16201

Документальная информация о хозяйственных обществах в Украине. Учебное пособие

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

В монографии исследованы возникновение и историческое развитие понятий «документ» и «документальная информация», дана классификация информации, а также изучена юридическая природа информационных отношений с участием государственных органов (реестров) на примере Единого государственного реестра предприятий и организаций Украины

Русский

2013-06-20

682.5 KB

0 чел.

Петрик И.И.

ДОКУМЕНТАЛЬНАЯ

ИНФОРМАЦИЯ

О ХОЗЯЙСТВЕННЫХ

ОБЩЕСТВАХ

В УКРАИНЕ

Монография

Харьков

«КОНСУМ»

2003


ББК   67.404 (4УКР) УДК  346.2 (477)

Петрик И.И.

П-29 Документальная информация о хозяйственных обществах в Украине: Монография. — Харьков: Консум, 2003. — 120 с.

ISBN 966-7920-56-9

В монографии исследованы возникновение и историческое развитие понятий «документ» и «документальная информация», дана классификация информации, а также изучена юридическая природа информационных отношений с участием государственных органов (реестров) на примере Единого государственного реестра предприятий и организаций Украины.

Исследована правовая природа документа, который подготовлен средствами электронно-вычислительной техники, как средства доказывания в суде.

Дана характеристика сведений о хозяйственных обществах, которые содержатся в документе, зафиксированном средствами ЭВТ, с приведением общих требований Европейского сообщества (ЕС), а также к их объему и содержанию. Определен правовой режим документальной информации.

Работа рассчитана на аспирантов и научных работников, преподавателей и юристов, также будет интересна и полезна руководителям и участникам хозяйственных обществ, предпринимателям.

ББК 67.404 (4УКР)

©   И. И. Петрик, 2002 ©   Совместное коллективное предприятие ISBN 966-7920-56-9                      фирма «Консум», 2003


Содержание

ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ..........................................................4

ВСТУПЛЕНИЕ ................................................................................5

Глава I   Общая характеристика документальной информации о хозяйственных обществах в Украине, созданной средствами ЭВТ........................7

1.1.   Проблемы, связанные с информацией о хозяйственных обществах в Украине, требующие разрешения на уровне

Директив ЕС..........................................................7

1.2.   Документы о хозяйственных обществах, подготовленные средствами ЭВТ,

как предмет доказывания...................................20

1.3.   Понятия «документ» и «документальная информация».......................................................41

1.4.   Юридическая природа информационных отношений с участием государственных органов (реестров), их структура.......................56

Глава II Сведения о хозяйственных обществах,

содержащиеся в документальной информации, созданной средствами ЭВТ в Украине........................67

2.1.   Общие требования ЕС к документальной информации о хозяйственных обществах.........67

2.2.   Требования ЕС к объему и содержанию сведений о хозяйственных обществах

в Украине.............................................................70

2.3.   Правовой режим документальной информации о хозяйственных обществах

в Украине...........................................................106

ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ.................................................. ПО

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ............................................................. 114


ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ:

БД

— База данных;

МФД

ГАТТ

— Генеральное соглаше-

ние по тарифам и тор-

нти

говле;

ГК

— Гражданский Кодекс

ОАО

Украины;

ГПК

— Гражданско-процес-

ОКОНХ

суальный Кодекс Укра-

ины;

ЕС

— Европейский союз;

РКЦ

ЖСК

— Жилищно-строитель-

ный кооператив;

TRIPS

ЭВТ

— Электронно-вычис-

лительная техника;

ЕС

— Европейский союз;

КМСБУ

— Комитет по междуна-

родным стандартам и

бухгалтерскому учету;

УЭС

КСП

— коллективное сельс-

кохозяйственное пред-

хпк

приятие;

МСБУ

— международные стан-

дарты бухгалтерского

WTO

учета;

—  Международная федерация документации;

—  Научно-техническая информация;

—  Открытое акционерное общество;

—  Общий классификатор «Отрасли народного хозяйства Украины»;

—  расчетный коммерческий центр;

— Международное соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности стран

—  членов Всемирной торговой организации;

—  Европейское Экономическое сообщество;

—  Хозяйственный процессуальный Кодекс Украины;

—  Всемирная торговая организация.


ВСТУПЛЕНИЕ

Украина, как государство, признающее необходимость построения правового общества, стала на путь приведения своего законодательства в соответствие с нормами международного права. 14 июля 1992г. она подала заявление о вступлении в Совет Европы — авторитетную международную организацию, и была принята в него 9 ноября 1995 г. Вступление Украины в Совет Европы возложило на нее обязательства по сближению национального законодательства с правовыми нормами европейских стран.

Совет Европы был создан 5 мая 1949 г. десятью западноевропейскими государствами, а именно: Великобританией, Францией, Бельгией, Нидерландами, Люксембургом, Швецией, Норвегией, Данией, Италией, Ирландией. Сегодня в него на правах членов входит 40 стран. Принятые ассамблеей Совета Европы решения имеют рекомендательный характер. Но несмотря на это государства берут их за основу международных соглашений [1]. В перспективе Украина намерена войти в Европейское Экономическое Сообщество (далее — ЕЭС) и Европейский Союз (далее — ЕС). Первоначально в ЕЭС объединилось шесть государств — ФРГ, Франция, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург. Затем к ним присоединились Великобритания, Ирландия, Дания, Испания, Греция, Португалия, Швеция, Финляндия и Австрия — всего 15 государств.

В основе ЕЭС (международной организации) лежит Римский Договор 1957 г., в основе ЕС (межгосударственного образования) — Маастрихтские соглашения 1991 г. Более 40 лет тому назад начался постепенный процесс трансформации ЕЭС в государственное образование нового типа — ЕС. В результате сложился новый правопорядок, который вначале был международным, а затем стал внутренним. Право внутреннее и право внешнее органично слились [2].

Основная цель ЕЭС—ЕС — достижение экономической и политической интеграции в Европе — предопределяет необхо-


димость привести украинские законодательные нормы в соответствие с принятыми там стандартами. К этому обязывает и Конституция Украины, установившая основы правового режима информации, согласующиеся с мировыми стандартами (ст. 17, 31, 32, 34, 50, 90, п. 11).

В ЕС разработаны следующие критерии принятия новых членов: страна-претендент должна быть европейской, демократической и уважать права человека; иметь функционирующую рыночную экономику; принять интеграционное законодательство ЕС и находиться в таком состоянии, которое предоставляет возможность реализовывать внешнюю политику Сообщества [3, с. 74—75].

Поскольку присоединение Украины к ЕС — перспектива далекая, Кабинет Министров Украины принял постановление «О внедрении механизма адаптации законодательства Украины к законодательству Европейского Союза» [4]. При Министерстве юстиции Украины был создан Межведомственный координационный совет по адаптации законодательства Украины к законодательству ЕС. На этот Совет возложена задача организационного обеспечения процесса адаптации законодательства Украины к законодательству ЕС в соответствии со ст. 51 Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Европейским Сообществом и Украиной от 14 июня 1994 г.

Таким образом, одним из условий вступления Украины в ЕС является требование о приведении национального законодательства в соответствие с европейским материальным и процессуальным правом, международными стандартами.


Глава I

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОКУМЕНТАЛЬНОЙ

ИНФОРМАЦИИ О ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ

В УКРАИНЕ, СОЗДАННОЙ СРЕДСТВАМИ ЭВТ

1.1.   Проблемы, связанные с информацией

о хозяйственных обществах в Украине, требующие разрешения на уровне Директив ЕС

Информация о хозяйственных обществах в Украине пребывает в разных правовых режимах — открытом и с ограниченным доступом (конфиденциальная и тайная).

Законодательству Украины предстоит найти оптимальный вариант «размещения» информации о хозяйственных обществах с учетом многих факторов.

Директивы ЕС требуют «прозрачности» информации о компаниях, или хозяйственных обществах. По сути это условие создания цивилизованного инвестиционного климата в любой стране, в том числе и в Украине. Условие, необходимое как для национальных, так и зарубежных инвесторов. Известно, что в настоящее время в Украине деятельность инвесторов, особенно иностранных, сопряжена со значительными трудностями. И это понятно, так как инвестиционные условия в Украине и ее законодательство существенно отличаются от знакомого и понятного западным партнерам инвестиционного законодательства европейских стран.

Процесс сближения национального законодательства о хозяйственных обществах с законодательством стран ЕС связан и с психологическим фактором. Иностранному инвестору необходимо преодолеть различия не только в языке, но и менталитете. Эти различия приводят к проблемам во взаимопонимании между западными и восточноевропейскими экономическими партнерами [5, с.4]. При этом следует постоянно учитывать, что многие правовые понятия, привычные для западных юристов, не имеют однозначного соответствия в украинском и русском языке. Использование схожих понятий, — а некоторые из них являются многозначными [9, с.4], — некорректно с юридической точки зрения. Положительном в рассматриваемом процессе является то обстоятельство, что формирующееся хозяйственное право относится к системе европейского пандектного права, или германского, однородного с действующей в Украине системой гражданского и хозяйственного права.


8_______________________________________________________

На практике часто возникают довольно типичные ситуации, при которых акционер или инвестор, предъявляя иск к тому или иному хозяйственному обществу (как правило, это иск о выплате дивиденда или части дохода) должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований (ст. 33 ХПК Украины, ст. 30 ГПК Украины). Поскольку в этот период стороны в процессе находятся в состоянии спора и истец практически не может получить от ответчика необходимые ему для предъявления иска сведения (доказательства), он вынужден обращаться в соответствующие государственные органы, учреждения, имеющие нужные для него сведения, — Единый государственный реестр предприятий и организаций Украины [6] и Государственную комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку [7]. В этом случае акционер, инвестор (истец) реализует право на получение открытой информации, которое принадлежит ему в силу ст. 29 Закона Украины от 2 октября 1992 г. «Об информации» и ряда иных законов, а также подзаконных актов.

Проблема заключается в том, что полученные инвестором сведения, как правило, оказываются недостаточными для предъявления и обоснования иска, поскольку большая часть информации о хозяйственном обществе находится в состоянии правового режима «с ограниченным доступом», т.е. является конфиденциальной.

Таким образом, в Украине сложилась ситуация, при которой, с одной стороны, процессуальные нормы обязывают истца представить суду доказательства (причем обязывают сделать это еще до начала судебного заседания по делу (ч. 2 ст. 38 ХПК Украины), что в принципе правильно), а с другой — Закон Украины «Об информации» и иные сопутствующие ему нормы права, регулирующие информационные отношения, включая акты локального характера (имеется в виду Положение о коммерческой тайне предприятия), не дают истцу возможность получить необходимую и достаточную для предъявления и обоснования иска информацию. Это состояние следует квалифицировать как коллизию законов, подзаконных актов.

Как известно, в Украине последовательно проводится принцип состязательности сторон, в соответствии с которым бремя доказывания возлагается только на лица, участвующие в деле (ст.ЗЗ ХПК Украины). Им и только им дано право представлять арбитражному суду доказательства, в том числе и документальную информацию, созданную средствами ЭВТ. Следовательно,


арбитражный суд не обязан собирать доказательства по своей инициативе, хотя участники процесса имеют право обратиться к нему за помощью и просить оказать содействие в сборе фактических данных. Если лица, участвующие в деле, не представят доказательства, арбитражному суду придется разрешить спор на основании имеющихся в его распоряжении фактических данных. Думается, что в такой ситуации нет основания говорить об обязанности суда достигать истины по делу. По существу идет лишь оценка собранных доказательств, представленных сторонами процесса. Это положение не в полной мере соответствует ст. 42 «Равные и справедливые процедуры» и ст.43 «Доказательства» международного соглашения TRIPS.

TRIPS требует от стран — участниц ЕС ввести в свое процессуальное законодательство правило, согласно которому «в случаях, если сторона представляет имеющиеся обоснованные доказательства, достаточные для того, чтобы подкрепить свои иски, и конкретизирует доказательства, имеющие отношение к обоснованию своих исков, которые находятся под контролем противной стороны (выделено автором. — И.П.), судебные органы должны иметь полномочия потребовать предъявления этих доказательств противной стороной при соблюдении в надлежащих случаях условий, которые обеспечивают защиту конфиденциальной информации» [8].

Проведенный анализ законодательства Украины об информации и практики хозяйственных (арбитражных) дел, связанных с его применением, показывает, что распределение бремени представления сторонами доказательств в виде документальной информации, полученной с использованием средств ЭВТ из государственных реестров, нуждается в пересмотре. Из общих правил о состязательности сторон должны быть сделаны исключения. Аргумент — базы данных, доступ к которым закрыт для всех лиц, кроме обслуживающего персонала, лишили бы участников процесса представления подобного рода доказательства. Истребование таких доказательств регулируется специальными нормами. Так, согласно законодательству Украины об информации, документальную информацию, в частности сведения, составляющие государственную тайну, сведения о юридических лицах из Единого государственного реестра предприятий и организаций Украины, сведения о коммерческой тайне предприятия, сведения об «электронных акциях» акционерных обществ можно полу-


чить в установленном порядке, а в отдельных случаях, предусмотренных законом, только на основании решения суда.

Предстоит также четко уяснить, насколько целесообразно использовать в Украине ту или иную доктрину в вопросе о достижении истины в хозяйственном процессе, принимая во внимание при этом следующее обстоятельство: хозяйственный суд, рассматривая хозяйственные споры, должен занять определенную позицию относительно степени достоверности документальной информации. Мировая практика учитывает это обстоятельство, когда принимает за основу тот или иной достаточный уровень достоверности доказательств.

Следует отметить, что вопросы использования в качестве доказательств в арбитражных судах документальной информации, созданной ЭВТ, не являются абсолютно новыми для науки и практики хозяйственного (арбитражного) процесса Украины. В этой области имеется определенный опыт, который получил отражение:

— в специальных инструктивных указаниях Госарбитража при Совете Министров СССР (приняты в 1979 г.);

— во «Временных общеотраслевых руководящих указаниях о придании юридической силы документам на магнитной ленте и бумажном носителе, создаваемым средствами ЭВТ» (1981 г.);

— в обзоре судебной практики, проведенном Верховным Судом СССР под рубрикой «Использование в качестве доказательств документов и заключений экспертов, подготавливаемых средствами ЭВТ» (1982 г.).

Основное положение, содержащееся в указанных документах, заключается в том, что документированная информация, полученная с помощью электроники, ЭВТ, допустима как доказательство.

Однако в настоящее время хозяйственные суды сталкиваются с новыми проблемами, которые не описаны в инструктивных указаниях 1979 г., обзоре судебной практики начала 80-х годов. И это понятно, так как за прошедшие годы появились новые информационные технологии, а их использование стало практически массовым явлением.

Прежде всего автор имеет в виду письменные доказательства в виде официальных документов и иных материалов, полученных через глобальную сеть Интернет, по электронной почте, а также средствами факсимильной и иной связи или иным способом, позволяющим установить достаточную степень достоверности


____________________________________л

таких документов. Это одна из сложных насущных проблем, стоящая перед процессуалистами всех стран мира. Ее актуальность возрастает, поскольку в ст. 671 нового Гражданского кодекса Украины (в п.2 ст. 160 действующего ГК Российской Федерации) предусмотрена норма о форме договора, согласно которой договор может быть заключен с использованием как традиционных средств связи, так и нетрадиционных — посредством факсимильной и электронной связи.

Действующий ХПК Украины, равно как и ГПК Украины, не могут разрешить указанной проблемы, потому что лежащие в их основе концепции процессуального права, касающиеся доказательств и доказывания, были сформулированы задолго до наступления информационной эры.

В данной проблеме можно вычленить два аспекта.

Первый аспект связан с достоверностью документов, изготовленных с помощью тех средств, которые стали как бы «традиционными» для ЭВТ. С начала 80-х годов в судах, арбитражных судах накоплен опыт применения электронной связи — имеются в виду, в частности:

—  «обмен документами» в сфере банковской деятельности (применение дистанционной связи между банками Украины и РКЦ, с одной стороны, и обслуживающим вычислительным центром — с другой). Известно, что электронная связь существенно сокращает время соответствующих денежных операций и расчетов;

— «обмен документами» в сфере корпоративных отношений, так называемые «электронные акции»;

—  «получение документа» из БД Единого государственного реестра предприятий и организаций Украины;

— «получение документа» о предприятиях, в отношении которых начато производство о банкротстве, из БД Агентства Украины по вопросам банкротства.

Второй аспект проблемы связан с подтверждением достоверности документов, изготовленных с использованием глобальной сети Интернет. В настоящее время на уровне норм материального права предстоит решить проблему правового регулирования имущественных отношений в Интернете (заключение сделок между резидентами Украины, заключение внешнеэкономических сделок с участием резидентов Украины), урегулировав при этом безналичные платежи. Параллельно следует решить процессуальную проблему — законодательно закрепить систему иден-


V2.________________________________________________________________

тификации участников коммерческого оборота в Интернете. Это проблема подписания договоров с использованием системы с цифровой подписью. Отсутствие соответствующего законодательства и практики его применения тормозит развитие в Украине так называемой «электронной коммерции». Одним словом, нужна нормативная база для операторов украинского сегмента глобальной сети Интернет. Она должна сочетаться с международными нормами, регулирующими как технические, так и организационно-правовые аспекты использования этой сети. Опыт зарубежных стран свидетельствует, что «электронная коммерция» развивается в следующих направлениях:

—  «обмен документами» в Интернете. В зарубежных странах он осуществляется на основе так называемого «договора об участии в системе электронного документооборота», или «информационного обмена»;

—  «заключение сделок» в Интернете (так называемая «торговая схема»);

—  «гарантии поставки товара» через Интернет (так называемая «контрольная схема»);

—  «обмен документами» в сфере кредитно-расчетных отношений (банковский уровень) через Интернет, а именно: исполнение денежных обязательств, возникающих при совершении сделок в Интернете («система исполнения»). Имеются в виду переводы денег с помощью систем «банк — клиент» в Интернете; использование банковских карт (т.е. эмиссия кредитными организациями банковских карт и осуществление расчетов по операциям, совершаемым с их использованием); наконец, использование так называемых «электронных денег».

Отмеченные проблемы практически не освещены в специальной литературе, издаваемой в Украине. Нет исследований и на уровне диссертаций. Хозяйственные суды, разрешая споры с использованием документальной информации, полученной с помощью средств ЭВТ, испытывают трудности, связанные с достоверностью содержащихся в ней сведений. Отсутствуют и соответствующие разъяснения Высшего Хозяйственного Суда Украины по этому поводу. Не исследован правовой режим документальной информации как объекта информационного правоотношения с учетом Закона Украины «Об информации» и норм ХПК Украины. Все это подтверждает актуальность проблемы.

Следовательно, в теории хозяйственного (арбитражного) процесса предстоит, во-первых, произвести научный анализ доку-


_________________________________________________13

ментальной информации как объекта информационного правоотношения с учетом отдельных видов правового режима самой информации (открытой, конфиденциальной) и, во-вторых, исследовать документальную информацию, подготовленную с использованием средств ЭВТ, в качестве достоверного доказательства в хозяйственном процессе. На основе полученных результатов рекомендовать законодателю Украины внести необходимые изменения и дополнения в действующее национальное законодательство, прежде всего в ХПК, а Высшему Хозяйственному Суду — дать соответствующие разъяснения о практике применения ст. 32 ХПК (в новой редакции) относительно документальной информации, подготовленной с использованием средств ЭВТ. Решение указанных выше проблем лежит на «стыке» различных законодательных актов, регулирующих хозяйственные отношения, в том числе и информационные как их элемент. Это такие законы и подзаконные акты Украины:

1) Закон Украины «Об информации» (право на информацию);

2)  Закон Украины «О хозяйственных обществах» (право на информацию о хозяйственном, в том числе открытом акционерном обществе);

3) Закон Украины «О государственном регулировании рынка ценных бумаг в Украине» [9] (право на информацию об открытом акционерном обществе);

4)  Указ Президента Украины «О Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку» от 21 мая 1998 г. (право на информацию об открытом акционерном обществе);

5)  Постановление Кабинета Министров Украины «О создании Единого государственного реестра предприятий и организаций Украины» от 22 января 1996 г. № 118 (право на информацию об открытом акционерном обществе);

6)  Постановление Кабинета Министров Украины от 9 августа 1993 г. № 611 «О перечне сведений, которые не составляют коммерческую тайну» (право на информацию о хозяйственном, в том числе открытом акционерном обществе);

7)  Приказ Министерства статистики Украины от 12 февраля 1996 г. № 43 (зарегистрирован в Министерстве юстиции Украины 9 апреля 1996 г. под № 167/1192), утвердивший Положение о порядке и условиях выдачи информации из Единого государственного реестра предприятий и организаций Украины (право на информацию о хозяйственном, в том числе открытом акционерном обществе);


14______________________________________________________

8) Решение Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, утвердившее 9 июня 1998 г. под № 72 Положение о предоставлении регулярной информации открытыми акционерными обществами и предприятиями — эмитентами облигаций, и целый ряд других положений и инструкций.

Применение действующего законодательства ставит перед процессуалистами проблемы, с которыми они не встречались, пользуясь классическими письменными доказательствами. Особого внимания заслуживает проблема доказательств в хозяйственных судах Украины, связанная с уяснением правовой природы документальной информации, созданной средствами ЭВТ, на уровне ряда взаимосвязанных требований Директив ЕС.

Как показывает опыт других стран — это не простая проблема. С одной стороны, например, акционеру, инвестору (потенциальным истцам) должна быть предоставлена возможность получить в установленном законом порядке необходимое и достаточное количество сведений (информации), в частности доказательств, независимо от того, находятся эти сведения в состоянии «открытого доступа» или на них распространяется правовой режим «с ограниченным доступом», а с другой — потенциальным ответчикам по делу — субъектам хозяйственной деятельности (предпринимателям — физическим лицам, юридическим лицам) законом должна быть «предоставлена возможность препятствовать тому, чтобы информация, правомерно находящаяся под их контролем, т.е. конфиденциальная информация, без их согласия не была раскрыта, собрана или использована другими лицами способом, противоречащим честной коммерческой практике» [10].

Необходимо найти «золотую середину» в решении данной проблемы. На наш взгляд, для этого требуется учесть мировой опыт, проанализировать декларации Украины и другие официальные заявления о присоединении к международным соглашениям, направленные на сближение национального законодательства с законодательными актами зарубежных стран и в первую очередь с законодательством Европейского Сообщества.

Директивы ЕС, как уже отмечалось, требуют «прозрачности» информации о компаниях для их участников, инвесторов и третьих лиц. Другими словами, определенная часть информации об открытом акционерном обществе, которая сегодня недоступна акционеру, инвестору (потенциальному истцу по требованию о выплате дивидендов, части прибыли), даже пребывающая в состоянии правового режима «открытого к ней доступа», не говоря


______________________________________________________15

уже об информации «с ограниченным доступом» (конфиденциальной), должна быть «перераспределена» законодателем Украины в пользу акционера, инвестора, третьих лиц. При этом следует учесть требования Директив ЕС, Всемирной торговой организации (WTO), Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (TRIPS), в частности, ст. 39 раздела 7 «Охрана конфиденциальной информации».

Данные требования необходимо конкретизировать применительно к отдельным видам хозяйственных обществ. Например, в поисках ответа на вопрос: какая информация об открытом акционерном обществе относится к режиму открытого доступа, а какая — к конфиденциальной — важно четко определить «информационные потребности» основных субъектов хозяйственных правоотношений. Известно, что акционера, инвестора ОАО интересует информация о способности предприятия платить дивиденды; работника этого предприятия — об оплате труда, сохранении рабочих мест, пенсионном обеспечении; банки — о своевременном возврате кредита и процентов; поставщиков — о своевременной оплате товара; правительство — о своевременной оплате налогов; общественность — информация о влиянии деятельности предприятия на благополучие общества и т.д. [11]. Все эти факторы также необходимо учесть при регулировании информационных правоотношений.

В настоящее время только начинает формироваться национальный фондовый рынок. Как отмечают специалисты по фондовому рынку, цены на акции на фондовом рынке Украины еще не находят отражения в динамике их котировок и происходит это главным образом по причине отсутствия на рынке полной и общедоступной информации об эмитентах. Кроме этого, оставляет желать лучшего периодичность появления финансовой отчетности отечественных акционерных обществ. Так, информация о финансовом положении ОАО предоставляется широкой общественности только раз в год, т.е. целый год инвесторы пребывают в полном неведении относительно положения дел компании, в которую они вложили свой капитал. Вместе с тем доступность финансовой отчетности взаимовыгодна и для инвестора, и для эмитента: первый получает необходимую для принятия обоснованных решений информацию, второй, при прочих благоприятных условиях, обеспечивает рост курсовой стоимости своих акций [12].

В этой ситуации особенно возрастает практическое значение получения документальной информации о деятельности ОАО,


16__________________________________________________

подготовленной средствами ЭВТ. Определенные надежды вселяет представление отчетности об эмитентах в электронной форме, наряду с бумажной, а также введение в Украине международных стандартов бухгалтерского учета (далее — МСБУ). Финансовые отчеты, составленные в соответствии с требованиями МСБУ, предоставляют международным инвесторам понятную финансовую информацию, необходимую для оценки потенциальной рентабельности инвестиции при заданном уровне риска [13]. Такие отчеты позволяют сравнивать показатели финансового положения отечественных предприятий с подобными показателями потенциальных инвесторов, в том числе и из стран — участниц общего рынка ЕС.

Директивы ЕС касаются также содержания и форм финансовой информации. Содержание данной информации связано с качественным улучшением корпоративного законодательства. Речь идет о предоставлении открытого доступа к информации заинтересованным лицам — акционерам, инвесторам, вкладчикам, а также о принятии тех форм отчета, основных принципов аудита и учета, которые рекомендованы Комитетом ЕС, управленческого и финансового учета Международной федерации бухгалтеров. Дело в том, что надлежащее осуществление акционерами или третьими лицами — инвесторами, вкладчиками своих субъективных прав на получение дивидендов невозможно без своевременного получения ими достоверной как финансовой информации, так и информации о самой компании, ее коммерческой деятельности, о должностных лицах, управляющих компанией, о ликвидаторах и т.п.

В Европе к решению описанных проблем приступили более 25 лет назад. Официально первая Директива ЕЭС [14] вышла в 1968 г., последняя, тринадцатая, была принята ЕС в 1996 г. Требования Директив ЕС в основном адресованы законодательству об акционерных обществах открытого типа, коммандитных товариществах и обществах с ограниченной ответственностью государств — членов ЕС. Государствам Европы XXI века ЕС предложило панъевропейское законодательство о компаниях.

В Украине к осмыслению проблем, касающихся сближения национального законодательства с законодательством стран Европы, обратились всего несколько лет назад. В научном сообществе эта проблематика рассматривается как часть коллизии в законодательстве Украины. До сих пор, пишет, например, Ю.С. Шемшученко, все сводится только к констатации общих


_______________________________________________________17

положений, а этого недостаточно. В случае расхождений между национальным законодательством и требованиями международного права действуют нормы последнего. Сегодня эти положения имеют характер декларации и практически не применяются на практике. Для исправления ситуации необходимо, во-первых, присоединение Украины к европейским и иным международным конвенциям и соглашениям и, во-вторых, приведение национального законодательства к международным стандартам. Без этого практически невозможно устранить расхождения между национальным законодательством и требованиями международного права [15, с.7)]. К таким требованиям относятся не только предписания Директив ЕС, но и требования, вытекающие из иных международных конвенций и соглашений, имеющих прямое отношение к информации как носителю объектов интеллектуальной собственности. Прежде всего имеются в виду Всемирная торговая организация (WTO) и Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (TRIPS).

Наряду с центральной проблемой — права на информацию об открытом акционерном обществе, необходимо решать и связанные с ней. Сложность исследования центральной проблемы заключается в уяснении понятия «информация как объект права». Только после определения данного понятия можно исследовать проблему природы права на информацию вообще и права на информацию о хозяйственных обществах в частности.

Информация как объект права не являлась предметом научного изучения в Украине. Нет специальных монографий, публикаций, посвященных этой теме. Отсутствуют и диссертационные исследования. Лишь в некоторых диссертациях и публикациях авторы косвенно затрагивали вопросы, связанные с правом на информацию в Украине, с точки зрения Закона Украины «Об информации» и сопутствующих ему законов [16]. Нет диссертационных исследований и публикаций о праве на информацию о хозяйственных, в том числе акционерных, обществах, как и иных субъектах хозяйственной деятельности в Украине, тем более с учетом указанных требований Директив ЕС, международных соглашений.

Анализ публикаций, описывающих судебную практику за рубежом, позволяет сделать следующее заключение. До сих пор даже в странах с развитыми правовыми системами не определена юридическая природа информации в режиме «торговых секретов» («trade secrets»), или, по терминологии, принятой в Укра-


ине, «коммерческой тайны», или «информации с ограниченным доступом». Термин «trade secrets» переводят и как «деловые секреты». В настоящей работе термины «торговые секреты», «деловые секреты» и «коммерческая тайна» используются как синонимы. Статья 30 Закона Украины «О предприятиях в Украине» гласит: «Под коммерческой тайной предприятия имеются в виду сведения, связанные с производством, технологической информацией, управлением, финансами и другой деятельностью предприятия, не являющиеся государственной тайной, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб его интересам». У юристов континентального права нет единого мнения: можно ли вообще иметь субъективное право на «торговый секрет», или «коммерческую тайну», т.е. право на конфиденциальную информацию.

В европейских странах торговые секреты относят к фактическому (de facto assets), а не юридическому (de jure assets) достоянию, охраняемому законодательством о недобросовестной конкуренции или необоснованном обогащении. Противники признания торговых секретов одним из видов собственности придерживаются традиционной точки зрения: конфиденциальная, производственная и коммерческая информация только косвенным образом охраняется законодательством о недобросовестной конкуренции и не может быть объектом собственности или любого субъективного права. На таких основаниях строится судебная практика Франции. Она исходит из того, что конфиденциальная информация, к числу которой бесспорно относится ноу-хау, в отличие, например, от запатентованного изобретения, имеет защиту de facto. Суть ее заключается в соблюдении секретности, окружающей ноу-хау. Такая защита может быть осуществлена в суде только путем применения норм о недобросовестной конкуренции [17, с.175].

Исходя из вышеизложенного, можно сформулировать следующие задачи.

Первая задача вытекает из требований директив ЕС, предъявляемых к содержанию информации о хозяйственных обществах в Украине, подготовленной в виде письменного документа с использованием средств ЭВТ. (Например, в ст. 1 четвертой Директивы ЕС указывается, что установленные данной Директивой нормы следует применять к соответствующим видам компаний, определенным в законодательстве, инструкциях и административных положениях государств — членов ЕС: в Германии — к акционерным


__________________________________________________19

обществам, коммандитным товариществам, обществам с ограниченной ответственностью. Аналогично указаны и компании других государств — членов ЕС.) Данную задачу следует решать с учетом правовых норм как действующего законодательства Украины о хозяйственных обществах, так и перспективного. Как известно, в Украине в ближайшее время будет изменено законодательство о хозяйственных обществах. Имеется два проекта: один основан на пандектной системе, второй — на системе англосаксонского права.

В настоящее время в ЕС завершается работа по созданию так называемой «европейской компании». Первоначально государства — члены ЕЭС, следуя ст. 220 Римского Договора, в 1968 г. подписали конвенцию «О взаимном признании компаний и корпоративных образований». Поскольку ратификация конвенции не состоялась и она не вступила в силу, постановлением ЕЭС 2173/85 была поставлена цель — облегчить компаниям разных стран ведение операций в различных правовых режимах, быстро образовывать смешанные компании. Последние, в отличие от открытых компаний, не являются обществами открытого типа, т.е. не выпускают в продажу акции. Идея ЕС состоит в намерении облегчить любому иностранцу ведение бизнеса в любом из государств — членов ЕС. Новое отечественное законодательство о хозяйственных обществах также должно соответствовать критериям, положенным в основу создания «европейской компании», что будет способствовать складыванию благоприятной юридической обстановки для инвестиционной деятельности иностранного капитала на территории Украины.

Вторая задача — учет требований директив ЕС, предъявляемых к правовому режиму информации в Украине о хозяйственных обществах, а также требований, вытекающих из международного соглашения TRIPS, к законодательству об информации в Украине в целом и к основополагающему Закону Украины «Об информации» в частности. Это проблема правового режима информации — открытой и с ограниченным доступом (конфиденциальной и тайной) — о хозяйственных обществах в Украине (ст. 39 раздела 7 TRIPS).

В 1947 г. с целью облегчения ведения международной торговли и ее развития была создана ГАТТ (Генеральное соглашение по тарифам и торговле). Одна из целей этого соглашения — упрощение государственных правил, которые ограничивают или осложняют международную торговлю. Развитие технологий, ком-


20______________________________________________________

муникаций привело к росту интереса к интеллектуальной собственности. Активная работа над новым соглашением началась в 1984 г. в рамках так называемого «Уругвайского раунда». В результате был разработан новый международный договор — Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности. Этот договор вместе с другими соглашениями «Уругвайского раунда» пришел на смену ГАТТ и стал правовой основой деятельности Всемирной торговой организации.

Третья задача. Первые две взаимосвязанные задачи объективно сформировали для арбитражных судов третью: определение предмета доказательства в документальной информации, подготовленной средствами ЭВТ, и пределов доказывания. Для обозначения всей совокупности фактов: материально-правовых, доказательственных и фактов, имеющих исключительно процессуальное значение, подлежащих доказыванию, употребляется термин «пределы доказывания» [18, с.170]. Данная проблема является сугубо процессуальной и влечет за собой ряд сопутствующих, например, об истинности сведений, содержащихся в документальной информации, подготовленной средствами ЭВТ.

1.2.   Документы о хозяйственных обществах,

подготовленные средствами ЭВТ, как предмет доказывания

Суть многих проблем, связанных с документами о хозяйственных обществах, состоит в том, что они подготовлены средствами ЭВТ, т.е. специальными программами, именуемыми «прикладными» и направленными на решение частных задач. Именно с учетом этой особенности подготовки текста документа процессуалистам следует четко определять предмет доказывания и пределы доказывания.

В связи с этим нам необходимо вначале уяснить доктрину доказательств, лежащую в основе действующего ХПК Украины и будущего процессуального законодательства Украины.

Прежде всего отметим, что существуют традиционные проблемы, связанные с судебными доказательствами. Они до сих пор не получили окончательного разрешения. Так, по мнению М.С. Строговича, доказательства — это, во-первых, те факты, на основе которых устанавливается преступление или его отсутствие, виновность или невиновность того или иного лица в его совершении и иные обстоятельства дела, от которых зависит степень ответственности этого лица; во-вторых, те предусмотренные за-


_________________________________________________21

коном источники, из которых следствие и суд получают сведения об имеющих для дела значение фактах и посредством которых эти факты устанавливают [19, с.288—289].

Двойственную трактовку судебных доказательств дает Д.М. Чечот, который относит к ним факты объективной действительности (фактические данные) и средства установления этих данных (источники сведений о фактах) [20, с.60].

К традиционным проблемам относят и смешение понятия «источник доказательств» с процессуальной формой доказательств. Источником доказательства является либо человек, либо вещь, но не средство доказывания. Такое отождествление средств доказывания с источниками доказательств весьма распространено в юридической литературе [21, с.299; 22, с.299; 23, с.102].

По мнению исследователя М.К. Треушникова, например, судебные доказательства — это единое понятие, в котором фактические данные и средства доказывания взаимосвязаны как содержание и процессуальная форма. Представители этого направления в процессуальной науке раскрывают сущность доказательств через неразрывную связь фактических данных и средств доказывания. Взгляды на судебные доказательства как единое понятие сложились в результате длительной дискуссии об их природе. Идеи о судебных доказательствах как единстве фактических данных, выраженных в предусмотренной законом процессуальной форме, высказаны в работах Л.Т. Ульяновой, Ю.М. Жукова, А.Г. Калпина, А. Винберга, Г. Кочарова, Ф. Миньковского, П.П. Гуреева, В.Я.Дорохова [24, с. 9].

Думается, что рассмотрение судебных доказательств как единого понятия, в отличие от их двойственного понимания, является наиболее приемлемым, соответствующим содержанию и смыслу закона — ст. 27 ГПК Украины и ст. 32 ХПК Украины.

Особый вид письменных доказательств составляют различные технические носители информации, получившие широкое распространение в последние годы в связи с внедрением автоматизированных систем. Специфический способ фиксации фактов обусловливает и особые способы восприятия сведений, которые помещены на технических носителях. Если юридический документ (договор, счет, квитанция и т.п.) может быть воспринят обычным способом, т.е. непосредственно прочитан, то технический носитель информации во многих случаях требует расшифровки при помощи специалиста. В конце 80-х годов Верховный Суд СССР высказал суждение, которое и сейчас имеет практическое значе-


22______________________________________________________

ниє: «В случае необходимости судом могут быть приняты в качестве доказательств документы, полученные с помощью электронно-вычислительной техники. Эти материалы оцениваются в совокупности с другими доказательствами» [25]. При этом, как отмечают процессуалисты, следует учитывать, что письменное доказательство имеет для суда значение прежде всего с точки зрения содержания изложенных в нем мыслей, отличаясь этим от вещественного доказательства, которое свидетельствует о фактах не содержанием, а внешним видом, качеством, свойством [26, с. 89].

Данные общие положения относятся и к документальной информации о хозяйственных обществах в Украине, созданной средствами ЭВТ, т.е. прикладными программами. (Прикладные программы в виде исходного и объектного кодов охраняются в основном нормами авторского права.)

В связи с этим следует обратить внимание еще на одну проблему — достижение истины в судебном процессе с учетом, так сказать, «машинного фактора», вклинивающегося во взаимоотношения между людьми.

Как известно, в недалеком прошлом, когда Украина входила в состав СССР, в основе всех отраслей процессуального права, в том числе и арбитражного процесса Украинской ССР, лежала доктрина, согласно которой суд, арбитраж, разрешая тот или иной спор, устанавливал истину по делу. При этом всегда подчеркивалось, что буржуазный суд, в отличие от советского, в вопросе достижения истины исходит из иной, противоположной доктрины, согласно которой он не обязан точно отражать объективную действительность, а может только довольствоваться информацией о фактах, принимая ее с той или иной степенью убежденности, вероятности, разумной уверенности.

В настоящем исследовании не ставится задача решить данную проблему, что практически и теоретически невозможно сделать в рамках одной работы. Однако для ответа на основной вопрос диссертации об использовании в качестве доказательств достоверной документальной информации, созданной с помощью средств ЭВТ, необходимо занять определенную позицию.

В зависимости от занятой позиции требования к степени достоверности представленных доказательств в виде документальной информации, созданной с использованием средств ЭВТ, будут различными.

Проведенный анализ юридической литературы, посвященной арбитражному процессу в Украине, свидетельствует о наме-


______________________________________________________23

тившейся тенденции, когда исследователи уклоняются от обсуждения проблемы установления истины по делу. Заметим, что «Общие положения» раздела І ХПК Украины не ставят перед судом задачу достижения истины по делу! Нет и намека на установление истины по делу и в других статьях ХПК Украины. Поэтому такая тенденция, как представляется, далеко не случайна.

Ученые-процессуалисты по-разному излагают свое отношение к этой проблеме. Так, по мнению А.Ф. Клейнмана, доказывание в гражданском процессе есть процессуальная деятельность только сторон, состоящая в представлении доказательств, опровержении доказательств противника, заявлении ходатайств, участии в исследовании доказательств [27, с. 47]. Установление истины по делу не может иметь места, если процессуальная деятельность — деятельность только сторон. Вне суда деятельность сторон — это состязание представленных суду достоверных доказательств. Суд слушает и взвешивает эти доказательства. Налицо пассивная роль суда. Напротив, К.С. Юдельсон определяет судебное доказывание как деятельность субъектов процесса по установлению с помощью указанных законом процессуальных средств и способов объективной истинности наличия или отсутствия фактов, необходимых для разрешения спора между сторонами, т.е. фактов основания требований и возражений сторон [28, с. 3—4].

Некоторые авторы относятся к судебным доказательствам только как к известным фактам, с помощью которых возможно установление неизвестных искомых фактов. Так, С.В. Курылев считает судебным доказательством факт, полученный из предусмотренных законом источников и предусмотренным законом способом, находящийся с искомым в судебном процессе фактом в определенной связи, благодаря которой он может служить средством установления объективной истинности искомого факта [Там же].

Традиционного подхода придерживается В.В. Комаров. По его мнению, заслуживает признания точка зрения, согласно которой достижение истины по делу относится не только к фактическим обстоятельствам дела, но и к выводам о спорных правоотношениях, правам и обязанностям сторон [29, с. 184].

В опубликованной еще в 1982 г. монографии М.К. Треушни-ков использовал наряду с термином «установление истины по делу» термин «истинное знание». «Судебное или процессуальное доказывание — урегулированный нормами гражданского процессуального права процесс, — пишет автор, — это путь к истинному знанию, вынесению обоснованного судебного решения по каждому


24______________________________________________________

гражданскому делу независимо от сложности и запутанности фактических взаимоотношений сторон» [30, с. 22]. Одним словом, вопрос о сущности доказательств и доказывания в настоящее время остается дискуссионным, несмотря на то, что в ст. 32 ХПК содержится норма, раскрывающая понятие и виды доказательств.

Нет среди ученых единства в понимании сущности доказательств и доказывания и в смежных отраслях права — гражданском и уголовном процессе. Данная проблема ждет своего нового осмысления в свете исторических перемен в Украине. Отсутствие четкой и ясной позиции по этой общей проблеме со стороны законодателя осложняет ее решение. А суть проблемы состоит в следующем: откажется законодатель Украины, принимая новое процессуальное законодательство, от доктрины «достижения истины по делу» или нет.

За последние десятилетия, начиная с 60-х годов, т.е. после принятия ГПК УССР, никаких принципиальных изменений в понятие о доказательствах, в том числе и в понятие о доказательствах, относящихся к документам, подготовленным с использованием средств ЭВТ, внесено не было. Отсутствуют научные дискуссии по проблемам разработки проектов новых ГПК и ХПК Украины, как это имеет место, например, в материальном праве, где получили широкую огласку проекты Хозяйственного и Гражданского кодексов Украины.

Судя по научным публикациям, активная работа над проектом нового ГПК ведется в Российской Федерации. Условно в Украине и РФ можно выделить два основных этапа становления процессуального права. Первый связывается с инициативной проработкой основ гражданско-процессуального законодательства, идейной конструкции и структуры будущего ГПК (примерно в 1990—1993 гг.). Второй этап в РФ, в отличие от Украины, определен созданием в 1995 г. первого целостного проекта ГПК РФ. К сожалению, в Украине второй этап еще не наступил. Нового проекта ГПК Украины, переданного Верховной Раде Украины для обсуждения и принятия, нет. Надо полагать, что Украина только стоит на пороге разработки новых проектов ГПК и ХПК. Будет ли в Украине один или два процессуальных кодекса — зависит от концепции правовой реформы. В этой связи представляют определенный научный интерес те проблемы, которые обсуждаются в настоящее время в РФ. Так, например, заслуживает внимания тот факт, что в действующий процессуальный кодекс РФ был введен ряд новелл (преимущественно в области


______________________________________________________25

доказательственного права) с целью их апробации. Весной 1997 г. доработанный проект ГПК РФ обсуждался учеными и практиками на весьма представительной конференции «Проект ГПК РФ» (Москва, 24—25 апреля 1997 г.), к лету 1998 г. проект вышел на «финишную» прямую [31].

Остается надеяться, что в ближайшее время в Украине будут внесены принципиальные изменения в действующее процессуальное законодательство в целом и в понятие о судебных доказательствах в частности. Разумеется, в данном исследовании невозможно затронуть все проблемы, связанные с дальнейшим развитием теории доказательств и практики ее использования. Здесь ставится задача изложить частную проблему и наметить пути ее решения, т.е. исследуются только те вопросы, которые прямо касаются одного из видов нетрадиционных доказательств — документальной информации, подготовленной средствами ЭВТ.

Известного с 1982 г. положения о том, что эта информация относится к письменным доказательствам, которые принимаются в качестве таковых при условии их надлежащего оформления в соответствии с установленным порядком, в настоящее время, с учетом уровня информатизации общества, явно недостаточно. Согласно Инструктивному указанию Госарбитража СССР от 29 июня 1979 г. «Об использовании в качестве доказательств по арбитражным делам документов, подготовленных с помощью электронно-вычислительной техники», стороны в арбитражном процессе в обоснование своих требований и возражений были вправе представлять документы, подготовленные с помощью ЭВМ. Они рассматривались как письменные доказательства, поскольку содержали данные об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Эти документы принимались органами арбитража на общих основаниях [32, с.9]. Данные ЭВМ в виде табуляграмм и машинограмм также рассматривались в качестве письменных доказательств [33, с. 20].

В Российской Федерации, в связи с подготовительной работой по принятию нового процессуального законодательства, широко обсуждается проблема законодательного уточнения отправных дефиниций и в первую очередь понятия «доказательство», поскольку оно влияет на правильное толкование всех институтов, связанных с регламентацией судебных доказательств и доказывания. Предложение об изменении законодательной дефиниции не всеми было воспринято, хотя серьезных аргументов contra приведено не было [34. с.88—89]. Термины «фактические данные»


26______________________________________________________

(ч. 1 ст. 49 ГПК), «сведения о фактах» (как предложено в новом ГПК), на основе которых дается определение судебного доказательства, по существу тождественны и не устраняют возможности различного толкования. Более адекватным, отражающим сущность данного феномена, считает Т.В. Сахнова, является термин «информация», соответствующий современному уровню развития теории познания, информатики, логики. Нельзя не согласиться и с тем, что не соответствует новым правовым реалиям установление в законе исчерпывающего перечня средств доказывания. Думается, он должен быть открытым; при этом законодательно необходимо закрепить обязательные признаки судебных доказательств, общую и специальные (применительно к видам доказательств) процедуры их получения (представления, истребования) [35; 36].

При создании нового ГПК РФ сделан определенный шаг вперед в регулировании отдельных видов доказательств — свидетельских показаний, порядка получения заключения эксперта. В круг доказательств введены звуко-, видеозаписи и пр. Вместе с тем за пределами правовой регламентации остались такие важные институты, как комиссионная и комплексная экспертизы, гарантии для участвующих в деле лиц при назначении и проведении судебной экспертизы, использование результатов несудебной экспертизы, использование информации, полученной с помощью современных технологий, преобразующих средств, а также некоторые новые способы, которые могли бы найти применение в судебном дознании, например компьютерное моделирование [Там же]. Указанные пробелы характерны и для процессуального законодательства Украины. Поэтому настоящее исследование направлено на восполнение одного из пробелов, относящегося, в частности, к использованию документальной информации, подготовленной средствами ЭВТ.

Некоторые исследователи справедливо отмечают, что, несмотря на внедрение в судебный познавательный процесс новых источников получения фактических данных, некоторые вопросы использования в гражданском процессе нетрадиционных средств доказывания остаются нерешенными, дискуссионными. М.К. Треушников писал в 1984 г., что следует уяснить, достаточен ли круг средств доказывания, предусмотренный действующим законодательством (объяснение сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, заключения экспертов) для разрешения сложных правовых конфликтов в порядке гражданского судопроизводства; точно определить,


_________________________________________________27

какие конкретно новые источники информации можно использовать как доказательства дополнительно к тем, которые предусмотрены в законе [37].

Мы полностью разделяем эту исходную посылку в постановке проблемы и считаем, что она была актуальна еще тогда и тем более значима в настоящее время. Тот факт, что в ГПК союзных республик не были перечислены в качестве средств доказывания нетрадиционные носители информации — звуко-, видеозаписи, микрофильмы, документы, подготовленные средствами ЭВТ, и т.п., — объясняется тем, что они не имели тогда столь широкого распространения в хозяйственном обороте.

Решение данной проблемы на современном этапе возможно в двух направлениях. Первое направление — это расширение известного перечня средств доказывания, второе — отнесение новых видов доказательств, в частности документов, подготовленных средствами ЭВТ, к тому или иному известному средству доказывания. В литературе были высказаны и иные суждения. Так, например, А.Г. Прохоров отмечал еще один путь: применение аналогии права, закона либо субсидиарное применение норм уголовно-процессуального права. Думается, что аналогию в процессуальном праве применять не следует. Большинство исследователей высказываются за расширение круга средств доказывания. Преобладанию этой точки зрения способствуют такие факторы современного правового развития, как углубление и расширение процессуальных гарантий защиты права; воздействие научно-технического прогресса и в первую очередь новых источников информации на социальное управление; развитие и совершенствование материального права [37]. В частности, согласно ст. 671 проекта нового Гражданского кодекса Украины договор в письменной форме может быть подписан способом электронной связи. В РФ аналогичная норма права уже действует (ст. 434 ГК РФ).

Интересно отметить, что еще в 1968 г. в английском гражданском процессе все новые источники информации были отнесены к документам. Статья 10(1) Закона о доказательствах Англии разъясняет, что термин (понятие) «документ», помимо письменных актов, охватывает также: карты, планы, графики и чертежи; фотографии; диски, ленты, звуковые дорожки; фильмы, негативы, закрепившие зрительные образы и способные их воспроизводить. Копиями документов ст. 10(2) Закона называет также копии магнитофонных записей, репродукции изображений. В.К. Пучинский заключает, что эти нормы свидетельствуют


28______________________________________________________

о чрезвычайно широком толковании документа, включающего в себя вещественные доказательства [38, с. 151].

Безусловно, развитие средств передачи информации, включая глобальную сеть Интернет, не может не повлиять в настоящее время на процесс доказывания.

Итак, подводя итог сказанному, можно констатировать, что ЭВТ, точнее средств ЭВТ, а еще точнее, прикладные программы ЭВТ, всегда «распечатают» тот результат в виде «документальной информации» о том или ином хозяйственном обществе в Украине, который предопределен (детерминирован) «исходными данными», вводимыми в эту машину. Письменные доказательства, полученные с использованием ЭВТ, отличаются от традиционных тем, что представляют собой связи по линии «человек -> машина (программа) -> человек», в то время как традиционные

—  «человек -> человек».

Как отмечалось, общие положения о судебных доказательствах известны. Подчеркнем только то, что они относятся к материализованным явлениям и, в отличие от нетрадиционных видов доказательств, в том числе и «информации как таковой», доступны непосредственному восприятию суда.

Статья 32 ХПК и ст. 27 ГПК Украины исходят из того, что доказательствами по делу являются «любые фактические данные». Системообразующим признаком в этом понятии выступают «данные». «Данные» — родовое понятие, «фактические данные» — вид, «любые фактические данные» — подвид.

Закон Украины «Об информации» определяет информацию как документированные или публично оглашенные сведения о событиях и явлениях, которые происходят в обществе, государстве и внешней природной среде (ст. 1 «Определение информации»). Таким образом, системообразующим признаком в определении понятия «информация» является термин «сведения». «Сведения»

—  родовое понятие, «документированные сведения» — видовое.

Специалист в области информации В.З. Коган считает, что уяснение понятия «информация» возможно лишь в системе информационного потока и взаимодействия, в процессе которого передаются определенные сведения. Последние нередко понимаются как информация о тех или иных свойствах органического и неорганического мира. В действительности, сведения обретают признаки информации после того, как о них были проинформированы индивид или группа людей. А до тех пор мы имеем дело скорее со свойствами, которые лишь с оговорками могут


______________________________________________________29

быть рассмотрены как «информация в скрытом виде». Без учета потребителя, пусть воображаемого, потенциального, нельзя характеризовать понятие «информация». Специалисты в области кибернетики подчеркивают принципиальное различие между понятиями: «свойства», «сведения», «информация». Поэтому для начала эти понятия необходимо разделить [39, с. 12].

Сведения о событиях, которые произошли, например, в хозяйственном (акционерном) обществе, даже при том, что они документированы, находятся в состоянии правового режима «свойства», и лишь с оговорками, как уже отмечалось, могут быть признаны как «информация в скрытом виде». Другой специалист в области информации В.Н. Тростников утверждает, что только соединяясь с потребителем сообщение «выделяет» информацию, а само по себе оно никакой информационной субстанции не содержит [40, с. 15—16]. Кроме того, одно и то же сообщение одному потребителю может дать много информации, а другому — мало. О количестве информации имеет смысл говорить в том случае, когда известны «свойства» и «сообщения» того, кто их получает.

Можно согласиться со схемой информационного процесса, ведущего «от истока к финалу», предложенной В.З. Коганом:

Объект

Свойства

Сведения

Сообщение,

Количество

объекта

о свойствах

содержащее

восприня-

объекта

сведения

тых из

о свойствах

сообщения

объекта

сведений

= инфор-

мация

Таким образом, термин «документальная информация» отражает не один объект права. Соответственно и информационное (право) отношение имеет не один, а несколько объектов, где «сведениями» есть лишь один из них. Итак, речь необходимо вести о следующих объектах права:

1.  Об объекте.

2.  О свойствах объекта.

3.  О сведениях о свойствах объектов.

4.  О сообщении, содержащем сведения о свойствах объекта.

5.  О количестве воспринятых из сообщения сведений = «информации».


зо_____________________________________________________

Представляется, что термин «данные», в том числе и «фактические данные», подпадает под первые два признака в описанной системе информационного потока: «объект права» и «свойства объекта». Оба они существуют объективно. Другими словами, это базовые «данные».

Что же касается «сведений», то это прежде всего отражение «свойств объекта».

Наконец, именно количество воспринятых из сообщения сведений и есть информация. Это количество подсчитывается в «битах» (бит — единица измерения в информатике).

Важно подчеркнуть, что без учета количественной характеристики воспринятых из сообщения сведений говорить о термине «информация» можно только условно, если опираться на данные точных наук об информации.

Для иллюстрации сказанного приведем пример с уставным фондом открытого акционерного общества, который подпадает под факты, «любые фактические данные» (ст. 27 ХПК Украины). В этом случае схема информационного процесса «объект -> информация» имеет следующий вид:

Объект

Свойства

объекта

Сведения

о свойствах объекта

Сообщение,

содержащее сведения о свойствах объекта

Количество

воспринятых из сообщения

сведений

1

2

3

4

5

. «базовый факт»

«базовый факт»

->

Например: Уставный фонд ОАО

... всего 3 юридических факта

... всего 3 юридических факта

... всего 3 юридических факта

... всего 2 юридических факта

1.    Размер

100000

100000

100000

100000

2. Количество акций

100

100

100

100

3. Денежная единица

грн.

грн.

грн.

Количество воспринятых из сообщения сведений может быть равно трем, но может быть и меньшим. В нашем примере воспринято всего два сообщения!


___________________________________________________________________зм

Первые два элемента схемы (объект и свойства объекта) существуют вне и независимо от сознания человека. Последние три — постольку, поскольку есть некто, передающий сведения, сообщения, и есть некто, воспринимающий сведения, сообщения; они зависят от сознания человека. Эти обстоятельства должны учитываться при исследовании и оценке доказательств.

Во-первых, свойства отражаемого объекта (например, того или иного факта, имущественного состояния акционерного общества) для нас являются объективным фактом, который существует «в скрытом виде». Эта информация есть «вещь в себе» (базовый факт). «Вещью для нас» ее делает конструирование вербальной копии в виде документальной информации.

Во-вторых, сведения и сообщения на третьем и четвертом этапе могут быть искажены вследствие участия человеческого фактора.

Вывод: общая юридическая (социальная) значимость «документальной информации» определяется характером базового факта, лежащего в ее основе, а также количеством воспринятых конкретным лицом сведений.

Именно от последних двух признаков зависит степень использования информации в правовой (социальной) практике, а также характер эффекта — «социального эха», вызванного информацией в процессе ее функционирования. Идеален случай, когда информация является вербальной копией базового факта. Достижение высокой степени соответствия правовой (социальной) информации базовому факту представляет собой сложную, многофакторную задачу [41, с. 14].

Если принять за аксиому приведенную схему информационного процесса, то основой документальной информации будут пять объектов: {«объект» -> «свойства ...» -> «сведения ...» -> «сообщение ...-^ = «информация»}. Соответственно каждый из них имеет свой автономный правовой режим, отличающийся:

—  своим содержанием и

— своим количеством информации.

Итак, мы имеем дело с нетипичным объектом права. Поэтому анализ понятия документальной информации как одного из видов доказательств целесообразно проводить на примерах информационных отношений, складывающихся внутри и вовне хозяйственных обществ, с учетом правового режима доступа к информации о хозяйственном обществе. Тогда внутри хозяйственного общества свойства (2) и сведения о свойствах (3) будут отно-


32_________________________________________________

ситься к конкретному хозяйственному обществу либо к тому или иному документу этого общества — уставу, учредительному договору либо его части, например к сведениям о размере уставного фонда и т.п. («базовому факту»), а потребителем информации будет конкретное лицо, которое восприняло из этого сообщения определенное количество сведений. Закон Украины «Об информации» такое лицо именует субъектом информационных отношений (ст. 7).

Вернемся к анализу документальной информации как одного из видов доказательств. Если ранее шла речь о понятии «информация», трактуемом с позиции точных наук, то теперь следует рассмотреть понятие «документ» как материальный носитель информации в системе пяти описанных объектов права. Другими словами, необходимо в комплексе установить все признаки, присущие документальной информации как объекту права.

В связи с этим следует обратиться к работам В.И. Жукова, который справедливо считает, что, исследуя любой нетипичный для права объект, прежде всего необходимо установить объективно присущие ему «свойства-признаки», с которыми закон может соотнести те или иные правовые последствия. Для этого автор выясняет, является объект материальным (телесным) или идеальным (бестелесным), движимым или недвижимым, делимым или неделимым, может он быть определен индивидуальными признаками или только родовыми, как, например, электроэнергия (или электроника) в сети, и т.д. Только после установления таких «свойств-признаков» можно начать формирование правового режима того или иного нетипичного объекта как объекта права.

По мнению В.И. Жукова, любая информация, а следовательно, и документальная, подготовленная средствами ЭВТ, имеет три объекта права: 1) «материальный объект» — это носитель информации; условное наименование — объект «А»; 2) «идеальный объект» — это содержание информации; условное наименование — объект «В»; 3) «форма» идеального объекта; условное наименование — объект «С». Возможна и более подробная классификация описанных объектов. Так, например, объект «С» может иметь форму «человекочитаемую», условное наименование

—  объект «С-1», и «машиночитаемую», условное наименование

—  объект «С-2» и т.д. Разновидность указанных форм, с присущими им «свойствами-признаками», влияет на правовой режим того или» иного объекта информации и связанные с ним право-


_____________________________________________________33

вые последствия (подробно об этом см.: [42; 43]). Анализ дефиниций информации, с точки зрения поиска ее объектов, позволяет выявить свойства этих объектов, с которыми юридический закон может связать определенные правовые последствия, а также установить правовой режим каждого такого объекта информации.

Объект

Свойства

объекта

Сведения о свойствах объекта

Сообщение,

содержащее сведения о свойствах объекта

Количество

воспринятых из сообщения сведений

1

2

3

4

5

. «базовый факт»

«базовый факт»

->

->

Например: Уставный фонд ОАО

... всего 5 юридических фактов

... всего 4 юридических факта

... всего 3 юридических факта

... всего 2 юридических факта

1.   Размер

100000

100000

100000

100000

2. Количество акций

100

100

100

100

3. Денежная единица

грн.

грн.

грн.

Объект «А»

Бумажный или электронный носитель информации

Объект «В» Три юридических факта

Объект «С» Форма

Из приведенной таблицы видно, как «убывает» информационный поток по линии «базовый факт -> сведения -> сообщение = информация».


34______________________________________________________

Объект «С» может иметь «человекочитаемую» и «машиночитаемую» форму с определенными условными обозначениями.

В связи с расширением использования электронно-вычислительной техники в различных областях деятельности все более существенным становится вопрос об использовании изготовленных таким способом документов в качестве доказательств при рассмотрении гражданских дел. Записи ЭВМ по своим характеристикам могут быть отнесены к категории документов, поскольку обладают признаками, присущими данному виду письменных доказательств, а следовательно, нет препятствий для использования такого рода документов в судопроизводстве при соблюдении следующих условий.

Во-первых, документ должен иметь юридическую силу, наличие которой подтверждают необходимые реквизиты: наименование организации, создающей документ; ее местонахождение; дата изготовления документа; код лица, ответственного за его изготовление; код лица, подписавшего (утвердившего) документ.

Во-вторых, документ должен быть человекочитаемым, т.е. содержать общепонятную информацию, расшифровку закодированных данных. Это требование вытекает из общих правил судопроизводства, предполагающих непосредственность восприятия судьями информации, содержащейся в источниках доказательств. Исследование письменных доказательств осуществляется путем восприятия и изучения содержащейся в них информации [44,с. 192].

По форме «человекочитаемые» документы .подразделяют на текстовые, графические (или изобразительные) и аудиовизуальные. Что же касается использования любого из перечисленных документов в виде документальной информации, как одного из видов письменных доказательств в арбитражном процессе, то в системе связи «человек -> ЭВТ -> человек» существенным элементом является не документ, как уже подчеркивалось ранее, а информация. Термин «документалистика», как и «документ», излишне акцентирует внимание на документах, тогда как предметом исследования рассматриваемой дисциплины являются структура и свойства информации [45]. Приняв это суждение за верную исходную посылку, показав структуру и свойства не только «информации как таковой», — объекта права, можно перейти к исследованию информационного правоотношения.

Таким образом, при определении искомых свойств информации необходим исторический анализ дефиниций информации. Как известно, в основе любых правовых исследований лежат за-


_____________________________________________________35

коны формальной и диалектической логики. Они помогают правильно поставить задачу, описать ее и решить.

Задача состоит в том, чтобы уяснить смысл, заключенный в понятии «информация» на уровне родового понятия; раскрыть содержание словосочетания «право на информацию» (видовое понятие), уяснить также юридическую природу, например, «права на информацию о хозяйственных обществах в Украине» (подвид); наконец, дать определение каждому из вышеперечисленных понятий с учетом схемы информационного процесса от объекта (базового факта) до количества воспринятых из сообщений сведений (информация).

Например, если под объектом, или базовым фактом, иметь в виду открытую подписку на акции определенного открытого акционерного общества при его создании, в пределах гипотезы и диспозиции ст. 30 Закона Украины «О хозяйственных обществах», то это, как уже отмечалось, объективный факт. В соответствии со ст. 30 указанного закона следует определить юридический состав фактов, которые должны наступить при открытой подписке на акции. Тогда информационный объект «С», по вышеприведенной классификации, или объект права на информацию об открытой подписке акций данного ОАО, должен включать в себя следующие свойства объекта, или юридические факты: 1) создание ОАО; 2) подписку, организуемую учредителями ОАО; 3) обязанность учредителей быть держателями акций в этом ОАО на сумму не менее 25 % уставного фонда и сроком не менее 2-х лет; 4) обязанность учредителей ОАО (далее — эмитентов) опубликовать информацию о выпуске акций; 5) соответствие данной публикации требованиям действующего законодательства; 6) оговоренный срок открытой подписки (не более 6 месяцев); 7) обязанность лиц, желающих приобрести акции, внести на счет учредителей не менее 10 % стоимости акций; 8) обязанность учредителей после подписки на акции выдать лицам, подписавшимся на акции, письменные обязательства о продаже соответствующего количества акций, и др. Всего можно указать 15 фактов, причем некоторые из них являются альтернативными. Следует обратить внимание не только на сам юридический состав, а на то обстоятельство, что в информационном потоке от истока — объекта(1), к финалу — информации(5) под свойствами(2) объекта подразумеваются юридические факты. Они несут смысловую нагрузку в виде сведе-ний(З) о каждом из 15 фактов. Сообщение(4), содержащее сведения о 15 фактах, и, наконец, количество воспринятых из сообщения сведений и есть информация(5).


36______________________________________________________

В аспекте ст. 1 Закона Украины «Об информации» объектом информации являются сведения(З) о событиях и явлениях (документированные или публично оглашенные, которые происходят в обществе). Применительно к схеме информационного потока это выглядит следующим образом:

Объект

1

Свойства

объекта

2

Сведения

о свойствах объекта

3

Сообщение,

содержащее сведения о свойствах объекта

4

Количество

воспринятых из сообщения сведений

5

. «базовый факт»

. «базовый факт»

->

Например: подписка на акции ОАО (15 юридических фактов

(всего 15 юридических фактов)

(всего 14 юридических фактов) один фактор упущен

(всего 13 юридических фактов) одно сообщение упущено

воспринято всего 10 фактов

Объект «А»

Бумажный или электронный носитель «документ»

+

Объект «В»

15 юридических фактов

Объект «С»

«С-1»

человеко-читаемая информация

+

«С-2» машиночитаемая информация

(при электронном носителе)


_____________________________________________________37

Из приведенного описания информационного потока видно: когда юристы говорят о том, что лицо имеет право на информацию, т.е. право на ее получение, использование, распространение, хранение (например, о хозяйственном обществе), — не так просто понять, о каком собственно информационном объекте права идет речь. Предварительный анализ показывает, что между «базовым фактом», о котором мы хотим иметь информацию, и самой информацией находятся три промежуточных объекта: свойства -> сведения -> сообщение.

Таким образом, основываясь на описанной классификации объектов информационного отношения, правовым документом можно признать любой материальный объект («А»), который фиксирует в человекочитаемой форме («С») определенное правовое состояние лица («В»). В арбитражном процессе документ подтверждает наличие или отсутствие определенных обстоятельств, обосновывающих требования и/или возражения сторон.

Для решения проблем, связанных с установлением юридической природы документальной информации как нового вида доказательства в ХПК и ГПК Украины, следует использовать сведения точных наук.

Известно, что в науке об информации сложилось несколько направлений. Кратко, в той мере, в какой это необходимо для данного исследования с целью уяснения смысла информации как объекта права материального и процессуального, опишем их суть и практическое значение.

Поскольку в мире не существует общепринятого понятия информации, в качестве базового можно взять определение, данное видным ученым Украины в области кибернетики В.М. Глушко-вым: «Понятие информации является одним из основных понятий современного естествознания. Информация в самом общем ее понимании представляет собой меру неоднородности распределения материи и энергии в пространстве и во времени, меру измерений, которыми сопровождаются все протекающие в мире процессы. ... Информацию несут в себе не только испещренные буквами листы книги или человеческая речь, но и солнечный свет, складки горного хребта, шум водопада, шелест листвы и т.д.» [46, с. 14-15].

Для понимания природы информации как таковой необходим соответствующий подход. Ученый назвал его информационным. С его помощью раскрывается суть самой информации как явления. «Информационный подход, — писал В.М. Глуш-


38______________________________________________________

ков, — предполагает абстрагирование от многих свойств реальных носителей информации, хотя границы такого абстрагирования весьма условны и определяются спецификой решаемых задач» [Там же].

Среди ученых, представителей точных наук — математиков, кибернетиков — нет единства во взглядах на столь сложное явление, каким является информация в «неживой» и «живой» природе. Неоднозначно решаемой оказалась эта проблема и для ученых-обществоведов.

Для уяснения понятия «информация», понимания сущности данной научной категории следует воспользоваться опубликованными в литературе высказываниями ведущих иностранных и отечественных специалистов об информации.

1. Негэнтропийная теория информации. Труды французского ученого Л. Бриллюэна оставили заметный след в современной теории информации. «Употребляя расплывчатое слово «информация», — писал он, — мы охватываем множество понятий, сильно отличающихся одно от другого» [47, с. 34]. Проводя сравнение между информацией в физике и обществе, исследователь отметил, что если и ту и другую сферу рассматривать как определенные системы, то можно обнаружить следующую закономерность. Если система находится в некотором неустойчивом состоянии и предоставлена самой себе, то она эволюционирует к устойчивому состоянию, характеризуемому минимальной негэн-тропией. Первоначальная, скороприходящая (transitory) информация мало-помалу утрачивает свою ценность, и негэнтропия постепенно убывает. Метеорологические сводки, бюллетени фондовой биржи и газетные новости — вот приходящая информация, ценность которой постепенно убывает. Однако существует другой тип информации, имеющей неприходящий характер: великие открытия, научные законы. Мировым научным сообществом признано, что Л. Бриллюэну удалось установить фундаментальную связь между отрицательной энтропией и информацией. Суть этой теории заключается в том, что информация представляет собой отрицательный вклад в энтропию [47, с. 34]. Иначе говоря, это отрицательный вклад в хаос, в результате чего хаос переходит в порядок.

В каком плане данная теория может быть использована применительно к настоящему исследованию? В праве она применима там, где есть величины, имеющие математическое выражение (например, при определении курса акций открытых акционер-


_________________________________________________39

ных обществ ит т.п.). Возможно применение этой теории и в правовой информации, например в случае, когда основная масса законодательных актов некодифицирована, противоречива, бессистемна (хаотична). Ю.С. Шемшученко справедливо отмечает, что в целом законы Украины соответствуют требованиям изменений в законодательной деятельности развитых зарубежных стран. Однако количественные показатели опережают рост надлежащего качества нового украинского законодательства. В этом скрыта одна из главных причин его недостаточной эффективности. К конкретным качественным недостаткам нового законодательства относятся: а) внутренняя противоречивость, коллизий-ность в регулировании тех или иных общественных отношений; б) правовая неурегулированность многих общественных отношений; в) диспропорции в соотношении между законами и подзаконными актами в пользу последних; г) недостаточная научная обоснованность законодательных актов, их декларативность и безадресность; д) отсутствие в этих актах механизмов их реализации и т.д. [48, с. 3].

2. Математическая теория информации. Ее автор — Клод Шеннон. Центральные понятия этой теории — информация как таковая и меры для измерения ее количества [47, с. 29—30]. Определение информации выводится из статистических рассуждений, и полностью игнорируется смысловая сторона передаваемых сообщений. Л. Бриллюэн в своей книге «Наука и теория информации» писал: «Мы определяем информацию как результат выбора; мы не рассматриваем информацию как основание для предсказания, как результат, который может быть использован для этого. Чтобы сделать другой выбор, мы полностью игнорируем человеческую оценку информации. «...» В соответствии с нашим представлением совокупность 100 букв, выбранных случайным образом... фраза в 100 букв из газеты, пьесы Шекспира или теории Эйнштейна имеют в точности одинаковое количество информации. «...» Только игнорируя человеческую ценность информации, мы смогли построить научную теорию информации, основанную на статистике. Существует, однако, много проблем, которые нельзя разрешить методами этой теории» [Там же].

Одним словом, математическая теория информации целиком и полностью оторвана от содержательной, семантической стороны информации. Но методы математической информации необходимы для решения кодирования семантической информации, поскольку именно кодированная информация вводится в ком-


40______________________________________________________.

пьютерные машины, а также используется для хранения, поиска, передачи на расстояние и выдачи при переработке текстов документов на естественных языках и т.д. Это свойство информации, а именно оторванность от содержательной стороны, мы должны учитывать при выявлении любых фактических данных, на основании которых в определенном законом порядке арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, когда речь идет об «электронном документе».

После появления в 1948 г. статьи К.Э. Шеннона «Математическая теория связи», положившей начало математической теории информации, работ Р. Фишера и Н. Винера понятие «информация» прочно вошло и научную терминологию. За прошедшие годы было опубликовано множество работ, в которых с позиций разных дисциплин, различных научных школ и даже различных идеологических установок исследовались сущность информации, ее классификация, свойства и т.п. [49, с. 9].

Поскольку для юридической науки большее значение имеет то направление в точных науках, которое связано с содержательной стороной информации, следует обратиться и к кибернетике.

3. Кибернетика. У ее истоков стоял Норберт Винер. «Кибернетика — это учение об управляющих устройствах, о передаче и переработке в них информации» [50, с. 57]. Термин «кибернетика» впервые употребил французский физик Андре Мари Ампер. Еще в 1834 г., пытаясь дать всеобъемлющую классификацию наук, он назвал так предполагаемую науку об управлении человеческим обществом (древнегреческое слово «кибернетес» означает рулевой, кормчий) [Там же]. Кибернетика имеет дело со смысловой (семантической) информацией, но не занимается качественной оценкой этой информации. Такую оценку могут давать лишь специалисты соответствующих областей науки или практической деятельности [51, с. 57—58]. Применение кибернетики связано с имитацией поведения человека. Возможно пересечение кибернетики с социологией, деловой сферой и экономикой [52, с. 9], а следовательно, и с правом. Это обстоятельство может представлять определенный интерес для юристов-процессуалистов. Если в принципе возможна имитация поведения человека в процессе его деятельности с помощью всевозможных моделей — математических, логических, машинных программ, то она возможна (с помощью этих же моделей, методов) и в арбитражном процессе. Арбитражный процесс, гражданский процесс, как и


любой иной процесс, может быть смоделирован на основе математической теории графов. В основе любого ХПК, ГПК лежит «свой» алгоритм, позволяющий решать определенные юридичес-ко-технические задачи, в том числе связанные и с процессуальным правом. Такие задачи должны быть четко описаны, или, как говорят математики, они должны быть корректно сформулированы. Это могут быть как чисто юридические задачи, в том числе процессуальные, так и те, которые лежат на «стыке» права с социологией, экономикой и т.п.

Следовательно, при осуществлении правоприменительной деятельности, связанной с тем или иным видом информации, следует приглашать экспертов, специалистов, т.е. лиц, сведущих в тех или иных областях науки либо практической деятельности, для качественной (смысловой) оценки информации. Поскольку вся информация в Украине согласно ст. 18 Закона «Об информации» подразделена на статистическую (1), массовую (2), о деятельности государственных органов власти и органов местного и регионального самоуправления (3), правовую (4), о лице(5), спра-вочно-энциклопедического характера (6), социологическую (7), то соответственно в арбитражный процесс должны быть приглашены эксперты, т.е. лица, сведущие в перечисленных областях науки или практической деятельности, для качественной (смысловой) оценки информации.

Таким образом, характеристика информации как нетрадиционного предмета судебных доказательств требует учета определенных сведений об объективно присущих свойствах информации как явления с позиции точных наук. В частности, следует учитывать, что именно документированная информация, подготовленная средствами ЭВТ, делает ее (информацию) материализованным явлением, доступным непосредственному восприятию суда.

В связи с этим заслуживают рассмотрения понятия «документ» и «документальная информация».

1.3.   Понятия «документ» и «документальная информация».

Классификация информации

Прежде чем приступить к анализу термина «документ», отметим, что терминами называются слова или несколько слов, выражающие установившиеся понятия в какой-либо науке [53, с. 118]. В классическом понимании этого слова указанный термин означает письменное подтверждение определенного пра-


42_________________________________________________

вового состояния в предписанной законом форме. Документ, в частности, является и одним из видов доказательств, предусмотренных в ХПК, ГПК Украины. В этом же смысле принято говорить о документации как совокупности документов, например о правовой, технической, научно-технической, финансовой, торговой документации и т.п.

Согласно Закону Украины «Об обязательном экземпляре документов» [54] под термином «документ» подразумевается «материальная форма получения, сохранения, использования и распространения информации, зафиксированной на бумаге, магнитной, кино-, фотопленке, оптическом диске или ином носителе. Данное определение совпадает с тем определением, которое дает ст. 27 Закона Украины «Об информации». ХПК и ГПК Украины не содержат дефиниций документа. Видимо, это не случайно, поскольку дать определение понятия документа не так просто. Об этом свидетельствует и история этого вопроса.

С появлением в общественной практике информации и информационных технологий как элемента производительных сил, производственных отношений и связанных с ними информационных отношений, в том числе правоотношений, термин «документ» приобрел новое «правовое» качество. Он несет в себе признаки как присущие документу, понимаемому нами в традиционном смысле этого слова, так и новые. Последние настолько существенны, что дают основание говорить об особом правовом статусе документа как элемента информации. Достаточно привести легальное определение понятия информации, содержащееся в ст. 1 Закона Украины «Об информации»: «Информация — это документированные или публично оглашенные сведения о действиях или событиях, которые произошли в обществе, государстве и внешней природной среде». Возникает основной вопрос: что означают «документированные сведения» вообще и как один из видов доказательств в арбитражном и судебном процессе в частности?

В этом смысле термин «документ» следует изучать как атрибут права, но с учетом данных о нем специальной науки — науки об информации и документации.

История уяснения содержания термина «документ» в указанном контексте такова. В 1962 г. французский специалист в области информатики Ф. Дрейфус привел варианты термина «информатика» на пяти языках: «informatique» (франц.), «informatics» (англ.), «informatick» (нем.), «informatics» (итал., исп.). Ученый обратил внимание на то, что из двух терминов — «документ»


_______________________________________________________43

и «информация» — более предпочтительным является второй, а из возможных сочетаний данной основы с суффиксами и окончаниями — «документалистика», «информатология», «информ-ведение», «информзнание», «информатика» — общественная практика, как высший критерий истины, выбрала последнее, т.е. «информатика» [55, с. 46].

Таким образом, из двух терминов «документ» и «информатика» общественная практика, не исключая содержание, присущее первому термину, отдала предпочтение второму и затем на его базе образовала целую систему терминов, обозначающих основные понятия в данной области: «информация», «научная информация», «научно-информационная деятельность» [Там же, с. 55]. В последние годы этот ряд пополнился новыми терминами, такими как «администратор базы данных», «администратор Государственного реестра», т.е. лицо, имеющее прямой доступ к структуре единой компьютерной БД, и т.п. Постепенно подобного рода термины как бы отдалились от термина «информация», но по природе своей они все тесно связаны, например, «информатор» (в английском языке «information officer», или «офицер информации»), «информатик», «регистратор», «субъект регистрации», «заявление-документ» в БД, «запрос-документ» из БД, «извлечение из документа» БД, «заверенное извлечение из документа» БД и другие подобные документы, созданные средствами ЭВТ.

В течение довольно длительного времени понятие «документация», связанное с термином «информация», претерпевало изменения, уточнения. При этом исследователи подчеркивали отличие между документацией в указанном выше смысле от аналогичного термина, используемого в библиотечном деле и библиографии.

Впервые термин «документация» употребил известный бельгийский ученый Поль Отле в 1905 г. в докладе на Международной конференции по экономике. В 1920 г. в Нидерландах, при Патентном ведомстве, был создан Голландский институт документации. Можно считать, что именно с тех пор термин получил широкое распространение. В 1934 г. был создан Международный институт документации, а в 1937 г. на его основе организована Международная федерация документации (далее — МФД). В долгосрочной программе МФД документация определяется «как сбор и хранение, классификация и подбор, распространение и использование всех видов информации» [Там же, с. 46].

По поводу определения понятий «документ» и «документация», отличных от аналогичных терминов, используемых в


44______________________________________________________

библиографии и библиотечном деле, интересно отметить следующее. Официально принятое в 1951 г. определение документации исполнительным бюро Ассоциации специальных библиотек США гласит: «Документация — это искусство а) создания документов, б) распространения документов и в) использования документов». В 1955 г. Американский институт документации провел конкурс на лучшее определение понятия «документация». Наилучшими были признаны следующие определения:

—  «Наука об упорядоченном представлении и сохранении записанных научных знаний, призванная раскрывать эти знания в форме, удобной для их быстрого использования и установления связей между ними» (Г. Дайсон) [Там же];

—  «Процедура, благодаря которой накопленный запас знаний можно использовать для получения новых знаний» [Там же, с. 48];

—  «Искусство, обеспечивающее использование записанных специализированных знаний посредством их представления, репродуцирования, опубликования, распространения, сбора, хранения, смыслового анализа, организации и поиска» (Э. Браун-сон) [Там же, с. 46];

—  «Документация заключается в установлении пригодности документов, их передаче и классификации, а информация — в хранении, поиске и распространении документов» И. Кобблиц) [Там же].

Таким образом, мировое сообщество под понятием «документация» в широком смысле этого слова подразумевает специальную деятельность по сбору, обработке, хранению, поиску и распространению документов, отличную от библиотечного дела и библиографии.

В 90-х годах конца XX века появился новый термин «электронный документ». Пока это своего рода жаргон, квазитермин. Предстоит исследовательская работа по уточнению этого термина. Как правило, под электронным документом подразумевают информацию, зафиксированную не на бумажном, а на электронном носителе. Главный вопрос заключается в придании юридической силы такому документу.

Украине в настоящее время действует ГОСТ СССР 6.10.4—84 «Придание юридической силы документам на машиноносителе и машинограмме, созданным способами вычислительной техники». Положения этого ГОСТа в большинстве своем устарели и не соответствуют современным требованиям.


_________________________________________________45

В отличие от законодательства Украины об информации в Законе Российской Федерации «Об информации, информатизации и защите информации» от 25 января 1995 г. содержатся ответы на поставленные практикой вопросы. Во-первых, в п. 2 ст. 5 этого Закона сказано, что «документ, полученный из автоматизированной информационной системы, приобретает юридическую силу после его подписания должностным лицом в порядке, установленном законодательством Российской Федерации». Во-вторых, в п. 3 ст. 5 этого же Закона записано, что «юридическая сила документа, который сохраняется, обрабатывается и передается при помощи автоматизированных информационных и телекоммуникационных систем, может подтверждаться электронной цифровой подписью». Актуальность положения последнего бесспорна. Аналогичная норма должна появиться и в Украине. Как известно, в проекте нового ГК Украины (ст. 671) предусмотрено правило, согласно которому договор может быть заключен в письменной форме способом электронной связи. Понятно, что любой договор должен быть подписан его участниками.

В какой мере термины «документ», «документация», «электронный документ», «документальная информация», в нетрадиционном смысле слова, как атрибуты электронной информации, могут быть использованы в материальном праве, начиная с оферты и акцепта, и в хозяйственном процессе, как один из видов письменных доказательств, предусмотренных в ст. 32 ХПК Украины?

Каков уровень теоретических разработок этой проблемы? Надо признать, что в украинской юридической литературе специальных публикаций, посвященных указанным понятиям, нет. Если и есть отдельные статьи, непосредственно затрагивающие предмет темы, то они, как правило, написаны не юристами, а специалистами в области электроники, информации [56]. Юристы-процессуалисты до сих пор не уделяют этой проблеме должного внимания. Показателем ее разработки служит тот факт, что в тексте ст. 32 ХПК Украины не используются термины «документ», «документация» и тем более «документальная информация». Нет этих терминов и в проекте нового ГПК Украины. (Проект подготовлен рабочей группой, персональный состав которой утвержден постановлением Кабмина Украины. Состав группы: Г.И. Давиденко, В.В. Кривенко, М.И. Штефан, А.Г. Ярема. Организаторы: Верховный суд Украины, Закарпатский областной суд, программа «Верховенства права» АМЗ США. Изд-во USAID, Киев. Проект по состоянию на 11.09.1996 г.). Этот пробел пред-


46______________________________________________________

стоит устранить. Не может быть такого положения, при котором в ст. 671 ГК Украины будет закреплена норма, разрешающая заключать сделки путем электронной связи, а в ХПК, ГПК Украины не будет соответствующих процессуальных норм.

В юридической литературе имеются отдельные публикации, в которых лишь косвенно затрагивается данная проблема. В основном это работы ученых-юристов стран СНГ, занимавшихся во времена СССР исследованием правовых проблем, связанных с научно-технической информацией.

Из всех видов информации научно-техническая информация (НТИ) оказалась наиболее изученной учеными-юристами и практиками. Так, например, Ч.Н. Азимов справедливо отмечает, что среди правоведов нет единого мнения относительно понятия «документ» [57, с. 4]. Одни исследователи считают, что основой документа выступают материалы-носители информации, другие — текст, третьи — единство этих двух характеристик [58, с. 1]. Несмотря на то, что работы этих исследователей были опубликованы почти 15 лет назад, положение не изменилось. Не прояснил ситуацию и Закон Украины «Об информации».

Вместе с тем еще со времен существования СССР не сложилось единой точки зрения среди ведущих ученых-юристов и по вопросу определения НТИ. Так, В.А. Дозорцев считает, что научно-техническая информация — это сигнал, оповещающий заинтересованных лиц о наличии оригинальных источников [59,с. 149]. И.А. Зенин пишет, что научно-техническая информация является важнейшей формой движения вновь полученных результатов, связующее звено между процессами получения и использования этих результатов [60, с. 120]. В.А. Рассудовский полагает, что по существу научно-техническая информация в широком смысле есть процесс использования авторских произведений науки [61, с. 430]. В аспекте настоящего исследования представляет интерес высказывание В.Г. Афанасьева, которое в определенной мере ближе к позиции автора по этому вопросу. По его мнению, научно-техническая информация — это задокументированные научные знания, введенные в оборот, участвующие в функционировании и развитии общества [62, с. 33]. Заслуживает внимания определение научно-технической информации, данное М.П. Рингом: «Научная, техническая, технологическая и иная документация, содержащая новые научно-технические знания, — это материализованная научно-техническая информация» [63, с. 59].


_________________________________________________47

Понятие «документальная информация». Поставим вопрос: какой смысл вкладывает законодатель Украины в термин «документальная информация»? Что является его основой: материальный носитель информации (1), текст или содержание информации (2) или единство того, другого и третьего (3)?

Приведенное в ст. 27 Закона Украины «Об информации» определение термина «документ», как уже отмечалось, совпадает с тем, которое дает ст. 1 «Определение терминов и понятий» в Законе Украины «Об обязательном экземпляре документов». Под термином «документ» подразумевается «материальная форма получения, сохранения, использования и распространения информации, зафиксированной на бумаге, магнитной, кино- и фотопленке, оптическом диске или ином носителе». Такое определение можно считать родовым, а определение, содержащееся в ст. 27 «Документ в информационных отношениях», — на уровне вида. Понятие «информационные отношения» включает в себя как связи, возникающие исключительно между людьми по линии «человек-человек» (традиционные), так и отношения по линии «человек-ЭВТ-человек» (нетрадиционные).

Если обратиться к тексту ст. 27 Закона Украины «Об информации», то станет ясно, что законодатель исходит из положения, согласно которому «документ в информационных отношениях — это предусмотренная законом материальная форма получения, сохранения, использования и распространения информации путем фиксации ее на бумаге, магнитной, кино-, видео-, фотопленке или на ином носителе». Данное определение ставит перед наукой и практикой больше вопросов, чем дает на них ответов.

Известно, что согласно ст. 32 ХПК Украины доказательствами по делу являются любые фактические данные, на основании которых арбитражный суд, в определенном законом порядке, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, на которых основываются требования и возражения сторон, а также других обстоятельств, которые имеют смысл для правильного разрешения хозяйственного спора. Эти данные устанавливаются, в частности, письменными средствами. Статья 32 ХПК Украины по сути воспроизводит содержание ст. 27 ГПК Украины.

Как уже было отмечено, в текстах ст. 32 ХПК, ст. 27 ГПК Украины нет термина «документ». Не используются в ХПК и ГПК Украины термины «официальный документ» и «неофициальный документ». В научно-практическом комментарии


48______________________________________________________

к ст. 27 ГПК Украины «Доказательства» В.И. Тертышников, классифицируя доказательства по четырем признакам: а) по источнику их получения, б) по способу их образования, в) по отношению к искомому факту и г) по способу сообщения, — не проводит отмеченного нами различия между письменными доказательствами — официальными и неофициальными документами. Все это косвенно характеризует уровень доктрины и практики процессуального права по данной проблеме в Украине [64, с. 25]. Это отличительная черта действующих ХПК и ГПК Украины, которые остались неизмененными со времен УССР. От действовавших ранее ГПК в так называемых «странах народной демократии» — Чехословакии, Польше, Венгрии, ГДР (§ 118 Чехословацкого ГПК, §§ 253-255 Польского ГПК, § 195 Венгерского ГПК, § 415 ГПК ГДР) они отличаются тем, что в последних содержались определения «официальных» и «неофициальных документов» [65, с. 79-101].

Вместе с тем арбитражная и судебная практика в Украине уже давно имеет дело с официальными и неофициальными документами как одним из видов письменных доказательств и испытывает острую потребность в легальном их определении. Так, по одному из дел, рассмотренных в арбитражном суде Харьковской области, решение в пользу истца или ответчика полностью зависело от установления факта — является имеющийся в деле документ официальным или неофициальным. (См. дело № 7080/9-93 от 29.09.1999 г. по иску АОЗТ «Харьковский финансово-экономический институт» к ответчику корпорации «Центр профессионального развития».) Согласно ст. 8 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах» не являются объектами авторского права официальные документы. Возник вопрос: что понимать под термином «официальный документ»? В ст. 8 указанного Закона после термина «официальные документы» в скобках приведен исчерпывающий перечень этих документов («законы, судебные решения, иные тексты законодательного, административного и судебного характера»). Если исходить из буквального толкования данной статьи, то исковые требования подлежали удовлетворению. Арбитражный суд, применяя ст. 8 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах», исходил из смысла Закона и практики применения ст. 32 ХПК Украины, согласно которым под письменными доказательствами подразумеваются официальные и неофициальные документы, а под официальными документами — не только облеченные в письменную


_______________________________________________________49

форму законы, судебные решения, акты органов власти, управления и т.п., но и документы, исходящие от юридических лиц (за подписью должностных лиц). Это могут быть разного рода справки, объявления, уставы (учредительные документы), иски и т.п. [напр.: 66, с. 104-106; 68, с. 120].

В связи с этим напрашивается вопрос: каковы условия отнесения документальной информации к категории официальной и неофициальной, или частной? Актуальность этой проблемы будет возрастать по мере увеличения количества сделок, заключаемых в электронной форме. Для поиска ответа на поставленный вопрос следует рассмотреть несколько тезисов.

Тезис первый. Документальную информацию, официальную и неофициальную, надлежит исследовать как с позиции действующего законодательства — ст. 32 ХПК Украины, так и с позиции перспективы — нового Хозяйственно-процессуального Кодекса Украины. Это значит, что предстоит исследовать любые письменные фактические данные, которые и обозначаются термином документальная информация. Именно они и являются одним из видов письменных доказательств.

Тезис второй. Известно, что перечень средств доказывания в ст. 32 ХПК Украины является исчерпывающим. Расширенному толкованию он не подлежит. Вывод: документальную информацию можно подвести лишь под термин «письменные доказательства». Насколько это отвечает сути рассматриваемого вопроса? Проведенный анализ дает основание утверждать, что ст. 32 ХПК «Доказательства» и соответственно ст. 27 ГПК Украины должны быть расширены за счет включения в них термина «документальная информация» наряду с «письменными доказательствами».

Термин «документальная информация» начал применяться еще в 80-е годы. Вначале его использовали в Постановлении Кабинета Министров РСФСР от 4 сентября 1980 г. «О внедрении единого платежного документа для расчетов населения за жилую площадь, коммунальные услуги, газ и электроэнергию». Позже этот термин был применен в Постановлении Государственного комитета СССР по науке и технике от 20 апреля 1981 г., которым утверждены «Временные общеотраслевые руководящие указания о придании юридической силы документам на магнитной ленте и бумажном носителе, создаваемым средствами вычислительной техники» [68, с. 3—9].

В судах, арбитражных судах, в юридической литературе, посвященной проблемам процессуального права, термин «докумен-


50_________________________________________________

шальная информация» получил «признание» после публикации в Бюллетене Верховного Суда СССР обзора судебной практики под названием «Использование в качестве доказательств документов и заключений экспертов, подготавливаемых средствами электронно-вычислительной техники» [69, с. 20—27].

Термин «документальная информация» используется в теории и на практике, как правило, в контексте с другими терминами, употребляемыми при машинной обработке данных:

а) перфокарта — это дубликат обычного первичного учетного документа, зашифрованные данные которого представлены в виде системы пробивок. Все реквизиты этого документа выражаются в цифровых шифрах. В 80-е годы это был основной носитель первичной информации, вводимой в ЭВМ. Вместо перфокарт может быть использована перфолента или магнитная лента;

б)  табуляграмма — сводные данные из перфокарт, обработанные и напечатанные машиной автоматом (табуляграфом);

в) машинограмма — документ на бумажном носителе, созданный в результате обработки данных средствами вычислительной техники в человекочитаемой, печатной форме;

г)  алгоритм — точное предписание, определяющее вычислительный процесс (последовательность выполнения задачи) ведущий от варьируемых начальных данных к искомому результату (методика решения задачи);

д) программа — алгоритм, записанный в форме, воспринимаемой вычислительной машиной [Там же, с. 20].

Эти термины отражают процесс машинной обработки данных, а именно: получение, использование, распространение и хранение информации. Например, в ст. 3 Закона Украины «Об информации» говорится: «Действие этого Закона распространяется на информационные отношения, которые возникают во всех сферах жизни и деятельности общества и государства при получении, использовании, распространении и хранении информации». Ранее уже отмечалось, что для уяснения смысла, заключенного в термине «документальная информация», необходимо иметь в виду ст. 1 Закона Украины «Об информации», в которой под информацией понимаются «документированные (выделено автором — И. П.) или публично оглашенные сведения о событиях или явлениях, которые имели место в обществе, государстве или внешней природной среде».

Процессуалистам предстоит решать как общую проблему, связанную с документальной информацией, созданной средствами


электронно-вычислительной техники, так и частную, состоящую из двух взаимосвязанных задач. С одной стороны, необходимо учесть требования, предъявляемые к документальной информации как к доказательству и средству доказывания, с другой — требования, предъявляемые Законом Украины «Об информации» к информации как таковой, в том числе к правовой информации как к объекту права, объекту информационного правоотношения.

Нами рассмотрены исходные посылки, заключенные в термине «документальная информация» в традиционном смысле этого слова, т.е. без участия ЭВТ, и в специальном, нетрадиционном смысле этого слова, т.е. с использованием средств ЭВТ, применительно к доктрине и практике арбитражного процесса как к одному из видов письменных доказательств.

Далее нам необходимо проанализировать понятие «информация как таковая» в широком смысле этого слова, т.е. на уровне всемирно признанных «теорий об информации» (точных наук) и на уровне их восприятия представителями общественных наук, в частности науки хозяйственного права и арбитражного процесса. На этом этапе предстоит рассмотреть понятие «документальная информация», доказав третий тезис.

Третий тезис. Понятие «документальная информация» сложное, собирательное, оно слагается из отдельных элементов, входящих как в определение понятия «документ», так и в определение понятия «информация как таковая», объекта информационного правоотношения. Главной «вещью» (скрипкой) в термине «документальная информация» является именно «информация как таковая», а термин «документ» выступает лишь «принадлежностью» информации в смысле ее материального носителя (футляром скрипки). Одним словом, словосочетание «документальная информация» — это не простой результат двух слагаемых терминов («документ» + «информация»). Любые фактические данные, которые заключены в указанном словосочетании, «находятся» не столько в слове «документ», сколько в слове «информация». Для доказательства этого тезиса необходимо выполнить следующее.

Во-первых, определить те «любые фактические данные» (ст. 32 ХПК Украины), которые можно подвести под термин «документальная информация» (ст. 1 и другие статьи Закона Украины «Об информации»). Сложность этой задачи состоит в исходном представлении об информации как таковой.

Во-вторых, изложить тот «определенный законом порядок», в соответствии с которым арбитражный суд вправе установить наличие


52_________________________________________________

или отсутствие любых фактических данных («в форме документальной информации»), обосновывающих требования и возражения сторон (ст. 32 ХПК Украины). Особенность искомого правопорядка во многом объективно детерминирована машинной обработкой данных.

В-третьих, выявить искомые «средства», с помощью которых в арбитражном суде устанавливаются фактические данные, способом так называемой «машинной обработки». Здесь же предстоит дать ответ на вопрос: могут ли это быть любые фактические данные или определенные из их числа и какие именно, поскольку речь по существу идет об информации.

Дальнейшему уяснению понятия документальной информации, подготовленной средствами ЭВТ, поможет классификация самой информации. Известно, что классификация может быть произведена по различным критериям. Примем за основу критерии, которые использовал законодатель в ст. 18 Закона Украины «Об информации», установив определенные виды информации.

С этой целью проведем сравнительный анализ легальных определений, данных законодателем Украины, выявив таким образом общие и отличительные признаки, присущие, «всем видам информации: статистической, массовой, правовой и иной, указанной в ст. 18 Закона Украины «Об информации».

Например, информацию, получаемую по запросу третьего лица из Государственного реестра согласно п. 4.7 Положения о Едином государственном реестре предприятий и организаций Украины (далее — Положение), трудно отнести к какому-либо одному из перечисленных видов информации. Это и правовая информация, и статистическая, поскольку полученная третьим лицом справка из данного реестра о том или ином хозяйственном обществе и есть «официально документированная государственная информация». Однако в этой информации отсутствует количественная характеристика событий, явлений, которые происходят в экономической, социальной, культурной и иных сферах жизни Украины. Только с большой натяжкой можно допустить наличие здесь «количественной характеристики». Безусловно, эту информацию нельзя считать «массовой» (ст. 20 Закона).

На вопрос: является ли информация по п. 4.7 Положения «информацией государственных органов и органов местного и регионального самоуправления», поскольку она создается Государственным реестром в процессе его текущей деятельности (ст. 21 Закона), — следует дать отрицательный ответ, ибо Министерство


53

Виды информации

согласно ст. 18

Закона Украины

«Об информации»

/.  Статистическая информация (ст. 18)

2.   Массовая информация (ст. 18)

3.  Информация о деятельности государственных органов власти и органов местного и регионального самоуправления (ст. 18)

4.   Правовая информация (ст. 18)

5.  Информация о личности (ст. 18)

6. Информация спра-вочно-энциклопеди-ческого характера (ст. 18)

7.   Социологическая информация (ст. 18)

Определение видов информации

согласно Закону Украины

«Об информации»

(ст. ст. 19-25)

Это официально документированная государственная информация, которая дает количественную характеристику событиям или явлениям, происходящим в экономике, социальной, культурной и иных сферах жизни Украины (ст. 19)

Это публично распространенная напечатанная и аудиовизуальная информация (ст. 20)

Информация органов власти, органов местного и регионального самоуправления это официально документированная информация, которая возникает в процессе текущей деятельности законодательной, исполнительной и судебной власти, органов местного и регионального самоуправления (ст. 21)

Это совокупность документированных или публично оглашенных сведений о праве, его системе, источниках, реализации, юридических фактах, правоотношениях, правопорядке, правонарушениях и борьбе с ними и их профилактике и т.д. (ст. 22)

Это совокупность документированных или публично оглашенных сведений о личности (ст. 23)

Это систематизированные, документированные или публично оглашенные сведения об обществе, государственной жизни и внешней природной среде (ст. 24)

Это документированные или публично оглашенные сведения об отношении отдельных граждан и социальных групп к общественным событиям и явлениям, процессам, фактам (ст. 25)


54______________________________________________________

статистики Украины — это исполнительный орган, а не орган государственной власти.

Относится ли данная информация к правовой? Напрашивается положительный ответ: информация, полученная согласно п. 4.7 Положения, является правовой.

Анализ всего текста Закона Украины «Об информации» позволяет сделать вывод о том, что в качестве критерия классификации информации законодатель, возможно, принял отрасль информации. В ст. 17 этого Закона дано определение отрасли информации: «это совокупность документированных или публично оглашенных сведений об относительно самостоятельной сфере жизни и деятельности общества и государства». Следовательно, если в качестве критерия классификации информации законодателем указана «относительно самостоятельная сфера жизни и деятельности общества и государства», то к ней можно отнести самостоятельную деятельность в области статистики, права, социологии и т.п., получившую отражение в ст. 18 анализируемого Закона. Однако еще в части второй ст. 17 указывается, что «основными отраслями информации являются: политическая, экономическая, духовная, научно-техническая, социальная, экологическая, международная». Одним словом, в тексте статей Закона не прослеживается четкий критерий классификации информации. Нет на этот счет и правовых исследований.

Исходя из действующего Закона, попытаемся определить, к какому виду информации следует отнести сведения, полученные из Государственного реестра третьим лицом об интересующем его хозяйственном обществе согласно п. 4.7 Положения. Для этой цели воспользуемся сравнительной таблицей, в правой колонке которой указано наличие (+) или отсутствие (—) признаков, содержащихся в анализируемых сведениях.

Оказывается, среди признаков, присущих правовой информации в ст. 22 («а-м»), нет субъекта права. Его можно подразумевать под признаком «н» («и так далее»). Поэтому ст. 22 Закона Украины «Об информации», имеющую название «Правовая информация», необходимо дополнить признаком «субъект права». Термин «субъект права» можно поместить после признака «г» («сведений») и изложить статью в следующей редакции: «Правовая информация — это совокупность документированных или публично оглашенных сведений о субъектах права...» — и далее по тексту.


55

Признаки, содержащиеся в определении понятия правовой информации

(ст. 22 Закона)

Признаки, содержащиеся в сведениях (в справке, выданной Государственным реестром, согласно п. 4.7 Положения)

Правовая информация — это (а) совокупность (б) документированных (в) или публично оглашенных (г) сведений: + (д) о праве,     -(e) о системе права, (ж) об источниках права, (з) о реализации права, (и) о юридических фактах, (к) о правоотношениях, (л) о правопорядке, (м) о правонарушениях и борьбе с нимии их профилактике (h) и так далее

+ + +           1   1   1   1   1   1            1  +

Возможен и другой вариант, видимо, более приемлемый. В настоящее время ст. 23 «Информация о лице» по объему охватывает как физических, так и юридических лиц. Вместе с тем по своему содержанию информация статьи относится только к физическим лицам. С учетом требований Директив ЕС об информации о компаниях представляется целесообразным изменить название действующей ст. 23 «Информация о лице» на «Информация о физическом лице». Рядом поместить ст. 23-А с названием «Информация о юридическом лице».

Наконец, следует обратить внимание на то, что перечень видов информации, приведенный в ст. 18 Закона, является исчерпывающим. Но в него невозможно «втиснуть» все виды информации. Данный перечень должен быть примерным.

Таким образом, подводя итог, можно сказать, что содержащееся в Законах Украины «Об информации» и «Об обязательном экземпляре документов» понятие «документ», под которым подразумевается «материальная форма получения, сохранения,


56______________________________________________________

использования и распространения информации, зафиксированной на бумаге, магнитной, кино- и фотопленке, оптическом диске или ином носителе», нуждается в корректировке. На наш взгляд, при поиске оптимального определения юридического «документа» следует исходить из того, что к числу его существенных признаков относятся:

материальный носитель (т.е. объект «А» — вещь, основание для фиксации формы информации — объекта «С»);

информация (объект «В» — это свойства объекта -> сведения о свойствах объекта -> сообщение, содержащее сведения о свойствах объекта -> количество воспринятых из сообщения сведений).

1.4.   Юридическая природа информационных

отношений с участием государственных органов (реестров), их структура

Одним из видов информационных отношений являются отношения, складывающиеся между гражданами, юридическими лицами, пользователями информационных услуг с одной стороны, и государственными органами, «владеющими» информацией о хозяйственных обществах в Украине с другой. При этом под государственными органами имеются в виду всевозможные реестры, содержащие в электронной форме сведения о субъектах предпринимательской деятельности Украины и их деятельности.

Какова юридическая природа данных отношений?

Статья 9 Закона Украины «Об информации» гласит: «Все граждане Украины, юридические лица... имеют право на информацию, которое предусматривает возможность свободного получения, использования, распространения и хранения сведений, необходимых им для реализации ими своих прав, свобод и законных интересов, осуществления заданий и функций. Осуществление права на информацию гражданами, юридическими лицами не должно нарушать общественные, политические, экономические, социальные, духовные, экологические и другие права, свободы и законные интересы других граждан, права и интересы юридических лиц».

В Положении о Едином государственном реестре предприятий и организаций Украины нигде не говорится о том, что этот реестр имеет статус юридического лица. Поэтому сразу обратим внимание на то, что государственный орган, выступая участником в информационном правоотношении, реализует не специальную правоспособность (ст. 26 ГК УССР), а компетенцию. Данный реестр находится в ведении Государственного комитета ста-


_________________________________________________57

тистики, который является его распорядителем (п. 6 Положения). Территориальные органы государственной статистики, как отмечено в п.8 Положения, осуществляют «информационно-справочное обслуживание пользователей (информации) в установленном порядке». В соответствии с п. 20 Положения информационные услуги оказываются за счет средств пользователей данными Государственного реестра.

Таким образом, на основании проведенного анализа правового положения субъектов информационных правоотношений, возникающих по поводу информации о хозяйственных обществах, можно сделать следующие выводы:

1) Субъект предпринимательской деятельности — гражданин или юридическое лицо, обращаясь в Государственный реестр за информацией, реализует соответственно общую гражданскую и специальную правоспособность, а Государственный реестр — компетенцию.

2)  В силу наступивших юридических фактов — подачи заявления и оплаты за информационную услугу — у лица возникает субъективное право требовать предоставления определенных сведений о предприятии, хозяйственном обществе — субъекте предпринимательской деятельности.

3)  Субъективному праву требовать предоставления определенных сведений о предприятии корреспондирует обязанность государственного органа (Государственного реестра) — предоставить соответствующую информацию.

Суть проблемы состоит в том, что данный государственный орган во исполнение приданной ему компетенции фактически реализует сделкоспособность. Насколько такое положение отвечает принципам государственного устройства Украины? На наш взгляд, государственные органы в принципе не имеют права заключать хозяйственные сделки. Они могут приобретать только то имущество, которое им необходимо для отправления своей компетенции. Возникает вопрос: какова природа сделки, заключаемой между государственным органом (реестром) и лицом (физическим, юридическим), получающим от этого органа информационную услугу?

Известно, что частная гражданско-правовая сделка не возникнет, если нет взаимного согласия сторон. Поскольку Государственный реестр не имеет права отказать в заключении данной сделки и выдаче информации при наступлении двух указанных выше юридических фактов, эту сделку нельзя отнести к частной гражданско-правовой. Это публичная хозяйственно-правовая сделка. В пользу такого вывода свидетельствует еще одно обстоятельство.


58______________________________________________________

Дело в том, что в ведении государства находится практически вся информация о субъектах хозяйственной деятельности в Украине, «держателем» которой является тот или иной государственный орган, например Государственный реестр. Поэтому мы склонны считать, что здесь имеет место монопольное положение Государственного реестра, и его деятельность должна контролироваться Антимонопольным комитетом Украины. Так, Антимонопольный комитет Украины утвердил форму, в соответствии с которой холдинговые компании должны один раз в год публиковать в средствах массовой информации сведения о принадлежащих им частях (акциях, паях) других предприятий [70].

Научный спор о юридической природе исследуемых отношений — это спор между учеными трех правовых наук — гражданского права, хозяйственного права и административного права.

Можно ли информационные правоотношения с участием хозяйственного субъекта и органа государства отнести к числу административных? На наш взгляд, следует различать сугубо административные правоотношения («власти и подчинения») и административно-процессуальные, опосредствующие эти отношения. Последние, как известно, имеют служебный характер: они предназначены для обеспечения реализации соответствующих материальных правоотношений. В.Д. Сорокин по этому поводу отмечает, что норма материального права, определяя содержание правомочий и юридических обязанностей субъектов права, отвечает на вопрос: «что» надо делать для реализации этих прав и обязанностей, а норма процессуального административного права отвечает на вопросы: «как», каким образом, в каком порядке они могут быть реализованы [71, с. 74].

Мы разделяем мнение В.Д. Сорокина о том, что для возникновения административных правоотношений необходимы: 1) норма права, 2) юридический факт и 3) правосубъектность, а для возникновения административно-процессуальных отношений: 1) норма права, 2) юридический факт, 3) правосубъектность и 4) процессуальная норма права. Отсутствие материальной нормы права делает административно-процессуальные отношения беспредметными. Если нет процессуальной нормы, то одноименного правоотношения вообще не возникает [Там же, с. 13].

По аналогии, применительно к праву на информацию о хозяйственном обществе, как элементу хозяйственных отношений, это означает следующее:


_________________________________________________59

1) Материальной нормой права является то или иное нормативное предписание, содержащееся, в частности:

—  в «Положении о порядке и условиях выдачи информации из Единого государственного реестра предприятий и организаций», утвержденном приказом Министерства статистики Украины от 12.03.1996 г. № 43, которое определяет права и обязанности сторон. Например, п.4.1 гласит: «Информация выдается из Государственного реестра на основании письменного запроса пользователя с обозначением критериев отбора и носителя информации»; в п. 4.9 записано: «Конфиденциальная информация в соответствии с Законом Украины «Об информации» не подлежит выдаче широкому кругу пользователей»;

— в «Положении о Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку», утвержденном Указом Президента Украины от 14.02.1997 г. № 142/97. Например, подп. 9 п. 5 предоставляет комиссии право осуществления контроля за достоверностью информации, которая предоставляется эмитентами и лицами, осуществляющими профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, и их соответствием установленным стандартам».

2)  Юридическим фактом, порождающим информационное правоотношение, является письменный запрос пользователя информации, направленный государственному органу, и факт оплаты услуги.

3)  Субъекты права — это государственные органы. К ним, в частности, относятся:

— Единый государственный реестр предприятий и организаций Украины;

—  Реестр собственников именных ценных бумаг (во исполнение Указа Президента Украины от 02.03.1996 г. № 160/96 Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку утвердила «Положение о порядке ведения реестра собственников именных ценных бумаг» [72]);

—  Реестр госимущества, которое не вошло в уставные фонды хозяйственных обществ и коллективных сельскохозяйственных предприятий (на основании результатов инвентаризации госимущества, которое не вошло в уставные фонды акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, проведенной во исполнение Постановления Кабинета Министров Украины от 15.07.1997 г. № 757 и Концепции распределения между центральными и местными органами исполнительной власти полномочий, утвержденных Постановлением Кабинета Министров Украины от 28.10.1998 г. № 1703, Приказом Фонда госимуще-


60_________________________________________________

ства Украины от 15.01.1999 г. № 82, был создан Реестр госимущества, которое не вошло в уставные фонды хозяйственных обществ и КСП, но находится на их балансе, полномочия по управлению которым осуществляют органы приватизации).

Указанные реестры государственных органов являются субъектами права. В Постановлении Кабинета Министров Украины от 22 января 1996 г. № 118, утвердившем Положение о Едином государственном реестре предприятий и организаций Украины, нет полной ясности относительно его правового статуса. В п. 1 этого Положения говорится о том, что это автоматизированная система сбора, накопления и обработки данных о предприятиях и организациях всех форм собственности, а также их отдельных подразделениях (филиалах, отделениях, представительствах). Далее сказано, что учреждение и ведение Государственного реестра осуществляется Госкомстатом, который также является его распорядителем. Иное дело с Государственной комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку. В Положении, утвержденном Указом Президента Украины от 14 февраля 1997 г. № 142/97 четко сказано, что Комиссия является центральным органом исполнительной власти, подчиненным президенту Украины и подотчетным Верховной Раде Украины. Гражданин или юридическое лицо как участники информационных правоотношений обладают соответственно общей и специальной правоспособностью и имеют статус пользователя. Этот статус закреплен в п. 2.1 Положения о порядке и условиях выдачи информации из Единого государственного реестра предприятий и организаций Украины, утвержденном приказом Министерства статистики Украины от 12.02.1996 г. № 43 [73].

Отношения между пользователем данных информационных услуг и Реестром регулируются указанным Положением. В основном в нем содержатся процессуальные нормы права. Например, в п. 4.1 говорится, что критерии отбора могут быть обусловлены пользователем по всем показателям учетной карточки предприятия или организации, в п. 4.2 — о том, что ответ на запрос должен быть дан на протяжении одного месяца, если иное не предусмотрено законом.

В юридической литературе стран СНГ, особенно до принятия Закона Украины «Об информации», не было единой точки зрения относительно информационных правоотношений. Например, В.А. Дозорцев считал, что нельзя любые связи, в частности, возникающие с появлением новых видов труда, объявлять новым особым видом общественных отношений [74, с. 188—189].


А.Б. Венгеров и И.З. Карась, напротив, рассматривали информацию как относительно самостоятельный вид общественных отношений [75, с. 29; 76, с. 3].

Отношения между пользователем информации — субъектом предпринимательской деятельности и государственным органом — тем или иным реестром, оказывающим информационные услуги путем предоставления сведений о хозяйственных обществах в Украине, по своей юридической природе, на наш взгляд, являются хозяйственными. (По сути все указанные сведения носят сугубо хозяйственное значение.) Эти отношения строятся по схеме «субъект предпринимательской деятельности — государство» или «юридическое лицо — государство». Если данные отношения возникают между гражданином и Единым государственным реестром предприятий и организаций Украины, то они являются гражданскими. Основной тезис, который предстоит доказать, состоит в том, что между участниками указанных отношений нет «властных отношений», регулируемых на основе метода субординации сторон, или «власти и подчинения». В противном случае их следовало бы признать административными.

С позиции общей теории права информационные правоотношения, возникающие на основе Закона Украины «Об информации», можно отнести и к общерегулятивным. По мнению С.С. Алексеева, такие правоотношения образуют ту основу, на которой затем складываются многочисленные и разнообразные конкретные регулятивные правоотношения [77, с. 142]. К последним следует отнести правоотношения, возникающие, например, в силу Закона Украины «О хозяйственных обществах». С.С. Алексеев обращает внимание на то, что в общерегулятивных правоотношениях нет «поименной индивидуализации по субъектам» [Там же]. Применительно к исследуемым нами правоотношениям, возникающим между субъектом информационных отношений и Государственным реестром, также нет «поименной индивидуализации по субъектам». Для возникновения данных отношений необходима только норма права с указанием субъектов, их прав и обязанностей.

Следовательно, анализируемые отношения можно отнести к числу хозяйственно-общерегулятивных. При этом исследуемое нами право может не являться элементом данного общерегулятивного правоотношения, оно может находиться вне его.


62_________________________________________________

Например, по мнению Н.И. Матузова, «то или иное субъективное право может и не входить в конкретное правоотношение и не являться его элементом, но находиться в составе других (длящихся) юридических отношений, которые можно было бы назвать правоотношениями общего характера или общими правоотношениями» [78, с. 132]. Характерной особенностью таких отношений является то, что в отличие от хозяйственных отношений их содержание определяется не волей сторон, а непосредственно законом, подзаконным актом. Взаимное поведение участников подобных отношений строго определено, и возникает оно на основе юридических норм, установленных государством. Осуществление прав и исполнение обязанностей в этих отношениях обеспечивается мерами государственной охраны, которые отличны от мер судебной защиты нарушенных прав.

Таким образом, на основании проведенного анализа можно сделать вывод о том, что отношения, регулируемые Положением о порядке и условиях выдачи информации из Единого государственного реестра предприятий и организаций Украины, а также информационные отношения, регулируемые актами Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, являются по своей юридической природе хозяйственно-общерегулятивными и подразделяются на следующие виды.

1.  Информационные правоотношения с участием государственного органа — того или иного реестра, связанные друг с другом субъективными правами и обязанностями по поводу получения, использования, распространения и хранения определенных сведений о хозяйственных обществах.

2.  Информационные правоотношения, которые возникают внутри хозяйственных обществ, так называемые «корпоративные» правоотношения.

3.  Информация, курсирующая внутри машин (ЭВМ), а также общественные отношения по этому поводу — предмет охраны авторского права, патентного права. Эта информация и отношения, связанные с ней, лежат вне предмета настоящего исследования.

Структура информационных отношений. В правоприменительной практике следует четко различать все три вида описанных информационных отношений с учетом их структуры. Без этого практически невозможно определить истца, ответчика, третьих лиц и иных участников в арбитражном процессе.


_________________________________________________63

Так, правоотношения, возникающие по линии «физическое или юридическое лицо, субъект предпринимательской деятельности -> государственный орган (реестр)», структурно существенно отличаются от корпоративных информационных отношений, складывающихся внутри хозяйственного общества, например по линии «участник АО -> АО». Если структура правоотношения «физическое или юридическое лицо -> госорган (реестр)» строится по аналогии с правоотношениями «кредитор -> должник» (относительные правоотношения), то правоотношения «участник АО -> АО» имеют иную структуру.

В научной литературе предпринимаются попытки определить, являются эти отношения относительными или абсолютными. И.В. Спасибо-Фатеева, например, отмечает, что общепринятое деление гражданских правоотношений на абсолютные и относительные применительно к корпоративным имеет свои особенности [79, с. 25]. Действительно, такие особенности есть. Но мы не согласны с выводом, к которому приходит И.В. Спасибо-Фатеева. По ее мнению, поскольку в корпоративных отношениях все субъекты определены (что само по себе верно), они являются относительными [Там же].

По вопросу о структуре корпоративных отношений мы разделяем точку зрения В.И.Жукова [80]. На примере правоотношений, складывающихся в жилищно-строительных кооперативах (далее — ЖСК), В.И. Жуков показал, что по своей структуре эти правоотношения не являются едиными, подверженными одному методу правового регулирования. Игнорирование данного обстоятельства не дает возможности установить юридическую природу корпоративных правоотношений, что на практике ведет к принятию ошибочных решений. По мнению В.И. Жукова, в любом объединении лиц, имеющем статус юридического лица, будь то кооператив или акционерное общество, следует четко различать два вида правоотношений: организационные и гражданские. Одни правоотношения основаны как «союз лиц» и направлены на образование органов юридического лица, на формирование посредством этих органов его воли. При этом данное волеизъявление юридического лица может быть обращено как к третьим лицам (в хозяйственном обороте), так и к участникам кооператива. Другие правоотношения строятся как союз капитала («союз вкладов»). На основании своей позиции В.И. Жуков сделал вывод о наличии в ЖСК двух видов относительно самостоятельных правоотношений: внутрикооперативных (организационных), регулируемых


64_________________________________________________

методом внутрикооперативной демократии (нормы устава), и гражданских, регулируемых методом юридического равенства сторон (нормы ГК). Доказательство: в основе каждого вида правоотношений лежат «свои» юридические факты (составы), их порождающие, изменяющие, прекращающие. Различается и содержание тех и других правоотношений.

Суждения, высказанные В.И. Жуковым применительно к ЖСК, можно распространить и на правоотношения, возникающие в любом хозяйственном обществе. Так, корпоративное право акционера, как элемента организационного правоотношения, реализуется только в форме участия в работе органов акционерного общества, и прежде всего в работе высшего органа — собрания акционеров, деятельность которого, в свою очередь, направлена на формирование воли юридического лица — участника хозяйственного правоотношения. Воля юридического лица обращена на возникновение, изменение и прекращение правоотношений как с участниками акционерного общества, так и с третьими лицами (вовне) по схеме «кредитор — должник».

Из вышеизложенного можно сделать следующие практические выводы.

Во-первых, корпоративные правоотношения не могут быть изменены или прекращены в одностороннем порядке, если для этого нет оснований, прямо предусмотренных в законе.

Во-вторых, при разрешении спора, связанного с осуществлением и защитой корпоративного права участника хозяйственного общества, являющегося элементом организационного правоотношения, должны применяться нормы устава (нормы, регулирующие процедурные отношения). При этом следует учитывать, что данные отношения подвержены методу внутрикорпоративной демократии. Этот метод воплощен в процедурных нормах, содержащихся в уставе хозяйственного общества.

В-третьих, при разрешении спора, связанного с осуществлением и защитой корпоративного права участника хозяйственного общества, являющегося элементом имущественного правоотношения, должны применяться нормы хозяйственного права. При этом следует учитывать, что данные отношения подвержены методу юридического равенства сторон.

Если принятая нами исходная позиция соответствует существу указанных отношений, тогда структура информационного правоотношения в любом хозяйственном обществе аналогична описанной выше. Рассмотрим это на примере акционерного общества.


______________________________________________________65

Каждый участник АО имеет три вида прав:

1)  право акционера на участие в управлении общими делами акционерного общества;

2) право акционера на участие в получении части чистой прибыли (дивидендов) по результатам хозяйственной деятельности общества;

3) право акционера на участие в получении части имущества общества, оставшегося после его ликвидации.

На наш взгляд, право на информацию о любом хозяйственном обществе, в том числе об АО, — это составная часть, отдельное правомочие права акционера на участие в управлении общими делами хозяйственного общества.

В Законе Украины «О хозяйственных обществах», в частности в ст. 9, право на информацию о хозяйственном обществе сформулировано как самостоятельное, в отрыве от права на управление. Дело в том, что в открытых акционерных обществах могут быть «неголосующие» акции, практически исключающие участие акционера, ими владеющего, в управлении обществом. Однако этот акционер не лишен права требовать информацию о деятельности общества, участником которого он является, обосновывая свои притязания на том же праве.

Итак, право акционера (открытого) акционерного общества на информацию об этом обществе — это отдельное правомочие акционера. По своей юридической природе и структуре оно аналогично перечисленным «правам на участие».

Отмеченные признаки корпоративного правоотношения следует учитывать при определении предмета и основания иска, его содержания, а также при установлении надлежащего истца, ответчика, замены ненадлежащего истца и ответчика надлежащими, определении положения третьего лица на стороне истца или ответчика.

Как уже было отмечено, информационные отношения могут строиться и по аналогии с отношениями «кредитор -> должник». В этом случае интересы участников противоположны. Рассмотрим структуру отношений, складывающуюся по схеме «третье лицо -> общество».

В данных отношениях необходимо различать три ситуации.

Первая ситуация. Под третьими лицами имеются в виду те лица, которые состоят с обществом в хозяйственных отношениях, например, заключили с ним договор купли-продажи, приобрели акции, облигации общества, вложили в него инвестицию и


66_________________________

т.п. Возникают вопросы: какие сведения имеют право получить третьи лица от государственного органа, реестра? Каково содержание и каков объем этой информации? Какие сведения они вправе получить непосредственно от общества при заключении гражданско-правовой сделки на стадии «оферта-акцепт», а какие сведения и в каком объеме они вправе получить из Государственного реестра?

Вторая ситуация. В данном случае под третьими лицами имеются в виду те лица, которые состоят с обществом в трудовых правоотношениях и являются должностными лицами его органов. Как правило, это члены исполнительного органа юридического лица (общества), действующие коллегиально, или одно лицо, действующее на принципах единоначалия (члены правления, совет директоров, директор). Правоотношения строятся по линии «общество -> должностное лицо».

При этом основное внимание обращается на обязанности должностных лиц постоянно действующего органа того или иного общества. Однако в уставе и учредительном договоре общества в этом отношении содержатся, как правило, общие положения. Причем настолько общие, что практически не несут никакой правовой нагрузки, так как не соответствуют критериям нормативности локальных правовых актов. В связи с этим предстоит, во-первых, сформулировать проекты норм для устава и учредительного договора и, во-вторых, разработать проект комплексного локального нормативного акта для общества (типа Положения об информации).

Третья ситуация. В данном случае под третьими лицами имеются в виду те лица, которые состоят с обществом в трудовых правоотношениях и не являются должностными лицами его органов, т.е. относятся к разряду работников. Соответственно участниками этих правоотношений являются «работодатель-работник». Права и обязанности указанных сторон должны регулироваться тем же локальным нормативным актом, что и при отношениях, описанных во второй ситуации.

Таким образом, информационные связи, предпосылкой которых в одном случае является система участия лица (физического или юридического) в хозяйственном обществе, а в другом — противостояние интересов по линии «кредитор-должник», являются основой разграничения структуры информационных правоотношений, связанных с хозяйственными обществами.


Глава II

СВЕДЕНИЯ О ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ,

СОДЕРЖАЩИЕСЯ В ДОКУМЕНТАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ,

СОЗДАННОЙ СРЕДСТВАМИ ЭВТ В УКРАИНЕ

2.1.   Общие требования ЕС к документальной информации о хозяйственных обществах

Требования ЕС к документальной информации обязательны для государств — участников ЕС. Украина пока не является страной — участницей ЕС, но имеет намерение войти в это международное сообщество. В Декларации о государственном суверенитете Украины, принятой Верховным Советом 16 июля 1990 г., четко определена позиция нашего государства относительно осуществления международных отношений. Украина, говорится в этом акте, как субъект международного права принимает участие в деятельности международных организаций в объеме, необходимом для эффективного обеспечения национальных интересов республики. Эти положения Декларации нашли отражение в Конституции Украины и практических шагах государства на международной арене.

Общие требования, которым должен соответствовать «официальный документ» в странах — участницах ЕС, сформулированы Комитетом по международным стандартам и бухгалтерскому учету (далее — КМСБУ). КМСБУ — международная организация, основанная в 1973 г. По состоянию на 1 января 1997 г. им было разработано 32 стандарта, включая стандарт № 24 «Раскрытие информации о деятельности партнеров». Правда, все требования КМСБУ адресованы к финансовой информации, которую составляют предприятия разных стран мира. КМСБУ рекомендует ими пользоваться независимо от социальных, политических и экономических факторов. Речь идет о таких критериях «качества» сведений о компаниях как доступность (1), своевременность (2), достоверность (3), сравнимость (4). На наш взгляд, они в полной мере подходят и к документальной информации, созданной средствами ЭВТ для хозяйственного (торгового) оборота.

1. Доступность. Следует различать два аспекта проблемы. Во-первых, информация о свойствах того или иного хозяйственного общества должна быть доступной, и вместе с тем определенная часть ее должна быть недоступной. При решении этой дилеммы надо основываться на принципе целесообразности и сбалансированности интересов противостоящих лиц. Иначе говоря, необходимо найти «золотую середину», с одной стороны, между


68             ________________.______________________._________

владельцем информации, например конкретным хозяйственным обществом, и, с другой — государственными органами, получающими практически полную информацию о нем и его деятельности, а также между хозяйственным обществом, государственными органами, имеющими о нем полную информацию, с одной стороны, и потенциальным истцом, инвестором данного хозяйственного общества, с другой.

Во-вторых, информация должна быть доступной в смысле понятной. Однако из требования еще не следует то, что пользователь всегда может правильно понимать смысл информации без базовых понятий в той или иной области знаний. Понятность информации зависит от того, является ли она существенной. Включение в информацию несущественных сведений может ухудшить ее усвоение. Вывод: из информации не следует исключать сложные понятия по тем причинам, что их не понимает неспециалист.

2. Своевременность. Своевременной информацией о хозяйственном обществе следует считать такую информацию, которая в состоянии повлиять на принятие того или иного решения на ее основе. Сверхдостоверная информация, но поступившая к пользователю даже с небольшим опозданием, теряет всякую ценность.

3.  Достоверность. Достоверность информации означает, что она не содержит ошибок и необъективных данных. Достоверной информации присущи полнота (а), предпочтение содержания над формой (б), нейтральность (в) и осторожность (г).

а) Полнота информации о хозяйственном обществе означает, что все сообщенные сведения достаточны и необходимы для решения определенной задачи, например для предоставления доказательств до начала судебного заседания;

б)  предпочтение содержания сведений над формой их предоставления пользователю информации означает, что действия и события должны оцениваться не с позиции «строго права», свойственного классическому римскому- праву, гражданскому праву, а с позиции хозяйственного права, права, опосредствующего быстрый производственный и коммерческий оборот товаров и услуг. Разумеется, с соблюдением требований закона;

в)  нейтральность информации означает, что информация должна быть объективной. Информация не является нейтральной, если с помощью методов оценки и формы ее представления она может повлиять на принятие решения;

г)  информация должна обладать свойством «осторожности». Следует осторожно относиться к неопределенным событиям,


_________________________________________________69

фактам, описанным с большой степенью неопределенности. Например, при прогнозировании финансовых показателей о хозяйственном обществе не следует завышать его активы, доходы, равно как и занижать затраты, обязательства.

4. Сравнимость. Информация должна быть сравнимой. Это позволяет оценить динамику развития хозяйственного общества. Например, информация о хозяйственном обществе, включая рынок ценных бумаг, сравнима, если она позволяет сопоставить:

а)  финансовые отчеты о хозяйственном обществе за разные периоды его деятельности;

б)  финансовые отчеты разных хозяйственных обществ.

Заслуживают внимания рекомендации КМСБУ в части состава и элементов финансовой отчетности компаний (хозяйственных обществ). Во исполнение Программы реформирования бухгалтерского учета с применением международных стандартов Постановлением Кабинета Министров Украины от 28 октября 1998 г. № 1706 утверждено Положение (стандартов) бухгалтерского учета [81]:

1) «Общие требования к финансовой отчетности». 2) «Баланс». 3) «Отчет о финансовых результатах». 4) «Отчет о движении денежных средств». 5) «Отчет о собственном капитале».

Указанные стандарты 1—5 применяются для составления бухгалтерской отчетности по операциям, которые осуществляются с 1 января 2000 г. Пункты 39—45 стандарта 3 «Отчет о финансовых результатах» применяются для заполнения соответствующего раздела показателей за период, в котором вступает в действие стандарт 24 «Прибыль на акцию». Предусмотрено, что иные нормативные акты Министерства финансов Украины по бухгалтерскому учету действуют в части, которая не противоречит вышеприведенным положениям (стандартам) бухгалтерского учета.

Вывод. С учетом указанных рекомендаций следует, во-первых, пересмотреть Закон Украины «Об информации» в той части, в которой говорится о документе и его видах, включив в него определение «официального» и «неофициального» документа, и, во-вторых, внести соответствующие изменения и дополнения, связанные с этими документами, в ст. 32 ХПК Украины.

Таким образом, документальная информация, с одной стороны, должна быть доступной и прозрачной для всех лиц, имеющих соответствующее право на информацию, с другой — недоступной для тех же лиц, с учетом режима ограниченного доступа (конфиденциальности и тайны).


70_________________________________________________

2.2.   Требования ЕС к объему и содержанию сведений о хозяйственных обществах в Украине

В публикациях, посвященных рынку ценных бумаг, справедливо отмечается, что Украине на данный момент присуща слабая форма фондового рынка. Цены на акции (ценные бумаги) открытых акционерных обществ (далее — ОАО) не отражаются в динамике котировок. Причины создавшейся ситуации заключаются в отсутствии на фондовом рынке полной и общедоступной «прозрачной» информации об ОАО. Последние предоставляют информацию широкой общественности один раз в год. Между тем обоюдовыгодность для инвестора и эмитента своевременной и достоверной финансовой отчетности очевидна: первый получает необходимую для принятия решений оперативную информацию, второй обеспечивает рост курсовой стоимости своих акций. Пока же потенциальные инвесторы добывают необходимую информацию самостоятельно, хотя источников ее получения в Украине не так уж и много [82]. Проблема, как уже отмечалось, состоит в том, чтобы привести национальное законодательство Украины в соответствие с общепринятыми мировыми стандартами.

Решая данную проблему, законодателю необходимо учитывать международное соглашение TRIPS, участником которого изъявляет желание стать Украина. В ч. 2 ст. 39 раздела 7 TRIPS говорится: «Физическим и юридическим лицам должна быть предоставлена возможность препятствовать тому, чтобы информация, законно находящаяся под их контролем, без их согласия была раскрыта, собрана или использована другими лицами способом, противоречащим честной коммерческой практике...». Итак, это требование направлено как бы против «прозрачности» информации об эмитентах ценных бумаг.

Но так ли это? Каков смысл, заключенный в словах «информация, законно находящаяся под контролем физических и юридических лиц»?

Согласно ст. 28 «Режим доступа к информации» Закона Украины «Об информации» вся информация подразделяется на открытую и с ограниченным доступом. При этом на территории Украины государство осуществляет контроль за режимом доступа к той и другой информации. В свою очередь информация с ограниченным доступом по своему правовому режиму подразделяется на конфиденциальную и тайную. «Конфиденциальная информация — это сведения, которые находятся во владении, пользовании и распоряжении отдельных физических или юри-


_____________________________________________________________т\_

дических лиц и распространяются по их желанию в соответствии с предусмотренными ими условиями» (ч. 2 ст. 30 Закона).

Таким образом, под конфиденциальной информацией, «законно находящейся под контролем юридического лица», в частности ОАО, следует понимать сведения, которые, во-первых, «находятся во владении, пользовании и распоряжении» (ст. 38 Закона) ОАО и, во-вторых, «распространяются по их желанию в соответствии с предусмотренными ими условиями». Следовательно, действующее законодательство Украины об информации в принципе соответствует основному требованию TRIPS, а именно: конфиденциальная информация, законно находящаяся под контролем ОАО, вопреки желанию ОАО, без его согласия не может быть раскрыта, собрана или использована другими лицами.

Однако следует отметить, что терминология, используемая в законодательстве Украины об информации, не соответствует общепринятой в континентальном праве и TRIPS. Например, в ст. 38 Закона Украины «Об информации» говорится о владении, пользовании и распоряжении информацией. Информация — это нематериальный (не телесный) объект права. Известно, что такими объектами невозможно владеть, пользоваться и распоряжаться. Ни в тексте TRIPS, ни в иных международных соглашениях, конвенциях мы не встречаем фактов использования вещных правомочий по отношению к объектам интеллектуальной собственности. Другое дело, когда речь идет о материальном носителе информации. В судебной практике нет виндикационных исков об истребовании из чужого незаконного владения той или иной информации.

Следует учесть, что в ст. 39 раздела 7 TRIPS под «информацией, законно находящейся под контролем физического или юридического лица», подразумевается та, которая:

а)  является секретной в том смысле, что она в целом или в точной форме и совокупности составляющих ее частей вообще неизвестна или не является легкодоступной для лиц, принадлежащих к кругам, которые обычно имеют отношение к данному виду информации;

б)  ввиду своей секретности имеет коммерческую ценность;

в)  составляет объект разумных мероприятий, в существующих обстоятельствах направленных на то, чтобы сохранять информацию секретной лицом, законно ее контролирующим.

Под словосочетанием «способ, противоречащий честной коммерческой практике» для целей TRIPS, в международной практике


72_______________________________________________

понимается, «...как минимум, практика расторжения договора, подрыв доверия или содействие подрыву доверия, включая приобретение закрытой информации третьими лицами, которым было известно или не было известно в результате грубой небрежности, что приобретение такой информации подразумевает такую практику».

К решению проблемы «прозрачности» информации об эмитентах следует подходить комплексно. Что сделано и что предстоит еще сделать в Украине для этого? На наш взгляд, можно выделить два направления решения указанной проблемы.

Первое направление связано с деятельностью государственного учреждения, именуемого Единым государственным реестром предприятий и учреждений Украины, в котором содержатся сведения (база данных) о субъектах хозяйственной деятельности. Государственный реестр действует на основании Положения о порядке и условиях выдачи информации из Единого государственного реестра предприятий и организаций Украины.

В преамбуле данного Положения определена его цель — «регулирование правовых отношений, касающихся выдачи информации из Государственного реестра; обеспечение, в пределах действующего законодательства, а) открытости, б) доступности, в) законности, г) получения и использования информации о субъектах хозяйственной деятельности, при условии соблюдения прав собственника информации на ее защиту, а также соблюдения установленного действующим законодательством ограничения на доступ к информации».

Информация о субъектах хозяйственной деятельности в Украине может быть выдана ее пользователям. К их числу отнесены государственные органы; органы местного самоуправления; представители предприятий, учреждений, организаций, а также отдельные граждане.

Представителям юридических лиц, физическим лицам информация предоставляется на основании письменного запроса с указанием критериев отбора и носителя информации. Критерии отбора могут быть оговорены пользователем информации по всем тем показателям, которые имеются в учетной карточке (п.п. 2.1, 3.2,4. Г вышеуказанного Положения). Перечень показателей (всего их 8) в учетной карточке является исчерпывающим. Пользователь информации из Государственного реестра может получить следующие сведения (п. 4.7): идентификационный код, наименование на украинском или русском языке, почтовый индекс, код территории, местонахождение, телефон, телефакс, имя руководителя.


_________________________________________________73

Вся иная информация о субъектах хозяйственной деятельности, которая не вошла в указанный перечень, признается конфиденциальной и выдаче пользователям не подлежит (п.п. 4.8, 4.9 Положения). В принципе, это верно в том смысле, что конфиденциальная информация не должна быть доступной для третьих лиц. Основной вопрос заключается в том, какая информация и в каком объеме должна признаваться со стороны государства конфиденциальной?

Второе направление связано с деятельностью в Украине Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку на основании Положения о предоставлении регулярной информации открытыми акционерными обществами и предприятиями — эмитентами облигаций [83]. Согласно этому Положению любое лицо (физическое или юридическое) вправе обратиться с соответствующим запросом и получить на него ответ. В свою очередь, в силу п. 1.4 данного Положения эмитенты ценных бумаг обязаны публиковать не менее одного раза в год в средствах массовой информации, имеющих тираж не менее 10 000 экземпляров, или в официальном издании Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку информацию относительно деятельности ОАО (эмитента) и соответствующие пояснения, оговоренные в приложении.

Данное приложение, по нашим подсчетам, содержит 23 показателя сведений об ОАО. Больше, чем Государственный реестр о предприятиях и организациях Украины. Это уже шаг вперед, к «прозрачности» информации об эмитентах ценных бумаг.

Вместе с тем проблема «прозрачности» информации об эмитентах ценных бумаг в Украине остается нерешенной, поскольку каждое ОАО вправе обратиться к Комиссии или ее территориальным управлениям с просьбой не разглашать ту или иную информацию. Вся иная информация может быть опубликована только на основании отдельного решения Комиссии. Правовое регулирование отношений на этой стадии отсутствует.

Государства — члены ЕС в настоящее время совершенствуют свои национальные законы, приводя их в соответствие с требованиями директив ЕС. Отличие между этими государствами и Украиной состоит лишь в том, что у них данная проблема возникла еще в 1968 с, если принять за точку отсчета дату появления в свет первой директивы ЕС. Проблема оказалась настолько сложной, что и по сей день не получила полного разрешения. Так, известная в Украине социальная проблема так называемых «обманутых вкладчиков (инвесторов)» давно знакома государ-


74______________________________________________________

ствам Европы. Преодолевая ее, они накопили опыт, который нам следует позаимствовать. Например, в силу ст. 2 этой директивы ЕС государства — члены ЕС, с целью защиты интересов третьих лиц, должны предусмотреть в национальных законах о компаниях такое положение, как обязательное раскрытие информации на уровне подробных сведений. В этой связи возникает ряд сложных проблем. Выделим только две.

ПЕРВАЯ проблема связана с определением количества необходимых и достаточных сведений о компаниях, или хозяйственных обществах. Во-первых, необходимо определить количество сведений, которое имеется в настоящее время в Едином государственном реестре предприятий и организаций Украины о каждом хозяйственном обществе; во-вторых, дать ответ на вопрос: достаточно ли 8 сведений, выдаваемых из Единого государственного реестра третьим лицам? Наконец, с учетом требований директив ЕС, мировой практики определить нужное количество и нужный объем сведений о хозяйственных обществах, которые должны предоставляться третьим лицам.

ВТОРАЯ проблема — это содержание (качество) сведений, имеющихся в указанном реестре, насколько они отвечают требованиям Директив ЕС о необходимости сообщать «подробные сведения». Это значит, что мы должны определить критерии, согласно которым те или иные сведения могут рассматриваться в качестве подробных. При этом необходимо учесть специфику национального законодательства, состоящую в том, что в Украине сведения собирают и представляют не только о юридических лицах, но и об их филиалах, представительствах и подобных структурных подразделениях.

В свете изложенного возникает вопрос: каков правовой статус Государственного реестра? В п.п. 1.1, 1.2 Положения юридический статус данного реестра определен как автоматизированная система сбора, накопления и обработки данных о предприятиях и организациях всех форм собственности, а также их подразделений (филиалов, отделений, представительств и т.п.). Создание и ведение Государственного реестра осуществляется Министерством статистики Украины, которое является и его распорядителем. На территориальном уровне распорядителями Государственного реестра выступают соответствующие органы государственной статистики в Автономной Республике Крым, областях и г. Киеве.

В п. 2.2 Положения указано так называемое «ответственное лицо распорядителя», которое «определено для осуществления


______________________________________________________75

функций ведения, анализа, контроля достоверности, хранения, защиты и информационно-справочного обслуживания данными Государственного реестра». Именуется это лицо «администратором базы данных».

Является ли данное ответственное лицо субъектом права? Может ли оно выступать в качестве ответчика в суде, арбитражном суде? Или надлежащими ответчиками будут соответствующие органы государственной статистики в Автономной Республике Крым, областях и г. Киеве? Все дело в том, что выдача информации из Государственного реестра фактически осуществляется администратором базы данных, который имеет право доступа ко всем информационным подсистемам и несет ответственность за сохранение информационного фонда (п. 4.5 Положения). Здесь применимы правила Закона Украины «О защите информации в автоматизированных системах» от 24 июля 1994 г. № 80/94 ВР. Важно отметить, что информация из базы данных Государственного реестра может быть получена пользователем на бумажном носителе, на дискете или по каналам связи, если есть соответствующие технические условия. Информация на дискете или по каналам связи может быть предоставлена в виде DBF-файла или текстового файла объемом не более 20 тысяч записей, на бумажном носителе объемом не более 100 записей. Запись содержит информацию об одном субъекте Государственного реестра. Форму и структуру записи информации пользователь оговаривает в письменной форме.

Таким образом, можно констатировать, что статус фактического «владельца» информации о хозяйственных обществах в Украине определен нечетко. На наш взгляд, надлежащим ответчиком является не Государственный реестр и тем более не соответствующие органы государственной статистики в Автономной Республике Крым, областях и г. Киеве, а Министерство статистики Украины. Именно на Министерстве статистики лежит обязанность передать пользователю (заявителю) запрашиваемую им информацию о том или ином хозяйственном обществе.

Как правило, пользователями искомой информации о том или ином хозяйственном обществе являются субъекты предпринимательской деятельности. Они имеют право получать информацию от Государственного реестра. Эти лица именуются в Положении «пользователями» (п. 2.1). Представляется, что термин «пользователь» неудачен и его следует заменить. Пользователем нельзя именовать субъекта предпринимательской деятельности, который в


76______________________________________________________

письменной форме обратился в Государственный реестр (а равно в Государственную комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку). На этой стадии становления правоотношения субъект предпринимательской деятельности или физическое лицо (например, акционер, инвестор) еще не получили информацию. Не имея доступа к информации, они никак не могут ею пользоваться.

Поэтому лиц (физических, юридических), обращающихся с заявлениями в Государственный реестр, следует условно именовать «заявителями».

Государственный реестр уполномочен решать вопрос о том, является ли запрашиваемая заявителем информация открытой, доступной для третьих лиц, или ее следует квалифицировать как конфиденциальную.

Как уже отмечалось, Государственный реестр выдает запрашиваемую информацию на основании письменного запроса заявителя (пользователя), в котором он указывает критерии отбора и носитель информации (п. 4.1 Положения). Критерии отбора могут быть обусловлены заявителем (пользователем) по всем показателям учетной карточки.

На этой стадии и возникают проблемы. В учетной карточке насчитывается более 30 сведений. Получить же из Государственного реестра можно только восемь из них. Следовательно, имеющаяся в Едином государственном реестре информация о предприятиях нуждается в перераспределении ее в сторону открытости, «прозрачности», что отвечает интересам как учредителей (участников) хозяйственных обществ, так и третьих лиц, в частности инвесторов, вкладчиков. Это было бы шагом на пути сближения национального законодательства с законодательными актами стран Европы.

Например, среди восьми сведений, содержащихся в п.4.7 Положения, есть указание о том, что по запросу Государственный реестр может сообщить сведения о руководителе предприятия. На практике это означает, что в выданной справке будут указаны фамилия, имя и отчество физического лица. Однако из этого еще не следует, что при рассмотрении спора в арбитражном суде именно это лицо окажется руководителем (должностным лицом) хозяйственного общества. Возможно, вместо этого лица решением высшего органа хозяйственного общества избрано (назначено) уже иное лицо, а сведения о нем в Государственный реестр не были представлены в установленном порядке. Наконец, являются ли указанные о руководителе хозяйственного общества сведения


_________________________________________________77

(фамилия, имя, отчество) достаточными? Для приглашения данного лица в суд ему необходимо направить повестку, в которой нужно указать его адрес, место жительства. То есть сведения о нем могут быть необходимыми, но недостаточными.

Как видим, отмеченные сведения лишь частично освещают статус предприятия и не несут никакой информации о результатах деятельности хозяйственного общества, в частности финансовой. Можно сделать вывод о том, что с точки зрения государства все остальные сведения, имеющиеся в Государственном реестре о том или ином хозяйственном обществе, являются конфиденциальными. Конфиденциальная информация в соответствии с Законом Украины «Об информации» не подлежит выдаче широкому кругу пользователей (п. 4.9 Положения). Конфиденциальной информацией Государственного реестра, таким образом, считаются показатели, которые не включены в перечень п. 4.7 Положения. Эти данные, согласно действующему законодательству, предоставляются только правоохранительным органам и государственным налоговым инспекциям по специальным письменным запросам.

Срок изучения запроса с точки зрения возможности его удовлетворения не должен превышать десяти календарных дней. В течение указанного срока необходимо письменно известить пользователя, будет ли его запрос удовлетворен или запрашиваемая информация не может быть предоставлена. Удовлетворение запроса осуществляется в течение месяца, поскольку иное не предусмотрено законом. Информация предоставляется после оплаты пользователем стоимости выполненных работ (п. 4.3 Положения).

Таким образом, открытые сведения о предприятиях в Украине, выданные администратором БД из Единого государственного реестра, по своему содержанию являются крайне недостаточными и не соответствуют требованиям первой и второй директив ЕС.

С учетом требований директив ЕС перечень и содержание п. 4.7 Положения должны быть дополнены. Пользователь должен иметь право получить из Государственного реестра информацию о хозяйственном обществе, содержащую подробные сведения:

1)  об учредительных документах, о любых поправках к учредительным документам, включая любые изменения и дополнения, в том числе и о продлении срока существования компании:

2) о каждой поправке учредительного документа, о полном тексте документа, действующего на данный момент;


78_________________________________________________

3)  о лицах, которые действуют как орган юридического лица или как члены такого органа: (а) представляют компанию в деловых отношениях с третьими лицами и на юридических слушаниях; (б) принимают участие в администрации компании как наблюдатели (контролеры) или участвуют в управлении. Из раскрытой информации должно быть ясно: единолично данное лицо представляет компанию или действует коллегиально;

4)  о сумме подписного (уставного) капитала (фонда) не менее одного раза в год, если о разрешенном капитале упоминается в уставе компании и если любое его увеличение не требует поправок в уставе;

5)  о балансе компании (ее прибылях и убытках), который составляется каждый финансовый год. Документ, содержащий сведения о балансовом отчете, включает в себя подробные сведения о лицах, которые его подписали (удостоверили).

Данные требования, согласно первой директиве ЕС, следует предъявлять избирательно, с учетом организационно-правовой формы компании. Имеются в виду публичные компании, под понятие которых подпадает и открытое акционерное общество. Аналогичные требования должны быть предъявлены также к компаниям, которые по организационно-правовой форме представляют собой общества с ограниченной ответственностью и коммандитные товарищества. Далее приводятся требования, которые должны быть предъявлены ко всем компаниям:

6)  о любом изменении местонахождения компании;

7)  о прекращении деятельности компании;

8)  о любой декларации ничтожности компании на основании решения суда;

9) о назначении ликвидаторов и их соответствующих полномочиях, полученных явно или исключительно на основании закона или устава компании;

10)  о завершении ликвидации компании.

Таким образом, в законодательство Украины необходимо внести изменения и дополнения, соответствующие перечисленным выше требованиям. В этой связи еще раз нужно обратить внимание на то, что в Положении речь идет о выдаче не всей имеющейся в Государственном реестре информации, а только «в пределах действующего законодательства». Как известно, перечень показателей в учетной карточке является исчерпывающим. Вся иная информация о субъектах хозяйственной деятельности, которая не вошла в указанный перечень, признается конфиден-


_________________________________________________79

циальной и выдаче пользователям не подлежит (п.п. 4.8, 4.9 Положения). Перед законодателем стоит задача: определить, какая именно информация и в каком объеме должна быть доступной для третьих лиц, а какая информация и в каком объеме — недоступной для третьих лиц с учетом требований директив ЕС. Для ее решения необходимо учесть, с одной стороны, интересы предприятии и организаций Украины, имеющих право на информацию и право на ее защиту, а с другой — интересы третьих лиц, например вкладчиков, инвесторов, которым, в соответствии с действующим законодательством, гарантируется открытость, доступность, законность получения и использования информации о субъектах предпринимательской деятельности.

Ряд изменений и дополнений, которые должны соответствовать Директивам ЕС, необходимо внести в Закон Украины «О хозяйственных обществах». Как уже отмечалось, в украинском реестре в перечне сведений, указанных в п. 4.7 Положения, сведений об учредительных документах и поправках к ним нет. Исключение составляют лишь сведения о наименовании хозяйственного общества, его местонахождении, руководителе.

Если сведения из Государственного реестра о местонахождении хозяйственного общества можно отнести к разряду относительно исчерпывающих, удовлетворяющих требования первой Директивы, то о таких сведениях, как наименование и руководитель хозяйственного общества, этого сказать нельзя.

Наименование юридического лица

Статья 27 ГК УССР гласит: «Юридическое лицо имеет свое наименование». Согласно ст. 2 Закона Украины «О хозяйственных обществах» наименование общества должно содержать:

—  обозначение вида общества,

— для полных и коммандитных товариществ — фамилии (наименования) участников общества,

—  а также иные необходимые сведения.

Реализация этой нормы привела к такому положению, когда в одном городе, тем более в одном государстве, под одним и тем же наименованием (фирмой) могут действовать несколько юридических лиц. Соответственно запрос и получение сведений из Государственного реестра по одному критерию не решают проблему третьего лица, как и контрагента, вступившего в отношение с той или иной фирмой — резидентом Украины.

В связи с этим возникает вопрос: из какого принципа исходит законодатель Украины, предъявляя указанные выше требования к наименованию хозяйственного общества?


80_________________________________________________

Если в Украине действующий ГК УССР, Закон Украины «О хозяйственных обществах» основаны на принципе истинности фирмы (в юридической литературе данной проблеме не уделяется должного внимания), то следует не только отказаться в дальнейшем от практики регистрации обществ всех видов под одним и тем же или схожим наименованием, вводящим в заблуждение, но и провести мероприятия в государственном масштабе о переименовании всех ранее зарегистрированных юридических лиц. Дело дорогостоящее и трудное, хотя и безусловно полезное.

Если же в Украине действующее законодательство основано на принципе свободы фирмы, то в новых социально-политических условиях положение дел в этой области должно измениться. В связи с этим постановка данной проблемы представляет научный и практический интерес. На вопрос: какой принцип относительно наименования юридического лица должен быть положен в основу проекта нового ГК Украины, — следует ответить: принцип истинности фирмы.

В п. 1 ст. 69 проекта ГК Украины «Наименование юридического лица» дано следующее нормативное предписание: «Юридическое лицо должно иметь свое наименование, которое содержит указание на его организационно-правовую форму. Наименование учреждения должно содержать указание на характер его деятельности. Юридическое лицо может иметь, помимо полного наименования, сокращенное наименование».

Следует обратить внимание на то, что в проекте ГК Украины предусмотрено два вида наименований юридических лиц: «наименование» и «фирменное наименование». «Юридическое лицо, которое является предпринимательским обществом, должно иметь фирменное наименование» (п. 2 ст. 69). Следовательно, все виды хозяйственных обществ, после вступления в силу ГК Украины, должны иметь фирменное наименование. Естественно, возникает вопрос: чем обычное наименование отличается от фирменного? В отечественной литературе ответа на этот вопрос нет. Он содержится в гл. 42 проекта Кодекса.

В соответствии со ст. 498 проекта ГК Украины «Понятие фирменного наименования (фирмы)» последнее охраняется законом при условии его государственной регистрации в установленном порядке (п. 1). Не может быть зарегистрировано наименование юридического лица (фирмы), похожее на уже зарегистрированное настолько, что их можно спутать или они способны ввести в заблуждение пользователя (п. 2). Наконец, не может


__________________________________________________

быть зарегистрировано также наименование (фирма), которое не отражает действительного характера и вида деятельности лица и иные элементы фирмы (принцип истинности фирмы).

Сравнивая статьи 69 и 498 проекта ГК Украины, можно обнаружить некоторое противоречие. В п.1 ст. 69 требование указать в наименовании юридического лица на характер его деятельности относится только к учреждениям, а в ст. 498, в корреспонденции с п. 2 ст. 69, — ко всем видам хозяйственных обществ, поскольку последние являются субъектами предпринимательской деятельности.

Сложившаяся за последние годы в Украине практика описания вида — предмета деятельности хозяйственного общества в учредительных документах (договоре, уставе) делает осуществление данного нормативного предписания практически невозможным. Как правило, в уставах предмет деятельности охватывает: 1) производство продукции; 2) выполнение работ: 3) оказание услуг; 4) торговлю.

При этом, зная требования ст. 50 ГК УССР о специальной правоспособности юридического лица, практику требований на этот счет со стороны налоговых и таможенных органов, нужно отметить, что в уставах хозяйственных обществ чрезмерно детально описан характер их деятельности. Поэтому исполнить требование ст. 498 проекта ГК Украины относительно отражения в фирменном наименовании «действительного характера и вида деятельности лица» без пересмотра предмета деятельности невозможно. Это обстоятельство следует учитывать.

Необходимо также учесть, что принятие указанных статей проекта ГК Украины в описанной редакции, основанной на принципе истинности фирмы, в соответствии со ст. 502 проекта ГК Украины закрепит на уровне кодифицированного законодательства положение о том, что использование наименования (фирмы) иными лицами не допускается, а юридическое лицо, которое использовало чужое фирменное наименование (фирму), обязано прекратить его использование и возместить потерпевшему причиненные убытки. Заметим, что данное положение уже содержится в Законе Украины от 07.06.1996 г. «О защите от недобросовестной конкуренции» (ст.ст. 4, 24). Поэтому в ближайшее время в Украине можно ожидать появления споров, связанных с фирменными наименованиями юридических лиц. Таким образом, предписания первой Директивы ЕС относительно сведений о наименовании юридических лиц приобретают все большую актуальность.


82______________________________________________________

Подводя итоги о том, насколько сведения из Государственного реестра о наименовании (фирменном наименовании) юридического лица соответствуют требованиям первой Директивы ЕС, можно сделать следующие выводы.

1. Действующее законодательство Украины должно быть существенно изменено на основании исходных положений ст. 69, ст.ст. 498—502 проекта ГК Украины, в частности на основе принципа истинности фирмы.

2.  Остается нерешенной проблема обратной силы действия ст.ст. 69, 498-502 проекта ГК Украины. Ее надо решить. Дальнейшее исследование этой проблемы выходит за пределы настоящей работы. Она требует специального исследования. Задача данной работы состоит в том, чтобы, во-первых, своевременно выявить проблему, во-вторых, описать ее и, в-третьих, предложить пути ее решения с точки зрения необходимости внесения изменений в действующее законодательство Украины с учетом первой Директивы ЕС.

3.  Решение данной проблемы заключается также в отказе от доктрины специальной правоспособности юридического лица (в пересмотре ст. 50 ГК УССР). В большинстве европейских стран отказались от специальной правоспособности юридических лиц, особенно по отношению к торговым товариществам (в Украине—к хозяйственным обществам). При общей правоспособности юридические лица имеют право совершать все юридические действия, допускаемые законом для юридических лиц определенного вида. Специальной правоспособностью, как правило, обладают юридические лица, создаваемые в разрешительном порядке для достижения специальных целей.

Согласно ст. 30 ГК УССР «местом нахождения юридического лица признается местонахождение его постоянно действующего органа». Учредительные документы хозяйственных обществ, составленные в полном соответствии с требованиями Закона Украины «О хозяйственных обществах», не применяют ни прямо ни косвенно термин «постоянно действующий орган». Например, в обществе с ограниченной ответственностью таким органом является директор (действующий на принципе единоначалия) или правление (коллегиальный орган). Соответственно местонахождение директора или правления и есть местонахождение юридического лица.

Директор или правление в хозяйственном обществе являются органом юридического лица. Оно приобретает гражданские права и принимает на себя обязанности через свои органы (ст. 29 ГК УССР), т.е. через действия директора или правления.


______________________________________________________83

Проект ГК Украины по-новому определяет местонахождение юридического лица. Статья 71 гласит: «1. Местом нахождения юридического лица признается место его государственной регистрации. 2. Место нахождения юридического лица определяется в его учредительных документах». Как видим, в этой статье вообще нет упоминания об органе юридического лица. Из этого следует, что местонахождение органа юридического лица и местонахождение юридического лица могут не совпадать. И это обстоятельство будет оцениваться судом как явление законное.

В соответствии с п. 4 Положения о государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности (утверждено Постановлением Кабинета Министров Украины от 25 мая 1998 г. № 740) местонахождением юридического лица на дату государственной регистрации может быть:

1)  местонахождение (место жительства) одного из учредителей или

2) местонахождение по другому адресу, который подтверждается договором, предусматривающим:

— передачу учредителю помещения (части помещения) в собственность, или

—  передачу учредителю помещения (части помещения) в пользование на основании договора купли-продажи, мены, дарения, аренды, лизинга, бесплатного пользования имуществом, о совместной деятельности, учредительного договора и др.

Таким образом, в Положении о государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности содержится отклонение от правила о том, что местонахождение юридического лица и местонахождение его постоянно действующего органа должны совпадать, хотя и не исключается такое совпадение.

Возникает вопрос: насколько соответствует ст. 71 проекта ГК Украины действующему законодательству в государствах СНГ, европейских странах и требованиям Директив ЕС?

Согласно п. 2 ст. 54 ГК Российской Федерации «место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное». Практически расхождений с проектом ГК Украины нет.

Напротив, в действующем Германском Гражданском Уложении местонахождение юридического лица определяется по месту нахождения его постоянно действующего органа. Аналогично


84______________________________________________________

решается эта проблема и во Франции. В некоторых странах регистрации подлежит офис фирмы.

Представляет интерес проблема сообщения третьим лицам сведений из Государственного реестра об изменении местонахождения юридического лица. В п. 26 Положения о государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности сказано: «В случае изменения местонахождения (места жительства) субъект предпринимательской деятельности обязан в 7-дневный срок с момента наступления такого изменения представить в орган государственной регистрации:

— регистрационную карточку с внесенными изменениями;

— оригинал свидетельства о государственной регистрации для внесения соответствующих изменений.

Невыполнение этого требования в указанный срок является основанием для обращения органа государственной регистрации в суд (арбитражный суд) с иском об отмене государственной регистрации субъекта предпринимательской деятельности».

Орган государственной регистрации вносит изменения о местонахождении юридического лица в Государственный реестр и в течение пяти рабочих дней со дня представления таких сведений сообщает о них органам:

— государственной статистики,

—  государственной налоговой службы,

— пенсионного фонда,

—  фонда социального страхования.

Следовательно, п. 4.7 Положения о порядке и условиях выдачи информации из Единого государственного реестра предприятий и организаций Украины может быть дополнен требованиями о наличии данных о предшествующих местах нахождения юридического лица.

Исходя из требований первой Директивы ЕС относительно информации о местонахождении юридического лица, можно сделать следующие выводы.

1. Следует внести соответствующие изменения в нормативные акты и проект ГК Украины, а именно: местонахождение юридического лица должно определяться на уровне закона — ГК Украины, в редакции действующей ст. 30 ГК УССР. «Местом нахождения юридического лица признается местонахождение его постоянно действующего органа». Это может быть как местонахождение (место жительства) одного из учредителей, так и местонахождение по другому адресу.


______________________________________________________85

2.  Расширить перечень требуемой информации в п. 4.7 Положения. Заявитель должен иметь право получить информацию о всех предшествующих местах нахождения юридического лица (его постоянно действующего органа).

3.  В Закон Украины «О хозяйственных обществах» внести изменения и дополнения, предписав высшим органам хозяйственных обществ в своих учредительных договорах, уставах указывать, какой орган является постоянно действующим.

Сведения о руководителе юридического лица

Появление термина «руководитель предприятия» связано с «теорией коллектива», разработанной в 30-х годах А.В. Бенедикговым. Согласно этой теории, государственное юридическое лицо есть организованный государством коллектив рабочих и служащих во главе с его ответственным руководителем, на который государство возложило выполнение определенных государственных задач и которому предоставило для осуществления этих задач соответствующую часть единого фонда государственной собственности [85].

В Законе Украины «О хозяйственных обществах» нет должностного лица под названием «руководитель». Есть директор, председатель правления и т.п. Даже условно, например, председателя правления акционерного общества, который является должностным лицом, нельзя именовать руководителем данного общества. Встречающиеся на практике «президенты» общества есть не кто иные, как «президенты правления» общества. Все они не могут рассматриваться как постоянно действующие органы. Другое дело — директор акционерного общества. Условно его можно именовать руководителем. Он действует по принципу единоначалия.

Получив по запросу ответ из Государственного реестра о руководителе, в котором указаны его фамилия, имя, отчество, нельзя судить о главном: действует данное лицо по принципу единоначалия или является председателем коллегиального органа юридического лица. В любом хозяйственном обществе, по усмотрению его участников, возможен постоянно действующий орган — коллегиальный или единоличный. Только полный ответ на запрос можно квалифицировать как подробный, что отвечает требованиям первой директивы ЕС.

Таким образом, следует расширить перечень п. 4.7 Положения: указывать не только фамилию, имя и отчество руководителя, но и его должность. При этом должно быть две графы. В одной графе нужно указывать лицо, действующее как член


86______________________________________________________

коллегиального постоянно действующего органа юридического лица, в другой графе — действующее единолично.

Изменения, дополнения, поправки к учредительным документам. Первая директива ЕС требует вносить в Государственный реестр «любые поправки к учредительным документам, включая любые изменения и дополнения, в том числе и о продлении срока существования компании». Заметим, что законодатель Украины не использует термин «поправки», хотя по своему содержанию изменения, дополнения и поправки отличаются друг от друга. В какой мере требование первой Директивы ЕС выполняется на основе действующего в Украине законодательства?

В соответствии с Положением о государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, в случаях: — изменения названия субъекта предпринимательской деятельности;

изменения организационно-правовой формы субъекта предпринимательской деятельности;

—  изменения формы собственности,

«...субъект предпринимательской деятельности в месячный срок с момента наступления указанных изменений обязан представить документы для перерегистрации с подтверждением опубликования информации об изменениях в печатных средствах массовой информации».

В Украине сам по себе процесс внесения изменений в учредительные документы подробно урегулирован. Следовательно, подробные данные имеются и могут быть предоставлены третьим лицам по их запросу из Государственного реестра.

К этим данным относятся:

1) сведения о дате фактического внесения изменений в учредительные документы участниками хозяйственного общества и

2) сведения о дате государственной регистрации этих изменений в установленном порядке.

В соответствии с п. 23 Положения о государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности такие изменения подлежат государственной регистрации в 5-дневный срок со дня поступления соответствующей информации в орган государственной регистрации при наличии документа, подтверждающего внесение платы за государственную регистрацию изменений (дополнений) к учредительным документам. Дата фактического внесения изменений и дата их государственной регистрации могут не совпадать, т.е. выходить за пределы установленного 5-дневного срока. Попутно заметим, что вопрос о правовых последствиях при несоблюдении


________________________________________________87

установленного срока следует предусмотреть в указанном положении. Норма должна содержать наряду с гипотезой и санкцию;

3)  сведения об отдельных приложениях к учредительным документам (на титульном листе оригинала устава или учредительного договора делается отметка о внесении изменений (дополнений), а на титульных листах приложений к учредительным документам — о том, что указанные документы являются неотъемлемой частью соответствующих учредительных документов);

4)  сведения о новой редакции учредительных документов (на титульном листе оригинала устава или учредительного договора делается отметка о новой редакции учредительных документов);

5) сведения о смешанном варианте внесения изменений в учредительные документы:

а)  внесение изменений в учредительные документы,

6)  вместе с изменением: названия, организационно-правовой формы, формы собственности;

б) сведения об изменениях в учредительных документах, которые не требуют перерегистрации.

В этом случае третьим лицам может быть предоставлена информация о произведенных изменениях, внесенных в регистрационную карточку;

7)  сведения об изменении состава учредителей (участников) хозяйственного общества.

Надлежит различать учредителей и участников хозяйственного общества, хотя законодатель Украины не проводит четкого различия. Возможен добровольный выход из состава общества (юридическое лицо предоставляет решение надлежащего органа — согласно уставу, учредительному договору; физическое лицо — нотариально удостоверенное заявление) и принудительный (решение уполномоченного на то органа).

Все указанные выше сведения орган государственной регистрации в 5-дневный срок представляет в орган государственной статистики, т.е. в Государственный реестр, сведения из которого третьи лица могут получить по запросу;

8)  сведения об изменении местонахождения юридического лица — хозяйственного общества.

Как уже отмечалось, эти сведения в 7-дневный срок с момента наступления такого изменения должны поступить в орган государственной регистрации. Нужно представить регистрационную карточку с внесенными изменениями и оригинал свидетельства о государственной регистрации для внесения соответ-


88_____________________________________________________

ствующих изменений. На этот случай законодатель Украины предусмотрел строгую санкцию: невыполнение этого требования в установленный срок является основанием для обращения органа государственной регистрации в суд (арбитражный суд) с иском об отмене государственной регистрации субъекта предпринимательской деятельности (п. 26). Аналогичным путем разрешается ситуация, при которой хозяйственное общество меняет место своего нахождения внутри города, имеющего районное деление (п. 28). В случае если в 30-дневный срок со дня снятия с учета в органе государственной регистрации по предыдущему местонахождению заявитель не обратился в орган государственной регистрации по новому местонахождению, орган государственной регистрации вправе обратиться в суд (арбитражный суд) с иском об отмене государственной регистрации субъекта предпринимательской деятельности (п. 28).

Таким образом, в Государственный реестр вносят следующие сведения:

а)  изменения в оригинале свидетельства о государственной регистрации местонахождения юридического лица;

б)  дату внесения изменения;

в)  новое местонахождение.

Все эти сведения может получить третье лицо из Государственного реестра по своей заявке. На основании описания сведений, содержащихся в Государственном реестре Украины, можно сделать вывод о том, что многие из них достаточно подробные, т.е. соответствуют требованиям первой директивы ЕС.

Подробные сведения о лицах, которые действуют как орган юридического лица или как члены такого органа

Эти сведения включают в себя сведения о лицах, представляющих компанию в деловых отношениях с третьими лицами и на юридических слушаниях. Согласно действующему законодательству Украины «юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя обязанности через свои органы, действующие в пределах прав, предоставленных им по закону или уставу (положению)» (ст. 29 ГК УССР).

Рассмотрим, какие это органы в тех или иных хозяйственных обществах.

1. Акционерное общество. В соответствии с Законом Украины «О хозяйственных обществах» органами акционерного общества (открытого, закрытого) являются:

— общее собрание акционеров (ст. 41);

А


_________________________________________________89

— правление или иной орган, предусмотренный уставом (ст. 47).

На наш взгляд, особый правовой статус в акционерном обществе принадлежит совету акционерного общества (наблюдательному совету) (ст. 46) и ревизионной комиссии (ст. 49). Обратим внимание на то, что законодатель в тексте Закона не, именует совет акционерного общества и ревизионную комиссию органами юридического лица, в отличие от общего собрания акционеров и правления.

Тот факт, что в акционерном обществе все члены совета (наблюдательного совета) являются должностными лицами общества, а в ревизионной комиссии — только ее председатель, не дает основания считать совет акционерного общества и ревизионную комиссию органами юридического лица.

Видимо, следует разграничить органы акционерного общества на исполнительные и контролирующие, более четко определить их правовое положение, в том числе и наименования. Это вытекает и из требований первой Директивы ЕС.

Безусловно, ревизионная комиссия должна быть отнесена к органам, контролирующим исполнительные органы общества.

Что же касается наблюдательного совета, то он, в перерывах работы высшего органа — собрания акционеров, в пределах своей компетенции, определенной уставом, «контролирует и регулирует деятельность правления» (ч. 1. ст. 46).

Одним словом, предоставив из Государственного реестра определенные сведения третьим лицам, можно ввести их в заблуждение по поводу лиц, которые действуют как орган юридического лица или как члены такого органа: принимают ли они участие в администрации компании как наблюдатели (контролеры) или участвуют в управлении.

2. Общество с ограниченной ответственностью. В соответствии с Законом Украины «О хозяйственных обществах» органами общества с ограниченной ответственностью являются:

— собрание участников — высший орган общества, состоящий из участников общества и назначенных ими представителей (ст. 58);

— дирекция (коллегиальный орган) или директор (единоличный) (ст. 62).

Контроль за деятельностью дирекции (директора) общества осуществляется ревизионной комиссией. Согласно действующему закону ревизионная комиссия учреждается собранием участников общества из их числа в количестве, предусмотренном учредительными документами, однако не менее трех лиц. В связи


90______________________________________________________

с этим возникает вопрос: как быть в том случае, если участников общества всего два? Практика применения Закона Украины «О хозяйственных обществах» свидетельствует о регистрации таких обществ, в том числе обществ с ограниченной ответственностью. Заметим, что в Германии и некоторых других странах с целью исключения фиктивных участников из числа учредителей обществ с ограниченной ответственностью (GMbH), их разрешено создавать одним лицом (в США — «one man company»). В проекте нового ГК Украины (ст. 65) тоже предусмотрена возможность создания общества одним лицом (следует понимать, очевидно, как юридическим, так и физическим). Если такая редакция сохранится в проекте ГК, то многие положения Закона «О хозяйственных обществах» надо будет отменить. По действующему закону члены исполнительного органа общества, например его директор, не могут быть членами ревизионной комиссии (ч. 1 ст. 63), поэтому минимальное количество учредителей (участников) общества с ограниченной ответственностью не может быть менее четырех. Один учредитель — директор, три учредителя — члены ревизионной комиссии. Директором может быть и не учредитель (участник) общества. Тогда число учредителей (участников) общества может быть ограничено тремя лицами.

Если учесть, что согласно ч. 5 ст. 58 Закона Украины «О хозяйственных обществах» собрание участников общества с ограниченной ответственностью выбирает председателя товарищества, то количество минимально необходимых учредителей (участников) составит пять лиц. Пятое лицо не может быть ни членом исполнительного органа общества, ни членом ревизионной комиссии. Если число учредителей (участников) будет менее пяти, они не смогут осуществить право на созыв внеочередного собрания.

3. Общество с дополнительной ответственностью. В соответствии с Законом Украины «О хозяйственных обществах» органами общества с дополнительной ответственностью являются те же органы, которые предусмотрены для общества с ограниченной ответственностью.

Применительно к данному обществу подробные сведения из Государственного реестра должны относиться к его наименованию, из которого должно быть видно, что оно несет дополнительную ответственность.

4. Полное общество. В гл. 4 Закона Украины «О хозяйственных обществах» нет ни одной статьи, посвященной органу полного общества. Вместе с тем в ч. 1 ст. 23 этого же Закона говорится о том, что управление обществом осуществляют его органы, состав


и порядок избрания (назначение) которых определяются в соответствии с видом общества. В связи с этим возникают вопросы: кто является руководящим органом юридического лица, учрежденного в виде полного общества? кто является руководителем в таком юридическом лице? Ответить на эти вопросы сложно, если иметь в виду еще и требования, вытекающие из первой Директивы ЕС о том, что эти сведения должны быть подробные.

Таким образом, законодатель отсылает нас искать орган юридического лица в том или ином хозяйственном обществе, с учетом его вида. В принципе это правильная отсылка. Однако мы не находим ответа в соответствующих главах Закона.

Согласно ч. 1 ст. 68 Закона Украины «О хозяйственных обществах» ведение дел полного общества осуществляется по взаимному согласию всех участников. Следовательно, все участники должны быть указаны в графе «руководитель», точнее «руководители» полного общества.

Согласно ч. 2 этой статьи ведение дел общества может осуществляться или всеми участниками, или одним, либо несколькими из них. Следовательно, либо все участники, либо один из них, либо несколько из них должны быть указаны в графе «руководитель» или «руководители» полного общества. Если ведение дел полного общества осуществляют не все его участники, а только часть их, то в графе «руководитель» должны быть указаны сведения о тех участниках, которые имеют соответствующую доверенность. Эта доверенность должна быть подписана всеми остальными участниками полного товарищества.

Какая запись в графе «руководитель» должна стоять в том случае, если в учредительном договоре определены несколько участников, которые наделяются полномочиями на ведение дел полного товарищества? Часть 3 ст. 68 Закона Украины «О хозяйственных обществах» дает на этот вопрос следующий ответ: «каждый из них может действовать от имени общества самостоятельно». В этом случае, на наш взгляд, в графе «руководитель» должны стоять фамилии нескольких лиц.

В правоприменительной практике возник вопрос: может ли одним из таких лиц быть лицо юридическое? Думается, что в этой ситуации должно быть указано физическое лицо, действующее на основании полномочий, полученных от юридического лица — участника полного товарищества. Заметим, что это одна из сложных и нерешенных в нашем законодательстве проблем. В Украине по этой проблеме нет диссертационных исследований. Лишь попутно она была затронута в диссертации О.А. Сурженко [85].


92______________________________________________________

Трудности с ответом на вопрос о том, кто должен быть указан в графе «руководитель» полного общества, увеличиваются, если учесть, что в соответствии с ч. 3 ст. 68 в учредительном договоре будет указано, что часть участников общества имеют право совершать определенные действия только совместно. Следовательно, часть действий от имени общества отдельные уполномоченные участники общества совершают самостоятельно (первая ситуация), а часть действий — только совместно (вторая ситуация). В этом случае исключается возможность однозначного ответа в графе «руководитель», поскольку их несколько.

Как уже отмечалось, сам по себе термин «руководитель» предприятия устарел. Его следует заменить в п. 4.7 Положения, а поэтому нет необходимости и искать ответ на вопрос о том, как быть в данном случае. При изложении п. 4.7 Положения в новой редакции, в соответствии с требованиями первой Директивы ЕС, надлежит учесть, что в Законе Украины «О хозяйственных обществах» среди должностных лиц всех видов обществ нет ни одного под названием «руководитель». Поэтому графу «руководитель» в п. 4.7 Положения следует именовать так: «орган юридического лицфм 4.7.1 — коллегиальный (например, правление, дирекция); 4.7.2 — единоличный орган (например, директор).

На практике широко распространены такие наименования должностных лиц, как, например, «генеральный директор общества», «президент общества» и т.п. Здесь мы имеем дело с введением в заблуждение третьих лиц, а иногда и контрагентов по сделкам с участием того юридического лица, которого представляет данный генеральный директор. Все это может повлечь признание совершенных сделок за подписью такого лица недействительными, приведение сторон в первоначальное положение 48 ГК УССР). Возможна и уголовная ответственность по основанию введение в заблуждение.

Дело в том, что сам по себе «генеральный директор», равно как и «председатель общества», не является органом юридического лица. Они лишь члены коллегиального органа правления общества. Этих лиц следует именовать: «генеральный директор правления общества с ограниченной ответственностью», или «председатель правления общества с ограниченной ответственностью», либо «директор общества с ограниченной ответственностью».

5. Коммацдитное общество. В Законе Украины «О хозяйственных обществах» нет ни одной статьи, посвященной органу коммандитного товарищества. В связи с этим возникает вопрос: кто является «руководителем» юридического лица в коммандитном товариществе?


_______________________________________________________93

Согласно ч. 1 ст. 81 Закона Украины «О хозяйственных обществах» «управление делами коммандитного общества осуществляется только участниками с полной ответственностью». В германском праве такого участника именуют комплементарем. Если в коммандитном обществе есть только один комплементар, то управление делами общества осуществляется им самостоятельно (ч. 2 ст. 81).

В учредительном договоре о создании и деятельности коммандитного товарищества при одном комплементаре, стороны могут договариваться о том, что коммандитист (ограниченно-ответственный участник общества) получает часть полномочий по управлению делами общества по доверенности комплемента-ра. Это положение соответствует ст. 79, согласно которой коммандитист имеет право действовать от имени коммандитного общества при наличии поручения и в соответствии с ним. Поручение может содержаться как в с'амом учредительном договоре (с участием коммандитиста), так и быть получено на основании доверенности. Например, в коммандитном товариществе «Украинско-германский Торговый дом «Д-р Хессе и Гордеев ГбР Импорт-Экспорт и К» (г. Харьков) комплементаром является иностранная фирма (нерезидент, местонахождение г. Мелле, Германия), коммандитистом является гражданин Украины И.И. Иванов (резидент, место проживания г. Харьков). В учредительном договоре этого товарищества стороны договорились учредить в Украине коммандитное общество и, в частности, предусмотрели, что от его имени на территории Украины по доверенности действует коммандитист И.И. Иванов, а на территории ФРГ от имени общества действует гражданин Германии д-р Ф. Хессе.

Возникает вопрос: чью фамилию поставить в графе «руководитель» коммандитного общества? Очевидно, что данная графа нуждается в изменении. Применительно к рассматриваемому случаю, на первый взгляд, в Государственном реестре (п. 4.7) следует указать:

—  «на территории ФРГ — фирма GMbH «Ф. Хессе», в лице директора Ф. Хессе»;

— на территории Украины — гражданин И.И. Иванов».

Но руководителем является то лицо, которое вправе действовать без доверенности.

В подробные сведения о лицах, которые действуют как орган юридического лица или как члены такого органа, включаются сведения о лицах, которые принимают участие в администрации компании.


94_______________________________________________________

Согласно требованиям первой директивы ЕС, из полученной информации о таких лицах должно быть ясно, что:

1) лицо, которое представляет компанию в деловых отношениях с третьими лицами, в том числе и на юридических слушаниях, действует единолично или коллегиально;

2)  это лицо принимает участие в администрации компании как наблюдатель (контролер) или участвует в управлении.

Подробные сведения о подписном (уставном) капитале (фонде) компании

Одно из требований первой директивы заключается в том, чтобы не менее одного раза в год публиковать сведения о сумме подписного капитала (фонда) компании при условии: а) если устав компании упоминает о разрешенном капитале и б) если любое его увеличение не требует поправок в уставе.

Поставим вопрос: насколько действующее в Украине законодательство, относящееся к хозяйственным обществам, соответствует этому требованию?

Сразу заметим, что подробные сведения о подписном капитале можно получить только от акционерных обществ и, безусловно, от открытых. Можно ли такие сведения требовать от закрытых акционерных обществ? Дело в том, что Закон Украины «О хозяйственных обществах» не проводит четкого различия между открытыми и закрытыми акционерными обществами.

Так, ст. 26 «Учредители акционерного общества» указанного Закона гласит: «Учредители акционерного общества подписывают между собой договор, который определяет порядок осуществления ими совместной деятельности по созданию акционерного общества, ответственность перед лицами, которые подписались на акции, и третьими лицами». В определенной части эту норму можно адресовать и закрытому акционерному обществу, исходя из наименования этой статьи — «Учредители акционерного общества». Известно, что в закрытых акционерных обществах все акции «распределяются между учредителями и не могут распространяться путем подписки, покупаться и продаваться на бирже», а в открытых акционерных обществах акции могут «распространяться путем открытой подписки, покупаться и продаваться на биржах». Но из этого отличия еще не следует, что до проведения учредительного собрания по поводу создания закрытого акционерного общества нельзя заключать договор между учредителями (организаторами-учредителями), который определяет порядок их совместной деятельности. Другое дело, что при


______________________________________________________95

этом нет «открытой подписки» на акции (на подписной капитал), нет и ответственности перед учредителями, ибо каждый из учредителей до дня открытия учредительного собрания закрытого акционерного общества вносит не менее 50 % номинальной стоимости распределенных за ним акций (ст. 31).

Следовательно, требования первой директивы ЕС относительно подробных сведений о подписном капитале применимы только к открытым акционерным обществам. При этом термины «подписной капитал» и «подписка на акции» могут рассматриваться как равнозначные.

Исходя из вышеизложенного, следует отдельно адресовать требования относительно подробных сведений учредителям открытого акционерного общества и участникам договора о совместной деятельности. Речь идет о требовании, относящемся к лицам, которые лично несут ответственность за свои действия. Основанием для этого является ст. 26 Закона Украины «О хозяйственных обществах». Так, в соответствии с ч. 3 этой статьи «учредители несут солидарную ответственность по обязательствам, которые возникли до регистрации акционерного общества».

В соответствии с ч. 1 ст. 28 Закона Украины «О хозяйственных обществах» «акции покупаются при создании акционерного общества на основании договора с его участниками...». Из текста этой и смежных статей закона неясно, кто их продает, кто является стороной — продавцом — в этой сделке? Закон в этом плане несовершенен. Здесь мы имеем дело с нормой, которая нуждается в изменении.

Ответственность учредителей предусмотрена и в ч. 1 ст. 30 Закона Украины «О хозяйственных обществах». Первоначально, как известно, открытая подписка на акции организуется ее учредителями. Лица (третьи лица), которые пожелали приобрести акции, обязаны внести на счет учредителей не менее 10 % стоимости акций, на которые они подписались. В случае если подписка на акции не покрыла 60 % всех акций, акционерное общество считается не созданным. Учредители обязаны вернуть подписчикам на акции внесенные ими деньги или иное имущество не позднее чем через 30 дней. За неисполнение этого требования учредители несут солидарную ответственность. К сожалению, по действующему законодательству Украины из Государственного реестра нельзя получить сведения для третьих лиц (так называемых «обманутых вкладчиков»).


96______________________________________________________

Поэтому в п. 4.7 Положения наряду с графой «руководитель» должна быть специальная, отдельная графа, содержащая перечень требуемых подробных сведений об учредителях открытого акционерного общества, несущих солидарную ответственность по обязательствам, которые возникли до регистрации акционерного общества. При этом имеются в виду данные, которые были бы необходимы и достаточны для предъявления повестки в суд, арбитражный суд.

Подробные сведения о балансе компании

В первой директиве ЕС содержатся следующие требования относительно подробных сведений о балансе компании:

—  в балансе должны быть приведены подробные сведения о прибылях и убытках;

—  баланс должен составляться каждый финансовый год;

— документ, содержащий сведения о балансовом отчете, должен включать в себя подробные сведения о лицах, которые его подписали (удостоверили).

Согласно действующему в Украине законодательству, в частности ст. 14 Закона Украины «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности в Украине» от 16.07.1999 г. предприятия обязаны представлять квартальную и годовую финансовую отчетность органам, к сфере управления которых они относятся, трудовым коллективам по их требованию, собственникам (учредителям) в соответствии с учредительными документами. Органам исполнительной власти и другим пользователям финансовая отчетность представляется в соответствии с законодательством. Так, заинтересованным пользователям (биржам, покупателям, поставщикам, инвесторам и иным) представляется годовая бухгалтерская отчетность предприятий о последствиях финансово-хозяйственной деятельности; их имущественное и финансовое состояние открыто для опубликования, кроме случаев, предусмотренных законодательством.

Итак, годовая бухгалтерская отчетность предприятий о последствиях финансово-хозяйственной деятельности, их имущественное и финансовое состояние доступны для опубликования. Заметим, что законодатель говорит о доступности не сведений о финансово-хозяйственной деятельности предприятия, а результатов этой деятельности! Это не то, что имеется в виду в первой директиве ЕС.

Что касается проблемы, связанной с балансом хозяйственного общества, вначале хотелось бы отметить следующее. Законодательство Украины в основном регулирует отношения по поводу баланса (прибылей и убытков) предприятий, учреждений на уровне норм публичного права. В принципе это верно. Действитель-


______________________________________________________97

но, основной удельный вес этих отношений лежит в сфере публичного права (по линии «юридическое лицо — государство»). Однако по поводу баланса (прибылей и убытков) складываются и длящиеся хозяйственные правовые отношения. Они имеют место в любом хозяйственном обществе между его участниками. Думается, что эти отношения недостаточно урегулированы именно на данном уровне. Для подтверждения этой мысли проведем сравнительный анализ между соответствующими нормами в Законе Украины «О хозяйственных обществах» и Германским Торговым Кодексом. В последнем содержится целая книга (третья), посвященная бухгалтерскому учету и отчетности, балансу (начальному, годовому), прибылям, убыткам, инвентаризации, оценке и т.п.

Конечно, можно сказать, что в Законе Украины «О хозяйственных обществах» термин «баланс» упоминается в ст.ст. 10, 15, 18, 20, 41, 49, 63, 71, 73, 79, а термины «прибыль» и «убытки» - в ст.ст. 1, 4, '10, 14, 15, 32, 34, 37, 39, 40, 41, 53, 54, 70, 71. Однако и о балансе, и о прибылях с убытками в этом законе говорится лишь в том объеме, который необходим для указания той или иной цели в связи с теми или иными правами и обязанностями участников общества.

Например, термин «прибыль» используется при определении «хозяйственных обществ». «Хозяйственными обществами, — гласит ст. 1 Закона, — признаются предприятия, учреждения, организации, учрежденные на началах соглашения юридическими лицами и гражданами путем объединения их имущества и предпринимательской деятельности с целью получения прибыли. В ст. 10 используется термин «баланс» при определении содержания прав участников общества. «Участники общества имеют право, — говорится в этой статье, — получать информацию о деятельности общества. По требованию участника общество обязано предоставлять ему для ознакомления годовые балансы, отчеты общества о его деятельности, протоколы собраний». Аналогично указанные термины употребляются и в других статьях. Из этого следует, что получить подробные сведения о балансах, прибылях и убытках на основании законодательства о хозяйственных обществах (компаниях) не представляется возможным.

Поэтому требования первой директивы ЕС относительно подробных сведений о балансе, прибылях и убытках должны быть адресованы иному законодательству, в том числе регулирующему отношения по бухгалтерскому учету и отчетности, статистике.


98______________________________________________________

Вместе с тем нуждается в совершенствовании Закон Украины «О хозяйственных обществах», поскольку Директивы ЕС по данному вопросу направлены на совершенствование законодательства о' компаниях, а не о бухгалтерском учете и отчетности. И это понятно, так как законодательство о компаниях европейских государств в большем объеме регулирует указанные отношения.

Например, в Германском Торговом Кодексе содержатся подробные сведения о прибылях и убытках в целом ряде параграфов. Так § 264 гласит: «Законные представители доходного общества дополняют годовой баланс § 242) приложением, которое вместе с балансом и расчетом прибылей и убытков образуют единое целое, а также составляют отчет о состоянии дел. Годовой баланс и отчет о состоянии дел за истекший хозяйственных год составляются законными представителями в первые три месяца хозяйственного года. Небольшим доходным обществам (§ 267 абз. 1) разрешается составлять годовой баланс и отчет о состоянии дел также позднее, если это соответствует надлежащему ходу дел; эта документация, однако, составляется в течение первых шести месяцев хозяйственного года».

Из этого параграфа можно сделать следующие выводы.

Во-первых, п. 4.7 Положения должен быть дополнен требованиями о соответствующих сведениях о балансе и приложением к нему — расчетом прибылей и убытков.

Во-вторых, эти данные могут быть предоставлены в срок спустя три или шесть месяцев после окончания хозяйственного года. В Украине год именуется не «хозяйственным», а «отчетным», и для всех предприятий и учреждений таковым считается период с 1 января по 31 декабря включительно. Первым отчетным годом считается период со дня приобретения прав юридического лица по 31 декабря включительно (п. 33 Положения об организации бухгалтерского учета и отчетности в Украине [87]).

В-третьих, баланс должен составляться каждый финансовый год. Это требование в Украине соблюдается.

Документ, содержащий сведения о балансовом отчете, должен включать в себя подробные сведения о лицах, которые его подписали (удостоверили). Можно считать, что данное требование соблюдается частично. Баланс подписывается «руководителем» предприятия и главным бухгалтером. Что же касается получения об этих лицах подробных сведений, то п. 4.7 Положения их получение не предусматривает. Следовательно, указанный пункт должен быть дополнен со-


______________________________________________________99

ответствующей графой типа «Подробные сведения о лицах, подписавших баланс и отчет о прибылях и убытках компании».

Требования первой Директивы ЕС относительно подробных сведений о балансе компании, ее прибылях и убытках предъявляются избирательно с учетом вида компании. Как уже было отмечено, это проблема деления всех хозяйственных обществ в Украине на открытые, подробные сведения о которых должны быть доступными для третьих лиц, и на закрытые, подробные сведения о которых должны быть избирательными.

Подробные сведения о прекращении деятельности компании.

В соответствии с ч. 1 ст. 19 Закона Украины «О хозяйственных обществах» хозяйственное общество прекращает свою деятельность:

—   путем его реорганизации (слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования) или

—   путем ликвидации с соблюдением требований антимонопольного законодательства.

Следовательно, подробные сведения о прекращении деятельности хозяйственного общества, предоставляемые третьим лицам по их запросу из Государственного реестра, необходимо дифференцировать на два вида: подробные сведения о реорганизации и подробные сведения о ликвидации.

В свою очередь, в подробных сведениях о реорганизации следует указать ее подвиды: слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование, а в подробных сведениях о ликвидации — такие ее подвиды: ликвидация после окончания срока, на который общество было создано; ликвидация после достижения цели, поставленной при его учреждении; ликвидация на основании решения высшего органа общества; ликвидация на основании решения суда, ликвидация на основании решения арбитражного суда (банкротство); ликвидация по иным основаниям, предусмотренным учредительными документами.

В Государственном реестре указанных сведений нет.

Поэтому п. 4.7 Положения следует дополнить подробными сведениями о реорганизации и ликвидации хозяйственного общества в предложенной редакции. Эти сведения должны быть достаточными для предъявления заинтересованными лицами иска в суд, арбитражный суд. Каким должен быть объем этих сведений? На наш взгляд, как минимум, они должны содержать: 1) реквизиты лиц (адреса — для вручения повестки, копии претензий, копии искового заявления и т.п.); 2) реквизиты суда, арбитражного суда, номер и дату принятия решения судом, арбитраж-


100_____________________________________________________

ным судом; 3) реквизиты хозяйственных обществ, принявших решение о реорганизации или ликвидации общества; 4) реквизиты лиц, членов ликвидационной комиссии.

Какие проблемы возникают при исполнении данных предписаний первой директивы ЕС? Как и по другим требованиям — установить те рамки, которые позволяют предоставлять подробную информацию третьим лицам.

Известно, что полная информация о деятельности компании не предоставляется даже ее участникам (коммерческая тайна, конфиденциальная информация), им сообщается ограниченная ее часть. Третьи лица, по логике, должны получать информацию о компании еще более ограниченную, чем любой из ее участников. Но вместе с тем объем предоставляемой информации должен соответствовать критерию «подробной» в том смысле, в каком это имеется в виду в первой Директиве ЕС.

Подробные сведения о любой декларации ничтожности компании

Пункт 4.7 Положения такие сведения не предусматривает. Прежде чем указанный пункт Положения дополнить требованиями о подробных сведениях о «любой декларации ничтожности компании», надлежит уяснить смысл этого понятия. В нашей юриспруденции такая терминология и в таком сочетании не используется. Ближайшими по смыслу могут быть следующие данные, внесенные в Государственный реестр.

Согласно п. 4 Положения о Едином государственном реестре в него вносят сведения (данные) о ликвидации предприятия, организации, согласно п. 18 — сведения, которые являются основанием для исключения хозяйственного общества из Государственного реестра. Факт исключения хозяйственного общества из Государственного реестра по своей юридической природе является право-прекращающим. Ликвидация общества признается завершенной (ст. 22 Закона Украины «О хозяйственных обществах»), а общество таким, которое прекратило свою деятельность с момента внесения записи об этом (о ликвидации) в Государственный реестр (ст. 22 Закона Украины «О хозяйственных обществах»). Такая запись может быть внесена в данный реестр только при условии выполнения всех мероприятий по ликвидации (реорганизации), вытекающих из законодательства Украины (п. 17 Положения о Едином государственном реестре). Формальная проверка выполнения всех указанных мероприятий осуществляется территориальными органами государственной статистики.


_____________________________________________________101

В соответствии с п. 34 Положения о государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности [88] к необходимым документам мер Кабинет Министров Украины относит следующие:

1)  заявление (решение) собственника (собственников) или уполномоченного им (ими) органа или решение арбитражного суда в случаях, предусмотренных законодательством;

2) акт ликвидационной комиссии с ликвидационным балансом, утвержденный органом, назначившим ликвидационную комиссию;

3)  справку аудитора, если это необходимо в соответствии с требованием законодательства для проверки достоверности ликвидационного баланса;

4)  справку учреждений банков о закрытии счетов;

5) справку органа государственной налоговой службы о снятии с учета;

6) подтверждение об опубликовании в печатных средствах массовой информации объявления о ликвидации субъекта предпринимательской деятельности (субъекта хозяйственной деятельности);

7) справку архива о принятии документов, которые подлежат долгосрочному хранению;

8) справку органа внутренних дел о принятии печатей и штампов;

9) оригиналы учредительных документов (устав, учредительный договор);

10) свидетельство о государственной регистрации.

Только отразив в п. 4.7 Положения все перечисленные данные, можно утверждать, что сведения о завершении ликвидации хозяйственного общества (ком пани появляются подробными, т.е. соответствуют требованиям первой директивы ЕС.

Итак, к числу оснований, при наличии которых хозяйственное общество исключается из Государственного реестра и считается прекратившим свою деятельность, относятся:

1)  для субъектов хозяйственной деятельности, проходящих государственную регистрацию (перерегистрацию), — решение о ликвидации субъекта после осуществления всех мероприятий, необходимых для его ликвидации;

2)  для субъектов предпринимательской деятельности — решение органов государственной регистрации об отмене государственной регистрации.

Заметим, в что первом случае лишь говорится о «решении о ликвидации» и не указываются органы, которые принимают та-


102_____________________________________________________

кие решения. Во втором случае указан один орган — орган государственной регистрации, и принимаемое им решение одно — «об отмене государственной регистрации». Следовательно, подробные сведения (п. 4.7 Положения) о ликвидации субъекта хозяйственной деятельности, содержащиеся в Государственном реестре, должны включать в себя наименование органов, принявших решение о его ликвидации.

Что касается ст. 19 Закона Украины «О хозяйственных обществах», регулирующей отношения по поводу прекращения деятельности таких обществ, то все ее четыре части не имеют четкой внутренней взаимосвязи. Анализ отдельных положений этой статьи позволяет сделать следующий вывод: решение о ликвидации субъекта хозяйственной деятельности, к которому безусловно относятся и все хозяйственные общества, может быть принято его высшим органом.

Высший орган хозяйственного общества. На первый взгляд может показаться, что здесь нет проблем. Например, таким органом в акционерном обществе является собрание акционеров. Однако, если обратиться к тексту Закона Украины «О хозяйственных обществах», то в отношении полного и коммандитного обществ мы не найдем ни одной статьи, определяющей их высший и исполнительный орган.

Поводы для принятия решения о ликвидации субъекта хозяйственной деятельности могут быть самые различные. Надо полагать, их перечень дан в Законе как примерный, неисчерпывающий. Например, «после окончания срока, на период которого хозяйственное общество учреждалось» или «по достижении цели, поставленной при его учреждении» (подп. «а» ч. 4 ст. 19), в силу «иных оснований, предусмотренных учредительными документами» (подп. «г» ч. 4 ст. 19).

Решение суда или арбитражного суда (подп. «в» ч. 4 ст. 19). Учитывая, что в соответствии со ст. 19 Закона указанное решение может быть принято по двум основаниям, в п. 4.7 Положения это обстоятельство необходимо отразить, а именно:

—  решение суда или арбитражного суда «по представлению органов, контролирующих деятельность общества, в случае систематического или грубого нарушения им законодательства»;

— решение арбитражного суда в порядке, установленном Законом Украины «О банкротстве».

Более того, в п. 4.7 Положения следовало бы отдельной строкой помещать сведения о решении суда или арбитражного суда,


___________________________________________________   103

поскольку по этой информации уже можно судить о том, насколько она подробна. В частности, это может быть информация следующего вида:

— признание недействительными учредительных документов (в п. 33 Положения о государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности [87] говорится о том, что отмена государственной регистрации возможна на основании решения арбитражного суда в случае «признания недействительными или противоречащими законодательству учредительных документов». Думается, что установление указанного (существенного) противоречия является основанием для признания учредительных документов недействительными и вынесения решения о прекращении деятельности юридического лица. Поэтому в п. 4.7 Положения нужно указать только одно — признание недействительными учредительных документов);

— осуществление деятельности, противоречащей учредительным документам и законодательству;

— несвоевременное сообщение субъекту предпринимательской деятельности (надо иметь в виду и субъекта хозяйственной деятельности) об изменении его названия, или организационно-правовой формы, или формы собственности, или местонахождения;

— признание субъекта предпринимательской деятельности (в том числе субъекта хозяйственной деятельности) банкротом. (Эту графу в п. 4.7 Положения желательно дифференцировать, указав, по каким основаниям наступило банкротство. В этом случае можно утверждать, что сведения, являются подробными, т.е. соответствующими требованиям первой директивы ЕС.)

Требования первой и четвертой Директив ЕС необходимо учесть в Законах Украины «О предприятиях» и «О хозяйственных обществах», в ряде подзаконных актов, а затем все эти изменения отразить в новых формах статистической отчетности. Имеются в виду следующие подзаконные акты.

1. Общегосударственный табель (перечень) форм государственной статистической отчетности для объединений, предприятий, организаций и учреждений Украины всех форм собственности [89]. Его цель — при передаче информации или ее получении пользоваться установленной формой (реквизитами) или свободной. Общегосударственный табель был составлен для усовершенствования государственной статистики в соответствии с международными стандартами и потребностями экономики Украины, установления оптимальной периодичности ее сбора и обеспече-


104_____________________________________________________

ния отчетной дисциплины. Предусмотрено 16 видов статистической отчетности. Пользуясь перечнем форм статистической отчетности, необходимо иметь в виду, что разработка форм с отметкой «*» централизована н органах государственной статистики, и обеспечение бланками этих форм осуществляется статистическими органами. Табель (перечень) подготовлен по состоянию на 1 января 1997 г.

2. Общий классификатор «Отрасли народного хозяйства Украины» (ЗКГНГ) [90]. Общий классификатор является составной частью единой системы классификации и кодировки технико-экономической и статистической информации, которая используется в информационных автоматизированных системах управления, налоговых инспекциях для расчета налогов, в органах государственной регистрации субъектов предпринимательской и не предпринимательской деятельности, министерствах и ведомствах, на предприятиях и в организациях.

При передаче и получении информации об открытом акционерном обществе следует иметь в виду, что ЗКГНГ может также использоваться отдельными юридическими и физическими лицами при разработке своих уставов (положений) или при желании иметь информацию о характере деятельности и других показателях различных хозяйственных субъектов. ЗКГНГ предназначен для обеспечения машинной обработки статистической и экономической информации и применяется для решения задач различных уровней управления и обеспечения их информационного сочетания. Объектом классификации в ЗКГНГ является отрасль народного хозяйства Украины, т.е. совокупность производственных единиц, выполняющих один или несколько подобных видов производственной деятельности.

ЗКГНГ содержит такие понятия, как отрасль, подотрасль, вид деятельности. Как известно, в международной классификации именно вид экономической деятельности используется как классификационный признак хозяйственных субъектов, независимо от форм собственности и организационно-правовых форм ведения хозяйства. Например, в соответствии с ЗКГНГ «гостиничное хозяйство» относится к отрасли «жилищно-коммунальное хозяйство», однако согласно международной классификации — это отдельный вид деятельности «гостиницы и рестораны», который не имеет никакого отношения к жилищно-коммунальному хозяйству. То же самое можно сказать о некоторых других подотраслях (видах деятельности), отраженных в ЗКГНГ. Поэтому в


______________________________________________________Ю5

общий классификатор нужно внести корректировки, соответствующие требованиям первой и четвертой Директив ЕС.

В связи с переходом экономики Украины к рыночным отношениям необходимо заменить отраслевой принцип ее организации по вертикали на функциональный, потому что определить принадлежность предприятия к той или иной отрасли в условиях рынка довольно сложно. Следует обратить внимание также на то, что многие предприятия различных форм собственности, преследуя цель гибкого функционирования, а иногда и выживания, становятся многопрофильными, т.е. осуществляют деятельность смешанного характера.

Для отнесения субъекта к соответствующей категории учета, необходимо определить такое понятие, как основной вид деятельности. Кроме того, следует рассмотреть также второстепенные и вспомогательные виды деятельности. Существует несколько критериев отбора основного вида деятельности:

—  по количеству занятых работников;

—  по удельному весу в общем объеме производства продукции (товаров, услуг);

—  по удельному весу в полученной общей прибыли.

Максимальное значение (в %) того или иного показателя согласно выбранному критерию определяет основной вид деятельности хозяйственного субъекта.

Второстепенным видом деятельности является любая другая деятельность, частица которой, согласно выбранному критерию отбора, меньше частицы основного вида деятельности. Каждый хозяйственный субъект может иметь несколько второстепенных видов деятельности.

Вспомогательный вид деятельности — это деятельность, направленная исключительно на достижение главной задачи, — содействовать выполнению основного вида деятельности хозяйственного субъекта.

Передавая информацию «в торговый оборот», ее собственник (физическое или юридическое лицо) должен учитывать еще одно важное положение. Согласно ЗКГНГ отрасли народного хозяйства в Украине разделяются на сферу материального производства и непроизводственную сферу.

В сферу материального производства входят отрасли, которые создают материальные блага в форме продукции, энергии, в форме перемещения грузов, хранения продуктов, сортировки, упаковки и выполняют иные функции, являющиеся продолжением произвол-


106_____________________________________________________

ства в сфере обращения (в частности торговля и общая коммерческая деятельность по обеспечению функционирования рынка).

Остальные виды деятельности образуют в своей совокупности непроизводственную сферу.

3. Статистический отчет по форме № 5-е (квартальный, годовой). Для инвесторов открытых акционерных обществ большое значение имеет возможность оперативно получать информацию по итогам работы за квартал. Поэтому п. 4.7 Положения следовало бы дополнить сведениями, получаемыми из отчетов по форме № 5-е (квартальных, годовых), представляемых предприятиями и организациями, которые являются юридическими лицами, выделенными на отдельный баланс, обособленными подразделениями предприятий, а также организациями, получающими доходы от хозяйственной или другой коммерческой деятельности, независимо от форм собственности и условий ведения хозяйства (кроме кооперативов, малых предприятий и бюджетных организаций). Следует обратить внимание, что отчет по форме № 5-е (квартальный) заполняется на дискретной основе, т.е. за I, II, III, IV кварталы отдельно. Поскольку совместные (с участием иностранных инвесторов) предприятия отчитываются по форме № 5-е один раз в год, желательно также ввести для них отчетность по кварталам.

Таким образом, на основании проведенного анализа можно сделать вывод о том, что действующий порядок получения открытой информации из Государственного реестра об ОАО нуждается в изменениях и дополнениях. Необходимо дополнить п. 4.7 Положения сведениями, заимствованными из первой и четвертой Директив ЕС.

2.3. Правовой режим документальной информации о хозяйственных обществах в Украине

Директивы ЕС адресованы законодательству о компаниях, причем в основном это касается о компаний открытого типа. В настоящее время ЕС не устраивает информация о компаниях, предоставляемая как ими самими, так и органами государственного управления стран — участниц ЕС, поскольку она не соответствует тем требованиям, которые содержатся в 13 Директивах ЕС, относящихся к компаниям.

Как уже отмечалось, в Украине всю информацию, согласно ч. 2 ст. 28 Закона Украины «Об информации», можно разделить на два вида:

1)  открытую информацию и

2)  информацию с ограниченным доступом.


______________________________________________________107

Последняя, в свою очередь, подразделяется на конфиденциальную и тайную (ст. 30 Закона Украины «Об информации»). Каждому из указанных видов информации соответствует свой правовой режим доступа.

Под режимом доступа к информации имеется в виду «предусмотренный правовыми нормами порядок получения, использования, распространения и охраны информации» (ч. 1 ст. 28 Закона Украины «Об информации»). Исходя из буквального толкования понятия правового режима, можно сделать вывод: режим доступа к информации состоит исключительно из процедурных (процессуальных) норм права, ибо только они и регулируют порядок. Думается, что это не совсем так. Правовой режим — это определенная совокупность норм, находящихся в различных нормативных актах (законах и подзаконных актах) как процессуального, так и материального права. При этом нормы процессуального права в данной совокупности занимают больший удельный вес.

В свете вышеизложенного возникает вопрос: какая документальная информация об открытых акционерных обществах в Украине является открытой, а какая с ограниченным доступом?

Прежде всего отметим, что доступ как к открытой информации о хозяйственных обществах, так и к информации с ограниченным доступом в основном возможен через доступ к БД ЭВМ тех или иных реестров. А это значит, что арбитражный суд имеет дело с документальной информацией, подготовленной с использованием средств ЭВТ. При этом арбитражный суд интересует не только процессуальная сторона вопроса, но и материальное право, а именно: соответствуют ли представленные в арбитражный процесс участниками спора данные о конкретном хозяйственном обществе требованиям действующего законодательства о хозяйственных обществах? Думается, что вопрос надо ставить шире. Каковы требования ЕС к содержанию этих сведений? Каков порядок доступа к информации с учетом требований первой и четвертой Директив ЕС?

Поскольку указанные требования ЕС в основном адресованы компаниям открытого типа, нужно проанализировать соответ-. ствующие разделы законодательства Украины об информации и о хозяйственных обществах.

В Законе Украины «Об информации» нет ни специальной статьи, ни четко выраженной презумпции, согласно которой «вся информация, если иное не предусмотрено в законе, является открытой». Итак, какая же информация считается открытой?

Искать ответ на этот вопрос можно путем последовательного исключения сведений о хозяйственных обществах одного пра-


108_____________________________________________________

вового режима за другим по линии «государственная тайна» -> «конфиденциальная информация» -> «открытая информация».

Статья 7 Закона «О государственной тайне» [91] гласит: «Отнесение информации к государственной тайне осуществляется мотивированным решением Государственного комитета по вопросам тайн». Таким образом, законодатель четко определил государственный орган, который правомочен принимать решение об отнесении определенной им информации к государственной тайне, и даже указал момент, с которого она считается тайной. Как сказано в ч. 2 этой же статьи Закона, «информация считается государственной тайной с момента включения ее в Свод ведомостей, которые составляют государственную тайну».

Следовательно, только та информация считается государственной тайной, которая включена в установленном законом порядке надлежащим лицом в определенный законом Свод ведомостей. Что касается правового режима открытой информации, то из смысла ч. 4 данной статьи Закона можно сделать вывод о том, что всю информацию можно отнести к открытой, если в отношении определенной ее части нет предписания считать эту часть находящейся в состоянии режима с ограниченным доступом.

К тайной информации принадлежит информация, содержащая сведения, составляющая государственную и другую предусмотренную законом тайну, разглашение которой причиняет вред лицу, обществу и государству (ч. 5 ст. 30 Закона Украины «Об информации»).

Согласно ч. 2 ст. 30 Закона Украины «Об информации» «конфиденциальная информация — это сведения, которые находятся во владении, пользовании или распоряжении отдельных физических или юридических лиц и распространяются по их желанию в соответствии с предусмотренными ими условиями». Следовательно, быть или не быть той или иной информации в режиме «конфиденциальной» зависит, во-первых, от решения ее собственника (физического или юридического лица), а не государственного органа, и, во-вторых, эта информация распространяется по желанию того же собственника, в соответствии с предусмотренными им условиями.

Тот факт, что государство осуществляет контроль за режимами доступа к информации, обеспечивает соблюдение требований законодательства об информации всеми государственными органами, предприятиями, учреждениями и организациями, не допускает необоснованного отнесения сведений к категории


_________________________________________________109

информации с ограниченным доступом (тайной или конфиденциальной), не меняет сути ответа на поставленный ранее вопрос. Решение об отнесении той или иной информации, принадлежащей по праву собственности физическому или юридическому лицу, к конфиденциальной, принимают эти лица. Они же устанавливают и момент, с которого эта информация становится конфиденциальной, а также порядок ее распространения.

Каков порядок доступа к открытой информации ?

В соответствии со ст. 29 Закона Украины «Об информации» доступ к открытой информации обеспечивается тремя путями. Прежде всего посредством публикации ее в официальных печатных изданиях (бюллетенях, сборниках). Второй путь — распространение информации средствами массовой коммуникации, и, наконец, третий путь — непосредственное ее предоставление заинтересованным гражданам, государственным органам и юридическим лицам.

Каждый из этих трех путей имеет свой порядок предоставления информации (сведений по запросам) гражданам (1), юридическим лицам (2), государственным органам (3) и представителям общественности (4) (ч. 2 ст. 29 Закона Украины «Об информации»).

Прежде всего отметим, что этот порядок устанавливается на основе обязательных предписаний, содержащихся в Законе Украины «Об информации», или на основе договора (соглашения), если в соответствии с предписаниями закона предоставление информации осуществляется на договорной основе.

Каждое хозяйственное общество, в силу императивных предписаний, содержащихся в законах и подзаконных актах, обязано предоставлять государству (в лице его специальных органов) информацию о себе как субъекте предпринимательской деятельности и о своей хозяйственной, финансовой деятельности. Большая ее часть недоступна как для самих учредителей этих обществ, так и для третьих лиц, включая инвесторов («обманутых вкладчиков»), т.е. остается закрытой, хотя и не является государственной тайной. Часть этой же информации может быть объявлена конфиденциальной и не выдаваться по запросу третьих лиц. Ограниченный перечень сведений имеет режим открытого к ним доступа.

В законодательном порядке следует решить дилемму, какие сведения о хозяйственных обществах, в том числе и об ОАО, следует отнести к открытым, доступным неопределенному кругу лиц, а какие — к конфиденциальным. Решение этой задачи должно быть аналогично тому, которое законодатель принял в отношении сведений, составляющих государственную тайну.


ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Из изложенного в первой и второй главах книги следуют выводы, которые содержат рекомендации по совершенствованию законодательства Украины.

І. В области процессуального права:

1.  Часть вторую статьи 32 ХПК Украины «Доказательства» дополнить указанием на новое средство доказывания и изложить ее в следующей редакции:

«Эти данные устанавливаются такими способами: письменными и вещественными доказательствами, документальной информацией, заключениями судебных экспертов; ...» и далее по тексту.

2.  Статью 33 ХПК Украины «Обязанность доказывания и представление доказательств» дополнить частью третьей в следующей редакции: «Если в качестве доказательств представляется информация, содержащаяся в электронной форме («нечеловеко-читаемая») в ЭВТ, доказательства подаются стороной, являющейся ее держателем».

3. Статью 36 «Письменные доказательства» дополнить термином «документальная информация», изложив ее в следующей редакции:

3.1.  Часть первая. «Письменными доказательствами являются документы (официальные и неофициальные), в том числе документальная информация на бумажном носителе, магнитной ленте и в электронной форме, созданной средствами электронно-вычислительной техники, материалы...» и далее по тексту.

3.2.  Часть вторая. Дополнить ее предложением следующего содержания: «Документальная информация на бумажном носителе, на магнитной ленте и в электронной форме (циркулирующей внутри ЭВТ) имеет юридическую силу, если она соответствует требованиям, установленным в действующем законодательстве Украины».

3.2.1. «Документальная информация» на бумажном носителе (машинограмма) имеет юридическую силу, если она создана средствами ЭВТ в соответствии с установленным технологическим по-


рядком обработки данных и их преобразования в человекочитае-мую форму, соответствует ГОСТу Украины (предстоит разработать).

3.2.2. «Документальная информация» на магнитной ленте (машинограмма) имеет юридическую силу, если она записана на магнитной ленте, изготовленной и размеченной в соответствии с требованиями ГОСТа Украины (предстоит разработать).

3.2.3.  В ГОСТах Украины должны содержаться следующие требования:

1)  обязательные реквизиты официального документа, в том числе официальной документальной информации, изготовленной с использованием средств ЭВТ;

2) условия записи официального документа на магнитной ленте; описание подлинника документа, дубликата и копии документа на магнитной ленте; внесение изменений в подлинник документа на магнитной ленте; порядок аннулирования и уничтожения первичных документов, на основе которых создавалась запись документов на магнитной ленте;

3)  общие положения официального документа на бумажном носителе; технологический порядок обработки данных и их преобразование в машинограмму; обязательные реквизиты машинограммы; описание подлинника, дубликата и копии машинограммы.

4. Статью 38 ХПК Украины «Истребование доказательств» дополнить новыми второй и третьей частями. Соответственно действующие вторую и третью части считать четвертой и пятой.

4.1.  Часть 2. «В случаях, если сторона предоставляет имеющиеся у нее обоснованные доказательства, достаточные для того, чтобы обосновать свой иск и заявляет ходатайство о конкретизации этих доказательств, имеющих отношение к обоснованию заявленного иска, данные о которых находятся под контролем ответчика, арбитражный суд имеет право потребовать предъявления этих доказательств от ответчика при соблюдении условий, которые обеспечивают защиту конфиденциальной информации».

4.2.  Часть 3. «В случаях, когда ответчик без всякого обоснования отказывает в доступе к необходимой конфиденциальной информации или ее не предоставляет в течение разумного периода времени или значительно затрудняет рассмотрение дела, арбитражный суд вправе принять решение по существу спора на основе представленных истцом данных (по имеющимся в деле мате-


112_____________________________________________________

риалам), при условии предоставления ответчику возможности быть выслушанным по поводу иска и доказательств».

5. Статья 31 ХПК Украины «Участие в арбитражном процессе судебного эксперта» остается в прежней редакции, но в Закон Украины «О судебной экспертизе» (часть 2 настоящей статьи) должна быть внесена поправка в части ответственности эксперта за данное и подписанное им заключение. Поправка: «Если заключение эксперта дано на основании данных, полученных им в результате применения специальной прикладной компьютерной программы на ЭВМ, предназначенной для экспертизы, то к ответственности- привлекаются авторы этой программы и эксперт».

II. В области материального права:

Дополнить необходимыми изменениями и дополнениями законодательство Украины о хозяйственных обществах (возможно использование данных рекомендаций и шире — к предприятиям в Украине), перечень которых отвечает требованиям первой и четвертой Директив ЕС и приводится ниже.

Пользователь информации должен иметь право получить из Единого государственного реестра предприятий и организаций Украины информацию о любом хозяйственном обществе, в том числе следующие подробные сведения:

(1) об учредительных документах, о любых поправках к учредительным документам, включая любые изменения и дополнения, в том числе и о продлении срока существования компании;

(2)  о каждой поправке учредительного документа, о полном тексте документа, действующего до настоящего времени;

(3) о лицах, которые действуют как орган юридического лица или как члены такого органа: (а) представляют компанию в деловых отношениях с третьими лицами и на юридических слушаниях; (б) принимают участие в администрации компании как наблюдатели (контролеры) или участвуют в управлении. Из раскрытой информации должно быть ясно: данное лицо представляет компанию единолично или оно действует коллегиально;

(4) о сумме подписного (уставного) капитала (фонда) не менее одного раза в год, с учетом его любого увеличения без поправок в уставе;

(5)  о балансе компании (ее прибылях и убытках), который составляется каждый финансовый год. Документ, содержащий сведения о балансовом отчете, должен включать в себя подробные сведения о лицах, которые его подписали (удостоверили);


___________________________________из

(6) о любом изменении местонахождения компании;

(7)  о прекращении деятельности компании;

(8)  о признании учредительных документов компании недействительными, отмене государственной регистрации или ликвидации, в том числе банкротстве, компании на основании решения суда;

(9) о назначении ликвидаторов и их соответствующих полномочий, полученных явно или исключительно на основании закона или устава компании;

(10)  о завершении ликвидации компании.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.  Опришко В. Для чего Украине Совет Европы // Право Украины. - 1997. - № 6. - С. 70-75.

2.  Ильин Ю.Д. Лекции по истории и праву Европейского Союза. — Харьков: Консум, 1998. — 155 с.

3.  Опришко В. Указ. соч. — С. 74—75.

4. О внедрении механизма адаптации законодательства Украины к законодательству Европейского Союза: Постановление Кабинета Министров Украины от 12.06.97 г. № 852, с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Кабинета Министров Украины от 21.10.98 г. № 1166.

5.  Основы немецкого торгового и хозяйственного права. — М.: БЕК, 1995. - 288 с.

6.  О создании Единого государственного реестра предприятий и организаций Украины: Постановление Кабинета Министров Украины от 22.01.96 г. № 118, с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлениями Кабинета Министров Украины от 17.08.98 г. № 1298 и от 25.08.98 г. № 1336 // Урядовий кур'єр. — 1998. — 27 авг.

7.  О Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку: Указ Президента Украины от, с изменениями дополнениями, внесенными Указами Президента Украины от 21 мая 1998 г. № 493/98 // Офіціний вісник України. - 1998. - № 20. — С. 5; от 19 мая 1999 г. № 523/99 // Офіціний вісник України. - 1999. - № 20. - С. 151.

8.  О государственном регулировании рынка ценных бумаг в Украине: Закон Украины от 30.10.96 г. № 448/96-ВР, с изменениями и дополнениями, внесенными Законом Украины от 18.11.97 г. № 642/ 97-ВР // Голос Украины. - 1997. - 17 дек.

9.  Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (TRIPS), разд. 7 «Охрана конфиденциальной информации», ст. 39.

10. Голов С. МСБУ. Концептуальные основы для составления финансовых отчетов в соответствии с Международными стан-


115

дартами бухгалтерского учета // Вестник бухгалтера и аудитора Украины. — 1998. - № 3123.

11.  Бвзлюдко Д. Как получить информацию об эмитенте // Укр. инвестиционная газета. — 1999. — № 12.

12.  Необходимость перехода к международным стандартам бухгалтерского учета // Вестник, бухгалтера и аудитора Украины. - 1998. - № 3123.

13.   Официальный бюллетень Европейского Сообщества № L 65 от 14 марта 1968 г.

14.  Шемшученко Ю.С. Теоретические посылки преодоления коллизий в законодательстве Украины // Коллизии в законодательстве Украины: проблемы теории и практики: Материалы междунар. науч.-практ. конф. Киев, 23—24 октября 1995 г. — Киев: Генеза, 1996.

15.  Об основах государственной политики в сфере научной и научно-технической деятельности: Закон Украины от 01.12.98 г.; О научной и научно-технической деятельности: Закон Украины от 25.06.93 г. № 3322-ХП // Ведомости Верховного Совета Украины. - 1993. - № 33. - Ст. 345.

16.  Международная передача технологии: правовое регулирование. — М.: Наука, 1985.

17.  Гражданский процесс: Учеб. для вузов / Под ред. проф. М.К. Треушникова. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Спарк, Юрид. бюро «Городец», 1998. — 544 с.

18.  Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. — М., 1968.

19.  Гражданский процесс. — М., 1968. — 455 с.

20.   Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. — М., 1960. - 176 с.

21.  Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. — Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1978. — 303 с.

22.  Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. — 160 с.

23.  Бюллетень Верховного Суда СССР. — 1987. — № 3.

24.  Гражданский процесс: Учеб. / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д. М. Чечота. — М.: Проспект, 1998. - 480 с.

25. КлейнманА. Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права. — М., 1967. — 119 с.


116_____________________________________________________

26.   Треушников М.К. Судебные доказательства. — М.: Горо-дец, 1997. - 318 с.

27. Гражданское процессуальное право Украины / Под ред. проф. В.В. Комарова — Харьков, 1999. — с.

28.  Треушников М.К. Проект Гражданского процессуального кодекса на «финишной» прямой // Эж-Юрист. — 1998. — № 23.

31. Мурадъян Э., Фалькович М. Хозяйственный договор и ЭВМ // Сов. юстиция. — 1980. — № 13.

32.  Обзор судебной практики. Использование в качестве доказательств документов и заключений экспертов, подготавливаемых средствами электронно-вычислительной техники. Обзор судебной практики // Бюллетень Верховного Суда СССР. — 1982.

-  № 6. - С. 20-26

34.  Сахнова Т. В. Гражданское процессуальное право России: перспективы развития // Гос-во и право. — 1999. — № 12. — С. 31-37.

35.  Сахнова Т.Е. Регламентация доказательств и доказывания в гражданском процессе (К разработке нового ГПК Российской Федерации) // Гос-во и право. — 1993. — № 7. — С. 53-54.

36.  Треушников М.К. Вопросы теории доказательств в гражданском судопроизводстве// Вести. Моск. ун-та. Сер. 11. Право.

-  1984 - № 3. - С. 47-54.

37.  Пучинский В.К. .Английский гражданский процесс. — М., 1974.

38. Коган В.З. Человек в потоке информации. — Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1981.

39.  Тростников В.Н. Человек и информация. — М., 1970:

40.  Коган В.З. Указ. соч. - С. 14.

41.  Жуков В. И. Методология подхода к объектам информатики как к объектам гражданского правоотношения // Учен. зап. Тартуского ун-та. — Тарту, 1989. — С. 127—137.

42. Жуков В.И. Критерии охраноспособности объектов математического обеспечения ЭВМ // Информатика и право: Сб. науч. тр. / АН СССР. Отд-ние информатики, вычислительной техники и автоматизации. — Л.: Наука, 1988. — С. 33—43.

43.  Гражданский процесс: Учеб. для вузов / Под ред. проф. М.К. Треушникова. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Спарк, Юрид. бюро «Городец», 1998. — 544 с.

44.  Кибернетика и документалистика: Сб. ст. — М.: Наука, 1996. - 175 с.


______________________________________________________1_Г7

45.  Глушков В.М. Кибернетика: Вопросы теории и практики. — М.: Наука, 1986. - 477 с.

46.  Бриллюэн Л. Научная неопределенность и информация. — М.: Мир, 1966. - 271 с.

47. Шемшученко Ю. Теоретичні засади концепції розвитку законодавства України // Право України. — 1997. — № 9—12. — С. 3.

48.  Антонов А.В. Информация: восприятие и понимание. — Киев: Наук, думка, 1988. — 183 с.

49.  Винер Н. Кибернетика и общество. — М.: Изд-во иностр. лит., 1958. - 200 с.

50.  Михайлов А.И., Черный А. И., Гиляревский Р. С. Основы информатики. — М.: Наука, 1968. — 756 с.

51. Джордж Ф.Х. Основы кибернетики. — М.: Радио и связь, 1984. - 272 с.

52. Зегет В. Элементарная логика. — М.: Изд-во иностр. лит., 1980.

53.  Об обязательном экземпляре документов: Закон Украины: Принят Верховным Советом Украины 9 апреля 1999 г. // Офіційний вісник України. — 1999. — № 18. — С. 36; Відомості Верховної Ради України. — 1999. - № 2-23. — Ст. 199.

54.  Михайлов А.И., Черный A.M., Гиляревский Р. С. Основы информатики. — М.: Наука, 1968. — 756 с.

55.  Кисельов М. Про створення єдиної інформаційної системи органів юстиції України // Право України. — 1997. - № 3. -С 53-57.

56. Азимов Ч.Н. Научно-техническая информация и право. — Харьков: Вища школа, 1987. — 134 с.

57.  Кулешов С.Г., Девтерева Г.В. Документальные источники научной информации и их классификация // Науч.-техн. информатика. - 1986. - № 1. - С. 1-21.

58.  Дозорцев В.А. Законодательство и научно-технический прогресс. — М.: Юрид. лит., 1978.

59.  Зенин И.А. Наука и техника в гражданском праве. — М., 1977. - 208 с.

60.  Рассудовский В.А. Произведения науки — объект авторского права. Организационно-правовые вопросы руководства наукой в СССР. - М., 1973.

61.  Афанасьев В.Г. Социальная информация и управление обществом. — М.: Политиздат, 1975. — 408 с.

62.  Ринг М.П. Хозрасчетная система создания и внедрения новой техники. — М.: Наука, 1982. — 335 с.

L


118______________________________________________________

63.  Тертышников В.И. Гражданский процессуальный кодекс Украины: Науч.-практ. коммент. — Харьков: Консум, 1997. — 528 с.

64.  Клейнман А. Ф. Гражданский процесс стран народной демократии. — М.: Юрид. лит., 1960.

66.   Сергеев А. П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. — М.: Проспект, 1996.

67.  Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. - 1981. - № 9.

68.  Бюллетень Верховного Суда СССР. — 1982. — № 6.

69.  Об утверждении формы для публикации в средствах массовой информации сведений о принадлежащих холдинговым компаниям частях (акциях, паях) других предприятий: Приказ Министерства финансов Украины, Антимонопольного комитета Украины от 15.06.1994 г. № 52/7/н. Зарегистрирован в Министерстве юстиции Украины 24.06.94 г. за № 138 (347) //

70.  Сорокин В.Д. О понятии и видах административно-процессуальных норм // Вестник ЛГУ. — 1966. — № 17.

71.  71а. Сорокин В.Д. Административно-процессуальные отношения. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968. — 74 с.

72.   Положение о порядке ведения реестра собственников именных ценных бумаг: Утверждено Приказом Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку от 01.04.96 г. № 58. 17.04.96 г.

73.  Положение о порядке и условиях выдачи информации из Единого государственного реестра предприятий и организаций Украины: Утверждено Приказом Министерства статистики Украины от 12.03.96 г. №43 //

75.  Венгеров А. Б. Право и информация в условиях автоматизации управления. — М.: Юрид. лит., 1978. — 208 с.

76.  Карась И.З. Вопросы правового обеспечения информатики // Микропроцессорные средства и системы. 1986. — № 1. — С. 3-9.

77. Алексеев С. С. Общая теория социалистического права. — М.: Госюриздат, 1966.

78.  Матузов Н.И. Вопросы теории субъективных прав граждан // Сов. гос-во и право. — 1964. — № 7. — С. 130-133.

79.  Спасибо-Фатеева И. В. Акционерные общества: корпоративные правоотношения. — Харьков: Право, 1998.

80.  Жуков В. И. Понятие и основания возникновения права на жилую площадь в ЖСК: Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. — Харьков, 1976.


81. Положение (стандартов) бухгалтерского учета: Утверждено Постановлением Кабинета Министров Украины от 28.10.98 г. № 1706 и Приказом Министерства финансов от 31.03.99 г. № 87: Зарегистрировано в Министерстве юстиции Украины 21.06.99 г. № 391/3684.

83.  Положение о предоставлении регулярной информации открытыми акционерными обществами и предприятиями — эмитентами облигаций: Утверждено решением Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку от 09.06.98 г. № 72.

84.  Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собственность. Глава 12. — М.-Л.: Изд. и 1-я тип. Изд-ва Акад. Наук СССР в Ленинграде. - 1947. - 840 с.

85.  Сурженко О.А. Право граждан Украины на объединение в жилищно-строительные кооперативные товарищества: Дис. ... канд. юрид.наук. — Харьков, 1992.

86.  Положение об организации бухгалтерского учета и отчетности в Украине: Утверждено Постановлением Кабинета Министров Украины от 03.04.93 г. № 250 // ЗП Украины. - 1993. — № 9. - Ст. 186.

87. Положение о государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности: Утверждено Постановлением Кабинета Министров Украины от 25 мая 1998 г. № 740 //__.

88.  Общегосударственный табель (перечень) форм государственной статистической отчетности для объединений, предприятий, организаций и учреждений Украины всех форм собственности: Утвержден Приказом Министерства статистики Украины от 14 января 1997 г. № 4 //

89.   Общий классификатор «Отрасли народного хозяйства Украины»: Утвержден Приказом Министерства статистики Украины от 24 января 1994 г. № 21 //

90.  О государственной тайне: Закон Украины от 21 января 1994 г. № 3855-ХП.

Полная законодательная база, Судебная практика, Формы и бланки,

Комментированное законодательство, Публикации, Статьи,

Юридическая консультация, Украинский Правовой форум.

Все это вы можете найти на www.zakoni.com.ua

Данный материал скачен с сайта Всеукраинский Юридический Портал - www.zakoni.com.ua

Изменение текста документов и/или их использование, с какой либо другой целью,

кроме личного пользования, является нарушением авторского права и преследуется законом!

Этот материал, не несет в себе не какого коммерческого характера и представлены

исключительно для ознакомительного просмотра, и подлежат уничтожению после просмотра!!!


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

48995. Контурно-графічний аналіз результатів двохфакторного експерименту 396.5 KB
  Автоматизація господарського обліку з використанням баз даних Ключові слова: науковими програмами дослідження проблеми. Аннотация: Досліджено еволюцію існуючих форм і технологій ведення обліку. Визначено провідні тенденції в розвитку компютерних технологій ведення обліку й обгрунтовано підходи щодо їх побудови з використанням баз даних. Запропоновано архівнокомп'ютерну форму обліку на основі автоматизації банком поточного архіву електронних документів планового облікового та нормативнодоговірного характеру.
48996. Розробка шляхів підвищення ефективності операційного менеджменту ІФД УДППЗ «Укрпошта» 618 KB
  Теоретикометодичні основи дослідження системного аналізу Поняття системи і системного аналізу Сутність системного аналізу Класифікація методів та прийомів системного аналізу Аналітична частина.
48997. Массовые коммуникации (Public Relations) 204.56 KB
  Public Relations, СО, Связи с общественностью — комплекс мероприятий по продвижению человека, компании, общественного движения, партии и пр., основанных на предоставлении общественности информации и сотрудничестве с ней. На сегодняшний день, существует более пятисот определений PR.
48998. Профессиональная диагностика 532.5 KB
  Ставится задача создания системы специализированной подготовки профильного обучения в старших классах общеобразовательной школы ориентированной на индивидуализацию обучения и социализацию обучающихся. Введение профильного обучения –- одно из важных направлений модернизации российской школы. Создание системы информационной организационной и педагогической деятельности для профессиональной мотивации школьниками способствует определению ими профиля обучения и выбора сферы деятельности. С сентября 2003 года в школьную систему было...
48999. Оценка стоимости квартир 582.5 KB
  Искусственные нейронные сети НС имеет клеточную структуру и состоит из клеток – нейронов сгруппированных в нейронные ансамбли и сети. Искусственные нейронные сети Нейронные сети представляют собой сеть элементов математических нейронов связанных между собой синоптическими соединениями. Работа сети состоит в преобразовании входных сигналов во времени в результате чего меняется внутреннее состояние сети и формируются выходные воздействия.
49000. Риск родителей быть лишенными родительских прав в отношении своих несовершеннолетних детей 1.77 MB
  Практическое применение нейронных сетей для определения риска родителей быть лишенными родительских прав в отношении своих несовершеннолетних детей. В данной курсовой работе я попытаюсь решить такую задачу как принятие решения о возможности родителей быть лишенными родительских прав в отношении своих несовершеннолетних детей. Цель данной работы: показать можно ли использовать нейронные сети и будет ли эффективным их использование в области социологии при решении лишения родительских прав.
49001. Оценка стоимости квартир 911.5 KB
  Лучшее понимание функционирования нейрона и картины его связей позволило исследователям создать математические модели для проверки своих теорий. В первых же работах выяснилось, что эти модели не только повторяют функции мозга, но и способны выполнять функции, имеющие свою собственную ценность.