16202

История государства и права. Учебное пособие

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Цикл лекций охватывает первый раздел курса Истории государства и права зарубежных стран. В нем ставится задача показать два пути наиболее раннего становления политико-правовой формы человеческой жизнедеятельности. Один из этих путей в исторической литературе называется Восточным или азиатским

Русский

2013-06-20

526.5 KB

20 чел.

Министерство внутренних дел Российской Федерации

Уральский юридический институт

В.В. Перфильев

ИСТОРИЯ

ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

ДРЕВНЕГО МИРА

ЦИКЛ ЛЕКЦИЙ

Екатеринбург

2001

Перфильев В.В. История государства и права: Цикл лекций. – Екатеринбург: Издательство Уральского юридического института МВД России, 2001. – ___ с.

Рецензенты:

А.В. Игнатенко, доктор юридических наук, профессор Уральской государственной юридической академии;

А.Н. Трифонов, кандидат исторических наук, доцент, ст. научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН.

      

В Цикле лекций рассматривается история политико-правовых институтов древневосточной и античной цивилизаций.

Рассмотрен на заседании кафедры теории и истории государства и права УрЮИ МВД России (протокол № 3 от 01.03.2001).

Рекомендован к изданию редакционно-издательским советом УрЮИ МВД России (протокол № 30 от 28.07.2001).

© В.В. Перфильев, 2001

© УрЮИ МВД России, 2001

СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………………………………..

Раздел I. Древневосточное государство и право………………………….

  1.  Возникновение древневосточных государств………………………...
  2.  Общественный строй…………………………………………………...
  3.  Государственный строй………………………………………………...
  4.  Основные черты права…………………………………………………

Раздел II. Античное государство…………………………………………...

  1.  Особенности античной цивилизации………………………………….
  2.  Образование государства в Афинах и становление республики…….
  3.  Общественно - политический строй Афинской республики………...
  4.  Образование государства, общественно-политический строй в Спарте…………………………………………………………………...
  5.  Образование государства в Риме и общественно-политический строй республиканского периода……………………………………...
  6.  Переход к монархии в Риме. Принципат и доминат…………………

Раздел III. История римского права………………………………………..

  1.  Значение римского права………………………………………………
  2.  Развитие римского права в его источниках…………………………..
  3.  Развитие римского права по его разделам:…………………………...
    1.  Право лиц………………………………………………………………..
    2.  Вещное право…………………………………………………………...
    3.  Обязательственное право………………………………………………
      1.  Обязательства из договоров………………………………………
      2.  Обязательства из правонарушений. Преступления и наказания..

3.4. Виды процесса…………………………………………………………..

4

ВВЕДЕНИЕ

Цикл лекций охватывает первый раздел курса Истории государства и права зарубежных стран. В нем ставится задача показать два пути наиболее раннего становления политико-правовой формы человеческой жизнедеятельности. Один из этих путей в исторической литературе называется Восточным или азиатским, другой - Западным или европейским. По Восточному пути пошли древнейшие цивилизации Египта, Вавилона, Индии, Китая, а по Западному - античные государства Древней Греции и Рима.

Наиболее важные различия между отмеченными путями сводятся к следующему:

- в экономической сфере на Востоке преобладала коллективная собственность, натуральное производство, ориентированное на внутриобщинный обмен. На Западе преобладали частнособственнические отношения, товарное хозяйство, ориентированное на рынок;

- положение свободного человека характеризовалось тем, что на Востоке он был подданным, носителем публичных обязанностей, но не публичных прав; будучи формально свободным, он оставался рабом традиций, порядка, веры. На Западе свободный человек выступал гражданином, являлся членом гражданского коллектива, обладателем публичных прав;

- в политической сфере на Востоке господствовало публичное управление, многоступенчатое, бюрократически организованное, находящееся в руках чиновничества; основная масса населения отстранялась от участия в политической жизни; преобладала монархическая форма правления. На Западе господствовало общественное самоуправление полисного типа, в котором реализовывались политические права полноправных граждан; преобладала республика.

При разработке тем раздела использовалась Всемирная история в 24 томах (А.Н.Бадак, И.Е.Войнич и др. - Мн., 1999); авторские учебники по Всеобщей истории государства и права О.А.Омельченко (Т.1; М., 1998), З.М.Черниловского (М., 1983); учебники по Истории государства и права зарубежных стран под редакцией П.Н.Галанзы (Т.1; М., 1963), Н.А.Крашенинниковой и О.А.Жидкова (Ч.1; М., 1996); учебные пособия: "История государства и права зарубежных стран (Рабовладельческое и феодальное государство и право)" под редакцией П.Н.Галанзы, Б.С.Громакова (М., 1980); Скрипилев Е.А. "История государства и права Древнего мира" (М., 1992). Литература монографического и иного характера указана в конце каждой темы лекционного курса.

  


РАЗДЕЛ
I. ДРЕВНЕВОСТОЧНОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО

1. Государство - качественно новая организация власти для управления социально неоднородным обществом. Оно возникло вследствие преобразования первобытной земледельческой общины, объединяющей людей по кровному родству, в гражданско-территориальную общину, объединяющую ее членов по экономическому (общинное землевладение) и политическому (осуществление принуждения к производителям вне общины) интересам.

Формирование политической власти шло через трансформацию органов первобытного самоуправления и военной демократии (народное собрание, совет старейшин, вождь) в государственные учреждения, непосредственно осуществлявшие организацию производства, военного дела, регулирование общественной жизни, отправление правосудия. Родовая знать в целях сохранения своего господствующего положения опиралась на родоплеменные традиции, дававшие возможность ограничить роль правителя советом и народным собранием, препятствовала преобразованиям, направленным на усиление единоличной власти. Стремление же вождя-правителя оградиться от контроля со стороны родовой знати заставила его искать опору вне общины. Такой опорой постепенно становится формируемый самим правителем бюрократический аппарат управления, не связанное с ополчением общинников войско и возникающая на их основе служилая прослойка, чье экономическое и политическое положение было тесно связано с государственными доходами и царской властью. По мере ослабления зависимости носителей государственной власти от общинных органов разрушаются республиканские традиции и усиливаются монархические начала. Когда же публичная власть полностью освобождается от гражданского коллектива и в более крупном политическом объединении встает над системой гражданских территориальных общин, монархия приобретает деспотический характер. Право, первоначально сложившееся в форме санкционированных обычаев, все более дополняется нормативными предписаниями, исходящими от главы государства.

На Древнем Востоке публичная власть начала складываться еще в третьем тысячелетии до нашей эры при сравнительно низком уровне развития производительных сил. Объясняется это удачным сочетанием географических и климатических факторов. Государства появились в поясе от северных берегов Африки до Тихого океана, ограниченном северным тропиком (23 градуса) и 40 градусом северной широты, формировались в долинах крупных рек, например, Шумер, Вавилон – в долинах Евфрата и Тигра; Египет - в долине Нила; Индия - в долине Инда и Ганга; Китай - в долинах Хуанхэ и Янцзы. Благоприятный субтропический климат, удобная для возделывания простейшими орудиями и исключительно плодородная почва давали высокие урожаи по несколько раз в год. Активное земледелие развивалось на мягком грунте, поддающемся медной мотыге, удобрявшемся либо отложениями минеральной пыли, которую сдувают с гор зимние муссоны, либо илом, остающимся на полях после разлива рек. Вместе с тем, урожай постоянно находился под угрозой гибели из-за стихийных явлений природы, связанных прежде всего с разливами полноводных рек или, наоборот, засухой, вызванной близостью больших пустынь (Сахары, Аравийской, Гоби...). Поэтому с древнейших времен стала создаваться система мелиоративных сооружений: плотин, оросительных каналов, которая способствовала получению гарантированных урожаев.

Осуществление грандиозных земляных работ требовало привлечение труда большого количества людей. Нехватку рабочих рук рядовых общинников стали восполнять эксплуатацией труда военнопленных, которых ранее убивали, а теперь превращали в рабов. С экономических позиций эксплуатация стала возможной вследствие повышения производительности труда в результате перехода к системе искусственного орошения. Появившийся устойчивый прибавочный продукт мог отбираться или неравномерно перераспределяться, что явилось причиной социального расслоения на свободных и рабов, на богатеющую знать и рядовых общинников. Так назрела необходимость создания качественно новой организации власти, способной удерживать в повиновении массы зависимого населения, защищать имущественные накопления от готовых поживиться чужим добром соседей. Она была реализована преобразованием общинного самоуправления в государственное управление.

Характер хозяйственной деятельности обусловил сохранение общины, преобладание коллективной собственности на рабов над частной собственностью, хозяйственную роль правителей и тем самым предопределил важные черты общественного и государственного строя стран Древнего Востока.

2. На Древнем Востоке основную массу свободного населения составляли крестьяне-общинники. Существование устойчивых общинных отношений обусловливалось тем, что рациональное использование оросительных систем полностью зависело от коллективных усилий людей. Крестьяне обрабатывали землю индивидуально с помощью принадлежавших им орудий труда, частным образом присваивали ее плоды, но защитить участки от стихийных бедствий они могли только с помощью соседей. Поэтому для сельской общины было характерным сочетание коллективной собственности на воду, пахотную землю (последняя была разделена и периодически перераспределялась) с индивидуально-семейной собственностью на скот, дом, инвентарь, приусадебный участок.

Из ранней политической истории Китая известна своеобразная система колодезных полей, сочетавшая семейное и общинное землепользование. Обрабатываемые крестьянами земли были поделены на квадратные участки равных по размеру групп, включающих девять наделов, один из которых казенный, а другие - объект пользования восьми семей. Казенный обрабатывался в первую очередь и сообща. Средства с него шли на содержание знати и чиновников. Описанная система была разрушена в начале VI в. до н.э., когда пахотные земли закрепили за отдельными домохозяевами с правом передачи по наследству и ввели налог с количества обрабатываемой земли.

Характерной чертой древневосточных отношений являлось преобладание коллективной собственности на рабов. Так как обработкой земли в основном занимались свободные общинники, рабский труд применялся, как правило, в царском, храмовом хозяйстве, реже – в общине. Хозяином таких рабов выступало не какое-то конкретное лицо, а государство, храм, община. Рабовладение носило патриархальный характер: за рабами признавались некоторые личные и имущественные права. Труд рабов не применялся для производства товаров на рынок, а предназначался для удовлетворения потребностей хозяйства. Частные рабы являлись принадлежностью семейного двора, их положение было схоже с положением подвластных членов семьи. Рабы могли иметь имущество, семью, и они не рассматривались как вещи, над которыми собственник имеет неограниченные права. Вместе с тем, рабы были частью домашнего имущества и поэтому могли продаваться.

Например, в Вавилоне рабы дворца могли вступать в брак со свободными женщинами, и дети от такого брака считались свободными. Такие рабы могли создавать свой дом и приобретать движимое имущество, половина которого после смерти раба переходила его жене для воспитания детей, а другая половина - господину раба. Рабыня-наложница, родившая детей от свободного человека, после его смерти получала вместе с детьми свободу, а если отец таких детей при жизни признавал их своими, они имели право на наследование имущества отца наравне с его детьми, рожденными от жены.

Источниками рабства были естественное воспроизводство, плен, совершение тяжких преступлений. Иногда рабство принимало форму скрытого домашнего рабства, когда домовладелец за долги мог заложить в качестве раба членов свой семьи или самого себя.

Зависимое население, в том числе и общинники, было социально неоднородно: группы свободного населения отличались правовыми возможностями. В Вавилоне жизнь, имущество авилума (буквально "мужа", "человека") охранялась выше, чем интересы мушкенума (буквально "склоняющегося ниц"). По одной из научных версий, авилумы были полноправными жителями Северной части Вавилона, а мушкену - свободной частью населения Юга, завоеванного северянами. По другой версии, мушкену - социальная категория, представители которой утратили связь с общиной и не являясь собственниками наделов земли, получили их в пользование как вознаграждение за выполнение определенной царской службы. В Индии правовой статус определялся принадлежностью к одной из каст: жрецов (брахманов), воинов (кшатриев), земледельцев, ремесленников, торговцев (вайшиев) и почти бесправных слуг (шудры). Три первые касты назывались дважды рожденными, так как их представители приобщались к знаниям и обретали второе рождение, изучая Веды. Шудры не имели права читать священные книги. Закрепление населения по наследственным профессиям: жрецы, войны, ремесленники, земледельцы, пастухи и др., имело место и в Египте в период Среднего царства (XXI - XVIII вв. до н.э.).

К привилегированным слоям населения относилось жречество, светская аристократия - потомки родоплеменной знати и высшая военная знать, представители которой занимали в армии командные посты. Нижний слой господствующей знати составляло чиновничество, которое собирало налоги, управляло царским имуществом. Так, в Египте писцы получали за службу от правителя жалование натурой, а наиболее важных чиновников фараон обеспечивал крупными земельными участками.

Тесную взаимосвязь между социальной структурой и землевладением можно проследить по ситуации, которая существовала в Китае в XII - IX вв. до н.э. В высшую группу населения входили правители государства (ваны), которые являлись верховными собственниками земли в стране. Ван жаловал представителям высшей аристократии, составлявшим вторую группу населения, право наследственного владения частью своих земель. Фактически же знать распоряжалась землей и подданными как своей собственностью. Третья общественная группа состояла из глав родоплеменных объединений, населявших наследственное владение аристократов. Знать признавала право этих глав на владение племенной территорией. Сами главы родов не обрабатывали землю, а передавали ее во владение главам больших семей, входившим в четвертую группу. Те, в свою очередь, привлекали к ее обработке простолюдинов, которые были включены в состав последней, пятой, общественной группы. С бюрократизацией управления значительный привилегированный слой населения стали составлять чиновники, кормящиеся с определенных общин и территорий. Чиновники ранжируются, причем их верхушка длительное время была представлена наследственной аристократией. Лишь постепенно в нее начинает входить служилая прослойка из людей незнатного происхождения. По проведенной в IV в. до н.э. реформе ранги китайским чиновникам стали присваиваться не в связи с происхождением, а за заслуги перед правителем. В III в. до н.э. создали систему 20 чиновничьих рангов для лиц, состоящих на государственной службе и получающих жалование. Восемь низших рангов были доступны выходцам из народа, которые могли их получить по семейной традиции, в награду и даже купить. Высшие давались только за службу на государственных должностях, а обладатели самых высших рангов (19 - 20-го) помимо жалования получали доли налогов с выделенной им территории, но с такой, на которую не распространялась их административная власть.

3. Древневосточные государства возникли на базе союзов общин в виде городских центров как сосредоточений религиозных, военных и хозяйственных начал. Их правители избирались и смещались либо народным собранием, либо советом старейшин. Несколько таких центров входили в территориальную организацию, обусловленную потребностью вести совместные мелиоративные работы. В долине Нила, в Двуречьи сложились десятки подобных общинно-демократических образований. Между ними постоянно велась вражда, в основном из-за использования ирригационных сооружений. Захватнические войны привели к образованию крупных централизованных государств, в которых монархические элементы сменили демократические и республиканские традиции. Народ занял позицию пассивного наблюдателя в государственных делах. Власть правителя становится наследственной, приобретает царские черты. С усилением авторитета царя народное собрание и совет старейшин сменяются группами особо доверенных монарху лиц.

При натуральном хозяйстве сельские общины были экономически обособленными, а значит отсутствовали прочные связи между районами страны. Существование крупных территориальных объединений должно было базироваться не на прямых межрегиональных отношениях экономического характера, а на иных факторах, например, на подчинении областей центру с помощью военных средств. Что же касается хозяйственных оснований централизации древневосточных государств, то следует учитывать роль природной среды. Земледелие, основанное на ирригации, могло дать наибольший эффект только тогда, когда использование вод во всей речной долине было упорядочено в единую систему. В противном случае конкурирующие общины мешали водоснабжению друг друга, а это приводило к частым разрушительным войнам. Сложный комплекс дамб, каналов мог функционировать при условии координирования коллективных усилий по поддержанию всей их сети в рабочем состоянии: требовалась служба оповещения о сроках и предполагаемом уровне подъема воды, нужен был единый механизм перераспределения ресурсов для восстановления ирригационных сооружений в наиболее пострадавших от наводнения и неурожая районах. Эти задачи наиболее успешно могла выполнять централизованная монархия, при которой ее глава становился связующим звеном между экономически разобщенными хозяйственными единицами - сельскими общинами.

По исторической традиции сформировавшееся государство принято называть восточной деспотией. Под ней понимается монархическая форма правления с неограниченной властью наследственного, обожествляемого главы государства, выступающего верховным командующим, организатором публичных работ, единственным законодателем и высшим судьей. Это - централизованное государство с жестким тоталитарным режимом, с всеохватывающим надзором за бесправными подданными разветвленного, подчиненного деспоту административного аппарата. Бюрократически организованный аппарат чиновников содержался за счет государственной собственности на землю, налогов, военной добычи. Кроме обложения населения натуральным налогом в виде продуктов земледелия и скота, жители несли дорожную, мостовую повинности, повинности, связанные с поддержанием в рабочем состоянии оросительных каналов.

Указанные черты деспотии носили относительно универсальный характер. Они по-разному проявлялись в отдельных странах, да и власть деспота, определенная как неограниченная, отнюдь не являлась всеобъемлющей, абсолютной, а только была не регламентированной со стороны каких-либо политических учреждений.

Деспотия исторически возникла из трансформации власти выборного вождя союза общин или племен и испытывала влияние первоначального его назначения. В Вавилоне, Египте, Китае он усилился как религиозный и хозяйственный лидер с широкими полномочиями по отправлению культа и организации общественных работ, тогда как военные заботы и судебные обязанности его занимали меньше и поручались другим лицам. В Индии правители вышли из военных вождей, и их роль главнокомандующих со значительными законодательными и судебными правами была определяющей. Власть раджи менее всего носила сакральный характер, немного времени уделяла организации общественного хозяйства, долго сохраняла опору на институты военной демократии (например, при главе государства стоял законосовещательный совет из знати).

Власть деспота названа наследственной, но точного порядка наследования не было. Обычно престол передавался по старшинству в семье. Однако допускался переход власти от отца к сыну, минуя старшего родственника; нередки были случаи, когда наследовали женщины и даже лица, не состоявшие в родстве с прежним правителем. Поскольку наследование престола считалось происходящим по божественной воле, постольку в нетипичных случаях организовывалась особая священная процедура, олицетворявшая породнение претендента на престол с богами.

Религиозно-священный характер власти деспота обусловливался воплощением в нем и в его правлении божественной воли. Особа правителя считалась неприкосновенной. Он почитался наравне с богами и в качестве главы религиозной власти часто выступал верховным жрецом, имел право вводить почитание новых богов вместо поклонения прежним. Степень сакрализации особы правителя различалась от олицетворения в его персоне бога страны (в Китае), приравнивания его к богам (в Египте) до обожествления прежде всего царской власти, а не ее носителя (в Индии раджа называл себя только "милым богам", а не богом).

Светская власть деспота была наиболее полной в хозяйственной и военной сферах. По его воле проводилась мелиорация и другие общественные работы, строились военные укрепления, производительное население отчуждало часть продукта на создание государственных и личных царских запасов. Правитель устанавливал порядок военной службы, назначал военачальников и часто сам командовал войском. Он же определял пожалования и привилегии для отдельных сановников и местных правителей. За службу чиновники наделялись землей из государственного фонда, который мог, обычно, пополняться деспотом не по произволу, а скупкой земли у частных владельцев.

В законодательной и судебных сферах деспот более олицетворял полноту власти, нежели имел ее в действительности. В обществе сложилось устойчивое представление о божественном происхождении жизненного уклада. Правитель был вынужден считаться с этим и не мог своими законами изменять традиционные порядки, устанавливать противоречащие им новые правила. Как носитель высшей справедливости деспот обладал правом помилования. Собственное правосудие он осуществлял редко, обычно тогда, когда самостоятельная судебная система затруднялась это сделать из-за пробелов в нормативных источниках.

В политической системе древневосточных стран высоким было значение личностного начала. Государственный механизм работал без сбоев в случае активной и успешной завоевательной политики, проводимой деспотами. Как только энергия правителя переставала подпитывать дело бесперебойного поступления невольников и трофеев, внутреннее положение страны осложнялось, усиливалась опасность вторжения внешних врагов или выступления оппозиционных правящей династии сил.

Будучи олицетворением  божества, деспот являлся символом власти, и непосредственное ее осуществление находилось в руках доверенного соправителя и разветвленного аппарата чиновников. При этом высокопоставленные должностные лица одновременно носили и жреческий сан. Наиболее важные роли отводились главному казначею, командующему войском, начальнику царских работ, что позволяет считать справедливым вывод о постепенном обособлении в древневосточных странах трех основных ведомств: финансового, военного, общественных работ. Положение ведомств было относительно самостоятельным по отношению друг к другу, причем во многом это объяснялось тем, что каждое ведомство имело право принуждения и содержало соответствующий аппарат насилия для выполнения возложенных задач. В свою очередь все ведомства нуждались в связующем звене, координирующим их работу, каковым и являлся для них глава государства: фараон в Египте, раджа в Индии, ван в Китае, а в Вавилоне устойчивого титула не было, правителей величали энси, лугаль, патеси, что побудило исследователей условно называть их царями.

Правитель Египта был носителем божественного начала власти. Во времена Древнего царства (2800 - 2400 гг. до н.э.) финансовые вопросы, руководство публичными работами, судами, полицией практически находилось в руках следующего по положению после фараона лица в государстве - везиря (джати), тогда как военные заботы поручались многим начальникам. Позднее везиря поставили во главе военного ведомства, финансовое управление передали казначею. В период Нового царства (1580 - 1100 гг. до н.э.) учредили самостоятельные должности военачальника и начальника всех царских работ. Отдельные области страны (номы) находились под управлением назначенных фараоном чиновников-номархов. Они были жрецами одного из культов, направляли хозяйственную, военную, судебную деятельность на местах. Рядом с номархами находились царские судьи, руководители военных отрядов.

Возвышение Вавилона произошло в XVIII в. до н.э. при правлении царя Хаммурапи. Он подчинил себе храмовую организацию, объявив жрецов рабами царя; упразднил мелкие округа и во главе областей поставил своих чиновников; упорядочил ведомственный контроль за исполнением повинностей и сбором налогов; поставил царских судей следить за отправлением судопроизводства в областях и общинах. При Хаммурапи сложилась централизованная административная система. Началась наследственная передача власти, тогда как выборность главы государства сохранилась только при смене династии. Верховный жрец управлял храмовым хозяйством с санкции правителя. Особый советник координировал работу других чиновников с финансовыми, налоговыми и чисто административными функциями. Высший посол вел внешнеполитическую деятельность, а главнокомандующий обучал и водил в походы войско. Начальник дворца управлял царским хозяйством и организовывал работу царских судей. Судебные чиновники направляли деятельность глав общин, которые назначались сверху, как правило, из старейшин этих общин. Они обладали административными, финансовыми, судебно-полицейскими полномочиями.

В позднем иньском Китае (XV - XII вв. до н.э.) возник титул ван, обозначавший верховного правителя страны. О подчиненном царю разветвленном аппарате управления известно то, что он включал около двух десятков официальных титулов. Обычно этих должностных лиц подразделяют на три категории. В первую входили гражданские должностные лица, помогавшие вану в налаживании дворцового хозяйства, в организации земляных работ и т.д. Ко второй категории относят военных должностных лиц, каждый из которых командовал родом войска, а к третьей - всевозможных советников, гадателей, прорицателей и т.п. Постоянно действующих учреждений с четко разграниченной компетенцией еще не было, а имелись лишь дворцовые слуги царя, которым давались поручения. Становление ведомственного управления произошло в чжоусском Китае (XI - III вв. до н.э.). Ближайшим помощником вана являлся сян с обширной компетенцией соправителя. Затем шли три советника царя, именуемые в источниках тремя старцами, каждый из которых руководил одним из трех ведомств: финансовым, военным, общественных работ. Старцам подчинялись шесть чиновников более низкого ранга, а тем - девять правителей отдельных областей страны. Пирамидальная структура власти сохранилась и в циньском Китае (III - II вв. до н.э.). Во главе централизованного государства встал император. При нем находились три высших чиновника, один из которых был ближайшим советником правителя, другой командовал вооруженными силами и наблюдал за правосудием в стране, третий хранил государственные бумаги, контролировал работу чиновничьего аппарата в целом. Независимо от полномочий высших руководителей существовала постоянная бюрократия, объединявшаяся в отдельные ведомства со своими штатами и самостоятельными функциями. К традиционным ведомствам добавились обрядовое, судебное и др. Каждую крупную область страны возглавляли губернатор-наместник и военный начальник. Областные чиновники подчинялись как наместнику, так и тому центральному ведомству, в сфере управления которого находилась их деятельность.

Об организации власти в Индии можно достоверно судить по эпохе династии Мауриев (IV - III вв. до н.э.). В ней отсутствовала все охватывающая централизация и бюрократизация управления, хотя и наблюдалось стремление правителя с помощью специальных инспекторов контролировать местную администрацию. Раджа опирался на совет, в который входила жреческая и военная знать, главные администраторы и советники, непосредственно управлением не занимавшиеся, иногда в него приглашались представители городов. Видное место при радже занимали верховный судья, придворный жрец, советники по военным и религиозным делам. Главными администраторами правитель назначал людей по деловым качествам и личной преданности. Им подчинялись чиновники со специальными полномочиями. Одни смотрели за финансами; другие - за организацией в царском хозяйстве земледелия, ремесла, судоходства, торговли; третьи руководили военным делом: следили за снаряжением армии или командовали на поле боя. Управление наиболее важными провинциями страны поручалось царевичам, а пограничными областями – родственникам раджи. Правитель провинции защищал ее территорию, собирал налоги, организовывал строительные работы, обеспечивал охрану порядка. Ему подчинялся окружной начальник со своим аппаратом, держащим под контролем сельскую администрацию. Местные дела находились как в руках назначенных центральными ведомствами чиновников, так и в сфере достаточно авторитетного самоуправления самоизолированных общин.

Поддержание деспотического режима требовало развитых карательных органов. Из Египта дошли следующие сведения об организации полиции:

- существование с древнейших времен постоянной штатной полиции;

- подразделение полиции на общую, занимавшуюся розыском преступников, оказанием помощи местной администрации в поддержании общественного порядка, и тайную, осуществлявшую скрытое наблюдение и слежку, раскрытие антиправительственных заговоров;

- комплектование полицейских отрядов из рабов с сохранением командных должностей за свободными;

- соединение в руках полиции административной и судебной власти: она рассматривала дела, выносила приговоры и приводила их в исполнение;

- широкие полицейские полномочия имела постоянная армия и местная администрация.

4. В эпоху первобытнообщинного строя социальные отношения регулировались обычаями - издавна сложившимися неписаными правилами поведения. С разложением родовых связей и появлением государства наряду с санкционированными властями обычаями возникло и писаное право в виде "указов" верховного правителя, имевших высшую юридическую силу. К числу документов такого рода относится Судебник древневавилонского царя Хаммурапи, с именем которого связано объединение Северного и Южного Двуречья в XVIII в. до н.э. Судебник, в отличие от других источников древневосточного права, сохранился в наиболее полном виде. Он представляет собой запись судебных обычаев, сложившихся на Севере, призванную служить инструкцией царским чиновникам, отправлявшим правосудие на Юге.

Судебник Хаммурапи весьма архаичен: он свидетельствует о слабом развитии юридических знаний вообще и низкой юридической технике, в частности. Отсутствовало не только представление о делении права на отрасли, но даже деление нормативного текста на статьи (разбивка текста на параграфы была сделана современными учеными в научных целях). Правовые нормы фиксировались в виде обобщенных судебных решений, причем уровень обобщения не высок: излагались отдельные случаи из судебной практики (казусы), а не общие правила. Отсюда очевидна неполнота правового регулирования, не позволяющая ясно судить о том, на какие сходные ситуации распространяется действие права. Например, #17 предусматривает вознаграждение за поимку раба в степи; не понятно, следовало ли вознаградить человека за задержание беглого раба в других местах?

Неразвитость товарно-денежного оборота обусловила  слабое регулирование имущественных и договорных отношений. Наиболее примечательными моментами являются следующие:

- землевладельческие права свободных членов общины отягчены общинными порядками: свой участок человек мог продавать, закладывать, сдавать в аренду, передавать по наследству, но таким образом, чтобы земля не выходила за пределы общины;

- подробно регламентировалось положение земельного участка, выделяемого воину за службу (илку). Царь мог в любое время отнять такую землю у держателя, она не переходила по наследству, если на наследника нельзя было возложить ту же службу; существовала повышенная защита от самоуправного завладения участком - илку, когда воин был в походе; гарантировалось сохранение надела за воином, вернувшемся из плена; воин, не выступивший в поход или пославший вместо себя наемника, подлежал смертной казни, но не за дезертирство, а за то, что не выполнив свою службу и утратив тем самым право на служебный надел, продолжал им пользоваться, как "краденным";

- из-за распространенности ростовщичества широко регламентировался договор займа. Он предусматривал не только обязанность должника вернуть долг в срок, но и уплату процентов, доходящих до 33,5% от суммы долга. Часто несостоятельный должник отдавал в кабалу членов своей семьи. Судебник отчасти ограничивал злоупотребления кредиторов: долговая кабала не могла превышать трех лет, а самовольное изъятие кредитором долга влекло для него потерю претензий к должнику;

- купля-продажа важных для хозяйственных целей вещей (земли, рабов, животных) оформлялась в письменной форме. На глиняной таблетке указывался объект сделки, цена, другие условия договора, например, обязанность продавца принять на себя ответственность в случае предъявления к покупателю иска об отчуждении вещи со стороны третьих лиц. При такой ситуации покупатель возвращал собственнику приобретенную вещь, но имел право взять назад уплаченное им серебро из дома продавца;

- интересы собственника стояли на первом месте и в договоре хранения. Хранитель нес полную ответственность за сохранность вещи. Пропавшее имущество, даже если кладовая подверглась взлому, должно было быть возмещено собственнику в двойном размере;

- в договоре найма отметим то, что наем чужого раба рассматривался не как наем рабочей силы, а как наем имущества. Плата в таком случае поступала не рабу, а его хозяину.

Судебник большое внимание уделял ответственности из причинения вреда. Она была отягощена пережитками первобытнообщинных отношений:

- имело место объективное вменение, при котором наказание назначалось по фактическим обстоятельствам без учета вины. Например, предусматривалась ответственность всей общины за преступление, совершенное на ее территории, если не установлена личность преступника (согласно #23, если грабитель не был схвачен, то потерпевший может показать перед богом все свое пропавшее, а поселение и градоправитель, на земле и территории которых было совершено ограбление, должны ему возместить все его пропавшее). Имелись случаи ответственности детей за преступления родителей (по ##229, 230, если строитель построил дом и свою работу сделал непрочно, а дом, который он построил, рухнул и убил... сына хозяина, то должны убить сына этого строителя);

- отголоски кровной мести нашли воплощение в ответственности по принципу эквивалентности воздействия или талиону: равным за равное, "око за око, зуб за зуб". Талион различался в символической форме, когда повреждение наносили тому человеческому органу, которым был причинен вред (по #195, если сын ударил своего отца, то ему должны отрубить руку) и в материальной форме, при которой у осужденного повреждался тот же орган, что и у потерпевшего (по #200, если человек выбил зуб человеку, равному ему, то должны ему выбить зуб);

- с глубокой древности применялось к преступникам в качестве наказания изгнание, например, за повреждение (разрушение) городской стены, а так же допускался самосуд: человека, уличенного в воровстве при тушении пожара, следовало бросить в огонь этого же пожара (#25); отважившегося на воровство со взломом надлежало убить и закопать на том самом месте, через которое он проник в чужое владение (#21).

Принципиально новым моментом юридической  ответственности стала ее дифференциация в зависимости от социального положения тяжущихся сторон. Так, если виновный занимал более высокий статус, чем потерпевший, то талион заменялся частной композицией, при которой с целью предотвращения кровной мести ущерб возмещался денежным эквивалентом. Хорошей иллюстрацией сказанному является сравнение параграфов с 196 по 199 Судебника: если авилум выколет глаз авилуму, ему самому надлежит выколоть глаз; если же он выколет глаз мушкену, то выплачивает последнему денежное возмещение; а если такое увечье нанесено рабу, то виновный уплачивает половину его стоимости хозяину раба как за повреждение чужого имущества.

При характеристике преступлений и соответствующих им наказаний следует обратить внимание на то, что предусматривались одинаковые наказания за умышленные деяния и совершенные по неосторожности; тяжесть наказания не была пропорциональной тяжести преступления: сурово карались малозначительные проступки.

Среди наказуемых по Судебнику деяний можно выделить посягательства на жизнь и здоровье свободного человека: убийства, телесные повреждения, нанесения ударов, а также ложные обвинения в убийстве, в чародействе, в супружеской измене, которые могли повлечь для обвиняемого смертную казнь; преступления против собственности: кражи, грабежи, укрывательства рабов; нарушения семейных отношений: кровосмешение, изнасилование, супружеская измена, похищение или подмена детей.

В наказаниях нередко отражалось представление о возмездии, свидетельством чему является широкое применение членовредительства: отсечение языка, руки, пальцев, уха... Смертная казнь предусматривалась в устрашающих видах: сожжение, утопление, сажание на кол, закапывание живьем и др.

Судебный процесс носил состязательный характер: дело возбуждалось заинтересованными в нем частными лицами, которые сами собирали и предъявляли доказательства. Они самостоятельно вели дело. Доказательствами на суде были показания свидетелей, письменные акты, клятва, а также испытание водой как разновидность ордалии. Пример "божьего суда" обнаруживаем в #2: если человек бросил на человека обвинение в колдовстве и не доказал это, то тот, на кого было брошено обвинение, должен погрузиться в Реку; если Река схватит его, обвинитель сможет забрать его дом; если же Река очистит этого человека и он останется невредим, тогда тот, который бросил на него обвинение в колдовстве, должен быть убит, а тот, который погружался в Реку, может забрать дом его обвинителя.

Обычно судопроизводство происходило следующим образом. Вначале писец докладывал суду заявление истца, затем ответчика. После этого суд знакомился с вещественными доказательствами, заслушивал объяснения сторон и показания свидетелей. Дело заканчивалось вынесением судебного решения, которое записывалось и скреплялось печатью. Судья уже не мог изменить такое решение. С ходатайством о пересмотре решения или о помиловании можно было обратиться только к царю.

В праве Индии примечательно выделить его кастовый характер, отразившийся в Законах Ману (II в. до н.э. - II в. н.э.):

- в праве собственности перечислялись семь способов приобретения имущества: наследование; дар или находка; покупка; завоевание; ростовщичество; исполнение работ; получение приношения. Первые три способа приобретения были доступны для членов всех каст, завоевание - только для кшатриев, ростовщичество и исполнение работ - для вайшиев, а приношения могли получать только брахманы;

- в обязательственном праве должник за неуплату долга попадал в долговую кабалу к кредитору. Он обязан был отработать долг, но при условии что должник был равного или более низкого положения чем кредитор. У должника из высшей варны была отсрочка в исполнении договора;

- в семейном праве запрещались или ограничивались браки между представителями разных каст. Лица высших варн первый брак могли заключить только с женщиной своей варны. Дети, рожденные в смешанных браках, были ущемлены в правах. Брак шудры с брахманкой порождал чандалов, т.е. отверженных;

- в уголовном праве тяжесть наказания была связана с кастовой принадлежностью потерпевшего и преступника. Нанесение удара человеку из более высокой касты влекло членовредительное наказание по принципу символического талиона. Вайшия, обругавший брахмана, штрафовался на сумму в 2,5 раза большую, чем кшатрий; а за брань в адрес дваждырожденных шудре отрезался язык;

- в судопроизводстве доказательства оценивались формальным подходом: о дваждырожденных могли свидетельствовать только дваждырожденные, о женщинах - женщины. Не могли быть свидетелями рабы, дети, лица с дурной репутацией.

На становление китайского права повлияло стремление правящих кругов поддерживать спокойствие в стране с помощью распространения философских учений. Непосредственно обслуживать политическую практику стали две рационалистические доктрины: этико-политическая (конфуцианство) и политико-правовая (легизм). Обе ставили одну цель, состоящую в достижении гармонии, всеобщего равновесия, но в борьбе за нее использовали разные средства.

По мнению Конфуция (VI в. до н.э.), умиротворение в государстве достигается исполнением морального долга каждым человеком. Поскольку существует общественное неравенство, этот долг не может носить универсального характера. Нравственные стандарты не одинаковы для различных слоев населения. Человек в своей повседневной практике обязан руководствоваться сложным комплексом этических принципов, чтобы как можно лучше осуществлять отведенную ему роль в семье, в ранжированной социальной группе, в государстве. Только тогда наступит справедливый порядок, для поддержания которого важны не юридические приемы, а этические конструкции.

Среди этических конструкций центральное место занимало понятие ли, которое переводится как ритуал, благопристойность, моральная норма. Ли объединяло широкий круг традиционных правил, упорядочивающих отношения в сфере социальной иерархии, включало почитание родителей, уважение к старшим, подчинение начальникам. Другая категория - жень - означала солидарность и любовь между отцами и детьми, между людьми одного ранга (социальной группы), между государем и чиновниками. Способом осуществления человеколюбия является шу, т.е. забота о людях, включающая следующий моральный постулат: “не делай другим людям того, чего не желаешь себе” (Лунь юй, гл. 12, № 2). В соответствии с конструкцией исправление имен каждый человек должен вести себя в полном соответствии с его званием: правитель или чиновник должен не только так называться, но и обладать всеми личными качествами, правами и обязанностями, вытекающими из этого названия. Важно добиваться соответствия между названием социальных ролей и действительным положением или поведением их исполнителей.

Из учения Конфуция вытекало: тот правитель является мудрым, который при наведении порядка опирается не на законы, а на совершенствование нравственности путем слежения за тем, чтобы люди неукоснительно соблюдали ритуалы, обычаи, моральные нормы: "Учитель сказал: "Если руководить народом посредством законов и поддерживать порядок при помощи наказаний, народ будет стремиться уклоняться от наказаний и не будет испытывать стыда. Если же руководить народом посредством добродетели и поддерживать порядок при помощи ритуала, народ будет знать стыд и он исправится" (Лунь юй, гл. 2, № 3).

Легисты ("законники") в противовес конфуцианству выдвинули теорию правления на основе законов (фа), исходящих от власти главы государства. По их мнению, законы должны быть едиными и обязательными для всех, не признавать социального неравенства, привилегии отдельных людей и их групп. Законы имеют две стороны - вознаграждение и наказание. В легистском трактате говорится: "Принцип закона состоит в том, что уложения и указы издаются государственными учреждениями; награды выдаются тем, кто остерегается закона, кары падают на тех, кто нарушает указы..."(Хань Фэй-цзы, гл. 43). Как полагали легисты, поощрениями следует пользоваться умеренно, а вот наказание должно быть строгим, чтобы люди боялись закона и не осмеливались совершать преступления. Соблюдение законов обеспечивается системой круговой поруки, всеобщей слежки, поощрением доносительства.

Вначале борьба за лидерство между двумя ведущими доктринами велась с переменным успехом, но к I в. победа формально осталась за конфуцианством, правда, ценой того, что ему пришлось пойти на компромисс с легистами. Так называемое ортодоксальное конфуцианство восприняло необходимость закона, строгих наказаний. Произошло своеобразное совпадение морали и права: мораль задавала стереотип поведения, а позитивное право под угрозой наказания запрещало уклоняться от него; нормы морали насаждались карой закона, а юридические нормы восполняли моральные требования. Эта мысль ясно выражена в формулировке: "там, где недостает "ли", следует применять "фа"; то, что наказуемо по "фа", не может быть дозволено по "ли"; то, что позволено по "ли", не может быть наказуемо по "фа" (Цит. по: История государства и права зарубежных стран. Ч. I. М., 1997. С. 89).

Вместе с тем, праву отводилась служебная роль, и это предопределило его развитие с уголовным уклоном. При оценке того или иного поступка из его этического начала следовало взять за основу внутреннее намерение человека, а из правового начала - его внешнее поведение. Причем, большее внимание необходимо было уделять внутренней мотивации поступков, чем их объективной противоправности. Действовал принцип: "если воля добрая, человек не нарушает закон" (Там же. С. 91).

В практике применения законов отразилась концепция преступной воли, развернутая в сложное учение о субъективной стороне преступления. При определении меры наказания судьям важно было опереться на волевую направленность, форму вины. Различались преступления преднамеренные, т.е. заранее спланированные, и предумышленные, т.е. совершенные несколькими лицами по предварительному сговору. Смягчающими вину обстоятельствами считались неведение, небрежность, забывчивость.

Приоритет волевой направленности проявлялся также в следующих чертах китайского права:

- покушение наказывалось также как и оконченное преступление, если преступная воля проявлялась одинаково; например, когда преступление не было завершено, но не из-за добровольного отказа, а по независящим от лица обстоятельствам;

- главарем, подлежащим наиболее суровому наказанию, считалось лицо, непосредственно замыслившее преступление;

- преступление признавалось групповым, если оно было совершено по предварительному сговору; в противном случае участники преступной группы отвечали каждый за отдельное преступление.

Наказания подразделялись на пять видов: мосин (клеймо тушью на лице) - за тысячу различного рода провинностей; исин (отрезание носа) - также за тысячу различных проступков; фэйсин (отрезание ног) - за 500 виновных деяний; гунсин(кастрирование для мужчин и превращение в рабынь-затворниц женщин) - за 300 преступлений и даписин (отрубание головы) - за 200 преступных деяний. В праве получило развитие представление о цели наказания как перевоспитании преступника, исправлении его душевного состояния. Это привело к гуманизации уголовно-исполнительной политики, к системе символических наказаний, когда, например, смертная казнь заменялась ношением холщевой рубашки; а отрезание ноги - покраской тушью колена.

Государственная забота о нравственном состоянии общества отразилась в инквизиционных чертах судопроизводства: дело начиналось по доносам, а затем расследовалось и велось административно-судебными органами.


Вопросы для самоконтроля:

1. Раскройте влияние климатических и географических факторов на возникновение древневосточных государств.

2. Укажите причины сохранения устойчивых общинных отношений в странах Древнего Востока.

3. Охарактеризуйте правовое положение рабов в Вавилоне.

4. Перечислите главные черты "восточной деспотии" и их относительный характер в отдельных странах.

5. Обоснуйте необходимость существования основных ведомств управления.

6. Попытайтесь изобразить схемы государственного строя  Египта, Китая.

7. Опираясь на Судебник Хаммурапи, объясните:

- объективное вменение;

- ответственность по принципу талиона;

- ответственность по принципу частной композиции;

- ордалии как вид доказательств.

8. Проиллюстрируйте кастовый характер права древней Индии.

9. В чем проявлялись различия между юридическими воззрениями конфуцианцев и легистов в Китае?

Литература:

Государство и социальные структуры на Древнем Востоке. М., 1989.

Жидков Н.М. История государства и права Древнего Востока. М., 1963.

Рогожин А.И., Страхов Н.Н. История государства и права рабовладельческого Китая. М., 1986.

Феномен восточного деспотизма.  Структура  управления  и власть. М., 1991.


РАЗДЕЛ
II. АНТИЧНОЕ ГОСУДАРСТВО

1. Античная цивилизация олицетворяет европейский или Западный путь становления политических и правовых форм человеческой жизнедеятельности. В отличие от древневосточной она имела свои особенности.

Во-первых, она возникла на таком уровне развития семейного хозяйства и производительных сил, когда земледелие уже не требовало коллективных форм труда, да их и трудно было осуществлять из-за природно-географических факторов. Так, Греция - горная страна с ограниченными ресурсами земель, пригодных для земледелия. Зато сложились благоприятные условия для развития ремесла. Нехватку продуктов питания восполняли ввозом зерна в обмен на ремесленные изделия, а значит активно развивались ремесло и торговля. Правители общин не были связаны с организацией хозяйства и выполняли главным образом военные функции.

Во-вторых, широкое развитие торговли способствовало быстрому становлению рыночного хозяйства и росту частной собственности, что в свою очередь обусловило довольно раннее упразднение долгового рабства, а рабовладение, основанное на эксплуатации чужестранцев, достигло классических форм.

В-третьих, в античном мире сложилась полисная организация общественной жизни. Полис имел несколько значений. Прежде всего, он представлял собой общность людей, коллектив граждан, обеспечивающий посредством домохозяйств все материальные условия своего существования. Фундаментальным началом античной гражданской общины был принцип исключительности в отношении собственности на землю только для граждан полиса. Отсюда публичность всех сделок о земле; в спорных случаях полис становился наследником земельных владений; полис выступал и верховным собственником, и гарантом земельной собственности отдельных граждан. Подобное отношение к владению землей привело к складыванию полисной политической системы, когда политическими правами наделялись собственники земли. Таким образом, в первом значении полис был коллективом граждан, объединенных этническими чертами (принадлежностью к одному племени или союзным племенам), религиозными традициями (исповедовали один культ), имеющих право собственности на землю и через нее - право участия в общественном управлении.

В другом значении полис выступал формой правления, представляя собой городской центр с прилегающей к нему земледельческой округой, так называемое город-государство. Античное общество дает примеры разнообразных форм государства. Уже тогда возникает различие между властью одного, или монархией, и республикой - как отсутствием какой-либо невыборной власти. В целом полису была присуща республиканская форма правления: важнейшие должностные лица, ведавшие государственным управлением, здесь избирались. Правда, круг лиц, допущенных к участию в их избрании, в разных полисах был неодинаковым. Республики различались аристократические - как власть небольшого сравнительно меньшинства, и демократические - как власть народа. Временным явлением была тирания, когда власть в городе-полисе захватывал узурпатор. Обычно он игнорировал волю совета и народного собрания, заигрывал с народом, ущемляя интересы аристократии.

В-четвертых, граждане полисов не платили прямых налогов. Затраты на содержание аппарата управления покрывались косвенным путем: через выборность должностных лиц, когда исполнение служебных обязанностей обеспечивалось собственными средствами, или посредством почетных повинностей состоятельных граждан, т.е. за счет литургии, представлявшей собой обременение таких граждан обязанностями вкладывать средства на общественно значимые цели. Например, были государственные повинности по снаряжению военных кораблей, содержанию участников гимнастических соревнований. Все сказанное вовсе не означает того, что полис был лишен права облагать прямым налогом граждан. Такой налог был временно введен в Афинах во время Пелопоннесской войны для покрытия больших военных затрат.

2. Началу образования античных государств положил синойкизм, т.е. объединение общин для противостояния враждебным силам. В нашем случае имело место объединение четырех племен с созданием единого центра в Афинах, где учредили общее управление: вождь (базилевс), совет старейшин (геронтов), народное собрание. Базилевса избирали по личным качествам из знатных и состоятельных людей. Он предводительствовал на войне, обязан был первым бросаться в бой, показывая пример храбрости, а в мирное время совместно со старейшинами принимал участие в суде. Совет старейшин состоял из влиятельных представителей родов, а не из самых пожилых и уважаемых людей племени. Он предварительно обсуждал вопросы, выносимые на рассмотрение народного собрания как совокупности всех свободных общинников. Афинское население независимо от племенной принадлежности стало делиться на благородных (эвпатридов) и неблагородных (демос). В демос входили земледельцы (геоморы) и ремесленники (демиурги). Эвпатриды обладали исключительным правом на занятие общественных должностей.

Постепенно, на протяжении VIII - VII вв. до н.э. органы родоплеменного строя преобразовывались в государственные: функции вождя перешли к девяти архонтам (изначально так называли глав родов), избираемым народным собранием из числа знати вначале пожизненно, с середины VIII в. до н.э. - на десять лет, а с конца того же века - ежегодно. Тогда же совет старейшин заменили ареопагом, места в котором пожизненно занимали бывшие архонты, а роль народного собрания заметно упала. Для отправления военных повинностей территория страны впервые была разделена на округа, жители которых давали средства на строительство одного военного корабля.  

Продолжавшееся развитие денежного оборота, частного хозяйства вело к дальнейшему усилению имущественного неравенства, продолжало разлагать родовые связи, способствовало значительному возрастанию числа рабов. Первоначально рабство носило патриархальный характер: рабы назывались "домочадцами", входили в состав семьи и с ее прочими членами участвовали в общей хозяйственной жизни. Происходило расслоение и среди эвпатридов, и среди демоса. Часть знатных разорялась. Другие же богатели, сосредотачивали в своих руках крупные земельные наделы, нещадно эксплуатировали земледельцев. Союзником крестьян в борьбе с родовой аристократией выступали торгово-ремесленные круги демоса, среди которых сложилась верхушка богатых, но не знатных: это были владельцы мастерских, хозяева кораблей. Обладая экономическим весом, эти люди были лишены политической власти. Используя всеобщее недовольство господством эвпатридов, они возглавили борьбу, преследуя при этом свои цели: добиться участия в управлении Афинами. Дальнейшие события показали, что как возникновение афинского государства так и становление демократической республики сопровождалось стремлением разрешить противоречия внутри полисной организации, переплеталось с борьбой элементов, входивших в коллектив граждан.

Напряженная и острая борьба между демосом и эвпатридами привела к реформам архонта Солона (594 г. до н.э.). Их основными мероприятиями были следующие.

Во-первых, сисахфия ("стряхивание бремени"), состоящая в отмене долговых обязательств, возвращении крестьянам заложенных ими земель и запрещении рабства за долги, после чего соплеменники уже не могли, как правило, становиться рабами;

Во-вторых, введение нового деления граждан по имущественному цензу вместо старого по родам и племенам, обеспечивавшего безраздельное господство родовой знати. Граждане по величине годового дохода делились на четыре разряда. Единицей измерения доходов была взята мера емкости для зерна - медимн (52,4 л.). Те, кто получал доход не менее 500 медимнов, вошли в разряд пентакосиомедимнов (пятисотмерников); получавшие доход в 300 медимнов или способные содержать боевого коня - во второй разряд: всадников; имевшие доход в 200 медимнов - в третий разряд: зевгитов; и получавшие доход меньше 200 медимнов вошли в четвертый разряд: фетов. Соответственно этим разрядам распределялись воинские повинности и политические права. Пятисотмерники выполняли литургии, всадники служили в коннице, зевгиты - в тяжеловооруженной пехоте (гоплитами), феты служили как легковооруженные войны. Пятисотмерники и всадники могли избираться на любую должность, зевгиты не могли избираться в архонты, а значит и пополнять ареопаг, феты имели только право избирать должностных лиц в народном собрании, но не могли быть избранными.

В-третьих, создание новых государственных органов: Совета 400 (булэ), избираемого из граждан первых трех разрядов по 100 человек от каждого племени, и гелиэи или суда присяжных, формируемой по жребию.

Реформы Солона носили компромиссный характер: не был произведен раздел земли, сохранилось деление афинского общества по этническому признаку, нетронутыми остались ареопаг, коллегия девяти архонтов - оплот родовой знати, основная масса демоса не получила возможности в полной мере участвовать в управлении государством. Незавершенность реформ Солона вызвала дальнейшее обострение борьбы между демосом и эвпатридами, подготовила новую реформу.

Реформа Клисфена (509 г. до н.э.) значительно подорвала влияние знати. Вместо прежнего деления на четыре племени было введено новое территориальное деление Афин на 10 округов (фил). Каждая фила состояла из трех расположенных в разных местах территорий (тритий) - городской, прибрежной и земледельческой. Это обеспечивало преобладание интересов торгово-ремесленных слоев населения над сельским. При Клисфене Совет 400 преобразовали в Совет 500, избираемый с учетом солоновских разрядов по 50 человек от округа; была учреждена коллегия десяти стратегов из представителей всех фил, а значение коллегии архонтов значительно упало: стратеги оттеснили архонтов с первых постов в государстве, для последних установили обязательную отчетность. Для борьбы с противниками демократии Клисфен ввел остракизм или суд черепков: посредством этого суда народное собрание на 10 лет изгоняло граждан, которые по мнению народа стали опасными для демократии.

Клисфен объединил широкие массы сельского населения в мелкие единицы - демы. Аттика была поделена на 100 демов. Одновременно были оформлены функции демов - это были хозяйственные, административные, культовые, военные и политические объединения. Старосты демов (демархи) следили за ходом рекрутирования и получения гражданского статуса молодыми членами новых административных единиц. Демы прикреплялись к тритиям фил.

Реформы Клисфена сделали значительный шаг в сторону дальнейшей демократизации государства, но еще сохранялся ареопаг в качестве оплота знати, а солоновское деление населения по имущественному цензу устраняло значительную массу демоса от занятия высших должностей. Между тем, позиции демоса в государстве все более крепли, особенно его торгово-ремесленных кругов после греко-персидских войн, а это не могло не вызвать дальнейшей демократизации политического строя.

В результате реформы Эфиальта (462 г. до н.э.) ареопаг был лишен всех прав высшего государственного органа: права налагать вето на решения народных собраний, осуществлять контроль за деятельностью должностных лиц, надзирать за соблюдением законов. За ним сохранили разбирательство по некоторым видам уголовных преступлений, религиозные функции.

Тогда же, в середине V в. до н.э., было отменено деление на солоновские имущественные разряды, так что все граждане получили возможность занимать любую должность. Формально цензовое законодательство Солона не отменили, но в 457 г. впервые на пост архонта был избран зевгит. В дальнейшем зевгиты и феты практически получили доступ ко всем государственным должностям. При первом стратеге Перикле была введена плата за исполнение должностей, за участие в народном собрании, Совете 500, гелиэе, что давало реальную возможность даже малоимущим гражданам участвовать в политической и общественной жизни полиса. Денежные пособия были невелики, но все же они обеспечивали дневное пропитание.

3. Афинская демократия достигла своего расцвета, но она распространялась на небольшую часть населения страны - только на полноправных граждан. Таковыми являлись совершеннолетние (с 18 лет) свободные мужчины, коренные жители. Ни свободные женщины, ни дети политических прав не имели.

Свободные чужеземцы-греки, проживающие в Афинах (так называемые метэки), были политически бесправными и ограничивались в гражданских (имущественных) правах: им запрещалось владеть землей на территории принявшего их полиса. Их дети от брака с полноправными гражданами не получали гражданства. Для официальной защиты своих интересов избирали себе покровителей из граждан, так как метэки не имели права самостоятельно выступать на суде. За право проживать в Афинах и заниматься здесь ремеслом и торговлей метэки платили особый поголовный налог, составляющий 12 драхм с мужчины и 6 драхм с женщины. Кроме того, на метэках лежали и другие повинности, в частности, военная.

Совершенно бесправными являлись рабы из несвободных варваров, то есть негреков. Они считались объектами права, одушевленными орудиями, и лишь некоторые рабы, посаженные на оброк, имели ограниченные имущественные права. Надпись 415 г. извещает о ценах на рабов в Афинах. Рабы-мужчины стоили от 70 до 300 драхм, женщины - от 135 до 220 драхм, тогда как средний заработок ремесленника составлял одну драхму в день.        

Государственный строй.  По форме правления в V - IV вв. до н.э. Афины представляли собой республику, по форме государственного устройства - город-государство (полис), по политическому режиму - рабовладельческую демократию.

Высшим органом государства считалось народное собрание (экклесия), созывавшееся обычно в установленные сроки сначала 10, а потом 40 раз в год. Экклесией(при кворуме в 6000 человек) решались важнейшие дела государства: обсуждение и принятие законов, вопросы объявления войны и заключения мира, принятие посольств, избрание и отчеты должностных лиц, финансовые, продовольственные и другие вопросы. При обсуждении вопросов часто выступали специальные ораторы - демагоги. Народное собрание рассматривало заявления о государственных преступлениях и выступало по ним в качестве судебного органа.

Другим центральным органом, осуществлявшим функции высшего управления, был Совет пятисот (булэ), избираемый гражданами жеребьевкой по филам. Этот орган предварительно рассматривал дела, поступавшие затем в народное собрание, следил за точным исполнением законов, контролировал деятельность должностных лиц (принимал их отчеты, давал им указания, мог возбудить против них судебное преследование), распоряжался финансами, государственным имуществом, принимал иностранных послов и направлял афинских представителей для ведения переговоров в другие государства. Для ведения текущих дел Совет делился на десять комиссий (пританий) по 50 представителей одной филы. Комиссии по очереди, установленной жребием, выполняли в течение одной десятой части года исполнительные функции: следили за благосостоянием города, заботились о полицейской службе в нем, подготавливали вопросы для рассмотрения в Совете 500 или в народном собрании. Из членов комиссии ежедневно жребием избирался председатель Совета, который во время работы народного собрания являлся его председателем.

Важным государственным органом была гелиэя (суд присяжных). Она состояла из 6 000 граждан, достигших 30 лет, избранных по жребию на один год по 600 человек от филы. Гелиэя рассматривала дела о тяжких преступлениях, являлась апелляционной инстанцией на решения других судебных органов. Она принимала важное участие в законодательстве: после одобрения законопроекта народным собранием он поступал в гелиэю, где подвергался окончательному рассмотрению, протекавшему в форме судебного процесса и становился законом после принятия большинством голосов гелиастов. Каждый гражданин мог обжаловать в гелиэе любое из поступивших в народное собрание предложений или уже принятых постановлений и законов. Если после рассмотрения жалобы в суде присяжных она признавалась справедливой, обжалованное постановление или закон отменялись, а лица, виновные в их проведении, привлекались к судебной ответственности. С другой стороны, если жалоба на противозаконие признавалась необоснованной, то жалобщик подвергался крупному штрафу. Наконец, гелиэя осуществляла контроль за деятельностью должностных лиц в виде докимасии, т.е. проверки качеств необходимых для занятия должности. Во время докимасии проверялось наличие необходимого возраста, обсуждались моральный облик и политические взгляды кандидата.

В Афинах существовала сложная  процедура принятия законов. Предложения о принятии новых законов вносились гражданами на первом собрании года. Если народное собрание соглашалось с предложением, то его автор должен был представить в Совет 500 законопроект, текст которого одновременно выставлялся на площади для всеобщего обозрения. Законопроект рассматривался Советом и вместе с заключением этого органа поступал на обсуждение третьего народного собрания года. Если собрание одобряло законопроект, то он направлялся в гелиэю для окончательного утверждения. Для рассмотрения законопроекта в гелиэе создавалась особая коллегия номофетов из 1 000 человек-гелиастов. В судебном заседании автор законопроекта выступал в качестве обвинителя старых законов, а назначенные народным собранием пять человек - в качестве их защитников. Номофеты могли признать правоту или обвинителя, или защитников и тем самым утвердить или отвергнуть законопроект. Только после утверждения его номофетами он становился законом.

Управление отдельными сторонами жизни афинян осуществляли различные должностные лица. Стратеги занимались военным командованием, полеты управляли государственным имуществом, агораномы служили рыночными надзирателями, метрономы осуществляли надзор за правильностью мер и весов, астиномы наблюдали за порядком на улицах, гинекономы - за образом жизни женщин.

Организация и деятельность должностных лиц строилась на некоторых общих принципах. Во-первых, все должности были выборными. Выборы на военные, финансовые и другие должности, требующие познаний, проводились путем поднятия рук в народном собрании; должности, не требующие особых познаний, замещались путем жребия, причем жеребьевку сами афиняне рассматривали ярким проявлением демократизации их строя. Во-вторых, должности были, как правило, коллегиальными: по 10 человек на должность. В-третьих, избирались должностные лица сроком на один год и обычно переизбрание не допускалось, за исключением воинских должностей; тем самым имел место принцип краткосрочности службы. В-четвертых, все должностные лица признавались ответственными перед народом. Первое собрание каждого месяца рассматривало вопрос о том, как должностные лица исполняют свои обязанности, и в случае необходимости могло сместить любого из них и предать суду. По истечении срока пребывания в должности все должностные лица представляли собранию отчет о своей деятельности. В-пятых, должности, как правило, были оплачиваемые. Исключение составляла важнейшая должность стратега, которая не оплачивалась.

В Афинской республике полиция находилась в распоряжении одного из архонтов - главы центрального магистрата, уполномоченного следить за соблюдением законов и обеспечивать охрану общественного порядка. У архонта имелись помощники - так называемые асессоры, в обязанности которых входило наблюдение за поведением и нравами народа, а равно за всем тем, что происходило в городе. В полицейские силы включались отряды из конных и пеших лучников - рабов-тексотов. Полиция должна была противодействовать волнениям населения, выслеживать тайные собрания, преследовать их участников. Ей предписывалось следить за нравственным поведением женщин, контролировать пиры и другие увеселительные сборища. В борьбе с уголовной преступностью афинская полиция активно сотрудничала с так называемой коллегией одиннадцати (одной из десяти коллегий гелиэи), которой были подсудны дела разбойников, ночных и карманных воров и других преступников.

Преступление, включая убийство, рассматривалось в плоскости ущерба, нанесенного преступником частному лицу и группе его родственников. В Афинах не было специальных государственных обвинителей. Любой из граждан мог возбуждать и поддерживать обвинение, в том числе и в тех случаях, когда оно касалось интересов государства или охраны существующего правопорядка. Не было на суде и защитников - каждый подсудимый должен был защищать себя сам. Поэтому некоторые заучивали наизусть заранее написанные для них защитительные речи. Если по ходу дела требовались свидетельские показания рабов, их подвергали пыткам, так как считалось, что добровольным показаниям раба доверять нельзя.

Законодательство Афин почти не дошло до нас. Первая запись обычного права была сделана в 621 г. до н.э. в архонтство Драконта. Известно, что "Законы Драконта" отличались большой суровостью и широким применением смертной казни. Плутарх писал, что в законах "...почти всем преступникам назначено было одно наказание - смерть, так что и обвиняемые в праздности подвергались ей, и попавшиеся в краже овощей или плодов были наказываемые наравне со святотатцами и убийцами" (Плутарх. Солон, 17.). Однако помимо смертной казни, законами предусматривались также и штрафы, атимия или бесчестье, когда запрещалось посещать храмы и участвовать в народном собрании, занимать должности, обращаться в суд.

Славу законодателя снискал Солон. Вот сохранившиеся от него законы: кто не кормит родителей, наказуется бесчестием; кто растратит отцовское имущество - также; кто празден, на того всякий желающий может подать в суд. Солон запретил говорить в собрании продажным распутникам. Опекуну над сиротами на матери их не жениться; ближайшему после сирот наследнику опекуном не быть. Камнерезу не оставлять у себя отпечатков резанных им печатей; кто выколет глаз одноглазому, тому за это выколоть оба глаза; архонту, если его застанут пьяным, наказание - смерть. На вопрос, почему он не установил закона против отцеубийц, Солон ответил: "Чтобы он не понадобился". На вопрос, как изжить преступления среди людей, он ответил: "Нужно, чтобы пострадавшим и не пострадавшим было одинаково тяжело" и добавил: "От богатства родится пресыщение, от пресыщения - спесь" (Диоген Лаэртский. I 55.).

Афинская демократия стремилась обеспечить общность всех полноправных граждан. В этих целях государство искусственно не допускало слишком большого экономического неравенства в их среде: оно, с одной стороны, выводило колонии, т.е. создавало далеко от Афин новые поселения обедневших граждан и, таким образом, наделяло их землей, а с другой стороны, на самых богатых граждан возлагало уже известные литургии, т.е. почетные обязанности, связанные со значительными расходами. Однако рост производства, товарно-денежных отношений, дальнейшее развитие рабства привели к значительному расслоению граждан. Между ними обострилась борьба. Полисная политическая система стала переживать тяжелый кризис.

Основными причинами кризиса полиса были:

- интенсивный процесс концентрации земли, оборотной стороной которого являлось растущее разорение и обезземеливание крестьянства. Единство граждан (союз равных), составляющее основу полиса, теряет былую прочность;

- в связи с разорением большей части граждан значительно снизилась численность и боеспособность гражданского ополчения. Это подрывало основу военного могущества полиса. Соответственно усиливалась потребность в наемных войсках. Наемничество означало разрыв с традициями свободного и демократического полиса, поскольку наемники легко превращались в орудие политических и военных авантюр.

В IV в. до н.э. Афины были завоеваны Македонией, а позже, во II в. до н.э., попали под власть Рима.

4. Вторым крупнейшим после Афин полисом, сыгравшим видную роль в истории Древней Греции, была Спарта. Спартанское государство образовалось в IX - VIII вв. до н.э. в южной части полуострова Пелопоннес в результате завоевания этой территории вторгшимися с севера дорийскими племенами. Чтобы держать в повиновении коренное население, во много раз превышающее численность завоевателей, нужно было создать органы насилия, органы публичной власти, неизвестные до тех пор завоевателям-спартиатам, у которых родовой строй еще не был разрушен. В результате появилось своеобразное соединение сильной государственной власти со значительными пережитками первобытнообщинного строя.

Спартанское общество состояло из трех основных категорий - спартиатов, илотов, периэков.

Как и в других греческих полисах, коллектив полноправных граждан (спартиатов) образует замкнутую общность, которая противостоит рабам (илотам) и неполноправным лицам (периэкам). Спартиаты представляли собой господствующий коллектив рабовладельцев. Вся земля считалась собственностью государства и была, по преданию, разделена на девять тысяч равных участков по количеству спартиатов-воинов. Каждый гражданин получил такой участок (клер) вместе с прикрепленными к нему илотами в наследственное майоратное пользование без права отчуждения. Клер переходил по наследству к старшему сыну, а младшие сыновья могли претендовать лишь на выморочные наделы, а пока включались в разряд опустившихся (гипомейонов). Поскольку численность порабощенного населения значительно превосходила численность спартиатов, последние вынуждены были военизировать свой быт. Единственно достойным занятием они считали военное дело. Они жили как в военном лагере, не расставаясь с оружием.

Для предотвращения зависти и соперничества между самими гражданами государство искусственно сглаживало различия между ними. Легендарный законодатель Ликург, якобы по божественному откровению, учредил меры, направленные против роскоши и обеспечивающие простоту нравов. Было введено одинаковое и обязательное воспитание и обучение всех детей. Сплочению мужчин с взаимным контролем друг за другом способствовали объединения по возрастным группам, в составе которых они совершали регулярные совместные трапезы, бились плечом к плечу на поле брани. Проявлением грубой уравнительности являлась обязанность граждан носить единообразный покрой одежды, определенную форму бороды и усов и т.п.

Рабство в Спарте отличалось значительным своеобразием. Илоты, в отличие от афинских рабов, были коренным греческим населением, завоеванным спартиатами. Завоеватели оставили их в прежних домах, на прежних землях. Илоты, как и земля, считалась собственностью государственно-организованной общины полноправных граждан-спартиатов. Государство предоставляло участок земли и илотов, обрабатывающих его, в пользование спартиату. Илоты платили хозяину примерно половину урожая (82 медимна зерна и жидких продуктов, плодов), остальное оставляли себе. Илоты не были товаром, самостоятельно вели хозяйство, свободно распоряжались оставшейся у них частью урожая, служили в легковооруженной пехоте. Участвующий в военных действиях спартиат имел возле себя семерых илотов. Для устрашения илотов в Спарте были узаконены периодические избиения и массовые убийства их - криптии.

Особую часть населения Спарты составляли периэки. По одной версии ими были жители горных неплодородных районов, также завоеванные спартиатами, но оставленные лично свободными. По другой - периэки ("живущие вокруг") были поселенцами на приграничных землях, отдаленных от политического центра. Ликург распределил землю среди них числом тридцать тысяч наделов. Периэки имели собственность, владели землей и имуществом на основе частной собственности, занимались, главным образом, ремеслом и торговлей, служили в спартанском войске, поставляя тяжеловооруженную пехоту - гоплитов, но периэки были лишены политических прав и платили спартиатам дань. Наделенные функциями самоуправления, они находились под надзором специальных должностных лиц - гармостов.

Чужестранцев в Спарте почти не было, так как правящие круги стремились оградить граждан от иноземного влияния, способного изменить представление о правильности освященного традицией порядка. Выезд за пределы страны был возможен только по специальному разрешению. Изоляция государства усугублялась также тем, что тяжелая спартанская монета чеканилась из железа и не имела хождения за рубежом.

Во главе спартанского государства стояли два царя (архагета) первоначально с выборной, а с VI в. до н.э. – с наследственной властью, восходящей, очевидно, к власти вождей двух авторитетных родов – Агиадов и Эврипонтидов. Цари выполняли военные, жреческие и частично судебные функции, но реальной властью цари обладали только во время военных походов, когда приобретали даже право жизни и смерти в отношении граждан, хотя и здесь они находились под наблюдением сопровождавших их эфоров. Раз в восемь лет эфоры гадали по звездам и, произвольно толкуя знамения, устанавливали правомерность правления царя, могли добиться его смещения.

Высшим органом формально считалось народное собрание (апелла), но фактически большой роли не играло. В нем участвовали все войны-спартиаты с 30-летнего возраста. Выступать в собрании могли лишь цари и должностные лица. Вопросы готовились Советом старейшин, в собрании не обсуждались: проводилось лишь голосование "за" и "против", причем не поднятием рук, как в Афинах, а криком; в спорных случаях расходились в разные стороны. Апелла играла важную роль в избрании должностных лиц.

Совет старейшин (герусия) состоял из 28 членов (геронтов), избираемых народным собранием пожизненно из граждан, достигших 60-летнего возраста. Еще в состав герусии входили оба царя. Герусия рассматривала предварительно дела, которые поступали затем в народное собрание. Она осуществляла суд по наиболее важным уголовным делам и особенно по государственным преступлениям. За свои действия геронты ни перед кем не несли ответственности. Они могли распустить народное собрание, если были не согласны с мнением народа. Назначение Совета старейшин Плутарх усматривал в том, чтобы с одной стороны, сдерживать власть царей, а с другой, противостоять народному собранию.

Коллегия пяти эфоров  занимала особое положение в государстве. Этот орган возник, видимо, в результате борьбы знати за дальнейшее ограничение власти царей. Власть эфоров со временем усилилась настолько, что они заняли господствующее положение в государстве и, будучи наделенными реальной властью и авторитетом, запускали политический механизм. Эфоры избирались в народном собрании на один год. Компетенция этой коллегии была обширной: ее члены созывали народное собрание, Совет старейшин, направляли их деятельность, только эфоры имели право предлагать законы; они руководили всей внутренней и внешней политикой страны, подписывали мирные договоры, объявляли военную мобилизацию, контролировали царей, выполняли их поручения судебного и административного характера. Деятельность эфоров практически не контролировалась - они отчитывались только перед своими преемниками.

В Спартанском политическом строе переплетались монархические, аристократические и демократические элементы. Поскольку руководство государственными делами здесь осуществляли не наследственные цари, а выборные эфоры, можно считать, что по форме правления Спарта представляла собой республику. Возникшая из объединения племен, компактно проживавшими в одном политическом центре, она имела полисную форму государственного устройства.

Что же касается политического режима, то определить его однозначно не представляется возможным. Демократическим началам соответствует равенство в образе жизни всех спартиатов без  различия их имущественного состояния и происхождения, участие народа в избрании самых важных должностных лиц – геронтов и эфоров. Однако, круг лиц, из которых формировался Совет старейших, был ограниченным, а его члены являлись несменяемыми. Должностные лица (эфоры, в особенности) проводили самостоятельную политику, могли не считаться с волей народа, и не подлежали суду народного собрания. Названные черты указывают на аристократию как реальную власть, сосредоточенную в руках немногих. Наконец, существовал жесткий контроль государства над обществом в целях консервации освященных традицией гражданских ценностей и ориентиров, обусловленный завоеванием и направленный на изоляцию от остального греческого мира. Вместе с детальной регламентацией жизни каждого спартиата от рождения и до самой смерти это позволяет причислить Спарту к полицейским государствам. Таким образом, политический режим утвердился смешенным как сочетание “казарменной демократии” с аристократией.

Несмотря на стремление правящих кругов оградить государство от всякого внешнего влияния и сохранить в застывшем виде существовавший порядок, товарно-денежные отношения проникли в экономику Спарты и действовали разлагающе на весь общественный организм. К IV в. до н.э. усилилось имущественное неравенство среди спартиатов. Обедневшие граждане стали закладывать не саму землю, а доход, получаемый с нее, а с 400 г. до н.э. власти разрешили дарить и свободно завещать землю. Воспользовавшись этим правом, задолжавшие спартиаты стали продавать свои земельные участки под видом дарения или передачи по завещанию. Ускорилась концентрация земли в одних руках и обнищание других людей, лишившихся с потерей надела и права гражданства. Вместе с этим упала и боеспособность спартанского войска. Спарта превратилась во второстепенное государство, а во II в. до н.э., разделив участь всей Греции, оказалась под властью Рима.

5. Рабовладельческая общественно-политическая формация достигла высшей ступени развития в Римском государстве. Рим выступил на историческую арену позднее других рабовладельческих государств и создал наиболее совершенные по форме рабовладельческие отношения. История Рима показывает кризис полисной организации с ее республиканскими традициями и превращение ее в империю с монархической формой правления. Этому способствовали как экономические факторы, усиливавшие неравенство граждан, так и успешные завоевательные войны, неуклонно расширявшие границы Римского государства. Республиканские органы оказались неэффективными для управления громадными территориями. Они постепенно утрачивают былое значение, уступая позиции новому аппарату, ставшему опорой власти монарха.

Образование Римского государства имеет ту особенность, что было тесно связано с борьбой между патрициями и плебеями, а не с разрешением внутренних  противоречий гражданско-территориальной общины, как в Афинах, или с завоеванием коренных жителей, как в Спарте. Римский город-полис создали в VIII в. до н.э. три объединившихся племени: два из которых предположительно принадлежали к италикам (латины и сабины), а одно - к южным этрускам.

Полноправными гражданами, или патрициями, считались члены римской городской общины, т.е. те, кто был зачислен в своеобразную войсковую и религиозную организацию - курию. У римлян не было общего собрания: они (мужчины, способные нести военную службу, члены родов) участвовали в общественных делах через куриатные собрания (первоначально 10 родов составляли курию как собрание 100 пеших и 10 конных войнов; в свою очередь по 10 курий входило в каждое из трех племен - триб италиков). Курия имела в целом один голос, и подсчитывались голоса не отдельных граждан, а решение каждой из тридцати курий. На собраниях избирали царя-военачальника, принимали или отвергали предложения совета старейшин.

Значительную часть неполноправных граждан составляли плебеи, включавшие не входящих в римскую родовую организацию представителей других племен (например, северных этрусков), постоянно проживавших на территории полиса. Плебеи признавались римскими гражданами, были лично свободными, владели наделами, полученными из свободной части общинного земельного фонда, должны были платить налоги, отбывать военную службу. Но плебеи были лишены права участвовать в управлении делами государства: обсуждать вопросы в народных собраниях, занимать различные должности и получать землю при разделе государственных земель.

У патрициев и плебеев были различные формы землепользования. Издревле римский гражданин (как полноправный, так и неполноправный) имел в собственности и передавал по наследству лишь приусадебный участок. Основная же масса земли принадлежала всей патрицианской общине и составляла так называемое общественное поле. Только патриции имели право занимать из этого земельного фонда для себя и подвластных лиц такое количество земли, какое они могли использовать для земледелия и скотоводства. Плебеи фактически допускались к эксплуатации общественного поля как лица, входившие в патрицианскую семью в широком смысле, то есть включавшую в себя не только родственников, но и зависимых людей, например, рабов. Патрицианский род мог предоставлять плебеям италийского происхождения земельный участок на неопределенный срок, до востребования. Плебей же, получивший надел, отдавал себя под покровительство какого-нибудь влиятельного полноправного римского гражданина. Такой покровитель назывался патроном, а покровительствуемый - подзащитный плебей - клиентом. Клиент, входя в семью патрона, обязан был следовать за ним на войну, помогать ему трудом или другими средствами, выкупать из плена, оказывать ему почтение и т.д. Патрон в свою очередь обязан был покровительствовать клиенту и представлять его в суде, так как клиент не имел возможности сам защищать там свои интересы, причем патроны и клиенты не могли свидетельствовать друг против друга и выдвигать взаимные обвинения.

Совершенно бесправными, стоящими вне общества, были рабы. Как и во всем античном мире рабство в Риме весьма скоро сменило свои патриархальные черты и формы на классические, но в отличие от Древней Греции здесь длительное время сохранялось долговое рабство. Начиная с больших завоевательных войн III в. до н.э., когда число рабов резко возросло, значительно ухудшилось их положение. Вместо подвластного члена семьи рабовладельца, некоторым образом защищенного от абсолютного произвола, раб стал трактоваться как вещь. Соответственно его господин мог обращаться с ним как вздумается и даже безнаказанно убить его.

В процессе разложения первобытнообщинных отношений и возникновения государства в Риме органы родоплеменного строя преобразуются в формирования публичной власти. В так называемый царский период, начавшийся согласно традиции с 754 г. до н.э., во главе римского народа стояли цари-рексы, наделенные неделимой, чисто личной и пожизненной, но не наследственной властью - религиозной, военной, судебной, административной. Совет старейшин у римлян именовался сенатом. Вначале он представлял собой собрание родовых старейшин. Постепенно в обычай вошло избрание старейшин из одной и той же наиболее состоятельной семьи каждого рода, что вело к образованию родовой знати и возникновению патрицианских семей. Таким образом сенат стал патрицианским консультативным органом при царе. Куриатные народные собрания несколько теряют былой авторитет: принимаемые ими обязательные постановления могли отвергаться царем или советом старейшин.

Для государствообразующего процесса наиболее важным событием стала реформа Сервия Туллия, шестого по счету рекса, проведенная им в середине VI в. до н.э., которая по своему историческому значению равна политическим революциям Солона и Клисфена в Афинах. На ее характер повлиял рост численности и увеличение роли плебеев в экономической жизни и вооруженных силах. Доходы от земли по-прежнему оседали у патрициев, но в руках плебеев концентрировалось ремесленное производство и торговля. Без них никак не обходились в военных походах. Обострилось противоречие между тем, какую роль плебеи играли в жизни Рима и их политическим бесправием. Оно было разрешено разрушением римской родовой организации, постепенным уравнением плебеев с патрициями в правах. По исторической традиции начало этому процессу и положила реформа Сервия Туллия.               

После реформы граждане (и патриции, и плебеи) стали распределяться по имущественному и территориальному принципам вместо старого деления по племенам и родам. В зависимости от размера земельных владений (не меньше 20, 15, 10, 5 или 2 югеров (1 югер = 0,25 га), а с IV в. до н.э. - имущественного достатка, исчисляемого в денежном выражении (не меньше 100, 75, 50, 25 и 11 тысяч асов),все свободное мужское население, способное носить оружие, делилось на пять разрядов, а разряды - на центурии (сотни). Из 1-го разряда наиболее богатых граждан была выделена группа всадников. Всадники составляли центурии конницы, граждане с 1 по 3 разряды - тяжеловооруженной пехоты, 4 - 5 разряды - легковооруженной пехоты. Но центурии были не только военной, но и политической единицей - новым видом народных собраний – центуриатными комициями, в состав которых стали включаться плебеи.

Каждая центурия при голосовании имела один голос. Однако разные разряды граждан образовывали различное число центурий. Зажиточные граждане первого разряда (вместе со всадниками) формировали их больше, чем граждане последующих разрядов. Так, граждане первого разряда выставляли 80 центурий пехотинцев и 18 центурий всадников (из которых 6 состояли только из патрициев), граждане второго, третьего и четвертого - по 20 центурий, а пятого разряда - 30 центурий. Вне разрядов еще образовывалось 5 нестроевых центурий: 2 центурии ремесленников, 2 - военных музыкантов и 1 центурия пролетариев (от слова "потомство"), т.е. совершенно неимущих лиц, полезных государству не достатком, а лишь своим потомством. Всего формировалось 193 центурии. Голосование проводили, начиная с граждан первого разряда вместе со всадниками, за ними подавали голос граждане второго разряда, затем третьего и т.д. При существовавшем большинстве в 97 голосов достаточно было единодушного решения первого класса со всадниками (всего 98 центурий), чтобы не спрашивать мнения других разрядов населения, образующих только 95 центурий.

Территория, занимаемая римлянами, была подразделена на 4 городских и около полутора десятков сельских (в 496 г. их было 16, после 241 г. до н.э. их окончательное число составило 31) округов (триб), которые уже не совпадали с племенным делением. Вначале они были установлены для упорядочения военного набора, учета землевладения и взыскания налогов с патрициев и плебеев через старост территориальных округов. Позднее стали проводиться собрания по трибам, что положило начало другому виду народного собрания - трибутным комициям, где каждый округ имел один голос. Центуриатные и трибутные комиции постепенно совершенно вытеснили куриатные комиции - тот вид народного собрания, который существовал при родоплеменном строе.

Римская республика. В 509 г. до н.э. последний римский царь (7-й рекс Тарквиний Гордый) был изгнан, а его функции военачальника, верховного судьи по публичным делам перешли к двум должностным лицам, именуемым вначале высшими преторами (предводителями), а затем консулами. Преторы же стали помогать консулам по судебным и административным вопросам. Наряду с этими высшими должностными лицами постепенно начали возникать и другие, первоначально им подчиненные: квесторы, которые были помощниками преторов по судебным делам, а позже стали выполнять функции казначеев; эдилы как помощники преторов по городскому хозяйству. Для учета граждан и распределения их по центуриям и трибам в 442 г. до н.э. была создана должность цензора. Должностные лица избирались народными собраниями, получившими статус высших государственных учреждений. С учреждением республики совет старейшин сохранил лишь прежнее наименование - сенат и количественный состав - 300 человек по известному числу патрицианских родов. Но он стал формироваться не из старейшин родов, а из привилегированных лиц, назначаемых консулами. С IV в. до н.э. назначение сенаторов стали производить цензоры из среды бывших магистратов в порядке должностной иерархии. Раз в пять лет в него зачислялись представители знатных и богатых семей, как правило те, кто в прошлом занимал высшую государственную должность консула, затем претора, цензора. Сенат по-прежнему считался совещательным органом, но не при царе, а при магистратах, т.е. должностных лицах.

С изгнанием царя в Риме установилась республиканская форма правления. Ее аристократический характер был предопределен продолжавшейся борьбой между патрициями и плебеями. Политические притязания плебеев подкреплялись их экономической силой: хотя в землевладении господствовали патриции, но торговым и промышленным богатством, хотя и не очень развитым, обладали плебеи. Действенной формой их борьбы за права была так называемая сецессия, т.е. уход плебеев из Рима. Первая состоялась в 494 г. до н.э., когда плебеи отказались выступить в военный поход и в полном вооружении удалились из города. Уход плебеев вызвал панику. Боеспособность римской армии резко упала. Патриции вынуждены были начать переговоры и пойти на уступки - была создана специальная должность народных трибунов, существо которой состояло в защите плебеев от произвола патрициев. К III в. до н.э. плебеи добились значительных политических и иных успехов: они получили право заключать браки с патрициями (Закон Канулея 445 г.); право избирать одного из консулов из числа плебеев (Закон Лициния и Секстия 367 г.); в 444 г. плебеи получили доступ в сенат, в 356 г. им становится доступной должность диктатора, в 351 г. - цензора, в 337 г. - претора. Уравнению плебеев в правах с полноправными гражданами способствовали ликвидация долгового рабства (Закон Петелия 326 г.), допуск всех к пользованию государственными землями (Закон Лициния и Секстия 367 г.). Постепенно в III - I вв. до н.э. наиболее богатые из плебеев консолидируются с имущим патрициатом и создают нобилитет, который противостоит простому народу. Нобилитет в качестве объединенной патрицианско-плебейской знати доминирует в экономике и политике страны. Он обладал огромными земельными богатствами, а самую большую выгоду получал от завоеваний, а затем от управления завоеванными территориями. Политическим оплотом нобилей был сенат, должностные лица в основном выходили из их среды. Поскольку исчезает понятие "патрицианская знать", изменилось и понятие "плебеи". Теперь слово "плебс" означает просто низшие слои свободного городского и сельского населения.

В целом же общественный строй республиканского Рима характеризовался двумя группами населения с диаметрально противоположными интересами. Это - свободные и рабы.

В свою очередь свободное население делилось на полноправных граждан и неполноправных чужеземцев (перегринов). Уже была прослежена борьба плебеев за уравнение в гражданских правах с патрициями. Помимо сказанного, добавим те изменения в составе граждан, которые явились следствием расширения пределов Римского государства.

К середине III в. до н.э. Апеннинский полуостров был полностью завоеван римлянами. Население Италии, не входя в римскую общину, пополнило число свободных жителей. Они стали делиться на две группы - древние латины и латины колоний. За первыми признавались имущественные права, право выступать в суде и вступать в брак с римскими гражданами. Но они были лишены права участвовать в народных собраниях. Латины колоний пользовались теми же перечисленными правами, что и древние латины, за исключением права вступать в брак с римскими гражданами. Только в I в. до н.э. после союзнических войн всем латинам было предоставлено гражданство.

К перегринам, т.е. свободным людям, лишенным прав гражданства, относились жители провинций - стран, находящихся вне Италии и завоеванных Римом. Перегрины должны были нести налоговые обязанности. Не имея прав латинов, они получили некоторые имущественные права. Однако для защиты своих прав они должны были избирать себе покровителей - патронов, в отношении которых находились в положении, мало отличавшемся от положения клиентов.

В период республики эксплуатируемый класс составляли рабы. Основными источниками рабства были военный плен и работорговля. Из-за тяжелого положения рабов естественное их воспроизводство имело меньшее значение. Рабы были государственные, принадлежавшие всем свободным гражданам на правах коллективной собственности, и частновладельческие. Положение последних постоянно ухудшалось. Прошли времена, когда существовало патриархальное рабство и рабы входили в состав семей граждан, пользовались защитой сакрального права (т.е. священного права, основанного на религиозных верованиях). Власть хозяина над рабом стала практически неограниченной.

Неэффективность труда рабов, незаинтересованных в его результатах, заставила рабовладельцев искать новые формы эксплуатации. Такой формой стал пекулий - часть имущества хозяина (земельный участок, ремесленная мастерская и др.), которую он предоставлял рабу для самостоятельного ведения хозяйства и получения части дохода от него. Господин мог в любое время отнять переданный им пекулий.

Неэффективность рабского труда приводила к отпуску рабов на волю. Вольноотпущенники, пополняя состав граждан, оставались в зависимости от своего бывшего хозяина, превратившегося в их патрона: в пользу последнего они обязаны были нести определенные материальные и трудовые повинности; патрон в случае бездетности вольноотпущенников наследовал их имущество.

Государственный строй республиканского Рима характеризовался следующими чертами. Высшим органом формально считалось народное собрание. Оно собиралось по инициативе должностных лиц и выслушивало их предложения. Предложения магистратов народное собрание изменять было не в праве. Оно могло их принять либо не принять. Голосование по ним было открытым и только в конце республиканского периода было введено тайное голосование, при котором участникам собрания для выражения мнения стали раздавать специальные таблицы.

Народное собрание образовывалось в виде комиций. Центуриатные комиции играли главную роль. С середины III в. до н.э. (с 241 г.) произошли изменения в их составе: все пять имущественных разрядов граждан стали формировать по 70 центурий - по две на каждую из 35 триб. Произошла некоторая демократизация в принятии решений, так как исход голосования теперь решался суммой голосов не одного, а трех имущественных разрядов. Центуриатные комиции избирали высших должностных лиц республики - консулов, преторов, цензоров, принимали или отвергали их законопроекты. В компетенцию этих собраний входило объявление войны; им были подсудны дела по наиболее важным преступлениям, влекущим за собой смертную казнь.

Трибутные комиции были двух видов: общие для всех полноправных граждан (патрициев и плебеев) и специально плебейские. В трибутных комициях выбирались низшие должностные лица - квесторы, курульные эдилы, а в специальных плебейских комициях – народные трибуны и плебейские эдилы. По закону 286 г. до н.э. решения плебейских собраний (плебисциты) стали обязательными для всего народа.

Куриатные собрания потеряли былое значение. Они лишь формально вводили в должность лиц, избранных другими комициями, и в конце концов были заменены собранием тридцати представителей курий - ликторов.

Для республиканского периода было характерно большое влияние сената, количественный состав которого в I в. до н.э. увеличился сначала до 600, а затем до 900 человек. Вначале сенат даже утверждал законы, принятые народным собранием, но с 338 г. до н.э. сенат лишился этого права и только предварительно утверждал предложения, вносимые должностными лицами для обсуждения их в народном собрании. Сенат регулировал бюджет страны, в том числе распределял суммы между отдельными магистратами, руководил военными операциями, распоряжался военной добычей, распределял государственную землю, ведал дипломатическими сношениями, в частности, утверждал мирные договоры и союзные договоры с другими странами, решал вопросы о мерах государственной безопасности, в частности, давал чрезвычайные полномочия диктатору, ведал общим управлением провинциями. Решения сената назывались сенатус-консультами. Созывали сенат и председательствовали на его заседаниях консулы, преторы, диктаторы, а с середины IV в. до н.э. и плебейские трибуны.

Сенат не имел постоянной резиденции; его заседания проходили при закрытых дверях в одном из храмов. Среди сенаторов определились группы, расположенные в последовательность ранее занимаемых должностей: бывшие консулы, преторы, куриальные эдилы; затем плебейские эдилы, трибуны, квесторы и, наконец, немагистраты. В этой же последовательности сенаторы получали право высказывать свое мнение, а первым в группе выступал старейший ее член - принцепс. Голосование проходило таким порядком, что голосующие расходились в разные стороны.

Должностные лица, уполномоченные от имени государства совершать судопроизводство и управление, составляли магистраты, а система лиц - носителей исполнительной власти, именовалась магистратурой. Магистраты имели следующие особенности:

- они были выборными учреждениями: исключая диктатора, избирались народным собранием, но при исполнении своих обязанностей от него не зависели;

- они были коллегиальными, опять же исключая диктатора. Одну и ту же должность занимала группа уполномоченных лиц, каждый из которых обладал полной властью, которую ограничивала только такая же полная власть коллеги, имевшего право отменить или запретить любое его официальное действие (лишение юридической силы акта коллеги называлось интерцессией), но не имевшего права что-либо ему предписывать. Таким образом, акт должностного лица только тогда имел юридическую силу, если с ним были согласны все коллеги, занимающие ту же должность;

- для них была характерной краткосрочность службы: магистраты избирались на один год, за исключением цензоров, переизбиравшихся каждые пять лет. Диктаторство не должно было превышать шести месяцев. Служебный срок мог продлеваться лишь в исключительных случаях. Например, сенат мог продлить полномочия консула - командующего армией - до конца военной кампании. Один и тот же пост магистрат мог повторно занимать лишь по истечении 10 лет;

- магистрат являлся неприкосновенным лицом. Пока он исполнял свою должность, он не мог быть ни смещен, ни привлечен к ответственности. А вот после истечения срока пребывания в должности должностные лица привлекались к суду народного собрания. Таким образом, существовал принцип ответственности магистратов перед народом;

- служба должностных лиц носила безвозмездный характер: государственная работа в Риме, в отличие от Афин, не оплачивалась. Только состоятельные граждане могли себе позволить участвовать в управлении обществом. Выполнение обязанностей магистрата считалось высшей честью и осуществлялось не только безвозмездно, но в ряде случаев было связано со значительными расходами из личных средств избранного. Избрание также было связано для кандидатов с большими затратами. Согласно обычаю, они обязаны были задолго до выборов устраивать для сограждан пиры и одаривать их подарками.

Отличительной особенностью римской магистратуры была иерархия должностей и определенный порядок продвижения по служебной лестнице. Гражданин мог занимать высшие государственные должности в следующей последовательности: вначале квестор, затем эдил, претор и консул. На диктаторов и цензоров этот порядок не распространялся. Более низкий по рангу магистрат обязан был проявлять уважение к более высокому, но не был его подчиненным. Вышестоящий магистрат имел право отменить решение нижестоящего, но не мог давать ему положительных приказаний в сфере его деятельности.

В Республике не разрешалось занимать несколько магистратур одновременно. Претендент на звание магистрата должен был лично выдвигать свою кандидатуру. Надев белую тогу, окруженный друзьями и рабами, он ходил по городу перед выборами, добиваясь расположения избирателей. Во времена поздней Республики для избирательной кампании стали характерными всевозможные интриги и подкупы.

Все магистраты были властны выражать своими высказываниями волю государства, обязательную для его граждан. Должностные лица обладали правом применять принуждение в случае неисполнения их распоряжений в виде задержания ослушников, предания суду нарушителей, наложения штрафа и ареста имущества. Магистраты, облеченные высшей властью (диктаторы, консулы, преторы), имели еще и империум, т.е. высшую и неделимую распорядительную власть, включающую командование войском; право созывать и вносить предложения в центуриатные, трибутные комиции и в сенат, председательствовать в них; право наложения наказания по своему усмотрению на того, кто сопротивляется их приказу или оспаривает его; право руководить правосудием, решать юридические вопросы с дополнениями, изменениями и даже исправлениями законов. Каждый магистрат имел аппарат, состоящий из совета, канцелярии, в которой работали секретари и письмоводители, ликторов (стражи), глашатаев и посыльных. Все эти лица получали жалование.

Со временем деятельность магистратов приобретала специализированный характер.  Во главе ординарных, т.е. не наделенных чрезвычайными полномочиями, магистратов стояли два консула . Им прежде всего принадлежало высшее военное руководство. Во взаимодействии с сенатом они готовили и вели войны. Консулы руководили набором римских граждан в армию, назначали командный состав и осуществляли правосудие в армии, распоряжались военной добычей (движимостью, ибо землей распоряжался сенат), заключали перемирие с врагом. В их компетенцию входило также уголовное преследование граждан, выдача ордеров на аресты и обыски, санкционирование других репрессивных действий полицейских сил. Консулам принадлежал большой империум - право выносить смертный приговор, который мог быть обжалован в центуриатном собрании.

Помощники консулов именовались преторы, общим числом от 2 до 8. Они выполняли приказы консулов, замещали их в их отсутствие, помогали им в судебной деятельности, руководили полицией безопасности - так называемой преторской гвардией, использовавшейся для подавления беспорядков в городе. Впоследствии в их компетенцию стало входить главным образом руководство правосудием, а также решение юридических вопросов в виде составления формул для судов. Один из преторов (городской) определял подсудность споров между гражданами, а другой - перегринский претор - между римскими гражданами и чужеземцами или только между чужеземцами. У преторов был ограниченный империум - без права приговаривать к смертной казни.

Главной задачей цензоров было распределять всех граждан по центуриям и трибам в зависимости от возраста, имущества и класса и составлять списки сенаторов. Кроме того, они наблюдали за общественной нравственностью и семейной жизнью граждан за последнее пятилетие; недостойным они высказывали порицание, считавшееся позорным, вычеркивали их из списка сенаторов или всадников, переводили в более низкие центурии или трибы. Далее они руководили отдельными участками государственных финансов: давали подряды на общественные работы, управляли работами в рудниках, сдавали в аренду государственные земли и пр. Цензоры избирались по двое, как правило - каждое пятилетие на срок не более 18 месяцев. Не обладая империумом, они тем не менее имели огромный общественный вес, так как их вмешательство влияло на состав и ориентацию народных собраний, сената. На них не распространялось право народных трибунов отменять меры других магистратов.

Четыре эдила выполняли полицейские обязанности. Они наблюдали за порядком, руководили полицейскими отрядами, скомплектованными из рабов, осуществляли надзор на рынках, устраивали игры и зрелища. Эдилы производили арест виновных и подозреваемых в совершении преступлений, усмиряли ссоры между соседями. Расследование убийств и розыск виновных возлагались на особых тайных агентов - филёров за убийцами.

Некоторые низшие магистраты, избиравшиеся трибутными комициями, ведали тюрьмами и ночной полицией, а также надзирали за противопожарной охраной, они же приводили в исполнение приговоры к смертной казни. Другие ведали чеканкой монеты, третьи следили за исправным состоянием дорог и т.п. В ведении квесторов было производство предварительного следствия по уголовным делам, заведование государственным казначейством.

Особыми полномочиями обладали плебейские трибуны. Они имели право вето (т.е. лишения юридической силы) на постановления народного собрания и сената, могли запретить исполнение приказов магистратов; сами обладали личной неприкосновенностью, но могли арестовать любое лицо и подвергнуть его публичному допросу. Народные трибуны, никогда не имея ни собственной сферы деятельности, ни империума, получили такое общественное влияние, что фактически приблизило их к положению высших магистратов.

К экстраординарным (чрезвычайным) магистратам относился диктатор. Он назначался сенатом по предложению одного из консулов при чрезвычайных обстоятельствах, грозящих опасностью для государства: тяжелая война, массовые внутренние беспорядки. Диктатор обладал неограниченной властью, которой подчинялись все магистраты. Право вето плебейского трибуна на него не действовало, распоряжения диктатора не подлежали обжалованию и за свои действия он не нес ответственности. Диктатор имел высочайший империум, включавший право приговаривать к смертной казни, не подлежащее обжалованию. В период расцвета Республики к диктатуре почти не прибегали.

С завоеванием римлянами Апеннинского полуострова Италия не представляла собой единой государственной территории, а являлась пестрой федерацией общин полисного типа, среди которых Рим занимал господствующее положение. В середине III в. до н.э. в состав Римской державы входило 9 провинций. В качестве правителей или наместников провинций посылали сначала преторов, а затем консулов по окончании срока их полномочий в Риме. Наместник обычно назначался на год и в течение этого срока не только располагал в своей провинции всей полнотой военной, гражданской и судебной власти, но фактически не нес никакой ответственности за свою деятельность перед римскими властями. Жаловаться на злоупотребления жители провинций могли после того, как наместник сдавал свои дела преемнику, но такие жалобы редко имели успех.

Римская республика была органом господства верхушки полиса, и она оказалась неспособной успешно выполнять функции руководства огромной римской державой. В деле упорядочения управления провинциями более действенным стало единовластие человека, поставленного во главу страны, т.е. монархическая форма правления.

6. Падение республики началось со II в. до н.э., когда на смену мелкому и среднему крестьянскому хозяйству приходит крупное землевладение (латифундии). Основными производителями продукции стали рабы. Увеличение количества рабов и усиление интенсификации их труда привело к обострению классовых противоречий, к активным выступлениям угнетенных лиц. Образование латифундий повлекло за собой массовое разорение крестьян и ремесленников, превращение их в пролетариев, которые не могли найти себе работу в условиях рабовладельческого способа производства. На тружеников тяжелым бременем ложатся Пунические войны с Карфагеном: люди несли расходы, а добычу не получали.

Следствием новых экономических обстоятельств стало обострение борьбы между рабовладельцами и другими свободными гражданами. Наибольшей остроты она достигла в 30 - 20 годах II в. до н.э., когда народными трибунами были избраны вначале Тиберий, а затем Гай Гракхи. Их государственная деятельность проводилась в целях предотвращения разорения крестьянства: крестьяне наделялись землей путем изъятия ее излишков у латифундистов; за счет государственных средств плебеям была снижена цена на хлеб; государство активно предоставляло земельные наделы малоимущим переселенцам в колониях Рима.

Борьба крестьян под руководством Гракхов потерпела поражение. После гибели братьев-народных трибунов были приняты законы, ликвидировавшие их мероприятия. Разорение крестьян привело к росту числа пролетариев-люмпенов, а значит вызвало и общую деградацию свободных. Это ослабило социальную базу республики в лице крестьянства. Военные ресурсы республики также были на пределе из-за войны с нубийцами и вследствие отражения нашествия тевтонов. Проведенная в 107 г. до н.э. военная реформа консула Мария, допустившая набор в армию всех желающих за плату в счет будущей военной добычи, положила начало профессиональной армии наемников, преданной удачливому начальнику, создала опору для захвата власти командующим. С 83 г. до н.э. вплоть до монархии в Риме устанавливается режим военных диктатур - Суллы, Цезаря. Республиканские институты теряют былое значение. Ярким показателем кризиса республики явилось падение роли народных собраний и усиление власти сената, пополнение последнего сторонниками диктаторов. Все больше внедряются элементы авторитарного режима. Например, Сулла (82 - 79 гг. до н.э.), опираясь на верные ему легионы, добился назначения себя диктатором на неопределенное время (пожизненно); упразднил должность цензора и стал пополнять сенат своими сторонниками; укрепил его авторитет право предварительно утверждать законопроекты, которые без согласия сената не могли отныне вноситься в народное собрание; ограничил компетенцию народного собрания, изъяв у него судебные полномочия и контроль за финансами, возвращенный сенату; приказал сенату составить списки своих противников, которые подлежали смерти, а их имущество конфискации.

На завершающем этапе истории Римского государства утвердилась монархия. Ее развитие было обусловлено изменениями экономического порядка. С I в. нашей эры наметился кризис крупного землевладения: оно делилось на все более мелкие формы, сдаваемые в аренду крестьянам, платившим владельцам земли оброк. Такие свободные арендаторы назывались колонами. Колоны делились на две категории: арендаторов по договору и арендаторов, которые издавна жили на земле крупных собственников. Их повинности часто определялись не первоначальными договорами, иногда давно утерянными, а местными обычаями. Юридически колон являлся свободным человеком, который имел право уйти от землевладельца после истечения срока договора, обычно заключавшегося на пять лет. Довольно часто за пятилетний срок аренды колон настолько опутывался различными долгами и обязательствами, что практически не мог оставить своего места, превращаясь в пожизненного арендатора, а затем и в наследственного. Отныне сын не мог покинуть участок земли, переходивший к нему от отца. Арендаторы или колоны постепенно были прикреплены к земле и могли быть проданы вместе с земельным наделом. В IV в. колон уже не имел права подавать в суд на господина, поступать в армию без его разрешения, не имел права продать что-либо из своего инвентаря или урожая, так как закон не признавал за колоном любой личной собственности. Браки колона со свободными были запрещены. С начала IV в. ремесленники наследственно прикрепляются к профессии через включение в ремесленные коллегии. Так в недрах рабовладельческой общественно-экономической формации зарождаются в форме колоната и усиления корпоративных связей феодальные отношения.

При монархии происходили изменения в  общественном строе. Права граждан все чаще предоставляются внеиталийским жителям провинций, а эдикт Каракаллы 212 г. дал гражданство всем свободным подданным. Усиливается дифференциация сословий. Нобилитет превратился в сенаторское сословие, принадлежность к которому определялась знатным происхождением и имущественным цензом в 1 млн. сестерций. Из сенаторов назначался высший командный состав легионов - легаты и старшие трибуны, а также наместники большинства провинций. (Октавиан Август назначал их на новую должность – префект Рима, введенную для обуздания рабов и мятежников). Всадники с имущественным цензом от 400 тыс. до 1 млн. сестерциев стали служилым сословием, поставляющим кадры для столичной администрации и командных должностей в армии. Из этого сословия набирались трибуны и центурионы легионов, командиры вспомогательных частей, секретари и чиновники в провинциальном управлении. (Октавиан Август создал для всадников ряд новых должностей - надзирателей за дорогами, общественными зданиями, водопроводами и т.д. Увенчать же карьеру всадника могла лишь должность префекта преторианской гвардии).

Разорение свободных граждан вело к изменению городского плебса. Наибольшую его часть составляли не имеющие постоянной работы люмпены, которые жили случайными заработками, поддержкой государства и частных лиц. Около 200 тыс. человек в Риме получали бесплатно хлеб и пользовались производившимися изредка властями денежными раздачами. Для развлечения этой неорганизованной толпы устраивались многочисленные гладиаторские бои и травли зверей, другие зрелища. Именно эта паразитическая масса требовала "хлеба и зрелищ". Для надзора за порядком в городе (недовольства люмпенов вызывались задержками поступления продовольствия) были организованы особые городские когорты, которые несли чисто полицейские функции.

Из-за сокращения  захватнических войн иссякают источники рабства, ослабла эксплуатация рабов, но ужесточилось подавление их сопротивления: по постановлению сената 10 г. при убийстве хозяина казнились все рабы, находившиеся в доме или на расстоянии окрика, но не пришедшие на помощь. Через 90 лет к этому закону была сделана поправка: теперь наряду с этими рабами подлежали смерти и вольноотпущенники. (Когда в 61 г. префект Рима Педаний Секунд был убит рабом, все 400 человек его городской фамилии, которые находились в момент убийства в его доме, были казнены). Хозяева все чаще делали своих рабов арендаторами-колонами или давали им в управление часть имущества - уже известный пекулий. Пекулий позволял рабу самостоятельно вести хозяйство и пользоваться доходами с него. Он способствовал взаимному обогащению: приумножал состояние рабовладельца и помогал рабу накопить средства для освобождения. В правовом отношении собственником пекулия оставался господин, который в любое время мог истребовать его назад. Если же домовладыка отпускал раба на свободу, не требуя возврата пекулия, имущество становилось собственностью вольноотпущенника. Поначалу пекулий всецело определялся доброй волей господина. Но так как контрагенты раба, выведенного на пекулий, нуждались в обеспечении своих интересов, то пекулий постепенно стал неотъемлемой принадлежностью раба.

Изменения в экономике и социальной среде влекли за собой изменения в государственном строе Рима. В начальный период монархии, при так называемом принципате, новая форма правления еще драпируется в республиканские одежды. Октавиан, начавший править с 27 г. до н.э., был первым, который одновременно имел почетное звание "император", даваемого полководцам (ему оно давалось 21 раз, а впервые - в 29г. до н.э. от сената и комиций); титул августа, с каковым ранее обращались к богам (имя Августа может быть приблизительно переведено как "возвеличенный божеством", что придавало власти принцепса как бы религиозную санкцию. С 12 г. до н.э. Октавиан и все его приемники были великими понтификами, концентрируя в своих руках всю полноту религиозной власти); права пожизненного консула и трибуна; титул "принцепс-сенатус", т.е. первого в списке сенаторов. С 98 г. центуриатные комиции вообще перестают собираться, а трибутные созываются крайне редко.

Функции народного собрания переходят к сенату, который формально считается верховным органом страны, но постоянно действует с оглядкой на принцепса. Последний проводил "чистки" и пополнял сенат преданными людьми. Если у таких людей не было денег до суммы сенаторского ценза, он выплачивал их сам. Сенат становится единственным законодательным органом: его сенатус-консульты приобретают силу закона; сенат избирает монарха-принцепса, но фактически утверждает законопроекты принцепса, а также его преемника (с конца I в. власть передавалась не сыну или ближайшему родственнику императора, а лицу, которого он усыновлял с согласия сената). В сенат перенесли выборы магистратов, но как и сенат принцепс имел право выдвигать кандидатов на государственные должности. Его кандидаты баллотировались вне очереди и, конечно, опираясь на авторитет принцепса, имели все шансы быть избранными. Рядом с магистратами, избираемыми сенатом и отдельно от них создается назначаемый принцепсом чиновничий аппарат, к которому переходит административная и судебная власть.

После перераспределения провинций сенат назначал наместников (проконсулов и пропреторов) только в сенатские провинции, имел право контроля и суда над ними. Главы императорских провинций назначались принцепсом, осуществляли военную и гражданскую власть с помощью собственного совета и канцелярии. Принцепсы всегда брали на себя управление наиболее важными в военно-политическом отношении провинциями, в которых располагались основные войска государства. На основе поступлений из императорских провинций была создана особая казна - фиск, которая постепенно совершенно вытеснила государственную казну - аэрарий, которым распоряжался сенат. Так принцепс получил независимый источник доходов, значительно укрепивший его власть.

Реальная власть сосредотачивается в руках принцепса, по толкованию Августа - первого гражданина Римского государства, а фактически - пожизненного республиканского магистрата, получившего империум. Уже империум Октавиана давал ему право командовать армиями, содержать собственную гвардию (преторианские когорты), вершить суд в стране, наблюдать за управлением сенатскими провинциями, толковать законы. Веспасиан (69 - 79 гг.) получил право отменять ранее существовавшие законы, а Адриан (117 - 138 гг.)- право вносить изменения в законы. С этого времени появились утверждения римских юристов: "что угодно императору, то имеет силу закона" (Дигесты. 1, 4, 1.) и что "сам император законами не связан" (Дигесты. 1, 3, 31.). Вопреки республиканским традициям принцепсы одновременно избирались на должности консула, цензора, народного трибуна. Как консулы они были верховными главнокомандующими, назначали командующих легионами - легатов и старших командиров - военных трибунов, могли, воспользовавшись правом интерцессии, отменить решения других магистратов; как цензоры - формировать сенат; как трибуны - накладывать вето на постановления сената или решения магистратов. На самого принцепса вето не распространялось.

При принципсе образуется личный совет, возглавляемый начальником гвардии, и канцелярия. Еще Октавиан Август создал совет в количестве двадцати человек, которые именовались его "друзьями". Совет являлся частным совещанием и не имел никаких прав для решения государственных дел. На практике этим советом велась подготовка всех важнейших мероприятий, которые затем поступали на утверждение сената. Император Адриан превратил совет принцепса в государственное учреждение, задачей которого была подготовка для императора различных документов. За свою работу члены совета получали щедрое вознаграждение, хотя император и не всегда считался с решениями совета. В канцелярию принцепса входило несколько ведомств со штатом чиновников. Были ведомства финансов, прошений, официальной переписки, личного имущества императора, императорского суда и др. Начальники ведомств канцелярии, как и члены совета, назначались принцепсом из его приближенных.

Так, при Клавдии (41 - 54 гг.) для большего удобства управления огромной территорией были созданы особые канцелярии, во главе которых сам император поставил своих вольноотпущенников. Самыми главными из них считались: "относительно писем", которая распространяла по стране эдикты и распоряжения императора; "относительно жалоб", которая принимала и разбирала жалобы от населения по поводу самых различных злоупотреблений; "относительно финансов", которая была центром управления императорским имуществом. Но вскоре грань между императорским хозяйством и государственной администрацией практически стерлась и поэтому главы ведомств канцелярии стали управлять большинством государственных дел.

К высшим чиновникам, назначаемым принцепсом, относились префект претория, командовавший императорской гвардией (эта гвардия, которая насчитывала 9 когорт по тысяче человек в каждой, была организована Октавианом Августом для своей личной охраны. Три когорты были оставлены в Риме, шесть - размещены в различных городах Италии); префект города Рима, организовывавший снабжение города продовольствием, заведовавший пожарной охраной и отвечавший за порядок в ночное время; префект Египта, управлявший самой богатой и стратегически важной провинцией и др. Создаваемый чиновничий аппарат, хотя и не представлял собой стройной системы и был малочисленным, но обеспечивал более эффективное управление разросшимся государством в силу складывавшейся централизации и иерархии чиновничества.

В последний период монархии с конца III в., при так называемом доминате, совершенно стираются республиканские черты правления. Глава государства - император, уже не первое лицо среди республиканских магистратов, а господин над своими подданными - бывшими гражданами. Начало этапа обычно датируется 284 г., когда Диоклетиану присвоили титулы августа и доминуса, т.е. господина. Окончательный разрыв с традициями принципата связывают с именем Константина, взявшего власть в 305 г. Однако уже император Север (193 - 211 гг.) являлся единственным источником власти, а его воля была высшим законом. Теперь сенат не имел права издавать законы и выбирать магистратов. Это было исключительным правом принцепса. Императорские нормативные акты, имевшие силу закона, назывались императорскими конституциями. Позднее роль сената еще более упала: ему лишь сообщаются уже принятые законы, иногда поручается рассмотрение уголовных дел. Сенат по указанию императора порой назначал преемника монарха. Этот орган утрачивает общегосударственное значение, превращаясь в муниципальный орган - в совет при префекте Рима.

При священной особе доминуса вместо личного совета действует государственный совет - консисториум, который обсуждает вопросы законодательства и управления, является высшей инстанцией для дел, восходящих к императору. Высший совещательный орган стал называться консисториумом, вместо ранее существовавшего консилиума, потому что его члены во время совещания стояли - они не имели права сидеть в присутствии императора. Сам доминус по своему усмотрению назначал всех членов консисториума, только он один имел в этом совете решающий голос. Республиканские магистраты сохраняются только как почетные должности или становятся муниципальными должностными лицами, а все управление страной находится в руках императорской бюрократии (придворных, военных и гражданских чиновников). При императоре Севере и его преемниках префекты претория из командующих императорской гвардией стали ближайшими помощниками фактического главы государства по управлению империей. На эти должности гражданских чиновников назначались опытные юристы, например, Папиниан, Павел, Ульпиан. (В 212 г. Каракалла убил соперника на трон, его сторонников, в том числе и его префекта претория, которым был Папиниан.) Префекты наблюдали за работой чиновников и ходом государственных дел, а с IV в. начали управлять четырьмя крупными частями страны - префектурами, на которые была разделена империя.

Постепенно империя все более как бы сливалась с императорским хозяйством, а высшие должностные лица становятся и высшими придворными чинами. Так, "квестор священного дворца" являлся председателем императорского совета - "священной консистории", ведал законодательством, осуществлял судебный надзор; "магистр должностей" руководил личной канцелярией императора, его стражей, ему были доверены дипломатические сношения, почтовое дело, внутренняя безопасность, вместе с тем ему принадлежал верховный совет над всем управлением, так как под его началом стояло настоящее войско тайных полицейских агентов, которых называли "любопытные"; управляющий "священными щедротами", т.е. всеми государственными финансами, так как казна императора и хранилище Республики слились. Сохранились прежние канцелярии, но под началом одного лица - викария. Сложилась система должностей среднего звена управления - комитатов. Возглавляющие их лица стали специализироваться по различным видам деятельности: сопровождение императора, охрана дворца, руководство внутренней армией, гражданское управление, частные дела главы государства.

В правление Диоклетиана государство было поделено на четыре автономные области. Возглавившие их префекты претория являлись наместниками императора, наделялись в них правами главнокомандующих и высшей юриспруденцией, могли издавать эдикты-распоряжения, располагали собственной администрацией. К концу III в. количество провинций возросло до 120; между ними исчезло разделение на императорские и сенатские: все управлялись легатами и прокураторами, назначаемыми и смещаемыми монархом, ответственными перед ним. Для провинциальной администрации  становится характерным отделение гражданского управления от военного.

Во время монархии полиция Рима подверглась коренной реорганизации. Еще при правлении Октавиана Августа во главе столичной полиции был поставлен префект города, наделенный широкими полномочиями в области охраны общественного порядка. В его подчинении находились 14 полицейских комиссаров, которые возглавляли городские кварталы, ведали там всеми делами и отвечали за безопасность и порядок в каждом из них. Комиссары имели помощников в лице квартальных капитанов, агентов-доносчиков и офицеров сторожевых полицейских отрядов. Через них комиссары и префект столицы получали информацию о важнейших городских событиях, следили за исполнением законов и предупреждали их нарушения, раскрывали преступления, наблюдали за образом жизни горожан. Помимо префекта города, в Риме были учреждены должности: префекта сторожевой службы, префекта массовых и спортивных игр, комиссара общественных работ, главного инспектора по очистке городских улиц и другие, которые также пользовались полицейской властью.

По образу Рима была построена полиция в других крупных городах и обширных провинциях империи. Во главе провинциальной полиции стояли легаты высшего ранга, уполномоченные поддерживать порядок и общественную безопасность на местах. Под их руководством производился сбор налогов с местного населения, велась борьба с уголовной преступностью. Провинциальная полиция имела свою густую сеть тайной агентуры, которую использовала для слежки за подданными и предупреждения выступления рабов, недовольных низов.

В царствование Диоклетиана (284 - 305 гг.) произошла централизация полицейских сил: общую полицию возглавил начальник императорской канцелярии, а развившуюся тайную полицию – префект претория. Военная реформа, подразделившая армию на подвижные и пограничные войска, дала возможность доминусу при подавлении восстаний эффективно использовать мобильные воинские части.

Доминат не остановил глобальный кризис римской античной цивилизации: деградировала экономическая система, основанная на рабовладельческих формах эксплуатации; углубилось социальное и сословное расслоение свободных; исчезла полисная идеология; традиционный культ римских богов заменило христианство, которое в правление Константина с 337 г. стало государственной религией; нарастало освободительное движение покоренных Римом народов, усилились нападения варварских племен; Рим от захватнических войн перешел к оборонительным. Сложная внутриполитическая обстановка и тяжелое внешнеполитическое положение империи обусловили появление западной и восточной ее частей. Такое деление, начавшееся при Диоклетиане как административное, завершилось в 395 г. окончательным политическим разделом на Западную Римскую империю и Восточную Римскую империю (Византию).

В 476 г. вождь германских наемников в Риме Одоакр сверг последнего римского императора Ромула Августа. Это событие считается временем падения Западной Римской империи и концом античной рабовладельческой цивилизации.

Вопросы для самоконтроля:

  1.  Объясните "античный полис" в значении социальной общности и государственной формы.

2. Охарактеризуйте различные пути возникновения античных государств:

- разрешение внутренних противоречий гражданского коллектива (Афины);

- фактор насилия (Спарта);

- борьба между членами родовой организации и стоящими вне ее свободными людьми (Рим).         

  1.  Почему реформу Сервия Туллия в Риме приравнивают к реформам Солона и Клисфена в Афинах?

4. Сравните порядок формирования и компетенцию:

- народных собраний в Афинах, Спарте и республиканском Риме;

- Совета 500, герусии и Сената.

  1.  Сравните принципы организации и деятельности должностных лиц в Афинах и Риме.

6. Чем отличалось положение илотов в Спарте от афинских рабов?

  1.  Кого относили к сенаторскому и служилому сословиям в монархическом Риме?

8. Чем отличались префекты от магистратов в Риме?

Литература:

Античная Греция: Проблемы развития полиса. Т.1,2. М., 1983.

Галанза П.Н. Государство и право Древнего Рима. М., 1963.

Громаков В.С. История рабовладельческого государства и права (Афины и Рим). М., 1986.

Игнатенко А.В. Об эволюции формы рабовладельческого государства (На примере кризиса Римской республики)) //Сов. гос. и право. 1986, N 1.

Кечекьян С.Ф. Государство и право Древней Греции. М., 1963.             


Раздел
III. История римского права

1. Значение римского права состоит в его влиянии на развитие юридической науки и практики.

Античное право получило наиболее совершенный вид у римлян. Такое стало возможным вследствие перехода их правосознания от узкого полисного к имперскому, учитывающему сосуществование на одной территории народов с различными культурными традициями. Римское право перестало отражать интересы членов замкнутой гражданской общности, превратилось во всемирное право общества, состоящего из независимых друг от друга участников оборота, наделенных свободной волей. Оно содержало разработку институтов, необходимых для защиты автономного положения индивида-собственника.

Эти особенности римского права способствовали тому, что когда развивающееся ремесло и торговля средневековой Европы потребовали более совершенного правового регулирования, когда нормы феодального обычного права перестали удовлетворять жизненные потребности, римское право было возрождено в новых исторических условиях. Вначале оно вошло в практику средневековых судов, а затем и в буржуазную кодификацию. Европейские традиции изучения правового наследия Рима заложили ученые в университетах Франции и Италии, особенно в Болонье. Их усилия были направлены на чтение и понимание текстов древних знатоков права, сопровождавшиеся краткими пояснениями на полях изучаемых книг (так называемыми глоссами). Глоссаторы обучали будущих судей, адвокатов, нотариусов, а через их практику способствовали восприятию (рецепции) римского права в католических странах как действующего наряду с законами государей и местными обычаями. В Новое время в борьбе с королевским абсолютизмом буржуазные идеологи могли опереться на имеющиеся в римской юриспруденции положения естественного права и справедливости. Французский гражданский кодекс 1804 г. стал образцовым источником регулирования предпринимательских отношений и одновременно примером того, как римские правовые начала наполнились новым содержанием. Из римского права Кодекс Наполеона воспринял систему расположения материала, идею абсолютизации права собственности, принцип незыблемости условий договора. В нем имелось много формулировок, воспроизводящих суждения античных юристов, только не в оригинальном, а несколько модернизированном виде.

Надо заметить, что заимствования коснулось не позитивное право, а стоящие за нормами и разработанные римскими юристами юридические категории, принципы разрешения споров, логика юридического мышления и другие изыскания, важные для обслуживания правового механизма. В творчестве знатоков права особо ценились методы поиска адекватной юридической конструкции для каждой практической ситуации. Юристы создали язык права, способный выразить все оттенки волеизъявления в соответствии с мерой допущенного поведения, возвели в ранг правовых принципов признание чужих интересов каждым участником коммерческого оборота, исключительность контроля всякого лица над своим имуществом, эквивалентность предоставлений при обмене товаров и услуг. Эти принципы мыслились как общие всем народам, как универсальные и производимые от человеческой природы. Юрист Ульпиан обобщил их словами: "Предписания права таковы: жить честно, не вредить другому, предоставлять каждому свое" (Дигесты. 1, 1, 10, 1.), а мыслители Нового времени положили их в основание естественно-правового учения.

Было бы ошибочным считать римское право совершенной системой знаний, ratio scripta ("писаным разумом"), как полагали в эпоху Возрождения. Современная романистика, отдавая должное юриспруденции, т.е. творчеству знатоков права, делает вывод, что она так и не превратилась в строгую науку. Предлагаемые юристами определения, классификации нередко страдают отсутствием логической продуманности, преисполнены противоречий, но всегда жизнеспособные, так как ориентированы на практику. Для последней была более важна не природа характеризуемого явления, а его состав, содержание. Например, римские юристы не выделяли отрасли права, но подразделяли его на публичное и частное. Первое выступало нормативной основой отношений, затрагивающих нужды всего народа, а второе охватывало отношения между лицами, отстаивающими свои индивидуальные или семейные интересы. По определению того же Ульпиана, к публичному праву принадлежат нормы, которые "относятся к положению римского государства" как целого; напротив, частное право имеет дело с тем, что касается "пользы отдельных лиц" (Дигесты 1, 1, 1, 2.).

В таком определении у каждой части права отсутствует логически выраженная точность. Ведь с позиций того, что всякое позитивное право, в том числе регулирующее отношения между индивидами, охраняется государством, все оно является публичным. С другой стороны, законы, касающиеся общественной безопасности, не безразличны каждому обывателю и поэтому могут называться приватными. Для практической же римской юриспруденции большей точности, чем имелось в приведенном определении, и не требовалось. Оно было достаточным для отнесения конкретного отношения к сфере действия той или иной части права в зависимости от принадлежности предмета спора и участвующих в нем сторон. Так, храмы и дороги были объектом регулирования публичного права, ибо они являлись государственным имуществом, а значит одним из субъектов отношений, складывающихся по их поводу, выступало само государство. Напротив, отношения семейные, наследственные и другие, возникавшие между отдельными людьми, регулировались частным правом.

В области публичного права проводился следующий принцип: его нормы не могут быть изменяемы соглашением отдельных лиц (сегодня такие нормы называются императивными). В частном праве преобладают нормы, которые предоставляют заинтересованным лицам самим определять складывающиеся отношения: как стороны обозначат условия договора, то и будет для них иметь силу закона (управомочивающие нормы), или нормы, которые применяются лишь постольку, поскольку сами стороны не определили иного (диспозитивные нормы). Например, если гражданин не воспользовался правом изложить свою волю в завещании, то его имущество переходит наследникам по закону.

Римские юристы стояли на почве реальных потребностей своего времени. Они мыслили не обобщенными категориями, а требованиями, предъявляемыми обладателями права в судебном процессе. Так, юристы не столько раздумывали над понятием собственности, сколько над формулировкой исковой претензии. В силу сложившейся исторической традиции правомочия людей опирались на исковую форму, а уже из анализа конкретных правомочий юристами создавались общие правила. Такой подход отличается от современного, когда правомочие лица выводится из общей нормы, а из правомочия вытекает возможность его судебной защиты. Это затрудняет изучения римского права, но не умаляет его значения как базы становления современного языка права и юридического мышления.

2. Развитие римского права в его источниках прослеживается по следующим периодам: архаический, предклассический, классический и постклассический.

В архаический период (VI - середина III вв. до н.э.) римское право складывалось и развивалось в виде так называемого гражданского (квиритского) или цивильного права. Оно регулировало не только имущественные отношения. Слово "гражданское" в его названии предполагало тот смысл, что оно распространялось только на римских граждан, равнозначно тому, как "цивильное" обслуживало интересы исключительно членов общины свободных жителей города-государства, а квириты было их древнейшим самоназванием.

Наиболее ранними формами права выступали обычаи - неписаные нормы поведения, выработанные длительной жизненной практикой. У римлян упоминались обычаи предков, жрецов, магистратов. До конца VI в. до н.э. к правовым источникам относились царские законы, в реальном существовании которых некоторые ученые сомневаются. Во всяком случае, законодательная деятельность рексов, одобряемая по куриям, вряд ли имела самостоятельное значение. Главным образом она подкрепляла уже сложившиеся обычаи авторитетом вождя и волей народа. С изгнанием царей законодательная инициатива перешла к консулам и сенаторам. Законы стали приниматься с одобрения сената, но должны были обязательно вотироваться (голосоваться) комициями.

Правовые обычаи характеризовались невысокой степенью обобщения и не охватывали регулированием большинство сходных ситуаций. Реализация содержащихся в них представлений о должном и правильном облекалась ограниченным набором ритуалов, включавших произнесение точных фраз, совершение определенных действий. За чистотой ритуальных форм и соблюдением освященных традицией обрядов следила коллегия жрецов-понтификов. Понтифики не были жрецами в точном значении слова. Они не отправляли религиозный культ, а будучи знатоками божественного и человеческого права, контролировали правильность проведения общественных процедур в религиозной, семейной жизни, государственном управлении, давая консультации служителям культа, простым людям, царям, а позже - консулам. Понтифики хранили правила разрешения споров, вели записи юридических прецедентов, вырабатывали приемы толкования, составляли судебный календарь (для процессуальных действий различались пригодные и непригодные дни в зависимости от фаз Луны), сами являлись третейскими судьями.

Понтифики, которыми были только патриции, манипулировали неписаными обычаями, произвольно толковали их, пренебрегая интересами плебеев. Под давлением последних в 450 г. до н.э. специальная комиссия обычаи и царские законы привела в систему и, записав на досках, выставила для всеобщего обозрения. После вотирования комициями эта запись приобрела известность как Законы XII таблиц. Их значение состояло не в урегулировании новых отношений (хотя отдельные нововведения не исключаются), а в том, чтобы дать всем свободным гражданам знание правовых обычаев и поднять их авторитет всеобщим согласием.

В Законах XII таблиц имелось важное указание на то, что законом следует считать только решение народного собрания. Законодательной инициативой обладали исключительно высшие магистраты и народные трибуны. Автор законопроекта заранее вывешивал его, чтобы в течение не менее трех недель граждане могли обсудить нормативные положения и предложить изменения. В народном собрании магистрат зачитывал проект закона и предлагал голосовать обычным способом: за проект или против него. Если собрание принимало новый закон, магистрат повелевал торжественно огласить его. Обязательным условием было утверждение закона сенатом, которое впоследствии стало даваться заранее. Текст закона поступал в государственный архив.

То обстоятельство, что официальная защита притязаний любого рода осуществлялась только гражданами и в строго контролируемых знатоками права процедурах, предопределило исковой характер римского права. Далеко не всякий интерес гражданина защищался судом, а лишь такой, для которого имелись нормативные основания, причем казуальные, а притязания истца могли облекаться в узкие по содержанию процессуальные формулы. Иск - это не только заявление о материальном праве, которое человек требует признать, восстановить, но и процессуальное средство, позволяющее правовую защиту в установленных формах.

С принятием Законов XII таблиц римляне только на их основе могли отстаивать свои интересы. Перечень допускаемых Законами исков был ограниченным: об оскорблении, о размере земельного участка, о разделе наследства и несколько других, в том числе, иск о порубке чужого дерева. Для того чтобы состоялось судебное разбирательство, волеизъявление истца должно было облекаться в точные, не допускающие пропуска даже одного слова, формулы устного заявления. Например, при использовании последнего из перечисленных исков, словом "дерево" следовало называть срубленные ветви, сломанные лозы винограда, в противном случае сторона, использовавшая неофициальный термин, проигрывала дело.

Фиксированные языковые конструкции и условия их применения до конца IV в. до н.э. были секретными знаниями понтификов. После опубликования в 302 г. до н.э. судебного календаря, форм исков, толкования положенных в их основу норм материального права возникла светская (не понтификальная) юриспруденция. Исковая защита нарушенного права предполагала наличие не только судьи, разрешающего дела по существу, но и должностного лица, следящего за тем, может ли спор быть предметом судебного разбирательства в имеющихся узких процессуальных рамках. С ликвидацией монополии понтификов на знание права к таким лицам стали относиться судебные магистраты, в первую очередь - преторы. Их деятельность положила начало предклассическому периоду (середина III - I вв. до н.э.) истории римского права и дала новые правовые источники.

Потребность в новых формах права накапливалась по мере того, как римляне все более активно включались в торговлю на обширной территории Италии и Средиземноморья. Торговцы разных народностей полагались только на взаимную честность. Споры между ними не регулировались цивильным правом. Оно было дискриминационным к чужеземцам: приобретенный ими у римских граждан товар юридически оставался в квиритской собственности, а значит, гражданин мог потребовать возврата уже проданных вещей с оставлением у себя полученных за них денег. Заслоном на пути реализации законных, но не справедливых требований и выступили преторы. Руководствуясь тем, что отношения между всеми людьми строятся на началах верности данному слову, нравственного долга выполнять взятые на себя обязательства, они стали давать исковую защиту чужеземцам, отказывая в ней недобросовестным гражданам.

Из деятельности преторов, прежде всего перегринского, рядом с гражданским правом появилось преторское право, из которого выделилось право народов, регулировавшее отношения между римскими гражданами и чужеземцами, а также между самими чужеземцами, проживавшими на территории Римского государства. Право народов было свободным от племенных и культовых традиций, выросло на базе коммерческих отношений и стало универсальным правом в том смысле, что применялось ко всем участникам торгового оборота, независимо от национальной принадлежности. Под влиянием этой системы права создавались новые типы договоров, которые, в отличие от строгостей и ритуальных форм квиритского права, заключались на началах свободного соглашения сторон без каких-либо обрядовых процедур.

Практика судебных магистратов дала развитие такому важному источнику права как их эдикты. Эдиктами назывались программные заявления, которые они делали при вступлении в должность. Преторы объявляли, какими правилами будут пользоваться в своей деятельности; в каких случаях они будут давать иски, в каких - нет; какие материально-правовые притязания они будут признавать как имеющие исковую форму. Вот примеры дошедших до нас фрагментов преторских эдиктов: "я дам защиту тому, кто заключил договор без обмана, насилия или иных неправильных действий"; "если капитан корабля или хозяин гостиницы, взявши у путешественника вещи на сохранение, не возвратит их, то я дам против них иск"; "если кто-нибудь даст вещь в ссуду (безвозмездное пользование), то я дам ему иск (для возврата вещи)" (Цит. по: Скрипилев Е.А. История государства и права Древнего мира. М., 1992. С. 64.). Формально эдикт действовал в течение года, т.е. срока полномочий объявившего его должностного лица. Но фактически те пункты эдикта, которые оказывались удачными, получали общую поддержку, повторялись и в эдикте вновь избранного магистрата и приобретали устойчивое значение.

Правотворчество судебных магистратов усиливалось постепенно. Сначала претор, не посягая на квиритское право, дополнительно подкреплял ряд его положений своей защитой: например, наследникам, признанным по закону, давал защиту и в эдикте. Далее претор своим эдиктом стал заполнять пробелы цивильного права: например, при отсутствии цивильных наследников вводил во владение наследственной массой иных лиц. Наконец, эдикт претора стал даже изменять цивильное право: например, эдиктом объявлялось, что в известных случаях наследство будет закреплено не за цивильным наследником, а за другим лицом. При этом цивильный наследник как бы и не терял своего права, но только оно не получало судебной защиты и становилось голым правом. Надо заметить, что претор никогда формально не отменял норм гражданского права; он лишь указывал пути для признания новых отношений, давал средства их защиты в виде новых формул исков и таким образом нередко обходил нормы квиритского права.

Важной заслугой судебных магистратов явилась поддержка справедливых интересов, действительных намерений людей, пусть даже их волеизъявление не облекалось в установленные архаическим правом способы выражения мнений. По соображениям целесообразности судебный магистрат мог лишить кого-либо "законной" защиты. Например, XII таблиц требовали строгого соблюдения формальностей при купле-продаже, а при совершении конкретной сделки стороны их не соблюли. Если в таком случае недобросовестный продавец, получив деньги от покупателя, требовал возвращения вещи, ссылаясь на закон, то претор отказывал ему в иске по тому мотиву, что он использовал изъятие из закона ввиду недобросовестности продавца.

Рождение новых средств исковой защиты, менее заформализованных и предоставляющих известный простор и суду, и спорящим сторонам, вызвало к жизни практическую и теоретическую юриспруденцию, ставшую важным атрибутом классического периода (I - III вв.). Постепенное возвышение авторитета юристов возвело их деятельность в самостоятельный источник права.

Еще в предшествующий период юридическими вопросами занимались лица, принадлежавшие к состоятельным слоям общества, а также занимавшие высокое служебное положение. Обратившимся к ним гражданам юристы давали советы по возбуждавшим сомнение вопросам, писали для них формулы договоров, другие деловые документы, руководили действиями сторон в суде, а главное, юристы помогали сторонам при составлении надлежащей процессуальной формулы для обращения к судебному магистрату. В I в. до н.э. стороны получили возможность излагать свои требования любыми словами, тогда как обязанность облечь содержание спора в соответствующую формулу была возложена на претора. Перед магистратом встала трудная задача: обобщать разнообразные жизненные ситуации типовыми формулами. К ее решению он стал привлекать юристов, уже обладавших навыками выражать существо спора точными по смыслу и краткими по содержанию фразами. В результате деятельность юристов приобрела творческую направленность: они не только разъясняли поставленную юридическую проблему, но зачастую и заново решали ее, приспосабливая к меняющейся жизни общества. Особый вклад в юриспруденцию внесли Квинт Муций Сцевола, попытавшийся построить полную систему цивильного права, и Сервий Сульпиций Руф, составивший первый комментарий преторского права. Не имея еще никакой правотворческой власти, римские юристы своей консультационной практикой, помощью в составлении преторских указаний фактически влияли на судопроизводство, а формулируемые ими правила граничили с обязательным применением.

Деятельность юристов получила официальное значение источника права при принципате. Учитывая уже сложившуюся практику, при которой преторы и судьи часто следовали советам юристов, Октавиан Август и его преемники разрешили лишь наиболее квалифицированным из них (обычно тем юристам, которым принцепс сам доверял отвечать на запросы, обращавшиеся к императору) самостоятельно составлять исковые формулы, давать заключения по делу, обязательные для судьи. Опираясь на авторитет римского правителя, правотворческая деятельность приобрела легитимный характер. Новый порядок получил подтверждение при императоре Адриане, указавшем, что при вынесении решения суд имел право ссылаться на мнение определенных юристов, причем уже высказанное в свободной, не обязательно исковой, форме.

При принципате произошел подлинный расцвет правовой доктрины и практики. Римские юристы создают замечательные труды, предназначенные для практического использования и в учебных целях. Наиболее крупные по объему произведения назывались дигестами (от лат. "приводить в систему") или пандектами (от греч. "охватывать все"). Популярностью пользовались дигесты Цельса, Сальвия Юлиана; пандекты Модестина, Ульпиана. Творческим подходом к решению юридических проблем отличались труды Папиниана, написанные в виде вопросов и ответов на правовые ситуации. Среди учебников приобрели известность так называемые Институции - пособия по основам права, разработанные Флорентином, Гаем, Павлом, Ульпианом.

Начало классического периода совпало с установлением империи, что не могло не отразится на других источниках римского права.

Из-за падения роли народных собраний, а особенно после того, как граждане перестали собираться в центуриатных комициях, возросло значение постановлений сената. И если в первой половине I в. сенатус-консульты еще оставались рекомендациями, приобретавшими обязательную силу посредством эдикта претора, то император Адриан придал им статус полноценного закона. Однако следует помнить, что теперь инициатором постановления был не сенат, а принцепс, полностью контролировавший его деятельность.

Одновременно укрепилась самостоятельная правотворческая деятельность лиц, стоящих во главе Римского государства, прежде всего, в сфере управления. Этому способствовали юристы, обосновавшие положение, согласно которому римский народ передал свою законодательную власть императорам. Их акты, называвшиеся императорскими конституциями, существовали четырех видов: эдикты, т.е. решения императора, всенародно публикуемые наподобие магистратских эдиктов; мандаты, т.е. инструкции, которые давались провинциальным чиновникам и республиканским магистратам; декреты, т.е. судебные решения, которые были вынесены императором по делам, поступившим на его рассмотрение; рескрипты, т.е. ответы императора на юридические вопросы частных лиц и магистратов, запрашивающим консультации. Эдикты и мандаты не теряли силу со смертью издавшего их императора, пока их не отменял кто-либо из его преемников, тогда как декреты и рескрипты рассматривались как толкование законов и изначально сохраняли силу независимо от смены императоров.

Важным событием для истории римского права стал эдикт Каракаллы 212 г. Он распространил римское гражданство на все свободное население Империи. Практически всем стали доступны институты и формы цивильного права, а это означало преодоление дуализма права, исчезновение его деления на гражданское и преторское.

Растущее самовластие императоров не могло уживаться с активным правотворчеством преторов. Последним пришлось уступить. Преторы перестали создавать новые исковые формы, а при вступлении в должность просто копировали эдикты предшественников. Содержание эдикта стабилизировалось, что позволило юристу Юлиану, выполняя поручение Адриана, выработать в 130 г. его окончательный вариант. Одобренный сенатом он получил название "вечного эдикта". Впредь его запрещалось менять без согласия императора, а разрешалось только изучать и комментировать.

Политические перемены, вызванные  становлением  домината, обусловили черты постклассического периода (IV - VI вв.). Правовое развитие отвечает усилению бюрократизма и упадку автономии личности.

Основным источником позитивного права становятся императорские конституции. В форме эдиктов они носят имена императоров и не упоминают имен юристов, участвовавших в их составлении. Над новыми поколениями юристов довлеет авторитет их классических предшественников. Теряется творческая самостоятельность, а научная работа ограничивается изучением и унификацией правового наследия. Последнее рассматривается избирательно в объеме трудов одних и тех же авторов, распространяя среди властей и судей представление о том, что суждения лишь ограниченного числа выдающихся представителей римской юриспруденции следует учитывать при вынесении судебных решений.

Закон о цитировании 426 г. признал юридическую силу только за высказываниями Гая, Павла, Папиниана, Модестина и Ульпиана, а также других юристов, на которых ссылались в своих трудах перечисленные авторы. При расхождении суждений пяти юристов предписывалось руководствоваться мнением большинства из них, а при равенстве голосов - придерживаться точки зрения Папиниана.

Утрата римским правом былого динамизма способствовала проведению кодификационных работ.

С конца III в. предпринимались попытки систематизации обильного и разнохарактерного нормативного материала. Это вызывалось стремлением судебных чиновников при вынесении решения опираться на единые законодательные правила. Первые кодификационные работы, например кодексы Грегориана и Гермогениана, составленные частными лицами в начале VI в., имели существенные недостатки: объединяли конституции, изданные разными императорами, без учета того, что их содержание носило противоречивый характер, а некоторые из них уже считались отмененными. Этого постарались избежать при императоре Феодосии, но и кодекс 438 г., названный его именем, не использовал богатого наследия римских юристов.

Наиболее законченную форму кодификация римского права получила в Восточной империи при правлении византийского императора Юстиниана в 30-х годах VI в. Она имела несколько редакций и в средневековой Западной Европе получила название "Свод гражданского права". Юстиниановская кодификация обнимала три основные и одну дополнительную части:

1) Институции - компилированный учебный курс римского права, получивший официальную юридическую силу. В основе его лежало одноименное сочинение Гая, которое построено по принципу деления права на относящееся к лицам, к вещам (включая обязательства как бестелесные вещи) и к искам. Сам порядок изложения материала по названным разделам получил название институционного;

2) Дигесты - антология сочинений классиков в 50 книгах, объединяющая в определенном порядке произведения римских юристов, подвергшихся редакционной обработке с целью устранения устаревших понятий и противоречий. 1 - 4-я книги посвящены общим вопросам права и правам лиц; 5 - 11-я - вещному праву; 12 - 27-я - обязательственному праву; 28 - 36-я - наследственному праву; 37 - 46-я - разным вопросам, относящимся к судейскому усмотрению; 47 - 48-я - уголовному праву; 49-я - апелляциям, фискальному и военному праву; 50-я - административному праву, юридическим дефинициям и правилам. В Дигестах цитируются фрагменты из 275 произведений 39 юристов. Из общего числа 9132 фрагментов 1/3 взята из сочинений Ульпиана, а 1/6 - из сочинений Павла. Юстиниан строго запретил любые комментарии к Дигестам, имеющие полемический или критический характер;

3) Кодекс - собрание действующих императорских конституций, начиная с императора Адриана и до Юстиниана (по 534 г. включительно). Он делился на 12 книг, систематизировавших нормы, относящиеся к государственному и церковному управлению, финансам. Кроме того, в книгах со 2-й по 8-ю кодифицировались акты императоров о гражданских правах и судопроизводстве, в 9-й - по уголовному праву;

4) Новеллы (Новые конституции) - примыкающая к основной кодификации часть, объединяющая конституции Юстиниана, изданные после 534 г.

Первые две части "Свода" иллюстрируют юридическую доктрину в качестве источника права, а две последних - императорские конституции как разновидность нормативного правового акта, имеющего статус закона.

3. Развитие римского права по его разделам восходит к характерному для римской юриспруденции институционному порядку изучения права.

3.1. Право лиц. Лицо - это человек, являющийся субъектом права, носителем юридических прав и обязанностей.

В древнейший период такими качествами обладали немногие жители Рима. Основой юридического быта был институт большой семьи - фамилии. Древнюю римскую фамилию составляли не только родственники по крови или вследствие брачных связей, но и лица, связанные родством по мужской линии. В состав семьи входили вольноотпущенники, в тесных отношениях с ней были рабы и клиенты. Носителем юридических полномочий внутри фамилии и единственно правомочным лицом из всех ее членов перед общиной был глава семьи - "отец семейства". Исключительно он один должен был отвечать за правонарушения, совершенные членами его фамилии: от него зависело, выдать ли виновного головой обиженному или, взяв вину на себя, возместить ущерб. Но и власть главы семейства в отношении своих домочадцев была значительной: он мог лишить жизни младенца-урода, мог троекратно продавать сына в кабалу, мог изгнать из дома жену. В старину субъектами права являлись только члены римских родов. Со временем гражданского состояния добились плебеи. Но еще долго всякий чужестранец принципиально считался врагом, который в любой момент мог быть обращен в рабство.

Разложение родовых и общинных связей, включение римлян в международную торговлю привело к важным последствиям: личность подвластных домовладыке членов семьи получает признание в частном праве, чужеземцы становятся субъектами преторского права, рабство сменяет патриархальные черты на классические. Изменения правового положения групп населения были проработаны римскими юристами, которые установили,  что правоспособность не есть прирожденное свойство человека, а складывается из трех состояний или статусов: свободы, гражданства и положения в семье.

С точки зрения состояния свободы различались свободные и рабы. Только свободный человек безусловно наделялся правоспособностью. Если в ранние времена рабы еще признавались деликтоспособными, т.е. сами отвечали за совершенные правонарушения - в чем можно усмотреть отголосок патриархального рабства - то позднее рабы были не субъектами, а объектами права. Варрон в I в. до н.э. делил орудия на немые (например, повозки), издающие нечленораздельные звуки (скот) и одаренные речью (рабы). Господин властвует над рабом беспредельно: может продать, отдать внаймы, даже убить. Союз раба и рабыни - это не законный брак, а только фактическое отношение, разрешенное рабовладельцем. Рабство устанавливалось по рождению от матери-рабыни, в результате плена, продажи в рабство за долги (долговое рабство существовало до III в. до н.э.), лишения свободы в связи с присуждением к смертной казни или к работам в рудниках. По общему правилу действия и поступки раба никакой юридической силы не имели; за его проступки в частноправовой сфере так называемую ноксальную ответственность нес хозяин: возмещал вред или выдавал раба потерпевшему для отработки суммы причиненного ущерба. Раб, совершивший преступление, был беззащитен и подлежал наказанию без суда на основе империума магистрата или власти господина.

С развитием торговли, усложнением хозяйственных связей стало выгодным отдавать в ведение раба часть хозяйского имущества. Однако управлять таким имуществом, называвшимся пекулием, невозможно без совершения различных сделок: купли-продажи, найма и др. Поэтому, не признавая раба правоспособным лицом, допускали юридическую силу за совершаемыми им сделками в объеме пекулия. Правда, такие сделки могли лишь улучшать положение господина, но не ухудшать; ответственность за них хозяин не нес. Раб же, не имея своих приобретений по сделкам, считался обязанным по ним. Вместе с тем контрагент фактически ничего не мог взыскать с раба по сделке, т.е. получить с раба до момента его освобождения. Чтобы лица, с которыми вступал в деловые отношения раб, могли рассчитывать на возможность удовлетворения своих прав, претор ввел ряд дополнительных исков против рабовладельцев: последние стали отвечать в пределах пекулия по обязательствам своих рабов-управляющих.

Прекращалось рабство отпущением на свободу. Однако вольноотпущенники не совсем приравнивались к свободнорожденным. Они не могли занимать выборные должности, долгое время им запрещалось вступать в брак с лицом свободнорожденным. Вольноотпущенники находились под патронатом бывшего хозяина: не могли вызывать его в суд, обязывались выполнять в его пользу ряд услуг. Патрону в известной мере принадлежало право на наследование после вольноотпущенника.

С точки зрения состояния гражданства различались римские граждане и другие свободные лица: латины, перегрины. Все они были субъектами права, но отличались объемом предоставленных юридических возможностей.

Римское право не знало четкого подразделения правоспособности и дееспособности; за каждым гражданином признавалась способность совершать действия с юридическими последствиями. Эта способность зависела от возраста, душевного состояния и некоторых других обстоятельств. Несовершеннолетние до 7 лет считались вполне недееспособными, впрочем, как и душевнобольные и слабоумные взрослые. Мальчики от 7 до 14 лет, девочки от 7 до 12 лет, т.е. до наступления брачного возраста, признавались способными самостоятельно совершать только такие сделки, которые ведут к одному лишь приобретению, но не к прекращению права несовершеннолетнего или к установлению его обязанности. Последнего характера сделки были возможны только с согласия опекуна. Подобные же ограничения дееспособности устанавливались для расточителей,  слабовольных лиц, которым назначались попечители. Совершеннолетние до 25 лет были дееспособными, но считались еще недостаточно опытными в делах. По просьбе таких лиц претор стал давать им возможность отказаться от заключенной сделки (формально законной, но не выгодной для стороны) и восстановить то имущественное положение, которое было до совершения сделки (такое восстановление называется реституцией).

Латинами первоначально называли жителей Италии к югу от нижнего течения реки Тибр, не включенных в состав римского народа. Они не обладали всей полнотой прав римских граждан, но могли от своего имени заключать на территории Рима сделки, выступать в суде, а в некоторых случаях им предоставлялось даже право голоса в народных собраниях и право вступать в брак с римлянами. Позже латинами стали называть жителей всей Италии, подвластной Риму.

Перегринами назывались чужеземцы как не состоящие в подданстве Рима (например, иностранные купцы), так и римские подданные, но не получившие ни римской, ни латинской правоспособности (например, свободные жители захваченных вне Италии территорий). Такие "чужаки" в древнейшую эпоху считались бесправными. С развитием хозяйственной жизни это бесправие стало нетерпимым, и перегрины были признаны правоспособными по праву народов, однако объем правоспособности оставался уже, чем по цивильному праву. Так для перегринов было недоступно право квиритской собственности: например, на землю.

С точки зрения семейного состояния различались отцы семейств и подвластные домовладыке лица, объем правоспособности которых также отличался.

В древнейшее время власть домовладыки была безгранична и потому сопровождалась полным бесправием подвластных. Домовладыка первоначально имел одинаковую власть над женой, детьми, рабами, вещами. Постепенно, однако, эта власть стала принимать более определенные границы, одновременно личность подвластных стала получать признание в частном праве.

Значительной была власть мужа над женой. Лишь со временем у него отпало право убить жену, продать в кабалу. Да и в позднее время женщина в традиционном браке оставалась бесправной. Наибольшую правоспособность замужняя женщина получила в случаях заключения особого брака - сине ману. При этом браке жена по-прежнему находилась под властью своего отца, т.е. состояла в родительской семье, а если до брака жена была самостоятельна, она сохраняла самостоятельность и по вступлении в брак. При браке сине ману имущество супругов считалось раздельным. Даже простое управление имуществом жены принадлежало мужу только тогда, когда жена сама передаст ему имущество для этой цели на основаниях договора поручения. Приобретения жены, состоящей в рассматриваемой разновидности брака, также поступают в ее имущество.

Почти беспредельной оставалась отцовская власть. Так, подвластный сын мог совершать имущественные сделки. Однако все его приобретения поступали в имущество отца. Вместе с тем, обязанным по такого рода сделкам признавался сам подвластный, хотя никакого собственного имущества он в республиканский период не имел. В случае совершения подвластным правонарушения, потерпевшему давался ноксальный иск, предъявляемый отцу как обладателю власти. Тот по собственному выбору либо уплачивал компенсацию пострадавшему, либо выдавал сына в кабалу потерпевшему на срок, необходимый для отработки суммы причиненного ущерба. Со временем в Риме вошло в обычай выделять подвластному сыну имущество в самостоятельное управление. На этой почве складываются такие же отношения, о которых уже говорилось по поводу пекулия раба (отец отвечал в пределах объема этого имущества по обязательствам сына-управляющего).

Соответственно трем статусам в римском праве были предусмотрены следующие виды потери правоспособности:

- полная потеря правоспособности имела место в результате утраты свободы, если римлянин попадал в плен или был продан в рабство;

- частичная или средняя утрата правоспособности наступала в случае, когда сохранялась свобода, но лицо лишалось прав римского гражданства, например, при изгнании;

- минимальная утрата правоспособности являлась результатом изменения семейного статуса, например, усыновления, замужества.

3.2. Вещное право. Вещное право закрепляло принадлежность вещи определенному лицу и позволяло ему господствовать над ней.

Длительное время такое господство не получало общего определения, а складывалось из различных проявлений властного отношения к вещи: лицо могло беспрепятственно ее удерживать у себя, употреблять, отчуждать и т.д. Древние юридические нормы закрепляли не столько подобные правомочия, сколько способы приобретения вещей, позволяющие обладать ими на законных основаниях. Надо заметить, что не всякая вещь могла находиться в индивидуальном или семейном обладании, быть предметом коммерческого оборота. Нельзя было иметь в своей исключительной власти и совершать сделки с предметами всеобщего пользования (например, с атмосферным воздухом, проточной водой рек), религиозного культа, входящими в состав государственного имущества.

Пока в римском обществе сохранялись патриархальные черты, господство отдельных лиц над вещами, значимыми для хозяйственной сферы, сдерживалось интересами гражданской общины. Земля считалась ее достоянием и делилась между семьями, находилась в их пользовании как особо огороженное место. Законы XII таблиц защищали неприкосновенность границ таких участков, запрещали то, что могло снизить их ценность. Например, предписывалось сохранять в неприкосновенности межи, подрезать ветви деревьев, чтобы они не затеняли соседского участка. Вместе с тем, обладатель участка обязан был как бы оказывать услуги (сервитуты) соседям, проявлявшиеся в том, что он не препятствовал проводить воду через свою землю или провозить повозки, прогонять скот.

Земельные участки вместе со служащими для их обработки рабами, тягловым скотом были основными средствами производства. Названные наиболее ценные для ведения хозяйства вещи, наряду с домом, являлись фамильным достоянием, управлялись главами семей и носили наименование манципируемых. Их отчуждение долгое время находилось под общественным контролем и осуществлялось особо сложным порядком. Он состоял в следующем: на торговой площади приобретатель находящейся здесь же вещи (в натуре или символически, например, горсть земли олицетворяла земельный участок, щепа от стропил символизировала дом) в присутствии пяти свидетелей перед лицом весодержателя (весовщика) произносил определенные слова и совершал обрядовые действия. Он говорил: "Я утверждаю, что эта вещь моя по праву квиритов, она куплена за эту медь, взвешенную на этих весах". Затем он ударял куском меди по чашке весов и передавал этот металл вместо покупной цены. После введения медных монет с IV в. до н.э. взвешивание стало чисто символическим актом, а соответствующее действие - воображаемым.

Приобретать манципируемые вещи можно было и не прибегая к сложному обряду, а посредством мнимого судебного спора. Приобретатель перед претором заявлял, что эта вещь принадлежит ему по праву квиритов, а отчуждатель молчал, т.е. не возражал против такого притязания. Тогда вещь присуждалась приобретателю.

Все прочие вещи назывались неманципируемыми, например, предметы домашнего обихода, и переходили от одного лица к другому посредством неформальной передачи вещи - традиции.

Существовал еще один способ приобретения господства над вещами. Если кто-либо осваивал бесхозяйственное имущество, например, пустующий участок земли, то по истечении известного времени такая вещь считалась его, ему принадлежащей. Здесь имело место приобретения права на вещь по давности, которая по Законам XII таблиц возникало после пользования землей в течение двух лет, а прочими вещами - одного года.

Манципация, традиция, мнимый спор о праве на вещь, приобретательская давность - основные способы отчуждения и приобретения вещей в архаический период, когда юридическое признание и судебную защиту имела только квиритская "собственность" полноправных граждан. О их собственности в строгом значении слова говорить еще рано. Это было особое обладание; оно не имело вполне вещного характера и было неразрывно с положением обладателя как главы семьи.

С разложением родо-семейного быта оживлением торговли, в которую втягиваются разные категории жителей Римского государства, узость и пробельность квиритского права постепенно преодолевается преторским правом. Последнее выступило на охрану любых добросовестных приобретений, совершенных путем простой передачи вещей без всяких формальностей. Судебный магистрат начал давать покупателю, причем не только из числа граждан, особые иски против притязаний со стороны кого бы то ни было на приобретенную таким способом вещь. Так, претор предлагал судье оставить вещь у приобретателя, если окажется, что провладей он установленный давностный срок, то стал бы полновластным обладателем данной вещи по квиритскому праву. Гражданин, как отчуждатель проданной (помимо указанного порядка) вещи, по-прежнему сохранял право на ее возврат с оставлением у себя покупной цены. Однако такая возможность становится "голым правом", так как не может быть реализована из-за того, что претор отказывается предоставить исковую защиту.

Со временем, благодаря творчеству юристов, римское право начало все более четко различать характер связи лица с вещью, учитывая степень возможного воздействия на нее. К III в. н.э. сложилось понимание собственности как предоставленной правом возможности неограниченного господства лица над вещью, отличного от фактического обладания ею в виде владения или держания. В новом качестве оно (господство) могло продолжаться без реального осуществления как голое право.

Собственностью признается общее правовое господство лица над материальной вещью. Собственность - это господство: прямое, т.е. непосредственное правовое отношение лица к вещи; полное, т.е. самое широко мыслимое право на вещь, которой собственник может распоряжаться как угодно; правовое, т.е. идейное, умозрительное, никак не связанное с фактическим господством; над материальной вещью, так как римлянам была чужда идея литературной, художественной собственности.

Владение определялось как фактическое господство над телесной вещью, обязательно соединенное с намерением относиться к вещи как к своей. Для владения в юридическом смысле была необходима воля обладать вещью самостоятельно, не признавая над собой власти другого лица (т.е. независимо от воли другого лица). Такая воля есть у подлинного собственника; у лица, который в силу добросовестного заблуждения считает себя за собственника, хотя на самом деле таковым не является; наконец, у незаконного захватчика чужой вещи, прекрасно знающего, что он не имеет права собственности на данную вещь, и все-таки проявляющего волю владеть вещью как своей.

Собственник имеет право владеть вещью, и в этом смысле он является законным владельцем. Лица, фактически обладающие вещью с намерением относиться к ней как к своей, но не имеющие такого права, признаются незаконными владельцами. В свою очередь незаконное владение может быть добросовестным и недобросовестным. Владение признается незаконным добросовестным в тех случаях, когда владелец не знает и не должен знать, что он не имеет права господствовать над вещью (например, лицо приобрело вещь от несобственника, выдавшего себя за собственника). Добросовестный владелец может стать собственником вещи по давности владения. Примером незаконного недобросовестного владения является владение вора, который знает, что вещь не его, и тем не менее ведет себя так, как будто вещь принадлежит ему. При изъятии вещи у незаконного владельца недобросовестный владелец отвечал строже, чем добросовестный. Издержки, связанные с обладанием вещью, понесенные добросовестным владельцем, возмещались ему собственником. Вору же не возмещались никакие расходы на вещь.

От владения отличалось держание как фактическое обладание вещью без намерения относиться к ней как к собственной. Такой воли нет у лица, обладающего вещью на основе договора с другим человеком, например, у арендатора. Арендатор обладает вещью, но самим фактом платежа арендной платы он уже признает над собой юридическое господство собственника. Практическое значение различия владения и держания выражалось в том, что в то время как владельцы защищались от всяких незаконных посягательств на вещь непосредственно сами, арендатор как "держатель от чужого имени" мог получить защиту только через посредство собственника, от которого получена вещь.

Классическая юриспруденция понимала собственность как предоставленную правом возможность абсолютного и исключительного господства над вещью. Собственнику дозволялось все, что не запрещено законом. Он мог исключать все третьи лица из воздействия на вещь. Среди авторитетных юристов отсутствовало единство мнений по вопросу о разложении содержания собственности на составные части. Так, Павел считал, что ими являются право пользования и извлечения плодов. Напротив, его современник Ульпиан отбрасывал всякие попытки перечисления состава собственности. И только средневековая романистика выделила у собственника три важнейших правомочия: право владения - держать вещь в своих руках, обладать ею, устранять всякое иное лицо от своей вещи; право пользования - извлекать хозяйственную выгоду из самой вещи и ее продуктов, эксплуатировать полезные свойства вещи; право распоряжения - решать судьбу вещи, вплоть до ее уничтожения.

Право собственности защищалось виндикационным и негаторным исками. Названные иски являлись абсолютными в том смысле, что предъявлялись собственником против любого нарушителя права.

Виндикационный иск предоставлялся собственнику для истребования вещи, владение которой им утрачено. В качестве ответчика здесь выступал фактический обладатель вещи, как держатель, так и владелец ее, причем владелец, как недобросовестный, так и добросовестный. Виндикационный иск - это иск невладеющего собственника к неправомерно владеющему несобственнику на предмет признания права собственности истца и возврата ему вещи. Истец обязан доказать свое право собственности на определенную вещь.

Негаторным иском защищаются интересы собственника тогда, когда вещь остается в его фактическом владении, но кто-то незаконным образом стесняет осуществление им своего права. Истец доказывает свое право собственности и нарушение этого права ответчиком, в то время как ответчик должен доказывать свое право на ограничение полноты прав истца. Негаторный иск - это иск владеющего собственника к любому лицу, мешающему ему нормально господствовать над вещью.

Способы защиты владения были иные, чем собственности. Владельцем считалось лицо, осуществляющее реальную власть над вещью, собственник которой не заявлял протеста, безвестно отсутствовал либо не был известен. Защита его интересов происходила при игнорировании правового основания, на котором владение зиждилось. Претор не спрашивал о праве, на основании которого вещь находилась у данного лица. Способом защиты владения были так называемые "преторские интердикты" двоякого рода: а) предупреждающие - претор ими парализует чье-либо посягательство на владение данного лица; б) восстанавливающие - претор восстанавливает нарушенное кем-либо владение, возвращает вещь владельцу.

В классическом римском праве различалось первоначальное приобретение вещных или собственнических прав от производного.

Первоначальное приобретение возникало независимо от другого права, происходило без правопредшественника и было основано на самостоятельных действиях приобретателя. Кроме уже упомянутого ранее завладения, когда право собственности приобреталось по давности владения вещью, к этому виду приобретения относились:

- оккупация или захват бесхозных вещей: собственником являлся первый, кто завладел бесхозной вещью, например, добычей во время охоты или рыбной ловли, кладом. Первоначально клад принадлежал собственнику земельного участка. Со II в. н.э. найденный клад следовало делить пополам между тем, кто нашел его, и владельцем участка;

- приращение, т.е. превращение прежде самостоятельной вещи в существенную часть другой вещи. Например, к приращению относились наносы, произведенные рекой и увеличившие размеры земельных участков;

- соединение вещей: когда движимая вещь соединялась с землею, она становилась собственностью того, кому принадлежала земля. Это относилось к дому, построенному из чужого материала, посаженным деревьям, посеянному хлебу и т.п.;

- приобретение плодов, т.е. вещей, которые получаются от другой вещи либо путем ее эксплуатации, либо вследствие естественного рождения (приплод скота и т.д.);

- спецификация или переработка вещи. Существовал спор о том, кому принадлежит вещь, сделанная из чужого материала. Сабиньянцы признавали собственником вещи того, чей был материал. Прокульянцы считали, что вещь должна принадлежать тому, кто ее сделал, с обязательством оплатить собственнику материала его стоимость. По законодательству же Юстиниана новая вещь должна принадлежать собственнику материала, если она может быть приведена в первоначальный вид. Если этого сделать нельзя: то вещь остается у изготовителя, который обязан вознаградить хозяина материала.

Производным называлось приобретение на основе права предшественника, полученное от лица, которое до передачи вещи владело ею, путем передачи его права на вещь приобретателю. Основаниями производного приобретения, помимо отходящей в прошлое манципации, часто являлись:

- традиция, когда вещь просто фактически передавалась от одного лица к другому без особых формальностей. Одновременно происходила и передача права собственности на вещь;

- распоряжение на случай смерти, ибо завещатель мог прямо завещать свою вещь любому лицу;

- присуждение, когда по решению суда вещь переходила от одной стороны процесса к другой.

Несмотря на всемерную защиту интересов собственника, в римском праве имелись такие институты, которые в известной мере ограничивали его юридические возможности и допускали право на чужие вещи.

Самыми ранними видами таких прав были сервитуты. Их назначение заключалось в том, чтобы не ущемляя в главном господство лица над вещью, предоставить и другим людям право пользоваться его собственностью. Личные сервитуты предоставляли право пользования вещью (рабом, животным, проживать в чужом доме) конкретным лицам, а реальные сервитуты предоставляли такое право всякому лицу. Сельские сервитуты давали право жителям брать воду из колодца соседа, право проходить или прогонять скот через чужую территорию и т.д. В городе это означало возможность беспрепятственно опереть свое сооружение на стенку соседа, запретить соседу загораживать свет и т.п. Сервитуты устанавливались путем договоров, в силу давности пользования, по завещанию или судебному решению.

Позднее, в период империи, появились новые понятия долгосрочного наследственного права на чужую вещь: эмфитевсис и суперфиций. Под первым понималось наследственная аренда участка сельской земли за плату; под вторым - пользование строением, сооруженным на чужом участке, собственнику которого платилось определенное годовое вознаграждение.

Наконец, издавна в Риме использовалось залоговое право. Залоговое право устанавливалось в обеспечение платежа по какому-нибудь обязательству. Оно состояло в праве лица, не получившего платежа по обязательству, обеспеченному залоговым правом, обратить взыскание на заложенную вещь. В ранний период должник передавал в обеспечение долга вещь на праве собственности, а позднее на праве особого держания, пользовавшегося владельческой защитой, с условием в обоих случаях, что при удовлетворении по обязательству вещь должна быть возвращена обратно. В классический период по преторскому праву сложилась ипотека, при которой предмет залога оставался и в собственности, и во владении должника, а субъекту залогового права давалось право в случае неисполнения обязательства истребовать заложенную вещь, у кого бы она к тому времени ни оказалась, продать ее и из вырученной суммы покрыть свое требование к должнику (предпочтительно перед всеми другими взыскателями).

3.3. Обязательственное право. Если вещное право закрепляло принадлежность имущества данному лицу, то обязательственное право обязывало его к совершению определенных действий или воздержанию от них. Павел писал: "Сущность обязательства не в том состоит, чтобы сделать нашим какой-нибудь телесный предмет или сервитут, но чтобы связать перед нами другого в том отношении, чтобы он нам что-нибудь дал, сделал или предоставил" (Дигесты. 44, 7, 3 pr). В случаях перехода вещи от одного лица к другому непосредственно из обязательства возникает не собственность на эту вещь, а только право требования передачи ее. Поэтому лицо после уплаты покупной цены еще не становится собственником купленной вещи; это лицо имеет лишь право требовать передачи вещи; собственником же этой вещи оно станет только после фактической передачи вещи.

При установлении обязательства обязанной стороне еще предстоит выполнить что-либо, обусловленное соглашением, в будущем. Отсюда, обязательство по своей природе является отношением, основанном на доверии или кредитным (от credo - верю). Поэтому сторона в обязательстве, имеющая право требования, именуется кредитором; сторона, на которой лежит обязанность исполнить требование кредитора, называется должником. Обязательство означает в первую очередь связанность должника, которая, однако, не была самоцелью: главную роль играло исполнение. Исполнение не должно быть невозможным, недозволенным или безнравственным, а также слишком неопределенным, оно должно поддаваться оценке в деньгах.

Важнейшее деление обязательств по признаку основания их возникновения римскими юристами сводится к противопоставлению обязательств из договоров ( так называемых, контрактов) обязательствам из правонарушений (деликтов). Первые обязательства вытекали из взаимного и согласного проявления воли сторон относительно одной и той же цели, а вторые - из причинения вреда лицу, его семье или имуществу в результате нарушения правового установления или запрета.

3.3.1. Обязательства из договоров. В древнем Риме не существовало общего правила, согласно которому все обязательственные соглашения, не противоречащие закону, обеспечивались правом на иск. Судебной защите подлежал строго ограниченный перечень таких договоров, которые именовались контрактами. Не имевшие исковой защиты обязательственные соглашения назывались пактами. Эти последние соглашения не были, однако, вовсе безразличны праву, и если должник добровольно уплатил по такому соглашению, то полученная сумма возврату не подлежала. Пакты стали широко применяться под действием преторов, которые обеспечивали защиту всем таким соглашениям, если они не противоречили праву и другим условиям действительности сделок.

В каждом договоре выражена воля двух сторон. Но, будучи всегда двусторонними сделками, договоры делятся на односторонние и двусторонние, в зависимости от того, устанавливается ли обязанность на одной только стороне или же на обеих сторонах.

В раннеримском праве преобладали односторонние обязательства, по которым кредитор наделялся только правами, а должник - только обязанностями. Характерным примером здесь является договор займа: обязанная сторона здесь заемщик, а заимодатель имеет право требовать от заемщика возврата занятой суммы, не неся никакой обязанности. Договор займа совершался в форме особо сложного обряда с помощью меди и весов, называемом “нексум”, подробности которого нам неизвестны. Важно отметить, что отрицательные последствия неисполнения обязательства в таком договоре выражались в установлении кредитором своей власти не над имуществом должника, а над его личностью. Кредитор мог 60 дней держать неисполнительного должника в своем подвале закованным в цепи. В течение этого времени должник трижды выводился на городскую площадь в расчете на уплату долга кем-либо из его друзей и близких, а в третий базарный день предавался смертной казни или поступал в продажу за границу. Должника, имевшего несколько кредиторов, по Законам XII таблиц, следовало разрубать на части пропорционально величине долга каждому из них. Только с IV в. до н.э. кредиторам запрещалось убивать или продавать в рабство должников: за долги те стали отвечать своим имуществом.

Другим древним видом договорных обязательств, отягченным строгими формальными правилами, личным характером ответственности должника,  считается стипуляция. Стипуляционное обязательство вступало в силу лишь с момента произнесения сторонами строго определенной словесной формулы, причем требовалось буквальное совпадение вопроса будущего кредитора с ответом должника. Например: "обязуешься? - обязуюсь", "даешь? - даю", "обещаешь? - обещаю". Пока сделки носили единичный, случайный характер, сложности формальных требований не затрудняли существенно товарооборот. К тому же формализм имел и положительные стороны - четкость и определенность устанавливаемых отношений, относительная легкость доказывания спорных фактов.

По мере развития товарно-денежных отношений расширяется количество договоров, снабженных исковой защитой, развиваются двусторонние соглашения, при которых обязанности лежат на обеих сторонах (например, по договору найма вещи наймодатель обязан предоставить вещь для пользования, а наниматель обязан вносить наемную плату и по окончании договора возвратить вещь в исправном состоянии), устанавливается имущественная ответственность должника взамен его личной ответственности.

В классическом обязательственном праве условиями действительности договора стали признаваться следующие:

- свободное согласие сторон, когда воля той и другой стороны должны соответствовать одна другой. Считался недействительным договор, заключенный под влиянием обмана, угроз или насилия;

- законность содержания договора; он не должен иметь своим предметом действие, нарушающие нормы права. Недопустимыми признаются не только противозаконные соглашения (например, повышающие ростовщические проценты), но и противоречащие морали или "добрым нравам" (например, недействительно обязательство не вступать в брак);

- достаточная определенность содержания договора. Если должник принимает на себя обязанность предоставить кредитору что-либо по своему усмотрению, то отношение принимает неделовой характер, так как должник может предоставить нечто, не имеющее никакого значения, и этим прекратить свое обязательство. Если же должник обязуется предоставить что-либо по усмотрению кредитора, он ставит себя в положение полной зависимости от кредитора, что противоречит морали;

- возможность совершить действие, составляющее предмет обязательства. Невозможность действия может быть физическая (например, обязательство вычерпать воду из моря), юридическая (продажа вещи, изъятой из оборота), моральная (обязательство исполнить роль сводни).

Должник нес ответственность перед кредитором в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником своего обязательства. Ответственность строилась на принципе вины: должник отвечал только тогда, когда он в той или иной степени виновен в возникшем для кредитора ущербе. За умышленное причинение вреда, равным образом за грубую неосторожность (грубую небрежность допускает тот, кто не предусматривает того, что предусматривает всякий средний человек) должник отвечал по каждому договору. Ответственность за легкую небрежность (т.е. такое поведение, какого бы не допустил хороший, заботливый хозяин) возлагалась на должника лишь в тех договорах, которые заключались прежде всего в его интересах, например, когда ему передавались вещи в бесплатное пользование.

Если вред наступал вследствие случая, то никто не отвечал. Практически это означало, что случайно наступивший ущерб приходится терпеть собственнику уничтоженного, испорченного имущества.

При взыскании вреда римские юристы учитывали как положительные потери, т.е. лишение того, что уже входило в состав имущества данного лица, а также упущенную выгоду, т.е. не поступление в имущество данного лица тех ценностей, которые должны были бы поступить при нормальном течении обстоятельств.

Со временем римские юристы стали более четко классифицировать контракты. Обязательства из договоров Гай делил на четыре основных вида: возникающие путем произнесения слов, совершением определенной надписи, посредством передачи вещи или только соглашения сторон. Соответственно имелись четыре основных вида договоров: вербальные (verbum - слово) и литтеральные (littera - письмо, запись), относящиеся к формальным; реальные (res - вещь) и консенсуальные (consensus - соглашения), составившие неформальные договоры. Суть классификации состоит в различии обстоятельств, с которыми право связывает момент приобретения договором юридической                                         силы. Юридическая сила означает собою возможность защиты притязаний сторон исковым порядком в суде.

Вербальным контрактом назывался договор, получающий юридическую силу посредством и с момента произнесения определенных фраз. Основным вербальным контрактом была известная уже стипуляция. В классическом римском праве сохранялись ее черты как формального договора: присутствие договаривающихся сторон в одном месте, устный вопрос кредитора и такой же устный ответ должника, совпадающий по смыслу с вопросом. Во второй половине V в. н.э. был издан закон, признававший обязательную силу за всякой стипуляцией, не противозаконной по содержанию, независимо от соблюдения формы вопроса и ответа, другими словами, закон допустил совершение устного договора в каких угодно выражениях. Упрощение формы вербальных контрактов, возможность облечь в нее любое обязательственное отношение: и заемное обязательство, и обязательство уплатить цену за купленную вещь и т.д., значительно расширили использование стипуляции.

Через стипуляцию осуществлялось обеспечение исполнения соглашения посредством поручительства. Поручительством назывался договор, которым устанавливалась добавочная ответственность третьего лица (поручителя) за исполнение должником данного обязательства. Кредитору, не получившему что-либо в срок по обязательству, предоставлялось на его усмотрение обратить взыскание на должника или на поручителя. Если расходы нес поручитель, то он затем мог уплаченную кредитору сумму переложить на должника в порядке регрессного иска. В более широком смысле регрессный иск или обратное требование - это всякое требование кредитора о возврате суммы, которую он уплатил третьему лицу по вине должника.

Литтеральным контрактом назывался договор, по которому обязательство возникало посредством записи, письма. В более древней форме такой контракт представлял собой записи в приходно-расходных книгах, которые велись римскими гражданами (самый порядок ведения этих книг в точности не известен). В классический период приходно-расходные книги были вытеснены более простыми и удобными формами записи долгов. Пришедшие им на смену долговые документы назывались синграфами и хирографами. Синграфы излагались в третьем лице (такой-то должен такому-то столько-то). Такой документ составлялся в присутствии свидетелей, которые подписывали его вслед за тем, от чьего имени он составлялся, т.е. расписывались вслед за должником. В императорский период на первый план выступили более простые по форме хирографы. Хирографы излагались в первом лице (я, такой-то, должен такому-то столько-то) и подписывались должником.

Реальные контракты приобретали юридическую силу с момента фактической передачи вещи от одного лица к другому. Наиболее важными из них были договоры займа, ссуды, поклажи или хранения, заклада.

Заём - это вручение обязанной стороне известного количества заменяемых вещей в собственность с обязательством вернуть в определенный срок такое же количество вещей и того же качества. Объект займа - заменяемые вещи, определяемые родовыми признаками: мерой, весом и счетом, например, деньги, зерно, вино и т.д. Эти вещи передаются заимодавцем в собственность заемщика; поэтому риск случайной гибели полученных вещей лежит на последнем. Другими словами, если в силу случайной причины взятые взаймы вещи погибали, и заемщик не имел возможности ими воспользоваться, он не освобождался от обязанности вернуть полученную сумму (количество). Заем был договором безвозмездным, но нередко наряду с ним заключалось особое соглашение о выплате процентов: 1% в месяц в классический период.

Ссуда - это безвозмездная передача во временное пользование индивидуально определенной вещи, с условием возврата той же самой вещи в целости и сохранности в определенный срок. Из безвозмездного характера договора ссуды получает хозяйственную выгоду только ссудополучатель. Поэтому у него возникает повышенная ответственность за сохранность вещи; он отвечал даже за проявленную незначительную небрежность. И только тогда, когда вред для ссудодателя возник вследствие простой случайности, ссудополучатель не нес перед ним ответственности. Напомним еще раз, что случайно возникший вред для вещи относился за счет ее собственника, каковым в рассматриваемом договоре выступал ссудодатель.

Поклажа - это безвозмездная отдача вещи на хранение в течение определенного срока или до востребования с условием возврата ее в целости и сохранности. Предметом договора хранения была вещь индивидуально определенная, которая и должна быть возвращена поклажедателю. Поклажеприниматель (депозитарий) становится только держателем вещи, не имеющим права пользоваться ею. У него отсутствует какой-либо хозяйственный интерес в договоре; он не извлекает из договора никакой для себя выгоды; поэтому при хранении мог ограничиться обычными мерами защиты сохранности вещи и нес ответственность за гибель этой вещи только вследствие проявления со своей стороны умысла или особо грубой небрежности. Риск случайной гибели лежал на поклажедателе как собственнике вещи.

Ненормальной поклажей или специальной ее разновидностью со времен позднеклассического права являлась отдача на хранение вещей, определяемых родовыми признаками и никак не обособленных (например, деньги передавались на хранение не в шкатулке, зерно - не в мешках). Результатом становилось смешение переданных вещей с однородными вещами поклажепринимателя: они становились предметом его права собственности. Он обязывался вернуть не те же самые вещи, а вещи того же рода и качества. Поэтому на нем же лежит риск случайной гибели таких вещей.

Закладной договор обеспечивал возвращение заложенной вещи залогодателю в случае уплаты долга. Этот договор двусторонний. Залогодатель отвечал за возможный вред, понесенный залогопринимателем от заложенной вещи (например, передано больное животное, заразившее скот получателя). Залогополучатель обязан был относиться к вещи с заботливостью хорошего хозяина и после погашения обеспеченного залогом обязательства вернуть вещь.

Договоры, основанные на простом и неформальном соглашении сторон, назывались консенсуальными контрактами. К наиболее распространенным относились купля-продажа, наем, поручительство, товарищество.

Купля-продажа - двусторонний контракт, обязывающий продавца передать вещь в собственность покупателю, а последнего – уплатить установленную цену в деньгах. Такой консенсуальный контракт вступает в силу с момента, когда стороны обговорили все существенные элементы сделки: ее предмет, цену, время передачи вещи и денег (так, предметом сделки могла стать еще не изготовленная вещь), даже если одна из сторон или обе еще не приступили к исполнению. Из договора купли-продажи возникает два взаимных обязательства: продавец обязан предоставить покупателю проданный предмет, гарантировать беспрепятственное обладание им, возмещать убытки, если вещь не принадлежала ему и была отнята у покупателя настоящим собственником в порядке виндикационного иска, отвечать за скрытые недостатки вещи или при обнаружении ее новых пороков; а покупатель обязан уплатить условленную цену, возместить издержки, сделанные продавцом после заключения договора до передачи вещи покупателю.

Если по заключению договора купли-продажи проданная вещь погибала по случайной причине, то неблагоприятные последствия ложились на покупателя. Это значит, что покупатель обязан платить покупную цену (а если уплатил, не имеет права требовать ее обратно), несмотря на то, что продавец вследствие случайной причины не может исполнить лежащей на нем обязанности предоставления вещи. Правило о том, что риск случайной гибели проданной вещи лежит на покупателе, резко расходилось с общим принципом римского права, по которому последствия случайностей приходится ощущать собственнику данной вещи. То, что покупатель нес риск независимо от того, стал ли он уже собственником купленной вещи (а этот результат достигался с фактической передачей товара) или еще нет, юристы объясняют историей развития договора купли-продажи. Первоначальной формой продажи была манципация, сразу переносившая право собственности на покупателя. При стипуляции возникало два юридически самостоятельных обязательства: передать определенную вещь и уплатить оговоренную сумму денег. Фактическая невозможность исполнения продавцом первого обязательства из-за гибели или утраты вещи не прекращала его права требования уплаты денег покупателем.

Договор найма - это соглашение о предоставлении одной стороной во временное пользование другой стороне вещи или труда за определенное вознаграждение, которое была обязана уплатить другая сторона (возмездный характер услуги отличал наём от ссуды). Существовал наем вещей, наем рабочей силы и заказ или подряд, т.е. наем рабочей силы для изготовления конкретной вещи. Здесь уточним только некоторые моменты договора найма вещей как наиболее распространенного (к нему же приравнивался наем труда рабов). Наймодатель в течение всего срока найма был обязан обеспечить нанимателю возможность спокойного пользования вещью. Для этого, в частности, наймодатель должен производить необходимый ремонт отданной в наем вещи. Он отвечал за всякую вину и риск. Наниматель был обязан платить установленную наемную плату пропорционально времени пользования; он нес ответственность за всякого рода повреждения нанятой вещи, если они произошли по его вине.

При договоре поручения одно лицо поручало другому безвозмездное исполнение какого-либо дела или ряда дел. Безвозмездность поручения являлась существенным признаком этого договора. Если за исполнение действия назначалась плата, тем самым договор превращался в договор найма. Вместе с тем, признавалось допустимым получение поверенным подарка за оказанную услугу - гонорара, ставшего впоследствии разновидностью почетного вознаграждения для лиц свободных профессий.

Поверенный обязывался точно исполнить возложенное на него поручение; отвечал за всякую вину, в том числе незначительную, обязан был возместить все убытки, причиненные при исполнении поручения. Если видел, что не может исполнить порученного дела, обязан был немедленно сообщить об этом доверителю, чтобы тот мог заменить его другим лицом. Доверитель, в свою очередь, обязан был возместить поверенному издержки, понесенные им при исполнении поручения; поручитель терпел убытки, причиненные случайным ущербом, наступившим лишь попутно при исполнении поручения, мог в любое время односторонне расторгнуть договор.

При договоре товарищества несколько лиц соединили свое имущество (или труд) для достижения дозволенной законом пользы. Прибыль и убытки от ведения общего дела распределялись между всеми товарищами в предусмотренных договором долях, а при отсутствии в договоре указаний - поровну. Каждый из товарищей должен относиться к общему делу и общему имуществу не хуже, чем к своим делам и имуществу. Небрежный товарищ не отвечал перед другими товарищами, если к общему делу он относился с обычной для него беззаботностью. Риск случайной гибели вещей, вносимых в качестве вкладов по рассматриваемому договору, ложился на всех товарищей: в отношении индивидуальных вещей - с момента заключения договора, а в отношении вещей, определяемых родовыми признаками, с момента их передачи.

Римское право знало исчерпывающий перечень договоров, защищенных исками и представленных в изложенной классификации. Если два лица договаривались о чем-либо, что не подходило ни под один из реальных или консенсуальных контрактов, то вся юридическая сила такого договора первоначально состояла лишь в следующем: если одна из сторон соглашение исполняла, а другая сторона уклонялась от его исполнения, то первой стороне давали специальный иск для истребования обратно того, что было предоставлено другой стороне. Но на этом развитие не остановилось. Под напором требований хозяйственной жизни сторона, исполнившая обязательство, установленное договором, выходящим за рамки замкнутого перечня контрактов, получила иск для понуждения другой стороны к исполнению ее обязательств.

Новые контракты, не охваченные классификацией цивильных договоров, уже средневековыми юристами были названы безымёнными контрактами. К ним относились договоры мены, дарения и др. Разнообразные случаи безыменных контрактов в Дигестах Юстиниана сведены к четырем основным типам, так называемым квази-контрактам, т.е. обязательствам, возникающим из подобия договоров: "даю, чтобы ты дал", т.е. обмен ценностями; "даю, чтобы ты сделал", т.е. обмен ценности за услугу со стороны контрагента; "делаю для того, чтобы ты дал", т.е. обмен услуги на ценность от контрагента; "делаю, чтобы ты сделал", т.е. обмен услугами (Дигесты. 19, 5, 5 pr).

3.3.2. Основанием обязательств из правонарушений являлся деликт, как причинение вреда охраняемым правом интересам отдельных лиц, а не интересам государства. Такие обязательства возникают независимо от воли правонарушителя. Вследствие частноправового характера деликта, виновного преследует сам пострадавший, которому дается деликтный иск.

В глубокой древности причинение вреда влекло месть со стороны потерпевшего и его родичей. По мере укрепления государства право стало санкционировать соглашения между правонарушителем и потерпевшим о замене мести денежным штрафом (система добровольных композиций). Дальнейшее развитие привело к тому, что применение мести было запрещено, и было установлено, что единственно допустимым последствием являются штраф и вознаграждение потерпевшего за вред и обиду.

Если в древнейшем праве использовалось объективное вменение (ответственность без вины по конкретному результату), то в дальнейшем наличие субъективной вины правонарушителя стало необходимым условием для признания деяния деликтом. Другими элементами деликта являлись дееспособность правонарушителя и совершенное объективное беззаконие (поэтому не наказуется тот, кто действует в порядке необходимой обороны или крайней необходимости).

Существенными отличиями деликтных обязательств от договорных являлись следующие:

- наследники должника по деликтному обязательству вообще не отвечали;

- в деликтных обязательствах при групповых правонарушениях штрафная ответственность возлагалась на каждого из виновных по принципу коммуляции (умножения взыскания), а не долевой или солидарной ответственности. Так, штраф взимался с каждого из воров в полном размере;

- деликтоспособность наступала и при ограниченной дееспособности. Например, несовершеннолетние были не способны заключать договоры без участия опекуна, а за деликты ответственность несли;

- в области деликтов подвластных детей и рабов сложилась не известная договорному праву ноксальная ответственность, о которой уже упоминалось в разделе "Право лиц" настоящей лекции.

Важнейшими видами частных деликтов были:

а) причинение личной обиды, включая телесные повреждения, неуважительное отношение. Талион разрешалось применять, если между потерпевшим и обидчиком не состоялось соглашение об уплате штрафа. За перелом кости у свободного человека уплачивался штраф в размере 300 ассов. Если была сломана кость у раба, то штраф в размере 150 ассов шел в пользу господина раба;

б) кража, к которой помимо хищения относили растрату, присвоение и другое корыстное посягательство на чужие вещи. По Законам XII таблиц вор, застигнутый с поличным, карался бичеванием, после чего отдавался во власть потерпевшего; в случае ночной или вооруженной кражи вора можно было даже убить на месте; вор, не застигнутый с поличным, карался штрафом в размере двойной стоимости украденной вещи. В более позднем праве саморасправа потерпевшего с вором не допускалась. Потерпевшему возвращалось похищенное; он же взыскивал с виновного штраф в двойном размере стоимости похищенного, а при захвате вора с поличным - в четверном размере;

в) неправомерное уничтожение или повреждение чужих вещей. Если Законы XII таблиц знали только некоторые случаи причинения имущественного вреда (порубка деревьев, поджог дома и др.), то в III в. до н.э. законом Аквилия (287 г.) был установлен общий деликт такого рода. За повреждение любых чужих вещей виновный выплачивал высшую цену уничтоженной или поврежденной вещи, в том числе, раба. Виновный мог быть присужден к уплате двойной стоимости вещи, если он неосновательно отрицал факт причинения им вреда.

В некоторых случаях по римскому праву обязательство возникало из недозволенного поведения лица, однако, при таких обстоятельствах, когда нет ни одного из предусмотренных в нормах права деликтов. Такие обязательства получили название обязательств как бы из деликтов. По квази-деликтам наступали, например, требования об ответственности за что-либо выброшенное или вылитое из окна, причинившее ущерб кому-либо (за причинение смерти свободному человеку взыскивался штраф в 50 тыс. сестерциев, а за ранение – по оценке судьи). Другой пример: если на подоконнике здания что-либо положено или на здании подвешено так, что угрожает падением и причинением вреда, то любой гражданин мог предъявить иск против хозяина дома, не ожидая факта причинения вреда (по такому иску штраф был 10 тыс. сестерциев).

До тех пор, пока правонарушения рассматривались не как деяния, представляющие общественную опасность, а только как причиняющие вред интересам личности, уголовно-правовая сфера в римском праве не выделялась. Область неправомерных деяний против государственного и общественного устройства, преследуемых публичным обвинением, стала обособляться в III в. до н.э. вместе с делением деликтов на частные и публичные. К последним относились измена, сопротивление власти, поджог, лжесвидетельствование.

В конце республики и особенно в период монархии расширяется круг действий, попадающих под понятие "публичные деликты". Они стали наименоваться "crimina", т.е. преступлениями в собственном смысле. К сожалению, в Риме так и не было создано исчерпывающего перечня преступлений и наказаний, что позволяло привлекать к уголовной ответственности и применять карательные меры по усмотрению должностных лиц. Формально все определения криминальных деяний основывались на специальных законах, поэтому и для каждого расширения уже узаконенного состава преступления необходим был новый закон. Например, законами Корнелия Суллы (82 г. до н.э.) были установлены бесчестие и штрафы за избиение, причинение телесных повреждений и насильственное вторжение в чужой дом; введена смертная казнь за ношение оружия и применение ядов в преступных целях, за организацию разбойничьих банд, за попытку убийства, отравления и поджигательства. Он же ввел "запрет воды и огня", т.е. совместного проживания со своими согражданами (удаленного в изгнание лишали гражданства и имущества, а самовольно возвратившегося любой мог безнаказанно убить), за умаление достоинства римского государства магистратом, оскорбление магистрата, государственную измену, заговор. Однако со временем юридическая практика, поощряемая императорами, стала подводить новые случаи под старые законы.

Римская юриспруденция сравнительно мало занималась разработкой уголовно-правовых конструкций, но ряд достижений юристов заслуживает внимания. В период принципата они требовали при определении наказания уделять внимание субъективной стороне преступления. Павел и Ульпиан различали действия предумышленные, т.е. совершенные с заранее обдуманным намерением; умышленные, т.е. совершенные вследствие гнева или внезапного порыва; и случайные. "Преступления совершаются,- говорится в Дигестах,- или обдуманно, или в порыве, или случайно. Обдуманно совершает преступление разбойник, который составляет шайку, в порыве - когда в пьяном состоянии дело доходит до драки или до оружия, случайно же – когда во время охоты стрела, пущенная в зверя, убивает человека" (Дигесты. 14, 19, 11, 2.). При привлечении к уголовной ответственности более важным является выявление намерения преступника, нежели характера его действия, считали юристы. Согласно Ульпиану, "кто убил человека, должен быть освобожден, если он совершил это не с намерением убить, а тот, кто не убил, но хотел убить, осуждается как человекоубийца" (Дигесты. 48, 19, 1, 8.).

Обстоятельствами, освобождающими от ответственности, все чаще стали признавать следующие:

- состояние невменяемости или совершение преступления безумцем;

- добровольный отказ от совершения преступления в стадии покушения;

- необходимая оборона, которая допускалась только в том случае, когда оборонявшемуся угрожало насилие.

С расширением круга публичных деликтов они делятся на четыре категории: против государства, против религии, против нравов (например, супружеская неверность) и против частных лиц. К последним относились преступления против личности (убийства, насилия, похищения свободных людей) и имущественные (все кражи, лихоимство, поджог, подлог).

Наказания делились на две категории:

а) тяжелые - смертная казнь, изгнание, ссылка в рудники. Казнили разными изощренными способами: мечом, сжиганием, закапыванием, повешением, распятием на кресте и др. Рабов сбрасывали с Тарпейской скалы. В период республики практиковалось добровольное удаление в изгнание, а в период империи изгнание было заменено ссылкой и высылкой пожизненно или на срок. Высланный не лишался гражданства, а сосланный утрачивал его. К работам в рудниках присуждались с наложением оков и без оного;

б) прочие - денежные штрафы, воздействие на тело, конфискации, бесчестие. Телесные наказания - битье розгами, палками, бичевание - в период империи применялись только к рабам и лицам низших сословий. Лица, подвергшиеся бесчестию, не могли занимать почетных должностей, выступать в суде по чужим делам и т.п.

3.4. Виды процесса претерпевали изменения по мере развития политической организации римского общества и правового регулирования в нем.

В догосударственном обществе каждый расправлялся с обидчиком собственными силами и силами своей семьи. Переход от саморасправы к государственному суду происходил постепенно: вначале внедрением системы регламентации частной расправы путем установления определенного порядка применения насилия к обидчику; далее - системы добровольных, а затем обязательных выкупов; наконец, - передачей дела защиты прав органам государства.

В развитом римском обществе только самозащита, т.е. самоуправное отражение насилия, угрожающего нарушением права, являлась дозволенной. Таким образом предупреждалось будущее нарушение. А вот уже при нарушенном праве запрещалось применять силу для его восстановления. За недозволенное самоуправство применялись неблагоприятные последствия: по декрету Марка Аврелия, кредитор, самочинно захвативший вещи должника для удовлетворения своего права требования, должен эти вещи вернуть: вместе с тем он утрачивает свое право требования. Законом конца IV в. н.э. установлено, что лицо, насильственно захватившее свою вещь у фактического владельца, лишается права собственности на эту вещь и должно ее вернуть тому, у кого она находилась во владении.

Древнейшим процессом был легисакционный, доступный только гражданам и удовлетворяющий их притязания, основанные на квиритском праве. Этот процесс состоял из двух этапов. На первой стадии стороны являлись к судебному магистрату, причем явка ответчика обеспечивалась истцом, и здесь они выполняли требуемые по ритуалу обряды и произносили установленные фразы, в которых истец выражал свою претензию, а ответчик - свои возражения. Другими словами, на этом этапе в строго установленных формах уточнялся предмет спора, взаимные претензии сторон, принимались меры к обеспечению иска (в частности, сторонами вносились определенные суммы денег в качестве залога, предпринимались меры по сохранению спорной вещи). Все завершалось тем, что претор назначал третейского судью для решения спора. На втором этапе назначенный магистратом по согласованию со сторонами судья проверял представленные последними доказательства и выносил решение.

Например, в споре о принадлежности вещи обе стороны являлись к судебному магистрату вместе со спорной вещью (недвижимость была символически представлена ее частью). Истец, держа в руке прут, брался за вещь и произносил торжественную формулу, в которой утверждал, что вещь принадлежит ему по квиритскому праву, и касался ее прутом. Если ответчик делал то же, магистрат повелевал обоим отпустить вещь (отвести свои прутья). Затем стороны предлагали друг другу внести процессуальный денежный залог, а магистрат, в свою очередь присуждал владение вещью одной из сторон, которая, однако, должна была дать другой стороне гарантию, что в случае проигрыша процесса выдаст вещь. После всех этих строго формальных действий магистрат назначал судью для решения спора по существу. Залог проигравшей стороны поступал в пользу государства.

Со второй половины III в. до н.э. преторы распространили судебную защиту на неграждан и своею деятельностью повлияли на упрощение процесса. Претензии истца и возражения ответчика стали заявляться без каких-либо обрядностей. Неформальное производство первого этапа заканчивалось вручением претором истцу записки, адресованной судье, в которой указывались те предположения или условия, при наличии которых судье предписывалось удовлетворить иск, а при отсутствии этих условий - отказать в иске. Эта записка, содержащая условный приказ судье, называлась формулой. Отсюда весь процесс, приобретший законодательную базу в третьей четверти II в. до н.э., получил название формулярного.

Важное значение нового процесса состояло в усилении активности судебного магистрата. Претор, давая исковую защиту, не был связан старым правилом об изложении иска в точных словах закона. Он получил возможность признавать новые отношения развивавшейся жизни или, наоборот, оставлять порой без защиты отношения, формально отвечающие закону, но уже устаревшие вместе с ним, отказывая в подобного рода случаях в выдаче истцу формулы иска.

Сама формула могла состоять из нескольких частей, обязательными из которых были следующие:

- формула начиналась с назначения посредника для рассмотрения по существу искового требования, т.е. судьи ("Пусть будет судьей Октавий..." (Дигесты. 4, 2, 10, 1). Эта часть формулы называлась номинацией;

- затем шла интенция, в которой определялось содержание претензий истца ("...Если окажется, что вещь, относительно которой идет спор, принадлежит по квиритскому праву Авлу Агерию (условное обозначение истца), то ты, судья..." (Дигесты. 4, 2, 10, 1);

- формула завершалась кондемнацией: в ней судье предлагалось удовлетворить иск, если претензии истца подтвердятся, и отказать в иске в противном случае ("... присуди Нумерия Негидия (условное обозначение ответчика), а если этого не окажется, оправдай". (Дигесты. 4, 2, 10, 1).

Иногда формула расширялась за счет уточнения отношения между спорящими сторонами, установления для одной из них нового права, включения специальных оговорок юридического характера.

В суде первоначальные жесткие правила доказывания уступили место принципу свободной оценки доказательств. Бремя доказывания ложилось на того, кто что-либо утверждал; все доказательства должны были предоставлять сами стороны. Основным доказательством являлись клятвенно подтвержденные свидетельства сторон и свидетелей, но прочие доказательства тоже имели вес. Для судей авторитетный характер имели заявления риторов о том, что свидетельствующие лица заслуживают доверия.

Как в легисакционном, так и в формулярном процессе судебное решение обжалованию не подлежало; оно сразу вступало в силу. Разрешенный судом вопрос не мог быть вторично предметом спора между теми же сторонами. Две формы процесса сосуществовали до 17 г. до н.э., когда Август отменил легисакционный порядок рассмотрения дел.

Принцепсы, дабы как-то компенсировать ограничение реальной власти республиканских магистратов, стали наделять консулов, специальных преторов, а позже провинциальных наместников и императорских чиновников правом вершить суд помимо обычного формулярного производства. Так появился экстраординарный (когниционный) процесс, позволивший распространить судебную защиту на притязания, которые до тех пор не считались исковыми, например, об алиментах, о взыскании гонораров. Формулярное производство с III в. неудержимо приходило в упадок, а в конце века фактически прекратилось, хотя официально формулы были упразднены в 342 г.

Наиболее важный момент когниционного процесса заключался в том, что все производство вплоть до вынесения решения держал в руках один человек, занимающий государственный пост, уполномоченный принцепсом и опирающийся на его волю. Истец обращался к судебному чиновнику, который рассматривал дело по существу сразу, после того как выступят стороны и их адвокаты. Чиновник принимал заявление от истца и, назначив день суда, от своего имени вызывал ответчика. Если истец не являлся к слушанию дела, оно прекращалось; при неявке ответчика дело рассматривалось заочно. После установления предмета разбирательства стороны представляли доказательства. Вопрос о допустимости доказательств также решал чиновник. При их оценке он не был стеснен, за редкими исключениями, никакими правилами. Доказательствами по делу являлись всякого рода документы и свидетельские показания. Но показания единственного свидетеля во внимание не принимались согласно установившемуся правилу: "один свидетель значения не имеет" (Кодекс. 4, 20, 9, 1). Процесс стал проводиться устно, в совершенно свободной от всяких формальностей процедуре; вводятся судебные пошлины, заявления сторон фиксируются в письменной форме, допускается апелляционное обжалование вынесенного решения в более высокую инстанцию вплоть до императора. По просьбе истца решение приводилось в исполнение органами государственной власти.

В Древнем Риме производство по публичным деликтам было менее упорядоченным.

С учреждением республики судебные полномочия по ним от царей перешли к консулам. Последние обычно сами не отправляли правосудие, а поручали его назначенным по своему выбору судьям. К ним, например, принадлежали два судьи по делам об убийствах. Но принять обвинение от гражданина о совершенном преступлении и дать ход делу консулы были обязаны лично. Они поручали судьям произвести предварительную подготовку дела, включая некоторые следственные действия по обеспечению доказательств. Судьи решали дело по существу, а вынесенный ими приговор считался приговором консула, который уже не мог его изменить или отменить. Осужденный имел право апеллировать к народному собранию на всякий приговор, обрекающий гражданина на смертную казнь, телесные наказания или штраф. Юрисдикцию консулов контролировали народные трибуны, которые, в силу принадлежащего им права вето, могли не допустить или прекратить преследование лиц по публичным делам. Наряду с магистратами судебная власть принадлежала сенату. Он разбирал все дела о преступлениях по должности в полном составе или образуя комиссию из своих членов.

В конце республики появились судебные комиссии для рассмотрения отдельных категорий дел: об убийствах, об отравлениях, о подлогах, о преступлениях против величия римского народа и др. Места в них распределялись между сенаторами и всадниками. Деятельность комиссий положила начало регулярному уголовному процессу обвинительного характера. Он делился на две части: перед магистратом (предварительное производство) и перед судом присяжных (рассмотрение дела по существу).

Дело возбуждалось претором по частной жалобе обвинителя, которым выступал любой полноправный гражданин. Предварительное производство состояло в том, что претор выслушивал заявителя, сообщал обвиняемому сущность обвинения и опрашивал его. При признании вины магистрат сам постановлял приговор. При отрицании вины претор объявлял о том, что обвинение принято, повелевал записать его в список уголовных дел, и назначал день судоговорения перед присяжными. За это время стороны собирали доказательства. Обвиняемый, если он не отцеубийца или отравитель, ждал суда на свободе. При неявке в суд без уважительных причин ему выносился заочный обвинительный приговор. Производство в суде начиналось составлением по жребию списка присяжных, которых стороны имели право отводить. Каждый член суда присяжных произносили клятву верности в правосудии. Затем дело рассматривалось по существу. По каждому вопросу выслушивались обе стороны, наделенные равными процессуальными возможностями: "не должно быть позволено обвинителю то, что не разрешается обвиняемому" (Дигесты. 50, 17, 41 pr). Обвиняемые пользовались услугами защитников. Потом судьи в лице присяжных приступали к проверке доказательств. В первую очередь допрашивали свидетелей, количество которых не могло быть меньше двух. Свидетели из числа свободных людей перед допросом давали клятву, а рабов пытали. В последнюю очередь рассматривали письменные доказательства. Присяжные оценивали доказательства свободно, не связанные какими-либо правилами.

По окончании проверки всех доказательств, члены комиссии совещались и отдавали голоса за оправдание, за осуждение или о недостаточности доказательств. Председательствующий подсчитывал голоса и объявлял приговор. При равенстве голосов обвиняемый считался оправданным. Во всех случаях оправдания подсудимого обвинитель мог быть привлечен им к ответственности за клевету. Если более трети присяжных заявляли о воздержании от суждений ввиду сомнительности дела, процесс повторялся, а при необходимости, даже несколько раз. В случае объявления обвинительного вердикта осужденный сразу передавался в руки исполнителей приговора, так как обжалование не допускалось.

При принципате для рассмотрения криминальных деяний возникают экстраординарные суды. Из отдельных поручений императоров по делам, подлежащих их личному разбирательству, развилась юрисдикция префекта Рима, начальника полиции, наместников в провинциях. В делах о преступлениях, затрагивающих интересы принцепса, заявителями могли быть лица, лишенные гражданских прав, рабы. Поддерживали обвинение специально назначенные люди. Они же собирали доказательства виновности. Юристы выработали схему из семи пунктов, которые следовало выяснить: кто совершил преступление, какое именно,  где, когда, с какой целью, каким способом и с чьей помощью.

Во время домината обвинительное производство вытесняется инквизиционной (розыскной) формой суда. Преследование любых преступлений во имя общественного интереса вменяется в обязанность всех должностных лиц. Обвинение перестало быть частным и перешло в руки государственных властей. Возбуждение дела производится как по доносам (за которые платили из части конфискованного имущества осужденного), так и по слухам. Один и тот же чиновник выступает и следователем, опираясь на содействие своей канцелярии, и обвинителем, и единоличным судьей, оценивающим доказательства и выносящим приговор.

При производстве расследования все чаще применяются пытки, причем не только к обвиняемым, но и к колеблющимся свидетелям. Хотя показания, добытые под пыткой, еще не принимаются в качестве безусловно достоверных, имеют место другие элементы формализации доказательств: их ценность дифференцируется, например, предпочтение отдается документам, свидетельским показаниям представителей высших сословий. Производство становится тайным, ибо практикуется частичное или полное удаление публики, а также письменным. Подсудимый лишается права на юридическую помощь. Судья назначает наказание по своему усмотрению, с учетом вины, социального положения подсудимого, но не обязательно в размере, признанном законом.


Вопросы для самоконтроля:

1. Охарактеризуйте систему римского права путем сравнения гражданского права с преторским, частного права - с публичным.

2. Какова роль искового характера римского права для возникновения эдиктов магистратов?

3. Как возникла юридическая доктрина в качестве источника римского права?

4. В чем заключается влияние трех статусов на правовое положение групп населения?

5. Разнесите собственность, владение и держание между сферами возможного и действительного.

6. Кем, с позиции вещного права, является вор по отношению к украденной им вещи и с помощью какого иска потерпевший может требовать возврата похищенного?

7. Перечислите условия действительности договора (сделки) в классическом обязательственном праве.

8. В чем разница между реальными и консенсуальными контрактами?

9. Назовите существенные отличия деликтных обязательств и договорных.

10. Сравните признаки деликта и современного правонарушения.

11. Сравните состязательный и инквизиционный процессы по следующим позициям: инициатор возбуждения дела, правовое положение сторон, процессуальная роль судьи и оценка им доказательств.

Литература:

Громаков В.С. История рабовладельческого государства и права (Афины и Рим). М., 1986.

Дождев Д.В. Римское частное право. М., 1996.

Косарев А.И. Римское право. М., 1986.

Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. М., 1972.

Скрипилев Е.А. Основы римского права: Конспект лекций. М., 1998.

Томсинов В.А. Юриспруденция в духовной культуре Древнего Рима. //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1995, NN 1,2,6.


ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ДРЕВНЕГО МИРА

Владимир Владимирович Перфильев

Цикл лекций

Редактура, корректура, компьютерная верстка Е.В. Евстигнеевой

Лицензия № 021307 от 22 сентября 1998 г.

Подписано в печать 5.07.2001. Формат 30х42 1/8

Печать офсетная. Бумага писчая

Усл. п. л. 6,5

Тираж 100 экз. Заказ № 265

Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

Уральского юридического института МВД России

620057, Екатеринбург, ул. Корепина, 66

Участок оперативной полиграфии УрЮИ МВД России


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

18537. Символьные строки и функции обработки строк 223.01 KB
  Лабораторная работа № 7 Символьные строки и функции обработки строк Строка символов это последовательность символов произвольной длины завершающаяся нульсимволом все биты в байте нулевые. Строковые константы записываются в кавычках например: Как Ва...
18538. Программирование простейших циклов на языке Си. Работа в системе Turbo С (версия 2.0) 597.78 KB
  Лабораторная работа № 1 Программирование простейших циклов на языке Си. Работа в системе Turbo С версия 2.0 Структура программы Любая программа на языке Си состоит из одной или более функций являющихся основными модулями программы. Функция с которой начи...
18539. Обработка числовых последовательностей 77 KB
  Лабораторная работа № 2 Обработка числовых последовательностей Существует круг задач в которых необходимо както обработать заданную числовую последовательность причем для получения результата достаточно просмотреть последовательность один раз. Например чт
18540. Прицелы для прямой наводки и прицелы для непрямой наводки 15.07 KB
  Прицелы наземной артиллерии можно подразделить на два вида: прицелы для прямой наводки и прицелы для непрямой наводки. Прицелы прямой наводки могут быть использованы только для стрельбы по видимой цели. Прицелы непрямой наводки могут быть использованы для всех видов...
18541. Реактивная система залпового огня (РСЗО) 23.33 KB
  Реактивная система залпового огня РСЗО – это совокупность боевой машины пускового оборудования и реактивных снарядов. Впервые РСЗО а именно БМ13 Катюша была применена 11 июля 1942 года. 122мм реактивная система залпового огня 9К51 Град предназначена для: уничтож
18543. ПРОВЕРКА НУЛЕВЫХ УСТАНОВОК МЕХАНИЧЕСКОГО ПРИЦЕЛА 12.62 KB
  ПРОВЕРКА НУЛЕВЫХ УСТАНОВОК МЕХАНИЧЕСКОГО ПРИЦЕЛА. Механический прицел считается выверенным если при горизонтальном положении контрольной площадки на казеннике орудия и при горизонтальном положении верхнего среза корзины панорамы по контрольному уровню в продольно
18544. Прибор контрольных измерений (ПКИ) 14.8 KB
  Прибор контрольных измерений ПКИ Для измерения увеличения диаметра канала ствола гладкоствольного орудия типа Т12 с целью определения отклонения начальной скорости снарядов изза износа канала ствола предназначен Прибор ПКИ рис. 2. Данные ...
18545. Определение удлинения зарядной каморы. Приборы ПЗК и ПКИ 18.79 KB
  Определение удлинения зарядной каморы. Приборы ПЗК и ПКИ Для измерения длины зарядной каморы артиллерийских орудий с целью определения падения начальной скорости снарядов вследствие износа канала ствола удлинения зарядной каморы предназнача