16176

Правовая организация отраслевых хозяйственных систем. Учебное пособие

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Пронская Г.В. Правовая организация отраслевых хозяйственных систем/ К.: Вища школа 1985 124с. Грациэлла Васильевна Пронская ПРАВОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОТРАСЛЕВЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СИСТЕМ На примере Украинской ССР Редактор О. А. Ульяницкая Художник В. И. Гридко...

Русский

2013-06-20

776.5 KB

0 чел.

Пронская Г.В. Правовая организация отраслевых хозяйственных систем/

-К.: Вища школа, 1985,124с.

   Грациэлла Васильевна Пронская

ПРАВОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

ОТРАСЛЕВЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СИСТЕМ

(На примере Украинской ССР)

Редактор О. А. Ульяницкая

Художник В. И. Гридковец

Художественный редактор 3. Т. Манойло

Технический редактор Н. Н. Бабюк

Корректоры С. Д. Мирончак, Т. Л. Кравченко

Информ. бланк № 8696

Сдано в набор 22.01.85. Подп. в печать 17.04.85. БФ 02064. Фор-

мат 84х108/31. Бумага типогр. ? 1. Лит. гарн. Выс. печать. Усл.

печ. л. 6.72. Усл. кр.-отт. 6.93. Уч.-изд. л. 8.10. Тираж 2300 экз.

Изд. № 2104-к. Зак. № 6.16. Цена 1 р. 20 к.

Издательство при Киевском государственном университете. Киев-1.

252001. Крещатик. 10.

4-я военная типография.

1203070000-089__                 Издательское объединение

М224(04)- 85                  <Вища школа>, 1985

   В монографии рассматриваются экономические предпо-

сылки и организационно-правовые принципы формирова-

ния и функционирования отраслевых хозяйственных си-

стем - наиболее крупных подразделений социалистической

экономики. Исследуются понятие и юридическое значение

указанных систем, экономико-правовые основы их струк-

турирования, правовое положение звеньев системы (мини-

стерств, объединений, предприятий), правовой режим ее

имущества, правовые формы хозрасчета и проблемы вну-

трисистемных хозяйственных связей. Формулируются пред-

ложения по совершенствованию правового регулирования

деятельности отраслевых хозяйственных систем.

Для научных и практических работников, студентов.

Рецензент-М. И. Усенко. канд. юрид. наук. Инсти-

тут государства и права АН УССР

Редакция экономической и правовой литературы

Зав. редакцией Л. М. Лукашевич

   ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Организационно-экономические н юридические основы

функционирования отраслевых хозяйственных систем УССР

Хозяйственная отрасль - организационно-экономическая база

отраслевой хозяйственной системы 6

Юридические основы функционирования отраслевых хозяйственных

систем 20

Глава 2. Правовое положение звеньев отраслевой хозяйственной

системы УССР

Компетенция центров отраслевых хозяйственных систем УССР 41

Правовая организация республиканских хозяйственных объединений 51

Правовое положение государственного предприятия 63

Глава 3. Правовое регулирование деятельности отраслевых хозяйственных

систем УССР

Правовой режим имущества отраслевой хозяйственной системы УССР 75

Правовые проблемы хозрасчета отраслевых хозяйственных систем 87

Проблемы правового регулирования хозяйственных связей в отраслевой

хозяйственной системе 100

Примечания 118

ВВЕДЕНИЕ

В последние годы совершенствование системы управле-

ния социалистической экономикой, улучшение стиля и ме-

тодов социалистического хозяйствования стало одной из

важнейших задач Коммунистической партии и Советского

государства, одним из основных элементов общего процес-

са развития нашего общественного строя. Только при на-

личии рационального, гибкого, безотказно действующего

механизма управления, соответствующего экономике раз-

витого социализма и характеру стоящих задач, могут быть

в полной мере использованы преимущества, заложенные в

социалистическом способе производства, решена стратеги-

ческая важная проблема - достижение максимальной

эффективности народного хозяйства (*1). <Чтобы успешнее

и быстрее решить эту задачу, - отмечалось на мартов-

ском (1985 г.) Пленуме ЦК КПСС,-необходимо и далее

настойчиво совершенствовать хозяйственный механизм и

всю систему управления>(*2).

Высокий динамизм социально-экономической жизни

страны, неуклонный рост народнохозяйственного потен-

циала требуют постоянной работы по совершенствованию

управления экономикой с прочной опорой на строгий ана-

лиз, трезвую оценку положения дел и четкой ориентацией

на оптимальное решение назревших проблем, органическое

сочетание интересов государства и трудовых коллективов.

Одно из первостепенных направлений этой обширной и

многоплановой работы - улучшение   организационной

структуры управления, включая четкое определение функ-

ций, прав и ответственности органов управления и пред-

приятий. Оно требует специальных научных изысканий, в

том числе и правовых, которые нуждаются в новом под-

ходе к этой проблематике. Как показывает опыт, тради-

ционные приемы разъединенного исследования указанных

вопросов применительно к деятельности только управлен-

ческих органов либо только предприятий не дают желае-

мых результатов. И, видимо, это закономерно, поскольку в

-3-

реальной жизни орган управления и подчиненные ему

предприятия работают в прочной связи, тесном единстве

их деятельность составляет неразрывное целое - процесс

хозяйствования на определенном участке социалистиче-

ской экономики.

Указанные моменты послужили основой для формиро-

вания новой организационно-экономической категории -

хозяйственной системы. Как реальное явление хозяйствен-

ная система - это организационно обособленное сложное

подразделение системы управления экономикой, включаю-

щее предприятия (организации), действующие под руко-

водством одного и того же вышестоящего органа, а также

орган государственного управления (**), являющийся в отно-

шении их вышестоящим.

Как научное понятие хозяйственная система выражает

многогранное единство указанного образования, и прежде

всего органа хозяйственного руководства (субъекта управ-

ления) и подчиненных ему предприятий и организаций

(объекта управления). Это единство не исчерпывается

организационной соподчиненностью структурных элементов

системы, а включает также единство цели, функций, пла-

новой основы, имущественной базы, хозрасчетных начал

жизнедеятельности звеньев системы. Все это находит юри-

дическое выражение в единстве правового режима хозяй-

ственной системы, урегулированного правом порядка ее-

деятельности, во взаимосвязи и взаимозависимости прав

и обязанностей (компетенции) односистемных хозяйствен-

ных органов.

Субъектно-объектный подход к реально существующим

сложным образованиям в системе управления социалисти-

ческой экономикой позволяет глубже изучить вертикаль-

ные и горизонтальные отношения хозяйственных органов.

обнаружить новые закономерности их взаимодействия в

рамках указанных образований и в этой связи выявить ре-

зервы совершенствования государственного хозяйствова-

ния на данном участке экономики, предложить конкретные

меры по улучшению правовой организации таких хозяйст-

венных образований. Правовая организация здесь пони-

мается как совокупность правовых форм, опосредствующих

структуру и деятельность хозяйственной системы, ее стати-

ку и динамику.

Предметом данного исследования служит правовая ор-

ганизация отраслевых хозяйственных систем Украинской

(***) Здесь и далее термины <руководство> и <управление> нсполь-

зуются как neiiieiu.

-4-

ССР, т. е. таких хозяйственных систем, которые форми-

руются на базе отрасли хозяйственного управления УССР

как составной части отрасли хозяйства Союза ССР. Буду-

чи наиболее крупными подразделениями в организацион-

ной структуре государственного хозяйствования союзной

республики, они выполняют важную роль в современном

хозяйственном механизме. Через них обеспечивается вклю-

чение сотен и тысяч предприятий республиканского и мест-

ного подчинения в единый народнохозяйственный комплекс

страны <на основе государственных планов экономическо-

го и социального развития, с учетом отраслевого и терри-

ториального принципов, при сочетании централизованного

управления с хозяйственной самостоятельностью и инициа-

oeaie предприятий, объединений и других организаций>

(ст. 16 Конституции СССР).

Проводимое здесь обособление государственного хозяй-

ствования на крупнейшем участке экономики позволяет, с

одной стороны, увязать функционирование отрасли с за-

дачами развития всего народнохозяйственного комплекса,

а с другой - организовать работу каждого предприятия

наиболее рациональным образом, подчиняя ее потреб-

ностям народного хозяйства с учетом конкретных условий

деятельности данного производственного коллектива.

Деятельность отраслевой хозяйственной системы УССР,

как и любого хозяйственного образования, осуществляет-

ся в правовых формах. Правовое регулирование должно

обеспечить полную реализацию позитивных возможностей

этой организационной формы. Но пока что оно не отвечает

данному требованию. Задача настоящего исследования со-

стоит в том, чтобы на основе анализа соответствующих

внутрисистемных отношений, закономерностей и тенден-

ций их развития, а также состояния и реальных потенций

правового регулирования в указанной сфере предложить

возможные пути и средства совершенствования правовой

организации отраслевых хозяйственных систем Украин-

ской ССР.

В данной работе мы ограничимся рассмотрением лишь

тех вопросов, которые в современных условиях являются

наиболее важными или наименее изученными. Сложность

и новизна темы служит автору оправданием в том, что не-

редко высказываемые в книге положения не бесспорны, а.

предлагаемые решения не окончательны.

-5-

ГЛАВА  I

ОРГАНИЗАЦИОННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ

И ЮРИДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ

ОТРАСЛЕВЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СИСТЕМ УССР

Хозяйственная отрасль -

организационно-экономическая база

отраслевой хозяйственной системы

Единый народнохозяйственный комплекс СССР имеет

сложную организационную структуру, основным подразде-

лением которой является отрасль народного хозяйства.

Последняя складывается объективно под воздействием

многих факторов, среди которых важную роль играют об-

щественная потребность в определенном продукте и науч-

но-технический прогресс, определяющий способ производ-

ства продукта и диктующий те или иные формы общест-

венной организации этого производства (*1).

Однородность натурально-вещественной формы продук-

та, производимого рядом предприятий, предопределяет

аналогичность используемого ими сырья, применяемой

техники и технологии, профессионального состава кадров

и иных элементов производства. На основе и в пределах

этой однородности формируются общественно необходи-

мые затраты на производство продукта, лежащие в основе

образования стоимости, а в конечном счете и цены, скла-

дывается тот или иной уровень производительности труда.

устанавливаются определенные пропорции между потреб-

лением и накоплением и т. п.

Общность указанных условий жизнедеятельности, как

производственно-технических, так и социально-экономиче-

ских. связывает производящие однородную продукцию (од-

нопрофильные) предприятия в единое целое - отрасль на-

родного хозяйства, имеющую общие перспективы и зако-

номерности развития. Соответственно различие упомяну-

тых факторов у разнопрофильных предприятий является

основой разграничения отраслей.

Объективно существующая отраслевая  организация

производства требует максимально полного учета отрасле-

вых факторов структурирования и развития экономики в

управлении   ею.   <Чтобы   управлять, - подчеркивал

В. И. Ленин,-нужно быть компетентным, нужно пол-

ностью и до точности знать все условия производства, нуж-

но знать технику этого производства на ее современной

высоте...> (*2).

-6-

Отраслевому началу принадлежит первенствующая

роль в механизме государственного управления экономи-

кой, поскольку на отраслевой основе могут быть решены

важнейшие задачи социально-экономического развития:

повышение технического уровня производства, совершен-

ствование его общественной организации, удовлетворение

общественной потребности в продукте того или иного ро-

да. Именно отраслевая организация создает необходимые

предпосылки для централизованного управления экономи-

кой, проведения единой технической и хозяйственной по-

литики, обеспечения пропорциональности развития народ-

ного хозяйства.

Указанные моменты лежат в основе отраслевого прин-

ципа управления народным хозяйством, в соответствии с

которым объективно существующая отрасль производства,

как правило, имеет свою, специализированную систему уп-

равления. Посредством создания такой системы происхо-

дит организационное оформление отрасли как относитель-

но самостоятельной конкретно-определенной части единой

социалистической экономики - отрасли хозяйственного

управления. Возглавляется она центральным органом го-

сударственного управления - министерством (ведомством,

государственным комитетом), которое вместе с подчинен-

ными предприятиями, организациями и учреждениями со-

ставляет единую систему (п. 7 Общего положения о мини-

стерствах СССР, утвержденного Советом Министров СССР

10 июля 1967 г. (**))(*3).

Формирование отрасли управления происходит не само

по себе, а во взаимосвязи с другими социальными процес-

сами и явлениями. В результате организационная структу-

ра отраслевого управления заметно отклоняется от отрас-

левой структуры производства и, соответственно, отрасль

хозяйственного управления от составляющей ее основу от-

расли народного хозяйства. В зависимости от того или

иного сочетания определяющих факторов эти отклонения

имеют различные варианты.

В одних случаях отрасль управления формируется на

базе нескольких родственных, как правило, технологически

не связанных между собой отраслей производства. Напри-

мер, система Министерства жилищно-коммунального хо-

зяйства УССР охватывает 22 специализированные отрасли

(жилищное хозяйство, водоканализационное хозяйство, го-

родской электротранспорт, газовое хозяйство и пр.); систе-

ма Министерства легкой промышленности - 11 специали-

(***) Далее: Положение о министерствах СССР.

-7-

зированных отраслей (текстильная, трикотажная, швейная,

кожевенная обувная, валяльно-войлочная и т. п.); система

Министерства пищевой промышленности УССР - 17 от-

раслей (сахарная, консервная, спиртовая, хлебопекарная

макаронная, кондитерская, соляная и т. д.).

В других случаях одна отрасль производства рассредо-

точена между несколькими отраслями управления соответ-

ствующего профиля. Так, в УССР капитальное строитель-

ство представляют восемь таких отраслей, сельское хозяй-

ство - пять. Бытовые услуги населению оказывают пред-

приятия систем Министерства бытового обслуживания

УССР, Министерства жилищно-коммупального хозяйства

УССР и еще более чем 15 министерств и ведомств.

Отрасль хозяйственного руководства, наряду с пред-

приятиями основного производственного профиля, вклю-

чает в себя предприятия других отраслей, чья деятель-

ность тесно связана с производством профилирующей

продукции, обеспечивая   производственно-хозяйственное

обслуживание последнего. Во всех отраслях управления

имеются промышленные предприятия, например, по ремон-

ту оборудования, изготовлению запасных частей к нему;

сельскохозяйственные организации в виде подсобных хо-

зяйств; строительные организации и предприятия по про-

изводству строительных материалов. Во многих есть свои

транспортные организации, предприятия связи. В nenoaiao

промышленных министерств, особенно отраслей группы

Б,-торговые предприятия и т. п.

В результате все отрасли управления включают в свой

состав предприятия иного производственного профиля. Од-

нако это не только оправдано, но и в известной мере неиз-

бежно, диктуется современными условиями производства,

когда в силу глубокой специализации, всесторонней коопе-

рации и развитого комбинирования производство любого

продукта и доведение его до потребителя требует участия

предприятий разного производственного профиля, когда

развитие любой отрасли хозяйства обеспечивается усилия-

ми многих отраслей.

Зависимость функционирования и развития отрасли

производства не только от внутриотраслевых, но и межот-

раслевых производственно-хозяйственных связей обуслов-

ливает необходимость локализации и тех и других, хотя и

в разной мере, в рамках соответствующей отрасли управ-

ления как единого звена экономики, призванного обеспе-

чивать на современном технико-экономическом уровне

удовлетворение общественной потребности в продукте

определенного рода. В организационно-структурном отно-

-8-

шении это предполагает включение предприятий и органи-

заций иной отраслевой принадлежности, обеспечивающих

наиболее значимые условия жизнедеятельности данной от-

расли, в соответствующую последней отрасль хозяйствен-

ного управления.

Возникает парадоксальная ситуация. Отраслевая до-

минанта в известной мере ослабляет отраслевое начало,

растворяет в какой-то части (редко - в полной мере(*4))

отрасли хозяйства в непрофильных отраслях управления.

Такое рассредоточение отраслей производства между

различными отраслями управления расценивается рядом

исследователей как крайне отрицательное явление, свиде-

тельствующее о несовершенстве нынешней организацион-

ной структуры управления экономикой (*5). Некоторые из ннх

видят здесь чуть ли не свидетельство общей несостоятель-

ности отраслевого принципа управления народным хозяй-

ством (*6).

Столь категоричная критика едва ли оправдана и в час-

ти затронутого факта, и тем более в отношении указанного

принципа. На наш взгляд, нельзя ставить знак равенства

между отраслевым принципом руководства экономикой и

его практической реализацией. Выработанный практикой

социалистического строительства и опирающийся на при-

сущие ей закономерности указанный принцип не исчерпал

себя. Безусловно, у него есть слабые стороны: возможность

преобладания ведомственного интереса над общегосудар-

ственным, ослабление внимания к развитию межотрасле-

вых связей, индифферентность к местным условиям хозяй-

ствования, опасность излишней централизации и бюрокра-

тического формализма и т. п. Но идеальных средств уп-

равления не существует.

В условиях централизованного планового руководства,

составляющего одно из фундаментальных начал и корен-

ных преимуществ социалистической системы хозяйства

(ст. 16 Конституции СССР), отраслевой принцип не имеет

равноценной альтернативы. Неудавшийся опыт руковод-

ства промышленностью по территориальному принципу че-

рез систему совнархозов - достаточно наглядное тому

подтверждение (*7).

Оптимальная реализация отраслевого принципа руко-

водства народным хозяйством - сложная задача. Ее слож-

ность в значительной мере объясняется сложностью совре-

менной экономики, мобильностью происходящих в ней про-

цессов, сложностью управления ею. Управление - это дея-

тельность многовариантная, детерминированная в своих

результатах множеством динамичных, неоднозначных

-9-

взаимозависимых факторов. Отыскание оптимальных уп-

равленческих структур достигается, в основном, испыта-

нием на опыте различных вариантов. Каждому этапу об-

щественного развития страны должны соответствовать

конкретные формы управления. Это объективная законо-

мерность, которую нельзя ни изменить, ни отменить(*8).

Нынешняя организационная структура отраслевого уп-

равления далека от совершенства. Ее недостатки неодно-

кратно отмечались в партийных документах, правовых ак-

тах, в научных публикациях и массовой прессе.

Представляется, что в значительной мере они вызваны

двумя взаимосвязанными организационными просчетами:

узким масштабом концентрации отраслевого управления,

чрезмерной дробностью его структуры, излишней множест-

венностью ее основных подразделений - отраслей хозяй-

ственного управления; неоптимальным во многих случаях

распределением предприятий и организаций по отраслям

управления, зачастую неоправданной рассредоточенностью

однородных и взаимосвязанных производств между ведом-

ственными системами. Все это умаляет возможности раз-

вития концентрации, специализации, кооперирования и

комбинирования производства; усложняет взаимодействие

смежных производств, затрудняет объединение усилий от-

раслей по решению общих межотраслевых задач; повы-

шает многочисленность и плотность сетки межотраслевых

хозяйственных связей, снижает надежность хозяйственно-

договорных отношений вследствие обилия <стыков> в их

организации; влечет распыление сил, средств и ресурсов,

предназначенных для решения кардинальных народнохо-

зяйственных задач; искусственно расширяет сферу межот-

раслевой координации, что в условиях интенсивности,

сложности и <многономенклатурности> современных меж-

отраслевых отношений весьма замедляет управленческий

процесс, снижает эффективность принимаемых управлен-

ческих решений; увеличивает загрузку высших и централь-

ных межотраслевых органов государственного руководства

вопросами отраслевого характера; вызывает рост числен-

ности административно-управленческого персонала, повы-

шение расходов на управление и т. п.

Следует отметить, что сама по себе множественность

отраслей хозяйственного управления неустранима. Она

предопределена высоким уровнем отраслевой дифферен-

циации производства, масштабностью отраслей нашей эко-

номики, недостаточной в ряде отраслей концентрацией

производства. По мере развития экономики и в дальней-

шем будут обособляться новые виды и отрасли производ-

-10-

ства, которые потребуют специализированного управления

и создания соответствующих управленческих структур.

Однако, во-первых, и в производстве, и в управлении

процессы специализации неизменно сопровождаются про-

цессами интеграции, которые нельзя недооценивать.

Во-вторых, отраслевое обособление производства и со-

ответственно специализация управления и сегодня, и в бу-

дущем возможны в различных организационных формах.

Здесь далеко не всегда необходимо создание самостоятель-

ной отрасли хозяйственного управления, и зачастую ока-

зывается приемлемым внутриотраслевой уровень.

В-третьих, формирование новых отраслей производ-

ства - процесс не очень быстрый, хотя в последние годы

под влиянием научно-технического прогресса он и уско-

рился. Однако создание новых отраслей хозяйственного

управления происходит интенсивнее, чем обособление но-

вых отраслей экономики и наращивание масштабов про-

изводства.

Иными словами, нынешняя дробность организационной

структуры отраслевого управления вызвана не только

указанными выше объективными причинами, но и другими

обстоятельствами, среди которых важное место занимает

организационное обеспечение решения важных народнохо-

зяйственных задач. В целях ускорения развития опреде-

ленного участка хозяйственного строительства создается

самостоятельная отрасль хозяйственного управления, ко-

торая и после смягчения остроты поставленной задачи не

воссоединяется с главной отраслью управления, а продол-

жает действовать автономно, осложняя механизм руковод-

ства экономикой.

Изложенное выше позволяет утверждать, что весьма

нежелательная в своих последствиях излишне дробная ор-

ганизационная структура отраслевого управления вызвана

не столько свойствами отраслевого принципа руководства,

сколько, с одной стороны, слишком прямолинейным его

пониманием, негибким применением, а с другой - много-

численными отступлениями от него на практике. Последо-

вательная реализация данного принципа не исключает, а

предполагает концентрацию управления, укрупнение его

отраслей.

Что касается неоптимального (в производственно-тех-

нологическом и организационно-экономическом отноше-

нии) распределения предприятий по отраслям управления,

то здесь речь идет о ситуациях двоякого рода. Ситуация

первая, вполне обоснованно расцениваемая исследователя-

ми как безусловно негативная: предприятия одной отрасли

-11-

производства входят на началах профилирующего состава

в разные отрасли управления. Так, едва ли оправдано

принципиальными соображениями наличие предприятий

швейной, трикотажной, обувной промышленности (массо-

вое производство) в системе Министерства бытового об-

служивания УССР - по всем основаниям они должны

входить в систему Министерства легкой промышленности;

предприятий по ремонту жилья, банно-прачечного хозяй-

ства и других как в системе Министерства бытового об-

служивания, так и в системе Министерства жилищно-ком-

мунального хозяйства Украинской ССР. Никаких серьез-

ных препятствий к воссоединению указанных отраслей про-

изводства в одной отрасли управления нет.

Ситуация вторая внешне противоположна охарактери-

зованной выше, но влечет сходные последствия. Имеется в

виду ведомственная разъединенность производств, тесно

связанных между собой но типу <Производитель - потре-

битель> с четкой специализацией первого на удовлетворе-

ние потребностей второго. Такого рода связи создают

вокруг отрасли-потребителя определенный круг специали-

зированных обслуживающих производств, фактически

формируют под ее эгидой производственно-хозяйственный

комплекс, все звенья которого объективно соединены общ-

ностью задач, направленности и конечных (народнохозяй-

ственных) результатов деятельности.

Не будучи организационно оформленным, не имея об-

щего руководства, такой комплекс не может действовать в

оптимальном режиме. Ведомственная разъединенность его

частей не способствует синхронизации их деятельности, не-

редко приводит к сбоям и разладам в общем процессе про-

изводства конечного продукта. Речь идет, следовательно,

о недостаточном учете при структурировании отраслевого

управления интеграционных процессов в экономике, кото-

рые организационно проявляются в комплексировании его

отраслей.

Возможность устранения такого положения вещей не-

которые экономисты видят в организации управления по

конечному продукту. Суть ее состоит в том, что отрасль

хозяйственного управления формируется па базе основной,

профилирующей отрасли, непосредственно удовлетворяю-

щей потребности общества в продукте определенного рода,

но охватывает также и смежные производства, специали-

зирующиеся на обслуживании потребностей основной от-

расли (*9).

Идея организации управления по конечному продукту

в известной мере опирается на существующую практику.

-12-

В систему Министерства угольной промышленности, поми-

мо угледобывающих предприятий и обогатительных фаб-

рик, входят предприятия и организации угольного маши-

ностроения, шахтного строительства, транспорта, связи

и пр. В систему Министерства черной металлургии, кроме

металлургических заводов, включены горнорудные, коксо-

химические, металлообрабатывающие предприятия, пред-

приятия по производству флюсов и огнеупоров, переработ-

ке вторичных металлов.

В систему Министерства плодоовощного хозяйства

УССР входят сельскохозяйственные предприятия различ-

ного производственного профиля (полеводство, садоводст-

во и виноградарство, семеноводство, животноводство), про-

мышленные предприятия по переработке сельскохозяйст-

венной продукции, изготовлению тары, ремонту оборудова-

ния; заготовительные и сбытовые организации, транспорт-

ные и торговые (оптовые, розничные) предприятия, строи-

тельные организации. В результате отраслью управления

охватывается весь цикл производства, заготовок, перера-

ботки, хранения и реализации плодоовощной продукции,

опирающейся к тому же на солидную обслуживающую

производственную базу (п. 1, 3 Положения о Министерстве

плодоовощного хозяйства УССР, утвержденного постанов-

лением Совета Министров УССР от 11 марта 1982 г.)(*10).


Организация управления по конечному продукту позво-

ляет не только охватить единым руководством весь цикл

производства продукта, обеспечить согласованность его

стадий, этапов и элементов, но и должным образом подчи-

нить работу всех участников этого процесса основной, ко-

нечной цели - производству порученного отрасли продук-

та в требуемом объеме и необходимом качестве.

Кроме того, использование такого варианта управления

дает возможность значительно сократить количество труд-

ноуправляемых межотраслевых хозяйственных связей, за-

мещая их более простыми и гибкими внутриотраслевыми.

Локализуясь в отрасли управления и организуясь из одно-

го центра, эти связи обретают большую определенность,

стабильность и надежность. При этом следует также

учесть, что обеспечение исправности хозяйственных связей

в настоящее время является одной из наиболее острых

проблем хозяйственного строительства СССР (*11).

В отраслях управления данной структуры складывают-

ся особенно благоприятные условия для оптимизации ин-

вестиционных процессов, для осуществления гибкого и

перспективного руководства развитием отрасли. Единство

и взаимозависимость подразделений отраслевого производ-

-13-

ственно-хозяйственного комплекса позволяет возглавляю-

щему его органу планомерно и концентрированно направ-

лять необходимые ресурсы на те участки производства, ко-

торые являются решающими для развития всего комплекса

и достижения отраслью наилучших конечных результатов,

причем, не только в расчете на данный конкретный момент,

но и с учетом перспективы.

Наконец, комплексное структурирование отраслей хо-

зяйственного управления препятствует <растеканию> от-

ветственности за удовлетворение потребностей общества в

продукции отрасли, которое практически неизбежно при

узкоспециализированном построении отраслей. Когда су-

щественные факторы производства находятся за предела-

ми отрасли управления, то в полной мере спросить с мини-

стерства (иного аналогичного органа) за срывы в работе

возглавляемой системы почти невозможно: слишком ши-

рок круг дестабилизирующих факторов, не зависящих от

указанного органа. Более того, за подобными внешними

обстоятельствами нередко удается скрыть собственные не-

достатки: нераспорядительность, бесхозяйственность, сла-

бость инициативы и т. д. В условиях же, когда упомянутые

факторы производства находятся внутри отрасли, в преде-

лах организующего воздействия ее центра, вероятность

таких ситуаций резко снижается.

Тем не менее комплексное структурирование отраслей

хозяйственного управления вызывает возражения со сто-

роны ряда ученых. Они сводятся в основном к тому, что

это противоречит отраслевому принципу, ведет к дальней-

шему <растаскиванию> отраслей по ведомственным систе-

мам, усиливает автаркические тенденции, стремления к са-

мообеспечению, <натурализации> отраслей управления (*12).

Представляется, что управление по конечному продук-

ту не означает ни отхода, ни противоречия отраслевому

принципу уже хотя бы потому, что конечный продукт -

фактор отраслевой организации производства. Установка

на него в структурировании системы управления предпо-

лагает именно отраслевую ориентацию, приоритет отрасле-

вого начала в формировании ведомственных систем. На-

роднохозяйственное значение системы определяет основное

(профильное) производство. Непрофильные предприятия

лишь обеспечивают ему необходимые условия функциони-

рования, не выходя, как правило, своими результатами

(продуктами) на народнохозяйственный уровень. Их дея-

тельность играет служебную роль, является элементом ор-

ганизации основного производства - выпуска продукции

народнохозяйственного значения.

-14-

Что касается момента самообеспечения, то он действи-

тельно присущ рассматриваемым структурам и представ-

ляет собой один из основных мотивов их применения. Но

действительно ли это такой уж несомненный изъян, как

предполагает экономическая традиция?

Представления о пагубности самообеспечения сложи-

лись и приобрели характер аксиомы относительно деятель-

ности предприятия в те времена, когда определяющим в

нашей экономике был тип универсального предприятия

сравнительно небольшого размера. Их самообеспечение

вело к сильному организационному дроблению смежных

(обслуживающих) производств, тормозило процессы их

специализации, концентрации, кооперирования в отрасле-

вом и народнохозяйственном масштабах, препятствовало

внедрению передовых технологий и высокопроизводитель-

ной техники, эффективному использованию кадров и пр.

Отрицательное отношение науки к такого рода самообес-

печению оправдано и сохраняет свою силу в той мере, в

кикой продолжают действовать сформировавшие его фак-

торы. Однако сегодня не они являются определяющими.

На смену универсальному предприятию пришли комплек-

сы специализированных предприятий на внутриотраслевом

и отраслевом уровнях. Концентрация производства в рам-

ках указанных комплексов создала предпосылки для сов-

ременной, основанной на специализации и кооперировании

организации производства как в основной (профильной),

так и в обслуживающей (непрофильной) сферах деятель-

ности.

Самообеспечение в масштабах таких комплексов, если

они созданы на надлежащей организационно-экономиче-

ской основе, не имеет многих отмеченных выше недостат-

ков. Включение предприятий специализированного обслу-

живающего назначения в потребляющие их продукцию

(работы, услуги) отрасли не дробит обслуживающих про-

изводств, но теснее привязывает их к потребностям и инте-

ресам основного производства. Введение предприятий

машиностроения для легкой промышленности в систему

Министерства легкой промышленности, для пищевой про-

мышленности-в систему Министерства пищевой промыш-

ленности, металлургического машиностроения-в систему

Министерства черной металлургии не трансформирует эти

подотрасли машиностроения в производственно-техниче-

ском отношении, не сократит масштабов их деятельности,

не снизит возможностей технико-экономического развития,

но позволит теснее увязывать и лучше координировать про-

ведение научно-технических разработок, производство ма-


-15-

oei и оборудования и их освоение у потребителя, сокра-

uay сроки и повышая эффективность технического перево-

оружения основного производства.

Этот вывод подтверждается практикой функционирова-

ния в системе Минугля подотрасли угольного машино-

строения, предприятий по производству приборов к авто-

мобилям, тракторам, мотоциклам - в системе Минавто-

прома, предприятий коммунального машиностроения - в

системе Минжилкоммунхоза УССР и т. п.

Включение производств по строительству объектов ме-

лиорации в систему Министерства мелиорации и водного

хозяйства, по строительству электростанций, электрических

н тепловых сетей в систему Министерства энергетики и

электрификации, шахтостроения в систему Министерства

угольной промышленности не снижает технико-экономиче-

ских позиций соответствующего строительного производ-

ства, но способствует обеспечению надлежащего качества

и технического уровня возводимых объектов, более тесной

увязке строительства и освоения этих объектов, наиболее

полному удовлетворению потребностей общества в конеч-

ной продукции отрасли.

Передача предприятий плодоовощторга в систему Ми-

нистерства плодоовощного хозяйства не повлекла негатив-

ных перемен производственно-технического и экономиче-

ского характера в этой подотрасли торговли. Но она по-

зволила более четко и гибко координировать производство,

заготовку, переработку и реализацию плодоовощной про-

дукции, успешнее маневрировать ее ресурсами, эффектив-

нее использовать производственные мощности, трудовые и

финансовые ресурсы, лучше обеспечивать сохранность

потребительских свойств, предотвращение потерь плодо-

овощной продукции, а в конечном счете - полнее удовле-

творять потребности общества в этой продукции.

Итак, безоговорочно распространять традиционно не-

гативное отношение к самообеспечению на отраслевой уро-

aaiu в современных условиях хозяйствования нет достаточ-

ных оснований. Процессы специализации и интеграции

достигли такого развития, что первое с необходимостью

требует второго. Настаивать на усилении специализации.

игнорируя интеграцию - бесперспективно. Необходимо их

разумное сочетание.

Безусловно, найти равновесие в этом противоречивом

единстве - задача не из легких. Она не приемлет одно-

значного решения для всякой отрасли, любой хозяйствен-

ной ситуации. Здесь нужны индивидуальный подход, хоро-

шее знание обстановки, точный экономический расчет, чет-

-16-

кое представление о наиболее целесообразном организа-

ционном уровне интеграции, правильный выбор и умелое

использование соответствующих организационных форм

и т. п.

В таких условиях особенно важны четкость и опреде-

ленность концептуальной установки и ее методическое

обеспечение. Но a настоящее время процесс комплексиро-

вания отраслей управления происходит как бы спонтанно,

скорее стихийно, а не как последовательная реализация

принятой структурной концепции. Созданные вначале как

специализированные отрасли управления уже в процессе

функционирования по мере эмпирически выявляемой по-

требности пополняются предприятиями обслуживающих

производств (*13), постепенно приобретая комплексный харак-

тер. Естественно, что такая перестройка зачастую сопро-

вождается просчетами и потерями, искажающими ее смысл

и снижающими результаты.

Во-первых, придание отрасли непрофильных произ-

водств не всегда ограничивается рамками специализиро-

ванного обслуживания, характер и масштабы которого

объективно сориентированы на потребности данной отрас-

ли. Нередко в ее составе оказываются предприятия, чья

продукция, работы или услуги имеют межотраслевое на-

значение, применяются во многих отраслях производства

(предприятия машиностроения и металлообработки обще-

го назначения, организации общестроительного профиля,

предприятия неспециализированного транспорта и т. п.).

Такое организационное <распыление> отраслей нерацио-

нально, влечет крупные потери для народного хозяйства и

в качестве стационарной меры допускаться не должно.

Во-вторых, меры по комплексированию отраслей за-

частую носят половинчатый характер, не обеспечивая

оптимальной целостности производственной структуры от-

расли. Нс всегда предприятия и организации, специализи-

рующиеся па удовлетворении потребностей профильного

состава отрасли, охватываются ею, а переданные ей неред-

ко из-за недостаточности производственных мощностей не

могут в полной мере удовлетворить указанные потребности.

Складывающиеся дефициты покрываются за счет межот-

раслевых связей. Так, строительство объектов систем ми-

нистерств пищевой промышленности, жилищно-коммуналь-

ного хозяйства, черной металлургии УССР и прочих ведет-

ся строительными организациями как этих ведомств, так и

строительных министерств Украинской ССР. Автомобиль-

ные перевозки для предприятий Министерства торговли,

Министерства бытового обслуживания населения, Мини-

-17-

стерства связи УССР осуществляются и ведомственным

транспортом, и транспортом общего пользования и т. д. По-

добный параллелизм дробит народнохозяйственное плани-

рование, умножает хозяйственные связи, усложняет орга-

низацию производственного процесса в отрасли, затрудняет

работу аппарата, увеличивает число дестабилизирующих

факторов в управлении и на уровне отрасли, и на уровне

народного хозяйства в целом.

Безусловно, сосредоточить в отрасли управления все,

что необходимо для производства конечного продукта, не-

возможно. Наиболее приемлемым вариантом здесь являет-

ся комплексирование отраслей, разумно сочетающее хо-

зяйственную интеграцию с отраслевой дифференциацией.

Оно должно проводиться последовательно и целеустрем-

ленно. Обслуживающие производства, которые признано

рациональным передать основной отрасли, должны быть

переданы ей в полном объеме потребностей.

В-третьих, комплексирование отраслей в настоящее вре-

мя происходит, в основном, на уровне низового (производ-

ственное объединение) и промежуточного (хозяйственное

объединение) звеньев, где сопутствование подразделениям

основного производства обслуживающих их непрофильных

предприятий предусмотрено самой нормативной моделью

(п. 5 Положения о производственном объединении (комби-

нате), утвержденного постановлением Совета Министров

СССР от 27 марта 1974 г.; п. 6 Общего положения о все-

союзном и республиканском промышленных объедине-

ниях. утвержденного постановлением Совета Министров

СССР от 2 марта 1973 г.(**))(*14). В общеотраслевом масштабе

этот процесс развит значительно слабее. Едва ли такое

положение вещей оправдано в отношении тех обслужи-

вающих производств, которые призваны удовлетворять по-

требности общеотраслевого характера. Дробление их

между внутриотраслевыми подразделениями с ограниче-

нием масштабов деятельности объемом потребностей по-

следних препятствует внедрению передовых форм органи-

зации обслуживающего производства, применению в нем

современной технологии, рациональному  использованию

трудовых ресурсов. В конечном счете это ведет к углубле-

нию диспропорций между обслуживающим и профильным

производствами, что, помимо всего прочего, затрудняет

развитие последнего. Поэтому правы те ученые, которые

настаивают на концентрации обслуживающего (вспомога-

(***) Далее: Положение о производственном объединении; Положение

о промышленных объединениях.

-18-

тельного) производства, не связанного непосредственно с

особыми условиями работы конкретных объединений, на

отраслевом уровне (изготовление инструментов, запасных

частей, оснастки; капитальное строительство и капиталь-

ный ремонт основных фондов, научно-исследовательские,

опытно-конструкторские, технологические разработки, экс-

периментальное производство и т. п.)(*15).

Отмеченные недостатки в значительной мере являются

результатом слабой методической проработки проблемы

комплексирования отраслей в плане организации управле-

ния по конечному продукту. Восполнить имеющиеся здесь

пробелы - дело экономической науки. Тем не менее пред-

ставляется возможным высказать некоторые общие заме-

чания по данному предмету.

По нашему мнению, в соответствующих методических

документах должны быть определены принципы, критерии

и способы:

выделения групп конечных продуктов, непосредственно

удовлетворяющих общественные потребности, а также кру-

га отраслей, осуществляющих производство этих продук-

тов по каждой из групп;

определения функций специализированного производ-

ственного обслуживания по каждой группе конечного про-

дукта и круга отраслей, предприятия которых выполняют

эти функции;

отбора предприятий упомянутых выше отраслей (как

профилирующего, так и обслуживающего характера) для

включения в укрупненную отрасль, ответственную за про-

изводство конечного продукта по каждой из выделенных

групп и максимальное удовлетворение в нем потребностей

общества;

внутреннего организационного структурирования сфор-

мированных таким образом отраслей хозяйственного ру-

ководства, обеспечивающего их управляемость.

Из вышеизложенного следует, что процесс формирова-

ния эффективной структуры отраслевого управления дале-

ко не завершен. Здесь необходимы дальнейшие преобразо-

вания, <направленные на преодоление ведомственной раз-

общенности> (*16).

Наилучшим образом эта задача может быть решена пу-

тем укрупнения отраслей хозяйственного управления с од-

новременным рациональным комплексированием их на ба-

зе доминирующего производства основного (профильного)

продукта. Организация управления по конечному продук-

ту даст возможность устранить многие изъяны нынешней

организационной структуры отраслевого управления, при-

-19-

чем, и это немаловажно, без коренной ломки последней.

Сохраняя в неприкосновенности отраслевое начало и имея

назначением приспособление отраслевого управления к со-

временным условиям производства, такая реорганизация

допускает преемственность применяемых здесь организа-

ционных форм и использование опыта тех отраслей управ-

ления, где подобная перестройка уже проведена.

Юридические основы функционирования

отраслевых хозяйственных систем

Процесс образования отрасли хозяйственного управле-

ния завершается, получает официальное закрепление с со-

зданием его руководящего центра - министерства, госко-

митета, ведомства (*17). При этом определяются основные це-

ли деятельности указанного органа, круг подведомствен-

ных ему предприятий и организаций, материальная база,

структура управления отраслью и т. д. Таким образом, со-

здание министерства - это одновременно и учреждение

отраслевой хозяйственной системы. Последняя представ-

ляет собой организационно обособленное на отраслевом

уровне подразделение социалистической экономики со сво-

им организующим центром - специально для того создан-

ным центральным органом государственного хозяйственно-

го руководства.

Категория хозяйственной системы не является абсолют-

но новой в юридической науке. Она встречается еще в пуб-

ликациях 30-х годов (*18). Однако специальному научному

анализу она не подвергалась и в последующем была за-

быта.

В современный научный оборот она была введена вновь

сравнительно недавно (*19). Специальная же научная разра-

ботка соответствующей проблематики развернулась лишь

в последние годы. Но хозяйственные системы, в част-

ности отраслевые, в социалистической экономике сущест-

вовали всегда, хотя и в разной степени зрелости. Без них

осуществление централизованного планового руководства

народным хозяйством было бы невозможным, поскольку

прямо выйти на каждое предприятие, непосредственно ор-

ганизовать его деятельность во взаимосвязи с деятель-

ностью других предприятий единый общегосударственный

экономический центр не может (*20).

Государственное хозяйствование в качестве необходи-

мого условия требует укрупненного организационного

структурирования экономики, создания максимально боль-

ших хозяйственных единиц, которые, охватывая значитель-

-20-

ное количество предприятий (первичных звеньев), имели

бы собственный организующий центр, выполняющий опре-

деленный объем государственного управления, и выступа-

ли бы в общегосударственном масштабе как целостные хо-

зяйственные образования.

В этой связи представляются необоснованными возра-

жения некоторых ученых против <попыток выделения <хо-

зяйственной системы>, <внутриотраслевого управления>(*21),

которые будто бы противоречат объективным условиям

развития социалистической экономики, назначению и ха-

рактеру государственного управления, ибо ведут к превра-

щению отраслей <в замкнутые самоуправляющиеся си-

стемы> (*22).

Данная позиция уже подвергалась обстоятельной кри-

тике (*23). В дополнение к высказанным соображениям хоте-

лось бы отметить следующее. Прежде всего неясно, о ка-

ких <попытках выделения> идет речь? Хозяйственные си-

стемы - это многолетняя объективная реальность нашей

хозяйственной жизни. Уже сама длительность применения

этой организационной формы, ее постоянное присутствие в

механизме государственного управления хозяйством (*24)

ставит под сомнение упрек в несоответствии ее объектив-

ным закономерностям социалистической экономики и ос-

новным началам государственного управления.

Далее, трудно представить, как можно осуществлять

централизованное управление сотнями тысяч предприятий

без создания организационно обособленных, а значит, в

известной мере изолированных, в определенном объеме са-

моуправляющихся укрупненных хозяйственных звеньев.

Нельзя также отвергать организационную форму как

таковую по причине недостатков и ошибок в ее примене-

нии, не доказав, что они неизбежно порождены внутрен-

ним недостатком формы.

Против рассматриваемой категории высказываются

возражения и классификационно-терминологического по-

рядка. Так, А. П. Алехин считает неправильным введение

понятия <хозяйственной системы> вместо понятия <система

министерства> на том основании, что <оно вводится с

определенной целью-обосновать наличие категории хо-

зяйственных органов и не имеет под собой научных осно-

ваний для противопоставления его понятию системы мини-

стерства, сформулированному в Общем положении о ми-

нистерствах СССР> (*25).

Представляется, что приведенная ссылка на цели и мо-

тивы введения данного понятия едва ли может служить

-21-

научным аргументом, поскольку затрагивает моменты, по-

сторонние для предмета спора.

Что же касается противопоставления названных поня-

тий, то оно возможно лишь в части отраслевой хозяйствен-

ной системы, а не всей рассматриваемой категории(*26). Но

и такого противопоставления в действительности нет. В ор-

ганизационно-структурном отношении (*27) отраслевая хозяй-

ственная система есть система хозяйственного министер-

ства, которая соотносится с понятием <система министер-

ства> как особенное и общее, а не как противоположное.

Представляется, что и категория хозяйственной систе-

мы. и обозначающий ее термин вполне отвечают требова-

ниям образования научных понятий(*28). Как обобщающая

категория укрупненных хозяйственных единиц, включаю-

щих в себя предприятия и самостоятельные хозяйственные

организации вместе с непосредственно руководящим ими

органом государственного управления, понятие хозяйствен-

ной системы сейчас широко применяется в экономической

литературе.

Иногда, однако, термин <хозяйственная система> ис-

пользуется и в более широком, и в более узком, чем сказа-

но выше, значениях. Первое имеет место в тех случаях,

когда понятие хозяйственной системы берется не в его

специальном смысле, а в общенаучном значении системы

с привязкой к сфере хозяйственной жизни. При этом лю-

бой сложный объект (а в указанной сфере все объекты

сложны, хотя и в разной степени) квалифицируется как

хозяйственная (экономическая) система (*29). В результате

хозяйственная система <растворяется> во множестве эко-

номических объектов, а соответствующее понятие теряет

определенность границ.

Весь смысл такого словоупотребления сводится к фик-

сации применения системного подхода к указанным объек-

там. Но это уже иной аспект исследования.

Ограничительная трактовка состоит в признании хозяй-

ственной системой лишь тех из упомянутых ранее инте-

грированных хозяйственных образований, которые скла-

дываются в масштабе отрасли управления (отраслевые

хозяйственные системы) либо хозяйства области, края

(территориальные хозяйственные системы), т. е. являются

основными подразделениями в макроструктуре экономики

(<звенья народного хозяйства первого порядка>). Инте-

грированные же подразделения более низкого (второго,

третьего) порядка квалифицируются при этом как хозяй-

ственные подсистемы (*30).

Следует, однако, отметить, что в условиях федератив-

-22-

ного строения экономики критерий <звено первого поряд-

ка> нс может обеспечить требуемой четкости проводимой

классификации. Неясной здесь, в частности, оказывается

квалификация  систем  союзно-республиканских  мини-

стерств (ведомств) союзной республики, которые хотя и

охватывают отрасль управления (в масштабе республики),

но в организационной структуре экономики СССР не яв-

ляются <звеньями первого порядка>. Уже из этого видно

как относительна грань между хозяйственными системами

и подсистемами в предложенном указанными авторами по-

нимании.

Безусловно, ограничительное понимание категории хо-

зяйственной системы позволяет выделить, обозначить спе-

циальным термином и таким образом отграничить от

смежных явлений группу интегрированных хозяйственных

образований, обладающих максимальной общностью юри-

дически значимых признаков: выступление в качестве не-

посредственного объекта общегосударственного народно-

хозяйственного планирования (прямой адресат Закона о

государственном плане экономического и социального раз-

вития): подчиненность возглавляющего органа непосредст-

венно Правительству; однопорядкованность функций, бли-

зость правовых позиций. Однако отмеченные признаки не

создают указанным явлениям самостоятельной формы пра-

вового опосредствования. Вместе с тем принципиальная

общность правовой модели упомянутых ранее интегриро-

ванных звеньев экономики (как первого, так и последую-

щих порядков) как бы разрывается между видовыми кате-

гориями хозяйственной системы и хозяйственной подсисте-

мы. Не получая понятийного обозначения в соответствую-

щей родовой категории, эта общность уходит из поля

зрения исследователей, что отнюдь не способствует уясне-

нию сути хозяйственных систем даже в ограничительном

их понимании.

Поэтому представляется более обоснованной позиция

тех авторов, которые придают понятию хозяйственной си-

стемы характер родовой категории, охватывающей все

разновидности интегрированных подразделений экономики,

состоящих из юридически самостоятельных предприятий и

хозяйственных организаций и возглавляющего такую груп-

пировку органа хозяйственного руководства (центра си-

стемы).

Отраслевая хозяйственная система, составляющая раз-

новидность хозяйственных систем, строится в масштабе

отрасли хозяйственного управления и возглавляется цент-

ральным органом государственного управления.

-23-

Следует подчеркнуть, что видовое определение <отрас-

левая> выражает здесь не только отраслевой характер, но

и отраслевой масштаб такой хозяйственной системы. Речь

идет, следовательно, о специальном понятии, охватываю-

щем хозяйственные системы на отраслевом уровне управ-

ления (*31).

Анализ отраслевой хозяйственной системы, как и всякой

социальной системы, следует, видимо, начинать с выясне-

ния ее цели, поскольку все другие характеристики системы

соотнесены с целью, продиктованы необходимостью ее реа-

лизации и, таким образом, имеют подчиненный по отноше-

нию к ней характер.

По мнению В. В. Лаптева, цель любой хозяйственной

системы состоит в удовлетворении потребностей народного

хозяйства и населения в продукции, работах и услугах в

соответствии с народнохозяйственным планом, т. е. по су-

ществу не отличается от цели предприятия (*32).

Иного мнения придерживается В. С. Якушев, полагая,

что создание хозяйственных систем <преследует цель обес-

печить возможность централизованного планового руко-

водства со стороны государства>(*33) определенным комплек-

сом предприятий и организаций.

Представляется, однако, здесь нет альтернативы. Как

функционирующее подразделение социалистической эконо-

мики, хозяйственная система действительно имеет назна-

чением удовлетворение тех или иных материальных по-

требностей общества. Но ведь такое удовлетворение осу-

ществляется системой не по собственному разумению (в

части содержания, объема и т. п.) и не по принципу <чем

больше, тем лучше>, а в соответствии с народнохозяйст-

венным планом, с учетом (и увязкой) аналогичной дея-

тельности других систем, во взаимосвязи с решением об-

щих задач экономики.

Выполнение указанных условий (а это и есть обеспече-

ние централизованного планового руководства) составляет

назначение хозяйственной системы как звена в механизме

государственного руководства хозяйством. Отраслевой хо-

зяйственной системе в этой части принадлежит особая

роль, поскольку она является главным каналом всесторон-

него управляющего воздействия государства на низовые

звенья экономики и основным (в отраслевом разрезе) ор-

ганизационным средством обеспечения планомерной про-

порциональности производства в народнохозяйственном

масштабе.

Однако каждая из указанных целей не существует са-

мостоятельно. Если первая определяет материальное со-

-24-

держание деятельности хозяйственной системы, то вто-

рая-ее механизм. Они реализуются в производственном

процессе системы и воплощаются в его результатах. Ины-

ми словами, производственно-хозяйственные и управленче-

ские цели хозяйственной системы органически связаны и в

реальной действительности нерасторжимы.

Это проявляется в организационной структуре хозяй-

ственной системы, соединяющей в себе как управляемый

объект - организационно обособленный комплекс пред-

приятий и организаций, так и управляющий субъект - ор-

ган государственного хозяйственного руководства - центр

системы, обеспечивающий ее эффективное функционирова-

ние и ускоренное развитие, несущий перед государством

ответственность за выполнение ею заданий государствен-

ного плана и обязательств перед бюджетом.

И входящие в систему предприятия (организации), и

возглавляющий ее орган управления обладают юридиче-

ской самостоятельностью. Тем не менее функционировать

самостоятельно, в отрыве друг от друга они не могут (*34).

Деятельность предприятий (организаций) опирается на ор-

ганизующую и направляющую деятельность центра систе-

мы. Работа же последнего находит логическое завершение,

материализируется и проверяется в своей эффективность

в результатах работы возглавляемого производственно-хо-

зяйственного комплекса.

Основанные на организационной подчиненности отно-

шения центра системы с каждым из предприятий (органи-

заций) комплекса являются определяющими. Через них

складывается требуемая направленность деятельности

предприятия, обеспечиваются важнейшие материальные

предпосылки его текущей работы, а также главные пара-

метры и необходимые условия дальнейшего развития.

Центр системы формирует указанные отношения с каж-

дым из предприятий сообразно его роли и значению в про-

изводственно-хозяйственном комплексе (а не как с изоли-

рованно хозяйствующей единицей), объединяя и согласо-

вывая его деятельность с работой других подразделений

комплекса, ориентируясь на достижение общих оптималь-

ных результатов при максимальном использовании внутри-

системных ресурсов.

Благодаря руководящей деятельности центра происхо-

дит организационно-функциональная консолидация систе-

мы, усиливается производственно-техническая связность а

экономическая общность производственно-хозяйственного-

комплекса - хозяйственная система становится единым,

-25-

относительно автономным подразделением народнохозяй-

ственного комплекса.

Однако объединительные возможности центра системы

не безграничны. При подчинении большого числа пред-

приятий центр не может учитывать в своей организующей

деятельности роль и значение каждого из них в функцио-

нировании производственно-хозяйственного комплекса, в

полной мере знать и обеспечивать эффективное использо-

вание внутрисистемного хозяйственного потенциала. Кон-

кретность руководства снижается, единство системы ослаб-

ляется, оптимальные результаты оказываются недостижи-

мыми.

Опасность таких последствий особенно велика в от-

раслевой хозяйственной системе, где значительная множе-

ственность предприятий составляет общее правило. Избе-

жать этого, не дробя систему(*35), можно лишь путем созда-

ния внутрисистемных интегрированных образований со

своими организующими центрами - хозяйственных систем

более низкого порядка: хозяйственных объединений и ана-

логичных им хозяйственных единиц. Последние <замы-

кают на себя> определенный объем отраслевого хозяйство-

вания (в том числе внутриотраслевого руководства), функ-

ционируя под руководством общеотраслевого центра.

В результате сохраняется возможность единого компе-

тентного руководства всем отраслевым производственно-

хозяйственным комплексом, конкретность управления вхо-

дящими в него предприятиями, единство и целостность

отраслевой хозяйственной системы как важнейшего под-

разделения в механизме государственного руководства эко-

номикой.

Организационная структура отраслевых хозяйственных

систем устанавливается специальными правительственны-

ми актами (СССР, союзных республик) - Генеральными

схемами (схемами) управления отраслями хозяйства.

Характерная для отраслевых хозяйственных систем

сложность организационной структуры, наличие в ней, по-

мимо центра и низовых звеньев, промежуточных подразде-

лений - хозяйственных объединений - обусловливает це-

лый ряд особенностей в правовой организации таких хо-

зяйственных систем, к прежде всего в распределении функ-

ций системы между ее звеньями.

Любой хозяйственной системе свойственен определен-

ный набор функций, отличающихся определенной предмет-

ной направленностью видов (сторон) деятельности, выпол-

нение которых необходимо для достижения целей системы.

Это - планирование, управление имуществом, производ-

-26-

ственно-технологическая деятельность, обеспечение науч-

но-технического прогресса, материально-техническое снаб-

жение, сбыт, финансирование, капитальное строительство,

организация труда и заработной платы, подготовка кад-

ров и т.д.

Все функции системы выражаются в функциях ее

звеньев и реализуются через их выполнение. В осущест-

влении каждой из функций системы каждое звено имеет

свой объем, определяемый организационной структурой

системы, местом и назначением в ней данного звена, содер-

жанием функции, конкретными условиями отраслевого хо-

зяйствования, общим соотношением начал централизации

и децентрализации в механизме государственного хозяйст-

вования в том или ином конкретно-историческом периоде.

Однопредметные функции разных звеньев системы

имеют разное (специализированное) содержание. Выпол-

няются они каждым звеном в присущих ему масштабах и

формах деятельности, свойственными ему организационно-

правовыми средствами. В результате происходит диффе-

ренциация функций звеньев системы по характеру. В этой

связи разграничивают оперативно-хозяйственные (произ-

водственно-хозяйственные) функции, выполняемые непо-

средственно в процессе производственно-хозяйственной

деятельности, и планово-регулирующие, осуществляемые в

процессе хозяйственного руководства. Однако функция си-

стемы, выполняясь на разных этапах своей реализации раз-

ными средствами и в разных формах, остается единой.

Ведь цели системы окажутся недостижимыми, если не бу-

дет обеспечено единство ее деятельности по каждому из

объективно необходимых направлений.

Данное условие предопределяет преобладание интегра-

ционных начал над началами дифференциации в функцио-

нальной структуре хозяйственной системы, требует разум-

ного сочетания планово-регулирующих и оперативно-хо-

зяйственных функция, обеспечивающего однонаправлен-

ность усилий звеньев системы и достижение оптимальных

общих конечных результатов по каждому из основных на-

правлений их деятельности.

В силу указанного единства возможно и необходимо с

изменением условий жизнедеятельности системы, совер-

шенствованием ее организационной структуры производить

перераспределение функций между звеньями системы, а

также возлагать на центры хозяйственных систем, помимо

планово-регулирующих, близкие им по назначению(*36) опе-

ративно-хозяйственные функции. Кроме того, такое един-

ство, приемля дифференциацию, но исключая противопо-

-27-

ставление планово-регулирующих и оперативно-хозяйст-

венных функций, объясняет изменение характера функций,

передаваемых от управленческих звеньев к производствен-

но-хозяйственным и наоборот, если соответственно изменя-

ются организационно-правовые формы и средства реали-

зации переданных функций.

Целостность и неизбежная расчлененность каждой

функции, хозяйственной системы, взаимозависимость ее

различных функций (*37) обусловливают необходимость пра-

вильного определения, а с развитием системы - и эффек-

тивного перераспределения функций ее звеньев.

При этом необходимо обеспечить полноту выявления

объективно необходимых функций системы, беспробель-

ность их воплощения в функциях звеньев, непротиворечи-

вость, взаимоувязанность однопредметных функций раз-

личных звеньев, согласованность разнопредметных функ-

ций каждого звена, возложение на каждое из звеньев того

объема функций системы, который наилучшим образом

может быть выполнен именно этим звеном.

Охарактеризованная выше структурно-функциональная

организация хозяйственной системы предрешает вопрос о

ее правосубъектности. Поскольку все функции системы

распределены между ее звеньями - обладающими юриди-

ческой самостоятельностью хозяйственными органами -

наделение правосубъектностью системы как таковой не

только лишено достаточных оснований, но и вообще не вы-

зывается необходимостью(*38).

Реализация целей системы, ее функций юридически

опосредствуется самостоятельной компетенцией входящих

в систему хозяйственных органов, точно очерчивающей

правовые пределы деятельности каждого из них(*39).

Установлением компетенции указанных органов дости-

гается четкость распределения функций системы между ее

звеньями, определенность объема н содержания функций

каждого из этих звеньев, обеспеченность возложенных на

хозяйственный орган функций необходимыми правовыми

средствами их реализации.

Единство функций хозяйственной системы предопреде-

ляет взаимосвязь компетенции различных ее звеньев (хоз-

органов), касающейся одного круга вопросов. Это прояв-

ляется в правовом режиме каждой функции системы, кото-

рый характеризуется сложностью структуры, множествен-

ностью субъектов, <многослойностью> содержания, охваты-

вает целую сеть последовательно развивающихся верти-

кальных и горизонтальных отношений.

-28-

Компетенция звеньев системы (хозорганов), как и пра-

вовой режим тех или иных видов деятельности, определя-

ется в общенормативном порядке. Однако в отраслевой хо-

зяйственной системе установленные общенормативными

актами модели приспосабливаются к конкретным усло-

виям работы как системы в целом, так и ее звеньев. Это

достигается посредством передачи установленных актами

общего действия прав и обязанностей одних звеньев (хоз-

органов) системы другим (п. 8 Положения о министерст-

вах СССР: п. 38 Положения о промышленных объедине-

ниях; п. 42 Положения о предприятии; п. 55 Положения о

производственном объединении), а также дополнительной

по отношению к общенормативному регулированию ведом-

ственной регламентации порядка выполнения отдельных

функций системы (видов хозяйственной деятельности).

Относительная автономность ведомственного регулиро-

вания внутрисистемных хозяйственных отношений приво-

дит к особой (индивидуализированной) организации пра-

вовой материи внутри системы, некоторому несовпадению

ее с системой соответствующих общенормативных моде-

лей, к своеобразию правовых форм внутрисистемной дея-

тельности по сравнению с деятельностью внесистемной.

Хозяйственная система обладает в качестве материаль-

ной базы своей деятельности определенным имуществом _.

обособленной частью единого фонда государственной со-

циалистической собственности. Это имущество передается

для использования звеньям системы и юридически закреп-

ляется за ними на том или ином правовом основании. Хо-

зяйственная система в целом субъектом прав и обязан-

ностей по имуществу не выступает, поскольку нет такого

имущества, которое было бы закреплено за системой как

таковой (*40).

За предприятиями, иными низовыми хозяйственными

организациями имущество закрепляется в объеме и кон-

кретно-вещественном составе, необходимом для выполне-

ния производственной программы, распорядительными ак-

тами компетентных органов хозяйственного руководства -

центров систем (утверждение устава, баланса, приказ о

передаче имущества). Юридическим основанием деятель-

ности предприятия по использованию закрепленного за

ним имущества служит право оперативного управления (*41).

Закрепление имущества за центром хозяйственной си-

стемы осуществляется путем определения круга подведом-

ственных предприятий (организаций) и предоставления

конкретных полномочий в отношении имущественных ком-

-29-

плексов подведомственных предприятий, а также образуе-

мых па уровне центра системы специальных фондов и ре-

зервов, подлежащих распределению между звеньями си-

стемы.

Многие ученые-юристы считают, однако, что осущест-

вление органами хозяйственного руководства управления

имущественными комплексами подведомственных пред-

приятий, будучи непосредственным осуществлением со сто-

роны государства функций собственника единого фонда

государственных имуществ, не требует закрепления соот-

ветствующего имущества за органами хозяйственного ру-

ководства (*42). Более того, по их мнению, такое закрепление

несовместимо с закреплением этого же имущества за пред-

приятиями.

Такие взгляды основываются на далеко не бесспорных

представлениях, что всякое воздействие на государствен-

ные имущественные объекты (отношения по указанному

имуществу) за пределами права оперативного управлении

есть непосредственная реализация права государственной

собственности и закрепление государственного имущества

за государственными органами возможно только на праве

оперативного управления.

Однако государство здесь действует не непосредствен-

но(*43), а через свои органы, управляющие от своего имени,

по своему праву и в своем интересе отдельной частью еди-

ного фонда государственной собственности. И эта деятель-

ность требует четкой определенности объекта (управляе-

мой данным органом части указанною единого фонда),

наличия достаточных полномочий для эффективного уп-

равленческого воздействия, что юридически означает необ-

ходимость закрепления обособленного объекта за субъек-

том управления на соответствующем правовом основании.

Таким правовым основанием выступает право управле-

ния имуществом системы (*44). Оно охватывает целый ряд

полномочий центров системы по организации строительст-

ва, реконструкции, расширению, ликвидации предприятий

и организаций и распоряжению оставшимся после ликви-

дации имуществом, распределению и перераспределению

фондов на материально-техническое снабжение, централи-

зации финансовых ресурсов предприятий, выделению не-

обходимых им финансовых средств, установлению имуще-

ственных норм и нормативов, распоряжению отдельными

имущественными объектами, специализированное норма-

тивное регулирование использования материальных цен-

ностей в подведомственной системе, санкционирование не-

-30-

которых распорядительных действий по имуществу подве-

домственных предприятий, организаций и др.

Указанные полномочия реализуются преимущественно

посредством издания центром системы распорядительных

актов. Но это не означает, что в управлении имуществом

системы центр ее пользуется единственно правом распоря-

жения, как утверждают некоторые исследователи(*45). Такая

квалификация представляется слишком условной, посколь-

ку вместить в право распоряжения (право определять юри-

дическую судьбу имущества) все многообразие функций,

выполняемых центром системы и данной сфере, почти не-

возможно. Большинство из них опосредствуется по суще-

ству самостоятельными (наряду с правом распоряжения)

полномочиями в составе установленной центру системы

компетенции.

Имущественные полномочия соподчиненных звеньев хо-

зяйственной системы, опираясь на разные правовые основа-

ния, тесно связаны между собой и обеспечивают осуществ-

ление права государственной собственности в отношении

одних и тех же имущественных объектов. Посредст-

вом реализации полномочий центра создаются материаль-

ные предпосылки и очерчиваются конкретные пределы

имущественной правосубъектности производственно-хозяй-

ственных звеньев, проводится повседневное регулирование

имущественной сферы последних в целях выполнения пла-

на как каждым из них, так и системой в целом. Решения

центра воплощаются в практику, объективируются в тех

или иных материальных результатах через осуществление

предприятиями (организациями) правомочий оперативно-

го управления.

Рассматриваемые полномочия центра и производствен-

но-хозяйственных звеньев неразрывно соединены в право-

вом режиме имущества хозяйственной системы, которому

свойственны:

взаимосвязь назначения и размеров имущественных

фондов соподчиненных органов;

соответствие (стыковка) полномочий указанных орга-

нов в отношении одних и тех же имущественных объектов;

возможность перемещения (в установленном законом

порядке) материальных ресурсов от одних хозяйственных

органов к другим: перераспределение прибыли, оборотных

средств, амортизационных отчислений, материальных цен-

ностей предприятий центром системы, отчисление пред-

приятиями средств в централизованные фонды и резервы

и получение ими соответствующих ассигнований из этих

источников и т. п.

-31-

Неотъемлемым признаком любой хозяйственной систе-

мы является хозрасчет: способ хозяйствования на началах

самофинансирования (*46).

В основе хозрасчета системы лежит хозрасчет пред-

приятия, поскольку без самофинансирования последнего

невозможно и самофинансирование системы. Тем не менее

хозрасчет системы - не простое суммирование хозрасче-

тов ее производственно-хозяйственных звеньев, уже хотя

бы потому, что в современных условиях далеко не все

функции предприятий в силу ряда причин (*47) могут быть

профинансированы из его собственных доходов.

Крупные мероприятия в области научно-технического

прогресса, инвестиций, природопользования, развития ин-

фраструктуры выносятся на уровень более мощных под-

разделений экономики - хозяйственных систем и финан-

сируются из их средств. Но организуется такое самофи-

нансирование иначе, чем если бы это делалось предприя-

тиями - каждым в отдельности или на долевых началах.

Хозрасчет хозяйственной системы не может быть све-

ден к перенесению на сферу деятельности этого образова-

ния модели хозрасчета предприятия - первичного звена

экономики. Представляя собой совокупность взаимосвя-

занных организационно-экономических средств, применяе-

мых для достижения самофинансирования системы, он

имеет сложную структуру, включающую хозрасчет как

метод непосредственного хозяйствования (организация са-

мофинансирования собственной производственно-хозяйст-

венной деятельности) и хозрасчет как метод руководства

(организация самофинансирования предприятий и системы

в целом).

Организационно-экономические средства, механизм их

применения в том и другом случаях неодинаковы. Но диф-

ференциация методов хозрасчета, применяемых производ-

ственно-хозяйственными звеньями и центром системы, не

только не исключает, а напротив предполагает прочную

связь и зависимость их в модели (статика), активное взаи-

модействие, тесное переплетение в процессе реализации.

Ведь служат они общей цели, направлены на организацию

одной  производственно-хозяйственной  деятельности и

имеют совместный конечный результат: достигнутую сте-

пень самофинансирования системы.

Определяясь государством и объективируясь в государ-

ственных установлениях, эти организационно-экономиче-

ские средства получают юридическое выражение в правах

и обязанностях звеньев хозяйственной системы по форми-

рованию и использованию финансовых ресурсов системы,

-32-

экономическому стимулированию лучших хозяйственных

результатов, в зависимости от уровня которых системе

предоставляются государством упомянутые ресурсы.

Следует отметить, что рассмотренными выше признака-

ми (сторонами) не исчерпываются свойства отраслевой

хозяйственной системы. Тем не менее они являются наибо-

лее существенными в характеристике этих хозяйственных

образований как важнейших интегрированных подразде-

лений в сфере государственного хозяйствования.

Анализ указанных признаков (сторон) позволяет гово-

рить о наличии определенного единства отраслевой хозяй-

ственной системы не только в организационно-техниче-

ской (*48), но и в юридической области.

Степень юридического единства данных образований,

равно как и выражающие ее юридические формы, прямо

и непосредственно законом не определены, а в литературе

трактуются неоднозначно. По мнению некоторых ученых,

отраслевая хозяйственная система не является субъектом

права, поскольку ее экономическое и правовое единство не

достигает степени, необходимой для обладания собствен-

ной правосубъектностью (*49). Данное мнение представляется

правильным. Однако более распространенной является

точка зрения, что образования такого рода - своеобраз-

ные субъекты права. Но при этом объем и характер их

правосубъектности понимается весьма разноречиво. Одни

авторы признают хозяйственную систему субъектом адми-

нистративного и финансового права (*50), другие - и граж-

данского(*51). По мнению третьих, она является своеобраз-

ным субъектом хозяйственного права, участвуя лишь в не-

которых хозяйственных правоотношениях: по имуществу, в

области планирования, коллективного стимулирования

и т. п. (*52). Кроме того, они считают, что хозяйственные си-

стемы выступают <только в качестве своего рода пассив-

ных субъектов права> (*53).

В обоснование всех приведенных суждений ссылаются

на то, что именно системе, а не ее звеньям первоначально

устанавливаются плановые задания, кредитные и прочие

лимиты, выделяются фонды на материально-техническое

снабжение, бюджетные ассигнования и т. п. Наличие иму-

щественной правосубъектности аргументируется еще и тем,

что любая хозяйственная система имеет закрепленное за

нею имущество, а правовой формой такого закрепления

служит сводный баланс соответствующего хозяйственного

образования.

Представляется необоснованным отождествление орга-

низационно-технического понятия <адресат планового ак-

-33-

та> и юридического понятия <субъект права>. Адресатом

планового акта, содержащихся в нем заданий, лимитов,

нормативов может быть любое социально-экономическое

образование (объект планирования). Иногда им могут

быть неправосубъектные образования: отрасль хозяйства,

экономический район, территориально-производственный

комплекс, город, область, промышленный узел и т. п. Од-

нако адресат плановых заданий и носитель прав и обязан-

ностей, связанных с выполнением планового задания, не

тождественные понятия. Необходимое и реально достигае-

мое соответствие экономических и правовых форм никогда

не достигает идентичности. Плановые акты не решают и

не должны решать вопросов правосубъектности. Содержа-

щиеся в них нормы-задания, составляя разновидность

норм специального действия, не являются самостоятель-

ной нормативной основой для возникновения правоотноше-

ний. При регламентации общественных отношений они

действуют в совокупности с регулятивными (правоустано-

вительными) нормами(*54), посредством которых экономиче-

ские решения вплетаются в правовую материю. Регулятив-

ные же нормы адресуются звеньям системы, ее центру, но

не системе как таковой. Это означает, что объективное

право не признает за ней свойства правосубъектности.

Иллюзорной представляется и имущественная право-

субъектность отраслевой хозяйственной системы. Авторы,

настаивающие на ней, смешивают экономическое обособ-

ление материальных ресурсов хозяйственной единицы с

юридическим закреплением имущества за субъектом. Ни-

какой баланс не может быть правовой формой такого за-

крепления, поскольку он составляется самой хозяйствен-

ной единицей (ее центром) и лишь утверждается выше-

стоящим органом (п. 1-3, 56-58 Положения о бухгалтер-

ских отчетах и балансах, утвержденного постановлением

Совета Министров СССР от 29 июня 1979 г.)(*55). Как учет-

ный документ, баланс лишь отражает уже состоявшееся

закрепление имущества, которое осуществляется в порядке

государственного руководства распорядительными актами

компетентных органов. А такие акты всегда адресуются

конкретным хозяйственным органам, но не системе в це-

лом.

Соображения о том, что образуемые министерством

(иным центром хозяйственной системы) централизованные

фонды и резервы создаются в общесистемных целях, пред-

назначены удовлетворять потребности системы в целом.

используются в ее интересах и потому <суть средства всей

системы, а не органа, возглавляющего систему> (*56), едва ли

-34-

справедливы. Цели, интересы, потребности центра системы

не остаются за пределами сферы действия указанных фон-

дов (резервов). Напротив, их введение в практику хозяй-

ствования вызвано прежде всего потребностями эффектив-

ного руководства производственно-хозяйственным комплек-

сом, нуждаемостью центра системы в материальных ресур-

сах для обеспечения своей хозяйственной политики. Ведь

финансирование общесистемных мероприятий возможно с

применением других форм, например, на началах долевого

участия предприятий и организаций хозяйственной си-

стемы.

Кроме того (это главное и относится ко всем доводам,

выдвигаемым в пользу правосубъектности отраслевой или

внутриотраслевой хозяйственной системы), обращение

лишь к социально-экономическим факторам (цели, потреб-

ности, интересы и т. п.) не имеет достаточной доказатель-

ственной силы в обоснование правосубъектности - юриди-

ческого свойства - хозяйственной системы. Последнее

возникает не самопроизвольно, в силу тех или иных соци-

ально-экономических черт коллективного образования, но

при наличии соответствующих социально-экономических

черт (предпосылок), однако в силу признания за указан-

ным образованием данного юридического свойства со сто-

роны государства с закреплением этого признания в нор-

мах действующего права (*57). Если такое признание (закреп-

ление) отсутствует, нет и субъекта права.

Следует также отметить, что категории <активная пра-

восубъектность>, <пассивная правосубъектность>, отражая

взаимное положение лиц (сторон) в правоотношении, не-

пригодны для выражения общего содержания (характера)

правосубъектности лица. Социалистическая правовая си-

стема не знает субъектов только управомоченных или

только обязанных. Известный тезис К. Маркса: <Нет прав

без обязанностей, нет обязанностей без прав>, - несом-

ненно, имеет отношение к рассматриваемому вопросу(*58).

Таким образом, суждения о правосубъектности отрас-

лей (внутриотраслевой) хозяйственной системы остаются

недоказанными, ибо все приводимые в их обоснование ар-

гументы опровержимы. На наш взгляд, они и недоказуе-

мы, поскольку организационно-правовая форма хозяйст-

венной системы исключает придание ей свойства субъекта

права. Хозяйственная система не является единой (пусть

даже сложной) организацией, не имеет собственного иму-

щества, отличного и обособленного от имущества ее

звеньев. Она не нуждается в том, чтобы от своего имени

выступать в правоотношениях.

-35-

Наличие у системы собственной правосубъектности сде-

лало бы излишней и даже юридически необъяснимой пра-

восубъектность ее руководящего органа, в частности его

юридическую личность. Общепризнано: если коллективное

образование правосубъектно, подразделение, осуществляю-

щее руководство всей его деятельностью, представляющее

его вовне, есть орган данного субъекта, реализующий пра-

ва и обязанности последнего. Поскольку действия орга-

на - это суть действия субъекта (*59), то для чего органу

собственная правосубъектность (наряду с правосубъект-

ностью коллективного образования как такового)? Пред-

ставляется, что никакой необходимости в ней нет, как нет

тех реальных отношений, которые она должна была бы

опосредствовать. Возможны лишь два варианта: либо пра-

восубъектное образование с неправосубъектным органом,

либо неправосубъектное образование с правосубъектным

органом. Законодатель в части отраслевых (внутриотрас-

левых) хозяйственных систем избрал второй вариант,

вполне оправданный конструктивно и наиболее целесооб-

разный (*60). Поэтому нельзя признать справедливым мнение

Н. И. Коняева о том, что отсутствие у отраслевых хозяй-

ственных систем прав юридического лица (правосубъект-

ность их в вертикальных отношениях он считает несомнен-

ной) - это ошибка законодателя, противоречащее логике

и жизненным реалиям решение (*61).

Существует мнение, что вне субъекта права социально-

экономическое образование юридически индифферентно.

Поскольку хозяйственная система субъектом права не яв-

ляется, то она не имеет юридического содержания: это

сугубо экономический феномен (*62). Думается, что такая по-

зиция далеко не безупречна.

Отраслевая хозяйственная система - компонент меха-

низма социалистического государства, организационная

форма государственного хозяйствования на отраслевом

уровне экономики, обеспечивающая единство деятельности

отраслевого аппарата, направленность ее на решение стоя-

щих перед отраслью задач. Каждая отраслевая хозяйст-

венная система учреждается государством. Оно опреде-

ляет ее цели и задачи, состав и организационную структу-

ру, материальную базу и прочие ресурсы, формы и методы

функционирования. Государственная природа и государст-

венная организация отраслевой хозяйственной системы, ее

предназначенность для решения государственных задач не

вызывает сомнений. И это дает основание квалифициро-

вать ее как особый государственный институт(*63), функцио-

нирующий в сфере государственного хозяйствования и

-36-

опосредующий определенный вид структурных подразделе-

ний - интегрированное в масштабе отрасли управления

звено - механизма социалистического государства.

Категория сложного звена (интегрированной структу-

ры (*64)) государственного механизма юридически исследова-

на недостаточно. Традиционные представления о механиз-

ме государства как системе его органов (*65) ориентировали

исследовательский интерес на эти своего рода <элементар-

ные частицы государственной материи> с преобладанием

внимания к аспекту их дифференциации. Интеграционные

процессы в государственном механизме, формируемые ими

сложные организационные структуры оставались как бы

незамеченными либо фиксировались вскользь. Государст-

венный механизм как сложная система, которая лишь в

конечном счете может быть охарактеризована в качестве

системы государственных органов (первичных компонен-

тов), а непосредственно складывается из множества под-

систем (блоков таких органов) разных уровней и раз-

ного состава, различной степени сложности, но неизменно

обладающих определенными интегративными качествами,

известной мерой целостности, в отличие от простой сово-

купности органов того или иного вида, начал исследовать-

ся сравнительно недавно(*66).

В настоящее время в общей теории государства и права

еще не существует отдельных исследований интегрирован-

ных структур государственного механизма. Высказанные

по данному предмету некоторые положения имеют общий

характер. Но проблема в общей теории уже отмечена (*67).

И это немаловажно для соответствующих отраслевых на-

чинаний, в том числе и для изучения юридической содер-

жательности отраслевой хозяйственной системы (частный

аспект указанной проблемы). <Теория,-отмечал В. И. Ле-

нин, - есть обоснование предпринимаемых действий для

уверенности в них> (*68).

Жизнедеятельность отраслевой хозяйственной системы

регламентируется правом, причем весьма детально, всесто-

ронне и преимущественно императивно. Законодатель под-

ходит к данному предмету не как сугубо социально-эконо-

мическому явлению, а как к государственному институту

(реальности государственной жизни, компоненту государ-

ственной материи) в экономической сфере.

Указанная регламентация проводится применительно в

составляющим систему хозяйственным органам через опре-

деление правового положения последних. По мнению

В. А. Рахмиловича, это свидетельствует об отсутствии у

системы правового качества, собственного опосредования в

-37-

правовой сфере (*69). Однако данный вывод опирается только

на внешние наблюдения. При более углубленном подходе

выявляется, что правовой статус упомянутых органов рас-

считан не на их единичное (изолированное) существова-

ние, а на функционирование в составе хозяйственной си-

стемы в качестве ее звена, приспособленного целенаправ-

ленно и эффективно действовать лишь в неразрывной свя-

зи с другими ее звеньями. Законодатель не только учиты-

вает внутрисистемное единство хозяйственных органов, но

и закрепляет его посредством регулирования правового по-

ложения односистемных органов. С одной стороны, он юри-

дически оформляет внутрисистемную специализацию хо-

зяйственных органов, дифференцируя их правовые позиции

как в видовом, так и в индивидуальном отношении, благо-

даря чему правовая модель каждого звена (хозяйственно-

го органа) отвечает условиям его работы в данной, а не

любой хозяйственной системе. С другой стороны, законо-

датель юридически обеспечивает однонаправленность, со-

гласованность, подчинение общесистемным целям поведе-

ния всех односистемных органов, проводя необходимую

стыковку их компетенции, соединяя формы и методы ра-

боты, увязывая права и обязанности в правовых процеду-

рах выполнения сквозных функций. В результате посредст-

вом определения правового положения звеньев (хозяйст-

венных органов) формируется единый правовой режим от-

раслевой хозяйственной системы. Правовое регулирование

внутрисистемных отношений лишь на уровне указанного

режима, а не статуса звеньев, обретает относительную це-

лостность.

Определяющие этот режим нормы образуют достаточно

устойчивую общность привязанных к данному кругу отно-

шений и определенным образом согласованных хозяйст-

венно-правовых предписаний, что позволяет квалифициро-

вать ее как особый правовой институт. Опосредуя в право-

вой сфере жизнедеятельность хозяйственной системы, этот

институт выражает особое юридическое единство послед-

ней, которое складывается не на базе субъекта, а на базе

объекта и развивается в плоскости не правового статуса, а

правового режима. Степень и характер такого единства не

требуют создания организации, не предполагают появле-

ния нового субъекта права, не влекут разрушения органи-

зационной цельности и юридической самостоятельности,

входящих в систему хозяйственных органов. Но они отра-

жают и обусловливают такие юридические отношения в

системе, такую структуру прав и обязанностей односи-

стемных органов, при которых каждая отдельная правовая

-38-

связь и в материальном, и в правовом содержании сочле-

нена с другими, и служит их предпосылкой, продолжением

или завершением. Вследствие указанного сочленения по

каждому из направлений деятельности системы складыва-

ется цепь правоотношений, разворачивающаяся во време-

ни и по кругу лиц - своеобразный юридический процесс

(процедура) выполнения той или иной функции системы

ее звеньями.

Постоянный характер, тесная связь, известная преемст-

венность, соразмерность и общая целевая направленность

внутрисистемных правоотношений (звеньев цепи) вызывает

модификацию применяемых здесь традиционных правовых

форм и моделей, которые приспосабливаются законодате-

лем к своеобразию опосредуемых явлений. Специфика вну-

трисистемных отношений обусловливает и появление но-

вых правовых форм, неизвестных межсистемным отноше-

ниям и, как правило, неприменимых к ним (и то, и другое

будет подробно освещено на конкретном материале в по-

следующем изложении). Таким образом, правовой инсти-

тут хозяйственной системы, определяя общий правовой ре-

жим такого рода структуры, формирует сосредоточенную

в ней правовую материю, придавая ей черты единства и

своеобразия. В этом и заключается юридическая содержа-

тельность категории хозяйственной системы.

Такое решение вопроса имеет определенное практиче-

ское значение. Оно ориентирует законодателя на:

усиление внимания к институту хозяйственной системы,

его активному и целенаправленному развитию:

непреложность следования при правовом регулирова-

нии соответствующих отношений объективным закономер-

ностям этого института, диктуемым характерными свойст-

вами его предмета - внутрисистемной хозяйственной дея-

тельности, осуществляемой множеством субъектов;

необходимость творческого подхода к выработке и за-

креплению правовых форм и моделей внутрисистемных от-

ношений, обеспечивающего максимальное соответствие

первых содержанию вторых;

рационализацию способов правового регулирования

внутрисистемных отношений сообразно режимному харак-

теру данного института.

Как отмечалось выше, пока что правовой режим хозяй-

ственной системы формируется, в основном, посредством

регулирования правового статуса внутрисистемных орга-

нов. Правовые регламенты (процедуры) выполнения боль-

шинства функций складываются как бы спонтанно, опосре-

дованно, путем сложения полномочий всех односистемных

-39-

органов по определенному направлению их деятельности.

Но такой способ не является наилучшим для регулирова-

ния многосубъектной деятельности. Он не может в полной

мере обеспечить необходимые здесь беспробельность, по-

следовательность, согласованность, юридическую гаранти-

рованность действий участников. Положение усугубляется

еще и тем, что полномочия участников соответствующей

деятельности - составные части такого рода регламен-

тов - разбросаны по множеству нормативных актов (в

известной мере это неизбежно при статусном регулирова-

нии) и выявить их в полном объеме в повседневной хозяй-

ственной деятельности трудно. В итоге реальная значи-

мость таких регламентов при всей необходимости послед-

них для практики оказывается значительно ниже воз-

можной.

Статусное регулирование, рассчитанное на дискрет-

ность предмета, не может заменить функционально-проце-

дурной регламентации, непосредственно направленной не

на отдельное отношение, а на процесс реализации функ-

ции. Правовой институт хозяйственной системы должен

развиваться и совершенствоваться за счет более широкого

использования функционально-процедурного способа регу-

лирования, отвечающего характеру этого института и, как

показывает практика, во многих случаях наиболее целесо-

образного для правового регулирования внутрисистемных

отношений. Все функции отраслевой хозяйственной систе-

мы должны быть обеспечены юридически доброкачествен-

ными, по возможности простыми, практически обозримыми

регламентами (процедурами).

На основе проведенного анализа представляется воз-

можным дать развернутое и юридически более четкое опре-

деление отраслевой хозяйственной системы, чем приведен-

ное ранее. Отраслевая хозяйственная система - это слож-

ное подразделение государственного механизма, учреждае-

мое государством в составе определенного комплекса

предприятий и организаций и соответствующего вышестоя-

щего органа с целью осуществления государственного хо-

зяйствования в отраслевом масштабе, действующее в соот-

ветствии с государственным планом на началах хозрасче-

та и выполняющее свои функции в едином правовом ре-

жиме в порядке реализации компетенции составляющих

это подразделение хозяйственных органов.

-40-

ГЛАВА 2

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЗВЕНЬЕВ

ОТРАСЛЕВОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ УССР

Компетенция центров

отраслевых хозяйственных систем УССР

Руководство отраслевой хозяйственной системой осу-

ществляет центральный отраслевой орган хозяйственного>

руководства - министерство, ведомство, государственный

комитет УССР (*1). Представляя различные организационно-

правовые формы, обладая неодинаковым правовым стату-

сом, эти органы как центры хозяйственных систем имеют

аналогичные правовые позиции, что продиктовано общими

объективными основами руководства хозяйственной от-

раслью(*2).

Правовая природа хозяйственного министерства в ли-

тературе трактуется неоднозначно. По мнению одних авто-

ров, она всецело исчерпывается квалификацией его как

центрального органа государственного управления, непо-

средственно выражающего общегосударственные интере-

сы. Трактовка же в качестве центра хозяйственной систе-

мы, - полагают они, - не только искажает природу этого

органа, неправильно характеризует его назначение, но и

создает почву для ведомственной изолированности, прева-

лирования отраслевого интереса над общегосударствен-

ным, противопоставления хозяйственного руководства по-

литическому и т. п. (*3).

В представлении других авторов хозяйственное мини-

стерство есть лишь орган хозяйственной системы, ее руко-

водящий центр, призванный выражать и обеспечивать ее-

собственные интересы (*4).

Третья точка зрения состоит в том, что хозяйственное

министерство выступает с одной стороны, как орган систе-

мы, действующий в ее интересах, а с другой - (одновре-

менно) как орган управления отраслью хозяйства, обеспе-

чивающий соблюдение интересов народного хозяйства, си-

стемы и ее звеньев. Причем указанные свойства понимают-

ся как однопорядковые, существующие наряду и парал-

лельно, действующие каждое в своей сфере (*5).

Представляется, что все эти трактовки характеризуют-

ся слишком отвлеченным для целей данного анализа пони-

манием органа государственного управления. Орган госу-

дарственного управления - это теоретическое обобщение,

идеальная модель. В реальной жизни существуют не ор-

-41-

ганы государственного управления вообще, а конкретные

органы определенного назначения.

Хозяйственное министерство создается государством

для руководства хозяйственной отраслью. В возникающей

таким образом хозяйственной системе оно предназначено

быть ее организующим центром. Этим определяется харак-

тер и основное содержание его деятельности, компетенция

и методы работы, порядок создания, реорганизации и лик-

видации. Применительно к хозяйственному министерству

категория органа государственного управления в качестве

центра хозяйственной системы приобретает социально-эко-

номическую и организационно-правовую определенность.

Это неотъемлемые элементы одного содержания.

Нельзя согласиться и с удвоением сущности хозяйст-

венного министерства: и орган системы - представитель

ее интересов, и орган государства, являющийся проводни-

ком общегосударственных интересов. Причем не только в

силу приведенных выше соображений, но еще и потому, что

такой дуализм не дает необходимой основы для разреше-

ния реальных противоречий между указанными интере-

сами.

На наш взгляд, министерство как центральный отрас-

левой орган государственного управления выступает не

только в других сферах, как полагают сторонники этой

позиции, но прежде всего при реализации основного своего

назначения - быть центром отраслевой хозяйственной си-

стемы. Созданное для повседневного и всестороннего руко-

водства хозяйственной отраслью, оно не может выполнить

этой задачи в каком-либо ином качестве, принимая во вни-

мание место и роль отрасли в структуре народного хозяй-

ства и механизме государственного руководства эконо-

микой.

Действуя по поручению государства и в пределах уста-

новленных им полномочий, хозяйственное министерство

призвано руководить отраслевым производственно-хозяй-

ственным комплексом таким образом, чтобы обеспечивае-

мые им потребности общества удовлетворялись наиболее

полно с наименьшими затратами, чтобы эксплуатируемое

хозяйственной системой государственное имущество ис-

пользовалось максимально эффективно. Именно в этом со-

стоит государственный интерес на данном участке хозяй-

ственного строительства и проводником его является

министерство. Однако в современных условиях он может

быть достигнут лишь при условии учета экономических

интересов коллективов предприятий и организаций и пра-

вильного сочетания их в процессе руководства с указанным

-42-

государственным интересом при определяющей роли по-

следнего. Обеспечивая такое сочетание посредством при-

менения в пределах предоставленных полномочий эконо-

мических рычагов и организационных средств, министер-

ство реализует государственный интерес.

Следовательно, у хозяйственной системы и ее центра-

министерства нет и нс может быть никакого другого инте-

реса, кроме государственного (*6). Поэтому выдвижение иных

интересов системы, отличных от государственных, неоправ-

данно, а опирающаяся на эти предполагаемые интересы

конструкция министерства - органа системы как чего-то

отличного от органа государственного управления лише-

на оснований.

Предназначенное осуществлять всестороннее руковод-

ство порученной отраслью как единым целым и будучи

ответственным за ее состояние, развитие и достигаемые

хозяйственные результаты, министерство призвано решать

прежде всего общие, кардинальные вопросы жизнедеятель-

ности системы, определять стратегию ее развития. Это, в

частности, вопросы технической и инвестиционной полити-

ки, оптимизации объемов и улучшения качества продук-

ции, работ, услуг; совершенствования структуры отрасли

и механизма управления последней, внедрения и совер-

шенствования отраслевого хозрасчета, рационализации

внутрисистемных хозяйственных связей, обеспечения систе-

мы необходимыми кадрами и др. (п. 17 постановления ЦК

КПСС и Совета Министров СССР от 2 марта 1973 г. <О

некоторых мероприятиях по дальнейшему совершенствова-

нию управления промышленностью>)(*7).

Общеотраслевой характер указанных функций, особая

значимость для развития системы в целом, перспективная

(долговременная) направленность предопределяют кон-

центрацию их на уровне центра отраслевой системы, пре-

рогативу министерства в решении соответствующих вопро-

сов. Никаким иным звеном системы они не могут быть вы-

полнены успешно.

Помимо названных функций общеотраслевого руковод-

ства, министерство осуществляет непосредственное руко-

водство подчиненными ему предприятиями и объединения-

ми. Оно устанавливает им плановые задания по определен-

ному кругу показателей, плановые лимиты и нормативы,

руководит разработкой ими своих производственно-хозяй-

ственных планов, в случае необходимости изменяет уста-

новленные ранее задания, распределяет и перераспреде-

ляет фонды на материально-техническое снабжение, лими-

ты финансирования и кредитования, организует сбыт про -

-43-

ганы государственного управления вообще, а конкретные

органы определенного назначения.

Хозяйственное министерство создается государством

для руководства хозяйственной отраслью. В возникающей

таким образом хозяйственной системе оно предназначено

быть ее организующим центром. Этим определяется харак-

тер и основное содержание его деятельности, компетенция

и методы работы, порядок создания, реорганизации и лик-

видации. Применительно к хозяйственному министерству

категория органа государственного управления в качестве

центра хозяйственной системы приобретает социально-эко-

номическую и организационно-правовую определенность.

Это неотъемлемые элементы одного содержания.

Нельзя согласиться и с удвоением сущности хозяйст-

венного министерства: и орган системы - представитель

ее интересов, и орган государства, являющийся проводни-

ком общегосударственных интересов. Причем не только в

силу приведенных выше соображений, но еще и потому, что

такой дуализм не дает необходимой основы для разреше-

ния реальных противоречий между указанными интере-

сами.

На наш взгляд, министерство как центральный отрас-

левой орган государственного управления выступает не

только в других сферах, как полагают сторонники этой

позиции, но прежде всего при реализации основного своего

назначения - быть центром отраслевой хозяйственной си-

стемы. Созданное для повседневного и всестороннего руко-

водства хозяйственной отраслью, оно не может выполнить

этой задачи в каком-либо ином качестве, принимая во вни-

мание место и роль отрасли в структуре народного хозяй-

ства и механизме государственного руководства эконо-

микой.

Действуя по поручению государства и в пределах уста-

новленных им полномочий, хозяйственное министерство

призвано руководить отраслевым производственно-хозяй-

ственным комплексом таким образом, чтобы обеспечивае-

мые им потребности общества удовлетворялись наиболее

полно с наименьшими затратами, чтобы эксплуатируемое

хозяйственной системой государственное имущество ис-

пользовалось максимально эффективно. Именно в этом со-

стоит государственный интерес на данном участке хозяй-

ственного строительства и проводником его является

министерство. Однако в современных условиях он может

быть достигнут лишь при условии учета экономических

интересов коллективов предприятий и организаций и пра-

вильного сочетания их в процессе руководства с указанным

-42-

государственным интересом при определяющей роли по-

следнего. Обеспечивая такое сочетание посредством при-

менения в пределах предоставленных полномочий эконо-

мических рычагов и организационных средств, министер-

ство реализует государственный интерес.

Следовательно, у хозяйственной системы и ее центра-

министерства нет и не может быть никакого другого инте-

реса, кроме государственного (*6). Поэтому выдвижение иных

интересов системы, отличных от государственных, неоправ-

данно, а опирающаяся на эти предполагаемые интересы

конструкция министерства - органа системы как чего-то

отличного от органа государственного управления лише-

на оснований.

Предназначенное осуществлять всестороннее руковод-

ство порученной отраслью как единым целым и будучи

ответственным за ее состояние, развитие и достигаемые

хозяйственные результаты, министерство призвано решать

прежде всего общие, кардинальные вопросы жизнедеятель-

ности системы, определять стратегию ее развития. Это, в

частности, вопросы технической и инвестиционной полити-

ки, оптимизации объемов и улучшения качества продук-

ции, работ, услуг: совершенствования структуры отрасли

и механизма управления последней, внедрения и совер-

шенствования отраслевого хозрасчета, рационализации

внутрисистемных хозяйственных связей, обеспечения систе-

мы необходимыми кадрами и др. (п. 17 постановления ЦК

КПСС и Совета Министров СССР от 2 марта 1973 г. <О

некоторых мероприятиях по дальнейшему совершенствова-

нию управления промышленностью>)(*7).

Общеотраслевой характер указанных функций, особая

значимость для развития системы в целом, перспективная

(долговременная) направленность предопределяют кон-

центрацию их на уровне центра отраслевой системы, пре-

рогативу министерства в решении соответствующих вопро-

сов. Никаким иным звеном системы они не могут быть вы-

полнены успешно.

Помимо названных функций общеотраслевого руковод-

ства, министерство осуществляет непосредственное руко-

водство подчиненными ему предприятиями и объединения-

ми. Оно устанавливает им плановые задания по определен-

ному кругу показателей, плановые лимиты и нормативы,

руководит разработкой ими своих производственно-хоэяй-

ственных планов, в случае необходимости изменяет уста-

новленные ранее задания, распределяет и перераспреде-

ляет фонды на материально-техническое снабжение, лими-

ты финансирования и кредитования, организует сбыт про-

-43-

изведенной продукции, решает вопросы расстановки руко-

водящих кадров и т. д.

Функции общего и непосредственного руководства

тесно связаны между собой. Если первые сообщают вто-

рым необходимую целенаправленность, то вторые служат

средством реализации первых, обеспечивают перевод стра-

тегических установок министерства в конкретные обязан-

ности их исполнителей.

В научной литературе последних лет довольно активно

высказывается мысль о необходимости освободить хозяй-

ственные министерства от осуществления непосредственно-

го руководства предприятиями и организациями или, по

крайней мере, свести его к минимуму, поскольку, по мне-

нию авторов данных предложений, выполнение оператив-

ных функций усложняет работу министерства, снижает ее

эффективность. По этим представлениям, решение задачи

сводится лишь к тому, чтобы активнее использовать воз-

можности промежуточных органов управления, шире

практиковать передачу оперативных функций от центра к

нижестоящим звеньям (*8).

Безусловно, рациональное распределение функций в от-

раслевой хозяйственной системе - очень важная и неот-

ложная задача. Вопросы должны решаться на том уров-

не, в том хозяйственном звене, где они могут быть решены

наиболее эффективно. И имеющиеся здесь резервы далеко

не исчерпаны. Но это не равнозначно освобождению от-

раслевого центра от оперативных функций.

Освободив министерство от непосредственного руковод-

ства предприятиями и организациями (при этом мы ли-

шаем его необходимых организационно-правовых средств

реализации своей стратегии), мы должны освободить его

и от ответственности за результаты работы отрасли. Это

будет уже не министерство, а скорее орган функциональ-

ного руководства, аналогичный производственным коми-

тетам, которые существовали в период управления про-

мышленностью через систему совнархозов. Иначе говоря,

мы будем иметь совсем иную организационно-правовую

форму, достоинства которой, учитывая опыт ее примене-

ния в недавнем прошлом, сомнительны, а недостатки бес-

спорны.

Этим, однако, не исчерпываются практические послед-

ствия предлагаемых новаций. Такие преобразования орга-

низационно-правовой формы нынешних центров хозяйст-

венных отраслей выводят центральные органы за пределы

хозяйственных систем. Последние по существу демонти-

руются. Хозяйственная отрасль перестает быть единым

-44-

подразделением в организационной структуре экономики,

распадается на слабо между собой связанные и в значи-

тельной мере предоставленные самим себе системы более

низкого уровня (хозяйственные объединения) и автоном-

ные предприятия. Такая перестройка в условиях нашей

экономики может привести к снижению управляемости на-

родного хозяйства.

Иное дело - рационализация сферы оперативной дея-

тельности хозяйственных министерств, в том числе и су-

жение круга соответствующих функций. Последнее и же-

лательно, и возможно, хотя не в столь значительной мере

и не так просто, как это иногда представляется. Перспек-

тивы, открываемые здесь развитием сети хозяйственных

объединений, равно как и передачей полномочий от центра

к нижестоящим звеньям, преувеличены.

Во-первых, далеко не все предприятия распределены

между хозяйственными объединениями. Многие из них

остаются в непосредственном ведении министерств. По ме-

ре дальнейшей концентрации производства, укрупнения и

развития предприятий число их будет увеличиваться, по-

скольку двузвенная система управления остается наиболее

желательной. А это предполагает расширение и сферы

действия, и круга оперативных функций министерства (*9).

Во-вторых, министерство должно руководить самими

хозяйственными объединениями. Круг выполняемых при

этом оперативных функций достаточно широк.

Создание хозяйственных объединений, и передача от-

дельных полномочий нижестоящим звеньям расширяет

сферу контрольных функций министерства - деятельности

оперативной, а не стратегической. Поэтому следует гово-

рить об изменении форм реализации оперативных функций

министерства, а не о сокращении их объема. Вопрос об

оперативных функциях тесно связан с проблемой исполь-

зования принципов хозрасчета в деятельности хозяйствен-

ных министерств, поскольку определенная мера оператив-

ной самостоятельности - необходимое условие хозрасчет-

ного хозяйствования.

Использование указанных принципов, нередко именуе-

мое управленческим хозрасчетом, вовсе не предполагает

попыток <превратить министерства в коммерческие орга-

низации, их отношения с подчиненными предприятиями и

организациями в эквивалентно-возмездные> (*10). Ни наука,

ни практика не дают оснований для пересмотра представ-

лений о непосредственно-общественном характере государ-

ственного хозяйственного руководства и неприменимости

здесь товарной формы, эквивалентно-возмездных связей.

-45-

Обращение к товарным, коммерческим критериям как при

отрицании (*11), так и для обоснования(*12) управленческого хоз-

расчета, не имеет силы, бесполезно ввиду явной неприло-

жимости этих критериев к предмету исследования.

Управленческий хозрасчет имеет иное содержание.

Это - метод руководства хозяйственной системой. По-

скольку между производственно-хозяйственной деятель-

ностью и хозяйственным руководством не существует тож-

дества, то его не может быть и между управленческим

хозрасчетом и хозрасчетом предприятия.

Теория хозрасчета как метода хозяйственного руковод-

ства разработана весьма слабо и, в основном, ограничи-

вается обоснованием его необходимости и анализом от-

дельных проявлений. Некоторые авторы, констатируя в

общем виде понимание хозрасчета как метода руководства

хозяйством (наряду с другими смысловыми значениями

этого термина), как бы забывают о нем, касаясь вопроса

об управленческом хозрасчете и рассматривая последний

в плане товарной формы, эквивалентно-возмездных отно-

шений. В публикациях последних лет при этом обычно

отмечается, что существует не хозрасчет органов управ-

ления, а хозрасчет хозяйственных систем (*13). Однако что

последний из себя представляет, чем отличается от хозрас-

чета предприятия или простой суммы хозрасчетов - такие

вопросы здесь, как правило, не ставятся. Но именно в ре-

шении этих вопросов сущность проблемы хозрасчета и хо-

зяйственной системы, и возглавляющего ее органа, ибо это

явления нерасторжимые. Управленческий хозрасчет не мо-

жет существовать без хозрасчета системы, и хозрасчет

системы невозможен без хозрасчета возглавляющего ее

органа.

Служа целям реализации объективной закономерности

самоокупаемости социалистического хозяйствования, уп-

равленческий хозрасчет имеет своим содержанием органи-

зацию самоокупаемости системы на основе и в пределах

народнохозяйственного плана (самофинансирование). Он

предполагает прежде всего особый подход (*14) к решению

задач управления системой - с позиций обеспечения ее

самофинансирования. В этом смысле (как принцип хозяй-

ственного руководства) он пронизывает всю деятельность

отраслевого центра, по существу сливается с механизмом

управления отраслью, взятым под углом зрения ее само-

финансирования.

Он означает также применение специальных организа-

ционных средств, непосредственно обслуживающих орга-

низацию самофинансирования системы. Круг этих средств

-46-

охватывает организацию финансов системы в режиме ее

самоокупаемости на основе плана и в зависимости от его

выполнения (самофинансирование), а также формирова-

ние и использование отраслевого механизма экономическо-

го стимулирования оптимальных результатов работы си-

стемы, обеспечивающих ее функционирование на началах

самофинансирования.

Оба эти направления тесно связаны. Планируя с уче-

том необходимости хозяйствования <за свой счет> и на ос-

нове установленных сверху показателей и нормативов фи-

нансовую базу системы, оперативно регулируя финансовое-

состояние предприятий и организаций, в том числе и за

счет своих фондов и резервов, обеспечивая средствам>

контроля финансовую дисциплину в отрасли, министерств>

создает условия, необходимые для самофинансирования и

каждого предприятия и системы в целом. Формируя на

основе общенормативных установлений государства, но с

учетом специфики и конкретных условий работы отрасли

механизм экономического стимулирования лучших резуль-

татов работы, министерство путем воздействия на матери-

альные интересы соответствующих коллективов мобилизует

звенья системы на эффективное выполнение стоящих перед.

нею задач, на получение прибыли в размерах, обеспечи-

вающих покрытие ее финансовых нужд.

Рассмотренная организующая деятельность министер-

ства является необходимым элементом хозрасчетного ме-

ханизма как хозяйственной системы в целом, так и состав-

ляющих ее звеньев. Она далеко не исчерпывается приме-

нением принципов хозрасчета к деятельности собственного-

аппарата и не тождественна хозрасчету предприятия.

Управленческий хозрасчет, имея в своей основе необ-

ходимость самоокупаемости общественного хозяйствова-

ния, служит тому же назначению, что и другие формы хоз-

расчета: обеспечить самофинансирование хозяйственной:

деятельности в соответствующем подразделении экономи-

ки. Он опирается на те же организационно-правовые пред-

посылки (условия) - воспроизводимую на основе само-

финансирования имущественную базу и оперативную са-

мостоятельность (достаточный объем компетенции) субъ-

екта. Ему свойственны те же каналы воздействия, среди

которых особое место принадлежит материальным интере-

сам трудовых коллективов. Это означает, что хозрасчет

министерства и, например, хозрасчет предприятия - явле-

ния родственные, обладающие общими свойствами. Одна-

ко между ними существуют и различия - в сфере дейст-

-47-

вия, в формах и средствах соответствующей организующей

деятельности. Юридически это выражается в различии пол-

номочий указанных органов: общесистемных и преимуще-

ственно распорядительных у министерства; локальных и,

в основном, исполнительских у предприятий.

Вызванная федеративным устройством нашего государ-

ства неодинаковая (республиканская и союзно-республи-

канская) подчиненность хозяйственных отраслей респуб-

лики обусловила разграничение возглавляющих их мини-

стерств на республиканские и союзно-республиканские.

Участие в формировании компетенции последних соответ-

ствующих министерств Союза ССР привело к заметным

расхождениям правовых позиций центров отраслевых хо-

зяйственных систем республики.

В этой связи следует отметить, что давняя проблема

распределения компетенции между союзным и республи-

канским центрами по руководству союзно-республиканской

отраслью хозяйства союзной республики в настоящее вре-

мя должным образом не решена.

Необходимая правовая основа исчерпывается здесь от-

дельными нормами общего характера, содержащимися в

Конституции СССР (ст. 21), Общем положении о мини-

стерствах (п. 6-8, 17, 27, 51, 57, 61). В законодательстве

не имеется конкретных установок относительно решения

указанных вопросов министерствами СССР. Это является

причиной неоправданного разнобоя в практике разных ми-

нистерств СССР, в ряде случаев - излишней осторож-

ности их в передаче прав соответствующим министерствам

союзных республик, а в конечном счете чрезмерной цен-

трализации управления на уровне Союза ССР.

Эта сложная проблема исследована весьма слабо (*15). Не-

которые авторы ошибочно полагают, что основные функ-

ции и полномочия союзно-республиканских министерств

союзных республик аналогичны тем, которые имеют одно-

именные министерства СССР, отличаясь от них лишь мас-

штабами действия (*16). Такие представления не отвечают ни

логике соотношения полномочий указанных органов, ни

практике формирования компетенции союзно-республикан-

ских министерств союзных республик, ни действующему

законодательству, нормы которого нередко относят те или

иные полномочия к деятельности министерств СССР, но не

союзных республик (п. 3 Положения о предприятии; п. 10

Положения о промышленных объединениях; п. 5 Положе-

ния о производственном объединении; п. 66 Общего поло-

жения о министерствах; п. 38 постановления ЦК КПСС и

<Совета Министров СССР от 12 июля 1979 г.).

-48-

Практика нуждается в достаточно определенных кри-

териях рационального распределения компетенции между

указанными органами. Они должны быть сформулированы

на основе всесторонней разработки данной проблемы,

включая ее государственно-, финансово-, административно-,

хозяйственно-правовые аспекты. Здесь следует учитывать

место и роль указанных органов в системе руководства

экономикой страны, их внутрисистемное единство, харак-

тер и степень динамичности соответствующих отношений,

объективно существующие различия в функционировании

хозяйственных отраслей и т. п.

При выработке указанных критериев важно иметь в ви-

ду принципиальное единство интересов союзного и респуб-

ликанского отраслевых центров по руководству отраслью

республики, необходимость разумного сочетания этих ин-

тересов с обеспечением:

приоритета союзного центра в решении кардинальных

вопросов развития отрасли (установление темпов и про-

порций развития отрасли республики как неотъемлемой

части отрасли Союза ССР; определение основ структури-

рования отрасли и системы управления ею, формирование

основ инвестиционной и технической политики в отрасли,

проведение важнейших, определяющих развитие всей от-

расли мероприятий в области капитальных вложений и

научно-технического прогресса, выработка отраслевого хоз-

расчетного механизма, распределение выделенных отрасли

Союза ССР ресурсов, организация сбыта и т. д.);

оперативной самостоятельности республиканского цент-

ра в выборе путей, средств и методов реализации исходя-

щих от союзного центра установок применительно к реаль-

ным условиям функционирования своей системы;

широкой возможности инициативного решения мини-

стерством республики вопросов республиканского зна-

чения.

Критерии распределения компетенции между министер-

ством Союза ССР и министерством союзной республики по

руководству отраслью хозяйства республики должны быть

закреплены союзным законом, нормы которого создадут

требуемую правовую основу для передачи прав министер-

ством СССР министерству союзной республики в той мере,

в какой это диктуется своеобразными условиями функцио-

нирования отрасли. Полномочия министерств союзных рес-

публик, предопределяемые общими закономерностями уп-

равления хозяйственной отраслью, должны быть установ-

лены в общенормативном порядке, путем определения их-

-49-

собственной компетенции, а не передачи прав вышестоя-

щими органами.

Значение предполагаемого закона для хозяйственных

министерств союзных республик не ограничилось бы рас-

смотренным аспектом. Издание его сыграло бы важную

роль в общем упорядочении правовой базы деятельности

этих органов. В настоящее время законодательство о хо-

зяйственных министерствах союзных республик даже ча-

стично не кодифицировано, охватывая обширнейший мас-

сив правовых актов (*17).

Ориентироваться в этом нормативном материале, эф-

фективно применять его в практической деятельности очень

трудно. Естественно, что значительная часть норм не ис-

пользуется на практике. Нередко практические работники

просто не знают о существовании тех или иных установле-

ний даже в рамках своего участка работы.

Это создает почву для принятия решений по усмотре-

нию, а не исходя из требований закона, что не согласуется

с обеспечением прочного правопорядка в хозяйственных

отношениях.

Необходимость систематизации законодательства о хо-

зяйственных министерствах союзных республик, в том чис-

ле и УССР, давно назрела (*18). В союзных республиках сле-

дует издать положения о всех или только о хозяйственных

министерствах (ведомствах). Однако усилиями лишь рес-

публиканского законодателя, без издания упомянутого ра-

нее союзного акта этой задачи не решить, о чем свидетель-

ствует неудавшийся опыт подготовки таких нормативных

актов в отдельных союзных республиках в конце 60-х го-

дов (*19). Нельзя забывать, что в соответствии с Конститу-

цией СССР (ст. 73) установление общих начал организа-

ции и деятельности органов союзных республик, обеспече-

ние единства законодательного регулирования на терри-

тории СССР - прерогативы Союза ССР.

С учетом изложенного, наиболее целесообразной пред-

ставляется следующая схема совершенствования норма-

тивной базы хозяйственных министерств союзной респуб-

лики:

1. Принятие закона, определяющего основы правового

положения хозяйственных органов в СССР (хозяйственных

министерств союзных республик в том числе).

2. Издание в союзных республиках на основе данного

закона и с учетом действующего законодательства СССР

и союзной республики Общих положений о хозяйственных

министерствах (ведомствах) союзной республики. Здесь

следует достаточно полно, четко и конкретно регламенти-

-50-

ровать правовой статус этих органов с учетом специфиче-

ских условий деятельности их в каждой союзной респуб-

лике.

3. Приведение в соответствие с Общим положением о

хозяйственных министерствах данной республики индиви-

дуальных положений об этих органах.

Представляется, что реализация этой схемы позволит

с наибольшей степенью унификации, необходимой диффе-

ренциацией, согласованно с взаимосвязанными полномо-

чиями смежных органов, четко и определенно урегулиро-

вать компетенцию хозяйственных министерств (ведомств)

союзных республик, создаст предпосылки для роста ини-

циативы и активности (в рамках закона) их работников,

а в конечном счете для повышения эффективности руко-

водства возглавляемыми отраслями.

-51-

Правовая организация

республиканских хозяйственных объединений

Подавляющее большинство отраслевых хозяйственных

систем УССР имеет в своем составе организационно оформ-

ленные сложные (вторичные) структурные образования,

охватывающие определенную часть низовых звеньев систе-

мы и выступающие в качестве среднего звена в организа-

ционной структуре отрасли. Наиболее распространенная

их форма - хозяйственные объединения (*20): республикан-

ские промышленные, строительно-монтажные, специализи-

рованные оптово-розничные объединения, республиканские

объединения в сельском хозяйстве, тресты совхозов и т. п.

Существование таких образований в структуре социа-

листической экономики продиктовано необходимостью

обеспечить управляемость отраслевых хозяйственных си-

стем. Множественность охватываемых последними низо-

вых звеньев, действующих в разных производственно-эко-

номических условиях, исключает эффективное управление

ими только центром системы. Поэтому внутри отраслей

формируются отдельные производственно-хозяйственные

комплексы с собственным аппаратом управления - хозяй-

ственные объединения.

Что же представляют собой эти формирования? Дан-

ный вопрос пока не получил однозначного решения. Это

связано не столько с различием исследовательских подхо-

дов, сколько с состоянием законодательства о хозяйствен-

ных объединениях, точнее, с изменением в последние годы

их законодательного истолкования, которое, однако, не

приобрело универсального значения ввиду незавершен-

-51-

ности процесса обновления правовой базы этих хозяйствен-

ных образований (*21).

Адресованные хозяйственным объединениям (до 1973 г.)

нормативные установления характеризуют их как органы

хозяйственного управления (п. 10 Положения о предприя-

тии; п. 2, 3, 5 постановления ЦК КПСС и Совета Минист-

ров СССР от 28 мая 1970 г. <О совершенствовании орга-

низации управления химической промышленностью>)(*22).

Поскольку во всех отраслях экономики, за исключением

промышленности, строительства, сельского хозяйства, п. 10

Положения о предприятии сохраняет свое действие, то

функционирующие в них в качестве среднего звена тресты,

комбинаты, управления, объединения представляют собой

органы хозяйственного управления. Иная их интерпрета-

ция, трактовка как комплекса, хозяйственной системы не

основана на законе, а является лишь предположением,

предложением законодателю.

Новое законодательство о хозяйственных объединениях,

действующее в промышленности, сельском хозяйстве,

строительстве, трактует хозяйственное объединение как

комплекс юридически самостоятельных предприятий и хо-

зяйственных организаций, возглавляемый специальным ор-

ганом хозяйственного руководства - управлением объеди-

нения, т. е. как сложное хозяйственное образование, но

отнюдь не в качестве органа управления как такового.

Такая двойственность легального истолкования со вре-

менем будет изжита. И едва ли стоит сомневаться в том,

что необходимое единообразие будет установлено в поль-

зу второго варианта, поскольку он глубже и емче отражает

суть и характер локализуемых в объединении отношений,

которые далеко не сводятся к одному только руководству,

особенно в традиционном его понимании.

Итак, хозяйственное объединение конструируется сего-

дня как производственно-хозяйственный комплекс, состоя-

щий из юридически самостоятельных предприятий и хозяй-

ственных организаций. Но из этого не следует, что указан-

ный комплекс и есть объединение. Здесь нет тождества по-

тому, что хозяйственное объединение, во-первых, не любой

такой комплекс(*23), а во-вторых, не только комплекс. По-

следнее, однако, не общепризнанное положение. В лите-

ратуре преобладает противоположный взгляд: хозяйствен-

ное объединение и соответствующий ему производственно-

хозяйственный комплекс - понятия равнозначные, ибо и

в том, и в другом случаях имеются в виду образования,

включающие и аппарат управления, и предприятия (орга-

низации) (*24).

-52-

Что же на этот счет говорит закон? В нормативном опи-

сании интересующего нас комплекса перечисляются лишь

низовые хозяйственные организации, и нет упоминания об

органе управления. О нем говорится отдельно, вслед за

указанным описанием (п. 1 Положения о промышленных

объединениях; п. 1 Положения о тресте совхозов, утверж-

денного постановлением Совета Министров СССР от

20 октября 1975 г.(**))(*25). Из этого следует, что орган управ-

ления не вводится в структуру комплекса; комплекс со-

ставляет материально-техническую основу объединения?

объединение как таковое есть хозяйственное образование,

соединяющее производственно-хозяйственный комплекс и

орган управления им.

Приведенный выше прием в размещении нормативного

материала является отражением вполне определенной по-

зиции законодателя, основанной на учете предшествующе-

го опыта правового регулирования и практики хозяйствен-

ных объединений. Признание объединением органа управ-

ления группировкой предприятий имело своим послед-

ствием то, что основное внимание на практике уделялось

этому органу, а вопросы, касающиеся группировки пред-

приятий, необходимости обеспечения ее комплексности

отодвигались на задний план. Это нередко приводило к

произвольному, не обоснованному технико-экономически-

ми соображениями формированию указанных группировок,

что делало такие образования малоэффективными, дискре-

дитировало саму форму хозяйственного объединения.

Включение органа управления в производственно-хо-

зяйственный комплекс, являющийся обособленной совокуп-

ностью <средств производства, материальных и трудовых

ресурсов> (*26), т. е. производственно-технической категорией,

может привести на практике к противоположной тенден-

ции: снижению внимания к управленческим процессам и

объединении, ослаблению значимости руководящего зве-

на, <размыванию> специального назначения органа управ-

ления в реализации задач объединения.

По-видимому, в целях предотвращения указанных тен-

денций законодатель, установив, что объединение является

производственно-хозяйственным комплексом самостоятель-

ных предприятий и организаций, разграничивает объедим

нение и комплекс, включая орган управления в состав

первого.

Единство производственно-хозяйственного комплекса

складывается объективно. Оно - результат происходящих

(***) Далее: Положение о тресте совхозов.                         

-53-

в производстве интеграционных процессов, локализуемых

в рамках отдельных группировок предприятий.

С созданием объединения, благодаря единому руковод-

ству, интеграционные тенденции получают дополнительные

возможности развития. Соответствующие процессы вво-

дятся в более четкое организационное русло, обретают

большую направленность на достижение лучших в масшта-

бе всей группировки результатов. В итоге происходит

дальнейшее углубление единства комплекса.

Особое значение имеет здесь централизация в масшта-

бе объединения обслуживающей производственно-хозяйст-

венной деятельности: материально-технического снабжения

и сбыта, изготовления инструмента, оснастки, запасных

частей, комплектующих изделий, тары, капитального

строительства, ремонта основных средств, наладки и тех-

нического обслуживания оборудования, научно-техниче-

ских исследований и разработок, технико-экономического

нормирования, счетно-вычислительных работ, транспортно-

го обслуживания и т. п.

Указанные функции могут осуществляться каждым про-

изводственным предприятием своими силами или по дого-

ворам со специализированными организациями по мере не-

обходимости и в требуемых объемах. Поскольку эти объе-

мы, как правило, невелики, отдельному предприятию трудно

обеспечить современный уровень и надлежащее качество

соответствующих работ. Решение этих вопросов облег-

чается при концентрации производственного обслужива-

ния в объединении. Существенное увеличение объемов ра-

бот позволяет эффективно организовать соответствующие

работы, обеспечить их быстрое выполнение, лучшее каче-

ство, меньшую себестоимость. Предприятия, освободившись

от необходимости заниматься обслуживающей деятель-

ностью, получают возможность сосредоточить внимание на

рациональной организации и эффективном осуществле-

нии основного производства. Поэтому закон большое вни-

мание уделяет регламентации централизованной производ-

ственно-хозяйственной деятельности объединения: закреп-

ляется сам факт централизации производственно-хозяйст-

венного обслуживания, определяется примерный круг и

организационные формы выполнения централизованных

функций, источники и порядок формирования необходи-

мой имущественной базы, правовые основы внутриобъеди-

ненческих отношений по централизованному обслужива-

нию.

Обращает на себя внимание то, что указанные вопросы

решаются законодателем весьма эластично. Считая такое

-54-

обслуживание необходимым элементом производственной

структуры объединения и упоминая о централизации кон-

кретных производственно-хозяйственных функций, законо-

датель, однако, ничего тут не предрешает. Очерчиваемый

круг упомянутых функций не замкнут и имеет рекоменда-

тельный характер. Фиксируемые организационные формы

централизованного обслуживания охватывают все возмож-

ные варианты. Предусматриваемый правовой режим хо-

зяйственных связей по обслуживанию опирается на обще-

нормативное регулирование соответствующих хозяйствен-

ных отношений, восполняемое при отсутствии общенорма-

тивных моделей локальным  (внутриобъединенческим)

нормотворчеством.

Такой стиль регулирования обусловлен спецификой

предмета. В практическом решении вопросов централиза-

ции производственно-хозяйственного обслуживания велика

роль не поддающихся обобщению индивидуальных усло-

вий работы каждого отдельного хозяйственного объедине-

ния. Здесь существенны количество объединяемых пред-

приятий, степень их территориальной рассредоточенности,

своеобразие применяемой технологии, состояние сети ком-

муникаций и в целом инфраструктуры на территории рас-

положения объединения, организационно-технический уро-

вень производства, конкретные задачи объединения, вы-

двигаемые на передний план на данном этапе его развития

и т. п. Поэтому круг централизуемых производственно-хо-

зяйственных функций должен определяться в порядке ин-

дивидуального регулирования на основе отмеченных выше

общих рекомендаций закона. В этой связи представляется

трудноисполнимым предлагаемое В. В. Хахулиным норма-

тивное установление перечня <тех функций, которые при

определенных условиях должны быть в объединении цен-

трализованы> (*27), ибо упомянутые <определенные условия>

малоопределенны для нормативного закрепления и не

только в силу их многочисленности и многообразия, но

еще и потому, что действуют они не изолированно и одно-

значно, а в самых различных и меняющихся сочетаниях.

значимость которых нельзя правильно оценить в отрыве от

конкретной хозяйственной обстановки. Все это свидетель-

ствует о невозможности общенормативного решения вопро-

са об условиях централизации конкретных производствен-

но-хозяйственных функций.

Отношения по оказанию услуг между подразделениями

объединения строятся как договорные обязательства со-

гласно нормам действующего законодательства, регули-

рующего соответствующие отношения, с обеспечением иму-

-55-

щественной ответственности сторон за нарушение своих

обязанностей (п. 6 Положения о промышленных объеди-

нениях; п. 6 Положения о тресте совхозов). В тех случаях,

когда основания и порядок возникновения таких обяза-

тельств, а также меры имущественной ответственности

сторон законом не предусмотрены, они определяются уп-

равлением объединения.

В хозяйственных объединениях обычно используются

упрощенные формы указанных отношений. Обязательства

возникают и изменяются на основе распорядительных ак-

тов управления объединения: планов научно-технических

работ, капитального строительства и капитального ремон-

та, разнарядок на материально-техническое снабжение,

планов ремонта и технического обслуживания оборудова-

ния, планов (графиков) снабжения электрической и теп-

ловой энергией, транспортного обслуживания и т. п.

Исполнение производится на основе утверждаемых уп-

равлением оперативных документов: заявок, графиков,

разнарядок, разовых распоряжений и др. Расчеты нередко

ведутся в упрощенной форме через управление с примене-

нием внутренних расчетных цен.

Такая организация обязательственных отношений в ус-

ловиях хозяйственных объединений, как правило, оправда-

на и эффективна. Она упрощает связи, делает их более

гибкими, позволяет оперативно реагировать на изменение

производственно-хозяйственной ситуации, маневрировать

мощностями и ресурсами. И все это без ущерба для на-

дежности отношений, согласованности и контролируемости

совместно выполняемого производственного процесса, обес-

печенности интересов взаимодействующих предприятий и

организаций. Данные преимущества обусловлены самим

строем внутриобъединенческих хозяйственных отношений.

Постоянный характер кооперации, устойчивая экономиче-

ская взаимозависимость, тесные организационные связи,

единство интересов объединения в целом и входящих в не-

го предприятий, обозримость локализованных в объедине-

нии производственных процессов и хозяйственных опера-

ций - вот те факторы, которые обусловливают эффектив-

ность вертикальной организации внутриобъединенческих

хозяйственных обязательств. Они позволяют в целях обес-

печения наилучших общих результатов согласовывать за-

дачи, возможности и потребности входящих в объединение

предприятий, т. е. каждой из сторон организуемого обя-

зательственного отношения, разумно сочетать их интере-

сы, своевременно и экономически обоснованно координи-

ровать действия сторон.

-56-

Неотъемлемой частью хозяйственного объединения, его

организующим центром выступает управление, правовой

статус которого заслуживает специального рассмотрения-

Согласно легальной характеристике управление хозяй-

ственного объединения руководит предприятиями и орга-

низациями, входящими в объединение, и выступает по от-

ношению к ним как вышестоящий орган, осуществляет хо-

зяйственную деятельность, имеет самостоятельный баланс,

действует на началах хозрасчета, обладает правами и обя-

занностями, связанными с его деятельностью и является

юридическим лицом (п. 5 Положения о промышленных

объединениях: п. 5 Положения о тресте совхозов; п. 14

Положения о всесоюзном и республиканском объединениях

в сельском хозяйстве, утвержденного постановлением Со-

вета Министров СССР от 22 мая 1980 г.(**))(*28).

Из сказанного следует, что управление представляет

собой самостоятельную хозяйственную организацию, ос-

новным назначением которой является непосредственное-

государственное руководство предприятиями и организа-

циями объединения. Как орган государственного руковод-

ства, возглавляющий внутриотраслевую хозяйственную си-

стему, оно несет ответственность за состояние и развитие

подведомственного производственно-хозяйственного комп-

лекса, научно-технический прогресс, технический уровень

производства и качество производимой продукции, за вы-

полнение заданий государственного плана и обязательств

перед бюджетом, за эффективное использование капиталь-

ных вложений, своевременный ввод в действие и освоение

производственных мощностей, соблюдение режима эконо-

мии и финансовой дисциплины.

Выступая в качестве руководящего центра, управление-

объединения организует работу возглавляемого комплекса

на основе плановых заданий и оперативных распоряжений

отраслевого центра с учетом конкретных условий работы

каждого из предприятий и комплекса в целом в пределах

предоставленной компетенции. Оно всесторонне обеспечи-

вает выполнение стоящих перед объединением задач, опре-

деляя, согласовывая и регулируя основные параметры ра-

боты предприятий и организаций, координируя их усилия и

сочетая интересы в целях достижения наилучших в мас-

штабе всего объединения конечных результатов.       

Управление представляет интересы объединения перед

вышестоящим органом, иными государственными органа-

ми и общественными организациями. Задания и указания,

(***) Далее: Положение об объединениях в сельском хозяйстве.--.-

-57-

связанные с деятельностью предприятий и организаций

объединения, должны даваться управлению, кроме слу-

чаев, предусмотренных действующим законодательством.

На практике данное требование соблюдается далеко не

всегда. Министерства часто адресуют свои распоряжения

непосредственно предприятиям и организациям объедине-

ния, минуя управление. Это не только снижает роль управ-

ления, ограничивает очерченную законом сферу его опе-

ративной самостоятельности, но и дезориентирует пред-

приятия, которые оказываются перед необходимостью вы-

полнять несовпадающие указания вышестоящих органов.

В то же время нельзя считать, будто министерство, до-

водя до управления свои указания, не должно предрешать

вопрос о конкретном исполнителе, определять внутриобъе-

диненческий адресат своих предписаний, как считают от-

дельные авторы (*29).

Деятельность подведомственных предприятий, в том

числе и входящих в хозяйственные объединения, подверга-

ется руководящему воздействию отраслевого центра по во-

просам, имеющим общеотраслевое значение и составляю-

щим прерогативы министерства. Многие его мероприятия

в области инвестиций, научно-технического прогресса, из-

менения специализации предприятий и их кооперационных

связей, внешнеэкономической деятельности не могут не

иметь точной адресной привязки. В противном случае не

будет обеспечена их обоснованность, а технико-экономиче-

ская политика министерства утратит реальную опору.

Нельзя также не учитывать, что решение целого ряда

вопросов деятельности предприятия отнесено законодате-

лем к ведению министерства, а не управления объединения:

реорганизация и ликвидация предприятий (*30), передача

принадлежащих им зданий и сооружений(*31), назначение и

освобождение от должности руководящих работников опре-

деленной номенклатуры (п. 19 Положения о промышлен-

ных объединениях; п. 17 Положения о тресте совхозов),

перевод действующих предприятий и организаций из одной

группы по оплате труда в другую (*32) и т.п.

Из изложенного следует, что министерства могут адре-

совать задания и оперативные указания конкретным пред-

приятиям. Однако такое проникновение в сферу объедине-

ния должно быть ограничено случаями, прямо предусмот-

ренными в законе, либо когда производственно-технические

параметры, организационно-экономические и иные индиви-

дуальные характеристики конкретного исполнителя играют

основное значение для решения вопросов, отнесенных к ве-

дению министерства. Если же мероприятия последнего не

-58-

требуют точной объектной привязки, они должны дово-

диться объединению в целом с тем, чтобы управление, учи-

тывая наличную хозяйственную ситуацию, наиболее ра-

ционально, с требуемой дифференциацией определило до-

лю каждого конкретного исполнителя в реализации общей

задачи и наилучшим образом организовало исполнение.

Управление объединения не только осуществляет руко-

водство производственно-хозяйственным комплексом, но и

выполняет производственно-хозяйственную деятельность по

обслуживанию своих предприятий и организаций, обладая

необходимыми производственными фондами и иными ре-

сурсами, правовыми возможностями, в том числе и права-

ми юридического лица, вступая в необходимые хозяйствен-

ные связи как внутри объединения, так и за его пределами.

Возложение на управление объединения производствен-

но-хозяйственных функций не снижает качества руковод-

ства, а напротив, создает предпосылки для повышения его

эффективности.

Организационный характер, охват всех или большин-

ства предприятий комплекса, направленность на решение

общеобъединенческих задач - вот те общие свойства, ко-

торые связывают планово-регулирующие и производствен-

но-хозяйственные функции управления объединения, соз-

дают возможность их плодотворного сочетания для дости-

жения стоящих перед этим органом целей.

Поскольку законодатель допускает и на практике при-

меняются различные организационные формы выполнения

централизованной в объединении производственно-хозяй-

ственной деятельности, в литературе предприняты попытки

определить, какие из указанных функций целесообразно

возлагать именно на управление. В качестве критерия вы-

двигается степень связи (тяготения) с планово-регулирую-

щими функциями данного органа (*33). На наш взгляд, это не

имеет реальной перспективы,- поскольку целесообразность

возложения на управление тех или иных производственно-

хозяйственных функций формируется совместным дейст-

вием многих факторов, среди которых предложенный кри-

терий не является основным.

Хозяйственное объединение, будучи обособленным под-

разделением экономики, действует на основе хозрасчета,

обеспечивая из своих доходов покрытие всех своих затрат:

на производство (текущих, капитальных), содержание ап-

парата управления, экономическое стимулирование, выпол-

нение обязательств перед бюджетом и вышестоящим ор-

ганом.    

-59-

Основой хозрасчета объединения является хозрасчет его

предприятий. Первое невозможно без второго. Однако

охватываемая хозрасчетом объединения сфера хозяйство-

вания значительно шире, включает в себя также процессы

расширенного воспроизводства общеобъединенческого ха-

рактера (инвестиции, мероприятия в области научно-тех-

нического прогресса, развитие инфраструктуры, подготов-

ка кадров и т. п.), которые не могут быть поставлены под

контроль товарно-денежных отношений на уровне пред-

приятия.

Хозрасчет объединения как метод хозяйствования в

среднем звене экономики не только шире, но и качественно

отличен от хозрасчета предприятия. Интегрируя хозрасчет-

ную сферу предприятий с хозрасчетной сферой общеобъе-

диненческой деятельности, он имеет иной механизм орга-

низации, охватывающий как первичный (на уровне пред-

приятия), так и вторичный (на уровне управления объеди-

нения) кругооборот средств.

Важная роль в этом механизме принадлежит органи-

зующей деятельности управления, направленной на обес-

печение самофинансирования объединения, реализации тех

организационных форм и средств, которые в совокупности

своей составляют содержание управленческого хозрасчета

на уровне объединения.

Ранее нами исследовалось понятие управленческого

хозрасчета применительно к деятельности министерства.

Высказанные соображения и аргументы общего порядка

имеют прямое отношение и к хозрасчету управления объе-

динения как методу руководства внутриотраслевой систе-

мой.

И все же одной констатацией общности нельзя ограни-

читься, ибо хозрасчет управления объединения не является

уменьшенной в масштабе копией хозрасчета министерства.

Это обусловлено различием в структуре функций указан-

ных органов, и в частности широтой круга и значитель-

ностью удельного веса в общем объеме деятельности

управления производственно-хозяйственных функций, кото-

рые в деятельности министерства не занимают столь за-

метного места. Хозрасчет управления как метод руковод-

ства возглавляемым комплексом дополняется хозрасчетом

как методом непосредственного хозяйствования, обеспечи-

вающим окупаемость централизуемой в управлении произ-

водственно-хозяйственной деятельности за счет приноси-

мых ею доходов.

Существует мнение, что хозрасчет управления в этой

части ничем не отличается от хозрасчета предприятия и

-60-

реализуется в тех же формах эквивалентно-возмездных

отношений (*34). Однако не всегда обслуживающая деятель-

ность управления формируется на эквивалентно-возмезд-

ной основе. Целый ряд услуг: разработка норм и нормати-

вов, расчеты с контрагентами и бюджетом, счетно-вычис-

лительные работы, выполнение функций заказчика по ка-

питальному строительству, научно-технические разработки

в ряде случаев, договорная, претензионно-исковая работа

и т.п.- предоставляется предприятиям бесплатно. И это

не недочеты практики, а решение, вызванное своеобразием

внутриобъединенческих отношений, организационно-эконо-

мическим единством объединения. Известная возмездность

здесь присутствует: расходы на выполнение указанных

работ нередко исчерпываются содержанием аппарата соот-

ветствующих подразделений управления и покрываются

обслуживаемыми предприятиями, но не каждым в отдель-

ности по мере потребляемых услуг, а всеми вместе на об-

щий объем работ посредством отчислений на содержание

аппарата управления объединения.

В той части обслуживающей деятельности управления,

которая осуществляется на эквивалентно-возмездной осно-

ве (наладка, ремонт и техническое обслуживание оборудо-

вания, снабжение со складов и баз объединения, транс-

портное обслуживание и т. п.), хозрасчет управления так-

же не копирует хозрасчета предприятия.

Имущественная база рассматриваемой деятельности

формируется и восполняется (в значительной мере) по ор-

ганизационно-управленческим, а не товарообменным кана-

лам (п. 34 Положения о промышленных объединениях;

п. 33 Положения о тресте совхозов; п. 37 Положения об

объединениях в сельском хозяйстве). Реализация резуль-

татов этой деятельности ограничена сферой объединения

и организуется зачастую на бездоговорной основе с преи-

мущественно вертикальной (субординационной), а не гори-

зонтальной (координационной) линией регулирования.

Материальное поощрение работников осуществляется из

централизованных поощрительных фондов объединения -

той их части, которая предназначена для поощрения аппа-

рата управления. Механизм ответственности за ненадлежа-

щие результаты развит слабо и действует (там. где дейст-

вует) лишь в части корректировки управлением планов

своих подразделений и обслуживаемых предприятий, но не

в традиционных формах возмещения убытков и уплаты не-

устойки.                                     

Безусловно, хозрасчет производственно-хозяйственной

деятельности управления хозяйственного объединения нуж-

-61-

дается в развитии и совершенствовании. Но оно не может

проводиться в отрыве от организационно-экономического

единства объединения, а потому не должно быть сведено

к простому переносу в данную сферу традиционных форм

хозрасчета предприятия.

Законодательство о хозяйственных объединениях об-

ширно, многообразно, в целом не упорядочено и в отдель-

ных частях противоречиво. Единого акта об этих образо-

ваниях нет. Определение правовых основ их деятельности

осуществляется сейчас, хотя и в общегосударственном

масштабе, но в отраслевом разрезе. Однако процесс этот

далек от завершения. Если хозяйственные объединения в

промышленности, сельском хозяйстве, строительстве (толь-

ко союзного подчинения) имеют утвержденные общесоюз-

ным законодателем положения общего (типового) харак-

тера, то объединения других отраслей действуют на базе

ведомственного, нередко индивидуального регулирования.

Однако ведомственная регламентация не может быть здесь

эффективной, поскольку должна опираться на установки

общесоюзного законодателя, от которых он сам уже час-

тично отказался ввиду их неоптимальности. Речь идет о

ч. 3 п. 10 Положения о предприятии, в соответствии с ко-

торой объединение действует в отношении подчиненных

предприятий как орган хозяйственного руководства, а в

отношении  собственной  производственно-хозяйственной

деятельности как предприятие.

Установившаяся тенденция отраслевого регулирования

не является наилучшим способом решения проблемы. Без-

условно, такое регулирование позволяет быстро и с извест-

ным учетом отраслевых особенностей дать достаточно на-

дежную нормативную базу хозяйственным объединениям

тех отраслей, которые в силу определенных причин выдви-

гаются на передний план хозяйственной жизни. Но в то же

время оно влечет непомерное увеличение законодательного

материала, вызываемое повторением общих норм в каж-

дом отраслевом акте, не обеспечивает полноты учета от-

раслевых особенностей. Специальные нормы, связанные с

отраслевой спецификой деятельности хозяйственных объе-

динений, в указанных отраслевых актах имеют небольшой

удельный вес.

С учетом изложенного представляется наиболее рацио-

нальным издание Правительством СССР единого акта о

хозяйственных объединениях с предоставлением министер-

ствам и ведомствам СССР и правительствам союзных рес-

публик права устанавливать особенности его применения

к объединениям подчиненных систем.

-62-

Правовое положение

государственного предприятия

Социалистическое государственное производственное

предприятие является основным звеном народного хозяй-

ства. Здесь создаются материальные блага, непосредствен-

но реализуется и воспроизводится государственная социа-

листическая собственность, образуется прибыль - основ-

ной источник накоплений, материальная основа расширен-

ного воспроизводства, развития и совершенствования всех

сфер общественной жизни.

Законодатель в п. 2 Положения о предприятии устано-

вил признаки предприятия и позднее повторил их в поло-

жениях о производственных объединениях (п. 2 Положения

о производственном объединении; п. 2 Положения о про-

изводственном строительно-монтажном объединении; п. 2

Положения о комбинате автомобильного транспорта). Тем

не менее по мнению некоторых ученых, не все указанные

в законе признаки необходимы для предприятия. Тако-

вым, например, является обладание юридической лич-

ностью. В обоснование этой точки зрения они утверж-

дают, что предприятие - экономическая категория, кото-

рая не может конструироваться на основе постороннего

для нее юридического критерия, и в частности наличия или

отсутствия прав юридического лица (*35).

Подходить с противоположных позиций к данному во-

просу - значит деформировать эту категорию, <отрывать>,.

по словам Д. М. Генкина, правовое определение предприя-

тия от его экономической сущности(*36).

Мы придерживаемся противоположной точки зрения.

Поскольку предприятие есть не просто производственная

ячейка, а обособленный товаропроизводитель (этого про-

тивники юридизации понятия предприятия не оспаривают),

то оно должно быть самостоятельным участником хозяйст-

венного оборота, т. е. обладать правами юридического ли-

ца. Ссылки на возможность выхода в оборот иным путем,

в другой правовой форме, и в частности на началах пред-

ставительства, не решают проблему, ибо неизменно возвра-

щают к необходимости такого обладания.

Все признаки предприятия, закрепленные действующим

законодательством, являются необходимыми и лишь в пол-

ном составе создают организационно-правовую форму

предприятия. Это следующие признаки: наличие организо-

ванного государством коллектива работников; осуществле-

ние производственно-хозяйственной деятельности на базе-

государственной собственности; закрепление государствен-

-63-

ного имущества на праве оперативного управления или

пользования; функционирование в соответствии с народно-

хозяйственным планом под руководством вышестоящего

органа; ведение деятельности на основе хозрасчета; нали-

чие самостоятельного баланса; обладание собственной пра-

восубъектностью, в том числе юридической личностью.

Однако исчерпывающий перечень необходимых призна-

ков еще не раскрывает сущности предприятия, не дает от-

вета на вопрос, что такое государственное предприятие.

В поисках ответа на него некоторые ученые предприни-

мают попытки выявить основной определяющий признак-

своеобразное ядро, притягивающее, консолидирующее все

прочие. Одни ученые считают таковым коллектив рабочих

и служащих (*37), другие - осуществление производственно-

хозяйственной деятельности (*38) и т.д.

По нашему мнению, для выявления сущности предприя-

тия такой подход малоперспективен. Вычлененные посред-

ством научной абстракции и представленные последова-

тельным перечнем существенные признаки предприятия в

реальной действительности составляют неразрывное един-

ство, в котором все компоненты взаимопроникают, и каж-

дый из них в своем значении предопределен и ограничен

другими. В такой структуре выделение основного, опреде-

ляющего признака всегда будет относительным, односто-

ронним, а выведенная на его основе сущность неадекватна

реальности.

Синтезирование признаков предприятия с учетом их

внутренних связей приводит к выводу, что государственное

производственное предприятие в сущности своей представ-

ляет собой выработанную практикой социалистического

строительства организационно-правовую форму относи-

тельно обособленного товаропроизводителя, создаваемого

государством для производства материальных благ на ба-

зе принадлежащих последнему средств производства с

целью удовлетворения материальных потребностей обще-

ства. Данная характеристика отражает те факторы, кото-

рые составляют основу предприятия как многогранного

явления, и соединяет все его существенные свойства: эко-

номические, социальные, правовые. Предприятие - это не

коллектив, не обособленное имущество, не государство,

организующее свою деятельность на определенном участке

хозяйственного строительства, взятые сами по себе, а госу-

дарственная организация, интегрирующая все эти свой-

ства.

Единая организационно-правовая форма государствен-

ного предприятия действует в двух модификациях: произ-

-64-

водственного (однозаводского, унитарного) предприятия и

производственного объединения (комбината).

Идентичны их назначение и характер деятельности,

место и роль в организационной структуре экономики. Они

осуществляют  производственно-хозяйственную деятель-

ность на базе закрепленной части единого фонда государ-

ственного имущества, выступают в качестве самостоятель-

ных участников хозяйственного оборота, т. е. являются ор-

ганизациями основного (первичного) звена народного хо-

зяйства.

Одинаково их место в системе управления экономикой.

Это низовые звенья хозяйственных систем, объекты управ-

ления соответствующих отраслевых органов хозяйственно-

го руководства.

Аналогичны основные черты их правовой организации:

состав и правовой режим имущества, круг основных прав

и обязанностей, способ правового оформления (уставные

организации).

Близка и юридическая база их деятельности. В тех от-

раслях, где отсутствуют специальные общегосударствен-

ные положения о производственных объединениях, послед-

ние функционируют на основе Положения о предприятии

(п. 10 указанного акта). Специальные же положения о

производственных объединениях в значительной части

повторяют нормы Положения о предприятии. За предела-

ми специальных положений производственные объединения

сохраняют общую с унитарным предприятием правовую

базу, руководствуясь решениями Правительства СССР,

определяющими порядок деятельности производственных

предприятий (*39).

Мнение об однотипности организационно-правовой фор-

мы производственного предприятия и производственного

объединения разделяется большинством  исследователей

этой проблемы. Однако в литературе высказана и другая

точка зрения: <Производственное объединение является

организацией нового типа, это не предприятие, а разно-

видность объединения> (*40).

В обоснование такой позиции ссылаются на присущие

производственным объединениям более крупные масштабы

деятельности, более сложную структуру (они включают в

себя фабрики, заводы, а не цехи), на территориальную рас-

средоточенность структурных подразделений, на значитель-

ную экономическую и правовую самостоятельность послед-

них и связанную с этим более сложную правовую органи-

зацию деятельности объединения как внутри себя, так и

вовне. Утверждают также, что производственное объедине- -

-65-

ние осуществляет планово-регулирующие функции, анало-

гичные тем, которые выполняются управлением хозяйст-

венного объединения.

Насколько доказательны эти аргументы? Что касается

масштабности, сложности структуры, территориальной

рассредоточенности производственных объединений, то эти

свойства - расплывчатые и малоопределенные, присущие

разным объединениям в неодинаковой мере, нередко свой-

ственны и традиционным предприятиям - не создают на-

дежного разграничительного критерия. Действительно, есть

крупные предприятия и есть небольшие производственные

объединения. Имеются предприятия, включающие в свой

состав крупные производства (корпуса), подразделяющие-

ся на цехи, которые почти не отличаются от фабрик, заво-

дов - структурных подразделений производственных объе-

динений. Территориальная рассредоточенность наблюдает-

ся у многих промышленных предприятий (леспромхозы,

промкомбинаты и т.п.), а для предприятий других отрас-

лей: строительства, транспорта, связи, торговли, бытового

обслуживания вообще составляет общее правило.

Трудно согласиться и с тем, что управленческая дея-

тельность производственного объединения аналогична дея-

тельности управления хозяйственного объединения. В пер-

вом случае это управление самим собой, своими подразде-

лениями, собственной жизнедеятельностью - неотъемле-

мый элемент производственного процесса, подчиняющийся

диктуемым им закономерностям. Во втором - речь идет

об управлении деятельностью и руководстве подчиненны-

ми самостоятельными организациями. Оно не имеет непо-

средственной связи с производственным процессом, подчи-

няется другим закономерностям, осуществляется иначе.

Это существенно различные формы управленческой дея-

тельности: оперативно-хозяйственная и планово-регули-

рующая.

Наиболее веским аргументом, отражающим действи-

тельное отличие производственного объединения от уни-

тарного предприятия, является утверждение о более слож-

ной правовой организации производственного объединения.

Но она не создает самостоятельного типа хозяйственного

органа. Оперативная самостоятельность структурных под-

разделений производственного объединения (производст-

венных единиц) не достигает юридической самостоятель-

ности обособленного товаропроизводителя. Она проявляется

в рамках экономического, организационного и юридиче-

ского единства производственного объединения, не разру-

шая этого единства и не превращая производственное

-66-

объединение во вторичное образование экономики - хо-

зяйственную систему промежуточного звена. Своеобразие

правовой организации дает основание для видовых разгра-

ничений производственного объединения и производствен-

ного предприятия в рамках одного юридического типа -

государственного предприятия.

На первый взгляд может показаться, что если мы не

отождествляем производственное объединение ни с тради-

ционным (унитарным) предприятием, ни с хозяйственным

объединением, то не имеет значения, является оно разно-

видностью предприятия или видом объединения. Если ру-

ководствоваться соображениями практического смысла,

которые должны присутствовать в любой научной класси-

фикации - в данном случае служение задачам совершен-

ствования правовой регламентации деятельности производ-

ственных объединений, типизации правового статуса одно-

порядковых органов, консолидации законодательства в

рассматриваемой области, то против такой оценки следует

возразить.

Решая указанные задачи, законодатель прежде всего

ориентируется на уже выработанные и действующие фор-

мы. Практическая значимость отнесения производственно-

го объединения к типу предприятий или типу объединений

и состоит в выявлении реального аналога, на который сле-

дует ориентироваться законодателю при формировании и

совершенствовании правового статуса этих организаций, а

также при разработке консолидированных актов о хозяй-

ственных органах в части, касающейся производственных

объединений.

Анализ показывает, что законодатель при всем внима-

нии к организационно-структурной специфике этих орга-

низаций, создавая для каждой из разновидностей собст-

венный правовой статус и относительно автономную (до-

кументально обособленную) нормативную базу, в содержа-

нии правового регулирования ориентируется все же на мо-

дель производственного предприятия. В правовых позициях

последнего и производственного объединения общего много

больше, чем отличного. Применив для обозначения этой

общности организационно-технический термин <основное

(первичное) звено народного хозяйства>(*41), мы оставляем

за пределами обозначения ее юридическую сторону. Ис-

пользование же в указанных целях термина <государствен-

ное предприятие>, несущего, кроме организационно-техни-

ческой, еще и правовую нагрузку, позволяет избежать та-

кого пробела, а потому и является предпочтительным.

-67-

Итак, в классификационном плане производственное

объединение есть государственное предприятие, но пред-

приятие особого рода.

В основе этой организационной формы лежит органиче-

ское сочетание двух объективно необходимых начал. С од-

ной стороны, экономическое, организационное и правовое

единство объединения, позволяющее оптимально использо-

вать преимущества концентрации производства, а с дру-

гой - широкая оперативная самостоятельность составляю-

щих объединение производственных единиц, без которой

при значительной территориальной рассредоточенности

последних, динамичности условий хозяйствования, интен-

сивности и разветвленности производственных связей, при-

уроченности их к деятельности определенных единиц не-

возможно рационально организовать производственный

процесс.

Указанным сочетанием и предопределено своеобразие

правового статуса производственного объединения по

сравнению с унитарным предприятием. Это касается пра-

восубъектности производственных единиц и ее соотношения

с правосубъектностью объединения, а также иных сторон

его юридической формы: нормативной базы функциониро-

вания, правового режима имущества, правовой организа-

ции внешних и внутренних связей и т. п.

Центральная проблема правовой организации производ-

ственных объединений - правовое положение производст-

венных единиц, основные права и обязанности которых

определены законодателем в положениях о производствен-

ных объединениях. Тем самым установлена наиболее целе-

сообразная мера децентрализации организационной дея-

тельности в объединении, осуществлена рациональная уни-

фикация и относительная стабилизация правовых позиций

производственных единиц.

Объективно существующие различия в условиях дея-

тельности производственных объединений и даже разных

производственных единиц одного объединения потребовали

обеспечить возможность для известной дифференциации

правового статуса последних, что нашло выражение в спо-

собах определения их правовых возможностей: в одних

случаях закон устанавливает вполне конкретно их права

и обязанности; в других - лишь границы прав с возложе-

нием на объединение обязанности их конкретизации, исхо-

дя из специфики деятельности единиц; в третьих - объе-

динению предоставляется возможность расширять круг

прав производственной единицы по сравнению с очерчен-

ным законом за счет собственной компетенции. Максималь-

-68-

но полная и конкретная регламентация правового статуса

единицы осуществляется путем издания положения о ней,-

утверждаемого генеральным директором (директором)

объединения. В практике имеет место и в литературе рас-

ценивается как вполне допустимое установление объеди-

нением прав и обязанностей производственных единиц в

других правовых документах: приказах, инструкциях, про-

токолах и т. п. Не исключая такой возможности в порядке

временной меры или в части прав и обязанностей времен-

ного характера, следует все же признать предпочтитель-

ным закрепление компетенции производственной единицы

и полном объеме в положении о ней.

Производственная единица, не будучи самостоятельной

организацией и не располагая юридической личностью, об-

ладает достаточно широкими правами по оперативной ор-

ганизации своей деятельности, вплоть до участия во внеш-

них хозяйственных отношениях - с учреждениями банков,

органами материально-технического снабжения, иными

предприятиями и организациями.

Учитывая объективные потребности производственной

единицы как относительно обособленного в рамках объе-

динения и территориально удаленного от его аппарата

участника производственно-хозяйственной деятельности,

законодатель обязал производственные объединения за-

креплять за единицами часть основных и оборотных средств

объединения, необходимую для выполнения их (единиц)

производственной программы, а также передавать им в

распоряжение часть поощрительных фондов. Оборотные

средства закрепляются за единицей в соответствии с нор-

мативом, установленным объединением (п. 40, 51 Поло-

жения о производственном объединении: п. 40, 51 Положе-

ния о комбинате автомобильного транспорта), а средства

поощрительных фондов - по показателям ее деятель-

ности (п. 40, 127 Положения о производственном объеди-

нении; п. 41, 112 Положения о производственном строи-

тельно-монтажном объединении; п. 40, 117 Положения о

комбинате автомобильного транспорта). Однако объеди-

нения нередко уклоняются от предоставления единицам

оборотных денежных средств, от распределения между

единицами поощрительных фондов. При этом обычно ссы-

лаются либо на отсутствие четких указаний относительно'

структуры и порядка расчета норматива оборотных средств'

производственной единицы, неопределенность критериев я

показателей определения ее доли в поощрительных фондах

объединения, либо на чрезмерную сложность и трудоем-.

кость связанных с этим расчетов. Соответствующие указа-

-69-

ния центров отраслевых систем были бы здесь весьма по-

лезны.

Закон предусматривает также возможность передачи

объединением производственной единице части фонда раз-

вития производства и части инвестиционных средств фонда

ширпотреба (там, где он создается). Однако такая пере-

дача не обязательна. Она может производиться объедине-

нием по своему усмотрению на основе собственной оценки

ее целесообразности. И если при непредоставлении едини-

це указанного ранее имущества (поощрительные фонды,

денежные оборотные средства) она может требовать его

на основании своего права, то в отношении упомянутых

инвестиционных средств у нее такого права нет.

Допустима ли передача единице иных специальных

фондов объединения (капитального ремонта, содействия

внедрению изобретений и рационализаторских предложе-

ний и т. п.)? Практика на этот вопрос, как правило, отве-

чает отрицательно, поскольку закон специально такой воз-

можности не предусматривает. Эта позиция представляется

неправильной. Установленная законом для производст-

венных объединений общая возможность передавать еди-

нице дополнительно (по отношению к специально преду-

смотренным в законе) права в пределах собственной ком-

петенции за исключением прав, переданных вышестоящей

организацией (п. 9 Положения о производственном объе-

динении; п. 9 Положения о производственном строительно-

монтажном объединении; п. 9 Положения о комбинате ав-

томобильного транспорта), покрывает и частную возмож-

ность предоставления дополнительных прав в отношении

закрепленного за объединением имущества. Поэтому пере-

дача единице средств из любого из специальных фондов

объединения должна рассматриваться как правомерная, и

никакие специальные дополнения в действующее законо-

дательство здесь не требуются.

Законодатель определенным образом гарантирует иму-

щественные права производственной единицы в той мере,

в какой это диктуется относительной обособленностью ее

имущественных интересов и органической связью с объе-

динением в целом.

Переданные в распоряжение единицы средства поощри-

тельных фондов изъятию не подлежат (п. 51 Положения

о производственном объединении; п. 51 Положения о ком-

бинате автомобильного транспорта). Аналогично решен во-

прос относительно закрепленных за нею оборотных средств

в пределах норматива. Допускается лишь изъятие излиш-

ков, образовавшихся как фактически, так и в связи с изме-

-70-

нением норматива (п. 41 Положения о производственном

объединении; п. 41 Положения о комбинате автомобиль-

ного транспорта). В законе говорится, что объединения

обязаны по предложению производственной единицы изы-

мать излишки основных средств. Однако возможность

изъятия основных средств не ограничена излишками. Уста-

новление такого ограничения противоречило бы экономи-

ческому единству объединения, сузило бы его возмож-

ности по совершенствованию производства, специализации

и концентрации, поскольку проведение соответствующих

мероприятий, как правило, сопряжено с передачей уже за-

крепленных за единицей основных средств (и не только из-

лишних) специализируемым или укрупняемым подразде-

лениям. Следует отметить, что при более прочном закреп-

лении имущества за предприятиями, управление промыш-

ленного объединения вправе изымать у них необходимое

имущество, в том числе и основные средства, при центра-

лизации производственно-хозяйственных функций (п. 34

Положения о промышленных объединениях).

Имущественные правомочия производственной единицы

реализуются в основном во внутрихозяйственных отноше-

ниях. Но в установленных законом рамках они получают

и внешнюю реализацию. В частности от имени объедине-

ния и в установленных им пределах, но в каждом отдель-

ном случае по собственному усмотрению единица совер-

шает товарообменные операции, передает в предусмотрен-

ных законом случаях свое имущество другим организа-

циям: профсоюзному комитету, лечебным учреждениям,

учебным заведениям, предприятиям общественного пита-

ния - в пользование, оперативное управление или собст-

венность (п. 46-48, 49 Положения о производственном

объединении; п. 47-49, 50 Положения о производственном

строительно-монтажном объединении: п. 46-48, 49 Поло-

жения о комбинате автомобильного транспорта); от своего

имени открывает в учреждении Госбанка текущий счет и

осуществляет через него предусмотренные законом расчет-

ные операции (*42).

Помимо перечисленных, производственная единица мо-

жет иметь и другие права по распоряжению закрепленным

за нею имуществом, если объединение предоставит их ей

из собственной компетенции. На наш взгляд, нет юриди-

ческих препятствий для передачи единице таких полномо-

чий, как реализовывать излишние материальные ценности,

которые с соблюдением установленных правил вправе реа-

лизовать само объединение, если последнее не нуждается

в перераспределении его между своими производственными

-71-

единицами, сдавать в аренду временно неиспользуемые

объекты, относящиеся к основным фондам, списывать с

баланса с сообщением объединению морально устаревшее,

изношенное и непригодное к дальнейшему использованию

оборудование, транспортные средства, инвентарь, когда

восстановление этого имущества невозможно или экономи-

чески нецелесообразно и оно не может быть реализовано;

здания и сооружения, снесенные в связи со строительством

новых объектов, а также пришедшие в ветхое состояние;

выдавать другим предприятиям и организациям материалы

и комплектующие изделия для изготовления требующейся

ей продукции, а также материалы, полуфабрикаты и гото-

вые изделия для выполнения необходимых научно-исследо-

вательских, опытно-конструкторских работ и т. п. Наличие

юридической возможности для передачи единице перечис-

ленных прав не предрешает вопроса о ее целесообразности

в каждом отдельном случае. Здесь необходим тщательный

учет специфических условий функционирования объедине-

ния в целом и каждой его производственной единицы, обу-

словливающих ту или иную меру централизации в распо-

ряжении имуществом объединения.

Одно из наиболее ярких проявлений специфики право-

вой организации производственного объединения - уча-

стие производственной единицы в хозяйственно-договорных

отношениях. В соответствии с законом последняя от имени

объединения и за его ответственностью заключает хозяй-

ственные договоры в пределах перечня, устанавливаемого

объединением.

Круг этих отношений, отражая индивидуальное разде-

ление труда в каждом объединении, не поддается унифи-

кации в общегосударственном масштабе, а значит, не мо-

жет быть определен и в общенормативном порядке. Поэто-

му законодатель, установив общую возможность заключе-

ния единицей хозяйственных договоров от имени и за от-

ветственностью объединения, но в собственном интересе

(п. 11 Положения о производственном объединении; п. 11

Положения о производственном строительно-монтажном

объединении; п. 11 Положения о комбинате автомобильно-

го транспорта); ее право защищать свои интересы, нару-

шенные или оспариваемые контрагентом (ст. 14, 20, 21, 55,

56, 59, 63, 89, 92 Правил рассмотрения хозяйственных спо-

ров государственными арбитражами, утвержденных Сове-

том Министров СССР 5 июля 1980 г.)(*43); правовой режим

договорных отношений, в которых она может участво-

вать, - возложил на производственное объединение обя-

занность определять точные границы участия своих единиц

-72-

в данных отношениях с учетом и сопряжением всех дейст-

вующих здесь определяющих факторов.

Установление такого перечня иногда рассматривается

как делегирование прав производственной единице со сто-

роны объединения (*44). Такая квалификация вызывает воз-

ражения. Делегирование всегда базируется на субъектив-

ном праве делегирующей стороны. Руководствуясь предо-

ставленной ей законом общей возможностью передачи:

прав, она по своему усмотрению решает делегировать или

не делегировать то или иное из своих прав. Требовать пе-

редачи нельзя. Установление же перечня договоров, за-

ключаемых производственной единицей, составляет обя-

занность объединения по регулированию деятельности

своих единиц. Единица может требовать его установления

на основе своего права, предоставленного законом. Таким

образом, правовым основанием участия производственной

единицы в договорных отношениях служит ее компетен-

ция, формируемая особым образом.

Этот вывод соответствует не только смыслу правового>

регулирования рассматриваемых отношений, но и самой;

формулировке закона, гласящего, что хозяйственные до-

говоры заключаются директором производственной едини-

цы в пределах ее компетенции. Тем не менее данная ква-

лификация не является общепризнанной. В литературе по

рассматриваемому вопросу высказаны и другие сужде-

ния (*45).

Все они не бесспорные в теоретическом отношении, а в

практическом плане прямо или косвенно ориентируют на

концентрацию прав, касающихся заключения договоров, в

объединении и слабую активность единиц в данной сфере-

отношении. Это не соответствует задаче упрочения и эф-

фективного использования формы производственного объе-

динения (*46), поскольку и то, и другое опирается на принци-

пиально иную установку - децентрализацию функций,

прав и обязанностей в рамках единой организации.

Представляется, что производственная единица должна

обладать максимумом возможностей для участия в до-

говорных отношениях с учетом выполняемых ею функций и

непременным условием сохранения экономической целост-

ности и юридического единства объединения - основного

(низового) звена производства. Практика, однако, не

всегда придерживается этой позиции. Иногда производст-

венным единицам предоставляется возможность заклю-

чать практически все требуемые договоры для обеспечения

их производственной деятельности, что ведет к ослаблению

контроля объединения за расширившейся сферой своих.

-73-

договорных отношений. Чаще же производственные едини-

цы вообще лишаются права заключать договоры. Такая

централизация излишне обременяет аппарат управления

объединения, препятствует формированию наиболее эф-

фективных хозяйственных связей, затягивает проведение

договорных кампаний, обусловливает иные нежелательные

последствия. Нередко ранее самостоятельные предприятия,

-став производственными единицами и не получив от объе-

динения полномочий на заключение договоров, продол-

жают их заключать - теперь уже от имени объединения.

Арбитражная практика в случае предъявления иска к объе-

динению обоснованно признает такие договоры недейст-

вительными. Сделка аннулируется, во взыскании санкций

отказывается. Иногда объединения сознательно идут на

заключение единицами договоров без полномочий, рассчи-

тывая, что в случае нарушения обязательства единицей

объединение не понесет никаких потерь. С такой расчетли-

востью нужно бороться. Видимо, следует усилить негатив-

ную реакцию закона на заключение производственными

единицами договоров без полномочий, например, путем

установления штрафных санкций, взыскиваемых в доход

бюджета. Это заставит объединение более ответственно

подходить к формированию компетенции своих производ-

ственных единиц в данной области.

Выше уже затрагивался вопрос о юридической базе

.деятельности производственных объединений. Однако он

заслуживает специального рассмотрения. Как отмечалось,

правовой статус лишь объединений в промышленности,

строительстве и на автомобильном транспорте урегулиро-

ван специальными положениями о них. Производственные

же объединения других отраслей действуют на правовой

основе предприятий, которая не учитывает их специфики

и не обеспечивает адекватных правовых условий функцио-

нирования. Они должны получить собственную правовую

базу.

Однако едва ли следует решать этот вопрос путем изда-

ния самостоятельных положений отраслевого действия, хо-

тя законодатель избрал именно данный вариант. Во-пер-

вых, это ведет к многократному повторению норм, в чем

нетрудно убедиться, сопоставив действующие положения о

производственных объединениях, где многие статьи совпа-

дают не только текстуально, но и по нумерации. Нормы

же, отражающие отраслевую специфику, имеют незначи-

тельный удельный вес. Во-вторых, это дает заметное уве-

личение не связанных между собой нормативных актов по

одним и тем же, в сущности, вопросам, что противоречит

-74-

задаче консолидации хозяйственного законодательства (*47).

Видимо, более целесообразным было бы распространение

действия Положения о производственном объединении на

соответствующие организации других отраслей хозяйства

с предоставлением министерствам и ведомствам СССР и

Советам Министров союзных республик права устанавли-

вать отраслевые особенности его применения (*48) подобно

тому, как это сделано относительно производственных

предприятий и научно-производственных объединений (п.З

Положения о предприятии; п. 3 постановления Совета Ми-

нистров СССР от 30 декабря 1975 г. <Об утверждении

положения о научно-производственном объединении>) (*49).

Это позволит в короткий срок дать указанным производ-

ственным объединениям надлежащую нормативную базу.

Весьма желательное с точки зрения потребностей сего-

дняшнего дня, такое решение не является наилучшим с

точки зрения перспективы и решения задач консолидации

хозяйственного законодательства. В этой связи было бы

целесообразным издание в будущем единого акта о госу-

дарственных предприятиях, устанавливающего как общие

закономерности, так и специфические черты правового ста-

туса обеих разновидностей организации этого типа - про-

изводствеиных предприятий и производственных объеди-

нений (*50), - с сохранением за министерствами и ведомства-

ми СССР и правительствами союзных республик права

устанавливать отраслевые особенности его применения.

Соображения в пользу издания такого акта опираются

на единство экономической сущности и правовой природы,

общность основных нормативных условий хозяйствования

этих органов, о чем говорилось ранее.

-75-

ПРИМЕЧАНИЯ

Введение

(*1) Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 26-27 де-

кабря 1983 года- М., 1983, с. 21-22.

(*2) Правда, 1985, 2 марта.

Глава 1

(*1) Ленин В. И. По поводу так называемого вопроса о ринках. -

Полн. собр. соч., т. 1, с. 95, 96; Он же. Развитие капитализма в Рос-

сии.-Там же, т. 3, с. 21.

(*2) Ленин В. И. Речь на III Всероссийском съезде рабочих водного

транспорта 15 марта 1920 г.-Полн. собр. соч., т. 40 с. 215

(*3) СП СССР, 1967, № 17, ст. 116.

(*4) Примером могут служить трубопроводный транспорт, выделив-

шийся в специализированную отрасль хозяйства, но не составляющий

отдельной отрасли управления; коксохимическая промышленность -

подотрасль химического производства, по существу ассимилированная

отраслью управления черной металлургии.

(*5) Покропивный С. Ф., Белорус О. Г., Федонин А. С. Экономика

промышленного производства. Киев, 1977, с. 123-124: Государствен-

ное управление в СССР в условиях научно-технической революции. М.

1978, с. 94-97.

(*6) Курашвили Б. П. Государственное управление народным хозяй-

ством: перспективы развития. - Сов. государство и право, 1982, № 6,

с. 39, 45-47; Плетнев Э. Политическая экономия победы труда над

капиталом.-Правда, 1983, 25 марта.

(*7) Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 30 сен-

тября 1965 г. <Об улучшении управления промышленностью>. - СП

СССР, 1965, № 19-20, ст. 152.

(*8) Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 26-27 де-

кабря 1983 года. М" 1984, с. 21.

(*9) Лавриков К). А., Русинов Ф. М., Чумаков В. И. Интеграция

социалистического производства и управления. М., 1976, с. 36-40, 268;

Планирование отраслевых систем (модели и методы оптимизации). М.

1974, с 9, 24-25.

(*10) СП УССР. 1982, № 3. ст. 32.

(*11) Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 11 ап-

реля 1983 г <О серьезных недостатках в соблюдении договорных обя-

зательств по поставкам продукции и повышении ответственности мини-

стерств, ведомств и предприятий в этом деле>.-СП СССР, 1983, № 11

с. 195-198

(*12) Мазурин Л. И. Организация управления строительством. М.,

1977, с. 178-179: Емельянов А. С. Общественное производство: дина-

мика, тенденции, модели. Киев. 1980, с. 26&-267.

(*13) Цимерман Ю. С. Хозяйственные связи производственных объе-

динений угольной промышленности. М., 1978, с. 97-98, Поляков В. П.

Совершенствование организационной структуры управления отраслью.-

В кн.: Организационная структура управления хозяйством. М. 1981,

с. 45--48.

(*14) СП СССР, 1974, № 8, ст. 38; СП СССР, 1973, № 7, ст. 32.

-118-

(*15) Методологические основы теории хозяйственного расчета. М.,

1981, с. 51-52; Субоцкий Ю. В. Формы организации индустрии: новые

явления и проблемы. М., 1979, с. 35-37.

(*16) Материалы XXVI съезда КПСС. М., 1981. с. 201.

(*17) Поскольку наиболее характерной для отраслевого управления

является форма министерства, в дальнейшем изложении будет упоми-

наться лишь оно.

(*18) Флейшиц Е. А. Правовая организация лесной промышленности

СССР. Л., 1936, с. 48.

(*19) Мамутов В. К. Компетенция государственных органов в решении

хозяйственных вопросов. М., 1964, с. 17.

(*20) Их численность даже на начальных этапах развития советской

экономики была весьма значительной. Сегодня же она составляет сотни

тысяч предприятий (см.: Мы и планета. Цифры и факты. М" 1982,

с. 50).

(*21) Хадфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М., 1974,

с. 181.

(*22) Халфина Р. О. Указ. соч., с. 179.

(*23) Лаптев В. В. Экономика и право. М., 1981, с. 51-52.

(*24) Венедиктов А. В. Организация государственной промышленности

в СССР: В 2-х т. Л. Т. 1, 1957. 764 с.; Т. 2. 1961. 864 с.; Ананов И. Н.

Развитие организационных форм управления промышленностью в

СССР. М" 1958. 80 с.; Флейшиц Е. А. Указ. соч. В названных рабо-

тах, исключая монографию Е. А. Флейшиц, нет упоминания о хозяй-

ственных системах (понятие, термин, конструкция). Однако в самой

исследуемой материи хозяйственная система как реальное явление хо-

зяйственной жизни проступает достаточно отчетливо.

(*25) Алехин А. П. Предприятие в системе отраслевого управления.

М., 1977, с. 27.

(*26) Противопоставлять территориальную хозяйственную систему си-

стеме министерства СССР нелогично.

(*27) Положение о министерствах СССР определяет организационную

структуру системы министерства СССР, а не понятие этой системы, как

утверждает А. П. Алехин.

(*28) Васильев А. М. Правовые категории. М., 1976, с. 80-97, 138-

146.

(*29) Экономическая кибернетика. Ч. 1. Основы теории хозяйственных

систем, 1974, с. 6-12; Проблемы комплексного совершенствования ор-

ганизационной структуры отраслевого управления. Киев, 1975, с. 23-

28, 49-51.

(*30) Мамутов В. К. Предприятие и вышестоящий хозяйственный ор-

ган. М" 1969, с. 45-46: Он же. Совершенствование правового регули-

рования хозяйственной деятельности. Киев, 1982, с. 72, 203-206: Мар-

темьянов В. С. Проблемы правового обеспечения деятельности местных

Советов народных депутатов в сфере имущественных отношений. Авто-

реф. дис. ... д-ра юрид. наук. М" 1981, с. 13.

(*31) Все иные хозяйственные системы отраслевого характера, будучи

по масштабам деятельности внутриотраслевыми, остаются за предела-

ми этого понятия.

(*32) Лаптев В. В. Правовая организация хозяйственных систем. -

Сов. государство и право, 1979, № 4, с. 8; Он же. Экономика и право,

с 52

(*33) Якушев В. С. Хозяйственная система: понятие, признаки, функ-

ции.-Сов. государство и право, 1976, № 6, с. 55-56.

(*34) Руководящий орган без руководимых объектов не может су-

ществовать. Но и противоположный вариант практически невозможен.

Предприятия и организации, предоставленные сами себе, обречены на

-119-

неопределенность условий жизнедеятельности, на расточительную,

сложную и нерациональную самоорганизацию всей своей деятель-

ности.

(*35) Как отмечалось ранее, дробление отраслей управления нецелесо-

образно с народнохозяйственной точки зрения.

(*36) О разной степени близости указанных функций см.: Алехин А. 17.

Предприятие в системе отраслевого управления, с. 160-162.

(*37) Связь и взаимозависимость указанных функций самоочевидна,

поскольку это различные направления (стороны) одной и той же дея-

тельности.

(*38) Данное положение далеко не общепризнано в юридической нау-

ке. Но этот сложный и важный для предмета настоящей работы вопрос

требует специального исследования и будет рассмотрен несколько

ниже.

(*39) Спорное в науке понятие компетенции государственного органа

трактуется здесь как совокупность прав и обязанностей, предоставлен-

ных государственному органу действующим законодательством непо-

средственно для реализации возложенных задач.

(*40) Данная точка зрения не является общепризнанной. Подробнее об

этом см. гл. 3 настоящей работы.

(*41) См.: ст. 261 Основ гражданского законодательства Союза ССР

и союзных республик.

(*42) Братусь С. Н. Имущественные и организационные отношения и

их правовое регулирование в СССР.-В кн.: Вопросы общей теории

советского права. М., 1960, с. 104-106; Заменгоф 3. М. Правовой ре-

жим имущества хозяйственных органов. М" 1972, с. 110.

(*43) Выражение <непосредственная деятельность государства> весьма

условно и означает действие государственных органов от имени госу-

дарства и исключительно в общегосударственном интересе.

(*44) Данное правовое основание в общем виде законодательно не

зафиксировано. Связано это с тем, что нормы об имущественных пра-

вах хозяйственных органов в отношениях, не имеющих товарно-денеж-

ной формы (к их числу относится и указанная категория прав) коди-

фикационной обработке не подвергались. Однако оно отмечено право-

вой теорией, хотя и под разными наименованиями и с не вполне сов-

падающим содержанием (Братусь С. Н. Предмет и система советского

гражданского права. М., 1963, с. 43-44; Полонский Э. Г. Право опе-

ративного управления государственным имуществом. М., 1980, с. 86-

87; Толстой Ю. К. (Рец. на кн.: Лаптев В. В. Экономика и право.

М" 1981. 215 с.) - Правоведение, 1982, № 3, с. 81).

(*45) См.: Беспалова А. И. О двух концепциях права оперативного уп-

равления.-Вести. Казах, ун-та. Сер. Юридические науки, 1971, вып. 1,

с. 17-19; Заменгоф 3. М. Указ. соч., с. 110; Теоретические проблемы

хозяйственного права. М" 1975, с. 130.

(*46) Термин <самофинансирование> используется в литературе в раз-

ных значениях: как синоним самоокупаемости, т. е. хозяйствования

<за свой счет>; как самоокупаемость интегрированных хозяйственных

образований (хозяйственных систем) - в отличие от самоокупаемости

первичного звена (предприятия); как самоокупаемость в пределах

плана и в зависимости от результатов его выполнения. В последнем

смысле он и используется в данной работе.

(*47) Подробнее об этом см. гл. 3.

(*48) Некоторые ученые признают за хозяйственной системой лишь ее

организационно-экономическое значение (Рахмилович В. А. Совершен-

ствование законодательства о звеньях народного хозяйства. - Сов.

государство и право, 1983, № 10, с. 77-78).

(*49) См.: Лаптев В. В. Правовая организация хозяйственных систем,

-120-

с. 8-12, 64-65; Хахулин В. В. Правовое положение управления про-

мышленного объединения. Казань, 1981. с. 7-II.

(*50) См.: Хозяйственное право. М" 1977, с. 185; Алехин. А. Л. Осно-

вы отраслевого управления хозяйством. М., 1980, с. 185; Коняев Н. И.

Хозяйственные системы в период зрелого социализма, с. 102-108.

(*51) Рутман Л. М. Государственные промышленные объединения и

договорные связи (на примере угольной промышленноста СССР). -

Науч. тр./ЦНИИ экономики и НТИ угольной пром-сти, 1973, вып. 10,

с. 100-104; Беспалова А. И. Об имущественной правосубъектности ми-

нистерств.-Экономика и право, 1968, вып. 3, с. 151.

(*52) Мартемьянов В. С. Проблемы правового обеспечения деятель-

ности местных Советов народных депутатов в сфере имущественных

отношений: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1981, с. 14-15; Ма-

нутов В. К. Совершенствование правового регулирования хозяйствен-

ной деятельности, с. 204-206.

(*53) Цимерман Ю. С. Промышленные министерства и повышение эф-

фективности производства.-В кн.: Хозяйственное право и эффектив-

ность производства. Донецк, 1979, с. 23.

(*54) О своеобразии регулирующего действия специальных норм см.:

Алексеев С. С. Общая теория права: В 2-х т. М., 1982, т. 2, с. 71.

(*55) СП СССР, 1979, № 19, ст. 121.

(*56) Жабин А. П. О распределении компетенции между хозяйствен-

ными органами в сфере планирования. - В кн.: Вопросы хозяйственной

правосубъектности. Куйбышев, 1971, с. 69.

(*57) Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Со-

циалистическое право. М., 1973, с. 505; Алексеев С. С. Указ. соч.,

с. 138-139; Венедиктов А. В. О субъектах социалистических правоот-

ношений.-Сов. государство и право, 1955, № 6, с. 17, 22.

(*58) Маркс К. Временный устав товарищества. - Маркс К., Эн-

гельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 16, с. 13.

(*59) См.: ст. 29 ГК УССР.

(*60) О достоинствах <неправосубъектной системы> см.: Лаптев В. В..

Правовая организация хозяйственных систем, с. 65-68.

(*61) Коняев Н. И. Хозяйственные системы в период зрелого социа-

лизма, с. 31, 75, 132-134, 147-148, 150.

(*62) Рахмилович В. А. Совершенствование законодательства о звеньях.

народного хозяйства.-Сов. государство и право, 1983, № 10, с. 77-78.

(*63) О содержании и научной значимости понятия <государственный

институт>, типологии государственных институтов см.: Тихомиров Ю. А.

Государственные институты и закон. - Сов. государство и право, 1980,

№ 10, с. 39-47.

(*64) Об общей характеристике сложных (интегрированных) структур-

в аппарате государственного управления см.: Бачило И. Л. Структуры

в системе государственного управления.-Сов. государство и право.

1980, № 5. с. 53-54.

(*65) Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Ос-

новные институты и понятия. М.. 1970. с. 251; Марксистско-ленннская

общая теорий государства и права. Социалистическое государство. М.,

1972, с. 302, 307-308.

(*66) Ямпольская Ц. А. К методологии науки управления.-Сов. го-

сударство и право. 1965, № 8, с. 13-15: Атаманчук Г. В. Государств

венное управление: проблемы методологии правового исследования. М"

1975, с. 153-154, 162-168; Органы советского общенародного госу-

дарства. М., 1979, с. 16-23.

(*67) Разработка проблем теории социалистического государства.-

Сов. государство и право, 1983, № 7, с. 58, 67; № 8, с. 47.

-121-

(*68) Ленин В. И. Речь о национализации банков на заседании ВЦИК

14(27) декабря 1917 г.-Поли. собр. соч., т. 35, с. 172.

(*69) Рахмилович В. А. Совершенствование законодательства о звеньях

народного хозяйства, с. 78.

Глава 2

(*1) В таком качестве выступают не все госкомитеты, а лишь те, ко-

торые наряду с межотраслевым управлением выполняют функции от-

раслевого хозяйственного руководства, как например, Госснаб УССР,

Госкомнефтепродукт УССР, Госкомсельхозтехника УССР и др.

(*2) На этом основании в работе используется обобщающий термин

<министерство> не в его специальном значении, а как синоним центра

отpacлeвoй хозяйственной системы.

(*3) См.: XXVI съезд КПСС и организационно-правовые вопросы го-

сударственного управления.-Сов. государство и право, 1981, № 9,

с. 5; Халфина P. О. Общее учение о правоотношении. М., 1974, с. 177-

181.

(*4) Абалкин Л. И. Хозяйственный механизм развитого социалистиче-

ского общества. М., 1973, с. 160-161; Бирман А. М. Экономические

рычаги повышения эффективности производства. М" 1980, с. 200.

(*5) Цимерман Ю. С. Промышленные министерства и повышение эф-

фективности производства.-В кн.: Хозяйственное право и эффектив-

ность производства. Донецк, 1979, с. 20-22, Субоцкий Ю. В. Отрас-

левая система и ее центр управления.-Сов. государство и право,

Ж 1. № 11, с. 53-54.

(*6) Государственный характер интереса вовсе не означает тождест-

венности его содержания на всех уровнях хозяйствования. Экономиче-

ское обособление хозяйственных систем в рамках единой сферы госу-

дарственного хозяйствования предполагает и относительное обособле-

ние их интересов. Персонифицируемые в соответствующих  центрах,

единые в своей основе государственные интересы дифференцируются в

зависимости от уровня системы и индивидуализируются в своем кон-

кретном проявлении у каждой отдельной системы. Поэтому и возни-

кает необходимость их сочетания в целях обеспечения однонаправлен-

ности действия на основе доминирования интереса более высокого

уровня.

(*7) СП СССР. 1973, №7, ст. 31.

(*8) См.: Алехин А. 17. Основы отраслевого управления народным хо-

зяйством. М., 1980, с. 204; Правовые проблемы руководства и управле-

ния отраслью промышленности в СССР. М" 1973, с. 107-108:

XXVI съезд КПСС и организационно-правовые вопросы государствен-

ного управления.-Сов. государство и право, 1981, № 9, с. 4.

(*9) Подробнее см.: Цимерман Ю. С. Промышленные министерства в

новых условиях отраслевого управления.-Сов. государство и право,

1976. № 8, с. 21.

(*10) Алехин А. П. Основы отраслевого управления народным хозяй-

ством, с. 169.

(*11) Братусь С. Н. Хозяйственная реформа и советское право. - Уч.

зап. ВНИИСЗ, 1967, вып. 10, с. 9-11; Государство, право, экономика,

с. 133; Козлов Ю. М. Управление народным хозяйством СССР. М., 1971,

ч. 1, с. 157.

(*12) Лаптев В. В. Правовая организация хозяйственных систем. М.,

1978, с. 145, 150: Цимерман Ю. С. Хозяйственный расчет в системе ми-

нистерства.-Сов. государство и право, 1980, № 1, с. 57.

(*13) Бирман А. М. Указ. соч., с. 199-200; Коняев Н. И. О повыше-

дии эффективности правового регулирования статуса центров хозяйст-

-122-

венных систем. - Экономико-правовые проблемы повышения эффек-

тивности народного хозяйства. Куйбышев, 1980, с. 14-17.

(*14) Понимание хозрасчета как особого подхода к осуществлению

плана сформулировано В. И. Лениным (Ленин В. И. Г. М. Кржижа-

новскому.-Полн. собр. соч., т. 54, с. 101).

(*15) См.: Быков А. Г., Кененов А. А., Козлов Ю. М. Экономическая

политика КПСС и право. М" 1979, с. 108-109; Цимерман Ю. С.

Управление отраслью промышленности. М" 1974, с. 103-104 и др.

(*16) Правовые проблемы руководства и управления отраслью про-

мышленности в СССР, с. 98.

(*17) Подробнее см.: Пронська Г. В. Компетенцiя господарських мiнi

стерств Украєнськоє РСР. К., 1973, с. 29.

(*18) Пронина В. С. О системе центральных органов управления на-

родным хозяйством союзных республик. - Уч. зап. ВНИИСЗ, 1966,

вып. 9, с. 12-13; Систематизация хозяйственного законодательства. М.,

1971, с. 115-116; Пронська Г. В. Вказана праця, с. 48-51.

(*19) Бишер И. О. Министерства союзных республик: назревшие про-

блемы.-Сов. государство и право, 1973, № 5, с. 35.

(*20) Термин <хозяйственные объединения> используется в литературе

в широком смысле для обозначения любых сложных образований в на-

родном хозяйстве и в узком - для именования лишь тех объединений,

которые выступают в качестве среднего звена отраслевой хозяйствен-

ной системы. В последнем значении этот термин и применяется в дан-

ной работе.

(*21) Принятый ныне порядок правового регулирования деятельности

хозяйственных объединений (издание по мере подготовки специальных

положений об объединениях отдельных отраслей хозяйства) привел к

временному сосуществованию нового, специального законодательства

об этих органах и старой нормативной основы, действующей в отно-

шении объединений тех отраслей, для которых упомянутые специаль-

ные положения пока не изданы.

(*22) СП СССР, 1970, № 10, ст. 76.

(*23) Производственно-хозяйственный комплекс - категория обширная

и многообразная, представленная различными в организационном отно-

шении образованиями, и хозяйственное объединение - лишь одна из

таких разновидностей.

(*24) См.: Лаптев В. В. Правовое положение промышленных и произ-

водственных объединений. М" 1978, с. 27: Объединения в промышлен-

ности, с. 39, 46, 48: Рахмилович В. А. Правовые формы хозяйственного

расчета в промышленных объединениях. М" 1977, с. 17. 122.

(*25) СП СССР, 1975, № 21, ст. 145.

(*26) Лаптев В. В. Экономика и право. М" 1981, с. 28.

(*27) Xaxoeei В. В. Производственно-хозяйственные функции, центра-

лизованно выполняемые управлением промышленного объединения. -

В кн.: Правовое регулирование хозяйственных отношений. М., 1978,

с. 105-106.

(*28) СП СССР, 1980, № 15, ст. 98.

(*29) Организация управления промышленным объединением. Киев,

1980, с. 76-. Дунаев Э. П. Обобществление социалистического производ-

ства. М., 1980, с 116, 122.

(*30) См.: постановление Совета Министров УССР от 11 июля 1983 г.

<О порядке создания, реорганизации и ликвидации предприятий, объе-

динений, организаций и учреждений республиканского и местного под-

чинения>. -СП УССР, 1983, № 7, ст. 43.

(*31) См.: п. 5 постановления Совета Министров УССР от 28 апреля

1980 г. "О порядке передачи предприятий, объединений, организаций,

учреждений, зданий и сооружений>. - СП УССР, 1980, № 5, ст. 43.

-123-

(*32) См.: п. 6 постановления Совета Министров УССР от 17 августа

1967 г. <О передаче дополнительно на решение министров и руководи-

телей ведомств УССР ... вопросов хозяйственного и культурного строи-

тельства>.-СП УССР, 1967, № 8, ст. 93.

(*33) Алехин А. П. Основы отраслевого управления народным хозяй-

ством, с. 161; Хахулин В. В. Правовое положение управления промыш-

ленного объединения. Казань, 1981, с. 61-66.

(*34) Рахмилович В. А. Правовые формы хозяйственного расчета в

промышленных объединениях. М., 1977, с. 41-42, 144-145, 153-156;

Систематизация хозяйственного законодательства, с. 121, 134-135.

(*35) Яковлева В. Ф. Специализация и кооперирование в промышлен-

ности. М., 1974, с. 19--22.

(*36) Генкин Д. М. Правовое положение государственного социалисти-

ческого предприятия.-Сов. государство и право, 1965, № 9, с. 72:

Алехин А. П. Предприятие в системе отраслевого управления. М., 1977,

с. 44-46; Конин Н. М. Основы правовой организации и управления

производством. Саратов, 1976, с. 23-26.

(*37) См.: Венедиктов А. В. Государственная социалистическая соб-

ственность. М.; Л., 1948, с. 591-592; Марксистско-ленинская общая

теория государства и права. Основные институты и понятия. М., 1970,

с. 446-447.

(*38) Алехин А. П. Предприятие в системе отраслевого управления,

с. 49; Якушев В. С. Юридическая личность государственного производ-

ственного предприятия. Свердловск, 1973, с. 28, 34, 169.

(*39) П. 1 постановления Совета Министров СССР от 27 марта 1974 г.

<Об утверждении Положения о производственном объединении (ком-

бинате)>.-СП СССР, 1974, № 8, ст. 38.

(*40) Лаптев В. В. Правовое положение промышленных и производ-

ственных объединений, с. 137-141; см. также: Алехин А. 17. Предприя-

тие в системе отраслевого управления, с. 57-69; Рутман Л. М. К со-

вершенствованию законодательства об объединениях в промышлен-

ности.-Правоведение, 1977, № 4, с. 69-70.

(*41) Именно его используют в указанных целях авторы, стоящие на

позициях разнотипности производственного объединения и предприятия.

(*42) П. 19 б Инструкции о безналичных расчетах, утвержденной Гос-

банком СССР 31 мая 1979 г. М" 1980.

(*43) СП СССР, 1980, № 16-17. ст. 104.

(*44) См.: Цимерман Ю. С. Хозяйственные связи производственных

объединений угольной промышленности. М., 1978, с. 75; Объединения

в промышленности, с. 143-144.

(*45) Пронська Г. Участь виробничих одиниць у господарсько-договiр-

них вiдносинах.-Рад. право, 1982, № 3, с. 36-37.

(*46) См.: п. 46 постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР

от 12 июля 1979 г. <Об улучшении планирования и усилении воздей-

ствия хозяйственного механизма на повышение эффективности произ-

водства и качества работы>.-СП СССР, 1979, № 18, ст. 118; Произ-

водственные объединения.-Правда, 1981, 8 мая.

(*47) См.: п. 1 постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР

от 25 июня 1975 г. <О мерах по дальнейшему совершенствованию хо-

зяйственного законодательства>.-СП СССР, 1975, № 16, ст. 98.

(*48) Такого мнения придерживается и В. В. Лаптев (См.: Лап-

тев В. В. Экономика и право, с. 40).

(*49) СП СССР. 1976, № 2, ст. 13.

(*50) Это предложение неоднократно выдвигалось в литературе (Си-

стематизация хозяйственного законодательства. М., 1971, с. 148; Але-

хин А. П. Предприятие в системе отраслевого управления, с. 70).

-124-


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

49370. Расчет шума при зондовой микроскопии 698.72 KB
  Некоторые виды шума неустранимы принципиальнонапример флуктуации измеряемой величины и с ними надо бороться только методами усреднения сигнала и сужения полосы. Другие виды шума например помехи на радиочастоте и “петли заземления†можно уменьшить или исключить с помощью разных приемов включая фильтрацию а также тщательное продумывание расположения проводов и элементов схем или другими методами. Джонсон впервые экспериментально установил закономерности этого вида шума в Bell Lbs. Реактивные цепи не имеют теплового шума.
49372. Амортизатор роликовый 3.07 MB
  Поэтому такой способ был выбран для изготовления корпуса которое происходит в следующей последовательности: Вначале строятся пять параллелепипедов со следующим взаимным расположением рис. 1 затем четыре из них расположенные по бокам вычитаются из самого большого получается такая фигура рис. 2 Далее следует наклонить две боковые грани фигуры для чего из неё вычитаются два клина расположенные как показано на рис. Этого можно добиться вычтя из детали фигуру сложной формы рис.
49373. Проектирование усилителя мощности звуковой частоты 208 KB
  Содержание Техническое задание Расчет структурной схемы: выбор транзистора для оконечного каскада. выбор транзистора для предоконечного каскада. расчет входных и выходных электрических показателей предоконечного каскада выбор транзистора для первого входного каскада расчет входных параметров первого каскада распределение частотных и нелинейных искажений в цепях усилителя структурная схема...
49374. Анализ линейной динамической цепи 2.77 MB
  В данной работе я провожу исследование и анализ линейной динамической цепи. По имеющимся данным, составляется схема линейной реактивной цепи, нагруженной на резистор и питаемой от источника ЭДС.