

 Разграничение преступлений практически начинается с

выявления  группы  смежных  составов, имеющих   общие

признаки  с рассматриваемым. Резко сузить круг составов,

подлежащих  дальнейшему  рассмотрению, обычно позволя-

ют  признаки объективной  стороны, касающиеся характе-

ристики  самого деяния и наступивших последствий, даю-

щие  возможность ориентировочно предположить соответст-

вующий   объект посягательства. С помощью   указанных

признаков осуществляется  "выход" на соста.ы, имеющие

рноюные  прознаки. Попть суб'єктів права на безоплатне та пільгове придбання ліків.

Чи передбачено законодавством обмеження щодо пільгового

придбання ліків?

Який порядок пільгового придбання медикаментів громадянами?

4. Громадянин Л. був військовослужбовцем за контрактом;

отримав інвалідність І групи при ліквідації наслідків Чорнобильської

катастрофи. Проживає у м. Пустчастно-научный метод используется строго приме-

нительно к рассматриваемому составу преступления, в рамках

имеющихся  в наличии фактических признаков содеянного.

  Однако прежде, чем осуществить такую конкретизацию,

необходимо  применить толкование закона во всех формах

(грамматическое, логическое, историческое, систематиче-

ское)  для  раскрытия  его содержания  и  установления

взаимосвязи непосредственно выраженных   в нем призна-

ков  состава преступления, а затем конкретизировать их до

того  уровня, который бы  позволил провести сравнение с

фактическими  признаками  посягательства, представляюще-

го общественную опасность. При этом происходит уточне-

ние также тех признаков  состава, которые в силу конст-

руктивных  особенностей уголовного закона прямо в нем

не указаны, а подразумеваются.

                                85   ,

  Особая роль в разграничении преступлений принадлежит

конструкции самого состава, выраженной в норме. В ряде

случаев в законе признаки только называются без раскры-

тия их содержания, что требует особого внимания при их

конкретизации. Но основное значение конструкции состава

состоит все же  в том, что с ее помощью   определяется

взаимосвязь признаков, их  взаимообусловленность. При

разграничении преступлений должны приниматься в расчет

логические соотношения элементов и признаков.

  В практике встречаются три варианта логически соот-

носимых  преступлений:

  1) составы преступлений, не имеющие между собой ни

одного общего  признака, кроме субъекта. Это наиболее

простой вариант разграничения преступлений, не вызыва-

ющий  особых затруднений;
ж   2) сосцьому вестуку вий, имети причинолсмерті у зв'язку з

пораненням? Чи матиме право вдова на пільги і на які?

7. Громадянин М. інвалід з дитинства III групи. 25 вересня 2002 р. він

хотів поїхати до родичів до м. Львова. У касі залізничного вокзалу йому

пояснили, що він зобов'язаний повністю оплатити проїзд. М. заперечував,

оскільки вважав, що як інвалід з дитинства має право на пільги, зокре преступлений не вызывает особой сложности;

  3) составы преступлений, имеющие все общие (совпада-

ющие)  признаки, кроме одного. Именно эти случаи и вы-

зывают осложнения  при квалификации. Например, кража

и грабеж различаются между собой прежде всего по способу

посягательства (тайный, открытый), умышленные убийства

—  по мотиву и т.п. Указанная группа преступлений (раз-

личающихся  между собой по любому одному признаку) мо-

жет образовать довольно длинную цепочку сходных соста-

вов преступлений, нередко расположенных даже в разных

главах Уголовного кодекса, и достаточно пропустить один

из них —  вывод о квалификации оказывается ошибочным.

  Разграничение преступлений с использованием макси-

мально  конкретизированных  признаков и  вычленением

искомого  (выводного) состава может  осуществляться в

различной  последовательности. Решение  этого вопроса

осложняется или, напротив, упрощается от того, в каких

пределах (рамках) необходимо отграничить данный состав

преступления —  внутри одного и того же рода или вида

либо в пределах межвидовых  или межродовых  различий.

Особую   роль при  разграничении преступлений  играют

общие понятия  отдельных видов преступлений, не только

ориентирующие  на установление необходимых  признаков

                                86

конкретного состава преступления, относящеюся к данно-

му  виду (собственно квалификация), но и позволяющие

усмотреть видовые ограничительные признаки. Позже  мы

вернемся к этому вопросу, здесь же представляется необ-

ходимым  отметить, что при разграничении смежных пре-

ступлений более  оправданным  является путь от общего

предс—авления о  содеянном Постанова Кабінету атеістрів України "Про Порядок надання і

розміри грошових компенсацій вартості санаторно-курортного лікування

деяким категоріям громадян" від 3 квітня 1995 р. № 236 // Зібрання

постанов Уряду України. — 1995. — №7.—Ст.161.

6. Постанова Кабінету Міністрів України "Про норми надання послуг

з харчування та облаштування на нічліг у спеціально відведенихценку, до определенного вида.

 Однородные  преступления можно  разграничивать и не-

сколько иначе: от конкретных сравниваемых составов к отыс-

канию  их места в группе преступлений того же вида. Но

это возможно  только тогда, когда признаки конкретного

состава установлены с достаточной полнотой и настолько

очевидны, что никаких сомнений в отнесении его к данно-

му  виду нет. Далее осуществляется отграничение данного

состава преступления от других смежных преступлений од-

ного и того же вида, что позволяет проверить правильность

принятого решения, обосновать его. Иначе говоря, разгра-

ничение смежных  преступлений, так же как квалификация

в целом, возможны, если вид преступления определен, ус-

тановлены наиболее типичные его видовые признаки. На этой

основе устанавливаются те признаки, которые относятся к

конкретному составу, позволяют провести разграничение.

 В  любом  случае  важно  иметь четкое представление,

какой  конкретно признак  (элемент) — объективный или

субъективный  —  является для этого определяющим.  Не

исключено, что в результате анализа фактических данных

о совершенном  преступлении будет установлено сразу не-

сколько отграничительных признаков, и тоща процесс ква-

лификации  сокращается, делается сразу более предметным.

 В  уголовно-правовой литературе квалификация преступ-

лений  по отдельным  элементам состава (объекту, объек-

тивной стороне и т.п.) нередко рассматривается в качестве

центрального  звена  правовой оценки',  что, очевидно,

оправдано, если  при этом  в полной  мере используются

признаки, относящиеся к указанным  элементам, посколь-

  ' См. Куриное Б.Л. Научные основы квалификации преступлений. —

ML, 1984. — С. 60—117.

                                87

ку даже  один  из них может  оказаться решающим   для

правильного вывода. Наиболее наглядно это проявляется,
з тиа состоїы сравнив

працезрестостіний  со4 грудня 2001 р. № 51 // Все про бухгалтерський

облік. — 2003. — № 35. — Квітень.

14. Постанова Правління Фонду соціального страхуваннте, покушении на преступление и др.) или

по  содержанию  преступной неосторожности, связанной с

нарушением  общеобязательных и специальных правил; по

действительной характеристике мотивов, совпадающих по

наименованию;  по способам, орудиям, средствам соверше-

ния  преступлений  и т.п. Во всех случаях речь идет о

фактических   признаках, непосредственно определяющих

квалификацию,  точнее о разграничении преступлений при

формальном  совпадении элементов состава.

  Для  того, чтобы прийти к выводу о наличии в действиях

(бездействии) субъекта состава преступления, возникает не-

обходимость: во-первых, в выявлении (установлении) всех

объективных  и субъективных признаков преступления с их

конкретизацией  (до уровня так называемой неделимости);

во-вторых, в осуществлении сопоставления (наложения) фак-

тических признаков с элементами и признаками соответст-

вующего  состава преступления, предусмотренного законом

 (с использованием норм не только Особенной, но и Общей

 части, а также других нормативно-правовых актов, если это

 важно для  раскрытия действительного содержания при его

 толковании применительно к данному случаю).

   Завершающий   этап  разграничения состоит в том, что

 приведенные в сравнимый ряд признаки каждого смежного

 состава сопоставляются с фактическими признаками  дея-

 ния.  При  этом  определяется только один  состав, все

 признаки которого соответствуют признакам данного пося-

 гательства, т.е. имеют такое же  содержание  и так  же

 взаимосвязаны.  Разграничение на этом этапе происходит

 комплексно: признаки  всех элементов состава сопоставля-

 ются  с фактическими  признаками совершенного  преступв

 ления  в полном о р.ме. Одна Все пролях ухгалтерський облік.ан 2002. — № 32. — Квітень.

20. Наказ Голови Державного комітету у справах охорони державного

кордону України "Про затвердження Інструкції про порядок санаторно-

курортного лікування та відпочинку в Прикордонних військах України"

від 7 червня 1999 р. № 279 // Офіційний вісник Україправовой нормы обычно учитывается такая

    же взаимосвязь элементов состава, т.е. присутствует логика законодателя,

    нарушение которой ведет к волюнтаризму.

                                   88

      § 2. Разграничение единичных преступлений

              по объективным  признакам

 Объективные  (внешние) признаки единичного преступ-

ления  характеризуют объект посягательства и объектив-

ную  сторону'.

 Объект  —  необходимый элемент любого  преступления,

так как преступлений, которые ни на что не посягают, в

принципе  не существует. В качестве объекта рассматрива-

ются охраняемые  уголовным законом общественные  отно-

шения. Однако в действующем законодательстве объект оп-

ределяется по-разному: путем указания на вид обществен-

ных отношений, их правовую оболочку, материальные формы

существования, вредные последствия, предмет посягательст-

ва. В  ст. 7 УК, где дано общее  понятие преступления,

перечисляются правоохраняемые интересы —  общий объект

посягательства. Далее выделяются родовые объекты, они ука-

заны в  наименованиях глав, объединяющих  одну или не-

сколько групп однородных посягательств. Видовые и непос-

редственные объекты в законе обычно не определяются2. Их

содержание  раскрывается в диспозициях норм посредством

описания  признаков материального ущерба, степени (тяже-

сти) причиненного вреда, предметов посягательства, лично-

сти3, специфики  потерпевшего, указания на место, время

совершения  преступления и т.п.

  Определение  объекта является первичным  ориентиром

для  поиска соответствующей нормы в общей  системе уго-

ловного  закона. Но знаяение объекта— 19 квалиф кации

вс

68.

Література

1. Андреев В.С. Право социального обеспечения в СССР. — М„ 1987.

2. Батьігин К.С. Право социального обеспечения. Общая часть:

Учеб. пособие. — М., 1995.

3. Захаров М.Л„ Тучкова З.Г. Социальное обслуживание рабочих й

служащих. — М., 1987.

4. Иванова Р. Й., Тарасова ВА. Предмет й метод советского права

социального обеспечения. — М., 1983.

5. Иванова Р.И.ически затрону-

тых посягательством объектов, казалось бы непосредствен-

но  определяющих  квалификацию  единичного преступле-

    1 Условность такого подхода очевидна и не требует пояснений.

    2 Иногда  объект преступления  можно  усмотреть в  наименовании

 статьи.

    3 Личность в уголовном праве длительное время рассматривалась как

 "совокупность общественных отношений", "их выразитель", "продукт" и

 пр., хотя, следуя логике фактов, человек (личность) является участником

 этих отношений.

                                  89

ния, возможен переход к идеальной совокупности преступ-

лений  и, напротив, может   проявиться так называемая

учтенная  законом совокупность, когда один состав пре-

ступления поглощается другим составом, утрачивая само-

стоятельность, либо одно преступление  (менее опасное)

перерастает в более опасное, возникает конкуренция норм,

исключающая  их  применение по совокупности и т.п.

 Квалификация   осложняется тем, что некоторые составы

преступлений характеризуются двумя объектами, из кото-

рых  один является определяющим, второй — дополнитель-

ным  или  факультативным. Например,  при  разбое всегда

имеет  место посягательство на  собственность (основной

объект) и личность (дополнительный объект) одновремен-

но, а при хулиганстве причинения вреда личности  может

и  не быть,  в чем  проявляется факультативность этого

объекта, и поэтому  названное преступление относится к

однообъектным, посягающим  на общественный  порядок.

 Если  речь идет о совершении двухобъектных преступле-

ний, то при квалификации должно  учитываться постоянст-

во данной специфики. . на присутствует в лю питання

1. Складіт  эхему "Види соціальних послуг за законодавством

України".

2. Визначте ознаки, за якими соціальні послуги відрізняються від

соціальних допомог.

3. У чому виявляється принцип адресності надання соціальних

послуг?

4. Які соціальні ризики є підставою для надання соціальних послуг?

5. У чому полягає стаціонарне соціальне обслуговування?

6. Назвіть петельность, не определяя квали-

фикацию   непосредственно, не влияя на нее.

  Решение вопроса о квалификации  облегчается тем, что

непосредственный  объект всегда корреспондирует (соотно-

сится) родовому  объекту данной категории (группы) пре-

ступлений, входит в него в качестве составного компонента.

Оба  объекта рассматриваются в единстве и взаимосвязи. Их

определение осуществляется путем установления и анализа

других  элементов и признаков преступления, в частности,

последствий, предмета посягательства, направленности дей-

ствий и т.п. При квалификации  должно быть четко выяв-

лено, в связи с чем или по поводу чего совершено посяга-

тельство, т.е. осуществлена конкретизация объекта с учетом

того, что вне связи с ним сам предмет посягательства (вещь

материального мира) не может служить раскрытию обществен-

ной  опасности деяния и его правового содержания. Возникает

необходимость выяснения принадлежности предмета к тем или

иным  общественным отношениям,  их сторонам и т.п.

  Объект преступления может быть описан в законе путем

                         90

указания на  вид общественных отношений, их  правовую

оболочку: на материальные формы существования, вредные

последствия, специфику предмета  и т.п. Сравнивая эти

признаки с  признаками проявления  преступного посяга-

тельства (фактически содеянного), обычно удается ориен-

тировочно определить и объект выводного (искомого) со-

става преступления, хотя само по себе это квалификацию

не определяет. Не так уж редки случаи, когда разграни-

чение  составов по объекту провести нельзя  (например,

если речь идет об умышленном  и неосторожном убийстве

и о других случаях полного совпадения объекта преступ-

ления и его признаков). Разграничение между посягатель-

ствами на  одни и те  же или однородные  общественные

отношения  обычно возможно  по  признакам объективной

стороны состава. Эти признаки в своей совокупности могут

определить не только объект посягательства, но и осталь-

ные признаки  состава, в том числе субъективные.

 Для  признаков объективной стороны в целом характерна

высокая степень информативности. Именно  поэтому  они

наиболее часто  находят свое отражение  в  диспозиции

уголовно-правовой нормы, как бы  упрощая  ее избрание

применительно к данному случаю, хотя на самом деле это

обеспечивается не всегда. Ошибочность принятия решения

здесь не устраняется, поскольку именно объективная сто-

рона  содержит многовариантность сочетания признаков,

относящихся к различным  преступлениям, да и сами они

дают  гораздо больше комбинаций (сочетаний друг с дру-

гом) , чем остальные признаки. Более 20 процентов приго-

воров  и определений  судебных коллегий отменяется  и

изменяется из-за неправильной оценки объективной сторо-

ны состава, что подтверждает сказанное.

 Известно, что в объективную  сторону состава входят:

действие или  бездействие, последствия, причинная связь

между  деянием и  последствиями, время, место, способ,

обстоятельства (условия) совершения преступления, К числу

обязательных  признаков состава в теории принято отно-

сить только действие  (бездействие), последствия и при-

чинную   связь между  ними'. Все  остальные  признаки

  1 Вряд ли есть необходимость входить в дискуссию по данному вопросу.

Преступлений без последствий (без причинения вреда чему-то, выступаю-

щему  в качестве объекта посягательства) не бывает, но они могут быть не

материальными   (клевета, оскорбление и т.п.) либо само деяние может

относиться к числу преступных  независимо от наступления каких-либо

последствий (разбой, бандитизм и т.п.). И в том и в другом случае речь

идет о так называемых формальных  преступлениях.

                                91

объективной стороны состава относятся компенсуєа

йому

тиовідні витрати), сприяє наданню потерпілому, який проживає в

гуртожитку, ізольованого житла;

6) відповідно до висновку лікарсько-консультаційної комісії або

медико-соціальної експертної комісії проводить навчання та

перекваліфікацію потерпілого у власних навчальних закладах або на

договірній основіействие) в различных модификациях: 1) дает-

ся  точный  перечень  действий либо  осуществлена  их

достаточная конкретизация; 2) приводится только пример-

ный  перечень действий; 3) внешняя сторона деяния (ха-

рактер действия или бездействия) не раскрывается вообще;

4)  указывается только на  бездействие; 5) называются

разного рода нарушения правил в различных сферах жиз-

недеятельности человека (техники, здравоохранения и т.п.)

без указания, в чем именно это может выразиться; 6) со-

держание  действий раскрывается в других нормах Особен-

ной части УК,  на которые имеется ссылка.

 Преступное  бездействие представляет собой несоверше-

ние определенных действий, которые лицо должно было и

могло совершить в данных  условиях, либо невоспрепятст-

вование  (невмешательство) в действия третьих лиц, сил

природы  и т.п. Обязательность этого может быть предуо-

мотрена  соответствующими  нормативными   актами, раз-

личного  рода  правилами  —   проведения строительных,

горных  и т.п. работ, дорожного движения, техники без-

опасности,  обращения  с сильно  действующими  ядами,

наркотическими,  радиоактивными  веществами  и т.п., а

также  иными  источниками, которые могут  лишь упоми-

наться в бланкетных  нормах уголовного законодательства.

  При  квалификации   нередко возникает необходимость

определения  пределов уголовно наказуемого бездействия,

когда лицо  должно (обязано) было предотвратить вредные

последствия, исходя из следующего: 1) прямого указания

закона  или   иного нормативного акта;  2)  выполнения

служебного  долга, профессиональных обязанностей (функ-

ций); 3) личных  взаимоотношений, в том чисовуродствен-
рядку, 4) тзна, что онравлінням фонду;

— за поданням еідділень фонду правління фонду щорічно розглядає

та затверджує програми (у розрізі районів) щодо відновлення здоров'я

застрахованих осіб і членів їх сімей, які включають санаторно-курортне

лікування, оздоровлення в санаторіях-профілакторіях, пансіонатах,

дитячих оздоровчих таборах, утримання дитячо-юнацьких спортивнихя, направленные

на их предотвращение.

                                92

 К   тому же  признаки  объективной  стороны нередко

относятся к числу так называемых  переменных (изменя-

ющихся  по содержанию  на протяжении действия закона),

что характерно для упомянутых  бланкетных норм, упот-

ребляемых  во многих статьях Особенной части УК  оце-

ночных  понятий и категорий, касающихся размера ущер-

ба, причиненного вреда и т.п. Такие признаки могут быть

раскрыты  лишь за счет анализа соответствующих норма-

тивных  источников, действующих на момент  совершения

преступления, и игнорирование обязательности такого об-

ращения  приводит к ошибкам при  квалификации.

 Общественно  опасные  последствия   —  обязательный

признак  так называемых материальных  преступлений. В

одних  случаях они относятся к основному составу пре-

ступления, в других — к квалифицированному  (с отягча-

ющими   обстоятельствами).

 Последствия в  законе отражаются по разному:

 1)  приводится их перечень (исчерпывающий или  при-

мерный) ;

 2)  последствия конкретизируются по характеру (степе-

ни  тяжести);

 3)  содержатся ссылки на иные нормативные акты, где

раскрыто содержание последствий;

 4) последствия формулируются в виде оценочных поня-

тий и категорий, нуждающихся в дополнительном пояснении

(например, тяжкие последствия, существенный вред и т.п.);

 5)  в качестве альтернативы приводятся различные по-

следствия;

 б)  вместо указания на реальные последствия, указыва-

ется  на возможность их  наступления  в виде создания

опасной обстановки, возникновения угрозы и  т.п. в ре-

зультате поведения виновного.

 Особая роль принадлежит причинной  связвання у дей-рів вием  (хездействистів, съектення

умов для посильної праці;

— допомогу в прибиранні приміщення, пранні білизни;

— організацію надання платних послуг через пункти побуту

(хімчистка, прання білизни, ремонт одягу, взуття і побутової техніки,

перукарські послуги тощо);

— оформлення документів на отримання субсидій для оплати

житлово-ком последствием, когда первое с внутрен-

ней,  присущей ему  закономерностью порождает второе,

приводит к нему. Но  такое, в целом правильное, утвер-

ждение  нуждается в более глубоком рассмотрении.

 Прежде  всего отметим, что причинность —  объектив-

ная,  вне нас  существующая   связь между   явлениями

                               93

природы и  общества. Она носит всеобщий универсальный

характер и применительно  к конкретному случаю  могут

рассматриваться лишь особенности ее развития. Поэтому

при  любом  исследовании причинности  (в том числе  в

уголовно-правовом аспекте) не допустимо  противоречие

этим  закономерностям. Нет и не  может быть  какого-то

специального учения о причинности  в уголовном  праве.

Каждая  отрасль науки применяет общие  закономерности,

общие положения  о причинности к тем явлениям, которые

изучаются данной наукой, и под углом зрения решаемых

ею  собственных задач.

 Вопрос  о причинности в уголовном праве рассматрива-

ется в рамках объективной стороны состава преступления

в виде установления того, состоит ли действие (бездейст-

вие) субъекта в необходимой причинной связи с наступив-

шими  общественно опасными последствиями. В отличие от

случайной  связи, не имеющей   юридического  значения,

такая связь характеризуется строго определенными зако-

номерностями: 1) деяние  как причина по времени  пред-

шествует  следствию; 2) оно неизбежно порождает послед-

ствие либо заключает  в себе реальную возможность  его

наступления, т.е. вне данного действия или бездействия

результат не может  наступить*.

 Однако  при ближайшем  рассмотрении оказывается, что

положительное  решение  вопроса о наличии необходимой

причинной  связи само по себе не предрешает вопроса об

уголовной  ответственности субъекта за причиненный им

результат —  общественно опасные последствия. Они дол-

жны   охватываться его сознанием, предвидением или воз-

можностью   и  долженствованием  такого предвидения в

сочетании с волевым отношением  к ним  (желание, допу-

щение  и  т.п.) либо к самим действиям, их вызвавшим,

бездействию, породившему такой результат. Иначе говоря,

при  анализе причинной   связи, констатации ее наличия

должны   быть  установлены все атрибуты  субъективного

характера  —  наличие субъекта и  субъективной стороны

состава  преступления и  их  признаков,  а  не  только

внешняя  каузальная (закономерная) связь между действи-

ем  (бездействием) лица и общественно опасными послед-

ствиями.  В  то же  время  отсутствие такой причинной

связи между  ними исключает  вопрос об уголовной ответ-

ственности вообще.

  ' Уголовное право Украинской  ССР  на современном  этапе. Часть

Общая. —  С. 123.

                               94

 Любое   преступление  —   это определенное  единство

объективной и субъективной сторон его состава. И поэто-

му  сама постановка и рассмотрение вопроса о причинной

связи применительно к конкретному составу преступления

только  в  рамках  объективной  стороны, вне  связи  с

другими  элементами и признаками  состава, является ус-

ловной  и допустима лишь  для более глубокого познания

и  раскрытия  этой сложной  темы. Имеется  в  виду  не

только то обстоятельство, что развитие причинной связи

между  деянием  субъекта и последствиями происходит  в

определенных  условиях места, времени и других  факто-

ров, которые  могут замедлить или,  напротив, ускорить

это развитие, осложнить его и т.п., но и непосредственное

включение в причинную  зависимость самого деятеля (субъ-

екта) со всеми его психофизическими и другими  особен-

ностями  (в том числе психическими и иными аномалиями

и т.п.). В следственной и судебной практике не так уж

редки факты,  когда причинная связь между  действиями

субъекта и последствиями налицо, но они не могли быть

предотвращены  данным индивидом  из-за его замедленной

реакции,  специфики нервной  системы, утраты внимания

вследствие утомления, отвлечения и т.п. Не исключается

и  выход  из-под контроля  сознания и  воли  участника

технологических и  иных процессов из-за несовершенства

техники,  оборудования либо фактическая невозможность

предотвратить наступление общественно опасных последст-

вий  из-за  внезапности их  возникновения,  объективно

создавшихся условий развития событий и  т.п.

 Сложность   оценки причинной  связи при  совершении

преступления нередко обуславливается своеобразием фено-

мена  самой причинности.  Вполне очевидно, что  можно

выделить  так называемую простую причинную связь (дей-

ствие —  причина —  последствие) и сложную,  например,

действие —  действие —  причина —  последствие или ряд

одновременных  действий с  одним или  несколькими  по-

следствиями. Если иметь в виду, что развитие причинной

связи нередко осложняется случайными факторами, обсто-

ятельствами, в одних случаях не изменяющими   ее дейст-

вительного содержания, выступающими   в качестве усло-

вий  ее развития, в других —  напротив, становящимися

действительными причинами наступления последствий (при-

чины  и  условия меняются местами), то обычный  анализ

причинности, очевидно, не укладывается в рамки обозна-

ченного  уголовно-правового содержания. Особые затрудне-

ния  вызывает оценка действий нескольких лиц, так  или

                                95

иначе причастных  к  событию преступления, когда речь

идет о так называемом "сопричинении последствий", вине

не только непосредственного причителя, но и потерпевше-

го, а также других привходящих факторов.

 Известно,  что  формы  связи явлений  в  природе  и

обществе  весьма многообразны, они  гораздо шире, чем

рассмотренные выше.  Юридическое значение могут приоб-

ретать и нередко приобретают и другие виды  связи, они

тесно  переплетаются  между  собой, и  поэтому  отрыв

причинной  связи от иных забесимостей громадя пр прод-

рені,

промислові, господарські товари, які виготовляються, вирощуються

структурними підрозділами територіального центру або надходять від

підприємств, установ, організацій за зниженими цінами або безкоштовно.

Обслуговування одиноких непрацездатних громадян структурними

підрозділами територіального цне следует упускать из виду

разнообразие зависимостей, а тем более противопоставлять

их  друг  другу.  Применительно  к  отдельному случаю

приобретает значение то одни из них, то другие.

  Между  явлениями  в природе и в обществе прослежива-

ются  такие виды связи:

  1. Связи  развития, когда ^какое-то явление в  силу

действия  соответствующих закономерностей переходит из

одного  состояния в другое, проходя определенные этапы,

ступени,  имеющие   свою  собственную специфику.  Зная

характеристику одного какого-то звена развития, мы мо-

жем судить и  об остальных звеньях (предшествующих  и

последующих). Такая связь проявляется при перерастании

одного преступления в другое, при совершении продолжа-

емого преступления и т.п.

  2. Связи причинные — прямые и объективно обусловлен-

ные. Прямые  —  когда одно явление в любом случае (т.е.

всегда) закономерно порождает другое явление (они вклю-

чают и  связь, и развитие). Объективная обусловленность

заключается в том, что одно явление порождает другое только

при наличии определенных  условий, т.е. не всегда, а лишь

в некоторых случаях. По уголовным делам этот вид связей

встречается наиболее часто, но не исчерпывает их.

   3. Связи субъективно обусловленные, когда одно явле-

ние  связано с  другими при  наличии  соответствующего

состояния  у личности  (группы лиц). В  данном  случае

речь идет о решимости (принятии решения) поступать так

или  иначе  в  сложившейся  ситуации, действовать или

бездействовать, что не требует особых пояснений, либо о

личностной  специфике, о которой упоминалось выше.

                           96

   4. Связи сложного причинно-следственного порядка. В

них  одно явление связано с другими через ряд промежу-

точных  звеньев, каждое из которых является следствием

. предыдущего и  причиной последующего  явления. Такая

связь, например, проявляется при присоединении действий

нескольких лиц, совершающих   одно и то же  преступле-

ние, совпадении действий и т.п.

   5. Связи  комплексообразующие. Они  заключаются  в

том, что ряд явлений  образует такой комплекс, который

приобретает достаточную самостоятельность и определен-

ность (например, психологический климат в группе, эмо-

циональное состояние ряда лиц, взаимодействующих меж-

ду  собой при совершении  преступления, направленность

. их умысла и т.п.).

   б. Связи многозначные, в которых несколько явлений

обуславливают другое явление (следствие), но не всегда в

равной степени  (одни приобретают большую  значимость,

другие меньшую),  что проявляется при наличии несколь-

ких причин,  приводящих к одному общественно опасному

последствию.

   Мы назвали  только несколько видов связей, их пере-

чень может   быть продолжен.  В  то же  время, вполне

очевидно, что  каждый  из  названных вариантов  может

иметь юридическое  значение, хотя в  уголовно-правовом

смысле центральное место все же принадлежит причинной

зависимости в ее  модификациях, когда на первое место

ставится оценка связи действия (бездействия) конкретного

лица и  общественно  опасных  последствий. Именно это

является узловым  вопросом решения  проблемы  вины  и

ответственности, так как отсутствие такой связи в обоз-

наченном  смысле  свидетельствует о казусе (невиновном

причинении вреда —  случае). Однако, отдавая предпочте-

ние причинной   связи, очевидно нельзя игнорировать и

другие. Применительно  к конкретному  факту любая  из

них может  не только приобретать самостоятельное значе-

ние, но и  как бы вплетаться в  причинную связь, даже

служить одним из  источников ее возникновения, а следо-

вательно, и раскрытия.

  Так, связь развития может  характеризовать не только

перерастание одного преступления  в другое или  этапы

(стадии) совершения умышленного   преступления, о чем

упоминалось, но и, например, преступление, совершаемое

по неосторожности: когда само поведение субъекта претер-

певает изменения  и  в  нем можно   выделить действие

(бездействие), которое привело к возникновению опасной

4  С. Тарарухин                         97

ситуации, и последующие безуспешные попытки  предотв-

ратить последствия, вызванные собственными действиями;

либо когда прослеживаются различия в психическом отно-

шении  субъекта к следующим друг за другом последстви-

ям, что имеет место при смешанной форме вины (умысле

к действиям и неосторожности к последствиям, выходящим

за  пределы его предвидения); либо когда имеет  место

умышленное  нарушение  каких-то правил, что привело к

общественно опасным последствиям, которые мог и должен

был  предусмотреть (предвидеть) виновный, т.е. в целом

речь идет о неосторожном совершении преступления.

  Комплексообразующая связь прослеживается не только

при любой  форме соучастия нескольких лиц в совершении

умышленного   преступления, но и при сопричинении еди-

ного  результата неосторожными  действиями ряда  лиц.

Кстати, этот вопрос в уголовном праве до конца не решен.

  Связи сложного причинно-следственного порядка и мно-

гозначные   связи представляют  особую значимость  по

уголовным   делам. Именно при   их анализе ошибочные

решения  встречаются наиболее часто. Но в любом случае

правовой  смысл  приобретает объективно существующая

связь, когда она рассматривается неотделимо от личности

самого  причинителя вреда, его виновности. Иначе говоря,

значение приобретают и  связи субъективные, личностно

обусловленные. К примеру, состояние опьянения субъекта,

относясь к субъективному фактору, может оказать реша-

ющее  значение в оценке его действий. Состояние опьяне-

ния в  одних случаях усугубляет вину (обычное опьяне-

ние), в других (патологическое опьянение) — исключает

ее вовсе,  хотя развитие объективной причинной  связи

между  действиями субъекта и наступившими последствия-

ми остается неизменным.

   Возможны  и другие ситуации, осложняющие рассмотре-

ние причинных   зависимостей. Бывает так, что любая из

причин  наступления общественно опасного результата об-

ладает равной значимостью, когда многозначность как бы

исключается. Это, в частности, имеет место, когда пре-

ступный  результат вызван  одновременным воздействием

нескольких  причин, относящихся  к сфере деятельности

 (поведению) одного и того же  субъекта. В этом случае

для наступления ответственности достаточно установление

любой  из  причин, если каждая из них, взятая отдельно,

 приводит к тому  же результату, что и их совокупность.

 Иной  подход, очевидно, должен быть, когда последствия

 наступают в  результате одновременных  действий  ряда

                           98

  лиц,  каждое  из которых  приобретает  самостоятельное

  значение для установления ответственности и определения

  ее объема.

    Задача значительно осложняется и тогда, коща вред пред-

  ставляет собой результат действия сразу нескольких при-

  чин, причем  фактически невозможно выделить вредонос-

  ность каждой из них, что, в частности, проявляется в слу-

  чаях  сопричинения   по   неосторожности  общественно

  опасных последствий несколькими лицами вне комплексно-

  сти, в виде раздельно совершенных действий (бездействий).

    В  уголовно-правовой теории отсутствует единый обще-

  признанный перечень признаков наличия причинной связи

  между деянием  лица и наступившими  общественно опас-

  ными  последствиями. К числу обстоятельств, подлежащих

  установлению, обычно относят такие: 1) было ли деяние

  обвиняемого  необходимым  условием наступления  обще-

  ственно опасных последствий; 2) закономерным или слу-

  чайным   результатом  деяния  выступали   последствия;

  3) являлось ли наступившее последствие неотвратимым —

  т.е. мог ли  субъект его предотвратить; 4) сознавал ли

•» (или  мог ли  осознавать) виновный, хотя бы  в общих

  чертах, возможность наступления последствий, что озна-

  чает по существу и осознание причинной связи; 5) была

  ли причинная  связь непосредственной и прямой; б) вы-

  ступало ли поведение  обвиняемого не только необходи-

  мым,  но и достаточным условием  наступления последст-

  вий;  7) однородны ли последствия по  характеру с той

  опасностью,  которая создана  деянием  обвиняемого, и

  какую   роль —   главную  или второстепенную  —   оно

  сыграло в их наступлении.

    При   анализе причинной  связи используются  прежде

  всего такие логические приемы (методы): а) единственно-

  го сходства; б) единственного различия; в) соединенный

  метод сходства и различия; г) сопутствующих изменений;

  д) метод остатков. Особенно успешно на практике приме-

  няется метод исключения, согласно которому, представив

  ход событий, предшествующих   наступлению общественно

  опасных  последствий, мысленно  исключается из  числа

  этих  событий деяние обвиняемого и определяется, насту-

  пил бы  тот же результат при таком исключении или нет.

  Однако  такой прием эффективен при рассмотрении зако-

  номерностей  общеизвестных, не усложненных спецификой

  условий и иными  факторами, хотя и здесь рассматривае-

  мые  приемы  логики не бесполезны. Они дисциплинируют

   З*                              99

ход рассуждений  и позволяют более точно мотивировать

вывод о наличии  или отсутствии причинной связи.

 Процесс установления причины  (необходимого условия)

заключается в  следующем:  1) изучаются  все врианаки

явления, причина которого отыскивается; 2) осуществля-

ется построение версий о возможных  причинах е учетом

"множественности причин",  но не  любых,  а в рамках,

представляющих   интерес для разрешения  данного дел»;

3) определяется, какие признаки должны быть у явления-

следствия, если бы действовала проверяемая причина (или

причины,  если их  несколько), и проверяется наличие в

явлении-следствии  тех признаков, которые  обозначены;

4) формируется  вывод о  причине (причинах) явления в

целом.

 Явление  признается необходимым и достаточным  усло-

вием,  если оно само  по себе, без других обстоятельств

привело к наступлению  данного результата. При наличии

необходимого  и достаточного условия  (как целого) все

остальные явления, имевшие место до наступления резуль-

тата, рассматриваются как причинно с ним не связанные.

  Сюда  же примыкает  исследование вопроса, можно ли

причинную   связь -между деянием обвиняемого и наступив-

шими   последствиями  считать прямой. Необходимость  в

этом  возникает в  случаях, когда  в развитие событий

вклинилось  какое-то постороннее обстоятельство и важно

выяснить, изменило  ли оно  закономерное течение собы-

тий, каким  был бы результат, если бы оно отсутствовало.

  Особо  важное  значение в уголовно-правовом смысле

имеет  решение  вопроса, является ли  причинная  связь

необходимой.  При этом принимаются  во внимание  такие

обстоятельства:

  1) было  ли наступившее последствие неизбежным,  что

присуще для необходимой причинной  связи, или оно могло

и не наступить, что характерно для случайной связи;

  2) действительно ли деянием обвиняемого была создана

опасность наступления последствий (реальная возможность

наступления)  или  для  этого были   необходимы  иные

обстоятельства. В первом случае причинная связь необхо-

димая, во втором —  случайная;

  3) является ли наступление  результата в рассматрива-

емой ситуации  типичным, что будет свидетельством необ-

ходимой  причинной связи, или такой результат атипичен

(имеет место только иногда), что характерно для случая;

  4) какую  роль играло данное обстоятельство в наступ-

лении  последствия. Связь результата с главным фактором

                          100

характеризует необходимую причинную  связь, с второсте-

пенным  —  случайную, косвенную, относительную связь.

 5) имеет ли  место предвидение последствий виновным,

возможность  и долженствование такого предвидения.

 Последнее  имеет особое значение. Дело в том, что во

многих случаях речь идет о так называемом специальном

предвидении  последствий, возможность которого связана с

наличием  у  обвиняемого  определенной подготовки. Ее

уровень  (достаточность) определяется кругом явлений,

причинную  связь  которых может  и  должно предвидеть

лицо данной  профессии, специальности и соответствующей

квалификации.  Это  особенно важно, если  человеческая

деятельность связана с источниками повышенной  опасно-

сти и  риском причинения  необратимого вреда для окру-

жающих,  общества в целом, '

 Критерием, позволяющим  установить возможность пред-

отвратить опасные  последствия, является прежде  всего

момент  возникновения  опасности (опасной обстановки),

влекущей появление у обвиняемого обязанности принимать

меры  но предотвращению   последствий. Иначе говоря, в

причинной связи с последствиями может находиться пове-

дение  субъекта не только в момент  опасности, но и в

период, иредшествующий  ей. Указанное требует расчлене-

ния причинной  связи на составные части, ее установления

в пределах каждого из промежуточных звеньев причинной

цепи с последующим  объединением частей в единое целое.

Необходимость такого подхода по уголовным делам возни-

кает и в связи с  тем, что при рассмотрении причинной

связи в данном случае должна учитываться сознательная и

волевая сторона совершенного деяния.

 Дело в  том, что причинная связь между  психическим

состоянием человека и осуществлением действия (бездей-

ствия), а также между деянием и наступившими   послед-

ствиями зачастую  нуждается в раздельном  рассмотрении

из-за вклинивания  в ее  развитие особых субъективных

факторов, о которых уже упоминалось. В пределах перво-

го звена причинная связь обычно устанавливается следо-

вателем и судом самостоятельно (в обычном порядке), а

второго — с  помощью  различного рода экспертиз.

 Существование причинной связи между действиями субъ-

екта и  вызванными   ими  последствиями  не  вызывает

особых сомнений  до  тех пор, пока  в ход событий  не

вплетаются какие-то  факторы, непосредственно ими  не

обусловленные, в виде действий иных лиц, стихийных сил

природы и т.п., либо когда между действиями субъекта и

                         101

результатом находятся подлежащие самостоятельной оцен-

ке обстоятельства: например, какие-то специальные пра-

вила, инструкции и т.п., которые он обязан был соблю-

дать, строго выполнять и т.п.

 Вопрос  о  причинной  связи  отпадает вообще,  если

субъект, обязанный действовать нормативно, никаких пра-

вил не нарушал.

 Например,  при совершении так называемых транспорт-

ных преступлений возникает необходимость прослеживания

различий в психическом отношении виновного к факту на-

рушения соответствующих правил и наступившим в резуль-

тате этого последствиям. Формально это не имеет уголов-

но-правового значения лишь потому, что вне общественно

опасных последствий нарушение  правил не является уго-

ловно наказуемым, хотя создание реальной опасности для

правоохраняемых интересов здесь вполне очевидно. В таких

случаях может   наступить административная ответствен-

ность. Однако, если речь идет о совершении преступления,

выяснение указанного обстоятельства становится обязатель-

ным,  так как вне нарушения правил в данном случае нет

и не  может быть ответственности. Это касается таких пре-

ступлений, как нарушение правил безопасности движения

и эксплуатации транспорта (ч. 1 ст. 77), порядка использо-

вания воздушного простора Украины (ч. 1 ст. 77'), правил

безопасности движения  и эксплуатации лицами, которые

управляют  транспортными средствами (ч. 1 ст. 215), дейст-

вующих  на транспорте правил (ст. 217).

  Изложенные  общие  принципы  рассмотрения причинной

связи могут  быть распространены и на другие преступле-

ния,  сопряженные с нарушением  различного рода правил

(например, охраны труда —  ст. 135, безопасности горных

работ —   ст. 218, проведения  строительных работ  —

ст. 219  и  др.). Именно в  таких случаях  ошибки   в

установлении причинной связи встречаются наиболее час-

то. Нередко следственные органы и суды при установле-

нии  лишь факта наступления вредных последствий ставят

вопрос о  причинной  связи  даже тогда, когда лицом,

привлекаемым   к уголовной  ответственности, не были

нарушены  упомянутые  правила  или совершение опреде-

ленных  действий не  входило в круг  его обязанностей.

Ясно, что постановка вопроса о причинной связи в таких

случаях вообще беспредметна.

  Причинная  связь, понимаемая как  связь по формуле:

"действие (бездействие) — необходимое условие — обще-

ственно опасный  результат" и анализируемая в единстве

                               102

с  понятиями общественной опасности содеянного и вины

причинителя, в большинстве случаев вполне обеспечивает

решение  вопроса об уголовной ответственности по закону.

  Когда наступили последствия — результат не одного, а

нескольких деяний, каждое из которых  или само по себе

или  во  взаимодействии  с другими  способно было  их

вызвать, причинная связь рассматривается отдельно, неза-

висимо  от того, идет ли  речь о  "сложении" действий

субъектов  или об  их  "параллельности". Иной  подход

может  нарушить один  из основных принципов  уголовной

ответственности —   за личную   вину  в  содеянном. В

действиях  каждого субъекта должен  иметь  место  свой

собственный  состав преступления, если  речь идет  об

исполнителях (соисполнителях). При совершении одного и

того же  преступления в соучастии причинная связь рас-

сматривается применительно  к  роли   каждого лица  в

содеянном.

  Определенная специфика  в  установлении  причинной

связи  имеется и  при совершении  преступлений  путем

бездействия. Если  при совершении  действий  виновный

обычно достигает общественно опасных последствий свои-

ми  собственными силами  (иногда при помощи  орудий и

иных  средств и т.п.), то при бездействии он обычно не

включает  какие-то механизмы или  не препятствует раз-

витию  событий, действиям других  лиц, стихийных  сил

природы, технологических процессов и т.п., что и приво-

дит к  наступлению вредных последствий. Для установле-

ния причинной  связи (ее констатации) необходимо, чтобы

те  силы, которые  привел в движение   бездействующий

субъект  и действие которых он  не  прервал в  данных

условиях  (в сложившейся  обстановке), закономерно по-

влекли наступление общественно опасных последствий.

  При этом  следует иметь в виду, что в ряде случаев

уголовная ответственность установлена за создание реаль-

ной угрозы причинения  общественно опасного вреда (на-

пример, при  оставлении в опасности — ст.' 111, неоказа-

нии помощи   лицом медицинского персонала —  ст. 113 и

др.), что выражается в создании такой  ситуации, когда

Противоправное деяние по  своим объективным свойствам

<в  данной обстановке и  условиях) закономерно  могло

повлечь наступление определенных  вредных последствий,

которые  не наступили в  силу случайных обстоятельств.

Развитие  причинности  в  таких случаях  моделируется

(мысленно  воспроизводится), поскольку реальные послед-

ствия отсутствуют. Их фактическое наступление рассмат-

                              103

ривается как отягчающее  обстоятельство, квалифицируе-

мое по ч. 2 соответствующей статьи УК.

 Не  лишне  в данном случае подчеркнуть, что вопрос о

причинной  связи как объективной категории в принципе

не отделим от субъективной стороны состава преступления,

самого субъекта (его свойств и качеств, в том числе долга,

обязанностей и т.п.), виновно порождающего общественно

епасные последствия, наказуемые в уголовном порядке.

  Вполне очевидно, что в данном  случае внешнее  пре-

ломляется  через внутреннее  (субъективное) и поэтому

причинность  применительно к преступлению должна  рас-

сматриваться как результат такого взаимодействия. При-

знание  наличия причинной  связи между действием  (без-

действием)  лица  и  наступившим   результатом должно

сопровождаться выяснением  психического отношения субъ-

екта к  своим собственным  действиям, иным  факторам,

если они им использовались, принимались в расчет.

  Таково содержание основных  (обязательных) признаков

вбъективной стороны состава, определяющих квалифика-

цию  любого преступления.

  Факультативные    признаки  объективной стороны  —

время, место, способ, обстановка совершения иреступле"

иия  приобретают самостоятельное значение для юридиче-

ской оценки содеянного значительно реже. В зависимости

от  особенностей законодательного определения того или

иного  общественно  опасного деяния они включаются  в

качестве признаков  основного состава преступления или

квалифицированного  либо не имеют  значения для квали-

фикации   вообще и  учитываются  лишь  при  назначении

наказания  (если выступают в роли влияющих  на него).

   Вряд ли есть необходимость подробно рассматривать ука-

 занные признаки, отметим только некоторые положения, име-

 ющие  особое значение для правовой оценки преступлений.

   Время  совершения преступления. Имеется  в виду пе-

 риод, когда совершается преступление и происходят ка-

 кие-то события, влияющие на степень общественной опас-

 ности содеянного (например, стихийное бедствие, период

 войны  и т.п.).

    Под местом совершения преступления понимается опре-

 деленная территория, на которой начато, окончено, продол-

 жено  преступление либо наступил преступный результат.

    Обстановка совершения преступления  — конкретные и

 специфические  условия, при которых осуществляется об-

 щественно  опасное посягательство (например, боевая об-

 становка при  совершении воинских преступлений).

                           104

 Способ совершения преступления  —форма   проявления

преступного действия или бездействия (метод, нрием или

совокупность средств, используемых для совершения пре-

ступления). По этому признаку различаются преступления

вротив  собственности (кража, грабеж, разбой  и т.п.).

Способ иногда рассматривается как признак состава, под-

черкивающий   особую  опасность содеянного (например,

совершение  убийства способом, опасным для жизни мно-

гих лиц, —  п. "е" ст. 93).

 Средства   и орудия совершения  преступления  —  те

предметы внешнего мира  (например, орудия, приспособле-

ния и  т.п.) либо физические процессы (например, элект-

роток), которые используются при этом. Орудия —   раз-

новидность средств совершения преступления в виде лю-

бых предметов, используемых для его осуществления (все

виды  холодного и огнестрельного оружия, орудия взлома

И т.п.). Орудием совершения преступления может быть и

транспортное средство, которое непосредственно использо-

валось в процессе, осуществления посягательства.

 Орудия   и средства совершения преступления следует

отличать от  предмета преступления, под которым в дан-

ном  случае  понимаются  вещи  материального мира, по

поводу или  в связи с которыми совершается преступление

(например, имущество, наркотики и т.п.).

 Установление признаков объективной стороны состава не-

редко дает возможность определить признаки объекта, субъ-

екта, субъективной стороны состава, проявляющиеся в дейст-

виях (бездействии) лица, разграничить преступления в целом.

 Дело  в том, что посягательство на охраняемый уголов-

ным  законом объект может  быть совершено  не любыми,

а  только определенными  действиями, характер которых

зависит  в  первую очередь  от свойств самого объекта.

Например,  установив, что имело .место посягательство на

гражданина,  мы  обратимся, очевидно, прежде  всего к

преступлениям   против личности,  хулиганству, разбою,

грабежу  и т.п., а не к нарушениям правил охраны труда

и  техники   безопасности. Но если имел  место  случай

причинения   вреда здоровью  на производстве, логичнее

подумать  о нарушениях  правил охраны труда и техники

безопасности, а  не о  преступлениях против  личности,

собственности и  т.п. Это, конечно, не исключает причи-

нения  вреда здоровью по неосторожности и при отсутст-

вии  нарушения  упомянутых  правил либо признаков спе-

циального  субъекта данного преступления. Но  сущность

отмеченной  закономерности все же проявляется.

                                105

 В  качестве определяющего признака, указывающего на

тот  или иной  объект посягательства, может выступать

субъект преступления (при преступных  нарушениях  спе-

циальных  правил,  как упомянуто  выше,  должностных,

воинских преступлениях и  т.п.), поскольку соответствую-

щие  действия (бездействие), влекущие уголовную ответст-

венность, в данном случае могут быть совершены  только

специальными  субъектами.

 Признаки  объективной стороны состава имеют значение

для  разграничения многих  преступлений, но в  первую

очередь — посягающих  на один и тот же объект, характе-

ризующихся  сходством (например, все корыстные посяга-

тельства на собственность различаются между собой преж-

де всего по способу, преступления против личности при

совпадении объекта и способа посягательства различаются

между  собой по последствиям, а также другим признакам).

 Разграничение  преступлений по  отдельным признакам

объективной стороны  зависит от конструктивных особен-

ностей состава, их отражения в самом законе.

       § 3. Разграничение единичных преступлений

              по субъективным  признакам

  К субъективным признакам  в последующем мы  относим

признаки субъекта и субъективной стороны  состава пре-

ступления.

  Субъект преступления —  понятие, охватывающее срав-

нительно небольшой  перечень  личных  качеств, свойств

(особенностей) индивида, учитываемых при решении воп-

роса о возможности привлечения его к уголовной ответст-

венности за данное деяние. К ним относятся: достижение

соответствующего возраста (14, 16, а за отдельные пре-

ступления —  18 лет), вменяемость (способность к изби-

рательному поведению,  определяемому  сознанием и во-

лей) , а в ряде случаев, когда речь идет о специальном

субъекте, и некоторые другие, касающиеся  гражданства,

должности, профессии и т.п.

  Примечательно, что квалификация  преступления может

изменяться даже в  зависимости от наличия или отсутст-

вия  общих  признаков  субъекта, в частности возраста.

Например,  за умышленное  убийство, совершенное участ-

ником  банды,  он  может  быть привлечен  к  уголовной

ответственности с 14 лет, а за бандитизм — только с 16

лет. Субъектом  вовлечения  несовершеннолетних в пре-

ступную  деятельность (ст. 208 УК) является лицо, достиг-

                               106

шее  18 лет, —  т.е. взрослый, а несовершеннолетние за

аналогичные действия могут быть привлечены к уголовной

ответственности лишь как  организаторы и подстрекатели

к  соответствующему преступлению, совершаемому под их

влиянием.

  Субъектом изнасилования и ряда других преступлений

может  быть только мужчина (женщины могут привлекаться

к  уголовной ответственности за их совершение только как

соучастники — организаторы, подстрекатели и пособники) .

  Правовое значение общих и специальных признаков субъ-

екта преступления неодинаково. Отсутствие хотя бы одного из

общих  признаков субъекта означает отсутствие преступления

вообще  (содеянное может быть признано общественно опас-

ным  и обусловить применение медицинских, а к несовер-

шеннолетним, не достигшим возраста уголовной ответствен-

ности, —  воспитательных мер). При отсутствии необходи-

мых   признаков специального субъекта не  исключается

уголовная ответственность за иное преступление (при нали-

чии  соответствующих признаков его состава).

  Изложенное свидетельствует о том, что для правильной

.квалификации преступления по признакам субъекта необ-

ходимо  осуществить конкретизацию до уровня, достаточ-

ного для  решения вопроса об уголовной ответственности

лица   за совершение того  или иного  преступления, а

именно: точно  установить его возраст, вменяемость (от-

сутствие отклонений  в сознании и  воле, исключающих

избирательность поведения или препятствующих  ей), со-

держание  специальных признаков применительно к данно-

му  случаю. Сознание и  воля индивида, его психические

свойства и качества в целом  находят свое отражение в

субъективных признаках  состава.

  Субъективная сторона состава охватывает всю психи-

ческую  деятельность субъекта при совершении преступле-

ния, включая  интеллектуальную, волевую и эмоциональ-

ную  сферы (процессы). Принятое им решение действовать

(бездействовать) именно  так, а  не  иначе, вызванное

определенными   мотивами и  целями, в  конечном  счете

приводит  к преступным последствиям его деяния, незави-

симо от того, совершает ли он его сам или опосредованно,

используя силы природы, малолетних, невменяемых и т.п.

Преступление  —   не просто действие или  бездействие,

   ' Вопрос о соучастии лиц в преступлениях со специальным субъектом

рассматривается в § 3 главы II.

                               107

фактически оно  —  их результат, вызванный умышленно

или по неосторожности.

 Принятие решения действовать отличает любое волевое по-

ведение, в том числе преступное, от непроизвольных действий

(инстинктивных и рефлекторных), не являющихся таковыми.

 В  качестве объединяющего  элемента, присущего пре-

ступлениям с любой формой  вины, выступает избиратель-

ность поведения в ее широком понимании. Именно способ-

ность  человека к  избирательному поведению  лежит  в

основе уголовной и иной ответственности. Напротив, утра-

та такой способности в силу заболевания, умственных или

физических  недостатков (отставания в развитии, возраст-

ных  изменений  и  т.п.), а также внешних воздействии,

ограничивающих  возможности субъекта (в условиях край-

ней  необходимости, необходимой обороны,  оправданного

риска, принуждения), исключает его ответственность .

  Присущие  содеянному общественная опасность и проти-

воправность  (в них заключается содержание  преступле-

ния)  предполагают определенное психическое отношение

субъекта к  этим общеобязательным признакам. Сознание

общественной  опасности или  обязанность ее осознавать

является одним из важнейших элементов мотивации именно

преступного поведения. Они входят необходимым компонен-

том  в интеллектуальное содержание умысла  или  неосто-

рожности   (наряду с  волевым  —   принятием  решения

действовать  или бездействовать в данной ситуации, что

принято  обозначать в уголовном праве категориями жела-

ния,  допущения и  т.п.).

  Общественная опасность содеянного выражается прежде

всего в наступивших   последствиях, если речь  идет о

материальных составах преступления (например, о причи-

нении  телесных повреждений,  хищениях   и т.п.). Они

связаны с  предметами либо  поддающимися  измерению,

восприятию  явлениями, с причинением "овеществленного"

вреда объекту  посягательства. В преступлениях с фор-

мальным составом, зачастую представляющих не меньшую

общественную  опасность (например, бандитизм, разбой и

др.), такая материализация причиняемого вреда вовсе не

обязательна, так как действия уже сами по себе представ-

ляют  законченный состав.

  Сознание  субъектом противоправности деяния законода-

телем  не  отмечается, но  фактически подразумевается,

    ' Анализируемый  аспект ответственности в уголовном праве обычно не

 рассматривается, хотя именно он ее определяет.

                                108

поскольку  между  общественной опасностью  и  щютиво-

правностью  существует нераврывная  связь, которая не

может  не осознаваться виновным. На этом основании его

утверждение  о незнании уголовного закона в расчет не

принимается.

  Содержание субъективной стороны преступления, детер-

минируемого  сознанием и волей индивида, находит  свое

выражение  в той или иной форме  вины (умысле или  не-

осторожности), которая рассматривается в уголовном праве

в качестве обязательного признака состава преступления.

  Мотив, цель, эмоции  не являются  элементами вины.

Они  имеют  свое собственное содержание и уголовно-пра-

вовое значение. Непосредственно они не всегда определя-

ют  квалификацию  и  потому являются факультативными

признаками. Однако  из этого вовсе не следует, что они

играют  второстепенную роль. Напротив,  мотив и  цель

являются  обязательными компонентами  любого  волевого

акта человеческого поведения, в том числе преступного.

Виновность и  мотивированность' — две взаимосвязанные

психологические стороны преступления. Раскрытие их дей-

ствительного содержания, конкретизация и соотнесение с

действиями (бездействием) субъекта создают дополнитель-

ные возможности  определения не только формы вины, но

и  остальных элементов и признаков состава.

  При квалификации преступлений по субъективной сторо-

не состава должно приниматься в расчет лишь такое пси-

хическое отношение лица к совершаемому им деянию, ко-

торое выразилось в строго определенной форме, предусмот-

ренной в уголовном законе. Одни преступления могут быть

Совершены  только умышленно, другие — по неосторожно-

сти, третьи — как умышленно, так и по неосторожности2.

  В самой уголовно-правовой норме, предусматривающей

ответственность за то или иное деяние, о форме  вины

зачастую  ничего  не  говорится, но об  умышленности

преступления может свидетельствовать употребление тако-

го понятия, как заведомость (например, заведомо ложный

донос —  ст. 177, заведомо ложное показание — ст. 178),

.  1 Под мотивированностью в данном случае мы понимаем целенаправ-

ленную  избирательность поведения в пользу  совершения общественно

опасного  и  противоправного деяния   (преступления) под  влиянием

определенных мотивов.

    Иногда форма вины  приобретает осложненный характер вследствие

своеобразного сочетания умысла и неостброжности. К этому вопросу мы

вернемся позднее.

                             109

указание на  цель и  мотив действий (например, дивер-

сия —  ст. 60, бандитизм — ст. 69).

 Для  правильной квалификации  преступления необходи-

мо выяснить содержание умысла и неосторожности приме-

нительно  к  данному  случаю, т.е. какие  фактические

обстоятельства должны  охватываться сознанием и волей

лица, чтобы в его действиях (бездействии) было признано

наличие  определенного состава преступления, в чем кон-

кретно выразились (проявились) указанные признаки, сви-

детельствующие о виновности субъекта.

 Перечень  фактических обстоятельств, раскрывающих со-

держание  субъективной стороны состава, при совершении

каждого  преступления  отличается  своеобразием, но  в

любом  случае они должны  быть  выявлены и определены

с максимально  возможной полнотой  и конкретностью.

 При  квалификации  преступлений  по субъективной сто-

роне устанавливается соответствие (тождество) между фак-

тическим содержанием психического отношения субъекта к

совершенному  общественно опасному деянию  и признака-

ми  состава, характеризующими субъективную сторону оп-

ределенного вида преступления.

  Состав преступления включает психическое  отношение

виновного ко  всем фактическим  обстоятельствам, которые

отнесены законодателем к объекту преступления и объектив-

ной  стороне (включены в законодательную конструкцию).

  При  совершении преступлений, в которых  объект или

предмет  посягательства точно обозначен в законе, созна-

нием  виновного должны  охватываться относящиеся к ним

фактические обстоятельства. Например, для составов пре-

ступлений,   предусмотренных   статьями   188',  189',

1901 УК, необходимо осознание виновным  того, что соот-

ветствующее  посягательство совершается им в отношении

работника милиции   или народного дружинника. При  со-

вершении  преступления, ответственность за которое пре-

дусмотрена  ст. 229 УК,  лицо  должно   сознавать, что

предметом посягательства являются ядовитые и сильнодей-

ствующие  вещества.

   Сознанием виновного должны  охватываться и квалифи-

цирующие   признаки,  если о них  идет речь  в законе,

причем  волевые признаки могут изменяться, свидетельст-

вуя о  различиях в форме вины.

   По законодательному определению умысел  может  быть

прямым  и косвенным. Однако на практике он не случайно

конкретизируется, выделяются отдельные его виды: опре-

деленный  (конкретизированный  и альтернативный) и не-

                                110

определенный  (неконкретизированный), заранее обдуман-

ный  и  внезапно возникший.  При  конкретизированном

умысле  субъектом  ставится четко обозначенная  цель,

совпадающая с общественно опасными последствиями (соб-

ственно, их и стремится достичь виновный). При альтер-

нативном   умысле  им ставится минимум   две цели  на

выбор  (либо—либо). При неопределенном умысле цель не

конкретизируется, желаемый или  допускаемый результат

формируется в сознании  субъекта как вред вообще при-

менительно к данному виду преступлений (им сознательно

принимаются  любые  возможные последствия для объекта

посягательства). При наличии альтернативного и неопре-

деленного (неконкретизированного) умысла содеянное ква-

лифицируется по  фактически наступившему-результату.

  Выделение заранее обдуманного и внезапно возникшего

умысла  связывается с моментами возникновения преступ-

ного замысла  (намерения) и его реализации. При  этом

учитываются также  сложившаяся обстановка, предшеству-

ющая   совершению преступления, поводы и основания  к

возникновению конфликтной  ситуации, поведение потер-

певшего и  другие обстоятельства, позволяющие оценить

содеянное. Например, имело ли место состояние сильного

душевного  волнения  при  посягательстве на жизнь   и

здоровье; подготавливались ли заранее орудия и средства

совершения  преступления, создавались ли возможности

•его сокрытия и  т.п., что само  по  себе опровергает

внезапность возникновения умысла. Разрыв  во времени

между  противоправными  действиями потерпевшего и со-

- вершенным в отношении  него преступлением (например,

убийством) исключает сильное душевное волнение, харак-

.-теризуемое внезапностью возникновения, и т.п.

• Внезапно возникший умысел  можно определить как на-

мерение совершить преступление, возникшее под провоци-

рующим  влиянием  конкретной жизненной ситуации (сло-

жившейся  обстановки) и реализованное сразу же или через

незначительный промежуток времени после возникновения.

  Заранее обдуманный умысел, напротив, характеризуется

определенным разрывом во времени между возникновением

намерения (замыслом) и его осуществлением. В таких слу-

чаях обычно отсутствует провоцирующая обстановка в момент

совершения преступления или непосредственно перед ним.

  При  оценке умысла следует иметь в  виду, что совер-

шая  те или  иные  действия, субъект нередко осознает

неизбежность наступления общественно опасных последст-

вий  в виде причинения  вреда правоохраняемым интере-

                                111

сам. Это свидетельствует о наличии прямого умысла, а не

косвенного, как это иногда понимается. Сознавая  неиз-

бежность наступления последствий в результате собствен-

ных  действий, субъект не может не желать их в качестве

достижения поставленной цели.

 Особое  значение для квалификации имеет конкретиза-

ция  умысла по его направленности, под которой понима-

ется  сосредоточенность сознания и воли  индивида  на

мысленно  представляемом  результате (цели совершения

преступления, обусловленной определенными мотивами) и

активную  устремленность к его достижению.

  Направленность умысла  определяет квалификацию  во

многих случаях:

  1. Когда внешне одинаковые общественно опасные дей-

ствия подпадают под несколько норм, имеющих различное

содержание. Например, сообщение заведомо несоответству-

ющих  действительности сведений о  якобы совершенном

другим лицом  тяжком преступлении  может представлять

собой ложный  донос (ст. 177) либо клевету (ст. 125). В

первом случае умысел субъекта направлен на привлечение

потерпевшего к незаконной уголовной ответственности, во

втором  —  на  унижение  его чести и  достоинства, что

позволяет разграничить эти преступления  между  собой,

установив остальные признаки соответствующих составов.

  2. Когда уголовная ответственность дифференцируется в

зависимости от количественной характеристики не факти-

чески  причиненного, а желаемого  вреда, например,  от

размера хищения  при покушении  на него.

  3.  В случае причинения  вреда нескольким  объектам,

когда  необходимо определить, имеет ли  место совокуп-

ность  преступлений (например, разбой,  сопряженный  с

покушением   на убийство) или одно единичное преступле-

ние  (например, тот же разбой, сопряженный  с причине-

нием  телесных повреждений).

   4. Когда  объективные признаки  совершенного деяния

совпадают  с признаками состава преступления, но винов-

 ный ошибся  в объекте посягательства, например, намере-

 вался похитить частное имущество, а фактически обратил

 в свою пользу государственное.

   5. При  разграничении преступлений против личности и

 хулиганства, нередко совпадающих между собой по объек-

 тивным  признакам  (учитываются  как содержание и  на-

 правленность умысла  виновного, так и  мотивы, цели и

 обстоятельства совершения преступления).

   6. Если  ответственность дифференцируется в зависимо-

                                 112

-ети "от способа посягательства (например, при разграниче-

нии форм  хищений:  когда виновный полагал, что дейст-

вует тайно, а на самом деле за ним наблюдали, речь идет

о  краже; когда  окружающие   заблуждались  по  поводу

преступности действий субъекта, совершающего открытое

похищение, —  о  грабеже).

  7. При  изменении содержания умысла  в момент совер-

шения  преступления (например, при перерастании кражи

в грабеж, разбой).

  8. При  отграничении единого продолжаемого преступле-

ния (например, хищения)  от повторности.

  Направленность  умысла определяет квалификацию дей-

.ствий соучастников и при других обстоятельствах: "Лицо,

.которое по своей инициативе организует дачу или получе-

ние взятки, подстрекает к этому и одновременно  выпол-

няет  посреднические функции,  несет ответственность за

соучастие в даче или получении взятки в зависимости от

.направленности умысла, исходя из того, в чьих интересах,

иа чьей стороне —  взяткодателя или взяткополучателя —

Оно действует. В этих случаях дополнительной квалифи-

кации  действий такого лица по ст. 169 УК не требуется

; ,(п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Украины

№  1  от 1 апреля 1983 г. "О практике применения судами

Украины   законодательства об ответственности за взяточ-

ничество" // Бюлетень  ... — С. 136).

   Квалифицирующие   признаки  преступления могут быть

вменены  в вину субъекту, если они им осознавались и его

умысел  был  направлен на совершение  преступления при

данных  обстоятельствах, данным способом и т.п. (напри-

мер,  на причинение смерти с особой жестокостью, спосо-

бом,  опасным для  жизни  многих  лиц, —  ст. 93, в то

время  как при  отсутствии такой направленности умысла

.содеянное квалифицировалось бы по  другой статье —  в

данном  случае ст. 94).

   В  пределах направленности умысла  несут ответствен-

ность соучастники преступления, в том числе соисполни-

тели, если имеет  место эксцесс одного из них (выход за

пределы   предварительного сговора и  совершение более

^тяжкого преступления).

   В  отличие от прямого  умысла  косвенный (эвентуаль-

ный)   умысел  характеризуется тем,  что  намерения  и

фактически  наступившие  последствия здесь не совпадают.

Последние  находятся за пределами первоначально постав-

ленной  цели —   они только допускаются. Преследование

тая    цели, которая  не  соотносится с  наступившими

                                113

последствиями, существенно влияет на структуру психоло-

гического содержания данной  формы  вины. Цель  здесь

как бы переносится на сами действия, которые выступают

в сознании субъекта на первый план, заслоняя последст-

вия. Изменения  качественной стороны  сознания влекут

изменения и  волевого отношения к последствиям содеян-

ного. Субъект относится  к ним  безразлично, допуская

возможность  их наступления в результате его действий

(бездействия). Несовпадение цели действий и фактически

наступивших  последствий  само по  себе не  устраняет

умышленности  деяния. Преследование иной цели, которая

прямо  не относится к наступившим  последствиям, вовсе

не означает их неприятия (отрицания). Напротив, указан-

ные последствия остаются в определенной мере значимы-

ми  для  субъекта, несмотря  на общественно   опасный

характер его действий, имеющих  иную   направленность.

Наличие  цели действий предполагает и волевое отноше-

ние к  ней самой  в виде  осознанного стремления к ее

достижению.  Содержание цели означает и удовлетворение

мотива, непосредственно вызвавшего волевой акт.

 Если  при прямом умысле мотив и  цель действий соот-

носятся с последствиями, то при косвенном — с самими

действиями, так как сознание и воля субъекта направлены

на достижение иного результата, чем тот, который факти-

чески наступил (последний лишь допускается).

 Каждому    преступлению присуща  различная  степень

осознанности цели и  разный  уровень (градация) самих

побудительных сил,  его вызывающих  (желание —  хоте-

ние —   стремление). Волевой акт, в том числе преступ-

ный,  становится возможным только в том случае, когда

побуждения субъекта становятся действительными, пути и

средства их удовлетворения найдены и приобретают четко