16146

Использование запаховых следов для раскрытия и расследования преступлений. Учебное пособие

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Одобрено редакционноиздательским советом КВШ МВД СССР им. Ф. Э. Дзержинского Научноисследовательский и редакционнонздательский отдел Киевской высшей школы МВД СССР им. Ф. Э. Дзержинского Салтевский М. В. Использование запаховых следов для раскрытия и расследов...

Русский

2013-06-20

378.5 KB

45 чел.

Одобрено редакционно-издательским советом КВШ МВД СССР им. Ф. Э. Дзержинского

 

Научно-исследовательский и редакционно-нздательский отдел Киевской высшей школы МВД СССР им. Ф. Э. Дзержинского

Салтевский М. В.

Использование запаховых следов для раскрытия и расследования преступлений: Лекция для слушателей факультета повышения квалификации. — К.: НИ и РИО Киевской высшей школы МВД СССР им. Ф. Э. Дзержинского, 1&82. — 52 с.

На основе последних достижений криминалистической одорологии и кинологической службы органов внутренних дел в лекции освещаются приемы практического использования запаховон информации для раскрытия и расследования преступлений с помощью слу-жебно-розыскных собак.

Рассчитана на слушателей факультета повышения квалификации высших школ МВД СССР, сотрудников аппаратов уголовного розыска, кинологической службы.

Рецензенты: Л. И. Винберг, доц. (Академия МВД СССР), М. Я. Сегай, проф. (Киевский НИИСЭ).

КИНОЛОГИЧЕСКАЯ СЛУЖБА В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

Высокие обонятельные способности собаки использовались человеком в глубокой древности. Собака охраняла жилище, на охоте1 выслеживала добычу, находила хозяина по запаховому следу, защищала его от нападений хищников, пасла и охраняла стада овец. Позже собаки использовались в качестве тягловой силы для перевозки грузов, вывоза с поля боя раненых, подвоза боеприпасов, отыскания мин, подрыва танков противника и т. п.

Служебные собаки издавна применяются для охраны государственных границ, в России, например, с середины XIX века, с тех же пор они стали использоваться и для розыска преступников.
Собственно, в это время и возникают зачатки службы розыскного собаководства.

Использование собак в борьбе с преступностью обычно связывают с деятельностью Г. Гросса, по инициативе которого в Германии собак стали применять для розыска преступников. Очевидно, и раньше собаки применялись в борьбе с преступностью, по'в литературе впервые это было отмечено Гроссом. Вероятно, справедливо образное выражение, существовавшее у дореволюционных криминалистов, что «собака была первым полицейским в мире, она была первым ночным сторожем, первым стражником и первым сыщиком».

В 1908 году в Питер.бурге было основано «Общество поощрения собак в полицейской сторожевой службе».

В годы Советской власти в Петрограде создается первая школа-питомник собак-ищеек для уголовного розыска, в Москве—•• трехмесячные курсы, на которых работники уголовного розыска получали необходимые знания не только в области нового советского законодательства, 'но и учились работать с розыскными собаками.

С первых шагов Советской власти на Украине возникла служ-'ба розыскного собаководства. Еще в 1924 году на Всеукраннском совещании работников НКВД было обращено внимание на укрепление службы розыскного собаководства. В Положении о Народном комиссариате внутренних дел от 20 сентября 1924 года наряду с общими задачами борьбы с преступностью была подчеркнута роль в этой борьбе службы розыскного собаководства.

Начиная с 1924 года в СССР были организованы ведомственные школы и питомники для выращивания и подготовки служебных собак, получили развитие общественные организации, объединяющие любителей служебного собаководства. Таким образом, было положено организованное и плановое разведение овчарок и других служебных собак в стране.

С изменением задач и условий борьбы с преступностью служба розыскного собаководства продолжает совершенствоваться. В 1954 году было разработано «Наставление по служебно-розыск-ному собаководству», построенное на научных основах использования розыскных собак в оперативно-розыскной и следственной практике. Из года в год с помощью служебно'-розыскных собак раскрывают все больше убийств, изнасилований, разбоев, грабежей, краж государственного и личного имущества граждан.

Значение запаховых следов в оперативной и следственной практике.трудно переоценить. Запах, как свойство объектов живой и неживой природы, позволяет дифференцировать материальные предметы, устанавливать место их нахождения. Использование в качестве биологического детектора обоняния служебно-розыскных собак помогает успешно раскрывать сложные преступления, совершаемые, как правило, без свидетелей. Практика знает немало случаев розыска преступника в сложных условиях города. Преступник взломал дверь универмага и пытался совершить кражу, но испугался звука сработавшей сигнализации и скрылся. Вскоре на место происшествия прибыл кинолог с собакой, которая взяла след от двери универмага, прошла часть города и привела к железнодорожному вокзалу, вошла в него, прошла через зал ожидания, вышла на перрон, где среди присутствующих указала на преступника.

В последнее время служебных собак стали использовать для борьбы с наркоманией, в частности для обнаружения наркотиков при личном обыске и обыске помещений. Известно, что при длительном храпении гашиша или его сырца запах проникает через упаковку и даже землю, если наркотик глубоко закопан. Первый обыск.в усадьбе подозреваемого в сбыте и хранении наркотиков не дал положительных результатов. При повторном обыске была использована служебная, специально обученная на поиск наркотических веществ собака, которая обнаружила место в саду, где на глубине около одного метра был закопан гашиш-сырец.

Работа по использованию розыскных собак в раскрытии пре-' ступленнй представляет собой специальную службу, называемую розыскным либо служебным собаководством [см.: 4, 225]. В действительности, однако, данное название не отражает сложившегося в современных условиях положения в этой службе и задач, которые она обязана решать.

В этимологическом плане термин «собаководство» не раскрывает всех задач, которые выполняет специалист, применяя собаку как средство для раскрытия преступления. Это не только умение «водить» собаку, но, главное, умение управлять ее двигательными и обонятельными навыками в целях раскрытия преступления. По^ этому такую службу и осуществляемую ею деятельность совершенно справедливо называют кинологической, а работника, непосредственно ею занимающегося, — кинологом.

Служба розыскного собаководства — понятие значительно уже, задачей ее является прежде всего выполнение планов разведения и выращивания собак, организация их содержания, общая и специальная дрессировка.

Кинолог — это специалист по применению особой «техники* для использования запаховой информации в раскрытии преступлений. Кинолог и розыскная собака в процессе работы составляют единую систему, эффективная деятельность которой прежде всего зависит от уровня подготовки кинолога и служебной собаки, от четкого их взаимодействия.

Таким образом, кинологическая служба включает службу кинолога и собственно службу служебного собаководства. Первая осуществляет подготовку кадров кинологов, специальную дрессировку, тренировку собак и непосредственное использование их в розыске преступников. Вторая - занимается разведением, выращиванием, содержанием и общей дрессировкой собак для последующего их использования в розыскной и иной деятельности.

Отсюда общими задачами кинологической службы являются: подготовка кадров кинологов; выращивание, общая и специальная дрессировка собак; непосредственное применение их для розыскных целей; производство с помощью служебных собак выборок (т. е. нахождение по заданному образцу запаха предмета с однородным запахом) и установление общего источника происхождения объектов по их запаховым свойствам.

Эти общие задачи кинологической службы розыскного собаководства подчинены единой цели — пресечению и раскрытию» преступлений, борьба с которыми возложена на аппараты уголовного розыска. Непосредственно работу по применению служебных собак при раскрытии и расследовании преступлении выполняет кинолог, деятельность которого допустимо интерпретировать как деятельность специалиста. Следовательно, как специалист кинолог-должен обладать определенными правами и обязанностями, которые в качестве специальной нормы целесообразно внести в угз~ ловно-процессуальный закон.

В настоящее время действия кинолога вытекают из общих задач борьбы с преступностью, сформулированных в статье 2 Уго-ловно-процессуального кодекса УССР. Поэтому тактические приемы применения розыскных собак для предупреждения и раскрытия преступлений должны осуществляться в строгом соотпетстптг

с требованиями уголовно-процессуального законодательства, принципами социалистической законности,'нормами социалистической морали н даже в экстремальных условиях не должны выходить за ,>амки Положения о советской милиции.

Кинолог находится в непосредственном подчинении начальника подразделения, в которое он входит. Если же он включен в состав дежурной оперативной группы либо приглашен участвовать в проведении оперативного мероприятия или следственного действия, его действия но раскрытию преступления согласуются и направляются следователем или другим лицом, возглавляющим оперативную группу.

Несогласованность действий кинолога и других участников оперативного либо следственного мероприятия по применению розыскной собаки нередко приводит к утрате вещественных доказательств, образованию ложных следов. Практике известны случаи, когда следы кинолога на месте происшествия следователь принимал за следы преступника. Поэтому действия кинолога по применению розыскной собаки прежде всего не должны вносить изменений в •материальную обстановку места происшествия.

Применение собаки для занюхивания ею запаха, например объемного следа обуви или предмета со следами пальцев, надо производить так, чтобы не повредить этих следов. Дело в том, что 'источник запаха несет и другую информацию, которая не менее ценна для раскрытия преступления. О всех внесенных изменениях (следах, оставленных кинологом или собакой при их перемещении, изъятых кинологом или выбранных собакой предметах) надо сообщить следователю или старшему оперативной группы. Особенно это важно помнить, когда розыскная собака применяется до прибытия следователя па место происшествия.

Таким образом, кинолог согласует свою работу по применению розыскной собаки  с  задачами,  возникающими   при   раскрытии  и расследовании  конкретных  преступлений,  непосредственно подчиняется  старшему оперативной  группы либо следователю.  К оперативным мероприятиям и следственным действиям, в производстве которых участвует кинолог, относятся: осмотр места происшест-'вня  для   выявления  следов  преступников   и  применение  по  ним розыскных   собак,   изъятие   запаховых   следов   преступника   и   их консервация, преследование преступника но горячим следам и его задержание, осмотр местности и обыск помещений с целью обнаружения источников запаха, вещественных доказательств, организация    н    осуществление    засады,    конвоирование    преступников н т. п.

Важнейшими задачами милиции, говорится в Указе Президиума Верховного Совета СССР «Об основных обязанностях и правах советской милиции по охране общественного порядка и борьбе с преступностью», являются предупреждение н пресечение преступлений и других антиобщественных действий, быстрое и полное раскрытие преступлений, всемерное содействие устранению причин, порождающих преступления и иные правонарушения. Для выполнения этих задач работники милиции, в том числе и кинологи, наделены большими правами. В то же время кинологу необходимо помнить, что применение служебных собак запрещается: при задержании нарушителей общественного порядка; арестованных в административном порядке; несовершеннолетних, за исключением случаев, когда они оказывают вооруженное сопротивление; беременных женщин; при большом скоплении людей.

Строгое выполнение кинологом возложенных на него обязанностей — залог успешного решения задач по предупреждению и раскрытию преступлений.

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ОДОРОЛОГИЯ И ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ О ПРИРОДЕ ЗАПАХА

Эпизодическое использование эмпирических знаний о запахах для преследования преступников по их следам известно с глубокой древности. В настоящее время применение запаховой информации превратилось в практику деятельности подразделений кинологической службы органов внутренних дел, осуществляющих борьбу с преступностью. Несмотря на это, предметом научного исследования занаховые следы стали сравнительно недавно.

Криминалистическая одорология * — это отрасль научного знания, занимающаяся исследованием проблем природы и механизма образования запаховых следов, методов и технических средств их использования в целях предупреждения и раскрытия преступлений. Она возникла в начале 60-х годов XX столетия в связи с разработкой группой советских ученых-криминалистов новых средств консервации запаховых следов и возможностей отождествления по ним человека [см.: 5, 10].

* Слово «одорология» происходит от лат. odor — запах (чувствую запах) и греч. logos — учение. Поэтому в буквальном смысле этот термин означает учение о запахах, паука о запахах. Наряду с этим в иностранной литературе встречается термин «ольфактроника> от лат. olfactus — запах для обозначения науки об обонянии.

Возникновению криминалистической одорологии способствовало бурное развитие естественных и технических наук, в частности молекулярной биологии, химии, электроники, кибернетики, вызванное научно-технической революцией. Первые сообщения об использовании запаховых следов появились в начале 50-х годов после разработок методов масспектрометрии, газовой хроматографии и создания приборов, позволяющих производить тончайшие исследования газообразных тел. В различных отраслях науки и техники появились искусственные детекторы запаха, соперничающие с естественными, биологическими. Так, советскими учеными создан прибор «Трупоискатель» («Поиск-1»), внедряется в практику газовый анализатор ПЭГАС *, с помощью которого устанавливается количество алкоголя в выдыхаемом человеком воздухе (рис. 1).

* ПЭГАС — прибор экспресс-анализа газовых смесей, разработай коллек-тшюм авторов во Всесоюзном научно-исследовательском институте аналитического приборостроении.

В лаборатории бионики Московского государственного университета ведутся работы по конструированию искусственных детекторов запахов на основе биологических мембран, подобных естественным рецепторам. Мембрана при контакте с молекулами пахучего вещества реагирует подобно естественному рецептору — изменяет постоянное электрическое напряжение, подающееся па ее поверхность. Эти изменения обрабатываются . специальным электронным устройством и выдаются на выход в виде сигналов, регистрируемых самописцем.

Рис. 1. ПЭГАС — прибор для определения количества алкоголя в крови человека.

Прибор   «Пурга»,   например,   позволяет  устанавливать   малые количества    химических   веществ,   находящихся   в   загрязненной

атмосфере цеха, воздушного бассейна, а также определять вид веществ, ранее находившихся в карманах одежды, хозяйственных сумках и других хранилищах, связанных с событием преступления [см.: 6].

Запах, по мнению специалистов, является химической «подписью» человека, исследуя которую можно диагностировать вид его заболевания, особенно внутренних органов, определить примерный возраст, диету и район проживания. В зарубежной литературе сообщалось, что разработан прибор «электронная собака», чувствительность которого составляет 0,00001%. Он обнаруживает запахи бензина, краски, лака, аммиака и даже свежих яблок и бананов [см.: 7, 66]. Фирма «Дженерал электрик» создала малогабаритный индикатор, обнаруживающий запах человека с подветренной стороны на расстоянии 300 м.

Все это свидетельствует о больших возможностях использования запаховых следов в оперативной практике как серьезного средства раскрытия преступлений.

Научную основу криминалистической одорологии и практики использования запаховых следов для розыска объектов и человека составляет учение о природе, свойствах и механизме образования
запаха, а также механизме восприятия запаха животными и человеком, которые используются в качестве биологических детекторов. Запах — свойство объектов материального мира. Предмет обладает запахом, если он из твердого или жидкого агрегатного состояния переходит в газообразное. С поверхности пахучего объекта непрерывно отделяются его частицы, которые вместе с воздухом попадают в обонятельный орган человека и, воздействуя на него, вызывают субъективное восприятие определенного запаха (рис. 2). Отсюда термин «запах» имеет два значения.

В первом случае словом «запах» определяют объективное свойство физических т-ел, заключающееся в непрерывном отделении во внешнюю среду части, своего вещества — молекул, образующих запаховый след. С физической стороны отделение молекул — это испарение, происходящее постоянно, но с различной скоростью, зависящей от природы объекта и внешних условий. Поэтому любой предмет пахнет и может быть обнаружен соответствующим детектором. Однако практически все значительно сложнее, восприятие запаха зависит не только от физических свойств тел, но и от природы обонятельного анализатора либо конструктивных особенностей смоделированных технических устройств, а также количества запахового вещества в среде.

.Во втором случае термином «запах» определяют субъективное состояние (отображение), возникающее у человека либо у животных, вследствие взаимодействия частиц пахучего вещества с обонятельными рецепторами. Поэтому биологи запах иногда определяют как свойство испаряющихся тел, вызывающее раздражение нервных окончаний органов обоняния у живых организмов

.

Рис.    2.    Схема    восприятия запаха:

1 — частицы   пахучего вещества;   2 — обонятельный рецептор;  3  мозг.

В  настоящее время достаточно твердо установлено, что запах углеводородов существенно зависит от длины  их  цепи, т.  е.   частично  связан  с  природой   моле-    , кул душистого вещества, остальное   определяется    стимулированием нервной системы организма [см.:  8]. Таким образом, одно и то же вещество для  разных людей, а вероятно, и животных, мо-мет  иметь   неодинаковый   запах. Кроме того, по своей химической природе частицы не всех веществ вызывают у человека восприятие запаха,  хотя другими детекторами они воспринимаются. Все это свидетельствует о сложности   механизма   восприятия  запаха. 

Не случайно поэтому, что до настоящего-времени не существует единой теории о природе запаха. Голландский ученый Цваар Дермакер разделил все пахучие вещества па девять классов:

1. Эфирные запахи — фруктовых эссенций, воска, эфира;

2. Бальзамические запахи — цветов, ванили;

3. Амбро-мускусные запахи,  выделяемые  половыми органами;

4. Капрпловые запахи —сыра, нота, спермы, мочи;

5. Запах пригорелого — фенол, бензол, нафталин, поджаренное кофе;

6. Противные запахи — клопов, белены, наркотических веществ;

7. Ароматные запахи —горького миндаля, лимона;

8. Чесночные запахи — брома, смолы, йода, хлора;

9. Тошнотворные запахи —трупный запах, запах кала.

Всего, но его мнению, насчитывается около 50 чистых основных запахов, из которых путем различных сочетаний образуются другие запахи.

Теория Дермакера не единственная. На многие теоретические и практические вопросы она не дает ответа. Наряду с ней существуют вибрационная теория запаха (Дайсон, 1938), пространственная и стереохимическая (Манкриф, 1949), волновая (Бек, Майсл, 1949) и адсорбционная (Манкриф, 1955), каждая из них по-своему объясняет механизм образования запаха, имеет сильные и уязвимые стороны [см.: 9, 68].

Так, стереохимнческая теория возникновение того пли иного запаха объясняет конфигурацией строения пахучего вещества. Согласно этой теории молекула имеет поверхность с выступающими полусферами, которыми она входит в контакт с поверхностью обонятельного рецептора. Поскольку поверхность последнего представляет собой систему полусферических углублений (лунок), то вид вещества и его запах зависят от количества полусфер моле-1 кулы, поместившихся в лунках обонятельного рецептора [см.: 10]:

Волновая теория объясняет образование запаха различной степенью поглощения пахучим веществом электромагнитных волну генерируемых клетками обонятельного эпителия, вследствие, чего они неодинаково охлаждаются, что и воспринимается как запах.

Наиболее распространена адсорбционная теория.

Согласно ей возникновение запаха объясняется процессом адсорбции молекул пахучего вещества клетками обонятельного эпителия, вследствие чего они нагреваются. Степень нагревания рецепторов трансформируется как определенный запах.

Таким образом, природа запаха весьма сложна и все время подвергается научному исследованию и экспериментальной проверке. Создание искусственных биологических мембран — пленок, способных изменять потенциал электрической цепи при взаимодействии о молекулами пахучего вещества, позволяет говорить о биоэлектрической природе запаха как субъективного восприятия, возникающего в живом организме. Поэтому обоняние собаки и процесс дифференциации ею веществ по запаху остается пока еще недостаточно познанной реальностью. Отсюда к результатам действия розыскных собак в настоящее время в доказательном плане ученые и практики относятся осторожно и стремятся проверить их современными техническими средствами.

ЗАПАХОВЫЕ СЛЕДЫ И ИХ СВОЙСТВА

Запаховые следы возникают вследствие непрерывного перехода вещества из твердого либо жидкого состояния в газообразное. В физическом понимании запах представляет собой частицы какого-либо тела, находящиеся в газообразном состоянии. Поэтому предмет является источником запаха до тех пор, пока с его поверхности отделяются в окружающую среду молекулы запахового вещества.,

Старые следы ног, как правило, непригодны для применения служебно-розыскной собаки, поскольку с их поверхности прекратилось отделение в окружающую среду молекул запахового вещества или же отделение хотя и происходят, но количество данных молекул ниже пороговой концентрации и недостаточно для восприятия обонянием собаки. Следовательно, запаховый след — это физическое тело, находящееся в газообразном состоянии.

Запаховый след несет информацию о свойствах и признаках материальных объектов, которые в силу этого могут быть обнаружены. Отсюда занаховый след можно определить так: это газообразное состояние вещества, содержащее качественную информацию о материальном объекте.

Таким образом, запаховые следы — это новый вид следов в криминалистике, значительно отличающихся от традиционных, и прежде всего тем, что они невидимые, а приемы и средства обнаружения их весьма специфичны. Так, от обычных трасологических следов они отличаются рядом физических свойств, которые необходимо знать для успешной работы по их использованию.

Свойство запаха как физического тела следует отличать от свойств запаховых следов в криминалистическом плане. К физическим свойствам запаха в литературе относят летучесть, растворимость, адсорбцию, разбавление и диффузию [см.: 10, 3536]. Летучесть — это способность вещества, испаряться, т. е. переходить из жидкого либо твердого в газообразное состояние. Испарение происходит при любой температуре, однако скорость егог зависит от природы вещества и внешних условий. Например, нафталин, йод (кристаллический) испаряются при комнатной температуре, при подогреве парообразование увеличивается. Следовательно, запаховый след дольше сохраняется зимой, чем летом, либо в закрытом (защищенном) месте, чем на открытом воздухе.

Растворимость—способность пахучих веществ растворяться на обонятельных органах человека и животных.

Адсорбция — поглощение пахучих веществ из газообразной среды поверхностным слоем другого вещества. Благодаря адсорбции возможно восприятие запаха вещества, находящегося в воздухе в малых количествах, поскольку молекулы его адсорбируются непосредственно на чистой поверхности твердых тел.

Разбавление — изменение концентрации вещества, ведущее к образованию нового качества запаха.

Диффузия — взаимопроникновение частиц одного вещества в другое. Например, обувь, будучи в употреблении, пропитывается потожиропыми выделениями и ароматическими веществами человека, которые проникают сквозь толщину подошвы, отделяются от нее" п адсорбируются на окружающих предметах, в частности на почве.

ч Запаховые следы, как отмечалось, возникают при переходе вещества из твердого либо жидкого состояния в газообразное, и не все  названные  физические  свойства запаха   можно   механически  переносить .в криминалистическое исследование запаховых следов '   в практике розыска.

По нашим наблюдениям, в криминалистическом  аспекте запаховые следы характеризуются следующими свойствами: непрерывностькг механизма образования, подвижностью структуры, рассеиваемостыо и делимостью.

Непрерывность механизма образования запаховых следов отражает специфическую сторону их возникновения. При наличии источника и соответствующих внешних условий запаховый след образуется непрерывно — до тех пор, пока существует источник, запаха (предмет, вещество). В отличие от трасологических следов, образование которых происходит в основном одномоментно, образование занаховых следов представляет длящийся процесс. Отсюда время обнаружения следов зависит от количества пахучего вещества в источнике и внешних условий, в которых происходит, процесс следообразовання. Последнее необходимо учитывать в практике использования следов запаха для применения розыскной собаки либо для изъятия и консервации запаха.'

Подвижность структуры запаховых следов характеризует.внутреннее состояние вещества следа и свидетельствует, что между его частицами (молекулами) нет связи, они находятся в хаотическом движении и постоянно перемешиваются между собой и частицами среды, в которой происходит следообразование. Из этого следует, что интенсивность запаха вблизи источника больше и забор его надо производить в непосредственной близости от поверхности источника запаха либо с его поверхности. Если же запаховый след помещен в ограниченный объем, например в стеклянную емкость, то вследствие подвижности структуры он будет представлять однородную смесь в любой части емкости.

рассеиваемость — это свойство запахового следа рассредоточиваться в емкости либо в пространстве, т. е. изменять своп объем и таким образом уменьшать количество запахового вещества в единице объема. Рассеиваемость надо отличать от физического свойства летучести, которой обладают некоторые твердые и жидкие тела. Летучесть — свойство источника запаха, а рассеиваемость характеризует сам запаховый след как некоторый объем газообразного вещества, способного взаимодействовать с органом обоняния и вызырать восприятие запаха.

Рассеиваемость имеет практическое значение для обнаружения источников запаха. Так, последовательное увеличение концентрации запахового вещества в единице объема заставляет собаку двигаться в направлении, где находится источник запаха.

В силу этого свойства запаховый след образует газообразное облако, не имеющее постоянной, устойчивой формы (запах выхлопных газов проехавшей автомашины, разлагающегося трупа и т. п.). Такой след, возникнув вблизи поверхности источника, постоянно движется и рассеивается в воздушной среде. Направление и скорость движения зависят от перемещения воздуха. Ветер увеличивает скорость рассеивания, изменяет направление движения следа и позволяет отыскивать источник запаха.

Делимость запаховых следов. Поскольку вещество, образующее запаховын след, находится в газообразном состоянии, этот след может быть разделен на части, причем каждая из них будет сохранять качественные характеристики целого. Благодаря отмеченному свойству из одного источника можно получать одновременно либо с разрывом во времени несколько образцов запаховых следов, информационная значимость которых будет одинаковой.

Свойство делимости запаховых следов с сохранением информационной значимости целого в каждой его части позволяет сделать важные рекомендации, которыми необходимо руководствоваться для изъятия и сохранения (консервации) следов. Если невозможно изъять источник запаха, следует отобрать несколько порций запахового следа — чтобы обеспечить повторные исследования. Если запаховый след законсервирован в емкости, его можно разделить на однородные порции.

В криминалистике все следы по устойчивости делят на изменяемые и относительно неизменяемые. В естественных условиях запаховые следы подвержены изменениям. Так, запаховое вещество в следе обуви изменяется и спустя некоторое время вообще исчезает, рассеиваясь в окружающей среде. Если же запаховый след законсервирован, например, помещен в специальную металлическую либо стеклянную флягу, банку, он становится относительно неизменяемым и длительное время пригоден для исследований *.

* По данным А.  И.  Випбсрга, законсервированные запаховые следы  сохраняются свыше двух лет [см.:  11, 56].

КЛАССИФИКАЦИЯ ЗАПАХОВЫХ СЛЕДОВ, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ОДОРОЛОГИИ

• Нет преступления без следов. Они всегда остаются на месте . происшествия как результат взаимодействия материальных объектов, как доказательство разыгравшегося события, запечатленного в материальных отображениях. Это, прежде всего, большая группа следов человека, орудий и средств совершения преступления, предметов преступного посягательства [см.: 12]; вещей и предметов, сопутствующих преступнику; объектов материальной обстановки места происшествия, приготовления и сокрытия преступления, наконец, это следы животных, попавших в орбиту происшествия. Все названные следы содержат разноплановую информацию и служат средством доказывания обстоятельств места, времени, способа совершения преступления, виновности обвиняемого и его личностных качеств (с. 64 УПК УССР).

Таким образом, природа и механизм образования запаха свидетельствуют о том, что почти все материальные тела несут одорологическую (запаховую) информацию, собственную либо приобретенную от другого тела. Поэтому необходимо научиться надежно обнаруживать, фиксировать и сохранять запахи для использования в раскрытии и расследовании преступлений.

Запаховые следы в криминалистике образуют особую группу, родственную следам-веществам [13], но в то же время и отличающуюся от них. По механизму образования запаховые следы условно можно разделить на следы-источники запаха и следы-запахи.

Следы-источники запаха — это следы людей, животных, насекомых, растений, предметов и тел органического и неорганического происхождения, т. е. твердых, жидких, сыпучих объектов. Такие следы одновременно являются и следами в трасологическом плане. Например, след обуви человека либо невидимые следы рук на орудии преступления одновременно несут трасологическую н одорологическую информацию. Отсюда работа по извлечению каждого вида информации должна производиться в определенной последовательности. Если со следа обуви изготовить гипсовый слепок — утратим его как одорологический след. Орудие, которое Держал в руках преступник, нужно хранить в герметическом сосуде — как запаховын след. Вместе с тем оно может понадобиться для исследования, например, эксперту-трасологу либо судебному медику (для установления групповой принадлежности крови я т. п.).

Следы-запахи представляют собой газообразную смесь воздуха с молекулами пахучего вещества, т. е. сам источник запаха (объект) отсутствует, а запах его остался. В следственной и оперативной практике такими следами являются отделившиеся и находящиеся в газообразном состоянии материальные частицы (молекулы) предметов, веществ, различных выделений человека, животных. Присутствие последних в определенном месте образует след запаха, например, бензина, эфира, духов. Следы-запахи несут качественную информацию об источнике и поэтому сходны со следами-веществами, но отличаются от них тем, что в месте обнаружения запахового следа отсутствует его источник. Следы-запахи очень. неустойчивы, они непрерывно рассеиваются в пространстве и практически исчезают. Следовательно, на месте обнаружения их необходимо быстро изымать и консервировать.

Следы-источники запаха делятся на две подгруппы: следы-источники запаха человека и следы-источники собственного запаха.

В следственной.и оперативной практике наиболее распространены следы-источники запаха человека. В настоящее время большинство ученых и практиков считает, что по запаху, изъятому у поверхности тех или иных предметов, с которыми соприкасался преступник, и сохраняемому в специальной таре, розыскная собака безошибочного производит выборку. Поэтому следователю, оперативному работнику, кинологу необходимо знать весь круг материальных объектов, которые могут быть следами-источниками запаха человека, для того чтобы своевременно их обнаруживать н использовать в раскрытии преступлений.

Запаховую информацию о человеке могут нести различные материальные объекты:

а) отделившиеся от тела человека твердые и жидкие частицы — кусочки ткани, волосы, кровь, нотожировое вещество, сперма, слюна и другие-выделения, связанные с его физиологической деятельностью;

б) предметы, находящиеся в постоянном контакте с человеком — одежда, обувь, личные вещи, например очки, кошелек, ключи от квартиры и рабочего сейфа, зажигалка, авторучка, спички, портфель, дамская сумочка;. предметы туалета — расческа, носовой платок, приколки, вплетенные в косы ленты; сопутствующие предметы — костыль, трость, зонтик и т. п.;

в) объекты временного контакта с телом человека — орудия совершения преступления, предметы труда и инструменты; вещи материальной обстановки и почва, которых касался человек непосредственно либо опосредствованно в процессе совершения преступления. Например, запаховые следы человека образуются при непосредственном касании предмета босой ногой либо опосредствованно, когда человек идет в обуви (рис. 3).

Следы-источники собственного запаха — это все материальные предметы, которые в той или иной степени обладают свойством летучести и поэтому являются источниками запаха, т. е. пахнут. Нужно иметь в виду, что собственный запах предмета может быть сильнее, чем запах человека, оставленный на нем: иногда такие предметы нельзя использовать для работы розыскной собаки, поскольку, собственный запах предмета-носителя сильнее, чем запах, оставленный человеком. Едва ли можно использовать для выборки смоченную в (бензине тряпку, которой преступник вытер руки.

Таким образом, рассмотренная классификация запа.ховых следов позволяет кинологу и работнику розыска или следователю представить все возможные материальные предметы, которые могут нести запаховую информацию о преступнике, потерпевшем либо ином участнике события происшествия.

Наиболее распространенным источником запаха является человек. -А. И. Винберг пишет: «Запах исходит от любого человека. Он индивидуален: эта индивидуальность определяется специфическими особенностями кожных, потовых, сальных и эндокринных желез» [14, 6]. Запах человека слагается из совокупности «набо~ ра» веществ [9, 105]. К ним следует отнести: а) собственные запахи человека, связанные с физиологической деятельностью различных желез, заболеваниями отдельных органов, диетой; б) запахи, вносимые предметами туалета и гигиены (мыло, духи, кремы п т. п.) н в) запахи, связанные с бытовыми и профессиональными

Рис. 3. Схема классификации запаяовых следов.

условиями. Вследствие смешения этих компонентов образуется запах конкретного человека. Однако «букет» запаха человека может изменяться — одни запахи могут превалировать над другими. Очевидно, что в «букете» запаха человека в рабочей и выходной одежде концентрация собственного запаха тела человека неодинакова, в первом случае она будет меньше, во втором — больше. По литературным данным, тело человека за сутки выделяет в окружающую среду около 800 см3 пота [см.: 9, 103], жира и других пахучих веществ. При перегревании организма либо при тяжелой физической нагрузке количество выделенного пота достигает 2—2,5 кг. Все выделяемые вещества пропитывают одежду и обувь, попадают на предметы и орудия труда, особенно те, которые находились в руках человека или- соприкасались с открытыми частями его тела. В этом случае на предметах остается потожироиое вещество, которое, испаряясь, образует заиаховын
след. Даже незначительное время пребывания преступника на месте преступления приводит к тому, что там, где он стоял, сидел, лежал, остаются запаховые следы.

В закрытых помещениях запах человека может сохраняться до суток. Установлено, что даже при кратковременном нахождении человека (в течение 15—30 минут) в закрытом помещении площадью не более 20 м2 образуется запаховый след. Образец . запаха, взятый из такого помещения с соблюдением всех требований (стерильности), иногда достаточен для производства выборки источника но его запаху.

Запаховые следы человека по времени сохранения принято делить на три вида: свежие, нормальные и старые. К свежим относят следы, с момента образования которых прошло не более часа. Нормальными считают следы, если они нанесены не более трех часов назад. Если же с момента образования следа прошло более трех часов, запаховый след считают старым.

Разумеется, такое деление весьма условно. Известно, что молекулы запаха в оставленном на открытой местности следе обуви человека при безветренной погоде сохраняются до 20 часов. Все зависит от интенсивности следообразования, свойств объекта-носителя следа, метеорологических условий и других факторов, которые трудно предсказать. Поэтому приведенное деление следов по давности прежде всего относится к следам, образующимся на предметах временного контакта с телом человека {(спичках, карандашах, случайных предметах, используемых в качестве орудий преступления), а также к следам рук, ног и других частей тела человека па обстановке места происшествия.

Выбирая источник запаха, следователь, оперативный работник или инспектор-кинолог должны помнить, что лучше впитывают и дольше сохраняют запах человека шерстяные ткани, обувь, головные уборы, деревянные предметы, влажная яочва, снег, трава. Хуже удерживается запах на гладких поверхностях, на каменистой почве, асфальтных покрытиях, металлических изделиях.

Обнаруженные на месте происшествия предметы, вещи человека являю гея. первыми источниками сведений о личности преступника. Поэтому работа с изъятыми вещественными доказательствами требует особой осторожности, чтобы сохранить их как источники одорологической информации.

ТЕХНИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ОБНАРУЖЕНИЯ И КОНСЕРВИРОВАНИЯ ЗАИАХОВЫХ СЛЕДОВ

Использование запаховых следов в доказывании по уголовным делам обусловлено уровнем развития криминалистической техники, наличием средств обнаружения, фиксации и исследования источников заиаховой информации. Специфические ствойства запаховых следов — подвижность структуры и рассеиваемость требуют особых технических устройств, моделирующих функции обоняния живых организмов. Поэтому первыми «приборами» и пока непревзойденными детекторами запаха были и остаются обонятельные органы живых существ. Например, некоторые рыбы реагируют на пахучие вещества с концентрацией 10—14 мг/см3, т. е. плотности, которые практически недоступны непосредственному измерению [см.: 7, 31]. Обоняние собаки способно обнаруживать концентрацию пахучего вещества порядка 9000 молекул на 1 см3, а обоняние человека —только порядка 7ХЮ9 молекул на 1 см3.

Технические средства, способные реагировать либо дифференцировать компоненты запахового следа, появились сравнительно недавно, вместе с рождением электроники и бионики. Создание таких устройств, работающих по образу и подобию обоняния живых существ, — важная научная проблема вообще и для криминалистики в частности. Таким образом, в настоящее время существуют два пути работы с запаховымн следами: а) использование обоняния живых организмов, так называемых биологических детекторов, и б) применение искусственно созданных устройств —-технических детекторов.

Биологические детекторы — это органы обоняния живых существ, из которых в настоящее время используются преимущественно млекопитающие, в частности собака *. В общих чертах строение органа обоняния у млекопитающих и человека таково: в области верхних носовых ходов расположен участок слизистой оболочки (обонятельный эпителий), площадью около 5 см2, который выполняет функции приемника запаха. Эпителиальная ткань состоит из клеток различного вида, большую часть которых составляют рецепторы, соединенные с мозгом. При вдохе через нос частицы пахучего вещества вместе с воздухом смывают обонятельный эпителий и реагирует с рецепторами. Степень раздражения последних передается в мозг и отражается в сознании в виде ощущения определенного запаха.

* В последнее время обнаружено «обоняние» у растений, которые изменяют энергетический потенциал при взаимодействии с молекулами газообразного ве-щсстил.

Биологические детекторы — это имманентные свойства живого организма, отсюда восприятие запаха представляет собой субъективное отражение объективной реальности. Следовательно, практическое использование обоняния всегда связано с непосредственным применением живого организма, например, собаки'—в •качестве «инструмента» для производства выборки вещей; человека — как специалиста, допустим, дегустатора ароматических веществ в парфюмерной промышленности. Тактические приемы работы с такими «инструментами» зависят от их вида, отрасли использования и решаемых задач. Приемы использования человеком обоняния собаки в розыскных целях, либо для несения службы охраны на границе, либо для поиска полезных ископаемых можно найти в спсцалыюй литературе [см.: 4; 15; 16].

Технические детекторы, используемые для исследования газо-(Збразиых веществ, принято называть газовыми анализаторами, или газовыми хроматографами. Принципы работы их основаны на изменении химических, электрических, радиоактивных либо иных параметров приемника прибора при контакте его с частицами пахучего вещества. Так, простейшим газовым анализатором, используемым до недавнего времени для обнаружения следов этилового 'спирта в выдыхаемом человеком воздухе, является индикаторная трубка Мохова—Шипкаренко, действующая на основе химического принципа..

Рпс.  4.  Простейший газовый  аиализатор:

/ — сорбент; 2 — сорбент, окрашенный    анализируемым    вещестоом

В небольшой стеклянной трубке   (рис. 4)   помещено вещество-сорбент, реагирующее на этиловый спирт. Если через трубку пропускать газовую смесь, содержащую цары спирта,  молекулы последнего будут вступать  в химическую реакцию с сорбентом, определенным    образом     окрашивая   его, в   частности, в зеленый   цвет.   При отсутствии этилового спирта вещест во сорбента   не   изменяет   окраски.
В    основу    разработки    нового электронного газоанализатора ПЭГАС    (переносной   экспресс-анализатор   газовых   смесей)   положен термохимический   принцип.   Анализируемое   вещество   предварительно
накапливается  па гранулированном адсорбенте,   а   затем   сжигается натриггерном чувствительном элементе. Возникающий в триггерном элементе электрический ток усиливает ся и подается   на   микроамперметр,
шкала     которого    градуирована    в мкА от 0 до 50.

Газоанализатор имеет программный  механизм  и после запуска  работает автоматически в двух режимах: а) измерение концентрации паров этилового спирта в анализируемом воздухе с фиксацией показаний путем визуального отсчета по стрелочному микроамперметру, б) измерение концентрации паров этилового спирта в воздухе с документальной фиксацией каждого факта, когда концентрация превышает или не превышает предельное значение.

При работе в первом режиме необходимо визуально снять показания микроамперметра и по прилагаемой здесь же таблице перевести их в проценты, обозначающие концентрацию паров этилового спирта в выдыхаемом человеком воздухе. Во втором режиме работы ПЭГАС компостером на каком-либо документе, например путевом листе, автоматически фиксирует результаты анализа (наносит три отверстия, расположение которых дешифруется как наличие паров этилового спирта «больше» либо «меньше» определенного значения).

Разработаны приборы для обнаружения пластиковых бомб и других взрывных устройств, в которых взрывчатым веществом является нитроглицерин. Практически могут быть сконструированы приборы, реагирующие на запах наркотических веществ (гашиша, анаши и т. п.).

Отечественной промышленностью, а также за рубежом изготавливаются и другие аналитические приборы для определения наличия заиаховых веществ. Так, современные хроматографы и хроматомасс-спектрометры, снабженные компютерами, позволяют не только дифференцировать, но и устанавливать количественное соотношение компонентов в анализируемом объеме. В экспертной практике широко используются приборы этого класса, например отечественный хроматограф «Цвет» (рис. 5), зарубежные — «Хром», «Хыот-Беккерт» и др.

Использование их в экспертной практике, по мнению Н. А. Селиванова, создает предпосылки для «возможности объективной идентификации человека но кожным выделениям и запаху» [17]. Однако такие приемники запаховой информации еще слишком дороги, доступны крупным лабораториям, это приборы стационарные и не пригодны для экспресс-анализа газовых смесей, например, на месте происшествия.

Технические детекторы пока еще отличаются от биологических малой избирательностью. Они могут иметь высокую чувствительность, порой превышающую обоняние живых организмов, но реагировать на какое-то одно или несколько веществ. Так, созданный за рубежом детектор («электронная собака») реагирует на концентрацию газа, как отмечалось, лишь в пределах 0,00001%, что значительно ниже обоняния собаки [см.: 18].

Биологический (естественный) приемник, каковым является, например, обоняние насекомых, млекопитающих и человека, отличается, с одной стороны, ннтегратнвностыо восприятия, т. е. ото-

Рис. 5. Газовый хроматограф «Цвет».

бражекнем комплекса основных запахов как запаха нового вещества, с другой—свойствами селективности, т. е. способностью из смеси запахов выбирать необходимый. Так, парфюмер с помощью обоняния дифференцирует составляющие эфирные вещества букета конкретных духов. Именно здесь, по замечанию Р. X. Райта, «профессиональный» нос творит чудеса [см.: 9, 65], на которые технические приборы пока еще не способны *. Вместе с тем уже сейчас созданы технические устройства, которые реагируют на значительное количество компонентов, составляющих анализируемое вещество. Примером этого являются искусственные биологические мембраны [см.: 20], а также «ароматический дегустатор»— хроматограф для дифференциации ароматических компонентов виноградного сока, составляющих букет будущего вина, включающего около 300 веществ [см.: 21].

* На   службе   испанской   полиции i состоит   пес   Вустер,   который   способен определять  14 взрывчатых веществ, используемых террористами [см.:   19].

Нередко на месте происшествия следователь или иные участники осмотра обращают внимание на источники запаха (например, запах сгоревшего пороха, духов на оброненном носовом плаг-ке, пота на простыне, подушке, полотенце) либо предполагают, что конкретный предмет контактировал с преступником, т. е. i. >-следний стоял, брался, лежал, сидел, и, таким образом, оставил на нем следы. Обычно такие предметы-носители занаховой информации используются лишь для применения служеопо-розыскной собаки и реже для выборки. Они весьма редко изымаются и еще реже используются как источники доказательств. Последнее объясняется недостаточной разработкой приемов и технических средств собирания запаховых следов и низкой одорологнческой культурой при использовании даже известных средств и приемов работы с запаховыми следами.

Еще в 1965 г. для изъятия и консервирования источников за-паховых следов рекомендовались медицинские шприцы, стеклянные банки, бутылки, пробирки, полиэтиленовые фляги и другие принадлежности [см.: 5, 10].

Практика собирания запаховых следов и научные исследования последних лет позволили разработать новые средства изъятия запаховых следов с помощью ворсистых гигроскопических тканей, фильтровальной или обычной писчей бумаги. Широко используются салфетки из фланели, которые осорошо адсорбируют молекулы занахового вещества, если их помещать на след ноги либо сидение автомобиля, стул. Ведутся эксперименты по применению активированной угольной ткани (ЛУТ), в некоторых ведомствах созданы комплекты технических средств для изъятия и консервации 3anavOBbix следов. Вместе с тем стандартного комплекта — одорологического чемодана не существует, так же как не существует и понятия «технические средства криминалистической одорологии».

Технические средства криминалистической одорологии целесообразно разделить на: а) средства работы с запаховыми следами на месте происшествия, для обнаружения, изучения и консервирования следов, б) средства аналитического лаборатнорго исследования. Первые должны входить в содержание одорологического чемодана, т. е. быть средствами для работы следователя и оперативного работника; вторые предназначаются для эксперта и образуют понятие «лабораторная техника». Хотя такое деление условно, на данном этапе развития криминалистической одорологии оно оправдано.

Технические средства, входящие в одорологический чемодан, по нашему мнению, должны включать: а) детекторы запаха; б) приборы отбора запаховых следов; в) средства сохранения и консервирования их; г) вспомогательные принадлежности.

Детекторы запаха, которые можно было бы включить в комплект, должны отличаться прежде всего портативностью п простотой эксплуатации. Они должны реагировать избирательно на различные запаховые вещества и их сочетания, например на запах нога человека. Однако таких приборов в практике пока нет. Созданные до сих пор детекторы: ПЭГАС, «Поиск-1», трубка Мохо-ва—Шинкаренко, «детектор Бансгаарда» — все они реагируют только ня молекулы одного вещества [см.: 22].

Приборы  для  отбора  запаховых  следов — это  медицинские и

Рис. 6. Средства для работы с запахооыми следами.

ветеринарные шприцы, инъекционные иглы, салфетки из фланелевой ткани, фильтровальная бумага, марлевые тампоны, ткань АУТ, полиэтиленовые и другие устройства, обладающие свойством всасывания (рис. 6).

Средства сохранения и консервации—это различные герметически закрывающиеся емкости: стеклянные банки с завинчивающейся металлической крышкой, сосуды с притертыми пробками, пробирки, полиэтиленовые кульки. Сохранять источник залаха можно в любой емкости, которая герметически закрывается и которую можно легко и многократно открывать для использования запаха в доказывании по уголовному делу. В этом плане зарекомендовали себя консервные 0,5 и 1 л стеклянные банки с полиэтиленовой либо стеклянной крышкой, закрепляющейся специальным зажимом. Весьма удобны консервные стеклянные банки с металлической завинчивающейся, крышкой болгарского производства.

Вспомогательные принадлежности — это резиновые перчатки,, пинцеты, скальпели, зажимы, дизенфицирующие средства (спирт), упаковочный материал (полиэтилен, бумага, пластелин, сургуч и т. п.).

Одорологический чемодан включает предметы всех четырех отделов, но количество их не должно увеличивать габариты и вес комплекта. Поэтому некоторые детекторы могут быть вынесены из чемодана и использоваться как самостоятельные устройства,, например газовый анализатор для выявления взрывчятых и наркотических веществ, ПЭГАС. Чемодан нельзя загромождать емкостями для консервации запаха: в общем это должен быть легкий, портативный, рабочий комплект *.

ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ СОБИРАНИЯ ЗАПАХОВЫХ СЛЕДОВ НА МЕСТЕ ПРОИСШЕСТВИЯ

Работа с запаховьши следами—это комплекс тактических приемов по применению технических средств криминалистической: одорологии для обнаружения, фиксации и использования названных следов в расследовании преступлений. Использование источников запаха включает приемы применения служебно-розыскных собак для организации розыска .людей и вещей по горячим следам, а также экспертное исследование их для получения доказательственной информации. Эти проблемы, составляя самостоятельные предметы научного исследования, частично освещены в литературе [см.: 4; 23; 24] и в настоящей лекции не рассматриваются.

Как отмечалось, запаховые следы условно делятся на следы-источники запаха и следы-запахи. Поэтому тактические приемы обнаружения и фиксации каждого вида следов несколько специфичны.

Приемы обнаружения и фиксации следов-источников запаха* Следы-источники запаха — это материальные объекты либо их части, причинно, связанные с действиями преступника на месте происшествия. Согласно нашей классификации, такие объекты могут быть двух видов: а) предметы-носители одорологической информации о человеке и б) предметы-носители собственного запаха. В свою очередь предметы-носители информации о человеке подразделены на три группы. К первой отнесены твердые и жидкиечастицы, отделившиеся от человека в связи с его физиологической и социальной деятельностью. Обычно такие следы-источники запаха представляют собой микро- либо макротела, например кусс-чек эпидермиса с ладонной поверхности руки, срезанный либлз отломаннш! ноготь, выпавшие либо вырванные волосы, следы спермы насильника на предметах и одежде, выделения из полости носа и рта. Обнаружение таких следов дело трудное, требующее от производящего осмотр прежде всего анализа механизма события происшествия и построения версии о вероятном поведении преступника. Кусочек эпидермиса или отломанная часть ногтя могут находиться там, где взаимодействие преступника было сопряжено с большим физическим усилием. Пятна спермы чаще всего расположены на постельном белье, одежде потерпевшей, которые рекомендуется осматривать в ультрафиолетовом свете. Пятна замытой крови следует искать с помощью люминола.

* Здесь не рассматриваются технические средства, применяемые для создания банков запаховых следов — одорологических картотек, а также средства криминалистической одорологни, образующие аналитическую технику для лабораторного исследования.

Частицы вещества, отделившиеся от человека, традиционно являются объектами судебно-медицинского исследования, хотя они несут сведения не только о внутренней структуре человека, но и служат источниками одорологичеслой, генетической, а иногда и трасологпческой информации. Однако в этих качествах микроследы от человека почти не используются.

Приемы изъятия и фиксации микроследов от человека известны   из   судебно-медицинской   и   криминалистической   литературы [см.: 25; 26]. Обнаруженные объекты описывают в протоколе, фотографируют и помещают в конверты, пробирки, полиэтиленовые кульки. Следователю параллельно с этим   надо нз.ымать   следы-источники запаха для возможного одорологического исследования либо применения служебно-розыскной собаки для выборки. Поэтому частицы, отделившиеся от человека, должны быть- упакованы герметически в стеклянную емкость (пробирку, банку с притертой пробкой).   Если   это  сделать   невозможно,  от   источника   запаха отбирают образец запаха и консервируют его. Для этого достаточно, допустим,  кусочек  срезанного  ногтя  либо  кожи  поместить  в пробирку, в которую предварительно положить несколько кусочков фланелевой  ткани,   и  оставить  ее  герметически  закупоренной   на некоторое время   (до суток). Молекулы запаха будут адсорбироваться на кусочках ткани и, таким образом, будут зафиксированы.  После  этого  отделившуюся  от  человека   частицу  можно  извлечь и использовать для биологического исследования,  а оставшиеся в пробирке кусочки ткани — хранить для одорологических целей.

Волосы преступника нередко остаются в руке либо на одежде потерпевшего, а волосы последнего — на средствах совершения преступления, например, на колюще-режущих орудиях, транспортных средствах. Однако описание использования волос в одорологических целях в литературе не встречается. Вместе с тем при расследовании убийств, дорожно-транспортных происшествий, изнасилований, разбойных нападений желательно обнаруженные волосы использовать как источники одорологнческой информации, производя консервацию их в стеклянных герметически закрывающихся емкостях. Последние можно закупоривать полиэтиленовыми или корковыми пробками, что позволит затем без разгерметизации шприцем брать через пробку пробу воздуха с молекулами запаха.

Вторую группу источников запаха о человеке образуют предметы постоянного контакта с его телом —одежда, обувь, носимые личные вещи, предметы туалета, а также сопутствующие объекты. Эти предметы выделены в особую группу, поскольку они всегда являются источниками запаха человека. Что может быть лучшим следом-адсорбентом выделений человека, чем одежда и обувь, постельное белье, носовой платок или расческа, которые пропитаны потожировым веществом, а иногда и другими выделениями человека?    Эти    предметы   содержат   большое   количество   запахового вещества,  что  позволяет  параллельно   консервировать  несколько образцов запаха одного и того же источника. Например, от шапки,  фуфайки,  портянки-,  носка  можно отделить  кусочки ткани  и поместить  их  в  отдельные емкости. Так,  могут быть  созданы  в ГОРОВД банки одорологических запаховых следов с мест нераскрытых преступлений, которые весьма выгодно Использовать в оперативных целях при выборке образцов запаха подозреваемых лиц. Следы-источники запаха  человека  рассматриваемой группы — предметы достаточной величины, и тактические приемы их обнаружения не составляют сложности. Именно эти предметы нередко являются   первыми   источниками   информации  о   преступнике,   их стараются использовать для розыска по горячим следам, предъявляют для опознания либо оперативного узнавания, следовательно, возможно  «загрязнение»  источника  посторонними запахами либо его уничтожение. Поэтому осмотр таких предметов, как и вся работа с источниками запаха, должна производиться в гигиенических резиновых     перчатках,    предварительно    продезинфицированных спиртом. Особую предосторожность надо соблюдать при осмотре мелких   предметов,   таких,   как  карандаши,   авторучки,   расчески, заколки,  пуговицы,  ключи,  портсигары,  спички,  носовые  платки, записные книжки и т. п. Правильная консервация таких источников иногда позволяет успешно раскрывать преступления. Так, обнаруженные спички в очаге пожара позволили произвести выборку вещей и установить преступника, совершившего поджог одного из цехов   деревообрабатывающего   комбината   г.  Москвы   [см.:   27]. При работе со следами-источниками запаха необходимо соблюдать т а к и е  п р а в и л а:

все технические средства, с помощью которых производится изъятие и консервация, должны быть стерильны;

обнаруженный предмет не следует спешить взять руками. Вначале надо подумать, как его держал преступник, а затем, надев гигиенические перчатки и протерев их спиртом, взять предмет так, чтобы не повредить возможно имеющиеся на нем-следы папилляр-ных узоров;

осматривая мелкие предметы, нужно пользоваться луной, источником света н пинцетом. Крупные вещи — исследовать только в перчатках;

прежде всего предмет следует осмотреть на наличие следов папилляриых узоров и посторонних микро- и макрочастиц — следов наложений;

после осмотра предмет необходимо законсервировать, т. е. поместить к герметически закрывающуюся емкость. Для небольших предметов либо вещей (шапка, перчатка, шарф, носовой платок, очки, авторучка и т. п.) используются стеклянные банки с притертыми крышками. Если последних нет, банку можно закрыть полиэтиленовой крышкой и замазать пластелином. Крупные предметы и пещи помещают в полиэтиленовые мешки и герметически закрывают их (рис. 7).

Рис. 7. Образцы упаковки источников запаховых следов.

В третью группу источников запаха о человеке включены орудия совершения преступления, предметы труда, инструменты и все иные материальные объекты, с которыми контактировал преступник непосредственно, например босой ногой, рукой, либо опосредствованно—обувью. Вследствие непродолжительного контакта образующиеся запаховые следы менее устойчивы во времени. След обутой ноги на земле, молоток, которым преступник нанес удар жертве, несут одорологическую информацию, но в обычных условиях она быстро исчезает, рассеивается. Кроме того, след-источник запаха иногда находится на объекте, который нельзя изъять. Поэтому приемы обнаружения л фиксации таких следов несколько отличаются от описанной методики.

Обнаружение и консервацию запаховых следов, оставленных на сравнительно небольших предметах, таких, как топор, молоток, обломок кирпича, кусачки, отвертка и т. п., производят так же, как и для предметов второй группы. После соответствующего осмотра они подлежат консервации в стеклянных либо полиэтиленовых емкостях. Если объект законсервировать нельзя либо он необходим для другого исследования, запаховые следы надо перенести на искусственные носители. Для этого фланелевой салфеткой достаточно протереть рукоятку, допустим, топора, ножа, ломика и упаковать ее в стеклянную емкость. Запаховый след с поверхности предмета можно отсосать шприцем и перенести в банку, предварительно положив в нее несколько стерильных тампонов из фланелевой ткани (марли, паты). Отбор воздуха с молекулами запаха следует производить неоднократно, что позволит создать большую концентрацию запаха в емкости.

Сложнее приходится, когда объект нельзя изъять вместе со следом. Типичная н наиболее распространенная ситуация—обнаружение следа обуви на полу, асфальте, земле, снегу, сидении стула, автомашины, ручке двери и т. п., когда необходимо запаховый след отделить от объекта, на котором он расположен. Для этих целей применяются специально разработанные приборы отбора запаха (ПОЗ) [см.: 5, 10], фланелевые салфетки, шприцы, деформирующиеся полиэтиленовые емкости.

В настоящее время разработаны и применяются на практике, по крайней мере, три приема изъятия—отделения заиахового следа от его носителя. Это: а) отсасывание (забор) молекул запаха шприцем, б) забор молекул запаха непосредственно емкостью и в) адсорбирование запахового следа на искусственные носители.

Отсасывание (забор) молекул запаха шприцем.'Допустим, имеется объемный след обутой ноги, невидимый след руки на двери, которой касался преступник, либо сидение в автомашине, стул, кресло, где он сидел, и необходимо сделать забор запаха. Для этого шприц объемом 100—200 см3 подносят иглой к поверхности следа и, перемещая его на высоте 1—2 см, отсасывают воздух с молекулами запаха. Полученную порцию закачивают в стеклянную емкость, для чего последнюю переворачивают вниз горловиной. Эту процедуру проделывают пять н более раз, затем емкость герметически закрывают и соответствующим образом опечатывают. В емкость перед закачкой воздуха с молекулами запаха рекомендуется поместить небольшие тампоны стерильного бинта, фланелевой ткани. Последние уменьшают движение газовой смеси в банке, адсорбируют молекулы н, таким образом, лучше сохрапяют след-запах (рис. 8). Рекомендуется со следа-носителя отбирать несколько емкостей образцов запаха, что обеспечит использование его для решения оперативных и следственных задач раскрытия -и расследования преступления.

Забор молекул запаха непосредственно емкостью. Сущность приема сводится к следующему. Полиэтиленовую флягу сжимают, подводят горловиной к следу и освобождают усилие сжатия. Фляга расправится и втянет во внутрь с поверхности следа воздух с молекулами запаха. Флягу быстро герметически закрывают. Если емкость стеклянная либо из другого материала и деформировать ее нельзя, рекомендуется емкость, допустим бутылку, заполнить водой и пылить ее над объектом — носителем запаха *. Освободившуюся емкость заполнят молекулы запаха. Так можно отбирать образцы запаха из закрытого помещения, где находился преступник, либо с объемного или плоскостного следа.

Рис. 8. Схема отбора (отсасывания)  молекул запаха с поверхности источника медицинским шприцем.

Адсорбирование запахового следа на искусственный носитель. С поверхности предмета-носителя постоянно происходит испарение пахучего вещества, молекулы которого, заполняя воздух, образуют след запаха. Чтобы зафиксировать и законсервировать такой след, достаточно положить на предмет-носитель стерильную

фланелевую салфетку и оставить ее в контакте с ним на 20— ?0 мин. Молекулы запаха будут адсорбироваться на ворсинках ткани и таким образом насыщать ткань запахом следа. После этого салфетку помещают в емкость и герметически закрывают. В качестве сорбента можно использовать фильтровальную бумагу, марлю, свернутую в два-три слоя, специальную, активированную угольную ткань (АУТ) и другие с подобными свойствами материалы (рис. 9).

Этот прием хорошо использовать для фиксации и консервации запаховых следов ног, мазков рук, одежды, предмета, которых преступник касался, например, находился на сиденьи в автомашине, на стуле в комнате и т. п. С одного предмета — носителя запахового следа можно и необходимо отобрать несколько салфеток с образцом запаха и поместить их в одну либо в отдельные емкости (законсервировать). Каждый образец запаха описывают в протоколе осмотра места происшествия, к емкостям прикрепляют бирки с соответствующими надписями и опечатывают.

Приемы обнаружения и фиксации следов-запахов. Следы-запахи— это облако растворенных в воздухе молекул пахучего вещества, источник которого в данном месте отсутствует. Если в комнате хранился бензин, эфир либо духи в открытом флаконе, то после удаления непосредственно пахучего вещества в комнате еще долго будет оставаться его запах.

В повседневной практике по запаху выхлопных газов некоторые лица легко распознают марку автомашины, так же как по запаху редких духов можно сказать, что в помещении была конкретная особа, которая пользуется только этим сортом духов. Такие следы, когда источник запаха в данном месте отсутствует, весьма неустойчивы, быстро рассеиваются в окружающей среде. Поэтому практическое использование следов запаха, обнаруженных на открытой местности, зависит от быстроты их фиксации с

Рис. 9. Схема переноса запахового следа на фланелевую салфетку.

* Разумеется, вода не должна попадать на след. Для этого к емкости подносят желобок, но которому иода стекает мимо следа.

помощью всасывающего приема, рассмотренного выше. Наибольшую значимость следы запаха имеют при обнаружении их в закрытом помещении либо в какой-то емкости (сумка вещевая, чемодан, мешок). Их следует обязательно изымать и консервировать. Например, сумка или чемодан, в которых обнаружены следы запаха перевозимого наркотика, должны быть герметически упакованы. Если этого сделать нельзя, следует поместить внутрь их несколько фланелевых салфеток, на которых будет адсорбирован запах.

При розыске преступника иногда становится достоверно известно, что он длительное время, во всяком случае не менее 8— 10 часов, находился в закрытом помещении. Его запаховые следы в воздухе подлежат обязательному исследованию. Отобранный в помещении воздух с молекулами запаха позволит в дальнейшем произвести выборку вещей подозреваемых лиц.

Исследованием отобранных образцов следов запаха, например из закрытого контейнера, вагона, камеры хранения либо индивидуальной ячейки, с помощью современных газовых хроматографов можно установить качественно-количественное содержание газовой смеси и определить вид ранее хранившегося в емкости вещества (предмета). Поэтому для практики важно знать возможности одо-рологического исследования и уметь работать со следами запаха на месте происшествия.

В настоящее время следы запаха обнаруживают в основном биологическими детекторами —. обонянием человека либо служеб-но розыскной собаки. Однако не все запаховые следы человек воспринимает органолептически и поэтому разработка технических детекторов представляет одну из важных задач одорологим. С разработкой технических средств обнаружения запаховых следов изменится тактика использования их в доказывании, станет реальной возможность применения «ароматических ловушек, оставляющих на руках, одежде и обуви преступника стойкие запахи, не воспринимаемые человеческим обонянием, но определяемые приборами» [28].

Работа с предметами, несущими одорологическую информацию, с процессуальной стороны не содержит каких-то исключений и производится чаще всего в ходе неотложных следственных действий «по установлению и закреплению следов преступления» (ст. 104 УПК УССР). Поэтому действия дознавателя либо следователя по обнаружению и фиксации одорологических следов следует отражать ii протоколе соответствующего следственного действия в порядке ст. 85 УПК УССР.

Манипуляции по отбору, консервированию и упаковке следов должны производиться в присутствии понятых, причем на эти действия следователя надо специально обращать их внимание, показывать место и способ обнаружения следа, а иногда разънснить сущность действия  и п.ель изъятия  предмета, являющегося! носителем запаховой информации.

Помещенный в сосуд либо полиэтиленовый кулек предмет-источник запаха здесь же на месте производства следственного-действия опечатывается печатью следователя, о чем делается отметка в протоколе. Обнаруженные и законсервированные предметы-источники запаха либо следы запаха хранятся на общих осно-ваниях с другими предметами, изъятыми с места происшествия. В случаях необходимости их использования в качестве веществен-ных доказательств они «должны быть внимательно осмотрены, по-возможности сфотографированы, подробно описаны в протоколе осмотра и приобщены к делу постановлением» (ст. 79 УПК УССР). Поэтому изъятие с места происшествия одорологических следов не протипоречит процессуальным требованиям закона.

ТАКТИКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЗАПАХОВЫХ СЛЕДОВ В РАСКРЫТИИ И РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИИ

Использование одорологической информации в раскрытии расследовании преступлений допустимо интерпретировать как самостоятельный раздел криминалистической тактики. Свидетельство этого — современный уровень развития теоретических основ, криминалистической одорологни и ее применение в оперативно-следственной практике. Те связанные с нарушением социалистической законности ошибки, которые допускаются при обнаружении, консервации и особенно использовании запаховых следов, объясняются незнанием основ одорологии и тактики работы с запаховыми следами. Однако учебники по криминалистике таких сведений не содержат. Поэтому назрела необходимость включить-в учебные программы криминалистическую одорологию, а в учебниках излагать средства и приемы работы с запаховыми • следами.

Источники одорологической информации — это материальные объекты, которые могут использоваться в расследовании как вещественные доказательства (ст. 65 УПК УССР), например почва со следами запаха горючей жидкости из очага пожара, потожи-ровое вещество, другие выделения человека. Такие источники исследуются в экспертных учреждениях современными техническими средствами, а полученная и отраженная в заключении эксперта информация используется как доказательство (ст. 65 УПК УССР).

Запаховую информацию из тех же источников можно получить, исследуя их с помощью биологических детекторов, главным образом обоняния собаки. В этом случае результаты исследования не порождают доказательств в процессуальном смысле, однако* полученная информация используется в иных формах при расследовании преступлений.

В оперативной и следственной практике служебно-розыскиая собака применяется для: а) отыскания человека либо животного но его занаховым следам, например, розыск, преступника но следам ног; б) обнаружения объекта-носителя запаховой информации по запаху источника, допустим, наркотиков, отстреляной гильзы, вещей потерпевшего и в) производства выборки.

Тактические   приемы   применения   служебно-'розыскных   собак

•освещались в специальной литературе [см.: 4; 15; 29], нормативных актах, инструкциях и наставлениях органов внутренних дел. Здесь рассматриваются лишь организационные вопросы и приемы,

•обеспечивающие сохранение следов при использовании собаки, а также некоторые дискуссионные положения, связанные с выборкой.

Работой служебно-розыскной собаки .руководит специалист-кинолог, выполняющий задание следователя или инспектора уголовного розыска, один из которых выступает руководителем оперативной группы на месте происшествия. Прежде всего надо организовать применение собаки-ищейки, помня, что следы ног, рук, орудия  совершения преступления и другие предметы обстановки несут не только быстро изменяющуюся одорологическую информацию, но и иную, которая при неправильном применении служебно-розыскной собаки может быть утрачена. Поэтому, предлагая кинологу применить собаку, инспектор (следователь) должен проинструктировать его и наблюдать за его деятельностью, отмечать путь передвижения, а также то, где и какие кинолог оставляет следы, чтобы не принять их за следы преступника.

Если осмотр места происшествия производится без кинолога, предметы п вещи, оставленные преступником, надо законсервировать, а от следов-источников, например следов обуви, произвести отбор воздуха с молекулами запаха, а сами следы укрыть подручными средствами для уменьшения рассеивания запаховой информации. Моделирование следов проводится только после использования их как источников запаховой информации.

Наиболее часто служебно-розыскная собака используется для преследования преступника по следам ног. Пройдя некоторое расстояние по следу, она может потерять след. Действия кинолога в этом случае должны быть направлены на то, чтобы обнаружить продолжение следов либо иные одорологические признаки. Начиная от места потери следа и двигаясь по спирали, кинолог с собакой обследуют прилегающую местность и иногда обнаруживают утерянный след. Так, недалеко от Вильнюса неизвестный преступник убил из охотничьего ружья ученика восьмого класса и скрылся. Собака взяла след па месте происшествия и вышла на проселочную дорогу Вильнюс—Ошмяны к автобусной остановке, где потеряла след. Несмотря па ночное время, кинолог и работники уголовного розыска предприняли осмотр места и на расстоянии около 700 м обнаружили следы, по форме похожие на те, которые привели оперативную группу на автобусную остановку. Собака вновь взяла след и, пройдя по следу около двух километров, привела группу к одной усадьбе, где и был задержан преступник. Анализируя приведенный пример, следует заметить, что собака снова взяла след, вероятно, потому, что кинолог и другие участники оперативной группы правильно определили продолжение следов, опознав их по форме и, возможно, другим признакам. А если допустить, что они ошиблись и за след преступника приняли след другого человека? В таком случае может произойти ошибочное задержание. Для того чтобы избежать подобных ошибок, необходимо на месте происшествия, откуда началась проработка следа, брать дополнительные образцы следов запаха и использовать их в качестве подкрепления воспринятого собакой запаха, по которому производится преследование.

В ходе осмотра места, где был потерян, след, может быть обнаружена группа следов, в которой визуально трудно либо вообще невозможно дифференцировать след преступника. В этих случаях рекомендуется использовать собаку для поиска утерянного следа, причем предварительно надо дать ей занюхать образец запаха, взятый с места происшествия. Здесь происходит, собственно, выборка ранее утерянного следа по образцу запаха, отобранному на месте происшествия. По нашему мнению, такая методика, позволяя производить осмотр места для отыскания следов з'а многие километры от места потери следа, дает возможность избежать ошибок при использовании собаки для поиска утерянного следа. Она известна практике и должна шире использоваться.

О тонкости и остроте обоняния собаки свидетельствуют литературные данные из истории служебного собаководства [см.: 30; 32], а также практика сегодняшнего дня, когда собака преследует преступника многие километры по густонаселенным пунктам и дорогам и в конце-концов настигает его. На железнодорожной станции при конвоировании осужденных один из них совершил побег. Поскольку метеорологические условия способствовали бежавшему скрыться, решено было пустить собаку на «свободный» iiohqk по запаховым следам. Преследование началось спустя шесть часов после побега, и, несмотря на это, собака привела оперативную группу к детскому саду в одном населенном пункте. Там на чердаке бежавший отдыхал и оставил дополнительные следы, по которым вскоре с помощью собаки удалось его задержать.

В Свердловской области только благодаря служебно-розыскной собаке, которая прошла по сложной местности более 12 км, удалось разыскать без вести пропавших школьников.

Положительная практика применения служебно-розыскных собак в раскрытии преступлений, особенно в розыске преступника по  горячим следам, общеизвестна и не вызывает сомнений в ее
значении.

В настоящее время служебно-розыскная собака используется в борьбе с преступностью для пресечения, раскрытия и расследования преступлений в двух направлениях: во-первых, как биодетектор для обнаружения и анализа одорологическйх следов и, во-вторых, для выполнения иных работ, например по задержанию и конвоированию преступников, при несении патрульной службы, других оперативных мероприятий, связанных с риском для жизни оперативного работника.

В первом случае применение собаки-ищейки направлено на выполнение таких задач:

а) отыскание человека, животного но его запаховым следам, например розыск по следам ног преступника, скрывшегося с места происшествия;

б) розыск предметов-носителей заиаховой информации по запаху источника, допустим, отыскание отстрелянной гильзы по запаху порохового нагара из ствола оружия, находившегося-около трупа, либо розыск вещей потерпевшего по его запаху;

в)  производство выборки.

Служебно-розыскная собака обладает хорошим слухом, зрением, физической силой, выносливостью, оборонительной реакцией.. Обоняние собаки, особенно специально тренированной, представляет непревзойденный пока еще биологический детектор запаха. Насколько тонко такой детектор дифференцирует запахи, свидетельствуют экспериментальные исследования, результаты которых известны из литературы. Так, А. Б. Коган описывает следующий эксперимент. Двенадцать человек, ступая след в след, прошли некоторое расстояние во главе с хозяином собаки. Затем хозяин н следовавшие за ним пять человек свернули вправо, остальные продолжали движение. Пущенная но следу собака должна была отыскать хозяина. Она уверенно дОшла до места поворота, остановилась на секунду и, повернув вправо, нашла хозяина [см.: 33].

Недалеко от с. Кологривки был обнаружен труп мужчины. Судебный медик определил, что смерть наступила от огнестрельного повреждения из малокалиберного оружия примерно семь дней назад.-Осмотром каких-либо следов обнаружено не было, не нашли ни гильзы, ни оружия, хотя они могли быть на месте убийства. Работа затруднялась еще тем, что за это время с деревьев опал лист (была осень). Для отыскания следов выстрела применили собаку-ищейку. Территорию осмотра разбили на небольшие участки и пустили собаку в свободный поиск, предварительно дав ей занюхать запах сгоревшего пороха на экспериментально отстрелянной гильзе малокалиберного'патрона. Через несколько минут недалеко от трупа под опавшей листвой собакой был найден пнстолет-авторучка, в патроннике которого находилась отстрелянная гильза.

Для отыскания следов-источников запаха, которыми могут быть различные объекты, служебно-розыскная собака применяется, как правило, в конце осмотра, после фиксации следователем всех иных источников доказательств. В противном случае не исключена возможность повреждения либо утраты следов.

Преследование и розыск преступника, отыскание предметов-источников запаха, вещей потерпевшего и преступника не исчерпывают всех тактических приемов применения служебных собак для раскрытия преступлений но горячим следам. В ходе производства неотложных следственных действий служебная собака используется для выборки вещей, организации засад, задержания опасных преступников, обыска помещений н открытой местности. Так, специально тренированные собаки успешно отыскивают наркотические вещества, а собаки-«геологи» — полезные ископаемые [см.: 34]. Тактическая сторона выполнения этих приемов не рассматривается, поскольку работой собаки руководит специалист-кинолог и его действия определены в специальных пособиях и наставлениях. Здесь следует остановиться лишь на выборке, которая может производиться на различных этапах расследования уголовного дела.

Выборка — это оперативно-тактическое мероприятие по применению специалистом биологического «инструмента» — служебной собаки для исследования одорологической информации в целях установления по запаху * конкретного предмета.

Практически выборка состоит в нахождении служебной собакой одинакового запаха с тем, который был воспринят (зашохан) ею в качестве образца. Эта физиологическая обонятельная деятельность собаки, по существу, сходна с работой современного технического устройства, например газового анализатора, выделяющего по заданным признакам конкретный объект из совокупности ему подобных.

В ходе выборки, подобно техническому детектору, введенный (занюханный) исходный запах собака «сравнивает» с каждым из представленных образцов н находит среди них однородный, т. е. происходящий из того же источника. Поэтому собака выбирает не материальный предмет как таковой, а его запах, т. е. предмет как источник однородного запаха. Материальные носители одного и того же запаха могут быть различными, что позволяет в тактических целях менять объекты выборки, например, вместо людей производить выборку их вещей.

* Это определение выборки уточнено по сравнению с дачным нами рлпее (см.: 23, 3!>]; в нем обращено внимание на то, что биологический детектор — это особый «инструмент», применяемый специалистом для исследования запа-ховой информации, поэтому сущность определения осталась прежней.

Таким образом, с одной стороны, сущность'выборки несколько напоминает опознание, но это не опознание в процессуальном смысле и не узнавание в оперативном, поскольку выборка осуществляется не человеком, а животным. С другой стороны, выборка напоминает использование в процессе следственного действия либо оператишюго мероприятия специалиста по Применению технических средств. Однако на самом деле это ни первое и ни второе, а нечто третье. По нашему мнению, выборка — это такое тактическое мероприятие по исследованию одорологических свойств объектов, когда в качестве инструмента (технического средства) специалист использует биологический детектор, в частности обоняние собаки.

Механизм выборки как «сравнение» запахов биодетекторо остается пока загадкой. Достоверность такого исследования обычно проверяется многократным повторением выборки с изменением ее ситуаций. Вместе с тем ее выводы до настоящего времени остаются за пределами источников доказательств, хотя научные основы выборки, связанные с открытием возможности консервации запаховых следов [см.: 5], и современная практика позволяют ввести выборку в ранг следственных действий по применению специалистом биологических детекторов для извлечения информации из материальных источников.

Выборка как исследование производится чаще всего после осмотра; в качестве образцов для установления искомых предметов используются следы-источники запаха, изъятые на месте происшествия. Поэтому выборка должна производиться следователем либо по его поручению оперативным работником'в соответствии со ст. 114 УПК УССР. Если орган дознания по своей инициативе производит выборку по делу, находящемуся в производстве следователя, то он в порядке ст. 104 УПК УССР обязан немедленно уведомить его о результатах этого действия. Последнее важно, поскольку иногда выборка производится с нарушением моральных и этических принципов, что унижает достоинство человека как личности.

Следует согласиться с мнением той группы ученых, которые высказались против производства выборки непосредственно людей '[см.: 35—40]. Всегда можно у подозреваемого либо обвиняемого в порядке ст. 199 УПК получить в качестве образца источника запаха какой-либо предмет, вещь (носовой платок, носок, перчатку и т. д.) и провести выборку вещей, которая не сопряжена со всеми нежелательными эксцессами, имевшими место в практике [см.: 16, 4/]. Отсюда особая роль следователя в организации и проведении выборки, направленная на обеспечение принципа социалистической законности.

Организация   выборки  состоит  из  подготовительных  действий ii  непосредственного ее проведения.  Подготовка   включает выбор времени, места, участников, приглашение специалиста-кинолога с служебно-розыскной собакой; подбор соответствующих объектов-источников запаха, среди которых будет производиться выборка • предмета-образца запаха, изъятого у подозреваемого либо обпи-нмемого; подготовка технических средств для фиксации пыборкч и ее результатов.

Выборка производится в дневное время, на участке местности, защищенном от сильного ветра, где нет резких посторонних запахов [см.: 4; 23]. Эти рекомендации в настоящее время нельзя признать исчерпывающими, поскольку отечественная и зарубежная практика показали, что для выборки должно быть спецналь- _ ное помещение, защищенное от непосредственного влияния запахов участников выборки. В таком помещении должен работать-кинолог и служебная собака, понятые-н другие участники выборки должны наблюдать со стороны через прозрачную (стеклянную, пластиковую) перегородку. Специальные помещения для производства выборки есть, например, в Народной Республике Болгарии. Особая роль в производстве выборки отводится кинологу, поэтому, решая вопрос о приглашении того или иного специалиста,, следует учитывать его квалификацию, качество дрессировки собаки, которой он руководит. Надо заранее встретиться с кинологом, составить план, обеудить тактические приемы выборки.

При подборе объектов, среди которых будет производиться выборка предмета-образца запаха, полученного от подозреваемого, желательно соблюдать следующие рекомендации. Объекты по< виду должны быть одинаковы. Нельзя, например, шапку-ушанку помещать среди обуви. Если выборке подлежит обувь, то и «предъявляться» она должна среди обуви такой же модели, ношенной различными лицами.

Однако целесообразнее и тактически более правильно произ-!водить выборку стандартных фланелевых салфеток, на которые должен быть перенесен исследуемый запах. Для этого достаточно салфеткой вытереть руки, лицо, волосы, либо подержать несколько минут в контакте с телом подозреваемого, например в подмышечной впадине. Перенос запаха на салфетки, которые подвергаются выборке, производится непосредственно перед ее началом, для чего указанным выше приемом отбирают образцы запаха пяти-шести посторонних лиц и подозреваемого, что отражается в протоколе выборки. Если выборка будет проводиться позже, отобрание образцов запаха на стерильные салфетки надо оформлять протоколом отобрания образцов для исследования (ст. 199' УПК УССР).

О количестве объектов для выборки в литературе нет единого мнения. Во всяком случае их должно быть не менее трех. Однако в практике большинство выборок производится среди пяти—семи предметов, а в некоторых случаях и среди большего количества их.

Непосредственно выборка начинается с сообщения и разъяснения понятым и участникам ее цели. Им предъявляются предметы, которые будут использованы в выборке: законсервированный источник запаха с места происшествия; принадлежащий подозреваемому предмет-источник запаха, который будет подвергнут выборке, а также объекты, среди которых производится выборка. Участники убеждаются в сохранности упаковки и непосредственности происхождения объектов. Если подозреваемый (обвиняемый) участвует в выборке, перенос его запаха на салфетку, а также запахов других лиц, среди которых будет произведен поиск, как отмечалось, надо осуществлять здесь же, непосредственно перед выборкой. Этот тактический прием весьма полезен, по нашему мнению, даже необходим, поскольку одинаковые предметы (салфетки) и условия отобрания образцов запаха в присутствии всех участников выборки исключают какие-либо ссылки на неправильное получение образцов запаха либо нарушение правил его консервации и хранения.

Салфетки с образцами запаха помещаются в пронумерованные стеклянные банки емкостью 0,5—1 л (рис. 10). В одной из банок находится салфетка с запахом, подлежащим выборке. Если лицо, . .запах которого исследуется, участвует в выборке, ему предлагается указать, в какой последовательности разместить банки, а при его отсутствии сделать это предлагается понятым. Разумеется, понятые не сами переставляют банки с салфетками, а только указывают порядок, в котором, по их мнению, нужно их расставить. Все действия выполняет следователь либо иной участник выборки, соблюдая при этом правила стерильности — работает в перчатках, предварительно продезинфицированных спиртом. Все остальные участники находятся вне этого помещения и наблюдают через стеклянную либо иную прозрачную перегородку *.

Затем приглашают кинолога и предлагают ему применить собаку для выборки. Отсутствие кинолога во время подготовки этого действия способствует объективности исследования, поскольку он не знает, какая вещь подлежит выборке. Известно, что дрессированные собаки весьма тонко понимают указания дрессировщика. Достаточно даже взгляда, чтобы сделать подсказку животному действовать в нужном направлении. Поэтому выборка носителя запаха, так сказать «вслепую» для кинолога, представляет одну из гарантий объективности ее результатов.

Следователь передает изъятый и законсервированный на месте происшествия источник запаха кинологу. Последний вскрывает его и дает занюхать собаке, после чего подает команду на выборку (поиск). Зашохивание собакой запаха предмета-носителя тре-

* При  отсутствии   таких   условий   выборку   следует   производить   в   одном помещении, а вести наблюдение за его ходом со второго через открытую дьерь.

Рис. 10. Тактика выборки.

бует особой осторожности, поскольку источник может быть поврежден либо уничтожен. Во избежание этого не рекомендуется давать собаке занюхивать источник запаха непосредственно. Лучше, как уже отмечалось, следы запаха переносить на фланелевую салфетку либо из емкости брать отдельные части-тампоны, кусочки салфетки. Можно молекулы с воздухом забирать шприцем и вводить в ноздри собаки. Если предмет-источник запаха мал, его можно поместить на дно сосуда, закрыть последний, чтобы создать достаточную концентрацию запаха, а затем дать занюхать собаке. Сосуд для зйшохнвания должен иметь горловину, чтобы нос со-баки непосредственно не касался объекта.

Поиск собака должна осуществлять без поводка кинолога. Выборка обычно повторяется два-три раза, при этом выбираемый источник, запаха каждый раз помещается на новое место либо заменяется аналогичным, происходящим от того же источника. Достоверность результатов выборки нередко подтверждают повторением выборки одних и тех же объектов-источников запаха различными собаками. Подобная практика исключает возможность случайной ошибки одной собаки.

Результаты выборки необходимо фиксировать в протоколе, который можно было бы назвать «Протокол выборки» либо «Протокол применения специалистом биодетектора». В нем желательно детально изложить ход выборки, а в конце каждого опыта зафиксировать результат. Выборку следует также фиксировать фотокиносъемкой либо видеозаписью.

Таким образом, рассмотренные организационно-тактические вопросы имеют непосредственное значение для правильного проведения выборки, повышения надежности получаемой информации и соблюдения принципов социалистической законности на предварительном следствии. Выполнение этих рекомендаций, думается, улучшит практику использования одорологической информации в доказывании.

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ОЦЕНКИ РЕЗУЛЬТАТОВ ОДОРОЛОГИЧЕСКОГО   ИССЛЕДОВАНИЯ

Одна из кардинальных проблем, определяющих практическое использование криминалистической одорологни в расследовании преступлений, — оценка доказательственного значения результатов исследования запаховых следов биодетектором. Состоявшиеся в -печати дискуссии так или иначе обсуждали вопросы: является ли выборка следственным действием, а ее результаты — процессуальным доказательством [см.: 11; 38; 39; 42]. Большинство ученых придерживалось мнения, что информация, полученная в результате использования служебно-розыскной собаки при работе ее с запаховыми следами, не может быть процессуальным доказательством. Эта информация может служить лишь следственной прикидкой, поскольку содержание ее носит верснонный характер. Следовательно, ее допустимо использовать на предварительном следствии только в организационных и оперативных целях. Эта .концепция в прошлом разделялась автором настоящей лекции [см.: 23]. .

Однако с момента последней дискуссии прошло уже около десяти лет. Накоплен опыт применения криминалистической одорологни в раскрытии и расследовании преступлений, появились технические средства, позволяющие производить качественно-количественные исследования газообразных объектов, возрос уровень теоретических основ использования запаховой информации [см.: 43—45]. Все это позволяет по-новому рассмотреть исследуемую проблему.

Вспомним аргументы, которые приводились и еще приводятся в обоснование негативной концепции о криминалистической одо-рологин. Обычно отмечали, что механизм выборки запаха собакой остается загадкой, а ее результаты не могут быть проверены другими объективными средствами, например исследованием технпческимн приборами. Некоторые ученые сомневались в возможности длительного сохранения запаховых следов как вещественных доказательств,. в качестве которых традиционно использовались только твердые, сыпучие и жидкие тела. Отдельные неудачные, а порой неграмотные случаи выборки пытались интерпретировать как вообще порочную практику исследования запаховой информации с помощью биологических детекторов. Иногда допускались некорректные приемы дискуссии, например, утверждали, что сторонники выборки отождествляют ее с опознанием, хотя никто из ученых, занимающихся одорологней, такого не утверждал.

Приведенные аргументы, по нашему мнению, несостоятельны, поскольку рассматривались изолированно, пне связи с общепризнанными концепциями, уровнем развития судебной экспертизы, теорией доказательств.

Основу всякой деятельности, в том числе и выборки, образуют исходные начала, теории, принципы, определяющие ее содержание, предмет, методы, средства. Результаты ее зависят от уровня развития технических средств и методов исследования, а также степени овладения ими субъектом деятельности. Отсюда к оценке результатов выборки надо подходить комплексно, учитывая все ее структурные элементы, в частности исходные теоретические данные. К последним следует отнести такие начала: а) газообразные вещества — это равнопорядковые вещественные источники доказательств; б) выборка — это орудийная исследовательская деятельность специалиста; в) результаты выборки могут быть проверены другими средствами; г) надежность результатов выборки может быть определена количественно.

Материальные тела могут находиться в нескольких агрегатных состояниях: твердом, жидком, сыпучем, газообразном н плазменном. Вступая во взаимодействие с другими телами, каждое из них отражает свое состояние, и, таким образом, становится источником информации о данном материальном теле, «следом"» в широком его понимании. Однако в уголовном процессе понятие «вещественные доказательства» определяют только как «предметы, которые явились орудиями совершения преступления, сохранили на себе следы преступления или были объектом преступных действий» (ст. 78 УПК УССР). Закон не ограничивает перечень предметов-вещественпых доказательств. Поэтому ими могут быть и газообразные тела. По в комментариях к уголовно-процессуалышм кодексам указанные предметы интерпретируются только как твердые тела [см.: 46; 47] и не упоминаются иные агрегатные состояния — жидкое, сыпучее, газообразное.

В литературе, особенно по уголовно-процессуальному праву, газообразные тела не называются в качестве вещественных доказательств, хотя они нередко являются средством совершения преступлений и почти на кажп.ом месте происшествия служат источннками одорологической 'информации о лицах и вещах. В протоколах осмотра места происшествия почти не встречается случаев изъятия и консервации запаховых следов, особенно в газообразном состоянии. В значительной степени это объясняется тем, что в учебниках криминалистики отсутствует раздел, в котором должны были бы рассматриваться средства и приемы работы с запаховыми следами, а имеющиеся методические пособия [см.: 14; 44] и публикации в журналах [см.: 48] не решают данной проблемы в широком плане. Следовательно, для объективной оценки результатов выборки прежде всего надо исходить из того, что газообразные тела — это равнопорядковые носители отображений материальных тел, которые могут являться вещественными доказательствами по уголовным делам. На это следует обратить внимание в комментариях У ПК, ввести в курс советской криминалистики изучение средств и методов работы с газообразными следами, уточнить формулировку статьи «Вещественные доказательства» в уголовно-процессуальном законе.

Выборка — это комплексная, орудийная деятельность специалиста-кинолога. По своей сущности деятельность кинолога в процессе выборки не отличается от исследовательской деятельности иных специалистов, например дегустатора в парфюмерной либо пищевой промышленности, который в качестве «инструмента» познания использует биологический детектор — собственное обоняние, а результаты последнего интерпретирует на основе научных, специальных знаний.

Такое использование биодетектора не вызывает возражений, поскольку эта деятельность специалиста в уголовном процессе может быть облечена в процессуальную форму — производство экспертизы (ст. 75, 196 УПК УССР) либо участия специалиста в следственном действии (ст. 128 УПК УССР). Таким образом, если выборку интерпретировать как деятельность специалиста, будут сняты многие наслоения, нередко приводившие к беспредметным спорам.

Деятельность понимается как способ преобразования человеком объекта либо явления материальной действительности. Поэтому она включает объект воздействия, средства (орудия, инструменты) и субъекта деятельности. Без этих элементов нет деятельности как преобразующего акта, например, отсутствие необходимого орудия труда (инструмента) не позволяет выполнить конкретную работу. Отсюда деятельность понимается как воздействующая система «человек — орудие (инструмент) труда», разумеется, и результат ее должен оцениваться комплексно.

Выборка включает все ш-.званные элементы деятельности. Субъектом является специалист-кинолог, орудиями его труда — «инструментами» исследования — служат «специальные знания» (ст. 75 УПК УССР) из области криминалистической одорологпп-46

и обоняние подготовленной служебно-розыскной собаки, а объектом исследования (воздействия) — материальные тела, находящиеся в газообразном состоянии. Значит, выборка — это не хаотическое поведение собаки, а управляемое кинологом воздействие инструментом познания (орудием труда) на исследуемый объект. Здесь реализуются возможности системы «кинолог — биодетектор», поэтому вывод выборки надо оценивать комплексно.

Необоснованно в выборке видеть только «деятельность» собаки, поведение которой стороннему наблюдателю кажется загадочным, непонятным и не внушающим доверия. Такая позиция не только сомнительна в научном отношении, она противоречива и в своей основе.

Во-первых, кинолог — это специалист, обладающий научными познаниями поведения животных, он умеет ими руководить и знает их повадки [см.: 49—52]. Именно эти научные данные и служат основой применения обоняния дрессированной собаки в качестве «инструмента», расширяющего познавательные возможности кинолога. Поэтому его деятельность напоминает исследование специалистом-химиком с помощью современных средств газовой хро-матографии пахучих веществ, которые собака распознает обонянием. Специальные знания кинолога позволяют ему «читать» поведение биодетектора и делать выводы об объективности «исследования» подобно тому, как специалист-химик дешифрует хрома-тограмму, которая для непосвященного человека загадочнее, чем механизм выборки вещи по запаху. Здесь пет каких-либо принципиальных различий между использованием биологического и технического детекторов [см.: 45, 7], однако результаты первого, в отличие от второго — заключения эксперта, являющегося средством доказывания, не признаются источником доказательств.

Во-вторых, результат выборки, так же как и результат иной деятельности специалиста, — это совокупный продукт системы «кинолог — биодетектор». Поэтому результаты выборки находятся в одном ряду с фактическими данными, полученными, например, системой «химик — хроматограф».

Наконец, в качестве контраргумента в дискуссии по поводу криминалистической одорологин нередко приводят мнение, что результаты выборки нельзя проверить техническими средствами, а надежность их не поддается количественной оценке. Современные данные естественных и технических наук, уровень развития теории' п практики судебной экспертизы опровергают эти доводы.

Результаты выборки некоторых объектов можно проверить современными техническими средствами путем производства судебной экспертизы веществ, материалов и изделий, объектами которой являются сыпучие, жидкие и газообразные вещества. Такая экспертиза уже сейчас может решить вопрос о принадлежности «любого объекта независимо от его агрегатного состояния (жидкое, твердое или газообразное)» [53]. Следовательно, проверить iipa-t вилыюсть выборки можно, нужно лишь сохранить запаховый след' и назначить экспертизу. Известно, что на способ изъятия и консервации запаховых следов еще в 1964 году получено авторское свидетельство, что устраняет препятствие для признания запаховых следов вещественными доказательствами. Именно эти данные:, обосновывают научность одорологического метода.

Оценивая данные выборки, как и результаты инструментального исследования газообразных объектов, необходимо учитывать логическую форму, в которой может быть сформулирован вывод — тождество, групповая принадлежность, общий источник происхож-. дения. В теории криминалистической идентификации известно, что сыпучие, жидкие и газообразные объекты отображают свои признаки и свойства делением целого на части. Отсюда в ходе любого исследования, допустим крови, горючесмазочного вещества, запаха следа обуви, фигурируют два объема газа, жидкости, которые подвергаются сравнению. Независимо от того, какое количество признаков будет совпадать в сравниваемых образцах, вывод о тождестве их делать нельзя, поскольку тождество — это равенство объекта самому себе, а в данном исследовании их два вида.

Если понимать в криминалистической идентификации тождество именно так, то в отношении сыпучих, жидких и газообразных веществ криминалистической экспертизой можно установить только сходство, однородность либо источник происхождения [см.: 54; 55]. Концепция, в соответствии с которой тождество в криминалистике устанавливают только для твердых тел, имеющих устойчивую внешнюю форму [см.: 56] и способных отражать свои признаки без деления целого на части, в настоящее время разделяется многими учеными.

Объектами выборки являются газообразные тела, они не имеют устойчивой внешней формы, обладают свойством делимости, что позволяет дробить целое на части с одинаковыми свойствами. Поэтому при выборке устанавливается не тождество запаха в его криминалистическом понимании, а источник происхождения, однородность двух порций (объемов) сравниваемых газообразных веществ, т. е. по доказательствепиому значению такие же результаты, как и при судебной экспертизе этих объектов. Следовательно, результаты выборки в принципе молено проверить инструментальными исследованиями. Однако такие «проверочные» исследования пока еще проводятся крайне редко, поскольку техника изъятия н консервации запаховых следов для инструментального анализа остается очень низкой. Поэтому чаще всего ограничиваются розыском преступника nt> запаховому следу и выборкой, когда находят на месте происшествия вещь преступника, например шапку, платок, обувь.

При оценке результатов выборки нередко ссылаются ня то> обстоятельство, что обоснованность их нельзя выразить количественно, как это делается Цри инструментальных исследованиях. Однако и этот довод неубедителен. В криминалистике давно известны работы о вероятностно-статистическом подходе к проблеме идентификации [см.: 57]. В последнее время появилось солидное исследование Г. М. Собко, посвященное вероятностно-статистическому обоснованию одорологической идентификации при выборке. Автор интерпретирует идентификацию как установление тождества двух (или более) объектов, входящих в некоторую совокупность [см.: 58], т. е. по существу решает задачу происхождения объектов из одного источника. Предприняв математическую формализацию основных понятий идентификации как акта сравнения, он разработал вероятностно-статистическое обоснование надежности результатов, выборки (опытов) путем определения верхнего и нижнего доверительных пределов для числа наблюдений не более 500 [см.: 59].

В этом случае выборку можно представить как положительное либо отрицательное реагирование детектора на запах: есть запах— да (1), отсутствует запах — нет (0). Для количественной оценки безразлично, каким детектором получен сигнал — обонянием собаки или техническим устройством. При исходной априорной информации в пользу одной из гипотез надежность результатов сравнения (выборки) с каждым опытом возрастает [см.: 60]. Поэтому предложенные Г. М. Собко приемы расчета надежности результатов выборки в зависимости от количества опытов и числа положительных реакций собаки, следует признать убедительными *. Использование их позволяет специалисту количественно определять достоверность результатов выборки в заданных пределах и, таким образом, ставить их в один ряд с результатами инструментального-исследования.

Изложенные в лекции вопросы оценки и использования результатов одорологического исследования запаховых следов не претендуют на исчерпывающее решение проблемы. Вместе с тем приведенные в ней соображения о необходимости признать газообразные следы вещественными источниками информации, возможности техническими средствами проверять н оценивать результаты выборки, а последнюю интерпретировать как деятельность-системы «кинолог — биодетектор» основаны на современных достижениях естественных н технических наук, что позволяет по-новому рассматривать проблему использования запаховых следов. в доказывании по уголовным делам.

* С мнением автора, что собака «опознает лицо» — истинного носителя-запаха [см : 58, 148], согласиться нельзя. Собака анализирует запах, а каков его будет носитель — не имеет значения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Материалы XXVI съезда КПСС. М., 1981.

2. Об улучшении работы по охране правопорядка и усилении борьбы с •правонарушениями. Постановление ЦК КПСС 2 августа 1979 г. — Справочник партийного работника. М., 1980, вып. 20, с. 414 — 418.

3. Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Рее-лублик. М., 1977.

4. Зубко В. Н. Основы служебного собаководства. М., 1975.

5. Безрукие В., Винберг А., Майоров М.,  Товаров  Р.  Новое в криминалистике. — Соц. законность, 1965, № 10.

6. Гончаров С.  Как пленка...  запах узнает. — Правда,   1981,  30  янв.

7. Бионика вчера и сегодня. М.,  1969.

8. Гудман  М.,  Морхауз  Ф.    Органические    молекулы    в действии./Перевод с анг. М., 1977, с. 208.

9. Ранг Р. X. Паука о запахах./Перевод с англ. М-, 1966.

10. Мизнтова   Р.   М.   и   др.   Обоняние   и   его  моделирование.   Новосибирск, 1965.

11. Винберг А. И. Криминалистическая одорология. — Соц. законность, 1971, .№ 11, с. 56.

12. Салтевский   М.  В.   Собирание   криминалистической   информации   техническими средствами на предварительном следствии. К.,  1980.

13. Криминалистика. М., 1978, т, 1, с. 329.

14. Винберг   A.   If.   Криминалистическая   одорологня. — В   кн.:   Криминалистика на службе следствия. Вильнюс, 1967.

15. Крушинский и др. Служебная собака. М., 1952.

16. Шчканов  В. П., Тарпаев  II.  П.  Заиаховые  микроследы.  Иркутск,   1974.

17. Селиванов Н. Современные возможности исследования вещественных доказательств. — Соц. законность, 1972, № 3, с. 33.

18. См.: New electronic bload hound  out  performs the real  dog. — JSA Journal, 1964,  11, N 4, 18.

19. Известия,  1974,  11 сент.

20. Дытперский IO. Самые тонкие фильтры. — Правда,  1981, 22 окт.

21. Известия,  1974,  Н  септ.

22. Грамович Г. И. Основы криминалистической техники. Минск, 1981, с. 56. 23  Салтевский   М.   В.   Криминалистическая   одорология:   Лекция. К.,   1976.

24. Цветков   П.   П.   Об   использовании   обонятельного  анализатора   в   целях криминалистического отождествления личности. — Правоведение,  1970, № з.

25. Виноградов И. В., Гуреев А. С. Лабораторные исследования в практике

•судебно-медицинской экспертизы. М., 1966.

26. Загрндская А. П., Федорцева Л. С. О значении  волокон тканей одежды на   предполагаемом  орудия  преступления. — В  кн.:   Вопросы  борьбы  с преступностью. М.,  1967, вып. 5, с. 159—162. -     27. Правда,  1973, 30 мая.

28. Сигай   М.   Я.   Методология   судебной   идентификации.   К.,   1970,   с   201.

29. Фредерике Ф., Якимов И. Н. Криминалистика. М., 1925.

30. Крылов И. Краткий обзор деятельности питомника ОУР. — Административный вестник,. 1927, № 3.

31. Фредерике Ф. Собака-ищейка. Харьков, 1924.

32. Крылов И. Ф. Следы на месте преступления. М., 1961.

33. Коган   А.   Б.   Основы   физиологии   высшей   нервной   деятельности    М.1959, с. 447.

34. Литинецкий  П. На  пороге забытого  мира. — Вокруг света,   1971,  N°   12,

35. Материалы дискуссии. — Соц. законность, 1971, № II.

36. Материалы дискуссии. — Соц. законность,  1972, N» 3.

37. Материалы дискуссии. — Соц. законность, 1972, № 4. 38  Строгович   М.   С. О  криминалистической  одорологнп. — В   кн.:   Вопросы _ борьбы с преступностью: Тр. Иркутского гос. ун-та им. А. А. Жданова. Иркутск, '1970, т. 85 (серия юрнд.), вып. 10, ч. 4.

•39   Строгович    М.   С.   Криминалистическая   одорологня. — Соц.   законность, 1972, № 4.

40. Шиканов В. И. В кн.: Вопросы борьбы с преступностью... Иркутск, 1970, с. 85 (серия юрид.), вып. 10, ч. 4.

41. Фуфыгин Б. Судебная одорологня н следственная практика. — Сон. законность, 1972, № 3, с. 58—60.

42. Мчньковскчй Г., Эйсман А. Спорное и бесспорное в теории доказательств.— Соц. законность, 1971, № II.

43. Собко Г. М. Вероятность — статистическое обоснование достоверности олррологической идентификации. — В кн.: Во*просы теории судебной экспертизы. М., с. 142—177.

44. Применеие служебно-розыскных собак при расследовании преступлений. Иркутск —Чита, 1973.

45. Бионика. К.,  1978.

46. Уголовно-процессуальнып кодекс Украинской ССР: Научно-практический комментарий. К.., 1974, с. ПО—111.

47. Научно-практический комментарий УПК  РСФСР.  М.,   1970, с.   12<!—126.

48. Малаховская Н. Криминалистическая одорология — эффективна в борьбе с преступностью. — Сои. законность, 1972, № 3, с. 60—61.

49. Шовен Р. Поведение животных. М., 1972.

50. Тинберчн Н. Поведение животных. М., 1969.

51. Хачнд Р. Поведение животных. М., 1975.

52. Асмаян Н. В., Урываев Ю. В. Особенности поведения собак в ситуации выбора различных подкреплений. — В кн.: Механизм н принципы целенаправленного поведения. М., 1972.

53. Шляхов А.  Р.  Судебная  экспертиза  н  правосудие.  М.,   1981, с.  33.

54. Салтевскчй М. В. Идентификация и установление групповой принадлежности: Конспект лекций по советской криминалистике. Харьков, 1965, с. 11.

55. Салтевский М. В. Идентификация и информация. — Правоведение, 1965, № 3, с. 84,

56. Белкин   Р.  С.   Курс  советской   криминалистики.   М.,   1978,   т.   2,   с.   227.

57. Кирсанов 3. И. Использование теории вероятностей и математической статистики в идентификации. — В кн.: Применение теории вероятностей н математической статистики в судебной экспертизе: Материалы науч. конф. 5—6 июня 1963 г. М., 1964, с. 5—20.

58. Собко Г. М. Вероятностно-статистическое обоснование достоверности олорологической идентификации. — В кн.: Вопросы теории судебной экспертизы. М., 1977, вып. 31, с. 142.

59. Большее Л. Н., Смирнов Н. В. Таблицы математической статистики. М., 1965, с. 101 и 348.

60. Психологическая  диагностика:   проблемы  исследования.  М.,   1981, с.  28.

ОГЛАВЛЦНИЕ

От   автора   .       .................       3

Кшюлогическая служба в борьбе с преступностью    ......       5

Криминалистическая одорологня и основные сведения о природе запаха       9 Запаховые  следы   и   их   свойства   ...........      13

Классификация запаховых следов, используемых в криминалистической одорологии   ..................      16

Технические средства обнаружения и консервирования запаховых следов     21 Тактические   приемы   собирания    запаховых    следов   на   месте    происшествия   .       .      .................     27

Тактика использования запахопых следов в раскрытии и расследовании преступлений       .       .       ...............      35

Некоторые вопросы оценки результатов одорологического исследования     44 Список литературы ,     ..,.,,........     50

Михаил Васильевич Салтевский д-р юрид. наук, профессор

Использование запаховых следов для раскрытия и расследования преступлений

Лекция для слушателей факультета  повышения квалификации

Редактор И. С. Р а д ч е и к о Корректор Н. Я. Ч е х о в и ч

Сдано в набор 9.09.1982 г. Подл, в иеч. 22.12.1982 г. БФ 02760. Формат 60X84/16 Бумага тшюгр. № 1. Лит. гари. Вые. печать. Усл. печ.'л. 3,02. Уч.-изд. л. 3,34 Тираж 1500 Зак. № 6226. Поз. № 55 Сводного ТП МВД СССР. 1982 г

Цена 20 коп.

Научно-исследовательский и редакционио-нздательскнн отдел КВШ МВД СССР им. Ф   Э. Дзержинского

4-и  военная  типография.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

62864. Изготовление изделий из проволоки 2.19 MB
  Формировать умения работать с инструментами предназначенными для гибки тонколистового металла и проволоки. Оборудование: молоток слесарные тиски оправки плоскогубцы заготовки металла и проволоки.