16190

Основы римского гражданского права. Учебное пособие

Книга

Мировая экономика и международное право

PAGE 1 Подопригора A.A. Основы римского гражданского права: Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и факультетов 2е изд. перераб. К.: Вентури 1995. 288 с. А.А.Подопригора ОСНОВЫ РИМСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА Допущено Министерством образования Ук

Русский

2013-06-20

1.3 MB

10 чел.

PAGE  1

Подопригора A.A. Основы римского гражданского права: Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и факультетов, — 2-е изд., перераб. К.: Вентури, 1995. — 288 с.

А.А.Подопригора

ОСНОВЫ РИМСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

Допущено Министерством образования Украины в качестве учебного пособия для студентов юридических вузов и факультетов 2-е издание, переработанное


Рецензент: д-р юрид. наук, проф. М.И.Козюбра (Киевский национальный университет) Ответственный редактор Ю. В. Ежова

Подопригора A.A.

Основы римского гражданского права:

Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и факультетов, — 2-е изд., перераб. К.: Вентури, 1995. — 288 с.

ISBN 5-7707-7012-0

В пособии в соответствии с программой одноименного курса излагаются вопросы общей части римского гражданского права, вещного и обязательственного права, а также права наследования. Римское гражданское право рассматривается как основной источник, из которого берет начало мировая правовая культура. Для студентов юридических вузов и факультетов.

В посібнику у відповідності з програмою одноименного курсу викладені питання загальної частини римського цивільного права, речового та зобов'язального права, а також права спадкування. Римське цивільне право розглядається, як основне джерело, з якого бере початок світова правова культура. Для студентів юридичних вузів та факультетів.


РАЗДЕЛ
I. ОБЩАЯ ЧАСТЬ

Глава 1

ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА РИМСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

Предмет «Основ римского гражданского права». Историческая роль римского гражданского права и его значение для современного юриста

§ 1. Предмет «Основ римского гражданского права»

С древнейших времен люди в процессе своей жизнедеятельности вступают между собой в определенные общественные отношения, большинство из которых регулируются нормами права и соответственно называются правовыми отношениями. Значительная часть правовых отношений возникает по поводу создания, приобретения, отчуждения, использования, передачи различного имущества и т.п. Это отношения имущественные. По содержанию они неоднородны и регулируются в настоящее время различными отраслями права.

Основная масса имущественных отношений складывается между людьми, которые не зависят друг от друга, т.е. между равными сторонами. Ни одна из них не может понуждать другую к определенному поведению. Они автономны, не подчинены одна другой и выступают в обороте как самостоятельные и равные между собой. В современной науке гражданского права такой способ регулирования имущественных отношений принято называть методом равенства сторон. Если имущественные отношения возникают между такими равными сторонами, то они регулируются нормами гражданского права.

Итак, понятие современного гражданского права можно определить как совокупность правовых норм. регулирующих имущественные отношения между участниками оборота методом равенства сторон. Современное гражданское право регулирует также некоторые личные, неимущественные отношения.

Имущественные отношения иного рода (основанные на административном подчинении одной стороны другой,


финансовые, бюджетные, семейные, трудовые, земельные и т.п.) гражданским правом не регулируются.

Имущественные отношения, складывающиеся в сфере материального производства и последующего оборота товаров, транспортировки грузов, строительства всевозможных объектов и их ремонта, бытового обслуживания населения и т.п., регулируются гражданским правом и называются гражданско-правовыми.

Значение гражданского права в жизни каждого индивида, каждой организации и общества в целом чрезвычайно велико. Оно является юридической основой материального обеспечения жизнедеятельности людей. Этим обстоятельством объясняется столь пристальное внимание юристов к гражданскому праву с древнейших времен до наших дней. Юрист, не овладевший досконально гражданским правом, не вправе считать себя юристом.

Понятие современного гражданского права не совпадает с понятием гражданского права в Древнем Риме. То, что мы сегодня называем гражданским правом, в Древнем Риме складывалось из трех существовавших тогда систем: jus civile цивильное право; jus gentium право народов; Jus praetorium преторское право. Эти три системы в совокупности составляли гражданское право.

Цивильное правоисконно римское, сугубо национальное и наиболее древнее право, регулировавшее имущественные отношения исключительно между римскими гражданами. Х)ноотличалось^^цион^ь1ТОТ^~иТ^анйченносхью,

^обременительным формализмом^ стойким консерватизмом. Римское государство в ту пору представляло собой-город го-

_сударство Рим, и цивильное право ограничивалось территорией города Рима, что придавало ему замкнутый характер. Огнпннктм ^гг> маточником были Законы XII таблиц, прпчя-тые еще в период становления республики (451 -450 гг. до н.э.).

Цивильное право не могло долго успешно удовлетворять потребности бурно развивающегося римского рабовладельческого общества. Его нормы вскоре устарели, перестали отражать быстро изменяющиеся социально-экономические условия рабовладельческого строя, не могли обеспечить четкое правовое регулирование возникающих новых имущественных отношений. Самое же главное заключалось в том,


что цивильное право не было способно регулировать имущественные отношения между"рймскйми гражданами, с од ной стороны, й^гр^ЖдэттасТГЗЩоЖи-вавщимд за пределами города Рима7с~другой. Между тем потребность в этом быс тро нарастала7 поскольку римляне вели оживленную торгов-лю со своими соседями. Пришлось признать основные граж данские~права'й~занеримлянами^прюживавшими вокруг Рима.за так называемыми
перегриышт.-

ИменноТэтот период (III I вв. до н.э.) Рим развернут кампанию завоевательных войн против соседних народов которые привели к захвату всего Апеннинского полуостро ва, а затем и Средиземноморья. Город-государство постепен но превращается в крупнейшую державу. Покоренные^Р!^-мом народы обладали. ^вь1сок.ой_.кудьтур_ои, el томчисле t. правовой, которая оказывала обратное воздействие и на ри^ ское цивильное право. Развернувшиеся деловые (прежд всего торговые) отношения римлян с Перегринами обусло вили необходимость учреждения должности плетора дл> перегринов. Ему в обязанность вменялось разрешение иму ш^ствённых споров,возникавших как между самими пере грйнамтг,'Таки'перегринами, с одной стороны, и римским! гражданами, с другой. В практической деятельности пере гринский претор часто опирался на местное право, праве перефинов, т.е. покоренных соседних народов, которое г ряде случаев превосходило римское цивильное право, исполь зуя в своих эдиктах достижения правовой культуры этих народов. Так возникла еще одна система римского граждан-ского^рава^^еи/г'ц>п_^.ц^оеа^аро^ое7как бы разновидно7 сти римского гражданского~права. Право народов были при звано регулировать имущественные отношения как межд^ римскими гражданами с одной стороны, и Перегринами, с другой, так и между самими Перегринами. Оно выгодно от личалось от цивильного права: большей подвижностью, отсутствием формализма и национальной ограниченности Воспринимая все лучшее из правовой культуры соседних народов, право народов становилось все более прогрессивным и доступным для простых людей, поскольку отвечало новым требованиям и чутко улавливало изменения в обществе.

Названные системы существовали и развивались параллельно, все более проникая одна в другую и взаимно обога-


щаясь. Право народов было богаче по содержанию и цивильное право охотно впитывало в себя новые правовые Идеи, конструкции, институты. Системы все больше сближались. А через некоторое время обе они начали безнадежно отставать от бурно развивающегося гражданского оборота и все чаще их нормы оказывались беспомощными перед напором новых правовых явлений. Нужно было искать более эффективные правовые средства.

Одновременно с развитием цивильного права и права народов постепенно возникает еще одна система римского гражданского права —_прешорское право, сложившееся в результате практической деятельности преторов и некоторых других магистратов. Преторское право регулирует имущественные отношения как между римскими гражданами, так и перегринами, однако применяется в случаях, когда нормы цивильного права и права народов оказываются неспособными урегулировать новые отношения. Претор своей практической деятельностью по руководству судами восполняет недостатки и пробелы названных систем.

Преторское право в силу специфических особенностей возникновения и развития обладало рядом преимуществ перед цивильным и правом народов. Оно, прежде всего, более чутко и полно отражало новейшие социально-экономические изменения, возникающие в римском рабовладельческом обществе. Избавление от традиционного формализма цивильного права, некоторой скованности права народов, упрощение многих правовых процедур, четкость и ясность правовых предписаний, их лаконичность и глубокая содержательность делали Преторское право доступным и эффективным, гибким и надежным средством защиты интересов класса рабовладельцев. Нельзя сказать, что претор-ское право обладало самобытностью цивильного права или утонченностью права народов. Однако оно возникло, развивалось и достигло блестящих вершин совершенства на основе права цивильного и права народов, было их детищем, восприняв от них все лучшее. Римское гражданское право приобрело всемирную известность в значительной мере благодаря деятельности преторов и созданному их трудами преторскому праву.

Все три системы в совокупности и составляли римское гражданское право. Они продолжительное время


сосуществовали рядом, совместно развиваясь, взаимно обогащаясь и проникая друг в друга. Однако приоритет при надлежал преторскому праву как наиболее мобильному
v динамичному. В конце концов системы сблизились, утратив отличительные черты На их основе было выработано единое понятие jus privatum — римское частное право.

Римское частное право противопоставлялось jus publi-сит публичному праву. В период республики римская правовая система состояла, таким образом, всего из дву> отраслей права частного и права публичного. римскиу юрист Ульпиан так определил эти понятия: «Публичное право, которое (относится) к положению Римского государства, частное, которое (относится) к пользе отдельни? лиц» (Д.1.1.2). Далее Ульпиан поясняет, что следует различат!:

пользу общественную и пользу частных лиц. Если речь идет с государственном интересе, о правовом положении госу дарства, его органов или отдельных должностных лиц, с регулировании отношений, представляющих общественный интерес, то это сфера публичного права. Если же речь идет' об интересе отдельных частных лиц, об имущественные отношениях между ними, об их правовом положении в связи с этим то это сфера частного права. Таким образом, по мнению Ульпиана, критерием разграничения частного и публичного права является характер интересов. Если право ограждает интересы государства, то это публичное право, если оно защищает интересы частных лиц, это частное право. Естественно, следует иметь в виду, что речь идет о праве рабовладельческого общества, в котором интересы частных лиц далеко не одинаковы и часто между собой не совпадают.

Деление права на частное и публичное было воспринято буржуазными правовыми системами и сохраняется до сих пор. Это обстоятельство обусловливает необходимость более полной характеристики этого деления.

Современное понятие частного права включает в себя следующие отрасли: гражданское право, торговое и семейное право (в правовых системах, которые содержат такие отрасли права). Римская правовая система не знала еще ни торгового, ни семейного права как самостоятельных отраслей. Поэтому частное право и гражданское право в римской правовой системе выступали как однозначные категории. Современное частное право по своему объему значительно шире.


Все остальные отрасли современных правовых систем представляют собою публичное право. Такие отрасли, как государственное (конституционное), административное, финансовое и др., безусловно, опосредствуют государственные интересы и потому являются публичными. Однако конфликт уголовно-правового характера даже между частными лицами (так называемые дела частного обвинения) входят в сферу публичного права, поскольку такое правонарушение является общественно опасным и затрагивает интересы общественного порядка.

Советская правовая система не восприняла деления на частное и публичное право. Когда в условиях нэпа формировалась новая отрасль советского социалистического гражданского права, В.И.Ленин учил не перенимать старое буржуазное понятие о гражданском праве, а вырабатывать новое гражданское право, новое отношение к «частным» договорам: «Мы ничего «частного» не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное»'. В.И. Ленин требовал при разработке нового гражданского законодательства расширить применение государственного вмешательства в «частноправовые» отношения, расширить право государства отменять «частные» договоры. При этом он категорически предписывал к новым «гражданским правоотношениям» применять «не corpus juris romani..., a наше революционное правосознание»2.

Таким образом, советское гражданское законодательство с первых дней своего рождения твердо стало на позицию всеобщего контроля за сферой «частной» деятельности, «частными» правоотношениями, чтобы искоренить злоупотребления и преступления как частных предпринимателей, так и государственных служащих в период новой экономической политики. В том же письме В.И.Ленин писал:

«Торгуй, наживайся, мы это тебе позволим, но втрое подтянем твою обязанность быть честным, давать правдивые и аккуратные отчеты, считаться не только с буквой, но и с духом нашего, коммунистического законодательства...»3.

Римское гражданское право это право рабовладель-

/ Ленин В.И. О задачах Наркомюста в условиях новой экономической политики. Письмо Д.И.Курскому//Полн.собр.соч. Т.44 С.398.

2 Там же.

3 Там же. - С.399.


ческого общества. Раб
говорящее орудие, вещь, а вещь не может быть носителем каких-либо прав. Полная бесправность и беззащитность раба совершенно откровенно и отчетливо проявляется во многих институтах римского гражданского права. Раб, например, не мог иметь семью, быть собственником имущества и т.д. Рабы, отпущенные на свободу, также были весьма ограничены в своих правах. Согласно римскому гражданскому праву весьма разнородны по имущественному положению и свободные римские граждане (например, вольноотпущенники и латины, перегрины и сенаторы). Не существовало равенства также между мужчиной и женщиной, мужем и женой, отцом и детьми.

Вместе с тем римское гражданское право было правом высокоорганизованного рабовладельческого общества, которое в своем развитии прошло четыре основных этапацарский период, период республики, принципат и период абсолютной монархии, которые наложили на него определенный отпечаток. Например, судоустройство и судопроизводство периода республики существенно отличается от судоустройства и судопроизводства императорского периода. То же следует сказать о различных формах правообра-зования, семьи, родства и т.д.

Предметом нашего рассмотрения будет римское гражданское право классического периода, т.е. первых трех столетий нашей эры, когда оно достигло высшего расцвета. Позже его развитие по восходящей приостановилось, а затем с конца ÏÎÏ в.н.э. и вовсе прекратилось. Классическое римское гражданское право характеризуется-такими блестящими признаками, такими лестными эпитетами, которых, пожалуй, не заслужила ни одна правовая система.

Наиболее тщательно и глубоко разработаны два основных правовых института, имевших решающее значение для упрочения рабовладельческого господства и хозяйственного оборота: институт неограниченной индивидуальной частной собственности и институт договора. Рабовладельческая частная собственность на средства производства, прежде всего на раба и землю, составляла основу рабовладельческого общества. Договоры основной регулятор хозяйственного оборота этого общества.

Римское право частной собственности развилось из частного владения на землю, которая в ранний период республики-являлась- еще собственностью римского народа.


Частное владение постепенно превращается в частную собственность. Право частной собственности имело своей целью прежде всего установить право рабовладельцев на землю, обеспечить неограниченную возможность бесконтрольной эксплуатации рабов и надежную регламентацию товарооборота.

«Римляне, собственно, впервые разработали право частной собственности, абстрактное право, частное право, право абстрактной личности»4, писал К.Маркс в работе «К критике гегелевской философии права». Римские юристы и магистраты практической деятельностью настолько усовершенствовали эти правовые институты, что они оказались способными пережить на многие века своих создателей.

Блестяще были разработаны договорные отношения, создана стройная теория договорного права, его общая концепция, теоретические основы отдельных видов договоров, отличающиеся строгой четкостью, ясностью и доступностью. Безупречность, изящество формулировок, ясность содержания, глубина существа и, естественно, неукоснительность соблюдения интересов господствующего класса сделали римскую договорную систему совершеннейшей. Ф.Энгельс называл римское право всемирным правом общества товаропроизводителей «с его непревзойденной по точности разработкой всех существенных правовых отошений простых товаровладельцев (покупатель и продавец, кредитор и должник, договор, обязательство и т.д.)»5.

Вместе с тем римское право не было лишено консерватизма, стеснительного формализма, сдерживавших оборот. Так, институт манципации, стимуляция, легисакционный процесс* и другие своим грубым формализмом менее всего содействовали ускорению гражданского оборота. И дело не только в этом. Римские юристы, магистраты, особенно преторы, да и вся верхушка господствующего класса рабовладельцев воспитывали народ в духе глубокого уважения, беспрекословной почтительности перед законом, внушали и свободным, и рабам его вечность и незыблемость. Сама мысль

4 Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. T.I. — С.347.

5 Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии // Там же. Т.21. С.311.

* Пояснения римско-правовых терминов даны в соответствующих главах настоящего пособия.

10


о
возможности изменения или отмены Закона объявлялась кощунственной. В сознание настойчиво вдалбливалось, что преступить закон, значит вызвать гнев богов, что закон свят и его необходимо только почитать, преклоняться перед ним. В эпоху императоров, например, внушалось: все, что угодно императору, есть закон, а воля императора исходит от богов.

Римляне в практической деятельности строго придерживались принципа незыблемости, стабильности права, подчеркнуто уважительно относились к правилам эдикта, мнению старых почтеннейших юристов, как бы демонстрируя этим неизменность существующего социального строя, недопустимость его изменения.

Однако благоговение перед старым законом приводило к консерватизму. Устаревшие правовые нормы, социальная значимость которых обеспечивалась, в силу традиции не отменялись, не изменялись, но и не применялись. Накапливалось множество таких законов, эдиктов. В безбрежном море действующего и бездействующего права даже опытным юристам было весьма трудно найти и применить необходимую норму.

Впрочем, стойкий консерватизм римского права не смог подавить прогрессивных начал, которые все более его вытесняли. Уже в период ранней республики возрастает авторитет магистратов и особенно преторов, которые ежегодно при вступлении в должность провозглашали в своих эдиктах правила судопроизводства, очень чутко улавливающие изменения, происходящие в экономическом строе римского рабовладельческого общества. Практической деятельностью по руководству судами магистраты так направляли судебную практику, что она переставала считаться с предписаниями устаревшего закона и решала дела на основе правил преторского эдикта, хотя последний вовсе не имел силы закона. В преторском эдикте очень тонко отражались интересы рабовладельцев, возникшие на основе новых отношений.

Особенно богатой прогрессивными идеями была практика преторов для перегринов (перегринских преторов), учрежденных с целью разрешения имущественных споров, возникающих между римскими гражданами и Перегринами. В случаях, когда нормы цивильного права не могли разрешить возникший конфликт или были недостаточно эффек-


тивны, перегринский претор прибегал к помощи правовых средств других народов. При этом, естественно, он отбирал нормы наиболее удачные. Поэтому можно утверждать, что римское частное право является творением не только римского народа. Многие прогрессивные положения права народов превносились перегринскими преторами в практику городского претора, в оборот между самими римскими гражданами. Право народов было как бы лабораторией, в которой наиболее прогрессивные правовые идеи и нормы соседних народов античного мира, сталкиваясь между собой на международном рынке, перерабатывались в единое интернациональное целое, переваривая при этом и само римское право.

Прогрессивный характер римского частного права в значительной мере обусловлен также деятельностью юристов, которая получила заслуженное признание в период принципата. Принцепсы, начиная с Августа, предоставляют наиболее выдающимся юристам особое право давать официальные консультации как бы от имени принцепса. К столь авторитетным юристам обращались в особо сложных случаях, а их ответы были обоснованными и оригинальными, поскольку основывались на тщательно продуманных выводах с учетом социально-экономических изменений и интересов господствующего класса. Консультации носили официальный характер и были обязательны для применения судьями. Такие консультации, а со временем и другие высказывания римских юристов оказывали большое прогрессивное воздействие на развитие римского частного права.

На основе права народов, практической деятельности магистратов и особенно преторов, правотворчества юристов (юриспруденция) сформировался еще один важный принцип римского частного права формального равенства в области частного права всех свободных лиц. Он ограничивался рядом существенных оговорок, однако его провозглашение было огромным шагом вперед в развитии частного права. У греков, римлян неравенства между людьми играли большую роль, чем равенство их в каком бы то ни было отношении.

«Под властью Римской империи все эти различия постепенно исчезли, за исключением различия между свободными и рабами; таким образом возникло, по крайней мере для


свободных, то равенство частных лиц, на почве которого развилось римское право, совершеннейшая, какую мы только знаем, форма права, имеющего своей основой частную собственность»
6.

Формальное равенство всех частных лиц не исключало крайнего индивидуализма, присущего римскому частному праву: неограниченная правовая власть домохозяина, главы семейства (pater familias), беспрекословное признание и охрана интересов частного собственника, беспредельная власть отца над детьми, мужа над женой, право наследодателя лишить наследства тех, кто своим трудом создал наследственное имущество, и др. Но наибольшего расцвета этот индивидуализм достиг в отношениях свободных и рабов. В центре римского частного права стоит рабовладелец, единоличный субъект неограниченной частной собственности прежде всего на средства производства. Индивидуализм наложил отпечаток на всю систему римского права, которая откровенно и неприкрыто ставила на первый план интересы господствующего класса и их охрану, в том числе и средствами рим-scKoro частного права.

§ 2. Историческая роль римского гражданского права и его значение для современного юриста

После падения Римской империи в 476 г. римское частное право продолжало существовать и даже развиваться в ее восточной части Византии. Именно там была сделана попытка спасти рабовладельческий способ производства посредством кодификации римского права, предпринятая императором Юстинианом. Однако неумолимое колесо истории окончательно ниспровергло некогда могущественную рабовладельческую империю Древнего Рима. С ее падением для римского права наступает эпоха забвения. На долгое время оно как бы исчезает. Его перестают изучать, утрачиваются немногочисленные записи. Казалось, что окончательная гибель и утрата неминуемы. Однако римское право продолжает жить в сознании римского народа, повергнутого варварами. Постепенно его начинают применять в отношениях между римским населением, а затем и изучать.

6 Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд.••Г. 20. - С. 105. .


С развитием ремесла, торговли и торговых отношений спрос на римское право все больше возрастает. В конце
XI в. в Болонье возникает университет, который приобретает вскоре всемирную известность благодаря тому, что сосредоточивает изучение римского права, становится центром возрождающейся юриспруденции. Возникает он не на голом месте, ибо задолго до этого появляются школы римского права. Но особую роль в изучении права, систематизации и толковании его сыграл именно Болонский университет. Сюда начали стекаться студенты со всей Европы, сформировалась корпорация именитых профессоров. Слава Болонской школы быстро росла. В ее деятельности прослеживаются две тенденции.

1. Призыв к основательному изучению источников. Особое внимание уделялось главной части Корпуса Юстиниана Дигестам. Профессора Болонской школы выявили и устранили в них много противоречий, искажений первоначального текста.

2. В период, предшествующий возникновению Болонс-кого университета, юристы позволяли себе весьма вольно обращаться с нормами римского права. Болонская школа требовала, чтобы и при изучении, и при применении в практической деятельности юристы строго следовали нормам закона, т.е. Корпуса Юстиниана. Было провозглашено, что в случае коллизии jus (права) и aequitas (справедливости) предпочтение должно отдаваться правовой норме.

Историческая заслуга Болонского университета состоит прежде всего в преподавании римского права многочисленным и разноплеменным слушателям. Последние затем становились непревзойденными пропагандистами, разнося его славу по всему миру. Преподавание осуществлялось в форме чтения и разъяснении (толкований) источников, которые давались профессорами и записывались слушателями. Толкования стали называться глоссами, а сама школа получила название школы глоссаторов.

Во второй половине XIII в. на смену глоссаторам пришли комментаторы, которые привнесли в изучение римского права определенные схоластические черты. Они больше внимания уделяли толкованию глосса, чем непосредственно источникам. Однако уже к началу XVI ст. опять наступает эпоха активного возрождения римского права. К этому

14


времени в Европе бурно развивается ремесло, открываются новые морские пути, возрастает торговый оборот, зарождается новая экономическая формация
капитализм. Быстро растут и расцветают города. На этом фоне становятся все более обременительными средневековые феодальные ограничения имущественных прав граждан да и различные виды зависимости (феодальной, общинной, родовой, семейной) самого субъекта права. Право средневековой Европы было неспособно эффективно регулировать возникающие новые производственные отношения. В социально-экономической жизни происходили коренные изменения. Рушился старый феодальный строй, его должен был сменить новый, более прогрессивный государственный строй и правопорядок. Свод гражданских законов Юстиниана как продукт абсолютной императорской власти был способен стать правовой основой новой государственной власти и хозяйственного оборота. Развивающаяся промышленность и торговля требовали новой правовой надстройки, способной активно содействовать их быстрейшему развитию, помочь перешагнуть границы мелких феодальных государств.

Социально-экономические условия стимулировали новый бурный интерес к изучению и распространению римского гражданского права. Этот процесс, начавшийся еще в XII в., обретает новое дыхание. Одновременно начинается активное приспособление римского частного права (рецепция) к новым производственным отношениям Южной и Центральной Европы, затем распространившееся на всю Европу. «Как только промышленность и торговля сперва в Италии, а позже и в других странах развили дальше частную собственность, тотчас же было восстановлено и вновь получило силу авторитета тщательно разработанное римское частное право»7.

Однако римское частное право было правом рабовладельческого общества, в основе которого лежал рабовладельческий способ производства. Его правовые институты нужно было переработать с учетом потребностей зарождавшегося нового экономического строя и приспособить к новым экономическим условиям. Рецепции римского права в значительной мере способствовали его абст-

7 Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Соч. — 2-е изд.Т.З. С.63.

15


рактный характер, отделение от почвы, его породившей, способность приживляться в любых экономических условиях. «Главный интерес римлян направлен на развитие и определение тех
отношений, которые являются абстрактными отношениями частной собственности»8.

Эти качества позволили римскому частному праву стать действующим общим правом ряда европейских государств. Так, в этом качестве оно обслуживало почти во все времена феодальный и капиталистический строй Италии, уже в XI в. провозгласившей, что римское право есть lex generalis и может применяться во всех случаях, когда правовые нормы местного права не могут удовлетворить потребности развивающегося оборота. Столь же широкое признание получило римское право в Испании, способствовало зарождению и развитию капитализма во Франции, где действовало вплоть до принятия гражданского кодекса Наполеона в 1804 г. Не обошло оно своим воздействием и Англию, где уже в XII ст. началось его преподавание. Впрочем, в силу ряда причин здесь рецепция римского права не получила такого распространения, как в континентальной Европе.

Однако наибольшей активностью отличался процесс рецепции римского права в Германии. Германцы называли свое государство Священной Римской империей, а себяпрямыми преемниками Римской империи. В силу этого Свод гражданских законов Юстиниана германцы считали своим собственным кодексом, а законы императоров Священной Римской империи последующим приложением к Своду Юстиниана. Еще со времен Болонской школы германцы оказывали всяческое содействие и покровительство римскому праву, его преподаванию в собственных университетах, применению в судебной практике германских судов. Судьями общеимперского суда Германии, например, могли избираться лишь лица, знающие римское право. Это требование было затем установлено и для других судов. При разбирательстве спорных дел общеимперский суд должен был судить на основании римского права. Рецепции римского права в Германии содействовала и такая практика в случае сомнения суды пересылали спорное дело со всеми матери-

8 Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. —T.I.— C.347.

16


аламитому или иному юридическому факультету, заключение которого являлось окончательным.

К. концу XVI — началу XVII в. в силу указанных факторов римское право в Германии было рецепировано прямо и непосредственно. Свод гражданских законов Юстиниана стал законом, на который ссылались стороны в доказательство своих прав, которым мотивировали свои постановления суды. При этом римское право рецепируется не в виде отдельных институтов или положений, а полностью. Вначале как суб-сидиарное оно постепенно завоевывает ведущую роль. Будучи рецепированным уже после существенной переработки глоссаторами и комментаторами, а также германскими учеными юристами, оно постепенно обновляется, получает название современного римского права и действует в Германии вплоть до принятия Германского гражданского уложения (BGB), вступившего в силу с 1 января 1900 г.

Таким образом, высокая степень разработки основных институтов, их абстрактный характер и многие другие достоинства позволили римскому частному праву «покорить» Европу.

Наиболее широко рецепировалось именно римское гражданское право, римское же публичное в значительно меньшей степени и такого распространения не получило.

Однако и Гражданский кодекс Франции, и Германское гражданское положение, и новое гражданское законодательство других европейских государств разрабатывались и принимались на основе идей, воззрений, конструкций и положений римского гражданского права. Все институты нового гражданского законодательства были буквально пропитаны духом римского гражданского права. Многие его понятия легли в основу этого законодательства и тем самым как бы признавались интернациональными.

Такие правовые категории, как договор, обязательство, деликт, частная собственность, залог и многие другие, ведут начало с римского гражданского права и трактуются (с незначительными национальными модификациями) почти во всех странах однозначно. Естественно, что сущность их (так же, как и многих других традиционных институтов современного гражданского права) легче раскрыть и понять, проследив развитие с истоков.

Европейская наука гражданского права также развивалась на основе рецепированною-римского гражданского права.

г .:•' .'•'. , SiCr i.^yipiiili.iX j I -7


Римская юриспруденция отличалась не столько теоретической основательностью, сколько практической отточенностью. Только на основании разрешения отдельных казусов, конкретных практических выводов были затем разработаны общие цивилистические теории, дано научное объяснение многим правовым явлениям (теория ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, за деликтные правонарушения и т.п.).

Таким образом, наука гражданского права также оказалась пропитанной духом римского гражданского права, что наложило определенный отпечаток на ее дальнейшее развитие.

Рецепированное, действовавшее длительный период во многих странах Европы в качестве общего, римское гражданское право оставило глубокий след в правосознании, гражданском законодательстве и науке гражданского права, отразилось на разработке новых норм и цивилистических теорий. Оно составило основу современного гражданского законодательства многих стран и знать его необходимо уже хотя бы потому, что без этого сложно постичь сущность современных институтов гражданского права. Кроме того, римскую юриспруденцию отличают высокая техника право-творчества, умение делать анализ конкретных правоотношений и хорошо аргументированные выводы. Формулировки правовых идей римских юристов отличаются четкостью, лаконизмом, глубиной содержания, изяществом формы и могут служить образцом для подражания. Столь же блестящей характеристики заслуживают и преторские эдикты.

Многие суждения, выводы, высказывания римских юристов со временем не только не утратили своего правового значения, но и стали крылатыми, превратились в юридические презумпции (положения, не требующие доказательств). Например, pater est quern nuptiae demonstrant отец ребенка есть тот, на кого указывает брак, т.е. отцом ребенка принято считать того, кто состоит в браке с его матерью. Такое же значение приобрели афоризмы: dominus sentit periculumриск случайной гибели (вещи) всегда несет собственник; prior tempore potior jure первый во времени сильнейший по праву; periculum est in mora просрочка (исполнения) влечет за собою риск случайной гибели (вещи); nemo débet bis puniri pro uno delicto никто не может быть наказан дважды за одно и то же правонарушение. Эти и многие другие

18


афоризмы выдающихся римских юристов вошли в сокровищницу мировой правовой культуры и стали достоянием современной юриспруденции.

Римская правовая терминология, особенно цивилисти-ческая, во многих случаях сохранила свое значение как в практическом, так и научном обороте и стала интернациональной. Такие термины, как реституция, виндикация, не-гаторный иск, деликт, легат, новация, субститут, субсиди-арный, офферта, акцепт и др., давно стали общепринятыми как в национальном, так и международном обиходе.

Свободное владение такими общепризнанными афоризмами, высказываниями, терминами не только свидетельствует о высокой правовой культуре, но и значительно облегчает общение юристов разных стран. Это еще один момент в пользу изучения римского гражданского права.

Студенты наших юридических вузов изучают римское право прежде всего с целью познавательной, для усвоения всеобщей истории права, теории права, истории политических и правовых учений. Кроме того, сегодня изучение этого предмета приобретает и дополнительный практический смысл, связанный с бурным развитием торгового, экономического, научно-технического и других видов международного сотрудничества, требующих от советских юристов знаний в области правовых систем капиталистических стран.

Система изложения. Римский юрист II в.н.э. Гай говорил:

«Все то право, которым мы пользуемся, относится или к лицам, или к вещам, или к правовым действиям (искам)». Соответственно написаны Институции Гая, а затем и Институции Юстиниана. В первом разделе излагается учение о лицах (сюда относится и семейное право как определяющее правовой статус лиц в семье), во втором о вещах, в третьем о правовых действиях. Такой порядок расположения учебного или нормативного материала принято называть институционной системой.

Затем, чтобы избежать повторений, три названных раздела стали дополнять четвертым общим, в котором излагались общие вопросы, касающиеся первых трех. Такой порядок изложения материала называется пандектной системой изложения.

Система изложения учебного материала нашего учебного пособия ближе примыкает к пандектной. В нем имеется

19


небольшой общий раздел, в котором излагаются: Предмет и система римского гражданского права; Источники римского права; Учение об иске; Лица; Семейные правоотношения. Второй раздел содержит учение о вещах: Владение и его виды;

Право собственности; Права на чужие вещи. Третий, самый большой раздел посвящен правовым действиям, т.е. обязательствам. В нем излагаются общая теория обязательственного права, а также договорные и внедоговорные обязатель^ ства. Четвертый раздел посвящен праву наследования.

Литература. Литература по римскому праву немногочисленна. Это прежде всего учебники и учебные пособия: учебник коллектива авторов под общей редакцией И.Б.Новицкого и И.С.Перетерского «Римское частное право» (М-, 1948), учебное пособие И.Б.Новицкого «Римское частное право» (М., 1948). Наибольшей популярностью пользуются учебник И.Б.Новицкого «Основы римского гражданского права» (М., 1956, I960, 1972), а также учебное пособие В.К.Дроникова «Римское частное право». Однако все они, несмотря на несомненную ценность, в настоящее время стали библиографической редкостью.

Сравнительно новым является учебник К. Ребро «Римское право», изданный в 1980 г. в Братиславе, на словацком языке.

При изучении римского гражданского права можно также использовать историко-правовую литературу: Ю.М.Бирюков «Государство и право Древнего Рима» (М., 1969); Н.П.Галанза «Государство и право Древнего Рима» (М., 1963); В.М.Катрич «Государство и право Дневнего Рима» (К., 1974); А.И.Косарев «Римское право» (М., 1986); «Хрестоматия по истории Древнего Рима» под ред.проф. В.И.Кузищина (Москва., 1987), в которой много извлечений из источников римского права; В.А.Саведьев «История римского частного права» (М., 1986).

В последние годы заметно активизировались научные исследования проблем древнего права, в том числе древней цивилистики. В журнале «Советское государство и право» опубликован ряд интереснейших статей по этой тематике:

А.И.Косарев «Этапы рецепции римского права» (1983, № 7);

В.С.Нерсенсянц «Правопонимание римских юристов» (1980, № 12); Л.А.Рогачевский «Плиний Младший Юрист» (1986, № 9); В.А.Савельев «Право собственности в римской классической юриспруденции» (1987, № 12); ряд работ

20


З.М.Черниловского
«Презумпция и фикция в истории права» (1984, № 1); «Ложь и приблизительность в жизни права» (1987, № 4), «В русле новых подходов» (1988, № 7), статья Г.В.Швекова «Прогресс и преемственность в праве» (1983, № 1).

Особого внимания заслуживают работы проф. И.С.Перетерского монографическое исследование «Дигесты Юстиниана. Очерки по истории составления и общая характеристика» (М., 1956) и «Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С.Перетерского» (М., 1984). В книге дан перевод титулов 26 книг Дигест со вступительной статьей проф.Е.А.Скрипилева «Дигесты Юстиниана основной источник познания римского права» и очерком проф. М.М.Богуславского «И.С.Перетерский».

Для студентов-юристов весьма полезными будут сборники крылатых латинских афоризмов и слов: Н.О.Овруцкий «Крылатые латинские изречения» (Киев, 1962); «Латинская юридическая фразеология», составитель проф.Б.С.Никифоров (М., 1979); «Словарь латинских крылатых слов» Н.Т.Бабичева, Я.М.Боровского, под редакцией Я.М.Боровского (М., 1982). Однако наиболее ценным изданием является пособие Милана Бартошека «Римское право: понятия, термины, определения» в переводе с чешского (М., 1989).

Контрольные вопросы для проверки усвоения материала:

1. Что такое современное гражданское право?

2. Что такое римское гражданское право и из каких систем оно состояло?

3. В чем отличия римского частного от римского публичного права, римского частного от римского гражданского права?

4. Что такое рецепция римского гражданского права?

5. Историческая роль римского гражданского права и его значение в современной юриспруденции.

21


Глава
2 ИСТОЧНИКИ РИМСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

Понятие и виды источников римского права. Источники возникновения и содержание римского гражданского права. Источники правообразования в Древнем Риме. Источники познания римского гражданского права. Кодификация

Юстиниана

! ', i

§1. Понятие и виды источников римского права

Прежде всего обратимся к некоторым правовым понятиям: институт права (институт правовой) раздел внутри области права, регулирующий небольшой круг однородных общественных отношений (например, право собственности, обязательственное право, право наследования), институты права, регулирующие однородные общественные отношения, объединенные общим признаком, составляют отрасль права (гражданское право, уголовное право» государственное право и т.д.); отрасли права в совокупности составляют систему права (советское право, французское право и т.п.).

Правовая система-Древнего Рима обладала довольно разветвленной и разнообразной по значению сетью источников права. Понятие это имеет далеко не однозначное содержание. Русское слово «источник» означает место, почву или условия, из (на) которых что-то вытекает, проистекает, происходит. В одном случае это означает материальные условия, из которых рождается право, почву, на которой оно произростает; в другом различные условия, которые оказывают воздействие на содержание права; в третьем формы, в которых право реализуется, возникает и живет; наконец, это еще и памятники правовой культуры, из которых мы черпаем сведения о существовавшем в те или иные времена праве, о его содержании и др.

Римские юристы по-своему объясняли происхождение права, его характер, содержание и т.п. Их суждения были обусловлены рабовладельческим способом производства. Так, известный римский историк Тит Ливии назвал Законы XII таблиц fons omnis publici privatique juris источником всего публичного и частного права, особенно не вникая в то, что сами Законы XII таблиц тоже явились продуктом

22


определенного общественного развития, выражением чьей-то воли и интересов. Известный римский юрист Ульпиан пояснял, что право (
jus) произошло от правосудия (justifia). Другой юрист Цельс определил право как науку о добром и справедливом (jus est ars boni et aequitas) (Д. 1.1.1). Нельзя также согласиться с утверждением Папиниана, еще одного крупного юриста, который утверждал, что цивильное право происходит от законов, плебисцитов, сенатусконсультов, декретов принцепсов, мнений мудрецов (Д. 1.1.7). Между тем они являются лишь формами образования права, формами его выражения, т.е. следствием права, а не наоборот.

Римское гражданское право пронизано идеей о том, что рабство справедливо, является естественным положением невольного человека, а раб это только вещь. Истинная сущность римского права в защите высшей несправедливости рабства. Это его краеугольный камень. Тот же Ульпиан говорил, что «с точки зрения цивильного права рабы считаются никем» (Д. 50.17.32). Юрист II в.н.э. Гай писал, что «наше положение может становиться лучше при помощи раба, но не может становиться хуже» (Д.50.17.133). По римскому праву высшее правовое деление субъектов состоит в том, что все люди либо свободные, либо рабы, а рабы есть вещи. Римское право, в том числе и римское гражданское право, оправдывает рабство, защищает рабовладельческий строй, соответственно все его институты исходят из общего положения о том, что раб есть ничто.

§ 2. Источники возникновения и содержания римского гражданского права

Социально-экономической почвой возникновения и содержания римского гражданского права был рабовладельческий способ производства, который обусловливал волю господствующего класса. В объективированной форме эта воля отражалась в праве, что подтверждается рядом высказывании римских юристов: «То, что решил принцепс, имеет силу закона», «нет сомнений, что сенат может творить право» (Ульпиан Д. 1.4.1 ; Д. 1.3.9); «всякий закон есть мысль (изобретение) и дар бога» (Марциан Д. 1.3.2). Как часть надстройки право обусловлено экономическим строем общества, его социальной структурой, политическими отношениями. Оно подвержено влиянию исторических традиций, господ-

23


ствующей идеологии и некоторых других факторов. «На известной, весьма ранней ступени развития общества возникает потребность охватить общим правилом повторяющиеся изо дня в день акты производства, распределения и обмена продуктов и позаботиться о том, чтобы отдельный человек подчинился общим условиям производства и обмена»
9. В рабовладельческой и феодальной формации право открыто закрепляет классовые и сословные привилегии, внеэкономическое принуждение, использует жесточайшие санкции для охраны экономического и политического всевластия рабовладельцев и феодалов, предстает как «резкое, несмягченное, неискаженное выражение господства одного класса»10. С установлением буржуазного строя значение и характер права резко меняются. Отношения капиталистического производства и обмена требовали развитых правовых систем, отражения в них и демократических принципов, и иных экономических методов принуждения, широких возможностей присвоения чужого неоплаченного труда, охраны частной собственности и капиталистического предпринимательства с помощью репрессий. Однако направленность права остается прежней защита интересов господствующего класса.

Однако воля и сената, и принцепса, и класса буржуазии не является безусловной. Она также предопределена условиями способа производства, господствующего в той или иной формации на определенной стадии развития. Иными словами, право есть продукт разделения общества на классы. В нем выражается воля господствующего класса, направленная на защиту своего господства, своих интересов, однако она (воля) обусловливается экономическим строем, способом производства. К.Маркс и Ф.Энгельс писали, обращаясь к буржуазии:

«Ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса»". Зависимость права от экономики можно пронаблюдать в любой формации. Так, рабовладельческий способ производства посредством права

9 Энгельс Ф. К жилищному вопросу// Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. - Т. 18. - С.272.

10 Энгельс Ф. Конраду Шмидту, 27 окт. 1890 г. // Там же. Т.37. — С.418.

11 Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии // Там же. Т.4. С.443.


закреплял за рабовладельцем весь продукт, произведенный рабом. Однако развитие производительных сил сдерживалось тем, что раб не был заинтересован в повышении производительности труда
ведь все, произведенное им, присваивалось его господином. Таким образом, право уже сдерживало развитие производительных сил. На смену рабовладельческому способу производства в конце концов приходит новый экономический строй, который приводит в соответствие и правовую надстройку. При феодализме крепостной уже имеет право часть произведенного продукта оставлять за собой.

Таким образом, почвой возникновения права были интересы господствующего класса, стремление сохранить свое господство. Источником содержания права являются материальные условия жизни этого класса, т.е.экономический строй.

§ 3. Источники правообразования в Древнем Риме

Право как воля рабовладельческого класса должно найти объективное выражение и стать государственной волей. Воля народного собрания или сената, принцепса или императора может стать правом лишь при условии, что будет выражена от имени государства и признана общеобязательной. Римские юристы обосновывают этот тезис. Так, Ульпиан говорил:

«То, что решил принцепс, имеет силу закона, так как народ посредством царского закона, принятого по поводу высшей власти принцепса, предоставил принцепсу всю высшую власть и мощь (imperium et potestatem)» (Д. l.4.1). Следовательно, все, что император постановил путем письма и подписи, или предписал, исследовав дело, или вообще высказал, или предписал посредством эдикта, является законом, поскольку объявляется от имени народа, т.е. только от имени свободных.

Формы выражения воли господствующего класса в Древнем Риме на протяжении всей истории римского рабовладельческого государства менялись в соответствии с социально-экономическими изменениями и государственным устройством Рима. В так называемый царский период Рима (754-753-510-509 гг. до н.э.) основной формой права был обычай. В период республики (510-509-30 гг. до н.э.) вначале общепризнанной формой права были постановления народного собрания (lexleges), а затем эдикты преторов и других магистратов (преторское право). Во времена принципата (27 г. до н.э. конец II в.н.э.) основной формой выражения воли рабовладельцев стали постановления сената сенатус-консульты, и тогда же получает признание

25


деятельность юристов. В период поздней империи (доминат) право выражалось от имени императоров в форме императорских конституций.

Рассмотрим вкратце каждую из этих форм правообразо-вания. При этом следует иметь в виду, что форма закона как проявление государственной воли также менялась. В период республики это были постановления народного собрания (lex leges); в период принципата постановления сенатасенатусконсульты (senatus consulta); в период империи ^-императорские конституции.

Обычай это правило поведения, сложившееся вследствие фактического применения в течение длительного времени. Обычай был основной формой регулирования поведения в государственном обществе в условиях родового строя. Соблюдение обычаев обеспечивалось мерами общественного воздействия на нарушителя. С разделением общества на классы и возникновением государства обычай становится источником права. Так, Законы XII таблиц, принятые в 450 г. до н.э., были первым писаным правом и первой записью обычаев (mores majorum — обычаи предков), существовавших еще при царях. Историю их создания нам передает Помпо-ний в Дигестах(Д.1.2-2 —4).

Анализ текста Законов XII таблиц подтверждает вывод о том, что это санкционированные римским государством обычаи. В них зафиксированы пережитки первобытности, более поздние традиции, восходящие к царским временам, а также результаты борьбы плебеев с патрициями. Свое название законы получили от того, что были написаны на двенадцати медных досках.

Законы XII таблиц оказали огромное влияние на последующее развитие римского общества и права. Старый, связанный с родовым устройством обычай был заменен писаным правом, закрепляющим частную собственность, рабство и неравноправие. Законы зафиксировали правовое различие патрициев и плебеев, патронов и клиентов, свободных и рабов, закрепили полноту отцовской власти, регулирование отношений между супругами, порядок опеки и наследования. Важным завоеванием плебеев были ограничение ссудного процента и некоторые другие привилегии.

Позднейшие римские юристы высоко оценили обычай как источник права. Юлиан писал, что прежний укоренившийся обычай заслуженно применяется как закон, и это право на-

26


зывается правом, установленным нравами. Сами законы связывают нас лишь в силу того, что они приняты по решению народа, но то, что народ одобрил, не записав, также связывает всех. Ибо какое имеет значение, объявил ли народ свою волю путем голосования или путем дел и действий (Д.
1.3.32.1). Обычное право пользовалось тем большим авторитетом, чем более доказано отсутствие необходимости придать ему письменную форму (Д. 1.3.36). Вместе с тем применение обычая было ограничено: долго применявшийся обычай следует соблюдать как право и закон в случаях, когда не имеется писаного (права) (Ульпиан Д. 1.3.33).

Обычаи долго сохранялись в Древнем Риме. Однако их характер со временем менялся. Появились судебные обычаи и судебная практика. Новые социально-экономические условия в период империи придали обычаям новые задачи. Они стали средством отмены устаревших норм цивильного и кви-ритского права и таким образом расчищали место для новых норм права. В этом заключалась прогрессивная роль обычаев. Нормы обычного права стали обозначаться терминами:

обычная практика (usus); обычаи, сложившиеся в практике жрецов (commentarii pontificum); обычаи, сложившиеся в практике магистратов (commentarii magistratum). В императорский период появился термин consuetude (обычай).

Однако, несмотря на изменения характера обычаев, юридическую силу они приобретали лишь с санкции государства, таким образом превращаясь в государственную волю.

Постановления народного собрания (lexleges). Народное собрание Рима считалось высшим государственным органом. Оно принимало или отменяло законы, объявляло войну и заключало мир, было верховной инстанцией, разбиравшей апелляции и протесты на решения судебных органов. Народное собрание избирало всех должностных лиц, в руках которых находилась исполнительная власть.

В Риме было три вида народных собраний: куриатные, центуриатные и трибутные комиции. Комиция в переводе с латинского сходка. Наиболее древняя форма народного собрания куриатные комиции. Это замкнутые объединения патрициев. В результате борьбы плебеев с патрициями в V — IV вв. до н.э. Сервий Тулий создает так называемое цен-туриатное устройство. Собрания римских граждан стали проходить по центуриям, в которые входили как патриции, так и плебеи. Все римские граждане выставляли 193 центурии

27


(каждая центурия
сотня воинов), при этом самые богатые (первый класс) — 98 центурий, т.е. больше половины. Голосование проходило по центуриям, каждая имела один голос. Голоса подавались в строгом порядке: сначала центурии первого класса, затем второго, третьего и т.д. Если за предложение голосовало больше 50% голосов центурий, голосование прекращалось, а предложение становилось законом. Разумеется, при таком порядке все решалось центуриями первого класса (98). В этом особенно отчетливо проявлялась классовая сущность народного собрания. Такой порядок голосования вызывал острое недовольство даже среди римских граждан.

Недовольные плебеи стали проводить свои собрания по территориальным округам трибам. Территория Рима была поделена на 35 округов (4 городские и 31 сельский). Однако с ростом политического значения плебеев в трибутных комици-ях принимают участие и патриции. Решения трибутных плебейских комиций признаются законом, обязательным и для патрициев. Ко II в. до н.э. этот вид народного собрания становится основным и решающим в римском государстве.

Однако процедура прохождения законопроекта была довольно сложной и отвечала интересам рабовладельцев. Несмотря на определенную демократизацию народных собраний, все же решать принципиальные вопросы они не могли. Магистрат, который имел право созывать народное собрание (консул, диктатор, претор), должен был разработать проект закона и представить его на обсуждение сената. Без одобрения сената законопроект на обсуждение народного собрания не выносился. Народное собрание законодательной инициативой не обладало. Оно должно было представленный законопроект либо принять в целом без обсуждения, либо отклонить в целом. Принятый народным собранием закон проходил еще одну (третью) стадию одобрение сената, без чего не мог стать законом. Таким образом, сенат и контролировал, и руководил деятельностью народного собрания.

В период поздней республики голосование проходило в следующем порядке. Каждый участвующий в голосовании имел один голос. Сначала голоса подсчитывались внутри курии, центурии или трибы, и таким образом складывался голос этой единицы «за» или «против», который представлялся в комицию. Большинство голосов этих подразделений

28


давало решение народного собрания. И в этом случае со всей очевидностью проступает классовый характер порядка голосования
большинство голосов центурий или триб не всегда свидетельствовало о действительном большинстве голосов, участвующих в голосовании. Машина голосования служила своему господину.

Функции куриатных, центуриатных и трибутных комиций четко не разграничивались, что также было «на руку» правящей верхушке. К концу I в. н.э. народные собрания, хотя их законодательная власть не была упразднена, перестали проводить законы.

Эдикты магистратов. Преторское право. В период республики весьма активным источнком римского гражданского права стали эдикты магистратов и прежде всего преторов. То или иное сношение к правотворчеству имели эдикты консулов, преторов, курульных эдилов, правителей провинций и других магистратов. Однако более всего проявилась пра-вотворческая деятельность преторов (как городского, так и перегринского).

Должность претора была учреждена в 366 г. до н.э. С 247 г. до н.э. стали избирать двух преторов одного городского и одного перегринского. С увеличением территории Рима количество преторов постепенно возрастает и при Цезаре достигает 16. Сначала задача преторов заключалась в оказании помощи консулам, а в их отсутствие они исполняли обязанности последних. Со временем-в их руках сосредоточивается судебная власть и соответственно изменяются их функции. Городской претор осуществляет правосудие в Риме, т.е. между римскими гражданами, перегринский разрешает имущественные споры, возникающие между Перегринами или перегринами, с одной стороны, и римскими гражданами, с другой.

Должность претора была весьма почетной (honor). Ему как заместителю консула в принципе были подведомственны те же дела, что и консулу. Как и консул, он мог созывать народное собрание и заседание сената, председательствовать в них. Но, пожалуй, главным было его право объявлять эдикты по судебным делам (jus dicere), сыгравшие огромную роль в развитии римского гражданского права.

На должность претора могли претендовать римские граждане не моложе 40 лет, прошедшие через нижестоящие долж-

29


ности. Как и большинство магистратов, претор избирался на один год, обязанности исполнял безвозмездно. Впрочем, эта должность открывала значительные возможности для обогащения (хотя и не всегда праведные), что делало ее весьма притягательной. В ожесточенной предвыборной борьбе побеждал тот, у кого было больше денег на подкуп избирателей, т.е. наиболее богатый представитель высших слоев класса рабовладельцев. Денег на это не жалели
затраты сторицей окупались должностью. Цицерон в своих судебных речах приводит много фактов злоупотреблений при выборах на должность претора, а также других магистратов и при исполнении ими своих обязанностей. Подтверждается это и наличием специальных норм в республиканском законодательстве, направленных на пресечение подобных злоупотреблений.

Для осуществления своих функций и в пределах своей компетенции претор перед вступлением в должность объявлял эдикт, в котором провозглашал правила правосудия, обязательные как для всего населения, так и для претора в течение года, в котором он исполнял обязанности. После истечения его полномочий правила утрачивали силу. Вновь избранный претор перед вступлением в должность объявлял свой эдикт, предварительно изучив эдикты предшественников. Правила, подтвердившие свою эффективность в практике применения, оказавшиеся удобными для защиты вновь возникающих отношений, использовались в новом эдикте. Правила неудачные, нежизнестойкие отмирали, не находя применения в новых эдиктах. Таким образом, каждый новый эдикт был не результатом творчества одного претора (его разработавшего), а коллективным творением, вобравшим положительный практический опыт многих предшественников.

Потребность разработки и объявления новых правил правосудия была обусловлена тем, что нормы цивильного права часто оказывались не способными надежно защитить вновь возникающие отношения. К концу республики Рим превратился в огромную рабовладельческую державу. Открылись новые торговые пути, развивались ремесла. Мощный гражданский оборот требовал более эффективного, надежного, лишенного формализма правового регулирования деловых отношений. В старом же цивильном праве либо вообще не было соответствующих норм, либо они не отвечали новым требованиям. Поэтому претор был вынужден изыскивать новые пра-

30


вовые средства или приспосабливать нормы старого цивильного права к изменившимся требованиям.

Вначале перед претором стояла довольно скромная цель объявлять в эдиктах правила, которых недоставало в цивильном праве, т.е. лишь оказывать помощь цивильному праву восполнять его пробелы. Правда, и тогда оно подвергалось значительным изменениям, а иногда и реформам. Однако претор открыто ему не противоречил. Когда же развитие производительных сил, увеличение гражданского оборота, изменения в экономике потребовали более радикальных перемен в правовом регулировании, претор вынужден был сделать следующий шаг теперь он открыто вносит коррективы и дополнения в цивильное право, исправляет его нормы, приспосабливая их к требованиям времени.

Сложилась довольно парадоксальная ситуация. С одной стороны, претор не мог творить право (jus facere non potest). Он не был уполномочен отменять нормы цивильного права и создавать собственные это выходило за пределы его власти (imperium). С другой стороны, созданные претором правила в силу их соответствия интересам рабовладельцев и новому времени стали применяться в эдиктах последующих преторов, переходя из поколения в поколение и постепенно превращаясь в правовые нормы. Руководствуясь принципом справедливости (aeguitas), претор мог отказать в защите там, где в соответствии с нормами цивильного права ее следовало предоставить, и дать защиту новым отношениям в случаях, когда нормы цивильного права ее не предусматривали.

Как же получилось, что фактически незаконная деятельность претора не просто нашла признание рабовладельческого общества, но стала весьма прогрессивной формой обновления, оздоровления и совершенствования правового регулирования имущественных отношений в республиканском Риме. Ведь не все, что предлагал претор в своем эдикте, воспринималось последующими преемниками и находило признание. Правовой нормой становились только предлагаемые претором правила, полностью отвечающие интересам рабовладельцев, рабовладельческому обществу и государству. Это легко проследить на следующих примерах.

По цивильному праву при отчуждении особо важных и ценных вещей требовалось исполнение определенного формального ритуала манципации. Заключался он в том, что

31


при отчуждении таких вещей должны были присутствовать не менее пяти свидетелей и весовщик с весами. Соблюдение этой формы требовалось для закрепления в памяти свидетелей факта отчуждения данной вещи на случай, если в будущем возникнет сомнение в этом, т.е. спор о праве на вещь. Задачей манципации было засвидетельствовать факт отчуждения вещи. Кроме того, правило манципации предусматривалось для вещей, составляющих экономическую основу рабовладельческого общества. Сложная передача позволяла контролировать, кому переходит вещь: римскому гражданину или перегрину (в те времена он не мог приобретать вещи, относящиеся к основным средствам производства). Если эта формальность не соблюдалась и ритуал не исполнялся, право собственности к приобретателю не переходило. Собственником оставался продавец (хотя фактически он передавал вещь приобретателю и получал за нее цену), который мог на основании формального права истребовать проданную им вещь обратно. Таким образом формализм старого цивильного права вступил в противоречие с потребностями оборота: соблюдение такого обряда при каждой продаже пусть даже особо важных вещей стало сдерживать, обременять оборот. Все чаще практикуется продажа без манципации, что столь же часто приводит к злоупотреблениям продавца. И тогда претор Публиций в последнем столетии до н.э. объявляет в своем эдикте, что будет защищать интересы приобретателя вещи. Формально право собственности на спорную вещь в соответствии с нормами цивильного права принадлежало отчуждателю, но поскольку даже с точки зрения рабовладельцев было несправедливым на этом основании требовать вещь у приобретателя обратно, рабовладельческое общество молчаливо приняло решение претора Публиция. Юлиан писал:

«Поэтому весьма правильно принято, что законы отменяются не только голосованием законодателя, но даже молчаливым согласием всех путем неприменения» (Д.13.32).

По старым цивильным канонам молодая женщина, вышедшая замуж и перешедшая жить в семью мужа, переставала быть родственницей своих кровных родителей и утрачивала право на наследство. Однако представим себе, если она была единственной дочерью кровных родителей, то наследство могли получить вовсе посторонние лица, но не

32


родная дочь наследодателя Во времена действия Законов
XI I таблиц это казалось правильным, но позже такая правовая норма вызывала не только недоумение, но и негодование прежде всего господ, которые были заинтересованы в закреплении нажитого имущества за кровными детьми. Так же, как в предыдущем случае, претор в одном из своих эдиктов объявил, что если возникнет спор о наследстве при таких обстоятельствах, он отдаст предпочтение кровной дочери наследодателя, хотя она и перестала быть агнаткой своих родителей.

Это правило претора также не укладывалось в прокрустово ложе цивильного права, однако с молчаливого согласия правящей верхушки постепенно превратилось в норму преторского права, поскольку устраивало всех.

Главным двигателем развития римского гражданского права были потребности быстро развивающегося хозяйственного оборота огромной державы. Основным же средством удовлетворения этих потребностей была плодотворная пра-вотворческая деятельность преторов, оперативное решение назревших проблем без каких-либо бюрократических проволочек и столь же оперативное совершенствование найденных решений. У претора не было никакого аппарата он сам основательно и взвешенно изучал практику своих предшественников, отбирал оправдавшие себя решения, при необходимости уточнял, корректировал, дополнял, одним словом, подвергал их шлифовке, затем на этой основе разрабатывал свой собственный эдикт, который сам же испытывал на прочность в собственной практике.

Оперативность в решении назревших правовых проблем, возможность быстро и тщательно проверить соответствие найденного решения потребностям практики и в случае его непригодности заменить другим сделали правотворческую деятельность преторов наиболее совершенным средством правообразования республиканского Рима. Именно благодаря преторской деятельности римлянам удалось достичь непревзойденного совершенства правовой культуры, прето-j ров же называли живым голосом гражданского права (viva vox juris civilis).

Эдикты магистратов, и прежде всего преторов, послужили источником образования особой системы правовых норм, которая получила название преторского права.

33


В эпоху принципата правотворческая деятельность преторов заметно сворачивается, поскольку не согласовывается с новыми формами государственного устройства. При Адриане юрист Сальвий Юлиан (примерно между
125-128 гг. н.э.) осуществляет окончательную редакцию постоянного преторского эдикта, иными словами, производит кодификацию преторского права. По предложению Адриана специальным сенатусконсультом эдикт был утвержден и признан неизменяемым. Право дополнять и изменять эдикт остается только за императором.

Кодификация преторского эдикта была первой большой кодификацией после Законов XII таблиц.

Постановления сената сенатусконсульты (senatus-con-sultum).

В период принципата высшая государственная, в том числе законодательная, власть формально принадлежала сенату. Принцепсы еще не отваживались провозглашать себя абсолютными монархами и провозглашали свою волю в форме постановлений сената. Гай Цезарь Октавиан, будучи триумвиром, в 27 г. до н.э. объявил, что намерен уйти от государственных дел. Однако сенат приказал Октавиану оставаться во главе управления Римской республики, что тот и «был вынужден сделать». Так, с 13 января 27 г. до н.э. до момента смерти (август 14 г. н.э.) Гай Цезарь Октавиан возглавлял Римскую державу согласно постановлению сената. Система государственного управления, установленная Окта-вианом и закрепленная при его преемниках, получила впоследствии название принципат. Эта форма государственного управления существовала до конца II в.н.э. На словах Октавиан утверждал, что восстановил республику, фактически же он был единственным правителем Римской державы, получившим почетное наименования Августа, которое ранее употреблялось лишь в качестве обращения к божествам. Сенат объявил Октавиана-Августа своим принцепсом. Он мог наложить вето на решения любого из магистратов, сената и даже комиций. Постепенно его власть стала неограниченной.

Какое-то время сенат еще продолжает играть заметную роль в государственной жизни Рима. С IV в. до н.э. его состав пополняется отслужившими свой срок магистратами, которые после сложения своих полномочий автоматически включаются в сенатский список. Однако уже в эпоху Авгус


та состав сената полностью формирует сам принцепс. Формально сенат становится единственным законодательным органом. Чтобы получить силу закона, воля принцепса вносилась в виде проекта в сенат, а затем получала формальное утверждение. Сенат избирает магистратов (некоторое время они еще сохранются), даже самого принцепса, однако это избрание носит чисто формальный характер, поскольку титул принцепса становится наследственным. Сохраняет он в этот период некоторую судебную и административную власть, но полномочия его все более ограничиваются.

С I до середины III в.н.э. сенатусконсульты становятся основной формой законодательства. Сам сенат при этом не обладает правом законодательной инициативы и своими постановлениями фактически только оформляет предложения принцепсов, которые в силу своей власти имели право провозглашать свою волю в виде устных или письменных речей в сенате. В сенатусконсультах нередко давались лишь общие принципиальные положения, которые преторы должны были осуществлять в своих эдиктах.

В состав сената входили представители высших кругов рабовладельческой знати. Они так же, как и сам принцепс, были выразителями интересов господствующего классарабовладельцев. Соответственно в постановлениях сената (сенатусконсультах) находила выражение их воля.

Деятельность юристов. В древнейший период юристами были жрецы служители храмов (понтифики). Они составляли замкнутую касту, юридические познания держали в глубокой тайне, консультации предоставляли за определенное вознаграждение. Так продолжалось довольно долго, пока некий Гней Флавий, сын вольноотпущенника, не похитил книгу, в которой содержались иски и другие сведения о законах, и передал ее народу. Позже она получила название Флавия цивильное право. В благодарность народ избрал Флавия трибуном, сенатором и курульным эдилом (Д. 1.2.7). Лосле обнародования Флавием похищенных исков юриспруденция перешла в руки светских юристов.

В период республики, как, впрочем, и в другое время, юристы принадлежали к господствующему классу и, есте-чй-венно, были выразителями его мировоззрения, часто зажимали высокое служебное положение. Свои консультации :и иную юридическую помощь народу они осуществляли в


форме советов, как следует поступать в тех или иных спорных ситуациях (
respondere).

Cavere — консультации по вопросам заключения договоров и иных сделок, составления деловых документов и т.п.;

Agere — руководство процессуальными действиями сторон при рассмотрении споров.

Юристы пользовались авторитетом и популярностью, поскольку обладали глубокими познаниями права, были мастерами юридического анализа конкретных правоотношений, хотя их консультации в этот период носили еще чисто практический характер. Своими толкованиями закона они придавали отдельным нормам нужный смысл, необходимое направление и тем самым фактически создавали новые нормы. В силу авторитета юристов и их консультаций такие толкования приобретали почти общеобязательный характер и уже в республиканский период становились своеобразным источником права. Во всяком случае консультационная практика юристов, их научно-практические заключения оказывали непосредственное влияние на развитие права. \

Однако высшего расцвета римская юриспруденция достигла в период принципата, когда центр правотворческой деятельности перемещается от преторов к юристам. Преторы как демократический институт республиканского Рима не вписывались в рамки принципата, постепенно утрачивая и авторитет, и нормотворческую активность. Поскольку юристы пользовались огромным уважением, то уже Август для придания устойчивости своей власти решает привлечь их на свою сторону. Наиболее выдающимся юристам он предоставляет право давать официальные консультации (jus publici respondendi).

Юристы, получившие такое право, дают консультации как бы от имени принцепса, опираясь на его авторитет, что придает консультациям официальный характер, а судьи основывают на них свои решения, принимая их как обязательные.

В таком союзе были заинтересованы обе стороны и прин-цепсы, и юристы. Принцепсы в авторитете юристов нашли опору своей власти и активных проводников политики.

В условиях все более обостряющихся классовых противоречий юристы посредством права укрепляют рабовладельческий строй, изыскивают новые решения правовых коллизий повседневной жизни, правовые средства удовлетворения потребностей быстро развивающегося оборота.

36


Юристы также были заинтересованы в поддержке принцеп-сов. В преобладающем большинстве они разделяли их политику в силу общности классовых интересов и всячески им помогали. Кроме того, государство предоставило юристам широкий простор для правотворчества, в чем они были кровно заинтересованы как профессионалы. В результате такого союза правотворческая деятельность получила мощный импульс.

Практика предоставления отдельным выдающимся юристам права официального толкования законов продолжалась до начала V в н.э. Однако с установлением абсолютной монархии их правотворческая активность заметно упала. В 426 г. был принят закон «О цитировании юристов», в соответствии с которым в основу судебных решений можно было брать лишь сочинения Папиниана, Павла, Ульпиана, Гая, Модестина и тех юристов, на которых ссылались эти авторы.

Классическая юриспруденция (I III вв.н.э.) развивалась весьма бурно. В ее основе лежали две юридические школыпрокулианцев и сабинианцев. Первую возглавлял Лабеон, новатор в области права, оказавший продолжительное и плодотворное влияние на развитие юриспруденции. Школа названа по имени одного из его учеников и продолжателейПрокула. Политическим противником Лабеона был Капитон, который стал основателем другой юридической школы, названной по имени его знаменитого ученика Мазурия Сабина величайшего юриста I в.н.э., крупнейшего комментатора цивильного права.

Основные направления деятельности классической юриспруденции:

а) сочинения, посвященные разработке цивильного права (Сабина, Помпония, Павла, Ульпиана и др.);

б) комментарии к преторскому праву (Лабеона, Гая, Павла, Ульпиана и др.);

в) сборники сочинений юристов (дигесты), объединявшие цивильное и преторское право;

г) учебники по праву институции (наибольшую известность приобрели Институции Гая — II в.н.э.), а также сборники правил (regulae), мнений (sentetiae);

д) сборники казусов «Вопросы» (Цельза, Помпония и др.)

и «Ответы» (Папиниана и др.).

Научно-практических произведений римских юристов до нас дошло чрезвычайно мало.

37


Императорские конституции. С установлением абсолютной монархии (домината) правотворческая деятельность полностью сосредоточилась в руках императора как единого и неограниченного законодателя. Еще раньше Ульпиан провозгласил: «То, что решил принцепс, имеет силу закона», а сам «принцепс свободен от (соблюдения) законов» (Д.
1.4.1;

Д. 1.3.31). Все другие формы правотворчества в этот период фактически прекратились.

Постановления (повеления) императоров получили название конституции от латинского слова constitutio — повелеваю.

Еще в период принципата издавались конституции четырех видов: эдикты, декреты, рескрипты, мандаты.

Императорские эдикты отличались от преторских. Последние представляли собой программу деятельности магистратов, в то время как императорский эдикт содержал постановление, обязательное для всего населения Римской империи. Декретырешения императоров по конкретным судебным делам. Рескрипты письменные ответы на поступившие императору запросы по различным делам. Мандаты инструкции чиновникам по административным и судебным делам.

В период домината мандаты уже вышли из практики правотворческой деятельности императоров. Декреты и рескрипты применялись как решения императора по конкретным делам. Таким образом, основной формой императорского правотворчества является эдикт. Императорские постановления стали называться законами leges.

В этот же период предпринимаются первые частные попытки кодификации императорского законодательства, которого к тому времени накопилось достаточно много. В конце III в. (295 г.) принят Кодекс Грегориана, названный по имени его составителя, в котором были собраны конституции начиная от Адриана. Он получил официальное признание, но затем отменен Кодексом Юстиниана.

Как дополнение к Кодексу Грегориана вскоре принимается Кодекс Гермогениана, также названный по имени его составителя, состоящий из 120 конституций, разделенных по содержанию на 69 титулов.

Однако первым официальным собранием конституций был Кодекс Феодосия, принятый восточно-римским императором Феодосием II (402-450 гг.). В нем отражены изменения, происшедшие в государственной и частноправовой сфере рабовладельческого государства.

38


§ 4.
Источники познания римского гражданского права

Источниками познания римского гражданского права служат многочисленные памятники древнеримской и других культур, археологические раскопки, нумизматика, папи-русология, книги.

В настоящее время собрано и систематизировано множество надписей (на могилах, строениях, камнях, дереве, коже, посуде), найденных в разных частях Римской империи в результате археологических раскопок, что существенно пополнило наши познания в области римского гражданского права.

В определении хронологии правовых событий существенную помощь оказывает нумизматика. Обычно на монетах указываются годы правления того или иного правителя, что помогает определить дату принятия закона, эдикта или сенатусконсульта.

Немало интереснейших сведений о содержании отдельных институтов римского гражданского права, особенно земельной собственности, содержат папирусы. Их большое значение заключается также в том, что они позволяют судить, как нормы римского права преломлялись в действительной жизни.

Весьма важными и интересными^ памятниками права являются юридические и неюридические литературные сочинения. Это прежде всего сочинения римских историков (Тит Ливии, Авл Геллий), грамматиков (Варрон, Фест, Валерий Проб и др.). Большую ценность представляют произведения римских писателей III и II вв. до н.э. Плавта и Теренция, которые в своих произведениях часто касались содержания права. Много интереснейших сведений содержится в произведениях римских ораторов. Один из них (Катон) писал о праве землепользования, другой (Цицерон) много выступал в судебных процессах и очень красочно передает картину римской судебной практики. Большой интерес представляют с этой точки зрения произведения Сенеки (I в. до н.э.).

§ 5. Кодификация Юстиниана

Однако наиболее ценными памятниками являются юридические, среди которых на первое место следует поставить Кодификацию Юстиниана.

Юстиниан восточно-римский император (527 — 565 гг.) одно из средств сохранения рабовладельческого строя видел в совершенном законодательстве. Только сильное

39


и жесткое законодательство способно держать в повиновении все чаще восстающих рабов, основательно расшатывающих устои рабовладельческой империи, полагал император. Кроме того, посредством кодификации Юстиниан мечтал воссоздать бывшую единую Римскую империю. Между тем законодательство находилось в хаотическом состоянии. Более чем за тысячелетнюю историю Рима накопилось такое множество законов различного ранга и содержания, эдиктов, конституций, сочинений римских юристов и других правовых документов, что пользоваться ими было почти невозможно. Одни из них явно устарели и не соответствовали требованиям времени, другие противоречили друг другу и нуждались в упорядочении, третьи следовало обновить и привести в соответствие с новыми социально-экономическими условиями. При этом сказывалось еще и влияние других правовых систем. Решено было подвергнуть кодификации все накопившееся право
цивильное, преторе кое, императорское, сочинения юристов и т.п.

Кодификация Юстиниана по размаху неизмеримо превосходила все предыдущие. Ее отличали широкая творческая основа, огромное количество источников, серьезность, последовательность их обработки.

Для осуществления кодификационных работ Юстиниан 13 февраля 528 г. назначил комиссию в составе 10 человек во главе с магистратом Трибонианом и константинопольским профессором права Теофилем. Комиссии было поручено в первую очередь систематизировать императорские конституции. Три прежние кодификации императорских конституций значительно облегчили работу и уже через год публикуется собрание конституций под названием Кодекс Юстиниана. Решается также ряд спорных (около 50) вопросов путем принятия новых конституций.

Кодификационные работы, требующие принятия новых решений в форме конституций, вызвали активную законодательную деятельность императора. В течение трех лет было принято около 300 конституций. Таким образом, получилось, что к концу работы кодификационной комиссии (533 г.) разработанный Кодекс фактически устарел и требовал пересмотра. Комиссия вновь его пересмотрела, обновила, привела в соответствие с кодификацией. В новой редакции он был принят в 534 г.

40


Таким образом, Кодекс Юстиниана представляет собой собрание законов (императорских конституций) в точном значении этого слова. Он состоит из
12 книг, каждая делится на титулы с особым заглавием. Внутри титула расположены отдельные конституции с указанием имени императора, принявшего ее, и даты принятия. Книга 1 содержит конституции по церковному праву, 2 — 8 — гражданскому праву, 9 — уголовному праву, 10 — 12 — положения о государственном управлении.

Для кодификации юридической литературы в 530 г. была создана специальная комиссия из 17 человек под председательством того же Трибониана. Перед ней была поставлена задача пересмотреть все сочинения классиков, выбрать наиболее ценное, привести в определенную систему, исключить повторения и противоречия и т.д. При этом комиссии была предоставлена полная свобода действий она могла изменять тексты отрывков из сочинений, делать к ним свои дополнения, исключать отдельные не подходящие положения одним словом перерабатывать (улучшать) по своему усмотрению. Устаревшие понятия, термины, положения комиссия заменяла новыми.

Такие замены, подмены и обновления позже получили название интерполяций.

Через три года работа по кодификации сочинений классиков была завершена и опубликована как Дигесты, или Пандекты, Юстиниана.

Дигесты, или Пандекты, представляют собой собрание отрывков из 2000 сочинений 39 наиболее выдающихся римских юристов, в основном тех, которые имели право официального толкования законов: 9200 отрывков фрагментов. Дигесты делятся на 50 книг, книги на титулы (кроме 30-32 книг, которые не имеют титулов). Всего в Дигестах собрано 432 титула*. Титулы делятся на фрагменты, длинные фрагменты на параграфы. Каждый фрагмент содержит отрывок из сочинения одного юриста, в начале которого указывается его имя и название источника. Поэтому Дигесты принято цитировать так: Д.8.3.4. — Д Дигесты, 8 — книга, 3 — титул, 4 — фрагмент. Основным содежанием Дигест являются фрагменты, относящиеся к частному праву. Наибольшее количество фрагментов использовано из сочинений таких юристов: Ульпиана — 2462, Павла — 2083,

41


Папиниана
— 595, Помпония — 585, Гая — 535, Юлиана — 457, Модестина — 345.

Одновременно комиссия осуществила переработку Институций Гая, которые были опубликованы одновременно с Дигестами 30 декабря 533 г. под названием Институции Юстиниана. Они были подготовлены как учебное пособие для начинающих юристов. Императорская конституция, утвердившая Институции, прямо адресуется молодежи, «жаждущей (изучения) законов», и подчеркивает, что Институции являются «первыми элементами всей юридической науки». Институции Юстиниана состояли из 4 книг, 98 титулов; титулы соответственно из фрагментов, а большие фрагменты из параграфов.

Императорские конституции, принятые после работы комиссии, вошли в четвертую часть кодификации Юстиниана и получили название Новела. Известно, что было 168 новелл, но полностью они до нас не дошли.

Кодификация Юстиниана, состоящая из 4 указанных выше частей, в XII в. получила название Свода цивильного права (Corpus juris civilis).

Контрольные вопросы для проверки усвоения темы:

1. Понятие и виды источников римского гражданского права.

2. Какие Вы знаете источники содержания права?

3. Что такое источники правообразования?

4. Что является источниками познания римского права?

5. Что такое кодификация Юстиниана?

* Обращает на себя внимание такая деталь: если взять цифры от 9 до 2, то первые две цифры — 98 — число титулов Институций, следующие три цифры 765 — число титулов Кодекса; последние три цифры — 432 — число титулов Дигест.

42


Глава
3 УЧЕНИЕ ОБ ИСКЕ

Возникновение государственного суда. Общее понятие о легисакционном, формулярном и экстраординарном процессах. Понятие и виды исков. Особые средства преторской защиты. Исковая давность

§1. Возникновение государственного суда

В догосударственный период в Риме, естественно, не было специального органа для защиты нарушенных правгосударственного суда. В те далекие времена защита прав и имущественных интересов осуществлялась собственными средствами потерпевшего, привлекавшего на помощь членов своей семьи, ближайших родственников и т.д. Правым был победивший в схватке, поскольку считалось, что боги давали ему силу для достижения победы в борьбе за справедливость. Над обидчиком чинилась расправа.

Законы XII таблиц несут на себе отпечаток частной саморасправы: вор, захваченный с поличным, карался бичеванием, а затем отдавался во власть потерпевшего; совершивший ночную или вооруженную кражу мог быть убит на месте; должник, не выполнивший своего обязательства, подлежал жестокому наказанию мог быть предан смертной казни или продан в рабство за Тибр.

Формы и способы частной саморасправы с нарушителями прав и имущественных интересов нашли затем отражение в форме легисакционного процесса уже государственного суда. Ведь виндикты (палочки), которые тяжущиеся в этом процессе накладывали на спорную вещь,это не что иное, как символ копья, которым в древности осуществлялась защита права. Но проходит время и государство провозглашает: «Прекратите саморасправу. С этого времени я государство беру на себя защиту прав и интересов своих граждан». Этот исторический этап также отражен в легисакционном процессе в конце первой стадии (in jure) претор командует: «Прекратите спор» и решает вопрос о передаче дела в суд.

Однако переход от частной саморасправы к государственному суду был длительным и прошел несколько стадий. Частная саморасправа на определенном этапе общест-

43


венного развития постепенно ограничивается и устанавливается определенный порядок применения насилия к обидчику
действуй по принципу «зуб за зуб», «око за око». В Законах Xlî таблиц содержалась норма (VIIÎ-2): «если кто причинит членовредительство и не помирится (с потерпевшим), то пусть ему самому будет причинено то же самое». Другая норма гласила: «Если кто пожалуется, что домашнее животное причинило ущерб, то Закон XII таблиц повелевает выдать (потерпевшему) животное, причинившее вред, или возместить стоимость нанесенного ущерба».

Следующим этапом в движении к государственному суду было установление системы выкупов как добровольных, так и обязательных. В Законах XI Ï таблиц содержится немало норм, устанавливающих выкуп за обиду.' «Если кто рукой или палкой переломит кость свободному человеку, пусть заплатит штраф в 300 ассов, если рабу — 150 ассов» (VIIÎ.3);

«если причинит обиду, пусть штраф будет 25» (VIII.4).

Наконец, частная саморасправа полностью прекращается, а споры независимо от их характера переходят к рассмотрению государственного суда. Защита прав и интересов граждан становится делом государства. Однако некоторые элементы частной саморасправы, отдельные ее следы еще долго сохраняются даже в развитом римском праве. Так, в эпоху Юстиниана в Дигестах было зафиксировано правило: Vim vi repellere licet насилие дозволяется отражать силой (Д.43.16.1.27), т.е. попытку нарушить чье-либо право или имущественные интересы разрешалось предупреждать применением силовых приемов. Однако применять силу для восстановления нарушенного права уже не разрешалось и рассматривалось как самоуправство, влекущее неблагоприятные последствия. Так, кредитор, захвативший самоуправно имущество должника для удовлетворения своих требований, обязан был имущество вернуть. При этом он утрачивал право требования (Д.4.2.13). Собственник, утративший владение своей вещью, а затем самоуправно отнявший ее у фактического владельца, обязан был вернуть вещь фактическому владельцу, при этом он утрачивал право собственности на эту вещь (Д.8.4.7).

Кроме указанных выше случаев допущения самозащиты нарушенного права, самоуправство при разрешении имущественных споров категорически запрещалось и, как ви-

44


дим, влекло за собой весьма негативные последствия. Таким образом, осуществления защиты прав и интересов граждан полностью переходит к государственному суду. Точного указания времени возникновения государственного суда источники не содержат. Однако ясно, что он возникает вместе с государством, поскольку является одним из орудий последнего для удержания в повиновении угнетенного класса рабов. «Благодаря разделению труда,
отмечают К.Маркс и Ф.Энгельс, охрана сталкивающихся между собой интересов отдельных индивидов перешла в руки немногих, и тем самым исчез и варварский способ осуществления права»12.

С самого начала возникновения государственного суда его функции были обусловлены наличием права публичного и права частного. Дела, касающиеся интересов государства, рассматривались публичным судом (judicia pyblica). Имущественные споры подлежали рассмотрению в гражданских судах (judicia privata).

Деятельность суда по осуществлению правосудия называется судебным процессом, который в зависимости от характера рассматриваемого дела делится на уголовный и гражданский. Дела по обвинению кого-либо в совершении уголовного преступления рассматриваются в порядке уголовного процесса. Споры, возникающие между лицами по поводу имущества (имущественные споры), подлежат рассмотрению в форме гражданского процесса.

Лицо, считающее свое имущественное право нарушенным и обращающееся в суд за его защитой, называется истцом (от русского слова «искать», т.е. ищущим защиты). Лицо, к которому предъявляется претензия, притязание, называется ответчиком по делу. Требование истца, обращенное к суду, о предоставлении защиты нарушенного права называется иском. .

Примечательной особенностью римского гражданского процесса в республиканский период и период принципата является его деление на две стадии: рассмотрение дела у претора (jus) и рассмотрение дела в суде (judicium). Первая стадия рассмотрение дела у претора имела своей целью подготовить дело к слушанию во второй стадии в суде.

12 Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Соч. — 2-е изд.Т.З. - С.337.

45


Это были две стадии одного и того же судебного процесса, рассматривавшего одно и то же дело в два этапа. Дело не рассматривалось в суде без его рассмотрения у претора. Окончание дела рассмотрением у претора могло иметь место лишь в случае, когда ответчик признавал предъявленное к нему требование и соглашался его выполнить. При таких условиях направления дела в суд не требовалось. Следовательно, если ответчик иск не признавал, он подлежал обязательному рассмотрению как в стадии
in jure (у претора), так и в стадии injudicio (в суде). Мы не располагаем достоверными данными, позволяющими объяснить целесообразность деления римского гражданского процесса на две стадии, а также раскрыть задачи, стоявшие перед каждой из них. Однако несомненным остается факт, что деление гражданского процесса на две стадии в значительной мере содействовало совершенствованию римского гражданского права.

§ 2. Общее понятие о легисакционном, формулярном и экстраординарном процессах

Легисакционный процесс был древнейшей формой гражданского процесса и существовал в первой половине республики примерно до 126 г. до н.э. В самом названии, по некоторым сведениям, отражена история его развития. По сообщению Гая эту форму процесса стали называть леги-сакционной потому, что она была основана на законе в противовес старым формам частной саморасправы. Legis acti-ones в переводе на русский язык законные действия. Частная же саморасправа формально не была основана на законе. Гай предлагает и другую версию происхождения названия: истец должен был начинать притязание словами закона, которым он его обосновывает. Представляется более убедительной первая версия: per legis actiones означает действовать законным образом, на законном основании, не прибегая к насилию.

Легисакционный процесс мог осуществляться в одной из пяти форм: посредством пари; наложением руки; взятием залога; требованием о назначении судьи; приглашением ответчика в суд. Полные описания всех форм этого процесса, выполненные Гаем, до нас не дошли. Однако мы располагаем сведениями, дающими возможность получить общую картину легисакционного процесса.

46


Прежде всего Легисакционный процесс отличался обременительным формализмом, весьма сложной процедурой, носил ярко выраженный классовый характер, был рассчитан на довольно ограниченный хозяйственный оборот.

Процесс рассмотрения спора начинался обращением истца со своим притязанием к претору. Специально установленная форма обращения предписывала истцу начинать его словами закона, на который он ссылался в подтверждение своих требований. Малейшее отступление от формы обращения приводила к утрате права на иск процесс прекращался. Исковые формы (формы обращения к претору) жрецы (понтифики), которые в то время исполняли фук-ции юристов, сохраняли в глубокой тайне и предоставляли простым людям за определенное вознаграждение. Если же форма обращения не была известна истцу, он не мог получить исковую защиту своему праву. Не всегда истцу удавалось точно соблюсти форму обращения к претору еще и потому, что запомнить ее было непросто. Только строгое соблюдение формы обращения давало истцу право продолжать процесс. \

Вместе с обращением к претору истец обязан был доставить к нему спорную вещь. Если это был спор о движимой вещи, то привести овцу, лошадь, раба. При споре о вещи, доставка которой к претору сопряжена с определенными трудностями, приносили (приводили) часть вещи (кусок от спорной колонны, овцу от спорного стада, лошадь от спорного табуна и т.д.). Иногда в споре о недвижимой вещи (например, о земельном наделе) стороны с соблюдением особых обрядов отправлялись на участок, брали кусок земли и приносили к претору как символ спорной вещи. При этом определялась и сумма залога, которая в случае выигрыша спора возвращается истцу, а в случае проигрыша поступает в казну.

Характерной чертой легисакционного процесса было и то, что обеспечение явки ответчика к претору и в суд не являлось обязанностью этих и иных государственных органов. Истец, желающий рассмотрения спора, обязан был обеспечить явку ответчика доступными ему средствами, вплоть до применения силы. Если истец занимал достаточно высокое положение в обществе, то ему не составляло труда доставить ответчика в суд, при превосходящем же положении ответчика трудно представить

47


применение силы к нему со стороны истца. Такой ответчик всегда мог отбиться от принуждения истца при помощи, скажем, рабов или использовать для этого другие свои возможности Если же ответчик к претору не являлся, то рассмотрение спора не начиналось И хотя римское право предусматривало немало отрицательных последствий для ответчика в случае его неявки к претору, все они носили формальный характер и легко нейтрализовались могуществом ответчика.

Наконец, к претору истец мог обратиться со своим при-тазянием (иском) только в специально установленные для этого дни. В сезон сельскохозяйственных работ, в период войны, празднеств, траура и других общественных событий к претору обращаться запрещалось, поскольку он был занят другими, более важными общественными делами. Таким образом, дней для предъявления иска претору оставалось в году не так уж и много.

Еще одна особенность этой формы легисакционного процесса (вещного спора): для ведения процесса требовалось внести определенный денежный залог своей правотысакрамент. Если требуемой суммы у истца или ответчика не оказывалось, поцесс не получал дальнейшего развития. Между тем сумма сакрамента могла быть весьма значительной.

Начиналось рассмотрение спора (судоговорение) у претора с того, что истец брав в руки специальную палочкувиндикту (символ древнего копья), накладывал ее на спорную вещь, провозглашая: «Я утверждаю, что этот раб (или иная спорная вещь) по квиритскому праву принадлежит мне. Как я сказал, так вот и наложил перед тобой виндикту». Этот ритуал истца стали называть виндикацией (vindicatio). Если ответчик молчал или соглашался с утверждением истца, иск считался признанным и процесс заканчивался. Если же ответчик не признавал иска, то совершал те же действиянакладывал свою виндикту на спорную вещь и произносил те же слова, т.е. совершал контрвиндикацию. Претор, выслушав заявления сторон, произносил: «Оба оставьте вещь». Все это происходило в присутствии не менее 5-7 приглашенных свидетелей. В самом ритуале отражались исторические оценки разрешения спора в форме саморасправыпретор как бы разнимал дерущихся за свое право копьями

48


(мечами или другим оружием) После команды претора стороны снимали со спорной вещи свои виндикты Затем ис тец спрашивал ответчика «На каком основании ты претендуешь на эту вещь
9» Ответчик заявлял «Наложив видикту, я поступил по праву» и приводит необходимые пояснения в обоснование притязания

Выслушав возражения ответчика, истец требовал: «Поскольку ты претендуешь на вещь вопреки праву, то я вызываю тебя установить залог в сумме 50» (или 500 в зависимости от суммы спора) Ответчик требовал того же от истца.

Выслушав стороны, претор должен был решить вопрос о том, у кого из них должна остаться спорная вещь до окончания рассмотрения дела Сторона, у которой вещь оставалась, обеспечивала ее сохранность и гарантировала передачу выигравшей в споре стороне путем представления поручителей Далее стороны в торжественной форме обращались к свидетелям, присутствовавшим на процессе у претора, и просили их засвидетельствовать все происшедшее Обращение к свидетелям литисконтестацио (litïs contestatio — засвидетельствование спора) имело важное правовое значение, поскольку погашало иск, т.е. после рассмотрения спора у претора истец уже не мог заявить вторично то же самое притязание против того же самого ответчика, если даже по каким-либо причинам дело не рассматривалось в суде и истец не получал присуждения.

Моментом литисконтестации дело производством у претора заканчивалось, далее в присутствии сторон претор назначал судью и дело переходило во вторую стадию in judi-cio в суд.

Таким образом, производство у претора не было разбором дела по существу. Тут не исследовались доказательства, не вызывались свидетели по делу, не заслушивались их показания. Претор никакого постановления по делу не принимал.

Во второй стадии дело рассматривал присяжный судья, а в некоторых случаях (например, при спорах о наследстве) судебная коллегия. Судьи избирались на народном собрании. Из их списка претор назначал конкретного для рассмотрения данного дела. Судья собирал доказательства по делу, проверял их достоверность, за-

49


слушивал показания свидетелей и т.п. При этом он не был связан никакими формальностями, процесс шел в простой, доступной и свободной форме. Разобравшись в существе спора, определив правого и виноватого, судья постановлял приговор, который тут же объявлял участникам процесса в устной форме. Приговор был окончательным, обжалованию или опротестованию не подлежал. Даже при его явной незаконности, несправедливости, неправосудности изменить или отменить его уже не мог никто.

Формулярный процесс. Во второй половине республики Римское государство превратилось в могущественнейшую державу, обладавшую к тому времени весьма обширной территорией. Довольно интенсивно развивается сельское хозяйство (виноградарство, оливководство, плодоводство, хлебопашество, новые отрасли животноводство и птицеводство); одновременно расцветает ремесленничество, строительство. Именно в этот период были построены римские водопроводы, мосты, термы, амфитеатры, виллы, многоэтажные жилые дома, портовые сооружения. Рост кораблестроения и мореплавания приводит к оживлению морской торговли, которая стала очень выгодной. Оживление товарного производства, торговли, меняльного дела способствует развитию ростовщичества.

Крупные сдвиги в экономике требовали соответствующего правового регулирования. Оживление производства, торговли, ростовщичества и т.п. привело к значительному увеличению имущественных споров, требовавших незамедлительного и эффективного рассмотрения. Легисак-ционный процесс со своим дремучим формализмом уже не мог удовлетворять потребности экономической практики, Требовались радикальные изменения. По сообщению Гая законом Эбуция между 149 и 126 гг. и двумя законами Юлия (время принятия неизвестно) в гражданское судопроизводство были внесены существенные изменения, которые основательно реформировали легисак-ционный процесс и в основном сводились к тому, что истец освобождался от неукоснительной обязанности формулировать свои притязания при обращении к претору в строго установленной форме. Обязанность юридически грамотно в соответствии с законом формулировать исковые

50


притязания перекладывается на претора. Истец теперь мог излагать претору исковые требования свободно, без соблюдения формальностей и ритуалов. Выслушав объяснения сторон, их доводы и возражения, претор сам формулировал юридическую сущность иска. Существо спора он излагал в специальной записке судье, получившей название формулы. Отсюда название нового порядка судопроизводства.

Формулярный процесс, как и легисакционный, делился на две стадии ин юре и ин юдициум. Он не только реформировал устаревшее римское судопроизводство, но и укрепился во второй половине республики настолько, что в силу своих несомненных преимуществ оказался способным обслуживать рабовладельческий суд весь следующий период принципат вплоть до установления абсолютной монархии. Именно формулярному процессу было суждено преобразовать старое цивильное право из узконационального во всемирно признанное, абстрагированное от своей основы гражданское право. Лишенный обременительной формалистики формулярный процесс оказался весьма гибким и эффективным в защите интересов рабовладельческого класса. Наиболее важные его достоинства восприимчивость к быстро меняющимся социально-экономическим условиям, способность перестраиваться. Именно формулярный процесс в удачном соединении с преторской деятельностью способствовал достижению римским гражданским правом непревзойденных высот совершенства.

Отличительной внешней особенностью формулярного процесса была замена ритуальных действий в первой стадии формулой, которая стала основным стержнем процесса целью производства в первой стадии и юридическим основанием для производства во второй. . В формуле содержалась формулировка юридической сущности возникшего имущественного спора. Она состояла из определенных основных и дополнительных частей и всегда начиналась назначением судьи, которому поручалось рассмотреть дело: «Octavius judex esto» «пусть Октавий будет судьей». Затем последовательно шли: а) интенция изложение притязания истца, сущности спора;

б) кондемнация поручение судье обвинить или оправдать ответчика в зависимости от подтверждения или

51


опровержения интенции. Формула всегда имела вид повеления: «Октавий да будет судьей. Если окажется, что раб Стих составляет квиритскую собственность Авла Агерия, то ты, судья, Нумерия Негидия в пользу Авла Агерия обвини, если не окажется
оправдай».

В более сложных случаях возникла необходимость изложить в формуле факты и обстоятельства, из которых истец выводил претензию, тогда в начале формулы перед интенцией вставлялась демонстрация или прескрипция, конкретизировавшие ее содержание.

Кроме обычных составных частей в формулу иногда вводились дополнения: ексцепция возражения ответчика против притязаний истца и другие. Их цель спецификация некоторых исков.

Таким образом, формула это не только формулирование юридической сущности имущественного спора, но и инструкция, указание судье, как решить данное дело при конкретных обстоятельствах, а также определенные обязательные рамки, в пределах которых судья должен был решить спор. Поэтому если претор допускал ошибку в формуле, то ее обязательно повторял судья.

Наиболее существенной в формулярном процессе была однако, не сама формула (хотя и весьма значительное явление само по себе). Революционные изменения в судопроизводстве заключались в другом. Претор перестает быть простым фиксатором ритуальных действий и назначения судьи влегисакционном процессе. Постепенно он начинает формировать основы гражданско-правовой политики в стране, его роль, значение и власть в судебной сфере фактически становятся безграничными.

Преобразование древнего цивильного права в новую систему правовых норм идет по двум направлениям.

1. Претор в силу своей власти получает право предоставлять или не предоставлять судебную защиту спорным имущественным отношениям. Исходя из принципа эквитас (справедливости), он может отклонить иск в случае, когда по цивильному праву таковой должен быть предоставлен, и, наоборот, предоставить защиту отношению, которое в соответствии с нормами цивильного права судебной защите не подлежит. Право на иск он выводит не из наличия правовой нормы, а из своего эквитас.

52


Система норм цивильного права заменяется системой исков
из факта предоставления иска выводится наличие материального права, а не наоборот. Решая вопрос о направлении или ненаправлении спора в суд, претор не был связан нормами цивильного права и руководствовался только одним справедливостью, разумеется, в классовом ее понимании. Если новое отношение, по мнению претора, под лежало судебной защите, иск предоставлялся, если нет не было и иска. Столь широкие полномочия давали претору фактическую возможность путем создания системы исков выводить новые правовые предписания. Ведь если был иск, то было и право. Это еще один источник правообразования в период поздней республики.

2. Претор весьма чутко и мастерски управляет судебной практикой. Он не только предоставляет или не предоставляет судебную защиту, но и строго следит, чтобы судебная практика развивалась в нужном направлении. В формуле, выдаваемой судье, претор указывает, при наличии каких обстоятельств следует удовлетворить иск, а при отсутствии каких в удовлетворении иска отказать. Судья, крепко связанный формулой претора, не мог от нее отступить. Например, претор писал в формуле судье: «Если ты, судья, установишь, что Клеопатра действительно является дочерью умершего Клавдия, то присуди ей наследство. Если окажется, что она не дочь умершего, наследства не присуждай». Хотя, как известно, в соответствии с нормами цивильного права дочь, вышедшая из-под власти своего отца, переставала быть его родственницей и права на наследство не имела.

Таким образом, судебная практика определялась не нормами цивильного права, а потребностями гражданского оборота, которые преломлялись в преторских эдиктах и иной его деятельности.

Судебное решение, как было отмечено выше, обжалованию не подлежало. Оно сразу вступало в законную силу и принималось за истину разрешенный судом спор не может быть предметом вторичного рассмотрения (Resjudicata pro revitate habetur) (Д.50.17.207).

Экстраординарный процесс. С установлением абсолютной монархии институт претуры как демократическое образование республиканского Рима отмирает. Импера-

53


торы не доверяли ни выборным преторам, ни выборным судьям. Государственное переустройство потребовало переустройства судебной системы. Еще в период принципата в некоторых случаях стали практиковать рассмотрение отдельных имущественных споров лично магистратом без передачи их присяжному судье. Между тем для римлян, в течение многих столетий привыкших к двухстадийному процессу, рассмотрение дел единолично магистратом было столь необычным, из ряда вон выходящим, что такой порядок разрешения споров они стали называть чрезвычайным (
extra ordinem) — экстраординарным. Некоторое время новый процесс существовал параллельно с обычным гражданским процессом. Однако новый порядок разрешения споров обладал несомненным достоинством был одностадийным, следовательно, более скорым. В условиях все возрастающего оборота это имело немаловажное значение. Постепенно экстраординарный процесс вытесняет формулярный и в период абсолютной монархии становится господствующим. Императоры ведут борьбу с правонарушениями непосредственно сами или при помощи своих чиновников.

Судебные функции выполняют административные органы:

в Риме и Константинополе начальники городской полиции, в провинциях правители провинций. Некоторые имущественные споры рассматривали лично императоры, а незначительные дела муниципальные магистраты.

Дела рассматривались в закрытых заседаниях только с участием сторон и особо почетных гостей. При неявке истца дело прекращалось, при неявке ответчика дело рассматривалось в его отсутствие.

Принципиальным нововведением экстраординарного процесса было установление официального вызова ответчика в суд и допущение обжалования судебного решения (начальнику полиции, правителю провинции и даже императору). Безусловно, это был шаг вперед в развитии судопроизводства.

В экстраординарном процессе сохранился и получил дальнейшее развитие принцип состязательности, но зато был ограничен принцип публичности. Впервые устанавливаются судебные пошлины за покрытие судебных расходов.

54


§ 3.
Понятие и виды исков

В классическом римском праве иск (actio) есть не что иное, как право добиваться через суд того, что тебе принадлежит (Nihil aliud est actio, quam jus quod sibi debeatur judicio persequendi). Иными словами, иск это обращение в суд за защитой своего нарушенного права.

В эпоху формулярного процесса претор имел право давать иск, исходя из принципа добра и справедливости, а не из наличия нормы цивильного права. Была разработана целая система исков. В преторских эдиктах постоянно публиковались формулы отдельных исков, разработанных применительно к правовым отношениям, получившим правовую защиту со стороны претора. Такие иски были созданы для защиты от правонарушений основных гражданско-правовых институтов и приведены в определенную систему. Рассмотрим наиболее типичные из них.

Вещные и личные иски (actio in rem et actio in personam). Если предметом спора является право на вещь, то это будет вещный иск (actio in rem), например, спор о праве собственности, сервитутном, залоговом или ином вещном праве. Нарушителем вещного права потенциально может быть всякое третье лицо, так как у каждого третьего лица может оказаться спорная вещь, право на которую оспаривает истец. Кто будет ответчиком по вещному иску, не известно, так как не известно, кто может оказаться нарушителем вещного права. Защита посредством вещного иска теперь называется абсолютной защитой.

Наиболее распространенные вещные иски (виндикаци-онный, негаторный, публицианский и др.) будут рассмотрены ниже.

Если же предметом спора является определенное действие, право требовать выполнения которого принадлежит истцу, то это личный иск (actio in personam). Он вытекает из личных правоотношений, возникших между двумя или несколькими определенными лицами чаще всего из договора или иного обязательства. Правоотношение здесь устанавливается между конкретными лицами. При этом заранее известно, кто из них может оказаться нарушителем. Следовательно, также заранее известно, кто будет ответчиком по данному иску. Защита при

55


помощи личного иска получила название относительной защиты.

Различались иски строгого права и иски доброй совести. Основное их отличие заключалось в том, что при рассмотрении исков строгого права судья связан буквой договора или закона и не может от нее отступить, даже если допущена явная ошибка. При рассмотрении исков доброй совести судья вникал в смысл договора, в подлинную волю сторон, т.е. выяснял прежде всего то, к чему стороны стремились при заключении договора, а не то, что было выражено в букве договора или закона. Иски строгого права являются отражением более древних времен, когда господствовал формализм. Иски доброй совести порождение поры смягчения формализма. Например, если при отчуждении особо важных вещей не соблюдался специальный обряд (так называемая манципация), то право собственности к приобретателю не переходило, что давало формальное право отчуждателю истребовать обратно проданную вещь. В соответствии с иском строгого права требования истца подлежали удовлетворению. В более позднее время по иску доброй совести притя-зания того же истца отклонялись, так как продажа все же имела место.

По объему и цели имущественные иски делились на три вида:

а) иски для восстановления нарушенного имущественного права. По этому иску истец получал удовлетворение своих требований путем возврата спорной вещи или долга, возмещения причиненного ущерба;

б) штрафные иски, имевшие своей целью подвергнуть ответчика определенному частному наказанию штрафу. Иногда из одного и того же факта правонарушения вытекало два искао восстановлении и штрафного. Например, вор обязан был вернуть собственнику украденную вещь и уплатить штраф;

в) иски, направленные на возмещение причиненных убытков и наказание ответчиков. Например, по закону Аквилия за повреждение вещи взыскивалась не ее стоимость, а высшая цена в течение последнего года или месяца.

Иски по аналогии. Известный иск применяется для подобного случая. Например, в соответствии с уже упоминавшимся законом Аквилия ответчик обязан был возместить причиненный им чужой вещи ущерб при условии, что ей


нанесен вред другой вещью
 corpore corpori. Например, чужое животное убито палкой, но если оно же уморено голодом, то ответственность не наступала. Однако поскольку конечный результат в обоих случаях был одинаковым, то претор распространил применение указанного иска и на случай уморения животного голодом.

Иски с фикцией. С развитием хозяйственного оборота возникали новые имущественные отношения, для которых цивильное право не предусматривало защиты. В таких случаях претор для предоставления судебной защиты новому отношению предлагал судье в формуле допустить существование фактов, которых на самом деле не было, т.е. допустить фикцию и подвести под нее это новое отношение. Например, когда в практику начала внедряться такая форма уступки права, как передача требования, претор писал в формуле судье: «Ты, судья Октавий, допусти, что Авл Аге-рий является наследником Нумерия Негидия и по наследству получил от него право требования». Благодаря фикции лицо, которому было передано право требования к другому лицу, получало исковую защиту.

Кондикции. Чем отличались кондикции от исков не известно. Предположительно, кондикции представляли собой абстрактные требования, основанные на нормах цивильного права. При этом конкретное правовое основание кон-дикции не приводилось.

§ 4. Особые средства преторской защиты

Кроме исковой защиты нарушенных прав претор ввел различные формы неисковой защиты от правонарушений. Они были основаны на положениях магистратов (Imperium) и являлись выражением административной власти. По своей природе это скорее административные формы защиты прав. Среди них различались интердикты, стипуляция, введение во владение и восстановление в первоначальном положении.

Интердикты (приказания претора, которыми он запрещал осуществлять какие-либо противоправные действия) вначале адресовались конкретным лицам, а затем провозглашались как общее правило. Они широко применялись как правовое средство против самоуправства претор от-


давал приказание противной стороне: не производи насилия (
vim fieri veto). Самоуправство в те времена проявлялось чаще всего по поводу владельческих отношений. В связи с этим и возникли владельческие интердикты, созданные для защиты фактического обладания вещами. Они делились на: интердикты, которыми предоставлялось владение; интердикты, защищающие наличное владение от посягательства третьих лиц; интердикты, возвращающие утраченное владение. Были и другие интердикты.

Стипуляция обещание уплатить определенную сумму или сделать что-либо, произносимое в торжественной обстановке в ответ на конкретно поставленный вопрос. Чаще всего такое публичное обещание было формой обеспечения исполнения уже существующего обязательства или предотвращения возможных негативных последствий. Например, дому соседа грозит обвал, который может причинить вред заявителю. Последний обращается к претору с просьбой истребовать от соседа обещание возместить вред, если таковой наступит.

Ввод во владение, производимый по приказанию претора либо для обеспечения сохранности определенного имущества, либо для выполнения определенных действий. Ввод мог осуществляться либо целым имуществом, либо определенной вещью, например, ввод во владение наследственным имуществом с целью обеспечения выполнения завещательных отказов.

Восстановление в первоначальном положении (restitutio in intergrum). В некоторых случаях наступившие правовые последствия совершенного юридического факта не выгодны или даже вредны одной из сторон сделки. Например, несовершеннолетний в силу неопытности заключил явно невыгодный для себя договор купли-продажи дома, что повлекло затем переплату в цене (дом был недостроен, имел другие открытые или скрытые недостатки). В таком случае возникает необходимость исправить явно несправедливое положение. Римляне в лице претора создали с этой целью restitutio in intergrum восстановление в первоначальном положении. Сторона, для которой наступили невыгодные последствия заключенного договора, обращается к претору с просьбой признать ничтожным (не имевшим места, недействительным) факт совершения юридического акта, по

58


родившего негативные последствия. Претор в силу своего империума признает недействительность юридического факта (заключения, например, договора) и восстанавливает стороны в положении, в котором они находились до заключения договора (возвращает покупателю уплаченную цену, а продавцу
проданную вещь). Это и есть восстановление в первоначальном положении.

Реституция применялась в строго определенных случаях: несовершеннолетие одной из сторон (minor aetas), обман (dolus), заблуждение (error), угроза (metus), отсутствие (absentia justa). Для применения реституции требовались два условия: наличие вреда у потерпевшего; срок применения (не более года после наступления юридического факта, давшего основание для применения реституции).

§ 5. Исковая давность

Истечение большого срока после правонарушения порождает определенные негативные последствия и в судопроизводстве. За давностью лет бывает трудно установить действительные обстоятельства дела утрачены документы, умерли или уехали свидетели, отдельные факты просто забыты и т.п. Совсем другое дело, когда истец обращается за защитой своего нарушенного права сразу или в течение непродолжительного срока после правонарушения. Кроме того, длительное необращение истца за защитой своего права порождает известную неопределенность в правовых отношениях, в гражданском обороте. Например, к покупателю обратилось третье лицо с утверждением, что приобретенная покупателем вещь принадлежит ему на праве собственности. Однако активных действий третье лицо не проявляет (иска не предъявляет). Покупатель же приобрел вещь для подарка, а теперь не знает, как быть. Неопределенность порождала неустойчивость гражданского оборота, чего нельзя было допускать. Поэтому с древнейших времен сроки в имущественных спорах становятся необходимым элементом судопроизводства.

Временные сроки в праве имеют различное значение и в других правоотношениях. В одних случаях время может порождать правовую защиту, а в других погашать. Истечение определенного времени превращает факт в право (приобретательная давность), однако оно же и погашает

59


право (исковая давность). Время дает право одному, одновременно лишая права другого.

Среди временно правовых категорий в судопроизводстве наибольшее значение приобретает исковая давность установленный законом срок для защиты нарушенного права в суде. Как правовая категория в римском праве она возникала довольно поздно, во всяком случае классическое римское право этого понятия не знало. В то время были законные сроки для некоторых исков, из которых постепенно и развивалась исковая давность. Законные сроки погашали само материальное право и, следовательно, право на его защиту в суде Они были непродолжительны.

Основное отличие законных сроков от исковой давности заключается в следующем:

1 Законные сроки менее продолжительны один год для споров о движимых и два года в спорах о недвижимых вещах. Исковая давность — 30 лет.

2. Истечение законного срока погашало не только право на защиту, но и само материальное право. Например, в споре о праве собственности с истечением законного срока собственник утрачивает право собственности на спорную вещь. При истечении исковой давности собственник утрачивает право на судебную защиту своего права собственности, но не само право собственности.

3. Законные сроки не прерывались и не приостанавливались. Исковая давность могла приостанавливаться и прерываться.

Первоначально цивильные иски никакой давностью не ограничивались пока существовало само право, существовало и право на иск, т.е. на судебную защиту. Однако уже преторы в силу изложенных выше причин ограничивают право на защиту сроком в один год (срок полномочий претора). Затем устанавливаются срочные ограничения и для некоторых цивильных исков. И только в 424 г. император Феодосии II вводит специальные сроки для погашения права на иск продолжительностью в 30 лет. Затем для некоторых исков (церквей, государственной казны и др.) устанавливаются сроки в 40 лет, для других более короткие, но в основном сроком исковой давности остается 30 лет.

Установление жестких сроков исковой давности потребовало точного определения начала их течения. Зависело

60


это от характера правоотношения. В срочных договорах началом течения срока исковой давности считался следующий день после истечения договорного срока. Например, договор займа денег был на
5 лет с 1 января 80 г. до 1 января 85 г. Исковая давность начинается со 2 января 1985 г., а если в договоре срок исполнения не указан, то через 7 дней после заявления требования кредитора. В спорах о вещном праве исковая давность начинается со времени, когда у субъекта Вещного права (собственника) возникает право на иск, т.е. когда ему становится известно, где находится его вещь.

Нормальное течение исковой давности может прерываться и приостанавливаться. Перерыв наступает по двум основаниям: подтверждение долга должником и предъявление иска в установленном порядке. Так, должник, которому кредитор напомнил о необходимости исполнить обязательство, своей просьбой об отсрочке исполнения не только не отрицает наличия долга, но и подтверждает его и лишь просит об отсрочке. Другой случай перерыва исковой давности —предъявление иска, который в силу достижения мирового соглашения о той же отсрочке не был рассмотрен в суде. В таких случаях исковая давность прерывается и начинает течение сначала. Время, истекшее до перерыва, в расчет не принимается.

Приостановление лишь на какое-то время останавливает течение исковой давности, и при устранении обстоятельства, приостановившего течение давности, она продолжает течение. К сроку, который истек до приостановления, приплюсовывается новый срок, набежавший после приостановления, однако в сумме он не должен превышать срока исковой давности. Приостановление течения исковой давности могло иметь место в случаях: военных действий, эпидемии, несовершеннолетия управомоченного на предъявление иска лица и при других обстоятельствах, препятствующих предъявлению иска.

Истечение срока исковой давности приводило к погашению права на иск, не прекращая права требования или права на вещь. Спорное право продолжало существовать, но уже было лишено защиты со стороны государства. Поэтому исполнение обязательства после истечения срока исковой давности (например, возврат долга) считается исполнением должного, поскольку само право существует, хотя

61


и лишено исковой защиты. Если речь идет, скажем, о спорном обязательстве, то оно сохраняет силу и после истечения исковой давности, однако лишается исковой защиты. Такие обязательства получили название
натуральных.

Контрольные вопросы для проверки усвоения материала:

1. Причины, побудившие возникновение государственного суда.

2. Особенности различных видов судебных процессов.

3. Какие Вы знаете основные виды исков?

4. Чем отличается защита судебная от преторской?

5. Что такое исковая давность? Основания перерыва и приостановления исковой давности.

62


Глава
4 ЛИЦА

Основное деление населения Римского государства на свободных и рабов. Субъект права. Правовое положение римских граждан. Правовое положение латинов. Правовое положение перегринов. Правовое положение рабов. Рабский пекулий. Правовое положение вольноотпущенников. Правовое положение колонов. Юридические лица

§ 1. Основное деление населения Римского государства на свободных и рабов

Древнеримское государство с момента возникновения (754-753 гг. до н.э.) и до гибели (476 г.н.э.) было рабовладельческим: рабовладельческий строй, рабовладельческий способ производства, в основе производственных отношений собственность на средства производства и раба, основные классы рабы и рабовладельцы. Вначале рабство было патриархальным положение рабов не очень резко отличалось от свободных. С развитием производительных сил классовая дифференциация все более углубляется, ужес-точается эксплуатация рабов. Раб считается вещью (servus res est). По мнению Варрона (I в. до н.э.), орудия труда бывают: а) неодушевленными; б) одушевленными, издающими нечленораздельные звуки в) одушевленными, владеющими человеческим языком (рабы). Таким образом, раб в Древнем Риме говорящее орудие труда (instrumentum vocale). Это положение соответственно отражено в римском праве:

«Высшее правовое деление субъектов состоит в том, что все люди либо свободные, либо рабы», утверждал Гай (Д. 1.5.3). Ульпиан уточняет: «С точки зрения цивильного права рабы считаются никем» (Д.50.17.32). Некоторые юристы относят возникновение рабства на счет права народов:

«Рабство есть установление права народов, в силу которого одно лицо подчинено власти другого» (ФлорентинД.1.5.4.1).

Таким образом, римское право считает рабство явлением нормальным («Справедливость греков и римлян находила справедливым рабство»13), более того, закрепление бесправ-

13 Энгельс Ф. К жилищному вопросу // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд-Т. 18.-С.273.

63


ного положения рабов, упрочение рабской зависимости, угнетения и эксплуатации
краеугольный камень всей его системы

С одной стороны; оно провозглашает и закрепляет полное бесправие рабов, проповедует безропотность беспрекословное подчинение, с другой безграничный и бесконтрольный произвол рабовладельцев. Господин мог раба продать, обменять, подарить как любую свою вещь, мог его наказать и даже убить за любую провинность и без таковой. Приводим характерный отрывок из 6-й сатиры Ювенала (диалог мужа и жены)

«Крестную казнь рабу' Разве он заслужил наказание9 В чем преступление9 Свидетели кто9 Кто доносил? Послушай если на смерть посылать человека нельзя торопиться

Что ты, глупец Разве раб человек9 Пусть он не преступник,— так я хочу, так велю, вместо довода будь моя воля.

Так она мужу велит»

В начале I в. н э принимается Сицилианский сенатус-консудьт по которому все рабы, находившиеся в доме в момент убийства господина, предавались смерти. Ульпиан очень широко толковал этот закон.

Тацит приводит пример, когда за убийство рабами префекта города Педания Секунда было казнено 400 рабов.

Устанавливая правила собственности на раба, рабовладельческий Рим и выражавшие интересы господствующего класса римские юристы стремились обеспечить правовыми средствами: а) свободу безграничной эксплуатации; б) подавление всякого духа протеста, легальный террор.

Основные источники рабства: а) войны, во время которых попадали в плен воины соседних народов (захват чужеземца даже без войны превращал его в раба, если только Рим не состоял с этим государством в договорных отношениях); б) рождение от матери-рабыни В соответствии с нормами цивильного права ребенок, рожденный вне брака, наследовал статус матери, который она имела в момент родов. Следовательно, если в момент рождения ребенка его мать была рабыней, то ребенок также признавался рабом независимо от того, кем была мать в момент зачатия ребенка и кто был его отец; в) продажа свободного человека в неволю за Тибр, т.е. за границу. Свободный гражданин не мог


стать рабом в своем отечестве
это было бы слишком опасно для господствующего класса. Однако в период империи допускалось обращение в рабство на территории Рима осужденных за тяжкие преступления к смертной казни или к бессрочной каторге. В период принципата обращалась в рабство свободная женщина, вступившая в связь с рабом и не прекратившая ее по требованию господина.

§ 2. Субъект права

Всякий, кто способен иметь право, быть носителем права, признавался субъектом права, лицом. Эта способность не прирожденное, биологическое или иное свойство человека, а социальное явление, результат социально-экономического развития общества. Человек может быть наделен указанной способностью, лишен ее или ограничен в ней государством. Так, свободный человек, проданный в рабство, лишается способности быть лицом. Раб, освобожденный из рабства, приобретает способность иметь право.

Субъектами права в Риме признавались только свободные люди. Рабы суть вещи. Однако и свободные обладали здесь далеко не одинаковыми правами. Объем прав лица зависел от многих факторов (они будут рассмотрены ниже). Во всяком случае способность быть субъектом права, т.е. правосубъектность (caput), в рабовладельческом Риме определялась тремя состояниями (статусами): свободы (status libertatis), гражданства (status civitatis) и семейного положения (status familia). По статусу свободы население Рима делилось на свободных и рабов; по статусу гражданства свободные образовывали пять групп: римских граждан, латинов, перефинов, вольноотпущенников и колонов; по семейному положению главы семейства и остальные члены семьи. Состояния могли изменяться (римский гражданин мог быть обращен в рабство или перегрин получить статус римского гражданина и т.д.) и тогда соответственно изменялась правосубъектность. Изменение статусов получило название capitis deminutio.

Состояние свободы (status libertatis) — это главное правовое состояние: есть свобода есть определенный минимум прав, нет свободы нет абсолютно никаких прав. Поэтому изменения в состоянии свободы как наиболее


существенные могли привести к одному из двух последствий:

приобретению свободы (раб отпущен на волю); утрате свободы (свободный человек продан в рабство).

Такие изменения получили название capitis deminutio maxima, т.е. наибольшие изменения, приводящие либо к приобретению статуса субъекта права (лица), либо к его полной утрате.

Состояние гражданства (status civitatis) относило свободного человека к одной из пяти вышеперечисленных групп. Изменение этого статуса приводило лишь к изменению гражданства латины, перегрины могли стать римскими гражданами и, наоборот, римский гражданин мог стать вольноотпущенником (через рабство). Такие изменения правового состояния назывались средними (capitis deminutio media) и влияли лишь на объем прав: перегрин, став римским гражданином, приобретал больший объем прав, римский гражданин, утративший этот статус (но не свободу), в определенной мере ограничивался в правах. Однако изменения в этом статусе не приводили к полной утрате правосубъектно-сти.

Семейное положение (status familia) делило свободное население на две группы: лиц своего права (persona sui juris) главы семейств (pater familias) и лиц чужого права (persona alieni juris). Все остальные члены семьи так называемые подвластные, поскольку они находились под властью главы семьи.

Способность человека быть носителем определенных прав теперь называется правоспособностью. Римские юристы не имели соответствующего современному понятию определения правоспособности, хотя использовали само понятие.

Правоспособность как способность человека быть носителем права возникает с момента его рождения. Однако, как считали римские юристы, в некоторых случаях правоспособность может возникнуть и до рождения ребенка. Юрист Павел писал: «Кто находится во чреве, охраняется, как если бы он находился среди людей, поскольку дело идет о выгодах самого плода» (Д. 1.5.7). Следовательно, если отец еще не родившегося ребенка умирает, то при разделе наследства учитывалась доля для неродившегося,


Моментом рождения римские юристы считали отделение ребенка от чрева матери и издание крика. У мертвого ребенка правоспособность не возникала. Естественно, правоспособность могла возникнуть только у свободнорожденных. С момента рождения ребенок становился носителем прав
мог быть собственником, субъектом других гражданских прав, например наследником, и т.д. Он мог совершать любые гражданско-правовые сделки, разумеется, не сам, от его имени они совершались его законными представителями.

Правоспособность прекращалась смертью человека. Римское право приравнивало к смерти продажу в рабство, пленение, осуждение к тяжким видам наказания (вечная каторга). Если человек каким-либо образом получал опять свободу, его правоспособность восстанавливалась, хотя не всегда в прежнем объеме.

Правоспособность это способность быть носителем прав. Резонно может возникнуть вопрос: носителем каких именно прав может быть человек? В принципе любых, но в данном случае речь идет о содержании гражданской правоспособности, о том, из каких конкретных гражданских прав она состояла.

Правоспособность римского гражданина состояла из двух основных элементов: права вступать в законный брак, при котором дети приобретают статус римского гражданина (jus conubii), и права торговать, которое включало в себя право быть собственником любого имущества, совершать любые гражданско-правовые сделки (продавать, покупать, дарить, сдавать в наем, обменивать и т.д.), быть наследником и на-следодателем, вести гражданско-правовые споры в суде и т.д. (jus commercii).

Полная правоспособность у свободного человека в соответствии с римским правом наступала при наличии следующих условий: свобода, римское гражданство и положение главы семьи (pater familias).

Однако наличие правоспособности только одна сторона правосубъектности. Для того чтобы в полной мере Пользоваться благами права, одной правоспособности было Члало. Ведь правоспособность только наличие прав, а воспользоваться ими самостоятельно лицо могло только при условии дееспособности/те. способности своими действи-


ями приобретать права и создавать для себя обязанности, а также отвечать за совершенные правонарушения. Иными словами,
дееспособность это способность совершать юридически значимые действия и отвечать за них. Как и в случае с правоспособностью, римское право не знало определения дееспособности, хотя широко использовало это понятие в своей практике. В отличие от правоспособности дееспособность наступала у человека не в момент рождения, а с достижением определенного возраста, когда он становился способным правильно оценивать свои действия, осознавать их значение и отвечать за совершенные правонарушения, т.е. свободно изъявлять свою волю. Кроме того, дееспособность зависела и от других факторов (болезнь, совершение неблаговидных поступков и т.д.).

По возрастному цензу дееспособность лиц делилась на три группы. Дети до 7 лет (infantes) были абсолютно недееспособны. С 7 до 12 лет девочки и с 7 до 14 лет мальчики (impubères) считались несовершеннолетними и были ограниченно дееспособны. Они могли совершать только мелкие сделки: делать мелкие покупки, принимать мелкие подарки, производить мелкие обмены вещей. Если же возникала необходимость совершать сделки, направленные на прекращение права или установление какой-либо обязанности, то требовалось разрешение опекуна, которое он давал в момент совершения сделки. Сделка, совершенная без согласия опекуна, обязывала несовершеннолетнего только в пределах обогащения, полученного при этой сделке.

Третью возрастную группу составляли лица (с 12 летдевочки, с 14 — мальчики и до 25 лет), которые признавались совершеннолетними и дееспособными. Они могли совершать любые гражданско-правовые сделки, но заключив явно невыгодную сделку, могли просить претора признать ее недействительной и вернуть стороны в первоначальное положение, в котором те находились до ее заключения, т.е. применить реституцию. В связи с развитием производительных сил и гражданского оборота вовлечение в деловую жизнь практически неопытных, порой еще наивных и неосмотрительных лиц подрывало устойчивость гражданско-правовых отношений. Поэтому со II в. н.э. этой категории лиц было предоставлено право испрашивать себе куратора (попечителя). Назначение совершеннолетнему лицу, не достигше

68


му
25 лет, куратора ограничивало его дееспособность.Такие лица могли совершать сделки только при согласии куратора. Однако за ними сохранялось право самостоятельно совершать завещание, а также вступать в брак. По достижении 25 лет отпадали всякие ограничения дееспособности, она становилась неограниченной, если не было других ограничивающих факторов.

Физическое состояние лица оказывало на дееспособность незначительное влияние. Например, глухонемой не мог заключить такой договор, как стипуляция, или возбуждать иск влегисакционном процессе. Значительно большим было воздействие на способность совершать юридические действия психического состояния. Слабоумные и душевнобольные во время болезни признавались абсолютно недееспособными и не могли совершать никаких сделок. Существенно ограничивались в дееспособности расточителилица, неспособные разумно распоряжаться своим имуществом, соблюдать меру. Расточителям назначался попечитель, который обязан был заботиться об их имущественном состоянии. При назначении попечителя расточитель мог самостоятельно совершать лишь сделки, направленные на приобретение имущества. Он же нес личную ответственность за совершенные правонарушения. Остальные сделки расточитель мог совершать только с согласия попечителя.

Весьма существенным ограничением дееспособности было по римскому праву умаление чести. Различалось несколько ее видов. Наиболее серьезный бесчестье (infamia). К такому виду осуждения приводило совершение неблаговидных, низменных поступков (например, занятие позорными профессиями сводничество, проституция, лжесвидетельство, вступление женщины в брак в течение траурного года после смерти мужа). Бесчестье наступало по присуж-дениям, вытекающим из исков по отношениям, требующим особой честности (из договора поручения, товарищества, хранения, отношений опеки и т.п.). В классический период офаничения за бесчестье были весьма существенными. Лица, признанные бесчестными, не могли вступать в законный римский брак, ограничивались в праве на получение наследства и т.д.

Во все времена, согласно римскому праву, женщина не могла уравняться в правовом статусе с мужчиной. В период

69


республики она находилась под постоянной опекой мужа, отца или иных родственников, существенно ограничивалась в право- и дееспособности. В период принципата было установлено, что взрослая женщина, не находящаяся под властью отца или мужа, может принимать самостоятельные решения по поводу своего имущества. Однако и в этот период она не могла принимать на себя ответственность за чужие долги. Юстиниан заметно ослабил ограничения в право- и дееспособности женщины. Тем не менее с его одобрения в Дигестах было записано: «По многим постановлениям нашего права женщины находятся в худшем положении, чем мужчины» (Папиниан).

Опека и попечительство. В случае невозможности лица самому осуществлять свое право в силу вышеизложенных причин ему назначают опекуна или попечителя. Римляне не проводили принципиального различия между этими двумя понятиями. Как правило, опекун назначался над несовершеннолетними и женщинами, попечитель над душевнобольными, расточителями и малолетними.

К опекунам и попечителям предъявлялись весьма строгие требования. Они должны были обладать достаточным имущественным состоянием, пользоваться уважением и признанием со стороны общества, внушать уверенность в своей честности, добропорядочности, бескорыстии и заботливости.

Главная обязанность опекунов и попечителей забота об имущественных интересах подопечных. Они осуществляли управление имуществом подопечных в их интересах, должны были заботиться о постоянном приращении этого имущества, о его сохранности и разумном использовании. Опекуны и попечители также заботились о личности подопечного, его воспитании, здоровье, развитии и т.п., охра няли его от дурных влияний и иных нежелательных воздей ствий. Злоупотребление опекуна или попечителя признавалось наиболее предосудительным поступком и приводило к бесчестью.

§ 3. Правовое положение римских граждан

Среди свободных наибольшей правоспособностью обладали, естественно, римские граждане. Первоначально, в период ранней республики, все свободное население дели-

70


Лось на римских граждан и неграждан. Последние правовой охране со стороны Римского государства не подлежали. Однако с развитием гражданского оборота и других социально-экономических изменений римляне вынуждены признавать определенный правовой статус залатинами и пе-регринами, а затем и за вольноотпущенниками. В императорский период появилась еще одна группа, получившая особый правовой статус,
 колоны.

Римское гражданство возникало прежде всего с рождением ребенка в законном браке римских граждан. Рожденный в таком браке ребенок приобретал статус своего отца в момент зачатия. Ребенок, рожденный вне брака, по общему правилу, разделял статус матери. Следовательно, если матерью внебрачного ребенка была римская гражданка, то рожденный ею ребенок приобретал статус римского гражданина. Если же мать не имела статуса римской гражданки, то ребенок также этого статуса не приобретал.

Кроме того, римское гражданство приобреталось пожалованием этого звания чужеземцу за особые заслуги перед Римским государством, освобождением римским гражданином своего раба и усыновлением чужеземца. Римское гражданство прекращалось смертью лица, утратой гражданства путем продажи в рабство, попаданием в плен, осуждением к наиболее тяжким видам уголовного наказания или изгнанию из Рима.

Римский гражданин обладал полной правоспособностью в политической, имущественной и семейной сферах. Он имел право нести службу в регулярных римских войсках, принимать участие и голосовать в народных собраниях, быть избранным на должности магистратов. Это сфера политических прав, которые, кстати, не зависели от семейного положения лица.

В сфере гражданско-правовых отношений правоспособность римского гражданина складывалась из двух основных групп прав: вступать в законный брак и торговать, о чем говорилось выше.

Содержание правоспособности римского гражданина находило отражение даже в его имени. Полное имя римского гражданина состояло из пяти частей: а) имени в собственном смысле; б) наименования семьи или рода; в) имени отца в родительном падеже; г) наименования трибы, в со-

71


ставе которой гражданин принимал участие в голосовании в народном собрании (принадлежность к трибе указывалась и в тот период империи, когда народные собрания уже не созывались); д) прозвища, почетного имени, присваиваемого гражданину за особые заслуги перед государством. Например, полное имя Цицерона выглядело так: Марк Туллий Марк Корнелий Цицерон (Марк
имя, Туллий род, Марк имя отца в родительном падеже, Корнелий триба, Цицерон почетное имя).

§ 4. Правовое положение латинов

Латинами признавались древнейшие жители Лациума и их потомство. Затем правовой статус латина стали предоставлять некоторым италийским общинам и за пределами Лациума. После того как в I в. до н.э. римское гражданство распространилось на всю Италию, статус латина остался лишь за населением внеиталийских общин или провинций, которым он предоставлялся особыми актами Римского государства.

Его также приобретал раб, которого отпускал на свободу господин-латин или римский гражданин, но при условии предоставления вольноотпущеннику этого статуса. Таким образом, статус латина получает определенное юридическое значение и соответствующее оформление. Приобретается он в результате:

а) рождения в семье латинов, при этом действуют те же правила, что и для римских граждан: статус брачного ребенка определяется по статусу отца, внебрачного по статусу матери;

б) присвоения статуса латина актом государственной

власти;

в) добровольного перехода римского гражданина в число латинов с целью получения земельного надела;

г) освобождения из рабства господином латином или римским гражданином, но при условии предоставления правового статуса латина.

Правовое положение латинов существенно отличалось от римских граждан В сфере публичного права ограничения заключались в том, что латаны не могли служить в римских легионах, избираться на должности римских магистратов. Однако во время пребывания в Риме они имели право принимать участие в работе народных собраний и голосовать в них.

72


В гражданско-правовой сфере латины по правовому статусу приближались к римским гражданам, однако далеко не все. Основная часть латинов
жители Лациума, также как и римские граждане, обладала правом вступать в брак и правом торговать. Остальные латины рабы, отпущенные на волю и получившие статус латина (они назывались «латины Юниана» по названию закона, предоставившего им этот статус), не обладали правом вступать в брак, завещать свое имущество, наследовать его по закону. После смерти такого латина его имущество переходило к господину, предоставившему ему свободу. Обязательства же умершего к господину не переходили, т.е. латины «жили как свободные, умирали как рабы».

При желании латины могли сравнительно легко приобрести римское гражданство. Оно предоставлялось в силу общих постановлений Римского государства, присваивавших его целым категориям латинов при определенных обстоятельствах. Переехав на постоянное место жительства в Рим, они также получали статус римского гражданина. Позже это привело к резкому уменьшению мужского населения в городах Лациума. Поэтому было установлено правило: переезжающий в Рим латин обязан оставить на месте прежнего места жительства мужское потомство.

Права римского гражданина получали также латины, избранные в своих общинах на должности магистров или сенаторов. Латины Юниана могли получить римское гражданство только за особые услуги Римскому государству (охрана безопасности дорог, хорошие поставки). Как уже отмечалось выше, в I в. до н.э. все население Италии имело правовой статус римского гражданина.

§ 5. Правовое положение перегринов

Перегрины соседние с Италией покоренные Римом народы Они не обращались в рабство и не получали правового статуса римского гражданина. В древнейшие времена это были враги (hostes), которые не пользовались правовой охраной со стороны Римского государства. Однако с течением времени, изменениями в социально-экономической жизни римского общества гостес постепенно образуют самостоятельную группу свободного населения и получают правовой статус перегринов.

73


Статус перефина приобретал также ребенок, рожденный в семье перегринов или перегринкой вне брака. За некоторые уголовные преступления римский гражданин мог быть лишен звания и выслан в места обитания перегринов, где получал их статус.

Перегрины политическими правами римских граждан не обладали, хотя были подданными Рима. В области гражданско-правовых отношений они руководствовались собственным национальным правом. Формальным основанием для этого был закон о провинции, устанавливающий для нее особый правовой режим. Таким образом, сложилась разноликая система правового регулирования имущественных отношений в различных провинциях, к тому же не было общей правовой основы для контакта с Римом в этой сфере. Указанные факторы затрудняли нормальное развитие гражданского оборота между самими Перегринами, перегри-нами и римскими гражданами. В их устранении неоценимую роль сыграл перегринский претор. Именно он в творческом союзе с городским претором кропотливо вылавливал ценнейший опыт правовой культуры других народов, обобщал его и преломлял в практической деятельности. Это был один из богатейших источников правовой мудрости, отраженный в правотворческой деятельности преторов.

Перегринам вотдельных случаях предоставлялось римское гражданство. Так, за особые заслуги перед Римским государством отдельным перегринам или даже группам жаловался этот статус. Чаще Римское государство предоставляло его группам перегринов специальным актом государственной власти по определенным политическим, экономическим, иным соображениям, например, с целью пополнения воинами римских легионов, в которых, как известно, могли нести службу Только римские граждане.

В начале III в. все отличия-в правовом положении различных категорий свободного населения утратили свое значение. В 212 г. н.э. император Каракалла распространил статус римского гражданина на всех подданных огромной империи, что объяснялось скорее фискальными соображениями, чем политическими. Как бы то ни было, но все население Римской империи стало ее гражданами. Остались только некоторые ограничения. Так, прибывающие на территорию Римского государства иностранцы,

74


не являвшиеся подданными Рима, оставались на положении перегринов (варвары, славяне, германцы и др.), как и подданные Рима, совершившие определенные преступления. Тем не менее, предоставление статуса римского гражданина всему населению Рима формально уравняло подданных и «возникло, по крайней мере для свободных, то равенство частных лиц, на почве которого развилось римское право, совершеннейшая, какую мы только знаем, форма права, имеющего своей основой частную собственность»
14.

§ 6. Правовое положение рабов

С точки зрения права раб считался вещью и, естественно, никакими правами не обладал ни по публичному, ни по гражданскому праву. Рабы не могли служить в римских легионах, не платили повинностей, поскольку не могли быть собственниками имущества. Они вообще не могли быть носителями каких-либо прав, не могли иметь семью. Связь раба с рабыней, как, впрочем, и с любой иной женщиной, не признавалась браком, не порождала никаких правовых последствий. Дети, рожденные рабыней, не подлежали отцовской власти. Сам раб как вещь мог стать объектом любого права (права собственности, залога, личных сервиту-тов и т.п.), предметом любой гражданско-правовой сделки (купли-продажи, мены, имущественного найма), гражданского спора. Если ему причинено увечье или иной вред, иск к обидчику предъявлял не раб, а его господин, как за причинение вреда любой иной вещи. Изгнание из дома или отказ господина от раба не означал его свободы, а лишь смену хозяина, поскольку раба мог, как и всякую иную выброшенную вещь, подобрать любой другой свободный.

В период принципата предпринимались определенные попытки, направленные на ограничение произвола рабовладельцев, которые, однако, не смягчали положение рабов, а только содействовали обеспечению устойчивости рабства.

И все же раб был не просто вещью, а объектом, который обладал умом, подчас незаурядным, волей, сноровкой, способностью к творчеству и т.д. Использовать раба как простую физическую силу, игнорируя его интеллектуальные

14. Энгельс Ф. Анти-Дюринг// Маркс К., Энгельс Ф. Соч —2-е изд.Т.20.-С.105.

75


и иные человеческие качества, было неразумно. Поэтому рабовладельцы постепенно все чаще эксплуатируют именно эти его качества. Они предоставляют ему определенное имущество для управления, вначале простого, а затем все более сложного. Этому способствовали два обстоятельства. С одной стороны, рабовладельцы, имея в провинциях крупные земельные наделы, имения и другие объекты частной собственности, не всегда могли и желали непосредственно заниматься хозяйственными делами. Все чаще ведение этих дел они поручают рабам. С другой стороны, рабы в таких поручениях были весьма заинтересованы: а) это облегчало их участь; б) при усердном ведении хозяйства они могли рассчитывать на определенную благосклонность господина;

в) рачительность и просто хозяйственная хватка давали возможность рабу накопить определенные средства для выкупа свободы.

Одним словом, такие формы эксплуатации рабов стали быстро распространяться. Предоставление рабу определенного имущества для управления получило назван ие/эдбс/со-го пекулия.

Эксплуатация умственных способностей раба более утонченная, изощренная, эффективная и доходная форма эксплуатации. Однако она породила определенные последствия. Для оперативного и более эффективного управления предоставленным рабу имуществом нужно было дать ему определенные правовые свойства. Римское право пошло и на это. Раб, наделенный пекулием, получил возможность заключать гражданско-правовые сделки, по которым возникали определенные права и обязанности нельзя же вести хозяйство, не имея возможности совершать необходимые для этого юридические действия. Например, выращенный урожай нужно своевременно и выгодно продать, затем купить для хозяйства материалы, инвентарь и т.д.

Вначале раб мог заключать лишь сделки, направленные на приобретение, которые его господина ни к чему не обязывали. Это не способствовало устойчивому развитию хозяйственного оборота. Кто мог решиться заключать с рабом договор, по которому не предусматривалась ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение? Поэтому римское право делает следующий шагпредоставление рабу пекулия теперь означает согласие его

76


господина принять на себя обязанности, вытекающие из договоров, заключенных рабом. Таким образом, раб, наделенный пекулием, получает возможность совершать юридические действия, обусловливаемые его содержанием, т.е. заключать любые договоры вытекающие из необходимости рационально вести вверенное ему хозяйство со всеми вытекающими последствиями.

Юридическая деятельность раба, обусловленная пекулием, строго регламентировалась. Конечно, все приобретаемое рабом при управлении пекулием автоматически поступало в собственность его господина. Однако и обязательства, вытекающие из пекулия, также возлагались на господина. Господин нес ответственность по договорам, заключенным рабом в пределах пекулия и определяемых содержанием пекулия. Если раб заключал договор, не вытекающий из пекулия, господин по такому договору не отвечал.

Предоставление рабу в связи с пекулием возможности совершать определенные юридические действия некоторые романисты рассматривают как наделение их право- и дееспособностью, что совершенно не соответствует действительности. Рабы не получили никакой даже самой куцей правосубъектности. Они действовали от имени господина,-не неся никакой правовой ответственности перед контрагентами по заключенным договорам, выполняя технические функции. Не признаем же мы правосубъектности, юридической личности за торговыми автоматами, столь распространенными в настоящее время. Вот и рабы были только техническими исполнителями.

Рабы могли получить свободу от своего господина, что обставлялось рядом ограничений. Так, 20-летний господин не мог даровать свободу рабу. Нельзя отпускать на свободу раба моложе 30 лет или клейменного. Признавалось ничтожным освобождение во вред кредитору когда господину угрожало взыскание на рабов, а он их отпускал на свободу. В период принципата установлены и количественные Ограничения отпуска рабов на свободу: господин, имевший 3 рабов, мог отпустить только двух; имевший до 10 — не более половины; из 30 допускалось освобождение не более одной трети; из 100 — не более одной четверти, из 500 — одной пятой и вообще не более 100 рабов. При Юстиниа-

77


не эти ограничения были смягчены, но уже не могли спасти рабовладельческий строй. Восстания рабов основательно расшатали казавшиеся непоколебимыми устои некогда могущественной классической рабовладельческой Римской империи. Ее конец неумолимо приближался.

§ 7. Правовое положение вольноотпущенников

Отпущенный на свободу раб именовался вольноотпущенником. Он приобретал правовой статус своего господина, отпустившего его на свободу. Так, раб, отпущенный на свободу римским гражданином, формально получал статус римского гражданина, который, однако, не совпадал со статусом свободнорожденного римского гражданина. Такой вольноотпущенник назывался либертином. Если же раб получал свободу из рук латина или перегрина, то его правовой статус определялся их положением.

Вольноотпущенник, получивший статус римского гражданина, либертин не мог вступить в брак со свободнорожденной римской гражданкой вплоть до начала принципата, а запрещение вступать в брак с лицом сенаторского звания сохранилось до Юстиниана.

Вольноотпущенник находился в существенной зависимости от своего господина: был обязан оказывать ему всяческие услуги, в случае нужды алиментировать не только бывшего патрона, но и его детей, родителей, не имел права вызывать его в суд, а следовательно, был абсолютно лишен судебной защиты от произвола. После смерти воль-ноотпущенника-перегрина его имущество переходило по наследству к патрону.

В сфере публичных правоотношений вольноотпущенник ограничивался в праве служить в римских легионах, а в I в. н.э. утратил право принимать участие в работе народных собраний и голосовать.

§ 8. Правовое положение колонов

Колонат начал зарождаться еще во времена республики, продолжал развиваться в период принципата и получил окончательное правовое закрепление в условиях абсолютной монархии. Первоначально колоны были мелкими арендаторами земли. К тому времени завершились успешные захватнические войны, соответственно прекратился приток

78


бесчисленных рабов. К тому же жесточайшая эксплуатация, изнурительный труд, нечеловеческие условия жизни и быта, массовые казни обусловили значительную смертность рабов и низкую их рождаемость. Вместе с тем возрастание земельных наделов, появление новых промыслов, расширение и без того огромной территории, увеличение челяди, обслуживающей господ, требовали рабочих рук.

Землевладельцы, у которых не хватало рабов для обработки земли, начали сдавать свои наделы мелкими участками в аренду свободным людям, нуждающимся в пропитании. Эти мелкие арендаторы стали называться колонами.

Аренда оказалась выгодной обеим сторонам. Колоны, стремясь обеспечить семью питанием и выплатить арендную плату, хорошо обрабатывали землю, добивались получения высоких урожаев. Их труд был значительно более производительным подневольного рабского. Землевладельцы получали большие доходы от сдачи земли в аренду. Колонат быстро развивается. Арендная плата устанавливается как в денежной, так и в натуральной формах.

Колонат не является чисто римским продуктом общественного развития. В Египте и Азии подобные отношения возникли уже давно и были заимствованы Римом. Однако в Риме источником колоната был также рабский пекулий, по которому хорошо работавшие на переданной им в пекулий земле рабы получали свободу, но навечно прикреплялись к той же земле.

При таких же условиях арендатор-колон юридически оставался независимым, мог в любое время расторгнуть договор и уйти в другое место. Но арендаторами, как правило, становились бедные слои населения, не располагавшие достаточными средствами для успешной обработки земли. Землевладельцы предоставляли им займы, но на таких условиях, чтобы колоны не смогли их погасить вовремя. Усугубляли положение частые неурожаи. Так возникали недоимки в платежах. Постепенно колоны попадают в экономическую зависимость от арендодателей. Колон не может оставить арендуемый участок, не рассчитавшись с долгами, но рассчитаться тоже не может. Постепенно фактическая экономическая зависимость превращается в юридическую. Ее усиливает новая налоговая реформа, по условиям которой налоги на землю начисляются с учетом

79


колонов. Уход колона с земли уменьшает доходы землевладельца, который теперь всячески стремится закрепить колонов, даже переманивает у других. Для воспрепятствова-ния перебегам в
322 г. был принят закон, запрещавший колону самовольно оставлять арендуемый участок. В 357 г. новый закон запретил землевладельцу отчуждать земельные наделы без приписанных к ним колонов. Так завершилось правовое оформление закрепления колонов. В результате появилась новая группа зависимых людей, не лишенных определенной правоспособности, но весьма ограниченных в ее осуществлении. Если колон самовольно оставлял землю, землевладелец посредством виндикационного иска мог истребовать его обратно, т.е. правовое положение колона мало чем отличалось от раба. Однако колоны не были рабами. Формально юридически они оставались свободными, но прикрепленными к земле. Колоны предшественники крепостных, а колонат зародыш феодализма.

Не только сам колон, но и его дети считались приписанными за данным участком. Колонат стал наследственным. Возрастает и личная зависимость колонов от землевладельцев, которые творили над ними суд и расправу бесконтрольно. Близилось зарождение новой экономической формации феодализма.

§ 9. Юридические лица

Как и во многих других случаях, римляне не разработали понятия юридического лица как особого субъекта гражданских прав. Однако еще в древнейшие времена было замечено, что в некоторых случаях носителями гражданских прав могут быть не только физические лица, но и некоторые объединения, корпорации и т.п^Так постепенно физическим лицам противопоставляются лица юридические как еще один тип субъектов прав. Уже в Законах XII таблиц упоминались различного рода коллегии религиозного характера, профессиональные объедй4 нения ремесленников, которые могли быть собственник ками определенного имущества. Количество такй^ корпораций росло. Однако для широкого развития этой правовой структуры в Риме еще не было надлежащих социально-экономических условий. Не было и термина

80


«юридическое лицо», хотя само понятие применялось и использовалось в обороте довольно часто. Тем не менее заслуга римлян в создании института юридического лица бесспорна. Именно римскому праву мы обязаны тем, что правовые системы Европы унаследовали его и прочно закрепили в своем обороте, хотя в хозяйственной жизни Рима юридические лица значительной роли не играли даже в пору расцвета торговли и хозяйства.

Римские юристы обращают внимание на то, что в отдельных случаях имущество принадлежит не отдельным гражданам физическим лицам, а объединениям. Так, юрист Марциан писал: «Принадлежат совокупности, а не отдельным лицам, например, находящиеся в общинах театры, стадионы и т.п.» (Д. 1.8.6.1). Другой юрист Альфен приводит следующее наблюдение: если в легионе с течением времени полностью обновился состав воинов, то легион все же остается тем самым. То же и корабль, на котором в результате ремонтов все части полностью заменены. Он остается все тем же. Далее Ульпиан провозглашает: «В отношении декурионов или других совокупнос-тей не имеет значения, все ли остаются, или остается часть, или весь состав переменился. Но если даже совокупность свелась к одному человеку, то большей частью признается, что можно предъявлять к нему требования в суде, так как право всех сосредоточилось в одном и остается имя совокупности. Если имеется долг в пользу совокупности, то это не является долгом отдельным лицам» (Д.3.4.1—2).

Однако все эти высказывания еще не завершали оформление фигуры юридического лица, а лишь признавали за такими объединениями определенные права и обязанности, Более четким проявлением идеи юридического лица было признание за муниципиями (городскими общинами) права на самоуправление и хозяйственную самостоятельность. Это нашло правовое выражение в том, что муниципии в своих имущественных отношениях получили возможность руководствоваться нормами гражданского права. Этим они были приравнены к статусу физических лиц. Затем такая же правоспособность признается за другими частными корпорациями. И все же развитие юридических лиц сдерживалось.

81


Результатом длительного и довольно трудного развития идеи юридического лица стало признание классическим правом следующих признаков этого субъекта прав:

а) в сфере гражданско-правовых отношений корпорации приравниваются к физическим лицам. Гай уже признал, что общины рассматриваются как частные лица (Д.50.16.16);

б) выход из состава объединения отдельных лиц ни в коей мере не влияет на его юридическое положение;

в) имущество корпорации не является ни общей собственностью всех членов корпорации, ни ее отдельных членов. Это обособленная от ее членов собственность самой корпорации как особого субъекта прав;

г) корпорация от своего собственного имени имеет право вступать в любые гражданско-правовые отношения как с физическими, так и юридическими лицами. Эти отношения осуществляются посредством физических лиц, уполномоченных на это в установленном порядке.

На этом создание правовой фигуры юридического лица не завершилось. Оставался ряд нерешенных проблем, которые римлянам так и не удалось разрешить в силу политических и экономических причин. В эпоху императоров создание корпораций было сильно ограничено. Монархи вообще боялись демократических институтов, тем более целых объединений, деятельность которых могла таить опасность для них.

Наиболее распространенными видами юридических лиц в Риме были казна, муниципии, различные союзы лиц одной профессии булочников, мясников, ремесленников, гробовщиков и т.д. Признавались юридическими лицами различного рода религиозные объединения. Однако Ю. Цезарь, воспользовавшись благовидным предлогом, распустил все корпорации, кроме древнейших. Август затем запретил без разрешения императора создание какой бы то ни было корпорации, кроме религиозных и некоторых привилегированных (например, похоронных товариществ).

Прекращалось юридическое лицо с достижением цели, для которой оно было создано, а также выбытием его членов. Минимальное количество, необходимое для существования юридического лица, — 3 человека. Кроме того, юридическое лицо распускалось, если его деятельность приобретала незаконный характер.

В некоторых случаях юридические лица могли принимать


»а себя обязанности патроната, но, с другой стороны, в боль-йшнстве случаев они не могли быть наследниками.

Контрольные вопросы для проверки усвоения материала:

1. На какие основные группы делилось римское население?

2. Что такое субъект права? Что такое лицо? Основные признаки субъекта права.

3. Что такое правоспособность?

4. Что такое дееспособность?

5. Каков правовой статус римского гражданина?

6. Чем отличается правовое положение латина, перегрина от правового положения римского гражданина?

7. Что такое рабский пекулий?

8. Кто такие вольноотпущенники и каков их правовой статус?

9. Кто такие колоны и каков их правовой статус?

10. Что такое юридическое лицо?


Глава
5 СЕМЕЙНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ

Семья. Агнатское и когнатское родство. Брак и его виды. Правовые отношения супругов. Правовые отношения родителей и детей. Отцовская власть. Отношения между матерью и детьми

§ 1. Семья. Агнатское и когнатское родство

С древнейших времен римская семья была моногамной и патриархальной. Как устойчивое объединение она возникает с разложением родового строя. Первая историческая форма моногамии уже основана на власти отца семейства. «Ниспровержение материнского права было всемирно-историческим поражением женского пола. Муж захватил бразды правления и в доме, а жена была лишена своего почетного положения, закабалена, превращена в рабу его желаний, простое орудие деторождения»'5, писал Ф.Энгельс в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства».

Семья это основанное на браке или кровном родстве небольшое объединение лиц, связанных общностью быта, взаимной помощью и моральной ответственностью. Древнеримская семья носила на себе отпечаток родового строя. Она строилась по принципу подчинения власти главы семейства pater familias (патерфамилиас). В состав семьи кроме главы семейства входили его жена, дети и их потомство, другие родственники, кабальные, а также рабы. Термином familia обозначалась совокупность всего имущества, детей, рабов и другой рабочей силы. Предполагается, что сначала этот термин охватывал только рабов, принадлежащих данной семье, а позже и все остальное имущество, рабочую силу (жену, детей, кабальных, других лиц). Это объединение основывалось не на кровной связи (ее в ту пору еще не знали), а на власти домовладыки, которая в древнейшие времена мало чем отличалась от власти над рабами. Под власть домовладыки подпадали не только жена, дети и их потомство, но и жены сыновей, мужья дочерей, если они переходили жить в се-» мью жены (примаки), а также все другие лица.

i? Маркс К., Энгельс Ф Соч.—2-е изд.— Т.21.—С.61.


Таким образом, по семейному положению римские граждане делились, как уже отмечалось, на лиц своего права (
persona sui juris) и лиц чужого права (persona alieni juris). К первым относились домовладыки, ко вторым остальные члены семьи, так называемые подвластные. Для полной гражданской правоспособности требовалось, чтобы лицо занимало в семье независимое, самостоятельное положение, т.е. ею обладали только домовладыки. Их сыновья независимо от возраста, семейного и общественного положения при жизни отца или деда всегда были подвластными с весьма ограниченной гражданской правоспособностью. Они не могли первоначально быть собственниками имущества. Приобретенное ими имущество автоматически становилось собственностью домовладыки. Подвластные могли заключать гражданско-правовые сделки только от имени и в пользу домовладыки, власть которого над семьей практически не ограничивалась. Он был единственным носителем и имущественных прав в семье.

Семья, основанная на подчинении власти домовладыки, называлась агнатскои. Все подвластные, подчиненные власти одного домовладыки, считались родственниками, т.е. агнатами. Кровная связь в то время не имела правового значения. Поэтому девушка, вышедшая замуж и перешедшая жить в семью мужа, занимала в ней положение дочери его родителей, т.е. становилась сестрой братьев и сестер мужа, утрачивая при этом родственные связи с кровными родителями со всеми вытекающими из этого последствиями (например, она уже не могла стать наследницей после их смерти). Агнатское родство сохранялось и после смерти домовладыки.

Агнаты могли быть связаны между собой и кровной связью, как например, отец и дети, но юридическое значение имело лишь подчинение власти домовладыки. При этом аг-натское родство определялось только по мужской линии, поскольку речь идет о подчинении власти отца семейства. Потомство детей также становилось агнатами своего домо-йладыки. Родство агнатов различалось по линиям и степеням. Агнаты одного общего предка были родственниками по боковой линии, а последовательно один от другого родственниками по прямой линии. Степень агнатского родства определялась числом рождений образующих родство (сын


агнат отца первой степени, внук
агнат деда второй степени). Степень родства по боковой линии исчислялась количеством рождений от одного родственника до общего предка плюс число рождений от общего предка до второго родственника. Например, родные братья и сестры агнаты второй степени по боковой линии, поскольку их разделяет по одному рождению от общего предка; дядя и племянникагнаты третьей степени по боковой линии, так как дядя с отцом племянника агнаты второй степени плюс племянник третье рождение.

После смерти домовладыки его взрослые сыновья становились носителями власти в семье, а жены и дети подпадали под их владычество. Однако при этом свободный от отцовской власти римский гражданин, даже не имеющий семьи, считался домовладыкой. «Домовладыкой (отцом семейства) называется тот, которому принадлежит власть в семье, и правильно он так называется, хотя бы у него и не было сына», писал Ульпиан (Д.50.16.195). Домовладыканоситель семейной власти не только наличной, но и потенциальной.

Глубокая зависимость подвластных от домовладыки заметно стесняет гражданский оборот. Никто не желал заключать сделку с подвластным, по которой все полученное поступало в собственность домовладыки, а тот по сделке ни к чему не обязывался. Даже по рабскому пекулию господин принимал на себя обязанности по сделке, заключенной рабом. Подвластные же сами несли ответственность по сделкам, не обладая никаким имуществом. Их двойственное положение, мягко говоря, не способствовало развитию хозяйственного оборота.

Между тем развитие производительных сил активизирует гражданский оборот, рост частной собственности, что, в свою очередь, приводит к зарождению новой когнатской (кровной) семьи. Производство материальных благ в большем количестве, чем могут потребить их производители, порождает стремление родителей закрепить накопленное на' протяжении жизни имущество за кровными потомками, прежде всего детьми. Агнатское родство противоречило естественному желанию родителей оставить наследство своим кровным детям, которые стали агнатами другого домовладыки. Постепенно римляне отдают предпочтение кровному

86


ЛИНИИ И СТЕПЕНИ АГНАТСКОГО РОДСТВА

ОБЩИЙ ПРЕДОК

ос -г отец , s t \^

а: // U °'

^ // \л °

s -t "/РОДНЫЕ '" о ^--СЫН -АГНАТ ОТЦА ^ СЫН/Б^ТЬЯ\сын ^ 1 СТЕПЕНИ g / «СТЕПЕНЬ \ ТЙ т,

" i \ï ^

: ! \\ -

<f 0 ? / ДВОЮРОДНЫЕ \ î -s.

"•--ВНУК -АГНАТ ОТЦА «• ВНУК/ БРАТ^ \,нук

Z "СТЕПЕНИ О «t /^^ь\ -, -,

1 \\ '

u. S / \%

1 ТРОЮРОДНЫЕ \ С: _1_ ПРАВНУК -АГНАТ ОТЦА ПРАВНУК/.,———————БРАТЬЯ_______»Л ПРАВНУК

III СТЕПЕНИ / \ VI СТЕПЕНЬ \

родству, послужившему основой новой, когнатской семьи, связывающей группу людей кровными узами.

Некоторое время эти два вида семьи существовали параллельно, однако когнатская семья в новых условиях вытеснила агнатскую.

Когнатская семья и когнатское родство пережили древ-неримское государство. Кровное родство и сейчас лежит в основе семейно-правовых отношений. Оно также определяется по линиям и степеням. Различают две линии прямую и боковую. Прямая делится на восходящую и нисходящую. Если родственники происходят последовательно один от другого (отец, сын, внук, правнук и т.д.), то это родственники по прямой линии. Родственники, от которых произошло конкретное лицо, называются родственниками по прямой восходящей линии (отец, дед, прадед, мать, бабушка, прабабушка и т.д.). Родственники, которые произошли от данного конкретного лица, составляют прямую нисходящую линию (дети, внуки, правнуки). Родственники, которые произошли от ; одного общего предка, являются родственниками по боковой линии.


Степень родства по крови определяется в соответствии с теми же правилами. Родство одного лица мы всегда устанавливаем по отношению какого-либо другого конкретного лица. Например, Клавдий
двоюродный брат Антония. Поскольку оба они произошли от одного общего предкадеда, то являются родственниками по боковой линии. Степень же родства определяется количеством рождений, образующих это родство, отсчетом от общего предка (но без учета его). Между дедом и его внуком Клавдием имеется два рождения. Точно также деда и его второго внука Антония разделяют два рождения. Итого: четыре рождения образуют родство между двоюродными братьями Клавдием и Антонием. Они родственники четвертой степени.

Родственники жены, с одной стороны, и родственники мужа, с другой, являются между собой свояками. Братья и сестры, которые имеют общего отца и общую мать, называются полнородными братьями и сестрами. Братья и сестры, которые имеют общую мать и разных отцов, называются единоутробными. Если же у них общий отец, но разные матери, то они единокровные. Те и другие называются неполнородными братьями и сестрами. Если же у них разные отцы и разные матери, то они не состоят в кровном родстве и называются сводными.

Определение линии и степени родства имеет важное значение для установления прав на наследство, поскольку в наследственном праве действует принцип: более близкая степень родства отстраняет от наследства последующую степень.

Характерные особенности римской семьи нашли отражение в римском семейном праве, которое отличается завершенностью, последовательностью Многие его положения сохранили жизнеспособность и по сей день.

§ 2. Брак и его виды

Семья начиналась с брака Правовым вопросам брачных отношений римские юристы уделяли большое внимание, изучив, проанализировав и дав соответствующие правовые оценки их разновидностям.

Древнеримское общество пытается идеализировать семью. Римские юристы весьма идеалистически определяют брак. Так, Модестин писал- «Брак есть союз мужа и жены, общ

88


ность всей жизни, единение божественного и человеческого права» (Д.
23.2.1). Между тем во все времена рабовладельческого государства жена, женщина никогда не занимала равного с мужем, мужчиной положения. Она всегда находилась в зависимости от отца, мужа, брата, опекуна и т.д. При этом речь идет не о традиционно нравственной или фактической зависимости, а о правовом неравенстве. Римляне этого и не скрывали.

Римскому праву известны были два вида брака: законный римский брак matrimonium justum и брак, заключавшийся между перегринами и другими свободными, которые не имели права вступать в римский законный брак. Римский законный брак, в свою очередь, исторически делился на два вида: брак cum manu и брак sine manu.

Кроме того, различалась еще одна разновидность незаконного брака конкубинат.

Законный римский брак matrimonium justum, который заключался в строгом соответствии с нормами цивильного права, допускался только между римскими гражданами, имевшими jus conubii. Браки между римским гражданином (гражданкой), с одной стороны, и перегрином (латином, вольноотпущенником, колоном), с другой, категорически запрещались. Некоторые сословные ограничения ко вступлению в брак сохранились даже после того, как все свободные Римской империи были объявлены гражданами. Так, лица сенаторского звания не могли вступать в брак с вольноотпущенницами, провинциальный магистрат не мог брать в жены гражданку данной провинции, имелись и некоторые другие ограничения.

Перегрины вступали в брак между собой в соответствии с нормами права народов, т.е. своего национального права. Латины, вольноотпущенники и колоны заключали браки .1 между собой в соответствии со своим правовым статусом. J Однако такие браки правовых последствий римского законного брака не порождали. Ребенок, рожденный в подобном браке, не приобретал статуса римского гражданина.

Фактические брачные отношения людей, которые не могли вступить в законный римский брак (разное граждан-: ство или сословие), получили название конкубинат. Имелось в виду устойчивое сожительство мужчины и женщины с на-. мерением создать семью, а не кратковременная случайная

89


связь, которая строго преследовалась со времен Августа (ряд суровых законов, направленных на упрочение нравственных устоев семьи, преследование прелюбодейства, особенно со стороны женщины).

Конкубинат практически не порождал никаких правовых последствий. Дети, рожденные в конкубинате, не приобретали имени и статуса отца, не имели права на его алименти-рование, не могли стать наследниками после его смерти, не получали статуса брачных детей, на них не распространялась отцовская власть. Женщина в таких отношениях не принимает имени мужчины, не разделяет его общественного положения и социального состояния и т.д.

Законный римский брак в республиканский период назывался браком с мужней властью cum manu. При этом браке жена попадала в полную личную и имущественную зависимость мужа или его домовладыки, если муж сам находился под отцовской властью. Она занимала положение дочери родителей своего мужа, окончательно лишаясь агнат-ских родственных связей со своими родителями, братьями, сестрами и другими близкими родственниками. Власть мужа при этом браке практически не ограничивалась. Однако уже Законы XII таблиц допускают возможность заключения брака, при котором жена не попадает под полную власть мужа. Жена могла воспрепятствовать установлению власти мужа, уходя из его дома на три ночи в конце каждого брачного года и тем самым прерывая течение давности. Таким образом она сохраняла независимость.

Со временем, однако, власть мужа ослабевает. Связано это с развитием индустриализации частной собственности. Жена приобретает определенные имущественные права на семейное имущество, а вместе с ними и некоторую личную независимость от мужа. Так постепенно на смену браку cum manu приходит новый брак без мужней власти (sine manu). Уже в классический период он окончательно вытесняет брак с мужней властью.

Утверждение брака без мужней власти знаменует крупнейший поворот в истории римского семейного права. Жена выходит из неограниченной власти домовладыки, а также своего мужа и формально становится независимой личностью. Этот брак существенно отличался от брака с мужней властью. Они по-разному заключались и по-разному прекра

90


щались. Однако утверждение брака порождает ряд отрицательных последствий. Независимость жены, свобода развода, накопление огромных богатств отрицательно сказались на семейно-нравственных устоях римского общества. Август был вынужден принять ряд законодательных мер с целью упрочения брачных отношений и пресечения злоупотреблений свободой развода. Он пытается стимулировать вступление в брак и деторождение. Устанавливается уголовная ответственность за нарушение супружеской верности, вводится ряд ограничений имущественного.порядка. Так, мужчины в возрасте от
25 до 60 и женщины от 20 до 50 лет, не состоявшие в браке и не имевшие детей, не могли быть наследниками по завещаниям, а состоявшие в браке, но не имевшие детей, могли получить только половину завешанного имущества. При этом бездетность понималась по-разному для мужчин и женщин. Мужчина не считался бездетным при наличии одного ребенка, женщина —только при трех, а вольноотпущенница только при четырех. Эти меры не принесли ожидаемого успеха, но и сама сущность брака без мужней власти не была поколеблена.

Заключение брака.Заключение брака с мужней властью сводилось к установлению manus (руки) над женой. При этом браке власть могла быть*установлена одним из трех способов:

а) совершения определенных религиозных обрядов; б) манци-пации; в) приобретательной давности. С возникновением и утверждением брака без мужней власти эти формы постепенно утратили свое назначение. Вместо них все чаще применяется простое соглашение брачующихся с последующим торжественным вводом жены в дом мужа. Естественно, соглашение брачующихся о вступлении в брак происходило в присутствии близких родственников и в торжественной обстановке.

Условия вступления в брак:

а) свободное волеизъявление жениха и невесты. В раннереспуб-ликанский период такое согласие могли дать домовладыки жениха и невесты. Однако, если по какой-либо причине они такого согласия не давали, то брачующиеся могли добиться разрешения на вступление в брак через магистрат;

б) достижение брачного возраста 14 лет для мужчин, 12 лет для женщин;

в) наличие права вступать в брак (jus conubii). Это необходимый элемент гражданской правоспособности, без ко-

91


торого в брак вступить было невозможно. Этим правом были наделены только римские граждане. Поэтому до
212 г. в законный римский брак могли вступать только обладатели юс конубии. После 212 г. это ограничение отпало;

г) несостояние в другом нерасторгнутом браке. Строгий моногамный характер римской семьи не допускал многоженства. Никаких препятствий для вступления во второй брак после прекращения первого римское право не содержало. Однако требовалось вдове соблюсти траурный год, т.е. промежуток после смерти мужа в 10 месяцев. Целью этого ограничения было, с одной стороны, проявление определенного уважения (пиетета) к памяти покойного, а с другой устранение могущего возникнуть сомнения в определении отцовства, родившегося в этот период ребенка. Однако этот обычай почти не имел правового значения. Если вдова в этот период все же выходила замуж, то ее брак не признавался ничтожным, однако она сама подвергалась бесчестью;

д) отсутствие близкого родства. Родство по прямой линии во всех случаях было препятствием для вступления в брак. По боковой линии в древнейшее время браки между родственниками до шестой степени включительно не допускались. В республиканский и императорский периоды эти ограничения были смягчены. Кроме того, не допускались браки между опекуном и подопечной, между замужней женщиной, допустившей прелюбодеяние, и ее сообщником.

Провинциальный магистрат не мог вступать в брак с гражданкой данной провинции. Данный запрет преследовал двоякую цель: исключить возможное давление на волю невесты и воспрепятствовать возникновению семейного влияния через магистрата. Не допускалось вступление в брак лиц, состоящих в близком свойстве, которым признавалось отношение между одним из супругов и родственниками другого супруга. Например, младший брат не мог брать в жены вдову умершего старшего брата.

Прекращение брака. Брак мог быть прекращен смертью одного из супругов или разводом. К смерти приравнивалась утрата свободы одним из супругов (продажа в рабство, попадание в плен или осуждение к вечной каторге).

92


Одним из основных начал римского семейного права было соблюдение принципа абсолютной свободы развода почти во все времена Римского государства. Однако полная свобода развода обернулась определенными отрицательными последствиями. Поэтому в императорский период и особенно с утверждением христианской религии были установлены весьма существенные ограничения к разводу: нарушение супружеской верности, покушение на жизнь супруга, неспособность к деторождению, брачной жизни, уход в монастырь одного из супругов. Развод без уважительной причины сопровождался наложением штрафа.

§ 3. Правовые отношения супругов

Отношения супругов носили личный и имущественный характер. Они существенно различались при браке с мужней властью и при браке без таковой.

Личные и имущественные отношения супругов при браке cum manu (с мужней властью). Как уже отмечалось, личные отношения супругов при браке с мужней властью отличались патриархальной суровостью. Жена не имела юридической самостоятельности. Более того, власть мужа над ней практически была неограниченной. Муж мог налагать на нее любые наказания, истребовать (как вещь) обратно, если она самовольно оставляла его дом, продать в рабство или кабалу. Так же, как рабы и дети, жена была полностью лишена правоспособности. Широта правового произвола мужа в какой-то мере ограничивалась общественным мнением. Так, меру наказания за провинность жены определял совет, состоящий, как полагают, из родственников жены. Впрочем, муж не был связан его решением и мог поступать по своему усмотрению.

В таком же духе складывались и имущественные отношения супругов. Все имущество, которое жена имела до брака или приобретала каким-либо образом во время брака (например, получала по наследству), автоматически становилось собственностью мужа. Практически жена не могла быть собственником имущества и, следовательно, не могла заключать гражданско-правовых сделок. Полное бесправие жены в какой-то мере смягчалось лишь одним она могла быть наследницей после смерти мужа наравне с детьми и, кроме того, разделяла общественное положение мужа: почет, оказываемый ему, распространялся и на нее.

93


Личные и имущественные отношения супругов при браке
sine manu (без мужней власти). Этот брак совершенно по-новому строил личные и имущественные отношения супругов между собой. Мужней власти над женой как таковой уже не было. Жена сохраняла правовой статус, который имела до вступления в брак. Если она состояла под властью домовладыки (своего отца), т.е. была лицом чужого права (persona alieni juris), то это же состояние сохранялось и после вступления в брак, а если не была под властью своего домовладыки, то оставалась свободной. Власть мужа на нее также не распространялась она была независимой от него. Муж уже не имел права на ее жизнь и свободу, не мог продать ее в кабалу и чинить другой произвол. Если жена почему-либо уходила от мужа, он не мог истребовать ее, как раньше, обратно. Не имел он никакой дисциплинарной власти над женой. В сфере некоторых внутрисемейных отношений главенство мужа сохранялось (например, вопросы выбора места жительства семьи, способов и методов воспитания детей и т.п.).

Таким же образом регулировались и имущественные отношения супругов. В их основе лежал принцип раздельности имущества мужа и жены. Все, что было в собственности жены до вступления в брак или приобретено ею во время состояния в браке, оставалось ее собственностью, если она была юридически самостоятельной. Жена могла безраздельно владеть, пользоваться и распоряжаться этим имуществом, не испрашивая разрешения мужа и не отчитываясь перед ним.

Характерной особенностью имущественных отношений супругов при браке без мужней власти было категорическое запрещение дарения между ними, чтобы не допустить материальной зависимости жены от мужа, обеспечить ей полную имущественную свободу, с одной стороны, а с другойсохранить чистоту и искренность брачного соглашения, которое должно быть основанным на сердечной любви, а не на материальной заинтересованности. Ульпиан писал: «Наши предки запретили дарение между мужем и женой; они оценивали достойную уважения любовь лишь на основании душевного настроения и заботились о репутации супругов, дабы (супружеское) согласие не имело вид приобретенного посредством цены и дабы лучший не впал в бедность, а худший не обогатился» (Д.24.1.3).

94


Помимо дарения супруги могли вступать во все дозволенные гражданско-правовые сделки между собой
покупать, занимать и т.д. Жена могла поручить мужу управление своим имуществом. Поскольку между супругами могли возникать любые имущественно-правовые отношения, то ясно, что эти отношения подлежали исковой защите. Однако она имела определенные ограничения.

Так, супруги отвечали друг перед другом лишь в случае, когда один из них проявлял в отношении имущества другого меньшую заботливость, чем о собственных делах. Не допускались между супругами также иски, приводящие к бесчестью одного из них.

И все же характеристика имущественных отношений супругов была бы неполной без анализа еще двух брачно-право-вых институтов: приданое (dos) и дарение со стороны мужа (donatio propter nuptias).

Уже с самого начала проявления брака без мужней власти вошло в обычай в момент его заключения передавать мужу определенное имущество приданое (dos). Приданым становилось не все имущество жены, а только специально предназначенное для этой цели и предоставляемое мужу самой женой, ее домовладыкой или другими лицами. Первоначально цель приданого заключалась в облегчении имущественного бремени мужа по содержанию семьи, а позже обеспечении устойчивости брачных союзов.

В республиканский период приданое сразу переходило в полную собственность мужа и после прекращения брака жене не возвращалось ни при каких условиях, что вскоре породило ряд отрицательных последствий. К концу республики в силу свободы разводов и притупления морально-нравственных принципов число расторженных браков сильно возросло. Брак становится удобной формой беззастенчивого обогащения. Это возмущает состоятельных родителей невест, и они требуют от женихов перед заключением брака определенных обещаний на случай его прекращения. Подобные обещания постепенно перерастают в брачные договоры. Преторская практика со временем выработала определенные детальные правила.

При прекращении брака в связи со смертью жены приданое, по общему правилу, оставалось мужу. Однако если оно было установлено отцом жены, а он к моменту смерти доче-

95


ри был жив, то приданое возвращалось ему. Если брак прекращался в связи со смертью мужа, то приданое во всех случаях возвращалось жене. При разводах действовало правило: в разводе виноват муж
приданое возвращается жене, виновата жена приданое остается мужу. Однако Юстиниан еще больше ограничил права мужа на приданое, установив правило: приданое остается мужу лишь при разводе по вине жены, а в остальных случаях возвращается наследникам жены или ей самой. Права жены на приданое непрерывно возрастали и римские юристы говорили: «Хотя приданое находится в имуществе мужа, оно принадлежит жене» (Д.23.3.75).

Дарение со стороны мужа. Ввиду категорического запрещения дарения между супругами оно могло иметь место только до их вступления в брак добрачное дарение. Дарение будущего мужа будущей жене прочно вошло в обычай, а после того как определилась обеспечительная функция приданого, приобрело весьма четкие контуры. Если жена в случае неосновательного развода со своей стороны рискует потерей приданого, то она заинтересована в том, чтобы муж, получая приданое, также выделял определенную (примерно равную приданому) часть из своего имущества для подобной же гарантии жены. Это правило не стало нормой, юридической обязанностью мужа, однако строго соблюдалось в силу нравственных установлении. Дальнейшее развитие указанные нормы получили в эпоху Юстиниана, который разрешил в ответ на переданное мужу приданое совершать соответствующее дарение жене не только до брака, но и после его заключения. Такое дарение со стороны мужа получило название donatio propter nuptias.

В действительности дарения здесь не было. Муж оставался собственником имущества, которое обещал жене взамен приданого, пользовался им, как и раньше, но при наступлении развода по его вине это имущество переходило в собственность жены как штрафная компенсация. Скорее это был залог на случай развода, при наступлении которого жена имела право не только потребовать назад приданое, но и передачи этого условного дарения со стороны мужа.

96


§ 4.
Правовые отношения родителей и детей. Отцовская власть. Отношения между матерью и детьми

Для отношений родителей и детей в римской семье характерна практически безграничная власть отца над детьми. Правовые отношения между матерью и ее детьми также существовали (хотя мать никакой власти над детьми не имела), но всецело зависели от формы брака. При браке с мужней властью мать разделяла положение своих детей, находилась (как и ее дети) под властью мужа или его домо-'владыки, если муж сам находился под его властью. Наравне с детьми она наследовала после смерти мужа, дети после смерти матери, мать после детей. В качестве агнатов взрослые сыновья осуществляли опеку над матерью после смерти мужа.

При браке без мужней власти мать в раннереспубликан-ский период с детьми практически не была связана. Она оставалась агнаткой своих кровных родственников родителей, братьев, сестер и не являлась, с точки зрения права, членом семьи мужа. Отсюда и различные правила наследования жена не могла быть наследницей после мужа и своих детей, так же как и они после нее.

Утверждение кровной семьи четче определяет права матери. Со временем она получает право на совместное проживание со своими несовершеннолетними детьми в случае развода с их отцом, на алименты-от детей. Детям запрещается предъявлять к матери порочащие ее иски, вообще привлекать к суду без разрешения магистрата. Расширяется взаимное наследование детей и матери.

Отношения отца и детей. Стержнем взаимоотношений родителей и детей была отцовская власть. Ни одна правовая культура не знала столь неприкрыто выраженного господства отца над детьми. Институт отцовской власти это строго национальный институт римских граждан: «Едва ли существуют еще другие люди, которые имели бы такую власть над своими детьми, какую имеем мы, т.е. римские граждане» (Гай. Д.1.1.55).

Установление отцовской власти. Отцовская власть устанавливалась прежде всего над детьми, рожденными в законном римском браке. На детей, рожденных в других (незаконных)

97


браках, в конкубинате, а также в любом фактическом сожительстве, отцовская власть не распространялась. Они были чужими для него.

Мать ребенка всегда известна, даже если она зачала вне брака. Отцом же ребенка принято считать того, кто состоит в браке с матерью ребенка. Это юридическая презумпцияположение, не требующее доказательства. Юрист Павел писал: «Отец это тот, на кого указывает брак» (Д.2.4.5).

Кроме рождения детей в законном браке отцовская власть могла быть установлена путем узаконения или усыновления.

Узаконение установление отцовской власти над собственными детьми отца, рожденными вне брака. Так, отец мог признать своими детей, рожденных в конкубинате. Узаконение производилось в специально установленной форме.

Усыновление установление отцовской власти над чужими детьми, с которыми отец кровными узами не связан. Усыновление осуществлялось в форме или аррогации (arrogatio), или адопции (adoptio). Аррогация применялась для усыновления лиц своего права, т.е. совершеннолетних и обладающих правовой самостоятельностью, адопция для лиц чужого права, т.е. находящихся под властью домовладыки. Отсюда и различные формальные акты усыновления. Со временем формализм усыновления был в значительной мере упрощен и его можно было произвести простым заявлением перед судом или императором.

Узаконенные и усыновленные дети полностью приравниваются по правовому статусу к детям, рожденным в браке:

получают правовой статус и имя своего узаконителя, усыновителя, право взаимного наследования, разделяют его социальное и общественное положение. На них распространяется отцовская власть.

Прекращение отцовской власти могло произойти в результате: а) смерти отца или детей; б) освобождения из-под отцовской власти. Фактически отцовская власть была пожизненной даже в развитом римском праве.

Достижение сыном совершеннолетия, основание собственного дома, семьи и хозяйства не прекращали отцовской власти и даже не ослабляли ее. Лишь достижение сыном высокого общественного положения (должности консула, префекта, магистра) освобождало от отцовской власти, которая как право одностороннее могла быть и


Прекращена в одностороннем порядке
волею отца. Отец своим волеизъявлением мог освободить сына из-под своей власти, что получило название эмансипации. Формы ее были различными в разные времена. В результате эмансипации сын становился лицом своего права, приобретал полную Правоспособность и хозяйственную самостоятельность, хотя утрачивал наследственные права в своей бывшей семье. Последнее ограничение вскоре отпало. И все же полностью вдасть отца не прекращалась и после эмансипации. Он сохранял за собою право пользования половиной имущества сына.

, Содержание отцовской власти. Власть отца над детьми была беспредельной. Он имел право жизни и смерти детей (в буквальном смысле) с момента их рождения: мог сохранить жизнь новорожденному или выбросить его, продать в рабство, применять любые наказания. Однако со временем беспредельный произвол постепенно ограничивается. Уже в древнейшие времена нравственные (но не правовые) нормы запрещают выбрасывать новорожденных. Законный запрет вводится лишь в период империи (Д.9.16.9). Продажа в рабство детей ограничивается трижды. В период империи отец ограничивается в праве на жизнь детей: сыноубийство приравнивается к обычному убийству и влечет уголовную ответственность. Устанавливается контроль над дисциплинарной властью отца.

В имущественных отношениях родителя и детей также нераздельно господствовал отец. Единым и нераздельным собственником семейного имущества был домовладыка. Имущество, приобретенное детьми, автоматически становилось собственностью отца. При этом имущественная зависимость детей не ослабевала с их возрастом. Дети были лицами чужого права, не могли от своего имени совершать гражданско-правовые сделки, быть собственниками имущества и в этом приближались к положению рабов. Для ведения хозяйства они наделялись определенным имуществом отца пекулием. В связи с хозяйственной деятельностью пекулия детям приходилось заключать всевозможные гражданско-правовые сделки. Однако все полученное по этим сделкам поступало в собственность отца. Таким же образом наступала ответственность отца ,по сделкам, заключенным детьми.


Между тем имущественный патриархат постепенно ограничивается. Во времена Августа было установлено, что если сын-воин приобретал имущество на войне, то оно становилось его собственностью. Позднее, в период империи вводится такое же правило и в отношении имущества, приобретенного сыном на государственной службе. Затем ряд императорских постановлений предписывают оставлять в собственности детей (а не только сыновей) также имущество, полученное по наследству после смерти матери или иных родственников по ее линии. Все это ограничило имущественную власть отца над детьми, но не устранило полностью. На некоторое имущество, приобретенное детьми, отец сохранял право пожизненного пользования. И все же имущественная самостоятельность детей становится общепризнанной.

Ослабление и дифференциация власти отца результат изменения производственных отношений, разложения патриархальной семьи, индивидуализации частной собственности, развития торговли. Эти факторы обусловили необходимость некоторой имущественной независимости взрослых членов семьи.

Контрольные вопросы для проверки усвоения материала:

1. На чем основано агнатское родство?

2. Что такое когнатская семья?

3. Как определяется кровное родство?

4. Что такое брак?

5. Условия вступления в брак.

6. Способы прекращения брака.

7. В чем заключалась отцовская власть?

8. Как прекращалась отцовская власть?

100


РАЗДЕЛ
II. ВЕЩНОЕ ПРАВО Глава 6 ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ВЕЩНЫХ ПРАВ

Понятие вещного и обязательственного права. Понятие и виды вещей

§ 1. Понятие вещного и обязательственного права

Римские юристы не различали вещных и обязательственных прав, а лишь защиту прав посредством вещных исков actiones in rem и личных исков actiones in personam. Если спор возникал по поводу права на вещь, то для защиты этого права применялся вещный иск, если же поводом для тяжбы были правовые действия другого лица, то личный иск. Наличие того или иного права выводили из наличия иска. Если претор, изучив обстоятельства дела, приходил к выводу, что данные правовые отношения подлежат защите, он давал соответствующий иск (вещный или личный), а если не давал, значит не было соответствующего права. Иск становится основой, а право как бы только следствием: была защита, следовательно, было и право, не было защитыне было и права.

Значительно позднее, когда иск был поставлен на соответствующее ему место, его предоставление стали выводить из имеющегося права. Вначале выясняли, имеется ли право и только затем давали иск. Таким образом, из соответствующих исков (вещных и личных) стали различать права вещные и личные. Если объектом права были вещи, это вещное право, если объектом прав были действия, имеющие правовое значение, то такие права стали называть личными. Следовательно, римское гражданское право своими объектами признавало вещи или действия, хотя классификации имущественных прав на вещные и обязательственные римские юристы не приводят. Такое разграничение было разработано позднейшими учеными на основе материалов римских юристов, обративших внимание на различие имущественных прав: в одном случае потребность в какой-либо вещи удовлетворялась путем ее приобретения (при этом*устанавливался один объем прав), в другом путем предоставления вещи во временное пользование с условием возврата обладателю (возникают иные права с иным объемом). Эти два различных способа удовлетворения потребности в вещи

101


порождают совершенно разные правовые отношения: а) вещные, б) обязательственные. Так система имущественных прав была разделена на две большие группы
вещные права и обя-зательтвенные права.

Поверхностное различие этих двух правовых институтов гражданского права заключается в объекте прав: объект права вещь вещное право, объект права действие обязательственное право. Однако внешнего различия бывает иногда мало для установления характера правовых отношений, например,, если возник спор по поводу передачи дома продавцом покупателю. После заключения договора купли-продажи продавец отказался передать дом покупателю. Неопытному юристу бывает трудно определить, о каком праве идет спорвещном или обязательственном, хотя установление характера прав имеет важное значение для определения способа защиты. В приведенном примере покупатель еще не стал собственником купленного дома и потому вещного права у него еще не возникло. Речь идет об исполнении договора, т.е. о праве требования, об обязательственном праве.

Для основательного осмысления характера вещно-правов-ых и обязательственно-правовых отношений необходимо проанализировать различия между этими двумя институтами. Они заключаются в следующем:

1 Основное различие в объекте права. Объект вещного права всегда вещь, обязательственного права действие, право требовать совершения определенного действия. К вещным правам римское гражданское право относило следующие институты: владение, право собственности, серви-туты, другие права на чужие.-вещи (эмфитевзис, суперфиций и залоговое право). Обязательственные права возникают из договоров и иных правомерных и неправомерных действий". Это весьма обширный раздел гражданского права, объединяющий договорное право, деликтное право и другие обязательства, возникающие из внедоговорных правомерных действий.

2. Вещные права отличаются абсолютным характером, обязательственные относительным. Отсюда следует, что защита вещных прав является абсолютной, а обязательственных относительной. Это различие обусловлено характером правовых отношений. Обладатель вещных прав в процессе их осуществления вступает в правовые отношения со всеми окружающими его лицами. С одной стороны

102


субъект вещного права, с другой
абсолютно все окружав щие его лица. Суть этих правоотношений заключается в то;' что субъект вещного права обладает определенными праве мочиями на вещь, а все его окружающие обязаны уважа его права, соблюдать их и не нарушать. Нарушителем ве'!± ного права может оказаться каждый из числа окружающ^' даже если он этого не желал и не знал. Следовательв ответчиком по вещному иску также может оказаться кажды даже если он лично не нарушал вещных прав их носител Например, собственник определенной вещи в процессе ос ществления своих правомочий вступает в правовые отнош;

ния со всеми, кто с ним соприкасается. Если же он утрату владение вещью, то при этом не утрачивает своего вещном права на вещь, а последняя может оказаться в незаконно владении любого лица. Им может оказаться и лицо, которс приобретая вещь, не знало, что она не принадлежит отчу> дателю, что она чужая. Став обладателем чужой вещи, ее пр .обретатель вещного права на нее не приобретает и потол' будет ответчиком по предъявленному к нему вещному иск

Обязательственно-правовые отношения носят относи тельный характер, поскольку возникают относительно ко? кретно определенных лиц, например, продавец покупател Нарушителем этих отношений может быть одно из этих лу и никто третий. Следовательно, ответчик по личному ись всегда известен заранее, чего нельзя сказать об ответчике г вещному иску, которого заранее нельзя назвать даже пред положительно.

3. Преобладающее большинство вещных прав сроками ь ограничено. Владение, право собственности, земельные серв»/ туты, эмфитевзис и суперфиций эти вещные права прио^ ретаются навсегда, напостоянно. И только личные сервитут ограничены временем жизни их субъекта (пожизненны) и зал> устанавливается на срок действия основного договора. Ï г договору займа право собственности на пред мет займа перех' дит к займополучателю на обусловленный договором срок.

Все обязательственно-правовые отношенияэто времен ные отношения, рассчитанные на определенный срок. Праве. возникающие из этих отношений, прекращаются вместе .;

прекращением обязательства. Например, по истечении до говора найма вещей вещь возвращается наймодателю и прав» пользования ею нанимателем прекращается.

10:


4.
Вещные и обязательственные права различаются и по содержанию, и по объему. Содержание вещных прав устанавливается законом, а обязательственных, как правило, обусловливается договором. Вещные права по своему объему значительно шире, чем обязательственные (например, права собственника и права нанимателя вещи).

Субъект вещного права имеет возможность непосредственного воздействия на вещь в смысле осуществления своих полномочий (например, собственник сам осуществляет владение, пользование и распоряжение своей вещью). Наниматель вещи сам непосредственно эти правомочия осуществлять не может. Пользование и владение вещью он осуществляет от имени собственника, а не от своего. Правомочием распоряжения наниматель вообще не обладает. При этом указанные правомочия могут быть существенно ограничены (например, нанимателю предоставлено право пользования не в полном объеме, а только в определенной части).

5. Субъект вещного права связан с вещью как бы невидимой нитью куда бы вещь ни ушла от ее обладателя, он имеет право истребовать ее от всякого, кто ее незаконно удерживает. Римское гражданское право знало так называемую неограниченную виндикацию, по которой собственник мог истребовать свою вещь от каждого, у кого она находилась. Например, собственник передал свою вещь во временное пользование своему соседу, а тот передал ее третьему лицу. Собственник имеет право истребовать свою вещь у третьего лица, даже если оно не знало о том, что вещь чужая. Залогодатель продал предмет залога третьему лицу, залогодержатель имеет право истребовать вещь для обращения на нее взыскания.

Обязательственные права так не связаны со своими субъектами.

§ 2. Понятие и виды вещей

Римские юристы не разработали определения понятия вещей. Они широко пользовались этой категорией, тщательно регламентировали правовой статус вещей, их виды, однако понятия не оставили. Проблема вещей занимала одно из центральных мест и в самом римском гражданском праве, и в посвященной этой проблеме древнеримской юрис-

104


пруденции. Богатая казуистика римских юристов по поводу вещей дает возможность сформулировать общее" представление о вещах, из которого римляне исходили фактически.

Вещь определенная часть природы, представляющая некую ценность для ее обладателя. Эта часть природы может быть изолирована от остальной природы (например, животное, раб, дом), а может быть и неотделима от нее (например, земля, вода, лес). Не имеет значения и то, живая ли это природа или неживая (например, животное и дом). С точки зрения римского гражданского права вещами признавалось все, что окружало человека, могло быть объектом вещного права и заключало в себе определенную ценность. Однако эти признаки вовсе не обязательны для признания того или иного объекта вещью Так, развитое римское гражданское право знало так называемые бестелесные вещи, т.е. вещи, которые материального субстрата не имели. Вещами гражданское право признавало как то, что создано самой природой, так и то, что создано трудом человека. Однако понятия товара и вещи по правовому содержанию не совпадают. Товаром может быть объект, который в момент продажи в природе еще не существует (например, будущий урожай, вещь, которая еще только будет изготовлена), а вещью признается только то, что уже есть, наличествует в данный момент.

Окружающий нас материальный мир состоит из определенных вещей. Их многообразие настолько велико, что установить какие-либо критерии для их разграничения просто невозможно, да и не всегда целесообразно. С гражданско-правовой точки зрения вещи подразделяются на ряд определенных групп. Деление вещей на обособленные группы обусловило их различный правовой режим, имевший важное значение. Некоторые виды вещей остались сугубо римскими, другие группы надолго пережили римское право.

1. Важнейшим и сугубо римским разграничением вещей на отдельные виды было их деление на манципные и неман-ципные (res mancipi et res nés mancipi), что в какой-то мере соответствует современным основным средствам производства и предметам потребления. Деление обусловлено ценностью вещей в хозяйственном обороте. К манципным римляне относили землю, рабов, рабочий скот и земельные сервиту-ты наиболее важные и ценные вещи в хозяйстве, по существу, это действительно группа основных средств произ-

105


водства. С учетом их особой важности для хозяйства и ценности при заключении сделок для них был установлен специальный, более усложненный порядок отчуждения. Он заключался в том, что для осуществления, например, купли-продажи приглашались не менее
5-7 свидетелей и весовщик с весами. Передача права собственности на эти вещи продавцом покупателю происходила в присутствии свидетелей с выполнением ряда ритуальных действий в торжественной обстановке. В те далекие времена купля^продажа столь важных вещей происходила редко и выполнение торжественных обрядов ничуть не стесняло оборот. Выполнение этих ритуальных действий получило название манципацич (mancipatio). Вещи, при отчуждении которых требовалось исполнить манципацию, стали называть манципными, а все остальные входили в группу неманципных вещей. Для их отчуждения исполнения манципации не требовалось.

Важнейшее правовое значение этого деления заключалось в следующем. Если при отчуждении манципных вещей (например, земли) обряд манципации не исполнялся, право собственности к приобретателю не переходило (со всеми вытекающими из этого последствиями), т.е. покупатель земли, несмотря на уплату цены и получение ее в фактическое владение и пользование, собственником земли не становился. Формализм преобладал над сущностью, что часто приводило к злоупотреблению со стороны продавца, который формально оставался собственником земли и мог истребовать ее обратно от покупателя. Республиканские суды удовлетворяли такие иски.

И все же смысл манципации был глубоко рациональным. Он состоял в засвидетельствовании приглашенными свидетелями факта перехода права собственности на особо важные вещи от отчуждателя к приобретателю. В случае возникновения сомнения в этом факте присутствовавшие при этом свидетели могли подтвердить его действительность. В классический период манципация отпала.

2. Следующим весьма важным и чисто римским делением вещей было разграничение по их субстанции. Вещи, имеющие материальную субстанцию, назывались телесными (res corporales), а не имеющие бестелесными (res incorporales). К первому виду относились вещи, которые можно было осязать, потрогать (quo tangere potest), например земля, рабы, скот, дом и т.п., ко второй те, которых нельзя было ося-

106


зать
(quo tangere non potest). Это даже и не вещи, а скорее права (например, право наследования или право, возникшее из договора, сервитуты и т.п.). Имеющиеся источники подтверждают, что к бестелесным вещам римляне относили не вещи в смысле предметов материального мира, а именно права.

3. Первоначально деление вещей на движимые и недвижимые (res mobiles, res immobiles) почти не имело правового значения. Те и другие подлежали одинаковому правовому режиму. Однако со временем правовой режим движимых вещей стал отличаться от правового режима недвижимых.

К движимым вещам относили вещи, которые можно было передвигать в пространстве (например, животные, рабы, домашняя утварь и т.п.), а к недвижимым землю, дома, дороги, городские стены и т.п., т.е. вещи, которые нельзя было передвигать в пространстве. Это понималось не буквально. К недвижимым вещам причисляли также все, что было связано с ними (например, неснятый урожай, рабочий скот, предназначенный для обработки земли, сельскохозяйственный инвентарь для этой же цели). Они считались составными частями земли и подлежали правилу superficies solo cedit сделанное над поверхностью следует за поверхностью. В соответствии с этим построенный дом независимо от того, кто и за чей счет его строил, всегда собственность собственника земельного участка, на котором дом стоит.

Правовой режим движимых и недвижимых вещей четко обозначился в период империи, хотя их различия заметны уже в эпоху Законов XII таблиц. Цицерон, ссылаясь на Законы XII таблиц, пишет, что уже тогда были установлены различные сроки приобретательной давности для земельных участков и других вещей: «Давность владения в отношении земельного участка (устанавливалась) в два года, а в отношении всех других вещей в один год». В период домината приняты различные правила передачи прав недвижимости и движимости. Земля и земельные сервитуты относились, например, к манципным вещам и требовали при передаче прав на них соблюдения манципации.

4. Веши, находящиеся в обороте, и вещи, изъятые из обороти res in commercio et res extra commercium. Если определенная вещь могла быть объектом частной собственности и предметом сделок между отдельными лицами, то она находилась в обороте. Напротив, если вещь в силу каких-либо

107


своих естественных свойств или назначения не могла быть объектом частной собственности отдельных лиц, то она находилась вне оборота, была изъята из него.

Изъятыми из оборота вещами считались воздух, текучая вода, моря со всем содержимым. К этой же группе римляне относили публичные вещи, т.е. вещи, принадлежащие римскому народу: общественные здания, укрепления, театры, стадионы, бани, государственную землю и государственных рабов. Изъятыми из оборота считались и вещи божественного права, предназначавшиеся для религиозных целей и потому не могущие быть объектом собственности частных лиц: храмы, богослужебные предметы, места погребения. Все остальные вещи были в обороте.

5. С правовой точки зрения очень важным было деление вещей на родовые genus и индивидуально-определенные et species, проведенное римскими юристами еще в период республики, которое заключалось в выявлении хозяйственной сущности вещи. Если для собственника имеют значение только вес, мера и количество вещи, т.е. ее общие родовые признаки, то это вещь родовая. Если же для него представляют ценность не родовые признаки, а индивидуальные свойства, отличия, приметы вещи, то это вещь индивидуально-определенная. Например, господин ценит своего раба не как единицу рабочей силы, а за способность писать стихи или картины.

К родовым относили вещи, измеряемые числом, весом или мерой, которых в природе существует много, а поэтому они взаимозаменяемы (рабы без учета их индивидуальных свойств, лошади, деньги, продукты питания и т.д.).

Индивидуально-определенные это прежде всего вещи уникальные, единственные в своем роде (например, скульптуры, картины и другие предметы искусства).

Некоторые вещи в одном случае признавались родовыми, а другом индивидуально-определенными. Так, рабы, захваченные на войне, вещи родовые. Однако среди них мог оказаться раб, способный, например, хорошо петь, т.е. обладающий индивидуальной способностью, которая превращает его в вещь индивидуально-определенную.

Наконец, есть вещи, которые никогда не могут быть индивидуально-определенными (например, мука одного сорта, строительный песок, пищевой сахар и т.п.).

Деление вещей на родовые и индивидуально-определен-

108


ные необходимо при распределении риска их случайной гибели. В отношении родовых вещей применялся принцип
genus non périt род не погибает, т.е. владелец родовой вещи обязан вернуть ее (другую подобную) собственнику даже в том случае, когда она утрачена им случайно. Например, поставщик продовольствия в случае безвиновной утраты продовольствия не освобождается от обязанности поставить такое же в обусловленном количестве.

В отношении индивидуально-определенных вещей применялся принципdominus sentit periculum собственник несет риск (случайной гибели вещи), т.е. убытки от случайно погибшей вещи во всех случаях независимо от того, у кого погибла вещь (у собственника или у третьего лица), всегда несет ее собственник.

В силу изложенных правил займополучатель, например, при случайной гибели денег не освобождался от обязанности возвратить взятую в займы сумму. В то же время ссудополучатель или наниматель за случайную гибель вещи ответственности перед ее собственником не нес.

6. Римские юристы считали вещи делимыми, если их можно было разделить любым образом и они при этом не утрачивали своей хозяйственной ценности и назначения (на сколько частей ни разделили булку хлеба, она останется хлебом), и неделимыми, если при разделе они утрачивали хозяйственное назначение, целостность (например, зарезанный и •разделенный на части баран).

Делимыми считались земельные участки. Построенные на них здания делились, но только по вертикали. Делилась недвижимость, а также и движимые вещи.

Такое деление имело важное практическое значение при разделе общей собственности. Спор, возникающий по поводу общей собственности на делимую вещь, легко разрешался: вещь в натуре разделяли между собственниками. Гораздо сложнее было распорядиться вещью неделимой. При общей собственности на нее каждый собственник имел право на идеальную долю вещи, т.е. такую, которую можно было представить только мысленно, сохраняя при этом реальную долю в праве на вещь в целом.

7. Веши, которые в процессе их использования физически исчезали, назывались потребляемыми (res quae usu consumatur) продукты питания, корм для животных, строительный материал и т.п. Они потому и назывались потреб-

109


ляемыми, что служили для удовлетворения возникших потребностей людей и использовались путем потребления: для утоления голода съедались продукты, для постройки дома использовался песок, кирпич и т.д. К потребляемым вещам относили и деньги, поскольку пользование ими возможно только путем расходования.

Вещи, которые служили людям более или менее длительный срок, считались непотребляемыми (res quae non consum-atur). В процессе единичного использования они физически не уничтожались, не исчезали, а при длительном использовании изнашивались постепенно (земля, строения, одежда и т.п.).

Естественное различие указанных вещей обусловливало различие их правового режима. Так, предметом договора займа могли быть только потребляемые вещи, внаем же сдавались только непотребляемые.

8. Римские юристы обратили внимание на то, что по физическому составу вещи делятся на три вида: а) состоящие из одной материальной субстанции (земля, песок, мел, раб, животное и т.д.); б) искусственные образования, созданные путем соединения разнородных вещей (здание, корабль, повозка); в) совокупность однородных вещей, материально не связанных, но объединенных общим назначением или названием (библиотека, коллекция, стадо коров, табун лошадей).

Вещи, состоящие из одной материальной субстанции, назывались простыми, а соединения вещей (разнородных или однородных) —- сложными. В свою очередь, они делились на искусственные соединения разнородных вещей и соединения однородных вещей. Иногда в сложных выделяли главную вещь и принадлежности к ней (скрипка и футляр, очки и футляр). Они могут существовать и независимо одна от'друт гой, однако лишь при совместном их использовании достигается наибольший эффект.

Принадлежности разделяют правовую судьбу главной вещи. Точно так же меньшая часть совокупных вещей разделяет правовую судьбу их большей части. Поэтому в случае возникновения спора о принадлежности отдельных книг из библиотеки, принадлежащей определенному лицу, вопрос решался однозначно чья библиотека, того и книги. Части вещи юридической самостоятельности не имели.

110


Плоды, Римские юристы различали плоды
естественные (fructus naturales) и цивильные (fructus civiies). Плоды, произведенные природой, т.е. самой вещью (например, фрукты сада, приплод животных и т.д.), назывались естественными. Плод, который приносит вещь в результате использования ее в обороте, назывался цивильным (например, проценты, полученные по договору займа, плата за пользование вещью по договору найма).

Правовое значение понятия плодов и различие их видов заключалось в различии их правовой судьбы. Позднее римские юристы расширяют понятие плодов, включив в него всякий постоянный доход (в виде как естественных, так и цивильных плодов). Так возникает термин доходы.

Имущество. Совокупность различных вещей, объединенных единым хозяйственным назначением или принадлежностью, римские юристы рассматривают как одно целоеимущество (дома, двора, семьи и т.д.).

В таком семейном, дворовом и тому подобном имуществе, состоящем из разнообразных предметов, вещи взаимоувязаны, как бы дополняют друг друга и в совокупности дают желаемый эффект, которого хотят достичь их собственники в хозяйственной деятельности. К имуществу стали относить все принадлежащее определенному лицу. В преторский период в состав имущества включают все оставшееся после вычета долгов кредиторов. Так последовательно понятие •имущества стали трактовать как совокупность прав и обязанностей собственника. Таким образом, имущество состояло из актива и пассива, из требований и долгов. Поэтому всегда следует иметь в виду, что в его состав входят долги, а иногда они могут составлять значительную и даже большую его часть. Это обстоятельство иногда побуждает наследников отказываться от наследства. Точное определение состава имущества имеет значение также при обращении взыскания кредиторов на имущество должника.

Контрольные вопросы для проверки усвоения материала:

1. Что такое вещное право? Какие Вы знаете виды

вещных прав? ^ 2. Понятие и виды вещей.

3. Что такое имущество и каков его состав?

11


Глава
7 ВЛАДЕНИЕ

Понятие и виды владения. Возникновение и прекращение владения. Защита владения

§ 1. Понятие и виды владения

Римское право (как и современное буржуазное) в понятие «владение» (possessio) вкладывало двоякое значение:

а) самостоятельный правовой институт, независимый от права собственности; б) одно из правомочий собственника. В первом случае говорят просто о владении, а в другомо праве владения. Иногда даже сегодня эти понятия отождествляют: владельца не отличают от собственника, а собственника не отграничивают от владельца. Между тем столь различные правовые категории юристу смешивать никак не позволительно. Следует всегда помнить: владелец фактический обладатель вещи независимо от наличия права на нее; собственник фактический обладатель вещи, имеющий на нее право собственности.

Владение как самостоятельный правовой институт возникло в древнеримском праве в результате преторского правотворчества. Законы XII таблиц уже упоминают понятие владения. В период ранней республики преторы различают фактическое обладание вещью без права на нее и фактическое обладание вещью, основанное на праве собственности.

Предполагают, что владение как фактическое обладание вещью произошло от освоения земель родами. В древние времена земля являлась общинной собственностью и отдельным родам передавалась лишь во владение, временное пользование. Именно поэтому римское цивильное право для выражения понятия владения пользовалось термином usus. Такое владение общинной землей переходило из поколения в поколение и постепенно превратилось в частное владение, из которого возникло право частной собственности на землю.

Римское государство было верховным собственником земли. Суверенитет его определялся земельной собственностью, сконцентрированной в национальном масштабе. Однако в те времена отсутствовала частная земельная собственность, хотя было как частное, так и общинное владе


ние и пользование землей. При коллективной собственности частным может быть только владение. История Рима тех времен отражает борьбу мелкого землевладения с крупным. Право пользования общинной землей путем владения ею первоначально принадлежало патрициям. «Главный интерес римлян,
писал К.Маркс, направлен на развитие и определение тех отношений, которые являются абстрактными отношениями частной собственности. Собственное основание частной собственности, владение, берется как факт, как необъяснимый факт, а не как право. Лишь благодаря юридическим определениям, которые общество дает фактическому владению, последнее приобретает качество правового владения, частной собственности»'.

Владение, основанное на праве, это уже не владение, а право собственности. Фактически обладание вещью может быть основано не только на праве собственности, а и на любом другом (например, на договоре найма вещи), но все равно не будет владением, поскольку основано на праве. Владение же как фактическое обладание вещью это просто факт.

Римские юристы слово «владение» possessio выводили от sedere сидеть, оседать, а само владение от positio — поселение. «Владение было названо, как говорит Лабе-он, от оседании (будучи) как бы поселением, так как оно естественно удерживается тем, кто на нем стоит...» (Д. 41.2.1). Другой юрист Нерва-сын говорил, «что и собственность на вещи произошла от естественного владения» (Д.41,2.1).

Следовательно, владение как фактическое обладание вещью представляет собой факт, который нельзя было бы даже назвать юридическим, поскольку в некоторых случаях он, не будучи основанным на праве, не мог порождать юридических последствий. Однако преторы придали этому факту юридическое значение' стали предоставлять такому фактическому состоянию юридическую защиту.

Сложилась довольно парадоксальная ситуация правовую защиту получило не право, а факт (подробнее об этом ниже). Но получив юридическую защиту и. следовательно, став юридическим, он потребовал четкого правового опре-

/. Мирки К. К критике ссгс.ювскаи фи/ософин нриви // Мирке К, Энгельс Ф. Соч —2-е им).—Т. I.-С.347.


деления. Из богатой казуистики можно заключить, что римские юристы понимали
владение как фактическое обладание вещью, соединенное с намерением считать ее своей. При этом они понимали под фактическим обладанием не кратковременное, а стабильное, продолжительное, сложившееся более или менее давно отношение. Такое определение понятия владения содержит два существенных элемента: а) объективный corpus possessionis буквально владение, т.е. фактическое обладание данной вещью; б) субъективный animus possessionis — считать данную вещь своей, владеть от своего имени.

В ранний период римские юристы фактическое обладание вещью (corpus possessionis) понимали довольно примитивно держать в руках, во дворе, в доме, хранилище и т.п. Позднее это состояние стали толковать более утонченно как отношение владельца к вещи, при котором он мог беспрепятственно, непосредственно и длительное время осуществлять воздействие на нее. При этом вещь должна находиться в положении, нормально соответствующем ее хозяйственному назначению. Было принято считать, что животное находится во владении своего хозяина до тех пор, пока не утратит привычки возвращаться в свой двор. Строительный лес, сложенный на улице против двора владельца, считался находящимся в его владении. Однако золотое кольцо, даже валяющееся во дворе своего владельца, считалось выбывшим из владения его обладателя.

По мнению более поздних юристов, для получения фактического обладания вещью не обязательно брать ее в руки. В некоторых случаях достаточно охватить взором и мысленно Так, при передаче земли ее приобретателю' достаточно было с возвышенного места осмотреть участок. Так же и дом приобретателю достаточно было осмотреть его, чтобы стать фактическим обладателем. Владение не утрачивалось и в случае, когда владелец передавал вещь во временное пользование другому лицу. Из богатой казуистики, которую нам оставили римские юристы, можно сделать вывод, что под фактическим обладанием вещи они понимали такое нормальное отношение лица к вещи и вещи к владельцу, в котором обычно находятся собственники в отношении объектов своей собственности.

114


Второй элемент владения (
animus possessionis) представляет собой субъективное отношение обладателя к вещи. Владелец должен считать вещь своей. Практического значения не имело, на чем основывалась воля обладателяна извинительном заблуждении или явном обмане. Покупатель краденой вещи, не знающий, что приобретает вещь чужую, считающий ее своей, будучи убежденным в том, что приобрел право на нее, добросовестно заблуждается. Если же он знает, что владеет вещью чужой, но своим отношением к ней пытается убедить окружающих в том, что эта вещь его, налицо осознанный обман. И в первом, и во втором случаях владельцы проявляют волю владения от собственного имени, показывают, что вещь принадлежит им.

Следовательно, не всякое фактическое обладание вещью является владением, а лишь основанное на animus possessionis владельческой воле. Поэтому обладание вещью от имени другого лица также не является владением (например, по договору найма, аренды, хранения и т.п.). Здесь обладатель вещи осуществляет владельческую волю не от собственного имени, а от имени другого лица, собственника. Он является лишь держателем чужой вещи (detento-г). Для юридически значимого владения требовалась именно воля владеть от своего собственного имени, относиться к вещи как к своей. Такая воля может быть только у подлинного собственника или лица, не являющегося, но считающего себя таковым в силу добросовестного заблуждения. Владельческая воля, например, незаконного захватчика земли, осознающего неправомерность своего обладания, но скрывающего это от окружающих своим внешним поведением и отношением к вещи, основана на неправомерном титуле, обмане.

Таким образом, владение это фактическое обладание вещью, соединенное с намерением считать ее своей, а держание фактическое обладание вещью без намерения считать ее своей (например, обладатель вещи на основании договора), Нашедший утерянную кем-то вещь становится только ее держателем, поскольку у него нет воли считать ее своей. Однако если нашедший пожелает присвоить найденную вещь (что само по себе неправомерно), то будет демонстрировать окружающим собственническую волю, т.е. показывать, что вещь его.

115


Виды владения. В зависимости от правового основания фактического обладания вещью владение подразделяли на законное и незаконное: основанное на праве собственности и некоторых других правах
 законное, а не имеющее правового основания незаконное.

Законное владение это прежде всего владение собственника и так называемое производное владение. В некоторых случаях обладатели чужих вещей получали самостоятельную владельческую защиту. Такое фактическое обладание чужой вещью стали называть производным владением, хотя в сущности это было не владением, а держанием, и лишь необходимость наделения таких держателей самостоятельной правовой защитой своих интересов привела к приравниванию держания к владению. Так, необходимость наделения самостоятельной правовой охраной интересов залогополучателя, получившего вещь в качестве залога для обеспечения исполнения обязательства, приравняла держание заложенной вещи к владению. Залогодержатель, получив в залог чужую вещь, не мог осуществлять владельческую волю от своего имени, поскольку не мог считать залог своей вещью. Однако для более прочной защиты его интересов против посягательств третьих лиц преторы предоставили ему владельческую защиту предмета залога, а его залогодержание стали называть производным владением.

Такой же процесс произошел и с прекариумом (предоставление собственником с определенной, часто политической, целью своего имущества другим лицам во временное и бесплатное пользование). Временные и безвозмездные пользователи чужого имущества были лишь его держателями, а не владельцами, но опять-таки, необходимость предоставления прекаристам самостоятельной владельческой защиты привела к признанию их держания производным владением.

Третий случай производного владения так называемый секвестр Если между двумя лицами возникает спор о принадлежности вещи, то до его решения в суде они могут передать спорную вещь на хранение третьему лицу сек-вестрарию, которому по тем же мотивам предоставлялась самостоятельная владельческая защита.

Таким образом, во всех указанных выше случаях мы имеем дело не с владением в строгом значении этого понятия, а

16


лишь с обыкновенным держанием, приравненным к владению с целью наделения более эффективной защитой.

Законный владелец имеет право на владение вещьюjus possidendi. Владелец, фактически обладающий вещью с намерением считать ее своей, относящийся к ней как к собственной, но не имеющий права владеть (jus possidendi), признается незаконным. Незаконное владение не имеет правового титула, основано лишь на факте и делится на добросовестное и недобросовестное.

Незаконное, но добросовестное владение имеет место в случае, когда владелец не знал и не мог знать, что владеет чужой вещью и что у него нет права владеть ею. Если же он знал или должен был знать, что не имеет права на владение данной вещью, то такое владение будет и незаконным, и недобросовестным. Добросовестное владение это, например, приобретение вещи у несобственника покупателем, который не знает и не может предполагать об этом. Владение вора всегда будет недобросовестным, так же как и покупка заведомо краденного.

Деление владения на добросовестное и недобросовестное обусловливало и разный правовой режим для них. Так, приобрести право собственности по давности можно было только посредством добросовестного владения и, наоборот, краденную вещь нельзя было приобрести по давности. Добровольный владелец по виндикационному иску отвечал в меньшем объеме, чем недобросовестный.

§ 2. Возникновение и прекращение владения

Владение приобреталось посредством соединения двух его элементов corpus и animus. Однако, как уже отмечалось выше, одного фактического обладания или намерения считать данную вещь своей для возникновения владения было недостаточно. Только в единстве эти элементы давали владение. Такому установлению юридически значимого владения всегда предшествовало фактическое завладение вещью.

Волеизъявление владеть вещью для себя (от собственного имени) устанавливалось внешним, объективированным проявлением этой воли. Специального акта для этого не требовалось. Просто владелец должен был вести себя по отношению к вещи как собственник. Предполагалось, что

117


если владелец фактически обладает вещью, то у него есть и намерение владеть ею для себя, считать своей. Доказывать владельческую волю не требовалось. Если же наличие у владельца такой воли вызывало сомнение у кого-либо, то именно сомневающийся, а не владелец, должен был доказывать отсутствие оснований для владения.

Однако изменить свою владельческую волю было нельзя: nemo sibi causam possessionis mutare potest (Д. 41.2.3.19) — никто не может изменить сам себе основание владения. Иными словами, держатель вещи на основании договора найма не может сам себе изменить владельческую волю и стать владельцем вещи, не изменив основания владения. Это вовсе не означает, что он на основании договора найма не может стать владельцем вещи. Например, купив находящуюся у него на основании договора найма вещь и изменив таким образом основание владения, он приобретает владельческую волю и становится владельцем вещи.

Способ приобретения владения зависел также и от характера владения добросовестное владение приобреталось одним способом, недобросовестное другим (то же и в случаях законного и незаконного владения).

Законное владение как основанное на правовом титуле приобреталось теми же способами, что и право собственности или на основании соответствующего договора. Следовательно, владение, основанное на праве собственности, может приобретаться теми же способами, что и право собственности: а) первоначальным (захват ничейной веши, переработка вещей, приобретение по давности, смещение и слияние однородных вещей и т.п.);

б) производным (купля-продажа, заем, дарение, переход по наследству и т.п.). В первом случае первоначальное владение приобреталось вместе с правом собственности на данную вещь и представляло собой именно элемент права собственности, правомочие собственника; во втором (производное) посредством соответствующего договора: владение залогодержателя посредством договора, залога прекариста посредством передачи собственником своей вещи в его временное и безвозмездное пользование, наконец, владение секвестра по воле спорящих сторон, передавших ему на хранение спорную вещь.

118


Незаконное владение приобреталось теми же способами, что и право собственности, однако с одним существенным отступлением: право собственности к приобретателю не переходило. Имела место некая иммитация
ставилась цель приобрести право собственности, которое в силу определенных факторов к приобретателю не переходило и владелец вещи не становился ее собственником. Он мог об этом знать тогда его владение было незаконным и недобросовестным, а мог не знатьтогда владение было незаконным, недобросовестным.

Незаконным, но добросовестным владение становилось, например, в силу купли-продажи манципных вещей, но без соблюдения манципации. Куплен раб (ман-ципная вещь), однако в силу каких-то причин манципация не была исполнена и потому право собственности на раба к покупателю не перешло. Покупатель стал фактическим обладателем раба, считает его своей собственностью, однако права на этого раба у него не возникло. Такой покупательдобросовестный, но незаконный владелец.

Подобные последствия наступали и в случае продажи вещи несобственником. В силу правила nemo ad alterum plus juris transfère potest quam ipse habet (никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам) продавец, не имеющий права собственности на проданную им вещь, не мог перенести этого права и на покупателя. Покупатель, приняв в фактическое обладание переданную ему продавцом вещь, имеет на нее владельческую волю, но собственником этой вещи не станет. У него есть фактическое обладание купленной вещью, есть владельческая воля на нее, но нет права собственности, поскольку его не имел и сам продавец.

Подобный юридический результат будет иметь место во всех случаях мнимого перехода права собственности на вещь, если отчуждатедем будет несобственник, разумеется, Кроме случаев продажи по доверенности или с публичных торгов.Так, по договору дарения одаряемый не станет собственником подаренной ему вещи, если даритель не был ее собственником. То же будет при мене, займе, наследовании и других формах производного приобретения права собственности.

Незаконное и недобросовестное приобретение владения

П9


возможно также посредством неправомерных действии:

насильственного захвата чужой вещи, кражи, присвоения находки и других неправомерных действий. Во всех этих случаях фактическое овладение вещью совершается именно с целью приобретения собственности на данную вещь, но в силу юридических правил право собственности в таких случаях не возникает. Впрочем, римские юристы считали такого обладателя вещи ее владельцем, поскольку он имеет корпус владения и владельческую волю. '

Прекращение владения. Владение прекращалось в случаях'

а) физической гибели вещи: нельзя осуществлять владение вещью, которой нет;

б) юридической гибели вещи, те когда она изымалась из гражданского оборота переставала быть объектом права частной собственности и, следовательно, объектом владения:

в) если владелец утрачивал один из правовых элементов владения (тело владения или владельческую волю), т.е. фактическое обладание вещью или желание считать вещь своей. Иными словами, владение прекращалось такими же способами, как и приобреталось. При продаже владелец, естественно, утрачивал владение вещью, передавая ее покупателю. Он утрачивал владение и при всяком ином лишении фактического обладания вещью, например, при ее утере, краже. Владение прекращалось также в связи со смертью обладателя вещи. Его наследники должны были вновь осуществить и обосновать весь состав владения в своем лице.

§ 3. Защита владения

Феномен владения как самостоятельного правового института заключался в том, что фактическое обладание вещью, основанное на факте, а не на праве, тем не менее получадо правовую защиту со стороны общества. В литературе это объясняется по-разному. Одни исследователи (Р.Иеринг, С.А.Муромцев) утверждают: предоставление фактическому обладанию вещью правовой защиты связано с тем, что в подавляющем большинстве случаев владельцами являются собственники. Наиболее часто встречается и потому считается нормальным положение, когда владелец

120


и собственник совпадают в одном лице В таких случаях действует юридическая презумпция: владеющий вещью имеет на нее право. Сомневающийся пусть опровергнет это посредством доказательства обратного, т.е. пусть лицо, сомневающееся в правомерности владения, докажет, что право на вещь принадлежит не владельцу, а ему. Исходя из указанной презумпции (владелец всегда собственник), государство для облегчения защиты собственника от посягательств третьих лиц предоставило ему более упрощенную и облегченную защиту.

Такое объяснение основано на многих постулатах римского права. В соответствии с ним иногда под владельческую защиту попадали и лица, которые обычно правовой защитой не должны были бы пользоваться (воры, захватчики и т п ) Однако, исходя из интересов господствующего класса (в большинстве случаев владельцами были именно его представители), государство сочло возможным дать защиту нескольким неправомерным владельцам, лишь бы невинно не пострадал один правомерный.

Представители другой точки зрения (Ф.К.Савиньи, И.А.Покровский) считали, что облегченная и упрошенная владельческая защита была введена с целью недопущения самоуправства. Даже если фактическим обладателем вещи оказывалось лицо, не имевшее права на владение, восстановить справедливость должен только суд, а не правомерный собственник. Борьбе с самоуправством, т.е. охране общественного порядка, римляне уделяли должное внимание. Поэтому даже фактический владелец, оказавшийся неправомерным, все равно получал защиту против посягательств третьих лиц, даже если их притязания были основаны на праве. Порядок защиты прав установлен, и им надлежит пользоваться. Осуществлять защиту своих прав самостоятельно, т.е. самоуправно, категорически запрещалось.

При этом объяснении остается неясным: почему же владельческой зашитой не пользовались держатели. Они ведь против посягательств третьих лиц защиты не имели.

Можно предложить и еще одно объяснение возникновения владельческой защиты, которое почему-то осталось за пределами внимания исследователей. Как уже отмечалось, владение первоначально возникло вотноше-

121


нии общественных земель, которые являлись собственностью римского народа и передавались остальным родам только во владение, без права собственности. Со временем такое владение, переходя из поколения в поколение, концентрируясь в руках немногих землевладельцев, постепенно превращалось в крупные латифундии. Но с другой стороны, этот процесс приводил к постоянному обезземеливанию и обнищанию Крестьян, что вызывало с их стороны определенное сопротивление, проявляющееся и в попытке самоуправно осуществить перераспределение владения землями Вспомним борьбу братьев Гракхов за передел земель. Представляется, что именно в этом кроется причина появления правовой защиты фактическому владению. Преторы, достойные представители своего класса и верные его стражи, препятствуя переделу земель, за который настойчиво боролись малоземельные и безземельные крестьяне в
III-I вв. до н.э., стали вводить владельческие интердикты для защиты фактического владения землями, не допуская при этом даже ссылки на право при посессорном процессе Последнее объясняется скорее всего тем, что фактические владельцы крупных земельных наделов действительно не имели права на них. Но если это так, то землю можно было отобрать и перераспределить. Чтобы такого не допустить, преторы создали своей практической деятельностью средства правовой защиты фактического состояния, т-е. фактического обладания общественной землей без ссылки на право, которого у них и не было. Таким образом, фактическому положению было дано юридическое обоснование.

Владение защищалось посредством преторских ин-тердиКтов. Такая защита называлась владельческой, или интердиктной Ее особенностью было то, что при его защите требовалось доказать лишь факт владения и факт нарушения владения. При этом, как отмечалось выше, ссылка на право не допускалась. Следовательно, доказывать правовое основание владения не требовалось. Если доказательств права у данного лица не требовалось, защита называлась посессорной, а если требовалось, то петиторной (например, защита права собственности). Последняя была, разумеется, более сложной. Доказывать наличие

122


права всегда сложно, а здесь необходимо было кроме того доказать, откуда оно произошло у данного лица. Обязанность доказывания (бремя доказательства
 onus proban-di) при петиторной защите лежала в процессе на стороне, утверждающей, что у нее имеется право (истец, утверждая наличие у него права на спорную вещь, должен был это доказать).

В посессорном процессе истец должен был доказать лишь факт владения и нарушения владения, что значительно проще, чем доказать право на вещь. Поэтому собственники в случае нарушения их прав старались прибегать именно к посессорной защите как более доступной. И все же она была лишь предварительной (провизорной) защитой. Собственник вещи, утративший владение ею, предъявив интердикт к фактическому обладателю и проиграв при этом посессорный процесс, мог предъявить затем собственнический иск (виндикацию) и выиграть его на основании своего права собственности. Таким образом, более простая и легкая посессорная защита была зато менее стабильной и прочной в сравнении с петиторной.

Посессорной защитой пользовались как собственники, так и фактические владельцы. Это обстоятельство порождало еще одну особенность защиты владения. Законное владение (владение собственника) пользовалось как бы двойной защитой посессорной как владение, а в случае необходимости и петиторной как право собственности. Это касалось и права собственности. Как право оно могло пользоваться петиторной защитой и как фактическое владение посессорной. Незаконное владение и владение прекариста, залогодержателя и секвестрария двойной защитой не пользовалось.

Сущность владельческой защиты. Владение защищалось не исками, а интердиктами преторским изобретением. Защиту владения осуществлял не суд, и характер защиты не носил формы искового производства. Скорее это была административно-правовая защита, которую осуществлял претор средствами своей власти. Интердикт это приказ претора прекратить самоуправное действие лицу, совершающему его. Если нарушитель не хотел выполнить приказ, претор имел право и возможность применить силу для принуждения.

123;


Интердикты делились на две основные группы: а) для удержания наличного владения
interdicta retinendae possessionis; б) для возвращения насильственно или тайно утраченного владения interdicta recuperandae possessionis.

Классическое право уже знало два интердикта для защиты владения: interdictum uti possidetisнедвижимостью и utrubi — движимыми вещами. Interdictum uti possidetis назван так по начальным словам преторской формулировки интердикта, когда претор говорит: «Запрещаю применять насилие, и впредь вы да владейте, как владеете (теперь) теми строениями, о которых идет спор, если это владение не является насильственным, тайным или прекар-но полученным друг от друга» (Д.43.17.1).

Таким образом, для получения защиты наличного владения посредством интердикта uti possidetis требовалось, чтобы фактическое обладание вещью не было опорочено насильственным или тайным завладением и не передано друг другу прекарно. Преторский интердикт направлен на сохранение существующего положения: «Как вы владеете, так и владейте впредь». Он издревле применялся для облегченной охраны владения общественными землями. Владельцы этих земель до конца республики не имели исков о праве собственности, как и самого права собственности. Но и после получения этих исков (III в. до н.э.) они продолжают пользоваться им ввиду его быстроты и удобства. Возник он сравнительно давно, где-то во II в. до н.э. Это еще раз подтверждает наше предположение о том, что целью посессорной защиты было прежде всего сохранение существовавшего положения с владением общественными землями, чтобы не допустить их передела.

Интердикт utrubi также получил свое название от начального слова его формулы: где из двух, у кого из двух. Он применялся для защиты владения движимостями. Его особенностью было то, что защита предоставлялась тому из двух спорящих, кто провладел спорной вещью большую часть последнего года, считая со дня провозглашения интердикта. Следовательно, в споре о владении побеждал тот, кто владел спорной вещью большую часть последнего года (при тех же условиях чистоты владения, чтобы оно не было опорочено тайным, насильственным или прекарным завладением).

124


Оба рассмотренных интердикта носят запретительный характер. В их формулах содержалось прямое указание претора не применять насилие
vim fieri veto против существующего фактического положения и лица, осуществляющего его. Оба интердикта носили так называемый «двойной» характерв таком посессорном процессе защиту владения мог получить и тот, кто обратился к претору за помощью, и тот, против кого интердикт направлялся. Например, если на незаконное владение владельца посягало третье лицо, не имевшее права на спорную вещь, фактический владелец получал защиту своего владения посредством одного из указанных интердиктов. Если же незаконный владелец просил у претора интердикт против лица, у которого он тайно захватил вещь, защита предоставлялась не просителю, а ответчику, поскольку владение просителя опорочено тайным захватом спорной вещи. Таким образом, при применении указанных интердиктов нет истца и ответчика, поскольку владение могло признаваться не за тем, кто предъявлял интердикт, а за другой стороной в процессе.

Другую группу составляли интердикты для возврата утраченного владения interdicta recuperandae possessionisтак называемые рекуператорные. К ним относились:

а) unde vi, предоставляемый юридическому владельцу недвижимостью, насильственно лишенному владения. Это приказ, обращенный только к одной стороне правонарушителю, активному насильнику, предписывающий возвратить потерпевшему неправомерно захваченное (например, землю). При этом не допускались ссылки ответчика на свое право собственности, а также на то, что лишившийся вследствие насилия владелец землей сам приобрел владение vi clam или precario в отношении ответчика. Истцом по этому интердикту являлся всякий, кто утрачивал вследствие насилия юридическое владение, а ответчиком вытеснивший истца независимо от того, сохранял он за собой владение или уже перестал им владеть Интердикт предоставлялся в пределах года после изгнания владельца с земельного участка;

б) de precario, предоставленный лицу, передавшему свою вещь другому лицу во временное и бесплатное пользование до востребования. Если получивший прекарно вещь отказывался ее возвратить по первому требованию собственника, ему предоставлялся интердикт.

125


Для защиты добросовестного владения можно было использовать специальное средство
 публицистский иск. Он предоставлялся лицу, владение которого отвечало всем требованиям, предъявлявшимся для приобретения вещи по давности, срок которой еще не истек. В этом случае допускалась фикция, что истец провладел давностный срок и, следовательно, приобрел право собственности.

Контрольные вопросы для проверки усвоения материала:

1.Что такое владение?

2. Чем отличается владение от права собственности, от держания?

3. Какие виды владения Вы знаете?

4. Как возникало и прекращалось владение?

5. В чем заключается владельческая защита и чем она отличается от петиторной?

6. Какими интердиктами защищалось владение?

126


Глава
8 ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ

Возникновение и развитие института права собственности в Древнем Риме Понятие права собственности. Общая собственность. Приобретение и утрата права частной собственности. Защита права собственности

§ 1. Возникновение и развитие института права собственности в Древнем Риме

Во все времена институт права собственности занимал центральное место в гражданском праве. Его основные положения обусловливают содержание всех остальных разделов цивилистики права на чужие вещи, договорного, наследственного права и т.п. Именно этим объясняется неувядающий интерес к праву собственности как со стороны исследователей, так и со стороны практических работников, политических и общественных деятелей, представителей многих отраслей науки (экономистов, философов, социологов, юристов, обществоведов и др.). Не меньший интерес к вопросам собственности проявляли и римские юристы. Они тщательно и глубоко исследовали общественные отношения собственности, о чем свидетельствуют многочисленные трактаты и высказывания. Естественно, их исследования носят печать своего времени, и все же многие принципиальные положения права частной собственности не только не утратили своего значения в наши дни, но и легли в основу современной науки гражданского права. Ф.Энгельс писал: «Римское право является настолько классическим юридическим выражением жизненных условий и конфликтов общества, в котором господствует чистая частная собственность, что все позднейшие законодательства не могли внести в него никаких существенных улучшений»2.

Римских юристов больше интересовала практическая сторона права собственности, чем теоретические изыскания, и поэтому они не оставили нам определения данного понятия (что не мешало им широко его использовать), как и многих других (контракта, деликта, иска). Однако именно

2 Энгельс ф О разложении (^сидплизма ч ho'jiuikiiohvhuu национальных государств//Маркс К , Энгсчьс Ф Соч.-2-е изд.—Т.2!—С.4 12.

.127


им принадлежит приоритет в разработке основ права частной собственности: «Римляне, собственно, впервые разработали
право частной собственности, абстрактное право, частное право, право абстрактной личности»3.

Римское гражданское право первоначально знало государственную и общинную собственность на землю и частную собственность на остальное имущество. Законы XII таблиц уже упоминают о праве собственности, которое в те времена обозначалось термином dominium, к которому добавляли ex jure Quiritium — собственность по праву квиритов, древнейшего племени. Этим римляне хотели подчеркнуть древность, а следовательно, устойчивость, незыблемость, неприкосновенность отношений собственности (dominium — от лат. глагола domare — укрощать, господствовать). Первоначально этим термином обозначались все права на вещь, вся совокупность полноты власти в доме. Однако уже с I в. н.э. римляне отграничивают значение термина dominium. С конца классического периода (III в. н.э.) собственность стали обозначать термином proprietas. Но сущность понятия собственности заключена не в термине.

С древнейших времен Римское государство безраздельно владело землей. Племенам, родам, а затем и семьям земля передавалась только во временное пользование и не больше как по 2 югера. «Первая форма собственности... племенная собственность... имела форму государственной собственности, а право отдельного индивида на нее ограничивалось простым владением (possessio), которое, однако, как и племенная собственность вообще, распространялось лишь на земельную собственность»4.

В результате захватнических войн Рим накапливал земли и рабов, которые также передавались во временное пользование отдельным родам. Патриции, получая больше рабов и других средств для обработки земельных наделов, сосредоточивали в своих руках огромные латифундии. Этот процесс сопровождался обезземеливанием и разорением плебейских родов. Из их среды формировался слой свободных пролетариев. не имевших ни земли, ни хлеба, ни других средств для

3 Мирке К. К критике гсгсювскоч философии права//Там же.T.I.— С 347

4 Мирке К., Энгельс ф Немецкая идеологи я//Соч.—2-е изд.Т.З.С ft2.


существования. Это стимулировало беспрестанную борьбу плебеев с патрициями за перед ел земли. Поэтому внутреннюю историю Рима того времени (
III-I вв. до н.э.) составляет именно борьба за землю. В письме Ф.Энгельсу К.Маркс писал: «Недавно я снова проштудировал римскую (древнюю) историю до периода Августа. Внутренняя история явно сводится к борьбе мелкой земельной собственности с крупной...»5

В условиях бесконечной борьбы за передел земли и складывались общественные отношения по поводу пользования ею, что наложило отпечаток на формирование их правового оформления. Длящееся веками пользование отдельных родов общинной землей постепенно становится их незыблемой привилегией. Становится привычным утверждение: эта земля моя, поскольку она принадлежала моему роду, моей семье с незапамятных времен. Однако это положение требует правового обеспечения и закрепления ввиду посягательств со стороны безземельных и малоземельных крестьян. С этой целью преторы вначале конструируют такой правовой институт, как владение, предоставивший владельцу правовое основание на пользование государственной землей и юридическую защиту против каких-либо посягательств. Однако при этом неограниченным и безраздельным властелином земли все же остается государство. Нужно было передать это господство фактическим обладателям земель, что и было осуществлено преторской практикой. К термину dominium прибавляется exjure Quiritium, призванный удос-.товерить и засвидетельствовать родовую принадлежность земли и, следовательно, древнее происхождение безраздельного господства на ней именно данного рода или семьи. Так постепенно безраздельность и неограниченность господства над земельными наделами перемещается от государства к их фактическим владельцам. Частное владение превращается в частную собственность на землю. Поскольку претендентами и посягателями на владение землей могли быть не только безземельные и малоземельные, но и бесправные крестьяне, то против них преторы сконструировали, кроме средств владельческой защиты, и более эффективную исковую защиту, так как уже имелась приставка exjure Quiritium. Teo-

S Маркс Энгельсу, 8 марта 1855 г.//Маркс К., Энгельс Ф. Соч.—2-с изд.-Т.28.-С.368.


ретическое обоснование такого господства, определение его содержания и правомочий появились позже. Вначале утверждается принцип: «Я господин этого земельного надела, этого раба и потому никто другой не может разделять со мной эту власть». «Собственное основание частной собственности,
владение... Лишь благодаря юридическим определениям... последнее приобретает качество правового владения, частной собственности»6.

Таким образом, безраздельность и практическая неограниченность пользования государственной или общинной землей превратилась в полное правовое господство фактического владельца вначале над рабами и другими движимыми вещами, а затем над землей и другими недвижимыми вещами, которое стали именовать собственностью. Господство заключалось в том, что обладавший им получил возможность непосредственного и полновластного воздействия на вещь, полностью отграничивая такое же воздействие других лиц. Так к концу II в. до н.э. было оформлено право частной собственности на землю.

§ 2. Понятие и содержание права собственности

Объем и пределы права частной собственности римляне определяли посредством указания правомочий собственника. Совокупность этих правомочий составляла содержание права собственности. Римский собственник имел следующие правомочия: право владения (jus possidendi); право пользования (jus utendi); право распоряжения (jus abutendi); право получать доходы (jus fruendi); право защиты (jus vindicandi). Однако со временем, заметив, что некоторые правомочия в определенной мере повторяют друг друга, римляне суживают их круг. В результате отпало такое правомочие, как право защиты (jus vindicandi), поскольку всякое право подлежит защите и выделять специальное правомочие для права собственности просто нет необходимости; право пользования (jus utendi) поглотило право получения доходов от вещи (jus fruendi). Осталось лишь три правомочия право владения (jus possidendi), право пользования (jus utendi) и право распоряжения (jns abutendi), охватывающие все возможные формы и способы воздействия собственника на вещь и в то

б Маркс К. К критике гегелевской философии права//Маркс К., Энгельс Ф. Соч.—2-е изд.—Т.].—С.347.


же время отграничивающие посягательства других лиц на эту же вещь. Поэтому право собственности называютеще
наиболее полным правом по объему, поскольку все другие права на вещь уступают ему в этом.

Право владения (jus possidendi) — это правомочие собственника, заключающееся в том, что собственник имеет право фактически обладать своей вещью. Как было показано раньше, это означает, что вещь должна находиться в хозяйстве собственника, занимать в нем положение, соответствующее ее хозяйственному назначению. Фактическое обладание вещью реальная возможность осуществления непосредственного господства над нею. Однако это свое правомочие собственник может осуществлять не только самолично, а и передать право владения другим лицам (например, по договору), сохраняя при этом право собственности на вещь.

В таком случае фактические обладатели осуществляли .владение не от собственного имени, а от имени собственника, передавшего им вещь на основании договора. Так, собственник предлагает свою вещь во владение залогодержателю, прекаристу или по секвестру. Однако не всякий договор о передаче вещи во временное пользование другому лицу переносит на это лицо владение. Более того, большинство договоров предусматривают передачу собственником лишь фактического обладания вещью, т.е. держания, но не владения. Так, по договору найма собственник передает нанимателю вещь только в держание, но не во владение. Наниматель фактически обладает вещью, но у него нет владельческой воли, т.е. он не может считать ее своей, а следовательно, не »может пользоваться средствами посессорной защиты интердиктами. И вообще наниматель может отражать посягательства третьих лиц на вещь, переданную ему в наем, только посредством собственника. Сам он таких средств не имеет, что ставит его еще в большую экономическую зависимость от наймодателя.

Право пользования (jus utendi) — это более емкое по сравнению с правом владения правомочие собственника. Оно заключается в том, что собственник имеет право извлекать из вещи полезные качества, получать доходы и приращения от нее. Пользование вещью может осуществляться в различных (но не противоречащих закону) формах и способах:


передачи в наем, аренду, путем потребления (например, продукты питания, сырье, стройматериалы и т.д.). Полезные качества можно извлекать из вещи посредством ношения украшений, одежды, проживания в жилище, получения приплода животных, птиц, урожая земли, садов и других форм приращения. Иными словами, извлечение полезных качеств вещи может принимать различные формы, способы, методы, виды и т.д. Однако в римском праве все же просматриваются некоторые общие правила пользования вещью:

а) нельзя при этом причинять вред или какие-то неудобства другим лицам; б) пользоваться вещью вопреки закону. По общему правилу объем пользования, осуществляемый в соответствии с законом, практически не ограничен, кроме случаев, когда это вытекает из закона, договора или иных прав других лиц. Так, пользование может быть ограничено в интересах соседа или же другого лица, имеющего право на такое ограничение.

Право пользования вещью наиболее важное правомочие собственника. В нем заложена возможность последнего удовлетворить личные, бытовые, хозяйственные и иные потребности. С этой целью нужная вещь и приобретается. Собственника интересует не столько само по себе владение, сколько реализация указанного правомочия.

В Риме право собственности наиболее полно проявилось именно в правомочии пользования. Собственник мог делать со своей вещью все, что прямо не запрещено законом. Право пользования он также мог уступать другим лицам, сохраняя за собой право собственности. Так, собственник мог передать свою вещь по договору ссуды во временное и безвозмездное пользование другому лицу. В этом случае он лишался права пользования своей вещью, не получая 'взамен ничего. Ссудополучатель осуществлял пользование вещью не от своего имени, а от имени собственника. По договору найма (тоже форма пользования, но видоизмененная) право пользования вещью переходило к нанимателю за определенное вознаграждение.

Право распоряжения заключалось в том, что собственник мог определять правовую судьбу вещи, т.е. отчуждать (прежде всего) всеми дозволенными способами, завещать, устанавливать сервитута в пользу других лиц и т.п. Владельцы земельных наделов продолжительное время не обладали этим

132


правомочием и получили его только по закону Спурия Тория в
III в. до н.э., в соответствии с которым земельные наделы стали объектами неприкосновенной частной собственности, а их владельцы частными собственниками. «Полная, свободная собственность на землю, писал Ф.Энгельс, означала не только возможность беспрепятственно и неограниченно владеть ею, но также и возможность отчуждать ее. Пока земля была собственностью рода, этой возможности не существовало»7.

Решать правовую судьбу вещи это значит определять ее правовой статус, изменять его по своему усмотрению и т.п., т.е. изменять или прекращать отношения собственности. Изменить можно, например, установлением сервитута в пользу другого лица, а прекратить одним из способов прекращения права собственности (физическим уничтожением вещи, изъятием из гражданского оборота, отчуждением). Разумное физическое уничтожение вещи может иметь место в тех случаях, когда из одной вещи изготавливают другую, т.е. при спецификации. При этом действительно меняется правовой статус вещи право собственности на новую вещь устанавливается в соответствии со специальными правилами. При других формах физического уничтожения вещи право собственности на нее просто прекращается. Изъятие вещи из гражданского оборота также ведет к прекращению права частной собственности на нее. Наконец, отчуждение может быть произведено путем продажи, мены, дарения, передачи в заем, перехода права собственности при наследовании и т.п. Во всех этих случаях изменение правового статуса вещи происходит по волеизъявлению самого собственника, т.е. по его распоряжению.

Право распоряжаться вещью также может осуществляться в разнообразных правовых формах при одном непременном условии оно не должно противоречить закону. Это правомочие собственник также может передавать другим лицам. Например, будучи лишенным возможности лично осуществить правомочие (болезнь, старческий возраст и т.п.), он может поручить другому лицу произвести продажу вещи и т.п.

В совокупности все три правомочия (знаменитая триада, дошедшая до наших дней) составляют содержание права собст-

7 Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства//Маркс К., Энгельс Ф. Соч.—2-е изд.Т.21.С-167

133


вечности,
его сущность, хотя не исчерпывают всего многообразия проявления господства собственника над вещью, его правового воздействия на отношения собственности. «Право частной собственности есть jus utendi et abutendi, право произвольного обращения с вещью. Главный интерес римлян направлен на развитие и определение тех отношении, которые являются абстрактными отношениями частной собственности»8,— писал К.Маркс в работе «К критике гегелевской философии права».

Таким образом, право частной собственности это исключительное право лица владеть, пользоваться и распоряжаться вещью в своем интересе. Исключительное право потому, что оно нераздельно, т.е. принадлежит только собственнику, который ни с кем его не делит. Римляне называли право собственности еще и неограниченным, подчеркивая этим полноту владычества собственника над вещью, якобы никем не стесняемого. На самом же деле право собственности в Риме во все времена подвергалось определенным ограничениям. Как одно из проявлений господствующего класса, оно могло ограничиваться в интересах государства, общества, в пользу сервитутов, залогодержателя и других прав на чужие вещи, в пользу соседей.

Таким образом, римское гражданское право знало немало ограничений правомочий собственника, но при этом римские юристы (и современные буржуазные исследователи) трактовали право частной собственности как исключительное и нераздельное, вуалируя его классовую сущность. Главным в их понимании указанного права было осуществление собственником неограниченного господства над вещью. Иногда уточняют, что господство это правовое. Исходя из этого, право собственности объясняется как господство лица над вещью, как возникающее между собственником и вещью отношение. Отсюда их незыблемость: изменить свое отношение к вещи человек может только сам и никто другой, т.е. отношения собственности носят устой ч и вы и, незыблемый характер, изменить который никто не волен.

В действительности право собственности, как и всякое право, это лишь повеления господствующего класса, инструмент, посредством которого регулируются отношения между людьми и прежде всего между классами. Отношения

8 Маркс К., Энгельс Ф. Соч.—2-е изд.— T.I.— С. 347.

134


собственности, будучи общественными, регулируются прс вом, в силу чего они становятся правовыми. Собственник
. Процессе осуществления своего права собственности вступг ет со всеми окружающими его лицами в определенные праве вые отношения. Их содержание заключается в том, чт собственник как субъект права наделен определенные правами (владеть, пользоваться и распоряжаться), которь все его окружающие обязаны не нарушать, соблюдать, увг жать и т.п., т.е. правам собственника корреспондируй обязанности окружающих его лиц. Следовательно, нарушителем права собственности также может быть любое лицо )/ числа окружающих собственника. Поэтому защита пра? собственности посредством вещных исков, а также cai»-право называются абсолютными. Итак, право собственно;

ти это не господство человека над вещью, не отношен^ между человеком и вещью. Отношения собственности э;

отношения общественные, отношения между людьми. Именно общество посредством права устанавливает правое. господство собственника над вещью. Значит воля обществ первична, а господство вторично, и общество в ли!. государства всегда может изменить пределы этого господ ства

§ 3. Виды права собственности

Продолжительное время римляне знали и признавал. наиболее древний, известный еще Законам XII таблиц ви права собственности dominium ex jure Quiritium квг;

ритская собственность. Пределы и содержание этого пра& собственности были установлены цивильным правом и ухода корнями в глубокую древность. Квиритами первоначальн называли только римских граждан, принадлежавших к одно именному древнейшему роду, а квиритское право собствен ности устанавливалось на особо важные с точки зрения хозяйства вещи (рабов, земли, скот, сервитуты) и лишь позднее распространилось шире. Характерно также, что первоначально его субъектами могли быть только римские граждане, затем к ним присоединяют латинов, наделив их римской правоспособностью в сфере имущественных отношенийjus со m merci i.

Другой характерной особенностью квиритского права собственности были строго установленные формы ее при-


обретения: манципация и уступка права в ходе процесса (
in jure cessio).

Квиритская собственность была сугубо римской, национальной, носила замкнутый, кастовый характер. Пока существовало Римское государство-город, она вполне соответствовала его внутренним потребностям, но с выходом Рима за пределы своих городских стен, немедленно превратилась в тормоз развития гражданского оборота.

Преторская, или бонитарная, собственность (in bonis habere). Консервативный характер права квиритской собственности не только не способствовал гражданскому обороту, но и стеснял развитие самого права собственности. Как известно, объекты права квиритской собственности могли отчуждаться только посредством специально установленных для этого правовых форм —манципации и уступки права (in jure cessio). Если же вещь приобреталась без соблюдения требований указанных форм, то право собственности к приобретателю не переходило со всеми вытекающими из этого последствиями. Отчуждатель вещи оставался квиритским собственником, а приобретатель становился только добросовестным владельцем без права на вещь. Фетишизация правового формализма в этом случае основательно подрывала устойчивость гражданского оборота, порождала неуверенность в гражданских правоотношениях. Квиритский собственник, продавший свою вещь без соблюдения формальных требований манципации (присутствие при продаже весовщика с весами и не менее пяти-семи свидетелей), не мог перенести на приобретателя вещи свое квиритское право собственника. По истечении определенного времени отчуждатель веши на основании формально сохранившегося за ним права квиритской собственности мог истребовать проданную им вещь несмотря на то, что она фактически была передана продавцом покупателю и продавец получил за нее обусловленную цену. В силу формализма римского гражданского права это безосновательное и неправомерное требование удовлетворялось, что вызывало справедливое негодование даже среди господствующего класса.

Обнаружив несоответствие цивильной правовой нормы складывающимся фактическим отношениям, претор предпринимает практические действия для устранения этого противоречия. В одном из своих эдиктов он объявляет, что

136


впредь будет предоставлять защиту покупателю веши, который приобрел ее без соблюдения установленных формальностей. Преторское правило, как соответствовавшее интересам господствующего класса, постепенно становится правовой нормой. Собственность, получившую защиту из рук претора, стали называть
преторскои, или бонитарной, от латинского in bonis habere (иметь в своем добре), т.е. вещь, приобретенная покупателем, становится его имуществом. Введением этого правила претор признал утратившим значение деления вещей на манципные и неманципные, поскольку манципация как способ приобретения права собственности также фактически упраздняется.

Таким образом, были устранены формальные ограничения квиритской собственности. Параллельно возникла пре-торская собственность. Для ее защиты учреждается специальный публицистский иск.

В исследованиях последнего времени появились утверждения о том, что кроме квиритской римское гражданское право никакой другой собственности не знало9. Аргументация этих учреждений недостаточно убедительна, а сама проблема требует дополнительных исследований.

Собственность перегринов. Римляне вынуждены были вступать в гражданско-правовой оборот с лицами, заселявшими территорию вокруг Рима и не имевшими статуса римского гражданина. Это так называемые перегрины, т.е. неримские граждане. Их длительное бесправие в конце концов оказалось невыгодным прежде всего римским гражданам, послужив причиной предоставления Перегринам определенной правоспособности. В сфере гражданско-правовой перегрины подчинялись местным правовым системам.

В начале республики римляне вынуждены были допустить перегринов к римской собственности путем совершения сделок, главным образом по поводу движимых вещей и в интересах самих римских граждан. Некоторым общинам и отдельным лицам из иностранцев предоставлялось право участия в гражданском обороте римлян —jus commercio.

В силу этого некоторые перегрины могли приобретать собственность у римских граждан и таким образом становиться собственниками вещей, которые раньше могли быть

9 Савельев В.А. Право собственности в римской классической юриспруденции //Сов. государство и право. — 1987. — №12. — С. 12! — 126.

137


в собственности только римских граждан. Но к свободному участию в гражданском обороте римлян перегрины все же не допускались. Их участие ограничивалось отдельными сделками: манципацией и литтеральными договорами. Приобретенное таким образом право собственности защищалось эдиктами перегринского претора посредством «фиктивных исков», т.е. делалось допущение, что перегрин стал римским гражданином и потому не него распространяются правовые средства защиты квиритской собственности Таким образом, права перегринов по сравнению с римскими гражданами были значительно менее защищенными. Во многих случаях перегрины по поводу своих вещных прав могли обращаться лишь к владельческим интердиктам, что не всегда обеспечивало надежную защиту. Источники не содержат сведений о других правовых средствах защиты прав собственности перегринов.

Провинциальная собственность. С расширением захватнических войн возникает провинциальная собственность на землю. Земля покоренных Римом народов становится собственностью римского народа (ager populus romanus), т.е. государственной. Одна часть захваченных земель пополняла государственный земельный фонд и становилась собственностью государства, другая также переходила в собственность Римского государства, но оставалась при этом во владении и пользовании покоренного народа, Рим в любое время мог прекратить это владение и пользование, поскольку являлся собственником земли.

Земля из государственного фонда также передавалась во владение и пользование, но только римским гражданам. Владельцами крупных наделов провинциальных земель становились представители верхушки рабовладельческого класса (поскольку только они имели средства для обработки земель, находящихся далеко от Рима), которые получали огромные доходы от этой провинциальной собственности за счет беспощадной эксплуатации рабов и местного населения.

Во II в. н.э. за владельцами провинциальных земель было признано право, обозначаемое термином, близким к владению, а в действительности фактическое право собственности. Они могли не только владеть и пользоваться земельными наделами, но и распоряжаться ими. Предполагают, что защита провинциальных земель посредством владельческих интердиктов наступила еще раньше, примерно в I в. до н.э.

138


Высокое плодородие провинциальных земель, беспощадность и бесконтрольность эксплуатации рабов и местного населения, а в результате высокая доходность в сочетании с развитием оборота широко привлекали наиболее могущественные слои римского населения к этим землям, увеличивая их огромные богатства.

Провинциальная собственность на земли отличалась от квиритской на италийские земли главным образом тем, что собственники провинциальных земель обязаны были вносить в казну специальные платежи, которые не взимались с квирит-ских собственников. Кроме того, в гражданском обороте собственники провинциальных земель пользовались только средствами права народов (jus gentium). Действие норм цивильного права на них не распространялось, что в значительной мере раскрепощало гражданский оборот в провинциях.

Творческое развитие римского гражданского права в целом в классический период и особенно права частной собственности привело к ряду важных последствий. Постепенно сглаживание различий цивильного права и права народов, отказ от формальной манципации, признание простой традиции при отчуждении земель и другого имущества, а также упразднение других формальностей оборота привели к разрушению дуализма между квиритской и бонитарной собственностью. Различия между этими видами собственности были упразднены.

Возрастание потребностей Римского государства в денежных средствах потребовало распространения специального налога и на италийские земли. Кроме того, была установлена единая форма публичной регистрации сделок по поводу земель на всей территории Рима. Все это привело к устранению правовых различий между италийскими и провинциальными землями.

Таким образом, различия в правовом режиме различных видов собственности в эпоху Юстиниана полностью исчезли. Взамен было выработано единое понятие частной собственностиdominium ex jure privatum. Характерными признаками права частной собственности стала ее принадлежность частным лицам (физическим и юридическим) и безграничная возможность извлечения нетрудового дохода посредством безудержной эксплуатации рабов и низших слоев свободного населения.

139


§ 4.
Общая собственность

Исключительный характер права собственности предполагал, что собственником данной вещи может быть только единственно данное лицо. Если одно лицо имеет полное право собственности на данную вещь, то другое не может иметь такого же права на эту же вещь. Один собственник вещи исключает другого такого же собственника. Множество прав на одну и ту же вещь немыслимо. Однако римские юристы, изучая реальное положение дел, заметили, что в жизни часто возникают ситуации, при которых одна и та же вещь становится собственностью нескольких лиц, например, в случае, когда вещь переходит по наследству двум или нескольким наследникам, или если лицо, не располагающее достаточными средствами для приобретения определенной вещи, вступает в договор с несколькими лицами с целью приобрести ее сообща. В этих случаях одна и та же вещь становится собственностью нескольких лиц. Таким образом, воззрение римских юристов об исключительном характере права собственности пришло в противоречие с реальностью, побудив их к поискам объяснения этого факта.

Еще древний классик Сцевола высказал идею собственности многих лиц на одну вещь в идеальных долях pars pro indiviso (Д.50.16.25). Идея получила дальнейшее развитие. Цельз-сын говорил: «Не может быть собственность или владение двоих в полном объеме, но они имеют собственность в части на все тело раздельно». Другими словами, каждому из собственников принадлежит идеальная часть вещи, которую можно представить только мысленно, а не физически. Следовательно, не может быть несколько прав собственности на одну и ту же вещь, но одно право собственности на одну и ту же вещь вполне может принадлежать нескольким лицам, и тогда налицо право общей собственности, которое римские юристы называли communio или condominium.

Исходя из приведенной выше характеристики отношений собственности Цельза, каждый из собственников имеет долевое право собственности на всю вещь в целом, т.е. каж-дому из них принадлежит не доля вещи, а доля права на вещь Такое понимание права общей собственности означает, например, что если вещь подвергнется разрушению, порче или каким-либо иным образом ее ценность уменьшится или

140


просто вещь упадет в цене, каждый из сособственников сохраняет свою долю права на оставшуюся часть вещи или на уцененную вещь. Например, дом, принадлежавший на праве общей собственности двум сособственникам, сгорел, от него остались всего лишь несколько бревен, которые принадлежат обоим сособственникам соответственно их долям права. Те же последствия наступали и в случаях, когда цена дома увеличивалась, когда он улучшался. Однако не следует смешивать долю права на вещь в целом с реальной долей права пользования вещью, принадлежащей нескольким собственникам. Например, трехкомнатный дом принадлежит двум сособственникам в равных долях права
по 1/2 каждому. Идеальная доля каждого и будет составлять 1/2 дома. Каждому из них принадлежит 1/2 права на дом в целом. При этом реальная доля пользования может быть иной одному две комнаты из трех, другому - одна из трех. Следовательно, реальные и идеальные доли не всегда совпадают.

Отношения общей собственности подлежат определенным правилам.

Поскольку вещь в целом и во всех своих частях принадлежит всем собственникам вместе, то отсюда следует непреложное правило распоряжение, владение и пользование вещью может осуществляться только с общего согласия всех сособственников. При этом не имеет значения, кому и какая (большая или меньшая) часть права принадлежит. Все сособственники равны в своем праве осуществлять право собственности. Если хотя бы один из них не согласен с принимаемым решением, то оно не могло состояться. Каждое фактическое распоряжение всей вещью или какой-либо наименьшей ее частью касается права общей собственности на всю вещь в целом, не принадлежащие никому в отдельности, а только всем сообща.

Вместе с тем каждый из сособственников управомочен по своему усмотрению распоряжаться своей долей права общей собственности Он может ее продать, обменять, передать по наследству, подарить и вообще совершать все то, что прямо не запрещено законом.

Однако преимущественное право на приобретение отчуждаемой одним из сособственников своей доли права в общей собственности принадлежит остальным сособственникам. Только при их отказе от приобретения указанной доли

141


сособственник-отчуждатель имеет право продать (подарить, обменять) свою долю любому третьему лицу.

Каждый из сособственников имеет право потребовать раздела общей собственности в любое время. Другие сособ-ственники не могут ему в этом отказать, если только незамедлительный раздел не повредит самой вещи.

§ 5. Приобретение и утрата права частной собственности

Правовым формам оборота собственности римляне придавали важное значение, так как при перемещении собственности всегда возникают вопросы о том, кому она переходит, кто станет собственником. От ответа на эти вопросы зависела прочность власти господствующего класса, ее устойчивость. Поэтому в древнейшие времена переход права собственности от одного лица к другому обставлялся рядом формальностей, без соблюдения которых сам переход юридического значения не имел.

Право собственности на данную вещь может возникать у конкретного лица разными способами: лицо изготовило вещь самостоятельно, приобрело посредством купли-продажи, освоило землю, которая до этого никому не принадлежала, и т.д. Весьма рано римляне во всем многообразии форм возникновения права собственности стали различать два самостоятельных, но тесно взаимосвязанных моментаспособ приобретения права собственности (modus acquiren-di) и титул приобретения (titulus acquirendi). Факты, наступление которых приводит к возникновению права собственности у конкретного лица, называются способами приобретения права собственности. Юридические факты, служащие правовой основой возникновения права собственности, называются титулами приобретения (titulus acquirendi).

Римское право с древнейших времен все способы приобретения права собственности разделяло на первоначальные и производные. Предположительно исторически раньше возник первоначальный способ как основывающийся на древнейших формах приобретения права собственности. С развитием гражданского оборота появился производный способ. Первоначальный способ приобретения права собственности заключался в том, что право собственности на данную вещь возникает впервые или против воли бывшего собственника.

142


Например, земля, никому не принадлежавшая, стала собственностью того, кто первый стал ее обрабатывать. Рыбак, выловив рыбу в реке (в море), стал ее собственником, поскольку до этого рыба никому не принадлежала. Ягоды или грибы, собранные в лесу, становятся собственностью того, кто их собрал. Впервые возникает право собственности также на вещь, которую только что сделали. К первоначальному способу относится конфискация имущества, поскольку в данном случае право собственности у конфискатора возни-.кает против воли бывшего собственника. То же происходит при реквизиции и других принудительных перемещениях собственности.

Производный способ приобретения права собственности заключается в том, что право собственности переходит от одного лица к другому по их взаимной воле, желанию. Он основан на договорных формах оборота. Основным титулом производного способа, однако не единственным, является договор. Сюда же относится переход права собственности при наследовании наследник может стать собственником на-. следственного имущества только при его согласии. Производное приобретение основано на праве предшествующего собственника, производится из его права отсюда и название способа.

Как уже отмечалось, наиболее древними способами при-. обретения права собственности были первоначальные: зах-ват ничейной вещи (завладение) occupatio rei nullius; переработка вещей specificatio; приобретение права , собственности по давности владения usucapio; соедине-.ние вещей accessio.

Захват ничейной земли (завладение) occupatio rei nullius является способом приобретения права собственности, свидетельствующим о времени его происхождения. Он возник тогда, когда вокруг были еще не освоенные земли, леса и т.п. Собственником признавался тот, кто первым начинал их обрабатывать. Этим способом приобреталось право на собранные ягоды, плоды, коренья, убитого зверя, выловленную рыбу и т.п. Объектами права собственности по этому способу могли стать вещи, которые до их завладения ни в чьей собственности не находились, на которые право собственности до сих пор вообще не устанавливалось, т.е. ничейные. Сюда же относились вещи, от права собственности

143


на которые собственник отказался
выброшенные. Первый, кто захватил такую выброшенную вещь, становился ее собственником. Однако нельзя смешивать выброшенные вещи с утерянными. Собственник, утративший владение вещью, не утрачивает права собственности на нее, поэтому утерянные вещи не могут быть объектом захвата, поскольку не являются ничейными.

Присвоение ничейных вещей обосновывалось принципом, провозглашенным еще Законами XII таблиц res nullius cedit primo occupanti ничейная (бесхозяйная) вещь следует за первым, захватившим ее. Вражеское имущество считалось бесхозяйным и могло быть предметом завладения, но не все. Основная его часть становилась собственностью государства.

Особый правовой статус определялся для клада, под которым подразумевали обнаруженные ценности, неизвестно кем и когда спрятанные. Клад также считался ничейным, поскольку не был известен его собственник, и переходил в собственность того, кто его обнаружил. Однако если клад найден на земле другого владельца, то половина его принадлежала собственнику земельного участка, а другая тому, кто нашел клад.

Переработка вещей (specificatio). Речь идет об изготовлении, т.е. создании, новой вещи из какого-либо материала. Вещь, сделанная мастером из своего материала, без сомнения, принадлежит мастеру. Если же она сделана из чужого материала, то возникает вопрос: кто же ее собственник? В Риме по этому поводу шла длительная дискуссия, в которую были вовлечены крупные юристы, философы и другие ученые. Возникли две правовые школы. Сторонники одной обосновывали вывод, что собственником новой вещи будет мастер, ее изготовивший, другие доказывали принадлежность вещи собственнику материала, из которого она сделана. Приверженцы этих школ (их называли соответственно про-кулианцами и сабинианцами по имени преподавателей) никак не могли найти точку соприкосновения, прийти к общему мнению. И только в праве Юстиниана зафиксировано компромиссное решение: если новую вещь можно опять превратить в материал, из которого она сделана, то ее собственником будет "собствен ни к материала, если же нет, то право собственности на нее принадлежит ее создателю. На-

144


пример, чужое зерно мельник перемолол в муку, из чужого молока маслодел сделал масло
в этих случаях новые вещи не могут быть обращены в материал, из которого они сделаны. Следовательно, право собственности на муку и на масло принадлежит соответственно мельнику и маслоделу. Другой пример: из чужого золота сделан браслет. Браслет всегда можно обратить в золото, следовательно, право собственности на браслет будет принадлежать собственнику юлота.

Такое решение проблемы в наше время не представляется логичным. Получалось, что картина, написанная на моем холсте, моя, стихи, написанные на моем материале, также мои. Это не было воспринято последующими правовыми системами.

Приобретение права собственности но давности. Этот способ приобретения был основан на давности владения имуществом, не принадлежавшим его обладателю. Вначале приобрести право собственности но давности могли только римские граждане и только па маннпппые вещи. Срок давности устанавливался в один год для движимых вещей и два года для недвижимых. Преторы расширили пределы лавно-стного приобретения, распространив его ч на другие слои свободного населения. В праве Юстиниана были установлены сроки приобретательной давности для движимого имущества три года и для недвижимого десять лет. Однако для приобретения права собственности по давности требовались следующие условия: а) наличие правового основания владения (купля-продажа, дарение и т.п., которые имели место, но не привели к возникновению права собственности); б) добросовестность владельца, которып не знал и не мог знать о своем незаконном владении: в) непрерывность владения в течение установленного срока (три года для движимого имущества и десять лет для недвижимого).

Ворованные вещи не могли перейти в собственность по давности владения.

Соединение и смешение вещей. Соединение вещей имело место в случаях, когда одна вещь поглощалась другой так, что нельзя было их отделить. Например, при строительстве дома использовано бревно другого собственника. В этом случае собственность на присоединенную вещь переходила к собственнику основной вещи, которып обязан был возместить собственнику присоединенной вещи (бревна) ее двой-

145


ную стоимость. Такие формы присоединения имели место и в случаях посева, насаждения, возведения постройки на чужой земле. Урожай, насаждения и постройка становились собственное! ью собственника земли по принципу
superficies solo cedit строение (и все взращенное, посаженное) поступает в собственность того, кому принадлежит земля. Сюда же относились намывы, припаи и т.п.

Смешение вешен это такое их соединение, при котором невозможно установить, какая из них поглотила другую. В результате смешения однородных вещей возникала общая собственность для двух или нескольких собственников.

Приплод животных, урожай сада и другие плоды с момента отделения их от плолоприносящей вещи, когда плоды становятся отдельной вещью, переходили в собственность собственника плодоносящей вещи.

Производное приобретение права собственности. Основной правовой формой производного приобретения является договор (купля-продажа, заем, мена, дарение, древнейшая форма залога и лр ), а также переход права собственности по наследству. Во всех этих случаях переход права собственности от одного лица к другому происходит по их волеизъявлению, право собственности приобретателя основывается на праве собственности отчуждателя. Однако для перехода права собственности от отчужлателя к приобретателю одного заключения договора недостаточно. Сам факт заключения договора права собственности у приобретателя еще не порождал, он был лишь правовым основанием для его возникновения. Для перенесения права собственности от отчуждателя к приобретателю требовалась фактическая передача самой вещи в форме манципации (mancipatio), уступки права (injure cessio) или традиции (traditio). Римское право строго придерживалось принципа: собственность переносится передачей, а не соглашением traditionibus dominio rerum, non pactis nudis transferuntur Только при сочетании этих двух условий (фактическая передача, опиравшаяся на правовое основание) право собственности переходило от отчуждателя к приобретателю.

Манцинация (mancipatio) — символический акт, по которому в присутствии пяти свидетелей и весовщика происходила фактическая передача вещи отчуждателем приобретателю. Вначале весовщик действительно взвешивал металл,

146


за который вещь отчуждалась, но с появлением чеканной монеты взвешивание стало символическим и лишь удостоверяло действительность передачи права собственности приобретателю.

Уступка права (injure cessio) возникла уже в преторском праве и представляла собой мнимый судебный процесс. Приобретатель требовал вещь, которую приобретал, утверждая, что она принадлежит ему. Отчуждатель признавал требование истца. Претор, перед которым осуществлялась эта процедура, признавал право собственности за приобретателем.

Передача (traditio). Обе рассмотренные выше формы передачи права собственности были весьма громоздкими и ощутимо стесняли гражданский оборот. Требовалась новая, более простая, легкая и доступная форма перенесения права. Такая форма уже имелась в праве народов (jus gentium). Она называлась traditio — традиция и заключалась в передаче фактического владения вещью от отчуждателя к приобретателю, т.е. выполнении предварительного соглашения, каким является договор купли-продажи мены, дарения и т.п. Для перенесения права собственности посредством традиции имело значение основание (causa justa possessionis), по которому передача совершалась. Этим основанием и была взаимная воля сторон, выраженная влоговоре, которая должна была предшествовать передаче вещи. Традиция же была лишь ее выполнением, заключительным актом.

Первоначапьно традиция в Риме применялась только для неманципных вещей, приобретатели которых не имели римского гражданства. Однако уже во времена Юстиниана традиция ввиду ее простоты и доступности полностью вытеснила как манципацию, так и уступку права, став господствующей формой приобретения права собственности.

§ 6. Защита права собственности

Практически вся мощь государства, в том числе и правовая, направлена прежде всего на защиту, сохранность экономической основы своего существования собственности. Способы, методы, формы и т.п. охраны права собственности достаточно разнообразны. Рассмотрим лишь вешно-пра-вовые средства его защиты, которые римское право разработало весьма основательно. Это три специальных иска:

147


аппликационный (
rei vindicatio), негаторный (actio negato-ria) и публицианский (actio Publiciana). Они объединяются общим названием вещные иски ( actio in rem).

Понятие виндикации. Виндикация, или виндикационный иск, получила название от латинских слов rei vindicatio (vim dicere объявлять о применении силы). Виндикация это истребование своей вещи невладеющим собственником от владеющего несобственника. В Риме применялась так называемая неограниченная виндикация, по которой вещь истребова-лась от любого фактического владельца независимо от правового основания обладателя на владение вещью по принципу ubi rem meam invenio, ibi earn vindico где нахожу свою вещь, там и виндицирую ее.

Следовательно, ответчиком по виндикационному иску всегда был фактический владелец вещи. Истцом по этому иску выступал только собственник вещи, владение которой он утратил. Не имело значения, по своей воле или против нее утратил владение собственник, важно, что фактическое владение вещью осуществлял кто-то другой, но не собственник. Таким образом, виндикационный иск применялся для восстановления утраченного собственником владения вещью. При этом собственник, утрачивая каким-либо образом владение вещью, не утрачивает право собственности на нее, что служит основанием виндикационного иска.

Ответственность по виндикационному иску заключалась в обязанности ответчика возвратить собственнику вещь со всеми приращениями. Следовательно, виндикационный иск носил строго вещный характер, т.е. всегда был направлен на возврат искомой вещи, а не ее эквивалента. Что касается приращений веши, то их возврат обусловливался характером владения ответчика. Добросовестный ответчик обязан был возвратить приращения только за период, когда он узнал, что владеет чужой вещью. Недобросовестный ответчик обязывался возвратить приращения за весь период своего незаконного владения.

Владение вещью во многих случаях требовало определенных расходов (например, пища для рабов, корм для скота и т.п.), без которых вещь не могла быть сохранена. В таких случаях ответчик по иску имел право потребовать от истца возмещения понесенных им расходов. Расходы по характеру делились на три вида: а) необходимые, без которых вещь

148


не могла существовать; б) полезные, улучшающие вещь, но без которых она могла существовать, например, при ремонте крыши дома (необходимые расходы) кровля была заменена на более ценную, качественную; в) расходы роскоши, которые украшают вещь.

Добросовестный ответчик по иску имел право на возмещение необходимых и полезных расходов. Расходы роскоши он мог забрать себе, если их можно было отделить от вещи, не причинив ей вреда.

Недобросовестный ответчик имел право только на необходимые расходы за все время владения. Поэтому при окончательном определении объема ответственности ответчика по виндикационному иску учитывались и понесенные им расходы на содержание вещи.

Негаторный иск применялся для устранения помех, препятствовавших собственнику нормально осуществлять свое право собственности. Истцом выступал собственник вещи, которому кто-то препятствовал каким-либо образом осуществлять право собственности (например, хождение или проезд по земельному участку без правового на то основания). Как правило, ответчиком по негаторному иску был тот, кто притязал на пользование в каком-то отношении чужой вещью. Отсюда и название actio negatoria — иск об отрицании. В то же время ответчиком по негаторному иску мог быть и тот, кто каким-то иным образом мешал собственнику осуществлять свое право (например, загрязнение земли или воды отходами). Ответственность по этому иску сводилась к обязанности нарушителя прекратить неправомерные помехи.

Публицианский иск, введенный претором для зашиты преторской (бонитарной) собственности, по конструкции был таким, как виндикационный, который не мог применяться для защиты вновь возникшей собственности. Поскольку преторская собственность по характеру была не чем иным, как добросовестным владением, то публицианский иск применялся также для защиты всякого добросовестного владения. В связи с этим иногда полагают, что этот иск создан для защиты добросовестного владения.

Контрольные вопросы для проверки усвоения материала:

1. Как римские юристы понимали право собственности?

2. Из каких правомочий состояло право собственности? З.Чем отличалось право собственности от владения?

149


4
Какие виды права собственности -знало римское право''

5 Какие способы приобретения права собственности были известны римскому праву?

6 В чем заключаются первоначальный и производные способы приобретения права собственности?

7. Что такое манципация, уступка права, традиция?

8. Какими исками защищалось римское право собственности?

9. Что такое виндикация? Что такое неограниченная виндикация?

10. В чем суть негаторного иска?


Глава
9 ПРАВА НА ЧУЖИЕ ВЕЩИ

Происхождение, понятие и виды прав на чужие ваци Сервитуты понятие' и виды Зе.мсльныс ссрвитуты- Пичньч' сирвитуты Возникновение, утрата и защити ссрвитутов. Эмфитевлю и суперфиций Залоговое право

§ 1. Происхождение, понятие и виды прав на чужие вещи

Одним из существенных ограничений права частной собственности являются права на чужие вещи, совокупность которых составляет еще одну группу вещных прав. Сущность прав на чужие вещи состоит в том, что субъект этого права получает возможность пользоваться чужой вещью или даже распоряжаться ею. Римское гражданское право знало три вида прав на чужие вещи: а) сервитуты; б) эмфитевзис и суперфиций;

в) залоговое право. Наиболее древним правом на чужие вещи являются сервитуты. Эмфитевзис и суперфиций, а также залоговое право это уже порождение более позднего времени.

Сервитуты возникли в те далекие времена, когда была общественная собственность на землю (племенная, родовая, общинная). Земельные наделы, передаваемые во владение отдельной семье, разумеется, не могли быть равноценными. Один, например, имел водоем или пастбище, другой лишен их, что существенно снижало его ценность, качество. Недостатки такого участка восполнялись за счет соседнего:

земля была общей и владельца соседнего участка просто обязывали предоставлять воду и пастбища владельцу земельного надела, лишенного указанных удобств. Однако с установлением частной собственности на землю удовлетворять потребности одного участка за счет другого стало значительно труднее, а иногда просто невозможно. Можно было договориться с соседом о предоставлении недостающей воды, пастбища или иных выгод, но договор в таком случае не был надежным правовым средством для удовлетворения потребностей одного участка за счет другого, поскольку носил строго личный характер и мог обязать лишь лиц, участвующих в нем. При смене собственника соседнего участка он попросту утрачивал силу. Кроме того, контрагент в договоре может

151


в любое время в одностороннем порядке отказаться от обязательств. от заключения договора на следующий срок.

Необходимо было найти более устойчивое средство вещного характера. С этой целью римляне используют древний опыт восполнения недостатков одного земельного надела за счет соседнего при общинной собственности на землю. Они устанавливают право собственника земельного надела, лишенного определенных выгод, пользоваться ими на соседнем земельном участке независимо от воли его собственника. Такое право пользования чужой землей в одном каком-то О] ношении стали называть сервитутом, от латинского слова sen ire — служить. Позднее такие права получили широкое распространение как средство удовлетворения недостающих потребностей

Преторская практика создала также новые формы прав на чужие веши э.мфитсвзис и супсрфиции (см. ниже). В этот же период широкое развитие получило залоговое правотакже одна из разновидностей прав на чужие вещи. Однако право залога не является правом пользования чужой вещью. Более того, развитые формы залога вообще не допускают права пользоваться его предметом. Залогодержателю предоставлено право лишь определенным образом распорядиться предметом залога. Следовательно, право на чужую вещь заключается не только в праве пользования, но и в праве распоряжения чужой вещью.

Права на чужие веши находятся в определенной коллизии с правом собственности, которое они ограничивают в меру своего объема. Если субъект сервитутного права имеет право взять 20 ведер воды у соседа или выпасать 20 голов скота на его пастбище, то право собственности соседа ограничивается в таком же объеме. При этом сервитуты пользуются приоритетом. В конкуренции с правом собственности они оказываются сильнее. Собственник обязан уступать притязаниям, вытекающим из сервитута или иного права на чужую вещь. С прекращением права на чужую вещь право собственности восстанавливается в полном объеме. Вместе с тем право на чужую вещь по объему не столь широко, как право собственности, напротив, оно весьма ограничено. Но это было вещное право, именно право на вещь, а не право требовать определенного поведения от собственника этой вещи. Оно не зависело от воли собственника предмета сер

152


витута, который не мог его изменить, прекратить или отменить.

Режим прав на чужие веши был неодинаков. Эти права по объему и содержанию существенно различались, хотя и имели много общего. Так, земельные сервитуты имели немало общею с эмфитевзисом и суперфицием, но и существенно различались между собой. Личные ссрвитуты практически были неотчуждаемы, а другие вещные права могли переходить по наследству и отчуждаться иным образом. Заметны были различия и в объеме прав. Субъект сервитута имел право пользоваться чужой землеи в одном или в нескольких отношениях, а -»мфитекарии пользовался земельным наделом в полном объеме.

Права на чужие вещи также надолго переживали своих создателей. Наряду с другими институтами они рецепиру-ются позднейшими правовыми системами и получают дальнейшее развитие

§ 2. Сервитуты: понятие и виды

Потребность в обслуживании одного земельного надела другим возникала довольно часто. Например, земельный надел, обладающий всеми необходимыми качествами, удобствами и преимуществами, после смерти собственника перешел по наследству к двум его сыновьям. Он был разделен между ними таким образом, что один из них Клавдий вынужден был добираться до своего надела только через участок брата Тиция. Братья находились в добрых отношениях между собой, поэтому проблем с дорогой не возникало. Но так могло продолжаться до первой ссоры между ними, после чего Тииий moi запретить Клавдию проезд через свой надел. Предвидя такой оборот, их отец перед смертью установил в завещании сервитут в пользу Клавдия на право проезда через ;емельныи надел Тиция Теперь уже право проезда Клавдия к своему участку не зависело от прои звола Типия, напротив, последний вынужден был терпеть ущемление своих интересов, ограничение права собственности при всех обстоятельствах. Земельный надел Тиция обслуживал участок Клавдия предоставлением проезда, Земельный надел Клавдия стали называть господствующим, поскольку его обслуживали, а земельный надел Тиция обслуживающим, так как он предоставлял проезд. Отсюда и название сервитута, по-

153


скольку один земельный участок обслуживал другой предоставлением выгод, которых не имел последний. Сервитут-ные отношения возникали, как правило, между соседними земельными наделами, поэтому сервитутное право часто называли
соседским.

Сервитут сохранялся и тогда, когда менялись собственники наделов 1Е:сли Тиций продавал свой земельный надел, право проезда не только сохранялось -за Клавдием, но обременяло и нового собственника земли. Не прекращался сервитут и при смене собственника земельного надела Клавдия. Например, если Клавдий продал свой надел, то право проезда по земельному участку Тиция сохранялось и за новым собственником •земли. Следовательно, субъектом сервитутного права был тот, кто в данный момент был собственником господствующего участка (но не Клавдий как конкретное лицо). Обременял сервитут не Тиция как такового, а собственника, обслуживающего земельный надел, кто бы им ни был.

Сервитут это вещное право пользования чужой вещью в одном или нескольких отношениях. По содержанию сервитут-ное право было весьма ограниченным. Римское право регламентировало соседские отношения между собственниками земельных наделов весьма скрупулезно и подробно. Сервитуты устанавливались, как правило, на право пользования чужой землей (или иной вещью) лишь в каком-то одном отношении (право проезда, провоза грузов, прохода пешком, прогона скота, право взять 20 ведер воды, напоить 20 голов скота и т.д.), а именно в том, недостаток которого испытывает господствующий земельный надел (например, недостаток или отсутствие воды, пастбища, дороги, иных необходимых в сельскохозяйственном производстве выгод).

Однако для предоставления выгод, которых лишен господствующий участок, собственник обслуживающего участка не обязан совершать каких-либо положительных действий. Характерная особенность римского сервитутного права выражена в следующем афоризме: servitus in faciendo consistere non potest, т.е. сервитут не может состоять в совершении каких-либо положительных действий (Д.8.115.1). Собственник обслуживающего участка обязан лишь терпеть действия субъекта сервитутного права, не препятствовать их осуществлению, а в некоторых случаях даже создавать благоприятные условия для этого.

154


Как уже отмечалось выше, первоначально сервитуты как право на чужую вещь возникли из отношений землепользования. Затем, когда они распространились и на другие (кроме земли) веши, их стали делить на земельные (предиаль-ные) и личные.

§ 3. Земельные сервитуты

Главной особенностью земельных сервитутов было то, что их предметом являлась земля. По существу, это право пользования чужой землей. Земля могла быть сельской или городской. Отсюда деление земельных сервитутов на сельские и городские. Если предметом сервитута была земля сельскохозяйственного назначения, то сервитут был сельский. Если право пользования чужой землей обращалось на городскую землю, то сервитут был земельным городским.

В земельных сервитутах обязательно предполагается два земельных участка, непосредственно соприкасающихся друг с другом, из которых один обслуживает другой. Земельный сервитут должен:

а) обеспечивать интересы и предоставлять выгоды господствующему участку (praedium dominans), быть полезным для господствующего и обременять обслуживающий;

б) обеспечивать своими выгодами, преимуществами, естественными ресурсами постоянное (а не периодическое, случайное, произвольное) обслуживание господствующего участка. Сервитут существует до тех пор, пока достигается эта постоянная цель. Если же в результате каких-либо перемен достижение этой постоянной цели становится невозможным, сервитут прекращает свое существование. Перемена субъектов сервитутного права не прекращала сервитута, но могла привести к делению сервитутных прав. Например, если господствующий участок переходил к нескольким наследникам, то сервитутные права делились между ними, т.е. если право поить 30 голов скота перешло к трем наследникам, то каждый из них получил право поить 10 голов.

Земельные сервитуты никакими сроками не ограничивались. Они могли переходить по наследству, отчуждаться любым дозволенным способом вместе с земельным наделом Самостоятельным объектом сделок они быть не могли

Основная цель земельных сервитутов восполнять недостатки одного земельного участка за счет другого. Между тем

155


почти каждый земельный надел (наряду с определенными преимуществами и выгодами) имел и какие-то недостатки. Многообразие недостатков породило такое же множество земельных сельских и городских сервитутов. Все соседские взаимоотношения земельных собственников, вытекающие из землепользования, регулировались сервитутами. К земельным сельским сервитутам относились выработанные многовековой практикой
дорожные и водные сервитуты. Из них наибольшее распространение получили древнейшие: a) iter — право прохода пешком, на лошади или на носилках; б) actus — право прогона скота;

в) via право проезда повозкой с грузом; г) aquae-ductus — право проведения воды. В более поздние времена получили развитие новые сельские сервитуты: a) aquae haustus — право черпания воды; б) pecoris ad aquam appulsus право прогона скота на водопой; в) pascendi — право выпасать скот. Сюда же относились сервитуты на право обжигания извести, добычи песка и др. (Д.8.3.1;Д.8.3.7;Д.8.3.12).

Сервитуты, вытекающие из землепользования городской землей, назывались городскими —jura praediorum urbanorum. Наиболее распространенными среди них были: a) servitus pro-tendi право делать себе крышу или навес, вторгаясь при этом в воздушное пространство соседа; б) servitus tigna immitendiправо опирать балку на чужую стену; в) servitus oneris ferendiправо пристраивать постройку к чужой стене или опирать ее на чужую опору. Несколько позже среди городских получили развитие новые сервитуты: a) servitus stillicidii — право стока дождевой воды; б) servitus fluminis — право спуска воды; в) servitus cloacae — право проведения канала для нечистот; г) servitus ne luminibus ofTiciatur право требовать, чтобы не были застроены окна; е) servitus fitius non tollendi право возведения строения не выше установленной высоты (Д.8.2.2.3).

Вместе с названными нередко использовались сервитуты противоположного содержания. Имевший указанный сервитут мог, например, строить здание на господствующем участке выше установленной высоты, застраивать окна соседа (Д.8.2.27. l ).

§ 4. Личные сервитуты

Способность сервитутов восполнять недостатки одного земельного надела за счет другого сделала их вскоре удобным и эффективным правовым средством удовлетворения имущественных интересов одного лица за счет имущества

156


другого. Они вышли за пределы землепользования, распространившись на другие вещи. Если можно устанавливать право пользования чужой землей, то почему нельзя любой иной вещью. Сервитуты на право пользования чужой вещью или имуществом в интересах конкретного физического или юридического лица получили название
личных. Они устанавливались на движимое и недвижимое имущество пожизненно для физических лиц и на время существования юридического лица. Могли быть оговорены и более короткие сроки Следовательно, личные сервитуты ограничивались вполне определенным сроком.

Таким образом, личные сервитуты отличались от земельных по объекту, субъекту и срокам. Объект земельных сервитутов земля, личных иные вещи, субъект собственник господствующего земельного надела (независимо оттого, кто им был); субъект личного сервитута именно то лицо, в пользу которого он установлен. Личный сервитут не подлежал отчуждению, поскольку устанавливался в интересах конкретного лица и никакого другого. Земельные сервитуты не ограничивались сроками, а личные, как правило, были пожизненными или устанавливались на срок существования юридического лица.

Римское право знало следующие виды личных сервитутов:

Узуфрукт (usufnictus) — вещное право определенного лица пользоваться и извлекать доходы из чужой непотребляемой вещи без изменения ее субстанции. Следовательно, узуфруктуарий имеет право владеть и пользоваться чужой вещью в полном объеме, получать от нее любые плоды как естественные, так и юридические, предоставлять узуфрукт другим лицам за вознаграждение или без него. Узуфрукт не мог отчуждаться и переходить по наследству. Он прекращался со смертью узуфруктария.

Узуфруктарий обязан пользоваться вещью добросовестно, с надлежащей заботливостью. Он не мог изменять вещь ни при каких обстоятельствах, даже если б такое изменение ее улучшило, нес ответственность перед собственником за умышленное или неосторожное причинение вреда вещи.

Узуфрукт чаще всего устанавливался завещанием, которым отец, например, назначал сына наследником имения, а в пользу своей супруги (матери наследника) устанавливал сервитут на половину имения. Это означало, что после смерти

157


отца собственником имения становился сын, но его право собственности ограничивалось ровно наполовину в пользу матери, которая имела право пожизненно получать половину доходов от имения. После смерти матери право собственности сына восстанавливалось в полном объеме.

Узус (usus) — вещное право пользования чужой вещью без извлечения доходов. Узуарий мог лишь пользоваться чужой вещью, но не имел права на плоды от нее. По существу, это было не пользование а лишь владение. Но римское право считало этот сервитут правом пользования, поскольку узуа-рий мог пользоваться плодами вещи для личных потребностей, но не имел права извлекать доходы из нее. Узус отличался от узуфрукта значительно меньшим объемом прав.

Кроме указанных широкое применение имели сервиту-ты на право пользования чужим помещением (habitatio) и на право пользования услугами рабов или животных для удовлетворения собственных потребностей (operae servorum vel animalium). Так, наследователь завещал сыну свой дом. Но в завещании установил habitatio в пользу своей супруги на половину дома. Это означало, что собственником дома признавался сын, однако его право собственности на дом ограничивалось сервитутом наполовину в пользу матери, которая получала право проживать в этом доме пожизненно. Можно было также установить право пользования услугами рабов или животных, но только для удовлетворения личных потребностей.

§ 5. Возникновение, утрата и защита сервитутов

Сервитуты устанавливались различными способами. В начале республики сервитут мог быть приобретен по давности осуществление в течение двух лет приводило к установлению права на него. Однако вскоре такой способ установления сервитута был отменен.

Чаще всего сервитуты устанавливались в завещании на-следодателя. Право пользования чужой вещью могло быть установлено судебным решением при разделе, например, земельного надела между спорящими братьями. В классический период возвратились к приобретению сервитутов по давности, однако были оговорены сроки — 10 лет между «присутствующими» и 20 лет между «отсутствующими». Сервитуты устанавливались также договором и законом.

158


Прекращались сервитуты такими же способами, что и приобретались. Право пользования чужой вещью могло прекращаться в случае длительного неиспользования
путем погасительной давности. Субъект сервитута мог сам отказаться от права пользования чужой вещью. Сервитуты прекращались и в случаях, когда в одном лице соединялись собственники обслуживающего и господствующего участков. Личные сервитуты прекращались смертью управомоченно-го лица или умалением его правоспособности

Для защиты сервитутных прав служил специальный иск, предоставляемый субъекту сервитута против всякого, кто мешал ему осуществлять свои права. Этот иск был противоположным негаторному иску. Исковое требование направлялось на восстановление сервитутных прав.

§ 6. Эмфитевзис и суперфиций

Утверждение права частной собственности и сосредоточение крупных земельных наделов в руках немногих землевладельцев привели к возникновению еще двух видов прав на чужую землю. Возникновение крупных частных землевладений способствовало развитию долгосрочной и наследственной аренды, поскольку сами землевладельцы не могли управиться с обработкой своей земли. Однако договорная аренда не могла в достаточной мере обеспечить защиту интересов арендаторов от притязаний третьих лиц. Поэтому преторская практика выработала специальные иски для защиты прав арендаторов, которые фактически преобразовали договорную аренду в вещное право пользования чужой землей. При этом был использован также опыт соседних народов (Греции, Египта, Карфагена), где уже широко применялись вещные права пользования чужими землями. На основе этих двух институтов Юстиниан создал новый правовой институт пользования чужой землей emphyteuticarii. Одновременно получает развитие передача городских земель под застройку в долгосрочную аренду superficies. Различие между этими двумя институтами состояло в том, что по эмфитевзису земля передавалась под обработку для производства сельскохозяйственной продукции, а по суперфицию j городская земля передавалась под застройку. ^ Эмфитевзис. Окончательное становление этого институ-Ï та в римском праве было продиктовано стремлением пре-

159


вратить необрабатываемые громадные участки земли в продуктивные сельскохозяйственные угодья. Он носил на себе отпечатки италийского и восточного эмфитевзиса и считался вечной арендой, которая давала право на вещь, защищаемое особым иском. Таким образом, эмфитевзис можно определить как
долгосрочное, отчуждаемое и наследственное право пользования чужой землей сельскохозяйственного назначения. Это право не было ограничено никакими сроками, поэтому его называли вечным. Впрочем, в источниках встречается высказывание, что эмфитевзис не может длиться свыше двух тысяч лет. Устанавливается эмфитевзис все же посредством договоров и иных сделок. Так, между римскими юристами шли оживленными споры о том, является ли эм-фигешис договором купли-продажи или найма. В императорский период пришли к выводу, что это отношения особою рода, устанавливаемые специальным договором эмфитевзисным контрактом.

Первоначально эмфитевзис устанавливался в форме «эм-фитевтической продажи», передававшей нанимателю право пользования землей. Последний выплачивал умеренную покупную цену и обязывался ежегодно выплачивать арендную плату деньгами или натурой. Эмфитевзис мог устанавливаться также посредством других сделок.

Субъект эмфитевзиса (эмфитевта) обладал довольно широкими правами. Формально он не являлся собственником îcmjih, обладая только правом пользования ею, а фактически осуществлял все правомочия собственника (владение, пользование и распоряжение в полном объеме) в пределах полного сельскохозяйственного производства, т.е. не будучи ограниченным никакими рамками. Эмфитевта мог шменять хозяйственное назначение земли (только не ухудшать), устанавливать на нее залог и сервитуты. Он получал право собственности на все доходы и плоды. Как владелец он пользовался владельческой защитой, т.е. владельческими интердиктами, и одновременно как управомоченный собственника мог пользоваться петиторными исками.

Права эмфитевзиса переходили по наследству как по завещанию, так и по закону. Эмфитевзис мог быть подарен (продан) любому третьему лицу. Однако эмфитевта должен был уведомить об этом собственника земли, поскольку последнему принадлежит преимущественное право на покупку

160


эмфитевзиса. Если же собственник земли откажется от своего преимущественного права, то эмфитевта может продать свои правомочия любому третьему лицу, передав
2% цены собственнику земли.

Обязанности эмфитевты состояли в добросовестном и рачительном ведении хозяйства, хорошей обработке земли. Он обязан был платить все причитающиеся на землю налоги, выполнять другие государственные и общественные повинности. Основная обязанность эмфитевты уплата ежегодной ренты (деньгами и натурой), которая обычно была ниже наемной платы.

Эмфитевзис мог быть прекращен, если эмфитевта существенно ухудшал земельный надел, в течение трех лет не уплачивал ренты или публичных налогов.

Для защиты своих прав эмфитевта имел специальный вектигальный иск. Собственник земли также имел иск против эмфитевты.

Суперфиций. По общему правилу все связанное с землей принадлежало собственнику земли. Соответственно здание, другое сооружение, возведенное на чужой земле, принадлежало собственнику участка. Между тем расширение городов требовало нового строительства, для которого свободных земель не было. Для разрешения этого противоречия римляне пошли по уже- проторенному пути по аналогии с эмфитевзисом городские и государственные, а затем и частные земли стали передавать в долгосрочную аренду для застройки. В законодательстве Юстиниана суперфиций представлял собой долгосрочное, отчуждаемое и переходящее по наследству право пользования чужой землей для застройки. Право собственности на возведенное строение принадлежало собственнику земельного участка по правилу superficies solo cedit строение следует за землей, связано с землей. Суперфициарию принадлежало право пользования и распоряжения возведенным на чужой земле зданием и иным сооружением. Он мог распоряжаться этим сооружением по своему усмотрению: право продать, подарить, обменять, сдать в наем и т.д. переходило по наследству и никакими сроками не было ограничено.

Суперфициарий обязан был своевременно уплачивать собственнику земли поземельную ренту, а в государственную казну установленные налоги и иные подати.

161


Суперфиций прекращался так же, как и эмфитевзис Защищались права суперфициария всеми средствами защиты собственника, кроме того, был создан специальный ин тердикт для защиты суперфиция.

§ 7 Залоговое право

Одной из разновидностей прав на чужие вещи является залоговое право, возникшее в раннереспубликанский период. Единого термина для его обозначения римляне не знали. Однако сущность залога оставалась постоянной обеспечение определенного обязательства. Формы его постоянно совершенствовались.

Во все времена залог выполнял только вспомогательную функцию. Договор заклада, служивший основанием возникновения залогового права, заключался параллельно с каким-то другим основным договором и был дополнением к нему Акцессорный (дополнительный) характер договора закладч заключался в том, что он вступал в действие лишь при наступлении определенного условия —неисполнения обязательства. Это был договор с отлагательным условием. Если условие не наступало, он (залог) бездействовал.

Возникновение залогового права было обусловлено именно стремлением гарантировать выполнение обязанностей должником,

Так, некий Тиций обращается к Клавдию с просьбой дать взаймы определенную сумму денег. Клавдий, не отказываясь предоставить кредит, ставит, однако, условие, чтобьэ Тиций гарантировал (обеспечил) возврат денег по истечении договора займа.

Формы такой гарантии были различны. Одна из нихзалог. Стороны при заключении основного договора (займа) одновременно заключали дополнительный (акцессорный) договор, устанавливающий право кредитора на определенную вещь должника в случае неисполнения им обязательства.

В нашем примере Клавдий, заключая договор займа с Тицием, одновременно договаривается о залоге. Тиций указывает определенную вещь, на которую устанавливается право залога Клавдия. В случае невозвращения денег в срок Клавдий получает право продать заложенную вещь и из вырученной суммы погасить невозвращенный долг.

162


Таким образом,
залог это средство обеспечения исполнения обязательства, устанавливающее вещное право залого-прлучателя на предмет залога. Вещное право залогополуча-теля заключалось не в пользовании чужой вещью, как это имеет место в других правах на чужие вещи, а в праве распорядиться заложенной вещью в соответствии с законом. Право распоряжения залогополучателя ограничено лишь правом продажи предмета залога (Д.13.7.4). При некоторых формах залога кредитору принадлежало право владения предметом залога, иногда право на присуждение собственности, пользования и получения доходов.

Залоговое право устанавливается передачей должником-залогодателем заранее обусловленной вещи (предмета залога) кредитору-залогополучателю. Содержание этого права состоит из следующих правомочий.

1. В случае неисполнения должником в установленный договором срок основного обязательства, обеспеченного залогом, кредитор получает право обратить взыскание (продажи) на заранее определенную вещь или их совокупность. Если выручка при продаже будет больше суммы долга, кредитор обязан возвратить разницу должнику, а если меньше, он имеет право обратить взыскание в размере непогашенной части долга на остальное имущество должника на общих основаниях. В некоторых оговоренных случаях кредитор имеет право требовать присуждения ему права собственности на заложенную вещь.

2. Право продажи залога в случае неисполнения должником обязательства сохраняется за кредитором и в случае изменения собственника предмета залога, независимо от того, где и у кого будет находиться заложенная вещь. Право кредитора на заложенную вещь носит вещный характер. Он может воспользоваться им в любом случае. Поэтому, если должник, предвидя невозможность исполнения обязательства, продаст заложенную вещь, это не осложнит положения кредитора, поскольку он имеет право обратить взыскание на эту вещь независимо от места ее нахождения.

3. Право залога сильнее других требований, т. е. требование, обеспеченное залогом, удовлетворяется в первую очередь и в полном объеме, а из оставшегося имущества удовлетворяются все остальные требования. Например, должник последовательно взял взаймы у трех различных кредиторов по 2 тыс. динарий.

163


Однако только третий кредитор оказался предусмотрительным и потребовал в залог земельный надел стоимостью
3 тыс. динарий. При наступлении срока платежа должник ни одному из кредиторов долга не выплатил. У каждого из них возникло право требовать возмещения долга за счет имущества должника, которое состояло лишь из указанного земельного надела стоимостью в 3 тыс-динарий. В этом случае в первую очередь и в полном объеме удовлетворяется требование, обеспеченное залогом, т.е. третий кредитор получает свои 2 тыс.динарий при продаже земли, а оставшаяся тысяча динарий идет на погашение долгов двух остальных кредиторов в установленном порядке.

Таким образом, залоговое право это право кредитора в случае неисполнения должником обязательства обратить взыскание на заранее определенную вещь, независимо от того, у кого она находится. Оно предпочтительнее других требовании.

Римское залоговое право прошло длительный путь развития. Известны три формы залога: фидуциарная сделка, ручной заклад и ипотека.

Фидуциарная сделка (fiducia cum creditore) наиболее ранняя форма залога. Она заключалась в том, что должник передавал кредитору ( залогополучателю) взамен полученных денег какую-то вещь (предмет залога) в собственность. Если же должник не смог в срок погасить долг, то залог оставался в собственности кредитора. При уплате долга в срок обязанность кредитора возвратить залог должнику была лишь моральной, но не правовой, поскольку по условиям договора кредитор стал собственником залога со всеми вытекающими отсюда последствиями. Возврат залога при исполнении в срок обязательства должником было делом совести кредитора. Отсюда и название этой формы залога сделка с кредитором, основанная на совести, доверии.

Как видим, условия указанной формы залога были весьма обременительными для должника. Если кредитор продавал предмет залога третьему лицу, то должник, исполнив обязательства, лишался права на вещь. При превышении стоимости залога над суммой долга в случае неисполнения обязательства разница также доставалась кредитору. Позднее претор предоставляет должнику иск против кредитора, если тот отказывается возвратить залог при исполнении обязательства должником. Однако это мало в чем облегчало положение должника.


Кабальные условия залога не способствовали его развитию. Преторская практика ищет пути совершенствования залога. Практикуется форма, при которой залог передается залогополучателю (кредитору) не в собственность, а лишь во владение
—ручной заклад (pignus). Он быстро распространяется, заменяя фидуциарную сделку. При ручном закладе Собственником залога оставался залогодатель (должник), и если он выполнял свое обязательство, то залогополучатель ^(кредитор) был юридически обязан возвратить залог его собственнику, т.е. должнику. Залогополучатель для защиты своих интересов был наделен владельческим интердиктом. Залогополучатель, по общему правилу, лишился возможности пользоваться переданной в залог вещью, обязан был содержать ее в сохранности, хотя в некоторых случаях пользование допускалось на началах прекария или найма (Д.13.7.35.1).

Ручной заклад (pignus) больше соответствовал требованиям развивающегося оборота, но и он не мог удовлетворить их полностью. С одной стороны, положение залогопо-лучателя как владельца залога не было устойчивым. При утрате залога он не всегда мог защитить свои интересы. Положение же залогодателя (должника) было значительно более выгодным, чем при фидуциарной сделке, но тоже не обеспечивало охрану его экономических интересов.

Например, если предметом залога был земельный участок, то при передаче его во владение залогополучателю должник лишался возможности пользоваться им, извлекать из него доходы, чтобы поскорее рассчитаться с долгами. Он вообще мог быть выброшен из своего владения. Ручной заклад также очень скоро изжил себя.

Следующим шагом в развитии залогового права было установление правила, в соответствии с которым предмет залога вообще не передавался ни в собственность, ни во владение кредитору, а оставался в собственности, владении и пользовании самого должника. Ульпиан писал: «В собственном смысле мы называем залогом то, что переходит к кредитору, при ипотеке же к кредитору не переходит владение» (Д. 13.7.9.2). Так возникла ипотечная форма залогового права, значительно более совершенная, чем предшествующие. Она на многие века пережила своих создателей.

Ипотека заключалась в том, что залогодатель вообще не передавал залогополучателю предмет залога (стороны при

165


этом сохранили свои прежние названия). Должник-залогодатель сохранял за собой возможность владеть, пользоваться, извлекать из вещи доходы и на время залога. Это давало ему возможность быстрее погасить свои долги, т.е. облегчало экономическое положение. Предмет залога (земельный надел, рабы, рабочий скот и другие основные средства производства) оставались в его неограниченной собственности. Залог как бы даже и не отражался на правовом положении как самих вещей, так и залогодателя до определенного времени.

Кроме того, при ипотечной форме залога должник получил возможность одну и ту же вещь закладывать несколько раз, чего нельзя было делать раньше. Например, земельный надел собственник мог одновременно или последовательно заложить нескольким кредиторам на разные суммы, т.е. за одну и ту же вещь получить значительно больший кредит, чем при старых формах залога.

Ипотека позволяла укрепить финансово-экономическое положение должника, не обременяя и не стесняя его хозяйство. Более того, собственник получил реальную возможность продать предмет залога еще до наступления срока платежа, выбрать наиболее удачное время, выгодного покупателя и рассчитаться с долгами. При продаже залога должник обязан был предупредить покупателя об этом, поскольку залог переносился на нового собственника.

Эти и другие преимущества ипотеки способствовали ее быстрому распространению и вытеснению старых форм залога.

Основным для залогополучателя по ипотеке было право продать вещь в случае неисполнения обязательства должником. Договор заклада мог содержать и другие побочные соглашения.

Считались недействительными соглашения, по которым залогополучателю не разрешалась продажа залога или предусматривался его переход в собственность кредитора. Продать залог мог сам кредитор (или по его просьбе суд), но он не мог его купить. При отсутствии выгодного покупателя, после трехразового предупреждения залогодателя об обязанности уплаты долга кредитор мог просить императора о присуждении ему права собственности на заложенную вещь.

Как уже отмечалось, одна и та же вещь могла быть заложена нескольким кредиторам В таком случае возможна кол-

166


лизия залоговых прав. Коллизии не будет в случае, когда каждому из кредиторов предоставляется залог определенной части заложенной вещи. Но если одна и та же вещь полностью идет в залог нескольким кредиторам одновременно, преимущество получает залогополучатель, предупредивший остальных об осуществлении залогового права. Если же залог на одну и ту же вещь устанавливался нескольким кредиторам последовательно, то при наступлении срока платежа действовал принцип старшинства
qui prior terapore, pc'tior est jure —кто первый во времени, тот сильнее в праве, т.е. право продажи получал первый кредитор. Выручка использовалась в первую очередь на удовлетворение требований первого кредитора, оставшаяся сумма шла на погашение долгов последующих кредиторов в порядке очереди. Второй, третий и т.д. кредиторы могли выкупить у первого право продажи залога с тем, чтобы продать его в наиболее удобное время и с наибольшей выгодой, максимально удовлетворив таким образом свои требования.

Договором заклада могли быть установлены и другие принципы расчетов при продаже залога.

Залог устанавливался прежде всего договором, а также завещанием, судебным решением или в силу закона. Залоговое право прекращалось: а) гибелью предмета залога; б) соединением в одном лице залогодателя и залогополучателя;

в) прекращением обязательства, для обеспечения которого был установлен залог.

Контрольные вопросы для проверки усвоения материала:

1. Что такое права на чужие вещи и их виды?

2. Что такое сервитута?

3. Какие сервитута Вы знаете?

4. Что такое эмфитевзис и суперфиций?

5. Чем отличается эмфитевзис от сервитута?

6. Что такое залоге вое. право?

7. Что такое залог?

8. Какие Вы знаете правовые формы залога?

167


РАЗДЕЛ
III. ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО

Глава 10 ОБЩЕЕ УЧЕНИЕ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ

Понятие обязательства и его роль в гражданском обороте. Основания возникновения обязательства. Стороны в обязательстве. Исполнение обязательств. Последствия неисполнения обязательств. Обеспечение обязательств. Прекращение обязательства помимо исполнения

§ 1. Понятие обязательства и его роль в гражданском обороте

Обязательственное право является основным разделом римского (и любого другого) гражданского права. Оно регулирует имущественные отношения в сфере производства и гражданского оборота. Предметом обязательственного права являются определенное поведение обязанного лица, его положительные или отрицательные действия.

В источниках римского права обязательство (obligatio) определяется следующим образом:

1. Обязательство представляет собой правовые оковы, вынуждающие нас что-то исполнить согласно законам нашего государства obligatio est juris vinculum, quo necessitate adstringimur alicujus colvendae rei secundum nostrae civitatisjura (Д.1.3.13рч).

2. Сущность обязательства состоит не в том, чтобы сделать нашим какой-то телесный предмет или какой-то сервитут, но чтобы связать перед нами другого в том отношении, чтобы он нам что-то дал, сделал или представилobligationum substantia non in eo consistit, ut aliquid corpus nostrum aut servitutem nostram faciat, sed ut alium nobis obstrigat ad dandum aliquid vel faciendum vel praestandum (Д.44.7.3).

До возникновения обязательства человек (должник) совершенно свободен: не обременен никакими обещаниями, не стеснен в своем поведении никакими ограничениями. Вступив в обязательство, он определенным образом ограничивает себя, обременяет обещаниями, стесняет свободу, возлагая на себя какие-то правовые обязанности, правовые оковы, юридические путы. Именно поэтому в определениях

168


обязательства римские юристы говорят об оковах, путах и т.п. Законы
XII таблиц сообщают нам. что в древнейшие времена к неисправному должнику применялись действительные оковы и путы. Таблица III Законов XII таблиц содержит норму, в соответствии с которой кредитор при неисполнении должником своего обязательства имеет право забрать его в свой дом и наложить на него колодки или оковы весом не менее, а если пожелает, то и более 15 фунтов.

Таким образом, обязательство это правовое отношение, в силу которого одна сторона (кредитор) имеет право требовать, чтобы другая сторона (должник) что-либо дала (dare), сделала (facere) или предоставила (praestare). Должник обязан выполнить требование кредитора.

Итак, обязательство сложный юридический состав, правоотношение, сторонами в котором являются кредитор и доджнмк» а содержанием права и обязанности сторон. Сторона, имеющая право требовать, называется кредитором, а сторона, обязанная выполнить требование кредитора,должник. Содержанием требования кредитора является его право на определенное поведение должника, которое может выражаться в каком-либо положительном или отрицательном действии. Следовательно, предметом обязательства всегда является действие, имеющее юридическое значение и порождающее правовые последствия. Если действие не носит правового характера, то оно не порождает юридически значимого обязательства. Огромное многообразие хозяйственно-экономических действий римляне группировали в три группы: dare дать, praestare — предоставить и facere — сделать. Этой триадой и определяется содержание обязательств (сравните: содержание прав собственности тоже определяется триадой владение, пользование и распоряжение). Любое действие должника охватывается одним из требований кредиторов: дать, предоставить или сделать.

Однако в чистом виде обязательств, в которых кредитор имеет только право, а должник несет только обязанности, возникает сравнительно немного. Их принято называть односторонними, поскольку одна сторона только имеет права, а другая только несет обязанности. В практике преобладают обязательства, где каждая из сторон обладает определенными правами и несет соответствующие обязанности. Их называют двусторонними. Примером одностороннего обязатель-

169


ства может быть договор займа денег: заимодатель имеет только право требовать возврата денег, не неся никаких обязанностей, а должник (займополучатель) несет только обязанность
вернуть долг. У него нет никаких прав в отношении кредитора. Примерами двусторонних обязательств могут быть договоры купли-продажи, найма, поручения и др. В договоре купли-продажи продавец имеет право требовать уплаты цены, но он также обязан передать покупателю проданную вещь.

В двусторонних обязательствах права и обязанности между сторонами могут распределяться равномерно и неравномерно. Если права и обязанности кредитора соответствуют правам и обязанностям должника, то такое обязательство называют синалагмагическим, или просто синалагма.

Как и всякое правоотношение, обязательство подлежит защите со стороны государства. Однако римское право знало обязательства, которые не подлежали исковой защите, т.е. обязательство существовало, но понудить должника к его исполнению силой государственного принуждения было нельзя. Так было с обязательствами, по которым истек срок исковой давности, вытекающий из пактов, и некоторым другим. Они получили название натуральных.

В сфере имущественных отношений обязательства занимают ведущее место. Они опосредствуют всю сферу производства, перемещения и распределения товаров. Производство, строительство, транспортировка, гражданский оборот товаров, бытовое обслуживание населения, гражданско-правовые операции по движению товаров осуществляются в форме гражданско-правового обязательства. Обязательства буквально пронизывают сферу имущественных отношений в любом обществе и во все времена. В наш бурный век каждый гражданин ежедневно и неоднократно вступает в обя--зательственно-правовые отношения. Обращаясь для удовлетворения своих личных и бытовых потребностей в организации сферы обслуживания, культуры, здравоохранения и т.д., он совершает множество гражданско-правовых действий, порождающих обязательства. Гражданин, совершивший преступление или проступок, которым причинил имущественный вред другим лицам, обязан этот вред возместить, т.е. выполнить требования кредитора это тоже обязательство. За свои неправильные действия, которыми

170


причинен имущественный вред другим лицам, несут ответственность и организации
юридические лица.

Таким образом, сфера приложения и воздействия обязательств в гражданско-правовом обороте любого общества на любой стадии его развития весьма велика Это в равной мере относится и к Древнему Риму. Римские, юристы тщательно разработали процесс регулирования обязательственно-правовых отношений, договорную и внедоговорную имущественную систему. Их тончайшие разработки договорных отношений надолго пережили своих создателей.

Вместе с тем не следует забывать, что римское обязательственное право было совершеннейшим средством беспощадной эксплуатации не только рабов, но и низших слоев свободного населения. Доклассическое и классическое римское право ставит должника в полную зависимость от кредитора, делает абсолютно бесправным. К.Маркс писал: «В античном мире классовая борьба протекает преимущественно в форме борьбы между должником и кредитором и в Риме кончается гибелью должника-плебея...»'. Такую же оценку римского обязательственного права дает и Ф.Энгельс: «...ни одно законодательство позднейшего времени не бросает должника столь жестоко и беспощадно к ногам кредитора-ростовщика, как законодательство Древних Афин и Рима»2.

Римское обязательственное право воспринимается позднейшими правовыми системами. Основные его положения сохраняют жизнеспособность и в современном буржуазном праве.

§ 2. Основания возникновения обязательства

Итак, обязательство есть право кредитора требовать от должника совершения определенных действий или воздержания от совершения каких-либо действий. Однако важно понять, как складывалось правоотношение, в силу которого один (кредитор) имел права, а другой нес обязанности, иными словами, из чего возникали обязательства. Ответить на это можно кратко обязательства возникали из определенных юридических фактов.

1 Маркс К. Капитал. T.I//'Маркс К., ЭнгельсФ Соч.—2-е изд.—Т 23.— С. 147.

2 Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности ч

государства/'/Там же— Т. 21.— С. 166.

171


Факт
(от латинского factum — сделанное) означает действительное, невымышленное, реальное событие или действие: землетрясение, рождение человека, заключение договора, совершение преступления или проступка, вступление в брак или развод, прогулка в лесу и т.д. Это действия или события, имевшие место в действительности. Однако одни из них имеют правовое значение, а другие нет. Факты, имеющие правовое значение, порождающие определенные правовые последствия, называются юридическими (рождение человека, совершение преступления или проступка и др.). Факты, не порождающие никаких юридических последствий, не относятся к юридическим (прогулка в лесу, посещение родственников и т.д.).

Юридические факты делятся на события и действия. Те из них, которые наступают независимо от воли людей, называются событиями (смерть, рождение человека, землетрясение и другие стихийные действия сил природы). Такие события, как смерть, рождение человека и другие, всегда имеют правовое значение, соответственно они всегда являются юридическими фактами. Землетрясение, ураганы, наводнения и другие действия стихийных сил природы не всегда могут иметь правовое значение, а потому не всегда являются юридическими фактами. Например, землетрясением разрушен дом, который был застрахован. Этот факт дает собственнику дома право требовать возмещения нанесенного ущерба, следовательно, он юридический. Если же землетрясение не причинило никакого вреда определенному лицу, то для него факт землетрясения не имеет юридического значения.

Действия это факты, наступающие по воле людей. Они могут носить противоправный или правомерный характер. Первые нарушают действующий закон, другие соответствуют ему.

Действия, совершающиеся в соответствии с действующим законом, называются правомерными, a нарушающие законнеправомерными.

Правомерные действия, направленные на достижение определенного правового результата (на возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей), называются сделками (например, продать, купить, обменять, подарить, сдать в аренду, завещать, вступить в брак и т.д.).

172


Как правило, установление, изменение или прекращение прав и обязанностей для определенных лиц происходит по их согласию, желанию, т.е. по их воле. Такие сделки называются
двусторонними, поскольку для их возникновения требуется волеизъявление двух сторон, например, договоры, пакты. Без согласия другой стороны нельзя заключить договор, а если таковой будет все же заключен, то он не действителен.

Если же права и обязанности возникают, изменяются или прекращаются по волеизъявлению одной стороны, сделка называется односторонней, например, завещание, принятие наследства, отказ от наследства, ведение чужого дела без поручения.

Двусторонние сделки это и есть договоры. Однако не следует смешивать понятия односторонних сделок, односторонних обязательств и односторонних договоров, так же как и двусторонних сделок, двусторонних обязательств и двусторонних договоров.

Двусторонним называется договор (обязательство), в котором каждая из сторон имеет права и несет определенные обязанности (договор купли-продажи).

Односторонним называется договор (обязательство), в котором одна сторона имеет только право (и никаких обязанностей), а другая несет только обязанности (и не имеет никаких прав), например договора займа.

Как видно, критерием разграничения двусторонних и односторонних договоров (обязательств) является распределение прав и обязанностей между сторонами.

Двусторонней называется сделка, возникающая по волеизъявлению двух сторон (договор).

Односторонней называется сделка, возникающая по волеизъявлению одной стороны (завещание).

Критерием разграничения двусторонних и односторонних сделок является количество сторон, выражающих свою волю на их возникновение.

Неправомерные действия принято делить на три вида: а) преступления; б) проступки; в) гражданские правонарушения. Нас интересуют именно гражданские правонарушения, т.е. нарушающие гражданский закон или договор. Гражданское правонарушение, нарушающее договор, называется договорным гражданским правонарушением (например, отказ от

173


уплаты покупной цены, арендной платы, причинение вреда взятому в наем имуществу). Гражданское правонарушение, нарушающее права лица, с которым нарушитель не состоит в договорных отношениях, называется
внедоговорным, или деликтом. Например, Тиций поджег дом Люция, убил его раба или причинил иной имущественный вред. Тиций и Люций ни в каких договорных отношениях между собой не состоят, но Тиций нарушил права Люция это и есть вне-договорное правонарушение, или деликт.

Многообразие юридических фактов служит основанием возникновения обязательств. Например, договор как двусторонняя сделка является юридическим фактом, из которого возникает обязательство. Стороны договорились, например, о строительстве дома. Подрядчик обязуется построить дом и передать заказчику. Заказчик, в свою очередь, обязуется принять построенный дом и оплатить все строительные работы. Заказчик имеет право требовать от подрядчика выполнения строительных работ, подрядчик обязан выполнить требование заказчика это и есть обязательство.

Таким же образом возникают обязательства из односторонних сделок, деликтов и других внедоговорных правонарушений. Все эти многочисленные юридические факты, служащие основаниями возникновения обязательства, римляне сгруппировали в четыре группы: а) договоры; б) как бы договоры; в) деликты; г) как бы деликты.

Таким образом, обязательства возникают: а) из договоров (ex contractu); б) как бы из договоров (ex quasi contractu);

в) из деликтов (ex delicto); г) как бы из деликтов (ex quasi delicto). Отсюда основное деление обязательств: возникающее из договора договорное, а как бы из договора, деликта и как бы деликта внедо говорное обязательство.

Необходимо четко уяснить содержание приведенных ка-тегорий из теории обязательственного права, чтобы свобод^ но ими оперировать при пользовании. Договор это акт, из которого возникает обязательство, сделка (двусторонняя), а обязательство правоотношение. Из всякого договора возникает обязательство, но не всякое обязательство является договором, поскольку последнее может также возникать из деликтов и как бы договоров. В практике же иногда договоры и обязательства применяют как понятия однозначные. Это неправомерно.

174


Различие между сделкой и договором заключается в том, что сделка
понятие более широкое, чем договор. Она включает в себя договоры (двусторонние сделки) и односторонние сделки. Из двусторонних сделок (договоров) всегда возникают обязательства, а из односторонних не всегда (например, из завещания обязательство не возникает). Сделка действие правомерное, а деликт неправомерное

§ 3. Стороны в обязательстве

Древнеримское обязательство носило строго личный ха рактер, т е имело силу только в отношении лиц, его устано вивших. Это была строго личная связь между кредитором и должником, на третьих лиц она не распространялась. Личный характер обязательств проявлялся в том, что правовое отношение возникало только между кредитором и должни ком. Первоначально обязательство было абсолютно непередаваемым. Кредитор не мог передавать свои права а долж ник перевести свои обязанности на других лиц В связи со строго личным характером обязательства в него нельзя было вступить через представителя. Права и обязанности, установленные обязательством, не касались третьих лиц, не принимавших участия в обязательстве.

Из вышеизложенного следует, что в обязательстве две стороны кредитор и должник. Иногда возникали обязательства, в которых было три стороны, так называемые трехсторонние (например, договор перевозки, в котором принимают участие грузоотправитель, перевозчик и грузополучатель), или больше сторон многосторонние (например, договор товарищества). Преобладали все же двусторонние обязательства.

Наличие у преобладающего числа обязательств только двух сторон (кредитора и должника) вовсе не означает, что в каждом из них принимают участие только два лица по одному на стороне кредитора и на стороне должника. Может быть и так, но могут быть обязательства, в которых принимают участие большее число, множественность лиц, В таких случаях возможны по крайней мере три варианта:

а) на стороне кредитора одно, а на стороне должника несколько лиц. Например, по одному договору кредитор дает в заем деньги трем братьям, каждому определенную сумму (один кредитор и несколько должников);

б) на стороне кредитора несколько, а на стороне должника одно лицо. Например, Клавдию понадобилась крупная

175


сумма денег, которую он взял по одному договору у трех братьев (должник один, а кредиторов несколько);

в) и на стороне кредитора, и на стороне должника несколько лиц. Например, одно товарищество (объединение физических лиц) заключает договор с другим.

В таких обязательствах положение должников и кредиторов не всегда одинаковое. Иногда различают главного и добавочного должников (например, договор займа, обеспеченный поручительством). Займополучатель главный должник, поручитель добавочный на случай неисполнения обязательства главным должником.

Обязательства с множественностью лиц на той или иной стороне делятся на долевые и солидарные. И первые, и вторые могут быть как активными, так и пассивными. Если в обязательстве несколько кредиторов это активное обязательство, если же несколько должников пассивное. Могут быть также обязательства одновременно активные и пассивные.

В долевом обязательстве при наличии нескольких кредиторов каждый из них имеет право требовать от должника исполнения только в своей части (доле), при наличии нескольких должников каждый из них обязан выполнить обязательство также только в своей части (доле). Например, Тиций дал взаймы братьям Клавдию и Люцию 200 динарий. Это долевое пассивное обязательство каждый из братьев-должников отвечает перед кредитором Тицием только в половине суммы долга, если иное не предусмотрено договором. В свою очередь, кредитор Тиций имеет право требовать от каждого из братьев-должников исполнения обязательства только в половинном размере.

В некоторых случаях каждый из должников обязан был все же исполнить обязательство в полном объеме. Так, с целью усиления ответственности за групповое воровство было установи лено, что каждый из воров обязан уплатить кредитору штраф в полном размере, причем его уплата одним из должников не освобождала от этой обязанности остальных. Кредитор получал сумму штрафа столько раз, сколько было воров.

Долевые обязательства возможны только при делимом предмете обязательства (деньги, зерно, мука и т.п.).

Обязательство, при котором кредитор имеет право требовать от любого из нескольких должников его исполнения

176


в полном объеме, называется
солидарным. Оно также может быть активным и пассивным Если каждый из нескольких кредиторов имеет право требовать от должника (должников) исполнения обязательства в полном объеме это солидарное активное обязательство. При этом истребование одним из нескольких кредиторов полного исполнения обязательства в свою пользу лишает права остальных кредиторов требовать исполнения того же обязательства еще раз. Точно так же исполнение обязательства в полном объеме одним из нескольких должников освобождает остальных от обязанности исполнить его же. Исполнивший обязательство за всех может потребовать от остальных должников возмещения части, которую он исполнил за них (право регресса). Кредитор, получивший удовлетворение по обязательству в полном объеме, обязан передать причитающуюся часть исполненного остальным кредиторам. Долевые обязательства были более выгодными для должников, поскольку каждый из них отвечал только в своей доле, солидарные же, наоборот,для кредиторов, так как они имели право истребовать полного исполнения обязательства от любого из нескольких должников. Свое требование кредитор мог удовлетворить полностью за счет имущества наиболее состоятельного должника, чтобы последний сам рассчитывался с остальными. В случае возникновения спора кредитор утверждал, что обязательство было солидарным, а должник, что долевым. Для устранения подобных конфликтов было выработано четкое правило: солидарное обязательство и, следовательно, солидарная ответственность наступают тогда, когда это предусмотрено договором или законом, а в остальных случаяхдолевая ответственность.

Замена сторон в обязательстве первоначально абсолютно не допускалась. Как уже отмечалось, римское обязательство на ранних стадиях было строго личным взаимоотношением кредитора и должника, что в условиях ограниченного гражданского оборота не вызывало существенных неудобств. В дальнейшем здесь потребовался более гибкий подход. Этому способствовало и то, что с древнейших времен римское право допускало переход большинства обязательств по наследству. Исключение составляли только обязательства, тесно связанные с личностью кредитора или должника (алиментные обязательства, обязательство художника написать порт-

177


per
и т.д.). Остальные могли быть предметом наследования. И все же замена лиц в обязательстве при жизни кредитора и должника долгое время не допускалась. Это было большим неудобством-

Дорогу к замене лиц в обязательстве проложила довольно рано возникшая так называемая новация (обновление обязательства), посредством которой кредитор мог передавать свое право требования другому лицу. С этой целью с согласия должника кредитор заключал с третьим лицом, которому хотел передать свое право требования к должнику, новый договор того же содержания, какое было в первоначальном обязательстве Новый договор отменял старый, устанавливая обязательственно-правовые, отношения между тем же должником и новым кредитором. Такая форма замены кредитора в обязательстве была довольно громоздкой, сложной и не могла удовлетворить потребности развивающегося оборота. Во-первых, для новации требовалось согласие должника, которого он мог и не ждать по каким-то своим соображениям. Во-вторых, заключение нового договора не просто отменяло старый, но и прекращало различные формы обеспечения, установленные для него, что также усложняло положение нового кредитора.

На смену новации пришла более совершенная форма замены кредитора, а затем и должника. С утверждением формулярного процесса, когда стало возможным вести дела через представителя, была найдена особая форма передачи обязательства, получившая название цессии (cessio). Суть ее заключалась в том, что кредитор, желая передать свое право требования другому лицу, назначал его своим представителем по взысканию с должника и передавал ему свое право. В более позднем римском праве цессия становится самостоятельной формой переноса права от прежнего кредитора к другому лицу Она устраняет недостатки новации. Для цессии не требовалось согласие должника, его лишь следовало уведомить о замене кредитора. Кроме того, цессия не отменяла ранее существовавшие обеспечения обязательства; с правом требования к новому кредитору переходило и обеспечение обязательства.

Для защиты интересов цессионария ему предоставлялся специальный иск Заключалась цессия по воле кредитора, по судебному решению, а также по требованию закона. Не до-

178


пускалась цессия, если требование носило чисто личный характер (например, алименты), при спорных требованиях, а также запрещалась передача требования более влиятельным лицам, к опекаемому на опекуна.

Перевод долга. Вместе с уступкой требования был допущен и перевод долга на другое лицо. При передаче права требования личность должника роли не играла, при перенесении же долга на другое лицо его личность обретает существенное значение: платежеспособен ли он, внушает ли доверие. Вступая в новое фактически обязательство, кредитор должен быть уверенным в его исполнении, верить новому должнику. Поэтому перевод долга мог иметь место только при согласии кредитора. Осуществлялся он в форме новации, т.е. путем заключения нового договора между кредитором и новым должником, который прекращал ранее существовавший договор того же кредитора со старым должником.

Для действительности перевода долга требовалось соблюдение следующих условий: а) принятие чужого долга должно быть добровольным; б) принимающий чужой долг должен быть посторонним; в) перевод должен осуществляться в форме определенной сделки, т.е. надлежащим образом оформлен. Перевод долга своеобразная форма обеспечения обязательств, поэтому иногда он выражался в форме представления залога или поручительства.

§ 4. Исполнение обязательств

Главная цель любого обязательства удовлетворение определенных потребностей или возмещение понесенного вреда. Поэтому всякое обязательство рассчитано прежде всего на его реализацию. Исполнение обязательства заключается в совершении обязанным лицом (должником) действия, составляющего его содержание передача вещи, предоставление вещи во временное пользование, выполнение какой-либо работы. Предметом исполнения обязательства по общему правилу является объект обязательства, который без согласия кредитора не может быть заменен иным предметом. Само по себе исполнение содержит много различных оттенков, нюансов, элементов, требований и т.д. Поэтому в практике нередко возникают споры о характере исполнения, его полноте, соответствии условиям договора. То, что по мнению должника считается исполнением, на взгляд кредитора не отвечает условиям догово-

179


pa
и не может быть признано исполнением. Во избежание подобных споров римские юристы разработали ряд четких критериев, которым должно отвечать исполнение обязательства. Несоответствие хотя бы одному из них влечет определенные отрицательные последствия и даже признание обязательства неисполненным.

От дисциплины исполнения обязательств зависит устойчивость гражданского оборота. Поэтому римские юристы, как и последующие, придавали большое значение оценке исполнения обязательств. Были разработаны общие правила исполнения, установлена строгая ответственность за нарушение принципов исполнения. Эффективность обязательственно-правовых норм определяется результативностью исполнения. Нет исполнения нет обязательства. Всякие правовые операции, предшествующие исполнению, утрачивают свой смысл, если не достигнуто желаемое исполнение.

По денежным обязательствам исполнение называлось платежом. Всякое обязательство это временное правовое отношение. Нормальный способ его прекращения исполнение (платеж). До исполнения должник определенным образом связан обязательством, в определенной мере ограничен в своей правовой свободе. Ограниченность, связанность должника прекращается исполнением обязательства, освобождающим его от обязательства. Для этого необходимо соблюдение ряда требований.

1. Обязательство должно быть исполнено в интересах кредитора. Оно признается исполненным при условии, что исполнение принял сам кредитор. Для этого он должен быть способным к принятию исполнения, т.е. быть дееспособным. Исполнение обязательства в пользу других лиц без согласия на то кредитора не допускалось и не признавалось со всеми вытекающими из этого последствиями. Из общего правила было ряд исключений. Кредитор мог уступить свое право требования другим лицам по цессии. Если он был недееспособным или стал таковым, то исполнение принимал его законный представитель (опекун, поверенный). Но и при добром здравии кредитор мог поручить третьему лицу принять исполнение по обязательству. Наконец, после смерти кредитора исполнение обязательства вправе были принять его наследники.

2. Исполняет обязательство должник. Для кредитора не всегда имела значение личность. Не так уж важно, кто воз-

180


вратит долг по займу, сам ли должник или его сын, было бы исполнено обязательство. Однако при обязательстве, тесно связанном с личностью должника, кредитор вправе требовать исполнения именно должником (например, художник Обязался написать портрет кредитора, а поручил сделать это своему сыну). Если же личность должника не имела для Кредитора особого значения, то обязательство могло быть исполнено любым третьим лицом по поручению художника. При этом во всех случаях должно соблюдаться правило
должник должен быть способен к исполнению, распоряжению своим имуществом, т.е. дееспособным. В случае его недееспособности исполнение обязательства должен осуществлять законный представитель.

3. Место исполнения обязательства имеет важное практическое значение (для определения цены, суммы долга, размера вреда и т.п.). В условиях развитого оборота широко практикуются договоры, контрагенты которых находились в разных местах (например, продавец в Африке, а покупатель в Риме). Если местом исполнения будет определен склад покупателя в Риме, то обязанность доставить туда товар лежит на продавце, который потребует цену, способную возместить транспортные расходы. Место исполнения обязательства также обусловливает момент перехода права собственности на купленный товар, несение риска его случайной гибели во время транспортировки. В связи с этим место исполнения обязательства оговаривалось в договоре, в противном случае действовали общие правила. Если предметом обязательства были недвижимости, то местом его исполнения было место нахождения имущества. Если место исполнения определялось альтернативно, то право выбора места исполнения принадлежало должнику. В других случаях место исполнения определялось местом возможного предъявления иска из данного обязательства. Таким местом по общему правилу считались место жительства должника или Рим по принципу: Roma communis nostra partia est (Д.50. l.33) — Рим наше общее отечество.

4. Время исполнения. Среди требований к исполнению, пожалуй, наиболее значительным является срок платежа, обусловливающий устойчивость гражданского оборота. В хозяйственной жизни срок как правовую категорию трудно переоценить. Именно сроки определяют нормальный ритм хозяйственной жизни. Поэтому правовому значению сроков

181


исполнения обязательств римские юристы уделяли большое внимание.

Время исполнения обязательств, как правило, устанавливалось сторонами в договоре. Во внедоговорных обязательствах оно в большинстве случаев определялось законом. Труднее было, когда срок платежа (исполнения) не указывался ни в договоре, ни в законе. Тогда действовало правило: «Во всех обязательствах, в которых срок не предусмотрен, долг возникает немедленно» (Д.50.17.14), а также —ubi pure quis stipulatus fuerit, et cessit et venit dies если договор заключен без срока и условия, то момент возникновения обязательства и срок исполнения совпадают (Д.50.16.213).

При наступлении срока платежа (исполнения), указанного в договоре или определенного иным путем, должник должен исполнить обязательство. В противном случае он нарушает срок платежа, оказывается в просрочке (in тога).

Для признания должника в просрочке требовались следующие условия: а) наличие защищаемого иском обязательства; б) наступление срока платежа (исполнения), «зрелость» обязательства; в) наличие вины должника в нарушении срока; г) напоминание кредитора о наступлении срока платежа. В более развитом римском праве допускались случаи, когда просрочка наступала независимо от напоминания кредитора. Законодательством Юстиниана было установлено, если обязательство содержит точны и срок исполнения, то он сам как бы напоминает должнику о необходимости платежа dies interpellât pro homine срок напоминает вместо человека. При этом вор всегда считался в просрочке.

Просрочка исполнения влекла важные отрицательные для должника последствия: а) кредитор имел право требовать возмещения всех причиненных просрочкой убытков; б) риск случайной гибели предмета обязательства переходил на виновную в просрочке сторону. Например, раб был передан в наем на 5 дней. По истечении срока должник не вернул раба, а на шестой день раб умер без вины должника. По общим правилам должник не должен бы нести ответственность за смерть раба, но поскольку он находился в просрочке, то убытки от случайной гибели предмета обязательства (смерть раба) ложатся на должника; в) кредитор мог отказаться от принятия исполнения, если оно утратило для него интерес.

В нарушение срока исполнения обязательства может быть повинен и кредитор (например, отказался принять испол-

182


нение без уважительных причин). В таком случае для кредитора также наступают негативные последствия. Он обязан возместить должнику причиненные непринятием исполнения убытки. После просрочки кредитора должник отвечает только за умышленно причиненный вред, а не за простую вину (Д.
18.6.18). Риск случайной гибели вещи также переходит на просрочившего кредитора.

5. Исполнение должно строго соответствовать содержанию обязательства. Обязательство должно быть исполнено в строгом соответствии с условиями договора. Без согласия кредитора оно не может исполниться по частям (если только это не предусмотрено договором), досрочно, не допускается замена предмета обязательства. Любые отклонения от содержания обязательства могут быть допущены только с согласия кредитора.

§ 5. Последствия неисполнения обязательств

В связи с возрастающей ролью обязательств в гражданском обороте и в хозяйственной жизни страны усиливается внимание к фактам их нарушения. Всякое отступление от условий договора или иного обязательства влечет определенное нарушение ритма хозяйственной жизни, дезорганизует гражданский оборот. Поэтому последствия неисполнения обязательства тщательно регламентировались римским правом.

Неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства признавалось отступление от условий договора, нарушение одного из приведенных выше требований к исполнению. Например, если договор не исполнен в обусловленный срок это неисполнение, если же исполнен с просрочкойненадлежащее исполнение. Последствия в обоих случаях наступали одинаковые. Их могло быть два либо ответственность должника, либо освобождение его от ответственности.

Ответственность должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства наступала лишь при наличии специальных условий вины и наличия вреда. При отсутствии хотя бы одного из этих двух условий ответственность не наступала.

Вина. Ответственность в римском праве строилась по принципу вины: есть вина есть ответственность, нет вины нет ответственности. Таким образом, ответственность должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства наступала лишь при наличии вины с его сто-

183


роны. Если же обязательство не было исполнено или исполнено ненадлежащим образом, но в этом не было вины должника, он ответственности не нес.

Римские юристы понимали вину как несоблюдение поведения требуемого правом. Юрист Павел писал: «Если лицо соблюдало все, что нужно... то вина отсутствует» (Д.9.2.30.3). Иными словами, вина трактовалась как противоправное поведение. Современная теория различает собственную вину и противоправное поведение.

Римское право знало две формы вины: а) умысел (dolus), когда должник предвидит наступление результатов своего поведения и желает их наступления; б) небрежность, неосторожность (cuîpa), когда должник не предвидел результатов своего поведения, но должен был их предвидеть. Тот же Павел говорил: «Вина имеется тогда, когда не было-предус-мотрено то, что могло быть предусмотрено заботливым человеком» (Д.9.2.31).

Неосторожность бывает различной степени грубая и легкая. Грубая неосторожность (culpa lata) — это непроявление той меры заботливости, внимания, рачительности, осторожности, которую обычно проявляют обыкновенные люди. Ульпиан писал: «Грубая вина это чрезвычайная небрежность, т.е. непонимание того, что все понимают» (Д.50.16.213.2). По своему значению грубая вина приравнивалась к умыслу. Другой юрист Нерва утверждал, что «слишком грубая вина является умыслом» (Д. 16.3.32).

Вторая степень вины culpa levis — легкая вина определяется сравнением поведения некоего «хорошего», заботливого, доброго хозяина с поведением должника. Если поведение должника уступало требованиям рачительного хозяина, оно было виновным, но легкой виной. Римские юристы разработали модель такого доброго, заботливого, рачительного хозяина, поведение которого становилось мерилом для определения вины должника. Такую вину называли еще culpa levis in abctrac-to виной по абстрактному критерию.т.е. мерой сравнения служила некая абстракция, неопределенность.

Римское право знало еше третью вину culpa in co-ncreto — конкретную. Ее определяли путем сравнения отношения лица к собственным и чужим делам (вещам). Если должник к чужим делам (вещам) относился хуже, чем к своим, то налицо конкретная вина.

184


Примером конкретной вины в источниках приводятся отношения товарищей между собой. Если товарищ относится к делам товарищества как к собственным, его поведение безупречно, если же хуже
виновно (Д. 17.2.7.2).

За умысел и грубую вину (неосторожность) ответственность наступала без каких-либо исключений, за легкую неосторожность (небрежность) не всегда. Последнее зависело; от того, в чьих интересах заключен договор. Если в интересах должника, то он обязан был проявлять максимальную заботливость и потому отвечал и за легкую вину. Например, получив по договору ссуды во временное и бесплатное пользование чужую вещь, должник обязан проявить повышенное внимание к ее сохранности. Если же вещь будет испорчена или погибнет, то он должен ответить за малейшую небрежность, неосмотрительность, неосторожность.

В договорах, заключенных в интересах кредитора, из которых должник никакой выгоды не получал, ответственность наступала лишь за грубую вину. Например, в договоре хранения хранитель никакой выгоды не имел, поскольку этот договор в римском праве был бесплатным. Следовательно, если порча или гибель вещи, переданной на хранение должнику, наступила не в результате его умысла или грубой вины, он ответственности не нес.

При равной выгоде сторон, при их обоюдном интересе ответственность должника наступала за всякую вину.

Из общего правила об ответственности за вину римское право знало исключения. Владельцы постоялых дворов, гостиниц и кораблей несли повышенную ответственность за пропажу, гибель вещей, сданных им на хранение. Они отвечали без вины, т.е. за случайную гибель (безвиновная ответственность). Претор возложил на этих лиц повышенную ответственность в связи с участившимися грабежами, разбойными и пиратскими нападениями, в которых они часто выступали в качестве соучастников, наводчиков, организаторов и т.п.

В развитом римском праве ответственность должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства наступала при том непременном условии, что неправомерное поведение должника причинило имущественный вред кредитору, т.е. всегда в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства имущественные интересы кредитора нарушены и он понес определенные убытки.

185


Первоначально ответственность должника носила личный характер: его наказывали физически (пороли розгами, сажали в долговую яму, башню или даже тюрьму). Законы
XII таблиц доносят до нас картину жесточайших наказаний, применявшихся к неисправным должникам. Таблица III рассказывает, что кредитор имел право заточить неисправного должника в тюрьму на 60 дней. В течение этого срока его дважды выводили в базарные дни к претору на комициум, объявляя при этом причитающуюся с него сумму долга. Если никто не выражал желания уплатить за него долг и выкупить ему свободу, на третий базарный день должник предавался смертной казни или поступал в продажу за границу, за Тибр. Эта же таблица гласила:

«В третий базарный день пусть разрубят должника на части. Если отсекут больше или меньше, то пусть это не будет вменено им (в вину)».

С развитием товарооборота римляне приходят к выводу, что наказание должника даже смертью не восполняет причиненного кредитору имущественного вреда. Намного выгоднее и разумнее вместо физического наказания вынуждать должника к возмещению причиненного вреда, отвечать собственным имуществом. Так личная ответственность заменяется имущественной, при которой должник отвечает своим имуществом. В гражданском праве она заняла прочное место.

Имущественный вред (убытки) представляет собой выраженное в денежной сумме всякое уменьшение наличного имущества и иное ущемление имущественного интереса одноголица, причиненное противоправным действием другого лица. Понятие вреда в римском праве складывалось из двух элементов:

a) damnum emergens положительный ущерб и б) lucrum cesans —упущенная выгода. Ульпиан учил принимать в расчет не только ущерб, но и выгоду (Д. 13.4.2.8).

Положительный ущерб всякое умаление наличного имущества. Упущенная выгода неполучение предполагаемого дохода. Например, убит раб-певец, раб-художник. Уменьшение имущества рабовладельца на стоимость одного рабаэто положительный ущерб, но раб приносил его собственнику определенную выгоду своим талантом, которого рабовладелец лишался это упущенная выгода.

Размер вреда определялся в денежном выражении с учетом конкретных обстоятельств, времени и рыночной конъюнктуры. Должник нес ответственность в размере причиненного вреда.

В гражданском праве на определение объема ответствен-

186


ности должника не влияет степень вины. Она имеет значение лишь для установления ответственности должника