16438

Кредитные организации в России, правовой аспект

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Кредитные организации в России: правовой аспект Предисловие В предлагаемой читателю работе рассматриваются правовые вопросы организации и деятельности кредитных организаций. Анализируется соотношение понятий банковское законодательство и банковское пра

Русский

2013-06-22

3.03 MB

7 чел.

Кредитные организации в России: правовой аспект

 

Предисловие

 

В предлагаемой читателю работе рассматриваются правовые вопросы организации и деятельности кредитных организаций. Анализируется соотношение понятий "банковское законодательство" и "банковское право" как схожих, но несовпадающих категорий.

Показана роль Центрального банка Российской Федерации, возглавляющего банковскую систему, и рассматривается его правовой статус как органа государственной власти. Подробно исследовано правовое положение кредитных организаций, рассматриваются виды небанковских кредитных организаций.

Приводятся основные виды банковских сделок сквозь призму последних изменений и дополнений в российском законодательстве.

Анализируются новеллы в правовом регулировании договоров лизинга, факторинга, банковского вклада и банковского счета.

Большое внимание уделено расчетным операциям кредитных организаций.

Расчеты чеками дополняются операциями, совершаемыми с помощью банковских карт. Разъясняются преимущества использования банковских карт.

Авторы отказались от задачи проанализировать все вексельное законодательство, сосредоточив внимание на вексельных сделках, стороной в которых выступают кредитные организации.

Особое внимание уделено новому валютному законодательству применительно к банковской деятельности.

Анализируется такой важный элемент банковской деятельности, как ценные бумаги. Рассматриваются особенности сделок на срочном рынке, необходимость их защиты в судебном порядке. Раскрывается значение нового вида ценных бумаг - ипотечных ценных бумаг как инструмента рефинансирования, в том числе рефинансирования банковского капитала.

Вдумчивый читатель обратит внимание на главы "Доверительное управление денежными средствами" и "Доверительное управление ценными бумагами".

К особенностям книги, как представляется, следует отнести рассмотрение спорных вопросов организации и деятельности кредитных организаций на основе судебно-арбитражной практики, что, как надеются авторы предлагаемой работы, поможет банковским сотрудникам решать насущные задачи в банковской сфере.

 

Раздел I. Банковское законодательство и система кредитных организаций

 

Глава 1. Общая характеристика банковского законодательства

 

§ 1. Особенности банковского законодательства

 

Правовое регулирование общественных отношений, в том числе отношений, вытекающих из деятельности кредитных организаций, центральное место в которых занимают банки, носит отраслевой характер. Система права состоит из отраслей, подотраслей и институтов. Какую бы позицию ни занимать в споре "банковское право - банковское законодательство", необходимо определить место банковских правоотношений в системе российского права.

Характеристика банковского права требует разграничения системы права на публичное и частное. Публичное право охватывает сферу государственных интересов, тогда как частное право регулирует в первую очередь права и обязанности физических и юридических лиц. Публичному праву соответствует метод власти и подчинения, который нашел отражение в императивных нормах. Частное право характеризуется прежде всего равенством сторон, а отношения регулируются в значительной степени диспозитивными нормами.

Вместе с тем речь идет о единой системе права, где жесткий водораздел на частное и публичное не всегда уместен и возможен. В частном праве нельзя обойтись без элементов публичности, а публичное право в ряде случаев примыкает к частному.

Так, банковские отношения главным образом регулируются частным правом, однако влияние публичного права на эти отношения достаточно велико.

Нормы банковского права находят свое закрепление в законодательстве. Право - это всегда совокупность норм, правил поведения, а законодательство составляет систему нормативных актов. В рассматриваемом случае речь идет о системе нормативных актов, регулирующих банковские правоотношения.

Понятия "система права" и "система законодательства", как справедливо отметил известный российский ученый профессор А.В. Мицкевич, рассматриваются в науке как однопорядковые, но не тождественные системы, "выражающие соответственно структуру содержания и формы позитивного права" *(1).

Система права определяется теми общественными отношениями, которые находят в ней отражение и закрепление. А закрепляет общественные отношения система законодательства. Таким образом, система права - это структурное качество. В нашем случае банковское право представляет собой в первую очередь структуру отношений между банками и их клиентами. Под банковским правом понимается тот сегмент системы права, который непосредственно направлен на регулирование сферы банковских услуг. С этой точки зрения банковское право является институтом гражданского права, поскольку предметом банковских сделок являются имущественные отношения. Эти отношения регулируются на основе равенства сторон - клиента и банка, что служит основным элементом гражданско-правового метода.

Банковские договоры, как и многие другие гражданско-правовые сделки, включают элементы административного права, как, например, осуществление валютных и иных операций, что не влияет на характер этих отношений. Однако нельзя обойти молчанием тот факт, что деятельность кредитных организаций, в том числе банков, в значительной мере определяется Федеральным законом от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (далее - Закон о Банке России) (с послед. изм.) *(2) и пруденциальными нормами Банка России, который осуществляет банковское регулирование и банковский надзор (ст. 56 Закона о Банке России). Регулирование и надзор осуществляются на основе властных полномочий Банка России, здесь напрямую задействовано административное право. На этом основании более точным представляется говорить о банковском законодательстве, а не о банковском праве.

Отрасли права характеризуются единством метода, тогда как отрасли законодательства могут быть и комплексные, которые, как, например, банковское законодательство, отличаются наличием различных приемов.

Комплексные отрасли законодательства характеризуются тем, что нормы не связаны единым методом и механизмом регулирования *(3).

Комплексная отрасль законодательства в отличие от основных представляет собой вторичные образования. Нормы по своим исходным параметрам остаются в основных отраслях под их общим юридическим влиянием, получают вторичную прописку в комплексной отрасли законодательства *(4). Комплексные отрасли законодательства имеют прописку в основных отраслях. Так, банковские договоры регулируются гражданским законодательством, например, договоры займа, лизинга и т.д. Нормы банковского надзора составляют административное законодательство.

Банковское законодательство соответствует банковскому праву, является совокупностью правовых норм, регулирующих полномочия, обязанности и ответственность сторон в правоотношениях с участием банка *(5). Таким образом, банковское законодательство включает как нормы гражданского права, регулирующие банковские договоры, так и нормы административного права, с помощью которых осуществляется надзор за созданием и функционированием кредитных организаций.

Банковский надзор осуществляется на основе административных норм Закона о Банке России и подведомственных актов Банка России.

Административная составляющая банковского законодательства не меняет сущность банковских сделок, основным объектом которых являются имущество и имущественные права, поскольку денежные средства являются имуществом особого рода, денежные средства на счете банка являются собственностью банка, а вкладчик сохраняет право требования к банку; ценные бумаги в документарной и бездокументарной форме являются объектом гражданского права (ст. 128 Гражданского кодекса РФ, далее - ГК РФ).

Административные нормы, как нормы банковского законодательства, необходимо рассматривать как определенные ограничения по созданию и деятельности кредитных организаций. Ограничения на вводимые Банком России банковские сделки не делают институт банковского права частью административного права, что подтверждается его определением.

Так, в литературе называются следующие цели собственно банковского надзора: защита клиентов банка от того, что называется системным риском, когда банкротство одного банка вызывает банкротство нескольких банков; защита страхового фонда или собственных фондов правительства от потерь в тех странах, которые имеют национальные системы страхования депозитов или осуществляют другие меры по защите банковских вкладчиков; обеспечение доверия вкладчиков и населения к финансово-кредитной системе в целом и к кредитным институтам в отдельности. Административное право - это совокупность общественных отношений, возникающих при формировании государственной администрации и осуществлении ее властных полномочий (с. 17) *(6).

Предмет административного права можно разделить на две части: внутриаппаратные отношения и взаимоотношения административной власти с юридическими лицами любых организационно-правовых форм и физическими лицами *(7).

Предметом административного права Российской Федерации являются властные отношения, которые возникают в процессе формирования и функционирования государственной администрации (за исключением тех правоотношений, которые регулируются нормами иных отраслей права), а также отношения, возникающие при применении любыми уполномоченными правом субъектами мер административно-правового принуждения или иных мер административного воздействия, а также при рассмотрении во внесудебном порядке жалоб граждан.

Отсутствуют основания относить банковское право и к финансовому законодательству *(8). Финансовое законодательство регулирует отношения, которые возникают в процессе образования, распределения и использования централизованных и децентрализованных денежных фондов государства и муниципальных образований. Объектом банковского права в первую очередь являются средства граждан и юридических лиц.

Таким образом, представляется возможным сделать следующий вывод. Банковское законодательство и банковское право - не тождественные понятия. Но банковское законодательство соответствует банковскому праву. Это две стороны одного явления, поскольку "позитивное право обусловлено развитием общественных отношений, складывающихся в каждом конкретном обществе и государстве, и лишь выражает эти отношения в законах и иных источниках права" *(9).

Система банковского права и система банковского законодательства являются формами отражения и уровня развития общественных отношений, вытекающих из деятельности кредитных организаций.

Банковское законодательство представляет, как отмечалось выше, комплексную отрасль, в которой главным является не выделение основных отраслей, а, наоборот, интеграция их для той или иной сферы разумной деятельности. В рассматриваемом случае речь идет о единстве гражданско-правовых и административных отношений, складывающихся в процессе банковской деятельности. Гражданско-правовые нормы непосредственно выражают отношения между банком, иной кредитной организацией и клиентом. Административные правила поведения регулируют отношения по надзору Банка России за созданием и деятельностью кредитных организаций.

Как справедливо отметил А.В. Мицкевич, "правовое регулирование единого рынка, в том числе кредитное регулирование, в своей основе относится к сфере гражданского законодательства, хотя здесь применяется и будет развиваться взаимодействие гражданско-правовых норм с нормами административного права....." *(10).

 

§ 2. Источники банковского законодательства

 

Под источниками права и законодательства понимают формы их выражения. В первую очередь федеральные законы, постановления Правительства РФ, в которых выражены нормы законодательства, регулирующие деятельность кредитных организаций.

Следует различать общие и специальные источники банковского законодательства.

К общим в первую очередь относятся нормы Конституции РФ. Так, Конституция РФ устанавливает, что в ведении Российской Федерации находятся: установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики; федеральные экономические службы, включая федеральный банк (ст. 71 "ж").

Согласно п. 1 ст. 75 Конституции РФ государственной денежной единицей является рубль. Исключительно Банк России осуществляет денежную эмиссию. Эмиссия других денег в Российской Федерации не допускается.

Специальное банковское законодательство включает:

- Закон о Банке России;

- Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (в ред. от 21 июля 2005 г.) *(11) (далее - Закон о банках);

- Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" *(12) (далее - Закон о банкротстве кредитных организаций).

К банковскому законодательству относится Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" (в ред. от 29 июня 2004 г.) *(13) (далее - Закон о валютном регулировании).

Важное место в системе банковского законодательства занимают нормативные акты Банка России, которые издаются в соответствии со ст. 7 Закона о Банке России в форме указаний, положений и инструкций. Акты Банка России не являются ведомственными. Они носят обязательный характер для федеральных органов государственной власти, органов власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, юридических и физических лиц (ч. 1 ст. 7 Закона о Банке России). Акты Банка России вступают в силу по истечении 10 дней со дня их опубликования в Вестнике Банка России (далее - ВБР). Сохраняют юридическую силу и некоторые акты Госбанка СССР, которые не противоречат действующему законодательству.

В структуре нормативных актов Банка России следует выделить пруденциальные нормы (от англ. prudent - осмотрительный, благоразумный), которые направлены на осуществление банковского регулирования путем минимизации рисков, связанных с банковской деятельностью и обеспечением ликвидности кредитных организаций *(14).

К пруденциальным нормам, установленным Банком России, можно отнести:

- предельные величины рисков, установленные для отдельных банковских операций;

- нормативы средств по созданию резервов, обеспечивающих ликвидность банков и направленных на покрытие возможных потерь;

- иные требования к кредитным организациям.

 

Глава 2. Система кредитных организаций

 

§ 1. Правовой статус Банка России

 

Национальную банковскую систему возглавляет Банк России, статус, цели деятельности и функции которого определяются на основе Конституции РФ, Закона о Банке России, иных законов (п. 1 ст. 1 Закона о Банке России).

Согласно Закону о Банке России он имеет сложную правовую природу деятельности.

Противоречивость Закона о Банке России 2002 г. при отсутствии устава затрудняет характеристику организационно-правового положения главного банка страны, что не позволяет определить правовой статус имущества Банка России. Положение усугубляется тем, что в российском законодательстве нет понятия "юридические лица публичного права".

В зарубежном законодательстве к публичным относятся юридические лица, созданные на основе акта публичной власти и обладающие властными полномочиями. Такие органы государственной власти, как министерства и ведомства, как правило, создаются в форме государственных учреждений.

По разным мнениям о статусе Банка России, нашедшим отражение в юридической литературе, по своей организационно-правовой форме он представляет собой:

а) государственное учреждение;

б) унитарное предприятие;

в) государственную корпорацию.

Закон содержит положения, которые в равной мере дают основания принять и опровергнуть каждое из указанных мнений. Банк России, как отмечают некоторые авторы, является государственным учреждением, поскольку властные управленческие полномочия присущи только государственным органам, которые в настоящее время являются учреждениями.

Действительно, министерства и ведомства, как правило, наделяются статусом госучреждения. Но наличие управленческих функций не определяет организационно-правовой статус юридического лица. Одним из основополагающих признаков учреждения является его обязательное финансирование собственником (п. 2 ст. 48 ГК РФ).

Согласно ст. 2 Закона о Банке России собственником имущества Банка России является Российская Федерация. Однако собственник не финансирует Банк России, который не является бюджетной организацией и осуществляет свои расходы за счет собственных средств. При этом государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России не отвечает по обязательствам государства, если иное не установлено федеральными законами. Перечисленные обстоятельства исключают возможность отнесения Банка России к государственным учреждениям.

Однако нет оснований полагать, что Закон предусматривает для Банка России организационно-правовую форму, присущую государственным унитарным предприятиям. В пользу этой точки зрения говорит ряд моментов.

К Банку России перешло имущество Госбанка СССР. Собственником этого имущества является Российская Федерация. Коммерческая деятельность Банка России соответствует признакам унитарного предприятия. Данная организационно-правовая форма отвечает указанным нормам Закона. Расходы Банк России осуществляет за счет доходов, полученных от банковской деятельности.

Банк России не имеет устава, он не вправе осуществлять операции с недвижимостью (п. 3 ст. 49 Закона о Банке России), тогда как ГК РФ (п. 2 ст. 295) разрешает унитарным предприятиям с согласия собственника совершать сделки с недвижимым имуществом. В отдельных случаях (для собственных нужд) Банк России может распоряжаться своей недвижимостью без получения согласия собственника. Унитарные предприятия вправе создавать другие унитарные предприятия (п. 7 ст. 114 ГК РФ). Банк России имеет право лишь участвовать в капиталах других кредитных организаций в случаях, указанных в ст. 8 Закона о Банке России. Так, Банк России принимает участие в капитале следующих иностранных банков:

 

 ┌────────────────────────┬──────────────────┬───────────────────────────┐

 │          Банк          │       Город      │   Доля акций в капитале,  │

 │                        │                  │  принадлежащая ЦБ РФ (%)  │

 ├────────────────────────┼──────────────────┼───────────────────────────┤

 │Московский народный банк│Лондон            │              88,9         │

 ├────────────────────────┼──────────────────┼───────────────────────────┤

 │Eurobank                │Париж             │              77,8         │

 ├────────────────────────┼──────────────────┼───────────────────────────┤

 │Ost West Handelsbank    │Франкфурт-на-Майне│              82           │

 ├────────────────────────┼──────────────────┼───────────────────────────┤

 │Donaubank               │Вена              │              49           │

 ├────────────────────────┼──────────────────┼───────────────────────────┤

 │East-West United bank   │Люксембург        │              49           │

 └────────────────────────┴──────────────────┴───────────────────────────┘

 

Следует отметить, что трудно совместить реальную - и весьма ощутимую - коммерческую деятельность Банка России с тем, что получение прибыли не является целью деятельности Банка (ст. 3 Закона).

Как видно, вывод о том, что Банк России является унитарным предприятием, небесспорен.

Недавно в связи с внесением изменений в Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (в ред. от 23 декабря 2003 г.) *(15) в литературе высказано мнение об отнесении Банка России к государственным корпорациям. Ряд положений Закона о Банке России корреспондирует с нормами Закона "О некоммерческих организациях". Так, Банк России учрежден Российской Федерацией на основе имущественного взноса (имущество Госбанка СССР перешло к Банку России); Банк России создан на основе Закона о Банке России; Банк России не имеет членства; Банк в настоящее время не имеет уставных документов, - все это соответствует требованиям ст. 7.1 Закона "О некоммерческих организациях".

Ряд правовых предписаний исключает возможность отнесения Банка России к некоммерческим организациям: он имеет уставный фонд, а имущество Банка России не является его собственностью.

Вместе с тем следует учитывать, что п. 2 ст. 50 ГК РФ предусматривает закрытый перечень организационно-правовых форм только для коммерческих организаций. Банк России, как отмечалось, в первую очередь решает ряд экономико-финансовых вопросов, коммерческая же его деятельность носит вспомогательный характер. Следовательно, в соответствии с п. 3 ст. 50 ГК РФ Банк России вправе иметь любую организационно-правовую форму. Необходимо только, чтобы правомочия Банка России по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом соответствовали положениям ГК РФ.

Представляется, что организационно-правовая форма Банка России должна учитывать наличие у него на балансе как имущества, переданного Банку как юридическому лицу (например, уставный фонд), так и имущества Российской Федерации, которое должно находиться на отдельном балансе *(16) и которым Банк России управляет в интересах государства по поручению Российской Федерации, например золотовалютные резервы страны.

Возможность создания двух правовых режимов имущества не зависит от организационно-правовой формы юридического лица. Однако наличие на отдельном балансе имущества Российской Федерации ближе к государственным учреждениям.

Таким образом, организационно-правовая форма Банка России диктуется наличием наделенных функций и степенью его независимости.

На примере Банка России хорошо видна необходимость регулирования вопросов создания и функционирования публичных юридических лиц, как это имеет место во многих зарубежных странах, пример - п. 298-300 Гражданского кодекса Квебека, ст. 89 германского Гражданского уложения.

Таким образом, Банк России является государственным органом со своей особой компетенцией и сложным характером взаимодействия с Федеральным Собранием, Президентом РФ и Правительством РФ *(17). Место Банка России в системе органов власти должно быть более ясно отражено в Конституции РФ в соответствии с его основной функцией, направленной на проведение кредитно-расчетной политики, а Закон о Банке России должен конкретизировать пути и формы взаимодействия Банка России с Правительством РФ, Министерством экономического развития и торговли, другими министерствами и ведомствами.

Одним из важнейших принципов действия Правительства РФ является проведение взвешенной денежно-кредитной политики, обеспечивающей переход к полной конвертируемости рубля без его чрезмерного укрепления.

Реализация мер по регулированию вопросов в финансовой сфере требует согласованных действий Правительства РФ, его федеральных министерств (в первую очередь Министерства финансов РФ, далее - Минфин России) с главным банком страны. Согласованность мероприятий при решении тех или иных проблем, возникающих в этой важнейшей области, определяет эффективность управления государством рыночными процессами.

Особенность взаимоотношений Правительства РФ с Банком России основана на том, что Банк России не подчинен Правительству РФ. Это положение подтверждено новым Законом о Банке России. Однако свою основную функцию по регулированию денежной системы страны он не может выполнять в отрыве от политики Правительства РФ.

Председатель Банка России назначается на должность и освобождается от должности Государственной Думой Федерального Собрания РФ (п. "в" ст. 103 Конституции РФ). Кандидатуру Председателя Банка России в соответствии со ст. 83 Конституции РФ представляет Государственной Думе Президент РФ.

Вопросы совершенствования банковской системы, банковского регулирования и надзора, основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики, осуществление политики валютного регулирования и валютного контроля и многие другие отнесены к компетенции Национального банковского совета (п. 4, 5 и др. ст. 13 Закона о Банке России). Национальный банковский совет является коллегиальным органом, в который направляются: два человека Советом Федерации Федерального Собрания РФ; три - Государственной Думой; три - Президентом РФ и три - Правительством РФ. Банк России представляет в Национальном банковском совете его председатель.

Вместе с тем согласно положению Закона о Банке России в пределах своей компетенции Банк России осуществляет свои функции и полномочия независимо от других федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления (ч. 2 ст. 1). В пределах своей компетенции Банк России независим в своей деятельности, а органы государственной власти не вправе вмешиваться в его деятельность.

Закон о Банке России предусматривает, что разработку и проведение единой государственной денежно-кредитной политики Банк России осуществляет во взаимодействии с Правительством РФ (п. 1 ст. 4). Важным примером такого взаимодействия является Заявление Правительства РФ и Банка России от 30 декабря 2001 г. "О стратегии развития банковского сектора Российской Федерации" *(18).

Следует отметить, что и в других экономически развитых государствах, в которых центральные банки выступают проводником официальной денежно-кредитной политики, для них (центральных банков) характерен высокий уровень независимости от других государственных структур. Например, согласно Закону о Банке Японии он не является правительственным учреждением *(19). Это необходимо для ограничения возможностей правительства пользоваться средствами Банка Японии. Вместе с тем степень независимости центральных банков неодинакова. Так, например, управляющий и два его заместителя Банка Франции назначаются декретом Совета Министров. Отчет об операциях Банка Франции управляющий представляет Президенту Республики *(20).

Немецкий федеральный банк также не обязан выполнять указания своего правительства.

Действующее российское законодательство запрещает вмешательство государства в деятельность юридических лиц независимо от их организационно-правовой формы. Юридическое лицо может быть ограничено в правах лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом (п. 2 ст. 49 ГК РФ). Ограничения деятельности Банка России вытекают из его правоспособности, которая определяется законом. Банк России как лицо публично-правового образования наделен специальной, а не общей правоспособностью.

Характер взаимоотношений Правительства РФ и Банка России во многом определяется правовым положением последнего. К основным функциям Банка России следует отнести: эмиссию банкнот; оказание разного рода услуг для банков и небанковских кредитных организаций; выполнение функций финансового агента Правительства РФ; хранение золотовалютного запаса; проведение мероприятий денежно-кредитной политики.

Наряду с властными полномочиями по регулированию денежно-кредитной системы России, управлению банками и иными кредитными организациями, выполнению иных функций специальной компетенции Банк России осуществляет непосредственно банковскую деятельность на коммерческой основе. Представляется, что коммерческая деятельность не присуща госорганам. В дальнейшем в соответствии с задачами данной работы будет исследована деятельность Банка России как органа государственной власти, который входит в систему исполнительной власти со своей особой компетенцией и установленным легальным характером взаимоотношений с Президентом РФ, Федеральным Собранием и Правительством РФ.

Среди функций Банка России можно выделить две группы: те, которые Банк России осуществляет во взаимодействии с Правительством РФ, и функции, выполняемые им монопольно в соответствии со ст. 4 Закона о Банке России.

Взаимодействие Банка России с Правительством РФ хорошо видно на примере осуществления Банком России денежно-кредитной политики. Закон о Банке России предусматривает, что Банк России во взаимодействии с Правительством РФ разрабатывает и проводит в жизнь единую государственную денежно-кредитную политику, направленную на защиту и обеспечение устойчивости рубля. В этом направлении основной задачей является сохранение стабильности покупательной способности денежной единицы рубля и обеспечение гибкой системы денежных расчетов. Банк России не регулирует масштабы кредитных операций. Он лишь воздействует на размеры резервов, которые банки обязаны хранить на счетах по учету обязательных резервов, открытых в Банке России. Согласно Закону о Банке России (ст. 21) для реализации возложенных функций Банк России участвует в разработке экономической политики Правительства РФ.

Следует указать три главных инструмента денежно-кредитной политики: изменение учетного процента; изменение норм обязательных резервов банков, операции на открытом рынке (покупка и продажа государственных обязательств) *(21), изменение учетного процента. Для реализации взаимодействия Банка России и Правительства РФ в разработке этих и других финансово-экономических вопросов Председатель Банка России (либо его заместитель) участвует в заседаниях Правительства РФ, на которых докладывает точку зрения Банка России на решение рассматриваемых проблем, связанных с осуществлением государственной денежно-кредитной политики.

В свою очередь, работа главного банка страны также не может осуществляться без непосредственного контакта с соответствующими министерствами и ведомствами.

Согласно ст. 21 Закона о Банке России министр финансов РФ и министр экономического развития и торговли (либо их заместители) участвуют с совещательным голосом в заседаниях Совета директоров, которому предоставлены широкие полномочия по выработке политики Банка России.

На совет директоров Банка России, в частности, возложена задача во взаимодействии с Правительством РФ разрабатывать и обеспечивать выполнение основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики.

Значение данного взаимодействия подчеркивается в Положении о взаимном представительстве Правительства РФ и Банка России, утвержденном Указом Президента РФ от 15 августа 1994 г. N 1688 "О взаимном представительстве Правительства Российской Федерации и Центрального Банка Российской Федерации" *(22).

Взаимодействие Правительства РФ, Федерального Собрания, органов государственной власти с Банком России обеспечивается, как указывалось, также Национальным банковским советом, в задачу которого входит рассмотрение основных направлений единой государственной кредитной политики и др. (ст. 13 Закона о Банке России).

С целью осуществления совместной деятельности с Банком России Правительство РФ также принимает постановления о реализации согласованных мер в сфере денежно-кредитной политики.

Например, Правительство обязало Банк России и Минфин России переоформить в 2001 г. вексель Минфина России со сроком погашения до 31 декабря 2001 г. в облигации внутреннего займа *(23).

В отдельных постановлениях Правительства РФ по экономическим вопросам содержатся предписания Банку России в части выполнения мероприятий, входящих в сферу его деятельности.

Характерным является постановление Правительства РФ от 28 августа 1997 г. N 1081 "О ходе выполнения и задачах Правительства Российской Федерации по реализации Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию "Порядок во власти - порядок в стране (О положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации)" и программы Правительства РФ "Структурная перестройка и экономический рост в 1997-2000 гг." *(24). B данном нормативном акте предписывается ряду министерств и другим органам исполнительной власти с участием Банка России принять исчерпывающие меры по сбору страховых взносов в Пенсионный фонд.

Вместе с тем, основываясь на правовом положении Банка России, полагаем, что в постановлениях Правительства РФ нормы, относящиеся к деятельности Банка России, должны носить лишь рекомендательный характер.

В соответствии с новым Законом о Банке России компетенция Банка России расширена, в том числе и по вопросам, которые он решает монопольно, без согласования с Правительством РФ, иными органами государственного управления. Так, Банк России осуществляет эмиссию наличных денежных знаков, организует обращение денег и изъятие их из обращения, организует и осуществляет валютное регулирование и валютный контроль, издает нормативные акты в области банковского дела по вопросам, отнесенным к его компетенции.

Банк России выдает разрешение на осуществление коммерческими банками и небанковскими кредитными организациями банковских операций, осуществляет надзор за деятельностью кредитных организаций, определяет им ряд обязательных экономических нормативов.

Следует отметить, что в ряде европейских государств контроль за деятельностью банков осуществляют центральные банки совместно с иными государственными органами. Например, в Испании контроль над банками помимо Банка Испании осуществляют министерства финансов и экономики.

В Италии в систему органов, контролирующих кредитные организации, входят не только Банк Италии, но и Межминистерский комитет по кредитованию и сбережениям и Министерство казначейства *(25).

Деятельность Банка России, связанная с повышением эффективности регулирующего воздействия на финансовое состояние банков, ведется по двум направлениям: непосредственно - путем осуществления банковского надзора, и опосредованно - с помощью мер финансовой стабилизации, макроэкономического регулирования экономики.

Представляет интерес тот факт, что, проводя свою политику по вопросам, отнесенным к его компетенции, Банк России, как правило, сотрудничает с Минфином России, Федеральной налоговой службой РФ, другими органами.

Важнейшей прерогативой Банка России является право запрашивать у коммерческих банков информацию об их деятельности. Данная информация позволяет контролировать деятельность кредитных организаций, ее соответствие действующему законодательству. Однако Банк России не вправе вмешиваться в оперативную деятельность кредитных организаций. Банк России вправе запрашивать не любую информацию, а в соответствии с перечнем, установленным Советом директоров Банка России, в который, как отмечалось, входят представители Минфина России и Министерства экономического развития и торговли РФ (далее - Минэкономразвития России).

Взаимодействие Банка России с Правительством РФ в решении финансовых вопросов не ущемляет его независимость. В настоящее время значительно возросла роль Банка России по регулированию денежно-кредитной системы страны.

Банк России осуществляет важную функцию влияния на денежный рынок страны путем купли-продажи ценных бумаг. Статья 39 Закона о Банке России предоставляет Банку России право покупать и продавать государственные ценные бумаги (казначейские векселя, государственные облигации и др.). Вместе с тем в соответствии с концепцией развития рынка ценных бумаг в Российской Федерации Банк России совместно с Правительством РФ активно осуществляет практику оперативного выпуска краткосрочных ценных бумаг с целью регулирования ликвидности коммерческих банков.

Ранее вопрос о наличных расчетах между организациями и предприятиями регулировался постановлением Правительства от 17 ноября 1994 г. N 1258 "Об установлении предельного размера расчетов наличными деньгами в Российской Федерации между юридическими лицами" *(26).

Однако Закон о Банке России предусматривает прерогативу Банка России по установлению правил осуществления расчетов в Российской Федерации. В связи с этим постановлением Правительства РФ от 3 июля 1997 г. N 810 "О признании утратившим силу постановления Правительства Российской Федерации от 17 ноября 1994 г. N 1258" норма о предельном размере расчетов между юридическими лицами была упразднена *(27).

Вместе с тем в соответствии с Указанием Банка России от 14 ноября 2001 г. N 1050-у "Об установлении предельного размера расчетов наличными деньгами в Российской Федерации между юридическими лицами по одной сделке" предельный размер расчетов наличными деньгами установлен в размере 60 тыс. рублей между юридическими лицами *(28).

В реализации своих полномочий Банк России взаимодействует не только и не столько с Правительством РФ, сколько с министерствами и ведомствами. Сотрудничество этих органов основано на близости решаемых задач.

Если задачами Банка России являются разработка и проведение единой государственной денежно-кредитной политики (ст. 41 Закона о банках), то Минфин России обеспечивает проведение единой финансовой, бюджетной, налоговой и валютной политики.

Близость целей этих ведомств приводит к тому, что в ряде случаев принимаются совместные нормативные акты. Примером может служить Указание "О порядке завершения операций по счетам Федерального бюджета 2000 года, открытым в подразделениях расчетной сети Банка России", утвержденное Банком России 23 декабря 2000 г. N 878-У; Минфином России от 22 декабря 2000 г. N 117 и Министерством по налогам и сборам РФ 22 декабря 2000 г. N БГ-6-09/959.

Минфин России осуществляет ряд функций совместно с Банком России, а именно:

- проводит с участием Банка России государственную политику в области эмиссии и размещения государственных ценных бумаг;

- проводит совместно с Банком России операции по обслуживанию государственного внутреннего и внешнего долга Российской Федерации в порядке, установленном федеральными законами, управляет в установленном порядке государственным внутренним и внешним долгом Российской Федерации, осуществляет необходимые меры по совершенствованию его структуры и оптимизации расходов по его обслуживанию;

- разрабатывает и утверждает порядок определения цен на драгоценные металлы и изделия из них, закупаемые в Госфонд России и продаваемые из него; разрабатывает с участием Банка России необходимые меры по регулированию рынка драгоценных металлов и драгоценных камней в Российской Федерации.

Банк России и Минфин России сотрудничают в деле изготовления банковских билетов и металлических монет.

В ряде случаев совместная деятельность Банка России с Минфином России и налоговыми органами вытекает из характера решаемых задач.

 

§ 2. Понятие кредитной организации

 

Кредитные организации, появившиеся в Российской Федерации в разное время после банковской реформы 90-х гг. прошлого столетия, можно условно разделить на три неравные группы. Во-первых, Банк России формально не считается кредитной организацией, хотя выполняет большинство банковских операций, в том числе выдает кредиты, и составляет первый уровень банковской системы. Во-вторых, следует выделить те кредитные организации, которые входят в банковскую систему Российской Федерации, составляя ее второй уровень. Они поднадзорны и подконтрольны Банку России, на них распространяется Закон о банках и нормативные акты Банка России, они легально признаются кредитными организациями. В-третьих, имеется достаточно большое число различных организаций, которые по экономической сути своей деятельности являются кредитными, но действуют вне банковской системы Российской Федерации. С точки зрения своего правового статуса, они ничем не отличаются от обычной некредитной организации, их деятельность регулируется не Законом о банках, а иными общими и специальными нормативными актами, они не подконтрольны Банку России и официально не рассматриваются законодателем в качестве кредитных. В эту группу можно отнести, например, кредитные кооперативы, действующие на основании общих норм ГК РФ и Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 117-ФЗ "О кредитных потребительских кооперативах граждан" и занимающиеся деятельностью по предоставлению займов *(29) своим членам. Сюда же необходимо отнести ломбарды, которые, как известно, специализируются на предоставлении кредитов гражданам под заклад принадлежащего им движимого имущества *(30), различные фонды и т.п. Причем число организаций, которые выполняют отдельные банковские операции, но не рассматриваются законодателем в качестве кредитных и не входят в банковскую систему Российской Федерации, постоянно увеличивается (кредитные потребительские кооперативы, ломбарды и пр.).

В связи с этим представляется своевременным определить понятие кредитной организации, выявить критерий, позволяющий отграничить кредитные организации от некредитных, а также установить причины, по которым организации второй группы не признаются легальными кредитными организациями.

Решение поставленной задачи встречает определенные трудности, связанные как с недостатками действующего законодательства, так и с причинами исторического характера.

Как известно, разновидностями кредитных организаций являются банки и небанковские кредитные организации (см. ст. 1 Закона о банках). Однако российское законодательство не содержит определения родового понятия "кредитная организация", которое было бы самостоятельным по отношению к термину "банк". Так, согласно ст. 1 Закона о банках кредитной считается организация, которая вправе совершать банковские операции. Получается, что определение родового понятия дано через видовое, что нельзя считать правильным. Схожая ситуация существует и в зарубежном банковском праве, где определение термина "кредитная организация" осуществляется либо через определение банка, либо через круг банковских операций *(31). Например, такой подход использован в последней Директиве по банковскому праву 2000/12/СЕ Европейского парламента и совета от 20 марта 2000 г. "О допуске и осуществлении деятельности кредитных учреждений". Этот нормативный акт не знает родового понятия "кредитная организация" и рассматривает его как видовое, как аналог понятия "банк" по российскому закону. В качестве другой разновидности рассматриваемых организаций названа финансовая организация, которая вправе выполнять некоторые банковские операции, перечисленные в приложении к этой Директиве. Понятие "финансовая организация" с точки зрения рассматриваемой директивы практически идентично понятию "небанковская кредитная организация" по российскому закону. Отличия наблюдаются только в круге банковских операций, которые они вправе выполнять.

Законодательство Швейцарии не использует термина "кредитная организация", судебная практика Великобритании выработала только не вполне четкое понятие банка. Разграничение понятий "банк" и "кредитная организация" имеется в законодательстве Франции, хотя четким его назвать также нельзя.

Такой подход к наиболее важным дефинициям банковского права вряд ли можно признать удобным. Он неоднократно подвергался критике в иностранной доктрине *(32). Описанное положение объясняется тем, что понятие "банк" появилось ранее понятия "кредитные организации".

Для решения указанной проблемы представляется обоснованным вначале выяснить, что представляют собой кредитные организации с точки зрения особенностей своей экономической деятельности (экономическое понятие кредитной организации), а затем уяснить, соответствует ли оно легальному определению кредитной организации по российскому и зарубежному законодательству на примере основной кредитной организации - банка. При этом допустимо предположить, что признаки кредитной организации и банка в основных чертах совпадают.

Экономическое понятие кредитной организации. Экономическое понятие кредитной организации должно быть сформулировано с учетом специфики ее основной деятельности. По образному выражению Терри Бонно, торговля деньгами составляет сердце банковской деятельности *(33). Таким образом, первым признаком кредитных организаций является предмет их деятельности. Помимо денег его составляют иные финансовые активы, а именно: ценные бумаги и драгоценные металлы. Однако указанный критерий является недостаточным для разграничения кредитных и некредитных организаций. Например, ценные бумаги составляют предмет деятельности профессиональных участников рынка ценных бумаг, а операциями с денежными средствами в той или иной форме занимаются, допустим, страховые компании. Перечисленные организации не являются кредитными ни по сути, ни по закону. Вероятно, более общим по сравнению с термином "кредитная организация" является понятие "финансовая организация". Именно финансовые организации могут быть выявлены по предмету своей деятельности: деньги, ценные бумаги, драгоценные металлы, иные финансовые активы. В этом отношении кредитные организации являются одной из существующих разновидностей финансовых организаций.

Вторым признаком кредитных организаций следует считать характер их деятельности по поводу указанных финансовых активов. Исходя из названия рассматриваемой группы финансовых организаций, следует сделать вывод, что они должны заниматься предоставлением указанных активов взаймы, т.е. в кредит. Учитывая, что речь идет об особом виде предпринимательской деятельности, предоставление кредита может осуществляться ими только на профессиональной постоянной основе.

В литературе приводятся и другие дополнительные признаки. Так, например, признаком кредитной организации, и банка в частности, нередко называют совершение ею указанных выше операций от своего имени и за свой счет *(34). В этом отношении общество, которое ограничило свою деятельность операциями по фидуциарному размещению в кредит принятых от клиентуры вкладов, не может рассматриваться в качестве банка по швейцарскому законодательству *(35). В качестве другого признака кредитной организации в зарубежной литературе назван также платный характер выдаваемого кредита *(36).

Таким образом, нами получено широкое понятие кредитных организаций. Ими следует считать все организации, которые в качестве основной предпринимательской деятельности профессионально занимаются предоставлением кредитов (займов). Предметом их деятельности являются различные финансовые активы (деньги, ценные бумаги, драгоценные металлы). При таком понимании в группу кредитных организаций попадают ломбарды.

Легальное определение банка (кредитной организации) в иностранном законодательстве. Сформулированное выше широкое понятие кредитных организаций не используется ни российским, ни иностранным законодательством при разграничении кредитных и некредитных организаций. Это объясняется причинами публичного характера. Деятельность ломбардов, например, не является столь же общественно значимой и не требует такого же пристального контроля со стороны публичных властей, как деятельность банков. Банкротство ломбарда не может привести к таким же серьезным социальным катаклизмам, как банкротство банка. Поэтому банковское законодательство практически всех стран выработало узкое понятие банка и кредитной организации с целью поставить именно эти организации под контроль государства.

Банк общепризнанно считается профессиональным финансовым посредником на рынке капиталов. Поэтому основным признаком банка (кредитной организации) в доктрине и законодательстве многих стран считается посреднический характер их деятельности *(37). При этом понятие "посредническая деятельность кредитных организаций" понимается одинаково и заключается в привлечении ими временно свободных денежных средств (кредитных ресурсов) одних лиц для предоставления их в форме кредитов другим лицам, испытывающим потребность в заемных средствах. Однако юридическая форма привлечения кредитных ресурсов, как известно, может быть различной. Поэтому при определении круга юридических конструкций, допустимых для привлечения кредитными организациями денежных средств, можно выявить разные теоретические подходы. Один из них, назовем его экономическим, допускает привлечение кредитными организациями денежных средств как на основе использования различных конструкций, опосредующих заемные отношения (договор займа, договор банковского счета, договор банковского вклада, продажа векселей, облигаций и т.п.), так и на основе членства, которое предполагает внесение взносов в ее уставный капитал. Так, например, по законодательству США кредитными организациями считаются так называемые кредитные общества, капитал которых образуется за счет взносов их членов, которых эти общества и кредитуют *(38). Аналогом рассматриваемых организаций по российскому законодательству следует считать кредитные потребительские кооперативы, которые, однако, не рассматриваются российским законодателем в качестве кредитных организаций в узком смысле слова.

Рассмотренный экономический подход следует считать исключением, поскольку в большинстве других стран привлечение свободных средств допускается только с использованием конструкций, опосредующих заемные отношения. Причем иногда все они сводятся только к договору вклада *(39). Имеются авторы, которые называют несколько другие признаки "банковского" привлечения средств. Во-первых, банки привлекают средства "от широкой публики" (т.е. от неопределенного круга лиц) на профессиональной постоянной основе *(40), во-вторых, с обязательством их возврата, и в-третьих, в форме депозита, толкуемого широко: как договор классического вклада, как договор займа или как договор счета либо иной аналогичный договор *(41). Нередко для определения банка к указанным выше двум видам банковских операций добавляют третью - "управление средствами платежа" *(42). Аналогичный подход используется в банковском законодательстве Европейского сообщества. В соответствии со ст. 1 Первой директивы 77/780, принятой Советом 12 декабря 1977 г. о координации норм законов, постановлений и административных актов, касающихся допуска к банковской деятельности, ведения банковского бизнеса, кредитной организацией следует считать предприятие, деятельность которого заключается в приеме вкладов или других активов от неопределенного круга лиц на возвратной основе, и в предоставлении кредитов за свой счет *(43). Такая же правовая позиция сформулирована в ст. 1 Директивы 2000/12/СЕ Европейского парламента и совета от 20 марта 2000 г. о допуске и осуществлении деятельности кредитных учреждений. Указанный выше основной формальный признак банка (круг выполняемых операций) в ряде стран сопровождается дополнительным - наличие разрешения на осуществление банковской деятельности, выданное компетентным органом. Последний признак банка (кредитной организации) существует, например, в законодательстве США *(44) и Швейцарии *(45), законодательстве стран Европейского сообщества *(46).

Именно посреднический характер (предоставление кредитов за счет привлеченных средств) деятельности банков (кредитных организаций) на финансовых рынках является тем критерием, который позволяет иностранному законодателю разграничивать банк (кредитную организацию) и небанковскую организацию, которой разрешено выполнять отдельные банковские операции (включая кредитование). Так, ст. 3 Директивы 2000/12/СЕ Европейского парламента и совета от 20 марта 2000 г. о допуске и осуществлении деятельности кредитных учреждений предусмотрено, что организации, не имеющие статуса кредитного учреждения, не вправе заниматься деятельностью по приему вкладов или других активов на возвратной основе от неопределенного круга лиц. Эти операции могут монопольно осуществляться только банками (кредитными организациями).

Таким образом, узкое понятие банка (кредитной организации), выработанное иностранным законодательством, является формальным. Банком (кредитной организацией) признается профессиональный финансовый посредник на рынке капиталов, который выполняет основные банковские операции, круг которых зависит только от соображений публичного порядка, и может отличаться в разных странах. Однако постоянно усиливающаяся интернационализация банковского дела обеспечивает в этом вопросе некоторую унификацию.

В процессе исторического развития банковской системы появились отдельные финансовые организации, которые стали выполнять не все, а лишь отдельные виды банковских операций, например операции по покупке прав требования (факторинг). Их нельзя было назвать банками в истинном смысле слова. В других случаях часть банковских операций монопольно закреплялась лишь за банками. Прочие кредитные организации их выполнять не могли. Например, во Франции привлечением кредитов от широкой публики на срок менее двух лет традиционно занимаются только банки, для которых разработаны специальные правила *(47). Банками признаются кредитные организации, которые вправе осуществлять любые банковские операции, в том числе могут монопольно принимать депозиты на срок менее трех лет от публики и управлять средствами платежа. В свою очередь, кредитные учреждения вправе осуществлять те банковские операции, которые закреплены за ними в качестве специального предмета их деятельности *(48). Следовательно, термин "кредитная организация" носит по законодательству Франции собирательный характер. Он объединяет все организации, которые вправе осуществлять банковские операции в любом объеме и соотношении и которые поставлены под контроль государства. Практически аналогичный подход к определению термина "кредитная организация" использовал российский законодатель в ст. 1 Закона о банках.

Таким образом, узкое понятие "кредитная организация" является формальным, поскольку перечень банковских операций определяется исключительно волей законодателя. Иногда в число кредитных организаций включаются те из них, которые вообще не занимаются кредитованием. Таким образом, законодательство включает соответствующие организации в число кредитных только тогда, когда их деятельность нуждается в контроле со стороны публичных властей. Отсюда следует, что узкое понятие "кредитная организация", как и понятие "банк", выработанное в иностранном законодательстве, - результат законодательной техники. С его помощью государство решает стоящие перед ним задачи по обеспечению стабильности банковской системы и укреплению национальной денежной единицы.

Легальное определение кредитной организации и банка по российскому законодательству. Статья 1 Закона о банках различает понятия "кредитная организация", "банк" и "небанковская кредитная организация". Разновидностью банка признана также особая категория - "иностранный банк". Однако термины "кредитная организация", "банк" и "небанковская кредитная организация" фактически содержат определения указанных организаций по российскому праву. И только термин иностранный банк отсылает к иностранному законодательству. Учитывая семантическое значение использованных в ст. 1 Закона о банках терминов, более правильным было бы предложить иную классификацию кредитных организаций по российскому банковскому праву. Учитывая разницу в их правовом положении на российском банковском рынке, было бы целесообразно вначале различать российские и иностранные кредитные организации. В свою очередь, они могли бы подразделяться на банки и иные небанковские кредитные организации, определяемые сообразно личному закону этих юридических лиц (ст. 1202 ГК РФ).

Рассмотрим, как российское банковское право характеризует основных субъектов банковской деятельности.

Термин "кредитная организация" является родовым. Он определяется как такое юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Банка России имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные Законом о банках. Кредитная организация образуется на основе любой формы собственности как хозяйственное общество. Таким образом, для определения кредитной организации российский Закон о банках предлагает традиционные признаки кредитной организации (банка), которые были выявлены и при анализе иностранного законодательства. Так, кредитная организация - это: юридическое лицо, которое занимается предпринимательской деятельностью в виде банковских операций, перечисленных законодателем в специальном законе, и имеет лицензию Банка России. Как и иностранное законодательство, Закон о банках предлагает формальное определение кредитной организации.

Банком, согласно российскому закону, признается такая разновидность кредитной организации, которая имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц. Таким образом, российский законодатель закрепил за банками монополию на совмещение этих трех видов банковских операций. Отдельные виды банковских операций могут осуществлять и небанковские кредитные организации, допустимые сочетания которых устанавливает Банк России. Отсюда следует, что банки и небанковские кредитные организации сохраняют все признаки кредитной организации, перечисленные в законе. Это их объединяет. Они различаются определенным законодателем или Банком России сочетанием тех банковских операций, которые они вправе осуществлять в качестве основного предмета своей деятельности. Следовательно, понятия "банк" и "небанковская кредитная организация", используемые российским законодательством, также являются формальными, как и в большинстве зарубежных стран. Отсюда становится ясно, почему ряд организаций, которые являются кредитными в силу особенностей предмета своей деятельности (ломбарды, кредитные потребительские кооперативы), не включены законодателем в банковскую систему России и не названы кредитными. Аналогично не считаются кредитными организациями почтовые учреждения и органы казначейства всех уровней, хотя они выполняют одну из наиболее характерных банковских операций - перевод средств.

Соответственно становится понятным, почему только часть организаций, занимающихся банковской деятельностью, признаны государством кредитными организациями, имеющими официальное право осуществлять определенный набор банковских операций. Государство заинтересовано в надзоре именно за этими организациями. Назовем их "формальные кредитные организации". Другие организации не считаются кредитными, хотя фактически осуществляют одну или несколько банковских операций. Назовем их "неформальные кредитные организации".

 

§ 3. Правовое положение кредитных организаций, входящих в банковскую систему Российской Федерации

 

Кредитная организация - юридическое лицо. Из ч. 1 ст. 1 Закона о банках следует, что кредитная организация является юридическим лицом. Соответственно у кредитных организаций имеются все пять признаков юридического лица с особенностями, установленными Законом о банках. Однако правовое положение кредитных организаций существенно отличается от других видов юридических лиц. Рассмотрим общие и особенные черты правового статуса кредитных организаций.

Организационное единство юридического лица выражается в наличии у него системы существенных социальных взаимосвязей, посредством которых люди объединяются в единое целое, внутренней структурной и функциональной дифференциации; определенной цели образования и функционирования. Организационное единство кредитных организаций отражено в ее учредительных документах, и прежде всего в уставе (ст. 11 Закона о банках). Закон о банках устанавливает специальные требования к содержанию устава кредитной организации в виде перечня дополнительных сведений, которые должны включаться в него наряду со сведениями, предусмотренными федеральными законами для уставов юридических лиц соответствующей организационно-правовой формы. Устав кредитной организации должен содержать:

1) фирменное (полное официальное) наименование, а также все другие наименования;

2) указание на организационно-правовую форму;

3) сведения об адресе (месте нахождения) органов управления и обособленных подразделений;

4) перечень осуществляемых банковских операций и сделок в соответствии со ст. 5 Закона о банках;

5) сведения о размере уставного капитала;

6) сведения о системе органов управления, в том числе исполнительных органов, и органов внутреннего контроля, о порядке их образования и об их полномочиях.

Помимо устава кредитная организация может иметь иные учредительные документы, установленные законом для соответствующей организационно-правовой формы. Например, другим учредительным документом кредитной организации, созданной в форме общества с ограниченной ответственностью, является учредительный договор (п. 1 ст. 89 ГК РФ). В практике кредитных организаций нередко возникает проблема, связанная с появлением взаимно противоречивых положений в учредительном договоре и уставе одной и той же кредитной организации. Такая ситуация обычно складывается не из-за небрежности разработчиков учредительных документов, а по другой причине. Учредительный договор подписывают те участники, которые первоначально занимались организационной работой по созданию кредитной организации. Устав же утверждается на общем собрании. Спустя несколько лет может серьезно измениться состав участников кредитной организации, а те из них, которые в свое время подписали учредительный договор, могут ликвидироваться или выйти из состава кредитной организации. Впоследствии может появиться необходимость внесения каких-либо изменений в учредительные документы. В этой ситуации общество без особых сложностей может утвердить новую редакцию устава на общем собрании. Изменения в учредительный договор, как правило, не вносят, поскольку процедура внесения изменений в этот договор нередко вызывает вопросы и сомнения у практических работников.

В соответствии со ст. 11.1 Закона о банках органами управления кредитной организации наряду с общим собранием ее учредителей (участников) являются совет директоров (наблюдательный совет), единоличный исполнительный орган и коллегиальный исполнительный орган. Текущее руководство деятельностью кредитной организации осуществляется единоличным исполнительным органом и коллегиальным исполнительным органом. На практике единоличный исполнительный орган банка чаще всего носит название "Председатель правления" или "Президент банка", а коллегиальный исполнительный орган - "Правление банка".

Закон о банках устанавливает следующие специальные требования к органам управления кредитной организацией и ее руководящим должностным лицам. Во-первых, единоличный исполнительный орган, его заместители, члены коллегиального исполнительного органа (далее - руководитель кредитной организации), главный бухгалтер кредитной организации, руководитель ее филиала не вправе занимать должности *(49) в других организациях, являющихся кредитными или страховыми организациями, профессиональными участниками рынка ценных бумаг, а также в организациях, занимающихся лизинговой деятельностью или являющихся аффилированными лицами *(50) по отношению к кредитной организации, в которой работают ее руководитель, главный бухгалтер, руководитель ее филиала. Во-вторых, кандидаты на должности членов совета директоров (наблюдательного совета), руководителя кредитной организации, главного бухгалтера, заместителей главного бухгалтера кредитной организации, а также на должности руководителя, заместителей руководителя, главного бухгалтера, заместителей главного бухгалтера филиала кредитной организации должны соответствовать квалификационным требованиям, установленным федеральными законами и нормативными актами Банка России. Указанные должностные лица должны иметь, во-первых, высшее юридическое или экономическое образование, во-вторых, опыт руководства отделом или иным подразделением кредитной организации, связанным с осуществлением банковских операций, не менее одного года, а при отсутствии специального образования - опыт руководства таким подразделением не менее двух лет, и, в-третьих, доказательства об отсутствии у них судимости. Такой подход в общих чертах соответствует международным стандартам. Статьей 6 Директивы 2000/12/СЕ Европейского парламента и совета от 20 марта 2000 г. о допуске и об осуществлении деятельности кредитных учреждений предусмотрено, что компетентные власти государства - члена ЕС вправе не выдавать организации разрешение на осуществление банковской деятельности в следующих случаях. Во-первых, если у организации отсутствуют хотя бы два лица, способных эффективным образом руководить ею и определять направления ее деятельности. Во-вторых, если эти лица не обладают достаточными знаниями или необходимым опытом, чтобы осуществлять эти функции.

Наличие у юридического лица обособленного имущества, принадлежащего ему на соответствующем вещном праве, приводит к учету этого имущества на самостоятельном балансе. Принимая во внимание, что кредитные организации должны быть созданы только в форме соответствующего хозяйственного общества, их имущество может принадлежать им только на праве собственности. Участники кредитной организации не имеют вещных прав на имущество кредитной организации. Передавая обществу свои вклады в уставный капитал в виде денег или неденежных взносов, участники утрачивают на них право собственности, которое одновременно возникает у самой кредитной организации. Исключение могут составить случаи, когда в качестве взноса в уставный капитал кредитной организации передается право пользования, например, зданием, в котором будет располагаться банк.

Имущество кредитной организации состоит из собственных и привлеченных (в основном вклады, деньги на счетах) средств, которые должны быть отражены на ее самостоятельном балансе. Если кредитная организация имеет филиалы, указанное имущество отражается на ее сводном балансе, который также является самостоятельным. Банковский баланс надлежит составлять ежедневно. Абсолютная величина привлеченных средств кредитной организации значительно (80-90%) превышает размер ее собственных средств (10-20%). Очевидно, что банк работает в основном с чужими деньгами.

Однако привлеченные средства по сути являются заемными. Это долги кредитной организации. Поэтому адекватное представление о фактическом размере имущества кредитной организации может быть получено только в результате выявления ее собственных средств. Размер собственных средств (капитала) для действующей кредитной организации может быть установлен в соответствии с Положением Банка России от 10 февраля 2003 г. N 215-П "О методике определения собственных средств (капитала) кредитных организаций". Он исчисляется как сумма основного и дополнительного капитала, за вычетом определенных этим положением показателей. В состав собственных средств (капитала) кредитной организации включаются уставный капитал, фонды кредитной организации, нераспределенная прибыль и некоторые другие активы. Следует согласиться с А.Г. Братко, что понятие "собственные средства кредитной организации" имеет не только экономическое, но и правовое значение *(51). Если величина собственных средств (капитала) кредитной организации окажется меньше размера ее уставного капитала, определенного учредительными документами, то кредитная организация обязана привести в соответствие размер уставного капитала и величину собственных средств (капитала). Если собственные средства кредитной организации окажутся ниже установленного минимума, то при определенных условиях могут появиться основания для отзыва банковской лицензии (ч. 2 ст. 20 Закона о банках). Абсолютное снижение собственных средств (капитала) по сравнению с их максимальной величиной, достигнутой за последние 12 месяцев, более чем на 20% при одновременном нарушении одного из обязательных нормативов является одним из оснований для применения к кредитной организации мер по предупреждению ее банкротства (ст. 4 Закона о банкротстве кредитных организаций). Кредитная организация обязана принять решение о ликвидации, если величина ее собственных средств (капитала) по окончании второго и каждого последующего финансового года становится меньше минимального размере уставного капитала, установленного Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" *(52) (далее - Закон об акционерных обществах) или Федеральным законом от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" *(53) (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью).

Уставный капитал кредитной организации определяет минимальный размер имущества, гарантирующего интересы ее кредиторов. Он образуется за счет имущества участников, которое передается ими кредитной организации с целью оплаты ее долей или акций. Статьей 11 Закона о банках установлены специальные правила формирования уставного капитала кредитной организации.

Во-первых, не могут быть использованы для формирования уставного капитала кредитной организации привлеченные денежные средства. В целях контроля за соблюдением данного правила Банку России предоставлено право определять порядок и критерии оценки финансового положения участников кредитной организации. Например, Банк России установил специальные требования к физическим лицам, приобретающим более 20% акций (долей участия) кредитной организации. В соответствии с Положением Банка России от 26 марта 1999 г. N 72-П "О приобретении физическими лицами долей (акций) в уставном капитале кредитной организации" *(54) указанные физические лица должны доказать Банку России, что средства для приобретения долей участия (акций) являются их собственными, а не заемными. Для этого они должны представить ему декларации о своих доходах, удостоверенные налоговыми органами.

Во-вторых, имущество Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований (средства бюджетов, иные объекты собственности), а также средства государственных внебюджетных фондов не могут быть использованы для формирования уставного капитала кредитной организации, за исключением случаев, специально предусмотренных федеральными законами *(55).

В-третьих, приобретение более 5% долей или акций кредитной организации требует уведомления Банка России, а более 20% - получения предварительного согласия Банка России. В качестве приобретателей указанных долей (акций) могут выступать юридические или физические лица, группа юридических и (или) физических лиц, связанных между собой соглашением либо являющихся дочерними или зависимыми по отношению друг к другу. Банк России не позднее 30 дней с момента получения ходатайства сообщает заявителю в письменной форме о своем решении - согласии или отказе. Отказ должен быть мотивирован. В случае если Банк России не сообщил о принятом решении в течение указанного срока, приобретение акций (долей) кредитной организации считается разрешенным.

Банк России вправе не дать согласие на приобретение более 20% акций (долей) кредитной организации:

- при неудовлетворительном финансовом положении приобретателей акций (долей), нарушении антимонопольных правил;

- при наличии вступившего в силу решения суда, установившего противозаконность действий приобретателя акций (долей) при банкротстве, преднамеренном и (или) фиктивном банкротстве;

- в других случаях, предусмотренных федеральными законами.

Банк России обязан отказать в согласии на приобретение более 20% акций (долей) кредитной организации, если ранее судом была установлена вина приобретателя акций (долей) кредитной организации в причинении убытков какой-либо кредитной организации при исполнении им ранее обязанностей члена совета директоров (наблюдательного совета) кредитной организации, единоличного исполнительного органа, его заместителя и (или) члена коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции).

Доли (акции) кредитной организации могут быть оплачены денежными средствами в валюте Российской Федерации, денежными средствами в иностранной валюте, а также путем передачи кредитной организации принадлежащего учредителю на праве собственности здания (помещения), в котором может располагаться кредитная организация или иного имущества в неденежной форме, перечень которого устанавливается Банком России. Размер вкладов в виде имущества в неденежной форме в уставный капитал создаваемой путем учреждения кредитной организации не может превышать 20% уставного капитала кредитной организации (гл. 4 Инструкции Банка России от 14 января 2004 г. N 109-И "О порядке принятия Банком России решения о государственной регистрации кредитных организаций и выдаче лицензии на осуществление банковских операций", далее - Инструкция N 109-И Банка России).

В ст. 24 Закона о банках предусмотрена обязанность кредитной организации формировать резервы (фонды) в целях обеспечения финансовой надежности кредитной организации. Перечень фондов кредитной организации и порядок их формирования определяются ее учредительными документами. Обычно кредитные организации имеют фонд основных средств, резервный и другие фонды.

Юридическое лицо обладает способностью от своего имени приобретать, иметь и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности. Из ст. 5 Закона о банках вытекает, что кредитные организации вправе совершать перечисленные в ней операции и другие сделки. Эти действия совершаются кредитной организацией от своего имени. Самостоятельное участие кредитных организаций в гражданском обороте можно проиллюстрировать на примере разрешения судами споров с участием филиалов банков. Договор, заключенный филиалом банка, всегда рассматривается как заключенный от имени самого банка (см., например, п. 2 Приложения к письму ВАС РФ от 11 апреля 1994 г. N С1-7/ОП-234 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с ответственностью коммерческих банков и их клиентуры за нарушение правил совершения расчетных операций") *(56). В этом случае в преамбуле договора в качестве стороны указывается соответствующий банк, в качестве полномочия руководителя филиала - доверенность банка - юридического лица. Иногда такие договоры оформляются неправильно. Например, в 1993-94 гг. распространилась негативная практика заключения кредитных договоров от имени филиалов банков, которые, как известно, юридическими лицами не являются (ст. 55 ГК РФ). При рассмотрении споров с заемщиками эти договоры подверглись анализу арбитражных судов различных инстанций. Суды первых инстанций, как правило, признавали такие договоры незаключенными. Высший арбитражный суд РФ также рассмотрел возникшую проблему. Его мнение отражено в письме ВАС РФ от 2 ноября 1994 г. N С1-7/ОП-742 "О заключении договоров обособленными подразделениями" *(57). В нем указано, что при наличии надлежаще оформленных полномочий отсутствие в тексте договора указания, что договор оформлен от имени юридического лица, не может служить основанием для признания такого договора недействительным. В этом случае договор следует считать заключенным от имени юридического лица. Таким образом, банк как юридическое лицо всегда должен считаться стороной в договоре, заключенном его филиалом. При этом неважно, банк или его филиал фактически обозначен в преамбуле этого договора как сторона.

Право кредитной организации иметь личные неимущественные права и, в частности, фирменное наименование вытекает из ст. 7 Закона о банках.

Юридическое лицо обладает способностью быть истцом и ответчиком в суде общей компетенции, арбитражном и третейском суде. Самостоятельная процессуальная дееспособность кредитных организаций так или иначе вытекает из разных статей Закона о банках. Например, в соответствии со ст. 21 Закона о банках решения и действия (бездействие) Банка России или его должностных лиц могут быть обжалованы кредитной организацией в суд или арбитражный суд в порядке, установленном федеральными законами. Реализация указанного права превратить кредитную организацию в истца по делу.

Юридическое лицо несет самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам. Статья 9 Закона о банках предусмотрена самостоятельную имущественную ответственность кредитных организаций. По общему правилу кредитная организация не отвечает по обязательствам государства. Государство не отвечает по обязательствам кредитной организации, за исключением случаев, когда государство само приняло на себя такие обязательства. Кредитная организация не отвечает также по обязательствам Банка России. Банк России не отвечает по обязательствам кредитной организации, за исключением случаев, когда Банк России принял на себя такие обязательства. Вместе с тем ответственность Банка России по долгам некоторых кредитных организаций установлена Федеральным законом от 29 июля 2004 г. N 96-ФЗ "О выплатах Банка России по вкладам физических лиц в признанных банкротами банках, не участвующих в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" *(58), но данная норма является скорее исключением, чем правилом.

Таким образом, все традиционные признаки юридического лица у кредитных организаций имеются. Однако по действующему законодательству наличия их недостаточно для того, чтобы эта организация возникла как юридическое лицо. Помимо указанных признаков необходимо присутствие еще одного, формального - факта регистрации кредитной организации в установленном порядке. Для такого вывода имеются следующие основания. В соответствии со ст. 12 Закона о банках кредитные организации подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" *(59) с учетом установленного Законом о банках специального порядка государственной регистрации кредитных организаций. В соответствии с п. 2 ст. 51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным только с момента его государственной регистрации. Таким образом, без государственной регистрации организация не может приобрести статуса юридического лица.

Кредитная организация - коммерческая организация. Цели деятельности кредитной организации сформулированы в ст. 1 Закона о банках и должны быть определены в ее уставе. Законом предусмотрено, что кредитная организация осуществляет свою деятельность с целью извлечения прибыли. Таким образом, по своему статусу кредитная организация является коммерческой организацией. Следовательно, ее деятельность регулируется всеми нормативными актами, которые регулируют предпринимательскую деятельность.

Правоспособность кредитных организаций. Как уже было указано выше, главной особенностью правового положения кредитных организаций следует считать предмет их деятельности - посредническую деятельность на рынке капиталов. Указанный предмет деятельности конкретизирован в ст. 5 и 6 Закона о банках, в соответствии с которыми кредитные организации вправе выполнять банковские операции и другие сделки, как перечисленные в ч. 2 ст. 5 и в ст. 6 Закона о банках, так и не перечисленные в них. Причем сделки, названные банковскими операциями, кредитные организации осуществляют монопольно, иные сделки - в общем порядке, наряду с другими небанковскими организациями. В свою очередь, банки вправе монопольно осуществлять в совокупности три вида банковских операций, которые перечислены в ст. 1 Закона о банках. При этом кредитной организации запрещается заниматься производственной, торговой и страховой деятельностью. Поэтому любые сделки, так или иначе обслуживающие такую деятельность, не могут быть ею совершены.

В связи с указанной нормой возникает проблема определения характера правоспособности кредитных организаций.

Гражданская правоспособность кредитной организации представляет собой частный случай правоспособности юридического лица. В соответствии со ст. 49 ГК РФ юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. Коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. Эти организации могут заниматься различными видами предпринимательской деятельности, вне зависимости от того, перечислены они в их уставах или нет. Таким образом, гражданский закон, а вслед за ним и доктрина различают общую и специальную правоспособность юридического лица. Причем специальная правоспособность всегда понималась либо как уставная правоспособность, либо как правоспособность, содержание которой составляет закрытый перечень видов деятельности, который не может быть расширен, например, учредительными документами.

Коммерческие организации, наделенные общей правоспособностью, в практической жизни никогда не осуществляют все виды деятельности сразу. Они вынуждены специализироваться. Причем одни коммерческие организации специализируются по собственной воле, другие - по воле законодателя. В последнем случае вводится в действие норма, запрещающая отдельным коммерческим организациям совмещать некоторые виды деятельности *(60). Аналогичная ситуация сложилась в отношении кредитных организаций, которым запрещено заниматься торговой, производственной и страховой деятельностью. Отсюда следует, что в отличие от остальных коммерческих организаций кредитные организации не обладают общей правоспособностью в том объеме, в каком идет речь в абз. 2 п. 1 ст. 49 ГК РФ, что их правоспособность ограничена. Однако представляется, что нет оснований для вывода о специальной правоспособности кредитных организаций, в смысле абз. 1 п. 1 ст. 49 ГК РФ *(61). Помимо ст. 5 Закона о банках действующее законодательство не накладывает никаких ограничений на свободный выбор кредитными организациями каких-либо видов деятельности и совмещения их с банковскими операциями и сделками. Поэтому кредитные организации вправе осуществлять те банковские операции, которые перечислены у них в лицензии, а также заниматься любыми другими видами деятельности, которые прямо не относятся к торговле, производству или страхованию, вне зависимости от того, перечислены они в уставе или нет. Очевидно, речь может идти лишь о частичном ограничении общей правоспособности кредитных организаций путем введения для них запрета заниматься определенными видами деятельности. Это явление можно назвать принудительной специализацией кредитных организаций. Аналогичная ситуация складывается в отношении страховых организаций и профессиональных участников рынка ценных бумаг. Унитарные предприятия, напротив, обладают специальной правоспособностью. В связи с этим сфера их специализации определяется уставом.

Вопрос о моменте возникновения правоспособности кредитных организаций является спорным. По общему правилу правоспособность юридического лица возникает со дня внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц (п. 2 ст. 51 ГК РФ) и прекращается после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц (п. 8 ст. 63 ГК РФ). Однако деятельность кредитных организаций в части осуществления ими банковских операций лицензируется Банком России (ст. 12-23 Закона о банках) *(62). В связи с этим в литературе была высказана точка зрения о том, что правоспособность кредитных организаций возникает не с момента регистрации кредитной организации как юридического лица, а с момента получению ею банковской лицензии. Аналогично - прекращение правоспособности кредитной организации происходит с момента отзыва у нее банковской лицензии, а не с момента исключения ее из реестра юридических лиц *(63). Изложенная точка зрения опирается на определение кредитной организации, содержащееся в ст. 1 Закона о банках, где наличие банковской лицензии признается конститутивным признаком кредитной организации. Соглашаясь в целом с позицией о важности банковской лицензии, необходимо уточнить, что организация с отозванной банковской лицензией должна быть все-таки признана кредитной, хотя бы в порядке исключения. Для этого есть несколько оснований. Во-первых, такая организация не исчезает как юридическое лицо и возможность осуществления ею всех банковских операций, указанных в ее уставе, сохраняется хотя бы потенциально; во-вторых, отзыв лицензии до ликвидации кредитной организации как юридического лица никогда не является окончательным. Банк России по собственной инициативе или по решению суда может вернуть кредитной организации ее лицензию. На практике имеется немало таких примеров. Нельзя же, в самом деле, признать, что в этом случае кредитная организация будет исчезать и появляться, "как птица Феникс". В-третьих, после отзыва банковской лицензии кредитная организация вправе выполнять не только банковские сделки, перечисленные в ч. 2 ст. 5 Закона о банках, но и некоторые банковские операции, указанные в п. 5 и 6 Положения от 2 апреля 1996 г. N 264 "Об отзыве лицензии на осуществление банковских операций в Российской Федерации" *(64).

Все приведенные примеры показывают, что правоспособность кредитной организации возникает и прекращается в общем порядке - с момента внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц. Лицензия Банка России, как и любая другая лицензия, представляет собой разрешение на право заниматься определенной деятельностью, в данном случае - выполнять банковские операции, которые в ней перечислены.

Организационно-правовая форма кредитных организаций. Закон о банках устанавливает, что кредитная организация может быть образована только как хозяйственное общество (ст. 1). Таким образом, Закон о банках не содержит нормы, которая бы точно определяла виды организационно-правовых форм кредитных организаций, однако исключает их образование в виде товариществ всех видов (полное, коммандитное, простое). Перечень допустимых организационно-правовых форм кредитных организаций содержится в п. 1.1 Инструкции Банка России N 109-И. Указанной нормой предусмотрено, что кредитная организация может создаваться только как акционерное общество, общество с ограниченной или с дополнительной ответственностью. Такой подход оправдан, поскольку п. 1.1 Инструкции Банка России N 109-И содержит все виды хозяйственных обществ, известных ГК РФ. На практике, однако, кредитные организации создаются только как общество с ограниченной ответственностью (паевой банк) или как акционерное общество (акционерный банк). Действующее законодательство не стимулирует создания кредитных организаций в форме общества с дополнительной ответственностью.

Таким образом, помимо Закона о банках, образование и деятельность кредитных организаций регулируется также § 2 гл. 4 ГК РФ, Законом об акционерных обществах и законом об обществах с ограниченной ответственностью.

Независимость кредитных организаций. Кредитные организации, как и вся банковская система в целом, независимы от органов законодательной и исполнительной власти. Так, в соответствии со ст. 9 Закона о банках органы законодательной и исполнительной власти и органы местного самоуправления не вправе вмешиваться в деятельность кредитных организаций, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами. Приведенная норма не означает, однако, абсолютной бесконтрольности кредитных организаций. Из гл. Х Закона о Банке России вытекает, что кредитные организации подконтрольны и поднадзорны Банку России. Последний наделен также правом регистрировать кредитные организации, лицензировать их деятельность, а также определять основные правила безопасного ведения банковского бизнеса (экономические нормативы), включая особые, повышенные требования к размеру минимального уставного капитала кредитных организаций.

Принцип независимости банковской системы от органов законодательной и исполнительной власти не означает полной бесконтрольности кредитных организаций. В силу указанного принципа рассматриваемые органы не вправе вмешиваться в процесс принятия кредитными организациями решений о выдаче кредита и выполнении ими иных операций по основной деятельности. Однако в рамках своей компетенции соответствующие органы (таможенные, налоговые, правоохранительные и т.п.) вправе контролировать выполнение кредитными организациями законодательства РФ.

Банковский монополизм. Использование в настоящей работе терминов "банковский монополизм", "монополизм кредитных организаций" не имеет ничего общего с понятием "монополистическая деятельность" из антимонопольного законодательства. Речь идет о нескольких особых элементах правоспособности кредитных организаций. Такой монополизм не является правонарушением. Напротив, он императивно установлен законодательством. Речь идет об исключительном праве кредитных организаций осуществлять банковские операции и использовать в своем наименовании слова "банк" или "небанковская кредитная организация". Банки дополнительно обладают исключительным правом осуществлять в совокупности три банковские операции: привлечение денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности и открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц. Право осуществлять банковские операции было рассмотрено выше. Норма об исключительном праве кредитных организаций на использование наименования "банк", "кредитная организация" содержится в Законе о банках. Так, в соответствии со ст. 7 Закона о банках ни одно юридическое лицо в Российской Федерации, за исключением получившего от Банка России лицензию на осуществление банковских операций, не может использовать в своем наименовании слова "банк", "кредитная организация" или иным образом указывать на то, что данное юридическое лицо имеет право на осуществление банковских операций.

Все виды банковского монополизма имеют общую цель - защитить интересы клиентов кредитных организаций. Она достигается двумя путями. Во-первых, банковский надзор распространяется только на кредитные организации, входящие в банковскую систему Российской Федерации и имеющие лицензию Банка России. Причем лицензирование применяется только в отношении банковских операций. Во-вторых, слова "банк" или "небанковская кредитная организация" в наименовании юридического лица должны уведомить потенциальных клиентов кредитной организации об ее особом статусе и поднадзорности государству. Эти меры призваны повысить доверие общества к банковской системе в целом.

Требования к наименованию кредитной организации определяются общими нормами гражданского и специальными нормами банковского законодательства.

Общие требования к наименованию и местонахождению кредитной организации содержатся в ст. 54 ГК РФ, специальные - в банковском законодательстве. Так, в соответствии со ст. 7 Закона о банках кредитная организация может иметь фирменное (полное официальное) наименование на русском языке, может иметь наименование на другом языке народов Российской Федерации, сокращенное наименование и наименование на иностранном языке. Фирменное наименование кредитной организации должно содержать указание на характер деятельности этого юридического лица посредством использования слов "банк" или "небанковская кредитная организация", а также указание на его организационно-правовую форму, например слова "закрытое акционерное общество" или "открытое акционерное общество" либо аббревиатуру "ЗАО" или "ОАО". Фирменное наименование общества на русском языке не может содержать иные термины и аббревиатуры, отражающие его организационно-правовую форму, в том числе заимствованные из иностранных языков, если иное не предусмотрено федеральными законами и иными правовыми актами Российской Федерации. Из п. 3.2.3 Инструкции Банка России N 109-И следует, что сокращенное наименование кредитной организации должно отвечать специальным правилам Банка России, позволяющим идентифицировать кредитную организация как участника межбанковских расчетов. Использование в фирменном (полном официальном) и сокращенном наименованиях кредитной организации слов "Россия", "Российская Федерация", "государственный", "федеральный" и "центральный", а также производных от них слов и словосочетаний, допускается в порядке, установленном законодательными актами Российской Федерации.

Учитывая, что кредитные организации могут создаваться в форме трех указанных выше видов хозяйственных обществ, правила о наименовании кредитной организации могут дополняться также специальными нормативными актами о юридических лицах, созданных в соответствующей организационно-правовой форме. Так, например, из ст. 4 Закона об акционерных обществах следует, что полное фирменное наименование кредитной организации, созданной в форме акционерного общества, должно содержать не только названные выше сведения, но и обозначение типа общества (открытое или закрытое).

Чтобы наименование кредитной организации действительно позволяло индивидуализировать конкретное юридическое лицо, на Банк России возложена обязанность не допускать использование одного и того же наименования несколькими кредитными организациями. Для этого п. 6.1-6.3 Инструкции Банка России N 109-И установлен механизм согласования предполагаемого фирменного (полного официального) и сокращенного наименований. Такое согласование должно осуществляться до заключения учредительного договора. В течение пяти дней после получения соответствующего запроса Банк России направляет учредителям письменное сообщение. Если запрашиваемое фирменное наименование не используется кредитными организациями, то в сообщении Банка России должно содержаться заключение о возможности использования предполагаемого фирменного наименования кредитной организации. Такое сообщение действительно в течение двенадцати месяцев с даты его направления. Если в процессе рассмотрения Банком России заявления о государственной регистрации кредитной организации будет установлено, что предполагаемое наименование кредитной организации уже содержится в Книге государственной регистрации кредитных организаций, Банк России обязан запретить использование этого наименования.

Кредитные организации являются юридическими лицами, на которые возложена обязанность публичной отчетности. В соответствии со ст. 8 Закона о банках кредитная организация обязана ежеквартально публиковать бухгалтерский баланс, отчет о прибылях и убытках, информацию об уровне достаточности капитала, о величине резервов на покрытие сомнительных ссуд и иных активов, а ежегодно - бухгалтерский баланс и отчет о прибылях и убытках с заключением аудиторской фирмы (аудитора) об их достоверности. Кредитная организация, имеющая лицензию Банка России на привлечение во вклады денежных средств физических лиц, обязана раскрывать информацию о процентных ставках по договорам банковского вклада с физическими лицами (в целом по кредитной организации без раскрытия информации по отдельным физическим лицам) и информацию о задолженности кредитной организации по вкладам физических лиц.

Особенностью кредитных организаций, входящих в банковскую систему, является осуществление ими банковской деятельности на основании лицензии Банка России (ст. 1 Закона о банках).

Банковская лицензия - это разрешение в форме индивидуально определенного документа Банка России, выданное банку или небанковской кредитной организации в подтверждение их соответствия требованиям, предъявляемым для осуществления указанных в нем банковских операций, и обязывающее к проведению этих операций. Признаками банковской лицензии являются: официальность, обязательность, бессрочность, индивидуальная определенность (персонифицированный характер лицензии); непередаваемость, единообразность *(65).

Из п. 8.2, 8.3 и 14.1 Инструкции Банка России N 109-И следует, что кредитные организации могут иметь несколько видов лицензий. Характер лицензии зависит от срока деятельности кредитной организации, выполнения определенных условий и ее статуса (банк или небанковская кредитная организация).

Первичные лицензии. Вновь созданным путем учреждения банкам могут быть выданы следующие виды лицензий:

- лицензия на осуществление банковских операций со средствами в рублях (без права привлечения во вклады денежных средств физических лиц);

- лицензия на осуществление банковских операций со средствами в рублях и иностранной валюте (без права привлечения во вклады денежных средств физических лиц) (при наличии данной лицензии банк вправе устанавливать корреспондентские отношения с неограниченным количеством иностранных банков);

- лицензия на привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов. Данная лицензия может быть выдана банку одновременно с лицензией на право осуществления банковских операций в рублях и иностранной валюте (без права привлечения денежных средств физических лиц).

Вновь созданной путем учреждения небанковской кредитной организации в зависимости от ее вида могут быть выданы лицензии следующих видов:

- лицензия на осуществление банковских операций со средствами в рублях или со средствами в рублях и иностранной валюте для расчетных небанковских кредитных организаций;

- лицензия на осуществление банковских операций со средствами в рублях или со средствами в рублях и иностранной валюте для небанковских кредитных организаций, осуществляющих депозитно-кредитные операции.

Вторичные лицензии. Лицензии, выдаваемые в порядке расширения деятельности кредитной организации, предоставляются тем действующим кредитным организациям, которые желают увеличить круг выполняемых ими банковских операций.

После истечения 6 месяцев c момента получения первичной лицензии банку могут быть выданы следующие виды лицензий:

- лицензия на осуществление банковских операций со средствами в рублях и иностранной валюте (без права привлечения во вклады денежных средств физических лиц). При наличии данной лицензии банк вправе устанавливать корреспондентские отношения с неограниченным количеством иностранных банков;

- лицензия на привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов ("металлическая" лицензия). Данная лицензия может быть выдана банку при наличии или одновременно с лицензией на осуществление банковских операций со средствами в рублях и иностранной валюте.

Вторичные лицензии, которые могут быть выданы банку, с момента государственной регистрации которого прошло не менее двух лет:

- лицензия на привлечение во вклады денежных средств физических лиц в рублях;

- лицензия на привлечение во вклады денежных средств физических лиц в рублях и иностранной валюте.

Лицензия на привлечение во вклады денежных средств физических лиц в рублях и иностранной валюте может быть выдана банку при наличии у него лицензии на право осуществления банковских операций со средствами в рублях и иностранной валюте (без права привлечения во вклады денежных средств физических лиц) или одновременно с ней.

Генеральная лицензия, содержащая все возможные банковские операции, является основной. Однако она может быть выдана банку, имеющему лицензии на осуществление всех банковских операций со средствами в рублях и иностранной валюте, а также выполняющему установленные нормативными актами Банка России требования к размеру собственных средств (капитала).

Наличие лицензии на осуществление банковских операций с драгоценными металлами не является обязательным условием для получения Генеральной лицензии. Банк, имеющий Генеральную лицензию, имеет право в установленном порядке создавать филиалы на территориях иностранных государств и (или) приобретать акции (доли) в уставном капитале иностранных банков.

На практике кредитные организации, которые занимаются разными видами деятельности, не запрещенными ст. 5 Закона о банках, вынуждены получать гораздо больше видов лицензий, чем перечислено выше. Причем Банк России лицензирует только банковскую деятельность. Остальные виды лицензий выдаются иными уполномоченными органами.

Например, из годового отчета Банка "Зенит" за 2004 г. следует, что этот банк имеет следующие виды лицензий:

- генеральная лицензия на осуществление банковских операций;

- генеральная лицензия на осуществление операций с драгоценными металлами;

- лицензия на экспорт золота;

- лицензия на экспорт серебра;

- лицензия профессионального участника рынка ценных бумаг на осуществление депозитарной деятельности;

- лицензия профессионального участника рынка ценных бумаг на осуществление брокерской деятельности;

- лицензия профессионального участника рынка ценных бумаг на осуществление дилерской деятельности;

- лицензия профессионального участника рынка ценных бумаг на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами;

- лицензия на совершение фьючерсных и опционных сделок в биржевой торговле на территории Российской Федерации;

- лицензия на осуществление деятельности специализированного депозитария инвестиционных фондов и паевых инвестиционных фондов;

- лицензия на осуществление работ с использованием сведений, составляющих государственную тайну;

- лицензия на предоставление услуг в области шифрования информации, не содержащей сведений, составляющих государственную тайну, пользователям системы международного электронного финансового документооборота SWIFT;

- лицензия на осуществление технического обслуживания шифровальных средств в системе международного электронного финансового документооборота SWIFT;

- лицензия на предоставление услуг в области шифрования информации, не содержащей сведений, составляющих государственную тайну, держателям банковских карт международных платежных систем;

- лицензия на осуществление технического обслуживания шифровальных средств в международных платежных системах с использованием банковских карт;

- лицензия на осуществление деятельности по техническому обслуживанию шифровальных средств, предназначенных для криптографической защиты информации, не содержащей сведений, составляющих государственную тайну, при ее обработке, хранении и передаче по каналам связи, в системе электронного документооборота Банка;

- лицензия на предоставление услуг в области шифрования информации, не содержащей сведений, составляющих государственную тайну, в системе электронного документооборота Банка;

- лицензия на осуществление деятельности по распространению шифровальных средств *(66).

 

§ 4. Виды кредитных организаций, входящих в банковскую систему Российской Федерации

 

В соответствии со ст. 1 Закона о банках кредитные организации различаются в зависимости от видов выполняемых ими операций.

Виды банков. В определении банка, содержащемся в ст. 1 Закона о банках, выделены следующие три главных признака банка. Во-первых, банк - это кредитная организация. Во-вторых, только банку предоставлено право привлекать во вклады денежные средства физических и юридических лиц, размещать их от своего имени и за свой счет, а также открывать и вести банковские счета физических и юридических лиц. В-третьих, указанные операции банк вправе осуществлять в совокупности. Если хотя бы один из указанных признаков отсутствует, организация не может рассматриваться как банк.

Анализ законодательства и банковской практики позволяет выделить следующие виды банков.

1. Универсальные (осуществляющие широкий круг банковских операций) и специализированные (оказывающие преимущественно какой-то один вид банковских услуг). В России, как и в других странах, практика идет в основном по пути создания универсальных банков. Поэтому такая классификация является, в известной мере, условной. Можно, однако, выделить отдельные банки, история создания и развития которых позволяет сделать вывод о некоторой специализации на какой-либо одной группе банковских операций.

Например, Сберегательный банк РФ преимущественно обслуживает физических лиц. Поэтому его специализация - сберегательное дело. Однако этот банк имеет генеральную лицензию и поэтому оказывает клиентуре весь спектр банковских услуг, как и любой другой банк. Банк для внешней торговли (ВТБ) преимущественно обслуживает внешнеэкономическую деятельность, однако фактически осуществляет все остальные внутренние банковские операции.

2. Банки, имеющие филиалы и бесфилиальные банки.

3. Акционерные и паевые банки. Паевыми называются банки, созданные в организационно-правовой форме общества с ограниченной ответственностью. Такое название не носит правового характера, а является исторически сложившимся.

4. Характер инвестиций в уставные капиталы банков позволяет различать государственные (муниципальные) и частные банки, а также банки с иностранными инвестициями.

По общему правилу ст. 11 Закона о банках использование средств бюджетов всех уровней, а также иного государственного и муниципального имущества для формирования уставных капиталов банков не допускается. Исключения из этого правила должны быть специально предусмотрены законодательными актами соответствующего уровня. Этими же актами может определяться доля участия государственных или муниципальных средств в капиталах банков.

Приведем несколько примеров. В соответствии со ст. 2 Закона о Банке России уставный капитал и иное имущество Банка России является федеральной собственностью. Таким образом, Банк России является банком со стопроцентным государственным капиталом. Участие Российской Федерации в уставных капиталах ряда других банков осуществляется через Банк России в соответствии со ст. 8 Закона о Банке России (Сбербанк РФ, бывшие совзагранбанки и т.п.).

Статья 42 Федерального закона от 28 августа 1995 г. N 154-ФЗ "Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации" *(67) разрешила органам местного самоуправления создавать муниципальные банки и иные финансово-кредитные учреждения. К сожалению, особенности правового статуса муниципальных банков законодательством не определены.

Частные банки создаются юридическими и физическими лицами на общих основаниях.

Законодательству известны следующие формы участия иностранного капитала в банковской системе Российской Федерации. Из ст. 17 и 18 Закона о банках, а также из ч. 8 ст. 1 Закона о валютном регулировании следует, что на территории Российской Федерации могут создаваться кредитные организации с иностранными инвестициями и открываться филиалы иностранных банков. Кредитные организации с иностранными инвестициями являются юридическими лицами российского права, созданными по законодательству Российской Федерации, которые отличаются от других кредитных организаций только составом участников (все или часть из которых - нерезиденты), а также источником формирования уставного капитала: полностью или частично - средства нерезидентов.

Понятие филиалов иностранных банков может быть раскрыто, прежде всего, через понятие "иностранный банк". В соответствии со ст. 1 Закона о банках иностранным следует считать банк, признанный таковым по законодательству иностранного государства, на территории которого он зарегистрирован. Следовательно, критерий для выявления статуса банка должен определяться личным законом иностранного юридического лица, т.е. иностранным, а не российским правом. Аналогичным образом российский законодатель определяет понятие "филиал иностранного банка". Из редакции ч. 8 ст. 1 Закона о валютном регулировании следует, что филиалами иностранных кредитных организаций могут быть признаны только те организации, которые созданы как филиалы банков в соответствии с законодательством иностранных государств. Однако для осуществления банковской деятельности на территории Российской Федерации они должны иметь лицензию Банка России. Таким образом, статус филиала иностранного банка должен определяться по законодательству головного банка, а объем специальной дееспособности его филиала, действующего на территории Российской Федерации, - по лицензии Банка России, т.е. фактически по российскому законодательству.

Российские банки с иностранным участием и филиалы иностранных банков могут открываться на территории Российской Федерации только в пределах квоты (предельного размера) участия иностранного капитала в банковской системе Российской Федерации. Эта квота рассчитывается как отношение суммарного капитала, принадлежащего нерезидентам в уставных капиталах кредитных организаций с иностранными инвестициями, и капитала филиалов иностранных банков к совокупному уставному капиталу кредитных организаций, зарегистрированных на территории Российской Федерации. Предполагается, что Банк России обязан прекращать выдачу лицензий на осуществление банковских операций банкам с иностранными инвестициями и филиалам иностранных банков при достижении указанной квоты. В соответствии со ст. 18 Закона о банках размер квоты должен устанавливаться федеральным законом по предложению Правительства РФ, согласованному с Банком России. На сегодняшний день такой федеральный закон отсутствует. В 1993 г. решением Совета директоров Банка России (протокол N 13 от 29 марта 1993 г.) был установлен лимит участия иностранного капитала в банковской системе страны на уровне 12%. С тех пор этот показатель не пересматривался.

Особенности регистрации кредитных организаций с иностранными инвестициями определяются Положением Банка России от 23 апреля 1997 г. N 437 "Об особенностях регистрации кредитных организаций с иностранными инвестициями и о порядке получения предварительного разрешения Банка России на увеличение уставного капитала зарегистрированной кредитной организации за счет средств нерезидентов". Для увеличения своего уставного капитала за счет средств нерезидентов кредитная организация обязана получить предварительное разрешение Банка России на отчуждение (в том числе продажу) своих акций (долей) в пользу нерезидентов. В свою очередь, участники кредитной организации - резиденты должны также получить предварительное разрешение Банка России на отчуждение принадлежащих им акций (долей) кредитной организации в пользу нерезидентов.

На практике кредитные организации с иностранными инвестициями создаются в разных формах, в том числе в виде дочерних банков со стопроцентным иностранным капиталом. Банк России препятствует открытию на территории Российской Федерации филиалов иностранных банков, которые на сегодняшний день полностью отсутствуют.

Характер инвестиций в уставные капиталы банков (государственные, муниципальные, частные, иностранные), как правило, не влияет на имущественные права банков, образованных с их участием. Практически все банки, созданные по законодательству Российской Федерации, считаются собственниками имущества, переданного в их уставный капитал. Исключение составляет Банк России (особое вещное право) и филиалы иностранных банков (собственник определяется по иностранному законодательству).

Виды небанковских кредитных организаций. В соответствии со ст. 1 Закона о банках небанковской кредитной организацией названа кредитная организация, которая имеет право осуществлять только отдельные банковские операции. Допустимые сочетания банковских операций для отдельных видов небанковских кредитных организаций устанавливаются Банком России.

Таким образом, деление небанковских кредитных организаций на виды осуществляется по российскому законодательству волей Банка России путем издания им нормативных актов, определяющих круг банковских операций, предписанных для того или иного вида небанковских кредитных организаций.

В настоящее время Банк России установил допустимые сочетания банковских операций для трех видов небанковских кредитных организаций (НКО): расчетных НКО, организаций инкассации и небанковских депозитно-кредитных организаций.

В соответствии с Положением Банка России от 8 сентября 1997 г. N 516 "О пруденциальном регулировании деятельности небанковских кредитных организаций, осуществляющих операции по расчетам, и организации инкассации" (далее - Положение Банка России N 516) расчетные НКО вправе осуществлять следующие банковские операции:

1) открытие и ведение банковских счетов юридических лиц;

2) осуществление расчетов по поручению юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам.

Расчетные НКО не вправе привлекать денежные средства юридических и физических лиц во вклады в целях их размещения от своего имени и за свой счет. Однако рассматриваемые организации вправе предоставлять кредиты клиентам - участникам расчетов на завершение расчетов по совершенным ими сделкам в порядке, установленном Банком России. Временно свободные денежные средства расчетные НКО вправе размещать только в виде вложений в ценные бумаги федерального правительства, отнесенных Банком России к вложениям с нулевым риском, а также хранить на корреспондентских счетах в Банке России и в кредитных организациях, осуществляющих деятельность по проведению расчетов.

Расчетные НКО могут осуществлять обслуживание юридических лиц, в том числе кредитных организаций, на межбанковском, валютном рынках и рынке ценных бумаг, осуществлять расчеты по пластиковым картам, осуществлять инкассацию денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание юридических лиц, операции по купле-продаже иностранной валюты в безналичной форме, а также сделки, предусмотренные их уставами.

Примером расчетной НКО является расчетная палата ММВБ. В качестве другого примера можно назвать НКО "Вестерн Юнион ДП Восток" (далее - Вестерн Юнион). В других странах организации Вестерн Юнион считаются легальными неформальными операторами перевода средств. Несмотря на имеющиеся отличия перевод в рамках Вестерн Юнион сохраняет основной признак банковского перевода - совершение платежа в месте, отличном от места начала перевода. Поэтому для осуществления легальной деятельности на территории Российской Федерации Вестерн Юнион был вынужден в свое время получить лицензию Банка России.

Учитывая, что расчетные НКО не должны использовать привлеченные средства для предоставления кредитов, они обладают более высоким (по сравнению с банком) уровнем ликвидности активов. По указанной причине Банк России установил для них менее строгие экономические нормативы, в частности к размеру минимального уставного капитала. В соответствии с п. 5.1 Положения Банка России N 516 минимальный уставный капитал расчетных НКО установлен в сумме, эквивалентной 100 тыс. евро.

В соответствии с п. 9 Положения Банка России N 516 организации инкассации вправе осуществлять единственную банковскую операцию - инкассацию денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов. Представляется, что термин "инкассация", употребленный в указанном нормативном акте, включает две группы операций. Во-первых, под термином "инкассация" следует понимать оказание предприятиям и организациям услуг по сбору, перевозке и доставке в кассы банков и других организаций наличных денег и других ценностей, а также по обеспечению сохранности указанных ценностей в процессе выполнения этих действий. Во-вторых, под инкассацией векселей, платежных и расчетных документов следует понимать услуги по получению наличных платежей по перечисленным финансовым и расчетным документам. Такая деятельность может осуществляться только по поручению и на основании доверенности клиента-кредитора. Поскольку деятельность организаций инкассации связана с возникновением, главным образом, операционных рисков, требования по пруденциальному регулированию, в том числе минимальной величине капитала, для этих организаций не установлены.

В соответствии с п. 1.2 Положения Банка России от 21 сентября 2002 г. N 153-П "Об особенностях пруденциального регулирования деятельности небанковских кредитных организаций, осуществляющих депозитные и кредитные операции" (далее - Положение Банка России N 153-П) небанковские депозитно-кредитные организации (НДКО) вправе осуществлять в рублях и в иностранной валюте следующие банковские операции:

- привлечение денежных средств юридических лиц во вклады (на определенный срок);

- размещение привлеченных во вклады денежных средств юридических лиц от своего имени и за свой счет;

- купля-продажа иностранной валюты в безналичной форме исключительно от своего имени и за свой счет;

- выдача банковских гарантий.

Помимо указанных банковских операций НДКО вправе заключать любые сделки, перечисленные в ч. 2 ст. 5 Закона о банках наравне с обычными банками. Для осуществления своей деятельности НДКО вправе открывать корреспондентные счета в кредитных организациях.

НДКО не вправе осуществлять следующие банковские операции:

- привлечение денежных средств физических лиц во вклады (до востребования и на определенный срок) и юридических лиц во вклады до востребования;

- открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц;

- осуществление расчетов по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам;

- инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц;

- купля-продажа иностранной валюты в наличной форме;

- привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов;

- осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов.

НДКО не разрешается также открывать филиалы и создавать дочерние организации за рубежом.

 

§ 5. Понятие и виды кредитных организаций, не входящих в банковскую систему Российской Федерации

 

Кредитные организации, не входящие в банковскую систему ("неформальные" кредитные организации), можно определить как большую группу разнородных юридических лиц, которые на постоянной профессиональной основе занимаются любыми банковскими операциями, но по разным причинам не входят в банковскую систему. В эту категорию попадают неформальные кредитные организации двух видов: организации, занимающиеся предоставлением кредитов (займов), которые отвечают сформулированному выше экономическому понятию кредитной организации, и организации, которые осуществляют другие банковские операции, главным образом, безналичные расчеты. Правовое положение указанных организаций различно и может быть рассмотрено только одновременно с учетом каждой разновидности в отдельности.

Первая группа кредитных организаций осуществляет свою деятельность в секторе микрофинансирования. Эти кредитные организации специализируются на предоставлении займов и иных финансовых услуг незначительного размера (от 3000 до 10 000 долл. США *(68)) определенным целевым группам клиентов (главным образом, малым предприятиям и предпринимателям без образования юридического лица) *(69). Такие заемщики названы в программном документе TACIS "Микрофинансирование в России" как микропредприятия. Микропредприятием можно считать любой вид самозанятости как в городе, так и в сельской местности. Когда люди трудоустраиваются, делая при этом какие-то материальные вложения, начинается процесс создания малого предприятия. Микропредприятия - это стартовая площадка для предпринимательства *(70). Как правило, такие заемщики испытывают серьезные затруднения с получением кредитов в банках, поскольку рассматриваемые лица не имеют кредитной истории, надежного обеспечения, им требуется кредит очень незначительного размера. Исключительно важным различием между микрофинансированием и "формальным" финансированием является то, что первое обслуживает клиентов без учета прошлых результатов хозяйственной деятельности (начинающие), клиентов без досье заемщика и без зарегистрированного обеспечения. Важной отличительной чертой микрофинансирования является и то, что оно преследует цель оказания содействия и защиты, поощряя обращаться за финансовыми услугами тех клиентов, которые обычно сами себя считают "неплатежеспособными" *(71). Далее, в этом же документе со ссылкой на книгу Маргариты Робинсон "Стратегические вопросы микрофинансирования" (1998) приводится следующее определение: "Микрофинансирование представляет собой мелкие финансовые услуги, связанные с выдачей кредитов и приемом депозитов, которые оказываются людям, занимающимся выращиванием сельскохозяйственной продукции или скотоводством; имеющим малые или микропредприятия, на которых производится или перерабатывается продукция, осуществляется ремонт или торговая деятельность; которые оказывают услуги; являются наемными работниками или работают на комиссионных началах; имеют доход от сдачи в аренду небольших участков земли, транспортных средств, рабочего скота, машин и инструментов, а также другим лицам и группам местных жителей в странах с развивающейся экономикой как в городе, так и в сельской местности" *(72).

Таким образом, микрофинансированием могут заниматься и банки. Однако они проявляют малую заинтересованность в таком обслуживании. По данным аналитиков, доля кредитования малых предприятий в общем объеме банковского кредитования незначительна и составляет всего 5-10%. Слабый интерес банков к этому сектору бизнеса объясняется относительно высокими рисками, связанными с кредитованием вновь создаваемых или существующих непродолжительное время организаций, отсутствием предпосылок системообразующего характера (четкой юридической базы и стимулирующего налогового режима) и большими операционными издержками, приводящими к низкой рентабельности подобных операций *(73).

Поэтому рассматриваемая область экономической деятельности традиционно обслуживается не банковским сектором, а так называемыми "микрофинансовыми" кредитными организациями. Все организации, работающие в рассматриваемой области деятельности (кроме банков и других "формальных" кредитных организаций) можно условно разделить на следующие группы в зависимости от типа их организации:

- кредитные потребительские кооперативы;

- государственные, муниципальные фонды;

- частные микрофинансовые организации;

- специализированные микрофинансовые организации.

В действующем законодательстве отсутствует обобщающее определение кредитных потребительских кооперативов. Однако на практике такие кооперативы существуют в нескольких видах, и поэтому их родовое понятие обязательно должно быть сформулировано. Представляется возможным позаимствовать его из ст. 1 проекта федерального закона "О кредитной кооперации", принятого Государственной Думой во втором чтении. Указанный законопроект понимает под кредитным потребительским кооперативом (кредитным кооперативом) добровольное объединение физических и (или) юридических лиц на основе членства с целью оказания финансовых услуг своим членам за счет объединяемых ими в виде паевых взносов денежных средств. Кредитный кооператив рассматривается как некоммерческая организация, которая создается в форме потребительского кооператива. Деятельность по оказанию финансовой помощи своим членам кредитный кооператив осуществляет посредством привлечения денежных средств членов кредитного кооператива и предоставления займов членам кредитного кооператива на равных условиях.

В соответствии с ч. 4 ст. 8 рассматриваемого законопроекта кредитные кооперативы могут создаваться и осуществлять деятельность в виде: кредитных потребительских кооперативов граждан, сельскохозяйственных кредитных кооперативов, обществ взаимного кредитования, ипотечных кредитных кооперативов и иных кредитных кооперативов. Их деятельность может регулироваться не только рассматриваемым законопроектом, но и специальным законодательством. Однако проект закона "О кредитной кооперации" еще не принят. Поэтому не все из перечисленных выше видов кредитных кооперативов имеют легальную правовую базу для своей деятельности. Рассмотрим три вида кредитных кооперативов, деятельность которых уже сейчас регулируется специальным законодательством.

Кредитные потребительские кооперативы граждан создаются и действуют на основании ст. 116 ГК РФ и Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 117-ФЗ "О кредитных потребительских кооперативах граждан" *(74) (далее - Закон о кредитных кооперативах граждан). Они являются некоммерческими организациями и создаются в организационно-правовой форме потребительских кооперативов.

В соответствии со ст. 4 Закона о кредитных кооперативах граждан кредитный потребительский кооператив граждан - потребительский кооператив, созданный гражданами, добровольно объединившимися для удовлетворения потребностей в финансовой взаимопомощи. Кредитные потребительские кооперативы граждан могут создаваться по признаку общности места жительства, трудовой деятельности, профессиональной принадлежности или любой иной общности граждан. Число членов кредитного потребительского кооператива граждан не может быть менее чем 15 и более чем 2000 человек. Наименование кредитного потребительского кооператива граждан должно содержать словосочетание "кредитный потребительский кооператив граждан". Организации, не отвечающие требованиям настоящего закона, не вправе использовать в своих наименованиях словосочетание "кредитный потребительский кооператив граждан". Финансовая взаимопомощь в рамках кредитного кооператива осуществляется путем предоставления кооперативом денежных средств своим членам на основе договора займа (ст. 17 Закона о кредитных кооперативах граждан). Такой кооператив не вправе выдавать займы юридическим лицами, а также гражданам, не являющимся его членами. Помимо займов, кредитные кооперативы могут предоставлять своим членам и другие услуги, соответствующие целям их деятельности, в том числе заключать договоры страхования от имени и по поручению своих членов в соответствии со своим уставом и решениями общего собрания членов кооператива, оказывать консультационные услуги своим членам.

Кредитные ресурсы рассматриваемого кооператива формируются из двух основных источников - собственных средств кооператива и личных сбережений его членов. Эти средства направляются в фонд финансовой взаимопомощи кооператива, за счет которого и выдаются займы.

Личные сбережения членов кооператива передаются кредитному кооперативу на основании заключенного между ними договора. Такой договор должен быть составлен в письменной форме и содержать условия о сумме предоставляемых личных сбережений, порядке их передачи, сроке и порядке возврата кооперативом, размере и порядке платы за их использование. Стороны договора могут предусмотреть иные условия (ст. 15 Закона о кредитных кооперативах граждан). Рассматриваемый договор не назван договором банковского вклада, да и не может им являться ввиду специального субъектного состава последнего (кооператив банком не является). Вместе с тем, разница между этими двумя договорами несущественна, и поэтому взносы членов кооператива могут быть названы вкладами хотя бы в экономическом смысле. Представляется, однако, что рассматриваемый договор должен быть квалифицирован как договор заемного типа, поскольку в нем сохраняется основная цель договора займа - передача гражданами (займодавцами) денег в собственность кооператива (заемщика) с обязательством возврата переданной суммы и уплаты обусловленных процентов. Деятельность потребительских кооперативов по приему вкладов от своих членов и выдаче им займов не подлежит лицензированию, несмотря на определенное сходство с банковской деятельностью, поскольку она основана на прямом разрешении специального закона.

Деятельность сельскохозяйственных потребительских кредитных кооперативов основывается на ст. 116 ГК РФ и Федеральном законе от 8 декабря 1995 г. N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" *(75) (далее - Закон о сельскохозяйственной кооперации). Они являются некоммерческими организациями и создаются в организационно-правовой форме потребительских кооперативов.

Сельскохозяйственные потребительские кредитные кооперативы представляют собой юридические лица, созданные сельскохозяйственными товаропроизводителями для целей кредитования и сбережения денежных средств членов данных кооперативов (ч. 8 ст. 4 Закона о сельскохозяйственной кооперации). Число членов кредитного кооператива не может быть менее чем 15 граждан и (или) 5 юридических лиц и более чем 2000 граждан или 200 юридических лиц. Членами кредитного кооператива не могут быть государственные и муниципальные унитарные предприятия, а также акционерные общества, акции которых находятся в государственной собственности. Кредитные ресурсы сельскохозяйственного кредитного кооператива аккумулируются в фонде финансовой взаимопомощи, который формируется за счет части собственных средств кредитного кооператива и средств, привлекаемых в форме займов, полученных от членов кооператива, ассоциированных членов кооператива, кредитных и иных организаций. При этом займы принимаются только в денежной форме. Передача членами кредитного кооператива и ассоциированными членами кредитного кооператива этому кооперативу средств, не являющихся паевыми взносами, и выдача им займов оформляются договором займа, заключаемым в письменной форме. Договор займа может быть процентным и беспроцентным. Беспроцентный договор может быть заключен кредитным кооперативом только на основании решения общего собрания членов кредитного кооператива. Помимо финансовой помощи сельскохозяйственный кредитный кооператив вправе оказывать своим членам консультационные и иные услуги, соответствующие целям деятельности кооператива. Сельскохозяйственный кредитный кооператив не вправе выдавать займы гражданам или юридическим лицам, не являющимся членами кредитного кооператива; эмитировать собственные ценные бумаги; покупать акции и другие ценные бумаги иных эмитентов, осуществлять другие операции на финансовых и фондовых рынках, за исключением хранения средств на текущих и депозитных счетах в банках и приобретения государственных и муниципальных ценных бумаг (ст. 40.1 Закона о сельскохозяйственной кооперации).

Ввиду наличия специального правового регулирования деятельность сельскохозяйственных потребительских кредитных кооперативов не подлежит лицензированию, несмотря на определенное сходство ее с банковской деятельностью по приему вкладов и выдаче кредитов.

Статья 8 проекта закона "О кредитной кооперации" относит общества взаимного кредитования к разновидности кредитных кооперативов. Однако в действующем законодательстве пока отсутствует норма, которая бы позволила четко определить их статус. Деятельность обществ взаимного кредитования регулируется исключительно ст. 12 Федерального закона от 14 июня 1995 г. N 88-ФЗ "О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации" *(76) (далее - Закон о поддержке малого предпринимательства). Ею предусмотрено, что общества взаимного кредитования субъектов малого предпринимательства создаются для аккумулирования временно свободных денежных средств участников указанных обществ в целях оказания им финансовой помощи. Эти общества вправе не размещать обязательные резервы в Банке России; могут поручать управление собственными ресурсами банку-депозитарию или иной кредитной организации; определяют размер, периодичность и порядок внесения вкладов (взносов) участниками указанных обществ, а также предельные размеры, сроки и условия оказания им финансовой помощи; не вправе предоставлять денежные средства физическим и юридическим лицам, которые не являются участниками указанных обществ.

Таким образом, из приведенной нормы неясно, являются ли общества взаимного кредитования юридическими лицами, коммерческими или некоммерческими организациями, и в какой организационно-правовой форме они должны образовываться. После вступления в силу проекта закона "О кредитной кооперации", если его редакция останется неизменной, общества взаимного кредитования приобретут статус потребительского кооператива.

Поскольку действующее законодательство никак не определяет ни механизм образования обществ взаимного кредитования, ни порядок их функционирования, такие организации либо вообще не регистрируются, либо регистрируются как субъекты малого предпринимательства или подразделения общественных организаций (аналогичные профсоюзным кассам взаимопомощи на предприятиях в советский период).

В Москве в национальную ассоциацию организаций финансовой взаимопомощи, учрежденную Гильдией купцов и промышленников России, входят только четыре таких общества. В своей деятельности эти общества полностью опираются на собственные средства, формируемые из членских и паевых взносов участников, что сближает их с кредитными кооперативами. В то же время доход, получаемый в результате банковских операций, пропорционально распределяется между членами общества, что не позволяет рассматривать эти организации как некоммерческие. Несмотря на то что общества взаимного кредитования осуществляют некоторые банковские операции, они до настоящего времени не лицензируются Банком России *(77).

Правовой основой создания и деятельности государственных и муниципальных фондов поддержки малого предпринимательства до 1 января 2005 г. была ст. 8 Закона о поддержке малого предпринимательства. Из ее прежней редакции следовало, что фонды поддержки малого предпринимательства являлись некоммерческими организациями, созданными в организационно-правовой форме фондов. Целью их деятельности признавалось финансирование программ, проектов и мероприятий, направленных на поддержку и развитие малого предпринимательства, в том числе путем предоставления кредитов субъектам малого предпринимательства. Деятельность фондов финансировалась, главным образом, за счет бюджетных средств, поступающих от приватизации государственного и муниципального имущества. Государственные фонды финансировались соответственно за счет бюджета Российской Федерации или субъекта Российской Федерации, муниципальные - за счет средств бюджетов муниципальных образований. Финансовое обеспечение федеральной политики в области государственной поддержки малого предпринимательства осуществлял специально созданный Правительством РФ Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства.

Наиболее крупный объем кредитования малого бизнеса был зафиксирован аналитиками в г. Москве. В 2003 г. здесь было выдано кредитов на общую сумму до 1 млрд. руб. Положительный опыт микрофинансирования субъектов малого предпринимательства получен Центром содействия предпринимательству Свердловской области и Оренбургским областным фондом поддержки малого предпринимательства. Всего по состоянию на январь 2004 г. в России действовали 75 региональных и более 200 муниципальных фондов поддержки малого предпринимательства *(78). Доля государственных фондов поддержки малого бизнеса на рынке микрофинансовых услуг составляет 24% *(79).

С 1 января 2005 г. отменено действие ст. 8 Закона о поддержке малого предпринимательства. Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства был ликвидирован. Таким образом, государственные и муниципальные фонды потеряли право предоставлять кредиты без лицензии Банка России, а Правительство РФ отказалось от прямого управления и финансирования этих фондов. В этой ситуации перед указанными организациями непосредственно встал вопрос о преобразовании в небанковские депозитно-кредитные организации и получении лицензии Банка России. Однако в настоящий момент целесообразность такого преобразования считается спорной в силу высоких требований по регистрации и отчетности *(80).

Частные микрофинансовые организации на практике создаются в разных организационно-правовых формах. В большинстве случаев эти организации были созданы как некоммерческие.

Так, в октябре 1998 г. была основана Женская Микрофинансовая Сеть в организационно-правовой форме некоммерческого партнерства. В настоящее время она объединяет организации из 7 регионов России. По состоянию на конец 2003 г., общий портфель займов составил 127 млн. руб. *(81)

Фонд Оппортьюнити России (Фора) был создан международной организацией "Оппортьюнити Интернешнл" и ее российскими партнерами в июле 2000 г. В настоящее время ФОРА работает в 9 регионах (областях) европейской территории России (Белгород, Липецк, Нижний Новгород, Новгород Великий, Ростов-на-Дону, Саратов, Санкт-Петербург, Тамбов и Воронеж). Головной офис фонда находится в Нижнем Новгороде. Фонд помощи международному сообществу (ФИНКА) осуществляет программу микрокредитования в Самарской области. Он применяет групповой метод микрокредитования, известный под названием "банковское обслуживание деревни". В Самаре такие деревенские группы образуют 5-10 соседей, которые сообща гарантируют получаемые друг другом ссуды, контролируют групповое кредитование и накопление сбережений, а также оказывают взаимную помощь. В настоящее время программа обслуживает 600 клиентов (88% из которых - женщины), а сумма выданных ссуд составляет 570 тыс. долл. США. Собрания групп проводятся еженедельно, и ссуды выдаются без предоставления обеспечения. Процент возврата ссуд составляет 96% *(82). Основной правовой формой микрофинансирования таких организаций является договор займа.

Среди частных микрофинансовых организаций может быть специально выделена группа коммерческих организаций, созданных в форме различных хозяйственных обществ, основной целью деятельности которых является систематическое предоставление займов населению. Иногда такие организации предоставляют не только займы, но оказывают и другие услуги, например передают во временное пользование товары народного потребления на условиях договора аренды с правом последующего выкупа.

На практике указанный вид микрофинансовых организаций образуется не только банками. Довольно часто их создают банки совместно с клиентами - некредитными организациями. Совершенно очевидно, что такая деятельность осуществляется без лицензии Банка России, без соблюдения экономических нормативов и других пруденциальных правил, установленных для кредитных организаций, а зачастую - без обеспечения. Необязательность резервирования снижает операционные издержки и бумажную волокиту, которая обычно не нравится клиентуре, но повышает все банковские риски. Учитывая, что такие займы чаще всего предоставляются лицам, которые не интересны обычным банкам, микрофинансовые заимодавцы устанавливают на свои услуги очень высокие проценты - до 98% годовых. Довольно часто банки используют рассматриваемые микрофинансовые организации для обхода пруденциальных требований Банка России и получения дополнительной прибыли. В этом случае кредитование происходит в два этапа. Во-первых, банки предоставляют своим микрофинансовым организациям крупные кредиты, выполняя все требования Банка России, во-вторых, микрофинансовые организации, получившие банковские деньги, выдают их мелкими займами, не соблюдая никаких пруденциальных правил. Очевидная попытка обхода закона (ст. 10 ГК РФ) породила мнение о притворности заключаемых ими договоров займа (ст. 170 ГК РФ). Соответственно на практике возник спор относительно законности таких операций.

Для обоснования совершенно противоположных правовых позиций существуют объективные условия. Во-первых, законодательство не содержит четких критериев для разграничения кредитного договора и договора денежного займа за исключением субъектного состава, что несущественно. Между тем деятельность по предоставлению кредитов может осуществляться только на основании лицензии и под контролем Банка России, а деятельность по предоставлению займов таким ограничениям формально не подвергается. Во-вторых, существует мнение ВАС РФ о разграничении кредитного договора и договора займа, которое изложено в п. 4 Информационного письма ВАС РФ от 10 августа 1994 г. N С1-7/ОП-555 "Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике" *(83). ВАС РФ полагает, что деятельность по передаче заимодавцем заемщику своих свободных денежных средств с обязательством последнего возвратить эту сумму и выплатить проценты не запрещена законом и не требует лицензирования, если она не носит систематического характера. В-третьих, имеется совершенно противоположное мнение Банка России. Оно отражено в его письме от 2 февраля 2005 г. N 06-33-2/482, которое было получено в ответ на запрос Ассоциации российских банков от 24 сентября 2004 г. N А-02/1Е. Банк России указал, что законодательство Российской Федерации не относит деятельность по предоставлению займов исключительно к банковской и не ограничивает состав субъектов договора займа. Данный вид деятельности регулируется ст. 807-818 ГК РФ. На основании изложенного Банк России сделал вывод, что организации, не являющиеся кредитными, вправе осуществлять указанную деятельность без банковской лицензии.

Для окончательного решения указанного вопроса de lege ferendae следует соответственно изменить законодательство о лицензировании кредитных организаций. В противном случае рассмотренные выше микрофинансовые организации должны получить банковскую лицензию. Последний вариант является более предпочтительным, так как позволит избежать очередного банковского кризиса.

Среди специализированных микрофинансовых организаций необходимо назвать лизинговые организации, действующие на основании гл. 34 ГК РФ и Федерального закона от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" *(84) (далее - Закон о лизинге), и ломбарды, специализирующиеся на предоставлении кредитов гражданам под заклад принадлежащего им движимого имущества.

Организаций, которые осуществляют иные банковские операции, кроме кредитования, не так много. Указанные организации формально не считаются кредитными. Их нельзя назвать кредитными организациями даже в экономическом смысле, поскольку они не выдают кредитов, а выполняют, главным образом, безналичные расчеты. Однако эти организации осуществляют некоторые операции, отнесенные ст. 5 Закона о банках к числу банковских, т.е. отвечают тому критерию, который использует законодатель для разграничения кредитных и некредитных организаций. Именно по указанной причине они включены в предмет рассмотрения настоящей работы.

Указанные организации можно условно разделить на две группы в зависимости от наличия или отсутствия правового основания для своей деятельности.

Первую группу составляют те организации, которые выполняют отдельные банковские операции на основании специального законодательства об их деятельности.

Так, организации почтовой связи вправе осуществлять почтовые переводы денежных средств на основании ст. 2 Федерального закона от 17 июля 1999 г. N 176-ФЗ "О почтовой связи" *(85). В соответствии со ст. 161 и 166.1 Бюджетного кодекса РФ *(86) (далее - БК РФ) Федеральное казначейство открывает и ведет лицевые счета главных распорядителей, распорядителей и получателей средств федерального бюджета, в том числе лицевые счета бюджетных учреждений, а также по поручению высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации (местной администрации) в соответствии с заключенным соглашением - лицевые счета главных распорядителей, распорядителей и получателей средств бюджетов субъектов Российской Федерации (местных бюджетов).

Вторую группу составляют организации, которые не имеют правового основания для осуществления расчетных банковских операций.

В настоящее время широкое распространение получила практика осуществления платежей по поручению населения в пользу третьих лиц организациями, не являющимися кредитными и не имеющими лицензии Банка России. Примером данной операции является прием торговыми организациями и индивидуальными предпринимателями платежей физических лиц в пользу операторов мобильной связи, а в ряде регионов и коммунальных платежей. В ответ на требования правоохранительных органов о прекращении незаконной банковской деятельности платежные организации пытаются следующим образом обосновать законный характер своей деятельности. Они утверждают, что собирают платежи от клиентов коммерческих организаций на основании заключенных с ними агентских договоров. Эта деятельность не рассматривается ими как банковский перевод средств. Рассмотрим две используемые этими организациями схемы совершения расчетов: субагентскую и схему расчетов на основе системы Е-PORT. Из субагентской схемы усматривается, что речь идет о получении агентом денег, причитающихся его клиенту - коммерческой организации. Этот механизм полностью соответствует механизму инкассовой операции. В результате изучения схемы получения платежей по системе Е-PORT можно сделать вывод, что такие платежи осуществляются по инициативе услугополучателя, т.е. самого физического лица. Последний дает поручение своему агенту заплатить его кредитору (например, оператору мобильной связи) за оказанные услуги. Для выполнения поручения клиента агент связывается не с кредитором, а с его агентом, которому и производится платеж. Данный механизм полностью соответствует механизму расчетов с помощью платежных поручений (банковский перевод).

В целом банковские расчетные операции могут быть определены как действия, направленные на получение или передачу денежных средств в интересах клиента. При этом в качестве юридической формы таких действий может быть использована практически любая гражданско-правовая конструкция посреднического характера (договор поручения, договор комиссии, агентский договор). Эта точка зрения неоднократно высказывалась в российской и советской юридической литературе *(87). Аналогичная позиция отражена и в зарубежном законодательстве. Так, в соответствии с п. а2 ст. 4 А-206 Единообразного торгового кодекса США банк, выполняющий платежное поручение клиента, считается его агентом или субагентом. В связи с изложенным нет оснований противопоставлять банковские расчетные операции агентскому договору, который на практике заключается небанковскими организациями для осуществления деятельности по приему платежей в пользу различных организаций, в том числе крупных операторов мобильной связи. Лица, желающие переслать денежные средства, могут использовать различные способы.

В России такая практика расчетов противоречит банковскому законодательству. Законом о банках предусмотрено, что перевод денежных средств по поручению физического лица без открытия банковского счета (за исключением почтовых переводов) является банковской операцией, которая должна осуществляться на основании соответствующей лицензии Банка России.

Переводы средств без открытия счета, выполняемые некредитными организациями, оказываются вне какого-либо государственного надзора и вне законодательства, обеспечивающего финансовую и валютную безопасность государства, вне мероприятий по борьбе с легализацией доходов, полученных преступным путем. Неформальные операторы перевода денег могут стать объектом использования преступниками или террористами. Риск отмывания денег и финансирования терроризма повышается в случае больших объемов международных расчетов, происходящих вне банковской системы, в отношении которых контрольные органы не имеют полного представления. Рассматриваемые переводы средств создают благоприятные условия для обхода любых существующих методов контроля за бегством капиталов из страны, уклонением от уплаты налогов и занятием контрабандой. Большие потоки денежных переводов в зарубежных странах осложняют эффективное проведение денежной политики и искажают информацию, на которой базируются принципы макроэкономической политики *(88).

Проблема, возникшая в России, известна и другим странам. Для многих из них потоки денежных переводов, осуществляемые в том числе через неформальных операторов перевода денег, являются важным и стабильным финансовым источником, поступающим от мигрантов, работающих за границей. По оценкам специалистов, официально зарегистрированные переводы денег, полученные развивающимися странами в 2004 г., превысили 93 млрд. долл. США *(89). Для снижения рисков отмывания денег и финансирования терроризма в неформальных системах перевода денег группа FATF выпустила Специальную рекомендацию У1. В ней проанализирован опыт нескольких групп стран, решивших эту проблему, а также даны соответствующие рекомендации заинтересованным лицам. Все страны, столкнувшиеся с проблемой перевода средств через неформальных операторов, по-разному подошли к решению этой проблемы. Один подход, использовавшийся некоторыми властями, заключается в том, чтобы требовать от операторов денежных переводов получения банковской лицензии с выполнением соответствующих пруденциальных требований. Другие страны просто запретили деятельность нелегальных операторов переводов денег и требуют, чтобы все переводы денег осуществлялись через банковский сектор. Однако FATF настаивает на использовании гибкого подхода с тем, чтобы побудить неформальных операторов перевода денег оставаться в легальном секторе, не уходить в подполье. Поэтому FATF призывает учитывать опыт некоторых стран, которые выпустили специальные нормативные акты и назначили надзорный орган для контроля за деятельностью неформальных операторов перевода денег. В Великобритании, США (на федеральном уровне) и ОАЭ (для операторов неформальной системы перевода денег "Хавала") был избран режим регистрации, а в Нидерландах, Швейцарии, Германии, США (на уровне штатов) и ОАЭ (для обменных контор) - режим лицензирования.

Основная цель системы регистрации состоит в том, чтобы побудить операторов денежных переводов предоставить о себе данные и взять обязательство соблюдать требования по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма. Основные элементы этой системы обычно включают процесс подачи заявки на получение регистрации, проверки биографических данных заявителя, контроль соблюдения программы превентивных мер по борьбе против отмывания денег и финансирования терроризма. В странах, выбравших режим лицензирования, легально разрешается работать лишь тем операторам, которые оказались в состоянии продемонстрировать свою способность соблюдать нормативные акты, включая требования в отношении противодействия отмыванию денег и борьбы с финансированием терроризма. Основные элементы этой системы обычно включают процесс подачи заявки, проверки заявителей на соответствие требованиям к определенному профессиональному уровню, контроль соблюдения нормативных требований и бизнес-планы, включая программы превентивных мер противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма. Для осуществления функций надзора за операторами в этих странах выбирались различные органы, такие как центральный банк, органы финансового мониторинга или надзора за отмыванием денег, или же негосударственные организации, регулирующие торговлю ценными бумагами. FATF предложила использовать опыт стран по внедрению нормативно-правовой базы для регистрации или лицензирования операторов систем денежных переводов, чтобы легализовать их деятельность, не загонять "в подполье", иметь возможность государственного контроля за их деятельностью.

Указанные рекомендации имеют для России большое значение. Действующие на территории России неформальные операторы перевода денег не имеют на сегодняшний день каких-либо легальных правовых оснований. По действующему российскому законодательству указанные организации должны получить лицензию Банка России и стать расчетными НКО. Однако большинство таких организаций никогда не сможет получить банковскую лицензию, поскольку деятельность по переводу денег не является для них основной и сочетается с торговой, производственной и иной деятельностью, запрещенной для кредитных организаций (см. ст. 5 Закона о банках). Представляется, что на сегодняшний день нет оснований для полного запрета деятельности неформальных операторов перевода денег. Видимо, следует признать целесообразным издание специального нормативного акта, вводящего режим лицензирования для рассматриваемых организаций, а также систему контроля за их деятельностью.

 

Раздел II. Основные виды банковских сделок

 

Глава 3. Договоры о предоставлении денежных средств

 

§ 1. Договоры займа и кредита

 

Договор займа и кредитный договор являются важнейшими инструментами предоставления денежных средств.

Гражданский кодекс РФ объединил эти договоры в одной гл. 42, поскольку они имеют много общего. Основным предметом рассматриваемых договоров служат денежные средства.

Однако имеются существенные различия, что позволило сформулировать два разных договора.

Договор займа является более общим, его положения распространяются на кредитные отношения, если ГК РФ не устанавливает каких-либо особенностей либо иное не вытекает из сущности кредитного договора.

Договор займа. Согласно п. 1 ст. 807 ГК РФ заимодавец передает по договору займа заемщику денежные средства или другие вещи, определенные родовыми признаками. В свою очередь, заемщик обязуется возвратить сумму займа или равное количество вещей того же рода и качества.

Договор займа в отличие от кредитного договора является реальным, т.е. он считается заключенным не с момента подписания сторонами соглашения, а лишь после передачи заемщику оговоренных денежных средств или вещей.

В случае предварительного договора, в котором указаны сроки и сумма предоставления заемщику средств, основной договор займа считается заключенным с момента его подписания сторонами. Предметом договора займа могут выступать иностранная валюта и валютные ценности.

Заем иностранной валюты и валютных ценностей на территории Российской Федерации должен соответствовать нормам Закона о валютном регулировании и положениям иного валютного законодательства. Так, заем денежных средств в иностранной валюте физическим и юридическим лицам, за исключением уполномоченных банков, осуществляется в безналичном порядке через текущие валютные счета заемщиков в уполномоченных банках (п. 2 ст. 8 Закона о валютном регулировании). Валютные средства могут быть объектом как договора займа, так и кредитного договора.

По договору займа заемщик должен вернуть не ту же вещь, как по договору имущественного займа, а другую, но того же рода и качества.

По этому же основанию договор займа отличается от договора ссуды (безвозмездного пользования). По договору ссуды, как и по договору аренды, одна сторона передает другой стороне имущество во временное пользование, а другая сторона обязуется вернуть ту же вещь (ст. 689 ГК РФ). В отличие от кредитного договора ГК РФ не устанавливает каких-либо ограничений круга субъектам договора займа (ст. 807). Сторонами в договоре займа, в том числе в качестве заимодавца, могут быть любые физические и юридические лица.

Государство также нуждается в денежных средствах. Поэтому Российская Федерация и ее субъекты тоже могут быть заемщиками.

Договор займа может быть заключен путем выпуска Российской Федерацией и ее субъектами облигаций и продажи их физическим и юридическим лицам. Сторонами такого договора выступают приобретатели облигаций, других ценных бумаг в качестве заимодавцев, а Российская Федерация либо ее субъекты в качестве заемщиков.

Содержание такого договора государственного займа определяется условиями выпуска соответствующих ценных бумаг. Не допускается изменение условий выпущенных в обращение государственных и муниципальных займов. Например, Генеральные условия эмиссии и обращения облигаций федеральных займов утверждены постановлением Правительства РФ от 15 мая 1995 г. N 458 (в ред. от 27 февраля 1999 г. N 245) *(90). Приобретение гражданами и организациями государственных облигаций или иных государственных ценных бумаг осуществляется в добровольном порядке. Нарушение данного правила приводит к тому, что договор займа действителен на первоначальных условиях.

Договор займа может быть заключен путем выпуска и продажи облигаций. Кредитные организации очень активно пользуются этим правом с целью привлечения денежных средств.

Облигация удостоверяет наличие договора займа между ее владельцем (заимодавцем) и эмитентом облигации (заемщиком). Владелец облигации - заимодавец обладает правом на получение от эмитента номинальной стоимости облигации (либо иного имущественного эквивалента) и оговоренных процентов. Выпуск и обращение облигаций кредитных организаций осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" *(91) (далее - Закон о рынке ценных бумаг), Инструкцией Банка России от 22 июля 2002 г. N 102-И "О правилах выпуска и регистрации ценных бумаг кредитными организациями на территории Российской Федерации" и иными нормативными актами, регулирующими правила совершения сделок с ценными бумагами.

Договор займа также может предусматривать возвращение заемщиком денежных средств путем выдачи заимодавцу простого или переводного векселя (ст. 815 ГК РФ).

Договором займа может быть предусмотрено предоставление заемщику не денежных средств, а векселей на указанную в договоре сумму.

Как следует из материалов дела Федерального арбитражного суда Центрального округа N АО8-6139/р2-22 от 18 июня 2003 г., между ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат" (заимодавец) и ЗАО "Лебединец" (заемщик) были заключены договора займа от 14 октября 1999 г. N 259-юр и от 26 октября 1999 г. N 281-юр, согласно которым ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат" обязалось предоставить ЗАО "Лебединец" краткосрочный заем в размере 2 500 000 руб. и 400 000 руб. векселями АКБ "Белгородпромстройбанк"; а ЗАО "Лебединец" обязалось возвратить заем в установленные сроки денежными средствами.

С момента выдачи векселя положения договора займа должны учитывать требования вексельного законодательства (ст. 815 ГК РФ). В первую очередь следует обратить внимание на постановление Пленума ВС и ВАС РФ от 4 декабря 2000 г. N 33/14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" *(92) (далее - постановление Пленума ВС и ВАС РФ от 4 декабря 2000 г. N 33/14).

Форма договора. Если заимодавцем является юридическое лицо, договор займа должен быть облечен в письменную форму независимо от суммы займа. Расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий передачу заимодавцем определенной денежной суммы (определенного количества вещей), является подтверждением заключения договора займа. Подтверждением заключения договора займа может быть письменная просьба об отсрочке возврата взятых взаем денег или вещей.

Несоблюдение письменной формы договора займа, в отличие от кредитного договора, не лишает его юридической силы, не влечет его ничтожности (ст. 820 ГК РФ), но стороны по общему правилу, установленному ст. 162 ГК РФ, лишаются права подтвердить заключение данного договора свидетельскими показаниями.

Права и обязанности сторон по договору займа. В отличие от ранее действовавшего законодательства договор займа, в том числе когда заимодавцем выступает банк или иное юридическое лицо, может быть безвозмездным. Договор займа предполагается безвозмездным, если в нем не указано иное. Как правило, безвозмездным является договор займа, предметом которого являются не денежные средства, а иные вещи, определенные родовыми признаками.

Возмездный характер имеет договор займа, когда заимодавец вправе получить с заемщика сверх суммы займа проценты на эту сумму в размере и в порядке, установленном договором. При отсутствии в возмездном договоре условий о размере ставки рефинансирования (проценты, которые начисляются на кредиты, предоставляемые Банком России кредитным организациям), устанавливаемой Банком России на день уплаты заемщиком суммы долга или его остатка, положения нормы ст. 809 ГК РФ о том, что размер процентов определяется существующей в месте жительства заемщика либо в месте нахождения юридического лица ставкой банковского процента, в настоящее время не применяется в силу разъяснения п. 51 постановления Пленума ВС и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" *(93) (далее - постановление Пленума ВС и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8).

Проценты, как правило, начисляются до момента фактического исполнения денежного обязательства. Если в договоре не предусмотрено иное, сумма заемных средств погашается в таком порядке: сначала погашаются установленные проценты за пользование чужими денежными средствами, а затем - основная сумма.

При отсутствии в договоре специального соглашения суд вправе по своему усмотрению применить учетную ставку банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения судебного решения *(94).

Заемщику предоставлено право оспаривать договор займа, доказывая, что деньги или вещи не были переданы заимодавцем или были переданы в меньшем количестве, чем обусловлено в договоре. Оспаривание договора займа по его безденежности путем свидетельских показаний допускается в том случае, если договор займа заключен в устной форме либо под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителем заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств (п. 2 ст. 812 ГК РФ). В тех случаях, когда деньги или вещи в действительности получены заемщиком в меньшем количестве, чем указано в договоре, договор считается заключенным на переданное количество денег (вещей). В этом случае заемщик обязан вернуть заимодавцу (сверх суммы займа) сумму процентов, начисленных на реально переданную ему сумму займа, а не на указанную в договоре.

Договором займа может быть предусмотрено предоставление заемщиком обеспечения возврата заемных средств (поручительство, залог, другое обеспечение). Если предусмотренное обеспечение не будет предоставлено, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата суммы займа и уплаты установленных процентов, если иное не предусмотрено договором (ст. 813 ГК РФ). Эти же последствия предусмотрены в том случае, когда произошла утрата обеспечения (например, поручитель обанкротился) либо ухудшились условия обеспечения по обстоятельствам, за которые заимодавец не отвечает (произошло, к примеру, обесценение предмета залога).

Договор займа может предусматривать целевое использование заемных средств. При невыполнении этого условия, а также в случаях, когда заемщик не обеспечил заимодавцу возможность контролировать использование заемных средств, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов за пользование заемными средствами, если договор займа не предусматривает иное (ст. 814 ГК РФ).

Основной обязанностью заемщика является возврат заимодавцу полученной суммы займа и установленных процентов в срок, предусмотренный договором. Договором определяется порядок возврата суммы займа (ежемесячно равными долями, по окончании займа, иным образом). При отсутствии в договоре условий о сроках и порядке возврата займа вся сумма займа и установленные проценты должны быть возвращены не позднее 30 дней со дня предъявления заемщику соответствующих требований (п. 1 ст. 810 ГК РФ).

Обязанность заемщика по возврату сумм займа и установленных процентов считается выполненной после зачисления соответствующих средств на банковский счет заимодавца либо после непосредственной передачи их заимодавцу, если иное не предусмотрено договором (п. 3 ст. 810 ГК РФ) *(95). Списание денежных средств со счета заемщика не освобождает его от ответственности за возврат суммы займа, если эти средства не поступили на счет заимодавца.

Ответственность заемщика. В случае невозвращения в установленный срок суммы займа заемщик обязан сверх указанной суммы займа и процентов за пользование денежными средствами уплатить заимодавцу проценты на сумму займа со дня, когда денежные средства должны были быть возвращены, до дня их возврата заимодавцу. В этом случае сумма денежных средств, подлежащая возврату, в случае нарушения заемщиком своих обязательств состоит из сумм: займа; процентов, установленных за пользование заемными средствами; процентов, начисленных за нарушение срока возврата заемных сумм.

Судебная практика различает два вида процентов. В одном случае проценты, устанавливаемые ст. 809 ГК РФ, являются платой за пользование чужими денежными средствами *(96). Ко второму случаю относятся проценты, которые начисляют на основании ст. 811 ГК РФ. Эти проценты начисляются за пользование денежными средствами сверх предусмотренных в договоре сроков. Их следует рассматривать как разновидность гражданско-правовой ответственности. К ним применима норма ст. 333 ГК РФ о праве суда сократить сумму такого рода процентов *(97).

Если законом или договором не предусмотрены проценты либо неустойка за нарушение срока возврата заемных средств, то подлежат уплате проценты на сумму займа в размере ставки рефинансирования, установленной Банком России (п. 1 ст. 811 ГК РФ). Ставка рефинансирования (учетная ставка Банка России) составляет размер процентов, которые начисляются при кредитовании Банком России кредитных организаций.

В случае невозвращения заемщиком денежных средств на сумму займа начисляются проценты со дня, когда денежная сумма должна быть возвращена, до дня ее возврата (независимо от уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами) в размере и порядке, установленных п. 1 ст. 395 ГК РФ *(98).

Положения договора об исключении применения ст. 395 ГК РФ за просрочку исполнения денежного обязательства не имеют юридической силы.

Невозвращение заемных сумм в установленные сроки может причинить ущерб заимодавцу (например, он вынужден был получить кредит). В этом случае заемщик обязан возместить причиненный ущерб в части, не покрытой процентами, начисленными за нарушение срока возврата займа.

В тех случаях, когда условиями договора предусмотрено возвращение займа по частям, нарушение заемщиком срока возврата очередной части займа дает право заимодавцу потребовать досрочного возврата оставшейся суммы займа и установленных процентов (п. 2 ст. 811 ГК РФ).

Следует учитывать, что если законом или договором обусловлена неустойка за просрочку возврата заемных средств, проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, не подлежат начислению. В том случае, когда в договоре установлено, что за просрочку возврата заемных средств должник одновременно уплачивает повышенные проценты и неустойку, заимодавец вправе предъявлять требования о применении одной из указанных мер ответственности: установленных процентов либо неустойки.

Проценты, установленные договором или п. 1 ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами сверх сроков по договору, носят зачетный характер. Стороны не вправе устанавливать условиями договора обязанность заемщика по возмещению убытков сверх суммы начисленных процентов.

В тех случаях, когда условиями договора предусмотрено возвращение займа по частям, нарушение заемщиком срока возврата очередной части займа дает право заимодавцу потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа и установленных процентов.

Согласно постановлению Пленума ВС и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 разъясняется, что в том случае, когда заимодавец вправе потребовать досрочного возврата суммы займа и установленных процентов (п. 2 ст. 811, ст. 813, п. 2 ст. 814 ГК РФ), проценты подлежат начислению до дня, когда сумма займа должна быть возвращена *(99).

Проценты, начисленные за период реального пользования заемными средствами, являются платой за использование чужих денежных средств. Начисление процентов за последующий период до дня, указанного в договоре, носит характер гражданско-правовой ответственности *(100). К ним применима ст. 333 ГК РФ в том случае, если сумма процентов, подлежащих уплате, несоразмерна последствиям просрочки заемных средств.

По иному основанию (например, с учетом материального положения заемщика) уменьшение судом суммы начисленных процентов за несвоевременное исполнение должником своих обязательств не допускается (п. 2 Обзора практики применения арбитражными судами ст. 333 ГК РФ - приложение к Информационному письму ВАС РФ от 14 июля 1997 г. N 17) *(101).

Кредитный договор. По кредитному договору банк или иная кредитная организация, получившие в Банке России лицензию на осуществление банковских операций, обязуются предоставлять денежные средства заемщику в размере и в сроки, установленные договором, а заемщик обязуется возвратить полученную сумму и уплатить за пользование заемными средствами установленные проценты.

Кредитором могут быть только банки и иные кредитные организации. Кредитный договор в отличие от договора займа консенсуальный, т.е. он вступает в силу с момента его подписания (ст. 820 ГК РФ). Заемщик вправе потребовать предоставление кредита в соответствии с заключенным договором *(102).

Независимо от суммы кредита договор должен быть облечен в письменную форму. Если в кредитный договор включены условия о залоге недвижимости, он должен быть удостоверен нотариально и зарегистрирован в порядке, установленном Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" *(103). Несоблюдение установленной формы влечет недействительность кредитного договора. Такой договор является ничтожным (ст. 820 ГК РФ).

К отношениям по кредитному договору применяются нормы, регулирующие договор займа, если иное не установлено правилами ГК РФ и не вытекает из существа кредитного договора (п. 2 ст. 819 ГК РФ).

На этом основании полагаем, что уступка банком права требования по кредитному договору может быть произведена не только другой кредитной организации, но любому субъекту. Уступка права требования по кредитному договору означает, что суммы, предназначенные банку, будут направлены другому лицу, которое может не иметь банковской лицензии. Однако уступка требования не нарушает права банка. Следует учитывать, что кредитный договор не включен в число сделок, требующих наличия банковских лицензий (ч. 1 ст. 5 Закона о банках). В условиях правомерности кредитования одной коммерческой организацией другой организации какие-либо ограничения уступки права требования банками по кредитному договору представляются необоснованными.

Кредитный договор, как и договор займа, может предусматривать целевое использование кредита. Кредит возможен в иностранной валюте (п. 2 ст. 807 ГК РФ). При этом он должен соответствовать требованиям валютного законодательства. Предоставление валютного кредита юридическим и физическим лицам, за исключением уполномоченных банков, должно осуществляться исключительно в безналичном порядке через текущие валютные счета заемщиков в уполномоченных банках.

Кредитный договор в отличие от договора займа всегда является возмездным. При отсутствии в нем условий о размере вознаграждения заемщик обязан уплатить кредитору проценты на сумму кредита из расчета ставки рефинансирования, устанавливаемой Банком России на день предъявления иска или на день вынесения решения суда. Если она (ставка) за период предоставления банковского кредита менялась, суд должен исходить из ставки на день предъявления иска или на день вынесения решения суда, которая наиболее близка к учетным ставкам всего периода просрочки должника *(104). Проценты за пользование кредитными средствами начисляются с момента поступления денежных средств на счет заемщика, а не с момента заключения договора, поскольку проценты выплачиваются за время реального пользования заемными средствами.

В случае изменения Банком России ставки рефинансирования кредитор вправе в одностороннем порядке увеличить размер процентов за пользование кредитными средствами, если такое право предусмотрено условиями кредитного договора (п. 1 ст. 450 ГК РФ).

Если в кредитном договоре о предоставлении кредита в иностранной валюте не указаны проценты за пользование кредитными средствами, п. 1 ст. 395 ГК РФ в части начисления процентов на сумму кредита в размере учетной ставки банковского процента (ставки рефинансирования) в рублях не применяется. Кредитор вправе требовать от заемщика проценты в размере, определяемом на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора.

При отсутствии таких публикаций размер процентов определяется на основании справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им ставку по краткосрочным валютным кредитам *(105).

Предоставление кредита является обязанностью кредитора, подписавшего кредитный договор. Кредитор вправе не выполнить данное обязательство лишь в случае признания заемщика неплатежеспособным либо при наличии доказательств, свидетельствующих о том, что заемщик не сможет выполнить свое обязательство по возврату кредитных средств и установленных процентов. В то же время п. 2 ст. 821 ГК РФ предоставляет заемщику право отказаться от получения кредита полностью или частично, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями кредитного договора. В этом случае заемщик обязан уведомить кредитора об отказе получения кредита до наступления срока его предоставления. В кредитном договоре может быть указан минимальный срок до наступления момента предоставления кредитных сумм, по истечении которого отказ заемщика от получения кредита не имеет юридической силы. Кредитный договор может предусматривать запрещение отказа заемщика от кредита либо обязанность заемщика возместить кредитору убытки, вызванные односторонним расторжением кредитного договора.

Разновидностью кредитного договора является договор об открытии кредитной линии. Договор об открытии кредитной линии устанавливает выдачу кредита несколькими частями в пределах обусловленного срока и общей суммы кредита при соблюдении, как правило, установленного лимита задолженности *(106).

Представляется более правильным рассматривать договор об открытии кредитной линии в качестве предварительного соглашения, а выдачу каждой части кредита обусловливать отдельным кредитным договором *(107). На практике вся сумма кредита часто выдается на основании одного договора.

Одним из условий кредитного договора, как правило, являются обязательства заемщика по обеспечению возврата кредитных средств. В случае нарушения этого условия кредитор, так же как и займодатель (ст. 813 ГК РФ), вправе, если иное не установлено кредитным договором, потребовать досрочного возвращения заемных средств и предусмотренных процентов.

В случае нарушения заемщиком обязанности по возврату кредитных средств в установленный договором срок он обязан заплатить кредитору сверх суммы кредита и процентов за пользование заемными средствами проценты, начисляемые за нарушение срока возврата заемных сумм, в размере, установленном условиями кредитного договора. При отсутствии в договоре этих условий заемщик обязан уплатить со дня, когда заемные средства должны были быть возвращены, до дня их возврата проценты в размере ставки рефинансирования, установленной Банком России.

В случае признания судом кредитного договора недействительным заемщик вправе истребовать от кредитора суммы процентов, превышающие размер учетной ставки.

Например, банк предоставил заемщику сумму кредитов под 20% годовых, а процент рефинансирования составляет 13%. При признании договора недействительным суммы, выплаченные в качестве процентов за пользование чужими денежными средствами и превышающие суммы процентов в размере ставки рефинансирования, подлежат возврату заемщику *(108).

 

§ 2. Договор финансирования под уступку денежного требования

 

Значение финансирования под уступку денежного требования. Современные товарные отношения не могут существовать без кредитов, т.е. таких отношений, при которых передача ценностей из одного хозяйства в другое отстает во времени от получения эквивалента. Такие отношения преимущественно связаны с отсрочкой или рассрочкой оплаты должником предоставленного ему исполнения (передачи товаров, выполнения работ, оказания услуг). Возникает денежное обязательство, в силу которого кредитор приобретает соответствующее требование об уплате денежных средств по истечении установленного срока. При неисполнении должником денежного требования кредитор имеет возможность удовлетворить свой интерес посредством обращения взыскания на все имущество должника (так называемый генеральный залог). Право кредитора приобретает самостоятельную ценность: оно может быть передано другому лицу либо быть самостоятельным объектом различных сделок. В настоящее время все более распространенный характер приобретают отношения, направленные на включение в оборот прав требования уплаты денег (дебиторской задолженности) непосредственно, без закрепления их в ценной бумаге.

Одной из наиболее распространенных в коммерческой практике форм использования имущественных активов в виде не закрепленных в ценной бумаге прав требования являются сделки финансирования под уступку денежного требования. Смысл данной сделки состоит в том, что одна сторона получает от финансового агента денежные средства, передавая последнему свои денежные права требования в отношении третьих лиц.

Экономический интерес уступающей требования стороны, как правило, состоит в незамедлительном получении денег, снижении расходов на обслуживание дебиторской задолженности и частичном или полном освобождения от риска неплатежеспособности должника. Кроме того, те поставщики товаров, чьим основным активом являются платежные требования, вытекающие из поставки товаров, имеют возможность использовать это имущество для целей обеспечения, что позволяет значительно удешевить кредит.

Поставщики имеют возможность получить дополнительную прибыль, увеличивая объемы продаж за счет получаемых от фактора оборотных средств; экономить на затратах по получению и оформлению банковского кредита и т.д.

История возникновения факторинга. Отдельные элементы факторских операций появились еще в ХIII-ХVI вв. Факторами первоначально назывались комиссионные (торговые) агенты, в функции которых входила не только реализация товаров, производимых принципалом, но и предоставление ему денежных авансов и кредитование его производства. Комиссионер продавал товары и выставлял счета от своего имени, не указывая имени принципала. Если он продавал в кредит, то принимал и риск, связанный с получением оплаты, предоставляя принципалу за дополнительное вознаграждение гарантию получения платежа (делькредере). На более позднем историческом этапе некоторые комиссионные агенты отказались от коммерческих функций и сосредоточились на финансовых сторонах обслуживания клиентов. Постепенно факторы перешли к прямой покупке у поставщика его платежных требований (выставленных покупателям счетов-фактур) *(109).

Широкое развитие факторинга в начале ХХ в. было вызвано усилением инфляционных процессов, что требовало ускорения реализации продукции и перевода капитала из товарной в денежную форму. Именно эти причины привели к вытеснению факторингом коммерческого кредита в вексельной форме. Наибольшее распространение подобные операции получили в США в 1940-50-х гг.; осуществлялись они в основном крупными банками ("Бэнк оф Америка", "Ферст нэшнл бэнк оф Бостон"). Однако официально эти операции были признаны в США в 1963 г., когда правительственный орган по контролю за денежным обращением признал факторинговые операции законным видом банковской деятельности. В Европе подобные операции стали проводиться в 1960-х гг. и получили наибольшее распространение в конце 1980-х гг. В основном деятельность финансовых посредников осуществляется банками либо специализированными финансовыми организациями.

Факторинговые операции приобрели исключительно широкое распространение и в международной коммерческой практике. Учитывая потребность в разработке правовых норм, регулирующих сделки уступки права требования в рамках международных операций по финансированию под уступку денежного требования, различными международными институтами проводится большая работа по их унификации. Так, в мае 1988 г. в Оттаве принята Конвенция о международном факторинге (Оттавская конвенция 1988 г.), подготовленная Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА). В декабре 2001 г. в Нью-Йорке принята Конвенция ООН об уступке дебиторской задолженности в международной торговле (Нью-Йоркская конвенция 2001 г.).

Попытка внедрения факторингового обслуживания в России была предпринята еще в 1988 г. Эксперимент проводился в специально созданных факторинговых отделах Промстройбанка СССР. В результате было издано письмо Госбанка СССР от 12 декабря 1989 г. N 252 "О порядке осуществления операций по уступке поставщиками банку права получения платежа по платежным требованиям за поставленные товары, выполненные работы и оказанные услуги". Данное письмо охватывало лишь случаи переуступки просроченных требований - уступка производилась только после получения поставщиком от банка-плательщика извещения о помещении платежных требований в картотеку N 2 (расчетные документы, не оплаченные в срок).

На уровне закона отношения по договору финансирования под уступку денежного требования впервые были урегулированы частью второй ГК РФ, введенной в действие с 1 марта 1996 г. Указанному договору посвящены положения гл. 43 ГК РФ.

Природа договора факторинга. Статья 824 ГК РФ определяет договор финансирования под уступку денежного требования как договор, в силу которого одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.

Отношения, охватываемые определением, данным в ст. 824 ГК РФ, могут быть различными. Определение природы возникающих между сторонами отношений возможно только с учетом анализа конкретного договора, заключенного между сторонами.

Договор финансирования под уступку денежного требования может быть сформулирован и как реальный, и как консенсуальный. Природа договора о финансировании будет определяться с учетом избранного сторонами договорного типа.

Наиболее распространенная конструкция договора финансирования предполагает передачу требования финансовому агенту на "полном праве". При этом финансовый агент не имеет права требовать возврата предоставленного финансирования, а получает средства от "уступленного" должника.

Характеристика рассматриваемых отношений как отношений заемных или кредитных ошибочна. При займе или кредите на заемщике лежит обязанность возвратить полученные денежные средства. Финансирование по первому типу (п. 1 ст. 831 ГК РФ) не предусматривает обязанности клиента вернуть полученное. Он обязан уступить (передать) право требования к должнику. При исполнении клиентом этой обязанности финансовый агент не вправе требовать возврата средств. Договор финансирования под уступку денежного требования содержит элемент кредитования клиента, однако не может быть сведен к разновидности договора займа или кредитного договора.

Определение юридической природы отношений между финансовым агентом и клиентом по передаче права требования как договора купли-продажи наиболее адекватно рассматриваемым отношениям. Право требования в данном случае выполняет роль имущественного эквивалента, передаваемого финансовому агенту в обмен на денежные средства. Однако договор о финансировании не исчерпывается этими отношениями, хотя они и составляют его ядро. При факторинговом обслуживании помимо сделок по покупке прав требований финансовый агент оказывает ряд дополнительных услуг клиенту.

В качестве черт, отличающих договор финансирования от договора кредитования, указывают на следующие:

- кредит выдается на фиксированный срок, а факторинговое финансирование выплачивается на срок фактической отсрочки платежа;

- кредит выплачивается в обусловленный кредитным договором день, а факторинговое финансирование выплачивается в день поставки товара;

- кредит выдается на заранее обусловленную сумму, размер факторингового финансирования не ограничен и может безгранично увеличиваться по мере роста объема продаж клиента;

- кредит погашается в заранее обусловленный день, факторинговое финансирование погашается в день фактической оплаты дебитором поставленного товара;

- при кредитовании банк не оказывает заемщику никаких услуг, при факторинговом финансировании финансовый агент управляет дебиторской задолженностью.

Приведенные отличия не являются существенными. Кредитный договор может включать условия, свойственные для договоров финансирования в описываемом выше варианте, и сочетаться с предоставлением дополнительных услуг. Существенным моментом, характеризующим договор финансирования данного вида, является отсутствие обязанности у клиента возвращать полученные от финансового агента денежные средства.

Природа отношений по финансированию под уступку денежного требования для целей обеспечения является иной.

Конструкция договора, характерные черты которого описаны в абз. 2 п. 1 ст. 824 и п. 1 ст. 831 ГК РФ, предусматривает, что денежные средства переданы клиенту финансовым агентом на условиях их возврата, а права требования уступаются для целей обеспечения исполнения клиентом обязательства по возврату этих сумм. Эта конструкция свидетельствует о наличии у клиента обязанности вернуть полученные денежные средства финансовому агенту.

Оформление отношений, связанных с передачей (уступкой) права требования клиентом для целей обеспечения возврата денежных сумм может производиться различным образом. Соглашение об уступке может содержать условие, при наличии которого право в отношении должника будет считаться перешедшим финансовому агенту (при неисполнении клиентом обязанности возвратить сумму займа в определенный срок). В данном случае уступка вступает в силу при наступлении определенного в соглашении обстоятельства.

Возможен и вариант, когда право требования уступается финансовому агенту, под условием исполнения клиентом обязательства по возврату сумм предоставленного финансирования права требования считаются перешедшими (возвращенными) клиенту.

Обеспечительный характер в данном случае имеет условие в договоре финансирования о праве финансового агента воспользоваться ценностью переданного ему (или подлежащего передаче) права требования для погашения обязательства заемщика (клиента).

Соглашение об обеспечительной уступке носит акцессорный (дополнительный) характер к основному обязательству клиента по возврату сумм финансирования (займа или кредита).

Как и в первом случае, содержание договора финансирования не исчерпывается условием об обеспечительном характере уступки. В договоре определяются сроки и порядок предоставления средств финансовым агентом, сроки и порядок их возврата клиентом. В договоре могут предусматриваться дополнительные услуги, оказываемые финансовым агентом, порядок их оплаты, гарантии и обязательства клиента относительно передаваемого права, условия о расторжении и прекращении договора и т.д.

Соотношение норм о сделках уступки права требования (гл. 24 ГК РФ) и о договоре факторинга (гл. 43 ГК РФ). Сделка уступки права (требования) имеет своим результатом замену кредитора в обязательстве и представляет собой действие первоначального кредитора по отказу от своего субъективного права в отношении должника в пользу нового кредитора. Нормы гл. 24 ГК РФ регулируют отношения, возникающие как между прежним и новым кредитором, так и между этими лицами и должником при использовании обязательственного права требования в качестве передаваемого объекта.

При отсутствии в ГК РФ специальных норм (гл. 43) при передаче права финансовому агенту в рамках финансирования под уступку применялись бы общие нормы ГК РФ о форме сделки уступки, недопустимости и ограничениях уступки, последствиях уступки, возражениях должника и т.д. Именно такой подход, основывающийся на возможности применения общих норм о цессии к уступке в рамках факторинга, существует в большинстве стран системы как общего, так и континентального права.

Несмотря на отсутствие в положениях гл. 43 ГК РФ прямых отсылок к нормам гл. 24 ГК РФ, характер обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования (клиент уступает или обязуется уступить фактору права требования об уплате денежной суммы) свидетельствует о совершении в рамках данного договорного отношения сделок по передаче обязательственных прав.

Общие положения о перемене лиц в обязательстве на основании сделок уступки права (требования) установлены в гл. 24 ГК РФ и в силу их общего характера должны применяться и к отношениям по уступке права, реализуемым в рамках договора факторинга.

Вместе с тем само возникновение специальных норм о финансировании под уступку требования вызвано тем, что традиционные нормы об уступке не в полной мере обеспечивали интересы финансового агента должника, а в ряде случаев - и клиента при использовании прав требования как объекта коммерческих сделок. Поэтому в рамках договора факторинга ряд отношений урегулирован иным образом (например, последствия включения в договор между должником и клиентом условия о недопустимости уступки, возможность дальнейших переуступок и т.д.). Эти нормы имеют специальный характер. При уступке прав на основании договора факторинга к отношениям сторон общие нормы ГК РФ об уступке подлежат применению в том случае, если отсутствуют специальные нормы.

Виды сделок по финансированию под уступку денежного требования. В коммерческой практике термин "финансирование дебиторской задолженности (под уступку денежного требования)" используется для обозначения самых различных сделок, в том числе факторинга, форфейтинга, проектного финансирования, сделок секьюритизации и т.д., но не ограничивается ими *(110).

Под факторингом, как правило, понимается продажа недокументированной, т.е. не закрепленной в ценной бумаге, дебиторской задолженности для целей финансирования и других целей. Выделяют следующие виды факторинга: открытый и закрытый (конфиденциальный), с правом регресса или без права регресса, внутренний и внешний.

При внутреннем факторинге поставщик, покупатель и финансовый агент осуществляют предпринимательскую деятельность на территории одного государства. Международным является факторинг, если хотя бы одна из сторон осуществляет свою деятельность на территории иного государства.

При открытом факторинге предполагается, что должник извещается об уступке требования. Уведомление обычно производится посредством оформления специальной надписи на счете-фактуре, указывающей, что задолженность по данному счету полностью переуступлена финансовому агенту, который является единственным законным получателем платежа, с указанием платежных реквизитов агента. Кроме того, поставщик обычно посылает должнику письмо, в котором уведомляет его о переуступке всех задолженностей финансовому агенту.

При закрытом (конфиденциальном) факторинге должник об уступке требования не уведомляется, пока покупатель не нарушит условия договора, необоснованно отказавшись платить. Все платежи направляются поставщику. Только в том случае, если покупатель не заплатит после наступления срока платежа, финансовый агент информирует его о факте переуступки. В международной практике такое уведомление производится обычно через 60 дней после наступления срока платежа. Начиная с этой даты покупатель обязан платить уже финансовому агенту. В случае неплатежа и принятии на себя финансовым агентом рисков неплатежа последний обязан заплатить поставщику, даже если должник не произведет оплату.

При закрытом факторинге финансовый агент осуществляет финансирование и (или) защиту от риска неплатежа, но не оказывает услуг по управлению дебиторской задолженностью.

Говоря о факторинге с регрессом или без регресса, имеют в виду распределение между клиентом и финансовый агентом рисков неплатежа со стороны должника. При факторинге с правом регресса поставщик (клиент) несет риск в отношении дебиторских задолженностей, переданных агенту. В случае неплатежа со стороны покупателя, произошедшего по любой причине, включая финансовую несостоятельность, финансовый агент потребует возврата платежа от клиента (поставщика). В международной практике большинство факторинговых сделок предусматривают право регресса к клиенту в случае, если дебиторская задолженность признана недействительной, а также в случае возникновения между поставщиком и покупателем споров по количеству поставленных товаров, качеству, срокам поставки и т.д.

При сделках без права регресса финансовый агент берет на себя риск неплатежа со стороны покупателя (должника) и выплачивает суммы клиенту независимо от финансовой способности или неспособности произвести платеж. Как правило, в таких сделках финансовый агент имеет право "отбирать" предлагаемые клиентом к финансированию права требования.

Варианты решения вопроса о распределении рисков и последствиях неисполнения обязательств должником в сделках факторинга могут существенно отличаться в зависимости от целого ряда обстоятельств.

Выделяют также факторинг с полным сервисом и агентский факторинг. Факторинг с полным сервисом имеет место при оформлении договора рамочного типа, в соответствии с которым поставщик (клиент) обязуется продавать свои права требования к покупателям финансовому агенту по мере их возникновения. С помощью специальной надписи на счете поставщик информирует покупателя об уступке задолженности финансовому агенту, которому и должен производиться платеж. Агент обязуется заплатить поставщику за переданные права требования к согласованной дате. В зависимости от условия договора агент или принимает, или не принимает на себя риски неплатежа, т.е. факторинг с полным сервисом может предусматривать или не предусматривать право регресса.

При факторинге с полным сервисом финансовый агент помимо финансирования осуществляет административное управление дебиторской задолженностью клиента (поставщика). Фактор выполняет эти функции за отдельную плату. Управление задолженностью позволяет фактору лучше контролировать ситуацию с исполнением переданных ему прав требования.

При агентском факторинге финансовый агент не осуществляет административного управления дебиторской задолженностью. На счете-фактуре покупателю показывают на участие агента, но вместо указания о платеже фактору покупателя просят заплатить поставщику в пользу фактора. Поставщик в этом случае выступает как агент фактора при получении платежей.

Приобретая права требования к покупателям, факторы должны произвести оплату за них поставщику. Момент, когда производится выплата, может определяться различно.

В одном случае фактор может выплачивать поставщику платеж сразу после поставки товара и получения документов, подтверждающих факт отгрузки.

Многие факторинговые компании при факторинге без регресса предлагают условия, при которых поставщику гарантируется платеж спустя определенное количество дней после передачи прав требований (после покупки дебиторской задолженности). Такое соглашение обычно называют соглашением с фиксированным периодом платежа.

При таком варианте факторинга финансовый агент проверяет бухгалтерский учет клиента и определяет среднее число дней, необходимое покупателям для погашения задолженности. Фактор обязуется оплатить поставщику (клиенту) сумму приобретенных дебиторских задолженностей (за вычетом комиссионных) через фиксированный промежуток времени независимо от того, заплатили ли покупатели фактору или нет, при условии, что фактор согласился принять эти права требования и они не подлежат оспариванию покупателями. Поскольку срок платежа определяется с учетом среднего периода оплаты, то фактически покупатели могут заплатить ранее или позднее срока, когда он производит платеж клиенту. Для клиента (поставщика) такой способ оплаты выгоден, так как позволяет точно знать, когда поступит платеж от фактора.

В тех областях, где определить средний срок оплаты невозможно или затруднительно, факторы предлагают сделку на условиях, предусматривающих оплату поставщику по мере получения платежа от покупателей.

Форфейтинг определяется как продажа документарной дебиторской задолженности, т.е. дебиторской задолженности, включенной в такие обращающиеся документы, как переводные векселя, простые векселя, аккредитивы и банковские гарантии. Термин "форфейтинг" может также обозначать и продажу недокументарной дебиторской задолженности, подкрепленной банковской гарантией или аккредитивом. Указанные сделки по своей природе сходны с факторингом, но в том случае, когда речь идет о передаче документарной задолженности, отношения, как правило, регламентируются специальными правилами (в частности, нормами вексельного права).

Рефинансирование, или "вторичное финансирование", представляет собой сделку между первым и последующим цессионарием (обычно банками) для целей последующих переуступок.

Понятием "секьюритизация" охватывается широкий круг сделок, при которых нерыночные активы (например, задолженность по займам на строительство жилья) переводятся в рыночные (например, в ценные бумаги). Подобные сделки совершаются между финансовыми учреждениями с целью улучшения состояния счетов, накопления капитала за счет извлечения более высокого дохода из ценных бумаг и снижения финансовых затрат по обслуживанию задолженности.

В основе секьюритизации лежит ряд последовательно осуществляемых операций, включающих в себя уступку требований. Сначала финансовая компания или компании передают другой финансовой компании консолидированную дебиторскую задолженность нерыночного характера в обмен на основные средства или наличные средства. В последующем финансовая компания, получившая активы в виде дебиторской задолженности, передает их в инвестиционный фонд в обмен на наличные средства и ценные бумаги.

Под проектным финансированием (или финансированием проектов) понимается серия сделок, при которых средства предоставляются подрядчику проекта на условиях займа, а возврат заемных средств финансирующей стороне осуществляется за счет будущих доходов по реализуемому проекту. При этом подрядчик (или организатор проекта) уступает финансирующим строительство кредиторам права требования к будущим покупателям продукции.

Типичная договорная структура проектного финансирования предполагает наличие соглашения о купле-продаже между подрядчиком (или оператором, организатором проекта) и будущими покупателями продукции, которая будет создана в результате осуществления проекта и соглашения об уступке поступлений от такой продажи кредиторам, которые финансируют строительство. Характерной чертой такой уступки является то, что она представляет собой оптовую уступку будущей дебиторской задолженности, которая обычно оформляется как предоставление обеспечения и основывается на предполагаемой способности возвратить заемные средства за счет доходов, полученных при осуществлении проекта.

Существует несколько разновидностей проектного финансирования. В первом случае кредитующий банк принимает на себя все риски, связанные с реализацией инвестиционного проекта (финансирование без права регресса). Единственным вознаграждением банка в этом случае являются доходы, получаемые при реализации инвестиционного проекта. Банк при этом рассчитывает не только на получение повышенных процентов за кредит, но на долю совокупного предпринимательского дохода. Во втором случае риски распределяются таким образом, что банк в некоторых случаях имеет право регресса к заемщику. Третью разновидность проектного финансирования представляют отношения, при которых возможен регресс в отношении заемщика по всем рискам, за исключением политических и форс-мажорных.

Таким образом, в международной торговой практике факторинг рассматривается как одна из разновидностей операций по финансированию под уступку денежного требования. Факторинг охватывает широкий круг операций, связанных с уступкой дебиторской задолженности, не оформленной оборотными документами, для целей финансирования или некоторых иных целей. Единые критерии для выделения этих операций из круга иных сделок, связанных с использованием в коммерческой деятельности дебиторской задолженности для целей купли-продажи или обеспечения, пока не выработаны.

В российской юридической литературе понятия "факторинг" и "финансирование под уступку денежного требования" часто используются как равнозначные.

Стороны договора финансирования под уступку денежного требования. Сторонами договора являются финансовый агент (фактор) и клиент.

В соответствии со ст. 825 ГК РФ в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки, иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида.

В ряде европейских стран факторинг относится к числу банковских операций. Так, во Франции, по Закону от 24 января 1984 г., этой деятельностью занимаются кредитные учреждения (банки, финансовые общества), так как она относится к банковским операциям. Факторы подчинены нормам, выработанным Комитетом по банковской регламентации *(111). Банковская лицензия для осуществления факторинга необходима и в Германии *(112). Однако требование о лицензировании не является общим для всех стран, где практикуется использование факторинга.

Российское законодательство не относит собственно факторинговую деятельность (оказание услуг финансовым агентом) к деятельности, требующей банковской лицензии, выделяя ее как самостоятельную.

Право банков и небанковских кредитных организаций осуществлять деятельность по факторинговому обслуживанию и выступать в качестве финансовых агентов прямо вытекает из положений ст. 825 ГК РФ. Указанные юридические лица вправе осуществлять такую деятельность без специального разрешения.

В отношении других коммерческих организаций следует исходить из того, что Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" *(113) не включил деятельность по оказанию услуг финансовыми агентами в перечень лицензируемых видов деятельности. Виды деятельности, не указанные в данном законе, не подлежат лицензированию.

Форма договора. При определении подхода к форме сделок, совершаемых при финансировании под уступку денежного требования, необходимо выделять сам договор о финансировании под уступку (основной договор, договор уступки) и сделку (сделки) под уступки, совершаемые в рамках этого договора. Основной договор создает основание или является основанием для совершения конкретных сделок по уступке прав. В этом договоре определяются положения, регламентирующие порядок и условия исполнения взаимных обязательств финансовым агентом и клиентом, в том числе порядок и условия передачи прав требования (сроки, условия передачи и т.п.). Одновременно в этом договоре определяются условия финансирования - сроки и порядок передачи денежных средств, условия их возврата или погашения задолженности иными способами и т.д.

Положения гл. 43 ГК РФ не содержат специальных требований к форме договора финансирования под уступку денежного требования. Поскольку одной из сторон договора - финансовым агентом - всегда является организация, в силу пп. 1 п. 1 ст. 161 ГК РФ данный договор может быть совершен в простой письменной форме.

Оформление сделок уступки в рамках договора факторинга должно производиться в соответствии с требованиями ст. 389 ГК РФ, возможность применения которой к отношениям сторон при факторинге диктуется соотношением норм гл. 24 и 43 ГК РФ. Указанная статья предусматривает, что уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме; уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом. То есть форма уступки подчиняется тем же правилам, что и обязательство между первоначальным кредитором и должником, из которого возникло уступаемое право требования (первоначальный договор).

Оформление уступки в рамках договора факторинга может осуществляться различным образом. В частности, в тексте основного договора может быть одновременно указано на состоявшуюся передачу существующего права (уступку) клиентом финансовому агенту. Передача существующего права во исполнение основного договора может быть произведена отдельным актом (документом, свидетельствующим о совершении сделки), составленным либо одновременно с текстом основного договора, либо после его заключения.

Определенные особенности оформления уступки при факторинге установлены п. 2 ст. 826 ГК РФ: при уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется.

Соглашение (акт) о состоявшейся передаче существующих или будущих прав финансовому агенту независимо от того, включено ли оно в текст основного договора о финансировании либо в отдельный документ, должно быть оформлено с соблюдением требований ст. 389 ГК РФ. Последствия несоблюдения этого требования будут различными в зависимости от того, какое значение имеет несоблюдение формы в отношениях по сделке, из которой возникло уступаемое право.

Особенности сделок в рамках договора факторинга. В соответствии с общими положениями об уступке права требования, содержащимися в гл. 24 ГК РФ, сделки уступки права требования, совершенные в нарушение соглашений между первоначальным кредитором и должником о запрете или ограничении уступки, недействительны.

В рамках отношений по финансированию дебиторской задолженности наличие договорных условий о недопустимости уступки либо об ограничениях уступки приводит к неопределенной ситуации в отношении действительности уступки, что влечет удорожание кредита и является препятствием для его получения. Это связано в первую очередь с тем, что финансовые агенты (цессионарии) поставлены перед необходимостью проверки огромного объема информации в отношении всех цедентов на предмет выявления договорных ограничений, которые реально имеются лишь в небольшом числе соглашений.

Одним из вариантов решения проблемы является признание действительности уступки, совершенной в обход соглашения о ее запрещении. Такой подход был закреплен в Оттавской конвенции о международном факторинге, устанавливающей, что уступка обязательственного требования поставщиком финансовому агенту может быть осуществлена, несмотря на соглашение между поставщиком и дебитором (должником), запрещающим такую уступку.

В российском праве последствия уступки права требования с нарушением договорных ограничений в рамках договора финансирования урегулированы с учетом подходов, содержащихся в Оттавской конвенции о международном факторинге. Статья 828 ГК РФ устанавливает, что уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и должником существует соглашение о ее запрете или ограничении. Условие об отказе от уступки требования имеет значение только для кредитора и должника, но по отношению к фактору это условие не действует.

В рамках договора финансирования, таким образом, устанавливается "льготный" для финансового агента режим уступки прав требования, признавая возможность уступки ему прав в обход договорных ограничений.

Поскольку ст. 828 ГК РФ не содержит никаких оговорок относительно действительности таких уступок, следует признать, что они действительны как в отношениях между финансовым агентом и клиентом, так и между финансовым агентом и должником, т.е. должник не вправе отказаться исполнять обязательство финансовому агенту, ссылаясь на наличие договорного запрета, уступки. Но для признания отказа должника в этих случаях неправомерным необходимо, чтобы должник получил не просто уведомление об уступке, но и доказательства уступки именно на основании договора о финансировании. При отсутствии у должника такой информации должник вправе не осуществлять платеж финансовому агенту и не обязан выполнять инструкции последнего об осуществлении платежа. Но это не освобождает должника от выполнения обязательства на основании первоначального соглашения в соответствии с указаниями клиента (первоначального кредитора).

Учитывая сложности реализации прав финансового агента при уступке прав в обход договорных ограничений, в этих случаях целесообразно либо не изменять порядок осуществления платежей, предусмотренный первоначальным договором, устанавливая обязанность клиента перечислить средства финансовому агенту в определенном договором порядке, либо возлагать на клиента обязанность изменять направления перечисления средств в соответствии с договором финансирования. Во втором случае должник будет перечислять средства на указанный клиентом счет, данные которого указывает клиенту финансовый агент.

В соглашениях между должником и клиентом может быть установлено право должника расторгнуть договор, на основании которого возникло уступленное право, при нарушении клиентом условий о запрете или ограничении уступки. При отсутствии оговорок, исключающих право должника на расторжение в указанных случаях договора, нормы ст. 828 ГК РФ, устанавливающие, что уступка в обход договорных ограничений "не освобождает клиента от обязательств перед должником", не могут рассматриваться как ограничивающие право должника на расторжение договора.

Последствия внесения изменений в первоначальный договор между должником и клиентом для финансового агента. Отношения по финансированию носят длящийся характер, могут длиться несколько лет и охватывать все или большинство прав требований клиента к его должникам. В этот срок экономические условия могут измениться настолько, что сделают затруднительным или нецелесообразным исполнение заключенных договоров на прежних условиях. Договор между должником и первоначальным кредитором (цедентом) в ходе реализации может потребовать изменения его условий.

Например, при строительстве объекта может возникнуть необходимость в оборудовании или материалах, отличных от тех, которые были согласованы; в договоре поставки в зависимости от состояния рынка может потребоваться изменение ассортимента товаров либо корректировка их стоимости и т.д. Насколько эти изменения связывают финансового агента?

Последствия таких изменений для должника и первоначального кредитора рассматриваются с точки зрения связывающего их договора.

В свою очередь, договор между первоначальным кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием), на основании которого производится уступка (в частности, договор о финансировании), может содержать условия, определяющие порядок и последствия внесения изменений в первоначальный договор. В частности, договор о финансировании может содержать запрет внесения всех или определенных изменений в первоначальный договор без согласия финансового агента и устанавливать правовые последствия нарушения такого запрета.

В указанных выше случаях отношения строятся между сторонами договора и регулируются применимыми к этим отношениям нормами права. Однако в отношениях по уступке изменение договора между клиентом и должником может затрагивать права финансового агента. Правовое влияние изменения первоначального договора на лиц, в нем не участвовавших (в частности, финансового агента), фактически регулируется в незначительном числе стран.

В российском праве отсутствуют положения, регулирующие возникающие проблемы при изменении первоначального договора. В связи с этим последствия таких действий должны быть определены договором о финансировании. При этом следует исходить из того, что финансовый агент должен принять и согласиться с изменениями первоначального договора, если эти изменения направлены на приведение договоров в соответствие с разумными коммерческими стандартами.

Виды уступок. Оптовые уступки в рамках договора финансирования. Традиционный взгляд на сделки уступки требует, чтобы предмет договора уступки требования (активной цессии) был индивидуально определен. В процессе осуществления коммерческой деятельности, в особенности связанной с различными видами и формами финансирования, в сфере международной торговли широко используются сделки, в рамках которых финансовым агентам дебиторская задолженность передается "оптом", т.е. не по отдельному требованию, а по группе требований, нередко без их индивидуализации.

К примеру, в рамках сделок по проектному финансированию финансирующей стороне могут быть уступлены все права на дебиторскую задолженность, которая возникнет из договоров на поставку товаров предприятием, строительство которого финансируется, в течение определенного периода. По договорам факторинга задолженность за товары, работы или услуги также уступается, как правило, на основе общего соглашения, нередко даже не определяющего конкретные договоры, из которых возникла или возникнет денежная задолженность. Сделки секьюритизации чаще всего охватывают передачу большого количества незначительных по объему денежных требований (например, задолженности потребителей по кредитным карточкам). Использование так называемых оптовых уступок тесно связано с возможностью передачи будущих денежных требований.

Для обеспечения интересов должника при оптовых уступках задолженность должна быть идентифицирована (или поддаваться идентификации на момент ее возникновения). Считается достаточным указание об уступленной задолженности любым способом, который позволяет увязать уступку с задолженностью. Указание на личность должника или сумму задолженности не является обязательным, если задолженность может быть установлена без этих данных.

Частичная уступка. Некоторые сделки финансирования (секьюритизация, синдицирование займов, участие в предоставлении кредитов) тесно связаны с уступкой частей или неразделенных интересов в дебиторской задолженности. В большинстве правовых систем частичные уступки признаются действительными, если речь идет о правах по денежным обязательствам. Деление денежного обязательства не затрагивает его существа. Должник по таким обязательствам, как правило, в состоянии без затруднений произвести частичный платеж.

Уступка будущих прав в рамках договора финансирования. В процессе осуществления коммерческой деятельности, в особенности связанной с различными видами и формами финансирования, в сфере международной торговли широко используются сделки, в рамках которых финансовым агентам дебиторская задолженность передается "оптом", т.е. не по отдельному требованию, а по группе требований, нередко без их индивидуализации.

Использование так называемых оптовых уступок очень тесно связано с возможностью передачи будущих денежных требований.

При этом в категорию будущей дебиторской задолженности включаются и определенные денежные требования, которые неизбежно возникнут в будущем, и требования, которые могут возникнуть благодаря определенному событию в будущем, которое может иметь место, а может и не иметь ("условная" дебиторская задолженность), и требования предположительного, "гипотетического", характера. Последние имеют место, к примеру, в случае уступки дебиторской задолженности, которая может возникнуть, если коммерсант получит возможность открыть свое дело и привлечь клиентов. Речь в подобных случаях идет о задолженности, реальная возможность возникновения которой весьма туманна, поскольку на момент уступки цедент еще не осуществляет деятельности, в связи с которой может возникнуть дебиторская задолженность.

"Условная" и "гипотетическая" задолженности в международной торговой практике часто передаются в оптовом порядке. С учетом фактора неопределенности (неизвестно, возникнут ли такие требования вообще) сумма предоставляемого кредита, как правило, существенно ниже номинальной стоимости уступаемых требований.

Действующее гражданское законодательство России не исключает возможности включения в оборот прав из обязательств, которые возникнут в будущем. Так, п. 6 ст. 340 ГК РФ допускает возможность заключения договора о залоге имущественных прав, которые залогодатель приобретет в будущем (п. 6 ст. 340 ГК РФ).

Договор об уступке. При рассмотрении отношений, возникающих по поводу передачи прав требования из обязательства, необходимо разграничивать саму уступку как действие, приводящее к перемене лица в обязательстве, передаче права новому кредитору, и соглашение об уступке.

Договор (соглашение) об уступке в классическом варианте является одновременно и действием по передаче права требования, т.е. порождает абсолютно правовые последствия для сторон договора в момент его заключения. Вместе с тем не исключается возможность заключения договора, в рамках которого момент уступки (понимаемый как момент передачи или перехода права) может быть отнесен во времени на будущее по сравнению с моментом совершения соглашения о передаче права.

При таком варианте предметом договора об уступке (в том числе и договора финансирования) может быть требование из обязательства, которое не существует на момент заключения этого договора, но возникнет в будущем. Когда такое право требования возникнет, оно перейдет цессионарию. Таким образом, предметом собственно уступки будет уже возникшее право, и никаких противоречий с традиционным пониманием сделок цессии не возникает.

Оформление уступки прав по обязательствам, которые возникнут в будущем. Соглашения о передаче прав по обязательствам, которые возникнут в будущем, также не противоречат закону. Отсутствие в гражданском законодательстве общего дозволения для совершения таких сделок не может рассматриваться как препятствие для их совершения.

Переход будущего права связан с моментом его возникновения, поскольку на момент совершения соглашения об уступке право требования у кредитора отсутствует и, следовательно, оно не может перейти другому лицу.

Пункт 2 ст. 826 ГК РФ предусматривает, что при уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события.

Указание на "переход" будущего требования к финансовому агенту после возникновения права требования может свидетельствовать о признании факта возникновения этого права первоначально в имуществе цедента, с мгновенным переводом его цессионарию.

В период до возникновения права требования финансовый агент должен рассматриваться как лицо, обладающее обязательственными правами в отношении цедента (клиента). Абсолютно правовой эффект сделки уступки проявляется только в момент возникновения права. До этого момента сделка об уступке "будущего" права связывает только ее стороны и, соответственно, не порождает правовых последствий ни для должника, ни для кредиторов цедента (клиента).

Заключение договора, создающего обязательство передать право в том случае, когда это право возникнет, требует оформления дополнительно еще и сделок уступки возникшего права требования. Собственно, приведенный выше подход, допускающий уступку прав по обязательствам, которые возникнут в будущем, просто исключает необходимость дополнительного оформления самой передачи права требования. Достаточным признается факт оформления соглашения, где это будущее право индивидуализировано.

В международной коммерческой практике проблема оформления уступки будущей задолженности разрешается посредством устранения излишних формальностей. Для целей ускорения процесса кредитования и сокращения для кредитора расходов по сделке, которые будут переведены на цедента, должны быть созданы правовые рамки, которые позволят сократить объем документации, необходимой для оформления займа на основе пула дебиторской задолженности... Если цеденту придется оформлять новые документы каждый раз, когда возникает новая дебиторская задолженность, возрастают расходы на управление программой кредитования и время, необходимое для получения должным образом оформленных документов и для рассмотрения этих документов. Процесс кредитования замедляется в ущерб интересам цедента.

В связи с этим Оттавская конвенция предусматривает, что в отношениях сторон по факторинговому контракту положения этого контракта, согласно которому будущие денежные требования предназначены для уступки финансовому агенту по мере их поступления, не требуют заключения какого-либо нового акта об уступке требования. Аналогичное положение было включено и в Конвенцию об уступке.

Это положение было воспринято российским законодательством. Пункт 2 ст. 826 ГК РФ предусматривает, что при уступке будущего денежного требования дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется. Данное положение не исключает возможности заключения договора, который бы требовал при возникновении каждого охваченного договором требования дополнительно оформлять документ о его уступке.

Определение (идентификация) будущих прав. Денежное требование, являющееся предметом уступки в рамках договора финансирования, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование - не позднее чем в момент его возникновения.

Законодательство (ст. 826 ГК РФ) не содержит каких-либо формальных требований в отношении сведений, позволяющих определить уступленное требование. Должны приниматься во внимание любые сведения, позволяющие определить, какая задолженность уступается. Если уступаемые требования определены таким образом, который позволяет разумно их идентифицировать (например, "все требования, возникшие из договоров поставки такого-то вида товаров"), то наличие указаний о конкретных суммах долга, номерах договоров излишне.

В отношении будущего требования определенность должна существовать не в момент заключения договора об уступке, а в момент возникновения уступаемого требования. Следовательно, в таком договоре должны содержаться сведения, достаточные для того, чтобы решить вопрос о распространении на то или иное требование соглашения об уступке, когда это требование возникнет. Однако в условиях отсутствия сложившейся договорной и правоприменительной практики условия договора о финансировании рекомендуется формулировать максимально четко.

Порядок уведомления должника. Важным аспектом взаимоотношений в области финансирования является определение порядка направления уведомления должнику.

Во всех правовых системах с уведомлением связываются важные юридические последствия. В частности, с моментом уведомления должника связаны вопросы об освобождении должника от обязательства в случае платежа тому или иному лицу (цеденту или цессионарию), о допустимости возражений, возникших у должника против цедента после уведомления, о праве на зачет, об определении приоритета нескольких цессионариев, которым было уступлено одно и то же право. Естественно, для цессионария очень важно иметь возможность сообщить о произведенной ему уступке должнику. В целом ряде случаев в этом заинтересован и цедент (например, если оплата цессионарием цеденту передаваемого права требования производится лишь после направления уведомления должнику). В некоторых случаях либо клиент, либо финансовый агент, а иногда и тот и другой, напротив, не заинтересованы в направлении уведомления до определенного момента.

При различных видах финансирования используются разные варианты решения вопроса о направлении уведомления.

Так, в некоторых видах коммерческой практики (в частности, при открытом факторинге) обычным порядком является направление цедентом (клиентом) должнику счета с уведомлением об уступке и одновременно с требованием о платеже в адрес финансового агента.

В других случаях должник продолжает производить платежи, как и до уступки, тогда как клиент и финансовый агент договариваются о мерах контроля за банковским счетом или почтовым адресом, на который производится платеж. С тем чтобы избежать любых неудобств для должника, которые могут привести к приостановке нормального потока платежей, при такой практике должник не уведомляется вовсе (при закрытом факторинге). Цедент получает платеж от своего имени, но в интересах финансового агента.

Иногда в тех же целях (чтобы не нарушать обычный порядок платежей) поступают и иным образом: должнику направляют уведомление об уступке и одновременно инструкцию продолжать производить платежи в соответствии с условиями первоначального договора о платеже. В этом случае такое уведомление обычно предназначено для того, чтобы предотвратить приобретение должником прав на зачет после получения уведомления в соответствии с договорами, которые не связаны с первоначальным договором.

При такой практике должник получает новые платежные инструкции (т.е. указания произвести платеж финансовому агенту или другому лицу либо на иной счет или адрес) лишь в исключительных случаях (например, в случае неисполнения обязательств, в частности, при приостановке должником платежей).

Учитывая важность определения порядка и момента направления уведомления должнику, как правило, в договоре между клиентом и финансовым агентом с учетом их конкретных потребностей определяется, кто и в какой момент будет направлять уведомление и (или) платежные инструкции.

Следует обратить внимание на необходимость четкого различения "уведомления" и "платежной инструкции". Цель уведомления - сообщить должнику о произошедшей замене стороны, поэтому в уведомлении должен обязательно определяться финансовый агент. Цель платежной инструкции - сообщить, в какое место и каким образом производить платеж (чаще всего путем указания места открытия и номера счета).

Платежная инструкция может направляться должнику одновременно с уведомлением. В этом случае она направляется цедентом или цессионарием в соответствии с их договоренностью.

Уведомление может и не сопровождаться платежной инструкцией либо сопровождаться инструкцией платить в соответствии с условиями первоначального договора. В этих случаях должник платит в порядке, установленном первоначальным договором, но платеж считается произведенным в интересах нового кредитора. После получения уведомления об уступке должник не вправе исполнять инструкции первоначального кредитора, и в этом случае инструкция может быть направлена исключительно цессионарием.

Положения гл. 24 ГК РФ не указывают, на кого возлагается обязанность (или кто имеет право) направить уведомление об уступке должнику. Указывается, что, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий (п. 3 ст. 382 ГК РФ).

В гл. 43 ГК РФ "Финансирование под уступку денежного требования" содержатся положения, которые позволяют сделать вывод о том, что письменное уведомление об уступке денежного требования может быть направлено должнику как цедентом (клиентом), так и цессионарием (финансовым агентом).

Так, в п. 1 ст. 830 ГК РФ указывается, что должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

Приведенные положения затрагивают отношения финансового агента и клиента с должником, но не касаются договоренностей между клиентом (цедентом) и финансовым агентом (цессионарием). Нет никаких оснований исключать возможность достижения специальной договоренности между этими лицами в соглашении об уступке о порядке направления уведомления. Такая договоренность не будет по общему правилу влиять на отношения с должником, урегулированные ст. 830 ГК РФ, однако нарушение этой договоренности повлечет применение ответственности к стороне, не исполнившей свои обязательства.

Нормы гражданского законодательства о цессии и о договоре финансирования не могут рассматриваться как исключающие возможность использования так называемого закрытого факторинга, при котором должника не уведомляют об уступке. Уступка права другому лицу может и не сопровождаться направлением уведомления. Уведомление лишь обозначает для должника, кому или по чьему указанию он должен платить, чтобы освободиться от обязательства.

Положение должника в силу совершения уступки не меняется, сама эта сделка не возлагает на него никаких дополнительных обязанностей. Не будучи проинформированным об уступке, должник вправе не сообразовывать свои действия с действиями кредиторов.

Направление должнику уведомления - это право, а не обязанность. Клиент и финансовый агент, не направившие должнику уведомление, не несут перед ним никакой ответственности. Последствия неуведомления, как уже отмечалось, лежат в плоскости распределения рисков при осуществлении должником исполнения.

Форма и содержание уведомлений. Действующее российское законодательство требует, чтобы уведомление было направлено должнику в письменной форме независимо от того, в какой форме совершается сама сделка уступки.

Содержание уведомления не регламентировано, но по характеру данного документа требуется, чтобы из него ясно следовало, какое право и какому лицу уступлено. При частичной уступке должно быть определено, в какой части право требования передано другому лицу. Хотя закон этого прямо и не требует, уведомление должно быть подписано направившим его лицом. Это требование вытекает из некоторых различий, возникающих при получении уведомления от цессионария или цедента. Уведомление может быть подписано или цедентом, или цессионарием, либо ими совместно.

Российская правоприменительная практика при определении объема информации, которую должен представить цессионарий (новый кредитор) должнику в уведомлении, исходит из того, что там должна содержаться исчерпывающая информация как о самой уступке, так и о договоре, на основании которого она совершается. В результате во многих случаях должники не производят платеж ни первоначальному, ни новому кредитору, оспаривая основание уступки (договор между этими лицами). Позиция, требующая направления должнику информации об основаниях уступки, не вытекает из положений гл. 24 ГК РФ. Пункт 3 ст. 382 ГК РФ говорит о необходимости извещать должника о состоявшемся переходе права, а не об основаниях такого перехода.

В отношениях по финансированию под уступку денежного требования вопрос о содержании уведомления урегулирован достаточно подробно. Статья 830 ГК РФ требует, чтобы уведомление об уступке требования финансовому агенту направлялось должнику в письменной форме и содержало бы определение подлежащего исполнению денежного требования, а также указывало на финансового агента, которому должен быть произведен платеж. Уведомление может быть направлено как клиентом, так и финансовым агентом.

Из положений гл. 43 ГК РФ вытекает, что письменное уведомление об уступке денежного требования может быть направлено должнику как цедентом (клиентом), так и цессионарием (финансовым агентом).

Так, в п. 1 ст. 830 ГК РФ указывается, что должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента или финансового агента письменное уведомление и в уведомлении четко определено денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

Приведенные положения затрагивают отношения финансового агента и клиента с должником и не касаются договоренностей между клиентом (цедентом) и финансовым агентом (цессионарием). Нет оснований исключать возможность достижения договоренности между ними о порядке направления уведомления. Такая договоренность не будет влиять на отношения с должником, урегулированные ст. 830 ГК РФ, но ее нарушение повлечет применение ответственности к стороне, не исполнившей обязательство.

При отсутствии договоренности об ином и клиент, и финансовый агент могут направить уведомление об уступке должнику.

Положения гражданского законодательства о цессии и о договоре финансирования не могут рассматриваться как исключающие возможность использования так называемого "закрытого факторинга", при котором должника не уведомляют об уступке.

При использовании различных конструкций договора финансирования стороны в зависимости от избранной ими конструкции договора могут предусмотреть порядок направления должнику платежных инструкций.

Доказательства перехода прав требования. Для защиты должника и устранения неопределенности в вопросе о способе, которым он мог бы погасить свой долг, в сфере международной торговли применяется специальное правило, которое давало бы должнику право требовать от финансового агента предоставления ему доказательств уступки. Такой подход соответствует существующей практике в том смысле, что направляемое финансовым агентом уведомление должно включать подтверждение со стороны цедента. При отсутствии такого подтверждения должник имеет право запросить дополнительные доказательства того, что уступка была осуществлена.

Предоставление такого права вызывает необходимость установить, в какой срок должна быть представлена информация, какая информация является достаточным доказательством уступки, каковы последствия ее непредставления, каков должен быть объем этой информации и т.д.

Действующее российское гражданское законодательство закрепляет право должника не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода требования к этому лицу (п. 1 ст. 385 ГК РФ). Таким доказательством, как правило, является текст соглашения об уступке права требования, подписанный клиентом и финансовым агентом. На практике такое соглашение часто направляется должнику вместе с уведомлением, что устраняет необходимость для должника требовать дополнительные доказательства совершения уступки.

Зачет встречных требований должника против требований, предъявленных финансовым агентом. Для уступки, совершенной в рамках договора финансирования, установлены специальные правила в отношении зачета встречных требований должника против предъявленных ему финансовым агентом требований (ст. 832 ГК РФ). В случае обращения финансового агента к должнику с требованием произвести платеж должник вправе в соответствии со ст. 410-412 ГК РФ предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые уже имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования финансовому агенту.

Отличие данного положения от общих правил, регулирующих зачет при уступке, состоит в ограничении требований, пригодных для зачета в отношении финансового агента. Эти требования должны быть основаны только на договоре с клиентом (цедентом). Данное положение исключает возможность предъявления к зачету финансовому агенту требования, вытекающего из договоров, иных, чем тот, на котором основано уступленное требование. Например, если финансовому агенту было уступлено право требования к должнику об оплате товаров по определенному договору, должник не вправе выдвигать к зачету против требования финансового агента свои требования к клиенту (цеденту), вытекающие из обязательства последнего по возврату займа должнику. В рамках обычной уступки такой зачет был бы возможен.

Следуя за положениями Оттавской конвенции, ГК РФ установил, что требования, которые должник мог бы предъявить клиенту в связи с нарушением последним соглашения о запрете или ограничении уступки требования, не имеют силы в отношении финансового агента (п. 2 ст. 832 ГК РФ). Естественно, данное положение не лишает должника возможности предъявить требования, связанные с нарушением клиентом своих обязательств, непосредственно последнему.

Учитывая отсутствие в нормах о договоре финансирования специальных правил, определяющих право должника на возражения против требования финансового агента, это право должно рассматриваться по общим правилам ст. 386 ГК РФ.

Обязанности клиента (цедента) в отношении другой стороны в договоре факторинга. Клиент по договору финансирования под уступку денежного требования передает или обязуется передать финансовому агенту права требования в отношении должника. С этой основной обязанностью клиента связан ряд дополнительных обязанностей, обеспечивающих исполнение обязанности по передаче прав требования.

В соответствии с п. 2 ст. 385 ГК РФ цедент (клиент) должен передать цессионарию (финансовому агенту) документы, удостоверяющие уступленное требование и сообщить ему сведения, необходимые для осуществления права. Если иное не предусмотрено соглашением сторон, момент перехода права не зависит от того, исполнена ли эта обязанность клиентом.

В число этих сведений входит указание условий осуществления требования (место, срок, способ исполнения и т.д.), данные о существующих обеспечениях переданного обязательства. Для осуществления права агенту необходимы сведения об исполнении цедентом его обязанностей в отношении должника, о наличии у должника существующих и возможных возражений и прав на зачет, а также об обстоятельствах, опровергающих указанные возражения.

Если клиент не исполняет своей обязанности по передаче документов, финансовый агент может лишиться возможности подтвердить существование перешедшего к нему требования, что приведет к отказу в удовлетворении предъявленного агентом к должнику иска.

Право требовать передачи документов от клиента существует в силу закона независимо от того, предусмотрена ли такая обязанность в договоре об уступке. Условие договора об уступке, определяющее необходимость передачи документов и их перечень, не является существенным - при его отсутствии договор не может быть признан недействительным или незаключенным.

Документы должны быть переданы финансовому агенту в разумный срок, если иное не определено договором. Перечень документов, подлежащих передаче, зависит от характера уступаемого права. При передаче права, возникшего из договора, как правило, это текст договора, документы, подтверждающие его исполнение клиентом (накладные, акты приема-передачи и т.д.). Лежащая на клиенте обязанность охватывает все имеющиеся у него документы, которые могут быть использованы для удостоверения требования и других перешедших к финансовому агенту прав. Конкретный перечень документов может быть согласован в договоре.

Неисполнение клиентом обязанности по передаче документов дает право финансовому агенту отказаться от исполнения своих обязательств по договору и (или) потребовать возмещения убытков при наличии общих оснований для применения мер ответственности. Финансовый агент может приостановить исполнение своих обязанностей перед клиентом по договору финансирования (абз. 1 п. 2 ст. 328 ГК РФ).

В соответствии с общими положениями договорного права цедент (клиент) и цессионарий (финансовый агент) должны воздерживаться от любых действий, которые могут помешать или воспрепятствовать цели уступки. В отсутствие достаточно подробного соглашения этот вопрос решается на основе законодательных норм, которые определяют, в какой степени клиент подтверждает существование и возможность обеспечения выплаты задолженности, а также платежеспособность должника. По этому вопросу наблюдаются весьма незначительные различия между правовыми системами.

По общему правилу, клиент не отвечает за фактическую осуществимость права, т.е. за платежеспособность должника. Такая ответственность может быть возложена на первоначального кредитора в силу специального соглашения о принятии им на себя поручительства за должника. Отношения между первоначальным и новым кредиторами в этом случае будут регламентироваться соглашением о поручительстве и нормами ГК РФ о данном виде договора.

В строгом смысле о неплатежеспособности должника можно говорить лишь в том случае, когда должник может быть признан несостоятельным (банкротом). Простая просрочка должника сама по себе не свидетельствует о неплатежеспособности. Для приравнивания любого случая неисполнения обязательства должником к неплатежеспособности нет основания. Финансовый агент (цессионарий) вправе обеспечить свои интересы посредством принудительного взыскания долга.

Это не исключает права сторон соглашения о цессии определить, что цедент будет нести ответственность и при простом неисполнении обязательства должником.

Проверка платежеспособности должника лежит на финансовом агенте, который по общему правилу принимает на себя риск неполучения платежа. Если обязательство не исполняется должником вследствие его неисправности (т.е. при отсутствии юридических возражений, обессиливающих требование кредитора), по общему правилу клиент ответственности перед финансовым агентом не несет.

В отношениях по уступке денежного требования, осуществленного в рамках договоров финансирования, ст. 827 ГК РФ устанавливает специальное правило о распределении между цедентом (клиентом) и цессионарием (финансовым агентом) рисков, касающихся уступленного права: если договором финансирования под уступку денежного требования не предусмотрено иное, клиент несет перед финансовым агентом ответственность за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки.

Денежное требование, являющееся предметом уступки, признается действительным, если клиент обладает правом на передачу денежного требования и в момент уступки этого требования ему не известны обстоятельства, вследствие которых должник вправе его не исполнять (п. 2 ст. 827 ГК РФ).

Клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом (п. 3 ст. 827 ГК РФ).

В связи с отсутствием в российской правоприменительной практике сложившихся подходов к вопросам, связанным с установлением факта "обладания" правом, в договоре финансирования следует устанавливать перечень обстоятельств, за отсутствие или наличие которых клиент принимает на себя ответственность перед финансовым агентом. Стороны, участвующие в финансировании дебиторской задолженности, на практике при заключении сделок весьма детально определяют свои права и обязанности.

Так, в отличие от положений, закрепленных в ст. 390 ГК РФ, соглашением клиента и финансового агента в договоре финансирования может быть исключена ответственность клиента за действительность права. Стороны могут в договоре определять те обстоятельства, лишающие дебиторскую задолженность ценности, за которые цедент не будет отвечать.

Положения ст. 827 ГК РФ возлагают риск "скрытых" возражений, т.е. возражений, о которых клиент не знает, на финансового агента. Связь действительности с выяснением субъективного момента - "знал" или "не знал" клиент о наличии возражений должника или имеющемся у него праве на зачет и т.д. - всегда вызывает затруднения на практике. С учетом этих обстоятельств в договоре финансирования условия об объеме и характере обязательств цедента, особенно в отношении возможных "скрытых" возражений, должны быть детально урегулированы. В силу диспозитивного характера положений рассматриваемой статьи ГК РФ стороны в зависимости от характера договора финансирования вправе самостоятельно определить бремя распределения возможных рисков.

Положения Конвенции ООН об уступке дебиторской задолженности. При формулировании договорных условий, определяющих гарантии (обязательства) клиента перед финансовым агентом в отношении действительности уступленного права, можно рекомендовать учитывать положения Конвенции ООН об уступке дебиторской задолженности (далее - Конвенция), ст. 12 (1) "Заверения со стороны цедента" определяет содержание таких гарантий.

Данная статья предусматривает, что "если цедент и цессионарий не договорились об ином, в момент заключения договора уступки цедент гарантирует, что:

а) цедент обладает правом уступать дебиторскую задолженность;

b) цедент не уступал дебиторскую задолженность ранее другому цессионарию; и

с) должник не имеет и не будет иметь никаких возражений или права на зачет" *(114).

Исходя из принципа автономии воли сторон, эти положения указывают на возможность согласования в договоре финансирования, в договоре уступки (если он оформляется как отдельный договор) либо в любом другом договоре между цедентом и цессионарием условий об установлении дополнительных гарантий либо исключении гарантий, предусмотренных в рассматриваемом пункте. Вопрос о предоставленных гарантиях может определяться обычаями и практикой торговли.

Гарантия цедента в отношении существования дебиторской задолженности вытекает из основополагающего обязательства цедента действовать добросовестно и в силу этого может меняться только при наличии прямо выраженного соглашения между цедентом и цессионарием *(115).

Пункт "а" рассматриваемой статьи охватывает все случаи, связанные с существованием права и возможностью его передачи цедентом.

В частности, цедент будет считаться нарушившим свои обязательства, если само требование фактически или юридически не существует, например при недействительности первоначального договора. Цедент должен быть правоспособен или управомочен на совершение уступки, должны отсутствовать установленные законом запреты или ограничения уступки. При несоблюдении этих условий цедент будет считаться нарушившим гарантии обладания правом уступки.

Пункт "b" устанавливает правило о гарантиях цедента в отношении отсутствия факта предшествующей уступки другому цессионарию. Это положение призвано обеспечить ответственность цедента перед цессионарием в том случае, если в результате предыдущей уступки цедента цессионарий не обладает приоритетом в отношении цессионария, которому задолженность была ранее уступлена. Практически это может произойти в том случае, если у цессионария нет объективной возможности установить, была ли совершена предшествующая уступка.

Пункт "с" устанавливает гарантию цедента в отношении отсутствия у должника возражений и права на зачет.

Дискуссионным оказался и вопрос о распространении гарантий цедента об отсутствии возражений должника на отношения по уступке будущей дебиторской задолженности. В любом случае цедент лучше осведомлен о том, будет ли надлежащим образом выполняться договор с должником (и следовательно, будут ли возражения у должника), даже в том случае, когда он является продавцом товаров, произведенных третьим лицом.

Подразумеваемая гарантия в отношении возражений должника приводит к более высокой степени ответственности цедента за исполнение своего договора с должником. Такой подход, как указывалось, является особенно полезным, например, в контексте договоров купли-продажи товаров, в которые включаются элементы, касающиеся обслуживания и текущего ремонта. Если продавец-цедент позволяет товарам портиться, не исполняет свои обязанности по договору, подобное поведение явится основанием для возникновения возражений у должника, а цессионарий будет не в состоянии принять какие-либо меры, направленные на предотвращение этих последствий. Цедент же может принять такие меры.

Кроме того, возложение на цедента риска существования скрытых возражений, как правило, оказывает благоприятное воздействие на стоимость кредита.

Что касается гарантий относительно отсутствия возражений против оптовых уступок будущих дебиторских задолженностей в качестве обеспечения, то предусмотренная в п. "с" гарантия надлежащим образом отражает современную практику. В соответствии с такой практикой при оптовых уступках, свободных от возражений или связанных с возражениями дебиторских задолженностей, цеденты обычно получают кредит лишь на сумму тех дебиторских задолженностей, в отношении которых вряд ли будут выдвигаться возражения, в то время как сами они вынуждены выплачивать большую сумму. Кроме того, в случае неплатежа должником цедент должен забрать дебиторскую задолженность, по которой цессионарий не в состоянии получить платеж от должника, и заменить ее другой дебиторской задолженностью или выплатить стоимость непогашенной дебиторской задолженности ("финансирование с правом регресса") *(116).

Распределение риска скрытых возражений на основе предложенного подхода будет содействовать финансированию дебиторской задолженности, поскольку будет достигнута более высокая степень определенности в отношении того, сможет ли цессионарий получить платеж с должника *(117).

Предусмотренная п. "с" ст. 11 Конвенции гарантия будет вступать в силу только в том случае, если стороны в своем соглашении не решили вопрос об ином распределении риска в отношении неизвестных возражений должника.

Момент, в который даются гарантии, связан с моментом заключения договора уступки. С учетом того что цессионарий должен иметь возможность оценивать связанный со сделкой риск до предоставления кредита, гарантии должны предоставляться цедентом и вступать в силу в момент заключения договора уступки.

Поскольку нормы об уступке в рамках договоров финансирования устанавливают, что договорные ограничения уступки не распространяются на финансового агента, следует признать, что п. 2 ст. 827 ГК РФ не возлагает на клиента ответственность перед финансовым агентом за наличие в первоначальном договоре с должником условий, исключающих или ограничивающих возможность уступки.

Статья 827 ГК РФ говорит об ответственности клиента перед цессионарием, но не конкретизирует ее характер и размер. При отсутствии специальных правил ответственность за нарушения обязательства в форме возмещения убытков может быть возложена на нарушителя в соответствии со ст. 15 и 393 ГК РФ.

Характер и размер ответственности могут быть определены в договоре о финансировании с учетом тех отношений, которые лежали в основе сделки уступки права требования.

Санкции могут заключаться не только в установлении неустоек; речь идет о возможности применения любых не запрещенных законом мер воздействия к нарушителю (например, установление права кредитора досрочно вернуть сумму займа в случае, если будет выявлено нарушение цедентом обязанности гарантировать действительность переданного кредитору в качестве обеспечения права).

В договоре финансирования могут быть определены и иные последствия нарушения клиентом своих заверений о действительности уступленного права.

Поскольку судьба уступленного, но реализованного в силу возражений права требования в законе прямо не определена, в соглашении должен определяться порядок передачи клиенту "нереализованных" прав требования и документов, их подтверждающих. Во всяком случае, следует признать, что, требуя от клиента возмещения убытков или возврата финансирования в связи с передачей недействительного права, финансовый агент обязан вернуть клиенту подтверждающие право документы и принять меры к передаче права клиенту.

Права должника по договору факторинга. Глава 24 ГК РФ не содержит положений, определяющих права должника в отношении финансового агента при осуществлении ему платежа в случаях, когда по условиям основного договора должник вправе требовать от первоначального кредитора (цедента) возврата денежных средств *(118). Исходя из общего принципа правового регулирования уступки, в соответствии с которым правовое положение должника при уступке должно оставаться неизменным, следует признать, что должник не лишается права потребовать возврата сумм аванса или предоплаты, а также иных платежей от первоначального кредитора при неисполнении им обязательства. Это право не зависит от того, кому фактически производился платеж - первоначальному кредитору, лицу, которое он указал, либо лицу, которому перешло право требования в результате уступки. Иные последствия могут быть установлены законом или договором.

Глава 43 ГК РФ предусматривает специальные положения о возврате должнику сумм, полученных финансовым агентом. В этих положениях нашли отражение принципы, закрепленные в п. 2 ст. 10 Оттавской конвенции: по общему правилу должник истребует суммы авансовых платежей от цедента. В соответствии с п. 1 ст. 833 ГК РФ в случае нарушения клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником, последний не вправе требовать от финансового агента возврата сумм, уже уплаченных ему по перешедшему к финансовому агенту требованию, если должник вправе получить такие суммы непосредственно с клиента.

Права должника в отношении цессионария (финансового агента) возникают в случае недобросовестности последнего либо когда на стороне цессионария имеет место неосновательное обогащение. Так, п. 2 ст. 833 ГК РФ предусматривается, что должник, имеющий право получить непосредственно с клиента суммы, уплаченные финансовому агенту в результате уступки требования, тем не менее вправе требовать возвращения этих сумм финансовым агентом, если доказано, что последний не исполнил свое обязательство осуществить обещанный платеж, связанный с уступкой требования, либо произвел такой платеж, зная о нарушении клиентом того обязательства перед должником, к которому относится платеж, связанный с уступкой требования.

Наличие подобного правила в нормах о финансировании свидетельствует о том, что в рамках договора финансирования, заключаемого в соответствии с требованиями гл. 43 ГК РФ, финансовый агент считается предоставившим должнику гарантии надлежащего исполнения обязательств клиентом, по крайней мере в тех случаях, когда финансовый агент в силу произведенной уступки получает от должника суммы авансовых платежей.

В связи с этим можно отметить, что право требовать исполнения обязательства по перечислению аванса или предоплаты (т.е., иными словами, право требовать предоставления коммерческого кредита в таких формах) в силу значения личности кредитора для должника может быть уступлено только с согласия должника. Именно для целей получения такого согласия цессионарий (финансовый агент) может принять на себя обязательство гарантировать исполнение первоначального договора клиентом.

Права финансового агента на получение денежных сумм от других сторон договора. Положения гл. 43 ГК РФ регламентируют права финансового агента на полученные от должника суммы с учетом характера договора между финансовым агентом и клиентом (цедентом).

Статья 831 ГК РФ устанавливает, что если по условиям договора финансирования под уступку денежного требования финансирование клиента осуществляется путем покупки у него этого требования финансовым агентом, последний приобретает право на все суммы, которые он получит от должника во исполнение требования, а клиент не несет ответственности перед финансовым агентом за то, что полученные им суммы оказались меньше цены, за которую агент приобрел требование.

Если уступка денежного требования финансовому агенту осуществлена в целях обеспечения исполнения ему обязательства клиента и договором финансирования не предусмотрено иное, финансовый агент обязан представить отчет клиенту и передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченного уступкой требования. Если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченного уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга.

Основания для вознаграждения финансового агента. Договор факторинга является возмездным и двусторонним.

Оплата услуг финансового агента может представлять собой плату за освобождение клиента от необходимости учета сбыта и дебиторской задолженности, за страхование от сомнительных долгов, а также за открытие кредитной линии (за принятие на себя фактором обязанностей по кредитованию клиента). Размер оплаты определяется договором в зависимости от целого ряда факторов, в частности, с учетом риска, который принимает на себя фактор в зависимости от характера деятельности клиента и его должника *(119).

В структуре вознаграждения за оказание факторинговых услуг выделяются три основных компонента:

1. фиксированный сбор за обработку документов.

2. фиксированный процент от оборота поставщика. Эта часть факторинговой комиссии представляет собой оплату оказываемых фактором услуг, а именно:

- контроль за своевременной выплатой финансирования;

- контроль за своевременной оплатой товаров дебиторами;

- работа с дебиторами при задержках платежей;

- учет текущего состояния дебиторской задолженности и предоставление поставщику отчетов.

Помимо этого, эта часть комиссии включает премию за принятые фактором риски:

- риск несвоевременной оплаты поставок должником (риск ликвидности);

- риск неплатежеспособности должников (кредитный риск);

- риск резкого изменения стоимости кредитных ресурсов (процентный риск).

Эта часть комиссии определяется в зависимости от количества покупателей, оборота, частоты поставок и особенностей товарного рынка и составляет от 0,5 до 5% от оборота поставщика (клиента).

3. Стоимость кредитных ресурсов, необходимых для финансирования поставщика.

Оплата услуг финансового агента может производиться в различной форме: в форме процентов от стоимости уступаемого требования, в твердо определенной сумме, в виде разницы между рыночной ценой требования и его договорным объемом.

При определении платы за кредит за предоставленные средства при условии их выплаты до получения средств от должника расчет ведется за период между немедленным получением оплаты клиентом и датой инкассации средств у должника. Процент за кредит обычно незначительно превышает процент банка при краткосрочном кредитовании клиентов с аналогичным оборотом и кредитоспособностью, что связывается с необходимостью компенсации дополнительных затрат и риска финансового агента.

Вознаграждение финансовому агенту может выплачиваться сразу или по частям, в зависимости от рода услуг, предоставляемых финансовым агентом.

 

§ 3. Договор лизинга

 

Термин "лизинг" уже прочно вошел в профессиональный обиход российских предпринимателей, юристов, экономистов, банковских служащих и др., хотя прошло немногим более 10 лет с момента первых попыток внедрения лизинга в практику и с даты принятия первого нормативного акта в этой области. Такое быстрое и активное внедрение лизинга объясняется в первую очередь невероятной гибкостью лизинга, благодаря которой его можно использовать в самых разнообразных ситуациях, решать самые разные задачи для достижения несходных целей партнеров в различных экономических условиях.

В России наиболее подходящие условия для использования лизинга сложились на рубеже 1980-90-х гг. - в период перехода к рыночным отношениям, необходимости в инвестициях, возможности использования разнообразных договорных форм участниками предпринимательских отношений.

Под лизингом понимают имущественные отношения, при которых одно лицо (лизингополучатель, арендатор) обращается к другому (лизингодателю, арендодателю) с просьбой приобрести для него необходимое имущество (чаще всего различного рода оборудование) и передать ему во временное пользование. Таким образом, отношения складываются из договора купли-продажи, по которому лизингодатель приобретает необходимое лизингополучателю имущество, и непосредственно договора лизинга, в соответствии с которым лизингодатель передает имущество лизингополучателю во временное пользование. Конструкция, состоящая из двух договоров, может усложняться и расширяться, включая в себя дополнительные договоры займа, поручения, гарантии и др. (в зависимости от конкретной ситуации).

Лизинг имеет две важные особенности, которые отличают его от смежных правовых институтов, - возможность включения в договор лизинга условия о продаже имущества лизингополучателю по истечении срока договора, а также особое распределение ответственности между участниками лизинга, отличающееся от классического распределения ответственности между сторонами договоров купли-продажи и аренды.

Итак, можно сказать, что лизинг состоит, как правило, из двух элементов: отношений по купле-продаже и отношений в связи с временным пользованием имуществом. Эти элементы тесно связаны между собой: отношения по временному пользованию возникают только после исполнения договора купли-продажи, однако этот договор является вспомогательным, ибо главенствующую роль играют отношения по временному пользованию имуществом.

Данная правовая конструкция представляет собой единый комплекс, элементы которого взаимосвязаны друг с другом и взаимообусловлены, и нарушение одного из них может привести к разрушению всей конструкции в целом. Участники лизинга одновременно выступают сторонами указанных договоров, создавая своего рода "перекрестную" связь между ними. Лизингодатель по договору лизинга одновременно является покупателем в договоре купли-продажи. Продавец, в свою очередь, передает имущество, как правило, не покупателю (лизингодателю), а лизингополучателю, и последний вправе предъявлять продавцу претензии в связи с качеством и комплектностью полученного имущества.

Поскольку в лизинговых операциях могут принимать участие кредитные организации, раздел о лизинге вполне уместен в работе, посвященной банковскому праву. Можно даже говорить об определенной традиции включать в работы, посвященные банковскому праву, разделы, посвященные лизингу *(120). В соответствии с ч. 2 ст. 5 Закона о банках *(121) кредитная организация помимо перечисленных в ч. 1 ст. 5 банковских операций вправе осуществлять лизинговые операции.

Помимо осуществления лизинговых операций, например, в качестве лизингодателя коммерческие банки создают лизинговые компании в виде своих дочерних предприятий, что, по крайней мере на первом этапе деятельности такой лизинговой компании, обеспечивает ей определенный круг пользователей из числа клиентов банка.

Заметим, что в некоторых странах в качестве лизингодателей могут выступать только банки и иные финансовые организации, в частности во Франции, Бельгии, Италии, в то время как в других странах это могут быть любые организации, занимающиеся предпринимательской и (или) профессиональной деятельностью, в частности в США *(122).

Несколько слов необходимо сказать о терминах. В различных российских нормативных актах используется различная терминология для определения описанных отношений и для наименования их участников. В гражданском законодательстве (§ 6 гл. 34 "Аренда" ГК РФ) для обозначения договора лизинга используется термин "финансовая аренда" или взаимозаменяемый термин "договор лизинга". Основной термин "финансовая аренда" диктует соответствующее наименование сторон данного договора - арендодатель и арендатор.

Наряду с этим в Законе о лизинге, который был существенно изменен в 2002 г. *(123), в отдельных нормативных актах для обозначения сторон договора лизинга используются термины "лизингодатель" и "лизингополучатель". На практике в конкретных договорах также чаще используются термины "арендодатель" и "арендатор". Таким образом, в настоящее время можно констатировать дуализм терминологии, существующий в российской практике.

Исторически первый нормативный акт о лизинге был принят в России в 1994 г. (Указ Президента РФ от 17 сентября 1994 г. N 1929 "О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности" *(124)). Некоторое время спустя, в июне 1995 г., было принято постановление Правительства РФ N 633 "О развитии лизинга в инвестиционной деятельности", которым было утверждено Временное положение о лизинге *(125).

Введение в действие части второй ГК РФ 1 марта 1996 г. вывело регулирование лизинга на новый уровень - как уже указывалось выше, в гл. 34 ("Аренда") был включен § 6 "Финансовая аренда (лизинг)".

Чем объясняется необходимость включения в ГК РФ договора лизинга? Ответом на этот вопрос служит сложившаяся к моменту разработки ГК РФ практическая ситуация - использование лизинга в различных сферах отношений и недостаточное их регулирование.

Российское законодательство определяет договор финансовой аренды (договор лизинга) как договор, в соответствии с которым арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца. Одновременно законодатель представляет сторонам возможность предусмотреть, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется арендодателем (ст. 665 ГК РФ).

Итак, в отношениях финансовой аренды участвуют, как правило, не менее трех лиц - арендодатель, арендатор и продавец. Такой "тройственный союз" накладывает особый отпечаток на взаимоотношения сторон, отличая арендодателя и арендатора по договору финансовой аренды от арендодателя и арендатора по договору аренды, а продавца, участвующего в отношениях финансовой аренды, от продавца в обычном договоре купли-продажи.

Инициатором заключения договора лизинга является арендатор, который указывает арендодателю, в каком имуществе он нуждается, а также называет продавца этого имущества. Как уже указывалось, стороны могут договориться об ином. Вопрос о том, кто определяет продавца имущества - арендодатель или арендатор, - важен в связи с различными правовыми последствиями, о чем идет речь в ст. 670 ГК РФ. В п. 2 ст. 670 ГК РФ установлено: "Если иное не предусмотрено договором финансовой аренды, арендодатель не отвечает перед арендатором за выполнение продавцом требований, вытекающих из договора купли-продажи, кроме случаев, когда ответственность за выбор продавца лежит на арендодателе. В последнем случае арендатор вправе по своему выбору предъявлять требования, вытекающие из договора купли-продажи, как непосредственно продавцу имущества, так и арендодателю, которые несут солидарную ответственность".

В соответствии со схемой, установленной в ст. 665 и 670 ГК РФ, возможны две ситуации:

1) если продавца выбирает арендатор, то арендодатель освобождается от ответственности за выполнение продавцом своих обязательств и арендатор вправе предъявлять претензии по поводу имущества только продавцу;

2) если продавца выбирает арендодатель, то он несет ответственность за действия продавца перед арендатором. В этом случае арендатор получает возможность предъявлять требования, связанные с договором купли-продажи, либо продавцу, либо арендодателю, которые выступают как солидарные должники. В соответствии с п. 1 ст. 325 ГК РФ исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает другого (или других) должников от исполнения кредитору.

Своеобразное распределение ролей участников лизинга объясняется тем, что роль арендодателя, как правило, ограничивается финансированием сделки. Арендодатель в подавляющем числе случаев лишь оплачивает имущество, которое впоследствии передает арендатору во временное пользование, и никаких технических и иных проблем, связанных непосредственно с этим имуществом, не решает и не может решать. Более того, арендодатель чаще всего и не видит оборудования, собственником которого является, поскольку оно обычно передается непосредственно арендатору. По истечении договора лизинга лизингополучатель, как правило, выкупает имущество за оговоренную цену. В этой ситуации возлагать на арендодателя ответственность, в частности, за качество, комплектность имущества, своевременность его доставки, было бы нелогично и нереально - к такому выводу давно пришла практика использования договора лизинга во многих странах.

Однако в этой связи необходимо отметить, что российская практика применения лизинга привнесла свои особенности, которые отражают нашу современную экономическую ситуацию и которые могут трансформироваться с изменением этой ситуации. Дело в том, что на практике российские арендаторы по сравнению с российскими арендодателями являются, как правило, более слабыми и зависимыми в экономическом отношении организациями. Это приводит к тому, что арендодатели сами определяют продавцов необходимого арендатору имущества, не беря на себя ответственность за этот выбор. Арендодатели подчеркивают, что их отношения с арендаторами носят характер сотрудничества; арендаторы пока не имеют возможности воздействовать на арендодателей и фиксировать в договоре лизинга, что выбор продавца осуществлен арендодателем.

В мировой практике договоры лизинга подразделяются на различные виды в зависимости от таких обстоятельств, как срок договора, объем обязанностей сторон и пр. Включенное в законодательство определение охватывает все возможные варианты этой договорной формы - отсутствие каких-либо требований в отношении срока договора, прав и обязанностей сторон делает его максимально широким.

Необходимо сказать и о таком виде лизинга, как возвратный лизинг; он широко используется в практике многих стран. При возвратном лизинге собственник имущества продает его лизинговой компании и одновременно берет это же имущество во временное пользование. Таким образом, продавец и арендатор совпадают, становятся одним и тем же лицом. Необходимость в проведении такой операции может быть вызвана тем, что собственник не может содержать то или иное имущество, но вместе с тем не хочет его окончательно лишаться. На наш взгляд, ст. 665 ГК РФ может быть применена и к возвратному лизингу: арендодатель, как обычно, приобретает имущество и предоставляет его во временное пользование. В статье не указывается, что это обязательно должны быть различные лица, и не сказано, что это не может быть одно и то же лицо.

Круг вещей, которые могут быть предметом договора лизинга, достаточно широк - это движимые и недвижимые вещи, используемые для предпринимательской деятельности, определение которых дано в ст. 130 ГК РФ. Однако в ст. 666 ГК РФ содержится существенное изъятие - предметом договора лизинга не может быть такой вид недвижимости, как земельные участки и другие природные объекты.

Предметом договора финансовой аренды могут быть только непотребляемые вещи, понятие которых дано в ст. 607 ГК РФ. К непотребляемым отнесены вещи, которые "не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования".

Арендодатель, приобретая имущество для арендатора, должен уведомить продавца о том, что имущество предназначено для передачи его в аренду определенному лицу (ст. 667 ГК РФ). Требование уведомления продавца о будущей "судьбе" продаваемого им имущества является еще одной иллюстрацией трехстороннего характера сделки финансовой аренды - продавец должен знать заранее о предполагающемся заключении договора финансовой аренды (лизинга), поскольку это существенно влияет на его обязательства и ответственность по договору купли-продажи. Заключая договор купли-продажи с арендодателем, продавец по некоторым вопросам исполнения этого договора вступает в непосредственный контакт с арендатором. Если продавец не будет знать заранее о предстоящем заключении договора лизинга, то впоследствии это может осложнить на практике его взаимоотношения с арендатором.

Как правило, имущество, являющееся предметом договора лизинга, передается продавцом непосредственно арендатору в месте нахождения последнего, если иное не предусмотрено договором (ст. 668 ГК РФ).

В этом правиле также проявляются особенности отношений участников финансовой аренды. С учетом той роли, которую играет в договоре лизинга арендодатель - сугубо финансовой, существенно отличающейся от роли арендодателя в классическом договоре аренды, - структура взаимоотношений строится таким образом, чтобы освободить арендодателя от обязательств, связанных непосредственно с имуществом.

Важная норма установлена в ч. 2 ст. 668 ГК РФ. Если имущество, являющееся предметом договора финансовой аренды, не передано арендатору в указанный в этом договоре срок по вине арендодателя, то арендатор вправе потребовать расторжения договора и возмещения арендодателем убытков, возникших у арендатора в связи с этим. Если стороны договора лизинга не установили срок предоставления имущества лизингополучателю, то, как указывает законодатель, непредоставление имущества в разумный срок по вине лизингодателя ведет к тем же последствиям, т.е. лизингополучатель вправе потребовать расторжения договора и возмещения убытков.

В случае передачи имущества от одного лица к другому всегда важен вопрос, кто несет риск случайной гибели или порчи этого имущества. Гражданское законодательство содержит диспозитивную норму, устанавливающую общее правило: риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 211 ГК РФ). Несмотря на диспозитивность данной нормы, общим является правило о том, что риск случайной гибели или повреждения имущества лежат на его собственнике.

Закон или стороны могут установить иное правило. В общих положениях об аренде, изложенных в § 1 гл. 34 ГК РФ, каких-либо оговорок на этот счет не сделано, что означает сохранение этого общего правила для договора аренды - арендодатель как собственник несет все риски, связанные со случайной гибелью или повреждением имущества. Чаще всего стороны договора аренды не меняют этого правила, оставляя на арендодателе все риски.

Иная ситуация установлена для договора финансовой аренды - в этом случае общим правилом является переход всех рисков от арендодателя (собственника) на арендатора в момент передачи ему арендованного имущества, если иное не предусмотрено договором финансовой аренды (ст. 669 ГК РФ).

Такое правило имеет глубокий смысл для договора финансовой аренды. Выше уже отмечалась "финансовая" роль арендодателя в договоре лизинга и как следствие - соответствующая ему гораздо более активная роль арендатора по сравнению с арендатором в договоре классической аренды. Не случайно в некоторых странах арендатор в договоре лизинга именуется "экономическим собственником", а арендодатель - "юридическим собственником", что убедительно иллюстрирует реальную ситуацию, складывающуюся при лизинге. Именно такому распределению обязанностей вполне соответствует норма о переходе рисков с арендодателя на арендатора, возлагая на последнего обязанности, которые в обычных условиях несет собственник имущества. Стороны договора вправе установить иной порядок распределения рисков по своему усмотрению, однако на практике вряд ли можно представить себе ситуацию, когда арендодатель согласился бы принять на себя такие риски.

Во Временном положении о лизинге, упоминавшемся выше, был закреплен иной порядок - в п. 15 было установлено, что риск случайной гибели, порчи лизингового имущества несет лизингодатель. Эта норма, как и норма ГК РФ, была диспозитивна - сторонам предоставлялось право решить вопрос иначе, но общее правило гласило, что риски должен нести арендодатель, собственник имущества, что, на наш взгляд, не отвечало задачам и целям этого вида отношений.

В § 6, регулирующий договор финансовой аренды, включена ст. 670 "Ответственность продавца", которая закрепила своеобразные взаимоотношения продавца имущества и арендатора.

В п. 1 указанной статьи установлено, что арендатор вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности, в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом. При этом арендатор имеет право и несет обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом для покупателя, кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной договора купли-продажи указанного имущества. Однако арендатор не может расторгнуть договор купли-продажи с продавцом без согласия арендодателя.

В отношениях с продавцом арендатор и арендодатель выступают как солидарные кредиторы (ст. 326 ГК РФ).

Данный порядок взаимоотношений продавца и арендатора является как бы стержнем трехсторонней сделки по финансовой аренде (лизингу). Активная роль арендатора в этом договоре, дающая основание сравнивать его с собственником, требует предоставления ему прав по урегулированию вопросов, связанных с имуществом, непосредственно с продавцом. Поскольку арендатор и продавец напрямую не связаны никакими договорными отношениями, решение их взаимоотношений не было простой задачей. Необходимо было разработать или использовать такую структуру, которая делала бы их отношения логичными и обязательными.

На решение этой проблемы было потрачено много сил и времени. Российский законодатель использовал концепцию, закрепленную в Международной конвенции о финансовом лизинге 1988 г. *(126) - приравнивание арендатора в отношениях с продавцом к покупателю дает возможность первому обращаться непосредственно к продавцу с претензиями по поводу имущества и одновременно обязывает покупателя эти претензии рассматривать. В этой конструкции ответственности, пожалуй, наиболее ярко проявляется своеобразный характер отношений, возникающих из договора лизинга.

Наряду с предоставлением арендатору прав покупателя необходимо было защитить продавца от возможности предъявления ему одинаковых претензий от арендодателя и арендатора. Для этого в ч. 2 ст. 670 ГК РФ установлено, что арендатор и арендодатель являются солидарными кредиторами по отношению к продавцу. В соответствии со ст. 326 ГК РФ любой из солидарных кредиторов вправе предъявить должнику требование в полном объеме. В п. 3 ст. 326 установлено, что исполнение обязательства полностью одному из солидарных кредиторов освобождает должника от исполнения остальным кредиторам. Таким образом, исполнение продавцом требования, предъявленного арендатором (или арендодателем), избавляет его от риска возложения на него повторного исполнения аналогичного требования арендодателя (или арендатора).

Помимо ГК РФ договор лизинга регулируется Законом о лизинге, в котором более подробно описано, кто выступает в качестве лизингодателя, лизингополучателя, продавца, права и обязанности сторон договора, их ответственность.

Договор лизинга упоминается и в Федеральном законе от 23 июня 1999 г. N 117-ФЗ "О защите конкуренции на рынке финансовых услуг" *(127). В ст. 3 Закона, рассматривающей основные понятия, применяемые в данном законе, в качестве финансовых услуг рассматриваются осуществление банковских операций и сделок, предоставление страховых услуг и услуг на рынке ценных бумаг, заключение договоров финансовой аренды (лизинга) *(128), а также иные услуги финансового характера. Включение договоров финансовой аренды в перечень услуг финансового характера представляется нам ошибочным. Основной целью заключения договора лизинга является все же не получение денежных средств, а приобретение имущества для осуществления какого-либо вида предпринимательской деятельности. Наличие определенного финансового аспекта в этих отношениях неоспоримо, но он равным образом присутствует и в отношениях, возникающих, например, из договора купли-продажи в рассрочку, однако это не дает никаких оснований для причисления такого договора к "услугам финансового характера". Оценка договора лизинга как финансовой услуги приводит к смешению квалификаций отношений и неадекватному регулированию отношений, возникающих из договора лизинга.

В любом договоре одним из самых важных вопросов является вопрос защиты прав стороны в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств другой стороной. В ГК РФ никаких специальных правил на этот счет в отношении договора лизинга не установлено. Поскольку в ГК РФ договор лизинга определен как вид аренды, то при отсутствии специальных правил на него распространяются нормы, установленные в общих положениях главы "Аренда" ГК РФ: досрочное расторжение договора аренды по требованию арендодателя регулируется ст. 619 ГК РФ и по требованию арендатора - ст. 620 ГК РФ.

Наиболее частым нарушением договора лизинга со стороны лизингополучателя является неуплата арендной платы. Гражданский кодекс РФ и Закон о лизинге предусматривают различные последствия такого нарушения. Статья 619 ГК РФ устанавливает: в случае неуплаты арендатором арендной платы более двух раз подряд арендодатель вправе потребовать расторжения договора судом. Статья 13 Закона о лизинге в этой же ситуации предусматривает возможность списания со счета лизингополучателя в бесспорном порядке сумм просроченных платежей. Как уже отмечалось в литературе *(129), такая ситуация возможна в силу ст. 854 ГК РФ, но отсутствие в законе описания четкого механизма такого списания может привести к некоторым сложностям.

Нередко можно услышать от лизинговых компаний, выступающих в качестве лизингодателей, упреки в неадекватности законодательной защиты их интересов в случае нарушения лизингополучателем своих договорных обязанностей - судебная процедура рассмотрения спора долговременна и возврат имущества весьма проблематичен. Сравнение современного лизингодателя с классическим арендодателем не всегда обоснован, поскольку их положение, права и обязанности, цели и задачи совершенно различны. Признавая определенную обоснованность приведенных соображений, необходимо тем не менее констатировать, что на сегодняшний день судебный путь - единственный законный способ решения многих проблем во взаимоотношениях сторон договора лизинга.

Проблему защиты прав арендодателя можно подразделить на два подпункта:

1) обеспечение получения арендодателем арендных платежей;

2) обеспечение возврата арендодателю имущества, являющегося предметом договора лизинга.

Если первый определенным образом урегулирован, то второй на практике часто оказывается "подвешенным в воздухе", поскольку традиционное расторжение договора финансовой аренды и истребование имущества из владения арендатора не является адекватной защитой интересов лизингодателя. Однако единственным способом изменения сложившейся ситуации может быть только внесение соответствующих изменений в законодательство, с помощью которых можно было бы предусмотреть специальный упрощенный для лизинга способ возврата имущества собственнику. На наш взгляд, вполне уместно в настоящее время поставить вопрос о внесении таких изменений в законодательство.

Безусловно, арендодатель может использовать любые предусмотренные законодательством способы обеспечения своих интересов. В первую очередь имеется в виду использование различных способов обеспечения исполнения обязательств, предусмотренных ГК РФ - в гл. 23 "Обеспечение исполнения обязательств" названы такие способы, как неустойка (ст. 330-333), залог (ст. 334-358), поручительство (ст. 361-367), банковская гарантия (ст. 368-379), задаток (ст. 380-381). Помимо указанных в ГК РФ способов обеспечения в ст. 329 установлено, что стороны договора вправе предусматривать и иные способы.

Помимо этого, определенной защитой интересов лизингодателя является предусмотренная ст. 614 ГК РФ возможность потребовать от лизингополучателя досрочного внесения арендной платы в случае существенного нарушения им сроков внесения арендной платы. Правда, законодатель оговорил определенные ограничения для лизингодателя: он не вправе требовать "досрочного внесения арендной платы более чем за два срока подряд".

Российская практика постепенно вырабатывает специальные способы защиты интересов лизингодателя, используя имеющийся зарубежный опыт. Одним из таких способов является заключение с поставщиком договора о последующем выкупе имущества у лизингодателя в случае нарушения лизингополучателем своих договорных обязательств. Этот способ уже не раз обсуждался на конференциях и семинарах, посвященных лизингу, а также в специальной литературе *(130). При этом наиболее сложными проблемами здесь являются определение момента перехода права собственности от лизингодателя к поставщику, изъятие имущества у лизингополучателя, непредъявление поставщиком претензий лизингодателю. Практическое внедрение "обратного выкупа" связано с определенными сложностями. Отсутствие четкого законодательного регулирования такой схемы приводит к тому, что хозяйствующие субъекты весьма осторожно оценивают перспективы его применения. Однако можно предположить, что ситуация постепенно будет меняться по мере накопления судебной практики по этому вопросу.

 

Глава 4. Договоры о привлечении денежных средств

 

§ 1. Договор банковского вклада (депозита)

 

Понятие договора банковского вклада (депозита). Согласно п. 1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

Договор банковского вклада является реальным. Этот договор считается заключенным и порождает у сторон права и обязанности только с момента внесения вкладчиком в банк денежной суммы (вклада). Договор банковского вклада является односторонним. Возникшее из этого договора обязательство включает только право вкладчика требовать возврата внесенной во вклад денежной суммы, а также выплаты процентов и соответствующую ему обязанность банка. Договор банковского вклада является возмездным. Данный договор всегда включает обязанность банка по выплате процентов вкладчику и ни при каких условиях не может быть беспроцентным. Однако отсутствие соглашения о размере процентов не делает его незаключенным. Согласно ст. 838 ГК РФ банк должен выплачивать вкладчику проценты на сумму вклада в размере, определяемом договором банковского вклада, а при отсутствии в договоре условия о размере выплачиваемых процентов банк обязан выплачивать проценты в размере, определяемом в соответствии с п. 1 ст. 809 ГК РФ, т.е. исходя из существующей в месте жительства вкладчика, а если вкладчиком является юридическое лицо, ставки банковского процента (ставки рефинансирования) в месте его нахождения.

В случаях, когда вкладчиком является гражданин, договор признается публичным, т.е. на взаимоотношения граждан-вкладчиков и банков распространяется действие ст. 426 ГК РФ. В то же время этот договор не обладает свойствами публичности, когда в роли вкладчика выступает юридическое лицо.

Кроме того, согласно п. 5.2 ст. 7 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" *(131) (далее - Закон о противодействии легализации незаконных доходов) кредитная организация вправе отказаться от заключения договора банковского вклада с физическим или юридическим лицом в случаях отсутствия по своему местонахождению юридического лица, его постоянно действующего органа управления, иного органа или лица, которые имеют право действовать от имени юридического лица без доверенности; непредставления физическим или юридическим лицом документов, подтверждающих указанные в настоящей статье сведения, либо представления недостоверных документов, а также наличия в отношении физического или юридического лица сведений об участии в террористической деятельности, полученных в соответствии с указанным законом.

Субъекты договора банковского вклада. Субъектами договора банковского вклада являются банк и вкладчик. Данный договор относится к числу банковских операций *(132) и в силу этого предполагает участие на стороне услугодателя специального субъекта. Согласно ст. 834 ГК РФ услугодателем выступает не просто кредитная организация, а именно банк, который в ст. 1 Закона о банках определяется как кредитная организация, имеющая исключительное право осуществлять в совокупности банковские операции по привлечению во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещению указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, а также открытию и ведению банковских счетов физических и юридических лиц. В соответствии со ст. 835 ГК РФ ст. 13 и 36 Закона о банках осуществление банковских операций производится только на основании лицензии, выдаваемой Банком России. Кроме того, в соответствии со ст. 36 Закона о банках право привлечения во вклады денежных средств физических лиц предоставляется лишь тем банкам, которые участвуют в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках и состоят на учете в организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов *(133). При этом право привлечения во вклады денежных средств физических лиц предоставляется только тем банкам, с даты государственной регистрации которых прошло не менее двух лет.

Вместе с тем, если законом предоставляется право принимать вклады (депозиты) от юридических лиц не банкам, а другим кредитным организациям, на отношения этих организаций и юридических лиц - вкладчиков распространяются правила о договоре банковского вклада (п. 4 ст. 834 ГК РФ).

Согласно ст. 835 ГК РФ в случае принятия вклада от гражданина лицом, не имеющим на это права, или с нарушением порядка, установленного законом или принятыми в соответствии с ним банковскими правилами, вкладчик может потребовать немедленного возврата суммы вклада, а также уплаты на нее процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, и возмещения сверх суммы процентов всех причиненных ему убытков. Если таким лицом приняты на условиях договора банковского вклада денежные средства юридического лица, такой договор является недействительным, так как не соответствует требованиям закона (ст. 168 ГК РФ). Такие же последствия, если иное не установлено законом, применяются в случаях привлечения денежных средств граждан и юридических лиц путем продажи им акций и других ценных бумаг, выпуск которых признан незаконным, а также приема денежных средств граждан во вклады под векселя или иные ценные бумаги, исключающие получение их держателями вклада по первому требованию и осуществление вкладчиком других прав, предусмотренных правилами ГК РФ о договоре банковского вклада.

В качестве вкладчика может выступать любой субъект гражданского права. Вместе с тем в соответствии с п. 2 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя вносить вклады в банки и распоряжаться ими.

Согласно ст. 841 ГК РФ допускается внесение третьими лицами денежных средств на счет вкладчика. Банк, если договором банковского вклада не предусмотрено иное, обязан зачислять на счет по вкладу денежные средства, поступившие на имя вкладчика от третьих лиц, с указанием необходимых данных о его счете по вкладу. При этом закон устанавливает презумпцию того, что вкладчик выразил согласие на получение денежных средств от таких лиц, поскольку предоставил им необходимые данные о счете по вкладу.

Форма договора банковского вклада. Согласно ст. 836 ГК РФ договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме *(134). Письменная форма договора банковского вклада считается соблюденной, если внесение вклада удостоверено сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом либо иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота. Несоблюдение письменной формы договора банковского вклада влечет его недействительность (ничтожность).

В ГК РФ специальными нормами урегулировано удостоверение внесения вклада сберегательной книжкой и сберегательным или депозитным сертификатом. Согласно ст. 843 ГК РФ в качестве общего правила заключение договора банковского вклада с гражданином и внесение денежных средств на его счет по вкладу удостоверяются сберегательной книжкой, хотя иное может быть предусмотрено соглашением сторон. В сберегательной книжке должны быть указаны и удостоверены банком его наименование и местонахождение, а если вклад внесен в филиал, также его соответствующего филиала, номер счета по вкладу, все суммы денежных средств, зачисленных на счет и списанных со счета, и остаток денежных средств на счете на момент предъявления сберегательной книжки в банк. Выдача вклада, выплата процентов по нему и исполнение распоряжений вкладчика о перечислении денежных средств со счета по вкладу другим лицам осуществляются банком при предъявлении сберегательной книжки. Учитывая это, в законе установлена презумпция, согласно которой, если не доказано иное, состояние вклада, а также данные о вкладе, указанные в сберегательной книжке, являются основанием для расчетов по вкладу между банком и вкладчиком. Следовательно, бремя доказывания неточности, неполноты или недостоверности содержащихся в сберегательной книжке данных возлагается на вкладчика.

Договором банковского вклада может быть предусмотрена выдача именной сберегательной книжки или сберегательной книжки на предъявителя. При этом если именная сберегательная книжка является документом, лишь удостоверяющим принадлежность вклада определенному лицу, то сберегательная книжка на предъявителя признана законом ценной бумагой.

В связи с этим различаются последствия утраты или негодности для предъявления в банк именной сберегательной книжки и сберегательной книжки на предъявителя. Если именная сберегательная книжка утрачена или приведена в негодное для предъявления состояние, то банк по заявлению вкладчика выдает ему новую. В отличие от этого восстановление прав по утраченной сберегательной книжке на предъявителя осуществляется в порядке, предусмотренном для ценных бумаг на предъявителя. В соответствии со ст. 148 ГК РФ, восстановление прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя и ордерным ценным бумагам производится судом в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством, т.е. в порядке вызывного производства (гл. 34 Гражданского процессуального кодекса РФ, далее - ГПК РФ).

Ценной бумагой является также сберегательный (депозитный) сертификат (ст. 844 ГК РФ). Сберегательный (депозитный) сертификат удостоверяет сумму вклада, внесенного в банк, и права вкладчика (держателя сертификата) на получение по истечении установленного срока суммы вклада и обусловленных в сертификате процентов в банке, выдавшем сертификат, или в любом филиале этого банка. Как сберегательные, так и депозитные сертификаты могут быть предъявительскими или именными. Более подробное регулирование требований к данным сертификатам, а также правил их выпуска и размещения банками установлено Положением "О сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций", утвержденным Письмом Банка России от 10 февраля 1992 г. N 14-3-20 *(135).

Сберегательный (депозитный) сертификат не может служить расчетным или платежным средством. Сертификаты выпускаются только в валюте Российской Федерации, выпуск сертификатов в иностранной валюте не допускается. Сертификаты должны быть срочными. Процентные ставки по ним устанавливаются уполномоченным органом кредитной организации. В случае досрочного предъявления сберегательного (депозитного) сертификата к оплате банком выплачиваются сумма вклада и проценты, выплачиваемые по вкладам до востребования, если условиями сертификата не установлен иной размер процентов.

Следует иметь в виду, что письменная форма договора банковского вклада может удостоверяться и иными выданными банками вкладчикам документами, которые должны отвечать требованиям, предусмотренным для них законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота. Так, в последнее время большое распространение в отечественной банковской практике получило использование по вкладам граждан пластиковых карт, которые позволяют на условиях, определенных договором банковского вклада, осуществлять, так же как и по сберегательной книжке, расчетные операции. Порядок эмиссии таких карт, а также правила осуществления расчетных операций по вкладу с их использованием устанавливаются "Положением о порядке эмиссии кредитными организациями банковских карт и осуществления расчетов по операциям, совершаемым с их использованием", утвержденным Банком России 9 апреля 1998 г. N 23-П *(136).

Права и обязанности сторон по договору банковского вклада. Правовые последствия их неисполнения или ненадлежащего исполнения. Основным правом вкладчика и соответственно основной корреспондирующей ему обязанностью банка является возврат вкладчику полученной банком суммы вклада и выплата причитающихся ему процентов.

В связи с этим в законе содержатся особые требования по обеспечению возврата вклада. Согласно п. 1 ст. 840 ГК РФ *(137) возврат вкладов граждан банком обеспечивается путем осуществляемого в соответствии с законом обязательного страхования вкладов, а в предусмотренных законом случаях и иными способами.

Система обязательного страхования вкладов физических лиц в банках (ст. 38 Закона о банках *(138)) создана для обеспечения гарантий возврата привлекаемых банками средств граждан и компенсации потери дохода по вложенным средствам. Участниками системы обязательного страхования вкладов физических лиц в банках являются банки, привлекающие средства граждан, а также организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов *(139).

Согласно ст. 39 Закона о банках банки вправе для обеспечения возврата вкладов и выплаты доходов по ним создавать фонды добровольного страхования вкладов, которые должны создаваться как некоммерческие организации. Число банков-учредителей фонда добровольного страхования вкладов должно быть не менее пяти с совокупным уставным капиталом не менее 20-кратного минимального размера уставного капитала, установленного Банком России для банков на дату создания фонда. Банк обязан поставить клиентов в известность о своем участии или неучастии в фондах добровольного страхования вкладов. В случае участия в фонде добровольного страхования вкладов банк информирует клиента об условиях страхования.

Способы обеспечения банком возврата вкладов юридических лиц определяются договором банковского вклада. При заключении договора банковского вклада банк обязан предоставить вкладчику информацию об обеспеченности возврата вклада. В случае невыполнения банком предусмотренных законом или договором банковского вклада обязанностей по обеспечению возврата вклада, а также при утрате обеспечения или ухудшении его условий вкладчик вправе потребовать от банка немедленного возврата суммы вклада, уплаты на нее процентов в размере, определяемом в соответствии с п. 1 ст. 809 ГК РФ, и возмещения причиненных убытков.

Согласно ст. 29 Закона о банках процентные ставки по вкладам устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено законом.

Кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по вкладам, за исключением случаев, предусмотренных законом или договором с клиентом *(140). В ст. 838 ГК РФ указывается, что банк, если иное не предусмотрено договором банковского вклада, вправе изменять размер процентов, выплачиваемых по вкладам до востребования. При этом в случае уменьшения банком размера процентов новый их размер применяется к вкладам, внесенным до сообщения вкладчикам об уменьшении процентов, по истечении одного месяца с момента соответствующего сообщения, если иное не предусмотрено договором. По иным видам вкладов, внесенных гражданином, установленный договором банковского вклада размер процентов не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом. В том случае, когда вкладчиком является юридическое лицо, одностороннее уменьшение банком размера процентов не допускается, если иное не предусмотрено законом или договором.

Особенности определения процентов по валютным вкладам даны в Определении Конституционного Суда РФ от 8 октября 1999 г. N 160-О "По жалобам граждан О.Д. Акулининой, В.Г. Белянина, И.Н. Горячевой и других на нарушение их конституционных прав и свобод пунктами 1 и 2 части четвертой статьи 20 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" *(141). По мнению Конституционного Суда РФ, положения п. 1 ч. 4 ст. 20 Закона о банках о том, что обязательства кредитной организации, у которой отозвана лицензия на осуществление банковских операций, не только учитываются, но и исполняются в рублях по курсу Банка России, действовавшему на день отзыва лицензии, регламентируют только учет денежных обязательств кредитной организации при отзыве у нее лицензии на осуществление банковских операций. Что же касается порядка расчетов с гражданами при истребовании ими своих валютных вкладов, а также валюты, в которой такие расчеты должны производиться, то данные вопросы ими не регулируются.

При решении вопроса о порядке расчетов с гражданами в случае истребования ими своих валютных вкладов, а также о валюте, в которой такие расчеты должны производиться, следовало учитывать ст. 310 ГК РФ, устанавливающую, что односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом, а также ст. 834 ГК РФ, указывающую, что по договору банковского вклада банк, принявший поступивший от вкладчика или для него вклад, обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором. Кроме того, поскольку на основании договора банковского вклада возникает денежное обязательство, последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения условия о возврате вклада и выплате процентов по нему определяются по правилам, установленным ст. 393, 394 и 395 ГК РФ.

Вместе с тем в указанном Определении Конституционного Суда РФ также даются разъяснения об особенностях применения санкций к кредитной организации, у которой отозвана лицензия на осуществление банковских операций, не исполняющей обязательства по договору банковского вклада. Право на исполнение и обеспечение обязательств по банковскому вкладу возникает в результате гражданско-правовых обязательств банков и иных кредитных организаций. При этом ч. 3 ст. 838 ГК РФ допускает ограничения в отношении процентной ставки по договору срочного банковского вклада, устанавливая, что эта ставка не может быть односторонне уменьшена банком, если иное не предусмотрено законом. Таким законом и является Закон о банках, в ч. 4 ст. 20 которого установлено, что при отзыве у банка лицензии на осуществление банковских операций ограничиваются права вкладчиков при начислении процентов.

Точно такой же вывод, основываясь на анализе п. 2 ст. 26 Закона о банкротстве кредитных организаций, должен быть сделан в отношении неустоек (штрафов, пени) и иных финансовых санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей, а также подлежащих уплате процентов при введении моратория на удовлетворение требований кредиторов. На сумму требований кредитора по денежным обязательствам либо обязательным платежам в размере, установленном на момент введения моратория, без учета начисленных процентов, а также примененных неустоек (штрафов, пени) и иных финансовых санкций начисляются только проценты по ставке рефинансирования Банка России *(142).

Необходимо отметить, что с момента введения в действие п. 2 ст. 26 Закона о банкротстве кредитных организаций в ред. Федерального закона от 20 августа 2004 г. N 121-ФЗ *(143) на сумму требований кредитора по денежным обязательствам либо обязательным платежам, выраженным в валюте Российской Федерации, в размере, установленном на день введения моратория (без учета начисленных процентов), должны начисляться проценты в размере двух третьих ставки рефинансирования Банка России. На сумму требований кредитора по денежным обязательствам либо обязательным платежам, выраженным в иностранной валюте, в размере, установленном на день введения моратория (без учета начисленных процентов), должны начисляться проценты исходя из средней ставки банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым по месту нахождения кредитора. Начисленные проценты подлежат выплате после окончания срока действия моратория.

Проценты по вкладу в соответствии со ст. 839 ГК РФ начисляются со дня, следующего за днем поступления денежных средств в банк, и до дня, предшествующего их возврату вкладчику либо их списанию со счета вкладчика по иным основаниям.

По общему правилу проценты на сумму банковского вклада выплачиваются вкладчику по его требованию по истечении каждого квартала отдельно от суммы вклада, а невостребованные в этот срок проценты увеличивают сумму вклада, на которую начисляются проценты. Иной порядок может быть установлен договором банковского вклада. При возврате вклада выплачиваются все начисленные к этому моменту проценты.

Согласно ч. 5 ст. 8 Закона о банках *(144) кредитная организация, имеющая лицензию Банка России на привлечение во вклады денежных средств физических лиц, обязана раскрывать информацию о процентных ставках по договорам банковского вклада с физическими лицами (в целом по кредитной организации без раскрытия информации по отдельным физическим лицам) и информацию о задолженности кредитной организации по вкладам физических лиц. Порядок раскрытия такой информации устанавливается Банком России.

Виды вкладов. Согласно ст. 837 ГК РФ основное деление вкладов на виды осуществляется по срокам их возврата. В связи с этим договор банковского вклада может быть заключен либо на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования), либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад). Вместе с тем договором может быть предусмотрено внесение вкладов и на иных условиях их возврата, не противоречащих закону. Например, по целевому назначению вклады можно подразделить на вклады к рождению ребенка либо к достижению им определенного возраста, к бракосочетанию, пенсионные и т.д. Однако следует иметь в виду, что все такого рода вклады являются разновидностью срочного вклада.

Независимо от вида вклада банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика. Следовательно, вкладчик в любой момент и безусловно вправе требовать в одностороннем порядке изменения или расторжения договора банковского вклада. При этом условие договора об отказе гражданина от права на получение вклада по первому требованию ничтожно. Исключением из данного правила является вклад, внесенный юридическим лицом на иных условиях возврата (т.е. не до востребования), предусмотренных договором.

Учитывая указанное право вкладчика, в ГК РФ предусматривается, что по вкладам иным, чем вклад до востребования (в том числе срочным), когда банк должен возвратить вкладчику по его требованию сумму до истечения срока либо до наступления иных обстоятельств, указанных в договоре банковского вклада, он выплачивает проценты в размере, применяемом по вкладам до востребования, если договором не предусмотрен иной их размер.

В тех случаях, когда сумма срочного вклада по истечении срока либо сумма вклада, внесенного на иных условиях возврата, по наступлении предусмотренных договором обстоятельств не востребуется вкладчиком, договор считается продленным на условиях вклада до востребования, если иное не предусмотрено договором.

Наряду с этим вклады можно подразделять по личности вкладчиков на вклады физических лиц и вклады юридических лиц. Различия между ними, как было отмечено ранее, состоят в большей договорной свободе банков и юридических лиц, меньшей степени гарантированности возвратности вклада для юридических лиц, а также в том, что согласно ст. 834 ГК РФ юридические лица в принципе не вправе перечислять находящиеся во вкладах денежные средства другим лицам.

Согласно ст. 842 ГК РФ их можно также подразделить на вклады в пользу вкладчика и вклады в пользу третьих лиц *(145). Так, вклад может быть внесен в банк на имя определенного третьего лица. По общему правилу такое лицо приобретает права вкладчика с момента предъявления им к банку первого требования, основанного на этих правах, либо выражения им банку иным способом намерения воспользоваться такими правами. Иной порядок приобретения данным лицом прав вкладчика может быть предусмотрен договором банковского вклада.

В отличие от общих положений о содержании договора банковского вклада особенность данного вида договора состоит в том, что наряду с предметом его существенным условием является указание имени гражданина (ст. 19 ГК РФ) или наименования юридического лица (ст. 54 ГК РФ), в пользу которого вносится вклад. Договор банковского вклада в пользу гражданина, умершего к моменту заключения договора, либо не существующего к этому моменту юридического лица ничтожен.

До выражения третьим лицом намерения воспользоваться правами вкладчика лицо, заключившее договор банковского вклада, может воспользоваться правами вкладчика в отношении внесенных им на счет по вкладу денежных средств.

 

§ 2. Договор банковского счета

 

Понятие и субъекты договора банковского счета. Согласно ст. 845 ГК РФ по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.

Договор банковского счета - консенсуальный, двусторонний и возмездный, если в договоре прямо не установлено, что он является безвозмездным.

Субъектами договора банковского счета являются кредитная организация (банк или НКО) при наличии у нее лицензии на совершение этого вида банковских операций (ст. 1 Закона о банках, п. 4 ст. 845 ГК РФ) и клиент (владелец счета). Следовательно, в договоре банковского счета на стороне услугодателя выступает специальный субъект.

Клиентом по данному договору может быть любое физическое или юридическое лицо, однако условия договора (т.е. круг совершаемых операций по счету) будут определяться режимом соответствующего счета. Это связано с тем, что банк или НКО, осуществляя данную банковскую операцию, должны выполнять действия, предусмотренные для счетов определенного вида законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами. Кроме того, они обязаны руководствоваться применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота, если договором не предусмотрено иное *(146). Так, например, юридическим лицам не открываются текущие, а филиалам юридических лиц или гражданам, не имеющим статуса индивидуального предпринимателя, - расчетные счета.

Форма договора банковского счета, порядок его заключения и расторжения. Согласно общим правилам о форме сделок договор банковского счета должен заключаться в простой письменной форме (п. 1 ст. 161 ГК РФ). Письменная форма данного договора считается соблюденной, если стороны заключили его либо путем составления одного документа, подписанного ими, либо путем обмена документами, в том числе посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (ст. 160 и п. 2 ст. 434 ГК РФ). Несоблюдение письменной формы договора банковского счета, поскольку законом не установлено иное, не влечет его недействительности, следовательно, в таком случае должны наступать последствия, предусмотренные ст. 162 ГК РФ. Однако анализ ст. 846 и 847 ГК РФ, а также норм специального банковского законодательства дает основания полагать, что договор банковского счета просто не может существовать в устной форме.

Согласно п. 1 ст. 846 ГК РФ при заключении договора банковского счета клиенту или указанному им лицу открывается счет в банке на условиях, согласованных сторонами. Порядок открытия счета в банке определяется банковскими правилами. Согласно п. 2.1 Инструкции Госбанка СССР от 30 октября 1986 г. N 28 "О расчетных, текущих и бюджетных счетах в учреждениях Госбанка СССР" *(147), для оформления открытия расчетных, текущих и бюджетных счетов в банк представляется заявление на открытие счета специально установленной формы, которое подписывается руководителем и главным бухгалтером владельца счета, и другие документы (документ о государственной регистрации, копии учредительных документов, карточка специально установленной формы с образцами подписей и оттиском печати *(148) и т.д.). Счет открывается по разрешительной надписи о его открытии на заявлении клиента, проставляемой исполнительным органом банка (директором, президентом и т.п.). Правовое значение заявления клиента об открытии счета и разрешительной надписи о его открытии различается в зависимости от способа заключения договора банковского счета. В том случае, когда стороны подписывают единый документ, заявление клиента об открытии счета и разрешительная надпись о его открытии должны рассматриваться как действия его участников по исполнению взаимных обязанностей, возникших из уже заключенного договора. Однако если договор банковского счета заключается путем обмена документами, то такое заявление с приложением соответствующих документов является офертой, т.е. предложением заключить договор банковского счета, а разрешительная надпись об открытии счета, проставленная исполнительным органом банка, представляет собой согласие на предложение заключить договор (акцептом).

В соответствии с п. 2 ст. 846 ГК РФ банк обязан заключить договор банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на объявленных банком для открытия счетов данного вида условиях, соответствующих требованиям, предусмотренным законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами. При необоснованном уклонении банка от заключения договора банковского счета клиент вправе предъявить ему требования, предусмотренные п. 4 ст. 445 ГК РФ.

В связи с этим в теории был сформулирован вывод о публичности договора банковского счета. Однако этот договор нельзя признать публичным, поскольку банк не может обеспечить одинаковые условия обслуживания всем клиентам из-за установленных законом и банковскими правилами различий в правовом режиме счетов. Представляется также, что он не должен устанавливать абсолютно одинаковые условия в рамках каждого вида счета, поскольку клиенты держат на счете различный объем денежных средств. Кроме того, различается и объем операций, выполняемых банком в интересах владельца счета. Все это свидетельствует о том, что банк должен иметь право на дифференцированный подход к вопросам кредитования счета, оплаты его расходов на совершение операций по счету, установления процентов за пользование банком средствами, находящимися на счете, и т.д.

Учитывая отсутствие прямого указания закона на публичность договора банковского счета, можно сделать вывод о том, что в соответствии с п. 1 ст. 445 ГК РФ для договора банковского счета законом установлено правило об обязанности банка заключить договор с клиентом, снабженное гражданско-правовыми средствами защиты, что, однако, не свидетельствует о его публичности. Следует подчеркнуть, что указанная обязанность банка непосредственно вытекает из общерегулятивной обязанности, установленной ст. 861 ГК РФ для юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, производить расчеты в безналичном порядке за изъятиями, определяемыми законом, через банки, в которых открыты соответствующие счета, если иное не вытекает из закона и не обусловлено используемой формой расчетов *(149). В связи с этим к договору банковского счета не могут применяться правила, установленные ст. 426 ГК РФ. Подтверждением тому стала позиция, занятая судебно-арбитражной практикой в отношении разработанного и объявленного банком договора банковского счета определенного вида, содержащего единые для всех обратившихся условия (цена услуг банка, размер процентов, уплачиваемых банком за пользование денежными средствами, находящимися на счете клиента, и т.д.). Такой договор банк в соответствии с абз. 1 п. 2 ст. 846 ГК РФ обязан заключить с любым клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на указанных условиях. При этом отказ банка от заключения такого договора банковского счета допускается только в случаях, установленных абз. 2 п. 2 ст. 846 ГК РФ *(150). Исключением являются случаи, установленные п. 5.2 ст. 7 Закона о противодействии легализации (отмыванию) незаконных доходов.

Расторжение договора банковского счета может осуществляться как по общим правилам (ст. 450-453 ГК РФ), так и в особом порядке. Специальные правила предусмотрены в ст. 859 ГК РФ для расторжения договора банковского счета. Клиенту предоставляется право одностороннего и без указания мотивов расторжения данного договора в любое время *(151).

Для одностороннего расторжения договора клиентом необходимо направление банку заявления в письменной форме. При этом не требуется соблюдения каких-либо специальных правил по его оформлению. В п. 12 и 13 постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. N 5 подчеркивается, что банк не вправе требовать от клиента представления платежного поручения о перечислении остатка денежных средств при расторжении договора. Вместе с тем наличие заявления клиента о перечислении суммы остатка на счете само по себе не может служить достаточным доказательством расторжения договора. Таким образом, в заявлении клиента должно быть четко и определенно сформулировано положение о закрытии счета. При этом по смыслу п. 1 ст. 859 ГК РФ договор банковского счета прекращается с момента получения банком письменного заявления клиента о расторжении договора или закрытии счета, если более поздний срок не указан в самом заявлении.

Что же касается расторжения договора банковского счета по требованию банка, то оно возможно только в судебном порядке и при наличии следующих обстоятельств: во-первых, когда сумма денежных средств, хранящихся на счете клиента, окажется ниже минимального размера, предусмотренного банковскими правилами или договором, если такая сумма не будет восстановлена в течение месяца со дня предупреждения банка об этом; во-вторых, при отсутствии операций по этому счету в течение года, если иное не предусмотрено договором. Перечень этих обстоятельств является исчерпывающим.

Расторжение договора банковского счета является основанием закрытия счета клиента. Поэтому после расторжения договора остаток денежных средств на счете выдается клиенту или по его указанию перечисляется на другой счет не позднее семи дней после получения соответствующего письменного заявления клиента. В п. 16 постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. N 5 подчеркивается, что наличие неисполненных платежных документов, предъявленных к счету клиента, не является препятствием для расторжения договора банковского счета. Такие документы возвращаются банком лицам, от которых они поступили, с отметкой о причинах невозможности исполнения для решения ими вопроса о порядке дальнейшего взыскания.

Наконец, в случае, когда банком получено заявление клиента о расторжении договора банковского счета или закрытии счета, по которому банк в силу ст. 850 ГК РФ принял обязательство кредитовать счет клиента, данный договор в силу п. 3 ст. 450 ГК РФ считается измененным. Обязанность банка по кредитованию прекращается, а клиент в соответствии с условиями договора обязан возвратить фактически полученную сумму кредита и уплатить проценты за пользование им *(152).

Расторжение договора банковского счета дает сторонам право в соответствии со ст. 410 ГК РФ применить зачет требований клиента к банку о возврате остатка денежных средств и требований банка к клиенту о возврате кредита и исполнении иных денежных обязательств, срок исполнения которых наступил.

Права и обязанности сторон по договору банковского счета. Правовые последствия их неисполнения или ненадлежащего исполнения. Согласно п. 1 ст. 845 ГК РФ основной обязанностью банка является прием и зачисление поступающих на счет, открытый клиенту, денежных средств, а также выполнение его распоряжений о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. Это означает, что типичными действиями банка по данному договору являются прием и зачисление поступающих на счет клиента средств, а также выполнение распоряжений владельца счета о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета. Что касается любых изъятий из этого общего правила как в сторону расширения круга производимых банком операций, так и в сторону их сужения, то они возможны только в случаях установления их законом и изданными в соответствии с ним банковскими правилами, определяющими режим соответствующего счета, или договором (ст. 848 ГК РФ).

В соответствии с п. 3 ст. 845 ГК РФ, осуществляя исполнение распоряжений клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету, банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению.

Банк обязан выполнять предусмотренные договором операции по счету только в тех случаях, когда права лиц, осуществляющих от имени владельца счета распоряжения о перечислении и выдаче средств со счета, удостоверены клиентом. Такое удостоверение согласно ст. 847 ГК РФ осуществляется путем представления банку документов, предусмотренных законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и договором банковского счета. При этом договором может быть предусмотрено удостоверение прав распоряжения денежными суммами, находящимися на счете, электронными средствами платежа и другими документами с использованием в них аналогов собственноручной подписи (АСП) (п. 2 ст. 160 ГК РФ), кодов, паролей и иных средств, подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным на это лицом. Таким образом, клиент обязан для распоряжения средствами на счете оформлять и представлять в банк документы, по форме соответствующие требованиям закона и банковских правил (платежные поручения, чеки и т.п.) и удостоверенные надлежащим образом (подписанные, например, в соответствии с образцами подписей в банковской карточке клиента или удостоверенные электронными средствами платежа, иными документами с использованием в них АСП, кодов, паролей и других средств, подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным на это лицом). В связи с этим в п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. N 5 подчеркивается, что проверка полномочий лиц, которым предоставлено право распоряжаться счетом, производится банком в порядке, определенном банковскими правилами и договором с клиентом. В случаях передачи платежных документов в банк в письменной форме банк должен проверить по внешним признакам соответствие подписей уполномоченных лиц и печати на переданном в банк документе образцам подписей и оттиска печати, содержащимся в переданной банку карточке, а также наличие доверенности, если она является основанием для распоряжения денежными средствами, находящимися на счете.

Банк, если иное не установлено законом или договором, несет ответственность за последствия исполнения поручений, выданных неуполномоченными лицами, и в тех случаях, когда с использованием предусмотренных банковскими правилами и договором процедур банк не мог установить факта выдачи распоряжения неуполномоченными лицами. Вместе с тем суд в соответствии с п. 2 ст. 404 ГК РФ вправе уменьшить размер ответственности банка, если будет установлено, что клиент своими действиями способствовал поступлению в банк указанных распоряжений.

Согласно ст. 854 ГК РФ списание денежных средств со счета осуществляется банком на основании распоряжения клиента. При наличии на счете денежных средств, сумма которых достаточна для удовлетворения всех требований, предъявленных к счету, списание этих средств со счета осуществляется в порядке поступления распоряжений клиента и других документов на списание, если иное не предусмотрено законом, т.е. в порядке календарной очередности (п. 1 ст. 855 ГК РФ).

Однако в том случае, когда денежных средств на счете для удовлетворения всех предъявленных к нему требований недостаточно, списание денежных средств осуществляется в порядке очередности, установленной законом (п. 2 ст. 855 ГК РФ).

Важно иметь в виду, что списание средств со счета по требованиям, относящимся к одной очереди, производится в порядке календарной очередности поступления документов.

Обязательная очередность, предусмотренная п. 2 ст. 855 ГК РФ, стала объектом споров *(153), связанных с определением приоритета требований налоговых органов по отношению к другим требованиям, в частности, о перечислении или выдаче денежных средств для расчетов по оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору (контракту). Конституционный Суд РФ в Постановлении от 23 декабря 1997 г. N 21-П "По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 855 Гражданского кодекса Российской Федерации и части шестой статьи 15 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" в связи с запросом Президиума Верховного Суда Российской Федерации" *(154) указал на то, что положение абз. 4 п. 2 ст. 855 ГК РФ не соответствует ч. 1 ст. 19 Конституции РФ. При этом Конституционный Суд РФ исходил из того, что установленное в абз. 5 п. 2 ст. 855 ГК РФ обязательное списание по платежным документам, предусматривающим платежи в бюджет и внебюджетные фонды, означает только взыскание задолженности по указанным платежам на основании поручений налоговых органов и органов налоговой полиции, носящих бесспорный характер.

В результате согласно ст. 17 Федерального закона от 26 марта 1998 г. N 42-ФЗ "О Федеральном бюджете на 1998 год" *(155) в целях обеспечения поступления доходов в федеральный бюджет впредь до внесения в соответствии с решением Конституционного Суда РФ изменений в п. 2 ст. 855 ГК РФ установлено, что при недостаточности денежных средств на счете налогоплательщика для удовлетворения всех предъявленных к нему требований списание средств по платежным документам, предусматривающим платежи в бюджет и государственные внебюджетные фонды, а также перечисление денежных средств для расчетов по оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору (контракту), производятся в порядке календарной очередности поступления указанных документов после перечисления платежей, отнесенных ГК РФ к первой и второй очередям.

В соответствии с п. 2 ст. 854 ГК РФ списание денежных средств, находящихся на счете, без распоряжения клиента допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором между банком и клиентом *(156).

В законодательстве *(157) предусмотрен ряд случаев, когда списание денежных средств со счета может быть осуществлено без распоряжения клиента (бесспорное списание). Бесспорное списание денежных средств со счета предусмотрено законодательством, во-первых, для обеспечения требований публичных органов в связи с нарушением обязанностей по уплате налоговых и иных обязательных платежей; во-вторых, для обеспечения внесения платы отдельным видам контрагентов по некоторым видам договоров за переданную продукцию или оказанные услуги. Такое право, в частности, предоставляется налоговым органам (ст. 45 Налогового кодекса РФ *(158), далее - НК РФ), таможенным органам (ст. 351 Трудового кодекса РФ *(159), далее - ТК РФ) и т.д.

Что же касается случаев бесспорного списания, установленных законодательством для обеспечения внесения платы отдельным видам контрагентов по некоторым видам договоров за переданную продукцию или оказанные услуги, то они в основном сводятся к расчетам коммунальных и энергоснабжающих организаций за отпускаемые клиентам ресурсы (электрическая и тепловая энергия, водоснабжение, газ, нефтепродукты) на основании показателей измерительных приборов без акцепта плательщика (кроме жилищно-коммунальных и бюджетных организаций, а также населения). Аналогичный порядок установлен при предоставлении услуг связи *(160).

Наконец, списание денежных средств, находящихся на счете, без распоряжения клиента допускается в случаях, предусмотренных договором между банком и клиентом. Клиент в соответствии с п. 2 ст. 847 ГК РФ вправе дать банку распоряжение о списании денежных средств со своего счета по требованию третьих лиц, в том числе в связи с исполнением им своих обязательств перед этими лицами. Банк обязан принимать такие распоряжения, если в них имеются письменные указания, содержащие необходимые данные, позволяющие при предъявлении соответствующего требования идентифицировать лицо, имеющее право на его предъявление.

Согласно ст. 858 ГК РФ ограничение прав клиента по распоряжению денежными средствами, находящимися на счете, допускается только при наложении ареста на денежные средства, находящиеся на счете, или приостановлении операций по счету в случаях, предусмотренных законом. В соответствии со ст. 27 Закона о банках на денежные средства, находящиеся на счетах, арест может быть наложен не иначе как судом и арбитражным судом, судьей, а также по постановлению органов предварительного следствия при наличии санкции прокурора. Вместе с тем согласно ст. 31, 72, 75, 76 и 77 НК РФ налоговые органы вправе использовать арест имущества и приостановление операций по счету в качестве обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов и сборов. При наложении ареста на денежные средства, находящиеся на счетах, кредитная организация незамедлительно по получении решения о наложении ареста прекращает расходные операции по данному счету в пределах средств, на которые наложен арест.

Банк согласно ст. 849 ГК РФ обязан выполнять соответствующие операции по счету в установленные законом и договором сроки. Так, зачисление поступивших на счет клиента денежных средств он должен осуществлять не позже дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа, если более короткий срок не предусмотрен договором банковского счета. Следовательно, законом предусматривается предельный срок для зачисления средств на счет, который в договоре может быть пересмотрен только в сторону уменьшения. Что же касается выдачи или перечисления по распоряжению клиента с его счета денежных средств, то данные операции должны выполняться не позже дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа, если иные сроки не предусмотрены законом, изданными в соответствии с ним банковскими правилами или договором банковского счета. Это означает, что законом, банковскими правилами или договором может быть установлен более длительный срок выдачи или перечисления средств со счета.

В случае просрочки исполнения банком распоряжения о перечислении средств со счета при осуществлении банковского перевода (т.е. при расчетах платежным поручением) клиент вправе до момента списания денежных средств с корреспондентского счета банка плательщика отказаться от исполнения данного поручения и потребовать восстановления не переведенной по платежному поручению суммы на его счете. При этом платежное поручение должно быть отозвано клиентом.

В тех случаях, когда банк, обязанный уплачивать проценты за пользование денежными средствами клиента в соответствии со ст. 852 ГК РФ, не исполняет надлежащим образом поручение о перечислении денежных средств, т.е., списав денежные средства со счета клиента, не перечисляет их по назначению, клиент вправе требовать привлечения банка к ответственности (ст. 856, 866 ГК РФ). При этом проценты за пользование денежными средствами, находящимися на счете клиента, банк обязан уплачивать до момента списания соответствующей суммы со счета клиента. Если же банк, не исполняя поручения клиента, не списывает соответствующую денежную сумму со счета, клиент имеет право требовать как применения указанной ответственности, так и начисления процентов за пользование денежными средствами, находящимися на счете.

Поскольку права и обязанности сторон по договору банковского счета по общему правилу возникают независимо от того, внесены ли клиентом денежные средства на счет, если иное не установлено законом или соглашением сторон, в договоре может быть предусмотрено положение о том, что банк осуществляет платежи со счета, несмотря на отсутствие у клиента денежных средств. В этом случае (ст. 850 ГК РФ) банк считается предоставившим клиенту кредит на соответствующую сумму со дня осуществления такого платежа. При этом права и обязанности сторон, связанные с кредитованием счета, определяются правилами о займе и кредите в соответствии с требованиями гл. 42 ГК РФ, если договором банковского счета не предусмотрено иное. По своему характеру такой договор должен рассматриваться как смешанный (п. 3 ст. 421 ГК РФ) *(161).

Банк обязан информировать клиента о состоянии его счета и выполняемых по нему операциях. Формально данная обязанность выражена в ст. 853 ГК РФ в отношении обязанности банка информировать клиента о произведенном зачете. Такая информация должна передаваться клиенту в порядке и в сроки, предусмотренные договором, а при отсутствии соответствующих условий, - в порядке и в сроки, которые являются обычными для банковской практики предоставления клиентам информации о состоянии денежных средств на соответствующем счете. На практике эта обязанность выражается в предоставлении банком клиенту выписок по счету, в которых фиксируются данные об остатке денежных средств на счете, произведенных по нему за отчетный период операциях, начисленных процентах за пользование банком средствами клиента, суммах, взимаемых банком в счет оплаты его услуг, а также о произведенном зачете взаимных требований.

Согласно ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона о банках на банк возлагается обязанность сохранять тайну банковского счета, банковского вклада, операций по нему и сведений о клиенте *(162). Все субъекты российской банковской системы, включая Банк России и Агентство по страхованию вкладов, обязаны гарантировать тайну об операциях, счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. В связи с этим справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, выдаются кредитной организацией им самим, судебным, таможенным, налоговым органам, органам внутренних дел при осуществлении ими функций по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений, Счетной палате Российской Федерации в случаях, предусмотренных законодательными актами об их деятельности, а при наличии согласия прокурора также органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве.

Кроме того, информация по операциям юридических лиц, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и физических лиц предоставляется кредитными организациями в уполномоченный орган, осуществляющий меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, в случаях, порядке и объеме, которые предусмотрены Законом о противодействии легализации (отмыванию) незаконных доходов.

Справки по счетам и вкладам физических лиц могут выдаваться кредитной организацией им самим, судебным органам, Агентству по страхованию вкладов при наступлении страховых случаев, предусмотренных законом, а при наличии согласия прокурора также органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве. В случае смерти владельцев счетов и вкладов справки выдаются кредитной организацией лицам, указанным владельцем счета или вклада в сделанном кредитной организации завещательном распоряжении, нотариальным конторам по находящимся в их производстве наследственным делам о вкладах умерших вкладчиков, а в отношении счетов иностранных граждан - иностранным консульским учреждениям.

Наряду с субъектами банковской системы банковскую тайну относительно операций, счетов и вкладов кредитных организаций, их клиентов и корреспондентов, за исключением случаев, предусмотренных законом, должны соблюдать аудиторские организации. Уполномоченный орган, осуществляющий меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, также не вправе раскрывать третьим лицам информацию, полученную от кредитных организаций в соответствии с Законом о противодействии легализации (отмыванию) незаконных доходов.

Следует иметь в виду, что банковская тайна, во-первых, распространяется не только на отношения банка и клиента по счету, но и по банковскому вкладу, во-вторых, не может рассматриваться как обязанность банка перед клиентами и вкладчиками, вытекающая из договора банковского счета или банковского вклада. Необходимо признать, что банковская тайна представляет собой одно из тех нематериальных благ, которые в соответствии с п. 2 ст. 150 ГК РФ защищаются гражданско-правовыми способами. В связи с этим в случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных ему убытков.

За разглашение банковской тайны Банк России, Агентство по страхованию вкладов, аудиторские и иные организации, уполномоченный орган, осуществляющий меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, а также их должностные лица и работники несут ответственность, включая возмещение причиненных этим убытков.

Согласно ст. 851 ГК РФ в случаях, предусмотренных договором банковского счета, клиент оплачивает услуги банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете. Следовательно, как указывалось ранее, договор банковского счета может быть как возмездным, так и безвозмездным. Плата за услуги банка, если она предусмотрена договором, может взиматься по истечении каждого квартала из денежных средств клиента, находящихся на счете, если стороны не договорились об ином.

Вместе с тем, учитывая, что банк пользуется денежными средствами владельца счета, по общему правилу он обязан в соответствии со ст. 852 ГК РФ уплачивать проценты за пользование денежными средствами, находящимися на счете, сумма которых зачисляется на счет. Сумма процентов зачисляется на счет в сроки, определенные в договоре, а если такие сроки договором не предусмотрены, по истечении каждого квартала. Размер процентов определяется договором банковского счета, а при отсутствии в договоре условия об их размере, - по ставке, обычно устанавливаемой банком по вкладам до востребования (ст. 838 ГК РФ). Однако договором может быть установлено правило о том, что банк не выплачивает проценты за пользование средствами клиента, находящимися на его счете.

В связи с тем что по договору банковского счета стороны имеют встречные однородные требования, в ст. 853 ГК РФ определяются правила о зачете встречных требований банка и клиента по счету. Так, денежные требования банка к клиенту, связанные с кредитованием счета (ст. 850 ГК РФ) и оплатой его услуг (ст. 851 ГК РФ), с одной стороны, и требования клиента к банку об уплате процентов за пользование денежными средствами (ст. 852 ГК РФ), с другой стороны, могут прекращаться зачетом в соответствии со ст. 410 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором банковского счета. В отличие от общих правил, установленных ст. 410 ГК РФ, зачет указанных требований осуществляется банком. При этом банк должен информировать клиента о произведенном зачете в порядке и в сроки, которые предусмотрены договором. Если такие условия сторонами не согласованы, то информация о зачете передается банком клиенту в порядке и в сроки, которые являются обычными для банковской практики предоставления клиентам информации о состоянии денежных средств на соответствующем счете. Важно иметь в виду, что договором банковского счета не может быть расширен по сравнению с указанным в ст. 853 ГК РФ перечень встречных требований банка и клиента, в отношении которых допускается зачет. По договору банковского счета указанный перечень может быть либо сокращен, либо вообще исключен зачет этих требований.

Согласно ст. 856 ГК РФ ответственность банка предусматривается в случаях несвоевременного зачисления на счет поступивших клиенту денежных средств, их необоснованного списания банком со счета, а также невыполнения указаний клиента о перечислении денежных средств со счета или об их выдаче со счета.

В судебно-арбитражной практике вопрос о надлежащем исполнении распоряжения клиента о перечислении денежных средств со счета при осуществлении банковского перевода вызывал определенные сложности. В связи с этим в п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. N 5 четко определяется, что согласно ст. 865 ГК РФ банк плательщика обязан перечислить соответствующую сумму банку получателя, у которого с момента зачисления средств на его корреспондентский счет и получения документов, являющихся основанием для зачисления средств на счет получателя, появляется обязательство, основанное на договоре банковского счета с получателем средств, по зачислению суммы на счет последнего (п. 1 ст. 845 ГК РФ). Поэтому обязательство банка плательщика перед клиентом по платежному поручению считается исполненным в момент надлежащего зачисления соответствующей денежной суммы на счет банка получателя, если договором банковского счета клиента и банка плательщика не предусмотрено иное.

Ненадлежащее выполнение операций по счету порождает обязанность банка уплатить клиенту проценты в порядке и в размере, установленных ст. 395 ГК РФ. Проценты подлежат начислению на денежную сумму, на которую ненадлежащим образом произведена соответствующая операция по счету. В соответствии с п. 20 постановления Пленума ВС и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 неустойка, предусмотренная ст. 856 ГК РФ, является законной и может быть применена к банку, обслуживающему клиента на основании договора банковского счета. Учитывая то, что указанная неустойка взыскивается в порядке и в размере, установленных ст. 395 ГК РФ, она является зачетной. В связи с этим, если клиенту ненадлежащим выполнением операций по счету причинены убытки, то он вправе взыскать их с банка в части, не покрытой неустойкой *(163).

Важно иметь в виду, что ответственность, предусмотренная ст. 856 и 866 ГК РФ или договором, применяется к банку лишь за период до расторжения договора. Если после расторжения договора банк неправомерно удерживает остаток денежных средств на счете, а также суммы по неисполненным платежным поручениям, ответственность банка наступает в соответствии со ст. 395 ГК РФ. В случаях, когда после расторжения договора банковского счета остаток денежных средств на счете не выдан клиенту или по его указанию не перечислен на другой счет в семидневный срок после получения его письменного заявления, банк считается неправомерно удерживающим их лицом. Поскольку между сторонами отсутствуют договорные отношения, прекратившиеся расторжением договора, банк в соответствии со ст. 1105 и 1107 ГК РФ обязан вернуть бывшему клиенту сумму долга и уплатить на сумму неосновательного денежного обогащения проценты за пользование чужими средствами согласно ст. 395 ГК РФ с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств, т.е. по истечении установленного ст. 859 ГК РФ семидневного срока.

Виды счетов. В зависимости от субъекта и объема расчетных операций, которые вправе совершать клиент банка, счета можно подразделить на: расчетные, текущие, специальные и корреспондентские.

Расчетные счета в настоящее время открываются всем юридическим лицам, а также гражданам-предпринимателям. С расчетного счета клиенты банков вправе осуществлять все виды расчетных операций (безналичных расчетов). Кроме того, банки предоставляют им услуги кассового характера (прием и выдача наличных денег) в соответствии с правилами, установленными законодательством *(164).

Наряду с наличными *(165) и безналичными платежами по возмездным гражданско-правовым договорам и иным сделкам, а также выплатами социального характера (зарплата, отпускные и т.п.), клиенты с расчетного счета производят уплату налогов и иных обязательных платежей. С этим связан ряд публично-правовых ограничений, применяемых при открытии и ведении расчетного счета. Так, для открытия расчетного счета клиент обязан предоставить банку документ о постановке на налоговый учет, а также сообщить о его открытии во внебюджетные фонды.

Юридические лица и граждане-предприниматели вправе открывать неограниченное количество расчетных счетов.

Текущие счета открываются филиалам и представительствам юридических лиц. Кроме того, обособленным подразделениям юридических лиц, расположенным вне места их нахождения, могут открываться расчетные субсчета.

Традиционно текущими являются счета в банках, открываемые гражданам *(166). По таким счетам граждане вправе осуществлять платежи в безналичном порядке. Единственным ограничением совершаемых гражданами безналичных платежей здесь является отсутствие возможности производить платежи, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности.

К категории специальных счетов относятся бюджетные, валютные, ссудные и депозитные.

Специальный характер бюджетных счетов проявляется в особенностях субъектного состава, источников формирования денежных средств, зачисляемых на них, а также направлений их расходования. Согласно ст. 68, 69 БК РФ ассигнования на содержание бюджетных учреждений относятся к текущим расходам бюджета.

В соответствии со ст. 161 БК РФ бюджетное учреждение, подведомственное федеральным органам исполнительной власти, использует бюджетные средства исключительно через лицевые счета бюджетных учреждений, которые ведутся Федеральным казначейством.

Бюджетные учреждения расходуют бюджетные средства исключительно на оплату труда в соответствии с заключенными трудовыми договорами и правовыми актами, регулирующими размер заработной платы соответствующих категорий работников; перечисление страховых взносов в государственные внебюджетные фонды; трансферты населению, выплачиваемые в соответствии с федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации и правовыми актами органов местного самоуправления; командировочные и иные компенсационные выплаты работникам в соответствии с законодательством Российской Федерации; оплату товаров, работ и услуг по заключенным государственным или муниципальным контрактам; оплату товаров, работ и услуг в соответствии с утвержденными сметами без заключения государственных или муниципальных контрактов. Расходование бюджетных средств бюджетными учреждениями на иные цели не допускается (ст. 70 БК РФ).

Согласно постановлению Правительства РФ от 22 августа 1998 г. N 1001 "О мероприятиях по переводу в органы Федерального казначейства счетов организаций, финансируемых из федерального бюджета, по учету средств, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности" *(167) в целях упорядочения учета средств федеральных органов исполнительной власти, иных прямых получателей средств федерального бюджета и находящихся в их ведении организаций, финансируемых из федерального бюджета, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, осуществлен перевод счетов по учету этих средств в органы Федерального казначейства Министерства финансов РФ.

Специальный характер валютных счетов проявляется в специфике субъектного состава и объекта (иностранная валюта), а в некоторых случаях также в строго целевом характере использования находящихся на них средств. В соответствии со ст. 5 Закона о валютном регулировании валютные операции осуществляются, а счета открываются и операции по счетам проводятся без ограничений, если порядок осуществления валютных операций и использования счетов (включая установление требования об использовании специального счета *(168)) не установлен органами валютного регулирования в соответствии с анализируемым законом. При установлении требования об использовании специального счета органы валютного регулирования не вправе вводить ограничения, не предусмотренные этим законом.

Валютные счета открываются резидентам и нерезидентам только в уполномоченных банках, т.е. в банках, имеющих валютную лицензию, выданную Банком России (ст. 1, 5, 13, 14 Закона о валютном регулировании). Согласно ст. 14 Закона о валютном регулировании резиденты вправе без ограничений открывать в уполномоченных банках банковские счета (банковские вклады) в иностранной валюте, если иное не установлено этим законом. По общему правилу расчеты при осуществлении валютных операций производятся юридическими лицами-резидентами через банковские счета в уполномоченных банках, порядок открытия и ведения которых устанавливается Банком России. В случаях, установленных ст. 12 Закона о валютном регулировании, резиденты могут иметь счета в иностранной валюте в банках за пределами Российской Федерации.

Согласно ст. 13 Закона о валютном регулировании нерезиденты на территории Российской Федерации вправе открывать банковские счета, а также банковские вклады в иностранной валюте и валюте Российской Федерации только в уполномоченных банках. Порядок открытия и ведения банковских счетов и вкладов нерезидентов, открываемых на территории Российской Федерации, в том числе специальных счетов, устанавливает Банк России, если иное не предусмотрено данным законом *(169).

Следует иметь в виду, что валютные операции по сделкам между уполномоченными банками, совершаемым ими от своего имени и за свой счет, также осуществляются в порядке, установленном Банком России *(170).

Корреспондентские счета выделяются по субъектному составу. Субъектами данного вида договора банковского счета являются только банки и иные кредитные организации. Согласно ст. 860 ГК РФ правила гл. 45 ГК РФ распространяются на корреспондентские счета, корреспондентские субсчета, другие счета банков, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или установленными в соответствии с ними банковскими правилами.

Кредитные организации обязаны иметь корреспондентские счета в Банке России. В соответствии со ст. 15 Закона о банках для оплаты уставного капитала вновь созданной кредитной организации открывается корреспондентский счет в системе Банка России. Согласно ст. 28 и 30 указанного закона корреспондентские отношения между Банком России и кредитными организациями строятся на договорной основе. От имени Банка России в корреспондентские отношения с кредитными организациями вступают его специальные подразделения - расчетно-кассовые центры (РКЦ) *(171). Наряду с этим согласно ст. 860 ГК РФ и ст. 28 Закона о банках корреспондентские отношения также могут устанавливаться и между отдельными банками. Такие корреспондентские счета получили наименование счетов "Лоро", "Ностро".

Вопросы, касающиеся порядка, условий установления корреспондентских отношений и правил осуществления расчетных операций по корреспондентским счетам (субсчетам) кредитных организаций, открытым в Банке России, в других кредитных организациях (их филиалах), а также по счетам межфилиальных расчетов одной кредитной организации, урегулированы в настоящее время ч. II и III Положения Банка России от 3 октября 2002 г. N 2-П "О безналичных расчетах в Российской Федерации" *(172).

Порядок и условия установления корреспондентских отношений с иностранными банками определяются Банком России *(173).

Важно подчеркнуть, что согласно п. 5.1 ст. 7 Закона о противодействии легализации незаконных доходов кредитные организации обязаны предпринимать меры, направленные на предотвращение установления отношений с банками-нерезидентами, в отношении которых имеется информация, что их счета используются банками, не имеющими на территориях государств, в которых они зарегистрированы, постоянно действующих органов управления.

 

Глава 5. Способы обеспечения исполнения кредитных обязательств

 

§ 1. Значение обеспечения исполнения обязательств

 

Надлежащему исполнению обязательств способствуют многие гражданско-правовые институты, применение которых позволяет стимулировать должника к исполнению возложенных на него обязанностей, а также защитить интересы кредитора при нарушении обязательства. Такие меры установлены в законе либо в качестве общих правил, которые применимы к любому обязательству (например, взыскание причиненных убытков) либо носят специальный характер и используются в определенных случаях (например, субсидиарная ответственность).

Однако в реальной действительности использование названных мер в целях обеспечения конкретного обязательства может оказаться фактически невозможным, затруднительным или не позволит с достаточной эффективностью защитить интересы кредитора. В этой связи ст. 329 ГК РФ допускает применение дополнительных обеспечительных мер, устанавливаемых по соглашению сторон обязательства либо по прямому указанию закона. Они именуются способами обеспечения исполнения обязательств. Согласно п. 1 ст. 329 ГК РФ к ним относятся неустойка, залог, удержание, банковская гарантия, задаток и другие способы, предусмотренные законом или договором.

Способы, обеспечивающие исполнение обязательств, носят имущественный характер и устанавливаются в интересах кредитора. Одни из них непосредственно направлены на стимулирование должника к исполнению обязанностей в натуре (неустойка, задаток); вторые призваны при нарушении должником обязательства гарантировать осуществление прав кредитора посредством уплаты ему денежной суммы другими лицами (поручительство, банковская гарантия); третьи понуждают должника к исполнению обязанности, а при ее неисполнении обеспечивают защиту интересов кредитора тем, что позволяют получить удовлетворение за счет принадлежащего должнику имущества (залог, удержание).

При обеспечении обязательства между субъектами возникает обязательственное правоотношение. Оно является производным, зависимым от основного, обеспечиваемого обязательства, в связи с чем носит дополнительный (акцессорный) характер. Это проявляется в том, что при недействительности или прекращении основного обязательства прекращается и существование обязательства, его обеспечивающего. Исключение составляет лишь банковская гарантия, которая независима от основного обязательства и при его прекращении сохраняет свою силу (ст. 370 ГК РФ). Напротив, недействительность соглашения об обеспечении не влечет недействительности основного обязательства (п. 2 ст. 329 ГК РФ).

Для обеспечительных обязательств также характерно, что они следуют судьбе основного обязательства. Так, при цессии к новому кредитору переходят и права, обеспечивающие исполнение обязательства (ст. 384 ГК РФ). Это правило не распространяется только на банковскую гарантию, поскольку принадлежащее бенефициару право требования к гаранту не может быть передано другому лицу, если в самой гарантии не предусмотрено иное (ст. 372 ГК РФ).

В банковской практике в целях обеспечения исполнения кредитных обязательств обычно используются поручительство, банковская гарантия и залог. Неустойка как обеспечительное средство, способствующее возврату кредита, может применяться, однако в настоящее время недостаточно эффективна. Неустойка представляет собой определенную законом или договором денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (п. 1 ст. 330 ГК РФ). Однако если должник из-за возникших финансовых затруднений окажется неспособным уплатить кредитору основную сумму долга, взыскание с него неустойки будет столь же проблематичным. Удержание для обеспечения исполнения обязательств заемщика используется крайне редко, а задаток вообще неприменим в силу особенностей данных обеспечительных средств и специфики банковской деятельности.

Как отмечалось, перечень способов обеспечения исполнения обязательств, приведенный в ст. 329 ГК РФ, исчерпывающим не является, поэтому помимо указанных могут использоваться и иные способы, предусмотренные законом или договором. Так, согласно п. 1 ст. 824 ГК РФ, исполнение обязательства клиента-заемщика перед финансовым агентом - банком может обеспечиваться посредством уступки его денежного требования к должнику. Среди договорных способов обеспечения, встречающихся в банковской практике, можно назвать специальное обременение имущества, право требования приведения в исполнение договора запродажи и др. *(174)

 

§ 2. Поручительство

 

Поручительство является достаточно эффективным, а потому весьма распространенным средством обеспечения исполнения кредитных обязательств. Его обеспечительный характер проявляется в том, что при нарушении обязательства кредитор имеет возможность предъявить свои требования не только к должнику, но и к поручителю, что значительно повышает вероятность надлежащего исполнения денежного обязательства.

Основанием возникновения поручительства, согласно ст. 361 ГК РФ, является договор, по которому поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

Посредством поручительства могут обеспечиваться как существующие обязательства, так и те, которые возникнут в будущем (абз. 2 ст. 361 ГК РФ). При обеспечении будущего обязательства права и обязанности у субъектов договора поручительства возникают не с момента его заключения, а с момента возникновения основного обязательства. В этом случае содержание договора не должно оставлять сомнений относительно обязательства, за исполнение которого дается поручительство.

Так, коммерческий банк обратился с иском к заемщику и поручителю о взыскании задолженности по кредитному договору. Арбитражный суд, установив, что договор поручительства был подписан ранее кредитного договора и на сумму, превышающую выданный кредит, посчитал его незаключенным и удовлетворил исковые требования за счет заемщика. Впоследствии это решение было отменено апелляционной инстанцией на том основании, что допустимо заключение договора поручительства в целях обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем. Имевшиеся в тексте договора сведения позволяли определить обеспечиваемое обязательство, а сумма фактически выданного кредита не превысила предельную сумму, на которую было дано поручительство *(175).

В судебной практике также признается допустимым заключение договора поручительства после наступления срока исполнения основного обязательства, поскольку это не противоречит нормам § 5 гл. 23 ГК РФ. В частности, суды исходят из действительности договоров поручительства, содержащих условия о сроке и порядке погашения поручителем имеющейся у должника задолженности, в том числе и по кредитным договорам *(176).

Договор поручительства заключается между кредитором по обеспеченному обязательству и поручителем. Должник, за которого предоставляется поручительство, в этом договоре не участвует, его согласие на совершение договора также не требуется.

Какие-либо ограничения, касающиеся субъектного состава договора поручительства, нормы ГК РФ не содержат. В этой связи в качестве поручителей могут выступать дееспособные граждане и юридические лица, с учетом имеющегося у них объема правоспособности *(177).

Если в качестве поручителя выступает юридическое лицо, особое значение имеет наличие у действующего от его имени органа необходимых полномочий, а также соблюдение установленного порядка заключения договора. В частности, специальные правила предусмотрены действующим законодательством для унитарных предприятий, поскольку они не обладают правом собственности на закрепленное за ними имущество. В соответствии с п. 4 ст. 18 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" *(178) (далее - Закон об унитарных предприятиях) государственные и муниципальные унитарные предприятия могут совершать сделки, связанные с предоставлением поручительства, только с согласия собственника. Если договор поручительства, заключаемый хозяйственным обществом, обладает признаками крупной сделки или сделки с заинтересованностью, он в обязательном порядке должен быть одобрен компетентным органом общества (ст. 78, 79, 81, 83, 84 закона об акционерных обществах, ст. 45, 46 закона об обществах с ограниченной ответственностью). При нарушении этого требования такой договор может быть признан недействительным в судебном порядке по иску хозяйственного общества или его участника.

Поручителем могут выступать как одно, так и несколько лиц, поручившихся за исполнение обязательства совместно по одному договору поручительства или независимо друг от друга, заключив с кредитором самостоятельные договоры поручительства. Лица, совместно давшие поручительство, отвечают перед кредитором солидарно, если иное не предусмотрено договором поручительства (п. 3 ст. 363 ГК РФ). При этом отношения сопоручителей между собой регулируются ст. 322-325 ГК РФ. Если же за одного должника поручились несколько лиц независимо друг от друга, по различным договорам поручительства, то в случае неисполнения обеспечиваемого обязательства кредитор вправе предъявить соответствующие требования к любому из поручителей. Каких-либо правоотношений между поручителями в этом случае не возникает.

Договор поручительства должен быть совершен в письменной форме независимо от формы основного договора, субъектного состава и других обстоятельств (ст. 362 ГК РФ). При этом он может быть заключен путем составления одного документа, подписанного кредитором и поручителем, или путем обмена документами по почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной и иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК РФ).

В судебной практике признается допустимым правовое оформление отношений поручительства в виде трехстороннего договора, подписанного поручителем, должником и кредитором. По этому поводу ВАС РФ было указано, что подобный договор, совершенный в письменной форме и содержащий все необходимые существенные условия (сведения о должнике, кредиторе, сумме обеспечиваемого обязательства и др.), следует квалифицировать как договор поручительства, поскольку заключение такого трехстороннего соглашения не противоречит действующему законодательству (см. постановление Президиума ВАС РФ от 8 октября 1996 г. N 2296/96 "О признании недействительным договора поручительства") *(179).

Форма соглашения о предоставлении поручительства также считается соблюденной и тогда, когда письменный документ, содержащий все условия договора поручительства, составлен должником и поручителем. При этом на таком документе имеется письменная отметка кредитора, свидетельствующая о принятии им поручительства. Поскольку в данном случае воля поручителя и кредитора явно выражена и зафиксирована письменно, требования к форме договора поручительства считаются соблюденными *(180).

Несоблюдение письменной формы договора поручительства влечет его недействительность (ст. 362 ГК РФ). Он считается ничтожным и не порождает тех правовых последствий, к которым стремились его участники.

Договор поручительства должен содержать сведения, позволяющие точно определить, по какому именно обязательству предоставляется обеспечение, т.е. индивидуализирующие основное обязательство (его существо, размер, сроки исполнения и др.), кому и за кого поручительство выдано, а также каков объем ответственности поручителя. В противном случае отношения поручительства нельзя считать установленными *(181).

Стороны вправе включать в договор и иные условия, имеющие для них существенное значение, в том числе устанавливать правила, отличные от норм ГК РФ о поручительстве, носящих диспозитивный характер. В частности, договор может содержать условия о сроке, на который выдается поручительство; об установлении субсидиарной ответственности поручителя; об обязанности поручителя отвечать за любого нового должника при переводе на него долга по обеспечиваемому обязательству *(182) и др.

При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства по общему правилу поручитель и должник несут перед кредитором солидарную ответственность (п. 1 ст. 363 ГК РФ). Это означает, что кредитор вправе требовать исполнения обязательства как от должника и поручителя совместно, так и от любого из них в отдельности, причем как полностью, так и в части долга (п. 1 ст. 323 ГК РФ).

В исключение из этого общего правила законом или договором поручительства может предусматриваться и субсидиарная ответственность поручителя. В таком случае обращение к поручителю будет возможным, только если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование (п. 1 ст. 399 ГК РФ). При этом кредитор должен быть лишен возможности удовлетворить его путем зачета встречного требования к должнику либо бесспорного взыскания средств с должника. В частности, в судебной практике признается допустимым предъявление кредитором требований непосредственно к поручителю в случаях, когда его право на бесспорное списание средств не может быть реализовано в связи с отсутствием у должника денег на счете *(183).

Согласно п. 3 ст. 399 ГК РФ, на поручителя, несущего субсидиарную ответственность за должника, возлагается особая обязанность. Он должен до удовлетворения предъявленного ему кредитором требования предупредить об этом основного должника. Если же к поручителю предъявлен иск - привлечь основного должника к участию в деле. В противном случае основной должник получает право выдвинуть против регрессного требования поручителя возражения, которые он имел против кредитора (относительно их размера, правомерности и др.).

Специальными законами могут предусматриваться отличные от общих правила об ответственности поручителя и должника, действующие при обеспечении поручительством обязательств отдельных видов. Так, в соответствии со ст. 27.4 Закона о рынке ценных бумаг договор поручительства, обеспечивающий исполнение обязательств по облигациям, может предусматривать только солидарную ответственность поручителя и эмитента за неисполнение или ненадлежащее исполнение эмитентом обязательств по облигациям. Это правило сформулировано императивно и не может быть изменено по соглашению сторон.

Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и должник, если иное не установлено договором поручительства.

По общему правилу поручитель обязан уплатить кредитору сумму основного долга; проценты за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ, причем их начисление должно осуществляться в тех же порядке и размере, в каком они подлежали бы возмещению должником по основному обязательству, если иное не предусмотрено договором поручительства *(184); а также возместить судебные издержки, возникшие в связи с взысканием долга, и иные убытки, вызванные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником (п. 2 ст. 363 ГК РФ).

Договор поручительства может предусматривать правила, ограничивающие ответственность поручителя перед кредитором по сравнению с объемом ответственности основного должника. Это могут быть прямые оговорки об исключении каких-либо из форм ответственности поручителя, установленных законом, либо четкое определение объема его ответственности, отличного от предусмотренного п. 2 ст. 363 ГК РФ. Например, поручитель может отвечать только за возврат суммы основного долга, какой-то его части и т.д. Как условие об ограничении размера ответственности в судебной практике расценивается указание в договоре поручительства на то, что поручитель отвечает за возврат долга и уплату процентов *(185). Увеличение ответственности поручителя посредством включения в договор соответствующих условий не допускается. Поручитель не может нести перед кредитором ответственность в объеме, превышающем объем ответственности основного должника.

Поручителю, к которому кредитором предъявлены связанные с неисполнением обязательства требования, предоставляется право выдвигать против них любые возражения, которые мог бы представить должник для отклонения этих требований или изменения их размера. Данное право сохраняется за поручителем даже в тех случаях, когда должник отказался от заявления возражений по поводу заявленных кредитором требований или признал долг (ст. 364 ГК РФ).

Исполнение поручителем обязательства вместо должника влечет переход к нему всех прав кредитора по этому обязательству и прав, принадлежавших кредитору как залогодержателю, в том объеме, в каком сам поручитель удовлетворил требование кредитора (п. 1 ст. 365 ГК РФ). Таким образом, поручителю предоставляется право заявления регрессного требования к должнику, обязательство которого он исполнил. В целях реализации данного права кредитор должен предоставить поручителю, исполнившему основное обязательство, документы, удостоверяющие требование к должнику, и передать права, обеспечивающие это требование (п. 2 ст. 365 ГК РФ).

Помимо заявления требования о возмещении сумм, уплаченных кредитору во исполнение основного обязательства, поручитель наделяется правом потребовать от должника уплаты процентов на эти суммы и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника. При этом проценты, размер которых определяется по правилам ст. 395 ГК РФ, начисляются на всю выплаченную поручителем за должника сумму, включая убытки, неустойки, уплаченные кредитору проценты и т.д., за исключением предусмотренных договором поручительства сумм санкций, уплаченных поручителем в связи с собственной просрочкой. Однако, поскольку после удовлетворения поручителем требований кредитора основное обязательство считается исполненным, поручитель не вправе требовать от должника уплаты процентов, определенных условиями обеспечиваемого обязательства с момента погашения требований кредитора *(186).

Следует отметить, что указанные правовые последствия исполнения поручителем основного обязательства возникают лишь в случаях, когда иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением поручителя с должником либо не вытекает из отношений между ними.

Если обязательство перед кредитором было исполнено самим должником, на него возлагается обязанность немедленно известить об этом поручителя (ст. 366 ГК РФ). Это позволяет снизить вероятность двойного исполнения обязательства в пользу кредитора. В случае, когда соответствующая информация не была своевременно предоставлена и это привело к повторному исполнению обязательства поручителем, ему предоставляется право по своему выбору: либо взыскать с кредитора неосновательно им полученное в соответствии с правилами о неосновательном обогащении (гл. 60 ГК РФ), либо предъявить регрессное требование к должнику. При этом основной должник, не известивший поручителя об исполнении обязательства, лишается права выдвигать против его регрессного требования возражения, которые у него имелись против кредитора *(187).

Прекращение поручительства возможно как по общим основаниям прекращения обязательств, определенным гл. 26 ГК РФ (в связи с надлежащим исполнением, зачетом встречных требований и др.), так и в случаях, предусмотренных ст. 367 ГК РФ.

К числу специальных оснований прекращения поручительства прежде всего относится прекращение обеспечиваемого им обязательства. Это связано с акцессорным характером поручительства, которое может существовать лишь постольку, поскольку существует обеспечиваемое обязательство.

Поручительство прекращается в случае изменения основного обязательства, если оно влечет увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя и осуществлялось без его согласия. К такого рода изменениям относятся те, что касаются имущественных интересов поручителя: изменение сроков исполнения основного обязательства *(188); увеличение размера ответственности должника *(189) в связи с увеличением размера процентов, уплачиваемых им по обеспеченному поручительством кредитному договору, или увеличением штрафных санкций за правонарушения должника и др.). Моментом прекращения поручительства в таких случаях является момент внесения изменений в обеспечиваемое обязательство. Если же поручитель согласен отвечать за исполнение измененного обязательства, поручительство свою силу сохраняет. При этом согласие поручителя может быть выражено в любое время - как до, так и после изменения основного обязательства.

Поручительство прекращается при переводе на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника.

Основанием прекращения отношений поручительства также является отказ кредитора от принятия надлежащего исполнения основного обязательства, предложенного должником или поручителем.

Если поручительство было выдано на определенный срок, о чем имеется указание в договоре, то оно прекращается с истечением этого срока. Когда такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного обязательства не предъявит иск к поручителю. В случаях, когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства. Указанные сроки относятся к категории пресекательных, т.е. таких, с истечением которых прекращается обязательство поручителя. Правила, действующие в отношении сроков исковой давности (их приостановления, перерыва и прекращения) в данном случае неприменимы *(190).

 

§ 3. Банковская гарантия

 

Как обеспечительное средство банковская гарантия по своим внешним признакам сходна с поручительством, поскольку ее использование предоставляет кредитору возможность реализовать свои права посредством получения денежной суммы не от должника, а от другого лица - гаранта. Вместе с тем действующее российское законодательство признает ее самостоятельным способом обеспечения исполнения обязательств, обладающим особыми признаками *(191).

Отношения, возникающие в связи с обеспечением обязательств посредством банковской гарантии, регулируются § 6 гл. 23 ГК РФ. В международной банковской практике могут использоваться имеющие рекомендательный характер Унифицированные правила по договорным гарантиям (в ред. 1978 г., публикация МТП N 325), Унифицированные правила для гарантий по первому требованию (в ред. 1992 г., публикация МТП N 458).

В соответствии со ст. 368 ГК РФ банковской гарантией признается письменное обязательство банка, иного кредитного учреждения или страховой организации (гаранта), принятое на себя по просьбе другого лица (принципала), по которому гарант должен уплатить кредитору принципала (бенефициару) определенную денежную сумму при наличии предусмотренных данным обязательством условий и при предоставлении бенефициаром письменного требования об ее уплате.

В отношениях, возникающих в связи с обеспечением обязательства посредством банковской гарантии, участвуют три субъекта: гарант, принципал и бенефициар.

Поскольку выдача банковских гарантий относится к категории банковских операций (ч. 1 ст. 5 Закона о банках), в большинстве случаев в качестве гарантов выступают банки и небанковские кредитные организации *(192), имеющие соответствующие лицензии Банка России на осуществление банковских операций в рублях или иностранной валюте *(193). Правом выдавать банковские гарантии также наделяются страховые компании, создаваемые в соответствии с Законом РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" и имеющие лицензию на осуществление страховой деятельности.

Принципалом является должник по основному обязательству, который обращается к гаранту с просьбой о выдаче банковской гарантии. Поскольку никаких специальных требований к нему не предъявляется, в качестве принципала в возникающих отношениях может участвовать любой субъект гражданского права, обладающий достаточным объемом право- и дееспособности. Вместе с тем для некоторых категорий лиц предусмотрены специальные правила. Так, государственные и муниципальные унитарные предприятия не вправе совершать сделки, связанные с получением банковских гарантий, если на это не получено согласие собственника (п. 4 ст. 18 Закона об унитарных предприятиях).

Бенефициар - это кредитор по обеспеченному банковской гарантией обязательству. Им может быть любое правоспособное лицо.

Основной особенностью банковской гарантии как способа обеспечения исполнения обязательств является ее независимость от основного обязательства. Согласно ст. 370 ГК РФ предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение которого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на это обязательство. То есть банковская гарантия является самостоятельным обязательством гаранта и не носит акцессорного характера по отношению к обеспеченному обязательству.

Независимость банковской гарантии проявляется в следующем:

1) банковская гарантия сохраняет силу, а гарант не освобождается от исполнения своих обязанностей в случаях, когда основное обязательство прекратилось либо признано недействительным;

2) обязательство гаранта подлежит исполнению по требованию бенефициара без предварительного предъявления требования к принципалу об исполнении основного обязательства, если иное не определено в гарантии *(194);

3) гарант обязан выплатить бенефициару сумму гарантийного обеспечения при наличии соответствующего письменного требования без проверки факта и причин неисполнения принципалом основного обязательства, отказ в осуществлении выплат допускается лишь при нарушении условий гарантии.

Банковская гарантия, согласно п. 2 ст. 369 ГК РФ, носит возмездный характер, поскольку за ее выдачу принципал выплачивает гаранту вознаграждение. Вознаграждение выплачивается гаранту единовременно или периодически, может устанавливаться как в процентном отношении к сумме гарантии, так и в твердом денежном выражении. Если размер вознаграждения за предоставление гарантии принципалом и гарантом не согласован, он должен определяться по правилам п. 3 ст. 424 ГК РФ *(195). Вместе с тем судебная практика относит решение вопроса о возмездности банковской гарантии к компетенции гаранта и принципала. Так, ВАС РФ указал, что отсутствие в соглашении между гарантом и принципалом указаний на возмездный характер их отношений не может рассматриваться в качестве основания для отказа гаранту в удовлетворении требований бенефициара *(196).

Инициатива в возникновении отношений, связанных с обеспечением обязательства посредством банковской гарантии, принадлежит должнику, который обращается к банку, иному кредитному учреждению или страховой организации (гаранту) с просьбой предоставить гарантию. Затем гарант и принципал заключают соглашение, по которому гарант обязуется за вознаграждение выдать банковскую гарантию от своего имени, тем самым возложив на себя обязанность уплатить бенефициару определенную денежную сумму в случае, если обязательство перед ним не будет исполнено принципалом надлежащим образом *(197).

Такое соглашение является необходимым в целях определения взаимных прав и обязанностей сторон, а также условий, на которых будет предоставляться гарантийное обеспечение, в их числе: порядок предоставления банковской гарантии; срок ее действия; сумма гарантии, условия выплаты денежных средств бенефициару; размер и порядок уплаты принципалом вознаграждения, причитающегося гаранту за предоставление гарантии. Кроме того, в соглашение могут включаться и иные условия, в частности о возможности отзыва банковской гарантии или возможности передачи права требования к гаранту, принадлежащего бенефициару, другому лицу; о порядке предъявления гарантом принципалу требований о возмещении сумм, уплаченных бенефициару, и др.

Соглашение о предоставлении банковской гарантии обычно заключается письменно, исходя из общих требований, касающихся формы сделок (ст. 158-165 ГК РФ). Вместе с тем отсутствие письменного документа, оформляющего соглашение гаранта и принципала, не влияет на действительность самой банковской гарантии, выданной на его основе.

Так, арбитражным судом был удовлетворен иск бенефициара к гаранту, отказавшемуся выполнить свои обязательства по банковской гарантии, поскольку письменное соглашение между ним и принципалом не заключалось. Это обстоятельство, по мнению гаранта, свидетельствовало об отсутствии оснований возникновения гарантийного обязательства. Однако арбитражный суд признал, что гарантийное обязательство возникает между гарантом и бенефициаром на основании одностороннего письменного обязательства гаранта. Действительность этого обязательства не зависит от наличия письменного соглашения между гарантом и принципалом *(198).

На основании достигнутого с принципалом соглашения гарант совершает одностороннюю сделку - выдает банковскую гарантию, которая составляется в письменной форме. В результате у него возникает обязанность уплатить кредитору принципала - бенефициару определенную денежную сумму по представлении им письменного требования о ее уплате. Учитывая односторонний характер гарантийного обязательства, для его возникновения не требуется извещения гаранта о принятии бенефициаром гарантии, если иное прямо не предусмотрено в тексте гарантийного обязательства *(199).

Банковская гарантия в обязательном порядке должна содержать указание на срок, в течение которого она действует. Из содержания п. 2 ст. 374 и п. 1 ст. 376 ГК РФ следует, что срок, на который выдается гарантия, является существенным условием любого гарантийного обязательства. При его отсутствии гарантийное обязательство не возникает *(200).

Срок действия банковской гарантии может устанавливаться одним из способов, предусмотренных ст. 190 ГК РФ: календарной датой, истечением периода времени или указанием на событие, которое неизбежно должно произойти. Условие гарантии, определяющее срок каким-либо иным образом, считается несогласованным. Так, судебной практикой не признается условием о сроке указание на то, что банковская гарантия действует до фактического исполнения обязательства *(201).

В банковской гарантии также определяется сумма, в отношении которой она выдается, могут указываться условия, при наличии которых гарант обязуется уплатить ее бенефициару, может предусматриваться перечень документов, прилагаемых бенефициаром к требованию об уплате гарантом денежной суммы, и иные условия (о возможности отзыва гарантии и др.).

Не относится к числу обязательных условий банковской гарантии указание конкретного бенефициара, которому она выдана. Отсутствие в тексте гарантии сведений о бенефициаре не является основанием для признания гарантии недействительной. Обязательство по ней должно исполняться в пользу того кредитора, который предъявит гаранту подлинник банковской гарантии *(202). Однако если в соглашении о предоставлении банковской гарантии бенефициар был поименован, то гарантия должна выдаваться исключительно в его пользу. В судебной практике указание в гарантии в качестве бенефициара иного лица, нежели предусмотренное в соглашении, на основании которого она была выдана, расценивается как изменение гарантом этого соглашения в одностороннем порядке. Соответственно совершение гарантом платежа по такой гарантии лишает его возможности впоследствии взыскать уплаченную бенефициару сумму с принципала *(203).

Банковская гарантия вступает в силу со дня ее выдачи, если в гарантии не предусмотрено иное (ст. 373 ГК РФ). Так, гарантия, выдаваемая в обеспечение обязательства, которое возникнет в будущем, может устанавливать более поздний срок ее вступления в силу (с определенной даты, с момента фактического предоставления кредита и др.).

По общему правилу банковской гарантии придается безотзывный характер - она не может быть отозвана выдавшим ее гарантом (ст. 371 ГК РФ). Вместе с тем, учитывая диспозитивность данной нормы, допустимым является предоставление гаранту права на отзыв гарантии в любой момент в течение срока ее действия или иного заранее определенного периода. Указание на возможность отзыва гарантии должно в обязательном порядке содержаться в ее тексте. Банковская гарантия не может быть отозвана, если гаранту уже предъявлено требование о выплате сумм по ней.

Согласно ст. 372 ГК РФ принадлежащее бенефициару по банковской гарантии право требования к гаранту не может быть передано другому лицу, если в гарантии не предусмотрено иное. То есть в виде исключения из общих норм о переходе прав кредитора (§ 1 гл. 24 ГК РФ) передача прав требования к гаранту (должнику) возможна только с его согласия, которое выражается предварительно при выдаче гарантии посредством включения в нее соответствующего условия.

В зависимости от оснований исполнения гарантом своего обязательства по выплате бенефициару денежных средств выделяются два вида гарантий: условные и по первому требованию *(204).

По условной гарантии выплата бенефициару гарантийной суммы осуществляется только при условии представления им определенных документов, подтверждающих заявленные требования. В литературе к таковым прежде всего относят документы, свидетельствующие о неисполнении или ненадлежащем исполнении принципалом своего обязательства (решение суда о взыскании с него суммы долга и др.) *(205). Между тем более обоснованной и соответствующей принципу независимости банковской гарантии от обеспечиваемого обязательства является точка зрения о недопустимости выдачи банковской гарантии под условие нарушения принципалом основного обязательства *(206).

Гарантия по первому требованию предполагает, что гарант обязан произвести платеж бенефициару после получения соответствующего требования. Представление дополнительно каких-либо документов в данном случае не требуется.

В соответствии со ст. 374 ГК РФ банковская гарантия предполагается гарантией по первому требованию. Для получения гарантийных сумм бенефициар должен представить гаранту письменное требование. Вместе с тем в гарантии может быть предусмотрена необходимость предъявления бенефициаром дополнительных документов. В таком случае имеет место условная гарантия, выплата по которой возможна лишь тогда, когда соответствующие документы приложены бенефициаром к заявленному требованию. В самом требовании или в приложении к нему бенефициар должен указать, в чем именно состоит нарушение принципалом основного обязательства, в обеспечение которого выдана гарантия. Требование о платеже по гарантии должно быть заявлено бенефициаром до окончания определенного в гарантии срока, на который она выдана.

Гарант, получивший требование бенефициара, должен без промедления уведомить об этом принципала и передать ему копии требования и прилагаемых к нему документов. Затем в разумный срок гарант обязан рассмотреть поступившее заявление и сопровождающие его документы и, проявив разумную заботливость, проверить их соответствие условиям гарантии (ст. 375 ГК РФ). В частности, проверяется содержание документов, если оно было конкретизировано в тексте гарантии, и правильность их оформления.

Действующее законодательство предусматривает только два случая, когда гарант вправе отказаться от удовлетворения требований бенефициара (п. 1 ст. 376 ГК РФ).

Во-первых, если заявленное гаранту требование и приложенные к нему документы не соответствуют условиям гарантии.

Так, судом был признан правомерным отказ в удовлетворении требования бенефициара, приложившего к нему в соответствии с условиями гарантии копии коносаментов, подтверждающих исполнение основного обязательства по поставке товаров. Решение суда основывалось на том, что представленные копии не содержат реквизиты, обязательные для данного вида ценных бумаг. Это означает, что составленные документы коносаментами не являются *(207).

Во-вторых, если требования о выплате гарантийной суммы предъявлены бенефициаром по окончании определенного в гарантии срока. При отказе от осуществления гарантийных выплат по одному из этих оснований гарант должен немедленно уведомить об этом бенефициара.

В случаях, когда до удовлетворения требований бенефициара гаранту стало известно, что обеспечиваемое обязательство полностью или в соответствующей части уже исполнено, а равно прекратилось по иным основаниям либо недействительно, он обязан немедленно сообщить об этом бенефициару и принципалу (п. 2 ст. 376 ГК РФ). Если после получения такой информации бенефициаром повторно будет предъявлено требование о выплате гарантийной суммы, гарант должен его удовлетворить. Это правило действует даже тогда, когда повторное требование поступило за пределами срока гарантии, поскольку оно лишь подтверждает первоначально заявленное в установленный срок.

Предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром ограничивается суммой, на которую выдана гарантия (п. 1 ст. 377 ГК РФ). Поскольку гарантия является самостоятельным обязательством гаранта, бенефициар не вправе заявлять ему требование об оплате долга принципала по основному обязательству *(208).

Неисполнение или ненадлежащее исполнение гарантом своих обязательств влечет применение к нему мер гражданско-правовой ответственности на общих основаниях. При этом размер ответственности гаранта не ограничивается суммой, на которую выдана банковская гарантия, если в ней прямо не предусмотрено иное, поскольку в данном случае гарант отвечает перед бенефициаром за собственные неправомерные действия.

Допущенные гарантом нарушения могут выражаться в необоснованном уклонении или отказе от удовлетворения требований бенефициара либо в просрочке их удовлетворения. Так как обязательство гаранта состоит в выплате денежной суммы, при его неисполнении гарант может быть привлечен к ответственности в виде уплаты процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ *(209). Кроме того, бенефициар вправе взыскать с него причиненные нарушением убытки в части, не покрытой уплаченными процентами.

Гарант, удовлетворивший требования бенефициара, вправе в регрессном порядке потребовать от принципала возмещения тех сумм, которые были уплачены бенефициару по банковской гарантии. Данное право гаранта должно определяться его соглашением с принципалом, во исполнение которого выдавалась банковская гарантия (п. 1 ст. 379 ГК РФ). Соответственно обращение гаранта к принципалу с регрессным требованием возможно лишь тогда, когда такая возможность прямо предусмотрена соглашением между ними *(210).

Соглашение гаранта с принципалом, во исполнение которого выдавалась гарантия, может возлагать на принципала обязанность возместить гаранту уплаченные бенефициару суммы как полностью, так и в части. При этом в силу прямого указания п. 2 ст. 379 ГК РФ в объем регрессных требований не могут включаться суммы, уплаченные гарантом бенефициару не в соответствии с условиями гарантии или за собственное нарушение обязательства перед бенефициаром. Данное правило сформулировано диспозитивно, т.е. соглашением между гарантом и принципалом может быть установлено иное.

Банковская гарантия прекращается как по общим основаниям прекращения обязательств, предусмотренным гл. 26 ГК РФ, так и по специальным, определенным ст. 378 ГК РФ. При этом перечень особых оснований, по которым возможно прекращение обязательств гаранта перед бенефициаром, сформулирован исчерпывающим образом. В частности, банковская гарантия прекращается уплатой бенефициару суммы, на которую выдана гарантия; окончанием определенного в гарантии срока, на который она выдана; вследствие отказа бенефициара от своих прав по гарантии посредством возвращения ее гаранту либо путем письменного заявления об освобождении гаранта от его обязательств.

В соответствии с п. 2 ст. 378 ГК РФ гарант, которому стало известно о прекращении гарантии, должен без промедления уведомить об этом принципала.

 

§ 4. Залог и ипотека

 

Залог представляет собой один из наиболее надежных способов обеспечения исполнения обязательств, широко применяемый в банковской практике. Его сущность состоит в том, что при неисполнении должником обеспеченного обязательства требования кредитора будут удовлетворяться за счет заранее определенного имущества. Если у должника несколько кредиторов, прежде всего из этого имущества будут удовлетворены требования того из них, обязательство перед котором обеспечено залогом.

Основными нормативными актами, регулирующими отношения, связанные с залогом имущества, являются ГК РФ (§ 3 гл. 23); Закон РФ от 29 мая 1992 г. N 2872-1 "О залоге" *(211) (далее - Закон о залоге), который применяется постольку, поскольку не противоречит ч. I ГК РФ *(212); Федеральный закон от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" *(213) (с послед. изм.) (далее - Закон об ипотеке), устанавливающий правовые особенности залога недвижимого имущества *(214). Вопросы эмиссии кредитными организациями облигаций с ипотечным покрытием, а также отношения, складывающиеся в процессе обращения этих ценных бумаг, регламентируются Федеральным законом от 11 ноября 2003 г. N 152-ФЗ "Об ипотечных ценных бумагах" *(215) (далее - Закон об ипотечных ценных бумагах).

В силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом (п. 1 ст. 334 ГК РФ).

Участниками залогового обязательства являются залогодержатель и залогодатель. Залогодержатель - лицо, которому передается имущество в залог. В этом качестве выступает кредитор по обеспечиваемому обязательству. Залогодателем признается лицо, передающее имущество в залог. Им может быть как сам должник по основному обязательству, так и третье лицо (п. 1 ст. 335 ГК РФ).

Залогодателем вещи может быть ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения. Государственные и муниципальные унитарные предприятия, обладающие имуществом на праве хозяйственного ведения, могут передать в залог находящуюся в их распоряжении недвижимость только с согласия собственника. Иное имущество такое предприятие вправе заложить самостоятельно, за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 335, п. 2 ст. 295 ГК РФ).

Вопрос относительно возможности залога имущества казенными предприятиями и учреждениями является спорным. Императивная норма п. 2 ст. 335 ГК РФ не называет в качестве возможных залогодателей лиц, обладающих имуществом на праве оперативного управления. По этой причине некоторыми авторами формулируется категоричный вывод о том, что данные субъекты не вправе закладывать принадлежащее им имущество *(216). Вместе с тем в соответствии с п. 1 ст. 297 ГК РФ казенное предприятие вправе распоряжаться закрепленным за ним имуществом с согласия его собственника, а производимой продукцией - самостоятельно, если иное не установлено законом или иными правовыми актами. В этой связи представляется допустимой передача в залог казенным предприятием производимой им продукции, а также с согласия собственника и иного имущества.

Учреждению права по распоряжению закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете, не предоставлены. Однако если учреждение в соответствии с учредительными документами осуществляет приносящую доходы деятельность, то этими доходами и приобретенным за их счет имуществом, которые учитываются на отдельном балансе, учреждение распоряжается самостоятельно (п. 2 ст. 298 ГК РФ). Это предполагает возможность передачи учреждением такого имущества в залог без каких-либо ограничений. О принципиальной возможности залога имущества учреждением свидетельствует и судебная практика. Так, суд квалифицировал как ничтожный договор о залоге, заключенный в обеспечение кредитного договора, установив, что в залог учреждением было передано имущество, приобретенное не за счет доходов от разрешенной предпринимательской деятельности, а полученное от собственника в оперативное управление *(217).

Залогодателем права может выступать только его обладатель. Залог права аренды или иного права на чужую вещь без согласия ее собственника или лица, имеющего на вещь право хозяйственного ведения, не допускается, если законом или договором запрещено отчуждение этого права без разрешения указанных лиц (п. 3 ст. 335 ГК).

Субъектный состав залогового обязательства может изменяться. По общему правилу при переходе права собственности (хозяйственного ведения) на заложенное имущество в результате его отчуждения или в порядке универсального правопреемства залог сохраняет силу. При этом правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все его обязанности, если соглашением с залогодержателем не установлено иное (п. 1 ст. 353 ГК РФ). В случаях, когда заложенное имущество приобретено несколькими лицами, каждый из правопреемников несет вытекающие из залога последствия неисполнения обеспеченного залогом обязательства соразмерно перешедшей к нему части указанного имущества. Если же предмет залога неделим или по каким-то иным основаниям остается в общей собственности правопреемников, они становятся солидарными залогодателями (п. 2 ст. 353 ГК РФ).

Залогодержатель также может передать свои права по договору о залоге другому лицу, но лишь с одновременной уступкой требований, вытекающих из основного, обеспечиваемого залогом, обязательства (ст. 355 ГК РФ).

Предметом залога может быть всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права (требования) (п. 1 ст. 336 ГК РФ).

Исключение составляют:

1) имущество, согласно закону изъятое из оборота (п. 2 ст. 129 ГК РФ);

2) требования, неразрывно связанные с личностью кредитора, в частности об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью;

3) иные права, уступка которых другому лицу запрещена законом *(218).

Их передача в залог не допускается. Также законом может быть запрещен или ограничен залог отдельных видов имущества, в частности имущества граждан, на которое не допускается обращение взыскания *(219).

Если предметом залога является вещь, имеющая принадлежности, право залога распространяется и на них. Напротив, плоды, продукция и доходы, полученные в результате использования заложенного имущества, в предмет залога не входят. Впрочем, иное может быть установлено договором о залоге. В залог могут приниматься вещи и имущественные права как уже существующие и имеющиеся у залогодателя, так и те, которые будут приобретены им в будущем (ст. 340 ГК РФ).

В настоящее время спорным является вопрос о возможности залога денежных средств. Президиумом ВАС РФ было отмечено, что существенным признаком залога является возможность реализации заложенной вещи *(220). Поскольку денежные средства ни в наличной, ни в безналичной форме не могут быть проданы, логичным является вывод о том, что их передача в залог невозможна. Однако в научной литературе распространенным является мнение о принципиальной допустимости залога денег *(221). В подтверждение этой позиции отмечается, что главным признаком залога является не возможность продажи заложенной вещи, а обеспечение интересов кредитора путем стимулирования должника к исполнению обязательства и компенсации потерь за счет предмета залога. Именно в этих целях залог и устанавливается. Что касается реализации предмета залога, то она осуществляется не во всех случаях:

1) залогодержатель может приобрести право собственности на заложенное имущество;

2) обращение взыскания на предмет залога в силу п. 7 ст. 350 ГК РФ может прекратиться при исполнении основного обязательства;

3) кроме того, возможна передача в собственность залогодержателю на основании соглашения о предоставлении отступного (ст. 409 ГК РФ).

Однако на практике залог наличных денег является проблематичным, ибо возникающее залоговое обязательство все-таки предполагает реализацию заложенного имущества. Исключением могут являться лишь те денежные знаки, чья стоимость отлична от номинальной, - памятные, имеющие историческую или культурную ценность. Иная ситуация складывается с безналичными денежными средствами, которые представляют собой обязательственные права требования клиента к банку, возникающие из договора банковского вклада или договора банковского счета (ст. 834, 845 ГК РФ). Согласно п. 1 ст. 336 ГК РФ имущественные права могут быть предметом залога, соответственно следует признать возможным и залог прав требования клиента к обслуживающему его банку относительно находящихся на счете денежных средств.

С согласия залогодержателя предмет залога в любое время может быть заменен, если законом или договором не предусмотрено иное. В одностороннем порядке залогодатель вправе изменить предмет залога, заменив его равноценным имуществом, когда первоначальный предмет залога погиб либо залогодатель в принудительном порядке утратил на него право собственности (право хозяйственного ведения), если в договоре не установлено иное (ст. 345 ГК РФ).

Одно и то же имущество может быть заложено неоднократно разным лицам, т.е. одна и та же вещь (право) может быть предметом ряда последовательно возникающих залоговых обязательств, если последующий залог не запрещен предыдущими соглашениями о залоге (п. 1, 2 ст. 342 ГК РФ). Когда имущество, находящееся в залоге, становится предметом еще одного залога, требования последующего залогодержателя удовлетворяются из его стоимости после требований предшествующих залогодержателей.

Основаниями возникновения залоговых отношений могут быть договор и закон. Как правило, залог возникает в силу договора.

Для признания такого договора заключенным он должен содержать все существенные условия, к которым, согласно п. 1 ст. 339 ГК РФ, относятся:

1) предмет залога (наименование, количественные и качественные характеристики, иные признаки, позволяющие выделить заложенное имущество из числа аналогичных вещей, принадлежащих залогодателю);

2) его стоимость *(222);

3) существо, размер и срок исполнения основного обязательства, обеспечиваемого залогом;

4) указание на то, у какой из сторон договора будет находиться заложенное имущество.

При отсутствии в договоре какого-либо из этих условий или при недостаточной четкости их определения договор о залоге считается незаключенным. К примеру, такое последствие наступает, если в договоре не определены индивидуальные особенности предмета залога *(223). Что касается условия о существе, размере и сроке исполнения обеспечиваемого обязательства, то оно должно полностью совпадать с условиями основного договора. Так, установив, что срок действия договора об открытии кредитной линии был изменен по соглашению сторон, но в договор залога соответствующие изменения не вносились, суд вынес решение, исходя из того, что обязательство по возврату кредита залогом обеспечено не было *(224). В судебной практике данное условие признается согласованным, если в договоре залога имеется отсылка к договору, регулирующему основное обязательство и содержащему соответствующие сведения. Однако это правило действует лишь в тех случаях, когда залогодержателем выступает сам должник по основному обязательству *(225). Также следует отметить, что действующее законодательство не содержит запрета на заключение одного договора залога, обеспечивающего одновременно несколько обязательств между кредитором и должником, в частности, возникающих из различных кредитных договоров *(226). В этом случае договор залога должен содержать указания на существо, размер и срок исполнения каждого из обеспечиваемых обязательств.

По общему правилу договор о залоге должен быть заключен в письменной форме. При этом судебная практика признает допустимым согласование существенных условий договора в нескольких взаимосвязанных документах, оформленных письменно. Так, суд признал заключенным договор о залоге, условия которого были определены в двух документах, подписанных сторонами, - в тексте самого договора о залоге и в тексте кредитного договора, учитывая наличие взаимных ссылок в этих документах *(227).

Договор об ипотеке подлежит государственной регистрации в порядке и на условиях, предусмотренных Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (с послед. изм.) *(228). Это единственный случай, когда соглашение о залоге требует регистрации. Правило ст. 11 Закона о залоге, согласно которому залог имущества, подлежащего государственной регистрации (автотранспортные средства и др.), должен быть зарегистрирован в органе, осуществляющем такую регистрацию, в настоящее время не применяется, поскольку противоречит п. 3 ст. 339 ГК РФ *(229). Несоблюдение указанных требований, касающихся оформления договора о залоге, влечет его недействительность.

Право залога возникает с момента заключения договора о залоге, а в отношении залога имущества, которое подлежит передаче залогодержателю, с момента передачи этого имущества, если иное не предусмотрено договором (п. 1 ст. 341 ГК РФ). Это общее правило не применяется при залоге бездокументарных ценных бумаг. Право залога на такие бумаги возникает на основании ст. 147 ГК РФ только с момента его фиксации в установленном порядке *(230).

Также залог может возникнуть на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств *(231). При этом к складывающимся отношениям будут применяться правила о залоге, возникающем в силу договора, если законом не установлено иное (п. 3 ст. 334 ГК РФ).

В соответствии со ст. 338 ГК РФ выделяются два основных вида залога: с оставлением заложенного имущества у залогодателя и с передачей его залогодержателю (заклад). По общему правилу заложенное имущество остается у залогодателя, в связи с чем он сохраняет права владения и пользования им. Однако в соответствии с условиями договора предмет залога может быть передан залогодержателю или третьему лицу; оставлен у залогодателя под замком и печатью залогодержателя, с наложением знаков, свидетельствующих о залоге (твердый залог), что делает невозможным пользование заложенным имуществом.

Недвижимое имущество и товары в обороте в силу прямого указания п. 1 ст. 338 ГК РФ не могут быть переданы залогодержателю и во всех случаях остаются у залогодателя. Если предметом залога выступает имущественное право, удостоверенное документарной ценной бумагой, она должна быть передана залогодержателю либо в депозит нотариуса, если договором не предусмотрено иное.

Залогодатель или залогодержатель, в зависимости от того, у кого из них находится заложенное имущество, обязан, если иное не предусмотрено законом или договором, осуществлять меры по его содержанию и обеспечению сохранности, а именно:

1) застраховать заложенное имущество за счет залогодателя в полной его стоимости от рисков утраты и повреждения, а если полная стоимость имущества превышает размер обеспеченного залогом требования, - на сумму не ниже размера требования;

2) принимать меры, необходимые для обеспечения сохранности имущества, в том числе для защиты его от посягательств и требований со стороны третьих лиц;

3) немедленно уведомлять другую сторону о возникновении угрозы утраты или повреждения заложенного имущества (п. 1 ст. 343 ГК РФ).

Залогодатель и залогодержатель вправе проверять по документам и фактически наличие, количество, состояние и условия хранения заложенного имущества, находящегося у другой стороны.

Залогодатель вправе владеть и пользоваться остающимся у него предметом залога, в том числе извлекать из него плоды и доходы, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из существа залога. При этом использование должно иметь целевой характер и не ухудшать качества имущества.

Залогодатель имеет право распоряжаться заложенным имуществом путем его отчуждения, передачи в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом, но только с согласия залогодержателя и если иное не вытекает из закона, договора или существа залога (п. 2 ст. 346 ГК РФ). Кроме того, залогодатель-гражданин вправе распорядиться заложенным имуществом на случай смерти, т.е. завещать его. Причем любые соглашения, ограничивающее это право, ничтожны.

Некоторыми особыми правами залогодатель наделяется, когда заложенное имущество по условиям договора или в силу закона передается залогодержателю. Так, если залогодержатель грубо нарушает свои обязанности по содержанию и обеспечению сохранности предмета залога, что создает угрозу его утраты или повреждения, залогодатель вправе потребовать досрочного прекращения залога (п. 3 ст. 343 ГК РФ). В случаях, когда предмет залога был утрачен или поврежден, залогодателю предоставляется право требовать возмещения возникших в связи с этим убытков в виде определенной части реального ущерба. При утрате предмета заложенного имущества залогодержатель отвечает в размере его действительной стоимости, а при повреждении - в размере суммы, на которую эта стоимость понизилась, независимо от того, как был оценен предмет залога при передаче его залогодержателю. Если же в результате повреждения состояние имущества изменилось настолько, что использование его по прямому назначению невозможно, залогодатель вправе отказаться от него и потребовать возмещение за его утрату (п. 2 ст. 344 ГК РФ). Такие последствия наступают для залогодержателя только при наличии оснований гражданско-правовой ответственности, определенных ст. 401 ГК РФ.

Договор может содержать условие об увеличении размера ответственности залогодержателя по сравнению с установленным нормативно. В частности, залогодатель может наделяться правом на возмещение иного реального ущерба (связанного с транспортировкой предмета залога и др.) и упущенной выгоды.

Договор о залоге может предусматривать право залогодержателя пользоваться переданным ему предметом залога. В этом случае он должен регулярно представлять залогодателю отчет о пользовании. Также по договору на залогодержателя может быть возложена обязанность извлекать из заложенного имущества плоды и доходы в целях погашения основного обязательства или в интересах залогодателя (п. 3 ст. 346 ГК РФ).

Залогодержатель для защиты своих прав в определенных случаях может использовать вещно-правовые способы. Так, он вправе предъявить виндикационный иск - истребовать заложенное имущество, которое у него находилось или должно было находиться, из чужого незаконного владения, в том числе из владения залогодателя. Кроме того, когда по условиям договора залогодержатель правомочен пользоваться переданным ему предметом залога, он может предъявить негаторный иск - требовать от любых лиц, включая залогодателя, устранения всяких нарушений его права, даже если они и не соединены с лишением владения (ст. 347 ГК РФ).

Залогодержатель вправе требовать досрочного исполнения основного обязательства, если залоговое обеспечение утрачивается.

Согласно ст. 351 ГК РФ данное право может быть реализовано в случаях, если:

1) предмет залога выбыл из владения залогодателя, у которого он был оставлен в нарушение условий договора о залоге;

2) предмет залога заменен залогодателем без согласия залогодержателя;

3) заложенное имущество утрачено по обстоятельствам, за которые залогодержатель не отвечает (погибло или повреждено либо залогодатель лишился прав собственности или хозяйственного ведения на него), а залогодатель не воспользовался правом восстановить предмет залога или заменить его другим равноценным имуществом.

Залогодержателю также предоставляется право требовать досрочного исполнения основного обязательства, а если это требование не будет удовлетворено, обратить взыскание на предмет залога и в случаях, когда правонарушения залогодателя не влекут утрату заложенного имущества.

К их числу относятся:

1) последующий залог имущества, если он запрещен предшествующими договорами о залоге (ст. 342 ГК РФ);

2) неисполнение залогодателем обязанностей по содержанию и обеспечению сохранности заложенного имущества (пп. 1, 2 п. 1, п. 2 ст. 343 ГК РФ);

3) совершение залогодателем действий по распоряжению предметом залога без согласия залогодержателя (п. 2 ст. 346 ГК РФ).

Как отмечалось, смысл залога заключается в том, что залогодержатель в случае неисполнения должником обязательств получает возможность удовлетворить свои требования за счет заложенного имущества. Это осуществляется посредством обращения взыскания на предмет залога и его последующей реализации на торгах. Получить удовлетворение посредством приобретения права собственности на заложенное имущество, минуя указанный порядок, залогодержатель не может, даже если на это имеется согласие залогодателя. Всякие соглашения, предусматривающие передачу предмета залога в собственность залогодержателя, являются ничтожными *(232). Исключения составляют лишь случаи, когда обеспеченное залогом обязательство прекращается предоставлением отступного, в качестве которого выступает заложенное имущество (ст. 409 ГК РФ), или новацией, при которой первоначальное обязательство заменяется новым, в частности, куплей-продажей предмета залога (ст. 414 ГК РФ).

Должник и залогодатель, являющийся третьим лицом, вправе в любое время до продажи заложенного имущества прекратить обращение на него взыскания и его реализацию, исполнив основное обязательство или ту его часть, исполнение которой просрочено.

Основанием для обращения взыскания на имущество является ненадлежащее исполнение или неисполнение должником обязательства, обеспеченного залогом. Причем необходимо, чтобы такое неправомерное поведение должника было обусловлено обстоятельствами, за которые он отвечает (п. 1 ст. 348 ГК РФ). В обращении взыскания на заложенное имущество может быть отказано лишь тогда, когда допущенное должником нарушение крайне незначительно, вследствие чего размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества. В частности, судом было отказано в обращении взыскания на предмет залога, поскольку его стоимость в два раза превышала сумму долга *(233).

Порядок обращения взыскания регулируется ст. 349 ГК РФ, устанавливающей различные правила в зависимости от того, какое имущество заложено - движимое или недвижимое.

По общему правилу обращение взыскания на недвижимое имущество осуществляется по решению суда. Возможность бесспорного обращения взыскания на заложенную недвижимость по исполнительной надписи нотариуса не допускается *(234). Вместе с тем возможен случай, когда взыскание на заложенное недвижимое имущество может быть обращено без предъявления иска в суд, а именно путем заключения соглашения у нотариуса между залогодателем и залогодержателем о внесудебной реализации предмета залога. При этом данное соглашение может быть оспорено в суде как залогодержателем или залогодателем, так и любым лицом, чьи права нарушены этим соглашением (собственниками имущества, предшествующими залогодержателями и др.) *(235).

Когда предметом залога является движимое имущество, то порядок обращения взыскания на него зависит от того, у кого оно находится. Реализация имущества, находящегося у залогодателя, осуществляется по решению суда, если иное не предусмотрено договором залога или отдельным соглашением, заключенным между залогодателем и залогодержателем. Причем такое соглашение может быть достигнуто как до, так и после появления оснований для обращения взыскания на имущество. На предмет залога, переданный залогодержателю, взыскание может быть обращено в порядке, предусмотренном договором, если законом не установлен иной порядок (п. 2 ст. 349 ГК РФ).

В трех случаях обращение взыскания на заложенное имущество, как движимое, так и недвижимое, может осуществляться лишь по решению суда независимо от того, передано оно залогодержателю или оставлено у залогодателя:

1) если для заключения договора о залоге требовалось согласие или разрешение другого лица или органа (например согласие собственника при залоге недвижимого имущества унитарным предприятием);

2) если предметом залога является имущество, имеющее значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества;

3) если залогодатель отсутствует и установить место его нахождения невозможно (п. 3 ст. 349 ГК РФ).

Заложенное имущество, на которое обращено взыскание, подлежит реализации путем продажи с публичных торгов в порядке, установленном процессуальным законодательством, если законом не определен иной порядок (п. 1 ст. 350 ГК). В частности, реализация предмета залога регулируется ст. 447-449 ГК РФ; ст. 56-61 Закона об ипотеке, если предметом залога является недвижимое имущество; нормами ГПК РФ, ст. 49, 54, 62, 63 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" *(236).

При обращении взыскания на заложенное имущество в судебном порядке по просьбе залогодателя суд может отсрочить его продажу на срок до одного года, указав на это в решении. Однако в целях соблюдения интересов залогодержателя устанавливается, что такая отсрочка не затрагивает прав и обязанностей сторон по основному обязательству и не освобождает должника от возмещения за время отсрочки убытков кредитора и неустойки.

Начальная продажная цена заложенного имущества при осуществлении взыскания в судебном порядке определяется решением суда. При этом суд не ограничен размером цены на предмет залога, установленной договором. Для определения судом начальной цены реализации имущества должна быть доказана рыночная цена на него *(237). В случаях обращения взыскания во внесудебном порядке начальная продажная цена устанавливается по соглашению залогодателя с залогодержателем.

Заложенное имущество продается лицу, предложившему за него на торгах наивысшую цену.

При объявлении торгов несостоявшимися залогодержатель вправе по соглашению с залогодателем приобрести заложенное имущество и зачесть в счет покупной цены свои требования. К этому соглашению подлежат применению правила о купле-продаже, поскольку залогодатель передает залогодержателю в собственность заложенное имущество вместо уплаты определенной суммы. Если такое соглашение не состоялось, назначаются повторные торги. Когда и они объявляются несостоявшимися, залогодержатель вправе оставить предмет залога за собой без заключения дополнительного соглашения. При этом заложенное имущество оценивается в сумме не более чем на 10% ниже начальной цены его реализации на повторных торгах. Если залогодержатель не воспользуется данным правом в течение месяца со дня объявления повторных торгов несостоявшимися, договор о залоге подлежит прекращению, а предмет залога остается в собственности залогодателя.

Когда сумма, вырученная от реализации заложенного имущества, недостаточна для удовлетворения требований залогодержателя, он имеет право получить недостающее из другого имущества должника в том же порядке, что и другие кредиторы, не пользуясь преимуществами. Если же вырученная сумма превышает размер требований, разница возвращается залогодателю.

Прекращение залоговых отношений возможно как по общим основаниям прекращения обязательств, предусмотренным гл. 26 ГК РФ, так и по специальным, определенным ст. 352 ГК РФ.

В частности, залог прекращается:

1) с прекращением обеспеченного залогом обязательства;

2) по требованию залогодателя при грубом нарушении залогодержателем своих обязанностей по страхованию, содержанию и обеспечению сохранности переданного ему предмета залога, если это создает угрозу его утраты или повреждения;

3) в случае гибели заложенной вещи или прекращения заложенного права, если предмет залога не восстановлен или не заменен равноценным имуществом;

4) при продаже заложенного имущества с публичных торгов, а также если его реализация оказалась невозможной.

Предмет залога, находящийся у залогодержателя, подлежит немедленному возвращению залогодателю, если залог прекращается вследствие исполнения основного обязательства либо по требованию залогодателя в связи с имеющейся угрозой утраты заложенного имущества.

Особой разновидностью залога является залог товаров в обороте (ст. 357 ГК РФ). Предметом залога в данном случае выступают вещи, обладающие родовыми признаками (товарные запасы, сырье, полуфабрикаты, готовая продукция и т.п.). Заложенное имущество остается у залогодателя, которому предоставляется право менять его состав и натуральную форму при условии, что общая стоимость предмета залога не станет меньше указанной в договоре. Уменьшение стоимости заложенных товаров в обороте возможно лишь соразмерно исполненной части обеспеченного залогом обязательства, если иное не предусмотрено договором.

Исходя из особенностей складывающихся отношений, круг существенных условий договора залога товаров в обороте расширен. Помимо общих условий, предусмотренных п. 1 ст. 339 ГК РФ, договор должен определять вид заложенного товара, иные его родовые признаки, общую стоимость предмета залога, место, в котором он находится, а также виды товаров, которыми он может быть заменен (ст. 47 Закона о залоге). Судебная практика исходит из того, что при данном виде залога указание в договоре на индивидуальные признаки заложенного имущества не является обязательным *(238).

Специфическим признаком залога данного вида является возможность изменения состава заложенного имущества. Залогодателю предоставляется право реализовывать товары в обороте, в результате чего они перестают быть предметом залога с момента, когда переходят в собственность (хозяйственное ведение, оперативное управление) приобретателя. В то же время приобретенные залогодателем товары, указанные в договоре, становятся предметом залога с момента возникновения на них у залогодателя права собственности или хозяйственного ведения. В этой связи залог товаров в обороте не обладает таким вещно-правовым признаком залоговых отношений, как право следования, - выбывшее из собственности залогодателя имущество перестает быть предметом залога в исключение из общего правила ст. 353 ГК РФ.

Особой обязанностью залогодателя товаров в обороте является ведение книги записей залогов, в которую должны вноситься сведения об условиях залога товаров и обо всех операциях, влекущих изменение состава и натуральной формы заложенных товаров, включая их переработку. При нарушении залогодателем условий залога залогодержатель вправе приостановить операции с товарами в обороте до устранения нарушения путем наложения на товары своих знаков и печатей (п. 4 ст. 357 ГК РФ).

Особенности имеет также залог прав. Данный вид залога регулируется общими правилами, содержащимися в ГК РФ, и специальными правилами Закона о залоге (ст. 54-58). К залогу прав аренды недвижимого имущества также применяются нормы Закона об ипотеке (п. 5 ст. 5).

Предметом залога могут быть только имущественные права залогодателя. Согласно п. 1 ст. 54 Закона о залоге возможен залог прав владения и пользования, в том числе прав арендатора, других прав (требований), вытекающих из обязательств, и иных имущественных прав. При этом если право носит срочный характер, оно может быть предметом залога только до истечения срока его действия.

Залог права аренды или иного права на чужую вещь не допускается без согласия ее собственника или лица, имеющего на нее право хозяйственного ведения, если законом или договором запрещено отчуждение этого права без согласия указанных лиц (п. 3 ст. 335 ГК РФ). Так, по общему правилу право аренды может быть заложено только с согласия арендодателя, если иное не установлено законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 615 ГК РФ).

Договор о залоге прав помимо условий, обязательных для всех договоров залога, должен содержать указание на лицо, которое является должником по отношению к залогодателю. Причем это лицо должно быть уведомлено залогодателем о состоявшемся залоге прав.

При залоге прав, если иное не предусмотрено договором, залогодатель обязан совершать действия, необходимые для обеспечения действительности заложенного права; не совершать его уступку и действия, влекущие прекращение права или уменьшение его стоимости; принимать меры, необходимые для защиты права от посягательств со стороны третьих лиц; сообщать залогодержателю сведения об изменениях, произошедших в заложенном праве, о его нарушениях третьими лицами и о притязаниях третьих лиц на него (ст. 56 Закона о залоге).

Согласно ст. 58 Закона о залоге если должник залогодателя до исполнения залогодателем обеспеченного залогом обязательства исполнит свое обязательство, все полученное при этом залогодателем становится предметом залога. Об этих обстоятельствах залогодержатель должен быть немедленно уведомлен залогодателем. Если в счет исполнения обязательства залогодателем были получены от должника денежные суммы, он обязан по требованию залогодержателя перечислить их в счет исполнения обеспеченного залогом обязательства, если договором не установлено иное (ст. 58 Закона о залоге).

Определенные особенности в правовом режиме имеет залог недвижимого имущества, именуемый ипотекой.

Отношения, складывающиеся при залоге недвижимости, регламентируются специальным Законом об ипотеке. Общие правила, содержащиеся в ГК РФ и Законе о залоге, применяются к ипотеке постольку, поскольку Законом об ипотеке не установлено иное.

В соответствии со ст. 5 Закона об ипотеке предметом ипотеки могут быть:

1) земельные участки, за исключением находящихся в государственной или муниципальной собственности, а также частей земельных участков, площадь которых меньше минимального размера, установленного нормативными актами субъектов РФ и нормативными актами органов местного самоуправления для земель различного целевого назначения и разрешенного использования;

2) предприятия, а также здания, сооружения и иное недвижимое имущество, используемое в предпринимательской деятельности;

3) жилые дома, квартиры и части жилых домов и квартир, состоящие из одной или нескольких изолированных комнат;

4) дачи, садовые дома, гаражи и другие строения потребительского назначения;

5) воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты.

Нормы Закона об ипотеке применяются также к залогу незавершенного строительством недвижимого имущества, возводимого на земельном участке.

Договор об ипотеке должен содержать те же условия, что и любое другое соглашение о залоге (п. 1 ст. 339 ГК РФ). Вместе с тем к определению этих условий ст. 9 Закона об ипотеке предъявляются специальные требования. Так, условие о предмете считается согласованным, если в него включены наименование заложенного имущества, место нахождения, достаточное для его идентификации описание. К договору об ипотеке земельного участка должна быть в обязательном порядке приложена копия плана (чертежа границ) этого участка, выданная соответствующим органом по земельным ресурсам и землеустройству.

Если осуществляется залог зданий и сооружений, договор должен содержать условие о передаче в ипотеку и земельного участка, на котором соответствующий объект недвижимости расположен, либо части этого участка, функционально обеспечивающей закладываемый объект, либо принадлежащего залогодателю права аренды этого участка (его соответствующей части) (ст. 69 Закона об ипотеке, п. 3 ст. 340 ГК РФ). Однако следует учитывать, что данное правило применяется только в тех случаях, когда в качестве залогодателя выступает лицо, обладающее правом собственности или аренды на занятый недвижимостью земельный участок. Договор ипотеки, по которому такое лицо передает в залог здание или сооружение без земельного участка или права его аренды, в силу ст. 168 ГК РФ считается ничтожным *(239). В иных случаях ипотека строений без передачи в залог земель правомерна.

Так, суд признал соответствующим законодательству договор ипотеки здания, заключенный без залога прав на земельный участок в связи с отсутствием у залогодателя прав собственности на этот участок *(240).

Как отмечалось, договор об ипотеке подлежит государственной регистрации. Государственная регистрация осуществляется по месту нахождения предмета ипотеки.

Права залогодержателя по обеспеченному ипотекой обязательству и по договору об ипотеке могут быть удостоверены закладной (ст. 13 Закона об ипотеке). Данный документ является именной ценной бумагой и должен содержать обязательные реквизиты, предусмотренные ст. 14 Закона об ипотеке. Выдача закладной не исключает необходимости заключения договора о залоге.

Составление закладной не допускается лишь в случаях, когда предметом залога являются предприятие, леса и права аренды на это имущество, а также если ипотекой обеспечивается денежное обязательство, сумма долга по которому на момент заключения договора не определена.

Закладная удостоверяет право ее владельца на получение исполнения по денежному обязательству, обеспеченному ипотекой, без предоставления других доказательств существования этого обязательства, а также право залога на имущество, обремененное ипотекой. Закладная составляется залогодателем, а если он является третьим лицом, то и должником по обеспечиваемому обязательству, и выдается первоначальному залогодержателю органом, осуществляющим государственную регистрацию ипотеки.

Согласно ст. 48 Закона об ипотеке вся совокупность прав, удостоверенных закладной, может быть передана ее владельцем другому лицу. Такая передача совершается путем заключения сделки в простой письменной форме и влечет последствия уступки требований (цессии). Лицо, передающее право, производит на закладной отметку о новом владельце с указанием его имени (наименования) и оснований передачи. Законный владелец закладной вправе требовать регистрации его в качестве залогодержателя в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество (ст. 16 Закона об ипотеке).

Закладная, как любая ценная бумага, должна предъявляться ее владельцем для осуществления закрепленных в ней прав обязанному лицу (должнику или залогодателю). Исключения составляют случаи, когда закладная была заложена и в связи с этим передана в депозит нотариуса или ее залогодержателю. При исполнении обеспеченного ипотекой обязательства в полном объеме закладная передается залогодателю. Если же обязательство исполнено частично, залогодержатель удостоверяет этот факт способом, достаточным для залогодателя и очевидным для возможных последующих владельцев закладной, в том числе приложением финансовых документов или совершением на закладной соответствующей записи (п. 1, 2 ст. 17 Закона об ипотеке).

Поскольку при ипотеке заложенное имущество всегда остается во владении и пользовании залогодателя, на него возлагаются обязанности по обеспечению сохранности предмета ипотеки. В частности, по общему правилу залогодатель должен поддерживать имущество в исправном состоянии, в том числе осуществлять текущий и капитальный ремонт; застраховать имущество за свой счет от рисков утраты и повреждения; принимать необходимые меры для обеспечения сохранности имущества, в том числе защищать его от посягательств третьих лиц, огня, стихийных бедствий. При возникновении спора с третьим лицом о праве собственности или иных правах на заложенное имущество залогодатель обязан уведомить об этом залогодержателя, а при предъявлении иска в суде - привлечь его к участию в деле. Залогодержателю, в свою очередь, предоставляются права проверять наличие, состояние, условия содержания предмета ипотеки. При нарушении залогодателем указанных обязанностей залогодержатель правомочен заявить требование о досрочном исполнении основного обязательства, а при его неудовлетворении - обратить взыскание на заложенное имущество.

По общему правилу взыскание на заложенное недвижимое имущество осуществляется в судебном порядке. При наличии уважительных причин по просьбе залогодателя суд имеет право в решении об обращении взыскания на заложенное имущество отсрочить его реализацию на срок до одного года, но только в случаях, когда: залогодателем выступает гражданин, независимо от вида заложенного имущества, но при условии, что залог не связан с осуществлением гражданином предпринимательской деятельности; предметом ипотеки служит земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения, на которые распространяется действие Закона об ипотеке (п. 3 ст. 54 Закона о ипотеке).

Обращение взыскания на недвижимое имущество, как отмечалось, возможно и во внесудебном порядке на основании нотариально удостоверенного соглашения залогодателя и залогодержателя. В отличие от ГК РФ Закон об ипотеке определяет требования к его содержанию. Согласно п. 3, 4 ст. 55 Закона об ипотеке в соглашении об удовлетворении требований залогодержателя должно быть указано: название заложенного имущества и его стоимость; суммы, которые должны быть уплачены залогодержателю должником, если залогодателем выступает третье лицо, также и залогодателем; способ реализации предмета ипотеки либо условие его приобретения залогодержателем; известные сторонам в момент заключения соглашения предшествующие и последующие ипотеки этого имущества, а также вещные права и права пользования, которыми обладают в отношении этого имущества третьи лица. Особо следует отметить, что данное соглашение может предусматривать как реализацию заложенного имущества на аукционе, так и его приобретение залогодержателем для себя или для третьих лиц с зачетом в счет покупной цены требований залогодержателя к должнику, обеспеченных ипотекой. В этом случае к отношениям сторон применяются правила о договоре купли-продажи, а если имущество приобретается залогодержателем для третьих лиц - также и о договоре комиссии. Залогодержателю запрещается приобретение предмета ипотеки, только если им является земельный участок.

В силу прямого указания п. 2 ст. 55 Закона об ипотеке взыскание во внесудебном порядке, в дополнение к общим правилам, не может обращаться на:

1) предприятие как имущественный комплекс;

2) земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения;

3) имущество, находящееся в общей собственности, если кто-либо из его собственников не дает согласие в письменной или иной установленной законом форме на удовлетворение требований залогодержателя без обращения в суд.

Реализация заложенного недвижимого имущества, на которое обращено взыскание, обладает рядом особенностей.

Имущество, взыскание на которое обращается по решению суда, по общему правилу реализуется с публичных торгов, которые организуются и проводятся органами, исполняющими судебные решения. Извещение о предстоящих торгах публикуется их организатором в периодической печати. Лица, желающие принять в них участие, должны внести задаток, размер которого не должен превышать 5% от начальной продажной цены недвижимости.

Выигравшим торги признается лицо, предложившее за имущество наиболее высокую цену. В течение пяти дней после окончания торгов и подписания протокола об их результатах оно должно внести покупную цену за имущество за вычетом суммы задатка. В течение пяти дней с момента внесения денежных средств организатор торгов должен заключить с покупателем договор купли-продажи. Данный договор и протокол о результатах публичных торгов являются основанием для внесения необходимых записей в единый государственный реестр прав на недвижимое имущество.

Согласно ст. 58 Закона об ипотеке торги признаются несостоявшимися, если явилось менее двух покупателей; не сделана надбавка против начальной продажной цены заложенного имущества; лицо, выигравшее торги, не внесло в установленный срок покупную плату.

Если торги признаны несостоявшимися, залогодержатель вправе с согласия залогодателя в десятидневный срок приобрести заложенное имущество по его первоначальной продажной цене в свою собственность. В противном случае в течение месяца проводятся повторные торги, при этом цена заложенного имущества снижается на 15%. В случае признания их несостоявшимися залогодержатель вправе приобрести заложенное имущество по цене не более чем на 25% ниже его начальной продажной цены на первых торгах и зачесть в счет покупной цены свои требования, обеспеченные ипотекой.

При обращении взыскания на предмет залога по соглашению сторон его реализация осуществляется на аукционе (ст. 59 Закона об ипотеке). Организатором аукциона выступает специализированная организация, избранная залогодержателем с согласия залогодателя. Организатор действует на основании договора с залогодержателем от его или от своего имени.

Аукцион проводится в порядке, предусмотренном ст. 447-449 ГК РФ, и по общему правилу является открытым. В течение пяти дней с момента оплаты имущества победителем аукциона организатор торгов заключает с ним договор купли-продажи. Этот договор и протокол о результатах аукциона являются основанием для внесения соответствующих записей в единый государственный реестр прав на недвижимое имущество.

 

Раздел III. Расчетные операции кредитных организаций

 

Глава 6. Расчеты платежными поручениями

 

§ 1. Общие положения

 

Расчеты платежными поручениями являются формой расчетов, осуществляемых по инициативе плательщика.

При расчетах платежным поручением банк обязуется по поручению плательщика за счет средств, находящихся на счете плательщика, перевести определенную денежную сумму на счет указанного плательщиком лица в том или ином банке в срок, предусмотренный законом или установленный в соответствии с ним.

Платежными поручениями производятся перечисление денежных средств за поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги; перечисление денежных средств в бюджеты всех уровней и во внебюджетные фонды; перечисление денежных средств в целях возврата/размещения кредитов (займов)/депозитов и уплаты процентов по ним; перечисления по распоряжениям физических лиц или в пользу физических лиц, в том числе и без открытия счета; перечисление денежных средств в других целях, предусмотренных законодательством или договором. Платежные поручения могут использоваться для предварительной оплаты товаров, работ, услуг или для осуществления периодических платежей.

Первоначально аналогичные переводу операции производились банками с использованием переводных билетов. Такая банковская операция стала использоваться в Европе еще в Средние века. Между клиентом и банком заключался договор, на основании которого после внесения клиентом соответствующей денежной суммы в банк последний выдавал переводное письмо, представлявшее собой первоначальную форму переводного векселя. Данное письмо являлось документом, содержащим поручение банка другому банку (своему филиалу или банку-корреспонденту в месте платежа) выплатить денежную сумму клиенту или указанному им лицу. Впоследствии операция стала оформляться выдачей переводного билета, который не обладал свойством абстрактности (в отличие от векселя).

Банк, заключивший с клиентом договор о переводе, принимал на себя обязательство выплатить определенную сумму известному лицу в другом месте за счет своего клиента. Обязательство банка оформлялось путем выдачи клиенту переводного билета. На основании переводного билета клиент или указанный им бенефициар могли получить обозначенные в нем денежные суммы от указанного банка-плательщика. Платеж производился при предъявлении переводного билета либо наличными, либо путем зачисления денег на счет держателя переводного билета. В некоторых случаях допускалась передача переводного билета по передаточной надписи.

Переводное письмо рассматривалось как документ, содержащий двойное поручение:

1) поручение держателю получить платеж и

2) поручение банку произвести платеж.

По мнению Г.Ф. Шершеневича, из перевода вытекала только обязанность банка, его выдавшего, произвести платеж за счет клиента. Перевод рассматривался им как поручение, данное банку со стороны того лица, за счет которого он согласился произвести платеж третьему лицу *(241).

В случае отказа указанного банка-плательщика произвести платеж на основании переводного билета держатель последнего не имел права требовать платеж в принудительном порядке ни от перевододателя, ни от банка-плательщика.

Современные расчеты отличаются от своего прообраза как по правовому положению участвующих в них лиц, так и порядком документооборота.

По своей правовой природе расчеты платежным поручением представляют собой последовательный ряд сделок, направленных на выполнение поручения плательщика обслуживающему его банку о выплате получателю платежа соответствующей суммы денежных средств. Первым правопорождающим фактом является передача инициатором платежа (плательщиком) поручения своему банку, после чего следует ряд сделок между банками-корреспондентами, завершающийся при принятии платежа к исполнению банком получателя платежа в пользу последнего.

Порядок осуществления операций по платежному поручению. Порядок расчетов платежными поручениями регулируется законом, в частности нормами ГК РФ о расчетах (§ 2 гл. 46 ГК РФ), а также установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота.

Основными нормативными актами Банка России, регулирующими порядок расчетов платежными поручениями, являются Положение от 3 октября 2002 г. N 2-П "О безналичных расчетах в Российской Федерации" *(242) (далее - Положение о безналичных расчетах) и Положение от 1 апреля 2003 г. N 222-П "О порядке осуществления безналичных расчетов физическими лицами в Российской Федерации" *(243).

Согласно ст. 863 ГК РФ перевод по платежному поручению используется не только для осуществления банком платежа в другом месте, но и для перемещения средств со счета на счет внутри одного и того же банка. При осуществлении расчетов в одном банке клиент может дать поручение о переводе денежных средств с одного своего счета на другой. Банк на основании поручения списывает денежные средства с одного счета клиента и зачисляет их на другой его счет (кредитует его). Сумма долга банка перед клиентом по одному счету уменьшается, а по другому - увеличивается.

Если поручение предусматривает перечисление средств на счет третьего лица в этом же банке, при списании средств со счета плательщика и зачислении их на счет получателя соответственно прекращаются долговые отношения между банком и плательщиком на сумму перевода и увеличивается долг банка перед получателем средств на кредитуемую (зачисленную на его счет) сумму. В рамках этой схемы можно выделить отношения по договорам банковского счета между плательщиком, с одной стороны, и банком и получателем средств, с другой стороны.

В тех случаях, когда счет получателя находится в другом банке, банк плательщика списывает денежные средства со счета плательщика, зачисляет их на счет банка-корреспондента и передает последнему поручения о перечислении средств. Если счет получателя открыт непосредственно в этом банке-корреспонденте, последний за счет зачисленных ему средств кредитует счет своего клиента (получателя).

В рамках этой схемы можно выделить следующие сделки:

1) договор банковского счета между плательщиком и банком;

2) сделка банка плательщика по возложению исполнения поручения на банк-корреспондент и принятие последним этого поручения (эти отношения вытекают из наличия между банками договора корреспондентского счета);

3) договор банковского счета банка-корреспондента с получателем средств.

Если между банком плательщика и банком получателя средств нет прямых корреспондентских отношений, то перевод осуществляется через третий банк, связанный с банком плательщика корреспондентскими отношениями.

Участники правоотношений при расчетах платежными поручениями. В рамках перевода денежных средств на основании платежного поручения осуществляется ряд сделок, в которых участвуют следующие лица:

- плательщик (перевододатель) - лицо, по поручению которого осуществляется перевод денежных средств;

- получатель средств (платежа) - лицо, в пользу которого осуществляется перевод денежных средств. В некоторых случаях получателем средств может выступать сам плательщик;

- банк плательщика (переводящий банк) - по общему правилу банк, в котором плательщик имеет банковский счет, средства с которого подлежат переводу в соответствии с поручениями. В качестве банка плательщика может выступать и иной банк, в котором плательщик не располагает банковским счетом, но в который вносятся деньги, подлежащие переводу (согласно ст. 863 ГК РФ перевод денежных средств может осуществляться и через банк, в котором плательщик не имеет счета);

- банк получателя средств (банк-получатель) - банк, в котором открыт счет лица, которому адресованы переводимые денежные средства.

Если плательщик и получатель средств являются клиентами одного и того же банка, банк плательщика и банк получателя могут быть одним и тем же банком;

- банк-посредник (банк-корреспондент) - банк, в котором открыт корреспондентский счет банка плательщика и который используется банком плательщика для перевода средств в пользу банка получателя средств, а также иной банк, участвующий в переводе средств от банка плательщика банку бенефициара.

В банковской системе Российской Федерации в качестве банка-корреспондента могут выступать Банк России либо иной банк, с которым банк плательщика связан корреспондентскими отношениями. В качестве посредника в ряде случаев может выступать клиринговое учреждение.

Если банк плательщика и банк получателя средств связаны между собой корреспондентскими отношениями, то привлечение какого-либо третьего банка к цепочке расчетов является излишним.

В то же время в осуществлении расчетов на основании платежного поручения может участвовать не один, а несколько банков-корреспондентов.

В системе правоотношений при банковском переводе прежде всего следует обратить внимание на две группы:

1) правоотношения между плательщиком и получателем средств;

2) правоотношения между плательщиком и банком плательщика.

Правоотношения между плательщиком и получателем средств при расчетах платежными поручениями могут быть охарактеризованы как денежное обязательство, в соответствии с которым плательщик обязан уплатить получателю средств определенную денежную сумму. Размер, сроки и другие вопросы, связанные с уплатой, определяются в соответствующем договоре между плательщиком и получателем средств, из которого возникло данное денежное обязательство.

По общему правилу, установленному гражданским законодательством, денежное обязательство считается исполненным в месте нахождения кредитора (ст. 316 ГК РФ). Это означает, что денежное обязательство будет считаться исполненным при поступлении денежных средств на банковский счет кредитора (получателя платежа). При этом денежное обязательство считается исполненным уже при надлежащем зачислении (поступлении) денежных средств на корреспондентский счет получателя, а не при зачислении средств непосредственно на расчетный счет кредитора.

Данный подход обосновывается тем, что банк получателя средств в системе правоотношений при банковском переводе действует как представитель своего клиента. Действия представителя (в пределах полномочий) порождают последствия для представляемого. Полномочия банка получателя средств на получение платежа для своего клиента определяются договором банковского счета либо (в некоторых случаях) иным договором, заключенным между получателем платежа и банком получателя платежа. На основании указанного договора между получателем средств (клиентом) и банком получателя средств у последнего возникает обязательство по зачислению поступивших для клиента денежных средств на соответствующий банковский счет клиента.

Эта позиция нашла подтверждение в судебно-арбитражной практике. Пленум ВАС РФ разъяснил, что обязательство банка плательщика перед клиентом считается исполненным в момент надлежащего зачисления соответствующей денежной суммы на корреспондентский счет банка получателя, если договором банковского счета клиента и банка плательщика не предусмотрено иное. С момента зачисления средств на корреспондентский счет и получения документов, являющихся основанием для зачисления средств на счет получателя, у банка получателя появляется основанное на договоре банковского счета обязательство по зачислению суммы на счет последнего *(244).

Данное правило является диспозитивным, т.е. договором между участниками расчетов по платежному поручению могут быть предусмотрены иные правила.

В силу самостоятельного характера расчетных правоотношений отношений с участием банков расчеты платежными поручениями могут использоваться не только для целей исполнения плательщиком своего денежного обязательства перед получателем, но и для других целей, например, для осуществления платежей публично-правового характера, для перемещения плательщиком собственных средств в другое место.

В этих случаях вопрос о моменте исполнения платежного поручения в отношениях между получателем и плательщиком определяется по общим правилам, если иное не установлено специальными правилами, регулирующими отношения по осуществлению платежей (например, Налоговым кодексом РФ).

Правовой эффект перевода денежных средств на основании платежного поручения - прекращение денежного обязательства между плательщиком и получателем средств - связывают либо с уступкой требования выплаты денежной суммы от плательщика к получателю, либо с переводом долга плательщика перед получателем средств на банк, либо с делегацией.

Конструкция делегации может быть использована в чистом виде лишь в том случае, когда расчеты производятся в пределах одного банка. Плательщик (делегант) дает поручение банку (делегату) перевести определенную сумму денег (обязаться) на счет другого лица (делегатория), открытый в том же банке. Банк уменьшает свой долг делеганту и увеличивает размер долга делегаторию.

При осуществлении расчетов с участием нескольких банков конструкция делегации не может быть использована, так как плательщик дает поручение одному банку обязаться перед своим контрагентом, а обязанным становится другой банк. В связи с этим такое движение средств иногда рассматривается как серия делегационных сделок; банк плательщика обязывается перед промежуточным банком, тот, в свою очередь, перед банком получателя средств, последний - перед получателем.

Однако данная конструкция не в полной мере объясняет характер отношений между плательщиком и получателем *(245).

Результат надлежащего исполнения платежного поручения современный правопорядок, как правило, приравнивает в отношениях между получателем и плательщиком по исполнению денежного обязательства к передаче наличных. Совершаемые при этом операции можно охарактеризовать как особый порядок передачи денежных прав требования к банку (трансфер безналичных денежных средств), отличный от конструкций уступки права требования, перевода долга или делегации.

Правоотношения между плательщиком и банком плательщика. Правоотношения между банком плательщика и плательщиком при совершении банковского перевода на основании платежного поручения носят сложный характер.

Как правило, плательщик связан с банком отношениями по договору банковского счета, в силу которого последний принимает на себя обязанность исполнять поручения клиента об осуществлении расчетов в формах, предусмотренных законом и банковскими правилами. Выдача клиентом и принятие банком платежного поручения являются сделками, осуществляемыми в рамках и во исполнение договора банковского счета. Правовая природа этих сделок является предметом дискуссии.

Например, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 15 марта 1934 г. "О праве на иск по переводной банковской операции" указывалось, что перевод составляет договор поручения и, следовательно, к нему следует применять нормы ГК РСФСР о договоре поручения *(246). По мнению Л.Г. Ефимовой, в указанной сделке клиент выступает в качестве комитента, а банк - в качестве комиссионера *(247).

Отношения банка и плательщика по платежному поручению являются особой разновидностью комиссионных отношений, поскольку банк действует при перечислении средств от своего имени, но за счет плательщика. Вместе с тем существующая развитая система специального правового регулирования расчетных отношений практически не оставляет места для применения общих норм о договоре комиссии.

Поскольку в настоящее время ГК РФ содержит специальные нормы о расчетах платежными поручениями и отношения, возникающие в связи с передачей таких поручений банкам, существенно отличаются от отношений, возникающих при исполнении простого или комиссионного поручения, следует исходить из того, что данные сделки не должны рассматриваться как разновидность иных закрепленных в ГК РФ договорных конструкций.

Как правило, банки исполняют платежные поручения, переданные клиентом по договору банковского счета. Вместе с тем ГК РФ предусматривает возможность осуществления таких операций и без открытия банковского счета. Так, без открытия банковского счета осуществляются операции по переводу принятых от физических лиц денежных средств, не связанных с осуществлением ими предпринимательской деятельности в пользу юридических и физических лиц.

Отношения между банком и физическим лицом в этом случае возникают на основании договора о переводе денежных средств по платежному поручению, который, являясь разновидностью комиссионного договора, тем не менее в настоящее время определяется большинством исследователей как самостоятельная договорная конструкция.

Порядок и условия осуществления операций по переводу денежных средств по поручению физических лиц без открытия счета, включая порядок оплаты расчетных услуг, а также обязательства банка по переводу денежных средств, устанавливаются банком в соответствии с требованиями законодательства и нормативных актов Банка России.

Банк, принявший к исполнению платежное поручение, обязан списать денежные средства со счета клиента и обеспечить их перечисление банку получателя средств (получателю), соблюдать в ходе выполнения поручения общие сроки осуществления расчетных операций, соблюдать порядок осуществления банковских операций, информировать плательщика об исполнении поручения по запросу последнего.

Плательщик обязан предоставить покрытие для исполнения поручения, а также выплатить вознаграждение банку за произведенную операцию и возместить расходы, связанные с выполнением поручения. Комиссионное вознаграждение, взимаемое банком, как правило, включает и операционные расходы, и собственно вознаграждение (оплата услуг). Порядок выполнения клиентом этих обязанностей определяется договором банковского счета (договором об осуществлении расчетов по платежному поручению).

Следует отличать сделки по выдаче плательщиком платежного поручения своему обслуживающему банку и те правоотношения, в силу которых возникает правовой эффект перевода как банковской операции в целом. В отношениях между плательщиком и получателем банк нередко определяется как лицо, на которое плательщиком было возложено исполнение денежного обязательства перед получателем средств. Вместе с тем это не делает банк участником договорных отношений между клиентами; его обязательства возникают на ином основании (договор банковского счета или разовое поручение).

Правоотношения между получателем средств и банком получателя средств определяются заключенным между получателем средств и банком получателя средств договором банковского счета. В силу этого договора у банка получателя средств возникает обязанность зачислить поступившие для получателя средств денежные средства на соответствующий банковский счет получателя средств, а у последнего - право требовать исполнения этой обязанности.

Правоотношения между банками, участвующими в осуществлении банковского перевода, возникают на основании договоров корреспондентского счета, в силу которого банк-корреспондент принимает на себя обязательства исполнять поручения банка-контрагента, в том числе и по перечислению денежных средств на указанный ему счет (непосредственно получателю средств либо на счет банка, обслуживающего получателя), за счет сумм, зачисленных ему банком, давшим поручение.

Форма и содержание платежного поручения и представляемых с ним расчетных документов должны соответствовать требованиям закона и установленных в соответствии с ним банковских правил.

Безналичные расчеты производятся на основании документов установленной формы. Расчетный документ - это письменное требование или поручение владельца счета на перечисление денежных средств в безналичном порядке за товарно-материальные ценности, выполненные работы и оказанные услуги, а также по другим платежам. Возможность передачи банкам указаний о проведении расчетных операций в устной форме российским банковским законодательством не предусматривается.

Расчетные документы должны соответствовать установленным стандартам и содержать ряд обязательных реквизитов. Содержание документов и правил их оформления определяются банковскими правилами.

Расчетные документы могут приниматься банками к исполнению только в том случае, если они выписаны на утвержденных Банком России формулярах. Клиент обязан указывать в тексте платежного (расчетного) документа назначение сумм платежа.

Платежные поручения принимаются банком в течение 10 дней со дня их выписки, не считая дня выписки, без исправления даты, обозначенной на документе.

Платежное поручение должно содержать четкое изложение сущности операции.

Каждый документ и каждый отдельный лист сводного документа, например сводного платежного поручения, должен иметь подписи уполномоченных должностных лиц клиента и оттиск его печати и соответствовать заявленным образцам. Подписи на всех документах должны быть сделаны чернилами или пастой шариковой ручки. Объявление о взносе наличных денег подписывается лицами, производящими внесение средств. В сводном документе незаполненные части должны быть прочеркнуты.

При осуществлении расчетов с текущих счетов физических лиц, открытых для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, расчетные документы, заполненные физическими лицами, принимаются банком к исполнению при наличии на первом экземпляре расчетного документа подписи физического лица, заявленной на карточке.

Физическое лицо может предоставить банку право на составление расчетного документа от его имени, если это предусмотрено договором банковского счета.

Заполнение банком от имени клиента расчетного документа осуществляется на основании заявления клиента, составленного по форме, установленной банком, содержащего все необходимые для перечисления денежных средств реквизиты, с учетом особенностей, установленных Положением Банка России N 2-П в отношении применяемых форм безналичных расчетов. При этом заполняемый банком расчетный документ оформляется подписями должностных лиц банка, имеющих право подписи расчетных документов, и оттиском печати банка.

Банки осуществляют операции по переводу денежных средств по поручению физического лица без открытия банковского счета на основании предоставляемого физическим лицом документа. Форма документа, предназначенного для представления (заполнения) физическими лицами при перечислении денежных средств физическими лицами без открытия банковского счета, устанавливается банками либо соответствующими получателями средств, в адрес которых направляются платежи, при условии, что в документе или в договоре банка с получателем средств предусмотрены все необходимые для перечисления денежных средств реквизиты, на основании которых банками заполняется платежное поручение.

При осуществлении перевода принятых от физических лиц денежных средств в адрес одного получателя платежное поручение может быть заполнено банком - отправителем платежа на общую сумму с последующей передачей заполняемых физическими лицами документов в соответствии с условиями договора, предусматривающего обязательство банка - отправителя платежа направлять документы получателю платежа, а также ответственность банка - отправителя платежа за неисполнение обязательства.

Платежное поручение заполняется и исполняется банком в соответствии с общими правилами.

Использование аналогов собственноручной подписи при оформлении платежных поручений. Пункт 3 ст. 847 ГК РФ предусматривает возможность удостоверения прав распоряжения денежными суммами, находящимися на счете, электронными средствами платежа и другими документами с использованием в них аналогов собственноручной подписи (АСП) (п. 2 ст. 160 ГК РФ), кодов, паролей и иных средств, подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным на это лицом. Такая возможность может быть предусмотрена договором клиента с обслуживающим банком *(248).

При использовании такого способа для совершения расчетной операции кредитная организация оформляет распечатку на бумажном носителе электронного образца документа, соответствующую бланку установленной формы либо содержащую все необходимые реквизиты.

Действующие в настоящее время банковские правила допускают возможность использования при совершении сделок в письменной форме АСП. Включение в документ, составленный на электронном носителе, АСП позволяет провести идентификацию кредитной организации или клиента, от которых исходит документ, проконтролировать правильность составления всех обязательных реквизитов платежного поручения и неизменность содержания этих реквизитов.

АСП конкретного владельца - кредитной организации или клиента - подлежит регистрации. Использование платежных документов, подписанных АСП, не изменяет содержания установленных законодательством и договором прав и обязанностей участников расчетов, содержания платежных документов и правил их заполнения. Одним из видов АСП является электронная цифровая подпись (ЭЦП). ЭЦП является средством защиты информации, обеспечивающим возможность контроля целостности и подтверждения подлинности электронных документов.

Банк вправе отказать в приеме платежного документа, если удостоверение прав распоряжения счетом будет признано сомнительным, либо при нарушении требований по оформлению документа.

Денежно-расчетные документы с исправлениями таких реквизитов, как сумма, наименование клиента и номера их счетов, хотя бы и оговоренными, являются недействительными и не подлежат приему банком к исполнению. Исключения допускаются в случае исправления номера счетов доходов банка при уплате клиентами процентов по кредитам, комиссий и прочих доходов.

Банк не обязан выполнять поручение клиента, если форма поручения не соответствует установленным правилам. Принятие банком расчетного документа, не соответствующего установленным требованиям к его форме, является нарушением обязанностей банка по договору банковского счета. Но это не означает, что обязанность возместить убытки, возникшие вследствие использования такого документа, должна быть целиком возложена на банк.

Клиент представил в банк заявление на аккредитив на бланке платежного поручения. В этом случае возложение на банк ответственности за нарушение порядка проведения расчетов возможно лишь с учетом виновных действий самого клиента, представившего поручение в ненадлежащей форме.

Банк производит проверку полномочий лиц, которым предоставлено право распоряжаться средствами на счетах, в порядке, определенном банковскими правилами и договором с клиентом.

В случаях передачи платежных документов в банк в письменной форме банк должен проверить по внешним признакам соответствие подписей уполномоченных лиц и печати на переданном в банк документе образцам подписей и оттиска печати, содержащимся в переданной банку карточке *(249), а также наличие доверенности, если она является основанием для распоряжения денежными средствами, находящимися на счете.

Платежные документы, подписанные с использованием АСП, в соответствии с банковскими правилами признаются имеющими равную юридическую силу с другими формами поручений владельцев счетов, подписанными ими собственноручно. Достоверность платежного документа, подписанного АСП и направленного получателю, считается подтвержденной, если получателем выполнены установленные договором между участниками расчетов процедуры проверки АСП и получен положительный результат.

Результаты проверки должны быть зафиксированы с использованием электронных средств или собственноручной подписью ответственного исполнителя в специальном журнале в порядке, установленном участниками документооборота. При фиксации результатов проверки должна обеспечиваться возможность представления результатов проверки на бумажных носителях с сохранением всех реквизитов документа.

При организации документооборота между двумя и более участниками процедура признания АСП должна предусматривать создание Администрации документооборота - юридического лица или подразделения юридического лица, действующего в качестве регистратора владельцев АСП, средств создания и проверки подлинности АСП, а также выполняющего ряд иных функций по обеспечению документооборота между участниками расчетов.

К функциям Администрации, в частности, относятся: хранение эталонов программно-технических средств, предназначенных для составления платежных документов, создания и проверки АСП, а также эталонов документации на эти средства; подготовка заключений по запросам участников документооборота и управомоченных государственных органов о достоверности платежных документов, подписанных АСП, удостоверение подлинности АСП; участие в урегулировании разногласий между участниками документооборота в порядке, урегулированном договором между участниками документооборота.

Администрация несет ответственность перед участниками документооборота за правильность выполнения своих функций в порядке и на условиях, предусмотренных законодательством и договором, определяющим взаимоотношения Администрации и участников документооборота.

Указанный договор должен содержать перечень процедур, используемых для создания АСП и проверки его подлинности. Договор должен содержать обязательство участника о признании юридической силы платежных документов, направляемых другими участниками и подписываемых АСП, владелец которого зарегистрирован данной Администрацией.

При заключении двустороннего договора между участниками документооборота Администрация может не создаваться. В договоре в этом случае должно содержаться описание процедур, обеспечивающих подтверждение достоверности платежных документов, направляемых (получаемых) участниками, ответственность за неисполнение взаимных обязательств, а также устанавливать порядок разрешения споров.

Многосторонний договор, заключаемый между участниками документооборота, должен содержать указание на организацию, которая будет выполнять функции Администрации, перечень этих функций и порядок их выполнения. В качестве администратора может выступать и один из участников расчетов.

Право использования АСП у участника документооборота возникает с момента регистрации Администрацией средств проверки правильности АСП и уведомления об этом других участников. Если администрация не создается, право использования АСП возникает в порядке и на условиях, определяемых договором между участниками документооборота. Регистрация владельцев АСП, средств создания и проверки АСП производится путем оформления двустороннего акта за подписью Администрации и заявителя. Администрация обязана проверить полномочия должностного лица - владельца АСП, оформляемые доверенностью.

Право участника документооборота использовать АСП прекращается в случаях и в порядке, определяемым в договоре между участниками документооборота или с Администрацией.

При проведении расчетов между участниками документооборота используются как платежные документы, подписанные АСП, так и документы на бумажных носителях.

Банк вправе в целях совершения перевода средств в пользу получателей, обслуживаемых в других кредитных организациях, заверять своим АСП копии платежных документов клиентов, подписанные АСП, в следующем порядке:

- проверяет правильность АСП клиента и соответствие содержания платежного документа требованиям банковских правил;

- распечатывает платежный документ клиента, подписанный АСП, а также его копию, заверенную своим АСП, на бумажном носителе, заверяет их свои штампом и собственноручной подписью уполномоченного должностного лица кредитной организации и помещает в документы дня.

Кредитная организация несет ответственность перед клиентом за неисполнение (ненадлежащее исполнение) его поручения, вызванное расхождением между платежным документом, представленным клиентом в кредитную организацию, и копией, заверенной АСП кредитной организации. Доказательство правильности исполнения поручения клиента лежит на кредитной организации. Кредитная организация, получившая платежный документ, подписанный АСП, достоверность которого установлена, обязана произвести на его основании операцию по счету в срок не позднее следующего дня после получения платежного документа, если иной срок не установлен действующим законодательством или договором с клиентом.

Платежное поручение составляется на бланке установленной формы (0401060 ОКУД ОК 011-93) класса "Унифицированная система банковской документации) и должно содержать:

- номер платежного поручения;

- вид платежа;

- сумму платежа (прописью и цифрами, копейки указываются цифрами);

- назначение платежа;

- срок платежа;

- код группы очередности;

- наименование плательщика и получателя средств;

- по плательщику и получателю средств - идентификационный номер налогоплательщика (ИНН), наименование и номер счета в кредитной организации (филиале) или подразделении расчетной сети Банка России, по кредитным организациям - их наименование и место нахождения, банковский идентификационный номер (БИК) и номер счета для проведения расчетных операций. ИНН присваивается органами Госналогслужбы РФ при постановке налогоплательщиков на учет в налоговом органе и указывается в платежном поручении во всех случаях, когда он присвоен плательщику (получателю) денежных средств;

- БИК указывается для подразделений расчетной сети Банка России, кредитных организаций и тех филиалов кредитных организаций, которым он присвоен, в соответствии со "Справочником БИК РФ". Для филиала кредитной организации, который не имеет БИК, указывается БИК головной кредитной организации или другого филиала этой кредитной организации, через который филиал осуществляет расчеты. В этом случае вместе с наименованием филиала указывается наименование и место нахождения головной кредитной организации или того филиала, чей БИК указан, при этом номер счета межфилиальных расчетов в поле номера счета не указывается.

В случае если плательщиком или получателем является кредитная организация, в полях "Плательщик" или "Получатель" указывается наименование кредитной организации. В полях "Банк получателя" или "Банк плательщика" соответственно наименование кредитной организации указывается повторно.

В платежном поручении, представляемом кредитной организацией (филиалом) в расчетную сеть Банка России, в реквизитах "Банк плательщика" и "Банк получателя" должны быть указаны наименование и место нахождения кредитной организации - участника расчетной сети Банка России, в поле "БИК" проставляется БИК кредитной организации (филиала), а в поле "Счет N" - номер корреспондентского счета (субсчета), открытый кредитной организации (филиалу) в расчетной сети Банка России.

Значение реквизита "Вид платежа" указывается прописью "почтой", "телеграфом", "электронно".

При использовании банком бланка платежного поручения в качестве сводного платежного поручения для представления расчетных документов клиентов в расчетную сеть Банка России ИНН кредитной организации не указывается, в поле "Счет N" банка плательщика указывается номер счета (30701 или другие), в полях "Получатель" и "Банк получателя" пишется слово "разные". В графе "Назначение платежа" проставляется количество прилагаемых документов. Сводное платежное поручение должно быть подписано лицами, уполномоченными распоряжаться счетом.

Банк вправе уточнить содержание поручения, если оно не соответствует установленным требованиям. Запрос должен быть сделан плательщику незамедлительно после получения поручения. Если в разумный срок ответ от плательщика не получен, банк может оставить поручение без исполнения и обязан возвратить его плательщику.

Ответственность банка за исполнение платежного поручения, оформленного с нарушением установленных правил, и "несанкционированного" поручения. Нарушение банком обязанности проверки представленного ему платежного документа с использованием стандартных процедур и исполнение такого поручения влечет ответственность банка за причиненные клиенту убытки в соответствии с общими нормами гражданского права.

Судебная практика исходит из того, что если иное не установлено законом или договором, банк несет ответственность за последствия исполнения поручений, выданных неуполномоченными лицами, и в тех случаях, когда с использованием предусмотренных банковскими правилами и договором процедур банк не мог установить факт выдачи распоряжений неуполномоченными лицами.

Суд вправе уменьшить размер ответственности банка, когда будет установлено, что клиент своими действиями способствовал поступлению в банк указанных распоряжений (п. 2 ст. 404 ГК РФ) *(250).

Таким образом, судебная практика исходит из того, что банк несет ответственность за исполнение поручений, выданных неуполномоченными лицами, даже если банк с использованием предусмотренных банковскими правилами и договором процедур не мог установить факт выдачи распоряжения неуполномоченными лицами.

По существу, в этом случае делается попытка решить проблему возложения риска так называемого несанкционированного перевода, когда средства со счета списываются в результате противоправных действий третьих лиц, например в случае списания средств банком на основании подложных или поддельных платежных документов, при том что такая подделка не могла быть выявлена при использовании стандартной процедуры проверки, проводимой банком. В том случае, когда отсутствуют виновные действия и клиента, и банка, возникает вопрос о распределении риска возникших в связи с этим убытков.

В литературе действительно предлагалось возлагать последствия такого перевода на банк как на субъект, который в силу своего профессионального статуса имеет больше возможностей предотвратить исполнение несанкционированного поручения.

Вместе с тем некорректная формулировка "неуполномоченные лица" и указание на возможность учета вины клиента привели к тому, что названный выше принцип стал применяться на практике в отношениях, в которых речь идет не о переложении риска в случаях, когда отсутствует вина как банка, так и клиента, а в ситуациях, когда речь идет о нарушениях, допущенных клиентом (например, при отсутствии на платежном поручении одной из двух необходимых подписей, при том что факт списания средств в интересах клиента не оспаривается).

Такой подход к переложению на банки рисков возможных убытков хотя и обосновывается рядом практических работников необходимостью строгого подхода к банковским учреждениям с целью стимулировать их к тщательной проверке поступивших от клиента документов, по нашему мнению, не соответствует закону и приводит к переложению убытков с тех лиц, которые в данном случае могут их предотвратить, на тех, которые даже при добросовестном отношении не могут установить факт представления ненадлежащего платежного документа.

Периодическое перечисление денежных средств со счета на основании заявления физического лица. При наличии в договоре банковского счета, заключенного банком с физическим лицом для осуществления расчетов, не связанных с предпринимательской деятельностью, нормы, предоставляющей банку право на составление расчетного документа от его имени, физическое лицо может предоставить банку право на периодическое перечисление денежных средств с текущего счета.

В этом случае физическое лицо представляет в банк заявление в двух экземплярах по форме, установленной банком, в котором поручает банку в течение определенного времени производить перечисление денежных средств на соответствующие банковские счета. Оба экземпляра подписываются физическим лицом.

В заявлении рекомендуется указывать:

- ФИО плательщика;

- номер его текущего счета;

- идентификационный номер налогоплательщика-получателя (ИНН) юридического или физического лица (при его наличии);

- наименование и номер счета получателя средств или ФИО и текущий счет, если получателем является физическое лицо;

- наименование и реквизиты банка получателя, банковский идентификационный код;

- сумму платежа или условия, ее определяющие;

- дату перечисления и периодичность платежей;

- назначение платежа;

- срок действия заявления;

- дату составления заявления;

- дополнительные реквизиты, необходимые для исполнения заявления (например, указание номера телефона при перечислении платы за телефон в соответствии с требованиями получателя);

- дополнительные условия по желанию клиента, в том числе предоставляющие право банку корректировать сумму списания денежных средств при изменении тарифов на услуги абонентской платы и т.п.

При осуществлении перевода средств на основании заявления физического лица на периодическое перечисление денежных средств банком составляется платежное поручение на бланке платежного поручения в необходимом количестве экземпляров. При этом в графе плательщик указывается ФИО физического лица, идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии); в поле "номер" счета указывается номер текущего счета плательщика, в поле "назначение платежа" банком производится запись о составлении платежного поручения на основании заявления клиента с указанием даты составления заявления и цели платежа.

Первый экземпляр платежного поручения оформляется подписями должностных лиц банка, имеющих право подписи расчетных документов и оттиском печати банка.

Владелец счета может аннулировать свое заявление, предоставляющее банку право на периодическое перечисление денежных средств с его текущего счета путем подачи в банк соответствующего заявления.

Особенностью рассматриваемых отношений является то, что в отличие от обычной ситуации, когда во исполнение договора банковского счета клиент дает от своего имени конкретные поручения на перечисление денежных средств, клиент дает общее поручение на осуществление расчетов по тем или иным платежам.

Несмотря на то что конкретное платежное поручение подписывается сотрудниками банка, последний в отношении получателя средств действует на основании поручения клиента, оформленного в заявлении.

Особенности оформления платежного поручения принципиально не меняют характер отношений между банком плательщика и плательщиком по поводу его исполнения.

 

§ 2. Виды платежных поручений

 

Операции, производимые на основании платежного поручения, могут быть квалифицированы по ряду признаков.

По субъектному составу платежные поручения могут быть разделены на клиентские (поручения, инициатором которых является клиент банка-плательщик) и межбанковские (инициатором платежа является банк).

По способу осуществления между банками - на осуществляемые последовательно по каждому поручению о переводе денежных средств и осуществляемые с использованием взаимозачета встречных поручений о переводе.

По способу передачи и обработки информации - на почтовый, телеграфный (телексный) и совершаемый электронным способом.

Покрытие по платежному поручению. Сумма по принятому к исполнению поручению списывается банком с указанного в поручении счета. При отсутствии средств на счете плательщика платежные поручения помещаются в картотеку неоплаченных в срок расчетных документов. Их оплата производится по мере поступления средств с учетом установленной законом очередности.

Платежные поручения, как правило, исполняются за счет средств, находящихся на банковском счете плательщика. Но в договоре банковского счета может предусматриваться возможность осуществления банком платежа при отсутствии или недостаточности на счете денежных средств за счет предоставленного банком кредита. Банк считается предоставившим кредит со дня осуществления платежа.

Правила, регулирующие отношения, возникающие при исполнении платежного поручения, применяются также в случаях, когда расчеты производятся между сторонами, у которых отсутствует счет в банке. Например, банк может принять сумму от гражданина наличными и на основании платежного поручения перечислить ее на счет получателя.

В том случае, если расчеты производятся с банковского счета физического лица, открытого на основании договора банковского счета, предусматривающего совершение расчетных операций, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, действует иной порядок. При отсутствии денежных средств на текущем счете физического лица на момент списания средств, а также права на получение кредита (включая овердрафт), предусмотренного договором между банком и физическим лицом, расчетные документы исполнению не подлежат и возвращаются плательщикам. Такие платежные поручения не могут быть оплачены частично.

При расчетах по поручению физического лица без открытия ему счета покрытием по платежному поручению являются наличные денежные средства, которые клиент предоставляет банку.

Маршрут исполнения поручения. Принявший платежное поручение банк обязан обеспечить зачисление средств на указанный в поручении счет. Если счет получателя открыт в другом банке, то для исполнения поручения банк плательщика вправе привлекать другие банки. При этом отношения банка плательщика и банка, исполняющего платежное поручение на основании договора корреспондентского счета с банком плательщика, аналогичны отношениям банка плательщика со своим клиентом - инициатором платежа.

Выбор пути (маршрута) перевода средств принадлежит банку плательщика, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 865 ГК РФ банку плательщика принадлежит право привлекать другие банки для выполнения операций по перечислению денежных средств на счет, указанный в поручении клиента.

Банк плательщика может воспользоваться прямыми корреспондентскими связями с банком, обслуживающим получателя, перевести средства через счета третьего банка, в котором находится корсчет банка получателя, либо прибегнуть к помощи расчетной (клиринговой) системы. При выборе маршрута исполнения поручения банк должен руководствоваться интересами клиента-плательщика.

Окончательность перевода денежных средств на основании платежного поручения. В соответствии с п. 1 ст. 945 ГК РФ банк обязан выполнять распоряжения клиента о перечислении соответствующих сумм со счета.

Пункт 1 ст. 863 ГК РФ предусматривает, что банк на основании платежного поручения обязан перевести определенную денежную сумму на счет указанного плательщиком лица. В то же время п. 1 ст. 865 ГК РФ устанавливает, что банк, принявший платежное поручение плательщика, обязан перечислить соответствующую денежную сумму банку получателя средств для ее зачисления на счет лица, указанного в поручении.

Процитированные выше нормы, таким образом, дают разные ответы на вопрос о том, в какой момент следует считать исполненной обязанность банка по исполнению платежного поручения клиента: в одном случае при межбанковском переводе банк плательщика не отвечает за зачисление суммы перевода на счет получателя с момента ее надлежащего зачисления на корсчет банка, обслуживающего получателя; в другом - отвечает, так как обязан зачислить средства на счет получателя.

Судебная практика в связи с этим по-разному определяла момент исполнения банком платежного поручения *(251). При этом в случаях, когда на банк плательщика возлагалась ответственность за действия банка получателя, не исполнившего обязанность по зачислению средств своему клиенту (получателю), это обосновывалось ссылкой на ст. 313 и 403 ГК РФ, устанавливающие общие правила об ответственности должника, возложившего исполнение на третье лицо.

Вместе с тем обоснованность подобной позиции справедливо подвергалась сомнению, поскольку при указании в платежном поручении банка получателя у банка плательщика нет возможности иным образом исполнить поручение, выбрав иной банк как место зачисления средств. Выбор банка получателя определен получателем, последний имеет с ним юридическую связь и возможность влиять на его поведение. При этих условиях возложение на банк плательщика риска неисполнения обязательств по своевременному зачислению средств банком плательщика необоснованно. На это обстоятельство обращалось внимание в целом ряде исследований, посвященных проблемам регулирования безналичных расчетов *(252).

С учетом этого Пленум ВАС РФ рекомендовал судам исходить из того, что по общему правилу момент надлежащего исполнения обязательств банка плательщика перед своим клиентом определяется ст. 865 ГК РФ как момент надлежащего зачисления соответствующей денежной суммы на счет банка получателя.

Данное разъяснение повлияло не только на формирование практики рассмотрения споров, связанных с применением к банкам ответственности за нарушение правил проведения расчетных операций, но и на подходы к определению места и момента исполнения денежного обязательства между инициатором платежа (плательщиком) и получателем денежных средств, хотя непосредственно последний вопрос в комментируемом постановлении не рассматривался.

Тем не менее сформулированное положение определило подход, в соответствии с которым суды при разрешении споров, в рамках которых возникал вопрос об исполнении должником денежного обязательства, если расчеты производились в соответствии с условиями договора расчетными поручениями, исходили из того, что местом платежа, определяемым условиями обязательства, является банк, указанный в платежном поручении как банк получателя, а моментом - момент надлежащего зачисления средств на корреспондентский счет банка, обслуживающего получателя. ГК РФ не содержит нормы