16133

Деятельность организованных преступных групп в сфере несостоятельности, банкротства

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

41 Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции Программа Исследовательские проекты молодых ученых Селивановская Юлия Игоревна Деятельность организованных преступных групп в сфере нес...

Русский

2013-06-20

284.5 KB

1 чел.

41

Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции

Программа

«Исследовательские проекты молодых ученых»

Селивановская Юлия Игоревна

«Деятельность организованных преступных групп в сфере несостоятельности (банкротства)»

Саратов 2005


Содержание

Введение…………………………………………………………………………

3

1. Понятие и признаки организованных форм соучастия……………………

9

2. Несостоятельность (банкротство) как одна из сфер экономической преступной деятельности………………………………………………………

14

3. Организованная преступная деятельность в сфере несостоятельности (банкротства)…………………………………………………………………….

27

Заключение………………………………………………………………………

36

Литература……………………………………………………………………….

40

Приложения………………………………………………………………………


Введение

Экономическая преступность в России на современном этапе достигла таких пределов, что угрожает национальной безопасности. С сожалением следует констатировать, что криминал в экономической жизни общества стал заурядным, привычным явлением, едва ли не нормой в экономическом поведении субъектов хозяйственной деятельности. По прогнозам специалистов, в ближайшем будущем общий количественный рост преступлений в сфере экономической деятельности будет сопровождаться повышением их общественной опасности за счет организованных форм совершения.

Необходимо отметить, что количество лиц, совершающих преступления в составе группы, как в Российской Федерации, так и в Республике Татарстан в последние годы увеличивается (рис.1).

Рисунок 1. Количество лиц, совершивших преступления в составе группы, в Российской Федерации в 1999-2004 гг.

При этом борьба с совершением преступлений организованными группами, а, следовательно, и с организованной преступностью ведется. Так, в Республике Татарстан ежегодно увеличивается количество привлеченных к уголовной ответственности членов организованных преступных формирований (рис. 2).

Рисунок 2. Количество участников организованных преступных групп, привлеченных к уголовной ответственности в Республике Татарстан в 2001-2004 гг.

Размышляя об особенностях экономической и организованной преступности, приходишь к выводу, что в современных условиях эти виды преступности существуют не раздельно, а, пересекаясь в определенной части, образуют новое целое – экономическую организованную преступность. «Основу организованной преступности составляют преступления в сфере экономики»1, - утверждает И.И. Рогов. В.А. Номоконов говорит о создании новой мировой «триады» в виде симбиоза экономической, организованной и транснациональной преступности. «Организованные преступные объединения активно переходят от насилия к методам экономической деятельности»2. А.Л. Репецкая также считает, что «современные тенденции развития транснациональной организованной преступности связаны с процессами глобализации мировой экономики»3. Поэтому в практическом плане очень важно, чтобы усилия по противодействию преступности подкреплялись позитивными изменениями в экономике. При этом понятно, что во многих отраслях экономики положение без участия правоохранительных органов не исправить, так как слишком велика степень криминализации экономической деятельности.

В настоящее время отмечается тенденция к интеграции преступного бизнеса. Лидеры преступных групп в целях усиления противостояния конкурентам, расширения сфер и территорий влияния объединяют легальный и нелегальный капитал под руководством наиболее авторитетного лидера сообщества. Наметилось стремление преступных объединений к захвату ключевых позиций в экономике путем сочетания насилия как средства борьбы за сферы влияния с рыночными формами легального и «теневого» бизнеса.

Финансовая сфера жизнедеятельности государства, связанная с накоплением (формированием), распределением и использованием государственных и частных денежных средств, является одной из наиболее притягательных для отдельных преступников и особенно организованных преступных групп.

Одним из основных направлений экономической организованной преступности является деятельность организованных преступных групп в сфере несостоятельности (банкротства). Криминальные тенденции в экономике России достигли этапа, когда региональные (территориальные) сферы влияния, служащие базой для совершения крупномасштабных злоупотреблений и хищений, оказались практически полностью поделены между организованными преступными группировками. Соперничающие между собой организованные преступные группы вынуждены для укрепления своего положения использовать ресурсы крупных предприятий. Для передела собственности используется процедура несостоятельности (банкротства).

Цели и задачи исследования. Целью настоящего исследования является теоретико-прикладное изучение актуальных проблем деятельности организованных преступных групп в сфере несостоятельности (банкротства) и дифференциации ответственности за эту деятельность.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

  •  уяснение содержания понятия и признаков организованной группы и преступного сообщества (преступной организации);
  •  анализ действующего российского законодательства, предусматривающего уголовную ответственность за совершение преступлений в сфере несостоятельности (банкротства);
  •  сравнительно-правовой анализ российского и зарубежного законодательства, регулирующего ответственность за совершение криминальных банкротств;
  •  характеристика деятельности организованных преступных групп в сфере несостоятельности (банкротства);
  •  выявление особенностей организованной преступной деятельности в сфере несостоятельности (банкротства);
  •  изучение и анализ правоприменительной практики по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 195-197 УК РФ;
  •  разработка и внесение предложений по совершенствованию уголовно-правовых норм об ответственности за криминальные банкротства, совершаемые организованными группами.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является комплекс теоретических и практических вопросов, связанных с уголовно-правовым регулированием деятельности организованных преступных групп в сфере несостоятельности (банкротства). Предметом исследования выступает система уголовно-правовых норм, регулирующих институты соучастия в преступлении, ответственность за преступления в сфере несостоятельности (банкротства), а также судебно-следственная практика и литература по рассматриваемой проблемам.

Методология и методика исследования основаны на общенаучном (диалектическом) методе познания. При работе также применялись историко-правовой, формально-логический, системно-структурный, конкретно-социологический и статистический методы, метод сравнительного правоведения, метод опроса и др.

Нормативной основой исследования выступили Конституция РФ, Уголовный, Гражданский, Кодекс РФ об административных правонарушениях, другие федеральные законы и нормативно-правовые акты.

Теоретические положения и выводы исследования основываются также на изучении положений уголовных кодексов стран-участниц СНГ, современного уголовного законодательства некоторых зарубежных стран.

Теоретической основой исследования явились научные труды в области теории уголовного права, гражданского права, криминологии, психологии, имеющие отношение к рассматриваемым проблемам.

Эмпирическую базу исследования составили материалы опубликованной и неопубликованной практики Верховного Суда РФ и судов Республики Татарстан за 2001-2004 гг., краткий анализ состояния преступности в Российской Федерации за 1998-2004 гг., общие сведения о состоянии преступности в Российской Федерации за 1998-2004 гг., сведения о состоянии преступности и правопорядка в Республике Татарстан за 2000-2004 гг., статистические данные Информационного центра МВД РТ за 2002-2004 гг., данные опроса 96 респондентов, являющихся арбитражными управляющими и юристами, работающими в сфере антикризисного управления.

Научно-практическая значимость исследования определяется тем, что в нем проведен анализ действующих уголовно-правовых норм о соучастии в преступлениях в сфере несостоятельности (банкротства). Сформулированные научные положения и выводы могут быть использованы при совершенствовании норм уголовного законодательства, при подготовке постановлений Пленума Верховного Суда РФ, в следственно-судебной практике, а также в учебном процессе и при подготовке учебно-методических пособий по уголовному праву и соответствующим спецкурсам. Основные положения работы могут быть приняты во внимание при дальнейших теоретических исследованиях проблем совершения преступлений в сфере несостоятельности (банкротства) организованными группами.

Структура работы обусловлена целями и задачами исследования и состоит из введения, трех параграфов, заключения, списка использованных законодательных и иных нормативных актов, специальной литературы и материалов практики, приложений.


Понятие и признаки организованных форм соучастия

Прежде чем приступить к анализу деятельности организованных преступных групп в сфере несостоятельности (банкротства) необходимо, на наш взгляд, уяснить, что понимается под такими организованными формами соучастия как организованная группа и преступное сообщество (преступная организация).

Впервые понятие организованной группы в законодательстве Российской Федерации появилось в 1994 г., когда УК РСФСР был дополнен ст. 171 «Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой».

На международном уровне понятие организованной преступной группы впервые было закреплено в Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности (12-15 декабря 2000 г., Палермо, Италия). Согласно ст. 2 этой Конвенции организованная преступная группа означает «структурно оформленную группу в составе трех или более лиц, существующую в течение определенного периода времени и действующую согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, с тем, чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или иную материальную выгоду. Структурно оформленная группа та, в которой оговорен непрерывный характер членства или создана развитая структура»4.

В Уголовном кодексе Российской Федерации определение понятия «организованная группа» содержится в ч. 3 ст. 35. Но большинство исследователей проблем организованной преступности приходят к выводу, что это определение является несовершенным, не позволяющими отграничить организованную группу от преступного сообщества (преступной организации), и предлагают выделить дополнительные признаки указанного понятия или предлагают новую редакцию ч. 3 ст. 35 УК РФ5. Причем одни авторы предлагают выбрать комплексную систему признаков организованной группы: В.М. Быков считает, что «организованная группа представляет собой набор самостоятельных признаков»6. Другие предлагают выбрать некий доминирующий признак: Р.Р. Галиакбаров предложил в порядке обсуждения «в качестве формализованного критерия для расшифровки показателя устойчивости организованной группы использовать такой признак, как система совершения преступных посягательств»7. Третьи вообще предлагают отказаться от понятия организованной группы: «представляется необходимым обсудить возможность законодательного закрепления лишь таких групповых разновидностей, как группа, образованная без предварительного сговора, и группа, образованная по предварительному сговору»8.

Уточняются признаки организованной группы и в многочисленных постановлениях Пленума Верховного Суда РФ («О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» от 25 апреля 1995 г., «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г., «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г., «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г., «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г.).

В связи с вышесказанным мы предлагаем изложить ч. 3 ст. 35 УК РФ в следующей редакции:

3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, которая характеризуется распределением ролей между ее членами, выделением лидера (организатора), заранее объединившейся для совершения одного, требующего длительной подготовки, либо нескольких преступлений.

Необходимо уделить внимание и понятию «преступное сообщество (преступная организация)», так как преступное сообщество (преступная организация) определяется через понятие организованная группа, а также одной из разновидностей преступного сообщества (преступной организации) является объединение организованных групп.

Понятие «преступное сообщество (преступная организация)» также как и понятие «организованная группа» нуждается в уточнении для успешной борьбы с организованной преступностью. В связи с этим учеными обсуждаются дополнительные признаки указанного явления9.

Следует отметить, что законодатель (ст. 35 УК РФ) не делает каких-либо различие между преступным сообществом и преступной организацией и, заключив последнее в скобки, ставит знак тождества между ними. Если такое тождество существует, то употребление в норме закона двух терминов, характеризующих одно понятие, очевидно не оправдано. «Такой подход законодателя лишь вносит сумятицу и вызывает непродуктивные теоретические поиски сходств и различий преступного сообщества и преступной организации»10. Однако в теории уголовного права преступное сообщество и преступная организация иногда различаются11. В проекте Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью», принятом Государственной Думой 22 ноября 1995 г., преступная организация и преступное сообщество также разграничиваются.

В настоящее время уголовный закон, говоря о преступном сообществе и преступной организации, подразумевает одно и тоже. Поэтому целесообразно, на наш взгляд, отказаться от двойного названия этого явления, оставив в ст. 35 и ст. 210 УК РФ только формулировку «преступное сообщество».

Подводя итог, мы предлагаем изложить ч. 4 ст. 35 УК РФ в следующей редакции:

4. Преступление признается совершенным преступным сообществом, если оно совершено сплоченной иерархичной организованной группой, созданной для совершения нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданных в тех же целях.


Несостоятельность (банкротство) как одна из сфер экономической преступной деятельности

Преступления, связанные с банкротством, такая же неизбежная реальность, как, допустим, преступления против личности. Во многих странах мира институт банкротства давно и успешно используется субъектами экономической деятельности в преступных целях12, - отмечает О.Г. Соловьев. Борьба с этими преступлениями осложнена тем, что они носят латентный характер, скрываясь под видом гражданских правоотношений. В апреле 2002 г. Президент России в своем ежегодном послании Федеральному Собранию РФ констатировал, что «поточное» банкротство предприятий уже успело стать доходным бизнесом, и указал на необходимость срочного наведения порядка в этой сфере13. В Программе социально-экономического развития Российской Федерации на 2002-2003 гг. сказано, что «институт банкротства должен обеспечивать решение таких задач, как реструктуризация убыточного сектора экономики, повышение платежной дисциплины, защита прав кредиторов»14.

Термин банкротство происходит от итальянских слов banco - скамья и rotto – сломанный. У итальянских менял, ставивших перед лавками скамью для клиентов, был обычай ломать ее в знак прекращения торговых операций по несостоятельности.

Издержки и грубые просчеты экономической политики переходного периода, экономически и социально немотивированный радикализм и непоследовательность в осуществлении реформ, - все это оказало значительное влияние на криминализацию данного сектора экономики. Б.И. Колб видит причину возрастания числа банкротств в «стремлении криминальных элементов использовать этот институт для прикрытия уголовно наказуемых действий, когда факт причинения материального вреда в результате хозяйственных операций отрицать невозможно»15.

В России круг банкротских правонарушений впервые был очерчен Законом «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» от 19 ноября 1992 г. Этот Закон оказал значительное влияние на развитие уголовного законодательства, в частности, норма о фиктивном банкротстве позаимствована из Преамбулы к этому закону. Уголовный кодекс 1996 г. отказался от дословного повторения положений Закона от 19 ноября 1992 г., но «унаследовал у него некоторые неточности, что существенно осложнит применение ст. ст. 195, 196, 197 УК, устанавливающих ответственность за преступления, связанные с банкротством»16.

Закон «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» 1992 г. утратил силу, и банкротство регулировалось Федеральным законом от 8 января 1998 г. «О несостоятельности (банкротстве)». Он внес существенные изменения как в процедуру банкротства, так и в его понятие, соответственно, «изменилось и толкование уголовно-правовых норм, связанных с банкротством»17. 26 октября 2002 г. был принят новый Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)». Нестабильность законодательства о несостоятельности (банкротстве) явилась причиной столь массовых злоупотреблений в этой сфере.

Существуют три формы криминальных банкротств:

  1.  Неправомерные действия при банкротстве  (И.А. Клепицкий, ссылаясь на историю российского законодательства, называет это преступление «злостным банкротством»18) (ст. 195 УК РФ);
  2.  Преднамеренное банкротство (Б.И. Колб называет это преступление «умышленным банкротством»19) (ст. 196 УК РФ);
  3.  Фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ).

В 2003 г. через процедуру банкротства в России прошли около 110 тыс. предприятий, при этом многие из них допустили существенные нарушения. В этот период было выявлено 451 преступление по статьям 195-197 УК РФ, 10 из них были совершены организованными группами. Ущерб от этих преступлений составил 2 млрд. рублей. В 2004 г. же выявлено 611 преступлений данного вида20. В Республике Татарстан же наоборот наблюдается снижение числа зарегистрированных криминальных банкротств. Так, в 2002 г. выявлено 15 случаев, а в 2003 г. 6 преступлений, предусмотренных ст.ст. 195-197 УК РФ21.

Общественная опасность этих преступлений заключается, по мнению Б.И. Колба, «в подрыве институтов займа и кредита, этих фундаментальных инструментов экономической деятельности, путем умышленного уклонения от уплаты долгов»22. В.А. Моисеев же определяет объект криминальных банкротств как «производственная, коммерческая, финансовая и иная экономическая деятельность предприятия, организации, индивидуального предпринимателя»23. И.Ю. Михалев считает, что в структуре общественных отношений, образующих объект криминальных банкротств, «основополагающее значение имеют интересы должника, кредиторов и государства»24. Некоторые авторы выделяют основной и дополнительный объекты неправомерных действий при банкротстве: «основным объектом являются общественные отношения, возникающие в связи с осуществлением основанной на законе предпринимательской деятельности и обеспечивающие охрану законных интересов кредиторов; в качестве дополнительного непосредственного объекта выступают имущественные интересы кредиторов»25.

Наиболее сложна в составе этих преступлений объективная сторона. Сложность определяется двумя обстоятельствами: во-первых, необходимостью правильного отбора юридически значимых признаков преступления, во-вторых, необходимостью ясного изложения этих признаков. Остановимся только на наиболее спорных аспектах объективной стороны преступлений, предусмотренных ст.ст. 195-197 УК РФ.

В ст. 195 УК РФ (неправомерные действия при банкротстве) нет ясного изложения сути преступления. Неправомерное деяние описывается рядом частных действий. А.Г. Кудрявцев суть неправомерных действий при банкротстве понимает в «воспрепятствовании полноценному, соответствующему ситуации использованию имущества и документации должника для целей конкурсного производства»26. Б.И. Колб определяет сущность неправомерных действий при банкротстве как «уменьшение конкурсной массы независимо от того, каким способом оно совершено. Преступлением является именно уменьшение конкурсной массы, а само по себе совершение вышеуказанных действий преступлением не является»27.

Примером квалификации деяния как неправомерные действия при банкротстве может служить приговор Нижнекамского городского суда РТ от 12 апреля 2002 г. Д. выступал руководителем ООО «Нижнекамское монтажное управление» ОАО трест «Спецмонтаж» - ДХО ОАО «Спецмонтаж» (далее - ДХО ОАО «Спецмонтаж»), имеющим задолженность по уплате налогов по состоянию на 22 февраля 2000 г. в сумме 4332000 рублей. В ходе исполнительного производства на основании ст. 47 НК РФ в связи с решением инспекции МНС РФ по г. Нижнекамску и Нижнекамскому району о взыскании с ДХО ОАО «Спецмонтаж» задолженности по налогам и сборам на сумму 4268000 рублей и в предвидении банкротства ДХО ОАО «Спецмонтаж» Д. скрыл от судебного пристава-исполнителя наличие у ДХО ОАО «Спецмонтаж» г. Нижнекамска недвижимого имущества всего на сумму 2530000 рублей. Кроме того, Д. подписал договор купли-продажи от 18.12.2000 и акт приемки-передачи по договор купли-продажи от 18.12.2000 о передаче имущества ДХО ОАО «Спецмонтаж» в собственность ООО «Арико-Агро» г. Нижнекамска, которым руководил М., всего имущества на общую сумму 2530000 рублей. 3 декабря 2001 г. Арбитражный суд РТ признал ДХО ОАО «Спецмонтаж» банкротом28.

Еще один вопрос, касающийся объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 195 УК РФ, - с какого момента возможна уголовная ответственность за неправомерные действия при банкротстве. Ч. 1 ст. 195 УК говорит, что неправомерные действия должны быть совершены при банкротстве или в предвидении банкротства. Правильнее начать обсуждение с понятия «предвидение банкротства».

«Предвидение банкротства» не определяется в действующем законодательстве Российской Федерации, что вызывает споры в теории и на практике. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г. лишь один раз упоминает это понятие в ст. 8, согласно которой должник вправе подать в арбитражный суд заявление должника в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии будет исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок. Исходя из этой формулировки остается неясным, с какого момента руководитель или индивидуальный предприниматель начинает «предвидеть банкротство» и когда это предвидение заканчивается. Согласно проведенному сотрудниками НИИ при Генеральной прокуратуре России исследованию, для практиков понятие предвидения банкротства остается неясным29.

Некоторые авторы полагают, что «предвидение банкротства» возникает в момент начала рассмотрения в арбитражном суде дела о признании должника несостоятельным (банкротом), либо связывают его с совершением конкретных процессуальных действий (например, с подачей должником в арбитражный суд заявления о признании его банкротом)30. Н.А. Лопашенко справедливо отмечает, что с точки зрения доказывания преступного поведения, легче всего установить факт осознания после того, как должник пропустил срок исполнения обязательства. Согласно ст. 3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г. срок исполнения обязательств и для граждан, и для юридических лиц устанавливается в три месяца с даты, когда требования кредиторов по денежным обстоятельствам и (или) обязанности по уплате обязательных платежей должны были быть исполнены. Однако состояние «предвидения» возможно еще на более ранних стадиях, например, при долгосрочном кредитовании31. И.Ю. Михалев, поддерживая данное мнение, поясняет, что «в основу определения границ рассматриваемого состояния в этом случае положены обстоятельства, которые при обычном хозяйственном обороте влекут, как правило, утрату неплатежеспособности должника»32. Е.А. Бондарь также указывает, что состояние «предвидение банкротства» объективно возникает до принятия судом решения о признании несостоятельности или даже на более ранних стадиях, формально не связанных с юридическими фактами, указанными в законодательстве о несостоятельности33.

Окончание предвидения банкротства Н.А. Лопашенко определяет моментом появления у должника всех признаков банкротства34. Таким образом, она не допускает возможность привлечения к уголовной ответственности руководителя или собственника организации-должника либо индивидуального предпринимателя за неправомерные действия, совершенные ими после возбуждения процедуры банкротства до принятия решения о несостоятельности (банкротстве). П.С. Яни полагает, что состояние предвидения банкротства не заканчивается истечением трех месячного срока после даты, назначенной для исполнения обязательств. Он утверждает, что «трудно спорить с тем, что по прошествии трех месяцев с момента установленной в контракте даты исполнения обязательств, тем более когда уже начато производство в арбитражном суде, рассматриваемую ситуацию и отношение к ней руководителя, собственника или предпринимателя следует определить как предвидение банкротства»35. Б.В. Волженкин полагает, что состояние «предвидения банкротства» заканчивается в момент принятия арбитражным судом решения о признании или не признании должника банкротом36. Этой же позиции придерживается Е.А. Бондарь: «момент прекращения состояния предвидения банкротства следует связывать с признанием несостоятельности арбитражным судом либо добровольным объявлением о ней должника»37. Представляется, что данная позиция, согласно которой «предвидение банкротства» оканчивается вынесением арбитражным судом решения, была выработана под влиянием ст. 195 УК РФ, так как главным аргументом, доказывающим это положение, выступает тот факт, что в противном случает неправомерные действия, совершенные в период от возбуждения процедуры банкротства до принятия решения арбитражным судом, не подпадают под действие ч. 1 ст. 195 УК РФ. А.Г. Кудрявцев понимает под предвидением банкротства «период времени, предшествующий введению в отношении организации или индивидуального предпринимателя процедуры наблюдения, когда лицо предвидит неизбежность возбуждения производства о несостоятельности (банкротстве) и введения процедуры наблюдения. Предвидение банкротства возможно лишь в пределах одного календарного года, предшествующего введению в отношении должника процедуры наблюдения»38, тем самым, указывая, что период предвидения банкротства заканчивается в момент введения процедур банкротства, а начинается за год до начала наблюдения. На наш взгляд, руководители, собственники организации-должника, индивидуальные предприниматели подлежат уголовной ответственности за неправомерные действия в предвидении банкротства с момента, когда они начинают осознавать невозможность исполнения обязательств в срок. А заканчивается процесс предвидения банкротства в момент возбуждения процедуры банкротства арбитражным судом (ч. 2 ст. 7, ч. 3 ст. 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Совершение противоправных деяний в предвидение банкротства является уголовно наказуемым и в Уголовном кодексе Польши (ст. 302)39.

Помимо предвидения банкротства ч. 1 ст. 195 УК РФ допускает возможность привлечения к уголовной ответственности за неправомерные действия при банкротстве. Формулировка «при банкротстве» позволяет сделать вывод о том, что банкротство уже наступило. Согласно ст. 53 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г. решение арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства принимается в случаях установления признаков банкротства должника. Дело о банкротстве должно быть рассмотрено в заседании арбитражного суда в срок, не превышающий семи месяцев с даты поступления заявления о признании должника банкротом (ст. 51 ФЗ). Этот срок сам по себе достаточно длительный. Кроме того, арбитражный суд по результатам рассмотрения дела может вынести решение не о признании должника банкротом, а о введении таких процедур банкротства, как финансовое оздоровление, внешнее управление. Финансовое оздоровление, например, может быть введено на срок до двух лет (ч. 6 ст. 80 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). В связи с тем, что период применения процедур финансового оздоровления и внешнего управления к должнику до официального признания его банкротом не включен в ст. 195 УК РФ, и в течение этого периода возможно совершение действий, составляющих объективную сторону неправомерных действий при банкротстве, необходимо, вслед за Н.А. Лопашенко40 и Н.С. Смородиновой41, включить в ч. 1 ст. 195 УК РФ следующее положение: «при проведении процедур банкротства». Н.В. Беркович предлагает еще более детально регламентировать период времени, в течение которого возможно совершение неправомерных действий: в диспозиции ч. 1 ст. 195 УК РФ после слов «в предвидении банкротства» добавить слова «при наличии признаков банкротства», «при возбуждении дела о банкротстве», «при проведении процедур банкротства»42, что нам представляется излишним.

Частью 2 ст. 195 УК РФ предусмотрены два самостоятельных преступления: 1) неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов руководителем или сообщником организации-должника либо индивидуальным предпринимателем; 2) принятие такого удовлетворения кредитором. Часть 2 ст. 195 УК РФ посредством установления уголовно-правового запрета и санкции за его нарушение обеспечивает выполнение определенного законодательством порядка очередности удовлетворения требований кредиторов при банкротстве граждан и юридических лиц.

Порядок удовлетворения требований кредиторов регулируется ст. 64 Гражданского кодекса РФ и ст. 134 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г. Прежний Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 г. в ст. 106 полностью повторял очередность удовлетворения требований кредиторов, указанную в Гражданском кодексе. Поэтому не возникало вопросов, каким законом руководствоваться при определении, к какой очереди относится тот или иной кредитор. Очередность же, указанная в ныне действующем законе «О несостоятельности (банкротстве)», существенно отличается от нормы, содержащейся в ст. 64 ГК РФ. В частности, И.М. Викторов и Н.Г. Сапожников отмечают, что «установлена другая очередность удовлетворения требований кредиторов, Закон уровнял требования по налогам и другим обязательным платежам с обычными требованиями по денежным обязательствам»43. Применению при регулировании указанных отношений подлежит норма, предусмотренная Законом «О несостоятельности (банкротстве)», а не норма Гражданского кодекса РФ, так как впредь до приведения законов и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации и регулирующих отношения, связанные с банкротством, в соответствие с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» указанные Законы и иные нормативные правовые акты применяются постольку, поскольку они не противоречат Закону о банкротстве (ст. 232 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)»).

В ст. 196 УК РФ преднамеренное банкротство описано как «умышленное создание или увеличение неплатежеспособности». П.С. Яни понимает под неплатежеспособностью «невозможность лица рассчитаться по своим денежным обязательствам при том, однако, что стоимость имеющегося у него имущества может, тем не менее, превышать сумму его долгов»44.

При расследовании уголовных дел возникает вопрос о том, можно ли назвать неплатежеспособностью такое состояние должника, когда он не платит более трех месяцев по долгам, однако средства у него все же имеются. Ответ заключается в том, что, как пишет заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ В.В. Витрянский, «согласно смыслу положений законодательства о банкротстве, неспособность юридического лица погасить свои обязательства перед кредиторами презюмируется самим фактом неисполнения финансовых обязательств перед контрагентами, бюджетом и т.д. Следовательно, раз не платишь - значит, неплатежеспособен, пусть даже деньги у тебя есть»45. «Данная презумпция, также отмечает В.В. Витрянский, строится на адекватном понимании современных требований имущественного оборота, участники которого должны своевременно оплачивать проданные им товары, выполненные работы, оказанные услуги, своевременно возвращать полученные ими суммы займа, т.е. добросовестно исполнять свои обязательства и публично-правовые обязанности»46.

В Республике Татарстан существует пример квалификации действий лица как преднамеренное банкротство. Так, Советский районный суд г. Казани в 2001 году рассмотрел уголовное дело в отношении М. М., являясь соучредителем и генеральным директором ООО «Галактика», заключая сделки и совершая действия, направленные на создание неплатежеспособности ООО «Галактика», тем самым обнаружил в своих действиях признаки преднамеренного банкротства. Суд счел неубедительными доводы М. о том, что он пытался реанимировать предприятие, заключив контракт с одной из фирм г. Москвы, так как, по мнению суда, переговоры и поиски выхода из кризиса необходимо было вести со всеми кредиторами, искать не одного, а нескольких поставщиков.47

Третьим составом преступления, связанным, согласно прямому указанию законодателя, с несостоятельностью, является фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ). Отличие данного преступления от обсуждавшихся нами ранее неправомерных действий при банкротстве (ст. 195 УК РФ) и преднамеренного банкротства (ст. 196 УК РФ) заключается в том, что по ст. 197 УК РФ к ответственности привлекают в ситуации, когда «материальных» признаков несостоятельности нет, о них лишь ложно заявляется. А.Г. Кузнецов определяет фиктивное банкротство как «деяние, направленное на незаконное инициирование конкурсного процесса и (или) процедур банкротства для использования связанных с этим преимуществ»48.

Объективная сторона всех преступлений, связанных с банкротством, содержит указание на последствия: причинение крупного ущерба. До принятия Федерального закона от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» крупный ущерб признавался оценочной категорией, признание причиненного ущерба крупным зависело от конкретных обстоятельств, когда во внимание принимались материальное положение потерпевшего гражданина, финансовое положение организации, которой причинен ущерб. В настоящее время размер крупного ущерба составляет двести пятьдесят тысяч рублей (примечание к ст. 169 УК РФ). Установление размера суммы на законодательном уровне, которая признается крупным ущербом при совершении криминального банкротства, позволит правоприменителю избежать споров и разногласий при определении признаков объективной стороны этих преступлений. С другой стороны, определение одинаковой суммы, составляющей крупный ущерб, и для должников – юридических лиц, и для должников – индивидуальных предпринимателей нарушает, на наш взгляд, принцип индивидуализации уголовной ответственности, так как финансовое положение и потенциальная возможность причинения вреда у юридического лица и индивидуального предпринимателя различны. В связи с этим мы предлагаем установить крупный ущерб, причиняемый при криминальном банкротстве, в размере 250 тыс. рублей применительно к юридическим лицам и 100 тыс. рублей применительно к индивидуальным предпринимателям.

В теории уголовного права существуют точки зрения, согласно которым предлагается вообще отказаться от последствия как обязательного признака объективной стороны криминальных банкротств49. Нам представляется неправильным исключение последствия в виде причинения крупного ущерба из числа признаков объективной стороны криминальных банкротств. В противном случае на практике будет невозможно отличить криминальное банкротство от административно наказуемого банкротства, так как законодатель проводит разграничение между проступками, предусмотренными ст.ст. 14.12 и 14.13 КРФоАП, и преступлениями, предусмотренными ст.ст. 195, 196, 197 УК РФ, по признаку причинения крупного ущерба.

Следует отметить, что в уголовном законодательстве зарубежных стран часто встречаются преступления связанные с несостоятельностью (банкротством). А.М. Тимербулатов указывает на «сходство зарубежных уголовно-правовых норм и российского законодательного подхода в вопросах ответственности за преступления, связанные с банкротством»50. Подобные преступные деяния встречаются в УК Украины (ст.ст. 218-221)51, УК Казахстана (ст.ст. 215-217)52, УК Испании (ст.ст. 257-261)53, УК ФРГ (ст. 283)54, УК Польши (ст.ст. 300-302)55, УК Франции (ст. 314-7)56.


Организованная преступная деятельность в сфере несостоятельности (банкротства)

В Уголовном кодексе Российской Федерации законодатель не предусматривает квалифицирующие признаки криминальных банкротств. Однако очевидна повышенная общественная опасность совершения преступления, например, не одним, а несколькими лицами (организованными группами и преступными сообществами) либо с использованием служебного положения.

А.В. Кузнецов отмечает, что «нельзя отождествлять преднамеренное банкротство, совершенное среднего уровня индивидуальным предпринимателем, и аналогичное деяние, совершенное группой лиц в рамках деятельности крупного юридического лица: не только не будут соотносимы размеры ущерба, но и общественная опасность представленных деяний в целом является разноуровневой»57. Поэтому указанный автор предлагает дополнить ст.ст. 195-197 УК РФ квалифицирующими признаками совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и организованной группой58.

Процесс формирования организованных групп, преступных организаций, сообществ в сфере несостоятельности (банкротства) выглядит стандартным. Первооснова процесса самоорганизации криминальной общности людей – четкое определение целей и задач. Они определяют характер ее деятельности, потребность в ресурсах и функции.

Люди, организующиеся в преступные группы, преследуют цель получения сверхдоходов. Указанная цель – общая для членов организованных групп, преступных организаций, сообществ на стадии их формирования. В процессе развития деятельности таких групп, у ее участников могут появляться и другие цели. В частности, появляется необходимость легализовывать (отмывать) денежные средства и иное имущество, полученные в результате совершения криминальных банкротств. Далее увеличивается сфера интересов организованных преступных групп, которые первоначально объединились для совершения неправомерных действий при банкротстве нескольких предприятий. Они проникают в политику, международный преступный бизнес.

Для выявления особенностей деятельности организованных преступных групп в сфере несостоятельности (банкротства) был проведен опрос арбитражных управляющих и юристов, работающих в сфере антикризисного управления. Из 96 опрошенных респондентов 34 человека являются арбитражными управляющими и 62 человека – юристы, работающие в сфере антикризисного управления. Стаж работы по юридической специальности у указанных лиц составляет от 2 до 10 лет, а стаж работы в сфере антикризисного управления – от 2 до 7 лет (Приложение 2).

В ходе опроса арбитражных управляющих и юристов, работающих в сфере антикризисного управления, только 9,4% из них указали, что преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, могут быть совершены одним лицом (рис. 3). Большинство же опрошенных отметили, что минимальным количеством лиц, которые совершают криминальные банкротства, является два и более человека.

Рисунок 3. Количество лиц, принимающих участие в совершении криминальных банкротств. 1 - минимальное количество лиц, имеющих возможность совершить преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, - 1 человек; 2 – минимальное количество лиц, имеющих возможность совершить преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, - 2 человека; 3 – минимальное количество лиц, имеющих возможность совершить преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, - 3 человека; 4 – минимальное количество лиц, имеющих возможность совершить преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, - 4 человека; 5 – минимальное количество лиц, имеющих возможность совершить преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, - 5 человек; 6 - минимальное количество лиц, имеющих возможность совершить преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, - более 5 человек.

Кроме того, 67,7% респондентов ответили, что им встречались случаи, когда криминальные банкротства совершались группой лиц, характеризующейся устойчивостью (организованной группой) (Приложение 2). Мы предлагаем предусмотреть в статьях 195, 196, 197 УК РФ такие квалифицирующие признаки, как «совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и совершение преступления организованной группой». Н.А. Лопашенко также предлагает внести в ст.ст. 195-197 УК РФ такой квалифицирующий признак, как «совершение преступления организованной группой»59, однако не рассматривает возможность включения такого признака, как «совершение преступления группой лиц по предварительному сговору», что, на наш взгляд, не позволяет дифференцировать уголовную ответственность должным образом.

Интерес представляет деяние, которое совершено, на наш взгляд, организованной группой, но это не нашло отражения в приговоре. 29 апреля 1996 г. было зарегистрировано ОАО «Березникиопторг» с уставным капиталом более 11 миллионов рублей. На первом общем собрании акционеров был выбран Совет директоров. В него входят, в том числе, и Щ., Б., М., К. и К. Тогда же назначается и.о. генерального директора - Р. Совет директоров решается на строительство склада под легко воспламеняющиеся жидкости и нефтепродукты на территории базы «Березникиопторг». Для осуществления этой затеи Р. обращается в Мосбизнесбанк с просьбой предоставить им кредит в сумме 800 тысяч рублей сроком на год. Через месяц в ОАО «Березникиопторг» проходит внеочередное собрание акционеров, и Р. становится генеральным директором ОАО «Березникиопторг». А 3 сентября принимается в эксплуатацию склад - это 14 отдельно стоящих цистерн обвязанных технологическими трубопроводами. А дальше ОАО «Березникиопторг» вдруг начинает «обрастать» мелкими фирмами, учредителями, которых становятся член совета директоров Щ., его жена Б., два их сына и Р. На территории «Березникиопторга» теперь уже находится не одно, а три предприятия: ОАО «Березникиопторг», ООО «Николаич» и ЗАО «Терминал Компания Холдэкс», при этом все активы основного предприятия переводятся в уставные капиталы ООО и ЗАО. Им же передаётся имущество, но по заниженным ценам. Железнодорожные пути вообще были переданы безвозмездно. Новое руководство ОАО «Березникиопторг», сознательно лишаясь основных средств, вело предприятие к неплатёжеспособности, чтобы потом признать банкротом. Компания Р. утверждала, что они не имели умысла довести предприятие до банкротства. Экономисты, анализируя ситуацию на предприятии, говорили, что «Березникиопторг» был предприятием ликвидным, то есть, мог хорошо работать и приносить прибыль. Шесть томов уголовного дела о преднамеренном банкротстве, мошенничестве в составе организованной группы в крупном размере рассматривал суд. По окончании процесса суд признал подсудимых виновными лишь в совершение преднамеренного банкротства. Что касается обвинений в мошенничестве, совершённом в составе организованной группы, неправомерных действиях при банкротстве предприятия, подсудимые были оправданы.

В результате исследования проблемы совершения преступлений, связанных с несостоятельностью (банкротством), организованными преступными группами мы пришли к выводу, что закономерностью организованной преступной деятельности в сфере несостоятельности (банкротства) являются коррумпированные связи организованных преступных формирований с должностными лицами властно-управленческих и правоохранительных органов. Некоторые ученые относят коррумпированность к обязательным признакам всех организованных групп60. Мы же полагаем, что присутствие должностных лиц в составе организованной группы – отличительная особенность именно экономической преступной деятельности, в частности, преступной деятельности в сфере несостоятельности (банкротства).

Кроме этого, арбитражным управляющим и юристам был задан следующий вопрос: какие из ниже перечисленных лиц имеют возможность совершить преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ:

Рисунок 4. Лица, имеющие возможность совершить криминальные банкротства. 1 – руководитель организации; 2 – бухгалтер организации; 3 – юрист организации; 4 – индивидуальный предприниматель; 5 – арбитражный управляющий; 6 – собственник организации должника; 7 – собственник организации кредитора; 8 – иные лица (были указаны учредители организации, нотариусы).

Все опрошенные респонденты указали, что криминальные банкротства могут совершить руководители организации, но при этом только 64,6% указали, что эти преступления могут совершаться индивидуальными предпринимателями и 37,5% респондентов – собственником организации должника, хотя и те, и другие являются субъектами преступлений, предусмотренных ст.ст. 195, 196 и 197 УК РФ. Также не вызывает сомнений возможность участия юристов и бухгалтеров организаций в совершении криминальных банкротств. Действительно, как показывает анализ результатов опроса, такую возможность предусматривают 72,9% и 76% респондентов соответственно. Наиболее же интересным представляется тот факт, что 57,3% указали, что арбитражные управляющие также могут совершить преступления, связанные с несостоятельностью (банкротством) (Приложение 2).

Очевидно, что арбитражные управляющие, а также другие участники процедуры банкротства, например нотариусы, могут входить в состав организованных групп, совершающих преступления, предусмотренные ст.ст. 195 и 196 УК РФ, что значительно повышает общественную опасность этих преступлений. Однако указанные лица могут совершать криминальные банкротства и самостоятельно. В качестве примера можно указать следующее, конкурсный управляющий Токо-банка Андрей Федотов обратился с заявлением в УБЭП ГУВД Москвы с просьбой возбудить уголовное дело с связи с пропажей остатка конкурсной массы банка - 252 млн рублей. Деньги находились на счете московского нотариуса Владимира Беляева в Сбербанке России. Но в конце декабря он перевел их в Тандем-банк, а затем обналичил и скрылся61.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 года арбитражным управляющим является гражданин Российской Федерации, утверждаемый арбитражным судом для проведения процедур банкротства и являющийся членом одной из саморегулирующихся организаций. Согласно ст. 195 и ст. 196, субъект этих преступлений – специальный, а именно руководитель, собственник организации и индивидуальный предприниматель, то есть законодательство содержит исчерпывающий перечень лиц, которые могут быть привлечены к ответственности за неправомерные действия при банкротстве и преднамеренное банкротство. Следовательно, арбитражные управляющие не являются субъектами криминальных банкротств и не могут быть привлечены к ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 195 и 196 УК РФ.

Однако 82, 29 % опрошенных респондентов отметили, что в их практике были случаи совершения криминальных банкротств арбитражными управляющими (Приложение 2).

В теории уголовного права относительно возможности привлечения арбитражного управляющего к уголовной ответственности за неправомерные действия при банкротстве (ст. 195) встречаются различные мнения. И.В. Шишко полагает, что конкурсные управляющие несут уголовную ответственность по ст. 195 УК РФ62. Этой же точки зрения придерживаются и другие исследователи преступлений в сфере несостоятельности (банкротства).63 Большинство же ученых отмечают, что арбитражные управляющие часто совершают деяния, составляющие криминальные виды банкротства, однако не могут нести ответственность по ст. 195 УК РФ. П.С. Яни же утверждает, что «если после признания банкротства лицом, исполняющим обязанности руководителя организации (а арбитражные управляющие являются таковыми) отдается незаконное предпочтение кому-либо из кредиторов или совершаются иные противозаконные действия, о которых говорится в ст. 195 УК РФ, и в результате этого другим кредиторам причиняется ущерб, данное лицо может быть при определенных условиях привлечено к уголовной ответственности не по ст. 195 УК РФ, а по ст. 201 УК РФ»64. Неоднократно в литературе встречается предложение изменить уголовный закон и признать субъектом криминальных банкротств арбитражных управляющих и председателей ликвидационных комиссий65.

Мы полагаем, что следует согласиться с Н.А. Лопашенко, которая предлагает в ст. 195 УК предусмотреть уголовную ответственность конкурсных управляющих, учитывая специфику возможных неправомерных действий при руководстве конкурсным производством66, и предусмотреть в ст. 195 УК РФ новый квалифицирующий признак «совершение преступления арбитражным управляющим». Аналогичный квалифицирующий признак необходимо предусмотреть и в ст. 196 УК РФ. За подобные предложения выступают и 76 % опрошенных арбитражных управляющих и юриста, работающих в сфере антикризисного управления (Приложение 2).

Подобная структуризация составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195, 196, 197 УК РФ, будет способствовать большей дифференциации ответственности законодателем. Кроме того, указанные меры будут способствовать борьбе с таким видом экономической организованной преступной деятельности, как организованная преступная деятельность в сфере несостоятельности (банкротства), которая в настоящее время представляет наибольшую общественную опасность в связи с тем, что связана с преступным переделом собственности.


Заключение

Подводя итоги исследования, можно сделать следующие основные выводы:

1. В целях совершенствования уголовного законодательства, направленного на борьбу с организованной преступностью, предлагается:

а) изложить ч. 3 ст. 35 УК РФ в новой редакции: Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, которая характеризуется распределением ролей между ее членами, выделением лидера (организатора), заранее объединившейся для совершения одного, требующего длительной подготовки, либо нескольких преступлений.

б) изложить ч. 4 ст. 35 УК РФ в следующей редакции: Преступление признается совершенным преступным сообществом, если оно совершено сплоченной иерархичной организованной группой, созданной для совершения нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданных в тех же целях.

2. Законодатель в ч. 4 ст. 35 и ст. 210 УК РФ не делает каких-либо различий между преступным сообществом и преступной организацией и, заключив последнее в скобки, ставит знак равенства между ними. В связи с этим целесообразно отказаться от двойного названия одного и того же явления, оставив в ст. 35 и ст. 210 УК РФ только формулировку «преступное сообщество».

3. В связи с тем, что период применения процедур финансового оздоровления и внешнего управления к должнику до официального признания его банкротом не включен в ст. 195 УК РФ, и в течение этого периода возможно совершение действий, составляющих объективную сторону неправомерных действий при банкротстве, необходимо включить в ч. 1 ст. 195 УК РФ следующее положение: «при проведении процедур банкротства».

4. Определение одинаковой суммы, составляющей крупный ущерб, и для должников – юридических лиц, и для должников – индивидуальных предпринимателей нарушает, на наш взгляд, принцип индивидуализации уголовной ответственности, так как финансовое положение и потенциальная возможность причинения вреда у юридического лица и индивидуального предпринимателя различны. В связи с этим мы предлагаем установить крупный ущерб, причиняемый при криминальном банкротстве, в размере 250 тыс. рублей применительно к юридическим лицам и 100 тыс. рублей применительно к индивидуальным предпринимателям.

5. Сравнительная характеристика уголовного законодательства Российской Федерации и зарубежного законодательства, регламентирующего ответственность за совершение криминальных банкротств, показала, что во многих странах криминализирована деятельность при проведении процедур банкротства. Суть преступной деятельности в сфере несостоятельности (банкротства) остается неизменной в уголовном законодательстве всех изученных государств, мелкие различия в объективной стороне криминальных банкротств зарубежных стран объясняются различием законодательства о несостоятельности (банкротстве).

6. Особенностью организованной преступной деятельности в сфере несостоятельности (банкротства) являются коррумпированные связи организованных преступных формирований с должностными лицами властно-управленческих и правоохранительных органов.

7. Арбитражные управляющие не являются субъектами преступлений, предусмотренных ст.ст. 195 и 196 УК РФ. Учитывая специфику их деятельности при проведении процедур банкротства, необходимо предусмотреть в указанных статьях новый квалифицирующий признак «совершение преступления арбитражным управляющим».

8. Мы предлагаем предусмотреть в статьях 195, 196, 197 УК РФ такие квалифицирующие признаки, как «совершение преступления группой лиц по предварительному сговору» и «совершение преступления организованной группой».

9. Ст.ст. 195, 196, 197 УК РФ должны быть сформулированы следующим образом:

Статья 195. Неправомерные действия при банкротстве

1. Сокрытие имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, передача имущества в иное владение, отчуждение или уничтожение имущества, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность, если эти действия совершены руководителем или собственником организации-должника либо индивидуальным предпринимателем при банкротстве, при осуществлении процедур банкротства или в предвидении банкротства и причинили крупный ущерб, - наказывается…

2. Неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов руководителем или собственником организации-должника либо индивидуальным предпринимателем, знающим о своей фактической несостоятельности (банкротстве), заведомо в ущерб другим кредиторам, а равно принятие такого удовлетворения кредитором, знающим об отданном ему предпочтении несостоятельным должником в ущерб другим кредиторам, если эти действия причинили крупный ущерб, - наказывается…

3. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) арбитражным управляющим, - наказываются…

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй и третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой, - наказываются…

Примечание. В статьях 195, 196 и 197 настоящего Кодекса крупным ущербом признается ущерб, сумма которого превышает 250 тыс. рублей, если должником является юридическое лицо, и 100 тыс. рублей, если должником является индивидуальный предприниматель.

Статья 196. Преднамеренное банкротство

1.Преднамеренное банкротство, то есть умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации, а равно  индивидуальным предпринимателем в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб, - наказывается…

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору,

б) арбитражным управляющим, -  - наказывается…

3. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, - наказываются…

Статья 197. Фиктивное банкротство

1. Фиктивное банкротство, то есть заведомо ложное объявление руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности в целях введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб, - наказывается…

2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору, - наказывается…

3. То же деяние, совершенное организованной группой, - наказывается…

1 Рогов И.И. Экономика и преступность / И.И. Рогов. – Алма-Ата: Казахстан, 1991, с.10.

2 Номоконов В.А. Преступность как глобальная проблема / В.А. Номоконов / Тогонидзе Н.В. Глобализация общей, организованной и коррупционной преступности (Материалы «круглого стола») // Государство и право, 2001. - № 12. – С. 89-107.

3 Репецкая А.Л. Транснациональная организованная преступность: Автореф. дис. …докт. юрид. наук / А.Л. Репецкая. – М., 2001, с. 7.

4 Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности // Овчинский В. С. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. – М.: ИНФРА-М, 2001, с.51-52.

5 Балеев С.А. Проблемы форм соучастия в преступлении в российском уголовном праве / С.А. Балеев. – Казань: Изд-во «Таглимат» Института экономики, управления и права, 1999, с. 16; Балеев С.А. Проблемы форм соучастия в преступлении в преступлении в законодательстве и правоприменительной практике / С.А. Балеев // Ученые записки. Т. 142. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2002. – С. 218-220; Быков В.М. Признаки организованной группы / В.М. Быков // Законность, 1998. - № 9. – С. 4-8; Быков В.М. Что же такое организованная преступная группа? / В.М. Быков // Российская юстиция, 1995. - № 10. – С. 41-42; Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации / Р.Р. Галиакбаров. – Краснодар: Кубанский государственный аграрный университет, 2000, с. 75-78; Долгова А.И. Что такое организованная преступность? Определим исходное понятие / А. И. Долгова / Организованная преступность / Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова. – М.: Юрид. лит., 1989. – С. 8-13. («Проблемы, дискуссии, предложения»); Зайнутдинова А.Р. Организованная группа как форма соучастия в преступлении и ее признаки / Сборник аспирантских научных работ. Выпуск 2 / А.Р. Зайнутдинова. – Казань: Центр инновационных технологий, 2001. – С. 88-96; Ильясов Д.Б. Организованные формы групповой преступности (уголовно-правовые и криминологические аспекты): Автореф. дис. …канд. юрид. наук / Д.Б. Ильясов. – Ростов-на-Дону, 2004, с. 7; Карлов В.П. Формы соучастия: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / В.П. Карлов. – Самара, 2004, с. 7; Клименко Н.Ю. Уголовно-правовые и криминологические признаки форм соучастия: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / Н.Ю. Клименко. – Саратов, 2002, с. 20; Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность / А.П. Козлов. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001, с. 180; Минская В.С. Уголовная ответственность за вымогательство / В.С. Минская, Г.И. Чечиль. – Ставрополь, 1994, с. 20-21; Осин В.П. Преступление совершено организованной группой / В.П. Осин // Российская юстиция, 1995. - № 5. – С. 22-23; Петрушенков А.Н. Преступления в сфере экономики, совершаемые организованными группами: квалификация и ответственность: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / А.Н. Петрушенков. - Нижний Новгород, 2002, с. 21; Пристанская О.В. Групповая преступная деятельность несовершеннолетних: проблемы правовой регламентации и официального толкования / О.В. Пристанская // Журнал российского права, 2000. - № 12. – С. 22-32; Розенко С.В. Формы и виды организованной преступной деятельности: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / С.В. Розенко. – Екатеринбург, 2001, с. 9; Савельев Д.В. Преступная группа в сфере уголовной ответственности: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / Д.В. Савельев. – Екатеринбург, 2000, с. 17; Хмелевская Т.А. Виды групповых преступлений и их квалификация по УК Российской Федерации: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / Т.А. Хмелевская. – М., 2000, с. 26; Феоктистов М.В. Некоторые вопросы уголовной ответственности участников организованных преступных групп при совершении ими двух и более преступлений / М.В. Феоктистов // Уголовное право, 2003. - № 1. – С. 60-61; Яровой А.Л. Уголовно-правовая борьба с хищениями, совершаемыми организованными группами: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / А.Л. Яровой. – Краснодар, 2000, с. 13.

6 Быков В.М. Что же такое организованная преступная группа? / В.М. Быков // Российская юстиция, 1995. - № 10. – С. 41-42.

7 Галиакбаров Р.Р. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой / Р.Р. Галиакбаров // Российская юстиция, 2000. - № 4. – С. 47-49.

8 Иванов Н.Г. Критерии разграничения преступных группировок / Н.Г. Иванов // Российская юстиция, 1999. - № 5. – С. 47-48.

9 Арутюнов А.К. Организованные группы и преступные сообщества: вопросы квалификации / А.К. Арутюнов // Законодательство и экономика, 2002. - № 9. – С. 38-40; Быков В.М. Виды преступных групп / В.М. Быков // Российская юстиция, 1997. - № 12. – С.19-20; Быков В.М. Психологические основы расследования групповых и организованных преступлений / В.М. Быков // Законность, 1996. - № 4. – С. 21-24; Водько Н.П. Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью: Научно-практическое пособие / Н.П. Водько. – М.: Юриспруденция, 2000, с.24-25; Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации / Р.Р. Галиакбаров. – Краснодар: Кубанский государственный аграрный университет, 2000, с. 84; Гаухман Л.Д. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества / Л.Д. Гаухман, С.В. Максимов. – М.: ЮрИнфоР, 1997, с.9; Гриб В.Г. Противодействие организованной преступности: Учебное пособие для вузов / В.Г. Гриб / Под ред. А.И. Гурова, В.С. Овчинского. – М.: ИНФРА-М, 2001, с. 16; Гришко Е.А. Организация преступного сообщества (преступной организации): уголовно-правовой и криминологический аспекты: Дис. …канд. юрид. наук / Е.А. Гришко. – М., 2000, с.49; Конарев В.А. Организованные преступные формирования: вопросы квалификации: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / В.А. Конарев. – М., 2002, с. 11; Корчагин А.Г. Преступления в сфере экономики и экономическая преступность / А.Г. Корчагин. – Владивосток, 2001, с. 94-95; Литовченко О.Н. Соучастие в организованных группах и преступных сообществах (преступных организациях): Дис. …канд. юрид. наук / О.Н. Литовченко. – М., 2000, с. 98; Мондохонов А.В. Преступное сообщество (преступная организация): понятие, признаки и проблемы квалификации / А.В. Мондохонов // Российская юстиция, 2003. - № 11. – С. 23-24; Мордовец А.В. Преступное сообщество: уточнение условий ответственности / А.В. Мордовец // Законность, 2001. - № 9. – С.41-42; Розенко С.В. Формы и виды организованной преступной деятельности: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / С.В. Розенко. – Екатеринбург, 2001, с. 15-16; Савельев Д.В. Преступная группа в сфере уголовной ответственности: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / Д.В. Савельев. – Екатеринбург, 2000, с. 19; Шеслер А.В. Особенности преступного сообщества как формы соучастия / А.В. Шеслер / Актуальные проблемы правоприменительной практики в связи с принятием нового УК Российской Федерации. – Красноярск, 1997, с.67.

10 Елеськин М.В. Криминологические проблемы борьбы с организованной преступностью в исправительных учреждениях: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / М.В. Елеськин. – М.: МИ МВД РФ, 1998, с.17.

11 Андрианов А.В. Преступная организация и преступное сообщество – самостоятельные уголовно-правовые категории / А.В. Андрианов // Уголовное право, 2004. – № 1. – С.7-8; Балеев С.А. Ответственность за организационную преступную деятельность по российскому уголовному законодательству / С.А. Балеев. – Казань: Казанский юридический институт МВД России, 2001, с. 97; Епифанова Е.В. Становление и развитие института соучастия в преступлении в России: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / Е.В. Епифанова. – Краснодар, 2002, с. 19; Покаместов А.В. Организаторы преступных формирований и преступной деятельности: криминологические и уголовно-правовые проблемы / А.В. Покаместов // Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон. – М., 2001. – С. 340-346.

12 Соловьев О.Г. Особенности законодательной регламентации преступлений в сфере несостоятельности (банкротства) в уголовном законодательстве ФРГ / О.Г. Соловьев, А.С. Грибов // Актуальные проблемы юридической ответственности за нарушения в сфере экономической деятельности и налогообложения: Материалы третьей научно-практической конференции / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. – Ярославль, 2004. – С. 97-102.

13 Послание Президента РФ В. В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации от 18 апреля 2002 года «России надо быть сильной и конкурентоспособной» // Российская газета, 2002. – 19 апреля.

14 Программа социально-экономического развития Российской Федерации на 2002-2003 гг. (утв. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 10 июля 2001 г.) // Собрание законодательства, 2001. - № 31. – Ст. 3295.

15 Колб Б.И. Разграничение мошенничества и преднамеренного банкротства / Б.И. Колб // Законность, 2001. - № 11. – С. 14.

16 Клепицкий И.А. Банкротство как преступление в современном уголовном праве/ И.А. Клепицкий // Государство и право, 1997. - № 11. – С. 52-60.

17 Лопашенко Н.А. Неправомерные действия при банкротстве / Н.А. Лопашенко // Законность, 1999. - № 4. – С. 14-19.

18 Клепицкий И.А. Банкротство как преступление в современном уголовном праве / И.А. Клепицкий // Государство и право, 1997. - № 11. – С. 52-60.

19 Колб Б.И. Субъекты криминальных банкротств / Б.И. Колб // Законность, 2000. – № 3. – С. 13-15.

20 Общие сведения о состоянии преступности в Российской Федерации за 2003-2004 гг.

21 Статистический отчет МВД РТ за 2002-2003 гг.

22 Колб Б.И. Объективная сторона криминальных банкротств / Б.Ю. Колб // Законность, 2001. - № 1. – С. 13-15.

23 Моисеев В.А. Квалификация преступлений по ст. 195, 201 УК РФ / В.А. Моисеев// Законность, 2003. - № 2. – С. 8-11.

24 Михалев И.Ю. Банкротство и уголовный закон: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / И.Ю. Михалев. – Владивосток, 2000, с. 11.

25 Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003, с. 454.

26 Кудрявцев А.Г. Актуальные проблему уголовной ответственности за преступления, связанные с банкротством, на современном этапе: Дис. …канд. юрид. наук / А.Г. Кудрявцев. – Воронеж, 2003, с. 9.

27 Колб Б.И. Объективная сторона криминальных банкротств / Б.И. Колб // Законность, 2001. - № 1. – С. 13-15.

28 Архив Нижнекамского городского суда Республики Татарстан за 2002 год.

29 Устинова Т.А. Состояние уголовного законодательства об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК РФ) / Т.А. Устинова, А.Ф. Истомин, В.К. Бурковская, Е.А. Четвертакова // Уголовное право, 2001. - № 2. – С. 40-45.

30 Гаухман Л.Д. Преступления в сфере экономической деятельности / Л.Д. Гаухман, С.В. Максимов. – М., 1998, с. 160; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. – М., 1998, с. 462; Максимов С. В. Криминальное банкротство / С. В. Максимов // эж-ЮРИСТ, 2003. - № 42; Тимербулатов А.М. Неправомерные действия при банкротстве / А.М. Тимербулатов // Законность, 2001. - № 6. – С. 12-14.

31 Лопашенко Н.А. Неправомерные действия при банкротстве / Н.А. Лопашенко // Законность, 1999. - № 4. – С. 14-19.

32 Михалев И.Ю. Криминальное банкротство / И.Ю. Михалев. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001, с. 104.

33 Бондарь Е. А. Уголовная ответственность за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве): Дис. …канд. юрид. наук / Е. А. Бондарь. – Нижний Новгород, 2002, с. 8-9.

34 Лопашенко Н.А. Неправомерные действия при банкротстве / Н.А. Лопашенко // Законность, 1999. - № 4. – С. 14-19.

35 Яни П.С. Неправомерные действия при банкротстве / П.С. Яни // Законодательство, 2000. – № 2. – С. 15-19.

36 Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления) / Б.В. Волженкин. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002, с. 289.

37 Бондарь Е.А. Уголовная ответственность за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве): Дис. …канд. юрид. наук / Е.А. Бондарь. – Нижний Новгород, 2002, с. 8-9.

38 Кудрявцев А.Г. Актуальные проблему уголовной ответственности за преступления, связанные с банкротством, на современном этапе: Дис. …канд. юрид. наук / А.Г. Кудрявцев. – Воронеж, 2003, с. 13.

39 Уголовный кодекс Республики Польша / Перевод с польского Д.А. Барилович. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001, с. 200-201.

40 Лопашенко Н.А. Неправомерные действия при банкротстве / Н.А. Лопашенко // Законность, 1999. - № 4. – С. 14-19.

41 Смородинова Н.С. Предвидение банкротства в уголовном праве / Н.С. Смородинова // Актуальные проблемы дифференциации ответственности и законодательная техника в уголовном праве и процессе: Сб. науч. статей / Под ред. профессора, заслуженного деятеля наук РФ, действительного члена МАН ВШ И РАЕН Л.Л. Кругликова. – Ярославль, 2003. – С. 99-108.

42 Беркович Н.В. Банкротство: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / Н.В. Беркович. – Саратов, 2002, с. 18.

43 Викторов И.М. Надзор за исполнением законодательства о несостоятельности (банкротстве) / И.М. Викторов, Н.Г. Сапожников // Законность, 2003. - № 6. – С. 17-21.

44 Яни П.С. Криминальное банкротство. Банкротство преднамеренное и фиктивное / П.С. Яни // Законодательство, 2000. - № 3. – С. 3-8.

45 Витрянский В.В. Новое законодательство о несостоятельности (банкротстве) / В.В. Витрянский // Хозяйство и право, 1998. – № 3. – С. 38-48.

46 Постатейный комментарий Федерального закона от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В.В. Витрянского. – М.: Издательство «Статут», 1998, с. 54.

47 Архив Советского районного суда г. Казани за 2001 год.

48 Кудрявцев А.Г. Актуальные проблему уголовной ответственности за преступления, связанные с банкротством, на современном этапе: Дис. …канд. юрид. наук / А.Г. Кудрявцев. – Воронеж, 2003, с. 10.

49 Классен А.Н. Проблемы ответственности за неправомерные действия при банкротстве (социальные и уголовно-правовые аспекты): Автореф. дис. …канд. юрид. наук / А.Н. Классен. – Екатеринбург, 2001, с. 7; Колб Б.И. Что мешает борьбе с криминальными банкротствами / Б.И. Колб // Законность, 1999. - № 11. – С. 39; Яни П.С. Криминальное банкротство. Банкротство преднамеренное и фиктивное / П.С. Яни // Законодательство, 2000. - № 3. – С. 3-8.

50 Тимербулатов А.М. Уголовно-правовые проблемы банкротства: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / А.М. Тимербулатов. – М., 1999, с. 12.

51 Уголовный кодекс Украины. – Симферополь: «Реноме», Харьков: «Свитовид», 2001, с. 109-111.

52 Уголовный кодекс Республики Казахстан / Предисловие министра юстиции Республики Казахстан, д.ю.н., профессора И.И. Рогова. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001, с. 240-243.

53 Уголовный кодекс Испании / Под редакцией и с предисловием д.ю.н., профессора Н.Ф. Кузнецовой и д.ю.н, профессора Ф.И. Решетникова. – М.: Издательство ЗЕРЦАЛО, 1998, с. 83-84.

54 Уголовный кодекс ФРГ / Пер. с нем. – М.: Издательство «Зерцало», 2000, с. 159-162.

55 Уголовный кодекс Республики Польша / Перевод с польского Д.А. Барилович. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001, с. 199-201.

56 Уголовный кодекс Франции / Перевод с французского и предисловие к.ю.н., доц. Н.Е. Кыловой. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002, с. с. 304-305.

57 Кузнецов А.В. Конструкции составов преступлений, связанных с банкротством (ст. 195-197 УК РФ), и вопросы их правоприменения / А.В. Кузнецов // Налоговые и иные экономические преступления: Сб. науч. статей. Вып. 4 / Под ред. профессора, заслуженного деятеля наук РФ, академика МАН ВШ и РАЕН Л.Л. Кругликова. – Ярославль, 2002. – С.120-133; Кузнецов А.В. О конструировании составов преступлений, связанных с банкротством (ст. 195-197 УК РФ) / А.В. Кузнецов // Актуальные проблемы юридической ответственности за нарушения в сфере экономической деятельности и налогообложения: Материалы второй научно-практической конференции / Отв. за выпуск Л.Л. Кругликов. – Ярославль, 2002. – С. 56-65.

58 Кузнецов А.В. Преступления в сфере несостоятельности (ст. 195-197 УК РФ): вопросы законодательной техники и дифференциации ответственности: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / А.В. Кузнецов. – Казань, 2004, с. 9; Кузнецов А.В. О проблемах конструирования составов преступлений в сфере несостоятельности (ст. 195-197 УК РФ) / А.В. Кузнецов // Актуальные проблемы юридической ответственности за нарушения в сфере экономической деятельности и налогообложения: Материалы третьей научно-практической конференции / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. – Ярославль, 2004. – С. 138-140.

59 Лопашенко Н.А. Вопросы совершенствования норм главы 22 УК РФ: Проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ» (с пояснительной запиской) / Н.А. Лопашенко // Налоговые и иные экономические преступления: Сб. науч. статей. Вып.1 / Под ред профессора, заслуженного деятеля наук РФ, академика МАН и РАЕН Л.Л. Кругликова. – Ярославль, 2000. – С. 18-40.

60 Что такое организованная преступность? // Социалистическая законность, 1988. - № 9. – С. 25-26.

61 «Конкурсный управляющий Токо-банка Андрей Федотов обратился с заявлением в УВЭП ГУВД Москвы с просьбой возбудить уголовное дело в связи с пропажей остатка конкурсной массы банка» / Коммерсантъ-Daily, 2000. - № 12. – С.1.

62 Шишко И.В. Субъекты преступлений, связанных с банкротством / И.В. Шишко // Российская юстиция, 2000. - № 8. – С. 7-9.

63 Можайская Л.И. Арбитражный управляющий как субъект преступных банкротств (ст. 195, 196 УК РФ) / Л.И. Можайская // Уголовное право, 2003. - № 3. – С. 44-45; Моисеев В.А. Квалификация преступлений по ст. 195, 201 УК РФ / В.А. Моисеев// Законность, 2003. - № 2. – С. 8-11.

64 Яни П.С. Криминальное банкротство. Банкротство преднамеренное и фиктивное / П.С. Яни // Законодательство, 2000. - № 3. – С. 3-8.

65 Беркович Н.В. Банкротство: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Автореф. дис. …канд. юрид. наук / Н.В. Беркович. – Саратов, 2002, с. 16; Бондарь Е.А. Уголовная ответственность за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве): Дис. …канд. юрид. наук / Е.А. Бондарь. – Нижний Новгород, 2002, с.9; Власов П.Е. Субъекты незаконных банкротств и неправомерных действий при банкротстве / П.Е. Власов // Законодательство, 2002. - № 7. – С. 35-41; Кудрявцев А.Г. Актуальные проблему уголовной ответственности за преступления, связанные с банкротством, на современном этапе: Дис. …канд. юрид. наук / А.Г. Кудрявцев. – Воронеж, 2003, с. 11.

66 Лопашенко Н.А. Неправомерные действия при банкротстве / Н.А. Лопашенко // Законность, 1999. - № 4. – С. 14-19.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

70248. Ціна в системі ринкових характеристик товару. Значення ціни в системі ринкових відносин 275 KB
  Важливою й актуальною проблемою для будьякого підприємства є встановлення раціональної ціни на вироблені і або реалізовані товари та послуги. Суть цілеспрямованої цінової політики в маркетингу полягає в тому щоб установлювати на товари підприємства такі ціни і так варіювати ними залежно...
70249. Сутність і значення маркетингу в сучасній економіці. Сутність і роль маркетингу в сучасній економіці 215.5 KB
  Сутність і роль маркетингу в сучасній економіці Термін маркетинг від англ. Початок розвитку маркетингу як прикладної наукової дисципліни пов’язують з Пенсильванським університетом США де в 1905 році В. Ватлер почав вести постійний курс “Методи маркетингу†в університеті Вісконсіна США.
70250. Товарні марки та упаковка. Товарна марка як частина товару 526.5 KB
  Такі складові товарної політики як розробка товарної марки і управління марочним капіталом стали постійним і важливим елементом стратегічного маркетингу виробників і продавців. Посилення комунікативного впливу на споживачів завдяки автоматичній рекламі товару в міру...
70251. Життєвий цикл товару. Економічний зміст життєвого циклу товару 228 KB
  З поняттям життєвий цикл товару пов’язують концепцію що характеризує економічний цикл життя товару від його розробки до моменту вилучення з продажу. З точки зору маркетингу більш актуальний цикл життя товару на ринку який за періодом часу коротший за економічний цикл оскільки не містить...
70252. Планування нової продукції і розробка товару. Значення розробки нової продукції для товарної політики підприємств 341.5 KB
  Відновлення може виявитися також у новій конструкції товару у новому виробничому процесі у новому маркетинговому підході до системи просування товару на ринок. Розвиток нових технологій не тільки активізує процес створення нових товарів але й веде до істотного скорочення життєвого циклу товару.
70253. Цільовий ринок товару і методика його вибору. Зміст маркетингової діяльності щодо дослідження ринку 295 KB
  Ефективні та виважені маркетингові рішення в рамках товарної політики підприємства можуть бути прийняті лише на основі достовірних маркетингових досліджень. Загальне завдання системи маркетингових досліджень можна конкретизувати в наступних трьох завданнях: допомога в розумінні ринку...
70254. Формування попиту на ринку окремого товару. Потреби, попит та пропозиція, їх економічна сутність 272.5 KB
  Маркетинговий підхід до рішення завдань товарної політики які постають перед підприємствами і підприємцями заснований на вивченні формуванні і задоволенні потреб тих економічних суб’єктів що обрані як потенційні споживачі. Таким чином потреби можна розглядати із самих різних боків...
70255. Ринок товарів і послуг. Сучасна ринкова економіка, її складові та механізм функціонування 216.5 KB
  Ринок - це те за чим пізнають лад та безладдя в стані господарства. Таке визначення ринку дозволяє розглянути його як складову частину єдиного простору економічного життя підприємств галузей регіонів та народного господарства в цілому показати що він завжди зумовлений сутністю...