16066

Сущность исполнения наказания

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

В монографии освещаются вопросы становления науки уголовно-исполнительного права, излагаются основы теории уголовно-исполнительного права, анализируется уголовно-исполнительная деятельность...

Русский

2013-06-19

1.12 MB

14 чел.

НАЦИОНАЛЬНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ УКРАИНЫ ИМЕНИ ЯРОСЛАВА МУДРОГО

Анатолий СТЕПАНЮК

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

ХАРЬКОВ «ФОЛИО»

1999

ББК 67.300 С79

Рекомендована к опубликованию решением Ученого совета Национальной юридической академии Украины имени Ярослава Мудрого (протокол № 10 от 1 июля 1999г.)

РЕЦЕНЗЕНТЫ: член-корреспондент Академии правовых наук Украины, доктор юридических наук, профессор, директор Научно-исследовательского института изучения проблем преступное*! и АПрН Украины В.И.Борисов; член-корреспондент Академии правовых наук Украины, доктор юридических наук, профессор Национальной юридической академии Украины им. Я.Мудрого И.Н.Даньшин

С79

Степанюк А.Ф.

Сущность   исполнения   наказания   /   Худож-оформитель Д.Е.Гапчинский—Харьков: Фолио, 1999. — 256 с.

ІЗВН 966-03-0645-8

В монографии освещаются вопросы становления науки уголов-но-исполнительного права, излагаются основы теории уголовно-исполнительного права, анализируется уголовно-исполнительная

деятельность.

Для научных работников, студентов юридических вузов и факультетов, работников уголовно-иеполнительной системы.

У монографії висвітлюються питання усталювання науки кримінально-виконавчого права, викладаються основи теорії кримінально-виконавчого права, аналізується кримінально-виконавча діяльність. ~     --~-~~»,,;,,_схІщашв«чридичних вузів та факультетів, пра-

|і системи.

1103020000-081   Безобъявл.

99

ТЗВК 966-03-0645-8

ББК 67.300

©А.Ф.Степаяюк,1999 © Д.Е.Гапчинский, художественное оформление, 1999

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО о монографии А.Ф.Степанюка «Сущность исполнения наказания»

В Украине в настоящее время осуществляется интенсивный процесс пересмотра исходных фундаментальных положений правовой науки и становления нового законодательства. Этот процесс непосредственно касается и знаний о цели наказаний и практики их исполнения. Поэтому выход в свет монографии А.Ф.Степанюка вполне своевременный.

Ее автор на высоком методологическом уровне, используя фи-лософско-диалектические законы и категории, современные методики изучения социальных и правовых явлений, всесторонне и глубоко рассматривает сложную проблему сущности исполнения наказаний. Он тщательно ревизует исправительно-трудовое право, развивавшееся в советский период, подвергает критике отдельные его идеи и положения. И это вполне необходимо и объяснимо, потому что в условиях перехода от одного социально-экономического уклада/к другому, в условиях формирования новой политической системы меняются, естественно, старые идеологические установки (стереотипы), сложившиеся ранее юридические понятия и представления. То, что было приемлемо в тоталитарном государстве не подходит в демократическом правовом государстве.

Однако следует отметить, что в критике прошлого нельзя слепо усердствовать, огульно отметать все имевшие тогда место теоретические наработки. Здесь поступать надо иначе: следует отбрасывать все устаревшее, с одной стороны, а с другой, - отбирать позитивное, рациональные зерна, реципиировать отдельные проверенные временем на прочность теоретические построения и нормативные предписания. И, полагаю, требуется не только декларировать такой подход к теоретическому наследию, но в своих научных исследованиях его строго и неуклонно придерживаться.

Автор предлагаемой читателям книги изучил и проалшипщт вал многочисленные литературные источники; вскрыл проти І во взглядах ученых, работавших и работающих в обласні Іп тельно-трудового права; рассмотрел вопросы соотноШ'І"

^^ї^Щцк <І г^,, 0 СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

змо

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИ        -

наказания под углом зрения возможности и действительности исполнения наказаний;  вскрыл онтологию исполнения наказаний; значительное место уделил структурно-функциональной характеристике деятельности по исполнению наказаний. На базе этого материала А.Ф.Степанюк предпринял попытку изложить концепцию уголовно-ишолнителъного права, которое призвано волею судеб заменить собой исправительно-трудовое право, наметить общие контуры понятийной системы новой (собственно, видоизмененной)

отрасли права.

Исходные положения авторского видения уголовно-исполни-

тельного права сводятся к следующему.

Во-первых, предметом науки уголовно-исполнительного права являются только сущность и содержание деятельности по исподне-      1 нию всех видов наказаний. Процесс исполнения наказаний имеет су-      } губо юридическую природу, так как речь идет о правовом регулиро-      ' вании лишь деятельности органов и учреждений исполнения наказания. При этом отрицается наличие в этой деятельности педагогических, психологических и превентивных аспектов. Выход за рамки ц изучения процессов исполнения-отбывания наказаний означает, что Iі в таком случае это будет не уголовно-исполнительное право, а пенитенциарное право либо новый вариант исправительно-трудового права. Педагогическим, психологическим, превентивным началам, идее исправления осужденных не должно быть места в уголовно-исполнительном праве и,  соответственно,  в  Уголовно-исполни-телъном кодексе. Они являются внешними по отношению к исполне-

нию наказаний.

Во-вторых, цель уголовно-исполнительного права заключается

|в обеспечении регулирования деятельности органов и учреждений исполнения наказаний по осуществлению правоограничений, свойственных наказаниям. Задачи уголовно-исполнительного права состоят в том, чтобы определить основные направления деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, заложить правовые основы их деятельности, предусмотреть материально-бытовые средства и условия исполнения-отбывания наказаний, обеспечить правопорядок в этих органах и учреждениях, обезопасить субъектов и участников экзекутивной деятельности.

В-третьих, исполнение наказаний - это центральная категория уголовно-исполнительного права. Реализация кары осуществляется только в угоповно-исполнительной (экзекутивной) деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. В связи с этим в работе определяется и подробно описываются все структурные элементы деятельности по исполнению наказаний (ее объект, цели, средства, субъекты, а также субъекты отбывания наказаний). Понятие испол-

____________________________________ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

нения наказаний - это сущность деятельности органов и учреждении исполнения наказаний, а исполнение конкретного наказания - содержание деятельности этих органов. Исполнение наказаний в целом определяется в рецензированной монографии как цель, процесс и результат экзекутивной деятельности.

В-четвертых, исполнение наказаний представляет собой реализацию такой меры наказания, как кара за совершенное преступление. Это выражается в применении к осужденным правоограниче-ний, установленных в законе, применительно к отдельным видам наказаний, либо в лишении их соответствующих прав и свобод. Кара как одна из целей наказания, как правило, всегда достижима, возможность кары при этом превращается всегда в действительность. Вероятность ее осуществления максимально реальна.

Исправление же осужденных не входит в содержание деятельности по исполнению наказаний. Социально-педагогическое, психологическое и превентивное воздействие на осужденных не совпадает с целью кары. Их осуществление нерационально. Тут превращение их результатов в действительность крайне сомнительно. Достижение исправления осужденных во многих случаях проблематично.

Перечисленные и иные воззрения автора по сложным проблемам исполнения наказаний носят дискуссионный характер. Они остро полемичны. По некоторым из них выскажем определенные замечания и возражения, иное их толкование.

Прежде всего о едином понимании целей наказания. Такое понимание должно быть общим для всех наук уголовно-правовои направленности: уголовного права, уголовного процесса, криминологии и, конечно же, уголовно-исполнительного права. Эти цели сводятся и к каре, и к исправлению осужденных, и к предупреждению новых преступлений как осужденными, так и иными лицами. Поэтому наука и практика исполнения наказаний должны исходить из этого троякого понимания целей наказания. Таково толкование целей наказания зафиксировано в ст.47 Проекта нового УК Украины, в ст.З Европейских пенитенциарных правил, в Уголовном и Уго-ловно-исподнительном кодексах Российской Федерации. В связи с этим, полагаем, будет неправильным в формирующейся науке уголовно-исполнительного права и будущем Уголовно-исполнительном кодексе Украины цели наказания сводить только к каре-возмездию за совершенное преступление.

Уголовно-исполнительное право должно заниматься проблемой исправления осужденных путем применения педагогических, психо* логических, превентивных мер воздействия к ним. Эта науки -ч лится нам наукой комплексной, например, как криминолої ІІч. • • наука.  Нельзя, повторяем, сводить проблемы уголовно и< и» »

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ слово

<;УЩНОІ гп. ш .'гюлнш л І я НА КАЗАНИХ

—"-» чг,   ГП

<'УЩНСК гп. І ;< :чолнкін І я ПА КАЗАНИ»_______________

тельного праин лишь к деятельно ста по применению правоограни-

чсимй, уеіаноилсинш о законе.

Предстннитслям пауки уголовно-ишолнительного права следует по-шимствоппп.  общепризнанные достижения классического  на-прннлшия и уі олоішом праве и пенитенциарной науке ХУПІ-ХІХ столетий. В тгой свяш уместным будет напомнить слова Ч.Беккариа о том, что «цель наказания заключается не в чем ином, как в предупреждении новых деяний преступника, наносящим вред его согражданам и удержании других от подобных деяний».

В уголовно-исполнительном праве следует найти место выводам таких прикладных наук, как исправительная педагогика, исправительная психология. В составе органов и учреждений по исполнению накачаний должны быть штатные педагоги, психологи, врачи и даже криминологи. Места лишения свободы позволяют эффективно оказывать исправительное воздействие на осужденных, а также проводить индивидуально-профилактическую работу.

•^««хтелиоовка названных целей по исправлению осужденных,

—„,тй характер. И?    —-.гт™

ывать исправительное во^д^ы^_ водить индивидуально-профилактическую работу.

Формулировка названных целей по исправлению осужденных, естественно, носит перспективный характер. Их законодательное оформление и осуществление рассчитано на длительную перспективу. В настоящее кризисное время реализация некоторых из них в известной мере затруднена, но в ближайшее время они станут реальностью.

С помощью всех средств и различных форм следует всемерно

добиваться исправления осужденных (как в юридическом, так и в нравственном смысле), что будет способствовать утверждению в их сознании общечеловеческих ценностей, идеалов добра, нравственных начал, милосердия, человечности. Мы не поддерживаем тех, кто видит в этом «витание в облаках», не обоснованную иллюзорность. Мы не разделяем их пессимизма при оценке будущего мирового сообщества, в том числе и Украины.

Далее, если стать на путь отрицания идеи о законодательном признании института исправления осужденных в рамках уголовно -исполнительного права, то возникает вполне обоснованный вопрос, как и кто будет решать эту важную и сложную проблему в теоретическом и практическом плане.

Деятельность по исполнению наказаний есть не что иное как юридическая деятельность. А если это так, то при этом возникают уголовно-исполнительные правоотношения. Между тем в книге эти вопросы не стали предметом глубокого анализа. Главное тут состоит в том, чтобы раскрыть природу данных правоотношений, отграничить их элементы от структурных элементов деятельности по исполнению наказаний.

В большинстве глав книги отсутствуют эмпирические данные из отечественной практики исполнения наказаний. Без них многие со-

ображения и утверждения автора в известной мере утрачивают свою доказательную силу.

Безусловно, А.Ф.Степанюк в своем дальнейшем научном исследовании по вопросам исполнения наказаний устранит отмеченные пробелы, а также обоснует практическую значимость предпринятых им изысканий. Это ему по силам, ибо он, как показывает публикуемая монография, обладает высоким уровнем и глубиной мышления, которое подстать научному работнику высшей категории.

Отмечая дискуссионность некоторых взглядов автора, следует констатировать, что предлагаемая читателям книга является квалифицированным, интересным исследованием, заслуживающим положительной оценки. Представляется, что она принесет пользу и составителям Проекта нового Уголовно-исполнительного кодекса Украины.

Рецензент:

доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент Академии правовых наук Украины

И.Н.Данъшин

ПРЕДИСЛОВИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Объективная логика развития научных знаний об исполнении наказаний с неизбежностью приводит к тому, что на смену исправительно-трудовому праву должно придти уголовно-игаолнительное

право.

Надо сказать, что теоретические и методологические основы

уголовно-ишолнительного права в настоящее время в должной мере еще не разработаны, хотя ученые, взявшие на себя смелость приступить к исследованию проблем уголовно-исполнительного права, конечно же, не начали свой тернистый путь с нулевой отметки, поскольку некоторые аспекты проблемы исполнения наказаний в той или иной степени были предметом исследования в отраслевой литературе по исправительно-трудовому праву. Именно с позиций исправительно-трудового права ряд сложных теоретических проблем исполнения наказаний ранее изучались Б.С.Утевским, А.Л.Ременсоном, НА.Стручковым, А.Е.Наташевым, И.В.Шмаровым, А.С.Михлиным, П.Г.Пономаревым, В.И.Селиверстовым, А.И.Зубковым, В.П.Артамоновым, А.И.Марцеловым и др. Тем не менее деятельность органов и учреждений   исполнения   наказаний   по   осуществлению   право-ограничений, свойственных наказаниям, нуждается в дальнейшей разработке. Это объясняется тем, что в уголовно-ишолнительном праве Украины все еще нет общепризнанной четкой концепции исполнения  наказаний,  не   сформулированы  принципы  уголовно-ишолнительной системы, не определены задачи деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Эти проблемы также не стали предметом специальных монографических исследований в отраслевом значении. Наукой, исследующей вопросы исполнения наказаний, не были выработаны рекомендации, направленные на формирование и совершенствование уголовно-исполнительного законодательства. Возникают определенные сомнения по поводу того, что именно в этом направлении прилагают усилия ученые Киевского института внутренних дел, взявшиеся за «социальное, психологическое, экономическое и правовое обеспечение реформирования уго-ловно-исполнительной системы в Украине» и за разработку Проекта Уголовно-ишолнительного кодекса, но, тем не менее, ограничившие свои исследования, в основном, проблемами пенитенциарной систе-

мы и ресоциализации осужденных, что не вписывается однозначно в предмет уголовно-исполнительного права. Об этом, например, свидетельствует тематика научно-исследовательских работ, запланированных в этом учебном заведении на 1998-2000 годы, среди которых, в частности: «Разработка проекта пенитенциарной доктрины Украины», «Разработка проекта закона Украины «О пенитенциарной политике Украины», «Разработка проекта закона Украины «О пенитенциарной системе и пенитенциарной службе в Украине», «Разработка проекта пенитенциарного законодательства, в том числе Кодекса о пенитенциарной деятельности», «Разработка проекта закона Украины «О постпенитенциарной системе в Украине», «Разработка проекта модели пенитенциарных учреждений», «Разработка модели специалиста пенитенциарной системы», «История развития пенитенциарной системы в Украине», «Проблемы социальной реабилитации лиц, освобожденных из учреждений исполнения наказаний» и т.п.

Многие авторы, обращающиеся к проблемам, так или иначі; связанным с исполнением наказаний, рассматривают деятельность органов и учреждений исполнения наказаний с различных позиций, интерпретируя деятельность пенитенциарной системы в отрыве от уголовного права, от учения о наказании, о применении государственного принуждения, отождествляя пенитенциарную деятельность и деятельность по исполнению наказаний.

На этом фоне контрастно выглядят достижения науки уголовно-исполнительного права Российской Федерации, разработавшей единую концепцию, позволившую не только подготовить Уголовно-исполнительный кодекс, но и накопившую достаточный положительный материал для его дальнейшего совершенствования, что предоставляет возможность на основе анализа действующего уголовно-исполнительного законодательства и обобщения практики его применения, все-таки, вплотную приблизиться к тому, чтобы сформулировать отправные общетеоретические позиции именно исполнения наказаний и дать представление о действительной сущности деятельности по исполнению наказаний, выделить ее специфические черты и особенности.

Вот почему, предлагая читателю свое видение науки уголовно-исполнительного права, автор в ряде случаев вынужден апеллировать к возможным оппонентам в Российской Федерации, осуществившим серьезные изыскания деятельности органов и учреждений Исполнения наказаний. При этом приходится учитывать, что научный потенциал разработки проблем исполнения наказаний традиционно сосредоточен именно в Российской Федерации. После распа-дн СССР наметился определенный разрыв между достижениями Научной мысли в России и Украине, свидетельством чему является

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ_________________________

Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации, существенно отличающийся от действующего на территории Украины исправительно-трудового  законодательства. Имея перед собой наглядный пример преобразования исправительно-трудового права в уголовно-исполнительное в России, автор пытается избежать неко-        ' торых очевидных ошибок и, как представляется, принципиальных заблуждений, проявившихся при разработке Уголовно-исполнителъ-ного кодекса Российской Федерации, предлагая свою, оригинальную трактовку ряда теоретических положений, определяющих практику

исполнения наказаний.

Предлагаемая читателям работа, посвященная выяснению сущности исполнения наказания, имеет направленность на то, чтобы      ' заложить основы науки уголовно-исполнительного права.

Появление монографии «Сущность исполнения наказания» обусловлено рядом причин, а именно:

1. Необходимостью теоретического обоснования деятельности органов и учреждений исполнения наказаний с учетом социально-экономических и политических изменений, происшедших в 90-е годы

в Украине.

2. Тем, что действующее законодательство, регулирующее исполнение наказаний, не обеспечивает достижение целей наказания и решения стоящих передним задач.

3. В настоящее время исполнение наказаний регулируется: 1) Исправительно-трудовым кодексом и 2) Положением о порядке и условиях исполнения наказаний, не связанных с мерами исправительно-трудового воздействия на осужденных. Нормы, содержащиеся в ИТК и Положении, в ряде случаев недостаточно согласованы

между собой.

4. Практика исполнения наказаний выдвигает требования устранения недостатков, противоречий и упущений в действующем законодательстве, регулирующем применение мер государственного

принуждения.

5. Изменения в законодательстве, регулирующем исполнение наказаний, должны осуществляться с учетом международных доку-мспгои, устанавливающих правила обращения с осужденными.

6. Создание единой отрасли уголовно-исполнительного законодательства должно быть осуществлено на основе общей для исполнения всех наказаний концепции.

В данной работе обращается внимание на качественное отличие уголовно-исполии'І слыюго права от исправительно-трудового права, которое можно установить, лишь выяснив, что же находится в основе обеих отраслей права, каковы исходные пункты в соответствующих им системах понятий. Для этого предпринята попытка определиться с тем, что же янлястся главным, существенным в деятель-

10

ПРЕДИСЛОВИЕ

нести органов и учреждений исполнения наказаний. Представляется, что в основе уголовно-исполнительного права должен быть проверенный практикой результат познания деятельности органов и учреждений исполнения наказаний по осуществлению правоограниче-ний, свойственных наказанию как мере государственного принуждения.

Поставив перед собой задачу исследовать уголовно-исполни-тельную деятельность как основное направление деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, автор склоняется к мысли, что для полного, всеобъемлющего представления о многофункциональной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, очевидно, необходимо их комплексное исследование, которое далеко выйдет за пределы исключительно правового познания реализации кары, за рамки предмета уголовно-исполнительного права. Поэтому, ясно осознавая, что в одной монографии вряд ли возможно досконально рассмотреть все аспекты деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, автор сосредоточил свое внимание на проблеме исполнения наказаний как таковой, решив выяснить сущность уголовно-исполнительной деятельности, что и предопределило В?гутреннюю структуру исследования, его принципиальную композицию, обусловленную рассматриваемой плоскостью вопросов.

В настоящей работе предпринята довольно скромная по объему и глубине анализа попытка в какой-то степени содействовать тому, чтобы осветить одно из направлений деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Следовательно, имея направленность на решение ключевых вопросов исполнения наказаний, монография не претендует на всеобъемлющее решение многочисленных проблем органов и учреждений исполнения наказаний. В данной работе де-нается лишь «срез» в деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, высвечивается плоскость исполнения наказания, так < казать, в «чистом» виде, освобожденная от несвойственных ей на-пиастований, привнесенных за десятилетия существования исправи-І гдьно-трудового права. Этим научным исследованиям закладыва-І'ІІся основы теории истинного уголовно-исполнительного права, І «чорое не только по форме, но и по содержанию должно быть отії пчно от исправительно-трудового права.

Проведенное исследование следует рассматривать всего лишь І .Ік попытку автора внести свой посильный вклад в разработку ак-І \ ильных и пока еще слабо изученных вопросов теории исполнения наказаний. При этом из-за ограниченного объема работы и задан-н остью уголовно-исполнительным срезом рассмотрения изучаемых проблем автору в ряде случаев пришлось уклониться от вступления в чіскуссию по некоторым, представляющим безусловный научный интерес вопросам деятельности уголовно-исполнительной системи, .І Іакже принять как данность разработки проблем, которые ранее нашли свое подробное освещение на страницах юридической лите-

11

воотношении. «**       й правовых асі    ^ателеи

вгЗзяЗ^їЗй

работа н^^орьге ^ДТяГ*енйЯ, вьіска^ан^ ^  ^

гняымиусн.^     удастся ^? исполнения наказд    зра. оТра<^ о^ и уяР^^у  наметшшсь в св*з __ „л^тя орі «о    —отя. котор^      ^рава.

«Главная цель юридических наказаний -возмездие (или воздаяние), а главная цель педагогических наказаний - исправление». (Фармановский В.И. Методика школьной дисциплины. Изд. 5-е. -Одесса, 1913. -С.83)

РАЗДЕЛ I ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

1.1. ГЛАВА 1.  ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ НАУКИ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА.

В настоящее время в соответствии с Указом Президента Украины «О комплексной целевой программе борьбы с преступностью на 1996-2000 годы» возникла необходимость разработки Проекта Уго-ловно-исполнителъного кодекса. Для науки исправительно-трудового права, имеющей предметом исправительно-трудовое законодательство, эта задача образовалась как новая масштабная проблемная ситуация, вызывающая необходимость реконструкции наличных познавательных форм и методов  отражения действительности -Практики исполнения всех наказаний. Самосрбой разумеется, что в основе Уг^ловно-и^по^гяительного ^шД6^іxа_должш^^ШИЯи^1ся.. определенная концепция, отражающая изменения в понятийном аппарате уголовно~-йсполн^зт^ан?гомпр'ава по сравнению с исправитель-] ио-трудовьш^правом.  Таіка?"к^нцепция~ииеєг~своим предназначением предШжШъ^аконодателю вполне определенные ориентиры для создания нормативного акта специфического содержания, который основывается на привлечении и внедрении научных достижений теории уголовно-исполнительного права. В итоге данная концепция должна представлять совокупность_рснрврполагающих разработок, Содержательно согласованных положений, определяющих цель, за-[днчи, принципы уголовно-исполнительного законодательства и дея-|тельности^органов и учреадений^исполнения наказаний, нанравле-шя этой деятельности^а также средства исполнения наказаний; ука Іать пути реорганизации уголовно-исполнительной системы.

Будущий Уголовно-^аголнительньпТкодекс Украины, как пред-сгйвляется, призван адекватно отразить объективную действительность исполнения наказаний, воспринять новые на сегодняшний пень представления о применении кары и быть воплощением концептуальных идей относительно исполнения наказаний, которые,

7

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВ, иуц

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАнпл__________

были выработаны в отечественном и зарубежном Вполне понятно, что данные задачи с позиций и трудового права вряд ли возможно решить иі-за ограни'га присущих, ему представлений о необходимости теоретическої о «Век нования исполнения только наказаний, соединенных с мерами иі-правительно-трудового воздействия. Поскольку Уголовно-испонни-тельный кодекс должбн_будет регулиро]ватьис11олнение всех накаш-ний, то концепций исправительно-трудового воздействиТстановится ' неприемлемой применительно к большинству из них. К процессу ио полнения тех наказаний, где исправительно-трудовое воздействие излишне, нецелесообразно, приспособить действующий Исправительно-трудовой кодекс невозможно путем внесения в него паллиативных изменений, прибегая к суброгации или же предпринимая попытки расширительно толковать концепцию исправительно-трудового воздействия. Очевидно, в настоящее время относительно законодательства, регулирующего исполнение наказаний, необходимо исходить из того, что «закон, не соответствующий характеру новых общественных отношений, надо не «подправлять» путем того или иного истолкования его смысла отдельными субъектами права, а отменять или изменять в порядке, установленном для законодательной деятельности» [I]1.

В процессе образования уголовно-исполнительного права, с одной стороны, все более очевидными становятся ограниченность и относительность прежних теоретических представлений исправительно-трудового права, неприемлемость концепции исправительно-трудового воздействия применительно к исполнению всех наказаний, а с другой стороны, появляется необходимость в рассмотрении заново теории наказания и возникает потребность в переходе к дискурсивному мышлению, позволяющему уточнить научные позиции, преодолеть консервативные и догматические воззрения, пересмотреть устаревшую теорию исправителъно-трудового права, ставшую на пути истинного познания деятельности органов и учреждений исполнения наказ аний, создать (при условии сохранения и дальнет шего развития объективно-истинного содержания некоторых пов ^ тий исправительно-трудового права) понятийный аппарат утоло. но-исполнительного права, заменив идеи исправительно-трудового !    права более адекватными аналогами действительности. Из этого следует, что необходимость создания уголовно-исполнительного законодательства требует отказа от ряда общепринятых понятий и

І1

І'Щ Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса /вопросы теории ипрактики/.-М -Ю{ид, лит , 19Т1.-С.53.

стабильными

_____ п__ ——— ——•±-.*^.жх*чллмжч-ц<Іуд,иш>Ім правом; 2)_срздать понятийный аппарат теории уголовно-исполнительного права; 3) привести в систему понятия о деятедьности^орТанов' и учреждений исполнения наказаний; 4) применить определённые методы познания этой деятельности. Все это означает неооходимость создания собственно науки уголовно-исполнительного права. Из этого, в свою очередь, следует, что наука уголовно-исполнительного права может состояться при осознании общих понятий исполнения наказаний и разработке их теоретических основ.

Как представляется, научные исследования в складывающейся отрасли уголовно-исполнительного права прежде всего должны быть фундаментальными, с тем чтобы на их основе можно было бы развернуть прикладные исследования отдельных конкретных проблем деятельности органов и учреждений исполнения наказаний и выработать теоретически обоснованные рекомендации для совершенствования уголовно-исполнительной деятельности. Имеющиеся на этот счет публикации свидетельствуют, что наукой угодовно-исподнительного права уже положено начало целенаправленному

процессу активного отражения закономерностей деят нов и учреждений исполнения наказаний и

;и орга-

_____________ ——— .- ——————— ... а.  ~,м.у   лаы   дшмиЖНОСТЬ

Срисовать предмет исследования, разработать систему понятий, "огветствующих этому предмету, установить

цель,

ин-

ІІІчты деятельности по исполнению  наказании,  определить  ее • • руктурные элементы, охарактеризовать существующие между ш связи.

_

в^е^драx:^[с^Г?авительно-трудового пра-

сак абстрактная возможность возникноветия нового знания. Од-о, превращение абстрактной возможности в конкретную, яв-щуюся всегда реальной, может быть лишь при стечении ряда ективных и субъективных факторов, по мере создания соответст-Іцих условий. В науке огромную роль в превращении возможно-| в действительность играет субъективный фактор. Вполне понят-чи> представители педагогического направления, привлеченные ''•••'•• ^"- нового уголовно-исподнительного~законодательства, риложат все усилия для того, чтобы задержать рнчви-сла гельной для них объективно-необходимой возможіюсти VI оловно-исполнительного права на принципиально отли-11ІІХСЯ от исправительно-трудового права началах.

16

14

,сн

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ_________

Если судить по имеющимся публикациям, то напрашин вывод, что представители педагогического направления, занимающие господствующие позиции в исправительно-трудовом праве, кик правило, не ставят перед собой цели создания новой теории исполнения наказаний и. более того, они нетерпимы к созданию теорий, выходящих за пределы существующей парадигмы.

Надо сказать, что одним из существенных обстоятельств, гао-собных  оказать  влияние на  формирующееся уголовно^исполни-тельное законодательство, является научная зрелость ученых, иссле-ДУЮШИХ проблемы исполнения наказаний, их способность осуществить научную разработку фундаментальных проблем уголовно-ишолнителъного права, обосновать необходимость осуществления уголовно-ишолнителъной деятельности на определенных исходных началах, подкрепляемых и развиваемых правовыми средствами. Проведенные в последние годы научно- практические конференции и научно-теоретические семинары, отражающие процесс дифференциации и специализации знаний в такой отрасли, как исправительно-трудовое право, дают определенную пищу для размышлений в связи с возникшим информационным барьером между учеными, исследующими разные направления деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Можно утверждать, что в то время, когда перед наукой угодовно-исполнитсльного права стоит задача оказания реалънои~поНОщи в решении практических И теоретических проблем уголовно-исполнительного права как отрасли права, развитие теории идет главным образом в экстенсивном направ ле-нии; проблемы растут «вширь»: на место исправительно-трудового права пытаются поставить пенитенциарное право, исправление и   ^ перевоспитание заменить <фесоіщализацией», а мНбниТученых, изучающих те или иные стороны деятельности органов и учреждений исполнения наказаний скорее расходятся, чем содижаются, так как кажпы,^ отстаивает св°и ДозицІШ. Причина подобных разногласий главным образом связана с тем. что при теоретической разработке "целей, задач и принципов ишшшения наказании Нередко игнорируются аксиоматические положения теории исполнения наказаний. При этом, тот или иной исследователь, взявшись за изучение конкретных вопросов исполнения наказаний, неизбежно продолжает наталкиваться на  фундаментальные методологические проблемы науки уголовно-исполнительного права. Поскольку они выступают на первоначальном этапе исследования в скрытом своем выражении, постольку решение конкретных вопросов исполнения наказаний кажется от них не зависящим, требующим лишь уточнения эмпирических данных. 16

__________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА Теоретическая, методологическая беззаботность иногда сказывается и в подходе к решению некоторых чисто прикладных задач уголовно-исполнительного права. Она проявляется прежде всего в попытках некритического применения в практических целях научно необоснованных методологических средств. Те, кто предпринимает подобного рода попытки, зачастую спекулируют на необходимости теснее связывать угодовно-исполнительное право с педагогикой. Расхождения во взглядах не только по частным вопросам, но и по концептуальным основам теории исполнения наказаний, оказываются столь существенными, что говорить о решении проблем, которые пытаются «реципиировать» из исправительно-трудового права в угодовно-исподнительное, еще рано. Так, ответы на традиционные вопросы о целях и принципах истлнения наказаний в юридической литературе столь различны, что исчерпывают все возможные в разумных пределах варианты. Даже вопрос о предмете угодовно-нсподнитедьного права в границах научного спора остается все еще окончательно не решенным,  хотя вопрос  о предмете угодовно-исполнительного права относится к числу ключевых проблем науки угпловно-исполнительного права.

Отличительной чертой настоящего этапа становления уголовно-исполнительного права, характеризующегося как момент возникновения новой теории, является необходимость доказательства І ого, что в последнее время исправительно-трудовое право находит-І я на стадии экстраординарной науки, то есть науки, оказавшейся в І истоянии глубокого кризиса, выход из котороґ" —• —~

ПУТЄМ ОЄВОЛТОІІИГЮТ""'   «<«———-^^    ***

__ _ —— -    -~~-1*?' <ЛМ>ХІ і \

и* с еще находится концепция исправления иІй^Ждспитания осуж-,и-нных, которая в прошлом, которое уже принадлежит истории, рассматривалась как составная часть теории и практики коммуни-< І ического воспитания трудящихся.

Ознакомление с публикациями представителей реликтового исправительно-трудового права свидетельствует, что наука исправи-п-'Іьно-трудового права в Украине действительно находится в глу-ьоком кризисе, который к тому же еще более углубляется предложениями организовать работу с осужденными на основе медико-религиозной терминологии, с тем, чтобы создать в местах лишения слободы «отделения диагностики», «социальной терапии», то осп, применив к осужденным клинический подход (Г.А.Радов) и преирн-гив  сотрудников учреждений исполнения наказаний во   •••    см-интслейдуш» (А.В.Беца), одной из оа45вЖК~оВяЧШШВсТЯ1 Ті      \Г> (кстати, эта обязанность должна быту закотЬй&т'бль'кЙ МкііІ      ІІіІ)

"'

і__

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ_______________

будет «пользоваться совместно с осужденными услугами >. ш ншоЦр (Г.А.Радов). Наряд;? с этим, указанные авторы считают вочможммм превратить исправительно-трудовые учреждения в центры покнииия (А.В.Беца), а наказание, вопреки научным разработкам в уголовном праве, предлагают рассматривать как зло (Г.А.Радов), или же определить как испытание осужденному, которое ему предоставляется

обществом (В.М.Трубников).

Из этого следует, что при становлении нового знания о деятельности органов и учреждений исполнения наказаний науке угодовно-исполнительного права предстоит разрушить застарелые, рутинные представления об исполнении наказаний, преодолеть многолетнюю инерцию мышления. Уголовно-исполнитепьнос право требует при-ведения категориальной сетки в соответствие с новым уровнем развития науки, разрушения отстающих от~объективного процесса эво-люции стереотипов в научном мышлении. Необходимость осмысления проблем исполнения всех наказаний обнаруживает неизбежность утверждений НОКОГО стиля мышления, непригодность прежних. представлений, выработанных в исправительно-трудовом праве, так как становление теэрии уголовно-исполнительного права не может основываться на простом приспособлении, «дедуцировании» поня-**     тий исправительно-трудового права. Составной частью образования науки уголовно-исполнительного права являются корённые преобразования в понятийном аппарате теории исполнения наказания. Как представляется, в настоящее время категории исправительно-трудового права стали непригодными для объяснения новой ситуации в теории и практике исполнения наказаний. Несостоятельность исправительно-трудового права основывается на направленности в нем знания на внешние по отношению к исполнению наказания направления деятельности органов и учреждений исполнения

наказаний.

Генезис уголовно-исполнительного права опирается не только

на сведения аномально-эмпирического характера о деятельности органов и учреждений исполнения, но требует проникновения в сущность процессов исполнения-отбывания наказаний, углубления в объект исследования, выделения различных его уровней, отграничения от других более глубинных направлений деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Появление__ціодовно-исполни-тельного права открывает новый пласт в сложнейшей, многообразной системе правосознания примененшГмер государственного при-II    нуждения. Еще раз следует подчеркнуть, что для периода становле-|'              ния  уголовно-исполнительного   права  должно   быть   характерно •               осуществление фундаментальных теоретических разработок, позво-

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

ляющих описывать и объяснять собственно деятельность по исполнению наказаний, оказавшуюся как бы вьшесенной за скобки прежних научных исследований. Новая фундаментальная теоретическая система взглядов на исполнение няказаниигїозволяет не толькїготмежеваться от старой теории ис^^а?ит^лъ|ю^т^^у^др^врго^права> но и приводит к^зменению содержания многих прежних понятий и пред-ставленийГспособна, как представляется, оказать влияние на правосознание субъектов и участников деятельности по исполнению наказаний.

Однако,  можно  ли утверждать,  что  теория исправительно-трудового права была целиком ложной? Видимо, это, все-таки, был определенный этап развития знаний об исполнении наказаний. В исправительно-трудовом праве были положения, которые оказались неверными и от которых приходится отказываться, но есть положения и результаты, которые сохранили свое значение и в преобразованном виде могут быть включены в совокупность понятий уголовно-исполнительного права как в корпус  актуального научного знания. Поэтому критические оценки и выводы о несостоятельности исправительно-трудового права далеко еще не означают, что буквально все приведенные в нем теоретические разработки целиком и полностью отбрасываются, поскольку не содержат в себе ничего позитивного. Угояовно-тгсполнитедьное право обязано усвоить все то, что с его позиций было положительного в теории исправительно-трудового права, но, однако, со стремлением к усовершенствованию. УІ'одовш^-исполнительное право - это изменение (по^сравнению с ш правитедьно-трудовым правом) способа видения и прочтения дея-І» иьности органов и учреждений исполнения наказаний, трансф~ор-м.щия наиболее важных понятий, изменение методов решения про-и немы   реализации   кары,   критериев   точности   и _ошьклшия І> .І І сгориадьного аппарата.—————-    -

Уголовно-исполнительное право,   что,  впрочем,  свойственно чтбой новой теории, стремится взять на себя разрешение той СОВОКУПНОСТИ противоречий, которые возникли в недрах исправительно-'цпдового права. Однако, нельзя не видеть, что формируясь в преде-ли ч исправительно-трудового права и первоначально воспроизводя и (І терминологию, уголовно-исполнительное право не может просто Проигнорировать проблемы, решение которых оказалось ненотаож-нмм в границах исправительно-трудового права. Следопа'и >п но, сейчас наука уголовно-исподш^тельндг^)^дра^ва пока еще сод<г ' "' определенные эд^Бме^ггьІ^кш^м^пташиІДЕулс>вого ггрнпл  ни пр. .> н>

Л_(,'МИС КОТОРЫХ И Претендует Н.ОВОЄ ЗНаНИе^об ИСПОЛНСННИ М.ІКІМІШПН Об   ЭТОМ  КраСНОреЧИВО   Свидетельствует  ТеКСТ  ДІІИІІОЙ   |М1'<>||.|.   І   її

18

—-

лнйтейьное виде, придавая им облик под-

своего зрения основные пс

право исследует их как бы в чиненных моментов.

Критика в уголовно-исполнительаом ораве, как активно выраженное отношение в первую очередь к Исправительно-трудовому праву, являясь неизбежным конструктивным фактором, выступает ! способом утверждения и развития качественно Нового знания об ис-:' полнении наказаний. Отрицательное суждение об исправительно-трудовом праве с указанием на его недостатки в ходе становления [науки уголовно-исполнительного права - это необходимая состав-1Яая часть адекватного воссоздания в познании деятеяьности по ис-аению наказаний.

Глубокие противоречия, присущие основополагающим, прин-иальным представлениям и понятиям теории ишравительно-удового права, обусловливают неизбежность введения новой со-ЕЮСТИ идей, методов, концепций, категорий, которые должны кивать деятельность органов и учреждений исполнения накараний, оказываются необходимой предпосылкой для преодоления Существующей проблемной ситуации. «Элиминация оснований сга-1 РОЙ теории, естественно влечет за собой и «распад» теории как сие** и'— Она переводится из актуальной науки в ведомство исторі ауки»[2.-С.122].

__^^у^лов^)-исполнихельног-о^ права основывает! І на пот^ебшйїзаново, ^учетом эффективности деятельности ор| Санов и учреждении исполнения наказаний, понять гносеолої *~   " смысл раздичия^между теорета^^^щдшьіо «исправления:

реально-]

__ . Различие уголовно-исполнительного права и исправительно

рудового права - это непросто

понятий,

а различи^ в со-

' ответствуюпщх подходах в познании деятельности оргадов и учреж-дсиий исполнения наказаний. В уголовно-исшщщгедьном праве

1 [3] Дышпевый П.С., НандьшІ В.М. Материалистическая диалектика и проблема на-умных революций. - К.: Наукова думка, 1981. - С. 107.

системний    її чи ш ит >п> І»   • І •.І <

ПОЗВОЛИМ І  1' І   І і м ч   '    ,11111(1111   її- им ..

ИШрІПМІН'ІИ.НИ   І|Ц  НЧІІІНІ    ІЦІіШ І    (|І< НрІнмІ н ІЦІЦі)   І |Іуц..„....

щки, иифишииирИо ц^дщ^'и  тим» клин)  и  \интцио«имішши телыюмдфйиелви^стн ні їй н Ірин мни І» к коинрчиюму нн шинне '"••••••«иных птичий, щтіщітои, мої один ириішдпі к прйпопоч-

™*"*™*-*:—--..Кннчии   И   ЦСШЧ ШОСТІЇ Д1СНЛЫ10ГО   «ГУШС'ІН   ДСЯ-

І исполнения пака мити    процесса Ц- в угозювно-исполнитсльном пра-

,„.      тіт    ошцил чдкоиомерностях исполнения наказаний, на соопюшсниях"необходнмого и случайного в деятельности |ІЩ1ГучрсждениЙ исполнекия наказаний, нгГтех специфических в-в^ествснных характеристиках! которые обусловливают существование уголовно-исполнительной < -"—"ни Гіознавательнь являются: вопро

— '• 'тдыспеи^., __

——-™« гтспог

ш      __    ііолищельного аа, а изучение аауономерцц^х>... -.                аой су     —""«ж _г   гфлвания науаіания - главная ее задача.

Основанием становления и дальнейшего развития теории ловно-ишолнительного права явЛяСТСЯ Изучение даїтавосги орга-нов и учреждений исполнения наказаний, установление закоиомер-—-""«-ги процесса їісполнения наказаний, что должно ~~    -™«„мох ц понягаях. «Правовые научные ич*,—... * - - ,.                                               >І, которые воспроизводят в мышлении (идеально; оии^—_.,        п> реальных процессов Іфавовой действительности и отношений, существующих в ней, и выражают специфически правовую качественную _, определенность данных процессов и явлений» [4]1,

ИСХР^ІЬІС поніїтия уголовво-исполнительного права призваны ——— «-лттность процесса исполнения-отбывания наказания. Следусі «ч,г—    ~™" ""^ создании уго-ловно-исподлительного права, как и при сгопи^»_ и других научных теорий, «новые понятия возникают и развиваются не произвольно, а под влиянием необходимости революционного разрешения противоречий, появляющихся со временем между устаревшими зна-

1 [4] Васильев Л.М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки сис-:мы категорий теории права. -М.І Юрид лит.. 1976.-С.57.

пнями и новыми данными научно-теоретической и практической! деятельности» [5]1.    [ Принципиально важно, чтобы теория уголовно-ишолнитель-ного права истолковывала свои понятия не просто как результат формальных определений исполнения наказаний, а рассматривала •)ти понятия как инструмент теоретического познания. Знания о деятельности органов и учреждений исполнения наказаний носят объективный характер и развиваются в направлении все более полного и глубокого отражения наукой уголовно-ишолнителъного права практики исполнения наказаний как правовой действительности. Трансформация исправительно-трудового права^в науку уго-

I яовно-йсиолнигельного права возможна, как представляется, в трех

' —•)оятных нотгат-

Іавитедьно-трудовьіх» понятий;

3) существенного переосмысления системы категорий и поня-характерных для исправительно-трудового права, с введением в тучный оборот новых понятий с соответствующей семантикой. В соответствии с методологией науки, в том случае, когда речь • о семантической трансформации понятий, то только первая и _ья разновидности указанных преобразований непосредственно шя'шны с концептуальной революцией [б]2.

1     Проведенный сравнительный анализ показывает, что не первый І не третий, а исключительно второй вариант был осуществлен при •снращешш исправительно-трудового права в уголовно-исполни-І.ІІ,мое в Российской Федерации, поскольку в Уголовно-ишолни-ІПІ.ком кодексе путем рецепции была существенно расширена сфера Імснения категории «исправление», являющейся центральным Нятием исправительно-трудового права. Теперь исправление осу-епных рассматривается как генеральная линия законодательства исполнении всех наказаний [7]3. Следовательно, при создании оловно-исполнительного кодекса Российской Федерации в науке Іловно-исполнительного права России концептуальная револю-і не произошла и в настоящее время по своему содержанию это,

I (А) Климов А.Я. Диалектика практики и познания. - М.: Высш. шк., 1991. - С.134. 1 |А| Трифонова М.К. Современная научная революция. - Киев - Одесса: Вища шк., ІІМ7    ('.74.

1 |/| Комментарий к Уголовно-исполнитеяьному кодексу Российской Федерации /ДІІнсІимков В.М., Артамонов В.П., Базунов В.В. и др. /Под ред. А.И.Зубком*. М.: и.„|,|,.| М Норма, 1997.-С.2.

темы

09

.

-—

„оавйтельно-трудо^ ^^.отбывания нда»—~

_________ ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕПЬНОГО ПРАВА вание социально-педагогической деятельности, ресоциализации осужденных, поскольку это область исправительной педагогики и исправительной психологии.

Уголовно -исполнительное право - это наука, аккумулирующая теоретико-методологические знания о деятельности органо.в и'учре-ждений исполнения наказании и играющая роль специальной методологии к другим научным дисциплинам, таким как исправительная психология, исправительная педагогика и др. «Как покаГзьтает опыт развития науки, во всякой значительной научно-теоретической концепции методологические моменты органически сливаются с предметно-содержательными» [9]1. При этом системообразуюшие принципы науки уголовно-исполнителъного права имеют значение прямых научных оснований, определяющие исходные позиции теоретического понимания проблем исполнения наказаний.

С появлением угрддвнолсподнитедьного права должно про-шойти окончательное выделение из исправительно-трудового права нескольких научных дисциплин со своими объектаШТазучения, исследовательскими задачами, системой методологических средств, такихГнапрймер^как уголовно-испо^лнительное право, исправительная педагогика, исправительная "психология," организация труда ос~уждешплх71к6торые, обособившись, в состоянии преододетъ~т1УУд-и противоречия <<материнской»

кой

——

теории    тедьно-трудового права. Имея каждое свою систему идей, понятий, пред-

' ставлений и концепций, указанные направления научных исследований, по сути, способны разрешить конфликтную ситуацию, изна-

! чально заложенную в исправительно-трудовом праве и должны Перестать конкурировать между собой. Таким образом, происходит

[разъединение аномального конгломерата в виде соединения кары с

•справительно-трудовым воздействием. В результате в предмет об-^нчовавшнхся теорий ^ включ^й^я^исследова^ше отдельных направ-І (сі Іий деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. '' "горые получают в соответствующих научных дисциплинах интерпретацию с позиций присущих им идей и представлении, что приво-'ІІгг к изучению разных «срезов» и «уровней» деятельности органов 1 1 учреждений исполнения наказаний.

Формирование системы знаний, составляющих науку уголовно-ІІІ полнительного права, основывается на выходе познания за предс-ІІІ.І исправительно-трудового «среза» деятельности ИТУ с такой

< исцифической субстанцией, как «исправление и перевоспитание», в

| Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. -  М.: Пнук», 10!Н

деда

1998г-

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛ&

К^да^52^Ь 2^^^^Ш55^ї!!^^Г-об5сІІовлено

ОСЙОВЄ

*-=3?я«=-=гг

На!!^  не УТвеР^І^Гправа на смЄ!

^

' І/щако, такой подход представляется односторонним, так: смственность в праве - это проявление непрерывности в закояо-І ворчестве, в развитии правовой науки. На самом же деле диалектика  процесса  развития,  как перехода  из   одного  качественного состояния в другое, более совершенное, выражается в единстве прерывности и непрерывности. Абсолютизировать преемственность в праве - это подчеркивать органическую связь между исправительно-трудовым и уголовно-исполнительньш правом; ставить в заранее определенные рамки возможные изменения одного в другое; рассматривать образование уголовно-исполнительного законодательства как внесение однородных поправок в действующий НТК; считать, что трансформация законодательства, регулирующего испол-наказаний, не может выйти за границы определенной сово-іости существенных признаков, свойств, особенностей, обра-щих его качество; и, наконец, утверждать, что положения, вос-инятые из коммунистического прошлого должны быть сохранены ак основа уголовно-исполнительного права, а новое уголовно-[олнительное законодательство необходимо низвести не более, к изменениям, вносимым в действующее исправительно-трудо-законодательство. Реформизм в исправительно-трудовом праве нован на одностороннем преувеличении преемственности, непре-вности, постепенности трансформации исправительно-трудового ива в уголовно-исполнительное, из чего делаются выводы о том, 'о исправительно-трудовое право «врастет» в уголовно-исполни-ное без каких-либо концептуальных революций, путем посте-ного накопления уголовно-исполнительных элементов, путем из-Іения и дополнения действующего исправительно-трудового за-нодательства. Между тем, развитие представлений об исполнении кшаний, нашедших свое отражение в системе понятий, образую-х как науку, так и отрасль уголовно-исполнительного права, -не только известная преемственность, но одновременно и несо-меримость понятий уголовно-исполнительного права и исправи-и.но-трудового права, как проявление прерывности, отрицания сжнего подхода к познанию и регулированию исполнения наказаний. •оловно-исполнительное   право   характеризуется   качественным собразованием, скачкообразным переходом от одной системы

Гой, что связано с преобраю-

иии 66^ исполнении наказа

иниями в понятийном аппарате теории исполнения наказаний, оп-усДсЛяёмых как концептуальная революция. А «в условиях концск-туялыгой революции преемственность в развитии знания ны|)а-иснстся наличием исторической и логической:_связи между старыми и «ПЧІІ.ІМИ понятиями, момент же прерывности проявлясіся її кім, чіо

НОВЫе ТСОрІГІИ'КЧ Кін   І нІІІЦІ',1  II І   ф»!    "І      -   І    ......

СТВСННО   «»|  Ш'ІІІІчнЦ   їм    и      и       ІГІ1ІЦІ-   ЦІ     І НИГМУ   І МІ-М '("(НІМІ,   '• "

ЗдсржиниІ» ТІшнм оГіци        Ніні   нтуйШН'М! ' пні»  н мини ІІІ.н ІунІк-І КЯК  ІІООІПЩІІШЙ, М» 11"     чІІІІІІитн   ІнмПпІи  |ШІІй    НреДПОНйГ'МОЩес камсо Інмший ІЖІИІШ В мі ЯАИИІМГ 1»н Ін ІНІНПІЧ   Нот ЯКйЧІІк Прежде исеї о синчнн с шфиждгнш м ІшйнН критики" \'І     С.7Ї). Следует со-глаиічь с чем, что проішчй ггмйНТИ'ИН'коІ о хнрнктор», появление копий гсрминолоіни, определение І яких шшнтий, кнк Ішкячипие, исполнение ІІйКІішнии, исполнение ппиюворп являются, кнк считает, Л.В.БпІрий-ШихмІшн), снмьшн ІІкІуилІ,нІ>Іми проблемами реформирования уюловшпо и уголоино-исполнительного чаконода-челі^счиа III]1. Еще большую остроту приобретает эта проблема в условиях, концептуальной революции, характеризующейся коренными преобразованиями в понятийном аппарате теории исполнения наказании, которые отражают появление новой системы знаний о реализации кары. «Революционное образование качественно нового уровня научной системы знание происходит тогда, когда познавательная активность субъекта переходит (при углублении в объект) от сущности первої о порядка к сущности второго порядка и т.д.» [3. - С.1І5]. Логика развития научного знания неизбежно приводит к тому, что объектом пристального внимания в науке уголовно-игаолнительного права должно быть выяснение сущности исполнения наказания. Надо сказать, что первые шаги по созданию науки уголовно-ишолнитгльного права были предприняты тогда, когда от прежних определений, констатирующих, что исполнение наказания - это реализация кары, в ряде научных публикаций было сделано углубление в объект деятельности органов и учреждений исполнения наказаний посредством структурно-функционального анализа, системного подхода при характеристике реаїшзации кары как основного на-правлеїшя деятельности органов и учреждений исполнения наказаний.

Как представляется, в настоящее время формирующаяся наука уголовнсьйсполнительного права имеет возможность в некотором смысле опдкжать практику исполнения наказаний. Возможность такого опережения обусловлена наличием накопленного запаса эм-шфичссТШГдШШЫХ ИД Практики деятельностаГорганов и учреждений исполнения накатний, свидетельствующих о выработанности науки исправительно-чрудового права, невозможности применения преж-

1 [11]Багрій-Шахматои Л.В. Про вдосконалення законодавства кримінального профілю та практики виконання кримінально-Ітравових заходів в Україні II Правова держава Україна: проблеми, перспективи розвитку. Короткі тези доповідей та наукових повідомлень республіканськоїкауково-практичдої конференції 9-11 лисгопадаЛ995 р.-Харків: Нац.. юрид. академія України, 1995. тС-549-, • •• ' 3/г >^О-і-^ і$С 'її?") Л*\.

* .,& '*-,„ •*<•<* Л     ОсЪСГ»^ І       ' '    Г   С         , V,

РІЛ Апатш» р. - Ц.113].

Поскольку функции, цели, средства, принципы деятельности ор-

!анов и учреждений исполнения наказаний объективно заложены и сально воплощены в основу процесса исполнения наказания, аб-орбированы в нем, то представителям науки уголовно-исполни-ІГельного права нет необходимости погружаться в мир научных аб-мракций, чистых идей для того, чтобы «придумать» те или иные

•оложения, характеризующие деятельность органов и учреждений

•шолнения наказаний. Наука угодовно-исполнитедьного права на |сповании сравнения проверенных практикой исподнения~накаіа~ РЩ теоретических положений исправительно-трудового права с са-|ой деятельностью "органов" и учреждении йсп5днеїтя~наказаний, юляет осуществить познаїдїе йра?6охранитедьной деятельности |ік главного направления в деятедьности~органов и учреждений ис-

••'•'——• '    Гвнимание на закономерности, при-

ЯЙЧеНТТЙ     гвпй^г"'»'-""--" =•-

права з более полію

ПО ИСПОШІСИп.

Ідаей оргшої ну^ІІцІ   ... _. ния только реальной, конкретной возможности, станцией деятепшоети правоохранительной деятельности о^.. учреждений исполнения наказаний. Цель исполнения наказания ределяет теорию уголовно-исполнительного права, которая используется, в свою очередь, как средство отражения и обоснования этой цели. При этом «характер цели прямо определяет характер той теории, которая может быть использована в качестве средства ее достижения» НІ]1.

В связи с изложенным, в основе подготовки Проекта Уголовно-олнительного кодекса должен быть положен определенный спо-"пкимания решения задач, стоящих перед органами и учрежде-—~««   ттоисутствоватъ ведущий замысел,

—~«ї-пггего ИСПОЛНЄ-

вязи с изложенным,

тельного кодекса должен быть положен оп имания решения задач, стоящих перед органами и учреждениями исполнения наказаний, присутствовать ведущий замысел, взглядов, то есть создана концепция исполнеении имеет глубока

ИСиили.,.. -._

соб понимания решения задач, ^~._,

ниями исполнения наказаний, присутствовать ведущей __ разработана система взглядов, то есть создана концепция исполнения наказаний. Важное значение в этом отношении имеет глубокая разработка актуальных проблем науки уголовно-исполнительного права, в первую очередь подготовка научно-обоснованных рекомендаций по совершенствованию уголовно-исполнительного законодательства и деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Следовательно, уяснение наукой уголовно-исполнительного права основных проблем исполнения наказаний будет содействовать подготовке, становлению и совершенствованию уголовно-исполнительного законодаїсльства.

Несколько лег назад, подчеркивая необходимость разработки теоретических проблем уголовво-исполнительного права для обес-! печения по;іготовки Уголовно-исполнительного кодекса, И.В.Шмаров, • обрисовал круї  проблем науки уголовно-исполнительного права, отнеся к ним прежде всего предмет правового регулирования исполнения наказаний, теорию уголовно-исполнительных правоотношений и их субьсктов, правовое положение лиц, отбывающих наказание, установление системы исправительных учреждений, классификацию осужденных, правовое регулирование режима исполнения (отбывания) наказания, реі-улирование труда осужденных [ІЗ]2.

нк система. - Новосибирск. Наука,

Наука уголовно-исполнительного права в настоящее время находится на этапе формирования. «Но критерий формирования любой науки общий: определение предмета исследования, выработка понятий, соответствующих этому предмету, установление фундаментального закона, присущего этому предмету открытие принципа или создание теории, позволяющих объяснять множество фактов» [14]1. Формирование и успешное развитие науки уголовно-исполнительного права, как представляется, будет зависеть от определения ее объекта и предмета. «Под объектом понимается все то, что познается, поскольку оно еще не познано и лежит за пределами знания, те, относящиеся сюда явления и процессы, отдельные их стороны! которые уже известны и зафиксированы в той или иной форме зна-б ний, но, естественно, подлежат дальнейшему исследованию, являют-! І я предметом науки. Предмет вытекает из объекта, обусловлен им» [15]2.' | При_определении предмета уголовно-исполнительного права Ішіт^яет^гі^і^^^    И уч-реждений исполііе^ния_наказаний, как она осуществляется, каковы формы уголовно-ишрлнительной системьїркакТна функционирует и какую роль играет в^жизни общества. Предмет исследования в науке \ І одовно-исполиитедьного права - это деятельность по исполнению наказаний  как   однаІІз^^гдр^н^отаиЧающеНСЯ  МНОГОфункцио-Іг.тльїгостью деятельности органовТГучреждении исполнения нака-І.Іиии. зафиксированная в понятиях тебршцт'сябвно-исполнитедь-пого права, «цели понимать предмет науки как систему ее оазисных понятий, то необходима специальная категория для фиксации объ-(к І ивной основы предмета науки. Предмет делает как бы срез в объ-< к І е, вычленяя и фиксируя качественно специфический тип отношений» [12.-С.67р.

1 [14] Кедров Б., Спиркин А. Наука//Философская энциклопедия. (Гл. ред. Ф.В.Кон-(чинтинов -М.:Сов. энциклопедия, 1960 -С.563.

2 [ 15] Данышш ИЛ. Введение в криминологическую науку. - Харьков: Право, 1998 -г 11

1 Примечание. Следует обратить внимание на то, что в разных диссертационных ис-

І 'к дованиях авторы, разрабатывавшие проблемы исправительно-трудового права, пре-

< и дуя каждый свои цели, по-разному определили объект и предмет конкретного иссяе-

дниания. Так, по мнению МХ Гельдибаева, объектом его исследования являются

|||||.|»оотношевия, возникающие в процессе исполнения предварительно заключения пол

ІгІІшжу в следственных изоляторах, а также правовое регулирование деятельности мест

предварительного заключения, а предмет исследования - это личность заключенных

1ю ( стражу, а также порядок и условия деятельности СИЗО [16] Гельдибаев М.Х. Ис-

1|м> гнение меры пресечения в виде предварительного заключения под стражу в слсдст-

| кгнных изоляторах. Автореф. дне... канд. юрид. наук. 12.00.08 / Научи.-исслгдоь  ин-І

М НД России. - М , 1993 - С.5.

В И Горобцов в качестве объекта своего исследования определяет «правовое прииуж-цшше в отношении лиц, пребывающих в режиме судимости после отбытия ими ІІмсаІ*-

ІІИЯ     В     ВИДЄ    ЛИШеНИЯ     свободы».     При     ЭТОМ     Предметом     ИССЛСДІШНПИИ     ИНЛЯГПШ

международно-правовые документы в области соблюдения прав человека, отсчоїчіюп

30

т^^?даі=гг-=?=- —--

.    я                    » «пв объектом                       зн                              даеня, В.Яко.ле»» ну«и  - Д „Ро«Т исподаен^ и да            ^^Гизменения

-

всеросси.

Ц201 Васильев л-З.-С. 12.

________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

уголовно-исполнительньши правоотношениями.   «Деятельность   й общественные отношения составляют единое целое, развивающеес: по закону тождества противоположностей; однако в этом единств^ деятельность выступает как основа, а общественные отношения как| имманентная ей форма» [21]1.

На основе социологического анализа сущности исполнения наказания можно сделать вывод, что категории деятельности по исполнению наказания и уголовно-исполнительного правоотношения имеют точки соприкосновения, а по ряду моментов и совпадают, так как деятельность по исполнению наказаний выступает как активный, универсальный способ преобразования действительности-практики реализации правоограничений, свойственных наказаниям, приспособления ее цели кары. Когда же речь идет о конкретных формах уголовно-исполнительной деятельности, в которых субъек-Іьг исполнения и отбывания наказания выражают свое специфиче-

• кое отношение к процессу исполнения-отбывания наказания, кате-

І "рия   уголовно-исполнительного   правоотношения   выходит   на

первый план и приобретает самостоятельное значение. Это позволит

и прикладных исследованиях дать анализ конкретной разновидно-

(ІІІ уголовно-исполнительной деятельности со стороны ее уголовно-

ц< полнительного   правоотношения.   Понятия   уголовно-исполни-

І ьного правоотношения и деятельности по исполнению наказаний

огтределенной мере совпадают, ибо у администрации органов и уч-

•І кдений исполнения наказании нет иного угодовно-исподни-' "-ного правоотношения, кроме уголовно-исполнитедьной дея-и.ности, направленной на реализацию кары. Однако уголовно-шолнительное правоотношение, будучи в^циалектическом един-ТІС и связи с деятельностью по исполнению наказания, обладает "иоштельной самостоятельностью, в силу чего оно не есть реа-І9НЦИЯ кары, как и деятельность по реализации свойственных Метаниям правоограничений не есть уголовно-исполнительное |іи о отношение.

В уголовно-исполнительном праве сущность исполнения нака-т предполагается познать, задействовав категорию деятель-по исполнению наказания, а содержание исполнения конкрет-ннказаний - через категорию уголовно-исполнительное право-Ношение. Однако, в любом случае исполнение наказания, как по-Н'нсмая  действительность,   в   науке  уголовно-ишолнительноїо

I |Л | Кузубова ТС., Мокроносов Г В. Общественные отношения как форма, нмма-шнм деятельности (категориальный анализ) // Методологические проблемы иоцио

ІІІ'ІІгкойтеории: Межвуз. сб.науч. тр./Отв ред. В.П.Фофанов / Новосибирск Но пінії" ун-т, 1984.-С.8.

32

ЇЇЖ2—** -:

тт^лтисМЛе1

ельский пР^^^дасІіиплин. а аою».^о-С.П^

-1ЙЇЇ=-. •????•*-• °ГГДипр- г-№

ем для получения ио    __«... природа

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

свойственных наказаниям. Предметом исследования в науке уголов но-исполнительного права' являегся правоохранительная деятель

НОС!

^    ^        ————— ——————————     ^««а^л/Аі*-

органов и учреждении исполнения наказании, познаваемая прежде" всего с помощью структурно-функционального анализа. В науке уголовно-исполнительного права специфика метода струк-турно-функционального анализа - в неразрывности с объектом деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. «Объект изучения, исследовательская задача, система методологических і средств и последовательность их применения: в своей совокупности '*п>1 ^чют особую познавательнуюГ конструкцию - предмет исследования, одна из центральных ''—~~~~

Наука существует там и постольку, где и поскольку удается постро-

|дъ предмет изучения во всей полноте его основных компонентов»

Ї - С.54]. Деятельность по исполнению наказании, ісакТїредмет ис-

педования в науке уголовно-исполнительного права, имеет глубо-

ую взаимосвязь с теорией уголовно-исполнительного права и при-

Ьсняемыми методами как системой действий с объектом познания.

•Метод является средством приращения и систематизации знаний.

^т метода существенным образом зависит судьба теории, ее пред-

Казательная сила и способность объяснить законы изучаемых про-

""сов» [23]1. В уголовно-исполнительном праве, как и в любой дру-

і науке, применяемые методы являются способами познания,

злсдования, представляют собой систему действий, образующих

Фактическую и теоретическую деятельность. Таким образом, «необ-

^димость широкого деятельностного подхода к методологии дик-

втся и самим понятием метода как важного компонента содержа-

я деятельности» [24]2. Применение для познания деятельности ор-

ІІІов и учреждений исполнения наказаний тех или иных методов

вювывается на определенных теоретических предпосылках, служит

"Некотором смысле инструментом углубления знаний о процессах

Волнения-отбывания наказаний, приводит к предметной фикса-

Ц объекта деятельности по исполнению наказаний. С другой сто-

м, применение в уголовно-исполнительном праве перечисленных

Ще методов, в свою очередь, позволяет придти к новым теоретиче-

"М обобщениям и представлениям о деятельности органов и учре-

ший исполнения наказаний, что является отправным пунктом для

Ресмотра накопленного наукой исправительно-трудового права

I ' 1| Катшцев Г.С. Неисчерпаемые возможности и границы применимости категории

ІІМІОСТИ //Деятельность: теории, методология, проблемы/Сост. Касовий Н.Т, • М )!•• нпиадат, 1990.-С.59.

"'   * |24| Наливайко Н.В. Гносеологические и методологические основы научной дай 1*41 ииоти. - Новосибирск- Наука, 1990. -С.62.

34

....

" '   '*'      '    „ „,„ ч. и.НИ И"

« " "і""""" '"'„и н.инимиИ « "" иыжй,ини инк"""""   '   ..,.., -.«піч

.

.оо.Т.1»

уі    «да Угодам                    реала-

и

^ ^

В.И ,

- "

ВВЕДШИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЪНОГО ПРАВА

_________________________________________^--— -- — -    —   лл*   ІГЦЛЛ

исполнительного права в качестве фундаментального закона1 выступает ТТОТТП-яґРтгар г. -г-л»^   ™^« - ——--

... _ „_ _~**,~ ч>упдагяьпІального закона1 выступает положение о том, что в правоохранительной деятельности,

Осуществляемой опгянам» т» тггт~=.~~.-———- —

_ „г —— ^^^^Іач^ииииі ДСЯ'ГеЛЬНОСТИ,

осуществляемой органами и учреждениями исполнения наказаний.

Неизбежной япттаетгчг-поаттт'""'-- ——— -

_, .._,.__.„„,— ^^идламп и. учреждениями исполнения нэкг неизбежной является реализация кары, исполнения наказания.

Поставленное Я  неитп  ггпггспчт™.-.— - ——

^.__—^^„ «.чуді, .ишілішсішя наказания. Поставленное в центр понятийного ряда, «исполнение наказа-

І   В   ТПЯТТИТГЯУ   П*'ТЧГ*ПГ^**ГГТЛ  г"*-™-™ — —

____.„.^^ААЛ.^ІАЖАЧ^   хїСІЛД^Н.""

оловно-исполнительного права выступает свое-

Ґ»\(Г    ТТГГ^Г» ття.»»-        — •— -

А      — —    ———. — »^ л_ч«-^і     ^*ХЮ^™

метром, шкалой отсчета для разработкй~научного

ТТПТТТ* ТТ/»ТТЛ ттг-гл. .ж .— ————-    "

______л ._.-,.--„, ^^У^ХУ/Г^ цц.пыа для разраоотки научного аппарата концепции исполнения наказаний как системы взглядов на процесс реализации капы в тте«тап«ї«'-т ———— — -——

____^—****, ^ил ьпысаин ВЛУІЯДОВ НЭ

процесс реализации кары в деятельности органов и учреждений ис-

ПОЛНЄНИЯ  НЯТСЯІЯНТІ»    Г'тгдгг^^™-———    =~———————————

— ^  -г -«>и,^іітігі ч^-

дедовательно, центральной категорией, ос-

•ПОЛЯ   »тлчтт«—   -—— - ——

______________,,.__.___^„, ъ^шуальпаа лагегорией, Ос-новополагающим понятием науки уголовно-исполнительного права

Следует ПВИЗНаТтГ«іїгтгпттІІ*чггт«> тг«г.«~————-    ^

___________________________________    ,,———   ^-  ——————'^х«-Ц

следует признать «исполнение наказания», а к

.__^,ц ^„ы^ю^тиал. наказанию правоограничении : отнести принцип неотвратимости исполнения наказании.

ЛшользоВаНИе   В   ЧГОЛакап-їхіїпптт^^ *•——-   —^^"^

__________ --•_•—'''ц^цц;щцітаіьцим праве в качестве центральной, основной категории «исполнение наказания» и будет шаменовать сойой т>р«г.тплттт^г,ттт»« — — -

_________________.. _ .. ..._, ,^«ц^лсцдто яаказания» И оуде •Інаменовать   собой революционный^ переход  6т~исправитеіьно

ТПУЛОКПГП     гтяво     в-     ст-;/--™-—     ——— — •"

чрудового права к системе знаний

______    -   _-'''''.. -"'"ддд'  ""шлющейся  существенно шьши признаками, адекватно отттаїка^д^щими^собенности системы

ЛСЯТеЛЬНОСТИ Органов И ГЧ-пт-гт-нмй „отт^———-- ——        "^~"

_______________  _-      - ^ г- — ~—!*"ЛЛД~Г

деятельности органов _и учреждений исподн

^    ения наказаний. Данное обусловлено тем, что «наиболее глубокой всеобщей чертой качественных переходов, революций, является именно образование < убстанционального основания новой системы, придающего ей целостность, внутреннее единство и способность к саморазвитию» [3. - С.114]. Вели рассматривать науку уголовно-исполнительного права как некую целостную развивающуюся систему знаний, то период ее становления - это процесс образования качественно нового по сравне-Тю с исправительно-трудовым правом уровня системы понятий о иомене исполнения наказаний с новой сущностной основой, иной убстанцией. Все различия, несходство теории уголовно-исполни-ПІІ.ІІОГО права и исправительно-трудового права предопределены мі нно выбором субстанции, как центральной категории, в которой І Ін редоточены наиболее существенные свойства деятельности орга-

ТНІ и учреждений исполнения наказаний, понятия, являющегося истым для теоретической конструкции, отражающей сущность дея-'М.ІЮСТИ по реализации правоограничении, свойственных накяіа-нім. Таким образом, превращение исправительно-трудового правя \ І оловно-исполнительное - это переход от одной качественной

1 Примечание. Научный закон - это знание, формируемое людьми в понятии», ко и). РІ», однако, имеет свое основание в природе (в объективном бытии). - (27) Филіншф» ниш Інциклопедичеокий словарь. - М.: ИНФРА - М, 1997.-С.162.

36

,,,,,    .ми ЇЙ'11

'

М

'">'",      и."""'"""'

•Іиі:л ...'•••'•*''''''и '

,.,..І й"

„,    п    «Л""'

„І,

ІІ.

«

„„„ти*" '^^й имсриим» и» Д»

мда"

"У*0   "     Гюіісс І'ІІуоол""^     „епода*"—"    л исподвиі-—

$№*'-•< -   ''  <     ^    '

_________ВВЕДЕНИЕ Б ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА • исполнительного права с необходимостью стоит вопрос о прогнозировании исполнения наказаний, не известных ранее в деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. А для того, чтобы создать стройную, логически непротиворечивую теоретическую базу исполнения наказаний, систему, способную удовлетворительно объяснить как же реализуются правоограничения, свойственные и новым наказаниям, а также выработать практические рекомендации, представителям науки уголовно-исполнительного права неизбежно придется дополнить представления об известных процессах исполнения-отбывания наказаний субъективными гипотетическими аналогами предполагаемой экзекутивной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний.   В   настоящее  время прогноз   о применении таких наказаний является только гипотетическим знанием о будущем и пока что не имеет ни нормативного, ни обязательного характера. Но поскольку разработка Проекта Уголовно-ишолнительного кодекса возникла в качестве социального задания, го прогноз относительно подобных наказаний при воплощении его в   соответствующих   статьях   Уголовно-испоянительного   кодекса [Должен выступать в уголовно-исполнительном праве не только вишь как знание о будущем, но и как идеал, и как норма, приобретя  законодательный,  нормативный статус.  Следовательно,  при рдготовке Проекта Угодовно-исподнитедьного  кодекса наука

•оловно-исполнительного права способна проявить себя в каче-іс социального источника и сдставшш части процесса законо-^чества.

В науке уголовно-исполнительного права концепция исполне-наказания разрабатывается^^ рдаои^тороінйТ как результат уороннего осмъкления и обобщения осуществляющихся: в объек-ной действительности процессов исполнения-отбывания наказа-' являясь в то же время мерилом истинности оценки суждений в лх исследованиях и разработках понятийного рата угодовно-исподнительного права. С другой стороны, при її 11 ни научных положений, выработке идей, предшествующих II практической реализации, то есть лежащих в основе исполне-Гп.и. азаний, которые не были известны в предыдущие десятилс-|ци и законодательстве, ни в практической деятельности отечест-

•*• • \ органов и учреждений исполнения наказаний (напримч), І \ [социальной пробации, арест, обязательные работы, огра-пІІІІ свободы), следует принимать во внимание то обстоятсльсч• '" 'Ч1ИтеРием правомочности существования подобных пакнін-Іьісіупит только практическая деятельность по их исполнению. І (її о ІГТшуке уголовно-исполнительного права возможно появ-

ПІ'14-

•"Іти  а обнарУ*си^ т   ш _с№\-    как  соври"-"—-

'—' »• • ^таг-с^0

_________ ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

правителъно-трудовым правом, соответствует названным критериям научной теории. Так, если исправительно-трудовое право давало представление об исполнении только"~наказаний, связанных с исправительно-трудовым воздействием, то уголовно-йшолнительное пра-во позволяет осмысдитъ'процесс исполнения всехіїаказашш. Если в исправительно-трудовом праве результатом исправительно-трудо-вого воздействия должно" было быть исправление осуждённых, предполагающее изменения ^ггсихикёГсознании, которТэё7~Пб~ сути, не поддается измерениям,_то^др уголовно-исполнительному^раву ис-полненное наказание - это наглядный результат, достижение кото-рого проверяемо без особых затруднений, так каТГсводится он к реа-дизации правоограничений, свойственных "наказанию^. Если в исправительно-трудовом праве ^исправите]Іьно-трудово8~пЬдагоги-ке, исправительно-трудовой психологии) "объектом исправительно-трудового воздействия предполагали' осу1іеденної:о7~а"прогноз его поведения строился на весьма зыбких предположениях, то в уголов-но- исполнительном праве объектом деятельностй~орган6іГ и учреж-дений исполнения наказаний является процесс исполнения-отбы-цания наказания, организация которого и изменения~вПбуд^ддем ос-1 1 овываются на четких требованиях норм уголовно-исполнительного І.Іконодательства. Если исправительно-трудовое право переживает 1 "стояние упадка и кризиса, то за угодовно-исполнительньш пра-Іюм, характеризующемся научной новизной, - будущее.

В заключении М"Ж"» г^ті^йГ^їнпдТчтп с моV^ентя^;впвго воз-

никновения наука уголовно-исполнительного права приобретает определенные отличительные признаки, позволяющие ей занять достойное место среди наук криминального цикла. Уголовно-ІІ' Іюлнительное право соответствует критериям, которые необходимы, чтобы отнести определенные научные изыскания к теории права 1 1 С.42]. Это подтверждает содержание данной главы, где отражены необходимые качества уголовно-ишоднитедьного права как отії І елевой научной теории:

во-первых, уголовно-исполнительное право имеет свой собст-І ІПГ.ТЙ 'предмет исследования, обладающий качественной опреде-ІІІІостью, - деятельность органов и учреждений исполнения нака-чий по осуществлению кары;

и о -вторых, как и в более ранних публикациях, так и в данной 'ю ІС даётся целостное представление о сущности и содержании юлпсния наказания, раскрываются закономерности реализации ІЧ.І, к силу чего имеющиеся научные разработки мої уг. бы и» ий-ІІ|ІІЦ)ІпІфовашл как развитое понятие сущности исполнения ннкн-

'"""'    "

40

СУЩЯ?М|   '•'   ""

тыи.Д*»1"11" "Л

ЛОВНО-ШМ"

м н У

- в.ш.ыл

и |и>1И1>

лоппеикумі

"'   '"'    .„ни.- ,|..-"4"'"""

ІИН и" •-•"""

*«ПИН, оИ""^"иц

ійііиіи'*»»""""""

ч*<Н««

(мнишь, , и    шуи    упинити ишоііии Іі Іин.І . Іиим|нмч.ии и («цін иуСшІкнций (З.1)    1Т)1.

М,

,ПИ».  "||1"

„,.„,*...'   ооьектда-

и,.!   ы.иМОЩНОСТИ',

, „ кого права

.^..*«*»

л   *-,^У?.и;'

і    ' ^9( Стспаиюк А.Х. Кримінально-виконавче законодавство України необхідно ре-I формуват //Прана людини в Україні: Інформаційно-аналітичний бюлетень Українсько-] АмсрикаисІ.кого Бюро Іахисту прав людини. - Вип.8. - Харків, 1994. - С 14-21; {ЗО] Степанюк А.Ф. Исполнение наказаний: теория и практика, возможности и действительность II Проблемы Іакониости: Респ. междувед.науч. сб.Вып. 30 /Отв ред.В.Я..Таций -- ""«.мны. 199І. - С.ІЗб-144-ДЗЦ Степанюк А.Ф. Структурно-—-«-««мию наказаний //Проблемы

- —•  На„.

,

функциональная харии'криа деятельности по испо

законности' Респ. междуиед. науч. сб. ВьшЗІ /Отв. ред. ВЛ.Таиий. - Харьков-         . юрид. акад. Украины, Iі) 16 - С 137-145; |32] Степанюк А.Ф. Исполнительное законодательство необходимо реформировать // Тюрьма и воля: независимый еженедельник. -14-20 августа 1997 І     № 13; 134] Степанюк А.Ф.»Испозшение наказания»- центральная категория уголовно-нсполиотельного права Н Бизнес-информ: Украинский аналитиче-скийжурнал.- 1997.   №13.   С.15-19; № 14. -С. 30-32; [34] Степанюк А.Ф. Наукауго-ловно-исполнительиоі о права Ч Проблемы законности: Респ. междувед. науч. сб. Вып. 33 /Отв. редВ.Я.Таций      Харьков- Над юрид. акад. Украины, 1998  - С.130-138; ^35] Степанюк А.Х. Субстанції діильносп органів та установ виконання покарань //Вісник Академії правових наук     1998  - № І. - С.131-139; [36] Степанюк А Ф. Всеобщая декларация прав человека и принципы деятельности органов и учреждений исполнения наказаний // Проблемы законности. Респ. междувед. науч. сб. Вып. 35 /Отв. ред "' ВЛ.Таций - Харьков- Над юрид. акад. Украины, 1998. - С.181-190, [37] Степанюк 41 АХ. Об'єкт екзекутивної діяльності органів та установ виконання покарань //Вісник Академії правових наук України. - 1998. -МЬ З.-С. 127-136.

.,І ^ 11 Г

1.2.  ГЛАВА 2. КРИТИКА ИДЕИ ИСПРАВЛЕНИЯ И ПЕРЕВОСПИТАНИЯ ОСУЖДЕННЫХ КАК СОСТАВНОЙ ЧАСТИ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ИДЕОЛОГИИ.

В последние годы противоречие между фактическим материалом, отражающим практику исполнения наказаний, и относительно жалким состоянием ее теоретического, методологического фундамента, каким являлось советское исправительно-трудовое право, еще более обострилось. В недрах исправительно-трудовой системы возникли фактуально-эмпирические предпосылки становления новой теории исполнения наказаний. Эмпирические аномалии, то есть совокупность фактов, свидетельствующих о невозможности принудительного исправления осужденных, не поддаются удовлетворительному объяснению на основе теории исправительно-трудового права. Очевидные недостатки теории исправительно-трудового права, действующего исправительно-трудового законодательства, несоответствие их изменившимся социально-экономическим условиям, криминогенной ситуации, злободневность проблемы исполнения наказаний, подготовки кадров для уголовно-исполнительной системы, квалификации персонала органов и учреждений исполнения наказаний неоднозначно влияют на научно-юридическое и профессионально-юридическое правосознание, а значит на нормотворчество и на теоретическую и практическую деятельность субъектов и участников деятельности по исполнению наказаний, а также и на поведение   осужденных.   Вот   как   обрисовал   сложившуюся   ситуацию (кстати, типичную и для органов и учреждений исполнения наказаний в Украине) начальник Уфимского юридического института МВД России К.Толкачев: «Мы готовим наших специалистов на уровне некой идеальной модели уголовно-исполнительной системы, которая, к сожалению, не существует в реальной жизни. Придя на .практику, наши слушатели испытывают серьезнейшее разочарование. Необходимо обратить внимание также на то, что в нашей прак-'шке сложился серьезный иммунитет в отношении достижений пенитенциарной науки. Сейчас ученым в сфере уголовно-исполнителъ-(Ного права очень тяжело доказывать правоту тех или иных положений» [38]1. Как представляется, выход из данного положения мо->| І І быть один: если факты не укладываются в теорию, то, следова-и и.но, нужно менять теорию. Поэтому практическая деятельносгь <>1>| шов и учреждений исполнения наказаний выдвигает перед нау-!|<|>п складывающегося уголовно-исполнительного права требование

1 118] Толкачев К. Практиков обучают преподаватели без практики // Преступление и ни ишие. - 1997. -№ 1. - С.18-20.

"''

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

вепности и отрицания, ликвидации в ней всего консервативного, вредного, негативного» [41]1. Представляется, что именно ПОЭТОМУ исследование проблемы исправления и перевоспитания также требует применения исторического метода, то есть направленности на анализ конкретных условий возникновении и развития идеи о возможности исправления в условиях социализма каждого правонарушителя и возвращения его к социально полезной деятельности. «Хорошо известно, что ретроспективное воссоздание социального прошлого, историческое знание воздействует на понимание настоящего, на решения, принимаемые людьми, на их цели, представления о желаемом будущем и тем самым - на дальнейший ход истории, конкретные пути формирования будущего» [42]2.

Исторический метод, использованный применительно к теории наказания, показывает, что на протяжении столетий целью наказаний было возмездие; в более близкие к нам времена, а в некоторых странах и сейчас - защита общества; а в двадцатом веке на 1/6 земной суши господствовала идея исправления и перевоспитания осужденных. Применяемый для этого анализ теорий о целях наказания (абсолютные и относительные теории) [43 - 44]3 «позволяет обнаружить интересные взаимоотношения между структурой общества, с } одной стороны, и формами наказаний - с другой; между закономер-[костью развития преступлений и наказаний, закономерностью, поч-І не зависящей от воли индивида, с одной стороны, и ее отражени-І в сфере идеологии - с другой» [45]1

Поскольку в основе советского исправительно-трудового права, Ь»к и любой отрасли права, до начала 90-х годов находилась поли-іка коммунистической партии, то идея о возможности исправления перевоспитания каждого  осужденного  была составной частью Коммунистической идеологии, теоретической основой которой явля-І ся марксизм-ленинизм, а составляющая ее совокупность идей и Ги лядов была сформулирована руководителями КПСС на протяже-ин семидесятилетней истории существования Советского государ-ІІІ.І. В те годы постулировалось, «что правовые цели, в качестве шовидности политических, могут быть поняты не иначе, как в

141 ] Каргашов В.Н. Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность. — Са-I*м>и: Изд-во Саратов, ун-та, 1989.-С.13-14.

112] Гендин А.М. Предвидение и цель в развитии общества. /Философско-социо-Ісиїгіеские аспекты социального прогнозирования/. - Красноярск: Изд-во Краснояр.

мед. ин-т, 1970.-С.246.

' | Н| Фотшцкий И.Я. Учение о наказании в связи с гюрьмоведением.    СПб.: Тино-||І пінія Министерства путей сообщения /А.Бенке/, 1889. - С.53-54; [44] Бажанпь М,И.

ичпное право Украины. Общая часть: Конспект лекций. - Днепропетровск: Пороги, !«"'     С.132-134.

|45]  Сорокин  П.А.  Человек.  Цивилизация.  Общество.  -  М.:   Политиздат

'/       І

_С.І

44

связи с сдинт. 'у •

*1

построения „ ,Іунировал

І и І ОЛІ.НО-

ні ІІ

,   МММ

І о

Й»И1ІСЇНЧ»-

^у,соз^ние^н         дадаас?^ар^    исправления нительнои деятельн           такойои. Пр°ол           правовая. Следу"

^^г:;г«т^гп^ »г-таг.

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЪНОГО ПРАВА

щественным отношениям» [50]1. Поэтому, как отметил Н.А.Струч-ков, выраженные в определенных формулах принципы могут быть ближе к объективной действительности и дальше от нее, верными и ложными [51]2. Представляется, что данное суждение применимо и к характеристике целей наказания.

Во многих литературных источниках ранее отмечалось, что огромную роль в формулировании целей и принципов советского исправительно-трудового права сыграл В.И.Ленин. При этом подчеркивалось важное методологическое значение для развития советского исправительно-трудового права ленинского указания об «исправлении исправимых», так как В.И.Ленин, формулируя отправные положения советской исправительно-трудовой политики, обосновал необходимость подавления сопротивления свергнутых эксплуататорских классов и иных враждебных Советскому государ-Цву сил, наказания престуїшиков и воспитательного воздействия на "их при помощи различных средств воздействия [52]3.

Обращение к работе В.И.Ленина «Как организовать соревнова-||с» позволяет наглядно увидеть, какие же конкретно предлагались тдства воздействия: «Тысячи форм и способов практического уче-, и контроля за богатыми, жуликами и тунеядцами должны быть ^аботаны и испытаны на практике... Разнообразие здесь есть ру-"тьство жизненности, порука успеха в достижении общей единой очистки земли российской от всяких вредных насекомых, от - жуликов, от клопов - богатых и прочее и прочее. В одном : посадят в тюрьму десяток богачей, дюжину жуликов, полдю-1 рабочих отлынивающих от работы... В другом - поставят их ггь сортиры. В третьем снабдят их, по отбытии карцера, жел-билетами, чтобы весь народ, до их исправления надзирал за I, как за вредными людьми. В четвертом - расстреляют на месте **'І из десяти, виновных в тунеядстве. В пятом - придумают ком-ш разных средств и путем, например, условного освобожде-пбьются быстрого исправления исправимых элементов из бо-буржуазных   интеллигентов,   жуликов   и   хулиганов»[53]4. І образом, В.И.Ленин в указанной работе наряду с применени-Ьшообразных средств воздействия на преступников предлагал Цо, для надлежащей организации соревнования) также распро-ить репрессии на рабочих, интеллигентов, богатых, рекомен-

| Маркс К. Дебаты шестого рейнского ландтага (статья третья), - Дебаты по по-иона о краже леса. - Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. - Т. 1. - С.151. І ГІручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы Общей «и Ьоцд лит., 1984.-С.79. і    -Л Ш^МІ ' ЩгИ Ъ# < СІручков Н.А. Советское исправительно-трудовое-право. - М.: ВИІ М(Х)П,

,І%і-с.б.      +*4Г    ї''?І»с$&4-?й 'ЗД •"'"'• •'

| Ленин В.И. Как организовать соревнование.— Полисобр.соч. -Т. Зі     С 204

,1^ Пл    _Лл*^«-         '•   '•     хгяі^-^

-С.104. 46

,/иь,,'.1 '"" '

, іі^ііи»""'  ;;;,;

,,,     41"   "" її І '•>    ,,   ІІИ

,ї   |ІІу ІШШ>   '   "

Седовач-сми    сдадаич                   пряя*     •„

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

ревоспитании [58]'. Подобный подход ярко характеризует коммунистическую идеологию, в которой бессознательная вера в авторитет вождя преобладает над аргументированным убеждением. Тем самым была положена традиция, чтобы на протяжении десятилетий научное знание полностью регулировалось установившимися привычными правилами, основывающимися на господствующих догматах и авторитетах. Истинность последних сомнению не подвергалась.

И если в двадцатые годы публикации с критическим отношением к идее «исправления исправимых» встречались относительно час-то, то к тридцатым годам в советском исправительно-трудовом пра-І ве получила широкое распространение точка зрения Е.Г.Ширвиндта и Б.С.Утевского, в соответствии с которой по мере укрепления хо-'Іяйственно-политической мощи пролетарского государства роль ис-I правления и перевоспитания будет возрастать. Показательно, что в ""вконе о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик, ринитом в  1938 г., впервые в советском законодательстве было ормулировано в качестве цели наказания исправление и перевос-Ітание. Тем не менее, как в 30-е годы, так и в последующий период, ж применении наказаний преобладала тенденция в первую оче-;п. обеспечивать общее предупреждение, что находило свое выра-чІІІс в больших сроках наказания, а проблемам исправления и пенни питания правонарушителей не уделялось достаточного, как •ы юсь некоторым авторам, внимания.

Н пятидесятые годы идея исправления и перевоспитания всех вонарушителей была реанимирована и на основе постановления КПСС от 10 июля 1954 г. Главное управление исправительно-Цовыми лагерями (ГУЛАГ) МВД СССР сосредоточило свое вни-е непосредственно на осуществлении задач исправления и пере-Іитания заключенных [59]2.

Идейные истоки формулирования цели исправления и перевос-ушия в пока еще действующем уголовном и исправительно-Довом законодательстве можно обнаружить в материалах XX и I сьездов КПСС, в Программе КПСС, принятой в 1961 году. Так, ІІХрущев в 1957 году заявил: «Мы верим в то, что нет людей не-ВВИМЫХ. Вы знаете благородство Феликса Дзержинского, его воспитания даже преступников уголовных, а не только поли-ких противников. Вы знаете, какие плоды дал этот метод вос-Вия. В наших условиях надо подходить к людям чутко, верить в Іека, видеть свою конечную цель - борьбу за коммунизм. Надо

|1| ('овстское исправительно-трудовое право -М.: Гоеюриздат, 1960.    С.14 <9| Ширвиндт Е.Г , Утевский Б.С. Советское исправительно-трудоное прмп.    М.: н,Іи|ІІндІІІ, 1957 -С.71.    , ,.     »     ,

(І   НІ"   '

сего-

Д,г|>*И»сК°го, а"

Г^Ї'вТ*»»".* ''''•;      «І"

С.15-16.    на)> , [611 Струно8 НА. С.89-90

50

1989.-№1».

.ап -С68. _к.. Наукова дамка, 19 М.

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА отдельной личности1. Такой подход соответствовал внутренней, в том числе и исправительно-трудовой политике, поскольку в так называемом диктаторском государстве идеальными чертами человека являются коллективизм, послушание и покорность [63]2. В учебном пособии по исправительно-трудовой педагогике, как представляется, нашли далеко не лучший способ, чтобы попытаться раскрыть задачи и цели исправления и перевоспитания осужденных, цитируя для этого одного из соратников Сталина по кровавым делам М.И.Калинина, который был в восторге от результатов «исправления» в концлагерях 30-х годов [64]3. И, как бы в унисон с ними, М.М.Гали-мов и О.Ф.Мураметс, говоря о воспитательной роли применения наказания, вспомнили, что в 1933 году М.Горький также очень радо-пался тому, как «переплавляет людей ГПУ», что «люди из ГПУ уме-п) г перестраивать людей» [65]4.

Коммунистическое   воспитание   допускало   манипулирование < «знанием и поведением масс ради утверждения идеалов марксизма ІІ укрепления политической системы Советского государства, основываясь на том, что благая цель оправдывает средства. При этом индивиду навязывалось представление об отождествлении интересов пролетариата и общества, предписывалось интересы общества ста-ицііь выше интересов личности. Члену коммунистического общества •Снялось впитывать в себя коммунистические идеи. «Этот способ вчастливливания» человека, улучшения его природы помимо его И и желаний, низводит индивида до уровня винтика, гайки ог-4ІЮГО механизма. Воспитатели же превращаются в умных «соци-УІІ.ІХ инженеров», подлинных «докторов нравственности», закру-ІПІОЩИХ эти винтики и гайки по своему разумению. Индивид - ес-111 • гько он не принадлежит к элите - рассматривается как глина в \ І ончара, как средство, за которым не признается право на ин-Ьн п альность и самостоятельность желаний и действий» [66]5.

Ьи——:_____/-.'     '        •"* '.,,Х-<

Ммечание. Коллектив (от лат. соїіщеге — собирать) — группа; в социологии — груп-ІМстеризуемая особыми признаками, так что в ней почти полностью исчезают от-) личности. Коллективы в этом смысле существуют уже с момента возникновения »рных государств. Эти государства используют коллективы для поддержания ра демократии и для того, чтобы, не подчиняя индивидов воле государственно-•одства непосредственно, достичь точного выполнения ими всех его распоряжс-|, С.2Н].^/ '    , -. - * '

[Лукьяневко Л. РЗГЛЯД на общество и основнойзаконУ? Голос Украины. - 30 мая ІМ97.^.^1'*  '    ч                                              ,У ЧІоІтравительно-грудовах педагогика. - М.: ВШ МООП СССР, 1967. - 0.35. "влпмов М.М., Мураметс О.Ф. Правовое воспитание трудящихся и роль ІпкоІІІІ ЩРГПІЛЄНИИ — Казань: Изд-во Казанок, ун-та, 1976. - С. 160 Тшярмисо Л.Г. Псевдотехнократнзм в советском обществе: социалміо-фшіоіміф МНВЛИІ //Социологическиеисследования.- 1991. -Л»7. - Г 51 Ц)І1І(,,Г„ .І                        г '• >   * ^"" '     '     7'

стйяеского обще    ^^ ооъекто    гаялдама» задачами

__——-———————^"основы теории испр    а х^ І1* ІС. 26-27 •

__________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

веры в то, что исправительно-трудовое воздействие осуществляется при исполнении уголовных наказаний.

В этот же период и столь же «успешно» как и решение задач коммунистического воспитания предпринимались попытки раскрыть содержание понятий «исправление и перевоспитание». Обращает на себя внимание то обстоятельство, что до конца 50-х годов в теории исправительно-трудового права эти понятия считались тождественными. В семидесятые годы эту же позицию все еще отстаивал И.С.Ной [70]1. Другие авторы предпринимали попытки провести разграничение между перевоспитанием и исправлением. Так, были мнения, что конечная цель воспитательного процесса - перевоспитание, а исправление - промежуточный этап, и, наоборот, предлагалось термином «исправление» охватить и «перевоспитание». А.С.Михлин, Н.А.Стручков и И.В.Шмаров предложили применять понятие «исправление» к лицам, осужденным к наказаниям, не связанным с лишением свободы, а «перевоспитание» - в отношении осужденных к лишению свободы [71]2, что было, собственно, близко к позиции С.В.Познышева, который считал, что нравственное исправление осуществляется в условиях тюрьмы [72]3.

В 1989 году И.В.Шмаров, говоря об исправлении и перевоспи-і Іании осужденного, пришел к следующему выводу: «Думается, что [необходимо отказаться от двуединых терминов. Как показал много-•"-ний опыт, разграничение здесь возможно лишь в теоретическом вне. В практической же деятельности суда или органов, испол-

•ощих наказание, попытки разграничить эти термины примени-ьно к оценке личности подсудимого или осужденного не дают вдотворных результатов. Целесообразнее было бы применять "ПЬ одно понятие: «исправление» [73]4.

Примерно такую же позицию в данном вопросе отстаивает и Ш.Бажанов, который считает, что ставить перед наказанием, осо-

•Н() при нынешней организации нашей пенитенциарной системы,

•И в целом исполнения наказаний, достижение цели перевоспита-~Р шачит создавать еще один миф о возможностях наказания как Іального явления. М.И.Бажанов под исправлением осужденного Нмает юридическое исправление - «достижение путем наказания Г<> результата, чтобы лицо после отбытия наказания не совер-нового преступления» [44. - С.134].

і И.С. Сущность и функции уголовного наказания в советском государстве. ІТІЧІ- Изд-во Саратов, ун-та, 1973. - С.122-129.

| М их лин А.С., Стручков Н.А., Шмаров И.В. Теоретические проблемы правового ринания исполнения наказания // Сов. гос. и право. - 1988. - .№ 4. - С.72. 7/|   Иознышев   С.В.   Основы   пенитенциарной   науки.   -   М.:Госуд.   и»Д-по, ,      С /5.

Ч М| ПІмлров И.В. Об исполнении наказания//Соц. законності, - 1989.-ХЬЗ.    С.24

53

52

с°->'»1'

^_—————""^ИГиявные проблемы- в      - весшик.- 19/• ;    й техя.

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА других лиц [77]'. В другой работе М.Д.Шаргородский писал: «Целью наказания является предупреждение совершения новых преступлений со стороны лиц, уже совершивших правонарушение (специальное предупреждение) и других неустойчивых членов общества (общее предупреждение)» [78р.

Еще  более   определенно   в  этом   отношении  высказывались

М.И.Ковалев,  Е.А.Фролов и  М.А.Ефимов, которые утверждали:

«Применяя к лицам, совершившим преступления, те или иные виды

наказаний, социалистическое государство тем самым преследует две

[ цели: во-первых, удержать самого преступника от совершения ново-

|го  преступления в   будущем  (специальное предупреждение),  во-

I вторых, предостеречь от подобных шагов других неустойчивых чле-

ІІІов общества (общее предупреждение). Наказание в советском уго-

Ьповном праве не преследует никаких других целей» [79]3.

Н.А.Стручков также считал, что «бывают случаи, когда совершившее преступление лицо не нуждается не только в перевоспита-т\\\, но даже в исправлении (чаще всего это бывает, когда преступ-|и пне совершено по неосторожности или даже умышленно, но при и І полном стечении обстоятельств, например, в состоянии аффекта, VI тайного насилием или тяжким оскорблением со стороны потер-ІІІ него). Однако оставить его безнаказанным нельзя. Его наказы-І суд, но при этом преследуются только цели частного и общего І І упреждения преступлений.

Такие лица, если они осуждены к лишению свободы, ссылке или рнвительным работам, обязательно подвергаются исправитель-Ірудовому воздействию лишь для того, чтобы их общественно аные навыки не были утрачены, чтобы они не подверглись

(ственному перерождению» [52. - С.45]. Однако, в последующем реалии жизни заставили Н.А.Струч-, И.В.Шмарова и А.С.Михлнна пойти дальше и отказаться от І в то, что исправительно-трудовое воздействие осуществляется | исполнении таких наказаний, как ссылка, высылка, исправи-Шме работы без лишения свободы [71. - С.67 - 75]. •Пыгаясь соотнести между собой цели наказания, И.А.Бушуев Ьмнл, как представляется, несколько противоречивую позицию, итак с одной стороны, он соглашался с тем, что исправление осу-Р» ————————.—————.—.—.

7) ІМаргородский М.Д. Наказание по советскому уголовному праву. — М.: Госюр-І ІМ58.-С.23.

' Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР 1960 г. (Шарі ородский М.Д., Со-И И., Домахин СА. и др.) /Под ред. МД.Шаргородского, Н.Л.Беляева. - Л.: Лгнингр. ун-та, 1962. - С.60.

' Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Праній комментарий /Ковалев М.И., Фролов В.А., Ефимов М.А. и др. /Под рад, "Ініши. - Свердловск: Изд-во Свердловск, ун-та, 1960. - С.126.

бб

^^^^^^^Г^^У^'--'?&&•?%%%&???&»: Ч?&,

™* «йг»?І'***"1' да?— ггх>»г»—«

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

дяшихся, осуществлявшегося КПСС. И тут к месту вспомнить постулат о том, что основы учения о двуединой задаче наказания, сочетающего в социалистическом государстве задачу принуждения и задачу воспитания, создали Ленин и Сталин [82]1.

В связи с изложенным выше в советской педагогической теории, как в науке о коммунистическом воспитании, обращалось внимание на то, что при исправлении и перевоспитании лиц, допустивших общественно опасное поведение, задачи воспитателей усложняются, так как нужно не просто привить индивиду полезные навыки поведения, но искоренить, заглушить вредные привычки, нужно не просто сформировать его нравственный облик (он уже сформировался!), но убрать из него все наносное, вредное, чуждое социалистической морали и воспитывать нужные и полезные для социалистического общества отношения [83]2.

Призрак коммунистического воспитания до сих пор витает в исправительно-трудовом праве, поэтому исправление и перевоспитание осужденных все еще рассматривается в качестве основной задачи исправительно-трудового права, основной цели уголовного наказания. Судя по всему, ряду представителей науки исправительно-трудового права и сегодня не чужды высказывания типа того, что важнейшей целью уголовного наказания в социалистическом государстве выступает исправление и перевоспитание осужденных и Что постановка такой цели перед уголовным наказанием вытекает Ч'І самой сущности советского государства [84р. І     Г.П.Байдаков, например, в конце 80-х годов обусловливал это , что, во-первых, признание первостепенного значения данной иги    отражало    принципиальные    требования    исправительно-)удовой политики Советского государства на данном историче-сом этапе его развития, определяющие социальное назначение ис-ріівительно-трудового права и его воспитательную функцию. Во-г<)|>ых, эта задача является основной и потому, что ее решение не-0( родственным образом связано с решением всех других задач, дос-Н * опием всех других целей и среди них такой конечной цели нака-ІІІІІЯ, как способствование искоренению преступности [85]4.

'| Уголовное право. Общая часть /Герцензон А.А., Исаев М.М., Пионтковский тевский Б.С. /Подред.В.Д.Мевьшагина. - М.: Изд-во МЮ СССР, 1948. -С.452. і) Александров Б. Перевоспитание //Педагогическая энциклопедия. (Гл. ред. ІІІров. - М.: Сов. энциклопедия, 1966. - Т.З. - С.369-370.

1| Мицкевич А.Ф. Значение соответствия наказания преступлению в процессе ис-Іс-ІІия и перевоспитания осужденных //Вопросы уголовной ответственности и нака-1  Межвуз. сб. - Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1986.-С. 162-163. '| Байдаков Г.П. Педагогическое содержание исправительно-трудового права и 'мое   регулирование   исправительно-трудового   воздействия    на    осужденных І'Іменствование законодательных основ исполнения уголовных пккяшмий: ('б Ір. (Редкол.: Журавлев М.П. и др.].-М.: ВНИИ МВД СССР, 1988.-С.47.

57

НДДурманова, 56

сушноеіаїІЇЇ^^в»^^"^ «г         да_.

фэяа»

—  <лІО

__________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОШО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

конечным итогом воспитательного воздействия на осужденного. Не существует критериев, по которым оценивается функционирование всей системы и перевоспитание отдельного осужденного [88]1.

Ознакомление с рядом литературных источников позволяет сделать вывод, что предлагаемые в науке критерии достижения целей исправления и перевоспитания вполне обоснованно представляются некоторым авторам труднопознаваемыми, так как невозможно предложить объективные критерии достижения этих целей [89]2.

Вполне очевидно, что с годами в науке на категории «исправление» и «перевоспитание» возникла своеобразная терминологическая аллергия. Поэтому наметилась тенденция заменить «устаревшие» понятия (которые, кстати, не только не нашли своего подтверждения в практической деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, но и были дискредитированы практикой исполнения наказаний), относительно новым «модерным» понятием «ресоциализация»3 (Г.А.Радов, А.В.Беца). Это понятие, хотя и звучит по новому, однако, используется, интерпретируется в том же значении, что и «исправление» и «перевоспитание», отречение от ^Которых вроде было внешне задекларировано. Применение понятия фесоциализация» вместо «исправления и перевоспитания», рас-лигривавпшхся ранее как синонимы [51. - С. 162], является терминологической мимикрией, приспособлением к изменившимся усло-|иим, не более чем словесным переодеванием. Конечная цель этого

•Модернизма» в кризисный для системы исполнения наказаний період легко прочитывается. Это сохранение позиций сторонников

вциально-педагогической деятельности в органах и учреждениях

сиолнения наказаний.

Советское исправительно-трудовое право исходило из того, что

травление и перевоспитание достигается посредством обществен-II) полезного труда осужденных. Но на сегодняшний день опыт че-

•оікчества и тем более наш собственный опыт со всей наглядностью ріп а чал нереальность гипертрофированных, получивших широкое І пространение идеологических постулатов об эффективности пе-|п воспитания правонарушителей трудом. Поэтому представляется

|К8| ИТУ - проблемы, проблемы.. .//Соц. законность.- 1989.-№ 10.-С.22. |Х9) Полубинская С.В. К вопросу о целях наказания // Проблемы совершенствова-ЦИ VI оловного закона: Сб. ст./Редкол. В.Н.Кудрявцев /отв. ред./ и др. - М.:Ин-т гос. и

И» АН СССР, 1984. - С. ] 02-103. I Примечание.

оииализация - означает овладение новыми ценностями и ролями для замены не-титочно усвоенных или несоответствующих новой ситуации. Ресоциализация может Втіляться в чем угодно: от занятий по исправлению навыков чтения до профессио-Мюй переподготовки людей. [90] Смелзер Н.Дж. Социология //Социологические ис-цонания. - 1991. -№6. - С.122.

59

с^

І

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИГЕЛЬНОГО ПРАВА

воспитания, всего лишь удобной для представителей педагогического направления и навязанной практикам фикцией ?

В советском исправительно-трудовом праве акцент был сделан на нравственном исправлении осужденных, на их перевоспитании, на изменении психики, сознания, то есть преобразовательная деятельность ИТУ была направлена в сферу идеального, где осужденный как объект исправительно-трудового воздействия, как правило, «перевоспитывался» лишь в воображении персонала ИТУ. При этом, как отмечает А.И.Зубков, «в исправительной педагогике в последние годы утвердилось положение: перевоспитание есть процесс воспитательного воздействия на осужденных во время отбывания ими наказания, а исправление - это результат данного процесса» [7.-С.З].

Изложенное, таким образом, позволяет придти к выводу, что в концепции исправления и перевоспитания нет содержательности замысла, конкретности, нет позитивных ответов на реальные проблемы, а есть лишь довольно туманная, абстрактная, хотя и привлекательная мечта, парадоксальная теория, которую пытались реализовать в советской исправительно-трудовой системе, не замечая ее эсурдности и утопичности. Обращает на себя внимание то, что Іечта, вставшая на место идеала, превращается в догму, тормозя-ую деятельность по реализации открывающихся возможностей; вгматизированный идеал, предписываемый в качестве индивиду-і мечты, теряет свою энергию и привлекательность. В таком іае зачастую говорят о «кризисе идеала». Однако перед нами не ризис содержания идеала как такового, а кризис неадекватного роде идеала способа включения этого содержания в социально-реобразующую деятельность» [93]1. Видимо, сегодня уже пришло то |>емя, чтобы бодрящие надежды вчерашнего дня побыстрее при-ать наивными иллюзиями, так как «иллюзия - не что иное как аб-Ілютизированная истина» [12. - С.234]. Имевшее место при преж-общественно-политическом строе заблуждение относительно Иможности исправления и перевоспитания осужденных явилось В'Іультатом абсолютизации возможностей воспитания как воздей-иия общества на человека. Проигнорировав то обстоятельство, общество - это сфера, находящаяся между индивидом и государ-иом, и возложив воспитательные функции на государственные орім и учреждения (в частности, на исправительно-трудовые учреж-іня), тоталитаризм огосударствил процесс привития навыков ределенного поведения, что привело к экстраполяции воспитания объективные границы, с неизбежностью породило в теории и

і

Г'рабовский С.И. Деятельный потенциал мечты //Деятельность: философский к Цо ІОІ ический аспекты: Сб ст. (Редкол.' Саратовский В.Н. и др. - Симферополь: Т»в-1У88. -С.70-71.

61

60

їеповеяности Р**'   можно «Р^^оїо вполне ^^да намного йсішавдаельно--гр>д         оторьі^да^       ексов России  ^ододао.

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО'-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО'ПРАВ'А

ность которых проверяется и доказывается общественной практикой [14. - С. 56 2]. А практика исправления осужденных позволила и на уровне диссертационного исследования сделать однозначный вывод: уголовно-исподнителъная система не способна пока обеспечить эффективное достижение одной из основных целей наказания - исправления осужденных [18. - С.28]. В связи с изложенным, представляется, что не может быть отнесено к подлинно научным понятиям понятие исправления осужденных, содержащееся в статье 9 Уголов-но-исполнительного кодекса Российской Федерации, поскольку по каким параметрам измерять «уважительное отношение», каковы критерии человеколюбия, каким именно человеческим традициям необходимо следовать, насколько неутопично и реально для администрации учреждений и органов, исполняющих наказания, определить подобное состояние, кажется, может быть ведомо только авторам - разработчикам Уголовно-исполнительного кодекса. На мой взгляд,   при   оценке   научного   результата   разработки   понятия «исправление осужденных», можно сказать, что в данном случае «гора родила мышь», поскольку «теперь в законе отсутствуют четкие ориентиры, параметры исправленности осужденных» [95]1. В уголовно-исполнительном праве Российской Федерации сохранены постулаты, методологические нормы и программные установки исправительно-трудового права. Причем, в предшествующие принятию Уголовно-исполнительного кодекса годы, критика исправительно-трудового права велась да и, по сути, сейчас ведется как бы «изнутри» исправительно-трудового права, несмотря на то, что оно стало называться уголовно-исполнителъным правом. Осуществляется такая, с позволения сказать, «критика» сторонниками педагогического направления, которые используют выдвижение контрпримеров,  альтернативных гипотез и т.п. для развития, уточнения, корректировки принятого в исправительно-трудовом праве подхода и оценки деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Имитация реформ уголовно-ишолнительной системы позволя-еі, таким образом, сохранить теоретические и методологические основания исправительно-трудового права.

Между  тем,  уголовно-исполнительному  праву  прежде  всего >лжна быть присуща конструктивно-критическая активность, по-Іпляющая, с одной стороны, оценить недостатки и просчеты ис-^нвительно-трудового праву, а с другой - инициировать переход исправительно-трудового права к уголовно-исполнительному |>я»у посредством активного выдвижения альтернативного подхо-I, сфемящегося преодолеть концепцию исправления и перевоспи-І «ния каждого осужденного, ортодоксальное видение целей и прин-

1 |'»'>| Чуйков А. Кодекс принят. Что дальше?//Пресгупжвиеинаказание.-1997.-МЫ1.-С. 15.

63

ч*

ви

«« с до**1-'1" терминяр^^ Обстоятельст»    енй

т-кя—ягії—>

" з^ГГп<*&>«??г?—«і 2»-* °'

*е^яГв»ти* н*ІТ^І>,

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

1.1.  ГЛАВА 3.  СООТНОШЕНИЕ ЦЕЛЕЙ НАКАЗАНИЯ И ЗАДАЧ ОРГАНОВ И УЧРЕЖДЕНИЙ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАВШІ ИЛИ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА, ВОЗМОЖНОСТИ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ.

Уголовная ответственность предполагает следование во времени одного состояния объекта деятельности правоохранительных органов за другим. Исполнение наказания детерминировано предшествующими стадиями уголовной ответственности, которые выступают движущей силой, причиной процесса исполнения наказания.

Деятельность органов и учреждений исполнения наказаний, как категория, выражает целенаправленное в оздействие "администрации органов и учрежденйи~1ісполнения наказаний с помощыо~опреде-ленных средств"на объйстчсфоцесс" исполнения-отбывания наказания для получения резуЖт^аТІкотор'ьІй соответствовал"Тш цеди дея-тельности органов и учреждений исполнения наказанЖ

Механизм уголовной ответственности, как совокупность состояний, процессов, образуется из взаимодействия компонентов, составляющих структуру деятельности правоохранительных органов ни разных стадиях реализации уголовной ответственности: объектов |И  субъектов  деятельности,  материального и идеального,  целей, |к-дств, действий и результатов. Каждый этап уголовной ответст-и-І (пости включает все отмеченные компоненты, но реализация уго-ЮШІОЙ   ответственности,   облеченная в   форму  уголовно-процес-л І иьных и уголовно-исполнительных правоотношений, образуется ІІ  шаимодействием их на разных этапах, а изменением от одного и та к другому, в которых переход от одного состояния объекта к к цедующему связан с постановкой и достижением цели, что по-Ічміяет рассматривать развитие уголовной ответственности в дея-Іьности правоохранительных органов как процесс, в котором калі юс  предыдущее  состояние во  всем  богатстве  его  содержания с Іфминирует последующее.

Следовательно, механизм перехода уголовного процесса в про-И' и' исполнения наказания, возможно, будет понятен, если выделить \ І оловной ответственности ряд телеологических процессов, в ко-Ч'МХ переход от одного состояния объекта деятельности правоох-І шительных органов к другому связан с постановкой цели и дости-1-мием результата. Такой подход позволяет провести соотношение сжду целями уголовной ответственности, целями приговора, цсля-ІІ наказания, задачами деятельности органов и учреждений исмол-шия наказаний.

***>

ПЯ

ййма*^^^ Ч"?^ ^"отч-»*»-п№-

тфесЭДда^^Гетатье 4/ ^--Габояеи гРЯ^-ет целью Я5-^—.верше-

________________   *    ~т.пУ-~"'-'?1~*"д'1 д ^"М| ч*'ооы:

ить единые минимальные требования в отношении тех аспектов управления пенитенциарными учреждениями, которые особенно важны для обеспечения гуманных условий содержания под стражей и такого обращения с лицами, лишенными свободы, которое оказало бы на них исправительное воздействие в рамках современной и прогрессивной системы;

б) побудить администрации пенитенциарных учреждений к проведению политики, управлению и практической деятельности, основанных на эффективных и современных принципах достижения конечной цели и обеспечения справедливости;

в) поощрять среди работников пенитенциарных учреждений профессиональное отношение к делу, соответствующее социально-нравственной значимости их труда, и создавать условия для того, чтобы они могли работать с полной отдачей на благо как общества в целом, так и находящихся Б их ведении заключенных и ощущать профессиональную удовлетворительность;

г) определить основополагающие и реалистические критерии, позволяющие администрации мест лишения свободы и службам инспекции выносить правильные суждения о достигнутых результатах и возможностях их улучшения».

А в соответствии со статьей 3 Европейских пенитенциарных Іавил «цели исправительного воздействия на осужденных состоят в ІМ, чтобы со^анйть~йх~з^о^сЖе~и1^с1^инство~й7 в той степени, в Еои'это"позводяет"срок"закдючтия, способствовать фо^мирова-у них чувства ответственности инавыков, которые будугсодей-|оват^их"рёшгтёграцйив дбщество,_помогут им следовать требо-ниям законности и удовлетворять^ свои жизненные потребности бственными силами после освобождения» [99]'.

Статья 1 Исправительно-трудового кодекса Украины гласит: Ксправитедьно-трудовоеГзМонодатёдьство Украины имеет^своей Ідачей обеспечение исполнения уголовного накЬ^адтя^с^гем^чтобы НО не только являлось карой за совершенное преступление, но ис-ЬЙВляло и перевоспитывало осуждённых в духе честного^отношения 'ЧТрТДУ> точного исполнения законов, предупрёждало""совершение Юых преступлений^ак^ осужденными," так и иньїми лицами, а так-дгтособствовадо искор^неш^до^Ір^е?гуг^идсти)>.

В уголовно-исполнительном кодексе Российской Федерации уже ІВодится разграничение между целями и  задачами уголовно-

I [99] Права людини І професійні стандарти для юристів в документах міжііпрпдних (ЧНІнащй -Амстердам - Київ Украшсько-Американське бюро захисту ІІрмІІ людиніг. »Й ('229-230.    «•

07

Я  с??-   Ж""        '    я   „„очеШЬ» *•»->;,

*-Г!^^--~!!г-Т-""1""

__________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

венности, милосердия, человечности, жизненно необходимые знания, умения и навыки, возможность ощутить себя личностью, в судьбе которой заинтересовано общество и государство;

воплощение в практику ресоциализащш осужденных новейших технологий, современных достижений научно-технического прогресса, научных методов и методик влияния на личность;

вовлечение в процесс ресоциализащш осужденных на основе общих интересов в создании условий общественной безопасности всего национального потенциала, включая человеческие ресурсы, средства и материалы, создание общественных фондов за счет добровольных отчислений и пожертвований предприятий, организаций, учреждений и отдельных граждан;

обеспечение социальной и правовой защиты пенитенциарного персонала в соответствии с объективными потребностями качест-I венного исполнения им своих служебных обязанностей по пробле-шам социального, бытового, юридического, материального, психо-огического и методического характера [101]'.

Надо сказать, что для реальной уголовно-исполнительной дея-ьности подобное «витание в облаках» и прожектерство является позволительной роскошью. Поэтому весьма показательно, что в Ьрмативных актах, регулирующих конкретные формы деятельно-Ш по исполнению наказаний, не упоминается, например исправле-е, являющееся целью уголовно-исполнительного законодательст-І не говоря уже  о  еще более туманной терминологии вроде всоциализации осужденных», «культа человека», «традиций чело-Ісского общежития» и т.п. Так, в Положении о колониях-посе-шях уголовно-исполнительной системы МВД России [102]2 задачи кший-поселений идентичны реальным задачам уголовно-испол-Гельной системы, сформулированным в Законе от 21 июля 1993 г, учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в ; лишения свободы». Сугубо практически сформулированы и за-г уголовно-исшшштельных инспекций в Положении об уголов-іисполнительньїх   инспекциях,    утвержденном   постановлением

•нвитепьства Российской Федерации от 16 июня 1997 г. № 729, где

•Іано: «Основными задачами инспекций являются:

а) исполнение наказаний в виде обязательных работ, лишения Ьипа занимать определенные должности или заниматься опроде-(Иной деятельностью и исправительных работ;

11101 ] Радов Г.О. Доктринальна модель закону «Про пенітенціарну систему Укркімн» (Првдичний вісник України. - 1997. -№ І8.-С.20.

' 1102] Положение о колониях-поселениях уголовно-исполнительноД винтами МИД Іччіи/Утверждено 5 ноября ) 997 г.///Преступяевие и наказание. - 1998.-ЛЬ І     с V

68

И

я?-?я.«яаяяз?ї:

^бяика^^Донравит^^4 „ І05Р, ^^аіяяяіь-наказания, 3^аня&не совпадаяІ        ^оД0^всего многооб- ,

олнительном

лило ряду авторов утверждать, что и задачи исправительно-трудовых учреждений идснт^ны_цедям наказания. В исправитель но-трудовом праве конкретные задачи ИТУ интерпретировались так, будто они не имеют внутреннего смысла и истинности. В науке исправительно-трудового права (и в зарождающемся уголовно-исполнительном праве) дело представлялось так, что эти цели - задачи органов и учреждений исполнения наказаний приобретают значение только из их соответствия с целями наказания, закрепленными в уголовном законодательстве [106 - 107]1.

Оправдание и смысл целей деятельности органов и учреждений исполнения наказаний находились, согласно подобным воззрениям, вне собственного содержания такой деятельности, а исполнение наказания никогда не исчерпывает содержания окончательных целей. По исправительно-трудовому праву исполнение наказания приводит всякий раз к созданию некоторого состояния, которое имеет лишь частное значение и имеет свое оправдание и смысл лишь в соответствии с более общими целями наказания. Поэтому в исправительно-трудовом праве истинной целью могло быть не исполнение наказания, а исправление и перевоспитание, понимаемое как безусловно значимая, всеобщая и бесконечная по содержанию цель, являющаяся, в свою очередь, составной частью более глобальной цели формирования нового  человека, перманентного  воспитания советских граждан на протяжении всей их жизни. При этом были сделаны по-ЯІ.Ітки показать иерархию целей, отражающую диалектику бли-Ітіїших и отдаленных, общих и отдельных, конечных и промежуточных  целей  наказания.   Исходя  из   того,   что   цели   бывают Ьункциональные и предметные, ступенчатые и неступенчатые, мате-ІИильньІе и юридические, идеологические, социально-нравственные, рганизанионные, регулятивные, информационные, охранительные (ОН]2, а кроме того, собирательные и разделительные, регистри-, ,ощие и нерегистрирующие, положительные и отрицательные, со-щосительные и безотносительные, сравнительные (среди которых Иместимые и несовместимые) и несравнимые [109]3, цели наказания всматривались также на макро- и микроуровне, характеризова-

||106| Ткачевский Ю.М. Новое в уголовно-исполнительном праве /Закон «Об учреж-Мях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы» от 1 \ ^1 1993 г.///Вести. Моск. ун-та. -Серия 11. -Право. - 1995. - № І.-С.20; [Н)7| Ут-I ИЛ. Курс лекций по уголовно-исполнительному праву. Общая часть. - Томок |нк. гос.ун-т, 1995.-С.29-31.

Г||(Ж] Чулюкин Л.Д. Природа и значение цели в советском праве. - К«І»Іп.: Ичд-Ич |*н ун-та, 1984.-С.43.

Г||11Ч| Кутепов В.П. Человеческая деятельность как самопорожцающмі н , шггамш «реф. дис...канд. филос. наук: 09.00.01 /Ин-т философии и правії ДІЇ Киї" ІннмсІЯ ' Фрунзе, 1976.-С.9.

п

^^^о^е^номправеэ--;^ между сое,

-

,«. лггвер»ДаТЬ'    „„Г^чоеждаІШ^г^Г^ми суда^^—^а ответ-

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

как общее, так и единичное, то в решении практических задач исполнения наказания превалирует единичное, присущее только дан-ной стадии уголовной ответственности. Применение законодательного определения целей наказания, как общего для разных стадий уголовной ответственности, оказывается бедным и недостаточным для характеристики стадии исполнения наказания, не выражает ее сущности.

Главным содержанием целей наказания являйся создание иде-адьного_^^раза как высшего, конечного, заранее^опредеденного"результата деятельности по применению наказания. Однако, приходится признать несомненность  того, _чтр^ «в выработке идеала, ^оторая осуществляется посред<лвом"йд^а1^ац^І^^іадую роль рает мечта, фантазия, творческое воображение» [114]^

Понимание целей наказания возможно через философскую кате-горию_«дбщего»Гкоторое реадЁьтпде существует в объективной дей-ствительностаГа является продуктом^мьшшения^ существует лишь в Риде, понятий. Примером~такого понятия, оторванного от реалий жизни, к тому же еще и служащего подтверждением того, что в сфере Ірава историческая преемственность очень сильна, является опреде-Іпіие, данное, например, в статье 36 Проекта Уголовно-исполни-^ІІьного кодекса Украины, подготовленного в 1992 году сотрудни-нми ГУИН и профессорско-преподавательским составом Институ-'« по подготовке кадров для уголовно-исполнительной системы 4 ВД Украины, где цель наказания в виде лишения свободы понима-Гся как ресоциализация осужденных, в процессе которой осуществ-Істся стимулирование становления их на жизненную позицию, от-бчающую правовым нормам и требованиям общественно полезной Ьлельности. По сути дела, авторы Проекта посчитали, что целью •казания является не просто приспособление правонарушителя к ЇНОВИЯМ общественной жизни, но и превращение его в полноценно-» члена общества, в сознательного, активного носителя его идеа-Ьн, ценностей, норм. Но, как это уже было показано в предыдущей иве, аналогичные аморфные и декларативные понятия уже суще-повали в исправительно-трудовом праве, а теоретические и эмпи-ггсские исследования показывают недостижимость подобных це-ІІ, поскольку исправление и перевоспитание как идеал исправи-Іьно-трудового права - это_П?екраснодушная мечта, недостижи-

ммй образец, находящийся в полном разрыве с действительносп.К). Между теж; являясьтфетщШб^еШе^бІїдІЇІІ^^

І ч о том, что должно быть, будучи в определенной степени ногитин-

/114| Гркгоренко И.М. Целеполагающая деятельность и идеал ///{шггаодют' фшкі І ифІІІІІІЙ и психологический аспекты. - Симферополь: Таврида, 1988. - (Лв7.

были бы Іч>———————    ««учрв^^^абенностйпро-

__________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ЛГАЛА

Однако, в работах, посвященных исследованию эффективности наказаний, многие авторы вынуждены были признать тот факт, что цели наказания, сформулифованныев^сТ^2 УК Украины, как правило, оказываются недостигнутыми, а деятельность органов и учреж-дений исполнения наказаний по решенйиГза дачГисправлёния и пере-воспитания является "Бёзрёзудьтативной. Как представляется, основ-ная причина тако~й"ситуации заключается не в недостатках деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, а в неверной, как с точки зрения диалектики, так и с позиций общей:теориигфава формулировке целей и_ задач исправительногзз^дрвогр законодательства, в юридической фикции, содержащейся соответственно в ст.22 УК Украины ив ст. 1 ИТК Украины, когда действительность ^подведена под условную формулу Законодатель прямо в текст нормативных актов включает формулировки тех идей, из которых он исходит в правовом регулировании, и тех целей, которые он ставит. Можно, конечно, с точки зрения законодательной техники подвергать сомнению подобный подход, что предполагается сделать ниже, однако, очевидно, что законодательные формулировки предопределяют сложившуюся практику, которая вьшуждена исходить из позиции законодателя. А поскольку идея исправления и перевоспитания, , частного и общего предупреждения была сформулирована в законе, I постольку она стала обязательной для исполнения.

При назначении наказания, когда в соответствии с уголовно-ІПравовой теорией преследуется несколько целей, как представляется, цествует некоторая неопределенность, гипотетичность предположи об открывающихся перед осужденным возможностях в связи с Назначенным наказанием. Законодательное формулирование целей Іаказания свидетельствует, что на пути применения наказания от гадии судебного разбирательства до стадии исполнения еще воз-ІІожна некоторая неопределенность, проявляющаяся в разных воз-ІІОЖНОСТЯХ, борющихся, противостоящих друг другу в процессе ста-Ііовления действительности - деятельности по исполнению нака-ІПІІИЙ. Эта неопределенность не может быть абсолютной, она длится момента провозглашения приговора до начала его исполнения. » стадии исполнения наказания из нескольких возможностей рен-І Іуется одна, ликвидируется неопределенность и на смену ей при-одит ее противоположность, отражающая противоречивость про-сса   становления   и   развития   исполнения   наказаний.   Ото-ІІельная неопределенность, отмечающаяся до начала исполнении |иказания и проявляющаяся в разнообразии целей накн ІнІІия, йме-|тс с тем, ограничена объективными законами ранішия уголоииой *й І нетственности Содержанием наказания обуслрппгин цель СШ-ДО-

ТИ

то «*

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬИОГО ПГАВА

Іаботах, посвященных исследованию эффективности

Однако, в ____•_.._. лІ^Іг-"""

наказаний, многие авторы вынуждены бьшГпризнать тот факт, что цешгнаказания,,^формулйрованныё1Гст.22 УК УкрКиньї, как правило, оказываютсянедостигнутыми, а деятельность органов и учреж-дений исполнения наказании по решенйю~задач~йспраддения и пере-воспитания является бёзрёзультативной. Как представляется, основная причина такой ситуации з включается не в недостатках деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, а в неверной, как с точки зрения диалектики, так и с позиций общеЕ^теории^ава формулировке целей_и, задач исправ^нтетшно^трудрвбгхГ законодательства, в юридической фикции, содержащейся соответственно в ст.22 УК Украины ив ст.1 ИТК Украины, когда действительность ' подведена под условную формулу. Законодатель прямо в текст нор-1   нтивных актов включает формулировки тех идей, из которых он *сходит в правовом регулировании, и тех целей, которые он ставит. 4ожно, конечно, с точки зрения законодательной техники подвер-п, сомнению подобный подход, что предполагается сделать ниже, "ІІІако, очевидно, что законодательные формулировки предопреде-ми сложившуюся практику, которая вынуждена исходить из пози-п Іаконодателя. А поскольку идея исправления и перевоспитания, 11 юго и общего предупреждения была сформулирована в законе, І І ольку она стала обязательной для исполнения.

При назначении наказания, когда в соответствии с уголовио-|)и новой теорией преследуется несколько целей, как представляется, Ь'матвует некоторая неопределенность, гипотетичность предполо-Иий об открывающихся перед осужденным возможностях в связи с ^шченным наказанием. Законодательное формулирование целей '•чяния свидетельствует, что на пути применения наказания от "•   судебного разбирательства до стадии исполнения еще воз-некоторая неопределенность, проявляющаяся в разных воз-стях, борющихся, противостоящих друг другу в процессе ста-яия действительности - деятельности по исполнению нака-|. Эта неопределенность не может быть абсолютной, она длится Ьмснта провозглашения приговора до начала его исполнения, гадай исполнения наказания из нескольких возможностей реа-ся одна, ликвидируется неопределенность и на смену ей при-ес противоположность, отражающая противоречивость про-становления   и   развития   исполнения   наказаний.   Ото-І.ІІая неопределенность, отмечающаяся до начала исполнения Пения и проявляющаяся в разнообразии целей накл ІнІІия, нмс-«• гем, ограничена объективными законами развития уголошюй |и< ктвенности. Содержанием наказания обуслоплсиІІ цель січі це-

Н.»»"^^-*.1^^-- »И „ре,___ „роят» я^„^авЖда°« »;і с,Я*н«° '^даного «

5^-55=22^5

_________ ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПГЛВА

наружение которых представляет собой сложный, диалектически противоречивый процесс познания объективной реальности» [5. - С. 126]. В настоящее время формирующаяся теория исполнения наказания выполняет функцию критерия отбора среди конкурирующих гипотез. Доказанной гипотезой в этом смысле является реа-дизация кары в Практической дсятелънбста органов_и учреждений исполнения наказаний. Что же касается выводов о возможности ис-

"

^_ве целей наказания в ст.22 УК, то проверка их деятельностью орга"н6їй~>^е^ждений исполнения наказаний рок! Гасішп показала, что они нёГявляются ис-тинньши гипотезами, так как весьма сдабсГдетерминированы, что является препятствием и?^П?ер^бразов^^""в"^ист5етед^ость_. Видимо, эТО-^стЖгеЖство" гГоТнудило И7БТПм^р^а~придти^с выводу, что гипотеза об исправлении подлежит всесторонней проверке в условиях свободы [118]1, в связи с чем возникает вопрос о временных границах такой проверки. Ответ, видимо, в том, что исправление осужденных зиждется на догадках, носит случайный, спорадический, [вероятностный характер. Процесс исправления осужденных ^это "охастический процесс, то есть процесс, характер изменения кото-•''' во времени точно предсказать невозможно. Ь отличие от целе-^дешІог6~^т1>хЖтич:еского~тІрдце<;са исправления и перёвоспи-ния, целесообразный процесс исполнения наказанияіівляется при усдоівйях процессом конечным^ результативным. Можно от-. что, дол^^й. социально-педагогическая деятельность в мес-свободы индифферентна, так как усилия «педаго-

———————————-"'    ——'••    І    •    ,;_—М—_>.       .1        ——_————_Т          -- —— •^^         ^.«АЖ.^.         у •Ь'Л-ЧАЛ.ЛЛ.          -ЧХ1Д\^^«ЛЛ.  ^Г —

го коллектива ИТУ» обычно не приводят к безусловному ис-^Р^У^ьтату^Однако^ пока чтоГнесмотря на отсутствие прак-ІХ^езультатов^е^с^нал^дїї^їв-^/дрт^вд^

^ний с упорств_ом^д^т?йвпыд?^гу^^^г1р1дменения7Тфи реше-ищіо™еа™ наказаІіияГк'ОІ^^у^^^датель пред-' Vу определение целей наказанияТдолжён соизмерять —_ї^анньм определением. Поэтому еще раз необхо-1°Ачеркщт^^о_формулировка целей ^наказания связывает ^^с1шx_Еаб^т^що^^т2к^Ж2а^^о^ателш^^    обя-для_правоприменительной деятельностаГОна обрекает ад-^'""^-Щ?^аЕт^^^^^^^^исп^щ^^шказатт на пла-І^Ї^Е^М__^I?У^їт^у:к^т_^г^ктические   цели,   но   чаю

:, таким кик

лт 7? йствия с

І-    V

( ШМЦкш И.В., Кузнецов Ф.Т., Подымов П.Е. Эффективнооп »-н<' МП'пшмх учреждений.-М.:Юрид. лит., 1968. - Г 70.

77

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ________________

Как отметил еще тридцать лет назад В.Г.Смирнов, «ставя на .її первый план цель исправления и перевоспитания, мы относим к уго-Л повному праву и исправитель ио-трудовому праву не свойственные , • им задачи, безосновательно расширяем сферу их воздействия, Нель-4 зя при помощи уголовного права добиваться того, чего мы никогда

не добьемся» _119р.

Задачи укрепления законности, предупреждения преступности, перев'оспитания~осужденных могут решаться и, в какой-то мере, ре-шаются вне сфіури исполнения наказанййтВ этой связи "возникает вопрос: цедесообр азшГли воздагать"н1Горг'аны и" учреждения испол-нения наказаний обязанность производить действия, хотя и направленные на решение этих общих задач7її сл^аяхТ^огдаГс"точки зрения ~достйжеі^наказания^ в    бтнощений   конкретного осужденного эти действия^безразпичЖІ^апример, общее предупреждение) ? Тем боиее, что~спеіщілистьі, занимающиеся проблемой предупреждения преступности, обращают внимание на маловероят-ность, сомнительность «силовых» методов ее решения в деятельности правоохранительных органов, к которым, в частности, относится и правопримеяительная деятельность  органов и учреждений исполнения наказаний. Так, В.В.Голина считает, что «структура существующих государственных, в том числе правоохранительных органов и некоторых общественных организаций мало приспособлена для наступательной деятельности именно по предупреждению преступности, особенно по осуществлению криминологической профилактики» [120_2.

Очевидно, что стадия исполнения наказаниямнаибодее приспо- і соблена для^сти^^яко^^фет}Ідивдлй', дляреашзіздтікярьг. По-°1 этому никак нельзя игнорировать то, что на первом месте среди задач исправительно-трудового законодательства статья 1 ИТК Украины, все-таки, ставит задачу обеспечения исполнения уголовного наказания. Реализация кары в исполнении наказания "является его атрибутом, то есть необходимым, сущносшым, а, следовательно, неотъемлемым качеством, без которого наказание не имеет своей определенности, немыслимо, не может применяться. Приспособление стадии исполнения наказания для достижения других целей, кроме кары, требует определенной универсализации применяемых средств с тем, чтобы они способствовали продвижению сразу к нескольким, подчас противоречивым целям. Универсальные же средства, пони-

1 (119] Материалы Всесоюзного семинара преподавателей исправительно-трудового права. 8-Ю февраля 5961 г. - М.: ВШМООП СССР, 1968. - С.101.

2 ЇД20] Голина В.В. Теория и практика предупреждения преступности в Украине //Проблемы законности Вып.ЗО: Респ. междувед. науч. сб. /Отв. ред. В.Я.Таций. - ХарЬ'

ков: Нац. юрид. акад. Украины, 1995. - С.151.

\

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА маемые ъ ст. 7 ИТК Украины как основные средства исправления и перевоспитания, при всех их преимуществах имеют один недостаток - для достижения специальных целей они менее эффективны, чем средства специальные. Все это в итоге зачастую приводит к тому, что в отношении конкретного осужденного цели уголовного наказания оказываются недостигнутыми, так как использовались неэффективные для их достижения средства и методы, отличающиеся неоднородностью и противоречивостью.

Одним из законов успеха в любой работе является специализация. Широкое же понимание целей уголовного наказания влечет за собой и побочные последствия. В частности, включение в конструкцию целей наказания четырех разнозначных элементов, составляющих две пары, рождает проблему разрешения коллизии между ними и внутри этих пар в случае ее возникновения. Еще в шестидесятые годы отмечалось, что задачи уголовной и исправительно-трудовой политики не однородны, между ними существует определенные противоположности [121]1.

В восьмидесятые годы разрешить имеющиеся противоречия между целями наказания предлагалось путем увязывания целей наказания «с общегосударственными задачами совершенствования социалистических общественных отношений и воспитания нового І нпа личности», в связи с чем указывалось, что решение вопроса о м, какие из целей являются основными, станет возможным тогда, гда наказание, в частности, его цели будут рассматриваться в мках системы воспитания, принятой в условиях социалистическо-общества[122]2.

Не нашла своего решения эта проблема и в девяностые годы. І .Ік, А.И.Бойцов считает, что «между требованиями осуществления > мраведливого воздаяния за совершенное преступление и требованиями осуществления утилитарных задач устрашения шш исправле-и возникает коллизия, практически неразрешимая при одновре-' том удовлетворений различных принципов наказания» [25. - С.532]. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что уголовно-юлнительная система - дорогая для государства отрасль деятель-ІІІ, поэтому экономически нецелесообразно пытаться решать не-ншсмые общие цели (исправление и перевоспитание), затрачивая

І ' 11 І'еменсон А.Л. Проблема исправительно-трудового воздействия и со онисщчниг І   • І чистсхого исправительно-трудового права //Материалы Всесоюзного иемнмнр* м нагелей исправительно-трудового права. 8-10 февраля 1967 г.    М : НШ М'ЮИ І   1%8.-С.25.

І ' ' | < 'ундуров Ф.Р. Лишение свободы и социально-психолог ІІ'Іггхич І І І. І цінності]. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1980. - С.55, 5й

79

78

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ:____________________

дня этого значительные средства, прилагая несоизмеримые усилия, в то время, когда конкретная формулировка в законе задачи исполнения наказания позволит ее решать, причем решать эффективно, с минимальными затратами материальных ресурсов, человеческой

энергии и времени.

Как представляется, разные по направленности виды деятельности, осуществляемые в органах и учреждениях исполнения наказаний, должны иметь соответствующие источники финансирования, позволяющие ассигновать необходимые суммы денег под конкретные цели.

Например, предприятия угодовно-исполнительной системы Украины в настоящее время осуществляют свою деятельность в соответствии с постановлением Кабинета Министров Украины от 4 июня 1994 г. № 352 «Об особенностях применения Закона Украины «О предприятиях в Украине» к предприятиям учреждений исполнения наказаний». Формирование средств для оплаты труда работающих на этих предприятиях, в том числе лиц начальствующего состава осуществляется за счет себестоимости продукции, что предусмотрено Правилами применения Закона Украины «О налогообложении прибыли предприятий», утвержденными постановлением Верховной Рады Украины от 21 июня 1995 г. № 247/905/ - ВР.

Указами Президента Украины от 14 июля 1995 г. № 615 и от 24 августа 1995 г. № 803 с 1 сентября 1995 г. предусмотрена выплата надбавок, премий и материальной помощи начальствующему составу, работающему на предприятиях учреждений исполнения наказаний. Указанные выплаты им троизводятся в пределах средств, имеющихся на предтгриятиях, которое в соответствии с постановлением Кабинета Министров Украины от 4 июня 1994 г. № 352 является юридическим ливом и находится на хозрасчете. Поэтому основная оплата труда (должностной оклад, оклад за специальное звание, надбавки за выслугу лет, особые условия службы и исполнение важных заданий) осуществляется за счет себестоимости изготовленной продукции, а премия и материальная помощь - за счет фонда материального поощрения, который формируется от прибыли.

Таким образом, участники деятельности по исполнению наказаний, осуществляющие организацию трудовых процессов в учреждениях исполнения наказаний и являющиеся субъектами трудовой деятельности, включены в хозрасчетную деятельность и финансирух ются по итогам работы предприятия.

Представляется, что оплата труда тех, кто осуществляет в органах и учреждениях исполнения наказаний социально-педагогическую деятельность, по аналогии также должна производиться с

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГОПРАПЛ учетом достигнутых результатов по исправлению и перевоспитанию осужденных. А поскольку таких результатов обычно не было и нет, то, видимо, необходимо отказаться от бюджетного финансирования педагогических экспериментов, проводимых в уголовно-исполни-тепьной системе энтузиастами социально-педагогической деятельности. Считающие возможным превратить, как это, в частности, предлагает кандидат педагогических наук А.В.Беца, учреждения исполнения  наказаний  в   пенитенциарные   учреждения,  в   место   для покаяния осужденных [123]', конечно же, имеют право заниматься так называемой пенитенциарной деятельностью, но, думается, не за счет налогоплательщиков, а, может быть, скорее за счет религиозных организаций, поскольку «христианское учение о покаянии - это поиски путей к исправлению наказанного» [124]2. Тем более, что фактически церковь уже оказывает значительную материальную помощь в «повышении эффективности работы по исправлению осужденных», в духовно-нравственном воздействии на них. Так, в Российской Федерации в течение 1996 года от различных общественных и религиозных организаций в ИУ поступило в качестве гуманитарной помощи средств в денежном выражении более 11,8 млрд. руб.», при этом в учреждения уголовно-исполнительной системы передаются духовная литература, предметы культа, материальные и денежные средства на строительство храмов, продукты питания, аудио- и видеотехника, одежда и обувь, медикаменты и медицинское оборудование [125]3.

^ ^ Решение вопроса о разных источниках финансирования, отли-Іающихся между собой направлений деятельности органов и учреж-•сііий исполнения наказаний, не только позволит четко определить Іедства достижения тех или иных целей деятельности, так как «ни годна практическая цель не может быть достигнута без применения необходимых материальных средств ее реализации» [12. - С.53], но и целиком будет соответствовать выработанной еще в начале века по-'Іиции, что «в тюремном мире существуют и должны существовать дне естественные сферы влияния - правительственная и обществен-иня». При этом, правительственные функции в тюрьме должны выражаться: в точном и неуклонном исполнении судебных приговоров; ІПОЛЯЦИИ осужденных; принуждении заключенных под стражу к лишению свободы (окарауливание). Все остальное принадлежит общо-

1 [ 123] В пошуках альтернатив тюремному покаранню. Матеріали міжнароднії! о ції ІІепіуму 15-Ібсічня 1997р. -К.: РгееЛяпЬоизе, Ш7.-С. 131.

1 \ 124] Суровегина Н.А. Преступление и наказание как проблема ХрИСПШИПЙПЙ ШИПІ Гос. и право. - 1995. - № 8. - С.54.

11125] Орехов С. Свет храма приходит в зону //Преступление и иакрииинв     | Щ, 9    С.23-24.

ІН

80

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНеНИЯ НАКАЗАНИЯ

ству (содержание тюремных зданий и помещений; экипировка и продовольствие заключенных; приискание для них работ и их организация; просветительное и нравственное воздействие; устройство освобожденных). При такой постановке дела правительство должно давать средства для осуществления своих задач в тюрьме, а общество своих [126]1. По сути, этот взгляд в настоящее время импонирует некоторым представителям коммерческих структур, считающих, что создание в Украине частных исправительных учреждений, где контроль и охрану будут по-прежнему осуществлять органы внутренних дел, а инвестирование и содержание учреждений могут взять на себя коммерческие предприятия с привлечением иностранного капитала -является перспективным направлением, позволяющим сохранить средства государственного бюджета [І27]2.

Надо сказать, что и в Российской Федерации коммерческие структуры давно интересуются этой проблемой, предлагая создавать альтернативные частные исправительные учреждения, финансируемые из разных источников, в том числе и за счет самих осужденных.

В этом вопросе, видимо, следует разделить точку зрения Н.Н.Дерюга и А.Я.Петрова, которые, отмечая консервативность законодателя, сложность преодоления психологического барьера ввиду новизны ситуации, ее неординарности, тем не менее, выдвигают весомые аргументы в поддержку идеи создания частных тюрем [128р. И каким бы парадоксальным поначалу не представлялось это мнение, однако, приходится признать, что содержание мест лишения свободы лежит непосильным бременем на государственном бюджете.

Сравнение установленных приказом МВД Украины от 5 февраля 1992 г. норм обіїспеченности осужденных вещевым имуществом, когда, например, осужденным к лишению свободы мужчинам положено выдавать шапку-ушанку из искусственного меха, летний головной убор, полупальто или телогрейку ватную, костюм повседневный и костюм выходной, летнее и зимнее нательное белье, соответствующую сезону обувь, и утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации № 833 от 8 июля 1997 г. Минимальных норм материально-бытозого обеспечения осужденных к лишению свободы, в соответствии с которыми теперь минимальная норма материально-бытового обеспечения лишенных свободы сво-

1 [126] Лучинский Н.Ф. Основы тюремного дела. - СПб.: Издание редакции журнала «Тюремныйвестник», І904.-С.21-22.

2 [127] Поваляев О.Б. Про існуючу систему пенітенціарних закладів в Україні та шляхи й вдосконалення //Адвокат. - 1997. -№ 9. - С.23.

3 [128] Дерюга Н.Н., Петров А.Я. Принцип обязательности труда для осужденных и его развитие в Уголовно-исполнительном кодексе России//Гос. и право.— 1998. — № 4. -С.84-85.

82

78

_________ ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЪНОГО ПРАНА дится к выдаче в месяц: лицам мужского пола 200 г хозяйственного мыла, а лицам женского пола - 200 г хозяйственного мыла и 100 г туалетного мыла и не более того, подталкивает к выводу, что в государственном бюджете в сравнительно более бедной Украине вряд ли найдутся средства, чтобы обеспечить лишенных свободы более чем 200 г хозяйственного мыла. Поэтому стремление коммерческих структур взять на себя материально-бытовое обеспечение мест лишения свободы, видимо не стоит с ходу отвергать, учитывая бедственное, если не катастрофическое состояние экономики Украины. Особенно остро стоит вопрос о создании надлежащих материально-бытовых условий содержания лиц, лишенных свободы в следственных изоляторах. Поскольку в подавляющем большинстве это лица, которые еще не осуждены, к ним не применено, в частности, такое наказание, как конфискация имущества, то стремление содержащихся в СИЗО пребывать в цивилизованных условиях существования, заслуживает внимания. Так, представляется, что за ряд услуг, которые могут быть оказаны следственным изолятором сверх гарантированного государством минимума, необходимо ввести плату, а І также в порядке эксперимента построить СИЗО, где функции изоля-|ции и надзора должны выполнять представители МВД, а коммерче-| ские структуры будут привлечены к созданию материально-бытовых •условий для лиц, лишенных свободы. О том, что подобная мысль (пожег быть принята и реализована на практике, уже свидетельству-пыт работы следственных изоляторов в Российской Федерации, и соответствии с приложением № 3 к «Правилам внутреннего .орядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной сис-1 1 Министерства внутренних дел Российской Федерации», утвер-гных 20 декабря 1995 года приказом МВД России № 486, адми-І рация СИЗО и привлекаемые ею лица могут предоставлять зреваемым и обвиняемым ряд платных бытовых и медико-І арных услуг (например, модельная стрижка, укладка волос на не, бритье; доставка блюд из столовой для персонала следственен) изолятора; выдача во временное пользование электрокипя-рьника,  электробритвы,  электровентилятора,  дополнительного Одильника или телевизора; отдельные виды лечения, протечиро-Ія зубов; консультации врачей - специалистов органов здрино-^Япония и т.п.

ИІмвращаясь к вопросу о разделении функций госудщнши та в деле исполнения наказаний, надТГподчеркйуть, чк>     г«| І Іированньїе оргго!Ы,у^ежд^шяи^ю!шения шікн ІшпІІІ л и "І иіо/шять''ту^>аі5о^_дид![2сотдрой ощ^судя по ми шпиню, 1 1 испособлены. Иное нерационально. Е

_отдо   ощ^судя п Нї-І и приспособлены. Иное нерационально. Если

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ_________________________ за рамками каказавия^удвмется^какраньше писали, задачей государства и общества в цедом {.12.9]1, то дочшу_именноорганы и учреждения исполнения наказания должны всіспитьтать'г Есть~~пи для этого в системе "УИН квалифицированные сшциашсты? Отнюдь нет. Например, по состоянию на 1 января 1999 г. в УИН Харьковской области было 2128 сотрудников, среди которых с высшим юридическим образованием 88 человек и со средне-специальным юридическим  образованием   55  человек,   а  с высшим педагогическим образованием 55 человек и со средне-специальным педагогическим образованием - 3 человека. Таким образом, педагоги в УИН составляют всего лишь 2,8 %. В целом же по Украине среди персонала УИН около 40 % с высшим юрвдаческим или педагогическим образованием, а в уголовно-исполнительной системе России «на их долю приходится соответственно 23,9 и 10,6 процента персонала» [130]7. Изменить ситуацию к лучшему берется Русская Православная Церковь, преддагая готовить социальных педагогов в своих учебных заведениях, в частности, в Царицынском православном университете Преподобного Сергия Радонежского (Волгоградская епархия) 11 ЗІ]3. Вполне закономерно, что в этом случае именно церковь должна по достоинству, включая и оплату труда, оценивать эффективность воспитательной работы, проводимой на основе христианского учения о покаянии.

На сегодня же очевидно бессилие персонала УИН, недостаток знаний и средств для исправления и перевоспитания осужденных, когда дела по ресоциализации идут плохо, цели наказания не достигаются, а требования к организации социально-педагогической деятельности зачастую компенсируются «формальным» подходом и тогда реальное дело подменяется словами и ритуалами. Обусловлено это тем, что такой объект деятельности органов и учреждений исполнения наказаний как исправление, в  общем-то, непонятен и ;    трудно доступен, а его содержание не поддается эффективному ис-правительно-трудоному воздействию.

Практическая деятельность органов и учреждений исполнения наказаний должна основываться на определенных знаниях, теоретических предпосылках, так как администрации органов и учреждений исполнения наказаний следует действовать сознательно, руково>

1 [129] Курс советского уголовного прг.ва. Часть Общая. - Т.1 /Отв. ред. НА.Белял, М.Д.Шаргородский. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1970. - С.202.    !

1 \\Уй\ Михайлов В. Пенитенциарная система - объект социологического исследов»_ кия II Преступление и на* азание. - 1997. - № 2. - С.45.    • 3 [1315 Соглашение о сотрудничестве между Московской Патриархией Русской Пр»І™ вославной   Церкви   и   Министерством   внутренних   дел   Российской   Федерации //Преступление и наказание. - 1997, - № 8. - С.54.                                               < щ

\

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТВ~,аг,^ ————————————————      —————————————2Н дствуясь имеющимися у нее представлениями об исполнении І ния и ставя перед собой вполне определенные задачи. Вследс тественного положения, что практика исполнения наказа на носить целенаправленный, а •точнее, дстштабра;шый, хара.,г, между целями наказантТй деятедьносТШ адмиыисцтдии органон и учреждений исподнония^нажазаний, направленной на~й!с достижение, существует взаимосвязь теории іГІірактикй. «Структура практики включает в себя^гакиёТломенты как потребность, цель, мотив, целесообразная деятельность в виде ее отдельных актов, предмет, на который направлена эта деятельность, средства, с помощью которых достигается цель, и, наконец, результат деятельности» [132^. Как из-вестно, целеполагание и управляемость являются атрибутами прак-~ тики как материального прЩессаТследовательно, нГдроцессу применениянаказаний,     охватывающему    как     стадию     судебного разбиратаїьства, так й стадию исполнения наказания, присущи эти неотъемлемые свойства. Условием же научног?^П?оШоздрования и управления сощй^лъши процессами является уяснение объектив -нод^щдущей тенденции. Такой тенденцией направления уголовной ответственности в_стадии исполнения наказания Ітляется реализа-ция кары.    " '"               *   ————— ГТеоретическая деятельность должна бьпъ производна от прак-Ітической. Практика исполнения наказаний - отправной, исходный •Пункт теории наказания. Практика «обладает характером диалекти-Ісской универсальности в том смысле, что не только является стиму-^ом, целью и критерием истинности познания, но имманентно вхо-ИТ, вплетается в сам процесс познания, составляя его необходимый рмпонент, сторону, свойство» [133]2. Вместе с тем, практика испол-Іния   наказаний,   как   основа   построения   теории   уголовно-Полнительного права, не предшествует последней, а сама строится Гесной взаимосвязи с развитием теории. Особенно наглядно это роявляется (как это уже бьшо показано в первой главе) в организа-|И исполнения наказаний, которые не были известны ранее отече-Існной угояовно-исполнительной деятельности (например, арест, риничение свободы, обязательные работы).

Теоретический уровень, как система взглядов на применение на-ІМІия, предполагает оперирование идеальными образами, форма-| абстрактного мышления. Идея исправления и перевоспитниий, рюго и общего предупреждения существует в теории кнк ибст-

I |П2|    Философский    энциклопедический    словарь    /Гл.    ред.    )\ Ф Федосеев, С.И.Ковалев, В.Г.Панов. - М: Сов. энциклопедия, 1981.    (' % Л Н П| Керимов ДА. Соотношение теоретической и практической І 'т позванім права //Сов. гос. и право. - 1980. -№3. -Г 17

84

^^^?^^^^^^^^

ш?І^^^ Гнё могут быть Реа№Нп7йс^ие. Надо сказать, дачи испр^итбЛЬН° ^

•-СЛ021_1!™ктоМ теоретик

но-трудо»01» -г-         практики Ч»"*''"         да есть пр*"--— -

86

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ИРАНА

ботками, которые в значительной мере определяют практику исполнения наказаний. Так, основывающаяся на неверных теоретических представлениях своего времени концепция о возможности исправления и перевоспитания путем привлечения обсужденных к общественно полезному труду, практически в течение длительного времени не подвергалась сомнению исключительно из-за ограниченности познавательных возможностей практики, связанной необходимостью поставлення дешевой рабочей силы на «ударные коммунистические стройки». В этом случае «ограниченной теории соответствовала ограниченная практика и наоборот. Теория и практика выступают как противоположности, противостоят друг другу как духовное и материальное, однако в конкретной человеческой деятельности они постоянно находятся в единстве и взаимообусловленности, так что оіраниченность одной из сторон накладывает свой отпечаток на | другую сторону» [5. - С.117].

1       Из  практики применения наказаний,  являющейся основной |юрмой деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, I теории наказания вырастают дааГвйда~модедей действительности: ^дскватная, отражающая деятельность администрации органов я Врсждений исполнения наказаний, й~корредятивная (понятийно-рс Ірактная), отражающая преследуемые судом цели при вынесении казания. В теории эти модели действительности Представляют со-Й единство, континуум1, являющееся в итоге незаменимым средст-I ориентировки в повседневной деятельности органов и учрежде-I исполнения наказаний. Благодаря относительно самостоятель-к существованию континуума адекватно-коррелятивной модели Чвительности в теории уголовного и уголовно-исполнительного 1 возникает возможность проникнуть в сущность процесса щения наказания, предвидеть перспективы его дальнейшего •ия. Но, с другой стороны, в относительно самостоятельном .иовании этих конструкций заключена гносеологическая при-Ьинтазии, воображения, скрыта возможность искажения дейст-ІНОСТИ, так как самостоятельность адекватно-коррелятивной и применения наказания позволяет манипулировать с ее эле-ЦИ, с ґавить их в такие связи и отношения, делить их на такие I составлять такие структуры, которые, как правило, вообще уі быть данными в практической деятельности органов и уч-ИмП исполнения наказаний, как, например, закрепление в ст. 1 бранны задачи способствованияискоренению преступности.

I

I

п?

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ______________________

Складывающаяся совокупная практика исполнения наказаний раскрывает в происходящих процессах исполнения-отбывания наказаний все новые и новые стороны, свойства, отношения, закономерности, отражает логическое развитие уголовно-исполнительной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний и при этом обусловливает необходимость своевременной переоценки результатов научного познания кары, замены устаревших представлений о возможности исправления и перевоспитания каждого осужденного новыми знаниями, более соответствующими объективной реальности исполнения наказаний. Практика осуществления правоограни-чений, свойственных наказаниям, позволяет получить представление об эффективности уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, дает возможность увидеть все их недостатки, указывая, в частности, в каком направлении следует совершенствовать нормативное регулирование деятельности органов и учреждений исполнения наказаний.

Говорить об эффективноста уголовно-исполнительной системы, понимая под ней лишь сами органы и учреждения исполнения наказаний как таковые, вряд ли имеет смысл, поскольку цель и задачи этой системы могут быть достигнуты лишь в целесообразной деятельности по исполнению наказаний. Эффективность уголовно-исполнительной системы определяется прежде всего эффективностью ее деятельности по осуществлению правоограничений, свойственных наказаниям, успешностью выполнения органами и учреждениями исполнения наказаний своих функций.

Исследование процессов целеполагания и целеосуществления администрацией органов и учреждений исполнения наказаний может помочь более глубокому пониманию сущности реализации кары, дать дополнительный мат^эиал для теоретической разработки четких представлений об эффективности уголовно-исполнительного законодательства. Наряду с этим повышение эффективности уголовно-исполнительной    деятельности   предполагает    дальнейшее улучшение,   совершенствование  законодательного   регулирования деятельности по исполнению наказании.

Эффективность применения норм уголовно-исполнительного законодательства в конечном с^ете следует увязывать с результатами осуществления правоограничений, свойственных наказаниям, в деятельности органов и учреждений исполнения наказаний.

Практическая деятельность органов и учреждений исполнения наказаний дает возможность обнаружить несовершенство законодательных формулировок, имеющихся в теории исправительно-трудового права званий, для применения наказаний, накопить но;

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАПА

вый опыт, проверить целесообразность существования уголовно-исполнительной системы, ее предопределенность наперед заданным результатом, который выступает как цель. Цель наказания должна являться отражением материальной действительности, то есть практики исполнения наказании. «Прежде лсві'ц ирак'іик^гтщг^ссх наук предстает перед ними не только как непосредственно данная среда, но и как объективное бытие вообще. Такое расширенное понимание практики позволит в теоретическом мышлении отразить, в частности, законодательную практику не как «поверхностный слой», а как глубинную социальную сущность правотворчества, отражающего опыт прошлого, тенденции настоящего и перспективы будущего» [133. С.16]. Цель наказания возникает как закономерный итог предшествующей практической деятельности, реализуется же она в новой действительности. «В целеполагании, - отмечает А.А.Чунаева, - неразрывно сливаются, переходят друг в друга три времени: прошлое, настоящее и будущее. Цель есть диалектический синтез, диалектическое отражение прошлого, настоящего и будущего» [135]1. При этом бросается в глаза тот факт, что целесообразное в одних условиях превращается в свою противоположность, становится нецелесообразным в изменившихся социально-экономических условиях.

Практическая деятельность органов и учреждений исполнения наказаний, будучи результатом предшествующего опыта, является исходным пунктом дальнейшего развития уголовно-исполнительной системы. Однако, «практика ... того или иного периода, основывающаяся на представлениях и идеологических установках своего времени, не может дать исчерпывающей информации о происходящих процессах, кроме простых констатации чувственной реальности общественных фактов» [5. - С. 103].

В теорию исправительно-трудового права в последние годы включались новые факты, понятия, уточнялись принципы, к тому же обнаружилась масса противоречий, неразрешимых в прежних ее рнмках. Изучение и разрешение противоречий процесса исполнения Наказаний позволяет перейти от одного качественного состояния в учении о наказании к другому, от низшей ступени познания сущно-1 сій исполнения наказаний к высшей, где высшая ступень отрицает щпшую, сохраняя и совершенствуя на новой основе достижения прошлого применения наказания. Таким образом, сейчас, в критичо-I ский для теории исправительно-трудового права момент, необход 1ио совершить переход к новой теории уголовно-исполнительІЮІ рнва с другими принципами, реальными, практически досіижимі

1 [135] Чунаева А.А. Категория целив современной науке и ее мгшлшшшн» І"» І> чемне/Цель и деятельность/, — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1979     С П

88

теори* открывает новые ^  Разработка теор^    ^^ вклю.

уггаОВИО-ИОЮІШИГ -    44_45]                                                    того. ЧТО Д<»

?„ сотрудак"» І'30. „щзяаеШїиїеїЯЕ^^!^"'

прїінаг" ^ї^г^Г^^^^^и»1 &^ЯХ?«~?&&

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОЗНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАНА засддеянное» [136]1 «Истинными иди неистинными могут был., -как указал В.П Фофанов, - и цели деятельности - в зависимости от то-го, насколько оценки, функционирующие в качестве целей, адекватны объективным ценностям данного субъекта как элемента определенной социальной системы. Достижима лишь истинная цель» [12 -С 177].

Следовательно, практическая деятельность органов и учреждений исполнения наказаний служит отрицанием существующей законодательной формулировки целей наказания, закрепленных в ст.22 УК, так как деятельность органов и учреждений исполнения наказаний не приводит к реализации этих целей, свидетельством чего является, в частности, высокий уровень рецидивной преступности, которая, как утверждают, «зависит главным образом от успехов в перевоспитании осужденных» [137]2. С другой стороны, «нельзя оценивать деятельность ИТУ по одному показателю, хотя бы и очень важному, каким является рецидив преступлений среди освобожденных от наказания. При таком подходе явно недооценивается ряд за-I дач ИТУ, что может отрицательно влиять на их деятельность, так •рсак только решение каждой задачи может и должно приниматься во Внимание при полной и объективной оценке эффективности дея-••пльности ИТУ.

Правильно оценить эффективность той или иной работы можно шь при учете сил, средств и времени, затраченных на ее исполне-к Л это, если говорить об эффективности ИТУ, невозможно сде-11 без учета так называемой текущей деятельности ИТУ» ) І С.66]. Именно с этих позиций видится непреходящее значение |п ретных задач уголовно-исполнительной системы, сформулиро-ІІІІІ.Іх в Законе РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих наитие в виде лишения свободы» [100]. Направленность на выпол-'"•••' этих задач способна придать повседневной деятельности ов и учреждений исполнения наказания, не целенаправленный, сообразный характер.

Диализ деятельности как целенаправленной предполагает вы-•е несоответствия между наличной жизненной ситуацией и це-|132 - С.763]. Между целями наказания и практическим ре-Ітом деятельности органов и учреждении исполнения наказа-І ^ шествует несовпадение, поскольку практическая деятельность '"' ее^идеального про'ёктаГто есть цеди. «В итоге^цеденаттрав-I деятельности неизбежно некоторое расхождение между

—————•    ^>

Дуюмов В К Проблемы наказания в новом уголовном праве России »ч Пелюр гос ун-та, 1998 -С 22

| Уголовное право Украинской ССР на современном этапе Чюті ОЛІдяя И Иур'І«ж.-К   Наукова думка, 1985 ~С ІЗ

90

СЛОїЛ, №».«

!

?^Ь^?Іда^ -4-. — г^^г^^^йда^І^-,

____________— - .. ^^л І/->з^ЛОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

идеальное (субъективное, общее) проверяется, уточняется, развивается.

Вопрос о ложных и истинных целях наказания и проблема их осуществления самым тесным образом связаны с соотношением возможности и действительности, то есть цели наказания, сформулированные в ст. 22 УК, и практическую деятельность органов и учреждений    исполнения    наказаний    по    реализации    свойственных наказанию правоограничений, надо понимать как взаимосвязь возможности и действительности. Цеди наказания и задачи, решаемые повсднев^то^^штстрацией органов и учреждений исполнения_на-ка^анвгй,--это ^[иадектическое единство возможности и действи-тельности. Чтобы быть успешной, практическая деятельность адми-нйстрацийГ органов и учреждений исполнения наказаний должна опираться преимущественно на действительное. Забвение этого правила приводит к ситуации, на которую обращается внимание в По-

• Ісіштельной записке к Европейским пенитенциарным правилам:

• «Современные обстоятельства и новый образ мышления углубили Внутреннее противоречие между целями лишения свободы и заклю-ИІИСМ как таковым. Выдвижение концепции ресоциализации по-редством применения режимов исправительного воздействия, осно-ШІІІого    на    процессах    дифференциации,    классификации    и прсделения заключенных по надлежащим индивидуализирован-11 программам обучения и подготовки, столкнулось с трудностя-|ІІ.гтскающими из принудительного характера пребывания в мес-^ лишения свободы.  Использование заключения как средства ^|-' общества и выражения неприятия преступного поведения, п (І пуст, согласно своей сути, его использованию в качестве Іп.'І для последующей ресоциализации преступников» [99. -. Следовательно, закрепление тех или иных благих пожеланий гве целей наказания, отнюдь еще не означает их достижения, ІИЦИИ в практической деятельности органов и учреждений ис-__нни наказаний. Превратится ли та или иная цель наказания, Ііпможность, в действительность или же нет - зависит от харак-1 Іикономерности, которая лежит в ее основе. Цели наказания, •Ириваемые как возможности, находятся в границах от невоч-ЧІ ло необходимого, что зависит от различной степени веро-превращения их в действительность.

(дня исполнения наказания, содержащаяся как возможность        ! і судебного разбирательства, в деятельности органон и уч-Щ  исполнения наказаний становится действительностью. ЛИс целей наказания и решаемых органами и учрсждониими ния наказаний задач, как диалектической таимо*ниш

ность *Д° ——— -_-    да» МЛ- «- >»•                    „

_________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

целей наказания и решаемых администрацией органов и учреждений исполнения наказаний задач. Это соотношение (в развитии и преемственности стадий уголовной ответственности), становится понятным при подходе к возможностям (целям наказания) и условиям их превращения в действительность с позиций практики исполнения наказаний. Разумеется, что в деятельности органов и учреждении исполнения наказаний превращаются в действительность дшшГвоз-можТОсТи, осуществление которых, в конечном счете, необходимо, неизбежно. В связи с этим, можно ли утверждать, что цели исправления, перевосшіт^аіісия^предуїфеждения достигаются с неизбежно-стью? Действительность зтїї~опровдрт;ает^_'так как в каждом конкретном случае применения наказания ^стадии его исполнения с неизбежностью реализуется лишь кара. В связи с этим, нельзя не со-гттяг.итьг.ст к В.ТС Дуюновым. что кара оказывается единственной ре-ально достигаемой целью в результате применения уголовного на-1Г казания [141]1.

Цель кары выступает как возможность лишь при своем возникновении, становлении, фиксации в уголовном законодательстве и при вынесении наказания судом. Поскольку кара содержится в самом процессе исполнения наказания, в реализации свойственных на-казанию правоограничений, как определение сущности наказания, то пдя иеттрйметтп Яутгет реализована. Кара, как^судшость наказания, развитая и выявленная в деятельности органов и учреждений , исполнения наказаний является совершенной необходимостью, хотя I и мелом деятельность органов и учреждений исполнения наказаний шредставляет собой единство сущности и явления,^ внутреннего и •^нешнего, необходимого и случайного.

При законодательном формулировании задач деятельности по полнению наказаний, понимаемых мною как возможность, и со-ношения их с деятельностью органов и учреждений исполнения казаний, являющейся действительностью, следует исходить из то-что «чем больше возможностей присуще действительности, ее чцности в каком-то отношении, тем более неопределенной она яв-рстся в этом отношении. Чем меньше нереализованных возможно-Тсй присуще действительности, тем более определенной выступает Ив. Действительность, все возможности которой, кроме одной, яв-Цощсйся конкретной и реальной, исключены, с неизбежностью свращаются в новую действительность, выступает как определсн-|я» [139. - С.92]. Вот почему только единственная цель кары при со

I |141] Дуюнов В.К. О понятии и целях наказания в новом уголовном Иране Рогат Ірин», поведение, личность. Материалы международного симпозиума. Чш-н. I /От», I Г.А.Борисов. Г.М.Потанин.-Белгород: Изд-во Белгород гос. ун-та, |ччн. СМ.

95

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ____________________

воплощении придаст деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний конкретный, вполне определенный, предметный, вещественный, реально измеримый характер.

Исполнение наказания является необходимостью деятельности органов и учреждения исполнения наказаний, внутренней закономерностью, обусловливающей существование структур уголовно-ишолнительной системы. Исполнение наказаний - это тот процесс, который непременно должен осуществиться в деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. При исполнении наказаний реализация правоограничений носит в отношении осужденных обязательный, неизбежный, неотвратимый характер. Урегулирован-ность исполнения наказания нормами уголовно-исполнительного одательства должна придавать реализации кары черты необ---— и ^пловно-исполннтельной деятельности кара - это то,

- с'™»т говепшено так и не иначе.

- ———• --Т-І-Г Т ОТ

ЧТО Ней и лч, ^._ _

Необходимость в деятелыш^хы. .,г....

наказаний означает, что исполнение наказании, IV*

ность уголовно-ишолнителъной системы, не может

она есть.

Необходимость исполнения наказаний, в отличие исправления и перевоспитания, частного и общего предупреждений, являющихся абстрактными возможностями в деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, характеризуется конкретностью, строгой количественной и качественной определенностью, отражающей репрессивный потенциал наказания. Следовательно, исполнение наказания включает в себя как свою сторону определенность, а процесс исправления и перевоспитания, частного и общего предупреждения - неопределенность. Исправление и перевоспитание, частная и общая превенция отражают не внутреннюю, а -"^тшою обусловленность организуемых в органах и учреждениях «ч наказаний процессов, они являются тем, что чожет — -. тппизойти так или иначе.

— ~*.«гч_

г,

функционирования 96

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА (полного или частичного) для возникновения предполагаемого производного. Надо сказать, что закрепление исправления в качестве цели наказания, определение понятия исправления, как это сделано в ст.9 УИК РФ, к сожалению, не позволяет отнести его к подлинно научным понятиям, поскольку «в каждом понятии, если оно подлинно научное понятие предусматриваются - все частные случаи, какие могут быть выведены из него и из каких составляется полное содержание понятия» [142]1. Поэтому выработанные наукой уголовно-исполнительного права понятия, закрепленные затем в качестве целей-задач исполнения наказаний, будучи формой отражения объективной действительности, должны выражать не просто общее, а качественно всеобщее в применении наказания, с учетом любых форм проявления всеобщего в отдельном, то есть в стадии исполнения наказания. Следовательно, в ст.9 УИК РФ исправление осужденных определено как понятие, которое для деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний не опосредовано сущностью-исполнением наказания, реализацией кары, а, тем самым для данного направления деятельности органов и учреждений исполнения наказаний исправление осужденных является случайностью, то і есть исправление осужденных может быть таким, а может быть и і иным.

)       В отличие от исщзавденшІг^каЕа^к^к^}еадьная_Д^Ід., отражает

объективные возможности, задожшЕШ&^дсиетвитеаьности^она ко-

І ршится в деятельности °^тако^^У^^^^^ исполнения наказа-

||)ий. В евоей деятельности администрапия оргшбвПи учреждений ис-

•олнения   наказаний   имёётГ~дёло   с   явлениями   и   процессами

Інвективного міф а, подчинёнными р'ёализации правоограничений,

Еюженньгх в наказанйиГТГоэтому цели деятельности органов и уч-

»едений исполнения наказаний для того, чтобы быть реальными,

шіжньї исх?дить из наличных объективных Закономерностей реа-

рнции угодовнойЪтвеУствеЬІостн.ТІз о^ективньІ5Гж)зможносгей

ловно-исполнительной системы. «То, что не соответствует свой-

•лм и закономерностям объективного мира, что, следовательно,

•о (можно - не может быть создано человеческой деятельностью. Ни человека, которые не исходят из объективных и противоречат являются нереальными, неосуществимьши» [62. - С. 1181. Таким їм ІРМ, исправление осужденных не имеет обязательного характе-| м "русдовдено это тем, что в деятельности администрации орга-учреждений исполнения"наказанййиспраЗвление не опбсрсдо-(.ущдшдьн? исполнент-натагания. ТАК, -кшгтгд^авттенис в   ^ і    деятельности может~їїшь и дос-

^1 Асмус В Ф. Логика - М, Го-пвлаївзд». ,947 -с 43.

її ІV!(

«п как пр*"!^-^—-г^п не завк^^_^-~~-гг0бсто5ШУи>ч-'1Д'

^в^^ё^Ёз^Ьй-5

ад^™* и не может быть Ф І^дяя

и-:^і?^е^ї5Е5?^і^0^саодаіггельи«- --  исправлению- Я

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПГАЦ

Я' ЧастнОГО

' ПОШМаемьІе как абстрактные арЫ' СВЯЗаньІ не с основной тенденцией б    -™ян. "Р*»^ исполнения н^аза с побочными, случайными, несущественньши в условиях, напри

™^^^^ ^-У———— в ^Н,Уно тем не мшее объективными сторонами действительности. В силу того   что ис

тяг ттатттет    с ' '        ~~~ ————— ««« ыюпОСТИ, ОСуЩЄСТВЛЯЄМОЙ В МЄС-

"аниП™СВ      да' ДОПОЛНЯЮТ данный процесс исполнения нака-ания, однако, вероятность их осуществления минимальна, граничащая^ неосуществимостью, нереальностью.    ^

—• возможности, содержащиеся в целях исправления

Г    ттяі~-то/\тїл  тт  -.а___      _

еждения, в общем-то,

. пЯІКТШа-г,:^^    "              ' " "' "^" ~" ™™"1 ^ада УСЛ°ВИЙ ОНИ МО-

э таГи?       РеальнУ«> конкретную возможность и, б) как пра-в, так и остаются абстрактньши возможностями. С другой сто-м. нель кары, преследуемая при вьшесении наказания в судебном поскольку кара еще не реализуется, еще не есть действи-от питпі??* НЄ НЗЧаТ ПРОЦССС иотолнения наказания, обладает в 8 то1олей(1б т Д° ВСТУПЛЄНИЯ приговора в законную силу) ка-ш^°Т абстрактности' п°™му что не все условия для ее реали-ни уже существуют.

Уголовно-исполнительное право, рассматривающее цель исполин наказания как реальную возможность, которая с необходимо-і. неизбежностью превращается в деятельности администрТции в и учреждений исполнения наказания в действительность • исходить из представлений о многоплановости процесса ис-иия наказания, который, несмотря на свою определенность, Вюсгь   результатом,  урегулированность  нормами  уголовно-ипггепьного законодательства, тем не менее включает в себя тигельные и возможные, необходимые и случайные, особые и '" 'Щпе связи, осуществляющиеся в деятельности адмшшстряцни

-ї^=-'==:--5г=2,'гі

полає»»"    детерю»"-1                                        я и дежі^1"  І

аяйе дедей наказан^ ^^ 1

о

__________ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТШ1ЫЮГО ПРАВА

ля и суда может с помощью определенных, тесно связанных с целью средств возникнуть и развиваться, то есть стать действительносп.ю. Цель кары в деятельности органов и учреждений исполнения наказаний представляет оудущее в настоящем. В деятельности орга-нов и учреждений исполнения наказаний кара - это, с одной сторо-ны, реальноІ ЬуІцествуїбШая7~аПс^іЩуТой,~скрьггая тенденция данной действительностиі ~ее~В?Іутгрєі^^^^о^иненішй реализации кары момент. Не вьізьтает"срмнений^трт'фаіст, что процессу~исполнения наказания подчинена вся деятелъность^рганов и учреждений ис-поднеш^я^^^іка^з^ний и карал как^прежняя тенденция, в этой деятель-ности становится господствующей закономерностью.

Деятельность администрации органов и учреждений исполнения наказаний находится в связи и взаимодействии с другими стадиями уголовной ответственности, то есть исполнения наказаний вполне закономерный конкретный процесс^ одно из звеньев в цепи нераз-рытшо взаимосвязанных _этапов уголовной ответственности, выражающих их изменение и развитие^ а также преемственность.

Между целями наказания, сформулированными в ст.22 УК и преследуемыми при вынесении наказания, с одной стороны, и деятельностью правоохранительных органов по исполнению наказаний, с другой, существует внутренняя связь двух форм бытия, двух ступеней развития, двух последовательных стадий уголовной ответственности. Это значит, что цель наказания, как возможность, как | еще не реализовавшаяся действительность, является предпосылкой применения наказания, изменения и развития стадий уголовной ответственности. Но лишь та цель наказания может быть достигнута, которая существует как реальная предпосылка, объективно, поскольку реальная возможность не есть плод лишь субъективной кон-І Ірукции в уме законодателя. Как отметил А.Е. Наташев, категория цель относится к числу субъективных и тем самым не имеющих пра-ІІІІ на существование, однако в связи с тем, что наказание имеет объ-активное содержание и объективную направленность, то независимо • субъективного восприятия и выражения оно определяет и объек-Шшость цели [61. - С.69-70]. Следовательно, для того, чтобы стать Ійствительностью цель, как возможность, должна иметь объектив-Р.ИІ характер, а не вноситься в реальность сознанием.

Согласно диалектике каждый предмет, явление содержит н себе

(|»ьество возможностей, но в конкретном процесс реализуется иІІІ. одна из них. «Взаимодействие и борьба различных и Ітротиио->'|п,кных тенденций приводят к тому, что складывается нокоторц ни І»! тенденция или побеждает одна из тенденций; они ггроклидм-себе путь среди всех других, становится господі пІуюгІИІ,

Щ"

я- ?»=-=='•• -ййлг

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

ленных в ст.22 УК целей. «Для того, чтобы целенаправленная деятельность была успешной, необходимо сопоставить пели деятельности с объективными и субъективными возможностями. Объективные возможности - суть те тенденции развития, которые не противоречат законам природы и общества, вытекают из наличных социаль-ных и природных условий. Если чед^о^векгшанирует в своей деятедь-Н?сти_т,о, что нереально, не вытекает из его возможностей, то эта деятельность, несомненно, будет безуспешной. Поставленная цель не будет реализована даже при самых интенсивных усилиях.

Не менее важен также учет субъективных возможностей осуществления цели. Субъективные возможности - это способности от-дельнргоиндивйда или социального субъекта (класса, ттяртии, груп-пыГк выполнению поставленных задач. Если индивид ставит перед собой задачи, для решения которых он не обладает необходимьши способностями, его деятельность будет неудачной» [из. - СЛ 2].

^Как представляется, в шестидесятые годы, в период кодификации уголовного и исправительно-трудового законодательства, по осей видимости, предполагалось, что сформулированные в ст.22 УК цели наказания связаны о научным предвидением; казалось, что если I» данное время и не было объективных условий для их достижения, чевращения в действительность, то такие условия с помощью пред-мнятых усилий и определенных средств могут возникнуть в буду-:й. то есть цели наказания законодателем рассматривались как гективные1. Однако, исследование тенденций развития данной юблемы показало, что цели наказаний, казавшиеся научные пред-Чением, на деле оказались пустой абстракцией и не в последнюю *>едь из-за того, что нормы, формулирующие цели наказания и Ічи исправительно-трудового законодательства, носят деклара-П-ІЙ характер. Возможно, это было обусловлено отсутствием на ІТ принятия УК и НТК глубокого научно-теоретического ис-Івания проблем наказания, когда в основе целеполагания нахо-Ісь не система понятий, концепций, представлений о реальной гвительности исполнения наказаний, а нравственные, этические Іугие формы внетеоретического сознания. Формулируя цели нация, законодатель, очевидно, стоял на тех позициях, что в обще-возможности превращаются в действительность не самопроич-цо, автоматически, а в результате деятельности людей, ставя-себе определенные цели; что достижение целей наказания в «•ге его исполнения осуществляется при взаимодействии объск-

' Примечание. В общей теории права различают перспективные и ближаїїшис цінні, • ируемые в юридических актах. - [145] Рабинович П.М. О юридичсскчИ природе рпвовых актов//Правоведение. - 1971. -№ 5.- С 28-35.

>т в °0    зван** ^ следовательно, за*     ^ зада

"

маркраТЄІ    ^оДОВно, яамерена* "^     го учения.            ^крепленные в уі п     атбльстве,

ВВЩЕНИЕВ ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСППЛЫ^ .ггггпт

цели наказания в действительность.

'от™*. ~—— - ——

________    л      ———— -^-.^. ц

деятедьнрсгь_адщинистраіщи органов и

. опираться на объективные

__ __    г  __11Ж_  _„__——•-*•   хрь*дхіи^

оль в превращении возможности в дейст-

А~—--—* ж_ц^ч..Дц ^у^^лход

Мнительность только

"    '                           '                    '

______________^__ _,„, ^ц ^Я^У/^^ЛІ-.ХШЛІЛ ЦЦЬСКТИВНЫХ уСЛО-

вий. Практические действия, которые направлены протшГобъектив-

НЫХ    ЗаКОНОВ.     нергі^*>і-ч«     «й^„«„~-    —-

ЯІІ)1

г._V  законов,   п^шисжно   ооречены   на   провал,   а   достижение Г^указанных  в   ст.22   УК   перспективных   целей   наказания   (пре-^•І^имущественно это касается цели исправдешзга^гпер'ёвоспитания) •^Гвозможно лишь как резудьтаТ^течения нескольких случайных фак-торов, поскольку осуаденные заведомо отвергают всяческое воздей-^ ствде на них, считая^5го~нёсдравёдливым [146]1. ^3^.4. Закрепленные в ст.22 УК и~ст.1 ИТК предположения2 о возмож-,    Эиости исправления и перевоспитания, устрашения с помощью нака-зания, вьщавались в теории уголовного и исправительно-трудового права за реальную возможность. Э.Г.Юдин обратил внимание на то, і что «теоретический анализ фиксирует лишь некоторую совокуп-

Їность возможностей, из которых вытекают различные, иногда альтернативные практические решения. Хотя знание этих возможностей 5 и является необходимой предпосылкой успешной деятельности, од-," нако выбор конкретного решения и соответствующей цели опреде-1'ляется не этим знанием как таковым, а более широкой социально-., культурной и идеологической мотивацией» [9. - С.350]. Поэтому цели наказания и задачи исправительно-трудового законодательства можно рассматривать как дань господствовавшей в 60-70-е годы коммунистической идеологии, как сознательный обман или, в лучшей случае, как пустые несбыточные мечты, как иллюзорное отражение сути уголовной ответственности, существа процесса применения наказания.  Как представляется, подобное стало возможным ! потому, что не учитывалось действие объективных законов, не было I их  глубокого  анализа,  а было искаженное  отражение действи-Иилмюсти (практики применения наказании) как результат абсолю-ИИчнции субъективного фактора по превращению возможностей влей наказания) в действительность.

Чтобы научно определить возможности (цели наказания) необ-ІІШО исходить из данной действительности (стадии исполнения ІСН'Іания). В зависимости от степени обусловленности действи-

^46] Хохржков Г.Ф. Парадоксы тюрьмы. - М.: Юрид. лит., 1991. - С.63. Примечание. Предположение - в логике положение, которое временно, до получе» 1 Иикмателъства противного, считается правильным. - [27. - СМ \ \

яомерност^-г    сти бъггь даг          сущес^^^онам, то

тендени^. "-^     Іаказан^'—     и второе-—         бъШ> 0сГ

——————~~" ,^_„^пбоазносп. и ДО!»

______________--- —' ^ -~^и^лниТИЛЬНОГО ПРАВА

пояиения наказания, реализации кары. Ведущая тенденция исполнения наказания - кара, существует объективно, но для ее реализации необходимы не только объективные, но и субъективные условия.

Цель кары в процессе реализации присущих наказанию правоог-раничений становится объективной реальностью. Как результат закономерного развития уголовной ответственности, кара с необходимостью превращается в действительность. А «действительность обычно противополагается фантазиям, иллюзиям, неосуществленньш и

\ неосуществимым планам, намерениям, нереализованным возможно-

3 стям»[148]'.

'Л        Конкретность, точность, определенность и ясность должны от-'" личать задачи реальной практической деятельности по исполнению наказаний от целей наказания как результатов духовно-теоретической деятельности. Иначе говоря, процессу исполнения наказания, как действитедьностичужды такие аострактньіе~возможности, закрепленные в У К в качестве" целей наказания, как исправление и пе-^ ревОсТшташ^е осужденных, предупреждение преступления.

Между тем, практическая деятельность органов'и учреждений исполнения наказаний свидетельствует, что цели исправления и перевоспитания, частного и общего предупреждения сформулированы и существуют как абстрактные возможности, но для их осуществления (реализации) нет необходимых объективных условий, несмотря на прилагаемые усилия и значительные средства (субъективный фактор). «Конкретные цели человек реализует, абстрактных достигает, точнее может приближаться к их достижению, реализуя свои конкретные и частные цели» [92. - С.43]. Создается впечатление, что наличие абстрактных (перспективных) целей наказания вполне устраивает авторов различных теоретических концепций наказания, поскольку соответствующий им абстрактный анализ проблемы на-ь лзания ни к чему не обязывает и не влияет на конечные, далекие от реалий исполнения наказаний выводы отдельных исследователей, •Инвязывающих практикам отвлеченные понятия. А, как считает Г.А.Казакевич, «выдвижение практических целей, основанных на (бстрактных возможностях ведет к авантюризму» [147. - С.53]. В уго-      ^ овиой и исправительно-трудовой политике это проявляется в дея-Мьности, рассчитанной преимущественно на случайный успех, без 1|ета реальных возможностей применения наказания. \    Особенности абстрактной возможности в теории наказания Ідетельствует о том, что она является источником различного ро-

[148]   Ильенков   Э.   Действительность   //Философская   энциклопедия   /Гл.   рсд Ц.Константитов. - М.: Сов. энциклопедия, 1960. - ТХ -С.442.

107

106

________ ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА^

превратится в действительность» [143. - С. 272]. Реальная возможность реализации кары, поскольку она обусловлена действительно -с гью - деятельностью органов и учреждений исполнения наказ аний и основывается на закономерностях развития уголовной ответст-веш^ст-ивстадин^исподнения .наказания, до своему характеру при-^мыкад^к Гнёобходимости. «Под необходимостью, необходимой дей-^твитатьностью обычно понимают определения действительности, имеющие обязательный, неизбежный, неотвратимый характер; отношения, которые обязательно были, есть или должны быть; которые не могут не быть» [139. - С.84]. Любая возможность зависит от условий ее реализации, а необходимость в ней существует в большей или меньшей степени. «Необходимость присутствует во всякой реальной возможности. Возможность как потенция сущности, не может существовать без известной доли необходимости, без некоторой степени детерминированности, возможность по мере нарастания детерминации, по мере формирования сущности, увеличения необходимости до полной достаточной детерминации в данном отношении, становясь реальной и конкретной, превращается в действительность. Реальная возможность уже не может быть другой, по-, скольку в ней содержится действительность» [139. - С. 86]. Всдедст-1 рис непосредственной связи с необходимостью, как выражением за~ ИУномерности  разівитм   уголовной   ответственности   от   стадии удобного разбирательства к стадии исполнения наказания, реаль-я возможность - кара"^ осуществима на данном завершающем [Типе "уголовной ответственности7тч)~ёсть на стадии исполнения

•Качания в деятёльностнГорТ:анов и учреждений исполнения на-|3|)Гцщ-

Вказала практика исполнения наказаний, любые попытки

(шовить действенные юридические гарантии осуществления та-целей, как исправление и перевоспитание, в итоге оказались |Є'Іультатньши. Их достижение не может являться юридической

•шшостью администрации органов и учреждений исполнения

•'иший, как субъекта, осуществляющего право в настоящем. ІК'иждьш юридический акт имеет свою цель, причем в состав МЫ права может входить только ближайшая цель. «Ближайшие І - Іто те, для реализации которых уже в настоящем есть все не-!Шые условия и^срЩств^7^Я8Догбныё"цели могут быть рёали-н текущЖ^е^е^дШо^тІГТШі^'отражают последствия, кото-разу вслед за о

как

,    ,...__.——-——   -"М-

Можно ли, соблюдая правила законодательной техники, опрс-.І м < целями наказания и задачами деятельности органов и уч-

109

НАКАЗА№Я__^——.——~~~~~^^дня СТОИТ

еда уг

__________ ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

лений и т.д. Цели-задачи оказывают регулятивное воздействие на поведение путем указания на те индивидуализированные формально определенные материальные изменения, достижение которых составляет содержание юридической обязанности [1 45. - С.34].

Конкретные гддддфтяттгеутге_задани-_органов и учреждений исполнения наказаний доджньї^я^^ить^?поднению наказаний, реализации катіьТГндситьІІодчиненньш этой цели^ направленный на ее

задачи органов и учреждений исполнения наказаний выступают дтетггня^д достижения дели-направлени^п^ли^карь^котодая^в І силу ^ауаяодатті.нпй техники формулируется в общем виде (ст.1 Проекта УИК Украины) й как~бьі вьшосится за скобКЕГформаЖного~определения юридической нормы, устанавливающей «средства» достижения этой цели.

Как представляется, в будущем уголовно -исполнительном законодательстве Украины должны содержаться следующие формулировки:

Цель угодовно-исполнитедьного законодательства заключается в обеспечении регулирования деятельности органов и учреждений исполнения наказаний по осуществлению правоограничений. свой-сдвенныкнаказаниям.

Задачи уголовно -исполнительного законодательства состоя* гом, чтобьцопределить: —

1) основное направление деятельности органов и учреждений

^полнения наказаний;

2) правовые средства исполнения-отбывания наказаний:

3) материально-бытовые средства исполнения и условия отбы-[ наказ аі

4) обеспечить правопорядок и законность в органах и учрежде-с исполнения наказаний;

обеспечить безопасность субъектов и участников деятельно-. до исполнению наказаний. 11*5

а -

ц І

110

РАЗДЕЛ И

ил.

«...    ,дав

даг^-дедая-/»!;^ і

отрасль законодатепь    ____    ,есгвовада еще совсем не-

^    __^———————~~.„. „„еиегавдаяие существовая                  ВСКОЙ

-ггкгк——" -^ те<во, га_ ^д.,

ЇЇ7    -   .... «М   К,™««»»"™°"",.««»"'Щ""1

)ія І практико

//Право 112

І-;І

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

На мой взгляд, все разговоры о сформульований уголовно-исполнительного права, к сожалению, пока что, являются просто добрыми пожеланиями и не более того. Поэтому вряд ли можно разделить радость В.М.Трубникова или же оптимизм И.В.Шмарова, которые, выдавая желаемое за действительное, несколько лет назад пришли к выводу, что угодовно-ишолнитедьное право уже сформировалось как самостоятельная отрасль права. Как представляется, -то, что по мненшо^^анньїх авторов состоялось"тоГЪсть то, что они предлагают считать уголовно-исполнительным правом, по сути своей, остается все тем же исправитедьно-грудовым правом, кото-рое, несмотря на опасения И.В.Шмарова «унаследовало не только социально полезные и оправдавши^ о;бя правовые категории, но и негативные ^енетическйё» признаки других отраслей права, в том числе уголовного» [113. - С.3|.

Сделал вывод о зарождении уголовно-исполнительного права и А.А.Рябинин. Правда, он осмотрительно обратил внимание на то, что, хотя на тот момент уголовно-ишолнительное законодательство в России и не было принято, но наука, предшествующая его разработке, имеет право не существование [115. - С.52-53].

Реалии жизни, а точнее пункт «о» статьи 71 Конституции Рос-I сийской Федерации, вьшудшш В.А.Уткина, считавшего ранее прин-Шипиально невозможным существование уголовно-исполнительного рава как такового [154]', занять полярно иную позицию и, став Софитом,   даже   написать   курс   лекций  по   уголовно-исполни-льному праву [107], [155]2.

На мой взгляд, появление в 1995 году указанных работ А.А.Ря-ІІІина и В.А.Уткина, а в 1996 году учебника «Уголовно-исполни-дыюе право» [13], надо рассматривать как первую, пусть и доста-Чно неуклюжую, но, все-таки, попытку сделать несмелые шаги в Врчвлении создания науки уголовно-исполнительного права3. Од-ко, вектор этого направления ведет, по-прежнему, в тупик, так как Виденный авторами путь, которому было придано тенденциозно Іеделенное направление, имеющее начальной и конечной точкой

В14| Уткин В.А Исправительно-трудовое, а не «утоловно-исполнительное право» Илсмы уголовной политики /Ота ред А.В.Усс - Красноярск: Изд-во Краснояр ІІ08У -С.207-219.

||)| Уткин ВА. Курс Іекций по уголовно-исполнитеяьному праву. Особенння [••'Іомск Изд-во Томск ун-та, 1995 -256с.

ІИІМс'Іание. Утверждать так позволяет постоянная путаница в применяемой кию-Г» ІНІШМХ работ терминологии  Так, в одних случаях речь идет об уі олшшп-ІПІмІмюм праве, в других, имея в виду уголовно-исполнигельнос право, мерено-ипичный термин «исправительно-трудовое право», в третьи?І ІІІгІмннюг «І« и ІІІ правительвым правом»   ИВШмаров, например, тюсчніші ІкІІмпжІІйІМ,

ІНОДІ ОТОВКЄ реформы уГОЛОВНО-ИСПОЛНИГеЛЬНОЙ СИСТеМЫ ШИММИ ПК <!ы 11ИДУИ(>-(!

Щ\ьл исправительно-трудового права, а не наука уголошш иоиншн И     С 76].

.

•ланвй* 5    *тлтголовно да-       иаярш*ер, __ „„„тельно^ ї      _„ко-

?•*•?32&ї&2??*??» »ГР-°-

.

'-да

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ

ственности, что «проводимая уголовно-исправительная политика не оправдывает себя, не приносит ожидаемых результатов. А попытки «подлатать» существующую систему исправительно-трудовых учреждений путем введения отдельных новелл гуманистического характера ни к чему хорошему не привели, да и не могли привести, так как не меняли существа исполнения наказания» [157]Шо сути, такую же оценку можно дать и ныне действующему Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации. Так, один из его разработчиков А.И.Зубков совершенно четко сказал, что проект УИК РФ не содержит никаких новелл, «он просто причесан» в соответствии со сложившийся практикой, реалиями сегодняшнего дня и требованиями международных норм и стандартов обращения с осужденными» [158]2.

На мой взгляд, метаморфоза исправительно-трудового права в уголовно-исподнительное может быть представлена как процесс на-копления фактов, гір^:^^еташих_гфгжнеи дарадигш?Гсмент.т одних гипотез, концепций, теорий наказания другишТи" их обогащения, а деятельностным механизмом такого превращения в первую очередь доджно вьтст^дтать^^онечн^о, научное исследование сущно-

Ознакомление с научной литературой позволяет увидеть, что публикации, посвященные проблемам исправительно-трудовой системы, в основном, в последнее десятилетие сводятся к призывам ее реформирования. Но, поскольку под реформой понимаются преобразования, изменения, нововведения, которые не уничтожают основы существующей структуры [І59]4, постольку призывы реформиро-І иать   исправительно-трудовое   законодательство   объективно   не І могут затрагивать основ исправительно-трудового права, так как »0ли, по сути, являются попыткой адаптировать имеющуюся испра-Іительно-трудовую систему к кардинально меняющейся жизни. Од-•ако,  приходится констатировать,  что  переступить  через   себя, Поступить на горло собственной песне», преодолеть складываю-ийся десятилетиями менталитет, многие представители науки ис-Ьивительно-трудового права, имеющие соответствующий способ мшления и находящиеся в плену основополагающих убеждений о обходимости сохранения прежних педагогических ценностей и Іедставлений о том, что главной задачей исправительно-трудовых

| И7] Бирюков Е. Трудное время исправительно-трудовой системы //Соц. эихон* ЦІ.     1990. -№9.-С.48.

і| Зубков А.И. Обсуждение пенитенциарных проблем //Рос.юстициІІ.>І997І« М !•«

111 нмечание. ПАРАДИГМА /греч. рагжЫ§та - пример, обралец/ . 1/ Іні»о|гуи-и предпосылок, определяющих конкретное научное исследоиинив (ЛНИИН*) И |фи« І" І \ не данном этапе. - [27.- С.332].

'| Філософський словник. — К.: Головна ред. УРЕ, 1973І - С.441

1

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

-~ї^^*^^-2^~»*~*ла*~"^

Если по  мнению  представителей  советского  исправительно-трудового права исправительно-трудовое воздействие и выражало качественную специфику, особенности так называемого карательно-воспитательного  процесса  (являющегося синонимом «ресопиали-зации личности», «процесса исправления и перевоспитания») при исполнении приговора в виде лишения свободы, то это, отнюдь, не означало, что данное свойство являлось отличительной чертой исполнения приговоров к другим наказаниям, не связанным с лишением свободы. Поэтому вполне закономерно, что к кошту восьмидеся-тых    годов    теоретики    исправительно-трудового    права    были вынуждены   признать,   что   исправительно-трудовое   воздействие осуществляется^же липп^гдш исполнении^5Ишеш^я_^обрдьІ, огра-ничении свободы, направлении в воспитательно-трудовой профилакторий и дисциплинарный батадьонІДІГЕ С,б9],Лоскольку из уголовного законодательства^затем были исключены такие виды на-казаний,   как   ссылка,   высьшса.   направление_в   воспитательно-трудовой профилакторий^приостановлено (а^ Российской Феде-рации^:доЕсе_ІІсключеноХприменение усяовного^осуждения и услов-ного освобождения^ обязательным привлечением^ труду, то в середине 90-х годов, как отметил И.В.Шмаров, «меры исправительно-трудового воздействия в полном объеме применяются только при Исполнении наказания в виде лишения свободы» [13Г- С. 10]. Следовательно, «все вернулось на круги своя», то есть реалии исполнения наказаний расставили все по своим местам: содержание и объем понятия по-прежнему оказались жестко взаимосвязанными, а различные манипуляции, направленные против формально-логического закона их обратного соотношения оказались заранее обреченными на провал.

Следует сказать, что идея соединения наказания с мерами ис-правйтедьно-трудового воздействия применительно и к лишению свободы в настоящее время также претерпевает глубокииТкризис, так как от применяемьдТранёе^ осн"6ЬІд.І^|)ед(:тУйспраменйяЖперевос-питанйя мало что осталось. ТГапрймер7"из-за'Шсшвой безработицы ІІ местах лишения свобода не приходится уповать на~привлечение осужденных^ к трудуГ~как на основу—ироцесса^ишравительно-І рудового воздействия. В связи с изменениями в 1994 п)ду глапы 8 НТК Украины общеобразовательное обученйё~1Гисправитслыю

П ГЛ » Г ТТ 1~*»>1 т-и-     -»тт»«л—— —— ——————————

.х    _-   __„_^,„-. ,——— ^«^„хл КОНСЦ1ИИТІІПК'

[ їЛяїи с чем возникает проблема ее нейтрализации, <к

ІІ».

116

сда^^2^^

3-**    —°*•

ваюших наказания-118

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

позволит прирлгоить~но

с-

какая-либо деятельности сфера ос-

«    ,^-~_ ___    »^                                                   •*    *-

и принятой внутри

новьш

СТСТШе ТЗКИХ паР«дагм и чем больше И ЗНачимость обогащения ее существенно Є аКЦЄН™ пеРеносятся - Ігричем су-

тизвим    Р-^РЧдаетшанвт. Именно послеі призваны и могут обогащать деятельностную сАепу пасппшив се преданное поле и усложнить его состав тГ^о !тТ всту^^ДО

^тГор^Г10* ГОСП°^™- сисп-емы паа^Гс^пе^и в противоречие с последними, а это, в свою очередь ^счете пемзованием самих нарадиш, сїГх

_____^_. _^„г"" Адддіт шрасли права путем такого общетеоретического метода исследования, как восхождениеЪт абСТ-ПаКТНОГО К ІГЛНІЇ-ПРТЕГЛ»'' ~— ——— —

_________•--_____•-    ..у^у   дудллирш її     ЦЄЛОГО     В     еДИНСТВе    ВСЄХ

циогообразных и противоречивых форм. Переход от общего к част-|ому   позволит   в   данном   случае   не   только   оттенить   фун-аментальность,   методологическую  и  практическую   значимость юцесса исполнения наказания, но и конкретизировать ряд исход->гх положений уголовно-исполнительного права, <шоказать объек-№»ую необходимость, социально-преобразующую роль и ценность >шюприменительной деятельности в целом, а также отдельных ее орон, элементов содержания и формы» [41. - С.6]. Деятельность администрации органов и учреждений исполнения

[качаний по исполнению наказаний является разновидностью иишческой деятельности. Вот почему при создании доктршгы ис-.ІІІи-ния наказаний, также как и «при создании ішрии юриди'Ю*

І,, ,г,.«^-„~ — ——    СХОЖДСІІИЯ

1)І І деятельности особую важность „±,'''1''1а''1 • .иптрактного к конкретному, позволяющий раскрттг'пгк) ІШ І оогатство изучаемого^объекта через систему ШЛТТМоІ Іш ІШ ігий и категорий, отразить в них реальные законом» ріп» н рования» [41. - СГІ4І.  Ппс-ис І им >ч.

йигия и

_________    . _..____,     1...    •^.л^.    ІІІП'1!» 1(1

способ теоретического исследования являемся мі

...——а«е, МЄТОД ВОСХОЖА___„амжого  МСТОДа,  ки      Г    -,^           о]

ЖрЄДЄЛЯИл_и,^іІ „.

по лнения наказания в качестве главп^ - „_

и учреждений исполнения наказаний позволяет вошроизвест п ^„ знании процесс осуществления кары, отразить всю совокупность — "Котнечных. ему сторон и связей, то есть проникнуть в его сущ-

—~«ттаи свойственных наказанию правоог

——    ~~^аТ1п1,   -ц  усфе

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗ А НИЛ

ІЬ-ЯТЙН™0"   л**"-'——- -

л-ту-х"-'""^ исполнение наказания является исходным пунктом такой действительности, как деятельность админшпуации органов и учреждений исполнения наказаний. Вместе с тем, в теории уголовно-ишолнительного права, как системе понятий и представлений об этой деятельности, исполнение наказаний выступает уже как процесс синтеза и как результат, олицетворяя собой начало и конец уголовно-исполнительной деятельности.

Исследование исполнения наказания проводится как на теоре-тическом уровне, так и на практическом. Деятельность по исполнению наказанйиГ^адоор^а^_осуадениШІШ, непосредственное наблюдение __позволяют_ представителям^ "адаинистрапдїн" органов    й учреждений исполнения наказаний познать віроріїах^живого созер-цания конкретные^свойств?^процессы исполнения^наказания, то сеіьліерлонанадьйо^понятия^ ^е^дст^а^вления зарождающегося >го-ловно-исполнитедьногр права ^^е^ыра^атываются в процессе ежедневной практической деятельности по исполненикГнаказаний. Эти ужат не только средством~фйксапии чняйй» ягг-.*_ -

_ __    - — ~ **^/ихд«;ие СЖЄ

„_—.— иронической деятельности по исполнению наказаний. Эти понятия служат не только средством~фиксацйи знаний об"объективной действительности, о реалиях исполнения наказаний, но являются важным фактором овладения новыми знаниями, поскольку в процессе   исполнения   наказаний   осуществляется   анализ   и   синтез имеющихся данных о достигнутых администрацией органов и учреждений исполнения наказаний результатах, их систематизация и классификация. Однако, «эмпирическое познание направлено обычно на отдельные аспекты и разновидности юридической деятельно-ІІ и и опирается на наблюдения, классификации, первичные обобще-н ня и описания опытных данных, выделение единичных процессов и (нязейв ее структуре» [41. - С. 15]^Эмпирическиепонятияип^сдсгав-Ц'-ния, отражающие практику исполнения^нжаїз^ний^шцкоплшньїй,, опыт, должны лежатїПГоснове пирамиды понятийного аппарата V І <)довно^:испо1шателъного права. Вершиной этой_условной гогра-миды являются понятия, выработанные наукой уголовно-исполни-ІІ ІьІтогоправаТпонятия более строгие и точные^ чем эмпирические, ' ІІОНЯТИЯ, раскрывающие сущность предметов, явлений, процессов, представляют собой высший вид понятий - это понятия теоретиче-11 не. Именно в теоретическом мышлении осуществляется необходимой связь между формами мышления и их содержанием, в то время к в эмпирическом мьшшении эта связь отсутствует.

Специфика теоретических понятий состоит в том, что они № гут быть выведены непосредственно из опыта. Они выражают ИІІость высшего порядка и представляют собой более аденіт гиоо нжение объективного мира, чем эмпирические» [162.    С.41) Как верно отметил И.В.Шмаров, «важная задач.ч инуки уі      п исполнительного права - дадьнштшГразрабоІк І "ПІЦйЯ її     >Іц Імоїі отрасли наукиткбторая Ішлжня і*™"*-----       --ц томігіь II

• с тем, с^юсгът^^^--——_    г13. - с-261бь^Г^исуще

В настоящее время

ный аппарат, который

право на

вень   ^

дающаяся наука вырастает вовсе

го незнания. Напротив, она

жившихся уверенностей   ут

сглаженныхпротиворечийГр развитие научных принципов

исполнительного без учета прежни как и новые теории, гда результатом

^

нв

высокий, нем уро.

°   ТЄМ'   <<Нарож-

Переживаем-в ЧаРСТВО Уже сло-

"ЩЩМостей- искусственно

понятий ^ П°ЧСМУ сгановле™е и гт^Г    категорий уголовно-

<<НОВЬЮ

ной. деятельности оргаов и начало свое формирование в в виде отдельных элементов,

ТРУДОВОГ°

^ I в УК-

_____    —-*^^**і^лч/ хіииудиісл

,    ~~

ш^р^о^тознаниГре^їїї^^    нового

„ей ко^ешин ^^ЇЇЇЇ^Е^ЙГТГ" "^ •*-ходит тр«нсф„рммия «ировоззм^ад и™   РИ ЭТ°М вЧ""1С-

«.-. ««ШО^ , М^ОДОЛО^Г ус^Гк 7^™ Г

инение элементов старого типа

Іюсгью, между ними шмеш^ся" шстемяТ™ Ю исключаются пол-ЬФ^ДЬ, приводит к тому,™ нов?™3аИМОСВЯЗей- э™> в свою 1.,ое место в системе знІнГиТи^™ ™1НаШИ они ««'«' г

122

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ______________

исполнения наказаний. Теория уголовно-исполнительного права -—01г.,ттрна быть  органически целостной системой, поэтому

— ™'™*№т*телБно-трудового права

-    ~ -"ъ-ъг-п

ттг.^«УГТрСД^"'""        __

..-„„^тные для не<

ГПраКТЇ^Й Исиилпмии _

;пйрІетеШИЄ~ТЩШЬІе, попав в

—————"ттатІтпИЮ   УГОЛОВНО-

Илл-лг-*-—,--

заний, подученныена л^, —_.

систему понятии и взглядов, входящих в шнцепидш ,,.-._.

исполнительного права, ставятся'в~новые смысловые отношения и

—-~• «о-аое тоїжование.    ~~"

——~ ттяиа не может пойти по пу-

УШЪ*...—____

е!

нительного права не может пойти по пу-я всего~того, что было на-

-

"•'-'^     тгс.__________

Наука •утодовно-ишо.шпц^ч-..._

ти абсолютного. безусдовноТо~отрицания всёгсГ того, нх» —„__ коплено наукой исітравигельно-трудового права. Но, с другой сто--- ^тт уголовно-ишолнитсльное право притязает на научность,

---•—.тл^ч-п, миЬовбйрения. состоит, ко-

—— ~-"УЛ-   ТЇ   1

КОПЛОих» ""^г.:________

роны, если угоповно-исполнитиішпцч цг то «диалектически понятая научность миро - ~~ т> Фетишизации достигнутого наукі

-~~г ™ЛГГ1 ППІ>І

ІОВНО-ИСПО^Шц^.^^ ^_ - ____

хки понятая научность мйровоззрениа ^^^ч,^., :ишизации достигнутого наукой^уровий познания и в т-~' ч'-^го остального опьйаТ^лкгуры, а в после-

~~* **п'чпттов беспре-

[ТСЧеСКИ ПОНЯІп/х <•—^ -_____

фетишизации достиг^гутого на>тсой уровил А1ч,.„_ значимости всего остального опъпа"культуры, а в после -- —«чтиц характерных для науки принципов беспре

-   —"„т.эттай И ИСХОДНЫ

отрицании значим^... ^--_____

довательном применении хараю

—« ^^итической^ёф^^

СТаННОЙ КрИТИЧеСКОИ ^<дул.>^__

установок деятельности, их теоретич

гл      г* І^І    ~—-——————————-

- - ^т«эт

Представляем,   ,и,_

правом понятийные системы, отражающие шіди,^_

жание предшествуьэщего уровня знаний, могут быть

концептуальный аппарат уголовно-исполнительного

——тми случай, как аспект новых понятий. Инач

——-„ игтгоавительно-т

Црапиіч —_

жание предшествуьэщего уровол ^^>__

концептуальный аппарат уголовно-исполнительного право „ы^^^. как частный случай, как аспект новых понятий. Иначе, в случае за-— --. п-ап<з понятий из советского исправительно-трудового пра-

——"«и чпохи и, собственно, из дру

-. г__ л Т1Х,

ьный аппарат  уіи^ч,„„.

й случай, как аспект новых понятий. Иначе, в ^^ „„ _ т. понятий из советского исправительно-трудового пра-уже из другой исторической эпохи и, собственно, из дру-ы, и приспособление их к складывающемуся в Украине — ~«<.1№ может привести к тем плачевным

" Ч ШмятюВ

из дру І «и. ^„.,г приспособлениі лнительному пр!

(

^ГІ*іч*    »-._

праву может привести к тем А^л.« . __ которых    предостерегал    И.В.Шмаров: этой отрасли права (А.С. -

последствиям,    против    ко

«Широко используемая при становлении этой отрасли пр    .. имеется в виду уголовно-исполнительное право) рецепция норм, явя вполне оправданным методом ее формирования, влечет за

авовые последствия, посколь

ок

ся в виду уголовно-исполнител

аяся вполне оправданным методом ее формирования, влечет з й определенные отрицательные правовые последствия, посколь-ит угрозу размывания самой отрасли» [1 13. - С.З]1.

и советского и исправительно-трудового права была

ия и перевоспитания, то

й определенные отриц ку таит угрозу размывания самой отрасли» [1 13. -   ..

Для теории советского и исправительно-трудового права была

характерна фетишизация идеи исправления и перевоспитания, то

есть понятиями, отражающими наиболее существенные свойства ис-

правительно-трудового права, были выработанные представления с

возможности исправления и перевоспитания путем  привлечени

осужденных к общественно полезному труду, о так называемом и

1 Примечание. РЕЦЕПЦИЯ1< лат. гесеі<1іо принятие, прием] - 1)заимсгвование и при способлшие данным обществом социологических и культурных форм, возникших другой стране или в другую эпоху. - [134. - С.444].

124

но-исполнительного   права   лозІ™ РИ этом стан°вление уголов-пи"^0   ^СШпъ   9УЩНвсІь   и

иакаа    сІь   и разованиях в стаде научного ш^^   осЗВД«жгвДпъся на преоб. тельности органов и У^вден^??       ' КЭК ШОСобе познания дея-Щемся совокуГООстьк>7ва^бр^ГГЄНИЯ Наказа^ отличаю исполнения наказания, то ес^?^_^0%в На^ой понятий и представлений об ИспОЛІ^тРа3рабаТЬІВаюІ«их ПЄРЦЄПЦИИ2 ; все                 ^ 1^1^*тшй на «снове ап-мьшшениястем.чгобывтеоГ^,^™ изменение парадигмы экзекутивной деятельности орТановТ^ ОТражение особенности ^заний, было осуществл^о ее осмоле ЛІТ^ ИСПол™ на-отличие от исгго               ЖЬ1СПенное восприятие.

опирается подтвер-

и

_.-—. ,„ мдмшения нака^ании^——'———ь————/г±І""«щеиного

І^идно), сколько о сіожГсти мног^бГНОГ° Ч^-Сми это и ^ и учревдений исполн^'наїазан5аЗИИ ДЄЯтежно^и орга-«остей, «срезов» ее исследован^ г Т И Наличи* Различных Кить внимание На то 4о ™ГтїГ^°М ЮЛ°ЖЄННОГО ^дугг 5Довом праве и оказавіеГотнїитїГГ°Є ^^^еі-Волнвние наказания». пт!_,^^>но У^чивьщ понятие

^преемственность в развитии ш * базисом дая теории уголо„„„

'^^"^^-«^^

зни человека. - {134. - С 50]

-

''""И'"1 " овИ»«1ч

~іі

_____________ ,,.. ..„„^......чм/ічя плнлїЛППЯ

этом «чем крупнеє масштаб предмета, тем большую роль в ого формировании играют философско-методологические положения, общенаучные методологические принципы. Это и понятно: предмет большого масштаба требует введения понятии я категорий высокой степени абстрактности, а это обычно связано с основательным философским переосмыслением существующей в науке системы понятий» [9. - С.54].

До последнего времени обшей для всех наук, в том числе и для советского исправительно-трудового права, методологией научного познания служила марксистско-ленинская философия. В связи с этим Л.В.Петрова отмечает: «Если официальной методологией советского правоведения бьш исторический материализм, - то, понятно, что все его изъяны и недостатки были полностью впитаны тождественным ему отраслевым методом в советском праве, юридическим позитивизмом». И еще: «Ничего философского в официально признанном праве советского периода нет; в нем присутствует лишь то, что привнесла в него политическая власть, политика» [І65]1. Поэтому естественно, что разработка определений и основных понятий советского исправительно-трудового права велась в рамках позитивной школы права [166]2. В настоящее же время «правомерно констатировать философскую, политическую и моральную несостоятельность отечественного юридического позитивизма» [165. - С.71].

Методологии науки уголовно-исполнительного права, как уче-.._.5 о 'методах познания и преобразований такой разновидности .ействитедьности, как деятельность "по исполнению наказания, рсдшествует теория уголовно-исподнитедьного права. Разработка роблем методологий науки угодовно-исполнительного права воз-

ШВШосгью  осознания наукой уголовно-

С|5| Петрова Л.В. Нариси з філософії права. - Харків: Нац. юрид *Г(М(вмІ» У»(І»І-9і. -С.166,7І. <6| Утевский Б.С. Воспоминания юриста: Из неопубликованного      М    І' >("' І І, І«НЧ - С.5-6.

126

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ________________

ведением их уже на своей собственной основе в соответствии с нормами и принципами уголовно-исполнительного права.

На мой взгляд, любое понятие уголовно-исполнительного права должно отражать объективную реальность исполнения наказаний, предусматривать все ее частные; случаи, с учетом любых форм проявления всеобщего в отдельном. Вот почему можно утверждать, что понятие «исполнение наказания», являющееся центральной категорией для уголовно-исполнительного права, уже прошло проверку на прочность и жизненность. «История развития науки свидетельствует о том, что формирование новой концептуальной системы не происходит и не может происходить иначе, так посредством сохранения и закрепления в новом знания всего того, что соответствует истине, что выдержало испытание временем» |Д6Т]1. Как очень образно отметил Э.Ю. Соловьев, «наука приносит не знание вообще, а логически и эмпирически удостоверенное знание, в каждый данный момент охватывающее достаточно узкий круг явлений. Объем объяснений, которое она доставуїяет просто несоизмерим с объемом псевдообъяснений, которые она отбрасывает. Прочное научное достижение можно сравнить с небольшим по размеру добротным зданием, окруженным руинами «спекулятивного города», обломками разного рода «времянок мысли» (наивной уверенности и ложных упований), в которых люди могли чувствовать себя уютно» [39, - С.168]. По этой причине наука угочовно-исполнительного права видится системой ( знаний о деятельности органов и учреждений исполнения наказа-' ний, которая, отбрасывая наивные и простодушные мечты о воз-' можности принудительного совершенствования человеческой природы, ложные надежды на исправление и перевоспитание каждого осужденного, не обешечиваег ее подвижникам прежнего удобства и спокойствия, поскоіиьку зиждется не на мифологии, а на необходимости теоретико-правового обеспечения юридического процесса исполнения-отбывания   наказания,   реализации   правоограниченш.

свойственных наказаниям.

Концепция   исполнения   наказания   для   уголовно-испо.т тельного права является его йГіре^еЛЯЮШИМ понятием, лежащи основе логическою постро&ния~теоретической системы. В уголої исполнительном праве исполненйеіїіііказатайвьіступает принципе VI лежащим в основе понятии,"прёдст'авяШии, ИДЄЙ,У концепций, составляющих теорию уголовно-ишодлительного права.' Можно сказать, что «исполнете наказания», как основное тШГОжение, перво основа уголовно^ишолнительного правИ" в силу  своей содержа тельносги,  лаїкдничнбсти,  проникновё~**—^^тажающее  суш —г тщательности адмшшстрации орг

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

І «чіл ті    -—•    —    ^

____________- - —^, ,іа гА^ишШКНИЯ НАКАЗАНИЯ

ния наказаний в наиболее чистой и необходимой форме, является воплощением принципа прегнантносш1 Пртаэттдгисполнение наказания выступает~централъньЫ ШШ'Шем, основополагающей идеей, пронизывающей и субординирующей всю систему знаний о деятельности органов и учреждений исполнения наказании. Ведь известно, что «любая теория имеет центральную, основополагающую категорию, составляющую стержень понятийного ряда и, как правило, определяющую название данной теории» [41. - С.25]. В связи с этим, А.М. Васильев указал на то, что «при построении категориальной системы теории права нужно выделить также исходную, основную правовую категорию, которая концентрировала бы качественную определенность этой системы в целом и выступала бы как ее отправной и конечный пункт» [4. - С. 98]. Значение построения теории уголовно-исполнительного права на основе понятия «исполнения наказания» становится ясным во всей его полноте при условии, что «исполнение наказания» осознается в узком смысле как исходная категория, на основе которой разворачивается вся система понятий уголовно-исполнительного права, а в самом широком смысле - в значении «фокуса», в которой сходятся все аспекты деятельности органов   и   учреждений   исполнения   наказаний.    Иначе   говоря,

«игттотргеттий наь-яч^дН?», к«Р ТаКОВОе, ГфИ ИССЛСДОВаНИИ І^ЙеЖнЬ-

ста по реализации свойственных наказанию правоограшгтешш~яв-

пякт7:я^гп_г.п^гятнсш главенствующий чаСТЫО, ОрІ'аНИЗуЮЩЄЙ~ОСНОВу

деятельности органов и учреждений исполнения наказанииГвьІсту-пает ее источником», исходньшлунктом, предельной точкойТ к~кото-рой сводятся основные понятия уголовно-исполнительного права. Можно сказать, что это его центр, средоточие, наконец, - граница, от которой начинается становление и развитие теории уголовно-исполнительного права.

«Исполнение наказания» выступает а^шачешда.,кйщдной цели, вторая олредкляк! ^^и^иашо^^^^^й^гвия^адмшшс'1^^ации органов и учреждении НсПбТшашш натягттпшйтглІцц^шдн^І'іГкритерия, выносящего икончаі'сі.ІіЬ'ньТЙ~ВердІгкт й отНдШенШГ жизненности или мср-Іво'рожденности уголовнїїЗшишаиІельной системы. Таким образом, рсисподнение наказания» - это альфа и омега угодовно-исполіІи-•"•"".ного права. Представляется, что именно «исполнение нака ш-

НЫМ Общий ПОНЯТИем \л-лгтл»т™ ——— —

_____    ..._„^.   і ІрчцІ;гавЛЯЄТСЯ,   ЧТО   ИМЄННО   «ИСПОЛНЄНИЄ  НЭКИ 1)1-

.м» является главным общий понятием уголовно-исполнительши о рава, окончательно устанавливающим и отражающим пре;іпшші-Шностъ уголовно-исполнительной системы, дающие предстапленнр Наиболее существенном звене, связующем компоненте дея'шгмю 1!   органов   и   учреждений   исполнения   наказаний.    Псмім І не

,    Примечание ПРЕГНАНТНОСТЪ /от лат ргаеепаик - точность/     ицд«|)ЖІІі«ІІмІ Ін Йюішчнскть, проникновенность и острота выражений; прегнатіїмй * МИОНН'Іш ЇМ   І мпгржательный, полный смысла. - [27. — С 359}

128

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ_______________________

«исполнение наказания» отражает качественно-специфические особенности, своеобразие процесса закономерного изменения, перехода уголовной ответственности в стадию исполнения наказания, раскрывает происхождение, предназначение, становление, развитие уголовно-исполнительной системы и деятельности органов и учреждений исполнения наказаний как ее подсистемы.

«Исполнение наказііниж^зятое как фундаментальное понятие для уголовно-исполнятёльного права, выступает его доминантой1, способствует появлению в теории исполнения Оказаний качественно новътшей. ІІІО^іІягг^^д^йШЗиЖв^ позволяя уточнить прежде из-вестные понятия, заменить понимаемое неоднозначно в уголовно-—~^гт*,.м тгоаве и исі    --~~'™>"ттаве, несколько

ВЫСТуцаги * ^ ,... ВЫВОДЯТСЯ ИЗ НИХ, ПрИЧеМ ВЫВОДЯТСЯ ыь у^.,„у:г______

но»ІІг.-0.'ПІ.—————

Выдвижение в качестве центральной категории «исполнение наказания» детерминирует весь понятийный аппарат в науке уголовно-исполнительного права. Но для этого нужно взять эту категорию во всей ее полноте, в ее важнейших зависимостях и детерминациях, со стороны ее структуры и в ее специфической динамике, в ее различных видах и формах. Иначе говоря, речь идет о том, чтобы ответить на вопрос, как именно понимается, в чем специфика деятельности по исполнению наказания с позиций уголовно-исполнительного

1 Примечание. ДОМИНАНТА [< лат. йоімпаїв /йотіпаїйдз/ господствующий^ - 1/ главенствующая идея, основной признак или важнейшая составная часть чего - л. - [134. --

С.177}.

1 Примечание. Б.С.Утевский считал, что дгятельность исправительно-трудовых учре

ждений относится к стадии исполнения судебных приговоров, а наука исправительно-трудового права своим предметом имеет стадию исполнения приговоров [59. — С.28-29,

41-4гі-

5 [168\ Ременсон А.Л. Теоретические вопросы исполнения лишения свободы и перевоспитания заключенных: Автореф. дне... д-ра торид. наук: 715 /Томск, ун-т. - Томск,

І965.-С.ЗІ-32.

130

______________..... .^ч^лліьппяНАКАЗАНИЯ

\    права? Вопрос этот ставит далеко еще не решенную совокупность теоретических проблей.

Категориальный аппарат уголовно-исполнительного права выражает и суммирует знания о деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Теория уголовно-исполнительного права через систему понятий придает качественную определенность правовому научно-теоретическому и прикладному мьшшеншо, фиксирует структуру фундаментальных знаний о сущности исполнения наказаний, проявляющихся в формировании, связях и системе категорий уголовно-исполнительного права.

Главное в этой работе состоит в попытке правового осмысления

категорий, наиболее важных для построения непротиворечивой уго-

довно-исподнитедьной системы, угодовно-ишолнитедьного права.

как^кртсретной науки о реализации лишений или ограничений прав

и свобод осужденных. Как это уже было показано, непреходящее

значение для познания экзекутивной деятельности имеет категория

" «исполнение наказания» (или же «деятельность по исполнению на-

. казаний»).    При    этом    следует    подчеркнуть,    что    категория

«исполнение наказания» является в уголовно-ишодлительном праве

не только исходной, но и важнейшей.

Если основные положения исправительно-трудового права («исправление и перевоспитание») сводились к характеристике изменений в психике осужденного, затр'агйвади духовно-нравственную сферу, то «исподнениеінаказапіия» в угодовіїо^споднительном праве предполагает «вьдайжеиае^на^дервый_плаи предметного, материального, внешне обьект]№ир^вяшІдгхГхарактера^ юридической дея-тсдьности, подчфкив^еУее'Ібр^ическ^'кГ^^ю^, юридические аспекты преобразования обиіестіенньїх отношении» ш ~С:34]. Ис-• •-— — ——    понятия

_._   рамках новой йоТаятййнб уголовяп-ттеїїРлни'Ши.ного д^ава^ жанием, а это пиве

системы - в ее

___   ,т,,У-....*ущшуго права позволяет наполнить ее полым содержанием, а это приведет^расширению знаний, «к сущс-' ' "егШоТГперІхтроикЬ всего делостното~знатя^ауки;~к~изменению ти и смысла^ дажН^Шгх71мІ1оЖЖ^І!Ро^ьІх1й давно известных •пятии и положений» [162. - С.59]. Центральный пункт, обрачую-ий"как~5ы водораздел между    —-"«І «.тс-|||>|)|щ «исполнение наказания» (деятельность по исполнению няка-' І.., >(.й) в исправительно-трудовом и угодовно-исподнйТельном Іпжве ,,, юит в том, рассматривается ли деятельность администрации 0|)* [І шов и учреждений исполнения наказаний лишь как среде то ДЯЯ ||)'явления.и перевоспитания осужденных, как условие дли ГГР/ІМІ и >, ских экспериментов, их выражение, или же она р.іссмитріг

ПрОДеСС.    Несущий   В    СеЬ'е   ВНУТОе-ННИН    1И1"-"НПреЧИЯ,     I;

• І и

141

«правоохранительная мь-д^.^.^---

ния наказаний», <феадизаіі^ая_ка]рь^>,^р?уществление своисшсплтл наказанию щ>авооІ^аниденийо»,_^5с1інІг|ійГдбят;ельности органов и учреждений ишошёния~наказаний>>. "Представляется, что приве-денные термины следует рассматривать как синонимы, то есть слова, тождественные или близкие по значению, выражающие одно и то же понятие, но различающиеся по оттенкам значения [134. - С.467]. Дальнейшее их применение, как правило, зависит от аспекта рассмотрения сущности деятельности органов и учреждений исполнения наказаний.

Следует также отметить, что указанные предикаты, являющие-] ся, в основном, составными именными сказуемыми, равнозначны,] равносильны, между ними возникает отношение типа равенства, ко-! гда любой из них может быть заменен другим, входящим в преддоД женный понятийный ряд, при этом сущность исполнения наказания будет отражена любым из взаимно заменяемых терминов. Теоретико-познавательное значение вышеуказанных эквивалентов в том, что их употребление позволяет довести излагаемый материал, дать аудитории читателей или слушателей представление о квинтэссенции деятельности органов и учреждений исполнения наказаний в более доступной форме,  свести понятийный  аппарат уголовно-

1 Примечание. ЭКВИПОЛЕНТНЫЙ ! от лат. ае^іроНет/ - в равной степени значимый. Эквиполентными являются понятие, имеющие одинаковый объем, но различно содержание.[27. - С.532]. 132

____________________ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НА КАЗАННЯ

исполнительного права к более удобному для использования виду, заменить одни термины другими, более эффективными в данном случае с точки зрения автора в познавательном отношении.

Защищаемая мной точка зрения требует перестройки системы м   <, взглядов, представлений, позиций по проблемам исполнения наказа-

•ч І ний. Поэтому при разработке концептуального аппарата уголовно-I * исполнительного права желательно избежать ошибок, допущенных 1 | при создании теории советского исправительно-трудового нрава,

• *  поскольку тут, также как и в других гуманитарных науках, чрезвычайно важна роль субъективного фактора как механизма влияния представителей науки уголовно-исполнительного права на объективные условия исполнения наказаний. Известно, что в гуманитарных науках выбор и направленность исследований, выработка кон-у цешщй,  толкование понятий,  разработка  пршщипов  и  оценка <\ знаний во многой зависят от занятой исследователем жизненной

• ' (или, как утверждали раньше, партийной, классовой) позиции1, лри-[' І надежности к той или иной научной школе. В связи с этим следует [ и'признать, что значительное влияние на разработку проблем совет-І^ского исправительно-трудового права оказала школа профессора 1'Р{Б.С.Утевского, стоявшего у его истоков. Позиция Б.С.Утевского, [считавшего возможным использовать собственные наблюдения и выводы, сделанные еще в двадцатые годы в борьбе с детской беспри-

§ью и организацией процесса исправления несовершенно-правонарушителей, применительно к научно-практической гости в области исправительно-трудовой политики, задала яческий уклон в исследованиях в науке исправительного права [166. - С.9-10]. Б.С.Утевский считал необходимым нуть, что «задачей науки исправительно-трудового права І изучение и творческое применение педагогических работ , А.С.Макаренко к деятельности исправительно-трудовых учрежде-|(ШЙ», а «деятельность исправительно-трудовых учреждений и работников этих учреждений - это деятельность  педагогическая» | '1   - С. 18-19]. Б.С.Утевский предлагал с помощью принципа экст-,' шоляции применить понятия, сложившиеся в советской педагош-

•   м в науке советского исправительно-трудового права без измене-

• ц    их   интенсивной    (содержательной)    стороны:    «Было    бы правильно... создавать какое-либо понятие воспитания и перенос-

• и нгия, отличающееся от понятия перевоспитания, принятого в го-

(римечание.   Так.  считалось,   что   «п-в""— — ппяггоч*' — -—

,     иня

римечание.   Так.  считалось,   что   «научные  поиски и  выводы  н пиарных традициях теснейшим образом связаны с партийной по'пщпсй І оптическими установками и убеждениями, так как его научные рм.уліл І» ні. аргументами в идеологической борьбе и в силу этого приобрети*'( р І   по-нолитическое значение». - [169} Антонов АН. Преемствениошь н ш> ШІ  тою знания в науке. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985. - С. КМ,

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

доттравяе^    быяа вполне ес     ^ я^дафявдар-

дай *

й член

Отенда

катеягоу*"    „ с челов^"*-     ,-.,, его сага"— —

было ^аз^яо-^Д«воГ° "Паздеяяли и «о ^еЯ^.НаТаШев, ке яаФ«***5Нсвоего У^&%Рв^^-ШТ   ї^ А»^ОВ'

а^кі?%?==г»^і

и Л> КОЗЛОВ,   ЬЛ1^Г,   « фАбЛИЗЯН- А.л

Характерно, что видение проблем исправительно-трудового права через призму педагогики приводило к тому, что, например, для И.С.Ноя, как для юриста, изучавшего эффективность кары, особый интерес представляли исследования психологов и педагогов, выполненные на материалах воспитательной работы с детьми и подростками, не совершившими преступлений [70. - С. 147].

А.П.Северов в роли органа, исполняющего наказание, видит педагогический коллектив учреждения /?!/, который через логику неотвратимости наказания выражает принципиальную и непримиримую позицию к деликвентному поведению осужденных [171]1.

Вольно или невольно выступая апологетом прошлого государственного деспотизма, где «откровенная и циничная утилизация индивида, которая характерна для рабства как экономического отношения, замещалась ... утилизацией, осуществлявшейся под формой пастырской опеки, руководства, воспитания» [39. - С.162]. Г.П.Байдаков, по-прежнему, считает, что наказание должно быть опекой над осужденным, поскольку «преступник является как бы несовершеннолетним в нравственном отношении и нуждается в опеке со стороны государства» [172]2.

О том, насколько подобная идеология глубоко внедрена в соз-| нание, свидетельствует тот факт, что и практические работники і уголовно-исполнительной системы теперь считают, что «люди нико-ІГда не становятся взрослыми в психологическом и моральном плане, •Они нуждаются в воспитании, сколько бы лет им ни было и как бы рни этому не противились» [173]3,

1      И.В. Шмаров исходил из того, что уголовное право и уголовно-гаолнительное право выполняют воспитательную функцию, а это обусловливает необходимость отражения в законе педагогических оиятий и категорий, применение которых создавало бы необходимые л'дпосылки для успешного достижения целей наказания» [113. - С.6]. Таким образом, приведенные точки зрения демонстрируют, что представителей советского исправительно-трудового права ак-

(>м этичным являлось положение, в соответствии с которым испра-Іельно-трудовое право должно полностью воспринимать поня-Ниый аппарат советской педагогики. Вместе с тем, предложение " Шмарова использовать педагогические понятия и категории п в уголовно-исполнительном праве наглядно показывает, чго Шитой барьер на пути становления теории уголовно-исполпи-

11   11 Северов А.П. О целях наказания /психолого-педагогический испокі/ //Проб* И > І ридично] иауки та правоохоронної практики - К.: МВС України, 1994    С'Ий, 11   '| Наказание и исправление преступников /Под ред. Ю.М.АнтоІІяниі ІЬишйн* "   МВД РФ. І992.-С.31.

І И| Прокофьев Н. Начальник ограда ... психолог Шресгуплмнм И

Ли8 -С.14.    .4д.ц

I  1'

134

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ____________________

тельного права не в сложности восприятия новых идей исполнения наказания, а в затруднениях с отказом от привычной риторики, от устоявшихся идеологических догм, так как педагогическая деятельность является не только практически-преобразовательной и научно-просветительской, но в первую очередь идеологической [П4]1.

Как представляется, увлечение педагогической терминологией создает благоприятную почву для неосознанных или культивируемых исправительно-трудовым правом и исправительно-трудовой педагогикой иллюзий, заслоняющих правильный (с позиций уго-ловно-ишолнителъного права) подход к пониманию действительного содержания и закономерностей процесса исполнения-отбывания наказания. Призывы заимствовать уголовно-исполнительным правом понятия педагогики - науки о воспитании и обучении подрастающего поколения, то есть снова применить принцип экстраполяции, не учитывают того обстоятельства, что  «этот принцип не может быть использован при переносе понятий из одной системы в другую,   если   они   качественно   отличаются   друг   от   друга» [162. - СЛОТ]. Взятый из прошлого строителей воздушных замков, когда ставилась задача формирования «нового человека», такой методологический подход, отдающий пальму первенства не практическим результатам, а декларативным заявлениям, сводит к минимуму реформаторские  усилия  по   преобразованию   уголовно-исполни-тельной системы и сохраняет в науке прежнюю догматику и консерватизм, что, как представляется, недопустимо. А объясняется это тем, что становление теории уголовно-исполнительного права происходит преимущесгвенно в пределах укрепившихся представлений о необходимости исправительного воздействия на каждого осужденного без учета обратно пропорционального соотношения объема и содержания понятий уголовно-нсполнительного права, за счет все большего усложнения их и отрыва от практической деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Поэтому появление в 1995-96 г.г. нескольких работ со стремлением приписать несвойственные им качества исследований в  области уголовно-исполнительного права, на деле, уходя корнями в совокупность обобщенных положений, образующих исправительно-трудовое право, приводят к, возникновению надуманного сочетания педагогического начетниче«| ства, соединенного с теорией наказания, что в итоге образует схола* стическую конструкцию, искусственно подогнанную под необходи мость правового   регулирования исполнения всех наказаний, ] соответствии с установками, принципами и взглядами тех или инь"1 авторов. Представляется, что н&иболее ярко это продемонстриров

1 [174] Каган М.С. Человеческая деятельность /Опыт системного анализа/. - М : П| лигаздат, 1974.-С.110. 136

ОЛНЕНИЯ НАКАІл їм г

Ия о тл»лл^л__г:——™^^?^ШсьІваетг^я^^^^=г=^--~--__

—    ___          —1-*-^Л^^м»Л^-

0 Ут™"7—^<илашщх--^32рёсЪв~"^^^^5^^^    вне сие-

±~адгр=-

ІМ'.Іс

органов и

концепции благопР«ятньІе

от

П°ЛНения "*к« .«„„й »•

«мест „

І І;

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ ——   ^"ь-ачмваЮЩеЙ, ЧТ

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ ______________

стями практики, доказывающей, что основное направление деятельности уголовно-исполнительной системы - это исполнение наказания.

В заключение следует сказать, что концепция исполнения наказания открывает перспективу конвергентности1, подлинно научного, истинного правопо знания экзекутивной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, а складывающаяся теория уголов-но-исполнительного права является не отдельным направлением, не школой, а новым историческим этапом, открывающим все увеличивающиеся возможности постижения сущности и содержания процессов исполнения и отбывания наказаний.

П.1.2

§2.  «ИСПОЛНЕНИЕ НАКАЗАНИЯ» КАК СУБСТАНЦИЯ^ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ИУЧРЕЖДЕН1ЙИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ

ьно-тудовому п

11.1..І $і. ~^—_

ОРГАНОВ ИУЧРЕЖДЬпгш .*— -

В литературе по уголовшшу и исправительно-трудовому праву неоднократно обращалось внимание на значимость качественных и количественных показателей дгя определения сущности и содержания наказаний [67. - С.18-19], [175р. Так, В.Е.Квашис отметил: «Карательное свойство наказания, составляющее его сущность, принято оценивать по качественным и количественным признакам, которые, в  свою  очередь,   помогают  отделить  друг  от  друга категории «сущность наказавші» и «содержание наказания». Кара, не конкретизированная в виде содержания того или иного наказания - главное качество наказания в целом и именно оно, ... составляет его сущность. Что же касается понятия «содержание наказания», то здесь речь идет о каре, которая свойственна определенному, конкретному виду наказания» [172. - С. 11}.

С учетом базовой роли уголовного права по отношению к уго-ловно-ишолнительиому представляется возможньш использовать данный методологический подход и как путь познания сущности и содержания экзекутивной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний.

Сущность процесса исполнения наказаний можно раскрыть, двигаясь от характеристики содержания исполнения наказаний кон-

1 Примечание. КОНВНРГЕНТНОСТЬ /от лат. сои - вместе и уег_,еге сближаться/ -склонность к чему-либо, сближение с чем-либо. .. Постепенное приближение результатов исстедования к определенному конечному значению, которое можно рассматривать как объективное; сближение различных методов исчисления с одним, ведущим к цели, сведение всех теоретичесімх систем к одной системе, доказавшей свою пригодность [27,

-С.217-218].

гПримечание СУБСТАНЦИЯ 1<лат виЬвІаІйІа сущность] - 1) фкл. первооснова, сущ

ность всех вещей и явлений; 2) основа, сущность чего - л - [134 - С 489]

31\75] Марцев А И Диалектика и вопросы теории уголовного права. - Краснояро Изд-во Краснояр. ун-та, І990 - С.35-36 138

п-2^^т^^^лни^

__________, ..... *п~гЛППЯ

ж _„^,л видов, а можно и проникая в сущность исполнения наказания, от менее глубокой ко все более глубокой сущности, постигая кару - основу исполнения наказаний, внутреннее единство всех форм процесса исполнения наказаний - субстанцию деятельности органов и учреждений исполнения наказаний.

развертывание исходного понятия уголовно-исполнительного правТ^ исполнения наказания, путем раскрытия присущих процессу исполнения наказаная^нутреї^к щот^Шо^е1!^ КоїЩ>етньк модификаций, прояв!їяюйихся~при испоЖетиГнаказаний различных видов, через которые противоречия исполнения наказания развива-ютсяГтех оощих струкТур~утел<ШШЖс1Іолнш:едьной деятельности, в которых происходит движение~данной субстанции (процесса исполнения наказанйяТ^Пвсе это позволяет показать внутреннее единство угол^но-иотолнитёльной системы. По существу, речь идет о задаче теоретической реконструкции уголовно-исполнительной системы на основе выявления ее субстанционального единства^

«Исполнение наказания» - это субстанция деятельности органов и учреждений исполнения наказашйПго~есть~это"та особая ре-адьность, которая составляет как бы «основание» деятельности ор-

Ш""—и учреждений испрлненйя~наказанйй и вьїе^тает как нечто їтельно устойчивое, главноЪ™в~^содержании исполнения нака-ївьфажается в категории сущности. Исполнение наказания, бстанция (то еста_реалгоащгя кары, как~сущн6сть~ экзекутив-їой деятельности), является узловым пунктом"?нутрённт связи ос-ЮИНЫх жшштой, сторон деятельности"ор!^нов"й~учреждений ис-Юлнения наказаний. Исполнение наказании в^содержании испол-Ігния отдельных видов наказаний проявляется как общность, их УІ и Іверсальная характеристика.

Исполнение наказания (реализация кары) является существен-кным, определяющим, закономерным, необходимым

\ЛГП^'*'тт'*т'"іі —    ~~

ДениИ ис-

ПС|)МО(1( .

яггоп

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ_______________________

в теоретическом познании_суіцбствующую взаимосвязь и других сторон деятельности органов и. учрежденийііспблнения наказаний, можно определить место, роль и значение каждоїиз них.

Итак, Сущность исполнения наказания выражает главное, основное, определяющее при исполнении всех наказаний, то, что обусловлено глубинными, необходимыми внутренними связями и тенденциями развития уголовной ответственности в стадию исполнения наказания, познаваемое независимо от форм исполнения наказания на уровне теоретического мышления наукой уголовно-исполни-

тельного права.

Постижение сущности исполнения наказанім - основная задача науки уголовно-жполнительного права. Однако, ее решение невозможно без учета и анализа различных форм проявления экзекутив-ной деятельности при исполнении наказаний разных видов. Вместе с тем, различные формы выражения сущности, то есть содержание исполнения конкретных наказаний, не могут быть верно осмыслены без выделения их субстанции, без проникновения в их «основание»,

сущность.

В теории наказания, понятиях уголовно-исполнительного права

категория «исполнение наказания» должна быть отражена односторонне, в чистом, снятом виде. В этом случае познание исполнения наказания, очищенное от всевозможных напластований, осуществляется логическим путем.

Исполнение наказания как исходное^ понятие, субстанция, ле-жащаяГв основе деятельности органовПа учреждений исполнения наказаний, отражающая~её сушнбстьТ "представляет теоретическую конкретность это^^|е^пгельнос^т^ Исполнение наказания представляет собой ту к^Іетку,^кртора.я лежит в основе строения уголовно-тттг>тшитдтп.ной системы и..дів|^ймо^ГрдганотГй[^реждений исполнения наказаний как ее подсистемы. Исполнение наказания является понятием несущим в себе эмпирическую нагруженность и его I раскрытие позвол&ет в дальнейшем создать условия для познанияI содержания деятельности по исполнению наказаний. Будучи опреде-| ленностью, отражением единого целого - системы Деятельности ор-| Танов и учреждягаи ИспбПШШа Наказании «Исполнение^аказания»,| как субстанция, предопределяет сущностные параметрьГдеятельно<Г ста по реализации кары, задает собственные признаки^ уголовное исполнительной системы, явіїяїоггід^^іуодзіводннми от ее субстан! пиональной характеристики.    ~             ~

Деятельность по исполнению наказаний, будучи подсистема, уголовно-исполнительной системы, как и всякая другая система, о! ладает своей качественной спецификой, только ей присушим своео! разием, для фиксации которого и необходимо использовать понят! «исполнение наказания», выступающего в роли субстанции, тог

140

I   ™^^~~———2^^?я^^

ч=1тло   тм- -.,_    ^ле*-*«о*1и к кяЧег^ттїа г\**тг^*.                                  ^Л^-'АОПО-

основы деятельности орга-

Л.   Мп-ж-нп   ~«™,__    ^

—.———    "«-І/ЛДАП    ^^.- —

*     --—— представить ^ния наказаний в конечн<

*       «В онтологическом ]

^ґV^ъґ*\, »*,.___

лмо    С™  В своем единстве

И

_

"ифт«„х особі^^™б~ °Ч"!ДМ'=™' "-жуппо^^; »«пшх огшгпт. ее ог^^^™!™ по Р«™ашш кары, пои™

'" '"    "

'"

.____».._      л>«-1%.

(не в отличие ІМожньїм рассмілре' гдпшй исполнения "чидеть, что ві г   процессы

..НО-ИСПОЛ1 ЇІЛІІ'ІСННОСТИ.

ШСТеМах

Лрюл      дстан,,™ адмнвисЧ»«ЦвИ органе,,, „

ШЄНН° П°Д иным

своей

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

——-   «І.-тмуп

I І

СУШ,ПУ^І^ ** — -_________    ______________

в теоретическом познании существующую взаимосвязь и других сторон деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, можно определить место, роль я значение каждой из них. *•         Итак, Сущность исполнения наказания выражает главное, основное, определяющее при исполнении всех наказаний, то, что обусловлено глубинными, необходимыми внутренними связями и тенденциями развития уголовной ответственности в стадию исполнения наказания, познаваемое независимо от форм исполнения наказания на уровне теоретического мышления наукой уголовно-исполнительного права.

Постижение сущности исполнения наказания - основная задача науки уголовно-исполнительного права. Однако, ее решение невозможно без учета и анализа различных форм проявления экзекутив-ной деятельности при исполнении наказаний разных видов. Вместе с ——„„ Лппмы выражения сущности, то есть содержание ис

——~ Л^тхт, ВЄОНО   ОСМЬІСЛеїП

МОЛХЦ.Х,     _ .

ной деятельности при исполнении оказаний разные впл,^. _ тем, различные формы выражения сущности, то есть содержание исполнения конкретных наказаний, не могут быть верно осмыслены -----"оттая их субстанции, без пр         ——*'•* п итс «основание»,

тем, различные формы выуа,*~.,_  ,

полнения конкретных наказаний, не могут быть верни и..»,,*-..-_

без выделения их субстанции, без проникновения в их «основание»,

сущность.

В теории наказания, понятиях уголовно-исполнительного права

категория «исполнение наказания» должна быть отражена односторонне, в чистом, снятом виде. В этом случае познание исполнения наказания, очищенное от всевозможных напластований, осуществляется логическим путем.

Исполнение наказания как исходное_понятие, субстанция, ле-жащЖ1~^нов?дезгге1п>ности отзган^о'вЖучрбадешш^йсполнения на-казанйиГ отражающая ее ^щностьТ^дэедставляет теоретическую -^ї^гь      "~ ^^«^"^^гиГИсполнение наказания представля-

——г чггпттгтно-

казанйи7~о!^ажаіощші чл, ^_ конкретность этой дысташтотоС ет собой ту клетку, которая л<

"'  -"""ТОМН  И   Д6Ж2

ту^клеік^, л^^^г^.^

яьяой системы.^О^^йдья^тІГодгаІгов^и^-ц,VЛVЛ__ наказаний как ее подсистемы. Исполнение наказания яв-'~'тттт'» « себе эмпирическую нагруженность и его

— Г.ТТСТ ппзнанш

раСКрЫТИе  ПОЗВОЛЯеТ В  дд;ц>х^„______

содержания деятельности по исполнению --•т'4 "'"Іажением единого целого

.» -^

ПоПШГИЯ наказании «иаиншу»*». г_,--пределяет сущностные параметры деятельно венные пр1ШЖй уголовно

как субстанция, гди;д»іц.>^-.—

сти по реализации кипы, задаст собственные ~щшш<ши .,.-._

исполнительной сие І смь?1^ІІя1о^десяіфоизво^5іі>іми^от"ее субстан

—-"^п-ипйхаоактерисчики.

—^«чяний. будучи подсистеме!

ллительнои_сиі; І ^ мщ, •>„.__ _^ Іальной характсрисч ики.

Деятельность по исполнению наказаний, будучи подсистеме ---~ ттгпгитнительной системы, как и всякая другая система, о(

• — -к ^-лтп.^о ей присущим своео!

пиональнои хараіч^..........

Деятельность по исполнению наказании, оуд^-м* ^.-^ уголовно-исполнительной системы, как и всякая другая система, — — ™>ПРЙ качественной спецификой, только ей присущим ев о

——копимо использовать пон

10 -ИСПОЛНИ.! илА,._ ._

своей качественной спецификой, только сп 1І1:,„^_^ , для фиксации которого и необходимо использовать по —-'«^ания». выступающего в роли субстанции,

падает своей качсчо^ілх^^,.

раЗИеМ, ДЛЯ фИКСаЦИИ КОТОРОГО И НеобхОДИМО Исиило-.^,^__

«исполнение наказания», выступающего в роли субстанции, то

Л

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

-ІЯ-Т     ^^*---^— -

140

__________. -..^..^ пл ПОПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

что лежит в основе деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, отражающего ее себетождественность, инвариантность, симметрию, то есть свойство неизменности независимо от форм исполнения тех или иных наказаний, от содержания исполнения наказаний.

Закепление «исполнения наказания» как субстанционального у    ельности органов и'учреждений испо^д^геІНЕИ^шсазанйи~оз-Ічает фиксацию того предела, дальше которого познание в рамках рлцлно-иїліолниї'еяьнего права не идет. Зафиксировав "деятельно-и по исполненйю~НЖа'ааний к качестве основы деятельности орга-

-нов и учреждений исполнения наказаний, можно осуществить ряд конкретизации видов этой деятельности, в своем единстве позволяющих представить деятельность органов и учреждений исполне-

1 ния наказаний в конечном счете полно и всесторонне.

•       «В онтологическом плане введение понятия субстанции является ''средством выделения системы как таковой» [12. - С.34], то есть с помощью  понятия  «исполнение наказания»  возможно   определить внутренние отличительные свойства, качества деятельности органов и учреждений исполнения наказаний по реализации свойственных той или иной мере государственного принуждения правооїраниче-ний. «Исполнение наказания», отражающее суіцность этой деятельности, выступает приемом, способом определения совокупности специфических особенностей деятельности по реализации кары, позволяющих отличить ее от других направлений деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, выступает средством установления внешних границ деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний как системы.

«В гносеологическом аспекте понятие субстанции как бы очерчивает границы рассмотрения действительности данной научной дисциплиной» [12. - С.34]. Следовательно, понятие «исполнение на-юпания»   устанавливает   контуры   предмета   угодовно-исполни-а сльного права, подчеркивает необходимость правового исследова-ІІІЯ деятельности органов и учреждений исполнения наказаний как цшврохранитедьных   органов,   реализующих   правоограничеиия, "ойственные наказаниям. Благодаря введению в качестве субстан-ІІІ понятия «исполнение наказания», в уголовно-исполнительном шве в отличие от исправительно-трудового права представляеіся (чможным рассмотреть деятельность администрации органон и уч-Іждений исполнения наказаний совершенно под иным углом Іро-и, увидеть, что внешне подобные, а, по существу, качественно риі-ІІме   процессы   исполнения-отбывания   наказания   в   ришы* иовно-исполнительных системах выступают в своей кнчсстйонной линейности.

ы

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ ^——.«тот.™ ияказ;

У- ЮНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯНАКАЗлппл_______________

Реализация свойственных наказанию правоограничений является атрибутом, то есть необходимым, сущностным, а следовательно неотъемлемым качеством деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, без которого они не имеют своей определенности. Понятие «исполнение наказания» отражает субстанцию, то, что лежит в основе деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, а применение понятий «осуществление кары», «реализация правоограничений, свойственных наказаниям», в свою очередь, выражает неизменную сущность этой субстанции, позволяет более рельефно, отчетливо, выразительно отразить качественные особенности, придающие определенность деятельности по исполнению наказаний.

Выделение понятия «исполнение наказания» («деятельность по

исполнению наказаний», «экзекутивная деятельность») в качестве ^--"""тпі пеятелъносги органов и учреждений исполнения наказа-

— д,„„1ітлптіяния теоретической

ВЫДеЛешю і.^.х,»__

Ісполнению наказаний», «экзекутивная деятелът,^

;убстанции деятельности органов и учреждений испо:

яий тесно связано с решением Іадачи формирования

—™«™-ттгга условно-исполнительного права, вьіясї

——-^-гогтя нака

СубстаНЦИИ ДеЯТельшл,!** «г- __

ний тесно связано с решением Іадачи формирования твщ|«,*п™~„_ конструкции уголовно-ишолнительного права, выяснения сущности ——~т_т,пг,ти органов и учреждений исполнения наказаний и харак-

'' —••—^пілу видов наказаний. Пе-

КОНСТруКЦИИ УІЧ.Д.У,,,,.... _

ДеЯТеЛЬНОСТИ ОрГаНОВ И учреждений ИСПОЛНеНИЯ иаля^«ш^ „ __

теристики содержания исполнения отдельных видов наказаний. Пе-——.,„ «местное изречение, можно  сказать, что категория

—— —«лттителъного права

ДеЯТеЛЬНОСТИ ирх ач^„ _ ,   х

теристики содержания исполнения отдельных видоо п-,^..__ рефразируя известное изречение, можно  сказать, что категория —-„„тар. наказания» в теории уголовно-исполнительного права

— —„..,  л-тяжакипим деятель-

рефразирун и-іт~*«— _. х

«исполнение наказания» в теории уголовно-исшдлпы^—^..,. _ является тем основным звеном, адекватно отражающим деятель-— —г-оипв и учреждений исполнения наказаний, раскрыв кото-

-— « «^^-т-н в научный оборої

ЯВЛЯеТСЯ  ТЄМ   ишиииш».   __

ность органов и учреждений исполнения наказании, ра_»._._ _. рое, можно извлечь из глубин познания и ввести в научный оборот —-"""-п, гтедставлений, идей, понятий, концепций, обра-

''*•••>'•» тттчяТЧЯ.

ность органов и у-ц. _.»«_,_

рое, МОЖНО ИЗВЛЄЧ1> ИЗ ГЛубиН ПОЗНаНИЯ И ВВеСТИ В нау-шии» „_г

всю совокупность представлений, идей, понятий, концепций, обра-- — -~._^,,„ трению уголовно-исполнительного права.

- - —~- «т-пя-тать и познать

рое, Молпч «і—,-.

ВСЮ  СОВОКУПНОСТЬ Представлений, ИДЄИ, ІІипдІШі, .___ ,

зующих вместе теорию уголовно-исполнительного права, приятие «исполнение наказания» позволяет отразит

——————._  —•,„„„„ и VЧпеЖДІ

.^.Іі.  і.,.-,-,

е теорию уголовно-игаолнительшл и АЧ_ _.„,.. «исполнение наказания» позволяет отразить и познать и оганов и учреждении испол-

ЦОНЯШь у\цу^~._

сущность зкзекутивной деятельности органов и }-1р^„^,~_ нения   наказаний,   процессов   исполнения-отоывания   наказаний -'*——"^ "ли этом термины «реализация кары», «осущест

""""ЙТА ^лг,тавляют со

УпотрёблясмькГпри этом І^ра.^^ .._._____ вдение свойственных наказания правоограниче ———«а «исполнение наказания».

И6 СВ О НС і ситіла .__..___________

.анис понятия ((исполнение наказания».

Методологическое значение понятия «исполнение наказания» — „ ^,„„ „^ оно определяет своеобразие теоретического

л—,„„,.. „„<, ттострое-

Держание иипдіш. -ц_         _________

Методологическое значение понятия <сисиолп^шх^ ~„_ заключается в том, что оно определяет своеобразие теоретического — —т„а Vгпповио-исполнительного права. Однако для построе-

— ——  """йїппим НЄ ТОЛЬКС

заключается в юм, -.^^ -,_

построения уголовио-исполнительного права, иднаки ^^ ^_г_. ния теории уголовно-исполнительного права необходим не только — - ™«ТРТІТ.ЧОСТИ по исполнению наказаний, как отправном

——~' "очгь-и но требует

ПОСТрОеНИЯ уіил«л.,„ ....

ния теории уголовно-исполнительного права нсоолл.^^ .,_ . постулат о деятельности по исполнению наказаний, как отправном —„_ ти.?г.лн:»м. синтезирующем принципе науки, но требует-

—''~от.>лм.ых образо*

ОдаЭМ, СИНТеЗИрУЮЩеМ ПрИНЦИПе нау*^, „„   _г

совокупности абстрактных познавательных образо ~~"   ""исттй. концепций, раскрывающих, кої

——————- ———— ч        ,ї        ~Ь

ПОЛОЖеНИИ, ОДлиА»»™-, __

ся привлечение совокупности абстрактных познаваіиш,1ші_. „_.

- представлений, идей, понятті, концепции, раскрывающих, ко

——"-"«ГУМІТЛИХ центральное понятие «исполнение наказания» и о

—— ""^ішпв и учреждений І

— представленим, »,.„—,

КреТИЗИруЮЩИХ Центральное ПОНЯТИе «ИСПОЛНеаис ггсых^____

сл>'живающих экзекутивную деятельность органов и учреждений —™„„ ггя^ячаний. «От выбора системы абстрактных обьектої

--—^. айгтпяктные объе

СЛужлв »І\УЛ^^».- __

полнения наказаний. «От выбора системы а^.^_.___ многом зависит сама теоретическая модель: абстрактные об

1| в3

Р «

/ _________________ онтология ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ детерминируют ее. В модели, построенной с их помощью, выражает-ся сущность отражаемой области действительности» [22. - С

Категория «исполнение на ттяи

І і

142

_____-.~~~ пл ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗА*

терминируют ее. В модели, построенной с их помощью, выражает-V* сущность отражаемой области действительности» [22. - С. 193].

*Х       Категория «исполнение наказания» в уголовно-исполнительном праве туты.* тещ^етическш?вьщедением суостандиональной опре-деленности, совпадающей с деятельностью органов й учреждений исполнения наказаний, отражающей .сущность этой деятельности

'(неизменное свойство, параметр всеx^д|.одессов исполнения наказа-

* чшй), независимо от форм.    ~      "

Исполнение наказания^псшимаемое как необходимость в дея-, тедьности органов и учреждений исполненмідаказаний, вклШчает в

* себя как свою сторон}' качественную и количественную определенность. В отличие от него исправление, которое носит в отношении исполнения наказаний случайный характер, отличается неопределенностью критериев.

Отсутствие адекватного отражения действительности в исправительно-трудовом праве, когда за исходные, ключевые понятия принимались   «исправление и перевоспитание»,   «исправительно-трудовое воздействие», привело к неполноте выделения уголовно-ишолнитедьной системы, когда за ее пределами оказалось не только исполнение наказаний,  не связанных  с мерами  исправительно-трудового воздействия, но и исправительные работы без лишения свободы, а также и направление в дисциплинарный батальон. Подтверждение этому можно найти в преамбуле Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», где сказано, чго единую уголовно-исполнительную систему составляет деятельность учреждений и органов, исполняющих наказание в виде пише-.1 ния свободы [100]. В результате такого подхода исполнение всех I других наказаний, понимаемых в настоящее время как фрагменты объективно существующего и теоретически воспроизводимого еди-

•ого целого, системы, какой является деятельность по исполнению чнка шпш, остались в итоге понятийно не выделенными, теоретиче-Ьси не распознанными именно как образования, относящиеся к дан-Йой системе. С другой стороны, в исправительно-трудовом праве

•опустили и другую типичную ошибку, связанную с неадекватным ифеделением субстанции - когда к системе деятельности ИТУ отно-рлись объекты, не обладающие специфическими для данной систс-І.І качествами, и, следовательно, не относящимися к деятельности р исполнению наказаний. Вот почему, например, проблемы соцп щой адаптации не могут входить в предмет уголовно-исполни-иного права. В связи с чем В.А.Уткин вполне резонно отмечает; ? предмету уголовно-исполнительного права примыкаю/ огнище» ?, связанные с постпенитенциарной адаптацией ((>тм(м.шгі« Іей) освобожденных от наказания. Такие отношения, < І рот гони

ы І

ЮГИЯ ИСПОЛНЕНИЯХ,

цности исполнения накази на внешнем к исполнении? Ітель ограничивает тем саз Г    самі необходимую связь л завЕ133388 как единичным и деятелзГ«1Гель ия наказаний, как тячественные харги,,,^-іение в сущность исполни-ігшне его к внутреннему, от оп   " опи объяснению внутренних в*34* вз через качественные и коло-*:с урно-фунпщональный анні*5*11 и. Выяснение субстанции я^911 %е% тения наказаний сущесъ^ основе этой деятельности ії*^' к Іется как реальное основвао *вг™ головно-исполнительной 8* ^

ЩЮГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ-

[,  на внешнем к исполнении)?*11110 * (а Ітель ограничивает тем саз Г : саш І необходимую связь л завЕ12338110 я   как единичным и деятелзї*гелиі

НІ ЕГСГ   ТТоті-пг»ят*т»*І.     ____      »•    ^—*ТНШ)Г      л»

>л тячественные характфисзВ'*ИСТИІ

с (объяснению внутренних в*3** вза) .І через качественные и коле-':олич' т} урно-фунищональный анн^*311*™

вне

%а їсте* как реальное основе8<>-*вани( гтголовно-исполнительной й1^ сисї

юсти деятельности по „V,,. ть ее с помощью їагеговїїТОР ии сущности, но гообразии форм нвое в изменчивом, ретные разновидности гп ПР°-г присущую деятелъшсгигГ**"1 по и, неизменность, овойстнР:^твеи'' специфичность. Исполнезі?*ение ет собой модификацию еэ * еди" исполнению наказаний І &* как

трации органов и_ [остью, неизбежносдю рч еятелъности

точности исполнения накази -на внешнем к исполнении)?*11110 Ітель ограничивает тем саз Г    сам| необходимую связь л завЕ133388 как единичным и деятелзГ«1Гель ия наказаний, как о&щщярсим. ш тячественные характерисзВ'*11^ >в іение в сущность исполни -ІГШНЄ -к его к внутреннему, от оп   " опи< < объяснению внутренних в*34* вза через качественные и колог':о~" урно-фунищональный анй й. Выяснение субстанции н^911 де;ї од лнения наказаний существ3**07 с основе этой деятельности &***•• ЇІІЄТСЯ как реальное основі ~ *"" гТ головно-исполнительной й'іи си

[, ] на внешнем к исполнении)?*11110 р (ачтель ограничивает тем саз Г : саш в необходимую связь л заве12338110 я   как единичным и деятелзї*гелиі

ИЇГТСГ    ТГОТАПП л-т*>^      _____        ^    -—*-ТГЛ*       ^

І через качественные и коло^*:олич' > урно-фунищональный анн^*311*™

завіется как реальное основе8<> *вани

тоги я ИСПОЛНЕНИЯ а.

'щности исполнения наказ:!» *азании. :, на внешнем к исполнении)?*^10 на" атель ограничивает тем саз ? самьш необходимую связь л завЕгзЗЗВИСИ" как единичным и деятелзї:ЯІГеяьно" ия наказаний, как общимйК*™' ос" Іличественньїе характерисзВ'1*^01™11 шение в сущность исполня1 -'шнения

•ТЄГО К Внутреннему, ОТ ОБО    " ОПИСа"

объяснению внутренних в)!34* взаи"

•І через качественные и коло^*'ОЛИЧ6" 'Трно-фунпщональный анй^знализ и. Выяснение субстанции о^911 дая" [олнения наказаний сущесио3**018011" ' основе этой деятельности ф*^' ко" ;ается как реальное ояовва^*^31106

•гтоловно-исполнительной и'3'*0 сис"

ОІ гообразии форм исполнез^Е51еншИ

ретные разновидности ш      ПР01

яеет собой модификацию ез»    еди"

аний сводится к

3 ДОЛЖНО СОСТОЯТЬСД В дп^ -    —

адение связей структури и»1>1МХ Ш

тайишолнеяия_дяі»гі.|,и^|ініі 'Й      м

головному праву о"    —"

сазания. Однако І

>е обстоятельстно

ния [70. - С.«1. ІІ—..-..« и

ггь точку -ІрсІІня

И еятелъности а

_____—--^-1^**^ ^^у^ц^ддіуірдціг1—

аний сводится к совокупдІ<':я-П]ГЮ"

. Однако нскігго|ні|*і^ ю )е обстоятельство ивдлои1*3*' аі ния [70. - С. іиїть точку прс

юсти деятельности щ

ее с помощью їагегоої*т°Р >Іии сущности, но

гообразии форм ч* ивое в изменчивом,

ретные разновидности ш      ПР° І г присущую деятедьвїстигґ*"1 по зи, неизменность, свойстні5^^1"86111' < специфичность. Исполнез!б**ение к ет собой модификацию еэ *    еди~

исполнению наказаний І ?*• как

ог гообразии форм исполнезй^яеншВ

ретные разновидности ш      ПР01

яест собой модификацию ез*    еди~

юсти деятельности по ^ить ее с помощью >ии сущности, но тообраэии форм Іі^чивое в изменчивом, ^ 1№

_>етные разновидности ш ПР0' •т присущую деятельнїстигґ*01 по ти, неизменность, свойстні5^^086111'

специфичность. Исполнез!б**ение [ет собой модификацию еэ * еди'

исполнению наказаний І ?** как

органов    _ 'остью, неизбежностип

Реа-

уфсжж^-'^^0'

.      .,_

га з должно состоятьсд в

.   ._____  -        - -- ——-м,~* а   дсі^ г

адение связей структури її»ЇІІШ ' тай исполнения накаааииМг*

уголовному праву о

<азания. Однако ІІскІІц»рк| ю)е обстоятельстно нікинри1*11 аі ния [70. - С.«]. Віянні'* "

Іть точку -ІрсІІня

"'Ів

у]головному праву общевд!1"*1'"1" аксазания. Однако нскігго|н(|*^и>1в їО)е обстоятельство ивдінні1*3*'"* аіния [70. - Сл"  " їй ггь точку :>рсі

щ-ращщ органов    _ іостью, неизбежности» рч щеятатьности ад

ЗаНИЙ СВОДИТСЯ

ДОЛЖНО СОСТОЯТЬСЯ В ДНЦ ^а»-

дение связей структури и»111ЫХ

ИИИСПОЛНеНИЯ НІШаІІийІШ '»•

(уголовному праву общспрІІ*"1ІІРИ* казания. Однако нскотори!*^"'10 яое обстоятельстпо иікднні1* "**"1 [ания [70. - С.62). В    * и <•' точку зїя

сїїїЩ^^ЇЇЇЇ^

яЭЬпг:^--в=м=

На ** в?У^юе основание ї лишь

5%явяя=г^=Е

™.^====К===^=:

_ „ л-иТТЯПЯ

_--——^, -*•* *.л ЛҐІ'Л

Зафиксировав внимание не на сущности исполнения наказаний, а на исправлении, то есть на явлении, на внешнем к исполнению наказания, к реализации кары, законодатель ограничивает тем самым способность осмыслить имеющуюся необходимую связь и зависимость между исполнением наказания как единичным и деятельностью органов и учреждений исполнения наказаний, как общим, оставляя в стороне качественные и количественные характеристики реализации кары. Однако, проникновение в сущность исполнения наказания требует перехода от внешнего к внутреннему, от описания того, что лежит на поверхности к объяснению внутренних взаимодействий элементов данной системы через качественные и количественные характеристики, через структурно-функциональный анализ деятельности по исполнению наказаний. Выяснение субстанции деятельности органов и учреждений исполнения наказаний существенным образом меняет представление об основе этой деятельности, которая в таком случае уже рассматривается как реальное основание существования и функционирования уголовно-исполнительной системы.

Следовательно, характеризуя сущности деятельности по исполнению наказаний, необходимо выразить ее с помощью категории субстанции, а также близких к категории сущности, но не тождественных с ней категорий: единое в многообразии форм исполнения наказаний, общее в единичном, устойчивое в изменчивом, внутреннее, закономерное, необходимое. Конкретные разновидности процессов исполнения наказаний сохраняют присущую деятельности по исполнению наказаний, как субстанции, неизменность, свойственную уголовно-исполнительной системе специфичность. Исполнение же тех или иных наказаний представляет собой модификацию единого целого - системы деятельности по исполнению наказаний как таковой.

Поскольку в деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний с необходимостью, неизбежностью реа-лизуется лишь цель кары, то сущность деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний сводится к совокупности необходимого, того, что непременно должно состояться в данных условиях, как закономерное проявление связей структурных элементов деятеш,ип(гпт плганраи учреждений исполнения наказаний.

_____^    ___—_, -г—^.^ццдцч^цулщщшлдшицинии. Надо сказать, что в литературе по уголовному праву общспри-шано, что кара входит в содержание наказания. Однако некоторые авторы из этого делали вывод, что данное обстоятельство исключи ет признание кары также целью наказания [70. - С.62]. В сини* с ним представляется возможным разделить точку зрении П.К.Дун»-

144

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ________________________

нова, считающего, что кара представляет собой неразрывное единство сущности и цели наказания [136. - С.ЗЗ].

Сущность деятельности по исполнению наказаний представляет собой совокупность свойственных ей необходимых сторон и связей Существуя раздельно, она тем самым органически связана с реализацией кары при исполнении наказания того или иного вида, раскрывает свое содержание только в нем, через него.

При характеристике различных форм исполнения наказаний субстанция деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, сущность этой деятельности, противопоставляется внешней, изменчивой стороне, при этом имеется в виду не какое-то пространственное отношение, а объективная значимость внутреннего (кары) и внешнего (формы ее осуществления) для характеристики деятельности органов и учреждений исполнения наказаний Форма реализации кары как явление не может существовать без того, что в ней является, без правоограничений, свойственных данному виду наказания, то есть без его сущности и содержания.

В реализации ев ойственных наказанию правоограничений как в сущности деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний такютаПияаче проявляете* Кара Кара, -раскрывая свое содержание в т^оя^стжттотшгашшг наказания, является ка-чеством. характершующимся нгпофедсо^ешїо^~бпреде1Іенностью, тождественной экзекутивнои деятельности администрации органов ^и учреждений_дсдошения накаг аний. СодержанйеП5аказания, как Т конкретный,определенный объем ограничений, установленных для 3|   осужденного, является пі'подіедсгвенной опр'едеденностью исподне-< '1ния'накаіания~?~сдііисіі<е всех .го составных структурных элементов, свойств, вііутр-.ших процессов, связей и тенденций. Но содержание пракшческого исполнения наказания своеобразнее сущности исполнения наказания, постигаемого теоретически, хотя бы потому, что содержание исполнения наказания того или иного вида индивидуализировано, оно связано с отбытием наказания, как совокупностью внешних к сущности исполнения наказания, несущественных, случайных фак гороь.реализация кары при исполнении конкретного наказания, представляя собой форму проявления сущности деятель -ности администрации органов и учреждений исполнения наказаний, вместе с тем, несколько отличается от нее: сущность при исполнении одного наказания по сравнению с другим^ьіражается с учетом ше-цифики свойственных данному_нака^анию_^    в ш-

мененном виде.

В дополнение к сказанному необходимо еще обратить внимание на то, что исполнение и отбывание наказания - соотносительные) категории Они характеризуются друг через друга Если исполнении! наказания, как сущность деятельности органов и учреждений и_-

146

——— _ ___ _.      _______ _______    ОГИЯ ИСПОНИЯ НАКАЗАНИ

поднения наказаний, есть нечто общее, то отбывание наказания Н~10 ЯМЦНЦС ^ДИІшчнц.;, вьіцажаіОЩее лишь какой-то

,

вьіцажаіОЩее лишь какой-то азания еиіь нечто гдубинвое

.-    —————'————ЗШЛОСТИ -.ДЫидищ-цации ууі-а

нииисподнениянаказании, то отбываниешавзавт-внешнее, если исполнение наказания есть нечто устойчивое, реализация кары - Не-овходимое, то отоьтваще_наказания является относительно более преходящим, изменчивым, случайным——————" ~^

Сущность исполняшГнаказания обнаруживается через содер-жание при исполнении наказаний разных видов. Однако, при ис-поднении некоторых наказаний субстанция определяется! первого взгляда, как оы «находится ня ттлИМ,™——„ а в других сущность

ЗИ исполнении наказании разных видов возможно разное^оотаошение щ5^м"яПїр...т«ч- пп^^ат, «*-.,.—— На. ходится как Ьы «внутри»————    — частью

исполнения наказания,

например, при исполнений~Жї5ения свобо-

наказания как бы независимо от исполнения и то-

м-ежду ними существует отношение взаимодействия (например

шии наказания в в

тишения права занимать опреде-

^е_дшшности или заниматься определенной деятельностью) в;_отььгоашюнаказания образовывает механизм, процесс, из которого _и укладывается осуществление—исполнения наказания

. при доброволь-

-—     *

,     „      ——   .    исполнении исправительных І "»и^тшате штрафа)"    ~    ~——————

Вместе с тем, в конкретном своем проявлении исполнение нака-І шния того или иного вида, обладая качественной и количественной

•определенностью уже является выражением содержания наказания

•которое привносит в сущность исполнения наказания новые момен-тл, черты, которые обусловлены не только субстанцией деятельно. ти администрации органов и учреждений исполнения наказаний, а [процессом отбывания наказания, то есть не внутренними, а отно-

рителъно внешними ее связями, условиями, в которых осуществляет.

р деятельность администрации органов и учреждений исполнения ЦІЇ казаний

Поскольку Сущность исполнения наказания проявляется через одсржание исполнения наказания конкретного вида, а содержание

•иполнено рядом привходящих факторов, отражающих своеобра Іис

тлюлвевия того или иного наказания, то в познании сущносіи ІІІІ-

рния нельзя ограничиваться фиксацией того, что лежи! ни по-

чхности деятельности органов и учреждения исполнении ІІПКЙІА

Ч, а необходимо проникать внутрь правоограничений, < Іюйс І «лн-

. огдельным видам наказаний, и воспроизводить в гсорсшчошом

Щипни в форме идеальных образов их сущнос-Іь   У.„,ІІ п.ми УІСІІ

І 1 /

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАшгл____________________

занное обстоятельство, в теории уголовно-исполнительного права и в практике исполнения наказаний нельзя исходить из того, что лежит на поверхности деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, то есть, исходя из содержания исполнения наказания, познать сущность исполнения наказания можно лишь опираясь на знание необходимых свойств и связей структурных элементов деятельности по исполнению наказаний.

Содержание деятельности органов и учреждений исполнения наказаний определяется не только своей субстанцией - исполнением наказаний, как узловым моментом деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний, но и относительно внешними условиями ее существования, взаимодействием процессов исполнения и отбьтания наказания, а последнее, как и все процессы, постоянно меняются, - все это обусловливает текучесть и изменчивость содержания наказания. В т о же время субстанция деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, их сущность, составляет нечто устойчивое, сохраняющее себя во всех этих изменениях.

Вместе с тем, будучи устойчивой по отношению к содержанию исполнения наказания, сущность исполнения наказания не может Тоставаться совершенно неизменной. Она изменяется, но значительно медленнее, чем содержание исполнения конкретных наказании. Изменение ее обусловливается тем, что общественное развитие приводит к изменению шкалы социальных ценностей, изменение карательного воздействия в связи с этим приводит к тому, что одни необходимые его стороны начинают усиливаться и играть большую роль, другие отодвигаются на второй план или исчезают совсем. Наказание, будучи социальным институтом изменяется вместе с социально-экономическими изменениями, поэтому и Сущность исполнения наказания не остается одной и той же, а в процессе социального  развития изменяется, в связи с чем не могут  оставаться неизменными и средства исполнения наказаний. Так, в настоящее время в цивилизованных странах, где жизнь вне тюрьмы изменилась значительно к лучшему, а физические страдания, обусловленные условиями проживания, отошли в прошлое, пребывание в тюрьме становится все большим злом, поэтому вместо тюремного заключения все чаще применяется наказание в виде ограничения свободы, при котором осуществляется эффективное постоянное наблюдение в целях проверки или надзора за осужденными, находящимися вне тюрем с помощью  электронных средств,  (браслетов-радиопередатчиков, прикрепленных к осужденным, радиолокаторов, телефонов распознающих голос и т.п.), которые обеспечивают настолько дей ственный контроль за тем, чтобы осужденный находился в опредс ленном, установленном для него месте, что можно обойтись и беї тюремного заключения со всеми его отрицательными факторами

148

расчете на

зиснои России, где ф ношений достигла гго

ченньїх на то же количество житежй в Швеии»    Объясняв Гтем что

КЗК чвмю ВЫШе'

отечественных органов

таЖЖтет11151 нака

«ожно дать свое     ред л*аъ действительности ;»*> деятельности о «РВД ли можно отдать Деятельностью тому 'ельности органов этого не

ЭТ°Й будет °бъжнятъ

и

об-н-

наказаний, Жтельной «Давлению дея-

.

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ______________________

Исполнение наказания как субстанция деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, определяет возникновение, существование изменение и взаимосвязь всех направлений деятельности органов и учреждений наполнения наказаний, поэтому, лишь проникнув в сущность исполнения наказания возможно объяснить все стороны, все виды деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, выявить взаимосвязь между ними, определить все стороны и значение каждой из них.

Опираясь на определение субстанции деятельности органов и учреждений исполнения наказати, выработанное наукой уголовно-исполнительного   права,   представители   других   наук   (исправительной педагогики, исправительной психологии и др.) могут объяснить все другие ъиды деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, выявить необходимые стороны и связи, составляющие ту или иную сторону деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, воспроизводить в системе абстрактных понятий существующую между ними необходимую взаимосвязь.

Понятие «исполнение наказания», как субстанция, содержит в себе лишь возможность исполнения наказания в конкретной форме -содержании исполнения наказания, фиксируя сущность деятельности по исполнению наказаний в единстве элементов, а также уго-ловно-исполнительную систему в ее внутренней нерасчлененности.

Таким образом, «исполнение наказания» - это понятие, фиксирующее субстанциональное единство уголовно-исполнительной системы, рассматриваемой как целое.

7.... В Рідинне ОІ обычного гюнятия «исполнение наказания», исполнение конкретні о нака ІаІІия - это содержание деятельности по исшшГсиию ІІіІкш ІІКВ7 о І риЖШющее внутреннюю'расчлененность утодовцо-інполиии'льибй системы, органов И учреждений исполне-ния накачішии.    ~~ ———

Всесторонне отразить содержание деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, подлежащее теоретическому исследованию можно, понимая деятельность органов и учреждений исполнения наказаний как совокупность, единство, проявление богатства ее специфических видов (способов, форм). Для характеристики  содержания исполнения наказания необходимо раскрыть форму исполнения того или иного наказания и объединяемые ею

элементы.

Деятельность по исполнению наказаний - это обозначенная .

субстанция, терминологически зафиксированная сущность деятель-1 ности органов и учреждений исполнения наказаний, постигаемая! теоретически. Деятельность же по исполнению конкретных наказа-1 ний (например, деятельность по исполнению лишения свободы, деятельность по исполнению штрафа и т.п.) позволяет рассматривать

________    - - -- -— ---.... ъгл^гпа гла

Ч

^соответствующую разновидность деятельности как форму, момент, 5 сторону действительности осуществляемой на практике деятельно-1^сти по исполнению наказаний.

<4 Как уже было показано, общее понятие «деятельности по ис-Д полнению наказаний» фиксирует процесс исполнения наказаний в '|^его неразличенности. Однако, реально процесс исполнения-,«, отбывания наказания существует как сложное, многообразное явле-с^ние. Характеризуя исполнение конкретного наказания, следует фшс-? сировать процесс исполнения-отбывания наказания в его разнообразии, несходстве, содержательности, а значит и оформленности.

- Исполнение того иди иного наказания - это реально существующая _." система деятельности органов и учреждений^ ее конкретном виде.

->- Есяи~^ясподненйе наказания» -"это сзшщостіГдеятельности органов 5 и учреждегїии"исполнения наказаний,~то сод^жанж~деятельности до-истголненик) определенного наказания представяяйг собой кон-\ кретизацию, разверты§анйе~этого Исходного субстанционального ^ определения, то есть это та"жё деятельность по исполнению наказа-ний, но взятая в^Ж^о^бра1ий7~ор1ягинальности, подлинности, от-раж^щ|_|^п^_^й^5_^Т(3]^т^_^истаешІо Исполнению исключительно данного вида наказания.

'        Исподнетше~тошфетного наказания - это уже деятельность ор-' ганов~и^ч]]Жден1йй^сг1одне^ти^наМзашш в ее оформленности, где формаПнсполнения^ог^редшеїшого" наказаїтя выступает моментом содержания исполнения наказания. На уровне исполнения конкретного наказания «деятельность по исполнению наказаний» предстает уже не как субстанция деятельности органов и учреждений исполнения нака!і1іїіи|С^сключит^^как содержание деятельности соот-ветствующего органа иди учреждения исполнения наказания. Раскрытие содержания деятельности по исполнению наказания того или иного вида, хотя и основывается на общем понятии деятельности по исполнению наказаний, тем не менее должно отражать различные конкретные модификации этой деятельности. Деятельность по исполнению конкретного наказания, как момент содержания деятельности, выступает одновременно и формой, связывающей воедино различные конкретные элементы деятельности органов и учреждений исполнения наказаний (цели и средства, объекта и субъекта, субъекта исполнения и субъекта отбывания наказания).

Под содержанием деятельности по исполнению наказаний име-спея в виду состав всех ее структурных элементов, единство спойсгй внутреннего процесса исполнения наказания, связей, противоречий І исполнения-отбывания наказания, тенденций развития. Содержание [исполнения конкретного наказания находится в неразрывном един-Г» Іве, органически связанном с формой, как способом ІшеІІІІІем» ш-I І.І жения содержания.    "ІІІІГ

150

ЮНОСТЬ ЯСЛСЛШ1ДПДД "І^'~.--—у-___________________

Научный подход к исследованию деятельности органов и учреждений исполнения наказаний требует учитьшать значение той правовой формы, в которой проявляется исполнение отдельных видов наказаний и проявляются правоограничения, свойственные конкретным наказаниям. Изучение различных форм исполнения наказаний, характеристика содержания исполнения наказания призваны способствовать углублению диалектического понимания сущности исполнения наказания, отражением чего является диалектика понятий и категорий уголовно-исполнительного права. Вместе с тем, чтобы познать сугь исполнения наказания, как такового, недостаточно ограничиться изучением особенностей исполнения отдельных видов наказаний. Обусловлено это тем, что как бы по форме и конкретному содержанию ни отличалась реализация правоограниче-ний, свойственных отдельным лидам наказаний, они всегда объединены определенным единством, так как во всех случаях оказываются лишь различными проявлениями сущности наказания - кары.

Если зарождение теории уголовно-исполнительного права связано с накоплением фактического материала об исполнении наказания, полученного в результате подробных, однако, порой изолированных исследований отдельных институтов уголовно-исполнительного права, то дальнейшее обогащение научных представлений об общих свойствах исполнения наказаний и общетеоретический подход к проблеме конкретных ивститутов уголовно-исполнительного права должны происходить и происходят посредством естественного взаимопроникновения специальных научных проблем и фундаментальных теоретических исследований сущности исполнения наказаний.

Итак, понятие «исполнение наказания» - это сущность деятель-

ности органов и учреждении исполнения наказаний, а исполнение конкретного наказ ания - содер жание деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Вместе с тем, исполнение наказания ^деятельности органов и учре?кдений^кполІЧе^шяІ^аказаний - это не только форма. момёшгсодер жашія^^сд^^езу^иьтгат^ этой деятель _ностИд_то есть понягие «исполнение наказания» обозначает контуры тгедт^дьнпсти органов и учреждіяшй исполнения наказаний, опреде развитие ггррцесса исполнения Ітаказания от целеполагания і _ — ~.„™™ ИРПРЛ настоящее ІГбудуЩему. Такое пони

4йІужгжУо__9^ЧРоишого^1!е?е2_§??то-мание исполнения наказания указывает на системность деятельно -синю исполнению наказаний. Исполнение наказания, вьіступаюшсі в^е^тельности^органов и учреждений^ишолнения наказ аний-цедьи ом и собственным результатом, позволяет характеризоват І оо1ьЪсгГ систему^отличающуюся цело нез а]висймостью7~Ъпределенной

П 2.

сіш)с^__

шенностью и внутренним единством

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ П. 2.  ГЛАВА 2.   СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯІ ХАРАКТЕРИСТИКА

деятельности по ИСПОЛНЕНИЮ НАКАЗАНИЙ

12.1 § 1    СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ИСПОЛНЕНИЮ НАКАЗАНИЙ

Обращение к специальному и углубленному анализу деятельности по исполнению наказаний обусловлено тем, что, как это ни странно, данный «исходный пункт» уголовно-исполнительного права в теории исправительно-трудового права так и не был сколько-нибудь обстоятельно разработан. Характерной особенностью ряда работ, где речь шла об исполнении наказания, являлась как правило, лишь формулировка определения понятия исполнения наказания. Так, Н.А.Стручков считал: «Поскольку кара выражается в комплексе правоограничешш, свойственных данному наказанию, то исполнение последнего есть реализация кары соответствующим органом государства, на который возложена задача осуществления предусмотренных законом правоограничений» [51. - С.48]. «Однако нельзя преувеличивать достоинства первоначальных дефиниций. ждать от них то, чего они дать не могут, видеть в них форму, которая выражает все богатство конкретного содержания познаваемого объекта» [3. - С.68]. Чтобы постигнуть сущность исполнения наказания, необходимо выяснить, что лежит в основе целеполагания при исполнении наказаний, вникнуть в свойственные процессу исполнения-отбывания   наказания   внутренние   противоречия,   провести структурирование деятельности по исполнению наказания.

Теоретическое познание деятельности по исполнению наказаний по^о1^г~р^й^^5"'^сп^^^ичё^^к^жояшерности) структуру, связи компонентов, xарактеуиз^тощЕЁся^об^е^:шіной качествен-ной спецификой,   опредедить^1^е^^т]д;отовно-исполнитедьного "права как направление, стороігу^еятедьноі^ти^орг^ндв^гучреждений исполнения наказаний, свойства которой выделены в практике при-меТ1ещя_^[аказ,аНИЙ. Представ^яШЩГ^тгбПнаГ теоретическом уровне Изучение деятельности по исполнению наказаний состоит в ра Іра-ботке собственно концепции исполнения наказания, то есть пред аавления о сущности такого феномена как исполнение нака'іпішн Обусловлено это тем, что понятие «исполнение наказания» и мій г рлгуре до сих пор, как правило, раскрывается на уровне ніпуйти Іго, то есть общепонятного, само собой разумеющегося поп

Примечание Структурно-функпионадьный анализ, один из принкипик и и І ледования социальных явлений и процессов как структурно-ршзчлиимишЛ ти в которой каждый элемент структуры имеет определенное функципнячьн чимие -[132 -С.658]

ІНІІ и пін

'Ни

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

(«реализация кары», «применение комплекса ограничений прав и свобод осужденного», «причинение лишений и страданий» и т. п.), а не действительно строго научного объяснения, в основе которого лежит системный подход как специальный метод научного исследования, позволяющий рассматривать «исполнение наказания» как сложное, внутренне детерминированное единство, интегрирующее познавательные возможности составляющих его элементов, как высокоорганизованную и динамичную систему, как цельное, относительно самостоятельное правовое явление, как разновидность юридической деятельности, компоненты которой «не только функционально взаимодействуют, но и органически соединены между собой с помощью разветвленной сети генетических и структурных, горизонтальных и вертикальных, координационных и субординационных, пространственных и временных, управленческих и иных связей и отношений» [41. - С.8].    \

Следует отметить, что в данной работе попытка объяснения1 деятельности по исполнению наказаний - это не стремление исчерпать в одном определении все разнообразие такого сложного феномена, как деятельность органов и учреждений исполнения наказаний, а один из исходных и необходимых этапов теоретического воспроизведения процессов исполнения-отбывания наказаний, как объекта целостного самодостаточного образования - системы деятельности органов и учреждении исполнения наказаний, уголовно-исполнительной системы.

Как уже было показано, определение понятия «исполнение наказания» выступает в уголовно-ишолнительном праве не конечным итоговым продуктом, а исходной целенаправленной установкой. Вместе с тем, это не означает, что определение «исполнение наказания», зафиксированное в качестве необходимой предпосылки, отражающей сущность исполнения наказания, будет являться неизменным в своей определенности в ходе развития знания об объекте экзекутивной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. «Углубление в сущность объекта, выявление внутренних закономерных связей в структуре объекта позволяет уточнять, конкретизировать, развивать научное определение вплоть до теории» [3. - С.16].

В период становления угодовно-исполнительного гграва_рпреде-ление понятия «исполнение наказания» является необходимым ис-ходным пунктом, позволяющим зафиксировать отправные опреде-дения сущности деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, сформулировать руководящие установки, дающие воз-

1 Примечание. ОБЪЯСНЕНИЕ - функция научного познания, состоящая в раскрытии сущности изучаемого гбъекта. Объяснить - значит пролить свет на какой-либо более или менее запутанный факт путем установления причин и условий, целей, путем установления того, зачем и почему нечто имеано такое, а не иное. - [27. - С.З! 4].

154

--—^--~« л.1}л\ЛЛЫ.Ьл  ІЛДСІ'СМ^у'————————————————————————

В предыдущей главе уже~было высказано суждение, что сш/™' ный подход к деятельности органов и учреждений исполнения ^кя~ чаний позволяет не только выделить «исполнение наказания» как субстанцию этой деятельности, но и уяснить, что сущность испо-11116' ния наказания - это внутренние, всеобщие и необходимые связи, °п~ ределяющие целостность и единство всех компонентов деятельна0™ органов и учреждений исполнения наказаний. При этом анализ Д6Я" тельности по исполнению наказаний, с одной стороны, должен °т^~ ражать структуру, элементы деятельности как целого, а, с друГ0*1 стороны, в синтезе должен опираться на поиск внутренних ра^" чий, имманентно присущих субстанции, - исполнению наказагі011' как первоосновы деятельности органов и учреждений исполне*11151 наказаний, как единого целого во взаимной связи его компоненте^-

Понятие «исполнение наказания» не только позволяет опр0Ае" лить состав элементов деятельности по реализации свойственв61^ наказанию правоограничений, но и сплачивает компоненты эо'°и деятельности, выступая связующим звеном между ними. В сист^*е логико-гносеологических методов исследования природы реали2а" ции свойственных наказанию правоограничений (экзекутивной д?я" тельности органов и учреждений исполнения наказаний) категор** «исполнение наказания» играет особую роль, поскольку методов0" гически ориентирует и связывает в целое анализ двух полюсов д#я~ тельности органов и учреждений исполнения наказаний - ишол#е" ния и отбывания наказания. Категория «исполнение наказания^'

Понимаемая Как ДбЯТеДЬНОСТЬ а/імрнистряпин пргяттпд п упр^тгёпт!»

Исполнения наказаний, раскрывается через систему других соподч*1' ненных и взаимосвязанных между собой понятий, позволяющих иметь цельное представление о ее природе, структуре, содержаний» месте угодовно-ишолнительной системы в правовой системе общ<?" ства. «Эта деятельность, равно как и отбывание наказания осуждеї*" ным, представляет собой предмет правового регулирования, которо0 осуществляется посредством установления в законе порядка и уело" вий исполнения (отбывания) наказания, прав и обязанностей сторо! общественных отношений, возникающих в процессе исполніяіиґ (отбывания) наказания» [51. - С.48].

Исполнение наказания, как объект деятельности органон п уч рождений исполнения наказаний, находится в рамках уголоняа*1 исполнительных правоотношений, в которых существует рпин.ня* .возможность непосредственной направленности и исгтос[куи шпик'

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

нностей этого правоотношения в процессе раз-послелнего.

В уголовно-исполнительном праве необходима разработка собственно философских вопросов исполнения наказания, исследование на философской основе специальных проблем методологии уголов-но-ишолнительного права как конкретной науки, а это требует проникновения теоретической мысли во внутрь процессов исполнения и отбывания наказания, ведь «сущность любого изучаемого объекта может быть в полной мере раскрыта лишь при условии" адекватного теоретического воспроизведения его структуры и отражения существенных моментов этой структуры в самом определении» [135. - С.32]. Вот почему представляется, что объективное научное исследование исполнения наказаний вполне возможно с помощью структурно-функционального анализа деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, так как на основе категории «деятельность» можно раскрыть не только структуру, но и процесс исполнения наказания. При этом, «исходное содержание теоретического понятия «деятельности», естественно не может не носить философского характера, его нельзя понять и объяснить вне широкого философско-мировоззренческого контекста» [23. - С. II]. Это значит, что наука уголовно -исполнительного права не в состоянии обеспечить только своими средствами создание понятийного аппарата, изучения роли и назначения основных категорий уголовно-исполни-тельного права. Для создания категориальной сетки теории уголов-но-исполнительного права отправной, исходной основой служат философские знания. Поэтому познание объекта экзекутивной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний возможно на основе привлечения философских категорий, определяющих общий путь исследования, способ мысленного обобщения процесса исполнения-отбывания наказания.

Следует особо подчеркнуть, что отправное положение исследования в уголовно-исполнительном праве именно «деятельности по исполнению накачаний» содержится в пункте 14 статьи 92 Консти-туции Украины, где сказано, что исключительно законами Украины определяются организация И Деятельность (А.С. - подчеркнуто мной) органов и учреждений исполнения наказании: Как представляется, заданный Конституцией Украины деятедьностный подход не просто дает видение реальности в новых границах уголовно-исполнительнои системы, но и указывает источник ее законосооб-разности, развития, изменения и совершенствования, притом источ-ник умопостигаемый, в котором отсутствует стремление намеренно ввести кого-либо в заблуждение іпадо сказать, что и в предшествовавший науке уголовно-исполнительного права период здравый смысл подсказывал некоторым авторам использовать категорию

156

Казани*. Введение в

^ностьТпозволяет

тьг

————— ^""ъ и

--іші.ццдл осел чцужданных.    ——————•————

^т™Р1Я<>ЛК>аИеЯ мет^'Р»ДН°« «мпоз^Г'.Гпёнс™

^™

И°^^= =: ??=;        -

-ьнои системой, весьма красноречиво свидетельствует ~ 1 госіаарственном департаменте Уклаиньт — ——        —

МКаЗаНИЙ    Г7ТР га-аиажт/ч-   ^ГТ»тт««^„,__ї._ _

.НО?ГИ руКОВО-

Президента

^^^^.^^        ,    и законами Украины, актами Р-^ы-И-КаЬинета МинийроГУкранны. настпэтт^7^^7„тпт ->>1 «^Р^^г-оШовные направления ле^г.^^^^^ „      Д^ШШения наказаний», «по заітгге ггро, ч ГТТ^         ' ^В^ІОї^^ІЕолоЬноіо  наказі, ^ад^иру^

исполнения накаїа-шлы, оютїетени, сбор->І по вопросам ~ ъ»> (А.Г

Радов Г.А. Надаор за осужденными к лишению свободы- понятие и

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

Осознавая значимость в уголовно-исполнительном праве категории «деятельность», профессор кафедры управления органами, исполняющими наказания Академии МВД России А.И.Зубков также считает' важным, чтобы кадры для уголовно-ишолнительной системы готовились имеыно по специальности «уголовно-исполнительная деятельность» или исправительно-трудовая деятельность. Но в любом случае «деятельность» и только «деятельность» (А.С. - подчеркнуто мной) [180]1.

На мой взгляд, в складывающемся уголовно-исполнительном праве системно-структурный, деятелъностный подход позволяет переосмыслить связь между способом познания и сущностью деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, создать целостное научное знание о деятельности по исполнению наказаний, отражающее новые исходные положения, характеризующиеся специфическими представлениями, пояснение которых происходит на базе особых экспериментальных и теоретических средств, ведь наука - это «система понятий о явлениях и законах внешнего мира или духовной деятельности людей, дающая возможность предвидения и преобразования действительности в интересах общества, исторически сложившаяся форма человеческой деятельности, «духовного производства», имеющая своим содержанием и результатом целенаправленно собранные факты, выработанные гипотезы и теории с лежащими в их основе законами, приемы и методы исследования» [14.-С.562].

Претендуя на высокоорганизованностъ и высокошециализиро-ванность, наука угсловно-исполнительного права должна дать объективные знания оС экзекутивпой деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, позволяя постичь Сущность исполнения наказания. «Постижение это закрепляется в форме знаний как мысленного (понятийного, концептуального, интеллектуального) моделирования действительности» [181]2.

Значение ишо.иьзования категории «деятельность» применительно к уголовно-исполнительвому праву в том, что она задает некоторое предметно единое видение проблем исполнения наказаний. Данная категория :івляется необходимой предпосылкой, средством введения всего богатства многообразных, конкретных, сложных в себе понятий, способных раскрыть сущность исполнения наказания.

Структурно-фуїпсциональньй анализ деятельности по исполнению наказаний предполагает наличие определенного представления о природе, сущности исполнения наказания, его отличительных чер-

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

1 [180] Зубков А.И. Решить проблему кіідров наскоком невозможно // Преступление и наказание.-1997. ^Ме 1.-С.І8.

2 [181] Сачков Ю.В. Полифункционал.ность науки //Вопросы философии. - 5995. -МШ.-С.47.

158

Цр*пІІІ

тах и признаках. Концепция «исполнения наказания», выражающая сущность экзекутивной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, выступает как объект теоретического исследования. Существенные черты исполнения наказания при этом абстрагируются, с одной стороны, на основе обобщения материалов практики, исследования деятельности органов и учреждений исполнения наказаний на основе новейшего состояния конкретно-научного знания о процессах исполнения-отбывания наказания, что образует эмпирический базис концепции исполнения наказания, но, с другой стороны, познание деятельности органов и учреждений исполнения наказаний строится на основе выбора системы философских предпосылок, позволяющих интерпретировать, разъяснить смысл экзекутивной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. А «поскольку мышление не может иметь отдельно и независимо от своего тем или иным способом мыслимого содержания, философские категории функционируют в научном мышлении не обособленно от конкретного научного содержания, то есть не с своем абстрактном виде, а органически вплетаясь в него, утрачивая свой абстрактный вид. Философские положения и категории, трансформируясь, становятся логическими элементами понятий и принципов данной конкретной науки» [22. - С. 195].

Понятие «деятельность по исполнению наказаний» в данной главе рассматривается как исходная методологическая основа всей теоретической конструкции. Обусловлено это тем, что философская категория «деятельность»1, выполняющая в гуманитарном познании центральную, ключевую общеметодологическую роль, позволяет охарактеризовать и такое основополагающее, фундаментальное понятие уголовно -исполнительного права, как «исполнение наказания», поскольку «понятие деятельности способно выполнить значительную конструктивную работу. Но опыт конкретных наук показывает, что эта работа не совершается автоматически, что она не продетерминирована понятием деятельности как таковым. Наоборот, это понятие выполняет реальные, а не иллюзорные конструктивные функции лишь в той мере, в какой оно получает предметную интерпретацию в той или иной области знания» [9. - С.266].

Любая наука проходит два основных этапа своего развития: допредметный и предметный [12. - С.78]. Представдяется,~что в ны-нешшш, пока еще предшествующий уголовно-ишолнителыюму праву допредметный период, то есть на первом этапе разработки концепции исполнения наказаний, вполне закономерно и необходимо стремление к выраоотке адекватного определения субс гниции

І р ' Примечание. Деятельность - специфически человеческая форма «ыипшм о ипшИІс-пия к окружающему миру, содержание которой составляет его цпгсиоойМИ""* НИІИ»-пне и преобразование. -[132. -С. 151].    ' *Иг

159

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

СУЩни^-ло мі-чіх.,.........-..—__________________

деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, всесторонне отражающего понятие исполнения наказания. Ц период ста--ншшшия науки уголовно-исполнительного права не менее закономерно развитие исходного определения, выражающего сущность деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, в развернутую концепцию как всестороннюю систему определений, в которых существенные элементы экзекутивной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний не только координированы, но и субординированы, что позволяег представить деятельность по реализации кары как некое развивающееся целое.

>        Выработкой наукой  уголсвно-исполнительного  права  представления о деятельности по реализации свойственных наказанию правоограничений, завершается не исследование природы исполне-" ния наказания, а дашь определенный цикл исследования в теории '• уголовно-исполнитсльного права. Вместе с тем, надо обратить вни-1 мание на то, что понятие деятельности само по себе применительно '  к исполнению наказаний имеет, все-таки, вспомогательное значение. !   Но, с другой стороды, исполнение наказания, понимаемое как деятельность, совершенно необходимо для конкретизации, развертывания теории уголовно-исполнительного права. В связи с этим заслуживает   самой  высокой  оценка  исследование   В.И.Селиверстова, который, отграничіюаяпо ряду 'признаков исполнение приговора от исполнения наказания, подчеркнул, что исполнение всех наказаний, в том числе и так называемых «одномоментных», - это деятельность; что существует и стадия исполнения наказаний, не связанных с мерами исправительно-трудового воздействия на осужденных, которая имеет самостоятельное значение, носит далеко не разовый характер, а зачастую представляет собой длительный процесс [163. - С.48-54].

Выше   уже    обращалось   внимание   на    то,   что    понятие «исполнение наказания», как субстанция деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, фиксирует ее единство, себетож-дественное единство с деятельностью по исполнению наказаний, осуществляемой администрацией органов и учреждений исполнения наказаний. Наряду с этим, процесс исполнения наказания является элементом деятельности по исполнению наказаний, поэтому проводимый структурно - функциона.1ьный анализ деятельности органов и учреждений исполнения наказаний является той необходимой процедурой, которая позволяет раскрыть ее внутренние различия и связи компонентов. На выяснение сущности и содержания исполнения   наказания   направлено    развертывание   теории   уголовно-исполнительного права, требующей введения все новых спецификаций, характеристики особенностей исполнения тех или иных наказаний. Применяемый при этом системный подход и его составная структурно-функциональный анализ, как методологический прин-

'" 160

__________________________ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

цип, является методом построения теории исполнения наказания, способом движения к адекватному отражению наукой уголовно-исполнительного права деятельности органов и учреждений исполнения наказаний как объективной реальности. Структурно-функциональный анализ деятельности органов и учреждений исполнения наказаний самой своей природой связан с практической деятельностью по исполнению наказаний.

Если теория исполнения наказания в конечном счете является результатом процесса познания деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, то применяемый наукой метод структурно-функционального анализа этой деятельности выступает способом достижения совокупности обобщенных положений, образующих уголовно-исполнительное право.

Уголовно-исполнительная система является полиструктурой, так как состоит из многих, как бы наложенных друг на друга структур, каждая из которых находится в иерархических отношениях друг с другом: уголовно-исполнительная система - деятельность органов и учреждений исполнения наказаний - деятельность по исполнению (Наказаний. Вместе с тем, обращает на себя внимание то, что деятельность органов и учреждений исполнения наказаний является не-(однородной полиструктурой, объединяющей несколько разнона-гравленных процессов, протекающих иногда в разном темпе Например, деятельность по исполнению наказания и сопиально-гогическая деятельность). Поэтому при характеристике много-дойной, полиструктурой деятельности органов и учреждений нс-рлнения наказании вряд ли следует говорить о деятельности в об-собирательном значении этого понятия. С другой стороны, »ая сложившуюся практику, необходимо исходить из того, что І сегодняшнем виде уголовно-исполнительная система в ее дейст-ьной конкретности - это отнюдь не только деятельность по влнению наказаний, поскольку, например, в учрежденияхГиспол-наказаний осуществляются особенные виды деятельности, в рых субъекты и участники преследуют свои цели, выполняют Іьіс действия, организуют специфические процессы деятельности, даются разных результатов.

Единицами макроструктуры деятельности органов и учрежде-ишолнения наказаний являются отдельные (особенные) виды Гсльностей, детерминированные по критерию направленности их Ірсобразование соответствующих объектов. Структурно-функциональный анализ деятельности органов и їждсний исполнения наказаний позволяет подойти к пей в по-ии как к многообразным, расчлененным, развивающимся и име-тем обладающими определенным внутренним единством и цент (жилью процессам.  При этом в рамках  раїпмч  по  ІІнІгрщ.

161

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

ленности деятельностей можно выделить несколько процессов: в деятельности администрации органов и учреждений исполнения на-казании - это процесс исполнения наказаний, в социально-педагогической деятельности, осуществляемой персоналом учреждений ис-_доднения наказаний, - это процесс исправдения осужденных, при привлечении осужденных к труду - это трудовые щюдессы и т.д. В

пгттруу ят,тттй7Тентш ттптобньТХ ГфОДеССрВбе^ЄТС?ІІЄЛЬ~ЖЯТЄЛЬНОСТИ.

А.Н.Леонтьев гфишел к следующему вьшо"дуТ«ОтдальньІе конкретные виды деятельности можно различать между собой по какому угодно признаку: по их форме, по способам их осуществления, по... направленности, по их временной и пространственной характеристике... Однако главное, что отличает одну деятельность от другой, состоит в различии их предметов. Ведь именно предмет деятельности и придает ей определенную направленность» [182]1. Таким образом, основной, консштуир;$тощей характеристикой деятельности органов и учревдений исполнения наказаний является ее предметность. Если в понятии «деятельность ИТУ» понятие ее предмета содержалось имплицитно, то в категории «деятельность органов и учреждений исполнения наказании» явно открывается предмет деятельности, понимаемый как «исполнение наказания». В научном исследовании «исполнение наказания» - это термин - инсайт, позволяющий постичь сзтцность изучаемой проблемы, отразить целостную структуру деятельности по исполнению наказаний.

Поскольку деятельность существующих ныне исправительно-трудовых учреждений полифушдиональна, разнообразна по своей направленности2, то, как верно отметил В.И.Селиверстов, «это учреждение, с одной стороны реализующее государственное принуждение (наказание) и входящее в систему правоохранительных органов... с другой - оказывающее социально-педагогическое воздействие на осужденных, с третьей - обеспечивающее необходимый жизненный уровень осужденных в местах лишения свободы, с четвертой - выполняющее различные производственные функции, с пятой - обеспечивающее прохождение воинской службы сотрудниками персонала. Поэтом}/ исправительно-трудовое учреждение представляет собой и правоохранительный орган, и социально-педагогическое учреждение, и жилой микрорайон с разветвленной инфраструктурой, и промышленное либо сельскохозяйственное предприятие и воинскую часть» [13. •- С.198]. Следовательно, в деятельности

1 [182] Леонтъев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М.: Политиздат, 1975. -С.102.

2 Примечание. На многофункциональность пенитенциарной системы обратили внимание многие из участников «круглого яч>ла». организованного редакцией журнала «Преступление и наказание». - [183] Кадры для ИТУ. Какими они должны быть ? //Преступление и наказание. - 1997. - № 1 - С.14-30.

162

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

ИТУ переплетаются яе только правовые, но и педагогические, и психологические, и экономические тенденции, то есть решаются вопросы, выходящие за границы учения о наказании, подчас вне рамок исправительно-трудового    (уголовно-исполнительного)    законодательства. А поскольку круг деятельности ИТУ в Украине (или же исправительных учреждений в России) довольно обширен, то как всякая эмпирическая данная реальность деятельность органов и учреждений исполнения наказаний может изучаться разными научными дисциплинами: исправительно-трудовым правом (на смену которому приходит уголовяо-исполнительное право), исправительно-трудовой педагогикой, исправительно-трудовой психологией, организацией труда осужденных к лишению свободы, экономикой исправительно-трудовых учреждений, административным правом, военным делом, теорией управления и т.д. Подходя к деятельности органов и учреждений исполнения наказаний во всей ее сложности со своей особой точки зрения, каждая методологически обособленная дисциплина (уголовно-исполнительное право, исправительно-трудовое право, исправительно-трудовая психология, исправительно-трудовая педагогика и т.д.), естественно, выделяет в ней именно гу сторону, которая важна для нее, и именно этой стороне отдает предпочтение, объявляет ее существенной, составляющей искомую сущность. Изучение деятельности ИТУ в разных проекциях, исследование различными отраслями наук лишь определенного среза дея-І елъности ИТУ в ряде случаев приводило к тому, что рассматриваемая плоскость деятельности ИТУ, как правило, мало сопрягалась с остальными. В связи с этим, например, В.Дружинин считает, что нишь «теория управления является той самой учебной дисциплиной, которая сможет объединить все сорок специальностей уголовно-ишолнительной системы» [183. - С.28]. И хотя данное суждение направлено на абсолютную значимость утверждаемого, тем не менее, приходится сомневаться в том, что на основании теории управления субъекты познания всех аспектов деятельности органов и учреждений исполнения наказаний смогут уловить всеобщую характеристику и предназначение уголовно-исполннтельной системы.

Если деятельность органов и учреждений исполнения наказаний рассматривать в широком смысле с учетом ее многофункциональности, то может получиться несколько определений деятельности, но в •>том случае ни одно из подобных определений не сможет и не должно претендовать на исключительность. Все они вместе и только сообща могут притязать на исчерпывающее постижение сущности универсальной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний.

Обращая внимание на полифункциональность деятельности Э.Г.Юдин выделил по меньшей мере пять функций понятих деятельности: 1) как объяснительный принцип; 2) как продме! научного

л

163

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

изучения; 3) как предмет управления; 4) как предмет проектировав! ния; 5) как ценность [9. - С. 27 2]. Как представляется, такой подход возможен и при рассмотретши деятельности по исполнению наказаний, поскольку, во-первых, понятие деятельности по исполнению наказаний также необходимо охарактеризовать, давая ей объяснение как некоторому аспекту социальной реальности, для чего необходимо оперировать социально-философским понятием деятельности; во-вторых, универсального объяснения деятельности с фило-софско-методологияеских позиций недостаточно, чтобы раскрыть особенности деятельности по исполнению наказаний. Следовательно, деятельность по исполнению наказаний как предмет объективного научного изучения возможно исследовать, расчленив ее на структурные элементы, чтобы воспроизвести ее в теоретической картине уголовно-исполнительного права в соответствии с методологическими принципами данной науки, учитывая специфику ее задач, предмета и совокупности основных понятий и концепций. В этом случае понятие уголовно-ишолнительной деятельности не будет совпадать с социалъно-фютософским понятием деятельности ни по объему, ни по содержанию. Позволяя объяснить реализацию кары, механизм исполнения наказания, такое понятие деятельности уже будет не общим, а специализированным для уголовно-исполнительного права; в-третьих, деятельность органов и учреждений исполнения наказаний, понимаемая как предмет управления, должна изучаться с позиций организации деятельности по исполнению наказаний в уголовно-исполнительную систему, с соответствующими ей законами функционирования, развития и совершенствования на основе совокупности фиксируемых принципов; в-четвертых, как предмет проектирования, деятыьность органов и учреждений исполнения наказаний можно планировать при выявлении средств, способов и условий оптимальной реализации разных по направленности видов деятельности; в-пятых, деятельность органов и учреждений исполнения наказаний необходимо соотносить с социальными ценностями, рассмотреть деятельность по исполнению наказаний в разных странах, в различных социально-экономических системах, в различных системах культуры.

Деятельность органов и учреждений исполнения наказаний, сочетающая в себе различные виды в зависимости от объекта деятельности, по направленности деятельности, представляет собой довольно сложную конструкцию. Как целое, деятельность органов и учреждений исполнения наказаний несводима к элементам, составляющим ее видам, поскольку важны не просто виды деятельности органов и учреждений исполнения наказаний сами по себе, а более значимыми являются их связи: взаимообусловленность, взаимопро-

164

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

никновение, субординация различных видов деятельности органов и учреждении исполнения наказаний.

Каждая из научных дисциплин, изучающих соответствующее направление деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, на порядок ниже комплексного их исследования, которое способно дать совокупное и конкретное представление о деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, как общем, вместо сведений о ней, как о расчлененных (абстрактных) характеристиках различных направлений деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Таким образом, изучение деятельности органов и учреждений исполнения наказаний может носить комплексный характер: осуществляться в различных «срезах» (историческом, с позиций исправительной педагогики, исправительной психологии и т.д.) и на разных уровнях (то есть эмпирическом и теоретическом, в каждом их которых можно выделить и свои «слои» анализа). Вместе с тем, комплексное исследование предполагает выделение главного, определяющего подхода (концепции) - субстанции, отражающей сущность, исходное начало деятельности органов и учреждений исполнения наказаний,

В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ И УЧРЕЖДЕНИЙ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ ЦЕНТРАЛЬНЫМ ЗВЕНОМ, ОСНОВНЫМ ВИДОМ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЯВЛЯЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ИСПОЛНЕНИЮ НАКАЗАНИЯ.

Как вид деятельности органов и учреждений исполнения наказаний деятельность администрации по исполнению наказаний может существовать не иначе как в составе деятельности уголовно-исполнительной системы. В связи с этим деятельности по исполнению наказаний присущ признак элементарности. «Критерий элементарности... состоит не в простоте, а в том, что данное образование не может существовать самостоятельно, то есть не быть элементом соответствующей системы» [12. - С. 17]. Наделяя деятельность по исполнению наказания признаком элементарности, я хочу показать, что она не только является более простой, четкой, ясной, реальной по сравнению, например, с социально-педагогической деятельностью, как одним из видов деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, но подчеркиваю, что элементарное исполнение наказания - это основной вид деятельности органов и учреждений исполнения наказаний1.

Субординация различных видов деятельности органов и учреждений исполнения наказаний проявляется в системе подчинения, влияния, постоянно оказываемого деятельностью по исполнению наказания, как центральной частью, на функциональное состояние

1 Примечание. ЭЛЕМЕНТАРНЫЙ [ лат. еіапепіагшз ] - первоначальный! прояви-ший; основной. - [ 134 - С.595].

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

периферических видов деятельности органов и учреждений исполнения наказаний.

Эксклюзивное правопознание деятельности органов и учреждений исполнения на» азаний именно как деятельности по исполнению наказаний находится к иным видам познания деятельности, осуществляемой, например, в местах лишения свободы в несколько иной, несходной плоскости. Исполнение наказания, как предмет деятель-ности органов и учреждении исполнения наказаний выступает двоя-ко: первично - в своем независимом существовании, как организующий, подчиняющий себе и преобразующий деятельность администрации органов и учреждений исполнения наказаний как субъекта исполнения наказаний; вторично - в теоретической деятельности - уже как образ предмета ДЗяТТьнбсти органов и учреждений исполнения наказаний, как продукт психического отражения его свойства, которое осуществляется в результате познания деятельности органов и учреждений исполнения наказаний субъектом теоретической деятельности и иначе осуществляться не может.

Деятельность органов и учреждений исполнения наказаний является сложной и многосторонней, обладает целым рядом отдельных сторон и форм. Каждая из этих сторон входит в сущность того, что именуется деятельностью органов и учреждений исполнения наказаний, но каждая из них представляет по своему существу нечто до такой степени своеобразное, что Іфедполагает и требует особого, наряду с другими, специального определения и рассмотрения. Если« общее изучение деягельносги органов и учреждений исполнения на-1 казаний опускает хотя бы одну из этих сторон, то оно не полно; если изучение одной из них сознательно или бессознательно сливается с другой, то возникает опасность методологических смешений, могущих  иногда  прямо   обесценить   все  исследование   (чем  нередко «грешили», изыскания в отрасли исправительно-трудового права). Представпяется, что исследование педагогической деятельности, осуществляемой в органах и учреждениях исполнения наказаний, не дает ответа на вопросы, возникающие и стоящие перед правопознани-ем деятельности по осуществлению правоограничений, свойственных наказаниям. Как уже бьио выше показано, уголовно-исполни-тельное право не тзрпит перенесения и постановки педагогических концепций в своей сфере. Уголовно-исполнительное право и исправительно-трудовая педагогика, как представляется, являются взаимно индифферентными в методологическом отношении.

Появление такой науки, как уголовно-исполнительное право, вызвано необходимостью более детального и глубокого изучения именно деятельности по исполнению наказаний, являющейся квинтэссенцией деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, ее самым главным, наиболее важным, существенным направле-

166

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

ГТТПЛ    т——— —

НИЄМ.    ПОЭТОМ^.    ________-    ^.^   -.дмилчдаЮЩеГОСЯ   уГОДОВНО-

исполшт-дьното права ш віяти многообразия названных выше направлений деятельности органов и учреждений исполнения наказаний первостепенное значение имеет создание соответствующих правовых норм, которые бы решали специфические вопросы правового регулирования правоохранительной деятельности по исполнению наказаний. Реализация кары, то есть исполнение наказания, образующее особую функцию деятельности специально для этого соз-данных органов и учреждений исполнения наказаний, а также отбывание наказаний осужденными, является предметом правового регулирования уголовно-ишолнителъного права. Иначе говоря, уголовно-исполнительное право призвано регулировать правовой аспект деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, а также права и обязанности субъектов процессов исполнения-отбывания наказаний. Что же касается осуществления социально-педагогического воздействия на осужденных, организации труда лишенных свободы, создания соответствующей структуры в жилой зоне ИТУ, порядка несения воинской службы военнослужащими Министерства внутренних дел или же выполнения своих служебных обязанностей работниками Министерства юстиции или Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний, то эти виды деятельности находятся в иной плоскости чем исполнение наказаний, а вопросы, решаемые при их осуществлении, относятся к компетенции педагогов, психологов, экономистов, инженеров, агрономов, военных, то есть находятся вне сферы правового регулирования уголовно-исполнительного законодательства. Поэтому, когда в уго-довно-исподнитедьном праве речь идет о деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, то само собой имеется в виду деятельность этих учреждений исіоточитедьно как правоохранительных органов, то есть деятельность^по исполнению наказаний, по реадизашдусары.

Деятельность по исполнению наказаний, поставленная в центр ,   деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, понимаемой в статье 92 Конституции Украины как универсум, сразу и резко меняет в уголовно-исполнительном праве (по сравнению с исправительно-трудовым правом) точку отсчета и всю ткань рассуждения: первичным, исходным становится не сам по себе приговор суда, являющийся основанием отбывания уголовного наказания и применения к осужденным мер исправительно-трудового воздействия, как это сказано в статье 4 ИТК Украины, а процесс исполпе-иия-отбывания наказания, что позволяет значительно расширить мыслимые границы познания правовой действительности    прими-      і ки осуществления правоограничений свойственных наказаниям и      ' ппервые создает теоретическую основу для понимания структуры (гюжного, замкнутого на себя процесса исполнения наказания.

167

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НА КАЗАНИЯ

даисл о ИУ^Л^ЛЛ.^....-._____________

Объяснение в уголовно-исполнительном праве действительности - исполнения наказаний через понятие деятельности позволяет избежать характерного для исправительно-трудового права традиционного увлечения педагогической терминологией и психологизма, открывает буквально целые пласты новой, индивидуальной реальности и заставляет внести но вые, неизведанные прежде линии анализа.

Как  представляется,   одним  из  недостатков   исправительно-трудового  права,  исправитель ад-трудовой педагогики,  исправительно-трудовой пшхологчи является то, что социально-педагогическая, трудовая, психологическая и другие исследуемые этими научными дисциплинами направления деятельности органов и учреждений исполнения наказаний лишь формально наполнялись эк-зекугавным содержанием, рассматривались как бы вне механизма исполнения наказания, хотя и на его фоне. Нежелание признать, что именно экзекутивная деятельносгь является основным направлением деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, привело к подмене юридического определения наказания представлением о наказании педагогов и психологов, а ведь это совершенно разные , подходы, поскольку «с юридической стороны наказание представляет собой комплекс установленшл законом правоограничений. С позиции педагогики наказание рассматривается как особое средство воздействия на виновных, способное решить специфическую воспитательную задачу исправления лиц, совершивших преступления»

[107. - С.49].

,         На мой взгляд в понятиях, теории уголовно-исполнительного ! права, деятельность по исполпзпшо наказаний необходимо отра-"   жать односторонне, очищенной от привходящих факторов, педаго-гического флера, следует из рачнообразных напластований вычле-'   нить только  то, что позволяет раскрыть  сущность исполнения наказания. «Исследование явлений в чистом виде является важней-шим методологическим принципом, позволяющим раскрыть природу явления» [139. - С. 107]. Отрыв угоповно-исполнитедьного права от педагогической, психологической, экономической, административной, военной деятельности, проводимый юридический анализ "^правовых норм <<есть, как и всякий другоиметодологический прием,

_-_    „„„», атііта    ТТпесЛвЛУЮІЇІ    '          ——~    ^^штвг-тгпр

168

__________________________________-- —— -~~ *л'ч->п-1Л.ПГ1 ~г

восприниматься как редукция1, поскольку при поверхностном под' ходе деятельность органов и учреждений исполнения наказаний ш1 реализации кары представляется элементарно недиффереяцирован' ной целостностью. Однако, в угодовно-исполнитедьном праве эта проблема видится иначе, поскольку используемая в нем методоло' гия, системный подход не позволяют рассматривать исполнение на^ казания как лишь некое недифференцированное целое без анализа его структурированности. В уголовно-исполнительном праве вслед^ ствие дифференциации, то есть структурного раздела исполнения наказания, выделяются отдельные самостоятельные элементы его содержания. Вместе с тем, анализ деятельности по исполнению наказаний должен быть направлен не столько на расчленение живой деятельности на элементы, столько на характеристику внутренних отношений, взаимосвязи структурных составных экзекутивной деятельности. Исследование деятельности по исполнению наказаний требует анализа именно ее внутренних системных связей. За взаимосвязями структурных элементов деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний находятся преобразования, возникающие в ходе развития деятельности по реализации кары, в развитии процесса исполнения наказания. Интеграция структурных элементов исполнения наказания путем укрепления связей между ними придает его содержанию качественное своеобразие.

Выделение в деятельности по исполнению наказаний структурных единиц имеет немаловажное значение для решения проблем организации процессов исполнения-отбывания наказаний, для проблемы единения этих процессов, которое происходит по схеме, детерминированной структурой деятельности.

Итак, деятельность по исполнению наказаний, как и всякая другая юридическая деятельность, характеризуется определенной струк-гурой, внутренним строением, расположением основных элементов, фиксирующих существенные относительно стойкие связи между ее компонентами, обеспечивающих ее целостность, сохранение основных свойств и функций независимо от воздействия разнообразных внутренних и внешних, объективных и субъективных факторов [41. -С.52]. В этом смысле деятельность по исполнению наказаний представляет собой набор действий администрации органов и учреждений исполнения наказаний и последовательность их осуществления. «Юридические действия представляют собой внешне выраженные, ищиально-преобразуюшие и влекущие определенные правовые последствия акты субъектов, которые служат фундаментальным звеном, «снованием любой юридической деятельности» [41. - С.61].

1 Примечание. РЕДУКЦИЯ [ < дат. гесіисіїо возвращение, отодвигание ІшІ«д| е сложного . процессах более простому [134 -С 433)

Ішш^ЩІ РРІЩР

169

Само до-себе выделение (лттаурных элементов деятельности по исполнению наказаний, позволяя раскрьгпГттроцессы исполнения-отбьюания наказаная, тем не менее оставляет в стороне социальную сущность наказания, так как подобное возможно лишь при выходе за пределы внутренней структуры деятельности по исполнению наказаний. В литературе уже обращалось внимание на то, что основанием деятельности является цель, которая в свою очередь обусловлена сферой социальных идеалов и ценностей. «Разгадка природы деятельности коренится не в ней самой, а в том, ради чего она совершается, в той сфере, где формируются цели человека и строится образ действительности, какой она должна стать в результате дея-

тельности» [9. - С. 289].

Исполнение наказания, как и любая другая «деятельность есть активное воздействие социального субъекта на объект, осуществляемое с помощью определенные средств, ради стоящих перед субъектом целей» [135. - С.38]. Поскольку «всякая деятельность включает в себя цель, средство, результат и сам процесс деятельности» [132 - С.ШІГто сушностная сторона и содержание исполнения-наказания развертываются через основные структурные моменты угчГ-сезн>цой- Деятю1ьш>ств^~1^^етгг~деятельнотгит~тделБ

оба

каз

поішо^зісдкшшсезн>цой- Деятю1ьш>ств^~1^етгг~

как идеальный образ желаемого , в соответствии с которым преобра^

зуется объект, на который направлена экзекутивная деятельность;

средство, с помощью которого преобразуется объект для достижения

цели; абъект, на который направлена деятельность; и, наконец, ре-

зультат деятельности.

— но-фужщиональный анализ деятельности по исполне-

———    ——— •'^тітп.пі.іг    ЧТТЙ^

ЗУЛЫсч- .ц,»*»»————

Гтруктурно-функциональньш анализ деятельшд^д ц.„ ц-„-. нию наказаний состоит не только в констатации стаоильных ментов данной системы, но и в обнаружении устоявшихся взаимосвязей между ними, то есть проникновение в сущность исполнения наказания предполагает познание глубинных, необходимых внутренних связей между его составными, объединенными структурой в единый комплекс, уголовно-исполнительную систему. При этом следует отметить, что выделение самостоятельных компонентов деятельности по исполнению наказаний носит относительно условный характер, поскольку для того, чтобы иметь системное представление об исполнении наказаний мало выделить такие структурные элементы, как цель, средство, объект, субъект и результат экзекутивной деятельности - необходимо еще осуществить и ряд конкретизации, чтобы зафиксировать взаимопроникновение и воплощение движения противоречий объективного и субъективного в парах «цель исполнения наказания - средство исполнения наказания», «средство исполнения наказания - результат исполнения наказания», «исполнение наказания - отбывание наказания», «субъект деятельности по исполнению наказания - объект деятельности по исполнению нака-

170

та лишь как субъекта и объекта лин* какектаІ^Т Субъек' емлемо, но на первоначальном э™ анализа по™** бШЪ ЛРИ' мерно абстрактно для того чтопЧ? Г За' ПОСК(Ш*У оно чрез-

едином механизме детерминации станьгГ^   Р ї*™^* в

так как это бинарный процесс; ^^Гш™» "^«шя, тавостош объект эпек^твноя даггїїн™ її™"8™ "Р"' качественная характеристика того ™™ "І™м««іьно, „„ турного элемента дельности по

элс-

нЫат(,

«апа деятельности по исполнению наказаний

«ш иной определенности отЯс^Гн7™„„нсип

1

концом „тоге, без ^„т^пїїи?^™^0 * Ч.ВД™.

к разрыву системы, ибо не пободает вІ^Г ХШ1редел™ ведет мость сторон, без чего нет проГоГч^ С™ ^]ИМ006УСЛОВЛ-

Выяснение сущности и содержания деятельности гго ит наказаний требует ввиду сложности этой™?мь^ Г? СП°ЛНению Деякого ее рассмотрения: с одной о^^Г^д^*^ (>..пъ рассмотрена в предметном аспекте ™ расч™   ДОЛЖНа с.авляющие ее элементы, так сказать  в аб^і   ^      ^ На С0'

1/Г

стороны, последующее выявление содержания деятельности по исполнению наказаний требует рассмотрения ее в богатстве функционирования, своеобразии ее действительного существования.

Использование для выявления сущности деятельности по исполнению наказаний компонентного и структурного анализа предполагает решение двух взаимосвязанных задач: 1) выделение в данной системе ее элементов (цель, средство, результат, объект, субъект) и 2) выяснение того, как осуществляется взаимосвязь между данньши составными частями рассматриваемой системы.

Таким образом, системный подход, применяемый для исследования деятельности по исполнению наказаний, позволяет рассматривать ее как совок>гпность составляющих единство элементов, каждый из которых непосредственно шш опосредствованно зависит от других шш же влияет на них, а вместе они представляют собой отно^ сительно самостоятельное образование более высокого порядка -уголовно-исполнительную систему, структуру которой и создают системообразующие отношения «ежду ее компонентами.

Познание деятельности по исполнению наказаний как целостной подсистемы системы уголовно-исполнительной включает предварительное расчленение исполнения наказания на составные элементы и рассмотрение каждого из них. Вместе с тем, для изучения состава деятельности по исполнению наказания в контексте системного исследования вряд ли можно ограничиться лишь освещением внутреннего строения такой деятельности, поскольку процесс расчленения только тогда можно рассматривать в качестве способа постижения предмета познания, когда он не будет механической операцией,   безотносительной   при   определении   места   и   значения каждого из элементов, образунпцих предмет, а будет сопровождаться выделением сущяостного, того, что представляет собой основу связи всех других сторон предмета [159. - С.19]. Иначе говоря, системный подход к деятельности по исполнению наказаний основывается на том, что данная подсистема уголовно-исполнительной системы является целостной. Научное исследование экзекутивнои деятельности не может ограничиться лишь описанием составных элементов, а требует представления ее компонентов как необходимых, определяющих, достаточных, обусловленных глубинными внутренними связями, отражающими возможность и реальность деятельности по исполнению наказаний. В сочетании элементов деятельности по исполнению наказаний существует единство и взаимопроникае* мость материального и идеального, объективного и субъективного, идеальной формы и реального содержания и лишь системный аналт деятельности по исполнению наказаний способен выявить механизм взаимосвязи ее компонентов, их взаимодетерминацию и взаимоперс ходы. Для уголовно-ишолнителъного права понятие деятельное І и

172

———————— -

по исполнению наказаний - ч

от периферийных,

ности органов и

™ свойств, р

ншо наказаний. Следует

ишолненшо наказаний

тем самым позволяет

как всеобщий необхо

правлений деятельное^

ний, в определенной Герая

тельности органов и учр?ждени^

На первый взгляд ниє обпД ооцїїїї ментами деятельности   озво ные элементы экзекутивнои исп

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ^

бстракция, позволяющая отвлечься " основными направлений деятель-

по исполне-

ПОЮГОІЄ Деятельнос™ по выделить действительно общее и

НаКазания как т™ое,

КЯрЫ °Т ^5™* на-Исполнени* наказа-основной тенденции дея-исполнения наказаний.

и структурными мо-лег*°стью определить структур-

можно признать персон наказаний; цели

__ ——яр м-Л^А ^ХХИ..;

' 7 ИТК; Объектом иич/«шІТ6ЛЬ.

гоны считают лицо, совершившее го [185]1; результат - это р осужденный исправился и стное и общее наказаний требуд предполагающий для уголовно-і му более   х„_„,

ДЄНИЙ ИСПОЛНеНИЯ лічлалаИИИ, В

нению наказаний, показывает, предложенную выше схему, п< дения безусловно необходимо специально созданных ства, в связи с чем решения.

вроде

исполнения

СГатье 22 УК; основные °СуВДных назва»ы в ста-'ТРУİ°ð во^йствия его эпи-У^етше и осужденное за не-ЧИИ <Наказ™ "'полнено, ЩН ЭТОМ даяягауп) ча-особенности исполнения

П° ПуТИ ЄГ° П°ЗНания' '    шепдализированного П°ШТШ «««яьносш. Поэто-

Н°Ста °РГаН°В И уЧРеж' Деятельности по испол-

НЄ ВСЄ ВПИСЬ1Вается в

РЄйаЛНЗаЦйИ МЄР ^««У*-особенности деятельности

, Наказаний 0Р^нов государ-В01фосов, требующих своего раз-

' истою Деяте^н^^ано^11^180^' ЧТ° Далеко не главнмм в ""ляется выделение СОВОКУПНОЙУ^еждешш исполнения наказаний •х'вых. «Главное в системГ^о™^ИСуЩИХейкомп°нентов как га-

<'кий способ взаимо%и^вия~ кото^йННЬ1Й' Качествен"*> «мадфичв-___________Диствия^которьщ и развертывается через отжь

'»'І*ЇЇТІА:ЙГМИв И испР*™ьно-трУДОВОе воздев     ТомвК! „„.„„

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНеНИЯ НАКАЗАНИЯ

сительно     обособленные    и    взаимообусловленные    подсистемы *'    (элементы)» [12. - С.31]. Процесс; исполнения наказания осуществляется из взаимодействия структурных элементов деятельности по исполнению наказаний.

Структурно-функциональная характеристика деятельности по исполнению наказаний позволяет рассматривать ее как действительность по сравнению с целлми наказания, предстающими как возможность. Эта деятельность представляет собой систему, так как системой является каждый предмет или явление реальной действительности, мышления и познания, состоящее из реально вьщеленных частей, объединенных в единое целое [159. - С.476].

Деятельность по исполнению наказаний, как и любая другая система, имеет как содержание, так и форму. Деятельность по исполнению наказаний представляет собой процесс, который характеризуется постоянно происходящими трансформациями, то есть процесс исполнения наказания в этой системе представляет собой содержание деятельности, определяющей тенденцией которой является тенденция изменчивости. Формой исполнения наказания выступают структурные элементы экзекутивной деятельности и определяющей тенденцией в этом случае является тенденция устойчивости. Процесс исполнения наказания определяет структуру экзекутивной деятельности. Вместе с тем, структура деятельности по исполнению наказаний оказывает на процесс исполнения наказания активное воздействие.

Содержанием деятельности органов и учреждений исполнения наказаний является деятельность администрации по реализации свойственных наказанию правоограничений. С другой стороны, содержание экзекутшной деятельности - это одновременно и объект деятельности, понимаемый как процесс исполнения-отбывания на-^ казаний. Структура деятельности является ее формой. .;    Теоретическое воспроизведение структуры деятельности органов и учреждений исполнения наказаний в конечном итоге опирается на восстановление процесса зарождения и развития уголовно исполнительной системы. «Структуру системы можно адекватно раскрыть, лишь воспроизводя генетические связи ее элементов. А генезис системы нель їя представить иначе, чем генезис ее структуры» [12.-С.46].

Функциональный аспект исполнения и отбывания наказания отражает зависимость объекта в первую очередь от деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, а уже во вторую - от структуры, хотя при этом структура деятельности органов и учреждений исполнения наказаний фиксируется как результат процесса исполнения-отбывания наказания, отображая его воспроизводство на завершающей стадии уголовной ответственности. Процесс дея-

ц 174

тельности по исполнению наказаний и структура деятельности органов и учреждений исполнения наказаний - это единство сущност-ных сторон уголовно-исполнительной системы в процессе ее функционирования и развития, совокупность  структурных элементов деятельности и процесс исполнения наказания. Структурные элементы деятельности по исполнению наказания и собственно процесс исполнения наказания являются содержанием деятельности администрации   органов   и   учреждений   исполнения  наказаний.   Процесс исполнения наказания характеризует содержание деятельности по исполнению наказаний лишь тогда, когда оно осуществляется в определенной форме - в структуре этой деятельности. Деятельность по исполнению наказания, выраженная в процессе исполнения и структурных элементах,   характеризуется взаимопроникновением  этих сторон. Однако в единстве процесса и структуры деятельности определяющей стороной является процесс деятельности по исполнению наказаний. Структура деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний является продуктом саморазвития процесса исполнения наказания, его аспектом. Отличаясь активностью, структурные элементы деятельности организуют, взаимодействуя, процесс исполнения наказания.

Таким образом, структура деятельности по исполнению наказа-ний отражает необходимое, существенное, стойкое, повторное, об-щее для данной стадии уголовной о^етстзенности._Ода_является регулятором развития уголовно-исполнительшш системы^определяя ее содержание, и создаёт условия для развитім_гпк)цесса исполнения наказания.

И 2.2 §2.   ОБЪЕКТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ИСПОЛНЕНИЮ НАКАЗАНИЙ

Теории уголовно-ишолнительного права характерна обращенность на объект экзекутивной деятельности, проникновение в Сущность исполнения наказания. Исследование объекта деятельности органов и учреждений исполнения наказаний оснмьраётсТна:

1) господствующем в науке уголовного права представлении о наказании (которое в настоящее время отражено в Проекту Уголов-ного кодекса Украйньї);

2) структурировании деятельности органов и учреждений исполнения нак15аниї, осуществленном в науке уголовно-исполни-тельного права~рТ[; ~

•*) 0^єд^ленном^<способе фокусировки», задающем Іпюи альное видение объекта.

Выше ужё"6"ьщсГТГоказано, что исполнение наказаний, кил 11 вило, не является одноразовым актом, а представляет собоП И|><>Ц приобретающий в зависимости от вида наказания рігіліі'ііні"

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

пень полноты, детерминации, опосредования. Следовательно, в целом деятельность органов и учреждений ТТГТГОТГИВНРГЯ наказаний носит процессуальны!! характер, отражая закономерньд^ход развития уголовной ответственности к стадии исполнения наказания, а, например, организационная и пространственная структура органов и учреждений исполнения наказаний является способом отражения закономерной связи между составными элементами деятельности по исполнению наказаний. Воспроизводя взаиморасположение и связь составных частей деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, структура органов в учреждений исполнения наказаний, кроме всего прочего, воплощает в себе последовательность этапов, стадий в развитии деятельности по исполнению наказаний, как двуединого процесса исполнения-отбывания наказания, являющегося промежуточным звеном между целью исполнения наказания и результатом.    ^

Цель исполнения наказавші и деяте,льность администрации ор-ганов и учреждений исполнениягїаказіінйи являются соотносительными категориями, выражающими диадектический характер процесса исполнения наказания. Как^сГзможность цель исполнения наказания в деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний превращается в действительность, становится процессом исполнения наказания. Развитие возможности в действительность, то есть превращение цели кары в процесс исполнения наказания зависит от материально-предметных обстоятельств, от условий, в которых протекает деягельность администрации органов и учреждений исполнения наказании, от структуры уголовно-исполнительной системы.

Следует обратить внимание на то, что в основе представления о деятельности по исполнению наказаний, как о системе, лежит не столько познание ее внутреннего строения, констатация обязательных для системы компонентов, не материально-предметные условия деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, сколько двуединый процесс исполнения-отбывания наказаний, определяющий лицо объекта деятельности, ее специфику, своеобразие и задающий ее целостность. «Процесс» выступает как первая исходная категория системного анализа; она определяет первый слой системного представления какого-либо объекта» [186]1. Поэтому главной проблемой, наиболее важным тгоретическим вопросом, требующим изучения, постижения, усвоение в уголовно-исполнительном праве, является    характеристика    юридического    процесса    исполнения-отбывания наказания, образующего объект деятельности органов и учреждений исполнения наказаний.   «Основной характеристикой

1 [186] Щедровицкий Г.П. Избранные труды. - М.: Шк. Культ. Политика, 1995. С.254.

176

объекта является соотнесенность  его  с деятельностью  субъекта»

деятельности 0Рганов и Учреждений

ния к объекту деятельности они и есть деятельность ГиспоТе^;

лее богатым, насыщенным, конкретным понятием ч?м 'о как цель наказания представление о каре, посколГку органов и учреждений исполнения лаказаний - это ность в широком смысле, это объективная

.

Процесс исполнения и процесс отбывания представляют совокупность действий, необходимых для осуществл^^а так как «именно процессуальное ка* способі :уще™анїї та создает его внутреннюю ДифффеВЦИровашСь  а 3^

деятельности органов Я учреждений исполнения .исподне нию наказаШш

себе все

. ГОСПОДСТВУЮЩИХ.^

полненшо наказаний является оташійш^й тсльности органов и учреждений исполнения наказани

Необходимость уголовно-исполнительной деятельности лкруемои уголовно-исполнительным законодатель^

[187]   Прохоров   В.С.,  Кропачев   Н.М.,   Тарбагае

177

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

на необходимостью реализации санкций уголовно-правовых норм в форме их применения. Реализация норм уголовно-исполнительного законодательства возможна путем исполнения и отбывания наказаний. Исполнение наказания - это всегда активная^ деятельность, состоящая в_применении адмиш1сщацией_норм^головно-исполни-тельного законодательства как_спшиально_удолномоченным на это субъектом экзекутивной деятельности, наделенным государственно-властными полномочиями. В отшчие_дтлд.саюлнения- наказ апия, от-

ОЫВаНИе Наказания ^.пр^піягг^гпйтдддятти пгуягттрттт.гуп;. норм уГО-

ловно-исполнительного з^онода^ельства^крторое^вазможно как в активной форме (например, при добровольной уплате штрафа), так и в пассивной форме (воздержания от совершения действий, предписанных уголовно-исполнительным законодательством).

Исполнение-отбывание наказания выступает как специфическая парная правойая категория, являющаяся узловым моментом логиче^

"   труктуры деягельноспТорганов и учреждений исполнёшя~на-

ШЛШ ыу^д-д-у^ш *у***—.—— -—     . - ________________ __

казаний. Обратив внимание на то, что парноспГхарактерна доюГвсех "явлений и процессов объективного мира, А.М.Васильев считает, что «рассмотрение в составе понятийного аппарата любой науки определенных категории и понятий как парных уже само по себе отражает диалектику отношений между выражаемыми и изучаемыми ими соотносимыми явлениями, прокіадьгеает дорогу для выяснения связей между их противоположными сторонами, открывает путь познания закона из взаимодействия и единства» [4. - С.24Ї]. Исполнение и отбывание наказания, будучи парными категориями, проявляются как соотносимые понятия, представляющие противоположные стороны осуществления правоограничений, свойственных наказаниям, отражающие сущность реализации кары, позитивные и негативные стороны единого процесса исполнения-отбывания наказания как объекта деятельности органов и учреждений исполнения наказаний.  Познание исполнения и  отбывания наказания  позволяет осуществить реальную дефиницию «объект экзекутивной деятельно-і?ти органов и учреждений исполнения наказаний», где эти парные категории воспринимаются как соподчиненные понятия, где отбывание входит в содержание исполнения и воспринимается как позволяющее логически раскрыть в едином понятии сущность реализации кары. Как отметил А.М.Васильев, «через подобные парные категории логически раскрывается развитие, движение сущности и ее проявления. Поэтому сни необходимы в категориальном аппарате любой теоретической науки» [4. - С.244].

В связи с этим, представляется, что именно с исследования двуединого процесса исполнения-отбывания наказания необходимо на-. чинать характеристику деятельности по исполнению наказаний и временно оставить все остальные элементы деятельности по исполнению наказаний в стороне.

178

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

Объект экзекутивной деятельности

____ ганов и учреждений ис-поляашя^^ак^^ан^ш^вьІстугІает в двух ипостасях - в процессе испол-нения ^птюцессе отбывания наказания, однакоТотлйчие в нем ис-тхпнёния наказания как существенного от отбывания наказания как несущественног^н^абсолютно, а относительно.

Исполнение и отбывание наказания - две стороны действительности - практической деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. В третьей главе первого раздела уже обращалось внимание на то, что деятельность органов и учреждений исполнения наказаний в нынешнем ее виде, в общем-то, представляет единство сущности и явления, внутреннего и внешнего, необходимого и случайного. Развивая это суждение, следует сказать, что если процесс исполнения наказания в деятельности администрации органов й учреждений исполнения наказаний характеризуется необходимостью, ^тбываниягсаказания осужденными - это относительная

наказания, как совокупность со-

-

стоянии и процессов уголовно-ишолнительной системы носит необходимый, вполне определенный характер. Появление в сфере ее функционирования того или иного осужденного носит относительно случайный характер, предопределенный наличием ряда факторов (общественная опасность совершенного деяния, общественная опасность личности, вид и размер наказания, наличие отягчающих или смягчающих ответственность обстоятельств и т.п.). Эти «случайности» придают индивидуальный вид процессам исполнения-отбывания наказания. «Без случайностей естественные и общественные процессы выступали бы как фатально предопределенные» [139. -С. 106], а деятельность по исполнению наказаний имела бы мистический вид.

Наибоде^ц>аіспр^стршенное соотношение между исттолнгеттугем у отбыванием наказания, как вариант реализации метода восхождения от абстрактного к конкретному, имеет место когда исполнение наказания выступает в роди как бы общего процесса, задающего рамки отбыванию наказания, хотя исполнение наказания одновре-менно является и специфическим процессом, осуществляющимся наряду с отбыванием, а поскольку эти процессы совпадают друг с другом во времени, то они сливаются. Исполнение и отбывание наказания - это стороны объекта деятельности по исполнению наказания, связанные отношением ъ^аим6"полаг^ния~нГвзаймос)1рИ1|а-ния. Это сложное взаимодействие исполнения и отбывания пака Ін-ния, являющихся противоположностями в структуре деятсігі.иости органов и учреждений исполнения наказаний, служит причиной, ис-

точником раЗВИТИЯ уГОЛОВНО-ИСПОЛНИТеЛЬНОЙ СИСТеМЫ КНК  ІФГНІІИ-

ческого целого. Исполнение и отбывание наказания, по.ин им /фуг друга, тем самым, как стороны объекта деятельности оргннош и уч-

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

рождений исполнения наказаний, имеют соответственно предпосылку внутри этой деятельности, то есть система деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, уголовно-исполнительная система имеют свои предпосылки внутри себя.

Можно утверждать, что присущее деятельности органов и учреждений исполнения наказаний внутреннее противоречие, содержащееся в объекте деятельности, в процессе исполнения-отбывания наказания является источником развития деятельности по реализации кары

Введение-Понятия «исттотшеттия_натогзаттая» для процессуальной характеристики объекта ^^ятельн^с^и_їІс^^исполнеш^ю наказаний

Предполагает, ^г^гтряттртгкнги^кгп рттптоитетгьртл у СВОЙСТВ С Нвобко-

димостыо взаимосвізано с описанием качеств, свойственных и процессу отбывания наказания в его специфической определенности

В процессе исполнения-отбывания наказания, представляющем собой несомненное единство, не составляет труда вычленить составляющие его две стороны, образующие свойство, качество объекта деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, которое обусловлено этим целостным отношением, не существует помимо него. В деятельности органов и учреждений исполнения наказаний процесс исполнения и корреспондирующий ему процесс отбывания наказания находятся в корреляции', характеризуется своим соотношением одновременно, и как обусловленное и как обусловливающее Исполнение и отбывание наказания имеют различную значимость Исполнение наказания предопределяет общий характер кон-кретного~процесса отбьІвания~аЖізания^І~ранинм-дравоограниче-ний осужденных. Изменчивость «е соотношения между исполнением иЪтбыванием наказаний зависит от дополнительных факторов.

Исполнение наказания не может состояться без соответствующего ему процесса отбывания наказания. Причем в соей обусловленности как исполнение, так и отбывание наказания, будучи элементами системы деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, выполняют определенную функцию, имеют свое назначение. Исполнение и отбывание наказания как моменты, отдельные стороны единого объекта деятельности органов и учреждений исполнения наказаний являются типичным образцом системной диф-' ференциации, причш их содержание всегда определяется целостным I отношением, в которое они включены. Процесс исполнения и про-

I цесс отбывания не могут существовать сами по себе. Исполнение на-

II казання возможно постольку, поскольку осуществляется отбывание |  наказания, и наоборот. Исполнение и отбывание наказания сущест-

1 Примечание КОРРЕЛЯЦИЯ [ лат соггеїаііо] - 1) соотношение, соответствие, взаимосвязь, взаимозависимость предметов янлевийили понятий -[134 -С 262]    *—<—

180

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

вуют в их количественной и качественной определенности, находясь, как уже было сказано, в отношении корреляции между собой, то есть будучи соотносимы, согласованы, взаимозависимы. Единство и соотносимость исполнения и отбывания наказания не только дают возможность утверждать, что научное объяснение первого вызывает необходимость анализа второго и наоборот, но и требует определять их друг через друга Процесс исполнения наказания нужно изучать в единстве с процессом отбывания. Но что означает изучать их в единстве9 Для конкретно-правового исследования этот вопрос представляет определенную сложность. Проблема исполнения-отбывания наказания имеет для уголовно-исполнительного права совершенно конкретный и в высшей степени деловой смысл. Проблема эта является прежде всего методологической, ее решение требует конкретно-правового исследования, анализа, проникающего в процесс и результат экзекутивнои деятельности органов и учреждений исполнения наказаний

Исполнение-отбывание наказания отличаются конкретностью, то есть это реально существующий объект экзекутивнои деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, целостное образование во внутреннем сущностном единстве всех его сторон, связей и отношений, единое целое во всех его частных и особенных проявлениях. Отражение этого конкретного в познании, в науке уголовно-исполнительного права является воссозданием объективной конкретности деятельности органов и учреждений исполнения наказаний в целостной системе теоретических знаний.

Объект экзекутивнои деятельности органов и учреждений исполнения наказаний как фрашині диГІегвительности не является неким застывшим образованием. Диалектический подход <оребует все объекты рассматривать в движении. Поэтому понятия «объект» и «процесс» соотносителъныГЕсди процесс есть некий качественно опре-деяенньгя~т1ш^иже^І!я,_т^_всякий Жьёкт процессуален» Г12. - С.43]. Вот почему объект деятельности по исполнению наказаний - это и есть процесс исполнения-отбывания наказ^шня. При этом, «когда І оворится об объекте. ТТйімеетгся вТвиду момент устойчивости в определенном объективно существующем качественно специфическом процессе. Когда же говорится о процессе имеется в виду момент из-

(Менчивости в определенном качественно специфическом объекте»

[[І2.-С.43].

Характеристика  процессов  исполнения-отбывания нака ІаІІия

ІІсак самостоятельного элемента деятельности по исполнению накатний, не должна привести к положению, когда представление процессов исполнения-отбывания наказания как объекта пинт ино 'феры внимания исследователя собственно сам объект как игомпіт Іц ятельности по исполнению наказашш__Лроцессы истин (ЄМНІШІ

отбывания наказаісия являются соединением,  совокупностью  состояний объекта деятельности в их взаимосвязях, взаимообусловленности, способе отношений взаимной зависимости между составными   частями   объекта.   Такой   подход,   то   есть   структурное изображение объекта деятельности по исполнению наказаний должен соответствовать, с одной стороны, отражению динамики про-1   цессов исполнения-отбывания наказания в их развитии, изменении под влиянием детерминирующим их факторов, а, с другой стороны, изображение, описание, обозначение объекта деятельности по исполнению наказаний как первоосновы,  объективной реальности требует соединения процессов исполнения-отбывания наказания с материально -предметными условиями деятельности органов и учре-, ждений исполнения! наказаний. Поэтому ограничиться характеристикой (исследованием) процесса исполнения-отбывания наказания явно недостаточно, чтобы иметь представление о деятельности по исполнению наказаний как о системе, чтобы дать полное и практически значимое описание исследуемого системного объекта. «Непременным условием с^лцествования какой-либо системы является материал. Именно процесс и материал создают то исходное противопоставление, на основе которого и вокруг которого строится затем системный анализ и создаются его основные категории» [186. - С.255].

Вместе с тем, проникновение в сущность процесса исполнения-отбывания наказаная, раскрытие механизмов этих процессов требует на первом этапе исследования их отделения, условного обособления от материально-предметных условий деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Однако затем целостное представление о деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, системный подход для получения достаточно полного знания, понимания экзекутшной деятельности в дальнейшем вызывает не обходимость последующей структурно-функциональной характер І стики деятельности по исполнению наказаний, которая позволяг собрать компоненты деятельности в единое целое, соединить их вмс сте, наложить процессы исполнения-отбывания наказания на материально-предметные условия.    '

Деятельность органов и учреждений исполнения наказаний является системой постольку, поскольку она,включает в себя бинарный процесс исполнения-отбывания наказания, противоречие, в котором имеются две стороны, которые как полагают, так и отрицают друг друга.

Двуединый процесс исполнения-отбывания наказания является источником саморазвития, самодвижения объекта деятельности по исполнению наказания, поскольку ему имманентно присуща борьба двух противоположностей - процесса исполнения и процесса отбывания наказания. Вместе с тем, понимание объекта деятельности ор-182

—————— - —    ——————— ——————   -- — *.шм.Ія,д ПЛП.ЛЗАПМЛ

наказаний как расчлененным целым.

°Рга-

есть

• Можно скипи І.

їм І

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ________________________

что объект (процесс) исполнения наказания и объект (процесс) отбывания наказания являются внутренними противоположными сторонами, тенденциями, определяющими направления развития бинарного, дуалистического процесса исполнения-отбывания наказания. ТТр^радшышилщнятия объекта исполнения-отбывания наказания важно учесть характер связи^ЕІз^имодейстешше^шу этими противоположностями, их структуру. В едином, целом процессе исполнения-отбывания наказания, как исполнение, так и отбывание, как стороны единого целого, существуют постольку, поскольку существует другая, противоположная ей сторона. Как аверс и реверс, являющиеся двумя сторонами одной медали, исполнение и отбывания наказания, образующие противоположность, не просто сосуществуют рядом, а взаимопорождают и взаимообусловливают друг друга. Вместе с тем, исполнение и отбывание наказания, как две стороны противоположности! имеют ^аз^оіг5нуіо_знааимость. ОІбьща-ние наказания существует в^ предепа^ишоднения наказания и подчиняется ему. Деятельность по исполнению наказанш~опредедяет общий характер отбывания наказания, границы его проявления. Однако, отбывание наказания не является пассивным выражением исполнения наказания, оно влияет на процесс исполнения наказания, усложняя, ускоряя или замедляя его.

Отбывание наказания, связанное с его исполнением, выступает непосредственной формой проявления и дополнения исполнения наказания. Детерминирующие факторы, порождающие отбывание наказания, дополняют главные факторы, порождающие исполнение, и *      придают исполнению наказания своеобразие, данный конкретный I      вид. Деятельность администрации органов и учреждений исполнения наказаний по реализации кары развертывается в конкретных условиях, при наличии определенных обстоятельств, характеризующих и процесс отбывания наказания.

Исполнение наказания содержит в неявном виде отбывание как свою противоположность, раскрывает через него свою природу и, наоборот, отбывание наказания содержит исполнение как свою противоположность, раскрывает через него свои особенности, существует постольку, поскольку существует исполнение, является реальностью лишь по отношению к исполнению. И исполнение, и отбывание наказания выступают взаимно мерами друг друга, поскольку не существует ни чистого исполнения, ни чистого отбывания наказания.

Однако, раздвоенность объекта деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний на исполнение и отбывание не означает внешнего отношения между противоположностя ми Для единого процесса исполнения-отбывания наказания харак терно взаимополагание, взаимообусловленность, взаимопроник новение противоположных сторон, свойств, тенденций развити

184

__________________________ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

Имея одинаковый объем, но различное содержание понятия «исполнение наказания» и «отбывание наказания» являются эквиполент-ными, то есть в равной степени значимыми.

Исполнение и отбывание наказания, как стороны единого целого, процесса, являющиеся противоположностями, не только находятся во взаимосвязи, но одновременно и взаимоисключают, взаи-моотталкивают друг друга. Проявляется это в конфликтных отношениях между администрацией органов и учреждений исполнения наказаний и осужденными, в противостоянии субъектов исполнения и отбывания наказания.

На наличие крайне ожесточенной конфронтации между осужденными и представителями администрации органов и учреждений исполнения наказаний неоднократно обращалось внимание в литературе. Так, А.П.Северов, видя проблему несколько односторонне и не проводя разграничение между причинами и условиями такой конфронтации, считает, что «в основе существующих противоречий лежат не только причины, связанные с особенностями личности и среды осужденных (деликвентные социальные установки, враждебное восприятие сотрудников органов внутренних дел, акцентуации и патологии характера, тяжелые психические состояния, вызванные накоплением аффективной депревации в связи с дефицитом полноценного  человеческого  общения,  «утраты личности»,  вследствие разрыва привычных социальных связей и др.), но и педагогически несостоятельными действиями представителей администрации (грубость, фамильярность, предвзятость, ущемление личностного достоинства, шантаж, нарушение законности, разрыв между словом и делом и др.)» [171. - С.89-90]. В связи с этим представляется, что научное познание,  отражающее сущность  применения наказания не может ограничиваться указанием на межличностную конфронтацию, а прежде всего должно идеально воспроизводить противоречивую структуру процесса исполнения-отбывания наказания. Абстрактная  констатация дуализма  процесса  исполнения-отбывания наказания недостаточна - нужен конкретный анализ их связей в соответствующих границах, определяемых потребностями практики исполнения наказания, чтобы найти различные способы теоретического решения обнаруженной полярности. «Задача исследователя заключается не в изобретении искусственных путей и технических средств разрешения, сохранения или устранения реально существующих противоречий. Научное исследование должно прослеживать, как противоречия сами разрешаются в реальной действительности. Там, где известна тенденция и форма будущего разрешении противоречий, практическое отношение к ним заключается в содей ствии этим процессам» [137. - С.16]. Как представляется, именно ни смягчение конфронтации между осужденными и адмииистрнцисй

ПІП

ЩОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

направлены мероприятия, проводимые в Российской Федерации по реформированию уголовно-исполнителъной системы. Так, на устранение враждебного восприятия осужденными сотрудников органов внутренних дел направлена передача уголовно-исполнительной системы в ведение Министерства юстиции. На устранение дефицита полноценного человеческого общения, приводящего к накоплению аффективной депревации, направлено не только предоставление осужденным свиданий с родственниками и иными лицами, но и возможность    осужденных,    отбывающих    наказание    в    колонии-поселении, в порядке поощрения проводить за пределами колонии-поселения выходные и праздничные дни (ч 2 ст.113 УИК РФ) или же предоставление права осужденным к лишению свободы в воспитательных колониях посещать в порядке поощрение культурно-зрелищные и спортивные мероприятия за пределами воспитательной колонии, кроме того и предоставление права выхода за пределы воспитательной колонии в сопровождении родителей, лиц, их заменяющих или других близких родственников (ст 134 УИК РФ), а также выезды осужденных за пределы исправительных учреждений, не только в связи с исключительными личными обстоятельствами, но и для предварительного решения вопросов трудового и бытового устройства осужденного после освобождения, на время ежегодного оплачиваемого отпуска, а осужденным женщинам - для устройства детей у родственников или в детском доме или же для свидания с несовершеннолетними детьми-инвалидами (ст.97 УИК РФ)

На фоне этих возможностей предоставляется несколько надуманным и оторванным от реалий исполнения наказаний предложение внедрить в уголовно-исполнительный процесс педагогику сотрудничества между администрацией органов и учреждений исполнения наказаний и осужденными [172. - С.4]. Другое дело, если предлагаемые эксперименты будут проводиться не субъектами, а участ-І никами деятельности по исполнению наказаний, вне, собственно, процесса исполнения-отбывания наказания,  в  социально-педаго-\гической деятельности, а главное - не за счет государственного \юджета.

П 2 3 § 3   ЦЕЛЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ИСПОЛНЕНИЮ НАКАЗАНИЙ

Как уже было показано, деятельность органов и учреждений исполнения наказаний многоппанова и основой осуществляемых в местах лишения свободы разнообразных видов деятельности является наличие различных возможностей в данном органе или учреждении исполнения наказаний, в определенный каждому осужденному срок (если это срочное наказание) или же в пределах правоограни-чений, свойственных «одномоментным» наказаниям. Разнонаправ-

186

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НА К А ЗАНИЯ

ленные виды деятельности в органах и учреждениях исполнения наказаний обладают многими свойствами, причинными и закономерными связями.

Как основное направление деятельности органов и учреждений исполнения наказаний реализация кары_характеризует собственную природу меры государственного принуждения, назначаемой по приговору суда, сущность и своеобразную специфику реализации лишений или ограничений прав и свобод осужденного. Деятельность по исполнению наїсазаний^дредподагающая реализацию свойственных^ наказанию правоограничений, явТїя1:таГвторжением в сферу прав человека, следовательно, она_доджЖ носить максимально конкретизированный характер, при ее осуществлении необходимо преследовать конкретную цель, решать вполне определенные задачи, освобо-дившись от абстрактного и аморфного.

Набор отдельных, внешне выраженных актов администрации органов и учреждений исполнения наказаний лишь тогда становится деятельностью по исполнению наказания, когда эти действия подчинены единой, конкретной цели кары, которая и придает смысл деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. «Структура деятельности может быть раскрыта лишь через понятие конкретной цели» [9 - С 269]. Именно цель кары и объективные условия деятельности детерминируют последовательность действий администрации органов и учреждений исполнения наказании и применяемые ТОЙ ее реализации средства Как справедливо определил А.Н Леонтьев, «действием мы называем процесс, подчиненный представлению о том результате, который должен быть достигнут, то есть процесс, подчиненный сознательной цели» [182 - С.103] Такой подход не дает оснований разграничивать действия администрации органов и учреждений исполнения наказаний по реализации свойственных наказанию правоограничений, являющихся основанием деятельности органов и учреждений исполнения наказаний и процессом исполнения наказания, выступающего объектом деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний.

Деятельность администрации органов и учреждений исполнения наказаний способна проявляться в одних случаях как самостоятельный процесс исполнения наказания, как вид деятельностной активности, в других - как система действий, включенная в деятельность правоохранительных органов, по отношению к которой она может играть подчиненную роль орудия, средства.

Деятельность администрации органов ^учреждений исполнения наказаний представляет вТгутреннее единство такой реальной, определенной возможности, как кара, и действительности - практики исполнения наказаний При этом деятельность админис грации ор-І анов и учреждений исполнения наказаний, как сообра Іующаяся с

187

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

карой, приводящая к реализации свойственных наказанию правоог-раничений предетавля«ІІ№&ой целесообразную активность. Другие виды деятельности органов и учреждений исполнения наказаний представляют собоаделенаправленную активность, так как они, хотя и направлены на достижение тех или иных специфических целей, тем не менее не всегда приводят к желаемому результату. И если такие виды деятельности и заканчиваютсярёзудьтафивно, то далеко не всегда этот результат желателен или же был запланирован субъектом той или иной деятельности (например, вместо юридического исправления, осужденные, обменявшись опытом, приобретают навыки для успешного уклонения от уголовной ответственности и наказания, что в глазах персонала, как субъекта социально-педагогической деятельности в органах и учреждениях исполнения наказаний, представляется именно как юридическое исправление).

Деятелъность_по исполнению наказаний является рациональной деятельностью, поскольку конечный результат исполнения наказания, реализации свойственных наказанию правоограничений совпадает с целью кары. В отличие от деятельности по исполнению наказаний социально-педагогическая деятельность в органах и учреждениях исполнения наказаний является нерациональной, так как результат такой деятельности, как правило, не совпадает с целью - ис-/   правлением осужденных. Совпадение результата деятельноШГ~по /    исполнению наказаний с целью кары свидетельствует о том, что действия администрации органов и учреждений исполнения наказаний были целесообразными, а это, в свою очередь, говорит, что в уголовно-исполнительном праве анализ деятельности по исполнению наказаний, постановка цели этой деятельности, выработка схемы достижения результата являются истинными. Поставленная перед администрацией органов и учреждений исполнения наказаний цель кары в принципе является достижимой, т^й как с помощью последовательных действий администрации органов и учреждений исполнения наказаний, набора реальных средств, организации объективного процесса исполнения-отбывания наказания можно достичь результата такой деятельности. Достижение результата в деятельности органов и учреждений исполнения наказаний свидетельствует, что в теории уголовно-исполнительного права рациональность такой деятельности основывается на истинном знании.

В экзекугавной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний превращение возможности в действительность происходит по одному из возможных вариантов: 1) администрация органов и учреждений исполнения наказаний сознательно ставит своей целью превращение возможности кары в действительность и тогда ее деятельность по исполнению наказания направлена на создание соответствующих условий, использование необходимых средств; 2) осу-188

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

ществляя цель кары, администрация органов и учреждений исполнения наказаний невольно создает условия для реализации возможности, которой никто не желал, например для обмена преступным опытом, планирования преступной деятельности после освобождения, подыскания сообщников, создания преступных групп и т.п. Естественно, что подобные цели не могли стоять перед администрацией органов и учреждений исполнения наказаний. Они превращаются в действительность как бы помимо деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. В связи с этим, небезынтересны данные, полученные в ходе одного социологического исследования. Так, по мнению большинства опрошенных, а это 66,2 % сотрудников исправительных учреждений, распространяемые в местах лишения свободы обычаи, нравы и традиции преступного мира, обостряют обстановку в колониях и взаимоотношения как между осужденными, так и между сотрудниками. Вместе с тем, есть 5 % сотрудников и 32,7 % осужденных, которые считают, что нравы преступной среды, «воровские» традиции способствуют примирению осужденных и являются гарантом стабильной обстановки в местах лишения свободы [130. - С.45]. Таким образом, если судить по приведенным данным, преступная среда может оказывать влияние на процессы исполнения-отбывания наказания трояким образом: 1) препятствуя им, 2) способствуя и 3) относясь нейтрально. Поскольку, в основном, происходит противодействие администрации органов и учреждений исполнения наказаний, то насаждаемые нравы преступного мира следует рассматривать как противовес действию уголовно-исполнительного законодательства, как антистимул эффективности экзекутивной деятельности.

! І Можно сделать вывод, что, несмотря на то, что развитая и вы-' явленная в действительности (практике исполнения наказаний) сущность исполнения наказания предстает как необходимость, однако это далеко не всегда означает, что господство необходимости в развитии уголовной ответственности, определение ею цели кары и будущих процессов исполнения-отбывания наказания однозначно предрешено, что у всех субъектов исполнения-отбывания наказания одинаковые цели, так как «всякая цель всегда есть цель определенного субъекта правовой деятельности» [108. - С.43]. Это значит, что, во-первых, одни и те же правовые средства и материально-предметные условия, детерминирующие исполнение-отбывание наказания как необходимость, по разному воздействуют на администра-цию органов и учреждений исполнения наказаний и на осужденных, порождая различные цели деятельности и поведения. В итоге процесс исполнения-отбывания наказания проявляется как конечный результат столкновения целей администрации и осужденных. Следовательно, цели, адекватные необходимости, возникают только у администрации органов и учреждений исполнения наказании.

189

184

ын СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ________________

Во-вторых, кара, как возможность, имеющая необходимый характер в деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, /  заключается в общих условиях деятельности органов и учреждений I   исполнения наказаний и выражает собой лишь общий конечный бу-I   дущий итог развития уголовной ответственности в стадию исполне-

I   ния наказаний.

\         Цедь-кярн, уау отражение существующего в виде возможности процесса применения наказания, уже в уголовном судопроизводстве является тенденцией, предпосылкой возникновения стадии исполнения наказания,  обусловленной объективными закономерностями развития уголовной ответственности. Вместе с тем, уголовная ответственность, состоящая из реализации принудительных мер уголов-но-правового характера, в отношении конкретного лица, совершившего преступление и подвергнутого  наказанию   (то  есть в отношении данного частного процесса отбывания наказания, через который кара проявляется как необходимость), имеет две возможности развития: 1) возможность применения уголовного наказания и 2) возможность его неприменения, то есть возможность развития уголовной ответственности и возможность прекращения уголовной ответственности в связи с: а) осуждением лица, совершившего преступления без назначения ему наказания (например, в связи с изменением обстановки); б) истечением сроков давности; в) деятельным раскаянием; г) примирением с потерпевшим. Все это зависит от характера совершенного преступления, личных качеств лица, совершившего преступление, в том числе и от его поведения после совершения общественно опасного деяния.

Исполнение наказания является реальной возможностью, которая порождается и определяется деятельностью органов и учреждений исполнения наказаний, связана с необходимостью, выражает развитие субстанции, основания, главного в противоречивом процессе исполнения-отбывания наказания. Для реализации этой цели имеется необходимый минимум материально-предметных условий.

Цель кары, основанная на реальных возможностях уголовно-исполнительной системы, является истинной и реальной, вероятность ее осуществления максимальна. При этом следует исходить из того, что когда речь идет о цели исполнения наказания, то имеются в виду два отличных друг от друга понятия: конкретная цель реальной деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний и абстрактная цель-идеал. «Цель деятельности предполагает не только отношение к цели-идеалу, но и конкретную деятель ность. Такая цель соотносится не только с предметом желания, но и с предметом непосредственной деятельности» [92. - С.43].

Цбль_дгттптпіаішаг^їауячяну{яг в отличие от цели исправления, включает в свое содержание четкое представление о том, что для а$

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКА

осуществления еще необходима реальная деятельность администрации органов и учреждений исполнения наказаний по принудительному воздействию на осужденных, заключающееся в предусмотренных Уголовным кодексом лишении или ограничении прав и свобод. От абстрактной цели-стремления, каким является исправление осужденных, конкретная цель-исполнение наказания, отличается тем, что она не есть некоторый эфемерный идеал, горизонт, к которому можно лишь только стремиться, воображая, что к нему таким образом приближаешься. В отличие от содержащееся в статье 22 УК абстрактных целей, цель исполнения наказания включает в свое содержание четкое представление как о конкретном процессе исполнения-отбывания наказания, так и о конечном количественно и качественно определенном результате деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний.

Цель исподне^ния^аказания^понимаемая как возможность, выступает по отношению к действительности, то есть к практике применения наказаний, в довольно сложной системе отношений. Она не только имеет в качестве своего источника сущность наказания - кару, но и предполагает реальную деятельность, процесс реализации правоограничений, свойственных наказанию, поскольку исполнить - это то же, что выполнить, то есть осуществить, провести в жизнь порученное, задуманное [188]'. А так как в соответствии с Проектом УК Украины «наказание является мерой принуждения, применяемой от имени государства по приговору суда к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных законом лишениях и ограничениях прав и свобод осужденного», то исполнить наказание - значит осуществить, воплотить в действительность, реализовать свойственные ему правоограничения. /      Цель деятельности администрации органов и учреждений ис~ /полнения наказаний получает свое содержательное определение че-/рез обозначение своего объекта - процесса исполнения наказания. В 1 определение исполнения наказания как цели деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний, таким обра-лзом, входит вполне объективное содержание.

/        Цель исполнения-наказания предполагает осознание как объек-/ тивных возможностей администрации органов и учреждений испол-'  нения наказаний по организации процесса исполнения наказаний, так и объективных условий содержания осужденных в местах лишения свободы, являющихся предпосылкой режима отбывания наказания, то есть цель субъектов исполнения-отбывания наказания характеризуется вполне определенным объективным содержанием и вполне определенными объективными предпосылками.

1 [188] Диалектический материализм: Учеб. пособие /Подред А.П.Шеитулии*. - М.: Высш. шк., 1974.-С. 293.

1'М

190

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

Ист»^ниенаказания^сдеддватедьно, объективно определяется каІГреальная_дедь^Вместе с тем, при теоретическом исследовании, ' при анализе цели исполнения наказания и реализующей ее деятельности они выступают в форме идеального. Однако понимание цели исполнения через категорию «идеальное» отнюдь не значит, что она обречена оставаться некоторого рода застывшей идеей, поскольку идея исполнения наказания - эта такая идея, такая возможность, которая должна быть реализована в действительность. Идеальное и реальное определение цели исполнения наказания сливаются в единое содержание и, таким образом, цель реализации кары выступает как своего рода практическая идея.

Цель ишодненю[_наказания как побудительный момент в системе деятельности органов и учреждений исполнения наказаний соответствует предназначению администрации органов и учреждений исполнения наказаний, то есть коренным потребностям субъекта деятельности по исполнению наказаний. Эта цель для органов и учреждений исполнения наказаний выступает реальной, самой сущест-\/венной, необходимой, конечной целью субъекта реализации кары. «Исполнение наказания» является тем ориентиром, который направляет деятельность органов и учреждений исполнения наказаний как правоохранительных органов. Исполнение наказаний - это самоцель деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний, «цель целей», подчиняющая себе все компоненты деятельности по исполнению наказаний, по реализации кары.

В деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний происходит переход идеального, субъективного, теоретического в материальное, объективное, практическое. Вместе с тем, в процессе исполнения наказания происходит переход деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний в результат этой деятельности. С другой стороны, практика исполнения наказаний позволяет проверить истинность теории исполнения наказаний, то есть деятельность в этом случае выступает как процесс, в котором осуществляются взаимопереходы между полюсами «идеальное - материальное», «субъективное - объективное». Эта общность макроструктуры теории и практики исполнения наказаний, внутренней и внешней деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, позволяет представителям науки уголовно-исполнительного права провести анализ деятельности по исполнению наказаний, первоначально отвлекаясь от форм, в которых она протекает.

Единственно возможным способом существования и развития уголовно-исполнительной системы является деятельность администрации органов и учреждений исполнения наказаний, выступающая одновременно как субъективная, целеполагающая, сознательная

192    -^

190

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

деятельность и как форма закономерного, объективного процесса исполнения наказания. Деятелъностный подход позволяет выяснить сущность процесса исполнения наказания.

Деятельность администрации органов и учреждений исполнения шнгя^яштй вхотттиЦШ^^т^-одовно-йаішшительного права не особой с:в^е|1_час1Ыо_или элементом, а своей особой функцией, от-

в~жиз~ни современного обще-

ства.Зто^нкпиякарьІ.

Будучи целесообразной, деятельность по исполнению наказания направлена отнюдь не на неопределенный, абстрактный объект, а, обладая качественной и количественной определенностью, то есть выраженными свойствами предметности, она устремлена на реальный, сознательно выделенный момент действительности - процесс исполнения наказания, предполагающего достижение определенного социально значимого результата.

В деятельности по исполнению наказаний в неразрывном органическом единстве находятся: 1) внутреннее, идеальное, субъектяв-ное и 2) внешнее, материальное, объективное. При этом обозначение в теории уголовно-исполнительного права цели исполнения наказания, определение последовательности действий администрация органов и учреждений исполнения наказаний, детерминация средств деятельности - все это относится к первой составной части деятельности. Цель исполнения наказания является конечной целью в экзе-кутивной дедгедъио-ст адмищгс грации органов и учреждений ис-подцснйя наказаний.- При- этом—цель исполнения^ наказаний выполняет функцию: 1) направленности, сосредоточенности органов и учреждений исполнения наказаний на экзекзтивной деятельности; 2) ориентира, позволяющего указать администрации органов и учреждений исполнения наказаний направление правоохранительной деятелБностйГЗ) способа и характера действий субъекта этой деятельности.

/      Вторую же часть исполнения наказаний составляет основная / форма деятельности - практика: непосредственные практические ак-' тивные действия субъектов исполнения-отбывания наказания, то есть   объективная  сторона  деятельности,   процессы исполнения-отбывания наказания, причинная связь между действиями админи-\ страции органов и учреждений исполнения наказаний и результатом, результат деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний, в котором она угасает, поскольку праноог-раничения реализованы, цель кары достигнута.

Деятельность администрации органов и учреждений исполнении наказаний является результатом реализации одной возможности и приобретает качество определенности тогда, когда все ее цели, кроме одной - кары, являющейся конкретной и реальной веиможно-

193

. ИСПОЛНЕНИЯ НА КАЗАЬИЯ

\

\

СТЫО, ИСКЛЮЧеНЫ. Ппрргппт.ігу у^    ^,

ективную возможность - исполнение наказания, то, различаясь НО" форме, эта цель и собственно деятельность по реализации правоог-раничений, свойственных той ила иной мере государственного принуждения, имеют одинаковое содержание, выражающееся в элементах и процессах, присущих уголовно-исполнительной системе. Возможность исполнения наказания представляет собой тенденцию в развитии деятельности органоя и учреждений исполнения наказаний, является потенциальным бытием. Цель кары указывает на будущее в изменении действительности при помощи целесообразной деятельности администрации органов и учреждении исполнения наказаний, находящейся в соответствии с объективными закономерностями развития уголовной ответственности.

Реализация кары показывает, что процесс исполнения наказания развивается по единственно возможному для него реальному пути, отвечающему структуре наказания как совокупности устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность и тождественность уголовно-исполнительной системы самой себе, то есть сохранение ее основных свойств при различных внешних и внутренних изменениях. Других вариантов, кроме реачизации кары, при исполнении наказания просто нет, котя имеющиеся представления и рисуют некую совокупность равноценных целей [48. - С. 114].

Цель кары, как реальная возможность, с неизбежностью реали-зуетсяТГдействитедьности - деятельности органов и учреждений исполнения наказании по воплощению в действительность свойствен-

гтг ттс-      •«• «•••-' — •— ——

ных наказанию правоограничеі    , _,__„„^Іш ліш закономерности недостатоЧНоттгеобходимо познать многообразие причинно-следственных связей структурных элементов казавшейся на первый взгляд целостной системы исполнения наказаний.

Воздействуя на двойственный объект деятельности органов и учреждений исполнения наказаний - процесс исполнения-отбывания наказания, администрация органов и учреждений исполнения наказаний преобразует его форму, приводит ее в соответствие с целью исполнения наказания. Однако, Ігри этом в бинарном процессе ис-\  полнения-отбывания наказания в конечном счете определяются две ч взаимоисключающие (но и взаимодополняющие) возможности-цели, \\вытекающие   из   двух   противоположных   сторон   противоречия у«исполнение-отбывание».

Если исполнение наказания немыслимо без отбывания, то совершенно неправильно было бы считать, что в процессе исполнения-отбывания наказания существует одна возможность, одна реальная )Цель. Существует цель исполнения наказания и цель отбывания наказания, цель администрации органов и учреждений исполнения наказаний и цель осужденного. Идеальный вариант законодательного 194

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ І1АКАЗАНИЯ

МЙЛ^^Ша»,

регулирования процесса исполнения-отбывания наказания может возникнуть только в том случае, когда цель исполнения наказания, преследуемая администрацией, совпадет с целью осужденного отбыть наказание. Возможно это лишь при осознании субъектами исполнения-отбывания наказания справедливости вынесенного в отношении осужденного приговора. Наличие самостоятельных целей у осужденных при отбывании наказаний требует от администрации органов и учреждений исполнения наказаний организации деятельности по исполнению наказаний, применения усилий, даже борьбы за реализацию кары, применения принуждения, чтобы исключить самотек, стихийность. Например, в связи с тем, что кара при лишении свободы заключается в изоляции осужденных от общества, Инструкция МВД Российской Федерации (1997 г.), определяющая основы охраны исправительных учреждений, предписывает подразделениям охраны, конвоирования и розыска решать следующие основные служебные задачи: охран}' жилых зон исправительных колоний общего, строгого, особого режимов для отбывания наказания осужденных мужчин, а также исправительных колоний общего и строгого режимов для отбывания наказания осужденных женщин и лечебных исправительных учреждений; охран}7 жилых зон и смежных с ними производственных объектов учреждений; конвоирование осужденных из жилых зон учреждений на производственные объекты и обратно, охрана производственных объектов во время работы на них осужденных; осуществление пропускного режима на охраняемых объектах, воспрепятствование проникновению в жилые зоны и на производственные объекты посторонних лиц, предметов, веществ и продуктов питания, запрещенных к использованию осужденными; конвоирование осужденных и лиц, заключенных под стражу, по плановым, сквозным автодорожным, сезонным водным и воздушным, железнодорожным маршрутам, в пределах территории субъектов Российской Федерации или территории, подведомственной управлениям лесных исправительных учреждений, на обменные пункхы и обратно; розыск и задержание лиц, совершивших побег из мест лишения свободы.

Таким образом, цель кары, как реальная возможность, хотя и с неизбежностью превращается в действительность, но ведь не сама по себе, не автоматически, так как для этого необходима деятельное п. администрации органов и учреждений исполнения наказаний.

Кара, получив свою определенность в процессе исполнения ІІ/І-' казания, конечно же ограничивает в той или иной степени пряни осужденного, возможность  выбора  для него целей  ннкшшшн  и средств их достижения ввиду урегулированное™ их уголопнмм и

уі ОЛОВНО-ИСПОЛНИТеЛЬНЫМ       (иСПраВИТеЛЬНО-ТруДОВЫМ)       1НМШШІП

190

с уЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

тельством. Администрация органов и учреждений исполнения наказаний, исходя из определенности своей деятельности, имеет возможность рационального управления процессом исполнения наказания. Во взаимоотношениях с осужденными администрация органов и учреждений исполнения наказаний руководствуется соответствующими уголовными и уголовно-исполнительными нормами, которые известным образом ограничивают правовое положение осужденных, регулируют их поведение, регламентируют практическую деятельность органов и учреждений исполнения наказаний.

При развитии уголовной ответственности, сводящейся в конечном счете к реализации санкций уголовно-правовых норм, кара, как возможность имеет необходимый характер. Однако, в каждом конкретном случае реализации кары у разных субъектов правоохранительной деятельности могут бъпъ различные, иногда даже противоположные реальные цели: так, субъекты исполнения наказания могут ставить своей целью осуществление данной возможности реализации уголовной ответственности и наказания, для чего создают соответствующие условия исполнения наказаний, а, например, субъекты отбывания наказания свое целеполагание могут сводить к тому, чтобы не допустить превращение цели кары, как возможности, в действительность и создают условия для противоположной возможности, то есть для уклонения от уголовной ответственности и наказания. Превращение цели кары в действительность в нынешних конкретных условиях подчас зависит от силы, организованности, энергичности, настойчивости, последовательности деятельности сотрудников правоохранительных органов и, в частности, администрации органов и учреждений исполнения наказаний.

Цель исполнения наказания и противоположная ей цель уклонения от отбывания наказанияЛкоренятся в противоположных возможностях, они не равноценны, обладают не одинаковой степенью реальности. Стремление избежать уголовной ответственности и наказания, как цель, заключающаяся в предотвращении наступления необходимого явления, обладает реальностью на непродолжительное время, потому что возможность избежать наказания, ее порождающая, как правило, скоротечна, относится только к данным частным, скоропреходящим условиям.

Цель кары, исходящая из конкретной возможности наступления с закономерностью необходимой событийной линии - процесса исполнения наказания в его последовательности, является полностью реальной. Если кара не может осуществиться в данных конкретных условиях, то от этог о она не должна терять свою реальность на будущее. Возможность исполнения наказания, порожденная целью кары, имеет своими условиями устойчивые, непреходящие, обязательные явления, выражающие сущность экзекутивной деятельности.

196

190

ОНТОЛОГИЯ ИСГ1ОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

При уклонении от отбывания наказания со стороны правоохранительных органов могут быть упущены конкретные условия для превращения возможности реализации кары в действительность в данное время, но общие условия реализации цели кары тем не менее остаются, конкретное благоприятное стечение обстоятельств для реализации уголовно-правовых санкций, как правило, рано или поздно должно повториться. Таким образом, деятельность субъектов отбывания наказания, ставящих себе целью не допустить реализацию кары как возможности, носящей необходимый характер, сводится фактически только к оттягиванию момента ее наступления, к торможению процессов исполнения-отбывания наказания.

П.2.4. § 4.  СРЕДСТВА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ИСПОЛНЕНИЮ НАКАЗАНИЙ

Указанные в статье 22 УК Украины цели наказания являются идеальным внутренним побудительным мотивом правоохранительной деятельности, практики применения наказаний, они определяют характер  и способ  деятельности  судебной и уголовно-ишолни-тельной систем. Однако, «для то^о^_чтобы_задумаянде в виде цели приобрело материальное бьітие,^оплотилось в реальность, инфор-мационной идеальной причины совершенно недостаточно -Л_соот-ветствии с Целями избираются о.щщдеденді>іс средства, которые Й1-ставятся материальными причинами результата» [135. - С.23]. Лнь__ бая цель реализуется с^о^ощьіо_с?едствл представляющих собой со-в6Купность"объектйвнь1х материальных факторов и способов действий субъектов деятельности, ведущих к достижению цели. «Под средствами следует понимать предметы (явления, процессы), с помощью которых обеспечивается достижение цели, получение необходимого результата юридической деятельности» [41. - С.62]. Цели наказания должны соотноситься со средствами их достижения, поскольку цель и средство, представляя собой диалектическое единство, взаимообусловливают друг друга. Уголовный кодекс не определяет средства, с помощью которых возможно достижение целей наказания. И хотя существует мнение, что в качестве ^>едств достижения целей, преследуемых в ходе борьбы с преступностью, выступают нормы уголовного закона [189]1, а применительно к целям наказания можно было бы утверждать, что исчерпывающую функцию %их   правового   средства   должны   выполнять   нормы   уголовно-исполнительного законодательства, однако, в правоприменительной деятельности оказывается, что не все так однозначно. Видимо, в данном случае следует принять во внимание мнение А.И.Коваленко,

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка /РоопиЙнКМ АН. Ин-трус. яз. российский фонд культуры.    М..АзъШ, 1992,- С.258-259, ИЛ-117,

147

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

считающего, «что подобное решение вопроса правомерно лишь в узких границах, а именно когда речь идет о первоначальной фазе правоприменительной деятельности. И прежде всего потому, что юридические нормы вследствие своего идеального содержания не способны сомкнуть цель и результат процесса применения права. В обнаженно логической форме возникающее в подобных случаях противоречие можв'о сформулировать так: цель не может объективироваться в результате ибо она идеальна, а последний реален. В свою очередь средство правоггрименителъной деятельности, выступающее в виде юридических норм, не может связать их, так как оно также идеально» [190]1. Следовательно, существования норм уголов-но-исполнительного законодательства, которые бы соотносились с целями наказания и качестве правовых средств, явно недостаточно для решения проблем борьбы с преступностью. У^сазанньІе_в^Е^а1ье 22 УК цели могут быть достигнуты в правоприменительной деятельности - при вынесении судом наказаний и при реализации предусмотренных уголовным законодательством лишений и ограничений прав и свобод осужденных, в деятельности органов и учреждений исполнения наказания, то есть сама правоприменитель-ная деятельность выступает средством достижения целей наказания. / ІІравоохранительньІе органы, ведущие борьбу с преступностью, в итоге стоят перед необходимостью реализации целей наказания с помощью средств, определенных уголовно-исполнительным законодательством, что возможно лишь в реальной деятельности администрации органов и учреждений исполнения наказаний, непременным условием которой является соединение, правовых и предметных, материальных носителей этой деятельности, применяемых способов и усилий администрации. При этом, «выбор средств не может быть произвольным. Он детерминирован типом юридической деятельности, сложившейся практикой, законодательством, традициями и другими обстоятельствами. Отдельные средства закреплены нормативно-правовыми ажтами, имеют определенный правовой статус и подлежат обязательному использованию в указанных ситуациях» [41. - С.63]. Только в сочетании со средствами возможен перевод цели из идеальной формы в реальную, когда фазами, совокупностью частей сложной системы исполнения наказания являются: цель -процесс - результат. Деятельность органов и учреждений исполнения наказаний, как категория, выражает целесообразное воздействие субъекта - администрации органов и учреждений исполнения наказаний с помощью определенных средств на объект - процесс ис-ролнения-отбывания наказания для получения результата, который

1 [190] Коваленко А.И. Проблема соотношения цели, средства и результата в процессе применения права //Применение права, вопросы истории, теории и практики. Межвуз. сб. /Отв. ред. Королев А.И., Явич Л.С. - Л : Изд-во Ленингр. ун-та, 1983. - С.6-7.

198

190

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

соответствовал бы целям наказания, цели исполнения наказания и задачам деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Специфика объекта экзекутивной деятельности - процесса исполнения-отбывания наказания существенным образом определяется спецификой материально-предметных и правовых средств, которыми он выделен из других направлений деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Так как объект нормативной регламентации уголовно-исполнительного законодательства процесс исполнения-отбывания наказания, то цель исполнения наказания, преследуемая администрацией органов и учреждений исполнения наказаний, определяет и те правовые средства, с помощью которых она осуществляется. Следует согласиться с Г.Ф.Климаковой, считающей, что «правильно избранная цель и четко намеченные правовые средства ее достижения, то есть целесообразность действующего правового акта, является в то же самое время решающим условием и его целесообразного осуществления» [191]1. Нормы угптштітто-тісттгітти-тельнрго^ з^кшшідтшьстіа^регулируїонше экзекутивную деятель^ ность администрации органов и учрежде^ний^сполнения"накатаний и поведение-осужденных в рамках режима отбывания наказания;так раз тгвътступят^в роли правовых^редств, без которых цель исполнения наказания нереальна, неосуществима. «К собственно правовым средствам воздействия на поведение, - считает В.В.Глазырин, - следует отнести: 1) регламентацию поведения людей с помощью норм права; 2) стимулирование социально активного поведения; 3) установление неблагоприятных последствий (санкций) за отклонение от заданных образцов поведения. Результатом действия средств может быть принятие или неприятие индивидами варианта поведения, предложенного нормой» [110. - С.46]. С этой позиции нормы действующего исправительно-трудового законодательства обладают характеристиками правовых средств. Однако, сравнительный анализ статьи 22 УК, статьи 1 ИТК и статьи 7 ИТК весьма красноречиво свидетельствует, что законодатель фактически предписал применять правовые средства на обслуживание лишь одной цели наказания -исправления и перевоспитания осужденных. Что же касаеіся^средств исшшнщия_даказания и предупреждения преступлений, то они не зафиксированы в ИТК как таковые,формально не определены. Надо сказать, что-целитЯказания и задачи исполнения наказаний приобретают объективность, реальность лишь тогда, когда они сочетаются   как   с   правовыми   (в   частности,   с   режимом),   так   и   с материально-предметными средствами своей реализации. «Без этого соотнесения со средством цель не является целью деятельности и представляет собой не более, чем абстрактное стремление, неопреде-

1 [191] Климакова Г.Ф. Социалистическая законность в правопримеїінп-лмінй тельносга государства //Применение права: вопросы истории, теории и практики. МІ вуз. сб./Отв.ред. Королев А.И. ,Яввч Л.С. -Л.- Изд-во Ленингр ун-ги  ІЧК1.    Г.ІЇ, *

1ЧЧ

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

1 ленный идеал, к которому можно стремиться, которого можно желать, но не реализовать» [92. - С .70].

Уголрвн^)ясполнительдм_дедтельность, выступая средством достижения целей наказания, в свою очередь, имеет собственные цели и задачи, которые соотносятся с соотвйствугацйми~?редствами их достижения. Более того, цели и средства помимо~Свтгей-взаимо-'обусловленности имеют свойство меняться местами. Например, поставленная в статье 1 Уголовво-исполнительного кодекса Российской Федерации задача регулирования порядка исполнения и отбывания наказания, в статье 9 УИК трансформируется уже в средство исправления осужденных, в режим и, таким образом, порядок исполнения и отбывания наказания (режим) выступает задачей Уго-ловно-исполнительного кодекса, одновременно являясь и средством исправления осужденных. Но на этом соотношение целей (задач) и средств деятельности учреждений и органов, исполняющих наказания, не заканчивается, поскольку режим, в свою очередь, имеет собственные средства достижения, обеспечения. В уголовно-исполнительном законодательстве России они значительно более многочисленны, чем в действующем ИТК Украины. Так, УИК РФ к ним относит: правила о раздельном содержании различных категорий осужденных (ст.80); охрана и надзор за осужденными и технические средства надзора и контроля за ними (ст.ст.82, 83)1; оперативно-розыскная деятельность в исправительных учреждениях (ст.84); производство обысков и досмотров (ст.82); режим особых условий (ст.85); меры безопасности (ст.86); меры поощрения и взыскания, применяемые к осужденным (сг.ст.ПЗ, 115). В практической деятельности органов и учреждений исполнения наказаний перечисленные средства, меры, способы, действия являются средствами обеспечения режима, при этом с позиций теории права вышеупомянутые нормы носят процедурный характер и обеспечивают правовой механизм реализации режима [192]2.

Как уже было показано^ в~уголовно-исполнителъной системе осуществляются разные по содержанию, направленности, цели и ха-

1 Примечание. К техническим средствам охраны и надзора относятся: средства обнаружения; сигнализацноыные средства оговещения; средства служебной связи; средства надзора; средства наблюдения. Инженерными средствами охраны и надзора являются: ограждения объектов охраны; сооружения и конструкции на периметре объекта; инженерные заграждения; средства инженерного вооружения; сооружения и конструкции на контрольно-пропускных пунктах; сооружения и конструкции на внутренней территории объекта; сооружения и конструкции в едином помещении камерного типа; помещении камерного типа; штрафном изоляторе; дисциплинарном изоляторе; осветительные установки; сооружения и конструкции в локально-профилактическом участке, средства ме-

—шизации и автоматизации, сооружения и конструкции в транспортных средствах; Іедства электропитании, оборонительнее сооружения; сооружения и конструкции на _ггнадцатиметровой полосе территории, прилегающей к внутренней запретной зоне.

2 [192] Селиверстов В. И., Шмаров И.В. Цель - исправление//Человек и закон. - 1997

-№8.-С.75.

200

рактеру виды деятельности, поэтому определенное средство, в данном (^лу^^^эе^щм^бзщ)^^    некоторому набору целей и задач и само оказывается со~вЪкугшостькГопре-деленных возможностей, что й~ позволяет определить его как средство различных делей и задач. Вот почему режим можно рЯС= сматривать и как средство исправления осужденных, и как^рёдстЮ— исполнения и отбывания наказания. РазТШвая~эту мысль, следует сказать, что, например, применяемые к осужденным меры поощрения и взыскания выступают, с одной стороны, как способ обеспечения режима, а, с другой, как средство исправительного воздействия

на осужденных.

Как возможность, кара превращается в действительность в конкретных материально-предметных условиях мест лишения свободы, как конкретная возможность в конкретную действительность. Поэтому помимо организации режима исполнения наказания, как совокупности мероптшятий, проводимых Администрацией ортанов-я учреждении исполнешїя/нікйаний2^ед№тв"йм исполнения и отбывания наказаний выступают материально-прёдмегные условия содержания  осужденных.  Вместе с тем,  конкретные  матерШГіШнг-йредметные условия исполнения наказания (материально-бытовые условия отбывания наказания) имеют относительно случайный характер применительно к процессу исполнения наказания как необходимости и накладывают на него и будущую действительность в виде результата реализации кары в каждом случае индивидуальный отпечаток. Объективные материально-предметные, социально-экономические условия, в которых осуществляется деятельность по исполнению наказаний, диктует последовательность действий администрации органов и учреждений исполнения наказаний и характер кары. Этим обусловлено то, что достижение цели кары, последовательность действий по реализации правоограничений, свойственных, например, лишению свободы, в разных странах, в разных условиях может складываться из различных действий.

Материально-предметные условия, в которых осуществляется экзекутивная деятельность, оказывают влияние и на другие направления деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Так, социально-педагогическая деятельность, осуществляемая в органах и учреждениях исполнения наказаний, предполагает нрапсі-венное исправление осужденных, изменения в психике, в сознании осужденного, когда в результате так называемого исправительно-трудового воздействия «ценности человеческого общежития осужденный соблюдает глубоко осознанно». Но, если исправление предполагает изменения в сознании осужденного, то уместно будет вспомнить один из основных постулатов диалектического мінерна-лизма, что именно бытие определяет сознание. При этом й фнлосо-

МІІ

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗА НИЯ

фии «различают два способа бытия - реальность и идеальность, а в них три вида (модуса) бытия - возможность, действительность и необходимость» [27. - С.57]. В связи с этим, можно отметить, что, например, реальное бытие лишенных свободы имеет пространственно-временной характер, причем, для каждого отдельно взятого осужденного оно индивидуально, неповторимо. Идея же исправления и перевоспитания осз'жденных, как идеальное бытие, по сути, лишена временного, действительного характера, ей не свойственно быть фактом. А поскольку в соответствии с Толковым словарем русского языка «бытие - это совокупность материальных условий жизни» [189. - С.64], то и для исправительного процесса в органах и учреждениях исполнения наказаний именно материально-предметные условия исполнения-отбывания наказания играют ключевую роль. Примечательно, что в Пдяснитепьной записке к Европейским пенитенциарным йравилам обращаетсяТвнииатше на т'6, что «состояние тюремных помещений "шеазывшуг даносрсясіькнцое влияние-«а все условия и моральную атмосфдіу^_в^оторьіх содержатся лица, лишенные свободы», а «организапиятзяттшя также "вИйа-дая выработки у заключенных положщедьйдго отношения ко всему процессу их-ненравления» [99. - С.247, 249].    ""

Отсутствие надлежащих условий содержания осужденных не только приводит к проявлениям недовольства среди осужденных, но и способствует распространению инфекционных заболеваний. Например, в исправительных учреждениях Донецкой области осужденные спят на койках, размещенных в 3-4 яруса, поскольку в колониях усиленного режима, рассчитанных на 5 тыс. мест содержится 8,5 тыс. осужденных. В следственных изоляторах осужденные спят в порядке очереди. Заболеваемость осужденных на туберкулез в последнее время возросла вдвое, не созданы соответствующие условия содержания для 360 ВИЧ-инфицированных [193]1. А ведь «цели исправительного воздействия на осужденных состоят в том, чтобы сохранить их здоровье и достоинство» [99. - С.23Э], на что судя из приведенного примера не приходится и надеяться.

Материально-бьгговыеусловия отбывания наказания выступают в~кТГчестве специализированных средств соответствующих целей разных по своей направленности деятельностей в местах лишения свободы. Однако, представляете?, что характеристика материально-предметных условий содержания: осужденных, как средства исполнения-отбывания наказания, является той «просекой» в дремучих зарослях псевдознаний, насаженных исправительно-трудовой педагогикой, которая открывает доступ к познанию экзекутивной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. і___________________

1 [193] Ув'язнені - є, умов для них - нема //Юридичний вісник України. - 1997. - № * 15. -10-16 квітня.

190

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

Для достижения подлинно системного понимания деятельности органов и учреждений исполнения наказаний необходимо выделить ее сущность и основу, субстанцию и субстрат, что требует структурирования деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, выяснения внутреннего единства всех форм процесса исполнения наказаний.

Как сказано в статье 1 ИТК, исправительно-трудовое законодательство Украины имеет своей задачей обеспечение исполнения уголовного наказания. В соответствии со статьей 2 Закона Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» от 21 июля 1993г., задача исполнения наказания является первостепенной задачей уголовно-исполнительной системы. Однако, «ни одна практическая цель не может быть достигнута без применения необходимых материальных средств ее реализации» [5. - С.72]. Уголовно-ишолнительная система, как и любая другая система, также имеет свою материально-предметную основу, которая выступает как предпосылка ее возникновения, функционирования и развития. Между исполнением наказаний, понимаемом в науке уголовно-исполнительного права в качестве основной задачи, субстанции уголовно-исполнительной системы и материально-предметной основой, в условиях которой эта субстанция и существует, то есть осуществляется процесс исполнения наказания, имеется необходимая взаимосвязь. «Органическое единство материала и субстанции отображается понятием «субстрат». Система всегда существует на специфическом для нее субстрате. Субстрат - тело системы, та материальная основа, на которой осуществляется данный качественно специфический процесс» [12. - С.53]. Гуйгтрят уг^довно-исполнительной системы - это прежде всего средства исполнения отбывания наказания, так как материально-предметные носители (материально-бытовые условия_дт^ывания наказания) выступают спешіализированньщи^р^дств^ми^гіеіді,адьной цеди^ишолнеютд накачаний. Наличием специфического субстрата уголовно-исполнительной системы определяется наличие внешних границ, внешних связей, пространственная структура учреждений исполнения наказаний. При этом пространственная структура исправительных учреждений в виде жилой и производственной юны, имеющиеся в них здания, сооружения, службы, помещения, система охраны, сигнализации, технические средства контроля и надзора являются средствами исполнения-отбывания наказания. Иначе говори, своеобразие материально-предметных условий деятельности по исполнению наказаний в определенной мере обусловлено наличием внешних границ учреждений исполнения наказаний, системой «хряпы,  сигнализации,   обеспечивающих  относительную,   фи'ІИ'Іоикую изоляцию осужденных от внешнего мира. Материально-предметные

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НА К АЗ А НИ Я

условия, в которых разворачивается, осуществляется деятельность по исполнению наказания, обладая определенной автономией, наличием особых, независимых от процессов исполнения-отбывания наказания, отличительных по своим свойствам показателей, являются качественно иным по сравнению с уголовно-исполнительной системой, но как субстрат деятельности по исполнению наказаний эти условия, вместе с тем, отражают ее характерные отличительные свойства, выступая как иное, но свое иное уголовно-исполнительной системы.

к/ Как субстанция, исполнение наказаний требует соответствующего субстрата, то есть обстановки, условий, в которых осуществляется процесс исполнения-отбывания наказания. И наоборот, субстрат полагает данную субстанцию, то есть материально-предметная основа обусловливает как процесс исполнения-отбывания наказания, так и его результаты. Следовательно, материально-предметные условия деятельности органов и учреждений исполнения наказаний и деятельность по исполнению наказаний как таковая, то есть «субстрат и субстанция составляют диалектические противоположности. Субстрат полагает данную субстанцию, а субстанция воспроизводит собственный субстрат» [12. - С.53].

Материально-предметные условия исполнения-отбывания наказания, как субстрат всякой уголовно-исполнительной системы -главное, на чем строится деятельность по исполнению наказаний; они одновременно являются и первоначальной основой для возникновения различий в уголовно-исполнительной системах разных государств, с несходными социально-экономическими условиями. Показательно, что данное обстоятельство учтено в Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными. Так, в статье 2 Правил сказано: «Принимая во внимание разнообразие юридических, социальных, экономических и географических условий в мире, ясно, что не все эти правила можно применять повсеместно и одновременно» [98. - С. 28].

С другой стороны, между субстанцией и субстратом существует и обратная связь, когда при создании уголовно-исполнительной системы придается определенная форма субстрату деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, а затем возможно развитие и совершенствование материально-предметных условий исполнения-отбывания наказания в процессе функционирования уголовно-исполнительной системы.

Выделение субстанции и субстрата - качественно определенных^ элементов в деятельности органов и учреждений исполнения наказа-| ний позволяет рассматривать ее как систему. При этом «момент изменчивости в системе деятельности выступает как деятельность живая, а момент покоя - как деятельность опредмеченная. Живая и

204

опредмеченная деятельность - это два взаимодополнителъных способа существования деятельности вообще. Какой бы конкретный вид деятельности мы не взяли, она существует всегда лишь в единстве этих двух противоположностей» [12. - С. 120]. Администрация органов и учреждений исполнения наказаний, как субъект исполнения наказания, является носителем живой деятельности, являющейся спецификой субъекта в системе деятельности по исполнению наказания как целом.

Деятельность администрации органов и учреждений исполнения наказаний и поведение осужденных как живая деятельность является олицетворением момента изменчивости в сложном противоречивом процессе исполнения-отбывания наказания. Живой деятельности субъектов исполнения-отбывания наказания противостоит опредмеченная деятельность в виде материально-предметных средств деятельности органов и учреждений исполнения наказаний. Эта опредмеченная деятельность является собственным, органическим, внутренним моментом деятельности органов и учреждений исполнения наказаний как целого. В этом своем качестве материально-предметные средства деятельности органов и учреждений исполнения наказаний не являются чем-то раз и навсегда установленным -наоборот, это реально существующий, развивающийся и совершенствующийся по Іаконам целого элемент уюловіш -исполнительной системы.

Живая деятельноеІІ. субъектов исполнения-отбывания наказания, обладагощня более высокой степенью интенсивности развития, иной качественной определенностью внутри деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, выступает, снимая опредмечен-ную деятельность, сталкиваясь с существующими на данный момент материально-предметными условиями, как движущая, ведущая сторона противоречия, воплощающая в себе природу уголовно-исполнительной системы.

Существующая в процессе исполнения-отбывания наказания противоположность является его движущей силой, противостоящей покою, пассивности, бездеятельности, вносящая элемент беспокойства в имеющееся противоречие.

В деятельности органов и учреждений исполнения наказаний исполнение-отбывание наказания и опредмеченная деятельность, заключенная в материально-предметном носителе рассматриваются как диалектические противоположности, а из этого следует, что исполнение-отбывание наказаний всегда существует в неразрывном единстве с опредмеченной деятельностью. Далее, каждая из сторон отмеченной противоположности имеют другую как свою необходимую предпосылку, то есть исполнить, например, лишение свобода, можно лишь организовав соответствующие материальные услоин»

І

190

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

для изоляции осужденных, а с другой стороны, здания, сооружения, имущественные комплексы учреждений исполнения наказаний сами по себе ничто, без организации живой деятельности, позволяющей проявить их функциональное предназначение. Экзекугавная деятельность правоохранительных органов вполне способна придать тем или иным зданиям, сооружениям или территориям свойства мест лишения свободы, где обеспечивается надежная изоляция содержащихся там лиц. Так, в 1973 году в Чили стадионы выполняли функции концлагерей. В 90-е годы, в России, прекратившие свою деятельность ЛТП, были переоборудованы в исправительные учреждения, а, например, в Калининградской области исправительной колонией стал бывший военный городок.

Таким образом, живая деятельность и опредмеченная деятельность как составные части экзекутивной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний развиваются через взаимопереходы друг в друга, существуют в двух ипостасях. Являясь парными категориями, они дают целостное отражение деятельности органов и учреждений исполнения наказаний лишь в своем диалектическом единстве. Как две взаимодополнительных составляющих, которые могут достаточно эффективно проявляться опосредовано друг через друга живая и опредмеченная деятельность образуют деятельность органов и учреждений исполнения наказаний как единое целое.

П.2.5.§5. СУБЪЕКТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ИСПОЛНЕНИЮ НАКАЗАНИЙ

Уголовно-исполнительное право имеет дело с деятельностью администрации органов и учреждений исполнения наказаний, осуществляемой совместно и во взаимодействии с персоналом, деятельностью, протекающей с специфических условиях - среди осужденных. Чтобы выяснить правовое положение тех или иных лиц и органов в процессе исполнения наказания, уточнить их роль и место в этой разновидности деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, необходимо уяснить, кто является субъектом, а кто ^^астнико^д^кзеку^•ивнойдеятельности. '    ~ —-

Субъект определяется как Носитель определенного рода дея-тедьноста Д59. - СІЗДіЦ^какодин^с-денща№иьіх,1 интегрирующих элементов ее содержаннЯг как совокупность всех составляющих ее свойств, элементов^ процессов [4І. - С.3_з|. А если исходить из того, что понятие правового субъекта, как считает Л.В.Петрова, занимает первое место среди основных априорных правовых понятий Г165. - С.8П. то ПОШГГНО значение этого структурного элемента ггеятеш,-ности по реализации правоограничений, свойственных наказаниям.

Природу субъекта тпритпгеесупй—прятпттьтюсти, по мнению В.Н.Карташова. необходимо исследовать как минимум с трех пози-

206

^АЦ^^йи^.

^^гиане^уб^^

то' Т; ,0сНОВНОМ'

на

турный взгляд на вителей Г. ховную

денных нео    вовлечь „е?** наци°нІ свою идею, предлагает отнкси^1- к темы: госуд;аї>ствеаньйПените,іїДиаРНЬІЙ

комитет, орт 'І* местного

надзору за

орГаНЬІ

организации, УЧ>«*деаия, информации;

По

субъектами являются орган., , »яу1Р служб),    ^ военная адм**нистРаШІІ [1 7.

Как пре^ставад^ по         му вопрос,^

лись позиції

объединяюще личностный

шиє

иные наказа*1*18' а

су

сил

Это, с

[194] Калю^*"1 РЛ' пенітенціарної д(: нісгь

190

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКА ЗЛНИЯ

для изоляции осужденных, а с .другой стороны, здания, сооружения, имущественные комплексы учреждений исполнения наказаний сами по себе ничто, без организации живой деятельности, позволяющей проявить их функциональное предназначение. Экзекутивная дея-тапьность правоохранительных органов вполне способна придать тем или иным зданиям, сооружениям или территориям свойства мест лишения свободы, где обеспечивается надежная изоляция содержащихся там лиц. Так, в 1973 году в Чили стадионы выполняли функции концлагерей. В 90-е годы, в России, прекратившие свою деятельность ЛТП, были переоборудованы в исправительные учреждения, а, например, в Калининградской области исправительной колонией стал бывший военный городок.

Таким образом, живая деятельность и опредмеченная деятельность как составные части экзекутивной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний развиваются через взаимопереходы друг в друга, существуют в двух ипостасях. Являясь парными кате-

\ гориями, они дают целостное отражение деятельности органов и учреждений исполнения наказаний лишь в своем диалектическом един-

/ стве. Как две взаимодополнитепьных составляющих, которые могут достаточно эффективно проявляться опосредовано друг через друга живая и опредмеченная деятельность образуют деятельность органов и учреждений исполнения наказаний как единое целое.

П.2.5.§5,  СУБЪЕКТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ИСПОЛНЕНИЮ НАКАЗАНИЙ

Уголовно-исполнительное право имеет дело с деятельностью администрации органов и учреждений исполнения наказаний, осуществляемой совместно и во взаимодействии с персоналом, деятельностью, протекающей с специфических условиях - среди осужденных. Чтобы выяснить правовое положение тех или иных лиц и органов в процессе исполнения наказания, уточнить их роль и место в этой разновидности деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, необходимо уяснить^ктр является субъектом, а кто участником экзекугавной^цеятельности. ~————————-———^

Субъект опрёдадяется как носитель определенного рода деятельности [159. - С.503], как один^издентрадьньїх, интегрирующих элтентов_ее_соде|)жания, как совокупность всех составляющих ее

СВОЙСТВ, ЭЛемеНТОВ. ПрОЦеССОВ [41. ^ С.53І-_.^^Д|ОЇСХОДИТЬ ИЗ ТОГО,

что понятие правового субъекта, как считает Л.В.Петрова, занимает "первое   место   средиГ основных   априорных   правовых   понятий [165. - С.81], то^ю^^тано^^^ачение^тж^_?Груктурного элемента деятель-ности по реализации правоограничений, свойственных наказаниям.

Природу субъекта юригти ческой ,тірятртп.ттсти; по мнению В.Н.Карташова. необходимо исследовать как минимум с трех пози-206

190

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

ций: в организационно-структурном плане, на уровне трудового коллектива и в персонально-личностном аспекте с учетом выполняемых им пр офессиональных функций. ^<В_ организационно-структурном плане субъект юридической деятельности представляет собой орразуемые и действующие в установленном порядке, наделенные" государственно-властными полномочиями ^рганы, учреждения с их внутренними подразделениями и связями, исполняющие со-ответствующие пуоличные задачи и функции» [41. - С.53].

иоращает на сеоя внимание то, что организационно-структурный взгляд на субъекта, в основном, отражен в работах представителей Киевского института внутренних дел. Так, Р.А.Калюжный и Г. Т.Горобец субъектами пенитенциарной политики называют Верховную Раду Украины, Президента и Кабинет Министров [194]1.

ГА.Радов, считающий, что в процессе ресоциализации осужденных необходимо вовлечь весь национальный потенциал, уточняя свою идею, предлагает относить к субъектам пенитенциарной системы: государственный пенитенциарный комитет, региональный пенитенциарный комитет, органы местного самоуправления, суд, прокуратуру по надзору за соблюдением законов в деятельности пенитенциарных учреждений, органы внутренних дел (милицию), органы охраны здоровья (медицинские учреждения), предприятия, организации, учреждения, объединения граждан, средства массовой информации, пенитенциарные учреждения [101. - С.20-23].

По мнению В.И.Горобцова в постпенитенциарном воздействии субъектами являются органы внутренних дел (в лице различных служб), администрация предприятий, учреждений и организаций, военная администрация [17. - СЛ6].

Как представляется, по этому вопросу более взвешенной оказались позиции Н.А.Стручкова и И.В.Шмарова, в некотором смысле объединяющие организационно-структурный и персонально-личностный подход к субъекту. Так, Н.А.Стручков к субъектам _цс-правительно-трудовых правоотношений относил ИТУ, исполняющие лишение свободы и другие органы государства, исполняющие иные наказания, а также осужденных [51. - С. 150]. И.В.Шмаров к субъекту уголовно-исполнительных отношений прежде всего отно-сил учреждения иорПЇиьІ государства, исполняющие нака І н ни Я. Это, с одной стороны, учреждения и органы, исполняющие лишение свободы и исправительные работы, с другой - администрация пред-приятий, учреждении и организаций по месту работы осужденных к наказаниям в виде лишения^Ір^в^_2а1^їи^^ть_оІІределеш^ые должно-

1 [194] Калюжний Р.А., Горобець Г.Т. Пенітенціарна доктрина як головний Моигуяш пенітенціарної політики України //Ідеологія державотворення в Украпи: Істрія І еуЧй<»-нісгь /Матеріали науково-практичної конференції 22-23 листопада І °% р./ К > Гмічя, 1997.-С.238-240.

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

сти или заниматься определенной деятельностью или в виде увольнения от должности, а также органы внутренних дед по мест^жи-тельства осужденных, на которліе возложено осуществление контроля за исполнением указанных видов наказания; судебный исполнитель, реализующий кару при осуждении к штрафу; возложе-1ши обязанности загладить причиненный ущерб, общественном}' порицанию и конфискации имущества, а кроме того и осужденные к указанным видам наказаний [13. - С.45-46].

На мой взгляд, определение субъекта деятельности по исполнению наказаний представляет определенную сложность, по всей видимости, порожденную тем, что в исправительно-трудовом и уго-ловно-исполнительном законодательстве, Правилах внутреннего распорядка исправительно-трудовых учреждений, иных нормативных актах, постановлениях Пленума Верховного Суда, научной литературе встречаются самые разнообразные перечни лиц, являющихся субъектами той или иной разновидности предметно-практической деятельности, осушествляемой ь органах и учреждениях исполнения наказаний (администрация, лица рядового и начальствующего состава, персонал, сотрудники, работники уголовно-исполнительной системы, лица, работающие с осужденными, педагогический коллектив учреждения и т п.).

В соответствии со статьей 25 Закона Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» трудовой коллектив предприятия учреждения, исполняющего  наказание,  составляют  осужденные,  участвующие своим трудом в деятельности этих предприятий, и персонал [100]. И хотя В.Н.Карташов считает, что «исследование субъекта юридической деятельности как специфической разновидности трудового коллектива позволяет выяснить факторы, способствующие интеграции работников в единый действующий организм, обусловливающие его цельность, упорядоченность, согласованность и взаимодействие   формальных   и   неформальных   групп,   начальствующего состава и подчиненных и т.д.» [41. - С.53-54], однако характеристика трудового коллектива как субъекта трудовой деятельности не вписывается в рамки данного исследования, посвященного выяснению сущности экзекутивной деятельности.

Думается, что для характеристики субъекта исполнения наказания далеко не последнее место занимает персонально-личностный подход, предполагающий изучение персонального состава органов и учреждений исполнения наказаний, профессиональных, правовых, криминологических и иных качеств субъектов процесса исполнения-отбывания наказания.

Если, например, субъектом деятельности по исполнению наказаний признать работников уголовно-исполнительной системы, то, 208

190

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕ

мния

ле лишения

нь тральных

п^т приятии,

Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. «Об и органах, исполняющих уголовные наказания в виде дьі» к ним относит: 1) сотрудников, имеющих специ-рядового и начальствующего состава органов внут-рабочих и служащих УИН, предприятий УИН, цен-территориальных органов управления уголовно------— следственных изоляторов, пред-*х, проектных, лечебных и иных ,^0-исполнительную систему. Работ-,_„___ системы, состоящие в штатах УИН, и следственных изоляторов, входящих в уголов-систему, являются персоналом учреждений ис-

сосва состава

трудовому

Украины содержит положение, у учреждений и органов испол-принадлежат лица рядового и начальствующего -^полнительной системы, а также работники по й    ье говорится 0 лицах, работаю-в Э™                      ет уже о работниках ИТУ. к    тру^цикш ИТУ приравни-

шъьы^————,——————————    _,       ^

їй « иушним З постановления Пленума Верховного [ от 26 марта 1993 г. «О судебной практике по делам о ., связанных с нарушением режима отбывания наказа-щения свободы» к администрации мест лишения сво-дрлжностные лица, которые на основании статьи 71 ІиньІ пользуются правом применения мер поощрения и относительно осужденных (начальник ИТУ, а также все щие начальники, заместитель начальника ИТУ, начальник ;правятельно-трудовой колонии, старший воспитатель и воспитательно-трудовой колонии), а кроме того дежурный помощник начальника колонии, другие лица начальствующего состава, военнослужащие внутренней и конвойной охраны, несущие охране и надзору, а также лица, осуществляющие в местах свободы   медицинское   обслуживание,   культурно-пр ос-общеобразовательное  и  профессионально-осужденных, административный и инженсрно-ИТУ [195]'.

Не столь широко трактует понятие представителя админиирн-ИТУ пункт 22 этого же постановления Пленума Верховної о Суда Украины, в котором говорится, что к представителям администрации ИТУ, имеющим право предъявлять требования к осужденным,

І •>; ','11- •

, юрщдачно, прахшки України

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ________________________

за злостное неподчинение которым наступает ответственность по статье 1883 УК, относятся должностные лица исправительно-трудового учреждения, которые на основании статьи 71 ИТК имеют право наложения на осужденных дисцишшнарных взысканий [196. - С.61].

Сравнительный анализ показывает, что более приближенным к реалиям исполнения наказания было постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 апреля {985 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за злостное неповиновение требованиям администрации исправительно-трудового учреждения», которое к администрации исправительно-трудового учреждения относило должностных лиц, пользующихся правом на основании статьи 55 ИТК РСФСР (ст.71 ИТК Украины) применения мер поощрения и взыскания, а также дежурных помощников начальников колоний и лиц контролерского состава при выполнении ими обязанностей по надзору за осужденными [196]1.

Определяя субъекта преступлений против установленного порядка несения службы, постановление № 1 Пленума Верховного Суда СССР от 2 марта 1989 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, совершаемых в исправительно-трудовых учреждениях», к начальствующему составу исправительно-трудовых учреждений относило лиц, состоящих на службе в органах внутренних дел и имеющих специальные звания младшего, среднего, старшего и высшего начальствующего состава [197]2.

Таким образом, разнообразие приведенных выше перечней лиц, которые по тем или иным утилитарным соображениям отнесены к персоналу, сотрудникам, администрации ИТУ, не позволяет однозначно ответить на «опрос, кто же является субъектом деятельности по исполнению наказаний. Драмой взгляд, наи6одее_йриемдемьш термином для опред(щениясубъ^ктллзщолнения наказания является ^дминЖтраІщ^^рТанов^учреждений исполнения наказаний». -        Администрация органов и учреждений исполнения наказаний, I как субъект деятельности по исполнению наказаний, будучи носите-,лем живой деятельности, способна изменять, совершенствовать, раз-Івивать уголовно-исполнителъную систему своими совокупными дей-I ствиями как раз потому, что эти действия, процессы исполнения-! отбывания наказания опосредованы, обусловлены существованием ' уголовно-исполнительной системы, воплотили в себе ее качественную специфику, то есть деятельность администрации органов и уч-

1 [196] Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1985.-№ 3.-С.28.

2 [197] Бюллетень Верхоиного Суда ССС Р. - 1989. - № 3. - С.7.

3 Примечание. АДМИНИСТРАЦИЯ [< лат. аІЬпіпІзІгаІІо управление, руководство] ... 3/ должностные лица, руководящий персонал какого-либо учреждения, предприятия [134.-С.18]

210

190

Лі'

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

реждешш исполнения наказаний отождествляется с уголовно-исполнительной системой, является ее собственным моментом, отдельной стороной. Без отождествления процессов исполнения-отбывания наказания с уголовно-исполнительной системой любые действия способны либо разрушить данную систему, либо не воспринимаются ею, отторгаются. Должны быть отторгнуты и несвойственные уголовно-исполнительной системе структурные элементы. ч Так, если администрация органов и учреждений исполнения наказаний - субъект экзекутивной деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, то сразу бросается в глаза несообразность отнесения военнослужащих внутренних войск (несмотря не обеспечение ими охраны и изоляции осужденных) к администрации органов и учреждений исполнения наказаний. Поэтому вполне логично, что в соответствии с Указом Президента Российской Федера- , ции № 805 от 22 апреля 1994 г. к 30 сентября 1996 г. функции надзо- / ра за осужденными и охраны объектов ИТУ были переданы от I внутренних войск в уголовно-исполнительную систему МВД России1. /

Надо сказать, что структура деятельности по исполнению наказаний, как совокупность устойчивых связей объекта, обеспечиваю-\ щая его целостность, с неумолимостью заставляла и Министерство \ внутренних дел Украины предпринимать определенные шаги по   \ проведению организационно-штатных мероприятий, соотносимых с   I содержанием понятия субъекта деятельности по исполнению нала-   ' заний. Потому-то с 1 апреля 1997 г. уголовно-исполнительной системе МВД Украины было передано от внутренних войск функцию надзора за осужденными, а что касается передачи функции охраны, то в этом направлении все еще ведется определенная работа [199]2, которую намечено Государственным департаментом Украины по вопросам исполнения наказаний завершить в течение 1999 г. -л     Как представляется, при выяснении вопроса, кто же все-таки является субъектом деятельности по исполнению наказаний, необходимо исходить из того, что, поскольку собственно исполнение наказания - это не любая деятельность органов и учреждений испол-

1 Примечание. В результате реализации этого Указа в составе органов и учреждений уголовно-исполнительной системы Российской Федерации было «сформировано более 230 отделов, отделений и групп, 25 батальонов, 554 роты, более 100 отдельных взводов охраны, розыска, конвоирования, инженерно-техническою обеспечения и связи. Органы управления службой и подразделения охраны успешно справляются с поставленными перед ними задачами, обеспечивая охрану более 600 объектов УИС, осуществляя конвоирование спецконтингента по 3 ведомственным железнодорожным, 11 воідуїп ным и водным сезонным маршрутам 205 автодорожным маршрутам на 263 обменим* пунктах на территории 75 субъектов Российской Федерации и 10 УЛИУ» [ 198| Ппидн рев Б. Совершенствовать службу охраны //Преступление и наказание. - 1997. N1) 11

С.З.

2 [199] Терещук О В. Пенітенціарна система: реформи тривають //Юридичний ЯІІЧІІІ» України.-1997 - № 43. - 23-30 жовтня - С.4.

І !

:оторых:

редставительной ви* А|! к лишению свобод Е^|' (денными в ИТУ 111-МуВЛ-иенные И.В.ШмарЛ°в-а являются участа*11111]/ на *, следует стах лишения ю работу, /чение

вии с теорией ия||уяо" осуществлять

Следовательно, по исполнений1

лжет выяснение ктных и учебных; • Федерации «Об иде лишения < До этому поводе,1 точение в  уголові яьских, проектных"'

[ЄНИЯ   К   ИСПОЛНЄНЕ*1

) стремлением

делен льготами

сильем   и   другим!'

Івсем так. Нельзя.:

едователъские и:

І отношения к;

[   участниками

нах и учреждениях^' УЦ

ИСПОЛНЕН*

рых: оществеИ11' гавитсльной вл^1

с теорией цествлять

выяснение

!^ И уЧебНЫХ

дерации «Об у лишения своб этому пово; [ение в  уголоц!" ~ах, проектных'

к исполнен»^ ^Іемлеішем вклв^ :ен льготами по^ ',ем и другимі Г

О І ОТНОШеНИЯ К Ис

;я (   участниками аі нах и учрежд

/'С ОЛОГИЯ ИСПОЛНЕИ&

|п| редставительной вЛ к лишению свобо^ ЕІ уеденными в ИТУ [13-' аиенные

являются учъсгв$^ $ на

остах лишения ш работу, ^ение

Івии с теорией осуществлять

О Следовательно,

згги по исполнение

лает выяснение Иктных и

• Федерации «Об |ві иде лишения

По этому

лючение в  уголо

яьских, проектных' пения к исполнен» зо) стремлением

делен льготами по Іжсильем   и   другими

(. «сем так. Нельзя,

к едователъские и І отношения к

участниками ІаІ иах и учреждениях

гавительной вл*

ляются учас юдует обрл

боту, о м осуждеав с теорией ествлять нахо

выяснение х и учебны ;ерации «Об І лишения сво( > этому пово^. , точение в  уголові І яьских, проектных'-тения к исполненй1^11 :о) стремлением ъкпх^Л а} делен льготами по^лГ

ЖСИЛЬСМ     И     ДруГИМІ ^()'

ж едователъские и пр# •о І отношения к исп< ;я (   участниками   э1|(|'^1|й ашах и учрежда'~~^'

\:-ология ИСПОЛНЕВІІ

которых: (представительной вЛ(І!І

: к лишению свободвЧ/Г веденными в ИТУ [13 -С

являются

ветах лшпения работу, об учение

с теорией осуществлять , которое находдай" Следовательно, по исполнений

на

0"

жестко регламе онодатедьства. вляет выяснение Ьектных и учебных!1 їй Федерации «Об |виде лишения свобод До этому повод;, эчение в  уголо^^ і, проектных"1^* к исполнен^ стремлением їаделен льготами I жильем   и   другим! овеем так. Недьзяг недовательские и ['о отношения к

участниками Іанах и учреждениях

СУЩНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

нения наказаний, Ішеющая отношение к реализации приговора суда о наказании, а лишь деятельность исключительно по реализации свойственных наказанию правоограничений. то лишь те из представителей администрации (персонала) органов и учреждений исполне-1шя наказаний могут быть признат~субъектами деятёЖШсти по исполнению наказаний, которые и реализуют этиПНравоограниче-нйя". Если речь идет о лишении свободы, то, несомненно, - это те лица, которые на основании статьи 71 ИТК пользуются правом применения к осужденным мер поощрения и взыскания, дежурный помощник начальника учреждения, контролеры, осуществляющие надзор за осужденными (в Украине - это пока еще военнослужащие внутренних войск и конвойной охраны, обеспечивающие изоляцию осужденных, то есть реализующие содержание лишения свободы).

Что же касается других вышеупомянутых лиц, входящих в состав персонала органов и учреждений исполнения наказаний, то выполняемые ими функции находятся за пределами деятельности по непосредственному исполнению наказания. Поэтому вполне резонным является мнение Н.С.Глазунова и М.Г.Деткова, которые утверждают, что «только младшие инспектора безопасности выполняют конкретные функции по обеспечению надзора, остальные работники «участвуют» в этом деле» [200]1.

"^'^ТИдоГсТеазать, что ранее в литературе уже встречалось деление носителей соїщальио-дреооразующих действий (ІГтом числе и в органах и учреждениях исполнения наказаний) на субъектов и участников. Так, В.Н.Карташов считает, что «субъектами являются органы или организации, их должностные лица, наделенные государственно-властными полномочиями на выполнение соответствующих юридических действий и операций», а «участниками юридической деятельности выступают отдельные лица, их коллективы или организации, *т>торт.ге в тлу ряда причин и обстоятельств^гак или иначе содействуют субъектам в выполнении соответствующих юридических операций» [41. - С.59].

Н.А.Стручков ;>тказывал на то, что от субъектов исправительно-трудовых правоотношений следует отличать участников, таких как прокурор, с согласия которого возможно изменение условий содержания осужденных [5І. - С. 150-151].

Довольно подробный перечень участников уголовно-исполнительных правоотношений дал И.В.Шмаров, отнеся к ним наблюдательные комиссии по делам несовершеннолетних, трудовые коллективы, советы общественности в воспитательно-трудовых ко-

1 [2001 Детков М.Г., Глазунов Н С. Правовые предпосылки создания отделов безопасности в ИТК и некоторые проблемы организации их деятельности //Правовое и методическое обеспечение исполнения уголовных наказаний /Под ред. В.И.Селиверстовн. Сб. науч. тр.-М.: ВНИИ МВД России, 1')94.-С.84-85.

212

ОНТОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

лониях, отдельных граждан, среди которых: общественные воспитатели осужденных, депутаты органов представительной власти, служители культа, родственники осужденных к лишению свободы, прибывшие на свидания, лица, работающие с осужденными в ИТУ [13. - С.46].

Соглашаясь с тем,что_перечисленные И.В.Шмаровым организации, коллективы и отдельные лица являются участниками уголов-но-исполнительных правоотношений, следует обратить внимание на то, что лица, осуществляющие в местах лишения свободы воспитательную, культурно-просветительную работу, общеобразовательное и профессионально-техническое обучение осужденных, инженерно-технический персонал, в соответствии с теорией исправительно-трудового   права   были  призваны   осуществлять   исправительно-трудовое воздействие на осужденных, которое находится за рамками содержания исполнения наказания. Следовательно, эти лица не могут являться субъекта