16128

Вопросы советского авторского права

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ПРАВА им. А. Я. ВЫШИНСКОГО В. И. СЕРЕБРОВСКИЙ ВОПРОСЫ СОВЕТСКОГО АВТОРСКОГО ПРАВА ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР МОСКВА 1956 Глава I СУЩНОСТЬ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА СОВЕТСКОГО АВТОРСКОГО ПРАВА Для построения коммунистич

Русский

2013-06-20

1.56 MB

1 чел.

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ИНСТИТУТ ПРАВА им. А. Я. ВЫШИНСКОГО

В. И. СЕРЕБРОВСКИЙ

ВОПРОСЫ СОВЕТСКОГО АВТОРСКОГО ПРАВА

ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР

МОСКВА 1956

Глава I

СУЩНОСТЬ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА

СОВЕТСКОГО АВТОРСКОГО ПРАВА

Для построения коммунистического общества наряду с

ростом материального богатства и повышением материаль-

ного уровня жизни граждан исключительно важное значе-

ние имеет рост культуры, социалистической по содержанию

и национальной по форме, способствующей коммунисти-

ческому просвещению и воспитанию народа.

Характерной чертой многонациональной социалистиче-

ской культуры является ее органическая связь с народом.

Все блага культуры идут на службу народу, принадлежат

народу, который сам и является творцом культурных цен-

ностей.

В. И. Ленин, характеризуя принципиальное отличие

культуры социалистической от буржуазной, писал: <Рань-

ше весь человеческий ум, весь его гений творил только для

того, чтобы дать одним все блага техники и культуры, а

других лишить самого необходимого - просвещения и раз-

вития. Теперь же все чудеса техники, все завоевания куль-

туры станут общенародным достоянием, и отныне никогда

человеческий ум и гений не будут обращены в средства

насилия, в средства эксплуатации> (*1).

Определяемая социалистическим способом производ-

ства, который она отражает, основанная на идеологии

марксизма-ленинизма, социалистическая культура являет-

ся и культурой общечеловеческой, так как марксизм

<... усвоил и переработал все, что было ценного в более

(**1) В.И.Ленин. Соч., т. 26, стр. 436.

-3-

чем двухтысячелетнем развитии человеческой мысли и

культуры> (*1).

Руководящая роль в содействии росту социалистиче-

ской культуры принадлежит Коммунистической партии,

которая, учитывая закономерности развития социалистиче-

ского общества, в постановлениях и решениях своих цен-

тральных органов устанавливает на соответствующих

исторических этапах основные задачи и цели, стоящие

перед работниками литературы, науки и искусства.

На базе преимущественного развития тяжелой промыш-

ленности, непрерывного технического прогресса и повы-

шения производительности труда Директивами XX съезда

КПСС предусматривается обеспечить дальнейший мощный

рост всех отраслей народного хозяйства, осуществить

крутой подъем сельскохозяйственного производства и до-

биться на этой основе значительного повышения матери-

ального благосостояния и культурного уровня советского

народа. Директивы по шестому пятилетнему плану ставят

задачу всемерного развития науки, дальнейшего роста

таких средств культуры, как кино, радиовещание, телеви-

дение, книгоиздательское дело.

В социалистическом обществе имеются все материаль-

ные условия, способствующие созданию культурных цен-

ностей. Социалистическая система хозяйства и социали-

стическая собственность на орудия и средства производства,

уничтожение эксплуатации обеспечивают исключительные

возможности для творчества ученых, писателей, компози-

торов, художников. Советским государством ежегодно рас-

ходуются огромные суммы на культурное строительство.

В СССР имеется много творческих организаций - сою-

зы писателей, композиторов, художников, архитекторов;

задачей этих союзов является содействие развитию социа-

листической культуры и творчества своих членов, а также

защита их правовых и экономических интересов (*2). При

этих союзах для улучшения материально-бытовых и куль-

турных потребностей их членов образованы особые обще-

ственные организации - Литературный фонд СССР, Му-

(**1) В. И. Ленин. Соч., т. 31, стр. 292.

(**2) В настоящее время создается новая общественная организа-

ция-Союз советских журналистов, которая должна объединить все

творческие силы советской печати: работников редакций, газет,

журналов, радио и издательств.

4

зыкальпый фонд СССР, Художественный фонд СССР,

Архитектурный фонд СССР. Литературный фонд СССР

содействует развертыванию творческой работы своих чле-

нов, предоставляя им заимообразно материальные сред-

ства на время работы над новыми произведениями, а

также организуя и финансируя поездки для собирания

материалов, оказывает материальную помощь в случае

временной утраты трудоспособности и инвалидности в виде

пособий и ссуд, организуя для своих членов и их семей

медицинскую помощь, санаторное лечение и т. д. Анало-

гично организована деятельность и других фондов.

В социалистическом обществе литература, наука и ис-

кусство не являются уделом <избранных>. В Советском

Союзе творческой деятельностью занимаются не только

лица, избравшие литературную, научную и художествен-

ную деятельность в качестве своей профессии, но и рабочие,

колхозники, служащие, создающие культурные ценности в

часы досуга. Формы творческой деятельности могут быть

различными. Наряду с индивидуальным творчеством су-

ществует и коллективное народное творчество (фольклор).

При индивидуальном творчестве произведение создается

одним лицом - писателем, художником и т. д., либо в

соавторстве с другим определенным лицом или с другими

определенными лицами. Таким образом, для этой формы

творчества является характерным индивидуальное автор-

ство. При коллективном же народном творчестве личное и

коллективное начала объединяются процессом создания

художественного произведения столь крепко и непосред-

ственно, что творческие индивидуальности поглощаются

коллективом (*1). Поэтому в коллективном народном творче-

стве автор произведения обычно неизвестен. Коллективное

народное творчество получило в СССР исключительно ши-

рокое распространение: существуют целые коллективы,

участники которых являются и создателями и исполнителя-

ми произведений - песен, частушек и т. п. (*2)

(**1) <Коммунист>, 1955, № 14, стр. 72.

(**2) Советская народная песня чаще всего возникает в хоровом

коллективе: песня, созданная одним из участников хора, изменяется

в хоре, подвергаясь коллективной обработке, причем <авторство сти-

рается>. Сложившаяся и распетая в местном хоре песня часто ос-

ваивается населением и входит в массовый песенный репертуар

(см. <Русское народное поэтическое творчество>. М., Учпедгиз,

1954, стр. 521-522,525).

-5-

Коммунистическая партия проявляет постоянную забо-

ту о развитии коллективного народного творчества, в кото-

ром находят свое ярчайшее выражение народные таланты

и способности. Повседневная помощь коллективному на-

родному творчеству оказывается Советским государством

путем проведения различных мероприятий (организация

Домов народного творчества и др.). Необходимая помощь

оказывается коллективному народному творчеству различ-

ными организациями (Союзом советских писателей, Сою-

cii советских композиторов).

Отмеченные выше различия между индивидуальным

творчеством и коллективным народным творчеством

(имеются и некоторые другие различия) не означают, од-

нако, что между ними нет ничего общего. В условиях со-

циализма общей для них является прежде всего их идей-

ная направленность. Следует также отметить, что между

индивидуальным и коллективным народным творчеством

существует постоянная связь. Многие произведения народ-

ного творчества создавались на основе индивидуального

творчества (например, народные песни на уже написанные

литературные тексты). С другой стороны, несомненно вли-

яние творчества народных масс на индивидуальное твор-

чество (например, при использовани,и композиторами на-

родных песен в создаваемых ими музыкальных произве-

дениях). Но тем не менее индивидуальное творчество и

коллективное народное творчество все же обладают суще-

ственными различиями, что находит свое отражение и в

правовом регулировании тех отношений, которые склады-

ваются в связи с созданием и использованием произве-

дений.

Советское законодательство по авторскому праву охра-

няет произведения индивидуального творчества; произ-

ведения же народного творчества закон не относит к числу

охраняемых им объектов авторского права (ст. 6 <Основ

авторскогоправа>от16мая 1928 г.). Объясняется это

именно тем, что в произведениях коллективного народного

творчества творческая деятельность отдельных лиц обыч-

но поглощается коллективом, делается, как правило, не-

распознаваемой.

Есть и переходные формы, когда на основе традиций

народного творчества, отдельными лицами создаются ли-

тературные произведения высокого художественного зна-

-6-

чения (например стихи лезгинского ашуга Сулеймана

Стальского и казахского акына Джамбула). В таких слу-

чаях имеются все основания к применению к такого рода

произведениям норм авторского права.

Какой же круг общественных отношений регулируется

советским авторским правом?

Характеризуя в условиях капитализма деятельность че-

ловека, названную им <нематериальным производством>,

К- Маркс различал два вида <нематериального производ-

ства>. В одном случае <нематериальное производство> име-

ет своим результатом такие товары, которые обладают

самостоятельной формой, обособленной как по отношению

к производителю, так и по отношению к потребителю, ко-

торые <... способны сохранить свое существование в про-

межутке времени между производством и потреблением...>

(например, книги, картины и вообще все произведения ис-

кусства, существующие отдельно от деятельности создаю-

щего их художника); во втором случае <производимый

продукт неотделим от того акта, в котором он производит-

ся...> (учителя, актеры и т. д.) (*1). Как отмечалось в совет-

ской юридической литературе, авторское право связано с

нематериальным производством первого вида, в результате

которого создаются произведения литературы, науки и

искусства (*2).

В буржуазном обществе произведения литературы,

науки и искусства представляют собой товары, обменивае-

мые на деньги; автор является товаропроизводителем, а

капиталист- товаровладельцем, извлекающим прибыль от

проданного ему автором произведения (в какую бы пра-

вовую форму эта продажа ни облекалась). <В обществе,

базирующемся .на частной собственности, - говорил

В. И. Ленин, - художник производит товары для рынка,

он нуждается в покупателях..Наша революция освободила

художников от гнета этих весьма прозаических условий.

Она превратила советское государство в их защитника и

.заказчика>  (*3)

(**1) К.Маркс. Теории прибавочной стоимости, ч. 1. М., Госполит-

издат. 1955, стр. 395, 396.

(**2) И. А. Грингольц. Права автора сценического произведения

в СССР, Автореф. канд. диссерт. М., 1953, стр. 5.

(**3) Сб. <Ленин о культуре и искусстве>. Воспоминания Клары

Цеткин о- В. И.. Ленине, М., Изогиз, 1939, ст.р 298.

-7-

В условиях социалистического общества <нематериаль-

ное производство> осуществляется в интересах народа, ра-

ди удовлетворения его культурных потребностей. Создавае-

мые авторами произведения литературы, науки и искус-

ства не являются товарами и не предназначаются для об-

мена, а создатели таких культурных ценностей не являют-

ся товаропроизводителями. Задачей же издательств, зре-

лищных предприятий, киностудий и т. п. социалистических

организаций является не извлечение прибыли из созда-

ваемых авторами произведений, а оказание авторам все-

мерной помощи и содействия в повышении качества про-

изведений, в доведении их до общества. Отношения между

автором и социалистической организацией строятся не

как отношения товаропроизводителя и покупателя <това-

ра>, а как отношения сотрудничества лиц, преследующих

одинаковую цель-создание и использование обществом

полноценной идеологической продукции.

Советское авторское право регулирует отношения, свя-

занные с созданием и использованием произведений лите-

ратуры, науки и искусства. Отношения, регулируемые со-

ветским авторским правом, весьма разнообразны: сюда

входят отношения, возникающие в связи с изданием ли-

тературно-художественного или научного произведения,

постановкой кинофильма, публичным исполнением музы-

кального произведения и др. Одной из основных задач со-

ветского авторского права является всемерная охрана

имущественных и неимущественных интересов авторов.

Это содействует вовлечению в творческую деятельность

широких масс трудящихся. Закон охраняет всякое произ-

ведение литературы, науки и искусства независимо от его

достоинства и назначения. Эта норма имеет большое зна-

чение для развития творческой деятельности, так как вся-

кий автор, даже начинающий, может рассчитывать на

охрану его интересов (*1). К этому следует добавить, что на-

чинающим авторам обеспечивается широкая помощь со

стороны творческих организаций (консультации, рецензи-

рование и проч.)  (*2).

(**1) См. ниже. гл. II,  1.

(**2) В послевоенные годы установилась практика периодического

созыва всесоюзных, республиканских, краевых и областных совеща-

ний молодых писателей для обсуждения их творческой деятельности.

В январе 1966 г. состоялось Всесоюзное совещание молодых писате-

лей, созванное правлением Союза писателей СССР и ЦК ВЛКСМ,

в котором участвовало около 350 молодых авторов, приехавших из

разных мест Советского Союза. На совещании были рассмотрены

результаты творчества молодых авторов и проведен с ними ряд семи-

наров (см. <Правда> от 10 января 1956 г.).

-8-

Задачей советского авторского права является также

обеспечение правовыми средствами создания произведений,

полноценных в идейном и художественном отношении. С

этой целью устанавливается ряд правовых норм, гаранти-

рующих создание произведения в соответствии с условия-

ми авторского договора, санкции на случай его невыполне-

ния и т. д.

При оценке качества произведений очень важное значе-

ние имеют постановления и указания ЦК партии по идео-

логическим вопросам, которыми четко определяются тре-

бования, предъявляемые к качеству научных трудов, ли-

тературно-художественных, музыкальных и иных произве-

дений (*1).

Это прежде всего требование высокой идейности и пар-

тийности литературы, науки и искусства.

В своей известной статье <Партийная организация и

партийная литература> В. И. Ленин 50 лет назад писал:

<Литература должна стать партийной. В противовес бур-

жуазным нравам, в противовес буржуазной предпринима-

тельской, торгашеской печати, в противовес буржуазному

литературному карьеризму и индивидуализму, <барскому

анархизму> и погоне за наживой,- социалистический про-

летариат должен выдвинуть принцип партийной литера-

туры, развить этот принцип и провести его в жизнь в воз-

можно более полной и цельной форме>. <Литературное

дело должно стать частью общепролетарского дела...> (*2).

Ленинский принцип партийности литературы целиком при-

(**1) См. резолюцию ЦК ВКП(б) от 18 июня 1925 г. <О политике

партии в области художественной литературы>; постановление ЦК

ВКП(б) от 15 августа 1931 г. <Об издательской работе>; постановле-

ние ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 г. <О перестройке литературно-

художественных организаций>; постановления ЦК ВКП(б): от 14 ав-

густа 1946 г.-<О журналах <Звезда> и <Ленинград>, от 4 сентября

1946 г.-<О кинофильме <Большая жизнь>, от 26 августа 1946 г.-

<О репертуаре драматических театров и о мерах к его улучшению>

(<О партийной и советской печати>. Сб. документов. М., Изд-во

<Правда>, 1954); обращение ЦК КПСС ко Второму Всесоюзному

Съезду советских писателей и др.

(**2) В. И. Ленин. Соч., т. 10, стр. 27.

-9-

меним и к области искусства и науки. Однако принцип

партийности не означает ограничения свободы автора в

его творчестве, если это творчество исходит из идей и прин-

ципов марксизма-ленинизма, направлено на служение ин-

тересам народа. В. И. Ленин говорит: <Каждый худож-

ник, всякий, кто себя таковым считает, имеет право тво-

рить свободно, согласно своего идеала, независимо ни

от чего.

- Но, понятно, мы - коммунисты. Мы не должны сто-

ять, сложа руки, и давать хаосу развиваться, куда хочешь.

Мы должны вполне планомерно руководить этим процес-

сом и формировать его результаты> (*1).

Метод социалистического реализма есть единственное

идейно-творческое направление всей литературы социали-

стического общества. Но в пределах этого единого направ-

ления не только могут быть, но и имеются разнообразные

течения, отличающиеся друг от друга различными особен-

ностями. Метод социалистического реализма представляет

автору широкие возможности для проявления творческой

инициативы в развитии всех видов и жанров литературы:

Вместе с тем. должны пресекаться любые попытки ожив-

ления национализма, космополитизма и других проявлений

буржуазной идеологии. В культурный фонд советского на-

рода должны включаться только произведения высокой

идейной и художественной ценности.

Иначе обстоит дело в условиях буржуазного общества.

Э той же статье <Партийная организация и партийная ли-

тература> В. И. Ленин писал: <В обществе, основанном

на власти денег, в обществе, где нищенствуют массы тру-

дящихся и тунеядствуют горстки богачей, не может быть

<свободы> реальной и действительной... Жить в обществе

и быть свободным от общества нельзя. Свобода буржуаз-

ного писателя, художника, актрисы есть лишь замаскиро-

ванная (или лицемерно маскируемая) зависимость от де-

нежного мешка, от подкупа, от содержания> (*2).

Однако задачи советского авторского права не исчерпы-

ваются только охраной интересов автора и содействием

созданию полноценных в идейно-теоретическом и художе-

ственном отношении произведений. Перед советским ав-

(**1) Сб. <Ленин о культуре и искусстве>. Воспоминания Клары

Цеткин о В. И. Ленине. М.. Изогиз, 1938. стр. 298.

(**2) В. И. Ленин. Соч., т. 10, стр. 30.

-10-

торским правом стоит ответственная задача - обеспечить

как можно более широкое распространение среди народа

произведений литературы, науки и искусства, могущих

служить развитию многонациональной социалистической

культуры, построению коммунистического общества.

Обеспечивая авторам необходимые условия для созда-

ния полноценных художественных произведений, рису-

ющих образы лучших людей нашей эпохи, показывающих

примеры их самоотверженного труда и бичующих еще

сохранившиеся пережитки капитализма в сознании людей,

содействуя распространению таких произведений среди

народа, советское авторское право участвует в борьбе за

формирование характера советского человека.

Исходя из вышеизложенного, можно было бы опреде-

лить советское авторское право как систему правовых

норм, регулирующих отношения, возникающие в связи с

созданием и использованием произведений литературы, на-

уки и искусства, в целях всемерной охраны интересов

авторов и стимулирования их творческой деятельности на

создание полноценных в идейно-теоретическом и художест-

венном отношениях произведений, а также наиболее ши-

рокого распространения среди трудящихся произведений,

могущих служить развитию и укреплению многонацио-

нальной социалистической культуры, построению коммуни-

стического общества.

На социалистических началах строится и авторское

право стран народной демократии. Большинство стран на-

родной демократии уже ввело в действие новые законы об

авторском праве: в Албанской Народной Республике

действует закон <Об охране авторских прав> от 24 сентяб-

ря 1947 г.: в Румынской Народной Республике-<Об ав-

торском праве на произведения, предназначенные для

печати> от 10 декабря 1950 г.: в Народной Республике

Болгарии - закон об авторском праве от 1 ноября 1951 г.(*1);

в Венгерской Народной Республике - постановление Со-

вета министров <Об издании литературных произведений>

от 21 апреля 1951 г.; в Польской Народной Республике-

закон об авторском праве от 10 июля 1952 г. (*2) в Чехосло-

(**1) См. <Гражданское законодательство Болгарской Народной

Республики>. М., 1952, стр. 201 и ел.

(**2) См. <Конституция и основные законодательные акты Польской

Народной Республики>, М., 1953, стр. 263 и ел.

-11-

вацкой Республике - закон об авторском праве от 22 де-

кабря 1953 a. (*1).

В Монгольской Народной Республике авторское право

регулируется нормами Гражданского Кодекса МНР, утвер-

жденного 27 мая 1952 г.

Нормы законодательства по авторскому праву стран

народной демократии направлены на защиту интересов

авторов и поощрение их к творчеству, содействующему

культурному росту народа, на распространение среди тру-

дящихся произведений литературы, науки и искусства,

которые должны стать действенным орудием построения

социалистического общества.

На принципиально иных началах строится авторское

право в капиталистических странах. <Буржуазия лишила

священного ореола все роды деятельности, которые до тех

пор считались почетными и на которые смотрели с благо-

говейным трепетом. Врача, юриста, священника, поэта,

человека науки она превратила в своих платных наемных

работников> (*2). В буржуазном обществе законодательство

по авторскому праву признает за автором исключительное

право распоряжения своим произведением. Формально

только сам автор вправе осуществить все правомочия,

возникающие из создания и использования им произведе-

ния. Но фактически в капиталистических странах автор-

ское право охраняет не столько интересы автора, сколько

интересы принадлежащих монополистическим объедине-

ниям издательств, киностудий, радиовещательных компа-

ний и т. д., извлекающих из использования произведения

огромные доходы. В буржуазном обществе произведения

литературы, науки и искусства являются товаром, на кото-

рый капиталист при помощи издательского, сценарного

или иного договора приобретает монопольное право поль-

зования и распоряжения в целях извлечения прибыль. Сам

же автор является производительным работником лишь

постольку, поскольку результат его труда может быть ис-

пользован для выгоды капиталиста. Характеризуя поло-

жение писателя в буржуазном обществе, К. Маркс говорит:

<Писатель является производительным работником не по-

(**1) См. <Бюллетень чехословацкого права>, 1954, № 1.

(**2) К. Маркс и Ф. Энгельс. Манифест Коммунистической

партии. М., Госполатиздат, 1953, стр. 35.

-12-

тому, что он производит идеи, а потому, что он обогащает

книгопродавца, издающего его сочинения, т. е. он произ-

водителен постольку, поскольку является наемным работ-

ником какого-нибудь капиталиста> (*1). Капиталистические

монополии, пользуясь тем, что в их руках сосредоточены

основные средства производства и авторы материально

зависимы от них, диктуют последним свои условия, вы-

нуждая создавать произведения, угодные монополистам,

и препятствуя опубликованию нежелательных для них

работ.

Следует, однако, иметь в виду, что в капиталистических

странах имеются и прогрессивные организации (издатель-

ства, киностудии и т. д.), преследующие цели распростра-

нения в массах передовых, демократических идей. Но все

же не им принадлежит там решающая роль.

Характерное для социалистического общества сочета-

ние личных и общественных интересов находит свое яркое

отражение и в советском авторском праве, которое строит-

ся на последовательном проведении принципа сочетания

интересов автора и всего общества. При этом ведущее

место должны занимать интересы социалистического об-

щества, требующего не только создания высокоидейных

художественных произведений, но и их наиболее широкого

обнародования, в чем заинтересован и сам автор, есте-

ственно стремящийся к тому, чтобы его произведение по-

лучило широкое распространение и оценку со стороны об-

щества (*2).

Советское авторское право как правовой институт-

часть советского гражданского права. Советское авторское

право регулирует основную массу отношений, связанных

с созданием и использованием при посредстве социалисти-

ческих организаций произведений литературы, науки и

искусства (*3)

(**1) К.Маркс. Теории прибавочной стоимости, ч. 1. М" Госполит-

издат. 1955, стр. 127.

(**2) И. Б. Новицкий. Солидарность интересов в советском

гражданском праве. М" Госюриздат, 1951, стр. 107.

(**3) Основными нормативными актами гражданско-правового ха-

рактера, регулирующими авторские отношения, являются постановле-

ние ЦИК и СНК СССР от 16 мая 1928 г. <О введении в действие ос-

нов авторского права> (C3 СССР 1928, № 27, ст. 245) и <Основы ав-

торского права> (СЗ СССР 1928, № 27, ст. 246), в дальнейшем имену-

емое сокращенно <Основы>, и изданные на основании этих общесоюз-

ных законов законы об авторском праве: РСФСР - от 8 октября

1928 г. (СУ РСФСР 1928, №132,ст.861);БССР- от 14 января 1929 г.

(СЗ БССР 1929, № 2, ст. 8); УССР-от 6 февраля 1929 г. (СЗ УССР

1929, № 7. ст. 55); Грузинской ССР-от 30 августа 1929 г. (СУ

Груз. ССР 1929, № 19, ст. 200) и др., с последующими изменения-

ми и дополнениями. Существенное значение имеют также отдельные

постановления Советов Министров (ранее СНК.) Союза ССР и союз-

ных республик, ведомственные инструкции и циркуляры, типовые

договоры (издательский, постановочный, сценарный) и др.

-13-

Однако имеется некоторый круг авторских отношений,

правда, небольшой, который регулируется нормами адми-

нистративного права(*1).

Создавая то или иное произведение, автор предназна-

чает свой труд социалистическому обществу. Правда, од-

ного факта создания произведения еще недостаточно для

того, чтобы произведение стало культурным достоянием

общества. Необходимо еще, чтобы в той или иной форме

это произведение стало общеизвестным (было издано,

публично исполнено, показано и т. д.). Это достигается,

по общему правилу, при посредстве различного рода

социалистических организаций (издательств, зрелищных

предприятий и т. п.). Тем не менее трудовой характер

творческой деятельности автора представляется очевид-

ным.

Поскольку работа автора является в условиях социали-

стического общества деятельностью трудовой, естественно

возникает вопрос, почему же по господствующему в насто-

(**1) В числе норм административного права можно указать прави-

ла закона, предоставляющего автору право зарегистрировать время

появления в свет своего произведения (примечание к ст. 14 <Основ>,

ст. 9 закона об авторском праве РСФСР). К нормам административ-

ного права относятся правила, предоставляющие Правительству

СССР и правительствам союзных республик право выкупа произве-

дения принудительным порядком с уплатой автору или его право-

преемникам соответствующего вознаграждения (ст. 20 <Основ>, ст. 13

закона об авторском праве РСФСР). В числе норм административ-

ного права можно также указать нормы, предоставляющие Нарком-

просу (теперь - Министерству культуры) право давать разреше-

ние-без согласия автора, но с уплатой ему гонорара-на публич-

ное исполнение не изданных, но хотя бы однажды публично испол-

ненных драматических, музыкальных, музыкально-драматических и

других произведений (ст. 8 <Основ>), на переделку повествователь-

ного произведения в драматическое или киносценарий и наоборот, если

на это не будет получено согласия автора (примечание к ст. 9 <Ос-

нов>) и др. К сфере административного права относятся также поста-

новления. регулирующие организацию контроля за зрелищами, ре-

пертуаром и т. д.

-14-

ящее время мнению советских юристов авторское право

является частью гражданского, а не трудового права (*1).

Советское трудовое право регулирует трудовые отно-

шения гражданина с соответствующей организацией, во-

просы трудовой дисциплины, режима рабочего времени,

заработной платы и некоторые другие отношения, нераз-

рывно связанные с трудовыми отношениями: отношения

по материальному обеспечению в старости, в случае болез-

ни, инвалидности и т. д., отношения по надзору за охраной

труда, по рассмотрению трудовых споров, отношения меж-

ду профсоюзной организацией и администрацией предприя-

тия ^ Среди советских специалистов трудового права име-

ются некоторые расхождения по поводу того, что должно

быть признано наиболее существенными признаками тру-

довых отношений. Правильным представляется взгляд, по

которому наиболее характерными признаками трудовых

отношений следует признать то, что их возникновение

сопряжено с включением вступающих в них работников в

деятельность определенного предприятия, учреждения, хо-

зяйства, причем труд, составляющий содержание этих от-

ношений, совершается в рамках определенного предприя-

тия, учреждения и т. д. и следовательно, в условиях

установленного внутреннего трудового распорядка (*3). Эти

признаки, как правило, неприменимы к авторским отно-

(**1) См. <Советское гражданское право>, т. II. М., Госюриздат,

1951. стр. 334, М.В.Гордон. Понятие советского авторского пра-

ва. <Уч. зап. Харьков, юр. ин-та>, вып. 1, 1939, стр. 90, его же. Со-

ветское авторское право. М., Госюриздат, 1955, стр. 14 и сл.;

Б. С. Мартынов. Основные проблемы авторского права. <Совет-

ское государство и право>, 1941, № 4, стр. 37, А. Е. Пашерстник.

Правовые вопросы вознаграждения за труд рабочих и служащих.

М-Л., Изд-во АН СССР, 1949, стр. 144-146; П. Д. Каминская.

Понятие трудового договора в советском праве. <Вопросы трудового

права>, сб. 1. М.-Л., Изд-во АН СССР, 1948. стр. 83-85 и др.

В свое время Д. М. Генкиным было высказано мнение, что договоры

издательский и постановочный должны быть отнесены к трудовому

праву (Д. М. Генкин. Предмет трудового права. <Государство

и право>, 1940, № 2). В учебнике <Советское гражданское право>,

т. 1. М., Госюриздат, 1950, гл. 1,  1 и в своих позднейших работах

(<Советское государство и право>, 1955, № 1, стр. 102 и ел.)

Д. М. Генкин это мнение уже не поддерживает.

(**2) Н. Г. Александров. Советское трудовое право. М., Гос-

юрнздат, 1954, стр. 20.

(**3) А. Е. Пашерстник. Теоретические вопросы кодификации

общесоюзного законодательства о труде. М., Изд-во АН СССР 1955,

стр. 19.

-15-

шениям, возникающим в связи с созданием и использова-

нием произведения литературы, науки или искусства.

Даже в тех случаях, когда автор  связан с социалистиче-

ской организацией договором заказа, по которому он

обязывается создать к известному сроку то или иное

произведение, трудовая деятельность автора протекает

вне рамок данной организации, труд автора не подле-

жит регламентации, автор сам устанавливает для себя

трудовой распорядок (на него не распространяется режим

рабочего времени, дисциплина труда и проч.).

Существенное значение при отграничении авторского

права от трудового права имеет и природа оплаты труда

автора.

Как и всякий трудящийся, автор в СССР имеет право

на получение доли в общественном продукте. Но реализа-

ция автором принадлежащего ему права на труд обладает

некоторыми специфическими особенностями. В отличие от

рабочего и тужащего, получающих вознаграждение за

живой труд (*1), автор получает вознаграждение, определяе-

мое не затратой труда, а ценностью результата и ценно-

стью предоставляемого соответствующему контрагенту ис-

пользования этого результата. Вознаграждение автору вы-

плачивается не за те трудовые усилия, которые были им

затрачены на создание произведения (включая и работу

по внесению изменений и переделок по требованию заказ-

чика), а за создание произведения и за его использование

в том или ином отношении (путем издания, постановки,

публичного исполнения и т. д.). Иначе говоря, при уста-

новлении и выплате авторского вознаграждения прини-

мается во внимание не процесс труда, а труд овеществлен-

ный и авторское вознаграждение соизмеряется не с жи-

вым, а с овеществленным трудом, обусловливается формой

и способом использования объектированного труда авто-

ра - созданного им произведения (*2). Однако тот факт, что

(**1) Затраты живого труда могут исчисляться различными спосо-

бами: по времени, объему работы, выработке, занимаемой должности

и т. д.. но объектом измерения всегда остается затрата живого труда

(см. А. Е. Пашерстник. Правовые вопросы вознаграждения за

труд рабочих и служащих. М.-Л., Изд-во АН СССР, 1949, стр. 109).

(**2) См. там же, стр. 145. Такую точку зрения мы поддерживали

в учебнике <Советское гражданское право> т. II М. Госюриздат

1951, стр. 336.

-16-

авторское вознаграждение соизмеряется с овеществлен-

ным трудом, не означает, что результат труда автора

приравнивается к товару, как это имеет место в капитали-

стическом обществе. В социалистическом обществе автор

получает вознаграждение за использование результата

своего творческого труда в интересах всего социалистиче-

ского общества.

То обстоятельство, что авторское вознаграждение, как

правило, определяется не по времени и степени фактиче-

ской затраты труда автора, а по ценности результата труда

автора, по ценности предоставляемого автором другому

лицу (издательству, зрелищному предприятию, киностудии

и т. д.) права использования произведения, предопределяет

ряд особенностей авторского вознаграждения, отличающих

его от заработной платы рабочего или служащего. Допу-

скается выдача автору аванса в счет авторского вознагра-

ждения. Допущение выдачи аванса резко отличает автора

от рабочего и служащего, получающих заработную плату

за уже выполненную работу; выдача авансов по трудовому

договору, по общему правилу, не предусматривается. Для

автора же получение аванса имеет существенное значение,

так как оно является гарантированным минимумом возна-

граждения за затраченный им труд в случае так называе-

мой творческой неудачи, когда ему не по его вине не

удалось осуществить творческие замыслы. Автор имеет

право на получение авторского вознаграждения при пере-

издании произведения, при каждом публичном исполнении

его произведения, когда автором фактически не было за-

трачено дополнительного труда. Вознаграждение за ис-

пользование произведения выплачивается наследникам ав-

тора, т. е. лицам, вовсе не приложившим труда к созданию

произведения: наследники рабочего или служащего имеют

право на получение только уже причитавшейся заработной

платы, которую умерший не успел получить. Возможно из-

дание произведения и без уплаты автору гонорара; труд

же рабочего, служащего всегда подлежит оплате (*1).

Специфическая природа авторского вознаграждения

находит свое отражение и в тех юридических отношениях,

которые возникают у автора с его контрагентом в связи с

(**1) А. Ё. Пашерстник. Правовые вопросы вознаграждения за

труд рабочих и служащих. М.-Л., Изд-во АН СССР, 1949, стр. 145-146.

-17-

использованием последним созданного автором произведе-

ния. Обычно эти отношения оформляются договором, в

силу которого автору выплачивается авторский гонорар.в

качестве вознаграждения за уступку им своему контраген-

ту тех или иных правомочий по использованию созданного

автором произведения. В такой форме и происходит, по

общему правилу, реализация принадлежащего автору, как

советскому гражданину, права на труд. Договор об уступ-

ке автором за вознаграждение отдельных авторских право-

мочий является гражданско-правовым договором (п. <е>

ст. 137 ГК). Но этому договору присущи некоторые особые

черты, обусловливаемые характером объекта возникаю-

щих правоотношений. Таким объектом является не матери-

альный предмет, как это имеет место в ряде других до-

говоров гражданского права (например, при договоре под-

ряда, имущественного найма и др.), а культурная ценность,

в надлежащем использовании которой заинтересовано об-

щество. Специфический характер имеют и способы исполь-

зования этого объекта (*1). Все это также не допускает вклю-

чения авторского права в состав трудового.

При характеристике авторских отношений следует от-

метить и ту тесную связь, которая существует у автора с

созданным им произведением. Уступка автором другому

лицу на известный срок правомочий по использованию про-

изведения и даже отчуждение им материального предмета,

в котором нашло свое воплощение произведение (картина,

статуя и т. п.), не лишает автора права творчески работать

и далее над своим произведением, создавать новые вариан-

ты написанного им романа, пьесы, картины и т. д.; автор

вправе возражать против переиздания своего произведе-

ния, если он по тем или иным причинам признает это не-

целесообразным (например, считая произведение устарев-

шим), и т. д. Иным является положение у рабочего на

предприятии, который после сдачи выработанной им про-

дукции утрачивает с ней связь.

Более сложным является тот отучай, когда данное лицо

создает произведение по заданию соответствующей орга-

низации (научно-исследовательского учреждения, вуза, га-

зетного предприятия, архитектурно-проектной мастерской),

состоя на постоянной работе в данной организации.

(**1) См. ниже, гл. IV,  3.

-18-

Можно ли при таких условиях считать, что авторские

отношения могут регулироваться не только авторским, но

и трудовым правом? Обычно на этот вопрос ответ дается

положительный: указывается, что в отдельных случаях от-

ношения, возникающие из авторства данного лица, могут

регулироваться не только авторским, но и трудовым пра-

вом (*1). Но хотя отношения в связи с созданием и использо-

ванием произведения и могут возникать на основе трудо-

вых отношений автора с соответствующей организацией,

все же эти отношения регулируются нормами авторско-

го, а не трудового права. При заключении трудового до-

говора данное лицо может заблаговременно отказаться в

пользу соответствующей организации от тех или иных ав-

торских правомочий, которые могли бы принадлежать

этому лицу в случае создания им произведения, уступить

организации право распоряжения какой-то частью автор-

ских правомочий. Но это может быть сделано лишь пото-

му, что законодательство по авторскому праву закрепляет

за автором эти правомочия, равно как и исключительное

право распоряжения ими (ст. 7 <Основ>).

В отдельных случаях объем сохраняемых за автором

авторских правомочий может быть даже весьма узким,

как это имеет место в случае создания штатным работни-

ком архитектурно-проектной мастерской проекта здания

или сооружения, когда право распоряжения этим проектом

переходит к мастерской. Но и в таких случаях нельзя счи-

тать, что авторские отношения регулируются трудовым

правом. Право авторства -одно из наиболее важных ав-

торских правомочий - во всяком случае сохраняется за

данным работником. Сохраняются за ними некоторые

другие авторские правомочия. Уступить же архитектурно-

проектной мастерской право распоряжения созданным им

произведением архитектор может только потому, что за-

конодательство по авторскому праву предоставляет ему та-

кую возможность.

Трудовое право регулирует трудовые отношения данно-

го лица с соответствующей организацией, авторское же

право - отношения, возникающие у этого лица в связи с

использованием на основе этих трудовых отношений лите-

(**1) См., например, В. И. Корецкий. Некоторые вопросы автор-

ского права в Таджикской ССР. <Уч. зап. Тадж. гос. ун-та>, г. VIII.

Тр. юр. фак., вып. 3. Сталинабад, 1955, стр. 83.

-19-

ратурного, Научного или художественного произведений.

Только исходя из такого взгляда, можно объяснить тот

факт, что хотя штатный сотрудник научного учреждения

выполнил работу на основе трудового договора, но все же

он является, сам субъектом авторского права в отношении

созданного труда, а не соответствующее научное учрежде-

ние (*1).

Вообще же, если есть основание считать, что созданное

автором произведение отвечает признакам объекта автор-

ского права (*2), то уже не имеет значения, возникло ли оно

по договору литературного или художественного заказа, на

основе существующих у данного лица трудовых отношений

или независимо от того или другого: к нему должны при-

меняться нормы авторского права, хотя в некоторых слу-

чаях и не в полном объеме.

В литературе имеются высказывания, согласно которым

авторское право на произведения литературы, науки и ис-

кусства должно рассматриваться как часть или отрасль

авторского права в широком смысле, в которое входит и

изобретательское право (*3).

(**1) В общем из тех же положений исходит М. В. Гордон, считаю-

щий, что когда создание произведений имеет место в процессе такой

работы, которая по всем признакам является отношением по трудо-

вому договору, возникают отношения по трудовому договору в той

части, которая регулирует процесс работы автора на предприятии,

и отношения по авторскому праву, выходящие за пределы права тру-

дового в той части, которая касается права распоряжения произве-

дениями, созданными в результате этой деятельности. По мнению

М. В. Гордона, отношениями, регулируемыми трудовым правом, мож-

но считать только такие, которые касаются самого процесса труда,

того, что принято называть <живым трудом>. В области авторского

права имеют место иные отношения, <при которых регулируется не

самый процесс создания произведения, а процесс использования уже

созданного произведения литературы или искусства> (см. М. В. Гор-

дон. Советское авторское право. М., Госюриздат, 1955, стр. 15).

(**2) См. ниже, гл. II,  1.

(**3) За желательность создания общей конструкции права авторско.

го и права на изобретения высказался еще более тридцати лет тому

назад И. С. Перетерский в статье <Задачи советского законодатель-

ства ц области авторского права> (<Советское право>, 1923, № 1,

стр. 94).'См. также Н. Райгородский. Проект Гражданского

кодекса СССР и изобретательское право (<Социалистическая за-

конность>, 1917, № 7, стр. 10); В. Я. Ионас считает двумя ветвями

авторского права авторское правто на произведения литературы,

науки и искусства и изобретательское право (см. В. Я. И о на с.

Изобретательское правоотношение в советском гражданском праве.

Автореф. канд. диссерт. Л" 1955, стр. 9).

-20-

Нельзя отрицать, что между авторским и изобретатель-

ским правом имеется известное сходство: нормы как автор-

ского, так и изобретательского права направлены на все-

мерную охрану интересов авторов, на стимулирование их

творческой деятельности; вознаграждение авторах и в том

и в другим случае соизмеряется не с живым трудом, а с

трудом овеществленным, выплачивается за использование

результата их общеполезного труда (*1). Но на этом, по су-

ществу, сходство заканчивается.

Объектом авторского права является произведение ли-

тературы, науки или искусства, которое может быть вос-

принято чрезвычайно шиироким, в сущности говоря неогра-

ниченным, кругом людей; объектом изобретательского пря-

на является изобретение - новый (с точки зрения мировой

техники) способ или метод работы, дающий возможность

создания новой конструкции или нового технологического

процесса, причем использование изобретения всегда рас-

считано на определенный круг потребителей.

Право на выпуск литературного или художественного

произведения не требует совершения каких-либо формаль-

ностей, для изобретения же характерен строго формальный

порядок выпуска его в свет - обращение автора с заявкой

и орган по изобретательству. Право на неприкосновен-

ность произведения является одним из характернейших

правомочий автора литературного, научного или художест-

венного произведения; закон посвящает этому правомо-

чию специальную норму (ст. 18 <Основ>). Внедрение же

изобретения в производстве обычно требует разработки

специальных мероприятий для приспособления изобрете-

ния к конкретным производственным условиям, каких-то

его изменений, причем привлечение к этому автора нзобре-

гения зависит от усмотрения предприятия или учреждения,

организующих разработку и испытание изобретения (ст. 20

(**1) В виде исключения из общего правила об уплате вознагражде-

ния автору изобретения за использование результата его труда, в це-

лях стимулирования творческой мысли изобретателей закон устанав-

ливает выплату вознаграждения за так называемые перспективные

предложения, разрешающие крупные технические проблемы, но не

могущие быть использованными до создания в народном хозяйстве

соответствующих условий (ст. 17 Инструкции о вознаграждении за

изобретения, технические усовершенствования и рационализаторские

предложения от 27 ноября 1942 г. СП СССР, 1942. № 10. ст. 178)

-21-

Положения об изобретениях и технических усовершенство-

ваниях) .

При общности принципа выплаты вознаграждени я

автору и изобретателю за использование результатов их

труда способы использования различны, равно как и роль

автора и изобретателя в применении этих способов. Если

для авторского права является характерным многообразие

способов использования результата труда и, соответствен-

но, многообразие форм авторского вознаграждения, а так-

же предоставление автору широких возможностей в выбо-

ре этих способов, то в изобретательском праве при системе

авторского свидетельства (*1) существует только один способ

использования изобретения-включение данной социали-

стической организацией предложения автора в план pea-

лизации изобретательских предложений (*2).

Можно было бы привести и некоторые другие данных

для характеристики значительных расхождений в законо-

дательстве при нормировании правового положения ав-

тора и изобретателя. Но мы считали бы нужным обратить

внимание на еще одно обстоятельство, которое обычно без

достаточных оснований игнорируется многими юристами.

Изобретательское право принято считать разделом или

частью советского гражданского права. В действительно-

сти же изобретательское право представляет собою слож-

ный комплекс норм как административного, так и граж-

данского права, причем в этом комплексе нормы админи-

стративного права занимают весьма значительное место,

такие важные вопросы, органически связанные с изобрета-

тельством, как создание органов по изобретательству, ру-

ководство им, порядок оформления прав на изобретения,

внедрение изобретений в производство и многие дру-

гие, относятся к сфере административного права. Поэтому

нельзя признать изобретательское право в полном его

объеме частью гражданского права. Правильнее было бы

(**1) Хотя советское законодательство предоставляет возможность

изобретателю по его выбору получить авторское свидетельство или

патент, изобретатели - граждане СССР - предпочитают получать

авторские свидетельства; патенты преимущественно получают ино-

странцы.

(**2) Это не исключает, конечно, возможности внедрения изобрете-

ния в различные отрасли производства с соответствующим приспо-

соблением изобретения к целям данной отрасли производства.

-22-

считать, что отношения по изобретательству регулируются

нормами и административного и гражданского права.

Иное положение - в области авторских отношений, где

нормы административного права хотя и играют известную

роль, но роль второстепенную.

Указанные существенные различия в правовом регули-

ровании не дают основания к признанию авторского и

изобретательского права отраслями единого авторского

права в широком смысле(*1).

До сих пор мы рассматривали авторское право как

правовой институт, как авторское право в объективном

смысле. Но авторское право может быть понимаемо и в

значении права, принадлежащего создателю произведения

(авторское право в субъективном смысле).

Закон, перечисляя основные правомочия автора, на-

зывает принадлежащее автору право исключительным

(ст. 7 <Основ>). Вопрос о характеристике авторского пра-

ва, как права исключительного, привлек внимание ряда

юристов, вызвав между ними значительные разногласия.

Некоторые из них вообще отрицали возможность наделе-

ния авторского права признаком <исключительности> (*2)

другие допускали возможность применения этого призна-

ка только в отношении так называемых личных прав ав-

тора (*3).

Под исключительными правами в теории гражданского

права обычно понимаются субъективные права, обеспечи-

вающие их субъектам исключительные правомочия на со-

вершение известных действий, с одновременным запреще-

нием всем прочим лицам без согласия субъектов этих прав

совершения указанных действий (позитивная, или поло-

жительная, и негативная, или запретительная, стороны

исключительных прав).

Советское законодательство к числу исключительных

(**1* Возможно, что изобретение получит свое выражение в науч-

ном произведении: в таком случае, помимо норм изобретательского

права, оно будет охраняться и нормами авторского права.

(**2) И. Я. Хейфсц. Авторское право. М., 1931, стр 46-47.

(**3) М. Рейхель. Вопросы авторского и изобретательского пра-

ва и проект ГК СССР (<Социалистическая законность>, 1939, №12);

Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском праве Союза ССР

и капиталистических стран (<Уч. тр. ВИЮН>, вып. VI. М., Юриздат,

1941, стр. 162-163 и др.).

-23-

прав относит авторское право на литературные, научные и

художественные произведения (ст. 7 <Основ>), право на

изобретение (ст. 1 Положения об изобретениях и техниче-

ских усовершенствованиях от 5 марта 1941 г.), право на

фирму (ст. 8 Положения о фирме от 22 июня 1927 г.), пра-

во на товарный знак (ст. ст. 15, 17 и др. постановления о

производственных марках и товарных знаках от 7 марта

1936 г.). Таким образом, в СССР законодательством пре-

дусматриваются две группы исключительных прав: первая

группа охватывает отношения, связанные с творческой

деятельностью человека, вторая группа - отношения, свя-

занные с деятельностью предприятия. Очевидно, что со-

держание этих двух групп отношений не имеет между со-

бой ничего общего.

Обращаясь непосредственно к авторскому праву, сле-

дует прежде всего отметить, что в условиях социалистиче-

ского общества ни о какой монополии автора на создан-

ное им произведение не может быть и речи. Созданное же

автором произведение не является ни товаром, ни оборо-

тоспособным объектом. Как уже указывалось выше, автор

предназначает свой труд социалистическому обществу,

различного же рода социалистические организации (из-

дательства, зрелищные предприятия, киностудии и др.)

содействуют автору в том, чтобы результаты его творче-

ской деятельности стали достоянием общества. Поэтому

признак <исключительности> ни в коей мере не может

означать, что принадлежащее автору авторское право

является каким-то монопольным правом. Этот признак

означает только то. что только самому автору принадле-

жит право решить вопрос, достаточно ли зрелым являет-

ся созданное им произведение, чтобы выпустить в свет, опу-

бликовать ли произведение под своим именем или под

псевдонимом, каким способом довести свое произведение

до сведения общества (путем издания, постановки на сце-

не и т.д.), а также решать некоторые другие вопро-

сы, связанные с созданием и использованием произведе-

ния (*1).

(**1) Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском праве Союза

ССР и капиталистических стран (<Уч. тр. ВИЮИ>, вып. VI. М.,

Юриздат,1941, стр. 164): В. А. Кабатов. Советское авторское пра-

во на произвеления изобразительного искусства. Автореф. канд.

диссерт. М., 1954, стр. 5-6.

-24-

М. В. Гордон считает, что, поскольку в авторском праве

полномочия автора не являются безграничными, можно

только условно говорить об их <исключительности> (*1).

Верно, что правомочия автора не являются безгранич-

ными. Их границы определяются законом в интересах об-

щества. Но в пределах, установленных законом, возмож-

ность осуществления этих правомочий принадлежит ис-

ключительно самому автору. От усмотрения автора зависит

использовать те или иные правомочия, закрепленные за

ним законом. Поэтому нет оснований только условно го-

ворить об <исключительности> авторского права.

Вместе с тем следует признать, что хотя признак <ис-

ключительности> и верно подчеркивает некоторые сущест-

венные особенности авторского права в субъективном смы-

сле, он все же является недостаточным для его полной

характеристики.

Какова же юридическая природа авторского права в

субъективном смысле?

В советской юридической литературе была сделана

попытка рассматривать авторское право как право, подоб-

ное праву личной собственности (*2). Однако для принятия

такого взгляда нет оснований. Теория собственности (про-

приетарная) порождена специфическими условиями капи-

талистического общества, в котором автор является това-

ровладельцем, отчуждающим за деньги свое произведение

капиталисту - книгоиздателю ^ Такие условия в социа-

(**1) М. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюриздат,

1955. стр. 76.

(**2) Г. Н.Амфитеатров. К вопросу о понятии советского

гражданского права. <Советское государство и право>, 1940, № II,

стр. 96.

(**3) В русской юридической литературе XIX в. ярким представи-

телем этой теории был И. Г. Табашников, полагавший, что авторское

право <есть право собственности и, насколько это совместимо с его

объектом, оно подчиняется тем же правилам, как и право собствен-

ности на всякую иную вещь> (И. Г. Табашников. Литературная,

музыкальная и художественная собственность. СПб., 1878, стр. 173 и

ел.). Законодательное регулирование авторского права в России

впервые было проведено в процессе пересмотра Устава о цензуре

В 1828 г. в Устав было включено несколько статей, специально пос-

вященных правам авторов и их взаимоотношениям с издателями: эти

статьи получили развитие в изданном 22 апреля 1828 г. Положении

о правах сочинителей. В этом акте нашли отражение два принци-

пиальных положения-исключительность права автора и приравне-

ние этого права к праву собственности (см. М. В.Гордон. Понятие

советского авторского права. <Уч. зап. Харьк. юр. ин-та>, вып. 1. М.,

Юриздат, 1939, стр. 94). Издание этого акта следует объяснить об-

щим развитием книгоиздательского дела в России в начале XIX в.

Если не автором, то во всяком случае инициатором изменений Уста-

ва о цензуре, установивших в России охрану литературной собствен-

ности, был друг А. С. Пушкина В. Ф. Одоевский - писатель, критик,

выдающийся музыкальный деятель. В своем дневнике, опубликован-

ном после его смерти, В. Ф. Одоевский писал: <Мой цензурный Устав

1828 года и право авторской собственности, о которой до меня никто

и не думал...> (<Русский архив>, М., 1897, № 6, стр. 284). Впослед-

ствии взгляд на авторское npaai как на право собственности

нашел свое отражение и в гражданском законодательстве. В приме-

чании 2 к. ст. 420, т. X. ч. 1 Свода законов говорилось о собствен-

ности литературной, художественной и музыкальной. Примечание 2

к ст. 420 отпало только с изданием закона об авторском праве

1911 г.

-25-

диетическом обществе при ликвидации частной собствен-

ности на орудия и средства производства отсутствуют.

Различны объекты права личной собственности и пра-

ва авторского: в первом случае объектом права является

вещь, материальный предмет, во втором случае-произ-

ведение, как некоторое нематериальное благо (*1). Право

личной собственности - бессрочно, авторское право -

срочно. Значительно отличаются по своему содержанию

и способам использования правомочия личного собствен-

ника и автора произведения литературы, науки и искусст-

ва. Поэтому нельзя определять авторское право путем упо-

добления его праву личной собственности.

В статье 7 <Основ> указывается, что автор имеет ис-

ключительное право под своим именем или условным име-

нем (псевдонимом) или без обозначения имени (анонимно)

выпустить в свет свое произведение и в течение установ-

ленного в законе срока всеми дозволенными законом спо-

собами воспроизводить и распространять его, а равно из-

влекать всеми законными способами имущественные вы-

годы из названного исключительного права (*2). Закон

предоставляет автору еще ряд других правомочий. Если

попытаться объединить эти правомочия в одном понятии,

то окажется, что они сводятся к предоставлению автору

исключительной возможности использования по его усмо-

трению созданного им произведения дозволенными зако-

ном способами для удовлетворения его имущественных и

(**1) Понятие и признаки произведения как объекта авторского пра-

ва см. ниже, гл. II,  1.

(**2) Объяснение термина <исключительное право> дано выше.

-26-

неимущественных интересов. Но поскольку в наиболее ши-

роком использовании произведения литературы, науки и

искусства заинтересованным является не только автор, но

и общество, законом устанавливается ряд случаев, когда

s интересах общества допускается использование произ-

ведения и независимо от получения на это согласия авто-

ра. Этим определяется действительное содержание автор-

ского права в субъективном смысле (*1).

Исходя из сказанного, можно было бы определить ав-

торское право в субъективном смысле, как обеспеченную

государством за автором исключительную возможность

использования по его усмотрению созданного им произве-

дения в целях удовлетворения своих имущественных и

неимущественных интересов дозволенными законом спо-

собами и в пределах, установленных законом.

В. И. Корецким было высказано мнение, что в нашей

литературе исследование обычно ограничивается анализом

лишь отдельных элементов авторских правоотношений-

субъектов, объектов, правомочий и обязанностей и меньше

внимания уделяется вопросу об авторских правоотношени-

ях, не вскрывается их специфика (*2). Но специфика этих

правоотношений раскрывается именно в характере их

субъектов, объектов, содержании прав и обязанностей

субъектов. Поэтому представляется понятным, почему ис-

следователи авторского права свое основное внимание

уделяют именно этим элементам авторских правоотноше-

ний.

В большинстве случаев основанием возникновения

конкретных авторских правоотношений является договор

(издательский, постановочный, сценарный и т, д.). Но

возможно возникновение авторских правоотношений и в

ином порядке (например при публичном исполнении неиз-

данных, но хотя бы однажды публично исполненных дра-

матических, музыкальных и т. п. произведений, в случаях

нарушения авторского права) (*3).

(**1) См. ниже, гл. IV,  2.

(**2) В. И. Корейки И. Некоторые вопросы авторского права в

ТаджикскоЙ ССР. <Уч. зап. Тадж. гос. ун-та>, т. VIII. Тр. юр. фак.,

вып. 3. Сталинабад. 1955, стр. 74.

(**3) В. И. Корецкий насчитывает восемь оснований возникновения

авторских правоотношений в отношении произведений науки и лите-

ратуры: 1) из издательского договора на готовое произведение,

2) вследствие издания произведения без согласия автора; 3) в ре-

зультате издания чужого произведении, выданного кем-либо за

свое; 4) вследствие переделки чужого произведения из одной лите

ратурной формы в другую и издания такового: 5) при наследовании

авторского права; 6) из договора литературного заказа; 7) вслед-

ствие создания научного произведения автором, состоящим на

службе в научном учреждении или высшем учебном заведении.

согласно утвержденному плану; 8) вследствие создания произведе-

ния работниками печати и просвещения, обслуживающими нанима-

теля по отдельным заданиям. Авторские отношения, возникающие-

из первых шести оснований, по мнению В. И. Корецкого, регулиру-

ются нормами гражданского права и, следовательно, являются граж-

данскими правоотношениями, а возникающие из двух последних ос-

нований регулируются в основном нормами трудового права и, сле-

довательно, являются трудовыми правоотношениями (см. там же,

стр. 77-78). В связи с этим необходимо заметить, что В. И. Корец-

ким пропущено такое важное основание для возникновения автор-

ских правоотношений, как соавторство. Авторские же отношения.

как мы показали выше, хотя и могут возникать на основе трудовых

отношений, регулируются нормами авторского, а не трудового

права.

-27-

Для социалистического общества характерна органи-

ческая связь субъективных прав и обязанностей граждан.

Это имеет место в области авторского права. Создатель

произведения литературы, науки и искусства не только об-

ладает авторскими правами, но на нем лежит и ряд

обязанностей. Он несет моральную ответственность пе-

ред обществом и государством, требующим создания

произведений высокой научной и художественной ценно-

сти, содействующих культурному росту народа, его комму-

нистическому воспитанию. На нем лежит и ряд конкретных

юридических обязанностей в отношении тех социалисти-

ческих организаций, которые призваны оказывать автору

содействие в реализации -принадлежащего ему авторского

права, обязанностей, направленных на представление им

продукции духовного творчества высокого качества и в

установленные сроки. Быть может, связь прав и обязанно-

стей автора в законе не получила достаточно четкого вы-

ражения. Но она нашла свое достаточно ясное отражение

в нормах типовых договоров, на основе которых автор за-

ключает конкретные договоры с соответствующими социа-

листическими организациями (издательствами, зрелищ-

ными предприятиями, киностудиями) (*1).

(**1) В статье <Роль советского авторского права в развитии социа-

листической культуры> (<Уч. зап. Тадж. гос. ун-та>, т. III. Тр. юр.

фак., вып. 1, Сталинабад. 1953. стр. 43) В. И. Корецкий ставит ai-

прос о необходимости внести в законодательство об авторском праве

соответствующие добавления, определяющие обязанности автора

перед Советским государством. Одновременно с этим он предлагает,

чтобы в законодательстве было сделано добавление и об обязанно-

стях автора перед самим собой (?1); последнее представляется

непонятным.

-28-

Характерным для социалистического общества является

также гарантированность принадлежащих гражданам

прав. Осуществление автором закрепленных за ним зако-

ном правомочий гарантируется всей системой социалисти-

ческого хозяйства, социалистической собственностью на

орудия и средства производства и рядом специальных

мероприятий, проводимых Советским государством, на-

правленных на систематическое повышение материального

благосостояния и культурно-бытового обслуживания ра-

ботников литературы, науки и искусства в целях обеспе-

чения максимально благоприятных условий для их твор-

ческой деятельности. Существенное значение имеют и нор-

мы авторского права, устанавливающие ряд юридических

гарантий, обеспечивающих осуществление принадлежащих

автору правомочий.

-29-

Глава II

ОБЪЕКТЫ АВТОРСКОГО ПРАВА

1. Понятие и признаки объекта

авторского права

Установление понятия и признаков объекта авторского

права (авторского права в субъективном смысле) являет-

ся одним из центральных вопросов, так как от его решения

в значительной степени зависит и установление того, кто

может быть субъектом авторского права, каковы круг и

содержание правомочий автора и их охрана (*1).

Объектом авторского права является продукт духов-

ного творчества данного лица, т. е. созданное им произ-

ведение (*2).

(*1) Закон говорит не об <объекте>, а о <предмете> авторского пра-

ва (ст. 6 <Основ>). Но <объект> и <предмет> -термины идентичные.

В литературе обычно применяется термин <объект>.

(**2) В советской юридической литературе вопрос об объекте права

является весьма спорным. Имеются сторонники множественности

объектов права, относящие к их числу вещи и другие материальные

блага, нематериальные блага, а также поведение человека, выра-

женное в определенных действиях или в воздержании от действий.

По другому взгляду, объектом права является лишь поведение лю-

дей, выраженное в действиях или воздержании от действий. Неко-

торые авторы считают, что объектами права могут быть только вещи

и другие материальные и нематериальные блага, но не поведение

людей (см. С. А. Голунский и М. С. Строгови ч. Теория го-

сударства и права. М., Юриздат, 1940, стр. 277; А. И. Денисов.

Теория государства и права. М., Юриздат, 1948, стр. 456-457;

О. С. Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому пра-

ву. Л., 19-^9, стр. 82; <Теория государства и права> (учебное посо-

бие). М" Госюриздат, 1955, стр. 416-417; М. П. Карева и

С. Ф. Кечекьян. О социалистических правоотношениях (тезисы

докладов). Институт права АН СССР. М" 1956). Мы считаем, что

в этом споре правы сторонники множественности объектов права. Во

всяком случае, как с основанием отмечает М. В. Гордон, если объек-

том права считать поведение человека, то придется за этим объек-

том искать <вторичный>, более конкретный объект отношения

(М. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюриздат, 1955,

стр. 57). Как нам кажется, именно так и произошло с Н. Г. Александ-

ровым, выдвинувшим наряду с понятием объекта правового воздей-

ствия (волевого поведения людей как участников общественных от-

ношений ) еще понятие внешнего объекта (предмета ) поведения.

(Н. Г. Александров. Законность и правоотношения в совет-

ском обществе. М., Госюриздат, 1955, стр. 116-117).

-30-

Как продукт духовного творчества по своей природе

произведение относится к разряду так называемых нема-

териальных благ. Однако признание произведения как

объекта авторского права нематериальным благом, будучи

в основном правильным, все же является недостаточным,

так как к охраняемым законом нематериальным благам

относятся и некоторые другие нематериальные блага, в

частности нематериальные блага, неотделимые от лично-

сти субъекта права (имя, честь). Необходимо при опреде-

лении 'понятия объекта авторского права установить кон-

кретные признаки, отличающие его от других нематериаль-

ных благ (*1).

Согласно ст. 4 <Основ> авторское право распростра-

няется на всякое произведение литературы, науки и

искусства, каковы бы ни были способ и форма его воспро-

изведения, а равно достоинство и назначение. Закон,

гарантируя охрану произведения, не указывает, однако,

что следует понимать под <произведением>. Задача дать

определение понятия произведения падает, таким образом,

на долю науки гражданского права. М. В. Гордон опреде-

ляет объект авторского права как комплекс идей и образов,

получивших -свое объективное выражение в готовом

труде (*2). В основном такое определение понятия произведе-

(**1) Н. Г. Александров относит к числу имущественных объектов

вещи и объективированные результаты духовного творчества (см.

Н. Г. Александров. Законность и правоотношения в советском

обществе. М., Госюриздат, 1955, стр. 117). Неясно, однако, является

ли. по мнению Н. Г. Александрова, имущественным объектом мате-

риальный предмет, в котором может найти свое выражение произ-

ведение, или само произведение. Материальные предметы, в кото-

рых находят свое выражение произведения, действительно пред-

ставляют собой имущественные объекты, но произведение, как тако-

вое, имущественным объектом не является.

(**2) М. В. Гордон. Советское авторское право. М" Госюриздат,

1955, стр. 59.

-31-

ния можно признать правильным. Но следовало бы все же

дать несколько более подробное определение понятия про-

изведения, с включением в него и некоторых других при-

знаков. Можно было бы определить произведение, как

совокупность идей, мыслей и образов, получивших в

результате творческой деятельности автора свое выраже-

ние в доступной для восприятия человеческими чувствами

конкретной форме, допускающей возможность воспроиз-

ведения.

Произведение- продукт духовного творчества; но

духовное творчество - понятие весьма широкое. Сюда

могут быть отнесены все виды творческой деятельности

человека не только в области литературы, науки и искус-

ства, но и в любой отрасли труда. Но авторское право

регулирует только те отношения, которые связаны с созда-

нием и использованием произведений литературы, науки

и искусства. В литературном произведении духовное

творчество выражается словесно, в научном произведе-

нии - также словесно и, кроме того, посредством различ-

ных вычислений, таблиц, формул, схем и т.п., в произве-

дениях искусства - в звуках, красках, объемном оформле-

нии и т. д.

Какими же признаками должно обладать произведение

литературы, науки и искусства, чтобы подлежать охране

закона или, как иногда говорят, быть охраноспособным

объектом? В нашей литературе нет единства мнений по

этому вопросу. Большинство цивилистов считает такими

признаками: 1) наличие творческой деятельности и

2) объективную форму, в которой нашло свое внешнее

выражение произведение. Кроме того, некоторые цивили-

сты выдвигают еще следующие признаки: 1) новизну

произведения (*1), 2) способность его к воспроизведению (*2)

и 3) общественную полезность произведения (*3)

(**1) И. Я. Хейфец. Авторское право. М., 1931, стр. 58; В. А. Ка-

батов. Советское авторское право на произведения изобразитель-

ного искусства. Автореф. канд. диссерт. М., 1954, стр. 7.

(**2) <Советское гражданское право>, т. II. М., Госюриздат, 1951,

стр. 344; Б. Н. Городецкий. Объект авторского права на лите-

ратурные произведения по советскому законодательству. Тезисы

доклада, сделанного на заседании сектора гражданского права и

процесса Института права АН СССР 3 февраля 1&55 г.

(**3) М. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюриз-

дат, 1955, стр. 61; .В. И. Корецкнй. Некоторые вопросы

авторского права в Таджикской ССР, <Уч. зап. Тадж. гос. ун-та>,

т. VIII. Тр. юр. фак., вып. 3. Сталинабад, 1955, стр. 80;

Б. Н. Городецкий. Там же.

-32-

М. Горький определял творчество как ту <...степень

напряжения работы памяти, когда быстрота ее работы

извлекает из запаса знаний, впечатлений наиболее выпук-

лые и характерные факты, картины, детали и включает, их

в наиболее точные, яркие, общепонятные слова> (*1). В этом

определении подчеркиваются только наиболее яркие черты

самого процесса творчества, но не дается самого определе-

ния понятия творчества. Вряд ли, однако, возможно дать

какое-то определение творческой деятельности, признакам

<творчества>, хотя в юридической литературе и делались

попытки дать такое определение. Так, И. А. Грингольц

определяет творчество как интеллектуальную работу,

направленную на создание нового  (*2) Верно, что при созда-

нии произведенья всегда имеется элемент новизны, хотя

бы творчество проявилось не только в создании оригиналь-

ного произведения, но и в случае использования уже

существующего произведения для создания другого, суще-

ственно от него отличающегося, например при переводе

произведения на другой язык и т.д. Но это только одна

сторона процесса творчества. Новое может быть и в работе

чисто технического характера, создатель которой умело

применяет имеющийся у него запас технических знаний

для выполнения того или иного задания. Но для признания

данного объекта произведением литературы, науки или

искусства недостаточно его <новизны>, требуется еще,

чтобы произведение явилось результатом творческой дея-

тельности данного лица, иначе говоря, чтобы данный

объект был создан не механически, не путем применения

чистой техники (*3). Конечно, признак <творчества> характе-

рен не только для интеллектуальной деятельности, но и

для других трудовых процессов. Творческий элемент может

найти свое проявление во всех видах трудовой деятель-

ности. Труд рабочего - новатора производства являет-

(**1) М. Горький. Доклад на Первом Всесоюзном съезде совет-

ских писателей (<Известия> от 19 августа 1934 г.).

(**2) И. А. Грингольц. Права автора сценического произведе-

ния в СССР. Канд. диссерт. М" 1953, стр. 146.

(**3) Например путем копирования скульптурных произведений ме-

ханически-контактным способом.

-33-

ся, конечно, творческим трудом; творческий характер,

несомненно, имеет и труд колхозника--новатора сель-

ского хозяйства. С другой стороны, благодаря труду

<человеческая рука достигла той высокой ступени совер-

шенства, на которой она смогла, как бы силою волшеб-

ства, вызвать к жизни картины Рафаэля, статуи Торвальд-

сена, музыку Паганини> (*1). Было бы, однако, ошибкой счи-

тать, что творческая  деятельность-это  интуиция.

Творчество - это сознательный и в большинстве случаев

весьма трудоемкий процесс, имеющий своей целью дости-

жение определенного результата. Но наша задача состоит

не в том, чтобы анализировать все виды творческого труда,

а чтобы установить, как 'провести границу только в области

литературы, науки и искусства между результатом труда,

охраняемым авторским правом и авторским правом не

охраняемым. В тех случаях, когда данный объект создан

с применением обычных технических приемов, объекта

авторского права не возникает. Самая точная копия, сде-

ланная с картины другим лицом, не может быть признана

объектом авторского права, а лицо, ее сделавшее, может

быть признано ее собственником, но не автором (*2). Худож-

ник, выполняющий работу по чужим эскизам (например

при росписи стен, написании декораций для театра), вос-

производя чужие произведения, не проявляет самостоя-

тельной творческой деятельности и не может быть признан

автором, а сделанная им работа-объектом авторского

права.

Не могут быть признаны объектами авторского права,

как имеющие чисто технический характер, различного ро-

да каталоги, списки телефонных абонентов и т. п.

Но если создатель данного объекта не ограничился

применением обычных технических приемов, а проявил в

выполненной им работе что-то оригинальное, давшее воз-

можность даже хорошо знакомые и известные предметы

видеть в другом аспекте, другом освещении,- следует

(**1) Ф. Энгельс. Диалектика природы. М., Госполитиздат, 1953,

стр. 133.

(**2) Но не является авторской копией, например, так называемая

автолитография-литография, выполненная со своей картины самим

ее автором; в данном случае новизна будет вытекать из разных ви-

дов искусства и способов выполнения работы (живопись - литогра-

фия).

-34-

признать наличие самостоятельного объекта авторского

права. Самые обыкновенные предметы домашнего обихо-

да - мебель, посуда и т. п., изображенные художником в

красках или иным образом, воспринимаются иначе, нежели

когда мы их видим в натуре, причем каждым художником

те же предметы могут быть изображены по-разному. <Но-

визна> - необходимый элемент всякой творческой деятель-

ности; она может выразиться в новом содержании, новой

форме произведения, в новой идее, новой научной концеп-

ции. Вместе с тем не следует забывать, что творчество

автора всегда в той <или иной мере связано с идеями и тру-

дами его предшественников. Но в одних случаях автор

проявляет в своем творчестве значительную индивидуаль-

ность, своеобразие, в связи с чем даже в случае заимство-

вания им темы или сюжета результат его труда приобре-

тает характер вполне самостоятельного оригинального

произведения. В качестве примера из истории литературы

можно было бы сослаться на Шекспира, 'бравшего для

ряда своих трагедий темы из произведений античных гре-

ческих авторов, Стендаля, широко использовавшего для

своих новелл тематику итальянских средневековых хроник.

В других случаях новые произведения создаются непо-

средственно на основе уже существующих произведений

(различного рода творческие переработки чужого произве-

дения)  (*1).

Вообще же уровень творческой деятельности может

быть различным.

Не являются объектами авторского права произведе-

ния народного творчества (*2) не являются также объектами

авторского права различного рода нормативные акты -

(**1) Особенно часто переработка чужого произведения имеет место

в драматургии и кино; так, например, роман Л. Н. Толстого <Анна

Каренина> несколько раз перерабатывался для сцены. Наиболее из-

честной его переработкой является инсценировка Н. Д. Волкова для

Московского Художественного театра.

(**2) По албанскому закону об авторском праве, авторское право

на произведения народного творчества принадлежит государству. Не

воспрещается, однако, использование такого произведения в целях

сто научной или художественной обработки. Лицо, создавшее науч-

кое произведение или произведение искусства путем использования

произведения народного творчества, приобретает авторское право

на такие произведения ( 3). Аналогичное решение дается югослав-

ским законом об авторском праве 1946 г. (ст. 3).

-35-

caeiiu, инструкций и т. п., судебные решения, не представ-

ляющие собой произведения литературы, науки или искус-

ства. Но закон признает авторское право за составителями

сборников таких произведений, законов, судебных реше-

ний и т. п. при условии их самостоятельной обработки

(ст. 6 <Основ>); в данном случае творческая деятельность

выражается только в подборе материалов, их классифи-

кации, систематизации и т. п.

Но тем не менее в результате этой деятельности соз-

дается самостоятельный объект авторского права, хотя

удельный вес творчества в этом случае будет, конечно, не-

измеримо ниже удельного веса творчества писателя, дра-

матурга и т.д. По тем же самым основаниям объектом

авторского права будут различного рода работы, основан-

ные на заимствованиях из уже существующих литератур-

ных источников (например хрестоматии). В этом случае

оригинальность труда автора проявляется в отборе со-

ответствующих материалов и их группировке в каком-то

новом, разработанном им порядке. Однако в целях содей-

ствия развитию и укреплению социалистической культуры

закон охраняет и такие виды творческой деятельности. По-

лагая, что <новизна> всегда присуща творчеству, мы не

видим оснований выдвигать признак <новизны> в качест-

ве самостоятельного признака произведения'.

В случае сомнения или спора, является ли данная ра-

бота чисто технической или творческой, вопрос должен

решаться экспертизой.

По делу Яскевич и 3инченко с товариществом <Худож-

ник> Судебная коллегия Верховного суда РСФСР при-

знала, что <pa6ooa истцов является технической работой,

что она представляет собой простой монтаж фотографий...

и что в данном случае нет признаков авторского права>.

Решение Верховного суда РСФСР было опротестовано

Председателем Верховного суда СССР. Судебная колле-

гия по гражданским делам Верховного суда СССР при-

знала протест подлежащим удовлетворению, в частности

по тем соображениям, что <по материалам дела не

(**1) Иначе обстоит вопрос в изобретательском праве, где признак

<новизны>, и именно <существенной новизны>, имеет решающее зна-

чение для признания данного предложения изобретением (ст. 29 По-

ложения об изобретениях и технических усовершенствованиях).

-36-

представляется возможным судить, что по существу пред-

ставляет собой проделанная авторами работа и потому

неизвестно, по каким основаниям суд признал данную

работу технической, не подпадающей под законодательство

об авторском праве>. Судебная коллегия, передав дело на

новое рассмотрение, предложила произвести судебную

экспертизу и установить, является ли спорная панорама и

ее литографированная репродукция видом искусства,

охраняемого авторским правом (*1).

По делу композитора П. с Тбилисским оперным теат-

ром Судебная коллегия по гражданским делам Верховного

суда СССР в определении от II мая 1944 г. признала, что

<суд должен разрешить возникший между сторонами спор,

исходя из характера произведенной П. оркестровки оперы,

в 'связи с чем суд должен выяснить, обладает ли оркест-

ровка П. творческим характером, так как только в этом

случае оркестровка может быть признана объектом,

охраняемым авторским правом>. Судебная коллегия со-

вершенно правильно подчеркнула, что именно творческий

элемент и является тем, что позволяет данную оркестровку

отнести к числу объектов авторского права. Развивая да-

лее эту мысль, Судебная коллегия указала в своем опреде-

лении, что <оркестровка П. может быть признана творче-

ской, со всеми вытекающими отсюда последствиями толь-

ко при том условии, если автор не ограничился примене-

нием обычных технических приемов оркестрования, а

проявлял в работе оригинальное оркестровое мышление.

Поэтому суду при новом рассмотрении дела необходимо _

по этому вопросу назначить экспертизу для определения,

является ли оркестрование истцом оперы <Измена> твор-

ческим, и разрешить дело с учетом выводов экспертизы и

прав наследников Ипполитова-Иванова, автора оперы> (*2).

Таким образом, судебные органы ставят (как нам ка-

жется, совершенно правильно) решение дела в зависи-

мость от установления характера работы. Если они

является технической, то нет оснований к применению

норм авторского права; в противном случае она подпадает

(**1) <Сборник постановлений Пленума и определений коллегий

Верховного суда СССР 1940 год>. М., Юриздат, 1941, стр. 282-283.

(**2) <Сборник постановлений Пленума и определений коллегий

Верховного суда СССР 1944 год>. М., Юриздат, 1948, стр. 331-332.

-37-

под действие статьи 4 <Основ>. В итоге следует признать,

что хотя в советском законодательстве признак <творче-

ства> и не нашел своего прямого выражения, но тем не

менее он имеет весьма существенное значение для приме-

нения к данному объекту норм авторского права (*1).

Необходимым признаком произведения является также

объективная форма, в 'которой произведение нашло свое

конкретное выражение (ст. 1 <Основ>). Вопрос о том, что

следует понимать под такой <формой>, 'представляет неко-

торые трудности.

В условиях социалистического общества содержание и

форма произведения должны быть неразрывно связаны

друг с другом. В каждом произведении литературы, науки

и искусства идейное содержание должно сочетаться с вы-

соким качеством формы. К этому всегда 'призывала

Коммунистическая партия. В постановлении ЦК ВКП(б)

от 10 февраля 1948 г. <Об опере <Великая дружба>

В. Мурадели> указывалось на необходимость сочетания

<...в музыке высокой содержательности с художественным

совершенством музыкальной формы...> (*2). Это требование

соответственно применимо ко всем другим видам искус-

ства, а также и литературы. Несоблюдение этого требо-

вания неизбежно приводит к безыдейности .произведе-

ния, либо к различного рода формалистическим извраще-

(**1) Законы об авторском праве Болгарии и Чехословакии относят

признак <творческой деятельности> к числу необходимых признаков

произведения литературы, науки и искусства (болгарский закон об

авторском праве 1951 г., ст. 2; чехословацкий закон об авторском

праве 1953 г., 2). В объяснительной записке к проекту чехословац-

кого закона об авторском праве указывается, что <проект (теперь

ставший законом - В. С.) особо подчеркивает момент <творческой

деятельности>. И хотя объем, цель, ценность произведения не яв-

ляются решающими, нельзя говорить о произведении как об объекте

авторского права, если отсутствует <творческая деятельность>.

Предметом авторского права может быть только результат творче-

ской деятельности... то, что выражает творческую мысль автора>

(<Бюллетень чехословацкого права>, 1954, № 1, стр. 32). В законах

об авторском праве других стран народной демократии признак

<творчества>, как и в советском законодательстве, прямо не нашел

своего выражения. Но из существа этих законов видно, что этот

признак также играет важную роль для применения норм автор-

ского права к данному объекту.

(**2) <О партийной и советской печати>; Сб. документов. М., Изд-во

<Правда>, 1954, стр. 593.

-38-

ниям, чем наносится огромный вред развитию социалисти-

ческой культуры, коммунистическому воспитанию трудя-

щихся.

В указанном здесь значении под формой произведения

понимается способ воплощения творческих идей, мыслей,

образов автора (литературная форма, музыкальная форма

и т. д.). Исходя из такого понимания формы, говорят о

совершенствах формы .произведения, ее недостатках.

Закон, однако, понимает под объективной формой произ-

ведения нечто иное: он имеет в виду любое внешнее выра-

жение идей, мыслей, образов автора в доступной для

восприятия человеческими чувствами конкретной форме:

устно, письменно, в виде рисунка и т.д. Не требуется при

этом, чтобы эта конкретная форма получила прочное за-

крепление: произнесенные публично, хотя бы и не напи-

санные предварительно, речи, доклады и т. п. также полу-

чают свое выражение в конкретной форме (устной).

Но пока <идеи, мысли и образы автора не получили

конкретного выражения в форме, доступной для восприя-

тия другими лицами, нет и объектов авторского права. Как

объект авторского права произведение возникает с того

момента, когда оно приобретает самостоятельное бытие,

отделяется от автора.

М. И. Глинка, написавший две гениальные оперы -

<Иван Сусанин> и <Руслан и Людмила>, собирался соз-

дать еще третью - <Двумужница>. Глинка говорил:

<Опера у меня вся тут, в голове, дайте мне только либрет-

тиста и через месяц опера готова> (*1). Не найдя подходя-

щего либреттиста, Глинка уехал за границу, где и умер,

и таким образом эта третья опера не увидела света (*2).

Хотя творческие замыслы автора в ряде случаев могут

найти свое воплощение в материальных предметах внеш-

него вида (вещах), все же объектом авторского права

является не сам материальный предмет (рукопись литера-

турного произведения, картина, скульптура и т. д.), а

творческая идея, .мысль, образы автора, закрепленные в

конкретной форме. Издание может разойтись целиком, и

(**1) Воспоминания оперной артистки Д. М. Леоновой (<Историче-

ский вестник>, кн. 2. 1891, стр. 339).

(**2) Возможно, что причиной тому явилось и охлаждение М. И.

Глинки к этой опере. См. Б. Асафьев. Музыкальная форма, как

процесс. Кн. 2. Гос. музыкальное изд-во. М.-Л., 1947, стр. 159.

-39-

у автора не окажется ни одного его экземпляра, и все же

созданное автором произведение будет продолжать су-

ществовать как самостоятельный объект авторского права,

а автор вправе будет пользоваться в отношении этого

произведения всеми предоставленными ему законом

правомочиями (правом на переиздание, на переделку

и т. д.). При гибели произведения искусства утрачивается

право собственности на тот материальный предмет, в кото-

ром нашло свое воплощение это произведение (нотная

запись, картина, скульптура и т. д.). Но автор произведе-

ния сохраняет принадлежащее ему на это произведение

авторское право, может по памяти восстановить, вос-

создать свое произведение, может пользоваться охраной

принадлежащего ему авторского права, например запре-

щать делать без его согласия для продажи копии с имев-

шихся репродукций этого произведения.

Для признания произведения объектом авторского

права не требуется, чтобы произведение представляло

собою уже вполне законченный продукт творческой де-

ятельности автора. И незаконченное произведение мо-

жет быть объектом авторского права. Статья 4 <Основ>

включает в перечень произведений, на которые распро-

страняется авторское право, и эскизы. Другие не закончен-

ные автором произведения тоже могут 'быть объектами

авторского права: различного рода наброски, планы,

варианты, модели и т. п. (*1). В качестве примера из истории

изобразительного искусства можно было бы сослаться на

ряд этюдов, эскизов, набросков, вариантов композиции к

картине Репина <Бурлаки на Волге>, а также на ряд эски-

зов, вариантов композиции к картине Сурикова <Мен-

шиков в Березове>.

Но творческие замыслы писателя, скульптора и т. д.,

не получившие еще внешнего выражения, не могут быть

признаны объектами авторского права.

Признаком произведения является также возможность

его воспроизведения путем размножения типографским

или иным способом, путем исполнения и т. д. Иногда

(**1) Польский закон об авторском праве указывает, что объектом

авторского права являются не только окончательно выполненные про-

изведения, но также их планы, наброски, эскизы, рисунки, модели и

проекты (ст. 4),    

-40-

высказывается мнение, что поскольку объективная фор-

ма придает продукту творческой деятельности автора

способность существовать и по окончании творческого

процесса, то, следовательно, в силу этого возникает и

способность произведения к воспроизведению, а потому

нет оснований способность к воспроизведению считать

самостоятельным признаком произведения. Но вне зависи-

мости от того, является ли возможность воспроизведения

произведения самостоятельным или несамостоятельным

признаком произведения, важно то, что всякое произведе-

ние должно обладать этим свойством. Это прямо вытекает

из статьи 4 <Основ>, распространяющей действие норм ав-

торского права на всякое произведение, каковы бы ни были

способ и форма его воспроизведения. Если же результат

труда автора по тем или иным причинам не .может быть

воспроизведен, то этот результат не может быть признан

объектом авторского права. Мы не видим оснований

при характеристике объекта авторского права отказы-

ваться от этого, как нам кажется, весьма существенного

признака.

Закон охраняет всякое произведение литературы, науки

и искусства <независимо от его достоинства и назначения>.

Таким образом, охране подлежит и произведение высокого

литературного, научного или художественного достоинства

и произведение менее значительное. Каждый автор может,

таким образом, рассчитывать на полную охрану его инте-

ресов. Содержащиеся в статье 4 <Основ> положение имеет

большое общественное значение, так как содействует

широкому развитию творчества во всех областях лите-

ратуры, науки и искусства.

Необходимо отметить, однако, что, как указывалось

выше, некоторые авторы предлагают объектом авторского

права признавать не всякое произведение, а только произ-

ведение общественно полезное.

Конечно, выпускаться в свет должны только произ-

ведения, полноценные в идейном отношении. Более того,

не должны воспроизводиться и распространяться вообще

плохие произведения. Но, если 'произведение получило

плохую оценку со стороны общества и даже заключает в

себе ошибки идеологического и методологического поряд-

ка, значит ли это, что оно вообще не является объектом

авторского права?

-41-

Нам кажется, что вся проблема должна быть постав-

лена по-иному. Дело не в том, признавать или не призна-

вать подобное произведение объектом авторского права,

а в невозможности и даже недопустимости использо-

вания такого произведения, поскольку это находится в

противоречии с интересами социалистического общества

(ст. 1 ГК).

Слабое, даже плохое произведение - все же произве-

дение, а следовательно, и объект авторского права, хотя

его автору, быть может, и не придется использовать его

способами, предоставленными ему законом, так как такое

произведение не может служить целям удовлетворения

культурных потребностей трудящихся, целям развития

социалистической культуры, в связи с чем издательства не

должны издавать такие произведения, зрелищные пред-

приятия-осуществлять их постановку и т. д. Однако на

практике, как неоднократно отмечалось в партийной и

советской печати, издаются иногда и весьма слабые в

идейном и художественном отношениях произведения,

ставятся плохие 'пьесы, которые впоследствии приходится

снимать с репертуара, и т. д. Вообще же оценка данного

произведения с момента его выпуска в свет может изме-

ниться. Недостатки произведения могут остаться первое

время незамеченными и обнаружиться только позднее.

Такое произведение не может уже в дальнейшем исполь-

зоваться автором в своем первоначальном виде. Но автор

может коренным образом его переработать, устранить

недостатки. Таким путем произведение сможет стать

полезным для общества. Но оно не переставало быть

объектом авторского права и в то время, когда по идео-

логическим и другим недостаткам оно было непригодно к

использованию. В течение и этого времени автор поль-

зовался предоставленной ему законом охраной права

авторства, сохранял за собою право давать разрешение

на его переделку, мог требовать, чтобы заимствования из

такого произведения не превышали установленных зако-

ном размеров, и т. д. <Общественная полезность> - не

признак произведения, а .цель, ради которой в социалисти-

ческом обществе должны создаваться произведения.

Произведение, которое не отвечает этой цели, не нужно

социалистическому обществу.

-42-

2. Отдельные виды объектов авторского права

В статье 4 <Основ> дается довольно значительный пере-

чень произведений, на которые распространяется действие

норм авторского права. Перечень этот не исчерпывающий,

а примерный, так как в связи с развитием науки и техники

возникают новые виды произведений, нуждающихся в

охране авторским правом. Недостатками этого перечня

являются его излишняя казуистичность и несистематич-

ность: например, рисунки и произведения графики рас-

сматриваются как самостоятельные виды произведений,

тогда как графика включает в себя рисунки и различные

способы их воспроизведения (гравюру, литографию и др.);

кинематографические сценарии помещены отдельно от

кинолент и т. д.

На первом месте статья 4 <Основ> упоминает устные

произведения. Далее закон говорит о письменных произ-

ведениях. Правильней было бы проводить классификацию

объектов авторского права не по форме их выражения

(устно, письменно), а по видам произведений-произве-

дения литературные (включая сюда произведения худо-

жественной литературы, драматические и научно-литера-

турные произведения) (*1), произведения музыкальные и

музыкально-драматические, произведения хореографиче-

ские и пантомимы, произведения изобразительного

(**1) В советской литературе является спорным, относятся ли к

объектам авторского права научные открытия. По мнению М. В. Гор-

дона. открытия не фигурируют в качестве объектов авторского пра-

ва потому, что <процесс использования каждого открытия не связы-

вается с использованием объективно выраженного результата труда

автора. Только новое промежуточное звено в виде изобретения пре-

вращает идею открытия в такую, которая имеет объективно выра-

женный вовне результат, могущий найти применение на практи-

ке> (М. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюриздат,

1955. стр. 59). См. еще С.Б.Мартынов. Права авторства в СССР

(<Уч. тр. ВИЮН>, т. IX. М., Юриздат, 1947, стр. 158 и сл.). Иную

точку зрения высказал Н. А. Райгородский, считающий, что <научные

произведения подлежат правовой охране наряду с литературными

и независимо от формы и способа их воспроизведения. Литератур-

ная форма является лишь одной из возможных форм выражения

произведения науки (и в частности научного открытия)> (Н. А.

Райгородский. Открытие и его охрана в советском граждан-

ском праве. <УЧ. зап. ЛГУ> № 201. Сер. юр. наук, вып. 7. Л" 1955,

-43-

искусства, произведения фотографические и кинематогра-

фические. Особый вид произведений составят упоминае-

мые в статье 4 <Основ> географические карты, планы.

Возможны и другие виды объектов авторского права.

Любая классификация объектов имеет, однако, условное

значение, так как один и тот же объект авторского права

допускает нередко различные способы его использования.

Так, например, музыкальное произведение, предназначен-

ное в основном к публичному исполнению, может быть

издано в виде нот, драматическое произведение, предна-

значенное к постановке на сцене, может быть опубликовано

в печати и т. д. Поэтому более важное значение имеет не

отнесение данного произведения к тому или иному виду,

а способ и форма его использования (*1). Но тем не менее

признание произведения относящимся к тому или иному

виду имеет все же известное практическое значение, так

как позволяет легче определить и основные способы и

формы его использования.

При переработке законодательства об авторском праве

следовало бы дать более укрупненные группы объектов,

подпадающих под действие норм авторского права (*2)

В рамках настоящей работы мы имеем возможность

стр. 128). Как ранее указывалось, к признакам произведения, охра-

няемого авторским правом, относятся объективная форма, в кото-

рой нашло свое внешнее выражение произведение, и способность

его к воспроизведению. В тех случаях, когда научное открытие этими

признаками обладает (наличие признака творческой деятельности

при научном открытии очевидно), оно может быть признано объек-

том авторского права. Поэтому для охраны нормами авторского

права научное открытие не обязательно должно быть выражено в

литературной форме; но все же для применения к нему норм автор-

ского права оно должно быть объективизировано вовне и обладать

способностью к воспроизведению. Если эти признаки отсутствуют,

нормы авторского права к данному научному открытию не приме-

нимы.

(*1) См. ниже, гл. IV,  3.

(*2) Чехословацкий закон об авторском праве различает: а) сло-

весные произведения, выраженные устно, письменно, путем печати

или иным механическим способом: б) произведения драматические

и музыкально-драматические, хореографические и пантомимы;

в) произведения музыкальные; г) произведения изобразительного

искусства, включая и произведения архитектурного искусства, а так-

же и произведения прикладных искусств; д) произведения кинемато-

графические; е) произведения фотографические ( 2, п. 2). Перечень

этот не является исчерпывающим, но он охватывает все основные

виды произведений.

-44-

остановиться только на рассмотрении некоторых видов

объектов авторского права.

Хотя удельный вес устных произведений среди других

видов не так велик, следует все же обратить на них внима-

ние. В качестве примера устных произведений в законе

называются речи, лекции, доклады. С момента произнесе-

ния речи, лекции, оглашения научного доклада возникает

новый объект авторского права. Предполагается при этом

их публичное произнесение или оглашение; речи, произне-

сенные в узком кругу друзей и знакомых, не могут стать

объектом авторского права. В отличие от некоторых зако-

нодательств (*1), советский закон не делает изъятия в отно-

шении речей, произнесенных в публичных заседаниях

(например в качестве депутата Верховного Совета СССР,

прокурора или адвоката в судебном процессе).

Кроме речей, лекций, докладов, устными произведе-

ниями могут быть и литературно-художественные произве-

дения, например <Устные рассказы> И. Андроникова.

В числе объектов авторского права видное место зани-

мают так называемые переработки. Автор вправе сам

переработать свое произведение-воспроизвести его в

новой литературной форме (например переделать свой

роман в драму или киносценарий). В таком случае возни-

кает новый, самостоятельный объект права. Но переработ-

ка произведения может быть осуществлена и другим

лицом. Если в результате переработки чужого произведе-

ния создается новое произведение, существенно отличаю-

щееся от использованного, возникает самостоятельный

объект авторского права (п. <б> ст. 9 <Основ>). Необ-

ходимым элементом в создании путем переработки нового

произведения должен .быть элемент творчества. Как указы-

вается в определении гражданской коллегии Верховного

суда РСФСР по делу гр-на С. с издательством <Советская

Энциклопедия>, <критерием закономерного использования

чужого произведения должна быть творческая работа

автора нового произведения> (*2). Произведение, созданное

на основе чужого, может оказаться только слабой копией

(**1) По чехословацкому закону об авторском праве, речи, произне-

сенные при обсуждении общественных дел, не являются предметом

авторского права; однако для издания сборника таких речей необ-

ходимо разрешение того, кто их произнес ( 3).

(**2) <Советская юстиция>, 1937, № 17, стр. 51 и 52.

-45-

уже существующего или подражанием ему. В таком случае

есть некоторый элемент новизны, но нет элемента творче-

ства, а потому и не возникает самостоятельного объекта

авторского права.

Переработки чужого произведения, проводящие к

созданию самостоятельного объекта авторского права,

могут иметь место в различных областях духовного

творчества-литературного, музыкального и др.

В случае сомнения, может ли данная переработка счи-

таться самостоятельным объектом авторского права,

вопрос разрешается экспертизой.

Особой формой переработки произведения является

перевод. Автор вправе 'сам перевести свое произведение на

другой язык или на другие языки. Но обычно это делается

другим лицом - переводчиком.

В отличие от тех случаев переработок, при которых

происходит изменение характера произведения (повести-

в пьесу, пьесы-в киносценарий), при переводе характер

данного произведения не меняется: литературно-художест-

венное произведение остается произведением художествен-

ной литературы, научная монография - научным исследо-

ванием, пьеса-драматическим произведением и т. д.

Изменяется только язык, на котором издано произведение,

но содержание его и структура остаются прежними. В свя-

зи с этим произведение делается доступным значительно

более широкому кругу читателей. В условиях такого

многонационального государства, каким является СССР,

перевод на другой язык литературного произведения слу-

жит одним из средств проведения национальной политики

Коммунистической партии и Советского правительства,

содействует культурному взаимодействию между брат-

скими народами Советского Союза, облегчая взаимный

обмен культурными ценностями. Но переводятся не только

произведения советских писателей с языка одного из брат-

ских народов Советского Союза на языки других народов

.СССР. Широкое распространение в нашей стране получили

также переводы на языки народов СССР произведений

классиков русской и мировой литературы (Пушкина, Лер-

монтова, Толстого, Чехова, Горького, Бальзака, Диккенса

и др.), а также современной зарубежной художественной

литературы и научных работ зарубежных ученых. В связи с

развитием международного сотрудничества и укреплением

-46-

культурных связей в больших размерах осуществляются

переводы произведений советских писателей в странах

народной демократии и в капиталистических странах.

В СССР принят принцип свободы перевода. Это поло-

жение выражено 1В словах закона: <Не считается наруше-

нием авторского права: а) перевод чужого произведения

на другой язык...> В силу этого каждое лицо вправе пере-

вести чужое произведение, не испрашивая согласия автора

оригинала. Вместе с тем сделанный одним лицом перевод

не препятствует и другим лицам переводить то же произ-

ведение. Принятый в СССР принцип свободы перевода

имеет огромное .политическое и культурное значение, спо-

собствуя широкому использованию культурных ценностей

народами Советского Союза (*1).

В рассмотренном случае закон под переводом понимает

переводческую деятельность. Но под переводом понимается

также и то произведение, которое явилось результатом

деятельности <переводчика. В этом своем значении перевод

представляет собою самостоятельный объект авторского

права (ст. 4 <Основ>). Характерной его особенностью,

однако, является то, что в основе его в большинстве

случаев лежит другое, уже существующее (оригинальное)

произведение, которое тоже является самостоятельным

объектом авторского права. В этом случае имеются и два

субъекта авторского права: автор оригинального произве-

дения и автор перевода. Но возможны переводы произве-

дений, ставших общественным достоянием за истечением

срока действия авторского права, равного рода актов и

документов, которые не являются объектами авторского

права (законов, ведомственных инструкций, судебных

решений и т. п.); в таких случаях имеется только один

субъект авторского права - автор перевода.

Как и в других видах переработок, для признания пере-

иода самостоятельным объектом авторского права необхо-

димо наличие элемента творчества. Но, разумеется, сте-

пень творчества может быть при этом различной: одно

дело - перевод художественной литературы, требующий

затраты большого творческого труда, и другое-перевод

литературы технической, как правило, требующий значи-

тельно меньших творческих усилий.

(*1)  См. ниже, гл. IV,  2.

-47-

Для Перехода характерна aai связь с оригинальным

произведением. Возможны, однако, случаи, когда оригинал

является лишь стимулом, вдохновляющим автора к созда-

нию самостоятельного произведения на другом языке:

автор не ограничивает себя целью передать содержание

чужого произведения на ином языке, а создает на этом

языке по существу новое произведение, например некото-,

рые поэтические произведения М. Ю. Лермонтова -

<Горные вершины> (из Гёте), <Воздушный корабль> (из

Зейдлица) и др. В таких случаях, конечно, не приходится

говорить о переводе; это самостоятельные, оригинальные

произведения.

Так как для признания перевода объектом авторского

права в нем должен быть элемент творчества, возникает

вопрос, можно ли признавать объектами авторского права

так называемые подстрочные .переводы. По мнению одних

юристов, подстрочные (дословные) переводы не могут

признаваться объектом авторского права и авторским пра-

вом не охраняются (*1). По другому мнению, следует и под-

строчный перевод признать объектом авторского права, но

с установлением для автора подстрочного перевода мень-

шего объема правомочий по сравнению с авторами других

видов перевода (*2). Вопросу о подстрочных переводах было

уделено большое внимание на Втором Всесоюзном съезде

советских писателей. На съезде указывалось, что сама

практика переводов по подстрочникам, поскольку дело

идет о произведениях прозы и драматургии, является по-

рочной и должна быть ликвидирована (*3), что переводчик

должен быть борцом за социалистический реализм, как

и оригинальный поэт, прозаик, драматург. Переводчик

должен обнаруживать в оригинале его социальную сущ-

ность, его историческую обусловленность, его народные

корни. Переводчик - художник слова (*4). Такие требова-

(*1) <Советское гражданское право>, т. II. М., Госюриздат, 1951,

стр. 345; М. В. Гордон. Право перевода (<Уч. зап. Харьк. юр.

ин-та>. вып. 2. Харьков, 1940, стр. 25).

(*2) Л. М. Азов. Правовые вопросы литературного перевода (<Со-

ветское государство и право>, 1954, № 8, стр. 100).

(*3) См. доклад А. А. Суркова на Втором Всесоюзном съезде со-

ветских писателей (<Литературная газета> от 16 декабря 1954 г.).

(*4) См. содоклад П. Г. Антокольского, М. О. Ауэзова и М. Р. Рыль-

ского на Втором Всесоюзном съезде советских писателей (<Литера-

турная газета> от 21 декабря 1954 г.).

-48-

ния к переводчику ясно показывают, что элемент <твор-

чества> должен быть непременным признаком перевода,

подлежащего охране нормами авторского права. Этот

признак должен служить критерием и для решения во-

проса о подстрочных переводах. Но мы считали бы нуж-

ным установить при этом дифференцированный подход.

Для тех случаев, когда подстрочный перевод действитель-

но является дословным, представляя собой только под-

готовительный материал к литературному переводу, под-

строчный перевод не может быть признан объектом автор-

ского права (*1). В тех же случаях, когда подстрочный перевод

имеет не только технический, но в известной мере и твор-

ческий характер, за таким переводом могут быть при-

знаны качества объекта авторского права. В отдельных

случаях не исключена возможность соавторства между

авторами подстрочного и литературного переводов (*2).

Перевод на другой язык может быть осуществлен толь-

ко в отношении литературного текста. Не может быть

перевода музыкального произведения (но может быть

переведен литературный текст, являющийся составной

частью музыкального произведения), перевода произведе-

ния изобразительного искусства. Поэтому определение

Судебной коллегии по гражданским делам Верховного

суда СССР от 28 сентября 1948 г. по делу художницы

Давыдовой с Латвийским государственным издательством,

в котором Судебная коллегия признала, что <под перево-

дом понимается свободное использование чужого произ-

ведения в виде перевода его на другой язык в целом, с

имеющимися в нем рисунками, иллюстрациями, чертежа-

ми, фотографиями и т.д., а не только перевод литератур-

ного текста...>, следует считать необоснованным и не

вытекающим из пункта <а> статьи 9 <Основ>.

Выше мы указывали, что перевод может быть сде-

лан самим автором. В таком случае автор приобретает

(**1) В законе об авторском праве Узбекской ССР прямо указывает-

ся, что автор подстрочного перевода, являющегося подготовитель-

ным материалом к переводу литературному, не пользуется авторским

правом на перевод (примечание к ст. 15).

Конечно, перевод, сделанный не человеком, а при помощи элек-

тронной машины, не будет объектом авторского права. О таких пе-

реводах см. <Правду> от 22 января 1956 г.

(**2) <Советское государство и право>, 1954, № 8, стр. 100.

-49-

авторское право не только на оригинальное произведение,

но и на .перевод. Иногда переводы, сделанные самим авто-

ром, именуются авторизованными переводами. Такие пере-

воды являются авторскими, а не авторизованными. Авто-

ризованными же следует считать только переводы, сде-

ланные другим лицом, но с одобрения автора оригинала (*1).

В последнем случае у автора оригинала, если он участво-

вал в работе по переводу, может возникнуть только

право на вознаграждение по договору, но другие лица не

лишаются права делать с оригинала  самостоятельные

переводы. По делу К. с Госиздатом Гражданская касса-

ционная коллегия Верховного суда РСФСР признала' ука-

зания кассатора на наличие в данном случае авторизован-

ного перевода явно несостоятельными, ибо выплата автору

гонорара могла бы иметь место, если бы перевод произ-

водился под наблюдением автора, корректировался им,

между тем, как это видно из договора и решения суда,

никаких обязательств, связанных с переводом, на автора

возложено не было (*2).

Самостоятельный характер перевода  как объекта

авторского права проявляется и в том, что срок охраны

перевода как объекта авторского i?aaa не зависит от

срока охраны оригинального произведения, с которого

сделан перевод. Поэтому, хотя бы срок охраны авторским

правом оригинального произведения и истекал, срок охра-

ны перевода как объекта авторского права будет исчи-

сляться с момента выпуска перевода в свет (по общему

правилу, авторское право пожизненно и переходит к на-

следникам автора на 15 лет после его смерти). Такой

порядок применяется и в тех случаях, когда перевод сде-

лан с уже не охраняемого авторским правом произведе-

ния или с какого-нибудь официального документа, не

являющегося объектом авторского права.

В число объектов авторского права входят также

музыкальные и музыкально-драматические произведения.

(**1) Иногда издательства в целях придания большего доверия к

переводу объявляют его <авторизованным>, хотя в действитель-

ности никакой <авторизации> не было. Такая практика заслуживает

осуждения. См. содоклад П. Г. Антокольского, М. О. Ауэзова и М. Р.

Рыльского на Втором Всесоюзном съезде советских писателей (<Ли-

тературная газета> от 21 декабря 1951 г.).

(**2) <Судебная практика РСФСР>, 1927, № II, стр. 7.

-50-

В музыкальном произведении идеи и образы автора нахо-

дят свое выражение в известном сочетании звуков, образу-

ющих мелодию и связанных между собой гармонией и

ритмом (*1). В отношении музыкальных произведений фикса-

ция в конкретной форме возможна не только путем записи

на бумаге, на грампластинке, на магнитной ленте и т. п., но

и независимо от записи, с момента их звучания. Музыкаль-

ное произведение, не записанное композитором на бумаге,

но исполненное им публично, уже существует, как само-

стоятельный объект авторского права. В истории музы-

кального искусства известны случаи, когда автор испол-

ненного им для определенного круга лиц музыкального

произведения не успел записать его на бумаге и после его

смерти это было сделано другим лицом (например увертю-

ра к опере <.Князь Игорь> Бородина, записанная после

смерти автора по памяти композитором Глазуновым).

Музыкальные произведения возможны как без текста

(инструментальные произведения - сонаты, трио, квар-

теты и т. д.), так и с текстом (романсы, песни). Музыкаль-

ные произведения, как правило, предназначаются для

концертного исполнения.

К музыкально-драматическим произведениям относятся

музыкальные произведения, написанные на драматурги-

ческий текст (либретто), предназначаемые к исполнению

на сцене (опера, оперетта и др.).

К числу музыкальных и музыкально-драматических

произведений относятся не только оригинальные произве-

дения, но и различные формы их обработок, при условии,

конечно, что в результате творческой обработки возни-

кает произведение, обладающее чертами своеобразия,

оригинальности. Бывают даже случаи, когда в резуль-

тате обработки произведение получает большую извест-

ность, нежели оригинальное произведение (например ряд

транскрипций Ф. Листа).

Не имея возможности подробно остановиться на весьма

интересном вопросе о правовом значении различного вида

обработок музыкальных произведений, мы считаем воз-

(**1) С. В. Рахманинов в интервью, опубликованном в американском

журнале <The Etude> в 1919 г., указывал, что <большие композиторы

всегда и прежде всего обращали внимание на мелодию, как на ве-

дущее начало в музыке> (С. В. Рахманинов. Письма. М., Гос.

музыкальное изд-во, 1955, стр. 556).

-51-

можным все же сделать вывод, что, если обработке присущ

характер творчества, следует видеть во вновь созданном

музыкальном произведении самостоятельный объект ав-

торского права. Если же обработка таким творческим ха-

рактером .не обладает, самостоятельного объекта автор-

ского права не возникает (например различного рода

<попурри>). Опытный музыкант может осуществить

оркестровку чужого музыкального произведения, руковод-

ствуясь указаниями и заметками композитора. В таком

случае нет элементов творчества, как и в тех случаях,

когда художник пишет декорации по эскизам другого

лица.

Возможны, конечно, различного рода спорные случаи,

когда трудно установить, возникло ли в результате обра-

ботки новое, оригинальное произведение или имеет место

простое переложение (например переложение фортепиан-

ной пьесы для исполнения в четыре руки, транапонирова-

ние романса, написанного для сопрано, в романс для

контральто, и т.д.); в последнем случае, как правило,

нового, оригинального произведения не возникает, в свя-

зи с чем к переложениям на практике не применяются

нормы о тираже, их переиздания не оплачиваются. Но

возможны и случаи переложений, приближающихся к об-

работкам. Очевидно, в таких случаях вопрос должен ре-

шаться экспертизой.

Представляет несомненный интерес вопрос о хореогра-

фических произведениях как объектах авторского права.

В хореографических произведениях (а также пантомимах)

творческая мысль и образы автора раскрываются при по-

мощи выразительных средств, заключающихся a (пласти-

ческих движениях человеческого тела (танцы, мимика) (*1).

Обычно хореографические произведения создаются в со-

четании с музыкой, что позволяет отнести их к числу

музыкально-драматических произведений (отдельные тан-

цы или балет). Закон включает в число объектов автор-

ского права хореографические произведения и пантомимы,

в отношении постановки которых имеются указания,

изложенные на письме или иным образом (ст. 4 <Основ>).

(**1) Техника сочинения танца подробно изложена Р. Захаровым в

его монографии <Искусство балетмейстера>. М., Изд-во <Искусство>,

1954.

-52-

Такая формулировка порождает споры о том, что же в

действительности охраняется - изложенные в письмен-

ной или иной форме указания и ремарки постановщика-

балетмейстера или само хореографическое произведение-

танец или целый комплекс танцев. Принятие первой точки

зрения по существу означает, что охраняется не само

хореографическое произведение, а литературное произве-

дение (запись танца балетмейстером) (*1). Мы присоединя-

емся к мнению тех, кто считает, что объектом авторского

права является все же сам танец или балет (*2) Это подтвер-

ждается прямо самим текстом закона, распространяющи.м

действие авторского права на хореографические произве-

дения и пантомимы, а не на записи их постановщиком-

балетмейстером. Фиксацией же танца или балета балет-

мейстером посредством графического метода или рисунка

или иным способом хореографическое произведение полу-

чает внешнее выражение, дающее возможность другим

лицам его воспроизводить. Правда, пока способы фикса-

ции хореографического произведения еще недостаточно

совершенны, но, как показывает опыт, путем записи его

на кинопленке уже создаются возможности для точного

воспроизведения хореографического произведения другими

лицами (*3). Разумеется, не могут быть признаны объектами

авторского права хореографические произведения, постав-

ленные па сцене по записям 'постановок других балетмей-

стеров.

Признание хореографического произведения самостоя-

тельным объектом авторского .права не означает, что и сам

балетный спектакль (а также любой иной театральный

спектакль) тоже является объектом авторского 'права.

В данном случае отсутствуют те основные признаки, кото-

рые должны быть присущи произведению как объекту

авторского права-объективная форма и способность к

(**1) Я. Л. Канторович. Авторское право. М., 1926, стр. 40',

М. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюриздат, 1955,

стр. 65.

(**2) И. А. Грингольц. Права автора сценического произведе-

ния в СССР. Автореф. канд. диссерт. М., 1953, стр. 10.

(**3) Польский закон об авторском праве признает объектами ав-

торского права произведения хореографического и кинематографи-

ческого искусства, зафиксированные в сценариях, рисунках или фо-

тографических снимках (ст. 1,  2, п 4).

-53-

воспроизведению. Театральная постановка не допускает

возможности ее вполне тождественного воспроизведения,

даже в прежнем составе исполнителей, с прежними мизан-

сценами и т. д. (*1). Дело не меняется и в том случае, когда

спектакль записывается на кинопленку (*2); все равно поста-

новка не может быть воспроизведена полностью другим

театрально-зрелищным предприятием, что не исключает

возможности воспроизведения отдельных элементов спек-

такля, например декораций, бутафории, костюмов и т. д.

Наша судебная практика, правда, по одному конкретному

делу признала, что закон не знает авторского .права на

спектакль (определение Гражданской коллегии Верховно-

го суда РСФСР по делу художника Ф. с Театральным

музеем им. Бахрушина и Советской филателистической

ассоциацией) ^ Нам кажется такой вывод Верховного

суда РСФСР обоснованным.

Объектами авторского <права являются произведения

изобразительного искусства. Общего понятия произведе-

ния изобразительного искусства закон не дает. Это и не

представляется возможным ввиду крайнего многообразия

форм и технических способов выражения творческой мы-

сли в произведениях изобразительного искусства. В каче-

стве отдельных видов произведений изобразительного

искусства закон упоминает произведения живописи,

скульптуры, графических искусств, иллюстрации, эскизы,

пластические произведения.

Судебная практика признала объектом авторского пра-

ва декорации (определение Гражданской кассационной

коллегии Верховного суда РСФСР по делу художника Ф.

(**1) Тем более не приходится говорить о возможности тождествен-

ного воспроизведения театрального спектакля, когда спектакль идет

в новом составе исполнителей или в новой сценической редакции,

как, например, пьеса Н. Погодина <Кремлевские куранты>, впервые

поставленная Московским Художественным театром в 1942 г. и во-

зобновленная им в 1956 г.

(**2) Обычно при фиксации театрального спектакля на кинопленке

(фильм-спектакль) в него все же вносятся некоторые изменения

(сокращения и другие отступления от текста). Поэтому фильм-спек-

такль не является вполне тождественным своему прототипу - теат-

ральному спектаклю.

(**3) <Советская юстиция>, 1937, ? 4, стр. 58. См. также Г. М.Та-

нин. Договор художественного заказа (<Советское государство и

право>, 1948, № 2, стр. 70).

-54-

с Театральным музеем им. Бахрушина и Советской фила-

телистической ассоциацией) (**1).

Как уже выше указывалось, способы выражения

творческой мысли в произведениях изобразительного ис-

кусства чрезвычайно разнообразны. Произведение жи-

вописи,- будь то картина, роспись архитектурных соору-

жений (плафоны, фризы, орнаменты и т. д.),- может

быть исполнено на холсте, бумаге, дереве и т. д. при по-

мощи красок, пастели, угля и др.; произведение скуль-

птуры - в виде бюстов, статуй, барельефов, горельефов,

орнаментов, причем материалом могут служить глина,

цемент, гипс, камень, мрамор, дерево, бронза и др. Гра-

фические работы могут состоять в выполнении гравюр,

литографий, в оформлении и иллюстрировании книг, изго-

товлении плакатов, значков, эмблем, реклам и т. д., с при-

менением различных способов выполнения и материалов.

Объектами авторского права являются не только

вполне законченные произведения изобразительного искус-

ства (картины, статуи и т.п.), но и эскизы, этюды,

зарисовки, наброски, модели и т. п.

Произведения изобразительного искусства, как и всякие

другие, получают конкретное внешнее выражение. Их

особенностью в этом отношении является то, что 'конкрет-

ное внешнее выражение произведение изобразительного

искусства получает в виде такого материального предмета

внешнего мира, который обладает самостоятельной цен-

ностью. Конечно, .известную ценность имеет и рукопись

литературного 'произведения; но эта ценность по общему

правилу незначительна (стоимость бумаги и оплата труда

машинистки), ценность же картины, рисунка и т. п. опре-

деляется не стоимостью холста, бумаги, красок и т. п., а их

художественным значением. Рукопись литературного про-

изведения самодовлеющего значения не имеет (за исклю-

чением рукописей, имеющих особое историческое, научное

или художественное значение). Произведение же изобра-

зительного искусства <живет> именно в своем внешнем

воплощении, в виде вещи, на которую создатель ее имеет

право личной собственности и может ею распоряжаться,

как собственник (продать, подарить). Но вместе с тем

создатель такого произведения обладает .по отношению к

(**1) <Советская юстиция>, 1937, № 4, стр. 58.

-55-

нему и авторским правом; произведение может явиться

предметом издательских отношений и получить распро-

странение в виде репродукций и т. д., не переставая быть

вещью-объектом права личной собственности (*1).

Переход права собственности на оригинал произведе-

ния не влечет за собою <перехода к новому собственнику

вытекающих из авторского права правомочий (например

на воспроизведение произведения), если иное не преду-

смотрено договором. С другой стороны, и передача от-

дельных авторских правомочий не должна сама по себе

порождать перехода права собственности на оригинал про-

изведения (например созданные театральным художником

эскизы декораций, если иное не обусловлено договором,

должны составлять личную собственность художника и по

их использовании должны быть ему возвращены). Суды в

отдельных своих решениях и определениях исходят из

этих положений, но было бы необходимо отразить их в

законе (*2).

Среди объектов авторского права своеобразное положе-

ние занимают произведения архитектуры, в которых

сочетаются инженерно-технические и художественные

элементы. К числу произведений архитектуры, являющих-

ся объектами авторского права, относятся созданные

архитектором 'проекты зданий, сооружений, архитектурных

ансамблей, планировок городов и т. д., планы, чертежи,

рисунки, эскизы. Не являются объектами авторского

права сами здания и сооружения, выстроенные на основа-

нии архитектурных проектов. С точки зрения законода-

тельства об авторском праве, постройка зданий и соору-

жений является способом выпуска в свет произведения

архитектуры .путем его воспроизведения (ст. 14 <Основ>).

Особенно ясно это видно при осуществлении строитель-

ства по типовым проектам, 'приобретающим в настоящее

время первостепенное значение.

В перечне произведений, на которые распространяется

авторское право, упоминаются также фотографические

произведения и произведения, полученные способами,

(**1) Г. М. Танин. Договор художественного заказа (<Советское

государство и право>, 1948, № 2, стр. 69).

(**2) В качестве общей нормы, действующей и в отношении других

видов произведений,

-56-

аналогичными с фотографией (*1).  Для сохранения за фото-

графом авторского права закон требует обозначения на

каждом экземпляре фотографии фирмы или имени, фами-

лии и места жительства фотографа, а также года выпуска

в свет фотографического произведения (ст. 12 <Основ>).

Таким образом, в. отличие от других видов произведений,

для возникновения авторского права фотографа требует-

ся соблюдение известных формальностей.

До сих пор является спорным, можно ли фотографи-

ческие произведения рассматривать как вид изобразитель-

ного искусства или же они являются только продуктом

технической деятельности. Некоторые авторы относят

фотографию к числу новых видов изобразительного искус-

ства, стоящих рядом с живописью. Другие считают, что

<подлинный художественный образ, который является

основной отличительной особенностью искусства, мертвая

фотография создать не в состоянии> (*2). Поскольку фото-

графия, в том числе и цветная, только механически

фиксирует предметы, то, конечно, сравнить ее с живописью

не представляется возможным даже в том случае, когда

художник создает образ, взятый из действительности

(например -портрет, пейзаж): художник всегда привносит

в созданное им произведение что-то новое, оригинальное.

С другой стороны, и фотография в ряде случаев может

достигать высоких художественных результатов в связи

с умением фотографа выбрать соответствующие объекты,

надлежащим образом их расположить, использовать

освещение, художественно обработать снимок и т. д. -так

называемая художественная фотография. Но фотография

может представлять не только художественное, а и науч-

ное значение; достаточно указать хотя бы на роль фото-

графии в криминалистике, не говоря уже о таких науках,

как астрономия, физика, в которых фотография исполь-

зуется весьма широко. Поэтому следует считать, что закон

правильно относит фотографические произведения к числу

объектов авторского права. Однако при этом должно

учитываться общее требование, выставленное нами в от-

(**1) К произведениям, получаемым способами, аналогичными с фо-

тографией, могут быть отнесены фотолитография, фотоцинкография

н др.

(**2) А. Каменский. Творческие искания советских худож-

ников (<Литературная газета> от 28 нюня 1955 г.),

-57-

ношении охраны законом произведений литературы, науки

и искусства, - наличие в них элементов творчества.

Фотография, в которой имеются элементы творческой дея-

тельности (художественной или научной), имеет все осно-

вания быть признанной объектом авторского права, не-

зависимо от того, сделана ли она фотографом-профессио-

налом или фотографом-любителем. Судебная практика, в

частности, признала объектом авторского права фото-

этюды одного художника с кукол, сделанных другим ху-

дожником (*1). Если же элементы творчества в деятельности

1фотографа отсутствуют, то фотография нс должна охра-

няться нормами авторского права. Это положение при пе-

ресмотре законодательства об автороком праве следовало

бы отразить в законе (*2).

К числу объектов авторского права закон относит ки-

нематографические сценарии (ст. 4 <Основ>). Создание

кинематографического произведения-дело весьма слож-

ное, требующее участия многих лиц: автора киносцена-

рия, кинорежиссера, кинооператора, обычно композитора

и ряда других лиц, в зависимости от характера кинемато-

графического произведения (актеров-исполнителей, ху-

дожников, декораторов, костюмеров и др.). Киносцена-

рий является основой кинофильма, во всяком случае, филь-

ма художественного. Киносценарий должен представлять

собою законченное драматургическое произведение, в ко-

тором дается подробное и последовательное описание дей-

ствия, диалоги действующих лиц, тексты пояснительных

надписей (титры). Сценарий может представлять собою

вполне оригинальное литературное произведение или мо-

жет быть написан с использованием уже существующего

произведения (романа, повести, пьесы и т.д.); в данном

случае имеет место так называемая экранизация повество-

вательного или драматического произведения.

Возможно создание кинофильма и без сценария (на-

пример хроникального фильма).

При переносе театрального спектакля на кинопленку

(фильм-спектакль) также не требуется литературного сце-

(**1) <Советская юстиция>, 1937, № 4, стр. 58.

(**2) Чехословацкий закон об авторском праве, включая фотогра-

фические произведения в перечень объектов авторского права, охра-

няет только те фотографии, которые можно считать результатом

творческой деятельности фотографа ( 2),

-58-

пария; роль сценария выполняет текст пьесы (обычно с

некоторыми сокращениями и переделками) (*1), но и неза-

висимо от того, были ли произведены сокращения и пере-

делки пьесы, в данном случае происходит создание нового

произведения, а не просто воспроизведение уже сущест-

вующего.

Написанию сценария должно предшествовать утвержде-

ние киностудией либретто-творческой заявки, излагаю-

щей основную идею, сюжетный замысел и характеристику

главных действующих лиц будущего сценария. На основа-

нии утвержденного либретто и пишется литературный сце-

нарий. Как правило, автором либретто является автор ки-

носценария; но в отдельных случаях написание либретто

может быть поручено киностудией и другому лицу. Диа-

логи действующих лиц также пишутся обычно автором

сценария, но киностудия может поручить их написание

другим лицам, если, например, автор сценария отказался

от выполнения этой части работы; нередко киностудии по-

ручают другим лицам и написание дикторского текста.

Указанные элементы сценария в случае выполнения их

другими лицами приобретают характер самостоятельных

объектов авторского .права. Самостоятельными объектами

авторского права следует признать также тексты песен,

написанные поэтом по предложению киностудии. В слу-

чае дублирования кинофильма объектом авторского пра-

ва является перевод на другой язык диалогов действую-

щих лиц, текстов пояснительных надписей, текстов песен

и т. п. (*2).

При создании художественного кинофильма, кроме

сценария, обычно используется и ряд других произведений,

являющихся самостоятельными объектами авторского

права: написанных для кинофильма композитором музы-

кальных произведений, разработанных художником эски-

зов декораций, костюмов и т. д.

(**1) За осуществленную экранизацию спектакля киностудии вы-

плачивают авторам пьес вознаграждение в размере до 25% суммы

гонорара, предусмотренной за написание сценария по готовым про-

изведениям, но не более 10000 руб. См. инструктивное письмо Мини-

стерства культуры СССР от 23 декабря 1955 г. № 29-149 <О вза-

имоотношениях киностудий с авторами пьес при съемках фильмов-

спектаклей>.


(**2) Б. П. Орлов. Основные вопросы киноавторского права СССР.

Автореф. канд. диссерт. М., 1954, стр. 8.

-59-

Объектом авторского права следует признать режис-

серский (рабочий) сценарий, представляющий собою не

только техническую, но и творческую разработку киноре-

жиссером литературного сценария. По режиссерскому сце-

нарию и осуществляется постановка кинофильма.

Поскольку закон признает фотографические произведе-

ния и произведения, полученные способами, аналогичными

с фотографией, объектами авторского права (ст. 4 <Ос-

нов>), а кинокадры представляют собой по существу ряд

отдельных фотографических снимков на кинопленке, нет

оснований отказывать в признании кинокадров объектами

авторского права. Необходимо при этом учитывать несом-

ненный творческий характер деятельности кинооператора (*1).

В перечне объектов, на которые распространяется ав-

торское право, закон упоминает также киноленты (ст. 4

<Основ>). Кинолента-это негатив кинофильма, в кото-

ром кинематографическое произведение получает объек-

тивное внешнее выражение (*2). Правильнее было бы объек-

том авторского права считать все же не киноленту, а ки-

нофильм.

Поскольку в СССР производство кинофильмов осуще-

ствляется в киностудиях, являющихся государственными

предприятиями, кинолента, как материальный продукт

производства, составляет объект права государственной

социалистической собственности (*3).  Объектом же автор-

ского права кинопроизводственного предприятия (кино-

студии) следует считать кинофильм. Поэтому в тех слу-

чаях, когда закон говорит об авторском праве на кино-

ленту, следует Считать, что речь идет об авторском праве

на кинофильм. Иногда вместо термина <кинофильм> при-

меняется еще термин <кинокартина> (*4).

(**1) Признание отдельных кинокадров самостоятельными объекта-

ми авторского права имеет практическое значение в случае репро-

дуцирования их в печати, которое следует признать возможным лишь

с согласия автора-кинооператора и с уплатой ему авторского

вознаграждения.

(**2) Кинолентой называют и копню фильма, воспроизведенную на

копировальной фабрике, поступающую для демонстрирования на

экраны кинотеатров.

(**3) Б, С. Мартынов. Права авторства в СССР. <Уч. тр. ВИЮН>,

вып. IX. М., Юриздат, 1947, стр. 147.

(**4) Некоторые авторы пользуются понятиями <кинематографиче-

ское произведение> и <кинокартина>, как понятиями, предназначен-

ными для выражения идейно-художественной сущности кинофильма,

кинофильм же они рассматривают и как объект права государствен-

ной социалистической собственности и как объект авторского пра-

ва (см. Б. П. Орлов. Основные вопросы киноавторского права

СССР. Автореф. канд. диссерт. М" 1954, стр. 12). Вряд ли, однако,

следует обособлять понятие кинематографического произведения

(кинокартина) от понятия кинофильма. Кинофильм-это и есть ки-

нематографическое произведение (кинокартина), выраженное в

объективной форме.

-60-

Кинофильм является объектом авторского права, в ко-

тором находят свое завершение творческие усилия кино-

драматурга, композитора, кинорежиссера и ряда других

творческих и производственно-технических работников. Пе-

речисленные же выше объекты, входя в кинофильм в каче-

стве его элементов, сохраняют вместе с тем для их авто-

ров значение самостоятельных объектов авторского права,

могущих быть использованными ими независимо от про-

цесса создания и использования кинофильма.

Глава III

СУБЪЕКТЫ АВТОРСКОГО ПРАВА

Субъектом авторского права, по общему правилу,

является гражданин, в результате творческой деятельно-

сти которого возникло данное произведение, т. е. его автор

(писатель, композитор, художник и т. д.).

Для признания данного лица субъектом авторского

права требуется, чтобы результат его деятельности отвечал

признакам, которыми должно обладать произведение(*1).

Сама творческая деятельность, приводящая к созданию

произведения, хотя и порождает определенные правовые

последствия, но юридической сделкой не является, если

даже и обусловлена ею (при договоре литературного или

художественного заказа). Поэтому в данном случае не-

применимы требования, установленные законом в отно-

шении юридических сделок (о воле и волеизъявлении, по-

роках воли и проч.). Автором может быть и лицо недееспо-

собное. В СССР широко развито детское творчество: су-

ществуют специальные художественные школы для детей,

устраиваются детские выставки изобразительного искус-

ства и т. д.

В отличие от сделки, закон связывает правовые послед-

ствия не с волеизъявлением данного лица, которое может

и не подозревать правового эффекта совершаемого им дей-

ствия, а с тем объективированным результатом, который

является следствием его деятельности.

Как выше указывалось, произведение как объект ав-

торского права возникает с того .момента, когда оно при-

обретает самостоятельное бытие, отделяется от автора,.

(**1) См. выше, гл. II.

-62-

причем не требуется, чтобы произведение представляло со-

бой вполне законченный продукт творческой деятельности

автора: это может быть только эскиз, набросок. Не тре-

буется также, чтобы оно уже было выпущено в свет (ст. 1

<Основ>). Но момент возникновения произведения имеет

весьма существенное значение, так как с этого момента

определяется автор произведения как субъект авторского

права, причем, по общему правилу, закон не связывает

это с совершением каких-либо формальностей (*1).

Автор - советский гражданин - признается субъектом:

авторского права независимо от того, появилось ли его

произведение в свет или находится в виде рукописи, эски-

за или в иной объективной форме на территории Союза

ССР или на территории иностранного государства. Но,

если произведение появилось в свет в иностранном госу-

дарстве или находится в виде рукописи, эскиза или в иной

объективной форме на территории иностранного государ-

ства, преемники автора, за исключением наследников, за-

щитой авторского права на территории Союза ССР не

пользуются. Автор-иностранец признается субъектом ав-

торского права, если его произведение вышло в свет или

находится в виде рукописи, эскиза или в иной объектив-

ной форме на территории Союза ССР; субъектами автор-

ского права в таком случае признаются и его правопре-

емники.

По советскому праву, защита авторских прав авторов-

иностранцев, произведения которых появились в свет за

границей или находятся та'м в виде рукописи, эскиза или

в иной объективной форме, возможна лишь при наличии

специального соглашения Союза ССР с соответствующим

государством и лишь в пределах, установленных таким со-

глашением (см. ст. ст. 1, 2, 3 <Основ>). До настоящего

времени СССР таких соглашений с иностранными государ-

ствами не имеет (*2).

Чаще всего произведение создается в результате твор-

ческой деятельности одного лица - писателя, композитора,

художника и т.д. Но возможно создание произведения

(**1) Исключение--для фотографии (ст. 12 <0снов>).

(**2) Подробнее см. И. С. Перетерскийи С. Б. Крылов

Международное частное право. М., Юриздат, 1940, стр. 134;

Л. А. Лунц. Международное частное право. М., Юриздат, 1949,

стр. 295; М. В. Гордон. Советское авторское право. М Госюр-

издат, 1955, стр. 35.                                        

-63-

несколькими лицами. В таких случаях имеет место так на-

зываемое соавторство. Соавторство встречается в различ-

ных областях литературы, науки и искусства.

Отношения соавторства вызывают ряд вопросов право-

вого порядка, не находящих ответа в законодательстве и

требующих своего разрешения. На рассмотрении некото- .

рых из них мы и предполагаем здесь остановиться. Но

прежде всего следует остановиться на самом понятии со-

авторства.

Соавторство можно было бы определить, как участие

двух или более лиц в совместной творческой деятельности

по созданию произведения литературы, науки или искус-

ства, в результате чего все эти лица приобретают автор-

ские права на созданное ими произведение (*1).

Такое определение соавторства применимо ко всем его

видам. Но это не исключает все же некоторых различий

в самом содержании отношений соавторства в зависимо-

сти от того, идет ли, в частности, речь о соавторстве в об-

ласти литературы или о соавторстве в области музыки,

изобразительного искусства и т. д.

Из приведенного выше определения соавторства сле-

дует прежде всего, что о соавторстве можно говорить

только в тех случаях, когда данные лица проявляют

творческую деятельность. Поэтому нс являются соав-

торами лица, оказывавшие автору при создании им про-

изведения только техническую помощь вспомогательного

характера, например составлявшие по его поручению таб-

лицы, диаграммы, чертежи, производившие опыты, на-

блюдения за экспериментами, и т. д. Однако на практике

не всегда легко провести грань между теми случаями, ко-

гда деятельность привлеченных автором лиц носит харак-

тер технической помощи и когда эти лица вносят в произ-

ведение и свою долю творческого участия. На этой почве

(**1) От соавторства надо отличать сотрудничество, под которым

понимается участие нескольких авторов в составлении коллективно-

то труда, объединяющего ряд самостоятельных произведений, причем

каждый из авторов сохраняет авторское право только на написанную

им часть такого коллективного труда, не приобретая авторского пра-

ва на весь труд. Действующее законодательство предусматривает

такую возможность при издании журналов и других повременных

изданий, а также энциклопедических словарей. Авторское право на

коллективный труд в целом признается за соответствующим изда-

тельством (ст. 13 <Основ>).

-61-

иногда возникают требования о признании такого помощ-

ника соавтором, кончающиеся передачей спора на раз-

решение суда. В связи с этим в нашей литературе были

сделаны попытки дать известные критерии, руководствуясь

которыми можно было бы признать наличие творческой

деятельности, дающей право на соавторство. Так, в частно-

сти, указывалось, что право на авторство в научной работе

имеет тот, кто непосредственно участвует в проработке

плана исследования и установлении рабочей гипотезы,

проводит определенную часть исследования, изучает спе-

циальную литературу вопроса, анализирует полученные

результаты, литературно оформляет научную работу в

целом или отдельную заранее определенную ее часть (*1).

Такие критерии в отдельных случаях смогут оказать

известную помощь в определении характера работы, вы-

полненной данным лицом, но все же вряд ли могут ока-

заться достаточными для всех случаев. Обычно вопрос о

требовании данного лица признать его соавтором произ-

ведения в случае спора решается экспертизой.

Установление наличия или отсутствия творчества в де-

ятельности данного лица нередко представляет большие

трудности. Весьма интересным в этом отношении являет-

ся дело П. А. Ламма с дирекцией Большого театра. Явля-

ясь весьма квалифицированным музыкантом, П. А. Ламм,

работая ряд лет над оперой Мусоргского <Борис Годунов>,

воссоздал первоначальную редакцию этой оперы, основан-

ную на тщательном изучении музыкального наследия Му-

соргского. Считая, что его работа по восстановлению опе-

ры не является техническим редактированием, а носит

более сложный творческий характер, П. А. Ламм просил

Московский губсуд о признании за ним права соавторства

на оперу <Борис Годунов> в его, Ламма, редакции. Москов-

ский губсуд признал за Ламмом авторское право на план

произведения Мусоргского <Борис Годунов> ввиду того,

что планы, относящиеся к постановке на сцене музыкаль-

но-драматических произведений, являются объектом ав-

торского права. Однако ГКК Верховного суда РСФСР не

согласилась с решением губсуда, признав, что <за восста-

новление подлинной транскрипции оперы следует ставить

(**1) М. Лупинский. Еще об авторских правах научных работ-

ников (<Фронт науки и техники>. 1935, № 1, стр. 82).

-65-

вопрос не об авторском гонораре, а о соответствующем

единовременном вознаграждении...> (*1). Иначе говоря, ГКК

Верховного суда РСФСР признала, что работа Ламма

представляет собою не творческую обработку произведе-

ния, а редакторскую работу реставрационного порядка,

направленную лишь на освобождение текста оперы от

последующих его обработок, и потому у Ламма нет осно-

ваний к признанию его соавтором оперы <Борис Годунов>.

Иногда затруднения в признании данного лица соавто-

ром возникают при создании скульптурного произведения.

Скульптор, работающий над крупным произведением,

обычно прибегает к помощи других квалифицированных

лиц. Если эта помощь носит чисто технический характер,

то, конечно, нет оснований признавать этих лиц соавтора-

ми. Если же оказываемая скульптору помощь имеет харак-

тер творческой деятельности, следует считать таких лиц

соавторами в созданном скульптурном произведении, хо-

тя бы между скульптором и этими лицами и не было за-

ключено соавторского соглашения (*2). Но следует признать

совершенно недопустимыми случаи, о которых сообщалось.

в печати, когда отношения между маститым автором и

приглашенными им молодыми скульпторами превраща-

лись в отношения подрядчика с нанятыми им рабочими (*3).

Если в работе молодых скульпторов могут быть установ-

лены элементы -творчества, они должны быть признаны

соавторами, хотя доля их участия, конечно, может быть и

иной, нежели основного автора.

Соавторство предполагает совместную творческую де-

ятельность нескольких лиц. Но для наличия соавторства

нет необходимости, чтобы данные лица работали совме-

стно с самого начала зарождения произведения и до его

завершения. Автор учебника, уже написавший какую-то

его часть, может пригласить с разрешения издательства

другое лицо помочь ему в написании учебника; в таком

случае и это лицо делается соавтором учебника, хотя и

начинает работать над ним уже после того, как часть учеб-


(**1) И. Я. Хейфец. Авторское право. М., 1931, стр. 62.

(**2) В создании архитектурного произведения иногда принимают

участие скульпторы и художники. Если соглашением не предусмот-

рено иное, эти лица не считаются соавторами архитектурного про-

изведения. сохраняя, однако, авторское право на созданные ими

части архитектурного произведения.

(**3) <Литературная газета> от II мая и 30 сентября 1954 г.

-66-

ника была написана. При создании оперы композитор

обычно приступает к написанию музыки, когда уже на-

писано другим лицом либретто; оба они признаются со-

авторами. При создании скульптуры соавторство возмож-

но не только со стадии создания первоначального эскиза,

а и со стадии создания рабочей модели; но если скульптор

приглашает других скульпторов уже в стадии работы над

моделью в натуре, когда по существу речь идет только о

завершении работы, то это уже отношения технического

сотрудничества, но не соавторство.

Спорным представляется возможность соавторства в

отношении уже законченного произведения. Иногда утвер-

ждают, что о соавторстве в подлинном смысле слова мож-

но говорить только тогда, когда данное произведение

создается впервые совместным трудом, хотя бы и в изве-

стной последовательности (текст песни и затем музыка).

Если же на основе уже законченного произведения соз-

дается другое произведение, то отношений соавторства нет.

По другому и, как нам кажется, более правильному

взгляду, отношения соавторства возможны в некоторых

случаях и при наличии уже законченного произведения,

когда на его основе создается другое произведение. Такие

отношения соавторства могут существовать не только при

наличии соответствующего авторского соглашения между

данными лицами, но и при отсутствии такого соглашения.

Статья 5 <Основ> говорит, что взаимоотношения

авторов определяются их соглашениями. Но отсюда не

следует, что закон вообще не допускает отношений со-

авторства без соглашения.

Соавторство по соглашению возникает при совместной

работе автора романа или повести с приглашенным им

драматургом по переделке этого произведения в пьесу

(так называемая инсценировка). Соавторство по согла-

шению имеет место также в тех случаях, когда драматург

вместе с привлеченным им другим лицом осуществляет

переделку пьесы в киносценарий, и в ряде других слу-

чаев (*1).

(**1) Соавторство возникает, в частности, в тех случаях, когда ли-

тературное произведение создается в результате совместной работы

над рукописью писателя с не имеющим литературного опыта <рас-

сказчиком> (например участником революции 1905 г., командиром

партизанского отряда в период Великой  Отечественной войны,

производственником-новатором и т. д.). Но если у <рассказчика>

уже имеется готовая рукопись, то, независимо от сложности и объе-

ма рукописи, работа писателя над ней должна квалифицироваться

как работа редактора. Если же к началу работы у <рассказчика>

рукописи не было и писатель сам творчески создал эту рукопись,

хотя бы и на основе данных, сообщенных ему <рассказчиком>, писа-

тель должен быть признан автором произведения. В случае спора

между указанными лицами о характере их участия в создании про-

изведений вопрос должен решаться экспертизой.

-67-

Без соглашений, на основе уже законченного произве-

дения, возникают отношения соавторства, например при

сочинении музыки на уже изданный текст, при отсутствии

на это запрещения, объявленного автором текста на каж-

дом экземпляре своего произведения (п. <з> ст. 9 <Ос-

нов>)(*1). В этом случае автор литературного текста и ком-

позитор должны быть признаны соавторами. Судебная

Практика признала наличие соавторства и в случаях

использования композитором неизданного текста литера-

турного произведения. Молдавская государственная фи-

лармония по договору с композитором Гершфельдом

включила в репертуар капеллы <Дойна> песню <Эх ты,

Родина, краса>, текст которой был написан Стрельцо-

вым, но не был издан. Молдавское республиканское

управление по охране авторских прав обратилось в суд с

иском к Молдавской Государственной филармонии о взы-

скании авторского гонорара в пользу Стрельцова. Судеб-

ная коллегия по гражданским делам Верховного суда

СССР в своем определении от 27 февраля 1952 г. при-

знала, что <и при отсутствии договора организация, ис-

пользовавшая произведение с согласия или без согласия

автора, не может быть освобождена от уплаты авторского

гонорара, кроме тех случаев, когда использование произ-

ведения в силу ст. 9 <Основ авторского права> не считает-

ся нарушением авторского права (перевод чужого произ-

ведения на другой язык и др.). По настоящему же делу

установлено, что Молдавской Государственной филармо-

нией использован текст не изданной Стрельцовым песни;

следовательно, народный суд правильно обязал Филармо-

нию оплатить Стрельцову гонорар в размере, установлен-

ном для произведения данного жанра>. Таким образом.

Судебная коллегия признала наличие соавторства (в отно-

(**1) На практике такие запрещения не применяются, так как у

автора текста нет оснований запрещать композитору использовать

текст литературного произведения.

-68-

шении раздела гонорара) и в случае использования ком-

позитором неизданного текста произведения.

Возникновение отношений соавторства при использо-

вании ранее созданных произведений без соавторского

соглашения может встречаться и в области изобразитель-

ного искусства.

Возможно признание соавторства, когда художник пи-

шет картину по фотографии, сделанной другим лицом (*1).

Во всяком случае, нет оснований ограничивать соав-

торство только случаями совместной работы по созданию

данного произведения. При наличии определенных усло-

вий отношения соавторства могут возникнуть и в тех слу-

чаях, когда на основе вполне законченного произведения

создается новое произведение.

Соавторство предполагает добровольное совме-

стное участие нескольких лиц в создании произведения.

В связи с имевшими место попытками некоторых работ-

ников театра, цирка, эстрады и кино навязывать авторам

свое соавторство, Наркомпрос РСФСР циркуляром от

16 февраля 1930 г. № 6602/9 категорически воспретил

<постановку в данном театре или на кинофабрике ориги-

нальных произведений, переделок, инсценировок и пере-

водов, сделанных лицами, от которых в той или иной мере

или форме зависят составление репертуара или режиссер-

ско-постановочная работа в данном театре (тематически-

сценарных планов данной фабрики), в соавторстве с одним

или несколькими лицами, хотя бы и не работающими на

данном зрелищном предприятии (кинофабрике) или не

служащими в учреждении или органе, коим эти предпри-

ятия или кинофабрики подчинены> (*2). Аналогичные ука-

зания были даны Наркомпросом РСФСР в циркуляре от

5 октября 1933 г. № 505/800/108 в отношении музыкаль-

ных произведений (*3). Эти циркуляры Наркомпроса, запре-

щающие принудительное соавторство, действуют и те-

перь (*4). Изъятия из этих правил в отношении руководящих

работников театра или кино в настоящее время могут

быть сделаны только с разрешения Министерства куль-

(**1) <Социалистическая законность>, 1938, № 1, стр. 75.

(**2) <Бюллетень Наркомпроса>, 1930 № 7, стр. II.

(**3) <Бюллетень Наркомпроса>. 1933, № 21, стр. II.

(**4) В. Н. Городецкий. Правовое положение писателей и ком-

позиторов по законодательству Союза ССР и РСФСР. М., 1946,

стр. 20.

-69-

туры СССР или министерств культуры союзных респуб-

лик (соответствующих главных управлений этих мини-

стерств) .

От принудительного соавторства следует отличать слу-

чаи образования научно-исследовательскими учреждени-

ями или творческими организациями особых авторских

коллективов или бригад (обычно во главе с более опыт-

ным и сведущим научным работником, писателем, скульп-

тором и т. д.), перед которыми ставится задача разра-

ботки той или иной научной темы, создания литературного

или художественного произведения. В данных случаях

образование авторского коллектива происходит по указа-

нию соответствующих учреждений или организаций. Но

тем не менее здесь нет нарушения принципа доброволь-

ности: никто не может быть включен в такой коллектив

без своего согласия. Обычно при образовании авторских

коллективов предварительно выясняется, желает ли дан-

ное лицо принять участие в работе коллектива. Руководи-

тель авторского коллектива выбирается его участниками

из своего состава или назначается соответствующими

учреждением или организацией.

Правовому регулированию соавторства в законе уделе-

на только одна статья (ст. 5 <Основ>), которая гласит:

<Авторское право на произведение, составленное трудом

двух или нескольких соавторов, принадлежит всем соавто-

рам независимо от того, образует ли такое коллективное

произведение одно неразрывное целое или состоит из ча-

стей, сохраняющих самостоятельное научное, литературное

или художественное значение. Взаимоотношения соавто-

ров в этом случае определяются их соглашениями.

Каждый соавтор коллективного произведения сохраня-

ет авторское право на свою часть произведения в том слу-

чае. если эта часть имеет самостоятельное научное, литера-

турное или художественное значение и если иное не пред-

усмотрено соглашением с другими соавторами>.

Таким образом, по действующему в СССР законода-

тельству соавторство возможно в двух видах. В одном

случае произведение, созданное двумя или несколькими

авторами, образует единое целое, части которого не имеют

самостоятельного литературного, научного или художе-

ственного значения. При таких условиях авторское право

принадлежит соавторам совместно на все произведение в

-70-

целом, и у соавтора нет особого авторского права на

какую-то часть произведения, хотя, быть может, и была

известна доля его участия в создании произведения. Во

втором случае отдельные части произведения сохраняют

самостоятельное научное, литературное или художествен-

ное значение, и каждый из соавторов, если только согла-

шением между соавторами не предусмотрено иное, являет-

ся субъектом авторского права как в отношении произ-

ведения в целом, так и в отношении к созданной им части

произведения. Поскольку в последнем случае части про-

изведения сохраняют самостоятельное значение, обычно

такое произведение называют составным. Соавторство

возможно как в одной и той же области, так и в различ-

ных областях творческой деятельности, например соавтор-

ство композитора и автора литературного произведения

(опера, песня).

Иногда ставится вопрос о возможности признания

соавторами писателя и художника, иллюстрировавшего его

книгу. Нам представляется, однако, что нет достаточных

оснований к утвердительному ответу на этот вопрос. Как

выше отмечалось, при соавторстве дело идет о произведе-

нии, созданном совместным трудом нескольких лиц. В рас-

сматриваемом же случае имеет место объединение в одном

издании литературного текста и иллюстраций к нему, кото-

рые не представляют в своей совокупности особого произ-

ведения, как это имеет место, например, при создании

оперы, где совместная творческая деятельность компози-

тора и либреттиста приводит к созданию единого объекта.

Книга может быть издана с иллюстрациями различных

художников, может быть издана и без иллюстраций. Ил-

люстрации могут быть изданы и независимо от литератур-

ного текста, экспонированы на выставке и т. д. Литератур-

ный текст и иллюстрации являются самостоятельными

объектами авторского права, лишь опубликованными

одновременно в одном издании. Только как исключение,

в тех случаях, когда литературный текст и рисунки к не-

му составляют действительно некое единство (так назы-

ваемые <книжки-картинки> для детей), можно признать

автора текста и художника соавторами.

При соавторстве по соглашению распоряжение создан-

ным ими произведением соавторы должны осуществлять

сообща. Соглашением должны определяться вопросы.

-71-

выпуске произведения в свет, о порядке его воспроизведе-

ния, об указании имен соавторов на обложке и титульном

листе издания, на афише(*1), об условиях материальных рас-

четов и др.

Закон ничего не говорит о форме, в которую должно

облекаться соглашение соавторов. В связи с этим следует

признать, что письменная форма для соавторских согла-

шений не является обязательной. Поэтому факт и содер-

жание соглашения между соавторами может доказываться

не только письменными доказательствами (например пере-

пиской между соавторами), но и свидетельскими показа-

ниями. На практике такие соглашения между соавторами

заключаются не всегда, что приводит к различного рода

недоразумениям. Вообще же было бы лучше заключать

такие соглашения в письменной форме.

В том случае, когда произведение представляет собою

неразрывное целое, части которого не имеют самостоятель-

ного значения, ни один из соавторов не вправе распоря-

жаться ни всем произведением, ни его частью; распоряже-

ние произведением может осуществляться только сообща.

Если соглашением не установлено иное, в произведе-

нии, образующем единое неразрывное целое, каждый ав-

тор имеет право на равную долю гонорара. Но в зависимо-

сти от удельного веса творческого труда каждого из со-

авторов своим соглашением они могут установить различ-

ный размер этих долей. При отсутствии такого соглашения

размер доли в гонораре может быть определен компетент-

ной экспертизой или судом с учетом удельного веса твор-

ческого участия каждого из соавторов в создании произ-

ведения. Возможны и такие случаи, когда гонорар полу-

чают не все соавторы, как это имеет место при так назы-

ваемом радиомонтаже (вид переделки произведения),

на который требуется согласие автора опубликованного

произведения, чем охраняются его права как автора и

сам он признается соавтором, но гонорар ему не выплачи-

вается.

Несколько иначе складываются отношения по распоря-

жению составным произведением, в котором отдельные

(**1) Следовало бы придерживаться порядка расположения имен

соавторов по алфавиту, как наиболее демократического. Исключение

из этого можно было бы допускать с согласия соавторов только для

руководителя коллектива.

-72-

его части имеют самостоятельное значение. Распоряжение

всем произведением соавторы, по общему правилу, дол-

жны осуществлять сообща. В этом случае применяются

те же положения, что и в отношении произведения, обра-

зующего одно неразрывное целое. Но отдельными, имею-

щими самостоятельное научное или художественное значе-

ние частями произведения, в отношении которых данный

соавтор является субъектом авторского права, если иное

не установлено соглашением, он может распоряжаться,

не испрашивая согласия других соавторов. Поэтому соав-

тор учебника, написавший отдельные главы в учебнике,

может опубликовать их в журнале. Композитор, напи-

савший музыку оперы или песни, вправе издать свое му-

зыкальное произведение отдельно от либретто оперы или

текста песни. Аналогичное право принадлежит и писателю

в отношении написанного им либретто оперы или текста

песни. Закон не устанавливает каких-либо ограничений

права соавтора распоряжаться созданной им частью про-

изведения. Но тем не менее он должен пользоваться этим

правом таким образом, чтобы это не отразилось на цен-

ности коллективного произведения в целом (*1).

Охрану авторского права в случае нарушения третьим

лицом принадлежащего соавторам авторского права на

произведение (например в случае опубликования неиздан-

ного произведения) каждый соавтор может осуществлять

самостоятельно. Такая охрана осуществляется соавтором

не только в его собственных интересах, но и в инте-

ресах других соавторов, поэтому нет оснований в подоб-

ных случаях требовать их предварительного согласия.

Объем принадлежащих соавторам прав может быть

и неодинаков. Некоторые права, в частности право на

авторство, право на охрану авторского права от нару-

шения со стороны третьих лиц, должны принадлежать

каждому соавтору в равной мере, независимо от степени

его участия в создании произведения, другие могут при-

надлежать соавторам и не в одинаковом объеме (в осо-

бенности это относится к праву на авторское вознаграж-

дение за использование произведения).

(**1) Е. Л. Вакман. Вопросы соавторства в изобразительном

искусстве. Тезисы доклада, сделанного на заседании сектора граж-

данского права и процесса Института права АН СССР 6 января

1955 г.

-73-

Весьма спорным среди советских цивилистов является

вопрос о характере ответственности соавторов по догово-

рам литературного и художественного заказа в том случае,

когда некоторые соавторы выполняют свои обязанности

по договору, а другие-не выполняют. Применительно к

договору литературного заказа в литературе был высказан

взгляд, что при осуществлении прав и обязанностей по

договору соавторы выступают как солидарные кредиторы

или как солидарные должники. При этом солидарная от-

ветственность соавторов понимается в том лишь смысле,

что все они сообща ответственны перед издательством за

представление рукописи в срок, за ее доброкачественность

и соответствие договорным условиям и вообще за испол-

нение всех обязанностей по издательскому договору, но от-

нюдь не в том смысле, что издательство вправе от любого

из соавторов потребовать исполнения обязательства цели-

ком. Расчеты издательства с соавторами по издательскому

договору должны производиться по принципу долевой, а

не солидарной ответственности, исходя из количества за-

траченного каждым из соавторов труда (*1). Таким образом,

по этому взгляду, обязательство соавторов перед издатель-

ством по созданию литературного произведения и его пере-

дача издательству для издания является обязательством

солидарным, причем солидарность их ответственности

основывается на неделимости предмета обязательства.

Правда, в дальнейшем делается ряд оговорок, устанавли-

вающих ряд особенностей этой ответственности, но все же

за основу берется солидарная ответственность соавторов

перед издательством (применительно к правилам ст. ст.

115, 116 ГК). Насколько нам известно, такой взгляд нахо-

дит своих сторонников и в отношении договора художе-

ственного заказа. Однако имеются и противники этого

взгляда, утверждающие, что к отношениям соавторства

правила статей 115, 116 ГК вообще не применимы.

Согласно статье 115 ГК, кредитор вправе требовать

исполнения как от всех должников совместно, так и от

каждого из них в отдельности, как полностью, так и в

части долга, причем при безуспешности взыскания с одного

должника кредитор может взыскивать все недополученное

(**1) Л. Азов. Отношения по издательскому договору при соавтор-

стве (<Советское государство и право>, 1940, № 8-9, стр. 208).

-74-

с остальных должников. Неприменимость этих правил к

отношениям соавторства очевидна. Условия авторского

труда таковы, что если нет возможности заставить автора

выполнить свое обязательство по договору, которое он по

тем или иным причинам не выполняет, то нет возможности

заставить другого соавтора выполнить это обязательство.

В ряде случаев это просто неосуществимо, например, ко-

гда соавторы работают в различных областях творческой

деятельности. При таких условиях не представляется воз-

можным говорить о солидарной ответственности соавторов.

Ведь здесь нет са'мого главного, что характерно для соли-

дарной ответственности должника,-возможности полу-

чить с него то, чего не выполнил другой должник.

Практически в случае невыполнения кем-либо из со-

авторов своей части работы ставится вопрос о возврате

полученных соавторами авансов. В этих случаях судебная

практика правильно придерживается принципа долевой,

а не солидарной ответственности соавтора: соавтор может

быть обязан к возврату аванса только в случае невыпол-

нения им самим соответствующей части общего труда.

В определении по иску промкомбината к Тюфяеву, ко-

торое можно считать руководящим, Судебная коллегия по

гражданским делам Верховного суда СССР признала, что

<труд Тюфяева только в том случае мог быть принят к пе-

чати, если бы Ремизов как соавтор закончил свою часть

и как редактор отредактировал бы работу в целом. Если

он не сделал ни' того, ни другого и в связи с этим вернул

издательству свой аванс, то это вовсе не означает, что и

Тюфяев должен отказаться от полученного им аванса, ко-

торый является трудовым заработком по издательскому

договору. По делу видно, что Тюфяев по заказу издатель-

ства работу выполнил... Только в случае просрочки в сдаче

рукописи и недобросовестности автора в исполнении его

труда суд вправе взыскать выданный автору аванс> (*1). От-

сюда должны быть сделаны два вывода: 1) соавтор,

добросовестно выполнивший свою часть работы, не обязан

возвращать полученный им аванс в случае невыполнения

работы другим соавтором; 2) соавтор обязан вернуть по-

лученный им аванс только в случае нарушения им сроков

(**1) <Сборник постановлений Пленума и определений коллегий

Верховного суда СССР 1940 год>. М., Юриздат, 1941, стр. 286.

-75-

представления соответствующей части работы или при-

знания его недобросовестности в выполнении работы. При-

знание недобросовестности соавтора в выполнении им сво-

ей части работы равносильно установлению его вины

(ст. 118 ГК). При наличии вины с его стороны соавтор,

конечно, должен вернуть полученный им аванс. Но непред-

ставление соавтором части работы в срок не во всех слу-

чаях может быть вызвано его виною. Возможен такой

случай, когда один из соавторов не смог приступить к вы-

полнению своей части работы в силу того, что другой со-

автор не выполнил своего обязательства по договору (на-

пример, композитор не мог приступить к сочинению оперы,

так как либреттист не представил либретто). В таком слу-

чае о вине соавтора говорить не приходится. Но тем не

менее у него все же нет достаточных оснований к удер-

жанию полученного аванса. Как уже ранее отмечалось,

аванс является гарантированным минимумом вознаграж-

дения автора за затраченный им труд: поскольку же со-

автор никакого труда на создание произведения не затра-

тил, удержание им аванса явилось бы для него неоснова-

тельным обогащением, которое он в соответствии со стать-

ей 399 ГК обязан возвратить своему контрагенту.

Так обстоит дело в вопросе о возможности признания

соавторов солидарными должниками. Но нет оснований и

к признанию их солидарными кредиторами. Как утвержда-

ют сами сторонники признания соавторов солидарными

кредиторами, предметом обязательства по уплате автором

гонорара являются деньги-объект делимый. Следова-

тельно, нет оснований считать солидарным право соавто-

ров требовать от издательства гонорар за представлен-

ный ему литературный труд. Но если это так, то в чем же

выражается солидарный характер прав требования соав-

торов? В том, что каждый из соавторов вправе обращать-

ся с требованиями к контрагенту в связи с изданием кол-

лективного произведения. Но это принадлежащее каждому

соавтору право основывается не на том, что они являются

солидарными кредиторами, а на том, что все они являются

субъектами авторского права в отношении одного и того

же объекта,- созданного ими произведения.

Ряд довольно сложных вопросов возникает, в связи с

изменением состава соавторов. Такое изменение может

быть выэвано раэлнчными обстоятельствами. Наличный

-76-

состав соавторов в интересах общего дела может признать

необходимым привлечь к работе еще кого-нибудь. Невоз-

можен и такой случай, когда кто-либо из соавторов поже-

лает выйти из состава коллектива, например в связи с

его расхождением с другими соавторами в общем направ-

лении или композиции работ, в оценке достаточной зрело-

сти произведения для выпуска его в свет и т. п. При вы-.

ходе из коллектива кого-либо из соавторов выбывший за-

меняется обычно другим лицом, если только оставшиеся

соавторы не сочтут возможным сами завершить принятую

ими на себя работу. При договоре заказа (литературного

или иного) пополнение состава соавторов возможно только

с согласия контрагента по договору (издательства, зре-

лищного предприятия, киностудии и т. д.). Для социалисти-

ческой организации, заключившей договор с определен-

ными соавторами, не безразлично, кто будет принимать

участие в выполнении совместного труда. Но привлечение

нового соавтора все же не всегда представляется возмож-

ным; в таких случаях, очевидно, должно наступить пре-

кращение соавторства и договорных отношений соавторов

с соответствующей организацией. Если же произведение

создавалось соавторами не по договору, они всегда могут

с общего согласия пригласить соавтором другое лицо.

Закон не признает субъектом авторского права редак-

тора чужого труда. В качестве исключения закон признает

авторское право за редактором на отредактированное им

произведение только в том случае, если оно не является

предметом чьего-либо авторского права (ст. 6 <Основ>).

Такое право может быть признано, например, за лицом,

отредактировавшим какую-нибудь древнюю рукопись при

подготовке ее к печати. Лицу, работающему над древней

рукописью или над каким-нибудь иным древним актом,

обычно приходится затратить немало труда на раскры-

тие значения отдельных слов и выражений, на восстанов-

ление подлинного текста при его искажении и т. д., что

несомненно придает его работе творческий характер. Но

и в таком исключительном случае, когда редактор являет-

ся субъектом авторского права, это не может служить

препятствием к изданию другими лицами того же произве-

дения в самостоятельной обработке.

Специального внимания заслуживает вопрос об автор-

ском праве штатных сотрудников научных учреждений и

-77-

Других организаций. Огромный размах культурного стро-

ительства в СССР потребовал создания значительного

количества научных учреждений и научно-исследователь-

ских институтов, разрабатывающих силами своих сотруд-

ников разнообразные проблемы по всем вопросам знаний.

Однако правовое положение этих сотрудников в отноше-

нии охраны их прав на создаваемые ими в порядке выпол-

нения служебных заданий произведения остается неурегу-

лированным. Неурегулированным остается и правовое по-

ложение работников других организаций в отношении

работ, выполненных ими в порядке служебных заданий,

при условии, конечно, что эти работы отвечают требовани-

ям, предъявляемым к произведениям литературы, науки

и искусства.

Опубликованная судебная практика по этому вопросу

относится в основном к 20-м годам и не отражает потреб-

ностей настоящего времени (*1).

В настоящей работе основное внимание мы уделяем

правовому положению научных сотрудников, состоящих

в штатах научных учреждений и научно-исследователь-

ских институтов. Но сделанные нами выводы могут быть

применены и к работникам высших учебных заведений и

других учреждений.

В соответствии с условиями трудового договора и с на-

учно-тематическим планом данной научно-исследователь-

ской организации штатный сотрудник этой организации

обязывается выполнить какую-то научную работу-разра-

ботать определенную тему, провести известные лаборатор-

ные исследования и др., причем далеко не всегда эта ра-

бота должна получить литературное оформление для на-

правления в печать (по общему правилу это является обя-

зательным только в отношении гуманитарных наук).

Возникает вопрос: если результат труда данного науч-

ного работника отвечает тем требованиям, которые дают

возможность отнести работу к числу произведений науки,

литературы или искусства, то принадлежит ли этому на-

учному сотруднику авторское право на результат его тру-

(**1) Ср. определения Гражданской кассационной коллегии Вер-

ховного суда РСФСР от 4 марта 1929 г. по делу гр-на С. с Управле-

нием государственной хлебной инспекции и от 15 июня 1928 г. по

делу гр-на В. с дирекцией завода (<Судебная практика РСФСР>,

1929, №№ 1 и 8) и др.

-78-

да? При наличии указанных условий мы не видим осно-

ваний отказывать научному сотруднику в признании за

ним авторского права на общих основаниях. Согласно

статье 1 <Основ>, авторское право признается за авто-

ром, хотя произведение существует только в виде руко-

писи, эскиза или в иной объективной форме. Поэтому на-

учный сотрудник с момента создания им произведения,

выраженного в любой объективной форме, должен быть

признан субъектом авторского права, хотя бы работа вы-

полнялась им в порядке служебного задания, в рабочее

время, независимо от того, получила ли уже эта работа

одобрение со стороны соответствующей организации. Но

поскольку свою работу научный сотрудник выполнил в

качестве штатного работника данной научно-исследова-

тельской организации, пользовался принадлежащей ей

библиотекой, аппаратурой, консультациями специалистов

и пр., условиями трудового договора он может в известной

мере быть ограничен при использовании принадлежащих

ему авторских прав. Такие ограничения прежде всего ка-

саются права выпуска произведения в свет.

На практике сложилось правило, по которому научный

сотрудник не вправе выпускать в свет произведение, соз-

данное им в порядке служебного задания, без предвари-

тельного одобрения произведения со стороны ученого со-

вета соответствующего научно-исследовательского учре-

ждения. Это правило следовало бы закрепить в законе,

предоставив научно-исследовательскому учреждению пре-

имущественное право выпускать в свет произведения, вы-

полненные его научными сотрудниками. Но вместе с тем

следует закрепить в законе и то положение, что вопрос о

выпуске произведения в свет не может решаться без уча-

стия автора: если автор считает, что его произведение еще

не готово, то нельзя направлять его в печать(*1). В случае

(**1) По мнению Н. А. Райгородского, право на опубликование на-

учного открытия институт реализует в качестве своего самостоя-

тельного права. Поэтому опубликование может быть произведено

независимо и даже против воли автора (см. Н. А. Райгород-

ский. Открытие и его охрана в советском гражданском праве.

<Уч. зап. ЛГУ> № 201. Сер. юр. наук, вып. 7, 1955). Такой вывод

находится в явном противоречии с действующим законодательством

по авторскому праву (ст. 7 <Основ>). На практике же вряд ли могут

встретиться такие случаи, чтобы советский ученый без серьезных к

тому оснований стал противиться опубликованию научного откры-

тия. При наличии же таких оснований трудно допустить, чтобы ин-

ститут решил опубликовать научное открытие.

-79-

каких-либо разногласий автора с соответствующим науч-

ным учреждением по поводу выпуска произведения в свет

автору должно быть предоставлено право обжаловать ре-

шение ученого совета в вышестоящую организацию (отде-

ление или Президиум Академии наук СССР, министер-

ство) (*1).

Однако преимущественное право научно-исследова-

тельского учреждения на выпуск в свет произведения

своего научного сотрудника должно быть все же ограни-

чено каким-то сроком (например два-три года). После же

истечения этого срока автор может самостоятельно выпу-

стить в свет свое произведение без разрешения соответ-

ствующего научно-исследовательского учреждения.

Можно было бы предоставить научно-исследователь-

скому учреждению право использовать без согласия ав-

тора и без уплаты ему авторского вознаграждения произ-

ведение, созданное им, в качестве материала для выпол-

нения научных задач, связанных с деятельностью данного

учреждения, и с этой целью размножать и распространять

его бесплатно в количестве, не превышающем действитель-

ной потребности в том данного учреждения. Но во всяком

случае создатель произведения должен сохранить принад-

лежащее ему право авторства, в связи с чем, в частности,

при опубликовании произведения он может выступить под

псевдонимом или анонимно. Без его согласия нельзя пору-

чать другому лицу производить доработку произведения,

использовать его произведение для создания другого про-

изведения. Научный сотрудник, создавший данное произ-

ведение, как его автор должен нести всю ответственность

за созданный им труд.

Признание научного сотрудника (или сотрудника дру-

гой организации) субъектом авторского права не находит-

ся в зависимости от того, получает или не получает такой

сотрудник авторское вознаграждение (*2). Действующее за-

конодательство устанавливает в ряде случаев возможность

(**1) Для высших учебных заведений и других организаций такой

вышестоящей инстанцией должно быть признано министерство, в си-

стему которого входит данное высшее учебное заведение или иная

организация.

(**2) См. ниже, гл. IV.  2.

-80-

использования произведений в общественных интересах

без уплаты автору авторского вознаграждения и даже без

его согласия (п. п. <а>, <в>, <г> и др. ст. 9 <Основ>).

Вместе с тем надлежит признать, что научно-исследова-

тельское учреждение или иная организация могут быть за-

интересованы в том, чтобы выполненная их штатным со-

трудником работа не была опубликована без указания

наименования научно-исследовательского учреждения или

другой организации. Такому научно-исследовательскому

учреждению или организации должно быть предоставлено

право, независимо от времени выпуска произведения в

свет, требовать указания их наименования при издании

произведения или опубликовании его другим способом. Но

это не означает, что такого рода организации тем самым

делаются субъектами авторского права.

Рассмотрение вопроса о взаимоотношениях авторов-

штатных научных сотрудников с научно-исследовательским

учреждением, в котором они состоят на службе, показы-

вает, что этот вопрос требует законодательного урегули-

рования (*1).

(**1) В законодательстве по авторскому праву стран народной де-

мократии этот вопрос был урегулирован следующим образом. По

болгарскому закону об авторском праве, авторам произведений,

созданных во исполнение служебных заданий, принадлежит автор-

ское право на общем основании. Соответствующие органы, во

исполнение служебных заданий которых создано произведение,

имеют право без разрешения автора: а) использовать произведение

без уплаты вознаграждения как материал для научных и других

целей, связанных с их служебной работой, а также размножать к

распространять это произведение бесплатно в пределах соответ-

ствующего органа и среди его служащих; б) издавать произведение

в количестве по своему усмотрению с уплатой автору соответ-

ствующего вознаграждения. Это право принадлежит соответствую-

щему органу в течение двух лет со дня, когда произведение им

было принято. До истечения упомянутого срока произведение мо-

жет быть издано и другим государственным учреждением или об-

щественной организацией по договору с автором, но лишь с пись-

менного разрешения органа, по служебному заданию которого про-

изведение создано (ст. 15). Близко к болгарскому закону (хотя и

с рядом особенностей) проведено регулирование этого вопроса в

чехословацком законе об авторском праве ( 19). При выработке

этого закона учитывались в известной мере некоторые проекты ГК

СССР. См. объяснительную записку к чехословацкому закону об

авторском праве 1953 г. (<Бюллетень чехословацкого права>, 1954,

№ 1, стр. 42). По польскому закону об авторском праве, научному

учреждению принадлежит право первого издания научного произ-

ведения, разработанного сотрудником учреждения в пределах за-

дания, установленного трудовым договором или заказом. Это пра-

во прекращается по истечении двух лет со дня сдачи произведения.

Кроме того, учреждение может пользоваться произведением как на-

учным материалом без обязательства испрашивать разрешение

автора и без особого за это вознаграждения (ст. 14).

-81-

Довольно сложным представляется вопрос о субъектах

авторского права в области киноискусства. Авторское пра-

во на кинофильм в целом закон признает за кинопроизвод-

ственным предприятием (ст. 3 закона об авторском праве

РСФСР). Вместе с тем ряд лиц, участвовавших в создании

кинофильма, являются субъектами авторского права в от-

ношении отдельных элементов кинофильма.

К числу таких лиц прежде всего относится автор сце-

нария. Если отдельные элементы сценария (диалоги дей-

ствующих лиц, пояснительные надписи и т. д.) написаны

не автором сценария, то авторы этих элементов сценария

также являются субъектами авторского права. Субъектом

авторского права должен быть признан переводчик сце-

нария.

Субъектами авторского права являются композитор,

написавший музыку для кинофильма, а также художник,

создавший эскизы декораций, костюмов и проч. для кино-

фильма. Субъектом авторского права должен быть при-

знан кинорежиссер. Огромная творческая роль киноре-

жиссера при постановке кинокартины несомненна и не

исчерпывается созданием режиссерского (рабочего) сце-

нария, являющегося самостоятельным объектом автор-

ского права. Творчество кинорежиссера закрепляется в

неизменном виде и на кинопленке. Это дает основание к

признанию кинорежиссера субъектом авторского права.

Субъектом авторского права должен быть признан и ки-

нооператор, роль которого в создании кинофильма весьма

значительна. Кинооператор не только осуществляет тех-

нический процесс киносъемки, но и принимает активное

участие в решении ряда композиционных, тональных и ко-

лористических задач, связанных с постановкой кинофиль-

ма; при создании хроникально-документального фильма

кинооператору приходится выступать и в качестве кино-

журналиста, не только производящего съемку, но и. отби-

рающего при этом наиболее типические факты действи-

тельности соответственно теме и идейному замыслу филь-

-82-                                                                          ..-

ма (*1). Результаты творческой работы кинооператора также

получают свое объективирование на кинопленке.

То обстоятельство, что некоторые творческие работни-

ки киностудии состоят с киностудией в трудовых отноше-

ниях и авторского вознаграждения не получают, также не

является препятствием к признанию их субъектами автор-

ского права, как и в случае признания субъектами автор-

ского права штатных сотрудников научно-исследователь-

ских учреждений, выполнивших научно-исследовательскую

работу в порядке осуществления планов этих учреждений.

Вообще же следует признать субъектами авторского

права на отдельные элементы кинофильма всех лиц, твор-

честву которых обязано создание кинофильма, при усло-

вии, конечно, наличия объективированного результата их

творческой деятельности, могущего быть использованным

и в качестве самостоятельного объекта авторского права.

Таким образом, эти лица являются субъектами авторского

права на отдельные элементы кинофильма и вместе с тем

сохраняют авторское право на свои произведения.

При отсутствии объективированного результата, могу-

щего быть использованным и в качестве самостоятельного

объекта авторского права, нет оснований к признанию

данного лица субъектом авторского права, хотя бы дея-

тельность этого лица и имела творческий характер.

Признание ряда лиц, принимавших творческое участие

в создании кинофильма, субъектами авторского права не

означает, однако, что между ними устанавливаются отно-

шения соавторства, -предусмотренные статьей 5 <Основ>.

Каждое из этих лиц имеет авторское право только на

определенные элементы кинофильма, но не на кинофильм

в целом (*2). За всеми этими лицами должно быть признано

право авторства в отношении созданных ими элементов

кинофильма, в связи с чем они вправе требовать указания

их имени при демонстрировании кинофильма, на афишах

и т. д. Вместе с тем эти лица, в той или иной мере, сохра-

(**1) <Большая Советская Энциклопедия>, т. 21, изд. 2-е, стр. 30.

(**2) До издания <Основ> и закона об авторском праве РСФСР

1928 г. авторское право на кинофильм считалось принадлежащим

как соавторам сценаристу и кинорежиссеру. Иногда в число со-

авторов включались и некоторые другие творческие работники ки-

но (М. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюр-

издат, 1955, стр. 196).

-83-

няют за собой право распоряжения созданными ими про-

изведениями при их использовании отдельно от кинофиль-

ма: сценарист вправе издать сценарий, композитор - но-

ты, написанные для кинофильма, и т. д.

Как указывалось выше, авторское право на киноф.ильм

в целом закон признает за кинопроизводственным пред-

приятием. Это значит, что субъектами авторского права

на кинофильмы являются кинопроизводственные предприя-

тия (*1). Такими кинопроизводственными .предприятиями, со-

стоящими на хозрасчете, являются киностудии художе-

ственных, документально-хроникальных, научно-популяр-

ных, научно-художественных, учебных и мультипликацион-

ных фильмов.

Признание киностудии субъектом авторского права на

кинофильмы, естественно, должно иметь следствием, что

киностудии принадлежат в отношении этого объекта кон-

кретные авторские правомочия (ст.ст. 7 и 18 <Основ>).

Однако на практике авторские правомочия киностудии

почти ни в чем не сказываются. Право на выпуск произ-

ведения в свет киностудии не принадлежит. По существую-

щему порядку окончательное решение вопроса о зрелости

кинематографического произведения (кинофильма) и о

возможности выпуска его на экран принадлежит не кино-

студии, а Министерству культуры. Предоставленное авто-

ру произведения статьей 7 <Основ> право на извлечение

всеми законными способами имущественных выгод фак-

тически, согласно существующим правилам, сводится к

обязанности студии <продавать> свою продукцию кино-

прокату, по сметной стоимости с 5% надбавкой (*2). Кинопро-

катом, а не киностудией осуществляется и воспроизведе-

ние кинофильма с привлечением к изготовлению фильмо-

копий на договорных началах копировальных фабрик.

Кинопрокат осуществляет и распространение кинофильма,

выпуская фильмокопии для демонстрирования на экранах

кинотеатров. Из авторских правомочий у киностудий оста-

лось только право на имя - на обозначение наименования

данной киностудии на выпускаемой ею продукции. Таким

(**1) Возможно создание и так называемых любительских кино-

фильмов. Авторское право на такие кинофильмы должно быть при-

знано за их создателями.

(**2) Имеется в виду Главное управление кинофикации и кинопро-

ката Министерства культуры,

-84-

образом, киностудии практически не осуществляют автор-

ских правомочий, хотя еще около 30 лет назад за ними

было признано авторское право на кинофильмы. Нам ка-

залось бы, что за киностудиями следует закрепить в зако-

не право требовать указания своего наименования на всех

фильмокопиях, афишах, объявлениях в газетах и т. п.

Следовало бы установить, что всякого рода изменения

выпущенного на экраны кинофильма могут иметь место

только при участии киностудии; это могло бы обеспечить

и интересы автора киносценария, композитора и других

участников кинофильма. Возможно признание за кино-

студиями права воспроизводить кадры одного кинофиль-

ма при производстве другого кинофильма (*1). Но вряд ли

имеются достаточные основания к коренному пересмотру

имущественных взаимоотношений киностудий с кинопро-

катом (*2). Таким образом, за киностудией могут быть при-

знаны некоторые правомочия в отношении созданного в

киностудии кинофильма (*3). Но, очевидно, объем этих пра-

вомочий является значительно более узким, нежели объем

правомочий, предоставленных законом автору произведе-

ния - отдельному гражданину (ст. 7 <Основ>).

Действующее советское законодательство об автор-

ском праве ничего не говорит о возможности признания

субъектом авторского права театрального режиссера. А

между тем, как нам кажется, этот вопрос заслуживает вни-

мания. Творческий характер деятельности режиссера-

постановщика не может вызвать сомнений. Широко из-

вестно, что в доведении пьесы до публики режиссер-по-

становщик играет весьма важную роль. История театраль-

ного искусства знает случаи, когда написанная драматур-

гом пьеса приобретала широкую известность только бла-

годаря творческой интерпретаций ее режиссером-постанов-

щиком (*4).. Основная трудность в признании режиссера са-

(**1) Б. П. Орлов. Основные вопросы киноавторского права

СССР. Автореф. канд. диссерт. М., 1954, стр. 16.

(**2) Ряд конкретных предложений именно в такой плоскости де-

лает Б. П. Орлов (см. там же, стр. 14-15).

(**3) Это может иметь некоторое значение и для случаев вывоза

советских кинофильмов за границу.

(**4) А. П. Чехов считал свою пьесу <Вишневый сад> комедией и

даже местами фарсом и удивлялся, почему на афишах и в газетных

объявлениях она называется драмой (см. А. П Чехов. Письма.

собр. соч., т. XX. М., ГИХЛ, 1951, стр. 131, 265). Но Вл. И. Неми-

рович-Данченко и К. С. Станиславский восприняли эту пьесу как

драму (см. там же, стр. 397, 425), вскрыв ее глубокий социальный

смысл. В такой интерпретации она и получила всемирную извест-

ность.

-85-

мостоятельным субъектом авторского права заключается

в том, что деятельность театрального режиссера не фикси-

руется полностью в такой конкретной форме, которая до-

пускала бы возможность ее воспроизведения. Сделанные

режиссером письменные указания и ремарки охраняются

в качестве литературных произведений. Следует, однако,

полагать, что быстрое развитие техники даст возможность

запечатлеть полностью творческий труд режиссера по до-

ведению пьесы до зрителя (например путем записи на ки-

нопленку, магнитную ленту и т. д.). При таких условиях

отпадают основные возражения против признания режис-

сера-постановщика субъектом авторского права (на пра-

вах соавтора вместе с драматургом, а при постановке опе-

ры или балета-вместе с либреттистом и композитором).

Назрел, как нам кажется, вопрос о .признании законом

прав артистов-исполнителей (солистов-музыкантов, пев-

цов, драматических артистов, дирижеров и др.). Никто не

сможет отрицать того исключительного значения, которое

имеет художественное исполнение для понимания, истол-

кования смысла произведения. Иногда музыкальное про-

изведение <доходит> до слушателя полностью только в

результате его интерпретации, обладающей всеми черта-

ми творчества (например романсы Глинки, Мусоргского и

других русских композиторов в исполнении Ф. Шаляпина,

исполнение известным дирижером А. Никишем Пятой сим-

фонии П. И. Чайковского, не имевшей особого успеха,

когда дирижировал сам автор). Новая интерпретация за-

ставляет иногда понимать совсем по-новому уже хорошо

знакомые музыкальные произведения (например интер-

претация произведений Баха, Бетховена, Листа и других

композиторов в исполнении одного из лучших представи-

телей советской музыкальной школы С. Рихтера)(*1).

(**1) Академик Б. Асафьев писал: <Жизнь музыкального произве-

дения в его исполнении...>. <Написанная картина может жить

в музее или в любом помещении; стихи, если они напечатаны, уже

живут; напечатанное произведение-ноты-еще не музыка; ее

надо воспроизводить-интонировать, нужны инструменты, нужны

исполнители> (Б. Асафьев. Музыкальная форма, eaet процесс.

М.-Л., Гос. музыкальное изд-во, 1947, стр. 58, 59).

-86-

То же следует сказать и в отношении других видов произ-

ведений (например высокохудожественное чтение В. И. Ка-

чаловым отрывков из <Мертвых душ> Гоголя, <Демона>

Лермонтова, роли <от автора> в пьесе <Воскресение> по

роману того же названия Л. Н. Толстого). Авто же время

артист-исполнитель не пользуется правовой охраной в слу-

чае использования его исполнения какой-либо организа-

цией (например киностудией, организацией звукозаписи

и т. д.). Артист-исполнитель не имеет в своем распоряже-

нии правовых средств, обеспечивающих от искажения до-

стигнутый им результат его творческой деятельности при

публичном демонстрировании, воспроизведении в механи-

ческой записи и т. д. (*1). В этом отношении ему должна быть

предоставлена надлежащая правовая охрана. Следует так-

же обеспечить права артистов-исполнителей при дальней-

шем использовании их исполнения (тем или иным спосо-

бом зафиксированного) другими организациями (например

при передаче по радио исполнения певца в механической

записи). Как правило, дальнейшее использование исполне-

ния должно иметь место только с разрешения артиста-

исполнителя. Разумеется, при этом должны учитываться и

интересы всего общества; поэтому в отдельных случаях

должно быть допущено дальнейшее использование испол-

нения и без предварительного разрешения артиста-

исполнителя. Должны быть разработаны специальные

ставки вознаграждения за дальнейшее использование

исполнения. На практике при передаче по радио или

телевидению, а также при демонстрировании кинофильмов

обычно указываются имена артистов-исполнителей; но это

должно быть закреплено в законе.

Признание законом прав артистов-исполнителей будет

стимулировать развитие творчества исполнителей, способ-

ствовать повышению качества исполнения, а вместе с тем

обеспечит наблюдение и контроль за выпускаемыми в

свет записанными на граммофонную пластинку или иным

способом их выступлениями. В случае нарушения прав

артиста-исполнителя, которые должны быть закреплены

за ним в законе, артисту-исполнителю должно 'быть пре-

доставлено 'право требовать воспрещения соответствующих

(**1) О необходимости защиты при монтаже кинофильма образа,

созданного киноактером, писал заслуженный артист РСФСР

Г. Бударов (см. <Советская культура> от 5 февраля 1955 г.).

-87-

действий и устранения последствий их совершения (напри-

мер изъятия негодных грампластинок из продажи).

Естественно, что при законодательном урегулировании

правового положения артистов-исполнителей должен быть

решен и вопрос о круге артистов-исполнителей, исполне-

ние которых должно охраняться законом. При установле-

нии охраны прав артистов-исполнителей должны быть над-

лежащим образом обеспечены и права автора исполняемо-

го произведения и права организаций, при посредстве ко-

торых осуществляется исполнение (киностудий, радиостан-

ций, организаций, осуществляющих телевизионные переда-

чи, и др.). Все это представляет немалые трудности. Но

все же при пересмотре действующего законодательства эти

вопросы не должны уйти из поля зрения законодателя.

Вместе с тем нельзя не отметить, что правовая охрана прав

артистов-исполнителей несколько выходит за пределы ав-

торского права. Самый гениальный артист-исполнитель все

же нового, самостоятельного произведения не создает. По-

этому, устанавливая в законе охрану прав артистов-испол-

нителей, быть может, правильней было бы говорить о пра-

вах, <смежных> или <родственных> с авторским правом (*1).

Закон признает авторское право не только за самим

автором, но и за его правопреемниками (ст. 1 <Основ>).

В литературе принято авторское право автора называть

первоначальным, так как оно возникает в силу самого

факта создания автором произведения, авторское же право

преемника автора - производным, поскольку оно возни-

кает в результате перехода к нему правомочий, уже при-

надлежащих автору; содержание производного авторского

права находится в прямой зависимости от содержания

первоначального авторского права. Объем прав субъекта

первоначального и производного авторского права не сов-

падает. По общему правилу, объем прав субъекта произ-

водного авторского права является более узким, нежели

объем прав субъекта первоначального авторского права;

(**1) Так поступает чехословацкий закон об авторском праве

( 83-91). Ксть взгляд, рассматривающий исполнительство как са-

мостоятельный объект авторского права (см. тезисы доклада Н. Г.

Зильберштейна <Музыкальное произведение, как объект права>,

сделанного на заседании сектора гражданского права и процесса

Института права АН СССР 3 февраля 1955 г.). Но представители

этого взгляда идут слишком далеко: исполнительство - это все же

только интерпретация чужого произведения.

-88-

путем правопреемства переходят не все, а только часть

правомочий автора.

Правопреемство в авторском 'праве возможно как при

жизни автора, так и в порядке наследования. При жизни

автора правопреемство в авторском праве обычно про-

исходит на основании договора, которым автор передает

другому гражданину, а чаще юридическому лицу те или

иные свои правомочия для использования их определенным

способом и в пределах сроков, установленных законом или

договором (*1).

В связи с тем, что правопреемники автора могут осу-

ществлять не все правомочия, возникающие из авторского

права, в нашей литературе было сделано предложение

вообще отказаться от деления авторского права на перво-

начальное и производное (*2). Но именно потому, что к

правопреемникам автора переходят не все правомочия

автора и не по всем способам их использования, имеет

смысл пользоваться понятиями первоначального и про-

изводного авторского права.

Что юридическое лицо может быть субъектом автор-

ского права в порядке правопреемства - это не вызывает

сомнений. Обычно производное авторское право юриди-

ческое лицо приобретает по договору с автором произведе-

ния (издательскому, постановочному или иному), по

которому автор уступает на известный срок принадлежа-

щее ему право на издание-издательству, на постанов-

ку - зрелищному предприятию и т. д. Но может ли

юридическое лицо быть субъектом первоначального автор-

ского права? Этот вопрос привлек к себе внимание со

стороны ряда советских юристов.

По мнению одних юристов, юридическое лицо может

обладать только производным авторским правом, так как

первично оно возникает лишь в результате творчества

действительных авторов или соавторов произведения (*3)

По мнению других, юридическое лицо может явиться

(**1) См ниже. гл. IV и V.

(**2) В. А. Кабатов. Советское авторское право на произведения

изобразительного искусства. Автореф. канд. диссерт. М., 1954, стр. 7.

(**3) Ci. И. Я. Хейфец. Авторское право. М., Изд-во <Советское

законодательство>, 1931, стр. 70: <Советское гражданское право>.

Учебное пособие для высших учебных заведений, т. II. М., Госюр-

издат, 1951, стр. 340.

-89-

обладателем первоначального авторского права, поскольку

оно возникает не в результате только простой передачи

прав отдельными авторами-гражданами, но в результате

организующей деятельности соответствующих предприя-

тий (*1). Некоторые авторы (применительно к авторскому

праву киностудии) считают, что юридическое лицо произ-

водно приобретает лишь часть правомочий действительно-

го автора, не устраняя последнего совсем: приобретение

же самостоятельного авторского права касается только

объекта, который не является объектом права других

авторов - граждан (*2).

За последнее время в нашей литературе было выска-

зано еще такое мнение, что для признания авторского пра-

ва юридического лица требуется наличие двух обстоя-

тельств. Авторское право за юридическим лицом может

быть признано: 1) когда оно возникает не на тот объект,

на который имеют авторское право отдельные конкретные

авторы, 2) когда по самому характеру произведения не

может быть установлено определенное лицо, которое

создало это произведение; самостоятельное авторское пра-

во признается за юридическим лицом в силу того, что это

юридическое лицо организовало и объединило творческую

деятельность группы лиц (*3).

В связи с этим, следует прежде всего заметить, что

конкретно вопрос может итти не о первоначальном автор-

ском праве юридических лиц вообще, а о первоначальном

авторском праве издательств журналов и других повре-

менных изданий, а также энциклопедических словарей, за

которыми закон признает такое авторское право на эти

издания в целом (ст. 13 <Основ>), и кинопроизводствен-

ных предприятий, за которыми закон признает такое

авторское право на киноленту (ст. 3 закона об авторском

праве РСФСР) (*4).

(**1). Б. Н. Городецкий. Правовое  положение  писателей

и композиторов по законодательству Союза ССР и РСФСР. М.,

1946, стр. 21.

(**2) Б. П. Орлов. Основные вопросы киноавторского права

СССР. Автореф. канд. диссерт. М., 1954, стр. 12 и 13.

(**3) М. В. Гордон.  Советское авторское право. М., Гос-

юриздат, 1955, стр. 51-52.

(**4) Постановлением ЦИК и СНК СССР от 15 января 1935 г.

было установлено, что Телеграфное агентство СССР и Телеграфные

агентства союзных республик пользуются всеми правами авторства

на информацию, распространяемую ими при посредстве всех видов

связи (СЗ СССР, 1935, № 5, ст. 366). В данном случае не возникает

вопроса о производном характере авторского права ТАСС, так как

самая информация, собираемая работниками ТАСС, не является

объектом авторского права

-90-

Применительно к этим случаям и должен рассматри-

ваться вопрос о первоначальном авторском праве юриди-

ческого лица. В указанных случаях, действительно, автор-

ское право издательства и киностудии признается не на

тот объект, на который имеют авторское право конкретные

авторы. Но как киностудиям, так и издательствам повре-

менных изданий и энциклопедий всегда хорошо известны

лица, принимавшие непосредственное участие в создании

произведения. Поэтому нельзя согласиться с тем, что

первоначальное авторское право юридического лица имеет

место, когда по самому характеру произведения не могут

быть установлены определенные лица, которые создали

это произведение. Что же касается организующей деятель-

ности издательств повременных изданий и энциклопедий,

а также киностудий, в силу которой, якобы, они делаются

субъектами первоначального авторского права, то органи-

зующая деятельность этих юридических лиц не является

более значительной, нежели организующая деятельность

многих других юридических лиц, например издательств

политической, художественной или технической литерату-

ры; а ведь закон не предоставляет этим издательствам

авторского права на издаваемые ими коллективные учеб-

ники, сборники и т. п. Основание для признания в рас-

смотренных выше случаях у юридического лица перво-

начального авторского права, быть может, следует видеть

в том, что в этих случаях в создании произведения прини-

мает участие большой состав лиц, между которыми не воз-

никает правовых отношений даже в тех случаях, когда они

являются обладателями авторского права на какие-то

части коллективного труда, в связи с чем законодатель и

счел нужным закрепить авторское право непосредственно

за данной организацией, которая несла бы ответственность

перед обществом за весь коллективный труд в целом.

Но если объем правомочий автора-писателя, худож-

ника и т. п. определяется общими нормами законодатель-

ства об авторском праве, то в отношении юридического

лица решающее значение имеет его специальная правоспо-

-91-

собность, за пределы которой оно при осуществлении своих

авторских прав выйти не может. Таким образом, объем

авторских правомочий юридического лица всегда является

более узким, нежели автора произведения - отдельного

гражданина.

Во всяком случае, признание первоначального автор-

ского права за юридическим лицом является изъятием из

общего правила, что субъектом первоначального автор-

ского права может быть только гражданин, в результате

творческой деятельности которого возникло произведение.

Поэтому и требуется для этого специальная норма закона.

Если же она отсутствует, то юридическое лицо не может

являться субъектом первоначального авторского права.

Вместе с тем следует констатировать, что закрепление

в указанных выше случаях за издательствами и киносту-

диями первоначального авторского права большого прак-

тического значения не получило. В отношении киностудий

мы это уже раньше отмечали. К тому же по действующему

законодательству срок его действия ограничен десятью

годами, и по истечении этого срока указанные организации

уже не являются субъектами авторского права.

В некоторых случаях субъектом авторского права

может быть и государство. Государство является субъек-

том авторского права в отношении произведений, признан-

ных государственным достоянием. В первые годы Совет-

ской власти признание произведений умерших авторов

достоянием государства применялось в широких размерах.

Следует иметь в виду, что ко времени Великой Октябрь-

ской революции авторские права на произведения многих

дореволюционных авторов перешли к издателям-капита-

листам. Объявление произведений достоянием государства,

означавшее признание государственной монополии на

издание и исполнение этих произведений, давало возмож-

ность сохранения в неприкосновенности идейного наследия

и широкого распространения его по доступным ценам

среди народа. Были признаны достоянием государства

произведения виднейших дореволюционных писателей и

композиторов. Достоянием государства были признаны

произведения Г. В. Плеханова.

<Основы авторского права> 1925 г. установили иной

способ признания произведения достоянием государства-

принудительный выкуп произведения. Это положение

-92-

нашло свое отражение и в <Основах авторского права>

1928 г.

Согласно статье 20 <Основ> авторское право на всякое

произведение может быть выкуплено принудительным

порядком Правительством Союза ССР или правительством

той союзной республики, на территории которой данное

произведение впервые было выпущено в свет или находит-

ся в виде рукописи, эскиза или в иной объективной форме.

Размер причитающегося в случае принудительного выкупа

автору или его правопреемникам вознаграждения опреде-

ляется компетентными государственными органами (ст. 13

закона об авторском праве РСФСР). В силу принудитель-

ного выкупа государство делается обладателем авторского

права (как правило, в течение всей жизни автора и 15 лет

после его смерти). По истечении этого срока авторское

право считается прекратившимся и произведение может

воспроизводиться, распространяться и исполняться всеми

лицами. Принудительный выкуп .произведения рассчитан

на тот исключительный случай, когда автор или его право-

преемники по тем или иным причинам не захотят опубли-

ковать произведение, представляющее для общества зна-

чительный интерес. Необходимо, однако, заметить, что в

СССР случаев принудительного выкупа литературного,

Музыкального или иного произведения не было.

Государство может стать субъектом авторского права

также и после смерти автора, если автор завещает свое

произведение государству (*1).

(**1) См. ниже, гл. V.

Глава IV

СОДЕРЖАНИЕ АВТОРСКОГО ПРАВА

1. Общая характеристика содержания

авторского права

В условиях социалистического общества автор пресле-

дует основную цель - создать такое произведение, кото-

рое могло бы обогатить советскую культуру, способство-

вать удовлетворению все растущих научных и художест-

венных запросов советского народа. Свою работу над со-

зданием произведений литературы, науки и искусства

советский автор проводит в тесном и постоянном содру-

жестве с преследующими ту же цель социалистическими

организациями, при помощи которых он доводит свое

произведение до сведения общества (с издательствами,

зрелищными предприятиями, различного рода научны-

ми учреждениями, а также с творческими организаци-

ями).

В социалистическом обществе автор не является оди-

ночкой и всегда может рассчитывать на содействие и по-

мощь общества.

Существенное значение в обеспечении необходимых

условий для развития творческой деятельности авторов

имеют и нормы авторского права, всемерно охраняющие

их имущественные и неимущественные интересы, возни-

кающие в связи с созданием произведения и использова-

нием его обществом. Для охраны этих интересов совет-

ское авторское право предоставляет автору ряд прав

-94-

(правомочий), которые в своей совокупности и состав-

ляют содержание авторского права (*1).

В статье 7 <Основ>, на которую уже приходилось

ссылаться, сказано, что <автор имеет исключительное

право под своим именем или под условным именем (псев-

донимом), или без обозначения имени (анонимно) вы-

пустить в свет свое произведение и в течение установлен-

ного в законе срока всеми дозволенными законом спосо-

бами воспроизводить и распространять его, а равно

извлекать всеми законными способами имущественные

выгоды из названного исключительного права>. Но этим

не исчерпывается перечень принадлежащих автору прав.

Закон предоставляет ему также ряд других прав, среди

которых следует отметить: право на неприкосновенность

произведения (ст. 18 <Основ>), право на издание и пере-

издание произведения (ст. ст. 17, 18 и др. закона об автор-

ском праве РСФСР), право на постановку и публичное

исполнение неизданного драматического, музыкально-

драматического. музыкального, пантомимного, хореогра-

фического  или  кинематографического  произведения

(ст. 8 <Основ>, ст. 30 закона об авторском праве РСФСР),

право разрешать снабжение своих произведений иллю-

страциями (ст. 18 <Основ>), право запрещать использо-

вание текста литературного произведения в музыкальных

(**1) В советской юридической литературе является спорным, вхо-

дит ли интерес в само понятие субъективного гражданского права.

Некоторые авторы включают интерес в качестве необходимого

элемента в содержание  субъективного  гражданского  права

( A. В. Венедиктов. Государственная социалистическая соб-

ственность. М.-Л., Изд-во АН СССР, 1948, стр. 38: его же.

О государственной собственности в СССР и организации управле-

ния ею (<Советское государство и право>. 1951, № 2, стр. 45);

О С Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому пра-

ву Л, Изд-во Ленингр. гос. ун-та, 1949, стр. 50: Ю.К.Толстой.

Содержание и гражданско-правовая защита права собственности

в СССР Л., Изд-во Ленингр. гос. ун-та, 1955, стр. 155). Другие

полагают, что субъективное право, опираясь на интерес, само инте-

ресом не является, хотя утеря социально-значимого интереса и

может повести к тому, что субъективное право утратит свое значе-

ние и свою ценность (С. Н. Братусь. Субъекты гражданского

права. М., Госюриздат, 1950, стр. 20-21). Последняя точка зрения.

нам представляется более правильной. Но так или иначе, интерес,

понимаемый как социально-значимый, классовый интерес, имеет ре-

шающее значение для субъективного гражданского права.

-95-

произведениях (п. <з> ст. 9 <Основ>), право на коррек-

туру своего произведения (п. 17 типового издательского

договора), право присутствовать на всех репетициях,

просмотрах и обсуждениях спектакля (п. 8 типового по-

становочного договора). Приведенный здесь перечень

могущих принадлежать автору прав не является исчер-

пывающим. Закон и другие нормативные акты предостав-

ляют автору и некоторые другие права (правомочия).

Конкретное же содержание прав (правомочий) автора на

данное произведение определяется родом произведения

и способом его использования.

Вместе с тем надо иметь в виду, что в зависимости от

развития техники и появления новых способов использо-

вания произведений могут появляться и новые виды

правомочий автора.

Широкий круг закрепленных законом за автором прав

является ярким доказательством заботы Коммунистиче-

ской партии и Советского правительства об обеспечении

наиболее благоприятных условий для стимулирования

творческой деятельности авторов.

* * *

В советской юридической литературе принято деление

субъективных гражданских прав на права имуществен-

ные и права личные (*1). Этим делением пользуются также

и законодательство (*2) и судебная практика (*3).

В настоящей работе мы не можем ставить перед

собой задачу исследования общего вопроса о делении

субъективных гражданских прав на права имущественные

и личные. Но поскольку это деление применяется в лите-

ратуре и в отношении авторских правомочий, приходится

все же уделить ему известное внимание.

Под имущественными правами обычно понимаются

права, имеющие экономическое содержание. Что же пред-

(**1) <Советское гражданское право>, т. 1. М., Госюриздат, 1950,

стр. 113.

(**2) Закон о судоустройстве СССР (ст. 2); Положение о прокурор-

ском надзоре СССР (ст. 2).

(**1) В качестве примера можно сослаться хотя бы на постановле-

ние Пленума Верховного суда СССР от 7 мая 1954 г. <О судебной

практике по делам об установлении фактов, от которых зависит

возникновение, изменение или прекращение личных или имущест-

венных прав граждан>.

-96-

ставляют собой личные права, является более чем

спорным.

Так, С. Н. Братусь пишет, что, строго говоря, каждое

субъективное право является личным правом, поскольку

оно принадлежит определенному лицу. Можно понимать

также под личным правом всякое субъективное право,

обеспечивающее удовлетворение неимущественных инте-

ресов. И наконец, в более узком смысле под личным не-

имущественным правом можно понимать только права на

блага, неотделимые от личности (право на имя, на честь,

право авторства и др.); неотделимость благ от личности

означает непередаваемость этих благ, а потому и непере-

даваемость личных неимущественных прав (*1).

Е. А. Флейшиц, отмечая многообразие значения тер-

мина <личные права>, выделяют особую группу <личных

прав>, охраняющих непротивоправные проявления инди-

видуальных черт, способностей, стремлений человека.

К числу таких прав она относит: 1) права на жизнь, здо-

ровье, на телесную неприкосновенность и на личную сво-

боду, 2) право на имя, 3) право на честь и 4) личные

права изобретателей и авторов литературных, научных или

художественных произведений (*2).

М. М. Агарков, также обращая внимание на много-

образие значений термина <личные права>, сам понимает.

под <личными правами> некоторые неимущественные

права, защищаемые против всякого и каждого (так на-

зываемые абсолютные), права на блага, неотделимые от

личности субъекта права. Возражая против определений

понятия <личных прав>, данного Е. А. Флейшиц,

М. М. Агарков отмечает прежде всего, что оно является

слишком широким. Индивидуальные особенности личности,

ее наклонности, вкусы и т. д. охраняются и правом личной

собственности и другими правами, принадлежащими от-

дельному гражданину. По мнению М. М. Агаркова, опре-

деление Е. А. Флейшиц обладает и другим недостатком.

Оно совершенно не подходит для определения наиболее

важных видов личных прав, а именно-права на честь и

права авторства. Честь является некоторым чисто

(**1) <Советское гражданское право>, т. 1. М., Госюриздат,

1950, стр. 193.

(**2) Е. А. Флейшиц. Личные права я гражданском праве

Союза ССР и капиталистических стран. М., 1941, стр. 9, 121.

-97-

объективным качеством. Ее никак нельзя отнести к вкусам,

наклонностям или вообще к индивидуальным особенно-

стям отдельного человека. Равным образом авторство, т. е.

принадлежность определенному лицу как автору литера-

турного или иного произведения, является объективным

фактом. Защита права авторства, защита права назы-

ваться автором произведения и права запрещать другим

приписывать это авторство кому-либо другому не имеет

никакого отношения к индивидуальным особенностям и

наклонностям того или другого лица (*1).

Расходится М. М. Агарков с Е. А. Флейшиц и в отно-

шении круга личных неимущественных прав, охраняемых

гражданским, правом. М. М. Агарков не видит оснований

к отнесению к области гражданского права таких прав,

как право на жизнь, на свободу, па телесную неприкосно-

венность. По мнению М. М. Агаркова, по поводу таких

личных благ, как жизнь, здоровье, свобода, возникают

лишь отношения, регулируемые административным пра-

вом или уголовным правом, но не возникает общественных

отношений, которые пришлось бы отнести к другой отрас-

ли советского права (*2).

Автор статьи в Большой Советской Энциклопедии

<Личные права по советскому праву> подразделяет лич-

ные права на политические (право участия в выборах,

право собраний и др.), имущественные (право личной

собственности, право на социальное обеспечение, право

на алименты и др.) и неимущественные (например автор-

ство). Далее он указывает, что некоторые имущественные

личные права неразрывно связаны с данным лицом и не

могут передаваться (алиментные права и др.). Личные

же неимущественные права характеризуются двумя при-

знаками: они не подлежат оценке и неотделимы от обла-

дателя этих прав (*3).

Такие разноречивые суждения о природе и круге лич-

ных прав показывают, что этот вопрос не может еще счи-

таться разрешенным (*4).

(**1) М. Агарков. Предмет и система советского гражданского

права (<Советское государство и право>, 1940, № 8-9, стр. 65--66).

(**2) См. там же, стр. 68.

(**3) <Большая Советская Энциклопедия>, т. 25, изд. 2-е, стр. 305.

(**4) Кроме названных выше работ см. также: Е. Домбровский.

Неимущественный интерес в гражданском праве (<Социалистиче-

ская законность>, 1937, № 8); И. Гуревич. Честь и другие не-

имущественные права граждан и их охрана в социалистическом

гражданском праве (<Советская юстиция>, 1939, № 2): В. Рясен-

цев. Неимущественный интерес в советском гражданском праве

(<Уч. зап. Мос. юр. ин-та>, 1939, № 1, стр. 26). С новой концепцией

личных прав выступил К. Ф. Егоров в статье <Личные неиму-

щественные права граждан в СССР> (<Вопросы советского права>.

<Уч. зап. Ленингр. гос. ун-та>, № 151, 1953, стр. 139-150).

-98-

Следует констатировать, что советское законодатель-

ство по авторскому праву не знает деления прав автора

на личные и имущественные. Статья 7 <Основ>, перечис-

ляющая основные правомочия автора, не указывает, ка-

кие из них относятся к личным и какие-к имуществен-

ным правам. В статье же II закона об авторском праве

РСФСР сказано только, что <авторское право подлежит

защите от нарушения также и в тех случаях, когда с на-

рушением его не связаны определенные имущественные

интересы>.

Несмотря на это, в теории советского гражданского

права прочно укрепилось деление принадлежащих автору

прав на права личные и права имущественные (*1). При этом

иногда делаются попытки связать личные и имуществен-

ные права автора с двумя группами отношений, регули-

руемых авторским правом, - отношениями личными и

отношениями имущественными (*2).

Нам представляется, однако, что о непосредственной

связи права с теми или иными общественными отноше-

ниями можно говорить только в тех случаях, когда речь

идет о нормах права (или совокупности правовых норм),

регулирующих тот или иной круг общественных отноше-

ний. Общей же предпосылкой конкретного субъективного

права, как возможности определенного поведения упра-

вомоченного лица, является признанная законом право-

способность (правосубъектность) лица, которая, при на-

(**1) Ci. <Советское гражданское право>, т. II. М., Госюриздат,

1951, стр. 337; Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском

праве Союза ССР и капиталистических стран. М., 1941, стр. 161-

162; Е. П. Торка невский. Личные и имущественные права

авторов литературных произведений по советскому праву. Авто-

реф. канд. диссерт. Куйбышев, 1953, и др.

(**2) И. А. Гринголь ц. Права автора сценического произведе-

ния в СССР. Автореф. канд. диссерт. М., 1953, стр. 7-8; В. А. Ка-

батов. Советское авторское право на произведения изобразитель-

ного искусства. Автореф. канд. диссерт. М., 1954, стр. 4.

-99-

личии указанных в законе условий, и получает свой

непосредственное осуществление в конкретных субъектив-

ных правах (и обязанностях) (*1). Поэтому нет оснований

связывать субъективные права автора непосредственно с

теми или иными отношениями, регулируемыми советским

авторским правом. Какие именно права автора относятся

к его имущественным правам и какие - к личным, в со-

ветской литературе является спорным. В отношении лич-

ных прав автора советские юристы обычно придержи-

ваются трехчленного деления, разграничивая эти права

на три основные группы: 1) право автора на опубликова-

ние произведения (на выпуск его в свет); 2) право на

авторство; 3) право на неприкосновенность произведе-

ния (*2). Что же касается имущественных прав, то некоторые

юристы относят к их числу только право на получение

гонорара (*3); другие, кроме права на получение гонорара,

включают в число имущественных прав автора и право

на воспроизведение и распространение произведения и

некоторые другие правомочия имущественного характе-

ра (*4). Вместе с тем довольно единодушно советские циви-

листы подчеркивают тесное переплетение имущественных

и личных прав автора (*5), что, с нашей точки зрения, яв-

(**1) См. С. Н. Братусь. Субъекты гражданского права. М.,

Госюриздат, I960, стр. 17; А. В. Венедиктов. О субъектах со-

циалистических правоотношений (<Советское государство и право>,

1955, №6, стр. 19).

(**2) Ci. M. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюр-

издат, 1955, стр. 120; Е. А. Флейшиц. Личные права в граждан-

ском праве Союза ССР и капиталистических стран. M., 1941,

стр. 165 и др.

(**3) См. И. А. Грингольц. Права автора сценического произ-

ведения в СССР. Автореф. канд. диссерт. М., 1953, стр. 8:

А. И. Ваксбер г. Основные черты издательского договора по

советскому гражданскому праву. <Уч. зап. ВИЮН>, вып. 3. М"

Госюриздат, 1955, стр. 110-III.

(**4) См. <Советское гражданское право>, т. II. M., Госюриздат,

1951, стр. 348; Б. Н. Городецкий. Правовое положение писа-

телей и композиторов по законодательству Союза ССР и РСФСР.

М., 1946, стр. 12; В. А. Кабатов. Советское авторское право на

произведения изобразительного искусства. Автореф. канд. диссерт.

М., 1954, стр. 4.

(**5) См. <Советское гражданское право>, т. II, М" Госюриздат,

1951, стр. 337: M. Агарков. Предмет и система советского граж-

данского права (<Советское государство и право>, 1940, № 8-9,

стр. 69); А. И. В аксбер г. Некоторые вопросы советского автор-

ского права (<Советское государство и право>, 1954, № 8, стр. 37)

и др.

-100-

ляется только известным образным выражением, но не

дает надлежащего объяснения роли и значения принад-

лежащих автору прав.

Мы позволяем себе утверждать, что каждое принадле-

жащее автору право (правомочие) призвано в той или

иной мере, в большей или меньшей степени охранять как

его имущественные, так и неимущественные интересы (*1).

Так, например, право на выпуск произведения в свет

обычно считается личным правом автора, но от опубли-

кования произведения автор в подавляющем большинстве

случаев получает известный доход. Таким образом, воз-

можность имущественного интереса у автора в связи с

осуществлением им права на выпуск произведения в свет

не может вызывать сомнений.

Принадлежащее автору право на переиздание про-

изведения, как правило, связанное с получением гонорара,

охраняет не только его имущественные, но и неимущест-

венные интересы: автор может возражать против переизда-

ния, если считает свое произведение уже устаревшим или

требующим исправлений в связи с указаниями критики.

Нарушение права на авторство, также обычно призна-

ваемого личным правом автора, может нарушить и

имущественные интересы автора (например в случае

выдачи чужого произведения за свое).

(**1) Под имущественным интересом мы понимаем всякий интерес,

так или иначе связанный с имущественной сферой данного лица.

Неимущественным интересом, очевидно, будет являться интерес, не

связанный с имущественной сферой данного лица. Такое, правда,

весьма общее определение понятий имущественного и неимущест-

венного интереса позволяет, как нам кажется, избегнуть тех за-

труднений, которые возникают при попытках дать более детальное

определение этих понятий.

В отдельных случаях установление имущественного и неиму-

щественного характера интереса, быть может, составит некоторые

затруднения. Для подавляющего же большинства случаев при на-

личии спора суду не составит затруднения установить, идет ли дело

об охране имущественных или неимущественных интересов автора,

поскольку на практике всегда дело идет о каких-то конкретных

интересах (имущественного или неимущественного порядка). Прак-

тически суд будет руководствоваться ст. II закона об авторском

праве РСФСР, в равной мере охраняющей не только имуществен-

ные, но и неимущестренные интересы автора.

-101-

Личным правом признается и право на неприкосно-

венность произведения; но в случае, например, искажения

театрально-зрелищным предприятием пьесы при ее поста-

новке могут быть нарушены не только неимущественные,

но и имущественные интересы автора, поскольку такое

искажение может повести не только к сокращению выруч-

ки от посещений публикой театра (автор драматического

произведения получает вознаграждение в виде процент-

ных отчислений от суммы сбора за продажу билетов), но

и к снятию пьесы с репертуара театра.

С другой стороны, получение значительного вознаграж-

дения в большинстве случаев означает одобрение обще-

ством личных заслуг автора как творца литературно-

художественного, музыкального или иного произведения

и тем самым непосредственно затрагивает и неимущест-

венные интересы автора: для автора является великой

честью получить признание и одобрение со стороны со-

циалистического общества (например в случае многочис-

ленных переизданий произведения, пользующегося успе-

хом у советского читателя).

В доказательство раздельного существования личных

и имущественных прав автора иногда делается ссылка

на различие в основаниях и последовательности возник-

новения личных и имущественных прав автора.

Так, А. И. Ваксберг утверждает, что личные, субъек-

тивные права автора возникают тотчас же после создания

им произведения. Возникновение у автора личных прав

является выражением его общегражданской правоспособ-

ности. Личные права принадлежат всякому автору произ-

ведения науки, литературы и искусства, отвечающего

определенным признакам (ст. ст. 1 и 4 <Основ>). Напро-

тив, имущественные права автор имеет, как правило,

только в случае использования обществом результатов его

труда. Имущественные права автора возникают лишь

при наличии сложного фактического состава, в который

входят: договор литературного (музыкального, художе-

ственного) заказа, создание произведения и его одобрение

(принятие); или: создание произведения, одобрение его,

предшествующее заключению договора, и согласие автора

на использование произведения, оформленное в виде изда-

тельского договора; или: создание произведения и факти-

ческое (бездоговорное, с нарушением личных прав

-102-

автора) использование произведения (напечатание, пуб-

личное исполнение), причем в этом случае у автора

возникают дополнительные имущественные правомочия,

вытекающие не только из факта использования произве-

дения обществом (авторский гонорар), но и из факта

нарушения личных авторских правомочий (штраф) и т. д.

Далее А. И. Ваксберг утверждает, что личные права

автора, раз возникнув, продолжают существовать либо

до смерти автора, либо даже до истечения 15 лет после его

смерти. Имущественные же права автора, так сказать, еди-

новременны: каждый раз по мере использования их авто-

ром они исчерпывают себя и прекращаются. Для того что-

бы они возникли у автора вновь (как субъективное право'),

снова должен наличествовать весь сложный фактический

состав или хотя бы должно иметь место восполнение

недостающих его элементов (*1).

Обращаясь к этим высказываниям А. И. Ваксберга,

следует прежде всего отметить, что для возникновения

<личных прав> автора еще недостаточно наличия у него

общей гражданской правоспособности; требуется нали-

чие важного юридического факта, с которым закон свя-

зывает возникновение прав автора,- создания произве-

дения. Центр тяжести при возникновении прав автора,

даже если они будут характеризоваться как личные,-не

в общей гражданской правоспособности автора, а в факте

создания произведения, отвечающего требованиям, уста-

новленным законом.

Нельзя согласиться с утверждением А. И. Ваксберга,

что будто бы имущественные права автор имеет, как пра-

вило, только в случае использования обществом резуль-

татов его труда. Не следует смешивать момент возникно-

вения права и момент его реализации. Реализация права

может иметь место иногда значительно позднее момента

его возникновения. Например, личный собственник, не

использующий в данное время принадлежащее ему иму-

щество для непосредственного удовлетворения своих

потребностей, может предоставить это имущество во

временное возмездное пользование другого лица, с тем,

(**1) А. И. Ваксберг. Некоторые вопросы советского автор-

ского права (<Советское государство и право>, 1954, № 8,

стр. 37-38).

-103-

конечно, чтобы такое предоставление имущества во вре-

менное возмездное пользование другому лицу не проти-

воречило потребительскому характеру личной собствен-

ности, не приводило к извращению основного содержания

права личной собственности (*1). Так что же, разве право

распоряжения имуществом у личного собственника воз-

никнет только с момента сдачи личным собственником

имущества в аренду, со времени заключения договора

имущественного найма? Очевидно, на этот вопрос следует

дать отрицательный ответ. Право распоряжения вещью

возникает у личного собственника с момента приобрете-

ния им права собственности на эту вещь, но реализация

принадлежащего ему права распоряжения (в различных

формах) может произойти гораздо позже.

Аналогично должен решаться вопрос и в отношении

<имущественных прав> автора. Нельзя смешивать момент

их возникновения и момент их реализации. Право на по-

лучение определенной суммы гонорара автор приобретает

обычно при наличии авторского договора, одобрения

произведения издательством и т.д. Но право на извлече-

ние всеми законными способами имущественных выгод из

своего произведения (ст. 7 <Основ>) принадлежит автору

с момента создания им произведения литературы, науки

или искусства. Именно потому, что закон предоставляет

ему это право, автор и может получать авторский гонорар

при использовании в тех или иных формах, теми или

иными способами принадлежащего ему авторского права.

Предусмотренные статьей 7 <Основ> главные виды прав

автора возникают одновременно с моментом создания

'произведения (*2), но реализация их может происходить

позже (роман, повесть могут выйти в свет много лет спу-

стя после их написания).

Обратимся теперь к утверждению А. И. Ваксберга, что

личные права, раз возникнув, продолжают существовать

(**1) См. Р. О. Халфина. Право личной собственности граждан

СССР. М., Изд-во АН СССР, 1955, стр. 151.

(**2)  Лишь в качестве изъятия, для приобретения автором фото-

графических произведений авторских прав одного факта создания

произведения недостаточно, а требуется еще совершение некоторых

формальностей: обозначение на каждом экземпляре фирны, а так-

же года выпуска в свет фотографического произведения (см. ст. 12

<Основ>).

-104-

либо до смерти автора, либо даже до истечения пятна-

дцати лет после его смерти, имущественные же права, так

сказать, единовременны. По мнению А. И. Ваксберга,

имущественные права автора обладают особым качест-

вом: по мере их использования автором они исчерпывают

себя и прекращаются. Если считать, что имущественное

право автора сводится к получению гонорара по заклю-

ченному им авторскому договору, то, разумеется, второй

раз получить гонорар по тому же договору автор не впра-

ве: право на получение соответствующей суммы гонорара

им уже использовано. Но основное-то право на извлече-

ние <имущественной выгоды> из созданного произведе-

ния, предоставленное ему статьей 7 <Основ>, остается.

Как же можно при таких условиях утверждать, что иму-

щественные права <единовременны>, по мере использова-

ния исчерпывают себя и прекращаются! Именно право на

извлечение всеми законными способами имущественных

выгод из произведения не только существует до смерти

автора, но, как правило, и в течение пятнадцати лет

после его смерти и может быть использовано его право-

преемниками; некоторые же права, относимые А. И. Вакс-

бергом к числу <личных прав>, прекращаются со

смертью автора.

В связи с разграничением прав автора на права иму-

щественные и права личные, неимущественные, в литера-

туре возник спор о соотношении имущественной и личной

сторон в авторском праве, имущественных и личных, не-

имущественных, прав.

Некоторые юристы выдвигают на первое место имуще-

ственные права автора. Так, в частности, А. Я. Канторо-

вич писал, что <авторское право по своему существу есть

институт имущественного характера> (*1). Но этот взгляд

находится в явном противоречии со всем развитием со-

циалистического права, ставящего своей задачей всемер-

ную охрану не только имущественных, но и неимущест-

(**1) А. Я. Канторович. Авторское право. М., 1926, стр. 62.

Надо отметить, что декрет о частных имущественных правах граж-

дан от 22 мая 1922 г. (СУ РСФСР 1922, № 36, ст. 423) включат

в число этих имущественных прав и авторское право. Это .обстоя-

тельство не могло не повлиять на взгляды, некоторых советских

юристов, писавших по вопросам авторского права.

-105-

венных интересов личности '. Исходя из того, что в статье 7

<Основ> на первом месте помещены право на авторство и

право на выпуск произведения в свет, другие юристы уста-

навливают примат личных прав автора над его имуще-

ственными правами. Так, Б. С. Мартынов полагает, что

<авторское право имеет характер чисто личного правомо-

чия, вытекающего из творческого акта, авторское же воз-

награждение составляет лишь его следствие как форма

оплаты труда> (*2). Аналогично Е. А. Флейшиц пишет: <Со-

ветское авторское право выдвигает на первое место лич-

ные правомочия автора, трактуя имущественные его пра-

вомочия как вывод из личных правомочий и как примене-

ние социалистического принципа вознаграждения труда

по количеству и качеству> (*3). Е. П. Торкановский считает,

что в комплексе личных и имущественных прав ведущая

роль принадлежит личным правам автора (*4). Таким обра-

зом, эти юристы ведущее значение придают личным пра-

вам автора.

В связи с изложенными взглядами о примате личных

прав автора над имущественными следовало бы прежде

всего отметить, что при установлении соотношения между

личными и имущественными правомочиями автора нельзя

оперировать теми соображениями, что в статье 7 <Основ>

на первом месте помещены личные, а на втором - иму-

щественные права автора. В статье 7 <Основ> законода-

тель просто расположил основные права автора в той по-

следовательности, в какой они обычно осуществляются.

Сначала автор решает вопрос, созрело ли его произведе-

ние для того, чтобы можно было передать его на суд

общества и делать ли это от собственного имени или

(**1) Забота Советского государства об охране неимущественных

интересов автора нашла свое отражение уже в первые годы Совет-

ской власти-в декрете от 26 ноября 1918 г. <О признании научных,

литературных, музыкальных и художественных произведений госу-

дарственным достоянием> (СУ РСФСР 1918, № 86, ст. 900). После-

дующее советское законодательство по авторскому праву устано-

вило широкую охрану неимущественных интересов автора.

(**2) Б. Мартынов. Основные проблемы авторского права.

(<Советское государство и право>, 1941, № 4, стр. 34).

(**3) Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском праве Союза

ССР и капиталистических стран. М., 1941, стр. 200.

(**4) Е. П. Торкановский. Личные и имущественные права

авторов литературных произведений по советскому праву. Автореф.

канд. диссерт. Куйбышев, 1953, стр. 6.

-106-

выступить под псевдонимом или анонимно. Затем автор

приступает к изданию или иному виду опубликования про-

изведения, с чем связывается непосредственное получение

<материальной выгоды>. Выводить какой-нибудь другой

смысл из расположения правомочий автора в статье 7

<Основ> нет оснований.

Ошибочной вообще является сама концепция выве-

дения имущественных правомочий автора из его личных

прав. Она противоречит статье 118 Конституции Союза

ССР, закрепляющей за каждым гражданином СССР не-

посредственное, а не производное право на оплату его

общественно полезного труда. Автор литературного или

художественного произведения (писатель, художник

и т. д.) имеет такое же непосредственное право на оплату

своего труда, как и рабочий, служащий и другой трудя-

щийся, с тем только отличием, что автор получает возна-

граждение не за свой живой труд, а за использование

результата его овеществленного труда. Все права автора

являются результатом его труда, а потому нет оснований

утверждать примат одних прав автора над другими.

В итоге мы приходим к выводу, что принятое в совет-

ской юридической литературе резкое разграничение лич-

ных и имущественных прав автора не подтверждается

практикой реализации авторских прав: одно и то же при-

надлежащее автору право (правомочие) может при опре-

деленных условиях охранять и его имущественные и не-

имущественные интересы, причем в одних случаях будут

одновременно охраняться и те и другие, в других же слу-

чаях, в зависимости от конкретных обстоятельств, вопрос

будет идти об охране либо его имущественных, либо не-

имущественных интересов. Авторское же право в целом

охраняет все законные интересы автора. В случае нару-

шения этих интересов автор может, конечно, ссылаться

на отдельные предоставленные ему законом правомочия,

но он вправе в таком случае просто указать на принадле-

жащее ему авторское право. На практике так обычно и

бывает. Например, скульптор может заявить о том, что.

ему были причинены убытки в связи с нарушением его

права на воспроизведение и распространение произведе-

ния, но он может просто сослаться на нарушение его

авторского права, и суд, конечно, признает такую ссылку

вполне достаточной. Ведь и при нарушениях права coб-

-167-

ственности, если не считать специального случая, преду-

смотренного статьей 59 ГК, собственник не обязан дока-

зывать, что нарушено какое-то из принадлежащих ему

правомочий, перечисленных в статье 58 ГК, а может

просто указать на нарушение принадлежащего ему права

собственности.

Таким образом, принятое нашей теорией деление прав

(правомочий) автора на имущественные и личные имеет

более чем условное значение (*1).  Практически значительно

более важным является не классификация прав (право-

мочий) автора на имущественные и личные, а исследова-

ние содержания отдельных прав, закрепленных законом

за автором.

(**1) М. В. Гордон также признает, что <очень трудно разграничить

нрава личные .и права имущественные и рассматривать каждую из

этих частей права раздельно... Раздельное рассмотрение в теории

авторского права личных и имущественных правомочий,-как ука-

зывает М. В. Гордон,-является скорее делом научного разграни-

чения или удобства изложения, чем делом принципа. Разграничение

имущественных и личных правомочий автора иногда возможно лишь

в случаях, когда известна цель, которую преследует автор при

осуществлении данного правомочия. Поэтому деление правомочий

автора на личные и имущественные носит характер условный>

(М; В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюриздат, 1955,

стр. 77--78). Однако в дальнейшем изложении М.-В..Гордон после-

довательно этого взгляда не провозит. Ср., например, стр. 117 и сл.

-108-

2. Основные виды прав автора

К числу основных прав (правомочий) автора обычно

относят: 1) право на авторство; 2) право на выпуск про-

изведения в свет; 3) право воспроизводить и распростра-

нять произведение; 4) право на неприкосновенность

произведения; 5) право на получение авторского возна-

граждения за использование произведения.

На рассмотрении этих основных прав автора мы и

предполагаем сосредоточить свое внимание. О других

оравах автора мы имеем здесь возможность говорить

только в связи с рассмотрением этих основных прав.

Право на авторство является одним из важ-

нейших прав автора; оно обеспечивает за данным лицом

признание того, что именно это лицо является творцом

конкретного произведения литературы, науки или искус-

ства.

Право на авторсгво состоит из нескольких правомочий.

Статья 7 <Основ> имеет в виду только одно из этих пра-

вомочий, а именно: право автора произведения опреде-

лить способ обозначения автора (под собственным име-

нем, под псевдонимом или анонимно) (*1). Но в состав права

на авторство или права на авторское имя входит, как пра-

вильно указывает М. В. Гордон, и более широкое право -

право считаться автором произведения (*2). Именно этот

элемент и является основным в праве на авторство.

Поэтому в случае опубликования произведения без

указания имени автора последний вправе требовать в

судебном порядке доведения до сведения общества об его

имени (путем опубликования в газете или иным образом).

В ряде случаев признание данного лица автором про-

изведения тесно связано с имущественными интересами

автора: поскольку это лицо признано творцом произведе-

ния, постольку ему принадлежит и право на вознаграж-

дение (авторский гонорар). Но могут быть и такие слу-

чаи, когда данное лицо не имеет какого-либо имуществен-

ного интереса и все же является заинтересованным в

признании за ним прав авторства.

По уже цитированному делу Северо-Кавказского то-

варищества <Художник> с Яскевич и Зинченко Судебная

коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР

(**1) По мнению М. В. Гордона, <к праву требовать обозначения

имени автора на произведении относится и право юридического ли-

ца, если ему принадлежит авторское право на произведение, тре-

бовать, чтобы при издании произведения было обозначено наимено-

вание соответствующей организации. Так, исследовательский инсти-

тут имеет право на своих изданиях, сборниках, ученых записках

обозначать, что произведение создано в составе института>

(М. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюриздат,

1955, стр. 122). Но выход произведения "под маркой" юридического

лица, в частности научно-исследовательского института, никак нель-

зя уподоблять выпуску произведения в свет под именем автора.

Ст. 7 <Основ> к данному случаю не применима. Скорее можно в

этом случае видеть применение по известной аналогии правил

о производственных марках, помещаемых промышленными пред-

приятиями на выпускаемой ими продукции; вместе с тем следует

иметь в виду, что юридическое лицо вправе Требовать указания

своего наименования при выпуске произведения в свет независимо

от того, обладает ли оно на данное произведение авторским пра-

вом или не обладает.

(**1) М. В. Гордон. Понятие советского авторского права. <Уч.

зап. Харьк. юр. ин-та>, вып. 1. М" Юриздат, 1939, стр. 101.

-109-

установила, что <суд, не отрицая творческого характера

спорной работы, отверг их (Яскевич и Зинченко.-В. С.)

авторские права на эту работу, не указав при этом, кто

же в действительности является авторами спорной пано-

рамы>. Судебная коллегия признала, что. <если при новом

рассмотрении дела суд придет к выводу, что спорная

панорама и ее литографированная репродукция подпадает

под законодательство об авторском праве, суд должен

также установить, кто является действительным автором

или соавтором данной работы, так как право авторов

произведения считаться творцами их труда подлежит

судебной защите, и поэтому требование Яскевича и Зин-

ченко о сохранении за ними права именоваться авторами

панорамы основано на законе>. Поскольку истцы никаких

материальных претензий к товариществу <Художник> не

заявляют, Судебная коллегия определила все решения и

определения <в части спора о признании за Яскевич и

Зинченко авторских прав на сделанную ими панораму

<Арктический поход Челюскинцев> отменить и в этой

части дело передать на новое рассмотрение по первой

инстанции в Судебную коллегию по гражданским делам

Верховного суда Северо-Осетинской АССР> (*1).

Из права на авторство вытекают и некоторые другие

правомочия автора: а) право на неприкосновенность име-

ни автора в случае издания или постановки произведения,

либо другого, основанного на договоре, использования

третьим лицом произведения автора; б) право требовать

обязательного указания имени автора в случаях допуска-

емого законом использования произведения третьими

лицами (п. <в> ст. 9 и ст. 18 <Основ>, ст. 28 закона об ав-

торском праве РСФСР).

Некоторые советские юристы различают право на

авторство и право на авторское имя. Так, Е. А. Флейшиц,

считающая, что защита авторского имени, по общему пра-

вилу, есть вместе с тем защита авторства, допускает все

же возможность случаев нарушения права на имя автора,

но без нарушения права на авторство (автор обусловил

договором выпуск произведения в свет под псевдонимом,

а издательство выпустило произведение под действитель-

(**1) <Сборник постановлений Пленума и определений коллегий

Верховного суда СССР 1940 год>. М" Юриздат, 1941, стр. 282-283.

-110-

ной фамилией автора) (*1). Другие юристы говорят только

о праве на авторское имя (*2), наконец, третьи ставят знак

равенства между этими понятиями (*3).

Мы думаем, что, хотя в отдельных весьма редких слу-

чаях и не исключена возможность нарушения права на

авторское имя без нарушения права на авторство, все же

вряд ли имеются серьезные основания к установлению

двух самостоятельных видов прав автора: права на имя

и права на авторство. Вместе с тем следует иметь в виду,

что термин <право на авторское имя> подчеркивает

только одну сторону того сложного комплекса правомо-

чий, который именуется правом на авторство. Поэтому

мы считали бы более правильным говорить о праве на

авторство, включающем и право на выбор способа обо-

значения себя как творца произведения.

Обычно автор выступает под своим гражданским име-

нем. Это право осуществляется путем обозначения имени

автора(*4) на заглавном листе, на отдельных экземплярах

книги, брошюры, на афишах и другого рода публикациях,

при каждом исполнении музыкального или драматическо-

го произведения, на фильмокопиях, афишах и другого рода

извещениях, при показе кинокартины и т. д. В силу обо-

значения имени автора на произведении создается пре-

зумпция принадлежности произведения лицу, обозначен-

ному в качестве автора. Однако эта презумпция может

быть оспорена, если окажется, что действительным авто-

ром произведения является другое лицо.

Но из права на авторство не вытекает, что автор дол-

жен обязательно выступать перед обществом под своим

гражданским именем. Статья 7 <Основ> предоставляет

(**1) См. Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском пра-

ве Союза ССР и капиталистических стран. М., 1941, стр. 194;

В. А. Кабатов также различает право на авторство и право на ав-

торское имя (В. А.  Кабатов. Советское авторское право на

произведения изобразительного искусства. Автореф. канд. диссерт.

М.. 1954, стр. 3).

(**2) См. Е. П. Торкановский. Личные и имущественные пра-

ва авторов литературных произведений по советскому праву.

Автореф. канд. диссерт. Куйбышев, 1953, стр. 7; И. А. Грин-

гольц. Права автора сценического произведения в СССР. Авто-

реф. канд. диссерт. М., 1953, стр. 8.

(**3)М. В. Гордон. Советское авторское право, М., Госюрнз-

дат, 1955, стр. 120.

(**4) Под именем автора разумеется в первую очередь его фамилия.

-111-

ему воэможности пользоваться любым избранным им

именем, выступать перед обществом под разными име-

нами или без указания своего имени (анонимно) (*1).

Выступая под псевдонимом, именуемым статьей 7

<Основ> <условным именем>, автор принимает какое-

нибудь вымышленное имя. Назначение псевдонима -

индивидуализация данного лица в какой-нибудь опреде-

ленной сфере деятельности (чаще всего в литературной).

Можно пользоваться и несколькими псевдонимами. В ка-

честве псевдонима чаще всего избирается какое-нибудь

специально придуманное имя. Так, например, великий

пролетарский писатель Алексей Максимович Пешков вы-

пускал свои произведения под псевдонимом Максим

Горький, и хотя псевдоним этот уже давно был раскрыт,

тем не менее произведения А. М. Пешкова и до настоя-

щего времени издаются как произведения Горького.

Следует ли считать произведение, вышедшее в свет

под инициалами автора, опубликованным под именем ав-

тора или под псевдонимом?

Поскольку инициалы все же имеют целью скрыть

гражданское имя автора, мы относим произведения, вы-

шедшие в свет с инициалами автора, к числу произведе-

ний под псевдонимом.

В нашей литературе имела место довольно оживлен-

ная полемика о праве советского автора пользоваться

псевдонимом. Некоторые авторы высказывались против

пользования псевдонимами, считая, что в наших условиях

окончательно устранены все причины, побуждающие

людей избирать себе псевдонимы, что давно отжившая

традиция избирать себе псевдонимы в советских условиях

иногда наносит серьезный вред, так как нередко за псевдо-

нимами прячутся люди, которые антиобщественно смот-

рят на литературное дело и не хотят, чтобы народ знал их

подлинные имена (*2). Другие авторы утверждали, что иэ-

(**1) Исключение установлено законом для фотографий. Для со-

хранения за фотографом авторского права на фотографические про-

изведения требуется обозначение на каждом экземпляре фирмы или

имени, фамилии и места жительства фотографа, а также года вы-

пуска в свет фотографического произведения (ст. 12 <Основ>).

(**2) См. М. Бубеннов. Нужны ли сейчас литературные псев-

донимы (<Комсомольская правда> от 27 февраля 1951 г.); М. Шо-

лохов. С опущенным забралом (<Комсомольская правда> от

8 марта 1951 г.).

-112-

бирать или не избирать себе литературное имя-это

личное дело писателя (*1). Нам представляется, что мотивы,

выдвинутые против пользования псевдонимами, не обос-

нованны. Верно, что теперь отпали те причины, которые

до Октябрьской революции побуждали людей избирать

себе литературные псевдонимы (в частности опасение

политических преследований). Но все же и теперь могут

существовать причины, побуждающие автора выступать

в печати под псевдонимом (особенно начинающего

автора).

Более всего приняты псевдонимы у литераторов (глав-

ным образом в периодической печати). Значительно реже

встречаются псевдонимы у художников (Кукрыниксы),

скульпторов (Шадр).

В связи с использованием автором псевдонима возни-

кает ряд вопросов.

Прежде всего, требуется ли соблюдение какого-нибудь

особого порядка для приобретения права на псевдоним?

В этом отношении закон никаких требований не выстав-

ляет. Поэтому каждый гражданин вправе без соблюдения

каких-либо формальностей избирать тот или иной псевдо-

ним, лишь бы он не противоречил правилам коммунисти-

ческой морали и социалистического общежития. Не тре-

буется какого-либо срока пользования псевдонимом

для приобретения на него права. Достаточно, чтобы дан-

ное лицо выступило под псевдонимом хотя бы один раз.

Как правильно отмечает Е. А. Флейшиц, право на охрану

псевдонима должно быть подчинено не условию длитель-

ного пользования псевдонимом, а условию подлинного

осуществления псевдонимом своего назначения: индиви-

дуализировать человека, участвующего в определенной

сфере труда или творчества (*2). Ставится иногда вопрос,

как быть в тех случаях, когда данное лицо избрало своим

псевдонимом гражданское имя другого лица, под кото-

рым последнее публикует свои произведения, либо когда

двумя различными лицами взяты тождественные псевдо-

нимы. Может ли носитель гражданского имени требовать

(**1) См. К. Симонов. Об одной заметке (<Литературная газе-

та> от 6 и 10 марта 1951 г.).

(**2) Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском праве Сою-

за ССР и капиталистических стран. М., 1941, стр. 142.

-113-

включения в псевдоним каких-либо указаний, которые

устранили бы возможность смешения носителя псевдонима

с носителем тождественного официального имени? Может

ли один носитель псевдонима запретить другому лицу поль-

зоваться сходным псевдонимом? На практике случаи со-

впадения гражданского имени, под которым один писа-

тель выпускает свои произведения, и псевдонима, под

которым публикует свои произведения другой писатель,

возможны, хотя, конечно, в редких случаях не исключены

и совпадения псевдонимов. Нельзя отрицать, что на этой

почве возможны иногда недоразумения (когда, например,

раскритикованным в печати явится произведение, припи-

санное критиком одному автору, тогда как оно было на-

писано другим лицом). Мерами общественного воздей-

ствия (через соответствующие организации), как нам

кажется, можно было бы добиться устранения возмож-

ности смешения одного автора с другим. Легче всего, ко-

нечно, избежать такого смешения при совпадении псев-

донимов: всегда может быть избран другой псевдоним

или сделано в нем какое-нибудь изменение. Сложнее дело

обстоит  при совпадении псевдонима одного автора с

гражданским именем, под которым другой автор высту-

пает в печати. Ясно, что нельзя заставить последнего не

выступать под своим гражданским именем (*1). С другой

стороны, могут быть случаи, когда автор выступает под

определенным псевдонимом уже много лет, приобрел та-

ким путем свое литературное имя или известность. По-

чему он должен отказаться от пользования своим псевдо-

нимом? Только по той причине, что его псевдоним совпал

с гражданским именем другого автора, о существовании

которого он и не подозревал?

Другое дело, если данное лицо сознательно выбрало

своим псевдонимом гражданское имя, под которым в той

же сфере деятельности выступает другое лицо. В этом

случае носитель гражданского имени может требовать

(**1) Так же как нельзя обязать не выступать в печати под своим

гражданским именем автора, если под таким же гражданским име-

нем выступает другой автор. Известен ряд случаев совпадения фа-

милий писателей, причем инициалы имени и отчества тоже иногда

совпадали (например Влад. Ив. Немирович-Данченко и Вас. Ив. Не-

мирович-Данченко).

-114-

внесения в псевдоним каких-нибудь изменений, устраняю-

щих возможность смешения этих лиц (*1).

Закон допускает опубликование произведения и без

указания имени автора.


Раскрытие псевдонима или анонима должно быть

делом самого автора. Он может сделать это в любой

момент, когда это по тем или иным обстоятельствам по-

требуется (например в случае заявления кем-либо прав

на авторство в отношении произведения, вышедшего под

псевдонимом или анонимно). Пока же псевдоним или

аноним автором не раскрыт, следует признать, что пра-

ва автора произведения должны охраняться той органи-

зацией, которая осуществила издание произведения или

воспроизведение его иным способом. В действующем за-

конодательстве по авторскому праву такой нормы нет.

Но ее следовало бы ввести при пересмотре этого законо-

дательства.

Псевдоним, как и аноним, могут быть раскрыты, если

этого потребует общественный интерес.

Право вносить какие-либо изменения в обозначение

на произведении имени автора принадлежит только ав-

тору. При жизни автора изменение издательством или

зрелищным предприятием обозначения имени автора воз-

можно только с согласия последнего (ст. 18 <Основ>).

Автор вправе требовать, чтобы его имя было названо

при использовании его произведения третьими лицами в

дозволенных законом случаях. Так, при помещении не-

больших отдельных отрывков (*2) и даже полной перепе-

чатке незначительных по размеру литературных и иных

произведений, а также незначительных по объему сним-

ков, рентгенограмм и т. д. в научных, политико-просвети-

тельных, учебных сборниках и других научных произведе-

ниях - обязательно должны указываться автор и источ-

ник заимствования (п. <в> ст. 9 <Основ>). Автор должен

указываться и в ряде других случаев, прямо не предусмот-

ренных законом, в частности при использовании чужого

изданного произведения для создания нового, творчески

(**1) Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском праве Сою-

за ССР и капиталистических стран. М., 1941, стр. 142.

(**2) Что понимать в данном случае под небольшими отрывками,

указывается в ст. 5 закона об авторском праве РСФСР.

-115-

Самостоятельного произведения, при передаче по радио

изданных и неизданных литературных и музыкальных

произведений, при использовании кинопроизводственным

предприятием при постановке кинокартин изданных и не-

изданных литературных и музыкальных произведений.

С другой стороны, охраняя права авторства, закон

воспрещает помещение на копиях художественных или

фотографических произведений подписей или монограмм (*1)

автора подлинника (п. <о> ст. 9 <Основ>).

Другим из основных, принадлежащих автору прав яв-

ляется право выпустить в свет свое произведение (ст. 7

<Основ>).

Только сам автор вправе решить, является ли его про-

изведение достаточно зрелым и настало ли время озна-

комить с ним общество. Только сам автор вправе устано-

вить порядок и форму ознакомления общества с создан-

ным им произведением.

Таким образом, только автор вправе решать Вопрос о

достаточной зрелости своего произведения и о передаче

его обществу для ознакомления и оценки.

В тесной связи с правом автора на выпуск произведе-

ния в свет стоит право на воспроизведение и распростра-

нение произведения, предусмотренное статьей 7 <Основ>.

Право на воспроизведение и распространение произведе-

ния является самостоятельным правомочием автора; без

согласия автора никто не может воспроизводить и рас-

пространять его произведение(*2). Воспроизведение и рас-

(**1) Под монограммой автора произведения понимается сплетение

нескольких начальных букв его имени и фамилии в виде так назы-

ваемого вензеля, а иногда какой-нибудь условный знак, заменяю-

щий подпись художника, гравера.

(**2) В отношении музыкальных произведений Пленум Верховного

суда СССР разъяснил, что автор музыкального произведения поль-

зуется правом на авторское вознаграждение при воспроизведении

и распространении его произведения путем записи на граммофон-

ную пластинку, так как: а) запись изданного в печатном виде му-

зыкального произведения на граммофонную пластинку с размноже-

нием и выпуском в продажу этих пластинок есть новый, самостоя-

тельный способ воспроизведения произведения автора; б) ст. 7

<Основ> авторского права относит выпуск в свет и воспроизведение

всеми дозволенными законом способами авторизованного произ-

ведения к содержанию защищаемого авторского права (из постано-

вления 45-го Пленума Верховного суда СССР-<Сборник действую-

щих постановлений Пленума Верховного суда СССР 1924-1951 гг.>.

М" Госюриздат, 1952, стр. 151). Судебные дела, связанные с нару-

шением права автора на воспроизведение и распространение произ-

ведения, встречаются и в других областях творческой деятельности,

в частности в области изобразительного искусства.

-116-

пространение произведения должны, как указывает закон

(ст. 7 <Основ>), осуществляться <дозволенными законом

способами>. В отношении литературных произведений

таким дозволенным законом способом, как правило, яв-

ляется их издание при посредстве социалистических

организаций - издательств. Однако со стороны закона

нет препятствий к осуществлению издания произведения

и без содействия издательства (*1).

Право на выпуск произведения в свет в большинстве

случаев осуществляется путем его воспроизведения и рас-

пространения. Но было бы неправильным считать, что

выпуск произведения в свет всегда возможен только

путем его воспроизведения и распространения. Публичное

исполнение композитором своего еще не изданного и пуб-

лично не исполнявшегося музыкального произведения

несомненно явится его опубликованием (выпуском в

свет). Опубликованием будет и выставление художником

на выставке вновь созданной им картины, скульптуры.

Однако в этих случаях нет ни воспроизведения, ни

распространения произведения.

Вместе с тем следует иметь в виду, что и в отношении

литературных произведений их воспроизведение не всегда

совпадает с их выпуском в свет. Такое совпадение проис-

ходит, когда дело идет об издании еще неопубликованного

произведения (о первом издании). При переиздании же

литературного произведения имеет место воспроизведение

и распространение, но не выпуск в свет, поскольку произ-

ведение уже было доведено до сведения общества (опуб-

ликовано) при первом издании.

Воспроизведение и распространение произведения мо-

гут осуществляться и независимо друг от друга. Создание

так называемых авторских повторений несомненно яв-

ляется использованием художником принадлежащего ему

права на воспроизведение произведения, хотя может и не

(**1) Без участия издательств иногда выпускаются учебники и дру-

гие работы высшими учебными заведениями, научно-исследователь-

скими институтами и др.

-117-

сопровождаться их распространением. С другой стороны,

постановочный договор, заключенный драматургом со зре-

лищным предприятием на написание пьесы, является

способом распространения произведения, но не является

способом его воспроизведения, причем право драматурга

на выпуск произведения в свет совпадает с осуществле-

нием принадлежащего ему права на распространение

продукта его духовного творчества.

Но в большинстве случаев осуществление автором

права на выпуск произведения в свет совпадает с его вос-

произведением и распространением (во всяком случае

для литературных произведений).

Как уже отмечалось, право на выпуск произведения в

свет в советской юридической литературе принято отно-

сить к числу личных прав автора (*1). Что же касается права

на воспроизведение и распространение произведения, то

одни советские юристы считают его личным правом (*2), дру-

гие-имущественным правом(*3). Выше мы указывали, что

не придаем значения этой классификации, так как одно

и то же право автора может охранять как его неимущест-

венные, так и имущественные интересы. Так обстоит дело

и в данном случае. Осуществление права на выпуск про-

изведения в свет и права на воспроизведение и распро-

странение произведения обычно связано с получением ав-

тором гонорара, следовательно, направлено на обеспече-

ние его имущественных интересов. Но осуществление

автором этих прав возможно и независимо от каких-либо

имущественных интересов (например художник делает

копию со своей картины и дарит ее своему знакомому).

Для того чтобы произведение могло быть признано

(**1) См. <Советское гражданское право>, т. II. М., Госюриздат,

1951, стр. 349; Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском

праве Союза ССР и капиталистических стран. М., 1941, стр. 168;

И. А. Грингольц. Права автора сценического произведения в

СССР. Автореф. канд. диссерт. М., 1963, стр. 13 и др.

(**2) См. Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском праве

Союза ССР и капиталистических стран. М" 1941, стр. 168; Е. П.

Торкановский. Личные и имущественные права авторов лите-

ратурных произведений по советскому праву. Автореф. канд. диссерт.

Куйбышев, 1953. стр. 8.

(**3) См. <Советское гражданское право>, т. II, М" Госюриздат,

1951, стр. 348; В. А. Кабатов. Советское авторское право на

произведения изобразительного искусства. Автореф. канд. диссерт.

М., 1954, стр. 4,

-118-

вышедшим в свет, требуется, чтобы оно в той или иной

форме было доведено до сведения общества, необходимо

наличие элемента <публичности>. Если этой <публич-

ности> нет, то нельзя и говорить о выходе произведения в

свет. Выпуск произведения в свет и его опубликование -

синонимы.

Для литературных произведений обычной формой их

опубликования является издание, для драматических и

музыкально-драматических - публичное  представление,

для музыкальных-публичное исполнение, для произве-

дений изобразительного искусства-публичное выставле-

ние, для киносценария и кинофильма - публичное де-

монстрирование кинофильма и т. д. (ст. 14 <Основ>,

ст. ст. 7, 8 закона об авторском праве РСФСР).

Не имеет значения, происходило ли опубликование

произведения со взиманием платы с читателей, зрителей,

слушателей или нет.

Опубликованием будет, например, издание научного

произведения, не поступающего в продажу и рассылае-

мого бесплатно научно-исследовательским институтом от-

дельным лицам и учреждениям.

Следует признать опубликованием исполнение автором

своих произведений во время так называемых <творческих

отчетов> со свободным доступом публики, хотя никаких

публикаций или иных оповещений по этому поводу не де-

лалось.

Можно признать опубликованием всякий способ дове-

дения произведения до сведения публики, т. е. граждан,

явившихся в какое-нибудь публичное место (*1), при условии

свободного доступа туда всех желающих. Но нельзя, на-

пример, считать опубликованием показ художником напи-

санной им новой картины в своей мастерской своим зна-

комым.

Выше мы говорили, что содержание права на выпуск

произведения в свет сводится к праву автора решить

вопрос о достаточной зрелости своего произведения и о

передаче его обществу для ознакомления и оценки. Тре-

буется ли при этом, чтобы произведение представляло

собой вполне законченный продукт творческой деятель-

(**1) Постановление ЦИК и СНК СССР от 10 апреля 1929 г. (СЗ

СССР 1929, № 26, ст. 230) в примерном перечне <публичных мест>

упоминает театры, концертные залы, аудитории.

-119-

ности автора? Автор вправе выпустить в свет не только

произведение, вполне технически законченное, но и такое,

которое, будучи, быть может, технически еще не закон-

ченным, все же с точки зрения автора имеет самостоя-

тельное литературное или художественное значение. И не-

законченное произведение может при известных условиях

быть объектом авторского права (*1), а потому и в отноше-

нии такого незаконченного произведения может возник-

нуть вопрос о выпуске его в свет. Так, на публичной

выставке художником могут быть выставлены и не вполне

законченные им картины, рисунки, скульптуры и т. д.

Решающим фактором для признания произведения выпу-

щенным в свет должна являться воля автора ознакомить

общество со своим произведением. Объективным выраже-

нием этой воли и является опубликование произве