16142

Предъявление для опознания на предварительном следствии

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Аналогии в праве Западной Европы и на Руси, не вызванные заимствованием, свидетельствуют о наличии одинаковых обычаев у древних народов, которые впоследствии, по достижении определенного уровня развития этих народов, становились писаным законом

Русский

2013-06-20

467.5 KB

37 чел.

Оглавление

Глава I. Предъявление для опознания - общая характеристика................................^

51. История развития приемов опознания.......................................................................................... 6

§ 2. Психологические основы опознания........................................................................................... 22

5 3. Характеристика опознания и узнавания в процессуальных действиях............. 29

Вопросы для самоконтроля к Главе I...................................................................................................... 40

Глава II. Тактика предъявления для опознания....................................................................... 41

§ 1. Комплекс действий следователя по предъявлению для опознания....................... 41

§ 2. Тактические приемы предъявления для опознания........................................................... 46

5 3. Тактические особенности следственного отождествления трупа........................... 61

§ 4. Фиксация хода и результатов предъявления для опознания....................................... 15

Вопросы для самоконтроля к Главе II.................................................................................................... 93

Список литературы.............................................................................................................................................. 94

Глава I. Предъявление для опознания - общая

характеристика

§ 1. История развития приемов опознания

Предъявление для опознания - регламентируемый уголовно - процессуальным законом комплекс организационных, познавательных и удостоверительных действий следователя1, основанный на способности человека узнавать по признакам материальные объекты2, направленный на установление наличия или отсутствие их тождества. Сегодня предъявление для опознания - сложное следственное действие, включающее допрос опознающего и предъявление ему непосредственно опознаваемого объекта или его изображения.

Весьма поучительна история развития предъявления для опознания как комплекса процессуальных и криминалистических методов исследования фактических обстоятельств для установления юридических фактов.

Использование возможностей узнавания находило свое практическое применение на Руси во всех существовавших формах процесса3. Первой такой формой, нашедшей свое отражение в дошедших до нас письменных памятниках, явился обвинительный процесс. Существенную роль в нем играли общинные отношения, поэтому, как правило, обвинение поддерживалось перед судом хотя и конкретным лицом, но от имени общины1. Общиной же, как своего рода коллективным следственно-розыскным органом, собирались и доказательства при отсутствии “поличного” путем таких следственно-розыскных мероприятий, как “заклич”, “свод” и “гонение следа”.

Так, при пропаже вещи или челядина, в соответствии со статьями “Русской правды” - памятника русского права XI века, объявлялся “заклич” - оповещение о пропаже, которое в силу узости мира общины становилось известным всем в течение трех дней - срока, по истечении которого оставление у себя предметов становилось недобросовестным и каралось. “Заклич был не только приглашением к опознанию и срочной доставке пропавшей вещи (“а за три дня не выведут”), но и призывом к началу производства следствия по горячим следам”2, т.е. приглашением всех членов общины по указанным в “закличе” признакам искать утраченный объект - вещь, животное и тд. Отказ общины “гнать след” рассматривался как доказательство причастности к преступлению и наказывался взысканием штрафа с ее членов. В случае обнаружения убитого и незадержания виновного на месте та община или “вервь”, где лежала “голова”, обязана была разыскать виновного и выдать его для суда3.

Лицо, уличенное в результате “гонения следа” и изъятия похищенного, могло, в свою очередь, сослаться на другое лицо, у которого добросовестно приобрело искомое, и, таким образом, “след” перерастал в “свод”, заключающийся в последовательных очных ставках между владельцами похищенного с целью установления конечного звена - похитителя. “Русская правда” так регламентировала эти действия: “Аше познает кто не емлеть его, то не рци ему: мое, не рци ему тако: поди на свод, где еси взял: или не поидеть, то поручника за пять днии”4. По существу, как отмечал Б.И. Сыромятников, “след” был тот же “свод”, только не по “языку” - устной ссылке на владельца вещи, а по объ-

1 Здесь и далее под следователем понимается также сотрудник органа дознания. " Объект - предмет, составляющий часть внешнего материального мира, предмет познания, деятельности человека. Здесь и далее под объектом опознавания понимается все то, что может быть опознано на предварительном следствии (люди, вещи и т.п.) путем сравнения мысленного образа с реальным объектом в специфических условиях предварительного следствия. 3 Следует напомнить, что в Русском праве XI века отсутствовало разграничение процессуальных норм на гражданский и уголовный процесс. (См. также: Строгает М.С. Уголовный процесс. М: Изд. Мин. юстиции СССР, 1946, с. 15).

Как указывал Б.И. Сыромятников, “Истинным субъектом права в древности было вовсе не отдельное лицо, а лицо юридическое, т.е. неделимый союз лиц, солидарно связанный в своих правах и обязанностях круговой порукой не на жизнь, а на смерть”. (Сыромятников БИ. Очерки истории ОДа в древней и новой России. В сб. Судебная реформа. М.: Объединение, 1915, с. 16-180). " Сыромятников БИ, Очерки истории суда в древней и новой России. В сб. Судебная реформа. М.: Объединение, 1915, с. 16-180. 4 'влъбергДГ. Русское уголовное судопроизводство. Киев, 1989, т.1, с. 68.

Памятники русского права. Вып. I. Памятники права Киевского государства Х-ХП вв. М: Юридическая литература, 1952, с. 78.

активному признаку - следу, “знамению”1. Вся система розыска - “свода”, построенная на применении опознания как процессуального способа установления тождества, как точно подмечено АА Зиминым, - “характерна для большого города”2. Обвинение “с поличным”, т.е. когда преступник схвачен на месте преступления или с похищенной вещью, устраняло необходимость предоставления каких-либо иных доказательств. Тем более что, как видно из указанного выше публичного характера розыска, свидетелей "поличного" было достаточно.

О распространенности использования опознавательных процессов в доказывании свидетельствует и неоднократность упоминания опознания в тексте “Русской правды” краткой редакции - из 43 статей этого документа непосредственно опознание регламентируется в четырех статьях3.

Рассмотрение текстов “Русской правды” в их развитии показывает развитие мысли законодателя о методике использования опознавательных процессов. Из них видно и существенное расширение законодателем круга объектов опознавания4. Так, “Русская правда” краткой редакции (начало XI в.) рассматривает процедуру, следующую за опознаванием похищенного “в своем миру”. Более позднее законодательство - “Русская правда” пространной редакции (середина или конец XI в.) указывает на необходимость объявления примет похищенного “на торгу” и дальнейшего розыска как “в своем городе”, так и в “землях” к нему прилежащих, отмечая, однако, что “...в чужие земли свода нет...”5. В этой более поздней редакции закона уже учтена возможность, что “след затеряется на большой дороге, где и села поблизости не будет, или на пустыре, где не будет ни села, ни людей...”6. “Русская правда” краткой редакции в качестве объектов опознания предусматривает коня, оружие, одежду и челядина (раба). Пространная редакция расширяет этот перечень как добавлением конкретного объекта - скотины, так и указывая на неопределенный объект - “что-нибудь краденое”.

Некоторые из приведенных положений, в частности порядок выяснения характера приобретения вещи лицом, у которого она обнаружена, находим и ' в Псковской судной грамоте Х1У-ХУ вв. Несомненный интерес представляет то обстоятельство, что законодатель в этом документе употребляет термин “узнавание” (“А который человек у человека знает свое што изгибшее...”), а не “опознание”, как это сделано в “Русской правде”. Это еще раз подтверждает вывод о том, что “... грамота в целом представляет собой лишенный логических противоречий цельный свод средневекового русского феодального права, свидетельствующий о внимательной и квалифицированной редакторской работе и о достаточно высоком уровне юридического мышления ее составителей”1. В то же время в этом памятнике наблюдается обеднение правовой регламентации установления тождества путем опознания по сравнению с “Русской правдой”2.

Аналогии в праве Западной Европы и на Руси, не вызванные заимствованием3, свидетельствуют о наличии одинаковых обычаев у древних народов, которые впоследствии, по достижении определенного уровня развития этих народов, становились писаным законом. Эта же предпосылка дает возможность с достаточной степенью вероятности полагать о применении опознания как средства доказательства тождества при установлении правонарушений в правовых обычаях древних народов задолго до появления писаных законов.

Сказанное позволяет обоснованно предположить, что уже в Х1-ХУ вв. опознание применялось как в форме использования результатов случайного узнавания либо искусственно подготовленного опознания (с помощью “за-

1 Сыромятников БИ. Цит. соч., с. 48.

2 Опознание личности обвиняемого при расследовании преступлений. Методическое письмо, утвержденное Прокурором СССР. Советское законодательство, 1936, с. 30.

• См. ст. 11, 13, 14, 16. Памятники русского права. Вып. 1. Памятники права Киевского государства X-XII вв. М.: Юридическая литература, 1952, с. 78.

4 Тихомиров ЮА отмечал, что “...происходит своеобразное опосредствование в законе знаний о прошлых, настоящих и будущих ситуациях”. Тихомиров ЮА. Теория закона. М.: Наука, 1982, с. 157.

5 Памятники русского права. Вып. 1. Памятники права Киевского государства Х-ХП вв. М.: Юридическая литература, 1952, с. 82,124.        .    ,,

6 Цит. соч., с. 131.

1 Российское законодательство Х-ХХ веков в девяти томах. Т.1. Законодательство Древней Руси. М.: Юридическая литература, 1984, с. 331 •

Следует отметить, что подобные законодательные новеллы знают и правовые источники Западной Европы У-VI вв. Например, в Саллической правде были включены статьи “О преследовании по следам”, “О розыске”, аналогичные по процедуре указанным положениям “Русской правды”. Установлению тождества путем опознания в соответствии с этим законом древних франков подлежали раб, конь, бык, какая бы то ни было вещь или какое-либо животное. Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Европы. Под ред. В.М. Корецкого. М.: Юридическая литература, 1961, с. 16, 20.

Об этом см. подробно работу С.В. Юшкова История государства и права СССР. М.: Изд. НКЮ СССР, 1940.

клича”), так и в форме специального предъявления для опознания, являвшегося элементом “свода”1.

Дальнейшее развитие русского процессуального права нашло свое отражение в Судебниках, Уложениях, именных указах и других документах, дошедших до нас как памятники феодального права периода становления русской государственности. Правовые установления уголовно-процессуального порядка этого периода отличаются расширением инквизиционного, розыскного процесса.

Для указанной формы процесса свойственно появление специальных должностных лиц, нацеленных на борьбу с “лихими людьми”2. В обязанность “наместников”, “волостелей”, “неделыциков”, “тиунов”, “приставов”, “дьяков”, “губных старост” и др. входило производство сыска3. Появление профессионалов в сыске и, как следствие этого, появление возможности накопления и изустной передачи опыта производства сыска, вероятно, являлись причиной отсутствия детального описания в законодательстве данного периода профессиональных приемов получения доказательств. Необходимо было лишь регламентировать установление однородной практики применения средств физического принуждения и наказания.

Сложилась в общей форме следующая процедура действий: соответствующим должностным лицом, отвечающим за правопорядок на вверенной ; ему территории, вменялось в обязанность задерживать любое подозрительное лицо и выяснять, кто оно, откуда прибыло и куда следует. Полученные I сведения надлежало проверять по мест)' последнего жительства задержанно-

Примечательно, что подробное описание порядка “свода”, по мнению редакторов издания “Законодательство Древней Руси”, не приводится в “Русской правде”, поскольку это процесс, “выработанный еще в древние времена, был, видимо, достаточно хорошо урегулирован обычаем...”. Российское законодательство Х-ХХ веков в девяти томах. Т.1. Законодательство Древней Руси. М.: Юридическая литература, 1984, с. 57.

“Обладая публичной властью и правом взыскания налогов, - писал Ф. Энгельс, характеризуя это явление в целом, - чиновники становятся как органы общества, над обществом. Свободного, добровольного уважения, с которым относились к органам родового общества, им уже не достаточно, даже если бы они могли завоевать его; носители отчуждающейся от общества власти, они должны были добывать уважение к себе путем исключительных законов, в силу которых они приобретают особую святость и неприкосновенность” (Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч, т.21. М.: Изд. полит, лит., 19б1, с. 171).

" “Сыск” являлся фактически формой, включающей в себя розыск, следствие, суд, а часто и исполнение наказания.

Го путем так называемого “повального обыска”, т.е. опроса “добрых людей”1. Если последние назовут его “лихим”, следовало пытать задержанного с целью выяснения, где и какие преступления он совершил, и, если скажет он “про собе сам, ино казнить смертною казнью”, а при молчании под пыткой Судебник 1550 года предусматривал пожизненное тюремное заключение. Если в “повальном обыске” получали результаты, положительно характеризующие задержанного, то при наличии обвинителя процесс принимал форму обвинительного.

Относящиеся к этому периоду времени клеймение, членовредительство являлись не только средством наказания за совершенные преступления, но и “мерою полицейской для предупреждения сокрытия преступников”2. По способу клеймения и членовредительства можно было не только распознать лицо как преступника, но и определить, за какое преступление оно привлекалось ранее к ответственности3. “Для улики, вперед ...напятнати на щеках”, -указывалось в одном из документов того времени4.

Текст Уложения 1649 года показывает, что опознание лиц, совершивших преступление, получило широкое распространение. Его способы и методы были довольно детально регламентированы и применялись для выявления преступников, уже совершивших ранее преступления, во-первых, путем пуб-

Более позднее определение “повального обыска”, точно отражающее суть этого действия, таково: “Повальный обыск есть письменное опрашивание о поведении прикосновенного к делу лица живущих в соседстве с ним людей” (Орлов Н. Опыт краткого руководства для произведения следствий с показаниями приличных узаконений. М., 1833, с. 61).

Линовский В. Опыт исторических разысканий о следственном уголовном судопроизводстве в России. Одесса, 1849, с. 99.

3 В качестве таких способов, например Указом о клеймении преступников 1637 года, предусматривалось выжигание на лице слова “ВОР”, “ТАГ”, “РЗБ”, за первую “татьбу” отрезали левое ухо, за вторую - правое (Памятники русского права, вып.6. Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1649 г. М.: Юридическая литература, 1957, с. 384-385). За продажу табака пороли ноздри и резали носы (там же с. 454), за церковную кражу отрубали левую руку и правую ногу (там же с. 400).

Клеймение, насколько это удается проследить, являлось формой “пятнения”, применявшегося издавна на Руси для определения в спорных случаях принадлежности скота, лошадей и т.п. В Свободном судебнике 1606-1607 гг. “пятнение” купленного скота вменялось в обязанность новому владельцу под страхом признания недействительности сделки купли-продажи. Имелись даже специальные должности на торгах - “пятенщики”. (Памятники русского права, вып. 4. Памятники права периода укрепления русского централизованного государства ХУ-ХУП вв. М.: Юридическая литера-тура,1956, с. 535). Характерно, что клеймение было широко известно и инквизиционному процессу Западной Европы. (ЯкимовИЯ. Опознавание преступников. М.: Изд. НКВД РСФСР, 1928, с. 3-5).

личности наказания на месте совершения преступления1, во-вторых, широким объявлением о лицах, совершивших преступления, в публичных местах с описанием их примет и действий, ими совершенных2, что создавало предпосылки для широкого использования возможностей узнавания преступников населением и их поимки.

В ходе сыска установление тождества преступников рассматривалось как с точки зрения организационных вопросов3, так и путем описания порядка предъявления для опознания. В XVII веке законодатель формулирует важнейшее положение тактики производства этого следственного действия: “А на которых людей языки говорят о разбое за очи, а с очей на очи на них говорить не учнут, и во многих людех их не узнают, или узнав их, да начнут с них сговаривати: и тех языков пытати накрепко... не по засылке ли их не узнали или узнав сговаривают...”4 Здесь мы видим и первое искусственное создание условий для более надежного опознания - среди многих лиц, - и свидетельство того, что практике сыска были известны случаи умышленного ложного неопознания, т.е. практика широко использовала возможности предъявления для опознания личности.

Фактически в Уложении 1649 года предъявление для опознания выросло уже в самостоятельное следственное действие. Но законодательная техника того времени, вероятно, не ставила перед собой задачи максимальной формализации правовой нормы путем объединения в единое целое всех возмож-

1 Например, ст. 188 Уложения 1649 года требовала: “...послати в торг (пойманного вора. - ВК) по рядам, чтобы, про то ведали всякие люди, за что ему такое наказание учинено”. (Памятники русского права, вып. 6. Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1649 г. М.: Юридическая литература, 1957, с. 120).

" См.: Уложение 1649 года, статья 15: “А которые воры на Москве и в других городех воруют, карты и зернью играют, а проигравши воруют, ходя по улицам и людей режут, и грабят, и шапки срывают-, а о таких ворах на Москве и в городех и уездах учинити заказ крепкий и бирючем кликати по многие дни, буде такие воры объявятся, и их всяких чинов людям имая приводити в приказ...” Статья 19: "А в городы о татях и разбойниках послати Государевы грамоты, а велеть на поездах и по слободам и в уездах, в сечах и в деревнях и по торжкам кликати бирючем, и заказ учинить крепкий, будс где объявятся такие люди, у которых уши резаны... и таких людей имая приводити в городах Воеводам, приказным людем и Губным старостам...” (Памятники русского права, вып. 6. Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1б49г. М.: Юридическая литература, 1957, с. 385-386).

3 Статья 38: “А на которого человека в расспросе и с пытки язык говорить о разбое, или в татьбе, в на очной ставке его познает; а учнет на него говорить с очей на очи тож... и того человека по язычной молке пытати...” (Памятники русского права, вып.6. Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1649г. М.: Юридическая литература, 1957, с. 390).

4 Памятники русского права, вып.6. Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1649 г. М.: Юридическая литература, 1957, с. 391.

ных гипотез и соответствующих им диспозиций. Уровень правосознания того времени был таков, что удобнее было пользоваться именно такой формой, которая по предположению законодателя, указывала способ действия должностному лицу в конкретных, вероятно, наиболее типичных на практике случаях. Невозможность отражения в законе многообразия возникавших явлений, однако, приводило к тому, что “степень вмешательства судьи в ход процесса никогда не была определена с точностью, так же как и способ приведения доказательства. Это имело влияние на все развитие судопроизводства”1.

Объективность результатов предъявления для опознания неразрывно связана с уровнем развития описания примет. Исторические источники показывают, что и в этом отношении правоприменительная деятельность достигла сравнительно высоких результатов. Так, например, в прошении о розыске похищенного имущества законодатель требовал описывать подробные приметы похищенного, и это делалось с большой точностью2. Уложение 1649 года не указывало других объектов опознания, кроме личности, однако детализировало применение известного нам по “Русской правде” “свода” - поиска похищенной вещи с использованием ее опознания в названных ранее формах, дополнив его процедуру применением пыток. Уложение 1649 года с изменениями и дополнениями действовало до вступления в силу законодательных актов Петровской Руси.

Уголовно-процессуальные нормы начала XIX века содержались в Своде законов Российской империи, который первым полным изданием вышел лишь в 1832 году3. В его основе лежали законоположения Петра I, Екатерины II и их преемников. Существенно, что в правовых актах Петра I и его преемников отсутствовали процессуальные правила проведения опознания. Оно тем не менее продолжало проводиться как элемент очной ставки и использовалось как розыскное мероприятие. “Подводя итоги истории процесса XVIII столетия, - писал А.Ф.Сыромятников, - в которую начало XIX столетия не вне-

Дмитриев ФМ. История судебных инстанций и гражданского апелляционного судопроизводства от Судебника до учреждения о губерниях. М.: Типография университета, 1859, с. 3. " “-.у меня сироты вышего Ивашки Подоскина украл лошадь мерина рыжа, 7 лет, грива налево с отметом, у правого уха с испод ускрием вырезано, правая ноздря порота...”. (Памятники русского права, вып.7. Памятники права периода создания абсолютной монархии. Вторая половина XVII в. М.: Юридическая литература, 1969, с. 437).

ФойницкийИЯ. Курс уголовного судопроизводства. Спб., 1912, т.1, с. 33.

ело никаких существенных изменений, приходится признать, что “просвещенный” век только завершил и еще резче выразил наиболее характерные черты того государственного суда, который создала еще московская самодержавная монархия”'.

Положения Свода, касающиеся правил сбора доказательств на следствии, с некоторыми изменениями сохранились и после Судебной реформы 1864 года. В Своде и рекомендациях по его применению встречается ряд положений, направленных на получение объективных данных об обстоятельствах расследуемого события путем использования опознавательных процессов. Среди них элементы предъявления для опознания находим в установлениях, относящихся к порядку проведения очной ставки: “На очной ставке спрашивать свидетеля: обвиняемый тот самый человек, о котором он будет показывать?.. Очные ставки даются для объяснения противоречий и для взаимного уличения... а также для того, дабы удостовериться, что изветчики и свидетели знают тех, которых они заочно обвиняют...”2 В адаптированном виде продолжает применяться и древний “свод”: “Если же приводной покажет, что получил поличное от кого-либо другого, то надлежит отыскать того, на кого он сводит поличное, и через допрос, очные ставки и другие средства стараться открыть, учинено ли похищение или нет”3. В соответствии с Уставами в обязанность судебного следователя включалось, кроме прочего, до прибытия судебного врача “удостовериться путем осмотра и предъявления другим лицам в тождестве мертвого тела с лицом, о смерти которого производится следствие”4. Оригинальна процедура установления тождества при эксгумации, поскольку ее аналоги как в предыдущем, так и в последующем законодательстве отсутствуют: “... а для удостоверения тождества умершего приглашаются священник и другие люди, бывшие при погребении”5.

Отсутствие в законодательстве детальной регламентации установления тождества путем предъявления для опознания объясняется нижеследующей концепцией уголовно-процессуального права, сформулированной В. Случев-

' Сыромятников БИ. Очерки истории судя в Древней и новой России. В сб. Судебная реформа. М.: Объединение, 1915, с. 178.

- Колоколов Е. Правила и формы о производстве следствий, составленные по Своду законов. М,- Унив.

тип., 1849, с. 71,79.

' Колоколов Е. Цит соч., с. 22.

4 ТамбергДГ. Русское уголовное судопроизводство. Киев, 1889, т.1, с. 176.        

-ТальбергДГ. Цит. соч, с. 180.

дам- “Способы и средства действий органов судебной власти устанавливали в законодательстве сообразно цели, преследуемой уголовным процессом и тому отношению, в котором находятся друг к другу в постановлениях рго - интересы публичный и личный ... способы и средства имеют своим назначением доставить уголовному суду возможности найти объективные основания для разрешения вопроса о событии преступления и о виновности лица и что они ни в коем случае не могут быть применяемы с целью побудить обвиняемого учинить сознание и вообще дать данные своего изобличения. Под условием соблюдения этого основного положения органы судебной и следственной власти могут предпринимать такие действия, на производство которых они не встречают прямого разрешения закона и которые должны быть применяемы сообразно интересам целесообразности, лишь бы при этом, с другой стороны, действия эти не нарушали прав посторонних лиц и не возлагали на них обязанностей, законом на них не возлагаемых”'.

В русском послереформенном (после 1864 года) уголовно-процессуальном законодательстве методы деятельности органов розыска оказались под сильным влиянием идей прусской оперативно-розыскной системы, основанной на широком использовании осведомительской сети. Сообщение платного и, следовательно, заинтересованного осведомителя было достаточно для проведения обыска и дальнейшего ареста и других репрессий. Через осведомителей с достаточной степенью точности устанавливалась личность интересующих дознание лиц.

Так, арестованный 27 февраля 1881 года народоволец Меркулов В.А., став на путь сотрудничества с властями, предложил полиции указать в лицо всех известных ему в Петербурге революционеров2. 18 марта 1882 года на Приморском бульваре в Одессе был застрелен народовольцами С. Халтуриным и Н. Желваковым киевский военный прокурор В.С. Стрельников, “прославившийся пристрастием и жестокостью в обращении с подсудимыми революционерами”. За 24 часа было проведено расследование, и, даже не установив подлинные имена подследственных (Халтурин назвался Степановым, Желваков - Косоговским), их казнили неопознанными3.

В. Учебник уголовного процесса Спб, 1913, с. 314-415. ^ Троицкий БА. Безумство храбрых. М, 1978, с. 255. " Троицкий БА. Безумство храбрых. М., 1978, с. 334.      

При проведении розыска преступников основной упор делался на опыт и “верный глаз” полицейских служащих. В России широко использовался опыт Эжена Франсуа Видока, первым поставившего и решившего задачу запоминания преступников с целью последующего опознания путем проведения так называемого “парада заключенных”, когда перед полицейскими проводили по кругу отбывающих наказание преступников. “Описание, произведенное опытным агентом уголовного розыска, будет более точным и надежным, чем всякое другое, составленное по данным свидетелей, - утверждал Г. Шнейкерт -начальник уголовного розыска Берлина, - последнее, однако, очень часто бывает настолько смутным и не полным, что едва заслуживает названия описания наружности”1.

В то же время недостаток надежных тактических рекомендаций предъявления для опознания как на Западе, так и в России приводил к серьезным судебно-следственным ошибкам. Примерами могут служить подробно описанное Ю.Торвальдом дело А.Бека и известное в начале 20 века в России дело Бейлиса.

В 1884 году в Англии А.Бек обвинялся в брачных аферах - в систематическом мошенничестве, и на основании опознания его женщинами был осужден к семи годам лишения свободы. По отбытии наказания он, несколько дней спустя после освобождения, вновь был на улице опознан женщиной и задержан за аналогичное преступление. Как показало судебное следствие, в ходе расследования дела полицией предъявление Бека на опознание производилось следующим образом: “Бека предъявляли всем женщинам. Для этого его ставили в ряд с десятью - пятнадцатью мужчинами, которых просто приглашали с улицы, и, как всегда, без учета того, похожи ли они хоть отдаленно на Бека. Большей частью Бек был единственным седым человеком с усами в этом “параде идентификации”, так что внимание женщин сразу же концентрировалось на нем. Все они заявляли, что Бек именно тот человек, который их обманул”2. Дальнейшее судебное рассмотрение дела показало, что в связи с неправильным проведением опознания Бек дважды необоснованно обвинен, а предписываемые ему преступления совершил другой человек.

Шнейкерт Г. Учение о приметах для опознавания. Руководство для работников уголовного розыска. М, Пос. техн. изд-во, 1925, с. б.

ТорвальдЮ. Сто лет криминалистики. М.: Прогресс, 1974, с. 71. ,

В деле Бейлиса, обвиненного в 1911 году в Киеве в убийстве с целью ритуального жертвоприношения, обвинение было основано и на результатах опознания. При этом опознаваемый предъявлялся в единственном числе и был загримирован под названные опознающими приметы - сбрита борода и покрашены усы. Другим доказательством служило утверждение несовершеннолетнего, что он видел Бейлиса с потерпевшим незадолго до смерти последнего, однако опознания для подтверждения этого факта не производилось. Бейлис после длительного следствия и судебного процесса был оправдан1.

О широком использовании возможностей узнавания в ходе предварительного следствия видно и из сообщения В.К. Случевского: “Недавно рассматривалось в Петербургском окружном суде дело о двадцати одной краже, совершенной шайкой воров; оказалось, что полиция знала только о четырех-пяти совершенных этой шайкой кражах, об остальных заявил на месте преступления участник кражи, принесший при этом полиции повинную. Из дела обнаружилось, что при производстве дознания представитель полицейской власти совместно с провинившимися отправился, в видах проверки его объяснений, на место совершения краж, то потерпевшие от преступлений упорно отрицали действительность факта совершения у них краж, и только после настойчивого изобличения повинившимся лживости потерпевших последние согласились признать истинность повинной”2.

В конце XIX - начале XX века получили широкое распространение попытки научного изучения и обобщения практики производства расследования. Появилась и сделала первые шаги научная криминалистика, которая, по определению В.КСлучевского, представляла собой “отрасль научных знаний, сосредотачивающихся на изучении способов и условий совершения преступных деяний и средств наиболее рационального их расследования”3.

Естественно, что новая наука не могла оставить в стороне один из вопросов процессуального установления тождества путем опознания, в то время

Дело Бейлиса. Стенографический отчет в 2 томах. Киев, 1913.

Цит. по: Соя-Серко ЛА Проверка показаний на месте как самостоятельное следственное действие. Дис. канд. юрид. наук. М, 1965, с. 15-14. Случевский В, Учебник уголовного процесса. Спб., 1913.

как у ее истоков лежали методы идентификации личности путем антропометрии, дактилоскопии, отождествления по словесному портрету1.

В 19Н году в журнале Министерства юстиции была опубликована статья В.И.Громова “Акт предъявления личности на предварительном следствии”. В ней критически рассматривалась сложившаяся практика предъявления личности для опознания и давались философские и психологические обоснования методов правильного (на уровне знаний того времени) проведения этого следственного действия с целью получения как можно более объективных результатов опознания. Это была первая русская научная разработка по вопросам опознания.

Громов В.И. отмечал, что “...полувековая практика судебных следователей, действующих по уставам 1864 года, не выработала единообразных приемов для акта предъявления и методов проверки степени достоверности опознавания личности свидетелями”2. Он указывал на важность оценки результатов предъявления для опознания, ставил вопрос о необходимости проверки результатов опознания с помощью судебно-психологической экспертизы, давал рекомендации о проведении следственного эксперимента и процессуальную оценку результатам опознания как доказательства по делу. Среди рекомендаций Громова В.И. представляет исторический интерес категорическое запрещение гримировать опознаваемого под приметы, сообщаемые опознающим.

Как способ розыска опознание взяли на вооружение с первых дней своего существования и советские органы борьбы с преступностью. В беседе с сотрудником газеты “Известия” 16 апреля 1918 года Ф.ЭДзержинский рассказывал о разоружении анархистов в Москве.- “При предъявлении нами задержанных в ночь на 12 апреля3 для опознания лицам, потерпевшим от ограбле-

За рубежом делались и законодательные попытки регламентации предъявления для опознания на предварительном следствии. Так, в итальянском Уставе уголовного судопроизводства 1911 года имелась ст. 257, предоставлявшая следователю “подробное руководство относительно производства опознавания. Последнее совершается таким образом, что опознающий предварительно должен дать подробное описание того, кто подлежит опознанию; затем вводится в комнату, где вместе с опознаваемым должны находиться несколько человек, имеющих хоть некоторое сходство с ним. Если опознающих несколько, то каждый опознает порознь” (Громов ВМ. Акт предъявления личности на предварительном следствии. Журнал Министерства юстиции, 1914, № 4, с. 13).

Громов ВЛ. Акт предъявления личности на предварительном следствии. Журнал министерства юстиции, 1914, № 4, с. 2.

' Б ту ночь ЧК была проведена операция по обезвреживанию анархистских групп численностью около 400 человек.

ний, некоторые из грабителей опознаны. Между прочим, один пострадавший артельщик опознал ограбившего его на 300 000 рублей...”1

Не останавливаясь на этапах развития уголовно-процессуального судоустройства первых лет Советской власти, отметим лишь, что совершенные преобразования не детализировали тактические стороны судебно-следственных действий. В 1922 году был принят и введен в действие уголов-но-процессуальный кодекс РСФСР, а в 1923 году принята новая его редакция, которая с некоторыми дополнениями и изменениями просуществовала до 1961 года, т.е. 38 лет. Уголовно-процессуальными кодексами 1922 и 1923 годов предъявление для опознания среди следственных действий не упоминалось. Не упоминалось опознание в качестве следственного действия и в Инструкции народным следователям по производству предварительного следствия2. Однако, как видно из нижеследующего документа, оно широко использовалось в виде розыскного3 и следственного действия.

Рассматривая практику по делам о бандитизме за 1926 год, Президиум Верховного Суда РСФСР в своем постановлении4 указывал: “...3. Качество расследования по бандитским делам в общем признать неудовлетворительным... Обычно недоследованность выражается в том, что следствие не собирает достаточных доказательств, не проверяет имеющих для дела значения обстоятельств, а ограничивается первой попавшей в поле зрения следствия уликой. В частности, опознание, являющееся основным и наиболее частым доказательством по бандитским делам, в ряде случаев проводится в ненадлежащих условиях и недостаточно отражается в актах дознания и следствия. Поскольку первоначальное опознание потерпевших в большинстве случаев имеет решающее значение для дела, оно должно находить исчерпывающее отражение в протоколах дознания и следствия со всеми необходимыми деталями (категоричность или не категоричность опознания, приметы, по кото-

МЧК. Из истории Московской чрезвычайной комиссии. Сборник документов 1918-1921 гг. М.: Московский рабочий, 1978, с. 27.

Инструкция народным следователям по производству предварительных следствий. М.: НКЮ РСФСР, 1920, октябрь, с. 156-157.

этот период деятельность розыскных органов рассматривалась в двух видах - активная работа -розыск - и ее оформление - дознание.

Может быть, это и совпадение, но именно в 1925-26 гг. Громов В.И. работал следователем по важ-.еишим Делам Прокуратуры РСФСР. Поэтому нельзя исключить, что он имел отношение к подготовке данного постановления.

рым опознание произведено). Также необходимо, чтобы опознающее лицо по предъявлении ему подозреваемого было допрошено и описало приметы грабителя, а затем при опознании агент дознания или следователь в протоколе опознания должен фиксировать совпадение или несовпадение примет подозреваемого с ранее описанными потерпевшим или свидетелем приметами. Целесообразно установление порядка, чтобы опознаваемые лица предъявлялись для опознания совместно с другими, заведомо непричастными лицами...”1 Обобщение судебно-следственной практики позволило точно подметить характерные ошибки предъявления для опознания, а изучение ошибок, в свою очередь, позволило дать следственной практике рекомендации, не потерявшие значение до сих пор.

В ответ на потребности практики в научном изучении вопросов, связанных с опознаванием на следствии и в суде, НИИ Уголовной политики при прокуратуре и Верховном Суде СССР и НКЮ РСФСР в 1936 году подготовил методическое письмо “Опознание личности обвиняемого”. В письме излагались примеры использования предъявления для опознания в ходе доказывания по уголовным делам, предлагались тактические рекомендации, позволяющие избежать грубых ошибок.

С 1961 года по настоящее время действует уголовно-процессуальный закон, регламентирующий порядок предъявления для опознания. Практика его применения позволила криминалистической науке выработать новые тактические приемы, обеспечивающие оптимальные способы действия следствия при предъявлении для опознания участков местности, так называемого “встречного опознания”, предъявления новых объектов в виде видеоизображений, звуков и т.п. Появились рекомендации относительно новых способов фиксации этого следственного действия. Все это показывает, что, несмотря на многовековой опыт использования в расследовании предъявления для опознания личности, научные исследования в области тактики проведения этого следственного действия могут быть и должны быть продолжены.

В ныне действующем уголовно-процессуальном законе регламентация порядка проведения предъявления для опознания содержится в ст. 164 - 166.

Обоснованность проведения предъявления для опознания относится на усмотрение следователя - это действие производится им “в случае необходимости”. Как известно, в соответствии со ст. 127 УПК РСФСР, следователь

Еженедельник советской юстиции, № 23. М, 1927, с. 120.

самостоятельно принимает все решения о направлении следствия и производстве следственных действий. Законом указывается, что следователь может предъявить свидетелю, потерпевшему, подозреваемому и обвиняемому “лицо или предмет”. Практика расширительно толкует данное положение закона - в качестве объектов опознания предъявляют любые индивидуально определенные объекты, свойства которых могут быть описаны и названы опознающим. Так, известны случаи предъявления для опознания животных, текстов, строений, участков местности и т.п.

Предъявлению для опознания в соответствии с законом обязательно должен предшествовать допрос опознающего лица, в ходе которого должны быть получены сведения об обстоятельствах, при которых наблюдался предполагаемый для дальнейшего опознания объект, его свойствах, по которым возможно его опознание.

Такой допрос опознающего лица может быть включен в его общие показания по существу дела. В то же время, как это будет показано далее, из тактических соображений, а также учитывая целесообразность психологической подготовки допрашиваемого лица к предъявлению для опознания, допрос опознающего с уточнением ранее указывавшихся им свойств объекта опознания полезно проводить незадолго до предъявления для опознания. Следует учитывать, что несоответствие отраженных в соответствующих протоколах признаков (свойств) предполагаемого к опознанию и опознанного позже объекта может негативно отразиться на оценке полученных доказательств судом.

Статьей 165 УПК РСФСР установлено правило, определяющее необходимость предъявления объектов опознания в группе сходных и однородных объектов. При этом при предъявлении лица или его фотографии оно должно находиться в группе лиц, общее количество которых должно быть не менее трех.

Данное правило имеет исключение: труп предъявляется в единственном числе. В основе этого правила лежат соображения во-первых, относительно сложной для опознающего психологической обстановки предъявления трупа, а во-вторых, весьма низкая возможность подбора группы таких объектов опознания, сходных по признакам.

При предъявлении живых лиц следователь обязан предложить опознаваемому занять любое место среди предъявляемых лиц.

При непосредственном предъявлении опознающему (в случае узнавания им какого-либо из предъявленных объектов) предлагается указать на опознанный им объект и объяснить по каким именно признакам произошло опознание.

Предъявление для опознания производится в присутствии понятых, в протоколе опознания отражаются сведения о личности опознающего, о лицах и предметах, предъявленных для опознания, и, по возможности, дословно излагаются показания (заявления) опознающего.

Процесс предъявления для опознания, определенный законодателем, в своей основе имеет не только эмпирические данные, но и научные исследования, проводившиеся в криминалистике и психологии.

5 2. Психологические основы опознания

В научной основе тактики предъявления для опознания лежат положения о познаваемости и индивидуальности объектов материального мира. Криминалистика с учетом достижений психологической науки доказала принципиальную возможность правильного восприятия и запоминания свойств и признаков объектов, а также возможность их адекватного воспроизведения и получения истинного вывода о тождестве на основе ранее воспринятых и воспроизведенных признаков объекта.

Сущность опознания заключается в идентификации по идеальным отображениям - значимым для опознающего свойствам объекта, запечатленным в его памяти. Осуществляет идентификационную функцию в ходе опознания человек, воспринимавший ранее совокупность свойств идентифицируемого объекта. При любом виде идентификации по материальным следам - отображениям, идентификации целого по частям либо по идеальным следам памяти устанавливают тождество либо отнесение объекта к определенному классу.

Каждый реальный объект обладает устойчивой совокупностью признаков. Признаки - информационные сигналы, посредством которых люди ориентируются в сложной предметной среде, отличают один объект от другого, Идентифицируется все, что обладает дискретностью - целостной совокупностью признаков.

Специфика идентификационного процесса при предъявлении для опознания состоит в том, что он осуществляется в скрытой форме, контроль за которой не всегда возможен. В частности, это наиболее отчетливо проявляется при симультанной форме1 опознания, когда лицо не в состоянии назвать и выделить индивидуальные признаки объекта, запечатлев лишь объект целом, в общем. В этом случае идентификационный процесс остается неппослеженным, объективной проверкой его будут иные доказательства по делу подтверждающие возможность и правильность подобного опознания. Задачей криминалистических рекомендаций в области тактики предъявления для опознания является создание необходимых условий для обеспечения возможности проверки осуществленного опознания в ходе анализа и использования этого доказательства в рамках уголовного процесса.

Метод визуальной идентификации - сильнейшее орудие в руках субъектов практического следоведения. Идентификация по следам памяти в отличие от других видов (по материальным следам - отображениям) состоит в формировании следового образа, который является основой для последующей идентификации, сохранении его в памяти и актуализации в процессе допроса, предшествующего опознанию. Следовой образ, сформированный при восприятии объекта в криминальной ситуации, выполняет функцию идентифицируемого объекта, при отсутствии которого сам процесс идентификации теряет смысл.

Идентификационный процесс, осуществляемый при опознании, обладает особенностями, отличающими его от иных видов идентификации. Основное отличие состоит: 1) в формировании образа, являющегося основой для последующей идентификации, 2) сохранении его в памяти и актуализации в процессе допроса, предшествующего опознанию и 3) в скрытой форме идентификации, контроль за которой не всегда возможен.

Следователь и суд при использовании опознавательных процессов должны представлять себе процессы восприятия, запоминания и опознания объектов, на научной основе судить о том, в каких случаях эти процессы протекали нормально и могут дать достоверные результаты, а в каких - нет, и, следовательно, могут привести опознающего к неправильным выводам.

С психологической точки зрения, механизм процесса опознания человеком различных объектов изучен основательно, что существенно облегчает

1М>льтанное (синтетическое) опознание - узнавание путем общего восприятия объекта минуя
•"™° анализов признаков объекта.
задачи правовой (юридической, судебной) психологии в познании закономерностей восприятия человека, предметов1.

Информационной основой предъявления для опознания являются:

— признаки искомого образа, воспринятого опознающим;

— признаки проверяемого объекта;

— идентификационная информация, полученная специалистом; — воспроизведенная опознающим модель идеального следа-отображения;     - его выводы относительно ранее наблюдавшегося и предъявляемых сходных объектов.

Процесс формирования показаний опознающего складывается из трех основных этапов:

1) формирующего, в котором осуществляется восприятие, запоминание и сохранение образа в памяти;

2) репродуктивного, состоящего из воспоминания, словесном воспроизведении запомнившихся свойств и признаков объекта;

3) собственно опознавательного, заключающегося в установлении ранее воспринятого образа путем сравнения его с тем, который предъявляется на следствии.

Последний этап по своему объективному значению является главным. Эти процессы взаимосвязаны. Каждый из них немыслим один без другого.

Формирование образа относится к доследственной стадии, т.к. оно осуществляется вне рамок уголовно-процессуальной деятельности и не в связи с ней. Репродуктивный и опознавательный этапы имеют отношение к следственной стадии, здесь правовое регулирование призвано обеспечивать актуализацию и правильное протекание этих процессов.

Процесс узнавания зависит не только от того, насколько полно и точно воспринял опознающий индивидуальные особенности объекта, запомнил воспринятое, прочно сохранил эталонный образ в своей памяти, условия его актуализации, но и от психологически правильной организации этого процессуального действия.

1 Непосредственно к вопросам использования данных общей и судебной (правовой) психологии при проведении этого процессуального действия обращались ученые-криминалисты - В.И.Громов, В.С.Бурданова, ААДулов, В.Е.Коновалова, Г.И.Кочаров, А.Р.Ратинов, положивший начало возрождению отечественной психологии, ученые-психологи - Ю.МЛнтонян, М.Е.Еникеев, М.И.Коченов, М.И.Черных, Ю.В.Чуфарский и др. Внимание к механизму создания образа и опознание этого образа усилилось в связи с тем, что процессы эти стали интересовать не только психологов, но и творцов кибернетических устройств, создающих машины, распознающие тот или иной объект.

Психологические исследования показывают, что процесс формирования образов происходит не по типу “фотографирования”, т.е. технического отображения свойств и признаков объектов в сознании как в зеркале, а представляет собой чрезвычайно сложную, многообразную деятельность мозга, органов восприятия.

В формировании образа участвуют практически все психические функции человека - ощущение, восприятие, внимание, память, мышление, речь, эмоциональные процессы, личностные особенности, склонности, интересы и т.д.1

В психологической и криминалистической литературе различаются две формы восприятия объектов, влияющих на процессы последующего опознания. Первая из них - аналитическая (сукцессивная), в основе которой находятся мыслительные процессы анализа отдельных признаков, деталей объекта, которые затем сопоставляются с моделью, запечатленной в памяти, и воспринимаются в процессе опознания. Вторая - синтетическая - опознающий делает вывод не постепенно, а одномоментно (симультанно), путем общего восприятия объекта, минуя стадию анализов признаков2.

Различия в процессах формирования следового образа человеком тех или иных объектов определяют формы восприятия. Это важно знать для правильной диагностики формы восприятия в процессе проведения следственных действий.

При преобладании аналитического или синтетического восприятия избираются различные тактики допроса, предшествующего опознанию. В первом случае допрос будет иметь характер, фиксирующий получаемую инфор-

' Ощущением называется психический процесс отражения отдельных свойств предметов и явлений, ' непосредственно воздействующих на наши органы чувств (зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые). Восприятие - это отражение предметов и явлений в целостном виде благодаря осознанию их опознавательных признаков и тд.

Наряду с указанными двумя формами восприятия (сукцессивнон и симультанной), отмечает В.Е.Коновалова, в психологии различают и третью форму, носящую смешанный характер (выборочное сообщение отдельных признаков вместе с синтетическим, не поддающимся выделению и анализу) восприятия иных признаков. Ю.В.Чуфарский утверждает, что теория и практика опровергла тезис о большой надежности сукцессивного узнавания, в основе которого находятся мыслительные процессы анализа отдельных признаков. В действительности более надежным является симультан-н°с узнавание (см.: Юридическая психология. М., 1995, с.42). Однако В.Е.Коновалова пишет, что скептическое отношение к последней форме восприятия опровергается экспериментальной психологией, доказавшей равнозначность этих двух форм восприятия в плане адекватности запечатленного и возможности точно впоследствии узнать (см.: Правовая психология. Харьков, 1997, с.90).

мацию и ее уточняющий, во втором - следует использовать системы приемов, позволяющих возбудить ассоциативные связи, которые способствуют оживлению в памяти отдельных обстоятельств, связанных с восприятием1.

Восприятие человека подвержено влиянию множества как объективных, так и субъективных (личностных) факторов.

К системе субъективных факторов относится психологическое состояние человека-наблюдателя (чувство страха, волнения), вызванное происшедшим событием. Чувство страха, например, субъективизирует воспринятое не только в сторону преувеличения информации, но и может послужить причиной ее утраты. На полноте восприятия сказывается и то, кем является опознающий - участником события либо наблюдателем. Состояние психики определяется характером события, которое может производить сильное эмоциональное впечатление или, с точки зрения эмоционального воздействия, быть безразличным. В связи со страхом внешность нападающего потерпевший или свидетель нередко воспринимает гиперболически - рост преступника кажется огромным, черные волосы - рыжими и т.п.

Полнота и точность восприятия зависит от особенностей внимания. Свидетель, например, в отличие от потерпевшего дает, как показывает практика, информацию о преступнике значительно более объективную, что объясняется его эмоциональным состоянием, позволяющим точнее зафиксировать внимание на воспринимаемом объекте. Если внимание сконцентрировано на определенном объекте, тем полнее и лучше он воспринимается и запоминается. Что касается восприятия внешности свидетелем, не являющимся потерпевшим, то качество его восприятия будет выше, чем у потерпевшего. Это происходит как из-за меньшего эмоционального воздействия, так и потому, что внимание зависит от совокупности многих факторов (актуальные потребности человека, типологические свойства нервной системы и др.).

Подавленное настроение часто делает человека безучастным к окружающему. Поэтому вполне закономерным является то, что отличающиеся по своим личностным характеристикам люди воспринимают неодинаково признаки внешности, движений. Такой образ может быть далеко не полным, не исчерпывающим всех признаков, необходимых для правильного опознания.

Большую роль при установлении полноты воспринятого играет избирательная направленность. Она нередко определяет степень адекватности восприятия. Направленность внимания опознающего зависит от его интереса к воспринимаемому, известное совпадение предмета размышления с воспринимаемым делает последнее более детальным. Повторяем, что интерес, определяющий направленность внимания, способствует полноте и достоверности восприятия и детальности.

Особое значение для полноты восприятия имеет продолжительность, т.е. объективное время, в течение которого происходит восприятие. Чем длительнее восприятие, тем больше воспринимается информация. При этом, конечно, следует учитывать и направленность внимания.

Полнота и правильность воспринятого зависят от физического состояния лица (боль, недомогание), возникшего в момент восприятия. Несомненно, что подобное состояние отрицательно влияет на полноту восприятия, ибо заставляет человека сосредоточить внимание на собственных болевых ощущениях.

Полнота и правильность восприятия во многом определяется таким субъективным фактором, как качество органов чувств, воспринимавшего. Ошибки в восприятии, связанные с погрешностями в органах чувств могут давать неверную информацию. Зрение и слух имеют самое большое значение, поскольку именно им принадлежит главная функция в восприятии признаков тех или иных объектов, которые впоследствии могут быть предъявлены для опознания1.

Образ воспринятого объекта на протяжении длительного времени сохраняется в памяти человека. В свою очередь, память, как совокупность сложных психических процессов, подчиняется определенным закономерностям, которые влияют на точность воспроизведения и отождествления объекта.

На втором этапе психологического процесса - репродуктивном происходит воспоминание, словесное воспроизведение запомнившихся признаков объекта. Он осуществляется в рамках процессуальной деятельности.

Физиологической основой этих элементов является оживление устано-

' Идашкин Ю.В. в книге “Криминалистика и психология” (Вопросы криминалистики. М, 1961, № 1-2, с.35) указывал на значение методических разработок определения типов восприятия и их связь с тактикой допроса.

Психологи детально изучили зрительные, слуховые восприятия и установили, что чаще всего возникают искажения, пробелы именно в них, они должны учитываться при оценке показаний (дальтонизм, способность к восприятию цвета и оттенков зависит от опыта и профессии человека екстилыцики, например, могут дифференцировать до 40 оттенков черного цвета, в то время как °°ычный человек различает не более трех).

вившихся в процессе запоминания временных связей человека, вербализация мысленного образа, который отражает воспринятый объект или событие.

Описание объекта или создание графической или иной модели как бы систематизирует скрытые возможности памяти и тем самым способствует последующему опознанию.

Запоминание включено в процесс восприятия и является его неотъемлемой частью. В психологии выделяют две основные формы запоминания: непроизвольное и произвольное. Под первым имеется в виду такого рода запоминание, которое происходит как бы непроизвольно, т.е. когда перед человеком не стоит специальная задача запомнить что-либо, такого рода запоминание происходит в значительной мере неосознанно. Другой вид запоминания - произвольное - имеет место, когда человек заведомо ставит перед собой цель запомнить какой-либо объект, событие и т.п.

Психологические исследования показали, что произвольное запоминание является в большинстве случаев более эффективным и продуктивным по объему запомненного и по прочности запоминаемого. Следователю необходимо обратить внимание на установление и выяснение фактов, влияющих на объем, полнот)7 и прочность запомненного непроизвольно.

Лучше и полнее запоминается материал, организованный в систему, причем само по себе понимание материала, его осмысливание ведет к прочному запоминанию. Чаще и лучше запоминается то, на что направлена сознательная деятельность человека. На качество запоминания материала влияет репродуктивное мышление, логическая связанность и близость личному опыту. Как говорил Л.Н.Толстой: “Знание только тогда знание, когда оно приобретено усилиями своей мысли, а не только памятью”.

Внимание чаще направляется на те объекты, которые соответствуют интересам человека, его мотивам и потребностям, и именно эта часть окружающей действительности осознается в первую очередь. Осознание всегда ведет к неправильному запоминанию. В первую очередь запоминается то, что представляет личностную значимость для человека, способствует удовлетворению тех или иных его потребностей. Таким образом, непроизвольное запоминание субъективно, оно не происходит механически, в результате одного воздействия объекта на органы чувств, а определяется отношением человека к запоминаемому объекту. С другой стороны, непроизвольное запоминание событий и объектов зависит от силы, яркости их воздействия на эмоциональную сферу человека. То, что вызывает сильные эмоциональные переживания, как правило, запоминается лучше. Но сильные отрицательные эмоциональные переживания и физиологические отклонения от нормы (ток, стрессовые состояния) затрудняют восприятие и запоминание. Установлено также, что причина положительных эмоциональных переживаний запоминается лучше, чем отрицательных.

Правильность восприятия обуславливается также рядом объективных факторов. К ним относятся освещенность воспринимаемого объекта, расстояние, на котором произошло наблюдение, состояние погоды, время протекания и пр. Зависимость восприятия от этих факторов очевидна и не требует детального анализа, хотя и обладает некоторыми особенностями, продиктованными индивидуальными качествами воспринимающего субъекта (отдельные индивиды хорошо видят в темноте; лица, обладающие дальнозоркостью, не испытывают воздействия фактора расстояния на восприятие в такой степени, как лицо с нормальным зрением). Сказанное распространяется и на другие типы восприятия, в частности слуховые.

Важно также знать, что неблагоприятные объективные факторы нередко создают предпосылки для искажений воспринятого (сумерки, снегопад, мгла, звуконепроницаемые преграды - при слуховом восприятии).

Особый интерес представляют закономерности восприятия людьми друг друга в возрастном аспекте. С возрастом, пишет А.А.Бодалев, при восприятии увеличиваются детали (рост, глаза, цвет волос, рот и т.д.).

Данные о приведенных психологических закономерностях могут быть использованы в любом виде процесса в целях избрания наиболее эффективной тактики его проведения.

$ 3. Характеристика опознания и узнавания в процессуальных действиях

Приемы предъявления для опознания выделяются в особый блок знаний и рекомендаций, развиваемых в рамках раздела “Криминалистическая тактика*. Криминалистическая тактика предъявления для опознания основывается На уголовно-процессуальном законе, исходит из него, но с описанием, данным законодателем, не совпадает.

Научные положения тактики предъявления для опознания включают в себя обширный материал. Выделим следующие его элементы:

1. Теоретико-методическая характеристика признаков человека и иных объектов опознания1, а также собственно процесса отображения этих признаков и использования информации о них. Это направление основывается на ряде исследований2, проведенных в рамках криминалистики, в частности таких, как криминалистическое установление личности.

2. Сущностно-информационные основы процесса предъявления для опознания. Они исходят из теории отражаемых признаков, т.е. специфической характеристики объекта, и ситуации, включающей внешнюю среду и условия первоначального восприятия, а затем запоминания и воспроизведения, а на этой основе раскрывают процесс узнавания, который должен учитывать требования уголовно-процессуального закона и на определенных этапах ему соответствовать.

3. Теоретико-методические основы определения ситуаций предъявления для опознания. Представляется правильным вывод Т.С.Волчецкой и Н.П.Яблокова о том, что: “... сейчас в криминалистической науке, пожалуй, заканчивается процесс формирования теории следственных ситуаций: определены понятие следственной ситуации и ее сущность, разработаны классификационные основы следственных ситуаций. Важнейшую часть теории следственных ситуаций составляет проблема закономерных взаимосвязей между следственными ситуациями и поведением следователя, обвиняемого и других участников расследования”3. Этот вывод, очевидно, дополняется тезисом о связи характера следственных ситуаций и следственных действий, типовой выбор которых как раз отражает содержание следственных ситуаций.

Следственная практика показывает, что предъявление для опознания проводится примерно в 80 процентах случаев до предъявления обвинения. Это свидетельствует о том, что оно было и остается важным процессуальным способом получения существенной доказательственной информации. С позиции ситуативного подхода видно, что необходимость в опознании того

1 При этом учитывается недостаточная разработанность теории идентификационных и групповых признаков объектов с позиций их специфического восприятия, запоминания и воспроизведения опознающим.

См., например, работы ВАСнеткова, А.М.Зинина, Ю.ПДубягина, М.Н.Овсянниковой, ВАЖбанкова и

др.).

3 Волчсцкая Т.С, Яблоков НП. Предпосылки формирования криминалистической ситуалогии. - Вестник Московского университета. Серия 2. Право, 1997, № 3, с.

ли иного объекта возникает при расследовании любого преступления. Чаще сего опознание проводится, однако, при расследовании преступлений против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, преступлений против собственности, преступлений против общественной безопасности.

В условиях заранее планируемых, готовящихся тяжких и особо тяжких преступлений, совершаемых с применением огнестрельного оружия, путем взрыва, с использованием средств, затрудняющих последующее опознание преступников и (или) их жертв, а также дефицита следовой информации по многим неочевидным преступлениям существенно возрастает роль опознавательных процессов в целях повышения качества расследования.

С этих позиций предъявление для опознания - следственное действие, осуществляемое в регламентированном уголовно-процессуальным законом порядке и состоящее в том, что лицо (свидетель, потерпевший, подозреваемый или обвиняемый) обозревает предъявленные ему сходные объекты, мысленно сопоставляет, сравнивает их с запечатленным в памяти образом и решает вопрос о наличии или отсутствии тождества (перцептивное опознание) либо классификационной принадлежности (концептуальное опознание).

Наиболее важен вывод об индивидуальном тождестве (перцептивное узнавание). Между тем процессуальное установление классификационной принадлежности (концептуальное узнавание) в любом случае, т.е. применительно почти ко всем объектам, входит в задачу предъявления для опознания. При установлении классификационной принадлежности имеет место не вероятный вывод, а сужение круга разыскиваемых объектов или исключение причастности того или иного объекта к расследуемому событию1.

Вполне понятно, что здесь реально происходят различные информационные процессы. Их анализ является, как видим, существенно значимым элементом тактики предъявления для опознания. Такой анализ, строго говоря, связан с изучением субъектов опознания, всех его участников. При этом было бы ошибкой основываться лишь на исследовании психологии узнавания. Существенное значение имеют ролевые характеристики участников опознания, анализ их позиций по отношению к преступлению. Игнорирование позиции опознающего, его интересов может привести к серьезным процессуальным ошибкам.

глаза, харак-

Для монголоидов, о котором дает показание свидетель или потерпевший, можно сделать

значении этого признака для сужения

Арного

Рзвильные выводы об оперативном и психологическом

ГГПтпг. _'

Туппы

ооъекгов, к которым относится опознаваемое лицо.

зпример, по наличию у человека эпикантуса, т.е. особого строения внутреннего утла

Следует обратить также особое внимание на интеллектуальные свойства, прежде всего запас знаний опознающего. Практика показывает, что у многих очевидцев происшедшего можно вьшснить лишь родовую принадлежность наблюдавшегося объекта, например видел ли он легковую или грузовую машину. В то же время все шире становится круг людей, которые способны описать словесно (вербализовать) более значительное количество свойств автомобиля, определить не только вид и марку, но и модель автомобиля, совершившего ДТП, и т.п. Это же относится к запоминанию особенностей иных технических средств, одежды, украшений и т.п. Таким образом, отражаются изменяющиеся способности личности к узнаванию.

Собственно говоря, приведенные выводы и показывают, что ограничение целей только перцептивным опознанием могло бы необоснованно в определенных ситуациях сузить сферу применения этого следственного действия и ограничить возможности следователя.

Тактика же предъявления для опознания состоит в том, чтобы:

а) добиться получения максимальной информации, входящей в предмет и пределы доказывания и поддающейся уголовно-процессуальной оценке;

б) упредить возможные ошибки, минимизировать криминалистический (тактический) риск.

Несмотря на достаточно высокую степень методической разработанности в криминалистике этого следственного действия, в практике расследования встречаются многочисленные ошибки. В основном суть такого рода ошибок состоит как в нарушении предписаний норм уголовно-процессуального законодательства, так и тактических требований при проведении опознания1. Особенно часто возникают ошибки при предъявлении для опознания в результате сложных психических процессов, происходящих в сознании опознающего.

Содержание сложных психологических закономерностей не всегда достаточно четко осознается самим субъектом при восприятии и последующем опознании. Трудной задачей, если подходить к ее решению неформально,

1 Как отмечалось, практика предъявления для опознания прошла большой путь и совершенствовалась с учетом изменяющихся и расширяющихся потребностей следствия. В работах отечественных ученых-криминалистов Р.С.Белкина, И.Е.Быховского, В.С.Бурдановой, Н.Г.Бритвич, НАГапановича, АЛГинзбурга, Г.И.Кочарова, В.Е.Коноваловой, А.Е.Крикунова, В.В.Крылова, АФ.Маевского, Н.Н.Цвсткова и др. высказано много полезных соображений по вопросам предъявления для опознания. Подробнее анализ литературы см.: Самошина З.Г. “Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии”. Издательство МГУ, 1976.

вляется и объективизация результатов внутренних психических процессов у познающего в виде описания или создания иной модели. Тот факт, что предъявление для опознания - действие, осуществляемое следователем и управляемое им, а объектом управления является сложнейший феномен -психическая деятельность личности, и составляет объективную основу возможных ошибок. Поэтому упрощенный подход следователя к этому действию может привести к получению неверного утверждения об опознании или неопознании.

Структурная характеристика предъявления для опознания включает:

а) классификацию, главным образом перечневую, объектов опознания;

б) круг субъектов опознания, т.е. участвующих в нем лиц;

в) внешние условия осуществления данного следственного действия;

г) этапы процесса получения искомой информации или установления невозможности ее получения;

д) способы фиксации хода и результатов предъявления для опознания.

Рядом специалистов высказывается со ссылкой на потребности практики предложение об упрощении процессуального порядка и тактики проведения различных следственных действий. Так, в одном из проектов нового УПК отражено следующее предложение: “В целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания может быть произведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего. В этих случаях понятые должны находиться в месте нахождения опознающего. Понятым и опознающему должна быть обеспечена возможность визуального наблюдения лиц, предъявленных для опознания”1.

Данное предложение нуждается в рассмотрении. Нет смысла сразу отвергать идеи, дающие, по-видимому, определенный процессуальный эффект, особенно ограничиваясь лишь теоретическими соображениями. Но, несомненно, нужен специальный анализ. Он должен доказать полезность изменения сложившихся правил. Такой анализ и позволяет провести структурную криминалистическую характеристику предъявления для опознания.

Объектами опознания могут быть люди, трупы, их части, различные предметы, домашние животные. Свойства объектов проявляются в видах опознания:

опознание в натуре (непосредственное);

- Проект УПК РФ, разработанный Министерством юстиции РФ.

опознание по фотоснимкам, голограммам, кино- и видеоизображениям или диапозитивам, фонограммам, маскам, слепкам, изготовленным с отдельных частей (элементов), например тела умершего1. Следственной практике известны и другие объекты, виды опознания - по фотоснимкам предметов, “встречное опознание”, когда потерпевший, с одной стороны, и обвиняемый или подозреваемый - с другой, выражают намерение опознать друг друга, и иные. Полагаем, что появление новых объектов и видов опознания вызывает необходимость дополнительного уточнения их процессуального статуса.

Субъектами опознания являются свидетели, потерпевшие, подозреваемые и обвиняемые. Особо, разумеется, должен быть рассмотрен вопрос о следователе как субъекте опознавательных процессов. В этой связи нельзя согласиться с В.С.Бурдановой, которая считает, что “при идентификации опознающий и следователь/суд” решают, является ли предъявленный объект тем самым, либо сходным”2.

Это утверждение представляется неточным по следующим основаниям. Исходя из понятия предъявления для опознания, идентификационную функцию ни следователь, ни суд выполнять не могут, т.к. опознание включает в себя необходимый элемент - сопоставление (сравнение) запечатленного ранее следового образа с предъявленными объектами. В отличие от обычного следа этот образ непосредственно недоступен для постороннего наблюдателя. Совершенно очевидно, что ни у следователя (ни у суда) такого образа в памяти нет и быть не могло. Другие участники этого следственного действия только оценивают правильность произведенной процедуры, но не осуществляют акт отождествления.

Другая сложная проблема, относящаяся к участникам опознания, - визуальная связь между опознающим и опознаваемым. Представляется, что “бесконтактное” опознание может происходить только по специальным прави-

1 Анализ следственных материалов позволил получить данные, что различные объекты и виды опознания встречаются неодинаково. На первом месте находится предъявление личности по признакам внешности (статическим), далее предъявление для опознания предметов (орудий совершения преступления, предметы, являющиеся объектами преступного посягательства, предметы, сохранившие на себе следы преступления, и иные предметы), трупа, опознание по устной речи, фонограмме, фотоснимкам предметов.

- См.: Использование данных психологии при оценке результатов опознания. Вопросы судебной психологии. М, 1971, с. 94.

м (согласие опознаваемого, повышенные требования к признакам внешности и пр.).

Представляется, что предъявление для опознания нельзя подменять допросом, очной ставкой, освидетельствованием и др.

Предъявление для опознания следует четко отличать от похожих на него приемов проведения иных следственных действий. Например, при допросе допрашиваемый дает показания о фактах, независимо от того, воспринимал эти факты он лично или знает о них от других лиц. При уточнении показаний ему в целях оживления их в памяти предъявляют для обозрения тот или иной объект (например, фотографию группы лиц с предложением назвать известных ему там лиц и т.п.).

Некоторые следователи в целях экономии времени предпочитают производить очную ставку вместо (как они считают) трудоемкого следственного действия - предъявления для опознания. При этом на очной ставке работники правоохранительных органов требуют пояснить, “знают ли друг друга допрашиваемые?”. По изученным делам были выявлены протоколы, из которых усматривалась подмена опознания очной ставкой1. Недопустимость такого смешения действий очевидна. Известно, что в задачу очной ставки входит установление истины по спорным, существенным противоречиям, но не установление наличие или отсутствие тождества.

На практике иногда объекты предъявляются и в ходе осмотра. Так, например, найдя при осмотре какую-либо вещь, предъявляют ее хозяину квартиры и спрашивают: “Не Ваш ли этот топор, фомка, нож и т.п.”

В целом прием предъявления обнаруженных при осмотре, обыске и в других действиях, при условии соблюдения закона, возражений не вызывает. Однако данные действия не должны подменять опознания. Надо отметить, что поспешное предъявление предметов в ходе указанных действий часто только усложняет расследование. Следователь должен прогнозировать возможность срочного предъявления для опознания обнаруженных искомых объектов (при осмотре, обыске и др.), но при этом это лицо (например, хозяин квартиры) в них участия не должно принимать. Можно в перерыве, на-

"например, по делу Н. вместо предъявления для опознания проводилась очная ставка. В протоколе написано: “Передо мной человек, который похитил на пляже мои носильные вещи. Его узнала по росту, телосложению, форме лица, цвету волос и глаз. Фамилии его не знаю. Вижу второй раз, т.е. впервые после совершения кражи”.

пример, производства обыска произвести опознание, !!!!!!!

СТ.164-166УПКРФ.

Опознавательный процесс используется и при неотложном следственном действии - задержании, когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное лицо, как на совершившее преступление, или они встретили и задержали преступника на улице. Однако обычно в протоколе задержания не содержится информация о том, как именно произошло узнавание1.

Невозможно производить предъявление для опознания и в ходе освидетельствования, которое представляет собой следственное действие, направленное на восприятие и закрепление следов преступления и иных признаков на теле человека. Оно может привести к установлению данных, необходимых для успешного предъявления для опознания, но не заменять его2.

Предъявление для опознания имеет некоторое сходство и с экспертизой, т.к. в обоих случаях решается вопрос о тождестве. Однако процесс отождествления в судебной экспертизе производится специалистом по материальным следам-отображениям с применением различных технических средств и методов, при предъявлении для опознания сопоставляются объекты сравнения - один реальный объект, а другой, который воспринимался в прошлом и сохранился в памяти как след рефлекторного акта. Экспертиза отличается от предъявления для опознания также и по процессуальной природе. Процесс отождествления при экспертизе базируется на научных способах изучения сравниваемых объектов, в то время как отождествление при опознании основывается на субъективном представлении о признаках отождествляемого объекта.

Важно отличать предъявление для опознания и от оперативно-розыскных мероприятий по установлению личности, трупа и других объектов, основанных на их узнавании (показ средствами массовой информации - фотосним-

' Следует отличать задержание как процессуальное решение и связанные с ним действия следователя от задержания при захвате преступника, его поимке и тд.

Приведем пример ошибочных действий. При предъявлении Л. потерпевшая заявила, что наряду с признаками внешности, по которым она узнала предъявленного гражданина, она может показал и особую примету на его теле, но закрытую одеждой, т. к. в момент насилия потерпевшая поставила штамп своего учреждения на ягодицу насильника. В этом случае, чтобы удостовериться в наличии особой приметы у опознаваемого, надо было произвести освидетельствование, и, кроме того, надлежало руководствоваться требованиями закона о недопустимости действий, унижающих честь и достоинство гражданина, и считаться с чувством спада, которое возникло бы у участников следственного действия.

ков, видеозаписи, кинокадров; на стендах в милиции с портретами разыскиваемого и т.п.). По своей психологической сущности такие оперативно-розыскные мероприятия близки к предъявлению для опознания. Принципиальное отличие их находится в области процессуальной природы. Надо иметь в виду, что установление разыскиваемого объекта путем таких мероприятий позволяет выявить объекты, которые будут являться носителями доказательственной информации, а не доказательствами.

На практике получило распространение мероприятие, именуемое “оперативное опознание”, при котором потерпевшие, свидетели, а иногда и обвиняемые либо подозреваемые при добровольном согласии включаются оперативными работниками в поисковую группу для узнавания на улицах, в местах наиболее вероятного появления преступника.

В литературе неоднократно использовали в качестве положительных примеров организацию такого узнавания. Однако практике известны случаи, когда розыск преступника с участием очевидцев, потерпевших имел негативные последствия1.

Особенно важно отличать предъявления для опознания от так называемого “криминалистического узнавания”, Следственная и судебная практика применяет опознавательные способности человека не только при проведении следственного действия “предъявление для опознания”, но и в форме криминалистического узнавания, которое находит свое отражение в следственных действиях (обыск, задержание, осмотр и др.), а также в оперативно-розыскной деятельности2. Слова “предъявление”, “опознание” затрудняют понимание содержания следственного действия и порождают неясности на

В физико-математическую школу пришел “режиссер с Мосфильма” с целью подбора исполнителя главной роли в одном из новых фильмов. Нужен юноша, как объяснил режиссер, владеющий приемами каратэ. Ребята по очереди вставали, называли свою фамилию. Девушка, которая пришла вместе с “режиссером”, всматривалась в стоящего, потом что-то шептала и тот называл фамилию следующего. А потом он объявил, что на роль в фильме никто не подходит. Оказалось, что “режиссер” является работником милиции, а девушка - потерпевшая. Она узнала среди “каратистов” некоего Олега. В Данном случае проводилось узнавание в не процессуальном режиме, других доказательств в отношении Олега не оказалось, его освободили.

В юридической медицинской литературе встречается термин “простое узнавание”, (см.: Самошина

в°просы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. М., ^б, с. 10; Криминалистика, БЕК. М., 1995, с. 468; Самощенко С.С. Судебная медицина, Право и закон.

•• 1395, с. 308). Полагаем, что этот термин не совсем удачен, т.к. его можно применять в быту, в некоторых других сферах, но не в следственной деятельности.

Схема 1

практике. В процессуальных документах нередко используются выражения: “в ходе допроса потерпевший опознал...”, “свидетель опознал находящуюся в руках у задержанного вещь” и т.п. Такие формулировки встречаются даже в обвинительных заключениях, где особенно важна точность в исследовании языковых средств1.

Использование “криминалистического узнавания” понимается, во-первых, как тактический прием следователя, осуществляющего с участием лица, способного к идентификации по мысленному образу объекта, наблюдавшегося в криминальных ситуациях, отождествление этого объекта в ходе следственных и розыскных действий. Во-вторых, такое узнавание возможно при осуществлении поисковых и розыскных мероприятий в тех случаях, когда эти мероприятия построены на основе опознавательных возможностей или конкретного лица, или неопределенного крута лиц2.

Результаты криминалистического узнавания, нашедшие отражение в показаниях, заявлениях и в протоколах иных следственных действий (осмотра, обыска, очной ставки и др.), могут быть использованы в доказывании. Результаты криминалистического узнавания в ходе поисковой и розыскной деятельности не могут быть прямо использованы в качестве доказательств без дополнительных усилий по легализации этой информации (см. Схему 1).

Отсутствие ясности в понимании отличий между криминалистическим узнаванием и опознанием приводит к неточному утверждению о том, что потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого привлекают к участию в обыске, осмотре и др. для опознания искомых объектов. Фактически в ходе указанных следственных действий происходит не опознание, а криминалистическое узнавание. Лицо, которое принимает непосредственное участие в этих и других следственных и оперативно-розыскных мероприятиях, не может выступать в качестве опознающего, так как не обеспечено одно из основных условий опознания - факт предъявления объекта среди сходных.

Криминалистическое узнавание

Входе розыскных мероприятий

Входе следственных действий

Участие опознавателя в составе поисковой группы

При допросе

Демонстрация изображен™ искомого объекта в СМИ

При осмотре

Ознакомление опознавателя с картотеками и коллекциями

При обыске и выемке

Демонстрация изображения искомого объекта в ходе ОРД

При очной ставке

Результат узнавания

 

Ориентирующая информация

Процессуальное заявление об узнавании

Михайлов А.И, Подголин Е.Е. подчеркивали, что точность в использовании языковых средств означает выбор таких слов, которые соответствуют содержанию полученной информации. См. подробнее: "Письменная речь при производстве следственных действий (ВНИИ Прокуратуры СССР, 1980).

См. подробнее: Крычов ВВ. “Актуальные проблемы опознания на предварительном следствии”, Дис на соискание степени кандидата юридических наук. М., 1986.

Вопросы для самоконтроля к Главе I

1. В каких случаях производится предъявление для опознанш?

2. Какие имеются виды предъявления для опознания?         

3. В чем заключается подготовка к проведению для опознания?

4. Кто может быть участником предъявления для опознания?

5. Целесообразен ли “с точки зрения психологии” повторный' допрос
опознающего перед предъявлением для опознания?

6. Допустимо ли проведение предъявления для опознания в случае, если опознающий не сообщил на допросе подробные и точные признаки опознаваемого объекта, но заявляет о возможности уверенного опознания при предъявлении?

7. Каковы критерии сходства предъявляемых при опознании лиц?

8. Что понимается под однородностью предъявляемых для опознания предметов?

9. Могут ли предъявляться для опознания участки местности и объекты на ней?

10. Допустимо ли повторное предъявление для опознания одного и того же объекта тому же опознающему?

И. Назовите наиболее распространенные ошибки при проведении предъявления для опознания?

Глава П. Тактика предъявления для опознания

51. Комплекс действий следователя по предъявлению для опознания

Цели предъявления для опознания определяются природой этого действия, его фактическим содержанием и одновременно задачами уголовного судопроизводства, Они состоят в получении от опознающего утверждения о том, что предъявленный объект опознается, т.е. рассматривается как тот же самый, который наблюдался ранее, или как объект, относящийся к группе ранее наблюдавшихся объектов, имеющих некоторые общие видимые или воспринимаемые иначе признаки.

Следование нормативно-правовым правилам предъявления для опознания является объективно необходимым и представляет собой элемент соблюдения законности в уголовном процессе.

Принципиальное воздействие уголовно-процессуального законодательства, его роль как нормативно-правовой основы предъявления для опознания в юридико-техническом плане проявляются значительно шире и детальнее.

Основные принципы регламентации предъявления для опознания в УПК РСФСР состоят в следующем:

а) предъявление для опознания является процессуальным действием и подчиняется требованиям уголовно-процессуального закона. Возможность его проведения возникает после возбуждения уголовного дела, проведение Дознания возможно следователем или органом дознания или по его поручению, принятому в надлежащем порядке, используются процессуальные  правила оценки результатов, и пр.; ни в коем случае нельзя подменять процессуальное    действие    “предъявления    для    опознания”    оперативно-розыскными или иными мероприятиями;

б) тактика предъявления для опознания, используемые технические средства должны соответствовать общим началам уголовно-процессуальной деятельности, строиться с учетом регламентации предмета и процесса доказывания, оценки доказательств, возможности проверки результатов опознания в суде и пр. Является категорически недопустимым использование так называемых паракриминалистических приемов, помощи различного рода экстрасенсов, ясновидящих, гадалок и пр.

Для того чтобы определить современное следственное действие предъявления для опознания, целесообразно обратиться к структуре последнего с точки зрения системного анализа.

Рассматривая системный анализ предъявления для опознания как исследование всех его составляющих элементов - организационных, тактических и др. - в отдельности с целью установления роли и места каждого из них и определения их взаимовлияния, можно сделать вывод о том, что предъявление для опознания содержит в своей структуре фактически несколько замкнутых систем.

Все они направлены на осуществление одной цели - получения судебного доказательства криминалистического установления тождества объектов.

Основанием1 для принятия решения о предъявлении для опознания является установление в ходе предварительного следствия возможности и способности наблюдения допрашиваемым подлежащего отождествлению в целях доказывания по уголовному делу объекта и обоснованное предположение о возможности опознания этого объекта.

Решение следователя о форме использования опознавательных процессов в каждом конкретном случае находится в прямой зависимости от ситуации, элементами которой являются весь ранее выполненный по делу объем работы и реальная перспектива дальнейших действий. Ранее отмечалось, что, исходя из анализа ст. 127 УПК РСФСР, можно полагать, что следственные

Ратинов АР, указывает, что “...основания следственного действия охватывают совокупность более конкретных нормативных требований, посредством которых определяются допустимые источники получения доказательственной информации, цель конкретного следственного действия и объем данных, необходимых для суждения о возможности ее достижения. При таком положении основания проведения следственного действия будут налицо тогда, когда следователь располагает достаточными данными о возможности извлечения искомой информации с помощью определенного познавательного приема из источников, признаваемых законом допустимыми”.

итуации возникают при принятии следователем решений о направлении следствия и о производстве следственных действий.

Так, получив первоначальные сведения от допрашиваемого, дающие основание приступить к подготовке предъявления для опознания, следователь проводит допрос с целью фиксации:

проверки возможности наблюдения объекта, предполагаемого для дальнейшего предъявления, заключающейся в детализации обстановки, в которой, по показаниям допрашиваемого, наблюдался этот объект. Эта проверка может заключаться в постановке допрашиваемому соответствующих вопросов, составлении с его участием схем взаиморасположения наблюдаемого объекта и наблюдателя и иных действий в рамках допроса. Полученные данные могут послужить основанием для принятия решения о проведении следственного эксперимента либо экспериментального опознания1, для проверки возможности наблюдения2, проверки способности наблюдения допрашиваемым, заключающейся в установлении его психофизических и интеллектуальных способностей как путем выяснения их со слов допрашиваемого и по его внешнему виду3, так и путем проведения экспериментальных действий в ходе самого допроса, например выявления способностей цветоопределения и др.;

проверки возможности опознания допрашиваемыми наблюдавшегося ими объекта путем вербализации сохранившихся в памяти допрашиваемого признаков образа воспринимавшегося ранее объекта и их возможной детализации, а также субъективного отношения к возможности опознания и объективной возможности опознавать объект на данном временном этапе4.

Получив сведения в указанном объеме, следователь производит их анализ с целью определения последующего порядка и характера своих действий.

При этом производится: а) сравнение признаков имеющегося в распоря-

мозгом -

Гапанович Н.Н. относ™ экспериментальное опознание к особому виду следственного экспсримен-термин “наблюдение” включены все сенсорные источники получения внешней информации

зрение, слух, обоняние и др.

апример, при наличии очков - выясняем особенности зрения. Имеется в виду, например, изменение состояния здоровья, не позволяющее участвовать в данный мент в опознании, например временное заболевание глаз и пр.

жении следователя' предполагаемого для предъявления на опознание объекта с названными допрошенным; б) изучение обстоятельств наблюдения данного объекта в сочетании с установленными психофизиологическими и интеллектуальными особенностями опознающего лица. Это дает основания для принятия решений:

а) о возможности и необходимости проведения следственного действия предъявления для опознания;

б) о невозможности и отсутствии необходимости проведения этого следственного действия;

в) о необходимости проведения другого следственного действия, например следственного эксперимента или психиатрической экспертизы, результаты которых могут послужить основанием к принятию решений а) или б).

При наличии оснований к проведению предъявления для опознания как следственного действия следователю предстоит выполнить организационные мероприятия:

выбрать время проведения следственного действия с учетом плана расследования конкретного уголовного дела, плана работы на конкретный период времени, временных затрат на проведение данного следственного действия, временных возможностей других участников следственного действия, например опознавателя2, специалиста и др., возможности доставки в это время опознаваемого объекта к месту проведения предъявления либо прибытия к этому объему во время, наиболее удобное для его обозрения (например, опознание объектов на местности), транспортных возможностей следователя в случае выезда к месту опознания и др., а кроме того, и психофизических качеств опознавателя (например, повышенной его возможности восприятия в определенное время суток, состояние его здоровья и т.п.);

выбрать место проведения следственного действия, как с учетом изложенных факторов, так и принимая во внимание условия его освещенности, звукоизоляции, размеры и др., облегчающие возможности фиксации хода и результатов опознания с помощью современных научно-технических средств;

1 Если этот объект не подлежит отысканию - интересующее следствие лицо - розыску, предмет -изъятию и тд.

2 Опознаватель - свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый, способный к установлению тождества интересующего следствие объекта по мысленному образу.

принять решение о способе фиксации следственного действия с учетом имеющихся в его распоряжении технических возможностей, собственных навыков в обращении с соответствующей аппаратурой;

принять решение о форме приглашения участников следственного действия и обеспечить их явку;

обеспечить правильный, с тактической и процессуальной точек зрения, подбор объектов-статистов, предъявляемых вместе с опознаваемым объектом;

обеспечить через оперативные возможности органа дознания получение информации о вероятном прогнозе поведения заинтересованных лиц, участвующих в проведении данного следственного действия, для избрания соответствующей тактики его проведения.

Затем следователь приступает непосредственно к предъявлению для опознания:

проводится инструктаж участников следственного действия о его задачах и форме, информируется каждый о порядке выполнения им и следователем последующих действий;

осуществляется подготовка опознающего с целью снижения влияния отрицательных эмоций, вызванных ситуацией участия в следственном действии, активизации его аналитических процессов, оживления воспоминаний у опознающего о признаках объекта, которые ему предполагается предъявить, и т.п.;

после удаления опознающего с места предъявления производится подготовка опознаваемых объектов, которые устанавливаются на месте, а опознаваемому лицу разъясняются его права;

приглашается опознающий, и производится непосредственное предъявление объектов для опознания;

после предъявления и внимательного ознакомления опознающего с объектами выясняется, опознан ли им какой-либо объект и по каким признакам;

выполнив все указанные действия, следователь обеспечивает составле
ние протокола и подписание его, демонстрацию результатов фиксации и
Другие действия.

§ 2. Тактические приемы предъявления для опознания

Тщательная подготовка к проведению предъявления для опознания является обязательным криминалистическим и процессуальным условием успеха опознания. Планируя предъявление для опознания, следует точно представлять цель и задачи этого следственного действия. Решение о предъявлении для опознания может приниматься в том случае, если в ходе следствия установлена возможность и способность наблюдения допрашиваемым идентифицируемого объекта и имеется обоснованное предположение о возможности опознания этого объекта.

Подготовительные мероприятия во многом обеспечивают законность и достоверность результатов этой процедуры. Важно обеспечить круг лиц, которые должны участвовать при проведении этого следственного действия, объяснить их правовой статус и способы реализация ими своих прав и обязанностей. Существенны подготовка для фиксации полученных результатов необходимых научно-технических средств, обеспечение через оперативные возможности органа дознания информации о прогнозе поведения заинтересованных лиц, участвующих в опознании.

Подготовка заключается в составлении плана следственного действия, где фиксируются время, вопросы, подлежащие решению, необходимые материально-технические средства - транспорт, криминалистические приборы и др.

Особенности предъявления для опознания определяются тем, что: а) в его проведении одновременно участвуют несколько человек, например при опознании живого лица их может быть 7-8 (трое или больше предъявляемых, двое, как минимум, понятых, специалист, помощник следователя, следователь); б) на процесс формирования вывода опознающего могут повлиять объективные и субъективные факторы (растерянность, гнев, ненависть, неблагоприятные климатические условия); в) предъявление для опознания одного и того же объекта, как правило, можно проводить только один раз1; г) фиксация результатов должна детально отразить процесс, итоги следственного действия и обеспечить при необходимости возможность их проверки.

' При повторном предъявлении исправить ошибки, полученные первоначально, почти невозможно. Вот почему повторное предъявление следует проводить в исключительных случаях, например объект предъявления для опознания был в видоизмененном состоянии или опознающий находился в состоянии временного расстройства психики и тд. При повторном опознании опознаваемый объект должен предъявляться среди тех же лиц и так же одетым, среди тех же предметов, что и при первоначальном опознании.

Специфика этих особенностей по-разному проявляется на различных пах проведения предъявления для опознания и в различных его видах. Предварительный допрос опознающего является важным источником формации для принятия решения о предъявлении для опознания. Он проводится для уяснения того, при каких обстоятельствах допрашиваемый наблюдал данное лицо (предмет), какие приметы и особенности лица (предмета) он запомнил и может ли его опознать. Этот допрос следует проводить как можно раньше. Специфика допроса, предшествующего опознанию, состоит в том, что в его ходе наиболее широко используются тактические приемы, направленные на актуализацию воспринятого и запечатленного субъектом.

Опознание связано со способностью человека выделять в различных объектах устойчивые признаки. Поэтому основное внимание в ходе допроса целесообразно уделить получению данных, которые позволяют оживить в памяти допрашиваемого образ наблюдавшегося объекта и сохранить его для последующего опознания. Описание признаков опознаваемого объекта на предварительном допросе - трудоемкий процесс, требующий методической помощи. При описании допрашиваемым примет и особенностей человека рекомендуется пользоваться признаками внешности по схеме словесного портрета. Каждая деталь, каждая черточка, позволяющая индивидуализировать объект, не должна ускользнуть от внимания следователя на допросе. В соответствии с требованиями закона после свободного рассказа допрашиваемого о признаках внешнего облика опознаваемого следователь задает уточняющие вопросы, например следователь может рекомендовать опознающему вспомнить, какие волосы у человека по длине, густоте, форме прически, восстановить в памяти размер и форму спинки носа, а также высоту и ширину лба. Кроме того, можно задать вопрос, имеются ли какие-либо характерные особенности. Такие вопросы помогут сконцентрировать внимание допрашиваемого на определенной группе признаков.

Кроме формулировок “словесного портрета” могут быть использованы Различные средства наглядности - фотоальбомы, устройства для составления субъективных портретов1. Надо получить информацию о признаках объекта °УДущего опознания, каким он был в прошлом в момент наблюдения, чтобы иметь представление о процессах, происходящих с образом в течение срока,

апример, ИКР-2-Россия; “Портрет” - Академия МВД Украины; “Мимик” (США) и др.

прошедшего с момента наблюдения и до предъявления для опознания, например мог похудеть, поседеть. Преступники, скрываясь от розыска, иногда прибегают к различным уловкам, изменяют свой внешний облик - использование грима, парика и др.

Допрос перед предъявлением для опознания всегда полезен. Однако он может привести к дополнительным положительным результатам в тех случаях, когда с момента первого допроса прошло много времени. Однако если на первом допросе описание ранее наблюдавшегося объекта дополняется иными признаками внешности или дается вообще иной образ, следователь должен уточнить причины этих изменений или противоречий. Недостаточно развернутое описание объекта иногда убедительно восполняется в момент непосредственного предъявления, когда “оживает” образ объекта. Это происходит под влиянием так называемой актуализации запечатленного, которая в данном случае усиливается непосредственно наблюдаемыми признаками опознаваемого объекта. При этом не следует забывать об опасности смешения признаков искомого и проверяемого.

Повторный допрос может производиться и в том случае, если у опознающего произошла кратковременная потеря памяти происшествия в результате стрессовой ситуации. В последующем, когда допрашиваемый успокоится, забытое может быть воспроизведено полно и точно1. В практике очень редко встречаются случаи, когда добросовестное лицо при повторном допросе спустя некоторое время не может назвать каких-либо примет. Такие факты указывают либо на умышленное лжесвидетельство, ибо на патологическое состояние.

Устанавливая обстоятельства, при которых допрашиваемый наблюдал соответствующий объект, необходимо выяснить условия, при которых воспринимался этот объект (место наблюдения, когда, день, час, характер освещения, расстояние до объекта, наличие помех для наблюдения). При допросе следует выяснить, видел ли в это время кто-нибудь еще данный объект, действия опознающего до, во время и после наблюдения.

Полнота восприятия и запоминания признаков объекта зависит от отношения наблюдающего к этому объекту (заинтересован ли он в исходе дела), продолжительности и давности восприятия, физического и психического состояния наблюдающего, его профессии. Трудовые навыки играют опреде-

Такое явление в психологии именуется реминисценцией.

„ую роль при опознании (например, большинство воинских профессий Л пабатывают необходимые для опознания рефлексы расположения знаков различия на форменной одежде).

В ходе допроса необходимо придавать значение установлению психофи-

логических данных опознающего для уяснения его способности к опознанию. При выявлении обстоятельств, свидетельствующих о возможности его психической неполноценности или состоянии здоровья, которое вызывает опасение (тяжело раненного, престарелого и т.д.), необходимо проконсультироваться с соответствующим специалистом по этому вопросу и после заключения врача решить вопрос о возможности проведения опознания. В сложных ситуациях для этой цели может быть назначена судебно-психологическая или судебно-психиатрическая экспертиза.

Среди методов собирания, исследования и оценки доказательств является наблюдение, которое является одним из самых распространенных и эффективных. В психологии признается, что психофизиологические реакции допрашиваемого доступны визуальному наблюдению, имеют определенное тактическое значение, ориентируют следователя на выяснение причин различного рода реакций.

Сочетание методов наблюдения и экспериментирования, в ходе которых не изменяется материальная обстановка, считается вполне допустимым в практике расследования. В необходимых случаях используют следственный эксперимент для проверки зрения, слуха. Для определения успешного участия очевидца в проведении этого следственного действия следует определить круг существенных функций личности - возможности восприятия формы, величины, памяти, социальной, временной и пространственной ориентации, эмоциональность, а также специальные навыки.

Указание о цвете различных предметов часто бывает ошибочным. Для определения цветовосприятия применяют набор цветных фломастеров либо шариковых ручек. Для определения цвета используют определитель цвета. Криминалистический определитель является серьезным подспорьем следователя. Практика показывает, что люди, имеющие нормальное, без патологии Чветовосприятие, затрудняются определить цвет объекта, который они на-°людали, хотя утверждают, что цвет хороню запомнили. В протоколе жела-Тельно описать результаты использования определителя со ссылкой на шифр Цветов.

Несмотря на то что описание приемов наблюдения и эксперимента сконцентрировано на начальной стадии допроса, совокупная оценка качества выявленных в ходе допроса признаков производится в конце этого следственного действия, т.к. лишь после выяснения обстоятельств наблюдения интересующего следствие объекта решается вопрос о целесообразности его предъявлять этому лицу.

При опознании предметов следует выяснить в ходе предварительного допроса наименование предмета и его назначение, размеры (вес, величина), форму, признаки, образовавшиеся в процессе эксплуатации, - дефекты, степень износа. Если допрашиваемый знает способ изготовления и характер использованного материала, необходимо подробно допросить его об этом.

Важное значение имеет выяснение данных об индивидуальных признаках предметов. Такая информация может быть получена из предъявленных квитанций, в которых указаны признаки вещи, из фотоснимков, на которых запечатлены предметы, и т.п.

При опознании домашних животных на допросе выясняются вид, порода, пол, примерный возраст, рост, масть, упитанность, кличка, особые приметы (раны, клеймо владельца, последствия болезней - хромота, слепота).

Если допрашиваемый может нарисовать объект, признаки которого он запомнил, либо создать материальную модель, ему должна быть предоставлена такая возможность.

Практика показывает, что большинство опознающих с различной степенью глубины испытывают состояние дискомфорта (беспокойство и т.д.) в связи с необычной обстановкой.

В этих условиях целью подготовки опознающего к предстоящему предъявлению для опознания является обеспечение его оптимального психофизиологического состояния. Стресс - нежелательное явление для данного следственного действия, поскольку наблюдаемый в нем человек с трудом осуществляет целенаправленную деятельность.

Психологическая подготовка участников опознания должна включать предварительную беседу с целью подготовки их к наиболее спокойному восприятию объектов при опознании, разъяснение порядка и правил производства этой процедуры, демонстрацию помещения, где предполагается выполнить это следственное действие.

Подбор объектов, среди которых будет предъявлен опознаваемый объект,

еет принципиальное значение. Лица, подлежащие предъявлению для опо-И>ания, должны иметь возможность сходными быть друг с другом по опор-3 1м признакам внешности (возрасту, росту, национальной принадлежности, елосложению, форме и цвету глаз, лица, волос, одежде, фасону, цвету, степени изношенности и пр.) либо среди однородных (предметы) и в общем количестве не менее трех. Без их соблюдения доказательственное значение опознания сводилось бы к нулю, поскольку не нужно было бы напряженно выбирать из группы лиц или других объектов, чей мысленный образ он сохранил в памяти и чьи приметы запомнил. При групповом предъявлении объектов опознающий сравнивает их не только с мысленным образом, но и между собой. Это направляет опознавательный процесс на выделение индивидуальных особенностей1.

Приглашенные лица (статисты) не должны быть знакомы с опознающим, не могут они быть подозреваемыми по делу. Кроме того, для участия этих лиц в предъявлении для опознания требуется их согласие.

Круг лиц, приглашенных для участия в предъявлении для опознания, должен быть тщательно продуман.

Понятые не должны иметь отношение к делу, быть знакомыми с опознаваемым, т.к. это может вызвать сомнение в объективности опознания.

Специалист (чаще психолог, педагог, если опознающий моложе 14 лет) оказывает помощь следователю в получении правдивых показаний от опознающего и в подборе объектов. Специалист может быть ознакомлен с материалами дела, касающимися личностных качеств опознающего, а также с обстоятельствами, при которых опознающий воспринимал объект. Если опознающий находится в болезненном состоянии, то в следственном действии может участвовать его лечащий врач.

Необходимо также предусмотреть меры безопасности опознающего в случае предъявления лиц, совершивших тяжкие преступления, меры предотвращения побега.

Выбор времени и места предъявления для опознания определяется сложившейся следственной ситуацией. Что же касается срока проведения опознания, то, по общему правилу, чем меньше он отделен от события, тем луч-

°ДШко не рекомендуется предъявлять большое количество объектов, т.к. они могут рассредоточить восприятие опознающего и затруднить его деятельность по анализу и синтезу криминалистически здачимых примет.

ше. Однако если опознающий, как уже указывалось, травмирован имевшим место происшествием, ему прежде всего надо успокоиться. В таких случаях следователь должен проконсультироваться с врачами (психологами и др.) и решить вопрос о сроке проведения опознания с учетом душевного состояния опознающего.

Практика не ограничивает время процедуры опознания. Опознающий может воспринимать предъявленные ему предметы, делать выводы столько времени, сколько найдет нужным для получения соответствующего вывода, Это положение надо довести до сведения опознающего до предъявления для опознанш.

Следователь создает на месте предъявления для опознания оптимальные условия восприятия объектов или близких к ним. Обстановка опознания должна быть такова, чтобы опознающий мог внимательно осмотреть все предъявленные ему объекты. Как правило, объекты предъявляются в служебном или другом достаточно просторном, хорошо освещенном и наименее шумном помещении. Здесь следует закрыть окна, форточки, отключить телефон, повесить снаружи на двери табличку, предупреждающую о соблюдении тишины и недопустимости входа посторонних лиц.

Допустимо опознание и в условиях, аналогичных на момент восприятия (на том же месте или на такой же местности)1. Приняв такое решение, следователь должен предварительно ознакомиться с обстановкой на месте, чтобы убедиться в возможности проведения там этой процедуры.

В случае необходимости предъявления для опознания человека не только по внешним данным, но и функциональным признакам (голосу и особенностям речи, походке) предъявление должно происходить поэтапно: сначала отдельно по голосу и особенностям речи, а затем по признакам внешности путем обычного предъявления опознаваемого среди других сходных лиц.

' Характерен к связи с этим пример по поводу ограбления гражданина К. Потерпевший не мог вначале опознать одного из преступников только потому, что воспринял и запечатлел их внешность в положении сидя на корточках, в момент сбора урожая. Конечно, он видел их в положении стоя, но это уже было позднее, когда в состоянии острого эмоционального напряжения, обусловленного преступлением, внешность грабителей воспринималась под влиянием только тех признаков, которые были зафиксированы до этого. Разгадав причину, лежащую в основе неудачи первого опознания, следователь с теми самыми опознаваемыми и понятыми выехал на местность и предложил потерпевшему занять положение, из которого он увидел грабителя. Максимальное приближение восприятия обеспечило эффективность повторного опознания.

пба этапа предъявления для опознания фиксируются в одном протоколе, диалогичный порядок этого следственного действия применяется и в случа-когда опознающий заявляет, что он может опознать человека по походке. ' Опознание людей по динамическим признакам - устной речи, походке и др должно проводиться с особой осторожностью и так, чтобы можно было выявить индивидуальность этих признаков, принимая меры, устраняющие их сознательное искажение.

Опознание по признакам, характеризующим устную речь опознаваемого, приводится в тех случаях, когда опознающий слышал опознаваемого, но не видел (опознаваемый мог быть в маске или другим способом скрывал свою внешность). Оно может проводиться и в дополнение к опознанию по признакам внешности, если эти признаки не выделяют внешний облик опознаваемого, но в то же время опознающий утверждает, что запомнил характерные особенности его устной речи.

При опознании людей по устной речи в процессе предварительного допроса выясняются обстоятельства, при которых потерпевший (свидетель) слышал голос и его характерные особенности (тембр, сила, интонация, темп, ее выразительность, стилистическая принадлежность, особенности речи, обусловленные дефектами речи, и т.д.).

При подготовке предъявления для опознания по устной речи следует подобрать лица, которые не имеют резких различий с голосом опознаваемого. Затем необходимо подготовить текст и размножить его в соответствии с количеством опознаваемых. В тексте должны быть слова, фразы, которые опознающий слышал ранее. Текст необходимо выполнить машинописным способом. Помимо текста возможна постановка вопросов опознаваемым, подготовленных также заранее. Вопросы формулируются так, чтобы в ответах на них содержались словосочетания, которые звучали в устной речи события, по поводу которого опознающий давал ранее показания. Перед опознанием опознающего следует проинструктировать, чтобы он молча, внимательно вслушивался в устную речь, в признаки голоса и только после этого сделал вывод, опознает или нет кого-нибудь из них.

Следователь предупреждает всех участников следственного действия о проведении опознания. Для этого участники следственного действия разделяются на две группы, которые размещаются в смежных изолированных комнатах, разделенных звукопроницаемой перегородкой (передвижной

стенкой, экраном и тд.). Главное требование - чтобы была обеспечена визуальная изоляция и беседа была хорошо слышна.

После того как в смежном помещении разместятся следователь, опознаваемые и понятые, а другое помещение займут помощник следователя, другие понятые и лица, предъявляемые для опознания, помощник следователя, получив соответствующий сигнал, начинает поочередно беседовать с предъявляемыми лицами. Подозреваемому предоставляется возможность выбора очередности прочтения текста. Причем по просьбе опознающего текст может быть прочитан несколько раз. При этом следователь может предложить каждому опознаваемому заменить силу голоса (повысить, понизить). После этого опознающий указывает голос человека, о котором он дал ранее показания, каким по счету звучал его голос. Комнату рекомендуется оборудовать средствами звукозаписи. Работу с высококачественными микрофонами и другой техникой целесообразно поручить специалисту, который до начала следственного действия проверяет ее исправность. Предъявляемых лиц и опознающего размещают относительно аппаратуры таким образом, чтобы обеспечить качественную звукозапись.

При опознании по походке опознающий наблюдает походку опознаваемого в группе других лиц, которые поочередно проходят перед ним на некотором расстоянии. Для повышения эффективности результатов опознания допустимо повторение, а опознаваемому дается возможность занять другое место в ряду. Опознание такого практически осуществляется, если опознаваемый имеет характерные признаки походки (неправильная расстановка ног и т.д.).

Лицо может быть опознано по голосу, записанному на фонограмму. Из фонограммы, специально подготовленной в ходе допроса, предшествующего предъявлению для опознания, или других фонограмм его устной речи, изготовленных не в связи с расследуемым делом (свободные образцы), выделяют участок с несколько четко произнесенными фразами. Затем подбирают статистов по признакам с похожими голосами, которые произносят эти фразы перед микрофоном для их записи на магнитную ленту. В ходе следственного действия опознающему предлагается несколько раз в любой последовательности прослушать и сказать, опознал ли он устную речь опознаваемого, если да, то по каким признаками и на какой по номеру фонограмме.

Предъявление для опознания по материально фиксированным отображе-

производится как правило, если по обстоятельствам дела невозможно предъявить объект в натуре1.

При этом опознающему предъявляется фотоснимки, на одном из кото-к опознаваемый объект запечатлен среди других сходных объектов, либо фотоснимок опознаваемого объекта вместе с фотоснимками подобных объектов, выполненных в одинаковых условиях и масштабе.

Фотографии с изображением опознаваемого объекта не должны выделяться среди других ни размером, ни качеством изображения и условиями фотосъемки. Фотографии наклеивают на бланк протокола предъявления для опознания либо на отдельную таблицу, нумеруют и скрепляют печатью. В деле должна быть справка следователя о том, кто именно изображен на каждой фотографии. Если опознающих несколько человек, то каждому из них предъявляют разные бланки протокола или таблицы, отличающиеся по расположению фотоснимков объекта. Никаких надписей, обозначений, фамилий, кличек и т.п. на лицевой стороне фотографии ни на бланке делать нельзя. Опознающему в присутствии понятых предоставляется возможность внимательно осмотреть изображения лиц на фотоснимках. При положительном результате в протоколе фиксируются признаки внешнего облика опознанного лица с указанием, под каким номером наклеен на бланке фотоснимок.

При подборе фотографий опознаваемого лица следователь должен поинтересоваться, нет ли его сигналетических снимков, т.к. на них более полно отображены признаки внешности. Если таковых нет, то надо постараться найти несколько других фотоснимков, причем следует отобрать наиболее четкие изображения (желательно без ретуши). Фотографии должны отно-_ ситься по возможности к тому периоду, когда опознающий видел опознаваемого.

Нецелесообразно в случае опознания лица по фотокарточке проводить в Дальнейшем опознание того же лица в натуре, т.к. факт предварительного предъявления фотокарточки окажется наводящим действием. При неопознании лица по фотографии проводить предъявление в натуре возможно, т.к. на

отоснимок, как вид опознания запечатленного на нем человека, должен использоваться в край-

"х случаях когда, например, обвиняемый отказывается участвовать в этом следственном действии;

чтельная заграничная командировка опознаваемого; подозреваемый, обвиняемый находятся в

Р°зыске; потерпевший пребывает на стационарном лечении; соображениями тактического характе-

~ свидетель, боясь мести, побоится открыто опознать преступника и др.

фотографии не всегда видны все признаки, инрдцдуализируювде опознаваемого человека.

Для опознания по признакам внешности используются также альбомы или картотеки (фототеки), в которых изображения представлены в виде фотоснимков, близких по размеру, а также по условиям фотосъемки.

Следователь представляет опознающему специальные альбомы, которые ведутся в органах внутренних дел. В протоколе он отмечает количество листов и снимков в каждом альбоме, находящемся в разделе фототеки. Данные о лицах, изображенных на фотоснимках, опознающему не сообщаются. Если опознающий укажет, что “на фотографии №..., на странице №... фотоальбома №... или фотоснимке в фототеке он опознал ранее запомнившегося человека”, то в протоколе делается запись об обстоятельствах, при которых он наблюдал соответствующее лицо, и приметах (особенностях), по которым он опознал.

После опознания в протоколе указываются его персональные данные -фамилия, имя, отчество, год рождения.

В следственной работе для фиксации признаков внешности используется видеозапись, результаты применения которой формируют видеотеки. На видеокадрах отображается комплекс признаков внешности, поэтому видеотеки могут применяться для опознания личности, так же как и фототеки.

В протоколе предъявления для опознания личности по видеоизображению необходимо указать, что предъявлялось видеоизображение, хранящееся на видеокассете определенной марки и емкости (в минутах). В случае опознания личности в протоколе указываются идентифицирующие признаки изображения и его носителя, а также обстоятельства, при которых опознающий видел ранее данного человека. Кроме того, в процессуальном документе фиксируются фамилия, имя, отчество опознанного, данные его регистрации в журнале видеоучета. К протоколу желательно приложить репродукцию видеокадра, на котором запечатлен опознанный человек.

Видеозапись может использоваться и в тех случаях, когда невозможно или нецелесообразно предъявлять для опознания в натуре. Следователю необходимо, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, подобрать лиц с признаками внешности, сходными с внешним образом лица, подлежащего опознанию, и поручить специалисту осуществить видеосъемку всех этих лиц по правилам проведения данного следственного действия.

В практике возникают ситуации, при которых потерпевший, подозреваемый, обвиняемый желают опознать друг друга. В этих случаях в следствен-ом действии участвуют одновременно два лица. Указанные лица попеременно или одновременно выступают в роли опознающего и опознаваемого.

Анализ практики проведения опознания показывает, что в качестве опознающих обвиняемые и подозреваемые выступают нередко, и можно считать, что в принципе проведение “встречного” опознания эффективно, поскольку повышает достоверность установления факта контакта двух лиц при определенных обстоятельствах.

Вопрос о необходимости и возможности проведения “встречного” опознания возникает в момент предварительного допроса опознающего (потерпевшего, свидетеля) и допроса подозреваемого, обвиняемого, признавших свою вину и выразивших желание дать правдивые показания. Значит, следователь должен заранее выяснить, не возникает ли возможность проведения “встречного” опознания. Эта обязанность следователя, в сущности, не зависит от решения вопроса о возможности или невозможности “встречного” опознания, так или иначе он обязан выяснить, насколько это возможно, как намерен подозреваемый, обвиняемый вести себя на предварительном следствии, для использования этих данных в целях установления истины по делу.

Рассмотрим возможные варианты “встречного” опознания. Потерпевший и подозреваемый порознь, в различных помещениях, располагаются в группах предъявляемых вместе с ними лиц. При этом соблюдаются все правила, регулирующие порядок предъявления личности для одностороннего опознания. Каждый из участников предъявляемых групп предупреждается об обязанности соблюдать порядок предъявления для опознания, и в частности не обращаться с вопросами ни к одному из участников той группы, которая будет ему предъявлена. Для того чтобы не возникло необходимости в таких вопросах, а также ходатайств в момент предъявления для опознания, следователь выясняет, какие мероприятия он должен, по мнению действительного Участника “встречного” опознания, предпринять по отношению к другому Участнику (т.е. он спрашивает, не возражает ли основной участник опознания, чтобы лица из другой группы встали, прошлись и т.п.).

Далее сформированные группы людей одновременно, но внутри группы, в п°следовательности, указанной основным участником процедуры, входит в

достаточно просторное помещение, где они располагаются на некотором ' отдалении друг от друга. После этого следователь предлагает всем участникам двух групп внимательно всмотреться друг в друга, вновь предупреждает о необходимости соблюдать порядок осуществления этого следственного действия и на данном этапе с вопросами ни к нему, ни тем более друг к другу не обращаться. Затем следователь выполняет заранее заявленные ходатайства участников опознания. В дальнейшем одна группа выводится в прежнее помещение в том же порядке, в каком они представлялись друг другу.

После разъединения групп основные участники опознания делают заявления в присутствии понятых о том, кого именно они опознали. Эти заявления заносятся в протокол с указанием признаков, по которым произведено опознание. После отдельного указания, кто именно и по каким признакам опознан, группы вновь собираются в общее помещение, в котором следователь выясняет, нет ли ходатайств в связи с проведением этого следственного действия и не желают ли участники опознания, включая понятых, сделать какие-либо заявления1.

Представляется, что подобное предъявление для опознания может сочетаться в определенной ситуации с последующим проведением такого следственного действия, как очная ставка.

Как известно, действующий УПК не упоминает о возможности проведения “встречного” опознания, но нормы не содержат и положений, прямо противоречащих описанной процедуре. Законодатель, регулируя предъявление для опознания, особое внимание уделяет тем элементам процедуры, которые обеспечивают достоверность опознания и устраняют воздействие на опознающего. Описания процедуры предъявления для опознания, как указывалось, в законе не содержится, но это нельзя считать и пробелом, поскольку всякая детализация процессуальной деятельности ограничивается лишь необходимым. Проведение “встречного” опознания не исключает ни одного из элементов процедуры, которые законодатель признает существенным.

1 Возможен и другой вариант такого опознания: группа лиц, среди которых находится опознаваемый, размещается в одной комнате, а опознающий наблюдает этих лиц из другого помещения -опознающий его не видит. В каждой комнате должны находиться не менее двух понятых, которые размещаются так, чтобы можно было воспринимать, что происходит как в одном, так и в другом помещении. Другое предъявление для опознания проводится аналогично, только опознающим становится лицо, ранее являвшееся опознаваемым.

Подводя итоги, следует сказать, что, на наш взгляд, существует уголовно-ппонессуальная и тактическая возможность проведения “встречного” опознания при условии строжайшего соблюдения требований, относящихся к одностороннему опознанию, а также в тех случаях, когда проведение двустороннего опознания не воспрепятствует достижению истины.

Предъявление для опознания предметов осуществляется по тем же правилам, что и живого человека или фотоснимков. Подобранные для опознания предметы (того же вида и рода) раскладываются в произвольном порядке. Следователь, как и при опознании людей, спрашивает, узнает ли опознающий данный предмет среди предъявленных, и при положительном ответе предлагает ему указать признаки, по которым опознана вещь. Если опознающий сообщил какие-то новые детали, не указанные им на допросе, они дословно фиксируются в протоколе, а опознающий допрашивается о причинах, по которым он не сообщил своевременно о признаках предмета. Для лучшего рассмотрения индивидуальных особенностей предмета необходимо создать опознающему условия для подробного осмотра, и если он пожелает взять его в руки, пользоваться, например, лупой.

Все предметы следует снабдить бирками с порядковым номером, чтобы в дальнейшем, знакомясь с протоколом, можно было отчетливо представить себе, какой именно предмет был опознан. Сначала их фотографируют все вместе, и причем так, чтобы можно было различить присвоенные им номера, а затем по отдельности, крупным планом. Таким же планом фотографируется опознанный объект. Стрелками указываются признаки, по которым был опознан этот предмет.

Сложнее обстоит дело, когда опознанию подлежит уникальный предмет. Но в этих случаях указанное требование, при проявлении следователем должной инициативы, практически выполнимо. Однако если следователь реально не в состоянии обеспечить подбор однородных объектов, то надо иметь в виду, что показ одного предмета не составляет предъявления для опознания, предусмотренного законом, ни по форме, ни по существу.

Это положение продолжает дискутироваться в криминалистической литературе. Последователи Цветкова П.П. Гусаков А.Н. и Филющенко А.А. рекомендуют предъявлять такие объекты для опознания в единственном числе. Другие криминалисты, в частности один из авторов настоящего пособия, а

также Гинзбург А.Я. и др., категорически возражают против таких действий, вполне аргументирование утверждая, что при нарушении процессуального порядка показ одного предмета не составляет структуру предъявления для опознания, предусмотренную законом. Представляется целесообразным в подобных случаях реализовать возможностей криминалистического узнавания в иных следственных действиях. Опознающий в таких случаях перед ознакомлением с объектом должен быть подробно допрошен о его приметах, после чего либо в ходе допроса, либо в ходе иных следственных действий должен высказать мнение о тождестве с соблюдением требований об узнавании признаков, на основании наблюдения которых он сделал свой вывод.

В практике возникает необходимость в идентификации видеомагнитофонных фильмов (порнографических и др.) на основании показаний о них очевидцев. Надо иметь в виду, что опознанию подлежат не сами фильмы, а комплекс свойств конкретного видеофильма - индивидуальное сочетание сюжета, набор персонажей, музыкальное оформление и т.д., что делает его в достаточной степени доступным для идентификационных целей.

При подготовке предъявления для опознания на основании признаков, указанных опознающим на допросе, подбирается ряд подобных по указанным опознающим свойствам (например, с детективным сюжетом) отрывков различных фильмов. Демонстрация производится либо до заявления опознающего об опознании (неопознании) данного фильма, либо до окончания намеченного следователем ранее отрезка фильма.

При заявлении опознающего об опознании фильма воспроизведение его останавливается, и ему предлагается сообщить, по каким именно признакам произошло опознание, а для своеобразной проверки правильности им сказанного (надежности опознания) предлагается изложить дальнейший сюжет фильма либо его следующий кадр, с тем чтобы немедленно, путем продолжения сюжета установить соответствие этого сообщения истине.

Если опознающий может опознать и кассету (тип кассеты, наименование
фильма, упаковку и т.п.), целесообразно сначала предъявить ее для опознания
в традиционном порядке - как предмет, а затем переходить к опознанию
видеофильма.

§ 3. Тактические особенности следственного отождествления трупа

В условиях все более частого выявления правоохранительными органами заранее спланированных, тщательно подготовленных тяжких преступлений, совершаемых с применением огнестрельного оружия, взрывных устройств, с использованием средств, затрудняющих последующее опознание преступников и их жертв, существенно возрастает роль криминалистических методов и средств установления личности виновных в совершении таких преступлений, потерпевших и при поиске свидетелей. Эти обстоятельства также порождают острую потребность в совершенствовании имеющихся и разработке новых криминалистических средств и методов идентификации личности, в первую очередь с использованием криминалистически-значимой информации о внешнем облике человека, что обусловлено в том числе и нередким дефицитом следовой информации по многим неочевидным преступлениям. С этих позиций следует рассматривать следственное отождествление трупа как комплексную оперативно-следственную операцию, получившую в криминалистике наименование тактической операции “Атрибуция трупа”1, центральной частью которой является предъявление для опознание трупа.

Проблема следственного отождествления трупа носит сложный, комплексный характер. Она, с научной, методической точки зрения, включает в

себя проблемы:

а) обеспечения соответствия вывода о тождестве трупа требованиям к судебным доказательствам, предъявляемым уголовно-процессуальным законом;

б) поиска приемов и средств как можно более полного выявления всей необходимой информации о личности покойного и обстоятельствах наступления смерти;

в) разработки наиболее надежных способов получения и проверки выводов о тождестве трупа.

При этом следует учитывать многочисленные организационные, психологические и иные трудности работы, связанной с отождествлением трупа и установлением личности умершего.

Идентификация с помощью опознавательных процессов является важнейшей частью комплекса действий следователя по установлению личности

1 г

им- подробнее: Шиканов ВИ. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск, Издательство Иркутского университета, 1983.

умершего. Это положение нуждается в специальном разъяснении. В соответствии с принятыми в уголовном процессе и криминалистике взглядами, отождествить или доказать тождество - значит использовать применяющуюся в судебном процессе форму установления материальных объектов, связанных с расследуемым событием.

Следователь и суд, как правильно пишет В.Я.Колдин, разрешают вопрос о тождестве на основе всей собранной по делу идентификационной информации. Этот процесс, как правило, когда речь идет об отождествлении трупа, осуществляется либо на основе экспертного исследования, либо в процессе опознания. В то же время необходимо иметь в виду, что:

а) для следственного отождествления трупа важнейшее значение могут иметь различные виды следственного осмотра, обыски, допросы, возможно, следственный эксперимент и пр.,

б) информация о трупе, полученная при допросе либо ином следственном действии, например обнаружение документов в кармане брюк на трупе, все же должна подтверждаться либо предъявлением трупа для опознания, либо экспертизой, например дактилоскопической.

Между тем анализ практики показывает, что 20 процентов трупов в течение суток с момента обнаружения не предъявляются для опознания. Это свидетельствует о тактико-методических и организационных пробелах в деятельности следствия, осуществляющего неотложные следственные действия либо проверочные мероприятия по установлению личности умершего.

Криминалистической наукой выработан оптимальный режим следственных и поисковых мероприятий по установлению личности погибшего, т.к. решение вопроса “Кто убит”, “Кто погиб” является основным для следователя на первоначальном этапе следствия. Невыполнение типовых рекомендаций, которые реализуются в рамках тактической операции “Атрибуция трупа”, является основной причиной последующих затруднений следствия.

Сотрудники органов дознания нередко считают, что это они устанавливают личность погибшего, а следователю лишь остается зафиксировать результат их действий и оформить протокол. В действительности же следователь является лицом, осуществляющим процесс доказывания юридических фактов, и играет главную роль в стадии предварительного следствия.

Объективные данные о неопознанном трупе являются основанием для проведения розыскных мероприятий по установлению его личности.

указания последовательности перечисленных источников информации не случайны и представляют собой наиболее приемлемую схему получения и изучения следователем таких данных. Более того, по этой схеме следовате-лем должно быть организовано поступление информации путем дачи соответствующих указаний участникам осмотра и сотрудникам органов дознания, осуществляющим оперативное обеспечение этого следственного действия (осмотра).

Далее необходимо наметить круг мероприятий, которые проводят прокуроры, следователи, оперативные работники органов дознания с целью установления личности неизвестного по его трупу. Рассмотрим их последовательно.

Осмотр места происшествия - неотложное следственное действие, заключающееся в непосредственном восприятии, с целью ретроспективного познания сущности происходящего события, а также осуществляемое для обнаружения, фиксации и изъятия вещественных и иных доказательств как свидетельство происшедшего. Осмотр места обнаружения трупа - прерогатива следователя.

Осмотр места происшествия - это действие, в ходе которого следователь получает данные о происшедшем, непосредственно наблюдая материализованные события. Результаты такого наблюдения объективизируются в соответствующих   процессуальных   документах   при   применении   научно-технических средств - фото, кино, видеозаписи. Уже само наблюдение - одна из форм познания. Одновременно наблюдение - преднамеренное и целенаправленное восприятие, обусловленное мыслительной операцией - выделе-_ нием известных наблюдателю объектов по индивидуально-определенным признакам. Для любой целенаправленной формы деятельности характерна одновременная с наблюдением оценка его результатов. В следственной деятельности, когда необходимость принятия решения реализуется в условиях дефицита времени и информации, быстро, точно сопоставлять между собой Результаты наблюдения с известными фактами является одним из элементов профессиональной подготовки следователя. При проведении следственных Действий (в частности, осмотра места происшествия) следователь должен проявлять важнейшие профессиональные качества криминалиста - наблюда-Тельность, способность обнаруживать и правильно оценивать малозаметные °остоятельства и признаки объектов в качестве вещественных доказательств.

Опознавательные процессы, как указывалось, занимают одно из ведущих мест в установлении личности погибшего. Это место определяется, главным образом, тем, что выполнение иных следственных действий, а также экспертных исследований (последнее часто возможно после проведения опознания) требует значительных временных затрат. В связи с этим важнейшее значение имеет рациональное поведение следователя по установлению личности погибшего, труп которого обнаружен. Элементы тактической операции “Атрибуция трупа” имеются в доследственной проверке следователя в работе органов дознания в случае обнаружения трупа в условиях, не дающих основания для немедленного возбуждения уголовного дела.

Приступая к осмотру места происшествия, следователь чаще всего доподлинно не знает, чей именно труп он осматривает, и ему предстоит убедиться в правильности информации вероятности принадлежности трупа конкретному лицу или получить совокупность данных, на основе которых надлежит строить и проверить версии о личности убитого (умершего).

Определение последовательности решения стоящих перед следователем на этом этапе проблем является сложным для следователя с малым практическим стажем.

Следователь должен критически анализировать ответы и их признаки с различных точек зрения, постоянно ставя вопросы: “Что это значит?”, “Почему и в связи с чем это произошло?”1

Как правило, версия о личности умершего строится на месте происшествия по мере поступления, сопоставления с результатами осмотра и оценки информации, основанной на:

- наблюдении участниками осмотра общефизических параметров (пол, возраст, демографические данные, тип расы, национальность). Важно сразу на месте обнаружения трупа полно и правильно зафиксировать особенности словесного портрета, так как черты лица очень быстро изменяются вследствие посмертных процессов (помутнение роговицы и др.), выявить и подробно описать особые и броские приметы (веснушки, бородавки, рубцы, жировики и др.). К особым приметам относятся также пороки развития (дефекты

носа, губ, ушей, избыточные пальцы, культи, искривление позвоночника, уко-оочение или истончение конечностей, различные патологические процессы: опухоли, свищи, отеки, экземы и др.).

Среди особых примет важное место занимают татуировки, выявляющиеся на трупах. Татуировки хорошо сохраняются на коже даже, подвергшейся гниению.

В учебнике по криминалистике вопросы наблюдения в психической деятельности не нашли отражения1.

Таким образом, для опознания трупа и установления его тождества большое значение имеют индивидуальные особенности у данного субъекта, свойственные только ему.

При обнаружении трупа неизвестного лица производится детальный осмотр его одежды. Помимо общей характеристики обращают внимание на место изготовления, фасон, размер, фабричные метки, бирки, следы починки. Тщательно осматриваются карманы, в которых можно обнаружить предметы, облегчающие опознание. Сопутствующие и компенсирующие, обнаруженные вблизи трупа и под ним: ключи, зонты, сумки, трость, очки, фотоаппараты, радиотехнические устройства и др. - также подлежат изучению.

В связи с особым значением, которое имеет определение возраста и профессиональной принадлежности умершего для установления его личности, можно выявить некоторые диагностические признаки (морщины на лице у женщин менее выражены и появляются позже, чем у мужчин, состояние зубов и т.д.).

Определение профессии умершего достаточно сложно. На профессию может указать форменная одежда различных типов (военная, железнодорожная, спецодежда). Загрязнение одежды может иметь профессиональный характер: на одежде маляра - следы краски, у профессиональных машинисток - увеличение и уплощение подушечек пальцев и т.д.

Основной документ, удостоверяющий личность в нашей стране, - паспорт. Если при умершем обнаружен паспорт (или аналогичный ему документ), то можно предположить, что этот человек тот, чьи установочные дан-

1 Муж убитой женщины утверждал, что он во время убийства ходил в аптеку за лекарствами для больной жены, женщину, которая оказалась убитой в его квартире, он не знает. Однако следователь обратил внимание на то, что упаковка этих лекарств забрызгана каплями крови. Возникла соответствующая версия.

ни шире рассматриваются в работах АР.Ратинова “Судебная психология для следователей”, положившей начало возрождению отечественной судебной психологии, книгах Коноваловой В.Е., Ени-кеева М.М., Антоняна Ю.М., Черных ЭА и др.

Правильным выходом в данной ситуации является получение (с фиксацией их в протоколе осмотра) от участников осмотра заявлений сначала о возможности узнавания объекта с указанием признаков, по которым может быть проведено таковое, а затем и заявление о результатах узнавания по этим признакам конкретного объекта.

На практике иногда предъявление трупа осуществляется без соблюдения каких-либо процессуальных правил. Полагаем целесообразным подчеркнуть необходимость воздержаться от подобных действий.

Использование результатов узнавания трупа конкретным лицом при несоблюдении процессуальных процедур не имеет доказательственного значения, но практика показывает, что можно говорить о возможности предъявлять труп непосредственно на месте либо сразу по окончании его осмотра.

Повторяем, что предъявление трупа до возбуждения уголовного дела будет иметь розыскной характер, направленный на выявление свидетелей, знавших пострадавшего. При этом в дальнейшем заявления об узнавании должны быть отражены в протоколе допроса. Желательно, чтобы узнавший потерпевшего назвал тех, кто еще может опознать труп. Таким лицам труп будет предъявлен для опознания в соответствии с установленными правилами.

Встречаются рекомендации о том, чтобы доступ в морг граждан, приглашенных для опознания, регистрировался администрацией морга, следователь же должен прибыть в морг лишь после уведомления о том, что труп кем-то опознан, и оформить протоколом. Представляется спорной рекомендация о предъявления трупа для опознания в морге, предложенной в пособии1, где сказано: “Труп помещается в морг, а следователь обращается к населению с просьбой явиться для опознания”. Предварительный допрос опознающих в таких случаях не имеет смысла, ибо неизвестно о ком именно должен рассказывать допрашиваемый. Присутствовать в морге, где помещен труп, говорится здесь, следователь не обязан. По его поручению смотритель морга выявляет тех, кто опознал погибшего.

Представляется, что подобные рекомендации противоречат уголовно-процессуальному законодательству, т.е. производство следственного действия может производиться только лицами, на то уполномоченными - следова-

“Криминалистическое обеспечение предварительного расследования”, М., 1982, с. 172.

телем или лицом, производящим дознание. Кроме того, в подобном случае отсутствует предъявление для опознания, так как факт узнавания трупа происходит вне процессуальных рамок (нет понятых, предварительного допроса

и пр.)-

Спорной является и точка зрения некоторых криминалистов о допуске

бесконтрольно желающих осмотреть труп широкому кругу людей. Такая рекомендация представляется неточной. Следует решить, может ли оказать влияние на ход следствия бесконтрольной доступ желающих осмотреть труп, если да, то могут ли возникнуть негативные последствия, при следовании

этой рекомендации?

Такое предложение справедливо критикуется многими авторами различных учебных пособий, так как они считают, что сам факт наступления смерти конкретного лица необходимо сохранить в тайне по тактическим соображениям. Во-вторых, как уже говорилось, контакты опознающего непосредственно с обстановкой места происшествия и трупом могут повлечь негативные последствия. В-третьих, при широком доступе лиц следователь лично не в состоянии обеспечить действенного контроля за поведением каждого опознающего, что может привести к невосполнимым проблемам следствия (когда, например, опознающий узнал труп, это отразилось на его непроизвольных реакциях, но осталось незамеченным, а сам он не пожелал сообщить об узнавании). В-четвертых, привлечение широкого круга лиц неизбежно влечет распространение нежелательной, а иногда и ложной информации, которая затем поступает к следователю в виде "оперативной сводки", полученной органами дознания1.

Некоторые ученые-криминалисты (Бурданова В.С., Быховский И.Е., Михайлов Ю.М. и др.) полагают, что труп следует предъявлять в одежде, в которой он обнаружен, поскольку она является элементом комплекса опознавательных признаков конкретного человека. Такая рекомендация не может

Все сказанное подтверждается следующим примером. При расследовании об убийстве Н., обнаруженного во дворе, в ходе осмотра не была обеспечена охрана места происшествия, и жители близко наблюдали процесс осмотра трупа. Вскоре С. обратилась в милицию и заявила, что видела незадолго Д° происшествия: в квартиру С. входил ее сосед Т. Она узнала на месте происшествия Н. Сосед Т. был 3ЗДсржан, но в ходе расследования было бесспорно установлено алиби Т. В то же время выяснилось, 470 С. имеет отклонения в психике, среди фотографий она не в состоянии была узнать Н. и сделала

•"явление из-за неприязненных отношений с соседом. На отработку этой версии было затрачено

емало времени в ущерб другим научным предположениям.

быть реализована на месте происшествия. Другие криминалисты (Цветков П.П.) утверждают, что при предъявлении для опознания в морге (особенно лицам, хорошо знавшим умершего) демонстрировать только труп, а одежду предъявлять отдельно.

Представляется, что одежду следует предъявлять отдельно. Это связано не только с вероятностью опознания одежды, а не с личностью умершего по методу словесного портрета, но и с возможностью при предъявлении одежды и трупа раздельно установить существенные для дела обстоятельства в процессуальной форме.

Тело трупа рекомендуется прикрыть чистым покрывалом, оставляя для обозрения лишь голову. При предъявлении открывают для демонстрации особые приметы (деформации в скелете, профессиональные признаки и т.д.). Затем предъявляются для опознания в отдельности предметы одежды в группе аналогичных вещей. В последнюю очередь предъявляются сопутствующие предметы (курительные принадлежности, украшения и т.д.). Эти предметы также предъявляются в группе аналогичных предметов, обращается внимание на обувь, головной убор и все присущие им характерные особенности и приметы.

В практической деятельности приходится сталкиваться со случаями, когда установление личности неизвестного трупа производится путем опознания одежды. Надо иметь в виду, что этот объект опознания носит только ориентирующий характер, окончательный вывод можно делать лишь после проведения различных мероприятий и идентификационных исследований.

Кроме того, как представляется, раздельное предъявление обеспечивает невозможность контакта опознающего и его одежды с одеждой трупа, так как опознающий может оказаться заинтересованным в деле лицом и объяснить в случае необходимости эксперт)' КЭМВИ связь искомого объекта с расследуемым обстоятельством.

Организация предъявления для опознания трупа включает ряд подготовительных мероприятий:

1) в необходимых случаях проводится туалет лица и тела трупа и некоторая реконструкция, что делается после судебно-медицинского исследования;

2) определяются условия его хранения, а также предусматривается расположение его отдельно от других трупов;

3) неопознанный труп фотографируют по правилам опознавательной

(сигналетической) съемки - до судебно-медицинского вскрытия и после него (Эти фотографии используются для опознания трупа)1;

4) рекомендуется использовать видеосъемку трупа, так как видеозапись позволит разносторонне запечатлеть внешность человека, наглядно показать особые и броские приметы;

5) труп дактилоскопируется, что позволит проверить по оперативно-справочным данным МВД, не значится ли лицо у них на учете. Если произошло высыхание трупа или длительное его пребывание в воде не позволяет дактилоскопировать труп обычным способом, рекомендуется привлекать для этой процедуры судебно-медицинского эксперта;

6) изымаются образцы волос, крови, а в некоторых случаях изготавливается посмертная маска и слепки с отдельных элементов (частей тела человека - кистей рук и т.д.).

Поиск опознающих находится в прямой зависимости от ситуации, в которой обнаружен труп. Можно с уверенностью утверждать, что место обнаружения трупа является своего рода идентификационным признаком погибшего (квартира, служебный кабинет, улица, подвал, чердак, гостиница, клуб, дворец культуры, зона отдыха и т.п.).

В качестве опознающих привлекаются жители близлежащих населенных пунктов, работники жилищно-эксплуатационной организации, участковые инспектора, оперативные работники уголовного розыска, обслуживающие территорию, на которой обнаружен труп.

Информация о личности обнаруженного трупа может быть получена от должностных лиц и граждан, узнавших труп на месте происшествия. Поиск опознающих производится и среди людей знавших конкретное лицо, его родственников, либо среди лиц, которые могли знать умершего по роду своей работы. К этому перечню можно прибавить лиц, которые могли видеть умершего незадолго до наступления смерти. Последняя категория свидетелей

Наряду с фотографированием головы трупа (анфас, оба профиля и 3/4 поворота головы) необходимо отдельно сфотографировать те части тела, на которых имеются особые приметы. Желательно иметь черно-белые фотоснимки, так как на цветных трупные пятна, посмертные изменения кожных покровов могут затруднить процесс изучения опознающим признаков внешности умершего. Использование при съемке цветоделительных фильтров позволит исправить тоновоспроизведение объекта фотографирования.

°познавательную съемку следует выполнять до судебно-медицинского исследования трупа, поскольку после вскрытия может произойти смещение ряда элементов лица, что в последующем по-Вдияет на результаты сравнения признаков таких элементов на фотоснимке трупа и прижизненном.

используется не только в качестве опознающих, идентифицирующих личность умершего, но и позволяет обеспечить поступление информации об иных, существенных для дела обстоятельствах и фактах. Основная трудность для следователя представляется на начальном этапе расследования установления личности умершего, обнаруженного вне жилых помещений. Эта задача облегчается, когда зарегистрированы заявления о розыске конкретного человека. В этом случае надо начать работу с допроса заявителя о без вести пропавшем и с контекста оперативных работников, проводивших проверку и розыск по заявлению.

В настоящее время аппаратами уголовного розыска накоплен опыт привлечения людей к поисковой работе с использованием субъективного портрета. Чаще всего к такой работе привлекаются представители общественного питания, работники пассажирского транспорта и др.

Для повышения надежности факта узнавания можно поручить руководителю органа дознания при проведении опознания не ставить в известность указанных лиц о том, где именно изображен потерпевший. В поручении следует отразить необходимость сообщения о каждом случае узнавания следователю.

Заявителю бывает трудно описать исчезнувшего, в таких случаях, как указывалось, существенную помощь для суммирования признаков оказывают субъективные портреты, т.е. изображение лица, фигуры человека, описываемые по высказываниям допрашиваемого. Субъективные портреты удобны тем, что дают наглядно-образное представление о внешности погибшего, даже если в его облике нет ничего характерного, поскольку их создание не связано с необходимостью точно и однозначно описывать признаки1.

По существующей практике, органами дознания, как правило, организуется при совершении преступления в условиях неочевидности - обход и опрос жителей близлежащих домов, иногда с предъявлением единичной фотографии пострадавшего.

Существуют недостатки подобного розыскного действия. Рекомендация

1 В криминалистике известны следующие способы воспроизведения и закрепления идеальных следов памяти в документах как процессуальных, так и не процессуальных: описание, рисование, композиция с помощью суммированных рисунков. Для составления композиционных портретов сконструированы специальные приборы; разработаны для этой цели и соответствующие компьютерные системы, которые широко применяются на практике и ускорили, облегчили сложную работу по изготовлению субъективных портретов.

об использовании в ходе розыскных мероприятий фотографий получила неоднозначное разрешение. Например, Гинзбург А.Я. считает, что в целях розыска можно предъявлять изолированный фотоснимок одного человека, и предъявление для опознания трупа, последовавшее за оперативным мероприятием, не исключается. Гапанович Н.Н. полагает, что предъявление для опознания объекта, узнанного ранее по одиночной фотографии, не может иметь доказательственного значения и подлежит дальнейшей проверке, в том числе и путем предъявления этого объекта другому опознающему в рамках процессуального опознания.

Во избежание подобной проверки, которая к тому же не всегда возможна из-за отсутствия других опознающих, необходимо организовать в непроцессуальных рамках этих действий возможность выбора, делающую результат криминалистического узнавания, а следовательно, и самого розыскного действия убедительным.

Органы дознания вправе самостоятельно выбирать средства и методы оперативно-розыскных мероприятий. Однако там, где результаты этих действий могут повлиять на доказательственную картину расследования, следователь не только вправе, но и обязан принимать меры, необходимые к созданию предпосылок и правильной легализации результатов деятельности органов дознания для получения доказательственной информации. Это относится целиком и полностью к организации розыска опознающих. В соответствии с законом следователь вправе дать органу дознания отдельное поручение с изложением условий и методов гласных розыскных действий.

В случаях катастроф, стихийных бедствий и других ситуаций со значительным количеством погибших и отсутствия условий длительного хранения трупов рекомендуется использовать видеосъемку. Готовясь к предъявлению Для опознания в таких ситуациях, следует сгруппировать трупы по полу, возрасту, телосложению. Если трупы по указанным характеристикам выделить нельзя, то необходимо предъявлять трупы те, которые легко можно узнать.

Обычно расследование по делу с большим количеством жертв происходит бригадным методом. Создание такой бригады оформляется постановлением, выносимым прокурором или его заместителем, осуществляющим над-30Р за расследованием. Работники органов дознания, осуществляющие опе-Ративно-розыскные мероприятия, в бригаду не входят.

Ряд следователей ведут допросы, после чего направляют допрошенных к месту, где будет производиться предъявление для опознания.

Если в протоколе допроса будут указаны характерные для внешности данного человека признаки, то его необходимо отделить от друтих трупов и предъявлять самостоятельно, опознание погибшего не исключает показ опознающему других трупов, обнаруженных при этой катастрофе. Когда необходимо провести опознание, например, обгоревших трупов и т.п., следователь для этой цели не в состоянии отделить по приметам единичный объект, неопознанные трупы предъявляются для опознания один за другим.

В ряде случаев, учитывая тяжесть психической травмы или просьбы родных, им не следует предъявлять для опознания обезображенные тела погибших. Это допустимо, если возможно достоверно установить погибших, предъявляя их для опознания знакомым, сослуживцам.

При опознании личности по сильно поврежденному, реставрированному трупу предъявляют не сам труп, а его фотографию. Учитывая правила этого вида предъявления для опознания, на фотографии помещается снимок одного трупа.

Части трупа как объект идентификации могут встречаться в самых разных ситуациях, например при криминальном расчленении и в других ситуациях.

Если среди частей тела, подлежащих идентификации, имеются голова и руки трупа, то методы идентификации не будут отличаться от методики для измененных трупов. Если этих частей нет, то резко сужается выбор методики идентификации. По частям тела можно установить лишь некоторые общие характеристики тела человека (пол, возраст, рост).

В случаях, когда опознание невозможно, но требуется установить личность погибшего (умершего), проводят экспертные идентификационные исследования. Существует много специальных методов, которые позволяют решить проблемы, возникающие при раскрытии и расследовании преступлений1.

Так, например, по данным лаборатории генотипоскопии Экспертно-криминалистического центра МВД России, с помощью этого исследования можно определить, относятся ли части, обнаруженные отчленения, к одному или разным телам.

$ 4. Фиксация хода и результатов предъявления для опознания

Фиксация предъявления для опознания с помощью фото, кино, видео- и звукозаписи требует, как правило, участия специалиста-криминалиста или помощника следователя. Заранее надо удостовериться в готовности научно-технических средств, при необходимости дополнить их.

Доказательное значение фотоснимков как носителей сведений об обстоятельствах дела повысится, если к делу приобщить не только фотоснимки, но и негативные пленки, так как это позволит проследить последовательность проведения фотосъемки, убедиться в подлинности фотоотпечатков.

Эти проблемы носят процессуальный, технический и организационный характер. Успешное проведение предъявления для опознания и, главное, представление его результатов как доказательственной информации, полученной с соблюдением требований закона, являются крайне важными. Исследования указывают на многочисленные случаи, когда по содержанию истинная информация о ходе и результатах опознания не выглядела достоверной, не находилась в надлежащем источнике. В соответствии с уголовно-процессуальным законом, доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств по делу.

В этой связи нарушения, допущенные при фиксации результатов опознания, уничтожают усилия лица, проводящего опознание, негативно влияют на процесс доказывания по делу и фактически компрометируют профессиональную репутацию следователя.

По этим соображениям фиксация результатов предъявления для опознания должна предполагать:

а) наличие четкого представления о процессуально правильной модели Данного следственного действия, т.е. следователь должен четко знать, какие требования закона не просто регламентируют проведение опознания, но и обязательно должны быть зафиксированы как выполненные;

б) определенную мотивацию, предопределяющую правильное отношение к фиксации данного следственного действия1;

в) подготовку необходимых научно-технических средств, о которых говорится в других местах работы;

г) организационное обеспечение процедур фиксации, что распространяется прежде всего на участников этого следственного действия, в особенности понятых.

Основным способом процессуальной документации является протоколирование, порядок которого определен действующим процессуальным законодательством. Протокол предъявления для опознания должен отвечать общим требованиям уголовно-процессуального закона.

Все это означает, что, проводя предъявление для опознания, еще на стадии подготовки к этому действию, следователь должен решить ряд интеллектуальных и практических задач, направленных на обеспечение фиксации предъявления для опознания и его результатов, которая находит свое материальное выражение в процессуальной и технической документации, а также на иных носителях информации, известных УПК РСФСР и допущенных им.

В последнее время приведенные соображения стали подвергаться определенным сомнениям. Некоторые практики, иногда находясь под впечатлением от сообщений об американской системе судопроизводства, принципиально отличающейся от континентальной, к которой принадлежит российский уголовный процесс, ставят вопрос об "упрощении" процесса закрепления результатов собирания доказательств. Речь идет, в частности, об отказе от понятых по мотивам: а) организационных трудностей обеспечения их присутствия; б) низкой эффективности.

Следователи, как начинающие, так и опытные, должны иметь в виду, что научная дискуссия о совершенствовании уголовного судопроизводства, включая его упрощение, запрещена быть не может. Действующий закон, однако, подлежит непреклонному выполнению.

Кроме того, и при проведении дискуссий необходимо различать совершенствование и разрушение. Имеющиеся практические примеры и обобщенные данные указывают, что в рамках действующего УПК и принятой в

Этот вопрос, как показали наши наиболее современные исследования, заслуживает специального анализа, но уже здесь надо указать, что многие следователи, будучи настроены на грамотное и тщательное проведение самого следственного действия, в силу личностных или иных причин не уделяют должного внимания его фиксации, проявляют ориентацию на небрежность.

России системы уголовного судопроизводства всякий отказ от письменной фиксации хода и результатов следственного действия при понятых, поскольку это установлено законом, является незаконным. Упрощенная фиксация предъявления для опознания противоречит природе и целям этого следственного действия. Подобные предложения губительны для расследования.

Поэтому на следователе остается установленная законом обязанность сделать все необходимое для обеспечения доказательственной силы информации, полученной при предъявлении для опознания. Возвращение на дополнительное расследование обойдется следствию дороже.

От достоверности собранной информации в процессе следственного действия, полного и правильного отражения в документах полученных данных зависит во многом качество проведенного расследования.

Малейшая неточность описания существенно затрудняет расследование. Так, в описании внешнего облика неопознанного трупа указывалось, что на нижней челюсти, на четвертом коренном зубе справа имелась коронка из желтого металла. В действительности коронка находилась на четвертом зубе, но слева (левая сторона погибшего была справа от следователя), что ввело расследование в заблуждение.

При предъявлении .для опознания применяются обычно четыре типа бланков: протокол предъявления лица для опознания, предмета, лица по фотокарточке, трупа.

Условно протокол предъявления для опознания состоит из трех частей: вводной, описательной и заключительной. Все эти части взаимосвязаны и в протоколе не разделяются.

Надо иметь в виду, что существующие бланки содержат лишь необходимые процессуальные атрибуты протокола следственного действия, причем порядок их изложения нередко находится в противоречии с процедурой предъявления для опознания. Поэтому надо повысить качество бланков названного следственного действия. Представляется, что бланк протокола должен давать следователю основу для современных тактических рекомендаций правильного проведения следственного действия, определенной рациональной последовательности его выполнения.

При подготовке типового бланка протокола предъявления для опознания необходимо учитывать, что фактически практикой используется комбинированная форма составления протокола - сначала заполняется вводная анкет-

ная часть, а по окончании и в ходе его осуществления (в случае сложности и длительности) - описательная и заключительная части.

Представляется, что в разработанных бланках протоколов предъявления для опознания следовало бы специально предусмотреть следующие реквизиты:

- наименование протокола, дата, место его составления, данные о составителе, ссылка на норму процессуального закона, регулирующего это действие, установочные данные о понятых (указать документ, по которому удостоверены записи), сведения о прокуроре, надзирающем за следствием, специалисте, переводчике, защитнике, педагоге (если опознающий моложе 14 лет) и других лицах, предусмотренных законом (за исключением опознаваемого и статистов), время и место его составления;

- условия освещенности (состояние погоды, если опознание происходило вне помещения), приглашенным гражданам (в том числе опознаваемому и статистам) разъясняются: сущность следственного действия, требование процессуального закона о том, что опознаваемое лицо должно быть сходным по внешнему облику с гражданами, в числе которых он предъявляется (этот атрибут протокола объясняется всем участникам следственного действия, понятым в соответствии со ст. 135 УПК РСФСР), разъясняются их обязанности и права (обязанность удостоверить факт, содержание и результаты опознания и в случае необходимости делать замечания, подлежащие занесению

В ПРОТОКОЛ);

- добровольно согласившимся участвовать в предъявлении для опознания приглашенным гражданам предлагают сообщить свои персональные данные (Ф.И.О., год рождения), указать документ, по которому удостоверены записи1, а также указываются их внешние признаки и особенности (общефизические - возраст, демографические: тип расы, национальность), анатомические -рост, телосложение, цвет и форма волос, черты лица, лоб, брови, глаза, подбородок и т.д.), функциональные - жестикуляция и другие выразительные действия, походка), сопутствующие - вид, фасон и цвет одежды, носильные вещи, компенсирующие предметы - очки, протез, трость и др.);

- приглашенным гражданам излагают их права и обязанности - отвечать

Практика знает случаи, когда приглашенные для проведения следственного действия лица (понятые, статисты) сообщают о себе вымышленные данные, и, если в ходе предварительного или судебного рассмотрения возникает необходимость, проверить и оценить результаты опознания таких лиц не удается. Результаты такого опознания весьма сомнительны.

на вопросы следователя, выполнять его указания, например изменить позу, пройти по комнате и т.д.; не разглашать ставшие им известные данные расследования (ст.ЗЮ УК РФ)1, право на возмещение расходов за время, которое они потратили на участие в этом следственном действии, а также на возмещение транспортных затрат;

- предложение опознаваемому перед началом следственного действия занять любое место среди предъявляемых лиц (указать занимаемое им место в ряду статистов); приглашение потенциального опознающего (по телефону), подобный порядок исключает возможность ссылки опознанного на то, что опознающему было подсказано;

- разъясняется ему суть процедуры этого действия (предъявляемых лиц опознающему следователь не называет и никаких пояснений по ним не дает);

- предупреждает (свидетеля или потерпевшего) об ответственности за отказ от дачи показаний по ст. 308 УК РФ и за дачу заведомо ложных показаний (ст. 307 УК РФ - под расписку);

- потерпевшему или свидетелю сообщают право, указанное в ст. 53, 1бО-161 УПК РСФСР, а также предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, право не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников; всех участников этого действия информируют о применении научно-технических средств (фотографии, киносъемки, звуко- и видеозаписи, оптических приборов и др. (разумеется, если они были использованы);

- предложение опознающему внимательно рассмотреть предъявленных лиц и разъяснить ему, что просьба его для полного восприятия предъявляемых (встать, сделать выразительные движения -поглаживание головы, поти-рание рук и другие телодвижения, произнести отдельные слова или фразы) будет удовлетворена;

- сообщается опознающему право на необходимое время для изучения внешности предъявляемых лиц; постановка следователем вопроса; “Не узнаете ли Вы кого-либо из предъявленных граждан, о которых Вы ранее давали показания?”; при категорическом (положительном) ответе-опознании, как того же самого или предположительном, похож на того, кого видел ранее; опознающий по просьбе следователя показывает опознанного рукой, одно-

Целесообразно предупреждать всех участников предъявления для опознания о недопустимости Разглашения его результатов. На практике это делается редко. По изученным нами делам таких фактов вообще не встречалось. Вместе с тем тайна следствия - одно из важнейших условий успешного его производства.

временно называя место, где тот находится (в центре, среди двух других предъявленных лиц), и называет признаки и особенности, по которым лицо опознано (в протокол включить дословный текст заявления опознающего)1;

- следователь уточняет, где и при каких обстоятельствах он ранее воспринимал опознанное лицо, не было ли случайной встречи опознающего и опознанного после события, не знаком ли он с лицами, в числе которых представлен опознанный, и др.

Показания опознающего не должны быть очень подробными. Опознанному предлагается назвать себя и представляется возможность в лаконичной форме выразить свое отношение к факту опознания (существенные противоречия, возникших в их показаниях, разрешаются позже в процессе очной ставки).

Если опознание не состоялось, в протоколе отражается, что заявил при этом опознающий; заявления, замечания участников следственного действия (в случае их просьбы об этом); в конце протокола все участники следственного действия (опознающий, понятые, следователь, предъявляемое лицо, статисты и другие лица, предусмотренные законом: переводчик, представитель потерпевшего, защитник и т.д.) подписываются, к протоколу прилагаются: фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы, схемы и др.

Показания фиксируются в форме повествования от первого лица в хронологической последовательности процедуры опознания.

Возможны пояснения опознающего (в форме свободного рассказа) и сообщение о приметах и особенностях в виде вопросов (уточняющих, контрольных, дополнительных для детализации признаков внешности) и ответов. Вопросы, задаваемые следователем, защитником опознаваемого, в протоколе не фиксируются. Описание показаний опознающего излагаются в свободной форме, торопить с ответом недопустимо, ему, как уже указывалось, предоставляют необходимое время для изучения внешнего облика находящихся в группе предъявляемых лиц.

1 Описание признаков внешности должно содержать не только их назначение (например, величина носа и тд.), но и быть конкретизированным (опознаю по большому носу и тд.). Нужно стремиться передать представление об их признаках так, как их запомнил и воспринял опознающий (например, следует указать “курносый нос” вместо “приподнятое основание носа” и т.п.). Если опознающий запомнил особые приметы на теле (рубцы и т.п.), закрытые одеждой, производится освидетельствование, т.к. следует руководствоваться требованиями закона о недопустимости действий, унижающих честь и достоинство граждан.

Если опознающий колеблется в выборе и употребляет выражения “кажется похож”, “может быть, он”, то эти слова должны быть записаны в протоколе, так как они свидетельствуют о том, что субъект опознал лицо не уверенно, а с сомнениями. Соответственно оцениваются и результаты данного опознания. Применение научно-технических средств - их вид, характеристика и методы должны обязательно отражаться в процессуальном документе. Процессуальная фиксация предъявления для опознания описывается в протоколе в той последовательности, как это имело место в действительности.

В процессуальной документации не всегда можно получить, осмыслить и зафиксировать исчерпывающую информацию о расследуемом событии. Применение дополнительных (технических) средств фиксации существенно повысит полноту, точность, объективность и достоверность отображения хода и результатов предъявления для опознания.

Законодатель в большинстве случаев лишь допускает применение технических средств, а не обязывает применять их.

При предъявлении для опознания широкое распространение получили технические средства фиксации, особенно фотографирование.

Рекомендуется на начальной стадии предъявления для опознания запечатлеть общую обстановку на месте проведения следственного действия. При необходимости сфотографировать объекты, имеющие значительную протяженность, либо объекты, изображения которых невозможно разместить целиком в кадре, - произвести панорамную съемку, для чего можно применить панорамный фотоаппарат (типа “Горизонт”) или посредством обычного фотоаппарата “Зенит” осуществить съемку по частям. Все части объектов должны фотографироваться при одинаковом освещении, при одной и той же выдержке. Полученные результаты склеиваются в один снимок, дублируемые куски удаляются. После завершения процедуры опознания предъявляемая группа лиц фотографируется, причем фиксируется в положении сидя и стоя. Необходимо запечатлеть расположение опознающего и статистов в момент демонстрации опознания, а также отдельно человека, который был опознан, по правилам сигналетической фотосъемки.

Как показывает практика, весьма желательно запечатлеть на фотоснимке предъявленных лиц в момент их предъявления. Это будет убедительным свидетельством объективности следственного действия.

Так, к гражданину М. обратились двое мужчин, приехавших из г. Тулы,

чтобы приобрести некоторые важные для них вещи, например телевизор, но подешевле. Взяв деньги, гражданин М. с одним из них пошел на склад. Там он предложил подождать его и отлучился за “оформлением покупки”. Понапрасну подождав его, покупатель обратился в милицию. На допросе потерпевший не мог назвать приметы внешнего облика мошенника. В этом случае существенную помощь оказал субъективный портрет, созданный специалистом с использованием технических средств по рассказу мужчин, запомнивших его черты. Мошенник был задержан на следующий день. При предъявлении для опознания потерпевший опознал в одном из предъявленных граждан человека, взявшего у него деньги. На суде М. заявил, что опознание не имеет доказательственной силы, т.к. предъявили его якобы одного, а не в группе сходных лиц. Пришлось вызывать и допрашивать понятых, которые опровергли заявление гражданина М. Преступник был разоблачен. Если бы в данном деле имелась фотография, запечатлевшая момент предъявления опознанного, гражданин М. был бы лишен возможности усложнить разбор дела.

При фотографировании рекомендуется не экономить пленку. В особых случаях при предъявлении для опознания целесообразно производить дублирующую съемку другой камерой. Делать дубли надо с изменением диафрагмы, скорости затвора и т.д. Если этого не было сделано, а снимки оказались испорченными по техническим причинам (дефект камеры, бракованные фотопленки и др.), к протоколу предъявления для опознания прилагается справка о причинах отсутствия соответствующих фототаблиц.

В протоколе следует указывать: объект съемки, модель фотоаппарата, марку объектива, удлинительные кольца (при съемке предметов и др.), марку светофильтра, вид освещения (естественное, искусственное), способ фотографирования (панорамирование и т.д.), количество произведенных съемок. Целесообразно на схеме-плане обозначить точки, в которых располагался фотоаппарат при съемках.

Для изготовления фототаблицы со снимками требуется определенное время (иногда несколько дней). Поскольку фототаблица является приложением к протоколу, то фотоотпечатки следует наклеить резиновым клеем на лист плотной бумаги и снабдить пояснительными текстами с указанием названия объекта съемки, наименования и даты производства следственного действия, ссылки на протокол, к которому снимки прилагаются. Каждый снимок необходимо заверить печатью соответствующего органа, приклады-

ваемой так, чтобы одна часть оттиска оказалась на снимке, а другая - на подложке, на которую он наклеен. Снимки заверяются следователем или лицом, их изготовившим, и подписями понятых.

Доказательственное значение фотоснимков как носителей сведений об обстоятельствах дела повышается, если к делу приобщить не только фотоснимки, но и негативы. Приложение к делу негативной пленки позволит проследить последовательность фотосъемки, убедиться в подлинности фотоотпечатков. Однако эти законные требования не всегда выполняются.

По результатам проведенных нами исследований негативные пленки приобщались к делу в девяти процентах случаев, что в 9 раз реже применения самой съемки. Эти обстоятельства позволяют обвиняемым делать замечания о том, что к протоколу приобщены не относящиеся к делу фотоснимки. Опровергнуть подобные заявления было бы намного проще, если бы кроме приобщения к делу негативной пленки следователи также принимали меры к ее индивидуализации и удостоверению.

Здесь можно назвать хотя бы такое средство: перед началом и по окончании фотографирования необходимо заэкспонировать на пленку оторванный лист бумаги с подписями участвующих в этом следственном действии понятых, датой и временем начала, номером уголовного дела. При соблюдении данных условий фотоснимки, негативные пленки могут иметь существенное доказательственное значение.

Законодатель в большинстве случаев лишь допускает применение научно-технических средств, а не обязывает применять их. Однако это не снимает обязанности широкого использования научно-технических средств для повышения качества и эффективности раскрытия и расследования преступлений. Особенную роль технические средства играют в практике с организованной преступностью, в документировании преступной деятельности вымогателей, когда изобличить преступников без активного использования современных средств специальной техники во многих случаях практически невозможно.

Главным является правильное процессуальное оформление и профессиональное применение технических средств, в противном случае они утрачивают доказательственное значение.

Так, гражданин К. заявил органу дознания, что его сослуживец позвонил ему и предъявил требование передачи денежных средств в сумме 8 тысяч

долларов США под угрозой убийства дочери К., которая была захвачена в качестве заложника 20 октября в 14 часов в 122-й детской поликлинике. Начальник органа дознания принял устное заявление, записал его на малогабаритный магнитофон “Протон” и составил протокол-заявление, в котором не отметил, что была произведена звукозапись, магнитограмма опечатана и приложена к протоколу. Поэтому в дальнейшем фонограмма звукозаписи была исключена из числа доказательств.

Правильную рекомендацию дают А.Н.Гусаков и А.А.Филющенко1 о том, что фиксировать ход и результаты предъявления человека для опознания надо с помощью видеозаписи или магнитофона, а предметов - с помощью фотоаппарата.

При предъявлении для опознания, как правило, обстановка предъявления лиц статична. Однако в некоторых случаях рекомендуется для получения цельного и полного представления о процедуре этого следственного действия использовать видеомагнитофон.

Динамика и наглядность киносъемки или видеозаписи в сочетании с синхронной фонограммой значительно, как уже указывалось, повышают доказательственную ценность этого следственного действия, поскольку даже кратковременная реакция опознающего на увиденное или на вопросы следователя имеет определенное значение.

В процессе предъявления важно не только то, что говорится, но и как это говорится: оттенки в интонации голоса, реплики, взгляды, паузы и т.п. Определенную информацию можно получить из наблюдений за поведением опознающего: его реакцией на различные вопросы, мимика, жестикуляция, испуг, замешательство, смущение и т.п. Иногда, как известно, улика поведения опознающего дает более ценную информацию, чем все содержание показаний, а зафиксировать это в протоколе предъявления для опознания нет возможности. Следователь, например, не может записать в протоколе предъявления для опознания, что после одного вопроса опознающий хмыкнул и засмеялся.

Видеозапись, как известно, позволяет синхронно фиксировать обстановку на месте, действия и пояснения опознающего и более полно запечатлеть весь процесс предъявления для опознания. Несомненны, преимущества ви-

“Следственная тактика”. Екатеринбург, 1993, с. 127.

деомагнитофона и при демонстрации видеоленты в процессе предварительного и судебного следствия.

Как показывает практика, работникам правоохранительных органов приходится слышать необоснованные упреки о том, что тот или иной обвиняемый был опознан с нарушением требований уголовно-процессуального закона (следователь показал обвиняемого опознающему, опознающий заявил неуверенно об опознании, а следователь этого в протоколе не отразил).

Результат предъявления для опознания, проведенного в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона и тактически правильно, а также зафиксированный не только в протоколе (основной способ документирования), но и с помощью средств закрепления предъявления для опознания (фотокиносъемка, видеозапись, фонограмма), невозможно опровергнуть, поскольку он всегда нагляден и дает полно запечатлеть процедуру предъявления для опознания.

Известно, что внедрение в практику расследования современных научно-технических средств закономерно влияет на совершенствование предварительного следствия. К сожалению, признанный метод в криминалистике, как запись изображения и звука на магнитную ленту не нашел до настоящего времени широкого распространения в следственной практике. В некоторой мере здесь свою роль играет отсутствие в законе однозначного определения возможности использования видеозаписи в качестве средства технической фиксации следственного действия.

Одной из негативных причин на пути внедрения в следственную практику научно-технических средств1 является укоренившееся среди ряда криминалистов мнение о том, что выполнение этого технического документирования следует поручать только специалисту (Р.С.Белкин, ЮАГоринов и др.). Они утверждают, что следователь должен быть освобожден от всех технических операций по работе с доказательствами.

Другие криминалисты считают, что грамотное применение научно-технических средств, в частности видео- и звукозаписи, входит в задачи и круг обязанностей именно следователя, который в конечном счете отвечает за все, несет полную ответственность за результат их применения и поэтому

Помимо недостаточного обеспечения в криминалистических подразделениях следственных органов средствами и материздами для видеозаписи.

должен владеть средствами и методами фиксации всех следственных действий, в частности предъявления для опознания, профессионально.

Практика подтверждает, что следователь может без труда освоить и сам портативную видеозаписывающую аппаратуру, производить кино- и видеосъемку и демонстрировать запись.

Как известно, в начале видеозаписи следователь должен зафиксировать сведения относительно даты и места проведения опознания, состава его участников, о разъяснении участникам их прав и обязанностей. В конце видеограммы делается отметка о воспроизведении ее участникам следственного действия и дается их подтверждение относительно полноты и правильности содержания видеограммы, что отражается в протоколе.

Криминалисты, которые полагают, что видео- и звукозаписи целесообразно поручать специалисту, считают, что выполнять эти технические функции следователю не всегда удобно, поскольку это может повлиять на качество видеозаписи и отвлечь его от решения основных задач. Известно, что следователь должен оформлять протокол следственного действия, а иногда бывает важно, чтобы в кадре была зафиксирована фигура следователя, сделать это самому следователю весьма сложно, хотя и возможно.

В связи с совершенствованием видеоаппаратуры и при наличии соответствующих навыков, полученных при обучении обращения с записью изображения и звука на магнитную ленту, следователь может профессионально ее самостоятельно применять.

Следует также учитывать, что в следственных действиях, где применяется видеозапись, процессуальная (протокольная) документация осуществляется на начальном этапе этого следственного действия (выяснение установочных данных участников, их инструктаж и др.) и на заключительном - когда обобщаются и описываются полученные результаты. Непосредственно в процессе его проведения следователь наблюдает за ходом и активно влияет на программу действий. В случае выполнения видеозаписи специалистом следователь, как правило, лишен возможности действенного контроля за поведением, а когда следователь применяет видеозапись самостоятельно, он весь период выполнения действия контролирует и быстро воздействует на ход фиксации. Когда необходимо появление следователя в кадре, то эту задачу можно решить путем передачи камеры в руки понятому или съемку производить со штатива. ...

Салтевский М.В. утверждает, что применение технической фиксации входит в круг обязанностей помощника следователя1. Это новая процессуальная фигура процессуального положения, которая еще не нашла регламентации в законе, хотя в органах предварительного следствия должность помощника следователя уже введена.

Помощник оказывает следователю повседневную помощь в трудовых операциях и этим отличается от специалиста, приглашенного для разового использования специальных знаний. Таким образом, для оказания помощи по применению технических средств следователь может приглашать своего помощника.

При выполнении кино-, видео- и звукозаписи помощником в некоторой мере выявляются преимущества его использования: нет необходимости в предварительном контакте со специалистом для выяснения его компетенции, ознакомления с соответствующими материалами, согласования своих тактических замыслов, составления плана взаимодействия, включая договоренность об условных знаках друг другу относительно тех или иных моментов фиксации.

Дополнительные способы документирования являются оправданными, когда можно предположить, что заинтересованные в деле лица будут оспаривать достоверность результатов проведенного опознания, и в том числе с ссылок на необъективность следователя. В дальнейшем может быть утрачена или усложнена возможность проведения этого следственного действия (в связи с плохим состоянием здоровья, удаленность места жительства от производства следствия и т.д.), в ходе проведения этого следственного действия могут быть выяснены новые обстоятельства дела либо произойдет “встречное” опознание и др.

Запись на видеомагнитофон нейтрализует попытки впоследствии изменить показания, мотивируя это тем, что якобы опознающего не так поняли, “неточно записали показания” и т.д. Имеющиеся при деле фонограммы помогают установлению истины в ходе судебного следствия, когда опознаваемые заявляют, что дали на следствии те или иные показания под влиянием незаконного воздействия следователя. Приняв решение о применении, в частности, видеозаписи как дополнительной документации этого следственно-

го действия, следователь должен учитывать ситуацию по делу, поскольку применение видеозаписи, как указывалось, требует определенной подготовки, несколько больших временных затрат, подбор помещения с необходимыми условиями освещения, решения ряда организационно-технических вопросов.

При использовании для фиксации хода и результатов следственного действия на подготовительном этапе следователь или помощник должны проверить техническое состояние аппаратуры, качество пленки и сделать пробную запись.

Аппаратура при установке должна находиться вне поля зрения опознающего, чтобы не отвлекать его, не мешать сосредоточиться на объекте опознания. Это не значит, что видеозапись должна производиться тайно. Участники процедуры опознания, как указывалось, информируются о применении научно-технических средств и о результатах их применения.

Для использования видеозаписей в целях опознания в кабинете следователя, в котором будет осуществляться это следственное действие, устанавливаются видеомагнитофон и телевизионный приемник, размеры экрана которого позволяют просматривать видеозаписи одновременно опознаваемому лицу, понятым и другим участникам опознания. Целесообразно использовать дистанционное управление этими техническими средствами.

Предъявляемых лиц и опознающего размещают относительно микрофонов таким образом, чтобы обеспечить качественную звукозапись. Затем в этом помещении следует выбрать точку, откуда видеокамерой "просматривается" наиболее широкий угол пространства, включив аппаратуру на месте съемки через телевизионный монитор1. Далее надо проверить достаточность освещения, а также отрегулировать цветность записи. Желательно иметь дополнительный осветитель. Недостаточная освещенность объектов съемки приводит к неточности изображения и неестественной цветопередаче.

Видеозапись предпочтительней производить видеокамерой не “с рук”, а установленной на штативе - исключается вибрация камеры и обеспечивается более плавное ее применение. Тем не менее в небольшом помещении удоб-

Под монитором обычно в криминалистических рекомендациях имеют в виду не экран электронного видоискателя видеокамеры, а телевизор, предназначенный для просмотра видеозаписей.

нее держать камеру в руках, так как раздвинутый штатив занимает большую площадь.

При съемке рекомендуется стремиться к тому, чтобы в кадре одновременно находились все участники следственного действия. Выполнение этого требования часто несовместимо с размерами помещения, где производится видеозапись. Достаточно того, чтобы в самом начале видеозаписи в ходе следственного действия постоянно присутствовали при этом лица (понятые и др.) - назвали себя и бьии зафиксированы путем панорамирования и одновременно запечатления обстановки помещения.

Особенно важна фиксация попыток опознаваемого воздействовать на опознавателя мимикой, пантомимикой. Эти действия обычно не находят адекватного отражения в протоколах следственного действия, так как их словесное описание весьма затруднительно. Может быть зафиксировано и заведомо ложное неопознание - его признаки может беспристрастно зафиксировать только видеозапись.

В литературе отмечалось сильное психологическое воздействие на опознаваемого, опознающего, оказываемое работающей техникой, и предлагалось устанавливать ее в места, не бросающиеся в глаза, с целью снижения этого воздействия. Однако, как известно, замаскировать видеокамеру не так легко, да и давать такие советы следователю нецелесообразно, ставя перед ним задачу выбора наилучшей точки съемки. Для преодоления либо снижения этого воздействия, а также в целях объективности фиксации всего хода предъявления полагаем, что видеозапись официально надо начинать с момента предварительного инструктажа участников опознания. Такая процедура направлена и на оказание помощи опознающему в освоении новой для него обстановки с учетом фактора проведения видеозаписи, влияния дополнительных средств освещения. С учетом выбранного ракурса опознающему разъясняется, где будут находиться объекты, предъявляемые для опознания, каков предлагаемый порядок их осмотра и какие по форме пояснения по результатам узнавания от него ожидаются. Здесь же желательно сообщить ему, что эти пояснения он должен давать стоя лицом к следователю, а следовательно, и к видеокамере и не загораживать при этом опознаваемые объекты. Для этого также можно на полу поставить указатели, вешки, провести черту, далее которых движение опознающего нежелательно, и разъяснить это опознавателю при инструктаже.

В ходе непосредственного предъявления следователь должен следить за взаиморасположением опознающего и опознаваемого в момент опознания, с тем чтобы они не “перекрывали” друг друга в кадре, что может повредить полноте фиксации.

Следователь при проведении следствия регламентирован одним “сценарием” - установленном законом процедурой проведения следственного действия. Поэтому нужно избегать попыток запечатлеть в кадре крупным планом (это очень заманчиво при возможностях современной аппаратуры) стекающий со лба подозреваемого пот, его бегающие глаза и т.п., так как это может быть истолковано как необъективность в проведении расследования и проявление обвинительного уклона. Техническая сторона вопроса - возможность вести достаточно длительную, непрерывную запись позволяет однозначно решить вопрос о недопустимости фрагментарной фиксации. Фиксация предъявления личности должна проводиться начиная с инструктажа участников и до получения разъяснений участников о наличии замечаний и заявлений по ходу и результатам следственного действия без каких-либо перерывов.

По окончании предъявления для опознания видеозапись можно при наличии тактических соображений (недопущения контактов между собой) воспроизводить для опознаваемого и опознающего раздельно, что, правда, несколько увеличивает временных затраты.

Участники следственного действия после просмотра видеозаписи и подписания протокола следственного действия могут быть дополнительно зафиксированы на видеозапись только в том случае, если они сделали какое-либо заявление по существу следственного действия по его окончании, когда видеозапись была закончена и началось составление протокола.

Весь отснятый видеоматериал конкретного следственного действия хранится при деле в том объеме, в котором была произведена съемка. Допускается только снятие копий, о чем делается соответствующая пометка в обвинительном заключении либо составляется справка в дело.

При предъявлении для опознания иногда применяется в качестве технического документирования звукозапись, заменяющая черновые записи, используемые при составлении протокола. Уголовно-процессуальным законодательством такое применение звукозаписи в ходе следственного действия

не регулируется, и потому доказательственного значения его материалы не имеют.

Как правило, киносъемка осуществляется с нормальной частотой кадров (16 и 24 кадр/сек, соответственно дл.8 и 16 мм пленки), при такой же скорости отснятое и воспроизводится. В случае необходимости просматривать запечатленное в замедленном темпе, например при детальном изучении какого-либо быстро протекающего действия, применяется ускоренная киносъемка (32, 48 и 64 кадр/сек.) и демонстрация с уменьшенной скоростью движения киноленты.

Для запечатления больших пространств, как уже указывалось, может быть использовано панорамирование.

Сопровождающая звукозапись содержит комментарии следователя, помогающие восприятию фиксируемого, и краткие объяснения других участников этого следственного действия.

В протоколе наряду с фактом применения киносъемки, моделью использованной аппаратуры, условиями освещения (естественное, искусственное) и методами съемки следует отразить Ф.И.О. и адрес лица, которое осуществляло киносъемку.

Материалы киносъемки просматриваются всеми участниками следственного действия сразу же после его окончания, о чем делается отметка в протоколе предъявления для опознания.

Материалы киносъемки после изготовления кинофильма демонстрируются по возможности всем участникам, о чем составляется соответствующий протокол.

Кинофильм, так же как и видеофильм, прилагается к протоколу предъявления для опознания.

Описанные приемы фиксации результатов предъявления для опознания не являются самоцелью. Совершенно очевидно, что протоколирование, фотосъемка, все иные технические приемы, присутствие понятых необходимы именно для того, чтобы доказательственная информация была доступна органам, ведущим процесс, участникам процесса и - главное - суду, который будет рассматривать дело по существу. Именно поэтому все приведенные выше рекомендации имеют своей целью обеспечить доказательственные свойства информации, возник-

шей и зафиксированной при выполнении данного следственного действия.

Вместе с тем в тактическом плане представляется целесообразным, быть может не затрачивая на это много времени, провести мысленную и предметную проверку достаточности и законности как проведения данного следственного действия, так и фиксации его результатов. Такой постановки вопроса ранее не было в криминалистической литературе, однако анализ поздней, современной следственной практики привел к выводу о ее необходимости.

Приемами такой проверки могут являться следующие действия:

а) выяснение у принимавшего участие в опознании специалиста либо технического помощника, какие виды технической фиксации были осуществлены, какова гарантия их технической успешности, каковы возможности их последующего использования, т.е. каков их информирующий потенциал, -иначе может оказаться, что какие-то желательные виды фиксации не выполнены и их можно восполнить, если, разумеется, для этого есть условия (например, фото- или видеосъемка помещения, в котором проходило опознание);

б) проверка протокола опознания по структуре, содержанию и процессуальным реквизитам;

в) проведение хотя бы краткой беседы с понятыми с целью выяснить, насколько осознанно они принимали участие в следственном действии, запомнили ли суть и подробности происходящего, способны ли рассказать об этом в случае возникновения такой необходимости.

Последний прием следует считать особенно значимым. Он повышает достоверность фиксации, мотивирует понятых к законному сотрудничеству с органами следствия и судом.

В целом хотя бы краткая проверка результатов фиксации повышает уверенность следователя в соблюдении тактических приемов предъявления для опознания соответствующего процессуального порядка.

Одновременно проверку такого рода можно рекомендовать как способ углубления следственных навыков на основе самоконтроля. По мере накопления опыта деятельность следователя будет все более четкой и приобретет разумный автоматизм.

Вопросы для самоконтроля к Главе II

1. Как фиксируются ход и результаты предъявления для опознания?

2. Какие требования предъявляются к протоколу опознания?

3. Назовите научно-технические средства, применяемые при предъявлении для опознания?

4. Какие правовые основы (технические, тактические, методические) имеются для применения научно-технических средств?

5. Кто из участников процесса предъявления для опознания занимается фото-, кино-, видеосъемкой?

6. Как оформляют фототаблицы, прилагаемые к протоколу?   

7. Как поступить, если фотоснимки не получились по техническим причинам (дефект камеры, бракованная фотопленка)?

8. Правильно ли фиксировать ход и результаты предъявления для опознания личности с помощью видеозаписи или магнитофона, а предметов - с помощью фотоаппарата?

9. В каких случаях применение видеозаписи для фиксации процедуры опознания является оправданным?

10. Можно ли использовать магнитофонную запись для фиксации предъявления для опознания?

11. Назовите наиболее распространенные ошибки при осуществлении фиксации хода и результатов предъявления для опознания?

Список литературы

1.

Антотн ЮМ., Еникеев МИ., ЭминовВЕ. Психология преступника и расследования преступлений. М., Юрист, 1996.

2.

3.

4.

5.

Бритвич НГ. Тактические особенности предъявления трупа для опознания. В сб.: Криминалистика и судебная экспертиза, вып. 8, Киев, 1972. Бритвич НР.,Дидоренко ЭА, БершадскийАЕ. Вопросы теории и практики предъявления для опознания. Ростов, 1972. Бурданова В.С., Быховский. Предъявление для опознания на предварительном следствии. М, Прокуратура СССР, 1975-79. ГавршоваНЯ. Ошибки в свидетельских показаниях (происхождение, выявление, устранение). Метод.пособие. М., ВНИИ Прокуратуры СССР, 1983.

6.

ГапановичНН. Опознание в следственной и судебной практике (тактика). Минск, Изд-во БГУ, 1978.

8.

9.

Гинзбург АЯ. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. Учебное пособие. М., 1966. Громов ВЯ. Акт предъявления личности на предварительном следствии. Журнал Министерства юстиции. 19Н, № 4, с.1-38. Дулов АБ. Судебная психология. Минск, Высшая школа, 1970.

10. Ищенко ЕЛ. Применение синхронной записи звука и изображения при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел. Свердловск, 1974.

11. Коновалова ЕЕ. Юридическая психология. Харьков, 1997.

12. Кенаров Г И. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. Автореферат диссертации канд.юрид.наук. М, 1956.

13. Крикунов АЕ., Маевскмй А.Ф. Тактика и психологические основы предъявления для опознания на предварительном следствии. Киев, 1977.

14. Корниенко НА. Судебная видеозапись, учебное пособие. Петербург, 1995.

15. Крылов ВВ. Процессуальные и тактические особенности при опознании

участков местности и неподвижных объектов на ней. Вопросы совершенствования предварительного следствия. Сб.научных трудов. М., ВНИИ Прокуратуры СССР, 1983, с. 77-82.

16. Крылов ВВ. Актуальные проблемы опознания на предварительном следствии. Автореферат диссертации канд. юрид. наук, 1986.

17. ЛевиАА., Горинов ЮА. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. М., Юридическая литература, 1983.

18. ЛевиАА. Актуальные проблемы предъявления для опознания. В сб. научных трудов ВНИИ Прокуратуры СССР. М, 1983.

19. Михайлов АЯ., Подголин ЕЕ. Письменная речь при производстве следственных действий. М., ВНИИ Прокуратуры СССР, 1980.

20. Опознание личности обвиняемого при расследовании преступлений. Метод письмо, утвержд. Прокурором СССР. Сов. законодательство, 1936.

21. Расследование преступлений. Руководство для следователей. Спарк. М., 1977.

22. Ратинов АР. Судебная психология для следователей. М., ВШ МООП, 1967.

23. Самошина ЗР. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. М., Изд-во МГУ, 1976.

24. Эминов ВЕ. Снетков В А, Опознание по фотоснимкам, кинофильмам и рисункам на предварительном следствии. М., 1973.

25. Справочник следователя. Вып.1. М., Юридическая литература, 1990, гл. 6.

26. Цветков ЯЛ. Опознание в стадии предварительного следствия. Автореферат диссертации канд. юрид. наук. Л., 1958.

27. Шиканов ВЯ. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск, Изд-во Иркутского ун-та, 1983.

28. Шихащев ГГ. Юридическая психология. М., Зерцало, 2000.

29. Шнейкерт Г. Учение о приметах для опознания. Руководство для работников уголовного розыска. М., 1925.

30. Якимов И.Н. Опознавание преступников. М., Изд-во НКВД РСФСР, 1928.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

70728. ИССЛЕДОВАНИЕ ЗАПЫЛЕННОСТИ ВОЗДУХА В ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ПОМЕЩЕНИЯХ 1.92 MB
  Ознакомление с вредным действием пыли на организм человека, требованиями санитарных и технологических норм для воздуха, рабочей зоны; изучение методов и приборов для измерения запыленности и дисперсного состава пыли в производственных помещениях...
70729. ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ЭКРАНОВ ДЛЯ ЗАЩИТЫ ОТ ТЕПЛОВОГО ИЗЛУЧЕНИЯ 977.5 KB
  Цель работы Определение интенсивности теплового облучения на рабочем месте и оценка эффективности защитных экранов. Измерить интенсивность теплового облучения на разных расстояниях от источника излучения: а при отсутствии защитных экранов; б при наличии...
70730. ИЗМЕРЕНИЕ ЗВУКОВОЙ МОЩНОСТИ ИСТОЧНИКА ШУМА 130.5 KB
  Определить уровни звуковой мощности шумовую характеристику электровентилятора по измерениям его шума. Характеристики дума и методика акустического расчета В настоящее время защита человека от шума стала одной из актуальнейших проблем.
70731. ОПЕРАЦИОННАЯ СИСТЕМА WINDOWS 83.5 KB
  В настоящее время операционные системы фирмы Microsoft прочно завоевали господствующее положение на рынке операционных систем для персональных компьютеров на платформе Intel. Доминирующее положение Microsoft укрепил выпуск новых 32-разрядных систем: Windows 95 и Windows NT 4.0.
70732. Частотные преобразования дискретных фильтров 238.5 KB
  Цель работы: Изучение практических методов синтеза дискретных фильтров нижних, верхних частот, полосовых и режекторных фильтров методом частотных преобразований.