16446

Криминалистика. Учебник

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

КРИМИНАЛИСТИКА Под редакцией доктора юридических наук профессора В.А. Образцова С современных научных позиций с учетом передового опыта работы правоохранительных органов ведущих борьбу с преступностью рассматриваются характеристики криминалистики как облас...

Русский

2013-06-22

9.28 MB

28 чел.

КРИМИНАЛИСТИКА

Под редакцией

доктора юридических наук,

профессора В.А. Образцова

С современных научных позиций, с учетом передового опыта работы правоохранительных органов, ведущих борьбу с преступностью, рассматриваются характеристики криминалистики как области научного знания и учебной дисциплины, общие положения поисково-познавательной деятельности в уголовном судопроизводстве, особенности криминалистического обеспечения указанной деятельности в досудебпом уголовном производстве, при подготовке и производстве следственных действий, а также методики решения типичных следственных задач и расследования отдельных категорий преступлений.

Для студентов, аспирантов, соискателей, преподавательского состава юридических вузов, работников правоохранительных органов.

ОБЩАЯ ЧАСТЬ

Раздел 1 ВВЕДЕНИЕ В КРИМИНАЛИСТИКУ

Глава 1 Криминалистика как наука

§ 1. ПОНЯТИЕ И НАЗНАЧЕНИЕ КРИМИНАЛИСТИКИ

Какие образы и ассоциации возникают у неискушенных в юридических тонкостях людей, когда они слышат слово «криминалистика»?

Разумеется, самые разнообразные. Однако, видимо, есть основания утверждать, что представления большинства навеяны экранными сценами, детективами о доблестных сыщиках, умудренных следователях, всевидящих экспертах. Вполне вероятно, что при этом воображение одних рисует лихо раскрученные сюжеты с головокружительной погоней, перестрелкой и низвержением кровожадных злодеев. Другие, очевидно, видят иные картины: молчаливо-многозначительные шерлок-холмсы с лупами и фонарями в руках колдуют в темных углах над какими-то следами, роются в мусоре, обследуют пылинки и ворсинки в надежде найти нить к разгадке покрытой мраком тайны. Все это, безусловно, имеет отношение к криминалистике, но криминалистикой не является.

Криминалистика1 — это наука о технологии и средствах практического следоведения (поисково-познавательной деятельности) в уголовном судопроизводстве.

Криминалисты — это ученые, занимающиеся научно-исследовательской и педагогической практикой. Они не сидят в засадах, не ловят преступников, не раскрывают преступлений. Исследование места происшествия, следов, других объектов, расследование по уголовным делам — это удел следователей, профессионалов оперативно-розыскных служб, судебных экспертов.

Криминалистика — от латинского crimen — преступлен не, criminalis — преступный.


В приведенном определении криминалистики, в отличие от определений того же понятия в работах других авторов, нет традиционных указаний на раскрытие и расследование преступлений либо следственную деятельность. Почему это сделано? Что такое следоведение, о котором нет упоминания ни в одном законе?

Начнем с последнего вопроса.

Следы — межотраслевое, междисциплинарное понятие. Широкое распространение оно получило в обыденной речи. Мало кому незнакомы выражения типа «наследить», «последствия», «наследство», «слежка», «идти по следу», «по горячим следам», «следы остаются».

О следах преступлений говорится в уголовно-процессуальном законе, в некоторых других законах, во множестве подзаконных актов, регулирующих деятельность по выявлению, раскрытию, пресечению, предотвращению преступлений.

Следователь, следствие, расследование, преследование, обследование, исследование — во всех этих юридических терминах звучит родовое слово «след». Это понятие прочно вошло в лексикон работников правоохранительных органов, в составляемые ими процессуальные и рабочие документы.

«Ничто на земле не проходит бесследно...»

В криминалистической трактовке следы — это прежде всего то, что оставляют преступники и преступление на месте происшествия. Следы — это то, что ищут и изучают сыщики, следователи, эксперты, прокуроры и судьи, познавая по ним то, что требуется выявить и доказать. Все, кто занимается этим, так или иначе — практические следове-ды. Ученые-криминалисты тоже следоведы, но на теоретическом уровне. Созданное их стараниями учение о следах помогает им в разработке теоретических и прикладных проблем, а практикам решать их поисково-познавательные задачи. Таким образом, существуют научное и практическое следоведение. Первое носит подчиненный характер по отношению к последнему, поскольку криминалистика как бы состоит на службе органов, ведущих борьбу с преступностью, питая их своими идеями, рекомендациями, достижениями. В орбите криминалистического обеспечения находится предварительное расследование, деятельность следователей по уголовным делам. Но не только следственная практика реализует криминалистические разработки. Круг их потребителей значительно шире и представлен не только участниками указанной стадии уголовного судопроизводства.

Процесс поиска и познания в стадии предварительного расследования начинается с момента возбуждения уголовного дела. Нередко он обеспечивается оперативным сопровождением вплоть до полного раскрытия преступления. Причем в том случае, когда лицо, привлеченное в качестве обвиняемого, не установлено, в течение десяти суток парал-


ис-льно уголовному делу заводится оперативно-поисковое дело. Если же и по истечении установленного срока расследования указанное лицо не удалось установить, следственное производство по делу приостанавливается. Однако оперативно-розыскная деятельность не прекращается и в этом случае. Она должна быть продолжена.

Собранные в ходе ее фактические данные относительно искомого лица дают основание для возбуждения следственного производства по делу.

Поиск и познание идут и в других формах и на других стадиях уголовного процесса. Предварительные и прокурорские проверки, оперативно-розыскные разработки в стадии возбуждения уголовного дела, протокольная форма досудебной подготовки материалов по ряду составов преступлений, судебное следствие — все это также самостоятельные виды поисково-познавательной деятельности.

Осуществляют поисково-познавательную деятельность и судебные эксперты, действующие на основании процессуальных решений органов дознания, предварительного следствия и суда. Все эти виды практического следоведения рассматриваются в качестве элементов системы, именуемой объектом криминалистики. Однако исторически наиболее тесно криминалистика связана с поисково-познавательной деятельностью в стадии предварительного расследования. И это не случайно. Именно на этом, наиболее трудном участке закладываются предпосылки оптимального решения задач последующих стадий уголовного судопроизводства (процесса). Вот поэтому в приведенном выше определении криминалистики говорится о различных видах практического следоведения в уголовном судопроизводстве, а не только о том, что осуществляется в рамках предварительного расследования. То, что криминалистика изучает и обеспечивает не все вообще виды следоведения (знаменитый Следопыт, охотясь на бизонов, тоже занимался следоведением), а лишь деятельность следоведов, профессионально борющихся с преступностью уголовно-правовыми средствами, и есть существенная отличительная черта данной области научного знания.

Указанная деятельность опирается на соответствующие правовые основы. Они складываются из системы норм действующих законов и подзаконных актов ряда отраслей права (конституционного, уголовного, уголовно-процессуального, административного и др.), регулирующих борьбу с преступностью, ставящих эту борьбу в определенные правовые рамки и условия. Как специфическая область правопримени-тельной практики уголовное судопроизводство представляет собой структуру, нацеленную на реализацию норм уголовного законодательства. Этому способствует специально созданная другая правовая система, выполняющая вспомогательную функцию, — процессуальная. За-


конодателем в нее заложен правовой механизм, правовая модель воплощения в жизнь норм материального права (роль первой скрипки в нем играет У ПК).

Глубокое знание нормативного материала и умелое использование содержащейся в нем информации — необходимое условие достижения целей уголовного судопроизводства на всех его стадиях. Однако, как показывает опыт, соблюдения одного этого, пусть и основополагающего условия, еще не достаточно для оптимального осуществления воли законодателя.

Дело в том, что нормы права, до какого, пусть даже самого глубокого уровня детализации и конкретизации они бы ни доходили, во всех случаях представляют собой информационные модели весьма общего характера. В силу их специфики, они абстрагированы от массы существенных нюансов, особенностей отражаемой в них реалии, оторваны от ситуационной конкретики. Кроме того, в них не заложены адекватные практическим потребностям организационно-управленческие, логико-гносеологические механизмы, тактические, технические и методические аспекты поиска и познания в различных ситуациях. Разработка этой проблематики отнесена к числу основных задач криминалистики.

Результаты многолетних криминалистических исследований позволили сформировать прочные научные основы борьбы с преступностью уголовно-правовыми средствами.

Важным звеном основ следоведения являются различные по номенклатуре, уровням и содержанию идеальные (информационные и технологические) криминалистические модели: понятия, характеристики, методы, классификации, рекомендации и т.д.

Одни из числа этих моделей конкретизируют, углубляют, развивают правовые модели, формируют механизмы их реализации, другие — дополняют, объединяют, увязывают в целостные структуры различные виды правовой информации. В задачу криминалистов также входит разработка средств материально-технического сопровождения поиска и познания в уголовном судопроизводстве (аппаратуры, приборов, устройств, материалов, используемых для целей поиска, исследования, фиксации, изъятия объектов).

Все это позволяет определить криминалистические основы практического следоведения как систему научно обоснованных информационных, технологических и материально-технических моделей, обеспечивающих поисково-познавательный механизм реализации правовой информации в уголовном судопроизводстве.

То, как правовое пространство наполняется криминалистическим содержанием, можно показать на следующих примерах.

Уголовный закон устанавливает, что в случае отказа от дачи показаний либо дачи заведомо ложных показаний, потерпевший и свидетель


могут быть привлечены к ответственности, если в действиях виновного 'к ща усматривается состав преступления, предусмотренный соответст-пующей статьей УК РФ. Поэтому перед тем, как допросить потерпевшего и свидетеля, следователь, в соответствии с требованиями уголов-по-процессуального закона обязан предупредить допрашиваемого об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Указаний на то, как обнаружить признаки заведомой лжи указанных лиц, каков механизм раскрытия лжесвидетельства и изобличения виновного лица, в законе не содержится. Решение упомянутых вопросов, разработка данного механизма — одна из задач криминалистики. В созданных по этому поводу рекомендациях содержится информация о том, как распознавать заведомую ложь свидетеля и потерпевших, как доказывать их виновность. Для этой цели разработана соответствующая методика, в которой следователям предлагается воспользоваться, в частности, системой рекомендуемых тактических приемов допроса заподозренного во лжи.

Можно привести еще один пример криминалистической интерпретации и развития информации, содержащейся в нормах права.

В соответствии с процессуальным законом в задачу субъекта дока-зывания входит установление обстановки содеянного, обнаружение, фиксация и изъятие материально фиксированных следов на месте происшествия. Как это делается, остается за скобками норм закона, который лишь указывает на возможность применения в подобных случаях фототехнических и некоторых других средств. С учетом этого и потребностей практики криминалистами разработан комплекс методик обнаружения, фиксации, изъятия и исследования следов самых различных видов (трасологических, баллистических и т.д.), а также методов применения при этом технических средств и материалов. В их числе такие методы фотосъемки, как ориентирующая, обзорная, узловая, деталь-пая. В законе же об этом ничего не сказано. Как, впрочем, не упомянут и такой, например, метод запечатления внешности обвиняемого, который в криминалистике называется сигналитической (опознавательной) фотосъемкой. Перечень подобных примеров не трудно продолжить. Однако и того, что рассмотрено, представляется достаточным для иывода о том, что поисково-познавательная деятельность в стадии возбуждения уголовного дела, предварительного расследования и судебного следствия, словно медаль, имеет две стороны: правоведческую и следоведческую (криминалистическую). Поэтому достижение целей в уголовном судопроизводстве может быть обеспечено лишь при условии теснейшего взаимодействия материально-правовых, процессуальных ц криминалистических моделей на базе комплексного использования содержащейся в них информации.


В этом и состоит необходимость, смысл и значение правового и криминалистического альянса в анализируемой сфере профессиональной деятельности.

§ 2. ОБЪЕКТНО-ПРЕДМЕТНАЯ ОБЛАСТЬ КРИМИНАЛИСТИКИ

Ключевое значение для понимания сущности, назначения, потенциала криминалистики, раскрытия ее содержания, усвоения методологии построения и отграничения научного знания имеет четкое представление об объекте и предмете данной науки.

Объект науки — целостный фрагмент («кусок»; «часть») окружающего реального мира, который не только изучается, но и обеспечивается научной продукцией. Обеспечение (это — главное) на базе изучения.

Объектом криминалистического изучения и обеспечения является поисково-познавательная деятельность (практическое следоведе-ние) в уголовном судопроизводстве, осуществляемая уполномоченны-

10


ми на то законом органами и должностными лицами, профессионально п<'лущими борьбу с преступностью уголовно-правовыми средствами.

Независимо от того, на какой стадии уголовного производства и в каком правовом режиме осуществляется поисково-познавательная деятельность (ППД), она всегда представляет собой сложную организо-нацную систему социального порядка. Предметный криминалистический анализ этой системы позволяет выделить в ней следующие основные элементы:

— субъект (следователь, работник органа дознания и т.д.);

— цель (реализация норм уголовного законодательства);

— задачи (выявление, раскрытие, пресечение, предотвращение преступлений);

— объект познания (преступление и другие, связанные с преступлением события);

— объекты поиска и изучения (информация, имеющая значение для соответствующего производства, а также носители собираемой информации);

— средства поиска и познания (версии, иные мысленные модели, средства криминалистической и оперативной техники, методы познания, тактические приемы и т.д.);

— технология (механизм, процедура) поиска и познания;

— результаты поисковой и познавательной деятельности.

Таким образом, общим объектом познания у всех субъектов ППД, осуществляемой и до, и после возбуждения уголовных дел, является преступление, а также, если применить системный подход, другие события, связанные с деянием криминального характера.

Во всех познавательных ситуациях единственным средством позна-пия является информация (фактические данные, сведения). В уголовном судопроизводстве доказательственная и иная информация выступает в то же время в качестве объекта поиска субъектов практического следоведения. Наряду с этим объектом поиска и исследования являются также носители искомой информации — ее потенциальные источники (люди, предметы и т.д.).

В структуру средств поиска и познания входят:

— принципы;

— методы, приемы и правила;

— методики, технологические модели;

— технические средства, материалы;

— правовые, регистрационные, другие информационные системы;

— специальные знания и возможности сведущих лиц. Как межотраслевой объект поисково-познавательная деятельность изучается и обеспечивается не только криминалистикой, но и другими науками уголовно-правового (криминального) цикла. Однако каждая

11


из них при этом ориентируется на собственную сферу интересов, разрабатывает свои .icih'kt Illl/l i) уголовном судопроизводстве. Иначе говоря, подход i' и iv'iciiiiio и обеспечению данной деятельности осу-1цсс| 1; пг ни r iiii uiiiiiii предмета (объекта в объекте) соответствующей iiiivin 11 "ii|" г и niioii группы закономерностей, существенных с тео-|iriii rii'ii II и|.|]| 1.1/ц юн точек зрения. Имеются в виду существенные, lum 11111 1.1 i ' ill 111. .чдиместью повторяющиеся в аналогичных услови-1ч in. .1" iiiiii. ii 11||г||111исдляуголовногосудопроизводствасвязи.(На-npiiMi г i.ii ' ,ir '\ic|>iiiiie связи между криминальными и криминалисти-•ич i ii iiii 111, .И111ЯМ11,между определенными видами следов преступлении ii >и in ими их обнаружения, между особенностями криминальных iiiii ii ii iniiii ii 11 ринципов организации работы по раскрытию преступ-ii'iniii )

11 «in 1,1 line закономерных связей изучаемого криминалистикой объем;!   необходимое условие создания научно обоснованных, эффек-| ii in ii)] x рекомендаций, технических средств, методов, тактических приемов следоведения, адресуемых практике. Знание выявленных учены-м и закономерностей необходимо и для практиков. Оно позволяет более целеустремленно и конструктивно строить им свою работу по поиску, фиксации, исследованию носителей информации, собиранию, анализу, оценке, использованию добываемой информации.

Важнейшей предпосылкой успеха на этом пути является также получение глубоких знаний о закономерностях, лежащих в основе криминальных и связанных с ними событий. Поэтому самое пристальное внимание в криминалистике уделяется выявлению и изучению самых различных закономерностей данного типа. Эти закономерности в некоторых случаях относятся к категории однозначных связей. Суть их можно выразить следующим образом, если есть то-то, то обязательно было (есть, будет) вот это. Закономерные связи (причинно-следственные, информационные, энергетические и т.д.) существуют между:

— предкриминальным, криминальным и посткриминальным поведением (деятельностью) лиц, совершающих преступления какой-либо категории;

— преступлениями и другими видами поведения и деятельности (предшествующими, сопутствующими, идущими вслед преступлению);

— преступлениями и обстановкой их совершения;

— преступлениями различных категорий;

— отдельными элементами и группами элементов преступлений;

— стадиями преступного поведения (деятельности). К числу таких закономерностей относятся обусловленность отдельных видов следов способами совершения преступления, а последних (способов) свойствами преступников, особенностями криминальной

12


i и i у.щпи и рядом других факторов; закономерности, лежащие в основе преступного поведения несовершеннолетних, лиц, имеющих психичес-м|г .шомалии; закономерности формирования и функционирования преступных групп; обусловленность выбора оружия, других средств преступлений, преступным опытом и профессиональными навыками, пидами обстановки и объектов посягательства.

С этой же точки зрения небезынтересны закономерные связи, суще-г i пующие между способами совершения тех или иных категорий преступлений и определенными типами преступников; использованными преступниками орудиями и следами их применения; преступными цепями и средствами их достижения; свойствами преступников и выбором ими определенных способов подготовки, совершения и сокрытия преступлений; предметами преступного посягательства и способами вступления с ними во взаимодействие; определенными видами похищенного имущества и формами, каналами его реализации. Каждый конкретный случай поисково-познавательной деятельности, независимо от его вида, как система, имеет не только внутреннюю структуру (логико-гносеологическую, функциональную и др.), но и закономерные связи и отношения с системными образованиями внешнего порядки. С одними из них, позитивной направленности, субъекты ППД находятся в прямых и обратных связях и ведут конструктивное взаимодействие (таким образом, например, взаимодействуют следователь и орган дознания, следователь и сведущие лица). Однако применительно к деструктивным, разрушительным системам (например, к посткрими-пальным противодействиям покровителей преступников) слово взаимодействие следует взять в кавычки. В таких случаях правильнее говорить о противостоянии, противоборстве, нейтрализации, преодолении внешнего возмущающего воздействия, устранении негативных факторов, тенденций, импульсов, подчас о подавлении целенаправленной социально опасной активности отдельных лиц и организованных структур, несущих отрицательный заряд.

Таким образом, предметом криминалистики охватываются две группы закономерностей: 1) закономерности организации и осуществления практического следоведения (познающе-преобразующей системы); 2) закономерности, лежащие в основе подготовки, совершения преступлений, противодействия правоохранительным органам и отражения этой деятельности (познаваемой системы).

Применительно к задачам поиска и познания определяющими яв-чяются закономерности образования, изменения, обнаружения, фиксации, изъятия, исследования следов преступлений и связанных с ними п )бытий, а также закономерности получения, сохранения, переработки, передачи, использования содержащейся в таких следах информации.

13


Их выявление, анализ, типизация, объяснение, систематизация позволяют успешно решать теоретические и прикладные задачи, т.е. реализовывать конструктивную функцию науки.

§ 3. СИСТЕМА, ФУНКЦИИ, МЕТОДЫ, ИСТОЧНИКИ КРИМИНАЛИСТИКИ

Научное знание не есть случайное, разрозненное, интуитивное, обыденное знание. Научное знание отличается от других видов знания рядом существенных признаков. Во-первых, это обобщенное на ряде уровней типологическое знание. Во-вторых, это — целостное знание о всем комплексе существенных сторон, аспектов, связей и отношений объекта науки. В-третьих, это систематизированное на основе принятой интегративной идеи (системообразующего фактора) знание.

Система криминалистики

Система науки строится с целью выявления и описания достигнутых результатов научного познания и конструирования во всей их полноте, а также для продуктивного использования накопленного знания на пути продвижения к новым результатам.

Сложившаяся система криминалистики как науки состоит из четырех частей (разделов): 1) теории и методологии криминалистики;

2) криминалистической техники; 3) криминалистической тактики;

4) криминалистической методики. Первый раздел криминалистики — теория криминалистики — открытая, непрерывно развивающаяся система. Она подразделяется на общую теорию и совокупность частных теорий и учений.

Общая теория криминалистики — это идеальная информационная модель, содержащая описание и объяснение объектно-предметной области данной науки (ППД в уголовном судопроизводстве) на уровне общего знания об этой сфере практического следоведения. Эту область криминалистики можно даже назвать общей типовой информационной моделью практического следоведения в уголовном судопроизводстве.

Каждая из частных криминалистических теорий (учений) также представляет собой систему теоретических положений (представлений), но более низкого уровня. Главная отличительная черта частной криминалистической теории заключается в том, что она содержит не полномасштабное знание об объекте криминалистики, а лишь знание о какой-то стороне, аспекте, части объекта (о том или ином виде, направлении ППД в уголовном производстве, о том или ином элементе, компоненте этой деятельности). Сказанное не означает того, что общая теория криминалистики, как считают некоторые ученые, представляет собой арифметическую сумму знаний, добытых в рамках частных теорий (учений). Общая теория несет в себе принципиально новый, более высокий тип научного знания об объекте познания, формирующийся

14


не путем механического соединения частей, а на основе творчески осмысленных, переработанных и систематизированных результатов, полученных при научной разработке частных проблем. Качественно новое системное образование не может быть построено либо выведено из эклектического соединения систем более низкого порядка. Любая сущность тождественна только себе и ничему другому.

Для создания общей теории, подчеркнем это еще раз, совершенно недостаточно простого сложения частных теорий. Впрочем, в этом количественно-арифметическом подходе нет никакой необходимости, поскольку выход на более высокий уровень знания требует принципиально иной методологии. (Как известно, сколько бы ни усаживать в ряд котят, сколько бы ни укладывать одних из них на других, кошка все равно не получится.)

Из сказанного отнюдь не вытекает того, что общая и частные теории криминалистики — две полностью независимые системы, непохожие во всех отношениях. Они органично, можно сказать, родственно связаны между собой. Их корни одной природы. Они уходят в общий фрагмент реальной действительности. Взаимосвязанные, взаимозависимые и взаимообусловленные, эти две части одного целостного образования-находятся в состоянии постоянного взаимодействия, взаимовлияния и взаимообогащения. Развитие идей в области общей теории стимулирует развитие идей в системе частнокриминалистических теорий. И наоборот — развитие последней системы способствует развитию общей теории, содействует выходу последней на более высокий уровень знаний.

В последние годы отмечено бурное развитие частнокриминалистических теорий по самым различным направлениям. Совершенствуются традиционные теории и учения, формируются новые, ранее отсутствовавшие теоретические концепции и конструкции. Одни из них имеют отношение к формированию и развитию знания преимущественно о тех или иных сторонах познаваемой в уголовном судопроизводстве системы. (Учения о криминалистической характеристике преступлений, о способе совершения преступления, о следах преступления, криминалистическая виктимология, теория криминалистического признака и т.д.)

Другие теории и учения непосредственно связаны с разработкой проблематики, характеризующей криминалистические аспекты уголовного судопроизводства (теории предварительной проверки, тактической операции, криминалистического моделирования, криминалистической идентификации и т.д.).

Еще одну подсистему первого раздела криминалистики образует методология данной науки. Методологию можно определить как систему средств, методов, процедур, методического инструментария, ис-

15


пользуемых в ходе научных исследований для получения знания о познаваемых объектах и его использования при разработке научной продукции теоретического и прикладного характера.

Второй раздел криминалистики — криминалистическая техника — состоит из двух частей: общих положений криминалистической техники; отдельных отраслей технической криминалистики (трасология, криминалистическая баллистика и др.).

В третьем и четвертом разделах криминалистики рассматриваются проблемы соответственно криминалистической тактики и методики расследования. Каждый из этих разделов состоит из двух частей:

общей и особенной.

В общей части (в общих положениях) криминалистической тактики рассматриваются основные понятия, приемы, правила, которые могут применяться при подготовке и производстве различных следственных действий, а также приемы и правила подготовки и производства определенных (криминалистически сходных) групп следственных действий. Вторая часть раздела посвящена организационно-тактическим аспектам подготовки и производства отдельных видов следственных действий (например, тактика проведения очной ставки и т.д.).

Заключительный (четвертый) раздел криминалистики состоит из общих положений (теоретических основ данного раздела), а также методик решения типичных следственных задач, методик расследования определенных категорий (групп, видов и разновидностей) преступлений.

Функции, методы, источники криминалистики

Криминалистика — «живая», динамично развивающаяся область научного знания, чутко прислушивающаяся к запросам практики, все время держащая руку на пульсе ее потребностей и адекватно реагирующая на них. Она не подвержена конъюнктурным влияниям, в меньшей степени, чем другие юридические науки, зависит от смены политических режимов, экономических курсов, социальных катаклизмов. Она не умозрительна, а естественна и объективна по своей сути и реальна, как реальна преступность и необходимость борьбы с ней. Этим и объясняется непрерывность криминалистических исследований теоретического и прикладного характера.

В криминалистических научных исследованиях реализуются три основные функции: 1) познавательная; 2) конструктивная (разработка и совершенствование того, что формирует потенциал криминалистических знаний, «орудий труда и средств производства» практического следоведения); 3) функция внедрения результатов криминалистических разработок в практику.

Следует четко отграничивать методы науки и методы практики.

16


Mr годы криминалистики — это способы решения научных задач в .i|..iiir( |с криминалистических исследований теоретического и при-| i.i'iiidii) характера. По своему названию, процедурным моментам и in спорым другим признакам методы криминалистики нередко совпа-1.111Н ( теми методами, которые используются в практике правоприме-iiii |гч|,|1ых органов. Однако методы науки нельзя путать с методами 111 '.I |» тки, нельзя подменять методами практики методы науки и наобо-I " 11, поскольку одни от других отличаются целями и задачами, формой, | ми.сктами применения, кругом и характером познаваемых объектов, ', I 'ижиями получения и использования знаний о них. Нельзя также не 'читывать, что часто то, что является методом решения какой-либо .,|;1;1чи на практике, относится к числу продуктов, результатов научно-111 творчества, знания, полученного на основе применения каких-либо mi-годов науки.

В криминалистических научных исследованиях применяются:

1) общенаучные познавательные методы, теоретически осмысленные философской и некоторыми другими науками (к их числу относятся наблюдение, измерение, описание, сравнение, эксперимент, моделиро-нание, математические методы и т.д.)1; 2) отраслевые методы, теория которых разрабатывается в физике, химии, социологии и в других конкретных отраслях науки (они подразделяются на естественно-научные и методы гуманитарных наук); 3) специфически криминалистические (специальные методы криминалистики). Причем последние чисто кри-. миналистическими не являются. Они представляют собой специфические модификации каких-либо более общих методов, которые соответствующим образом адаптированы, приспособлены для целей криминалистических исследований с учетом их специфики.

Как показывает анализ практики научных криминалистических исследований, в них наиболее часто в последние годы используются следующие методы: логико-юридический анализ; системно-структурный подход; принципы целостности, системности, историзма, интервьюирование и анкетирование; гипотеза; наблюдение; измерение; описание;

эксперимент; моделирование; идентификация.

Основными источниками информации криминалистических исследований являются:

— законы и другие нормативные акты (включая подзаконные), регулирующие борьбу с правонарушениями, иные сферы деятельности и отношения, исследуемые в уголовном процессе;

— данные уголовной, моральной и народно-хозяйственной статистики;

TcopitH формулирует, обосновывает метод, делает его достоверным^,.

17

2 1652


— материалы уголовных и иных дел, различных проверок, проводимых правоохранительными органами, другие документы прокурорской, следственной, экспертной, оперативно-розыскной, судебной практики, а также документы и данные контролирующих органов, используемые в работе по выявлению, раскрытию, предупреждению преступлений;

— теоретическая, методическая, справочная литература, научно-технические достижения, иные продукты научного творчества в сфере юридической и неюридической, а также данные, характеризующие опыт и результаты их практического использования в различных областях народного хозяйства, оборонительного комплекса, в следственной практике;

— мнения, оценки, выводы, идеи, предложения, иные инициативы определенных групп населения (следователей, прокуроров, экспертов, судей, работников органов дознания, свидетелей, потерпевших, обвиняемых и т.д.), полезные с точки зрения оптимизации научных исследований и внедрения полученных результатов в практику борьбы с преступностью.

Система указанных источников сформировалась отнюдь не случайно. Их круг и характер находятся в органичной взаимосвязи с принципами научных криминалистических исследовании (иначе говоря, законами развития данной науки). В число специфических принципов включаются такие:

— обусловленность криминалистических исследований потребностями практических органов, ведущих борьбу с противоправными, общественно опасными деяниями;

— принцип связи и преемственности между ранее существовавшими, существующими, возникающими в криминалистике концепциями;

— принцип активного, целенаправленного, творческого изучения криминалистами достижений других наук юридического и неюридического профилей, приспособления их для целей своей науки и поисково-познавательной деятельности в уголовном процессе;

— принцип изучения достижений и передового опыта оперативно-розыскной, экспертной, следственной, судебной практики и использования его в научных разработках;

— принцип использования и учета в криминалистических исследованиях данных о состоянии, структуре, динамике, тенденциях развития общественно опасных проявлений в нашей стране и за ее пределами, данных о других изучаемых социальных процессах;

— принцип использования в научных разработках положений законов и другого нормативного материала, регулирующего борьбу с пре-

18


| тунностью и другими негативными явлениями, а также данных об 'ффективности, результатах его применения на практике.

Плодотворному решению криминалистических задач способствуют научно-технический прогресс, достижения в различных областях научной и практической юриспруденции, других отраслях науки и практики.

Отслеживая позитивные процессы, протекающие в окружающей научной и практической среде, криминалисты истребуют и соответствующим образом адаптируют их достижения применительно к нуждам, :|;|дачам и условиям решения последних в уголовном судопроизводстве.

После этого, уже как продукт криминалистического творчества, они рекомендуются для использования работникам правоохранительных органов*.

Особого разговора заслуживает проблема использования в криминалистических разработках нормативного материала. Информация, содержащаяся в законах и подзаконных актах, результаты правовых исследований определяют актуальные направления криминалистических исследований, указывают на круг проблем, требующих криминалистической проработки, создают надежную базу данных, предоставляют в распоряжение криминалистов и факты, и аргументы.

Научное знание базируется на всестороннем теоретическом и представительном эмпирическом материале, характеризующем изучаемый объект.

Главное для ученых, реализующих познавательную и конструктивную функции криминалистики, — выявить, сформулировать, описать .|.н<ономерности, лежащие в основе формирования, функционирования, изменения исследуемых реалий и максимально полно использо-ii.rri. добытые знания при разработке адресуемой правоприменитель-imii, научно-исследовательской и учебно-педагогической практике |»|)нминалистической научной продукции и обеспечении ее целесооб-||.|.|||ого, рационального и продуктивного использования.

§ 4. КРИМИНАЛИСТИКА В СИСТЕМЕ НАУКИ

Криминалистика является отраслью юридической науки. На это укапывает ряд обстоятельств:

объектно-предметная область криминалистики самым непосредст-I"'иным образом связана со сферой правовых явлений и отношений;

1.|)стиже11ия научно-технического прогресса также могут использоваться субъекта-"• "г штического следовсдсиия как бы напрямую, минуя их криминалистическую про-

19


— реализация практических функций, целей и задач криминалистики направлена на удовлетворение потребностей правоприменитель-ной деятельности, практики государственных органов, ведущих борьбу с преступностью;

— разрабатываемая в криминалистике научная продукция носит четко выраженный правовой характер, основана на законе, соответствует закону и ориентирует практиков на безусловное выполнение законов;

— правовые науки, следственная, прокурорская, оперативно-розыскная, экспертная и судебная практика — основная «питательная среда» для криминалистики, зародившейся в недрах уголовно-процес-суальной науки.

Как составная часть юридической науки, криминалистика входит в группу наук так называемого уголовно-правового (криминального) цикла (наряду с криминалистикой сюда же отнесены уголовно-право-вая и уголовно-процессуальная науки, криминология, судебная статистика, судебные медицина и психиатрия, теория оперативно-розыскной деятельности и ряд других дисциплин).

Будучи специфической областью научного знания, криминалистика активно включена в систему межнаучных связей. Наиболее тесные связи у криминалистики существуют с другими отраслями юридической науки и прежде всего с уголовно-правовой и уголовно-процессуальными науками. В криминалистических научных исследованиях с успехом реализуются понятия, подходы, различные концепции и положения, создаваемые уголовно-правовой, уголовно-процессуальной науками, криминологией, юридической психологией. В свою очередь, представители юридических наук берут для своих разработок все полезное, что создается в криминалистике. Результаты криминалистических исследований оказывают непосредственное позитивное влияние на создание новых, уточнение и изменение действующих законов. Однако главная забота криминалистов — способствовать своими разработками созданию эффективного механизма реализации законов и другого нормативного материала, регулирующего отношения в уголовном судопроизводстве.

Большое значение для развития криминалистики, совершенствования ее научной продукции как теоретического, так и прикладного характера, имеют достижения естественных, технических, общественных наук. В криминалистике активно и плодотворно реализуются многие идеи, теории, подходы, методы философской науки (в частности, логики), психологии, медицины, науки управления, социологии, физики, химии, других наук неюридического профиля.

20


Глава 2 Криминалистика как учебная дисциплина

Криминалистика как учебная дисциплина может быть представлена в виде специфической системы знаний о практическом следоведе-нии в уголовном судопроизводстве, которые предлагаются для освоения лицам, изучающим данную дисциплину, в целях их (знаний) применения в своей будущей практической деятельности.

Основная задача педагогов, обучающих студентов (слушателей, курсантов) данной дисциплине, — научить последних криминалистически мыслить и действовать с учетом приобретенных знаний, навыков и умений при реализации положений соответствующих законов и подзаконных актов в рамках той юридической специальности в правоохранительных органах, с которой их свяжет судьба после окончания вуза.

Успешно решать ответственные задачи на практике выпускники юридических заведений смогут лишь тогда, когда глубокие знания из области права, правоведения органично соединены у них в одно неразрывное целое со знаниями стратегии, тактики, технологии практического следоведенпя, т.е. с криминалистическими знаниями.

Курс криминалистики как учебной дисциплины по ряду признаков существенно отличается от криминалистики как науки. Криминалистическая наука относится к числу таких масштабных, многоплановых и многопрофильных областей научного знания, для сколь-нибудь серьезного освоения которых явно недостаточно не только скудного лимита учебного времени, но и самой долгой жизни человека. Она'включает в себя массу направлений, отраслей и подотраслей, неисчислимое количество изучаемых объектов, тем и проблематики самого различного уровня. Поэтому криминалистику можно сравнить с неким многоэтажным построением, либо с многозначной периодической системой элементов. В этом смысле криминалистика вполне сопоставима и с медицинской наукой, объединившей великое множество направлений и специальностей и имеющей, как и криминалистика, неодолимую тенденцию расширения, углубления и дифференциации знания.

Исключает ли все это реальную возможность надлежащего овладения основами криминалистических знаний в рамках учебного процесса?

Нет, конечно. Как свидетельствует многолетний дидактический опыт, эта возможность давно уже перешла в ранг действительности, стала свершившимся фактом. И тому нетрудно найти объяснение. Криминалистика как учебная дисциплина, во-первых, имеет своим предметом уже готовое знание, произведенное криминалистической наукой;

во-вторых, в курсе криминалистики представлено положительное, достоверное знание, в то время как в науке на переднем плане всегда находится незнание, недостаточное, дискуссионное знание и основная

21


задача науки — превратить его в надлежащее знание; в-третьих, принцип построения учебного курса отличается от построения науки в том смысле, что формируется в расчете на решение задачи обучения, а не научного исследования.

Изложенное не означает, что криминалистический учебный процесс настолько совершенен, что не нуждается в улучшении. Реалии современности, научно-технические достижения, возрастающие практические потребности поставили перед академической и вузовской науками задачу в сжатые сроки обеспечить переход на принципиально новые, эффективные технологии учебно-педагогической деятельности, отвечающие требованиям сегодняшнего дня и ближайшие перспективы. Юридическое образование должно быть ориентировано на подготовку квалифицированных, независимых в суждениях специалистов, способных после окончания учебного заведения осуществлять самостоятельную юридическую практику.

Последние два-три десятилетия криминалистика в юридических учебных центрах изучалась по схеме, зеркально отражающей систему данной науки. Сыграв положительную роль в свое время, этот подход уже не является актуальным теперь, поскольку отражает даже не вчерашний, а позавчерашний уровень развития и состояния современных науки и образования.

Мнение прокуроров и следователей, с которыми нам удалось побеседовать по этому поводу в разное время, едино. Все они (несколько десятков человек) полагают, что поскольку студентов в юридических вузах подготавливают в основном не для ведения научных дискуссий, а для практики, их необходимо учить не системе криминалистики как науки, а системе ее объекта — практическому следоведению в уголовном процессе, криминалистическому алгоритму этой деятельности, технологии и средствам достижения ее целей, тому, как рациональнее и продуктивнее ее осуществлять с помощью новейших криминалистических достижений и возможностей.

Обоснованность этой точки зрения не вызывает сомнений. Необходимость воплощения ее в жизнь очевидна, в частности потому, что трудности и недостатки традиционного подхода в обучении студентов криминалистике неустранимы без его коренного пересмотра.

С учетом этих обстоятельств предложен и отчасти реализован проект реформирования криминалистической дидактики. Он исходит из задачи тесной увязки процесса формирования криминалистических знаний, навыков и умений с потребностями, структурой, логикой и содержанием практики поиска и познания в уголовном судопроизводстве. В основу данного проекта положена идея рассмотрения криминалистики как науки о технологии и средствах практического следоведе-ния (поисково-познавательной деятельности) работников правоохра-

22


нительных органов и экспертных учреждений. Опираясь на эту идею и принцип от общего к менее общему, предлагается рассматривать криминалистическую дисциплину в качестве системы, состоящей из общей и особенной частей.

В общую часть курса включен (помимо материала данного раздела, характеризующего криминалистику как науку и учебную дисциплину) раздел, в котором рассматриваются общие положения (методологические основы) практического следоведения как объекта криминалистики (криминалистическая характеристика преступления, основы технологии отдельных групп действий и т.д.).

Особенная часть курса складывается из двух органично связанных между собой частей. В первой части рассматриваются особенности поисково-познавательной деятельности в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования (характеристика этой деятельности, технология подготовки и производства следственных действий). Вторая часть посвящена методикам расследования.

Концепция этого раздела исходит из необходимости выделения в нем, во-первых, общей характеристики методики расследования; во-вторых, методик решения следственных задач, типичных для различных категорий дел (исследование алиби, выявление и разоблачение инсценировки и т.д.); в-третьих, методик расследования определенных криминалистически сходных групп и отдельных видов преступлений.

Одна из отличительных черт данного раздела состоит в том, что круг традиционно изучаемых в рамках курса криминалистики методик резко ограничен.

Это сделано по следующим соображениям.

Криминалистами разработаны сотни различных методик расследования. С каждым годом их количество возрастает, что обусловлено запросами следственной практики. Методики данного типа издаются главным образом для того, чтобы практикующие следователи не заучивали их все подряд, а, открывая в нужный момент нужные страницы, знакомились выборочно с содержащимися здесь рекомендациями и использовали (по аналогии) почерпнутые знания для решения того или иного вопроса.

Студенты в этом отношении поставлены в более сложное положение. Им предлагается изучить, запомнить десятки включенных в курс дисциплины методик и ответить надлежащим образом на вопросы экзаменатора. Задача, прямо скажем, малореальная и, главное, никому не нужная, толкающая студентов на элементарное зазубривание материала, который тут же забывается за порогом экзаменационной аудитории.

Более целесообразен, на наш взгляд, в данной ситуации принцип «лучше меньше, да лучше». Если сконцентрировать внимание лишь на нескольких методиках, это дает возможность, не скача галопом по

23


европам, более глубоко и всесторонне разобраться в сущности, содержании и назначении изучаемого материала, принципах его изложения.

Что же касается технологии следственных действий, то в этом случае выборочный подход вряд ли целесообразен. Перечень следственных действий четко определен. И наряду с изучением их правовых моделей студент должен получить необходимые криминалистические знания по поводу каждого действия.

Двухчастевая модель курса криминалистики, построенная на базе изложенных подходов, представляется более оптимальной по сравнению с традиционной моделью, состоящей из четырех разделов, для продуктивного усвоения криминалистических знаний и их использования на практике. Одним из позитивных ее моментов является то, что предлагаемая конструкция рассчитана не только на подготовку будущих следователей, но и профессионалов других юридических специальностей. Этому способствует включение в курс материалов, отражающих характеристику практического следоведения в уголовном судопроизводстве. Содержащиеся в ней общие положения могут оказаться полезными для прокуроров, оперативных работников органов дознания, судей, экспертов, других участников уголовного процесса.


Раздел II

ПОИСКОВО-ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ КАК ОБЪЕКТ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

Глава 3

Понятие и содержание криминалистического обеспечения уголовного судопроизводства

Криминалистическое обеспечение уголовного судопроизводства — это сложный, многоэтапный, многоплановый, непрерывно развивающийся процесс. Суть его сводится к предоставлению должностным лицам правоохранительных органов, профессионально ведущих борьбу с преступностью, разрабатываемой в криминалистике научной продукции, освоение и применение которой способствует повышению эффективности решения стоящих перед пользователями такой продукции правовых задач.

Понятием криминалистическая научная продукция охватываются самые различные результаты криминалистических исследовании теоретического и прикладного характера: теории, учения, понятия, характеристики, классификации, типологии, принципы, методы, приемы, методики, материалы и технические средства, рекомендации по их реализации в уголовном судопроизводстве. В основной своей массе данная продукция создается только специалистами в области криминалистики либо совместно со специалистами из других областей науки и техники. В некоторых случаях разработка криминалистических средств и материалов осуществляется по заказу правоохранительных органов специалистами неюридического профиля — научными и производственными коллективами тех или иных отраслей народного хозяйства. Наряду с этим на «вооружение» правоохранительных органов поступают технические средства, материалы, аппаратура, приборы промышленного и бытового назначения, приспособленные усилиями криминалистов для целей уголовного судопроизводства.

Криминалистика — наука без границ. В отличие от норм права, применение которых «привязано» к отдельным государствам и территориям, идеи, разработки, достижения криминалистов являются достоянием всего юридического сообщества. Они по сути своей межгосударственны и межнациональны. Все криминалистическое, что эффективно работает в деле борьбы с преступностью за рубежом, может с успехом использоваться и в нашем отечестве. (При условии допустимости, с •точки зрения действующих законов.) И наоборот: то, чего достигла передовая криминалистическая мысль в России, может стать достоянием и приносить плоды в деятельности зарубежных правоприменитель-

25


ных органов. Изучение передового зарубежного опыта и научно-технических достижений — один из важных резервов развития криминалистики в общепланетарном масштабе, оптимизации процесса внедрения криминалистических разработок в практику борьбы с внутренней и международной преступностью. С учетом этого в последние годы сложился еще один важный, расширяющийся канал криминалистического обеспечения российского уголовного судопроизводства.

Речь идет об оснащении отечественных правоохранительных органов новейшими средствами криминалистической техники, материалами и технологиями, закупаемыми в странах дальнего зарубежья.

Разработкой криминалистической научной продукции и предоставлением ее в распоряжение следственной, экспертной, оперативно-розыскной, судебной практики не ргсчерпывается содержание понятия криминалистического обеспечения. Им характеризуется более сложная система операций (этапов), имеющих прямое отношение к созданию рассматриваемых продуктов труда ученых, их внедрению в практику и совершенствованию. В целостном виде эта система складывается из таких этапов (стадий, шагов):

— изучения учеными-криминалистами потребностей правоохранительных органов, ведущих борьбу с преступностью;

— определения и теоретического осмысления проблемы, требующей криминалистической разработки в целях удовлетворения указанных потребностей;

— формулирования цели, ее задач, определение путей, средств и методов их решения;

— изучения и обобщения передового опыта и типичных недостатков практики борьбы с преступностью средствами и методами криминалистики;

— выявления криминалистически значимого своеобразия преступности на данном этапе развития общества;

— изучения новейших достижений научно-технического прогресса на предмет определения возможности их адаптированного использования в криминалистических разработках прикладного характера;

— разработки и апробации опытных образцов средств, приемов, методов, методик, материалов, технологий и их усовершенствования с учетом результатов пилотного испытания;

— тиражирования усовершенствованных и принятых к эксплуатации образцов созданной криминалистической продукции;

— оснащения указанной продукцией и рекомендациями по ее использованию соответствующих практических структур;

— оказания практическим работникам консультационной и методической помощи в ее надлежащем освоении, внедрении и целенаправленном использовании в их повседневной практической деятельности;

26


— изучения опыта и эффективности использования на практике ипедренных видов криминалистической научной продукции в целях ее дальнейшего совершенствования и повышения КПД;

— усовершенствования внедренных в практику разработок и предоставления практическим работникам новейших моделей и модификаций криминалистической научной продукции.

Общее представление о видах продуктов научного творчества криминалистов дает система криминалистики как науки, включающая четыре элемента (раздела): криминалистическую теорию и методологию;

криминалистическую технику; криминалистическую тактику; криминалистическую методику.

В рамках первого направления разрабатываются: язык науки', общая и частные криминалистические теории, учения, характеристики, классификации и другие виды теоретической продукции. Результаты этих исследований важны для развития самой криминалистики. В то же время они имеют и прикладное значение, формируя теоретическую базу практического следоведения. Создаваемые в теории криминалистики логико-информационные модели ППД (общая, видовые, ситуационные), понятия, принципы, методы и т.д. несут хотя и общие, но тем не менее необходимые практикам знания о сущности, содержании, особенностях практического следоведения. Располагая такими знаниями, практики могут более четко организовать свою работу, повысить ее эффективность, ибо без знания общих положений трудно рассчитывать на успех решения частных задач.

Что же касается исследований сугубо прикладного характера, то они идут по трем направлениям.

Технико-криминалистическое исходит из задачи разработки средств криминалистической техники (аппаратуры, инструментов, приспособлений, материалов и т д.). Одни из числа этих средств используются для решения поисковых задач (тралы, щупы, металлоиска-тели и др.), другие — для фиксации обстоятельств, хода каких-либо следственных и иных действий, обнаруженных объектов, их изъятия, упаковки, транспортировки (фото- и видеоаппаратура, различные пасты, дактилопленки и т.д.), третьи — для изучения, инструментального исследования объектов.

Язык криминалистики представляет собой систему общих и частных понятии, выраженных определениями, знаками, терминами (Р.С. Белкин). Специфический понятийно-терминологический аппарат криминалистики неуклонно развивается но мере ее раз-пития. Уточняются, совершенствуются определения традиционных понятий, вводятся в употребление новые понятия ч дефиниции. Знание языка криминалистики — необходимое условие понимания друг друга в научной среде, продуктивного обмена идеями, достижениями членов научных коллективов, эффективного внедрения их разработок в практику правоохранительных органон и в учебный процесс.

27


Тактико-криминалистическое направление исследований в основном ориентируется на разработку приемов подготовки и производства отдельных видов следственных и иных действий (наблюдения, опроса граждан, допроса, обыска, следственного осмотра и т.д.).

Методико-крнминалистические исследования осуществляются в целях разработки различных видов методических рекомендаций по решению различного уровня и характера поисково-познавательных задач.

Криминалистические методики можно разделить на две группы:

методики тактического порядка; методики стратегического характера.

В первую группу входят, во-первых, методические рекомендации по решению отдельных задач в рамках подготовки и производства отдельных следственных, экспертных и иных действий (например, методики изготовления, изъятия и сохранения слепков вдавленных следов ног на различном грунте); во-вторых, методические рекомендации по подготовке и производству отдельных видов оперативно-розыскных, следственных и иных действий (например, методика подготовки предъявления на опознание, методика производства приметозапечатлевающей (опознавательной) фотосъемки арестованных и осужденных для целей уголовной регистрации, возможного розыска и опознания).

Вторая группа криминалистических методик рассчитана на использование содержащихся в них рекомендаций при решении задач того или иного вида ППД. Одна часть таких методик разрабатывается в целях оказания практикам помощи в решении отдельных задач соответствующего вида деятельности. Так, существуют методика установления личное™ неопознанного трупа человека, методика розыска похищенного имущества; методика исследования заявления об алиби.

В основном этого типа методики дают представление о том, как подготавливать и проводить соответствующие оперативно-розыскные и следственные операции на базе производства комплекса действий. Наряду с ними криминалистами разрабатываются методики комплексного решения различных задач ППД на отдельных или сразу нескольких этапах этой деятельности. Наиболее развита в настоящее время сеть такого рода методик применительно к следственной деятельности по уголовным делам...

В период становления отечественной криминалистики разработка методик расследования осуществлялась в основном применительно к отдельным видам преступлений — элементам уголовно-правовой классификации преступлений.

Сохранив этот подход, в последние два-три десятилетия криминалисты стали широко применять новый. Методики расследования теперь создаются на базе криминалистической классификации преступлений. Это позволило сформировать довольно разветвленную систему

28


методик разного уровня. Наряду с методиками расследования отдельных видов преступлений разработано немало методик расследования определенных групп криминалистически сходных видов преступлений (например, созданы методики расследования преступлений, совершаемых несовершеннолетними, преступлений в ИТУ, экологических, экономических преступлений), а также методик расследования отдельных разновидностей преступлении.

Так, наряду с методиками расследования убийств, в которых рассматриваются общие положения этого направления следственной деятельности, существуют методики расследования отдельных категорий убийств (детоубийств, убийств, сопряженных с расчленением трупа потерпевшего, убийств, совершаемых на сексуальной основе и т.д.).

В целом же система методик расследования в настоящее время выглядит следующим образом;

— методики решения отдельных задач, возникающих по делам различных категорий;

— методики расследования определенных групп криминалистически сходных видов преступлений;

— методики расследования отдельных видов преступлений;

— методики расследования определенных разновидностей преступлений.

Криминалистические методики строятся по одному общему для всех таких случаев принципу. Он сводится к необходимости рассмотрения в комплексе вопроса о том, что следует сделать (выяснить, отыскать и т.д.), и вопроса о том, как это должно быть сделано (каким путем, с помощью каких средств и возможностей, при соблюдении каких условий).

Изучая такого рода типовые информационные модели, практические работники используют содержащиеся в них рекомендации в работе по конкретным делам (на основе метода аналогии).

Таким образом, говоря о криминалистической научной продукции, мы имеем в виду не только теоретнческрге положения, идеи, понятия, подходы, на которые опираются, которыми руководствуются оперативные работники органов дознания, следователи, прокуроры, эксперты, судьи, но еще и те продукты научного творчества криминалистов, которые используются в качестве средств (методов, приемов, материалов, приборов и т.д.) решения практических задач в стадиях возбуждения уголовного дела, предварительного расследования и на других участках их поисково-познавательной деятельности.

В настоящее время криминалистическое обеспечение правоохранительных органов осуществляется по всему фронту задач поисково-познавательной деятельности в уголовном судопроизводстве. Самые различные виды криминалистической продукции используются для обна-

29


ружения, фиксации, изъятия, сохранения, исследования объектов — носителей собираемой информации, получения, анализа, проверки, накопления, передачи, использования собранных данных в целях выявления преступлений, установления фактических обстоятельств содеянного, розыска, изобличения преступников и решения других задач.

Глава 4

Криминалистическая характеристика объекта практического познания в уголовном судопроизводстве

В : .^;?.^теристике познавательной деятельности определяющими являются два момента. Первый связан с объектом познания, т.е. с описанием того, что познается; второй определяет, как, каким образом, на какой базе это делается, т.е. каковы организация, средства, технология деятельности. Эти два взаимосвязанных момента и положены в основу разработки характеристики поисково-познавательной деятельности (практического следоведения) в уголовном судопроизводстве.

§ 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЪЕКТА ПРАКТИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Активность познающего субъекта всегда направлена на какой-то конкретный объект. Это может быть отдельно взятый элемент окружающего мира (человек, вещь, документ, процесс и т.д.) либо совокупность определенных элементов, входящих в одну целостность, в одно системное образование.

Как уже отмечалось, объектом криминалистической науки является поисково-познавательная деятельность (ГШД) в уголовном судопроизводстве. Она, в свою очередь, также имеет свой объект познания — некую целостность, в качестве системообразующего фактора которой выступает деяние с признаками преступления (для краткости далее — преступление).

Каждое преступление, будучи системным образованием деятель-ностно-поведенческого типа, состоит из определенной совокупности взаимосвязанных обстоятельств (элементов, частей).

Познание преступления, как и любого иного объекта, осуществляется на основе разделения его на составляющие, последовательного изучения выделенных частей и их взаимосвязей, а затем синтезирования полученного знания в целостный образ (картину) объекта.

Типовая криминалистическая характеристика преступления ориентирует на следующий элементный состав данного объекта:

— лицо (лица при групповом преступлении), совершившее преступление, и его виновность в содеянном;

— цель, задачи, мотив преступления;

— предмет преступного посягательства;

30


— обстановка (природно-климатические, социальные, экономические и прочие условия и факторы);

— средства достижения преступной цели (действия преступника, способ совершения преступления, орудие преступления и т.д.);

— механизм (процедура) преступления;

— наступившие (либо реально возможные) последствия преступления;

— причинная связь между действиями (бездействием) преступника и последствиями содеянного);

— пространственно-временная характеристика преступления и его последствий.

Все эти элементы относятся к числу обстоятельств, имеющих значение для установления истины и принятия правовых решений в уголовном судопроизводстве. В том случае, когда они исследуются в режиме процессуального доказывания, они входят в круг обстоятельств, подлежащих установлению по каждому уголовному делу.

Конкретизация обстоятельств, имеющих значение по делу, в каждом случае выявления, расследования, судебного исследования преступления осуществляется с учетом данных криминалистической характеристики той категории деяний, к которой относится познаваемое преступление1, а также уголовно-правовых признаков соответствующего состава преступления. Важную, с этой же точки зрения, информацию о преступлении, подпадающем под так называемые бланкетные (отсылочные) нормы УК, содержат нормативные акты, регулирующие исследуемые виды деятельности и поведения (нормативы, определяющие безопасное ведение каких-либо работ, правила поведения пассажиров на транспорте и т.д.).

Содержание понятия объекта познания в уголовном судопроизводстве не исчерпывается установлением обстоятельств преступления. Это, в частности, видно из анализа круга обстоятельств, приведенных в нормах УПК, определяющих предмет доказывания. Законодатель обращает внимание на необходимость установления по каждому уголовному делу не только обстоятельств преступного деяния, но и ряда обстоятельств других событий, связанных с преступлением (например, обстоятельств, способствовавших совершению преступления, некоторых обстоятельств до- и посткриминального поведения преступника, смягчающих либо отягчающих его вину, условий воспитания несовершеннолетних обвиняемых). Систематизированное, приближенное к

Под криминалистической характеристикой определенной категории преступлений понимается описание системы типичных, характерных для данных преступлений нри-•чнаков, имеющих значение для выявления, раскрытия и судебного исследования преступлении.

31


потребностям, логике и технологии поисково-познавательной деятельности представление о полном круге обстоятельств, всесторонне характеризующих объект познания в уголовном судопроизводстве, дает криминалистическое описание данного объекта — криминалистический объект познания.

Особенностью криминалистического объекта познания является не только то, что эта модель содержит своеобразную интерпретацию процессуального предмета доказывания и положений других правовых моделей, конкретизируя и детализируя их, но и то, что она включает в себя так называемые вспомогательные, промежуточные факты.

Не являясь элементами предмета доказывания, эти факты тем не менее имеют большую практическую значимость. Она определяется тем, что установление вспомогательных фактов наряду с обстоятельствами предмета доказывания позволяет мысленно воссоздать целостную картину содеянного во всех ее составных, взаимозависимых частях, внутренних и внешних связях. Кроме того, промежуточные факты могут быть использованы для установления неизвестных элементов предмета доказывания, находящихся с ними в закономерной связи.

Так, с точки зрения права, никакого значения не имеет то, как выглядел, в какой одежде был человек, совершивший преступление, каким способом он прибыл на место происшествия (пешком, на личном или общественном транспорте), какие повреждения на его одежде возникли в ходе содеянного. Однако для организации поиска и изобличения этого лица приведенные обстоятельства чрезвычайно важны. Знание о них позволяет составить его словесный портрет, осуществить в начале его оперативную, а затем следственно-экспертную идентификацию, успешно решить другие задачи.

Важное значение для дела имеет не только установление доказательственных промежуточных фактов (обстоятельств) события преступления, но и пред- и посткриминальных событий, связанных с преступлением1, а подчас событий, идущих параллельно преступлению.

Выявление и исследование событий пред- и посткриминального характера имеет значение для обеспечения полноты и всесторонности расследования, установления смягчающих и отягчающих вину обвиняемого обстоятельств. Кроме того, познание событий, которые упомянуты, нередко дают ключ к раскрытию преступления2.

Круг пред- и посткриминальных событий довольно широк. Он, в частности, включает обстоятельства сотрудничества преступника с правоохранительными органами в целях установления истины, а также

Преступление как реальное явление всегда несет в себе остатки, наследие своего прошлого, и в то же время содержит зачатки, зародыши какого-то будущего. Подробнее об этом см. в гл. 32.

32


обстоятельства противодействия с их стороны расследованию, если таковые имели место.

Что касается событий, по времени совпадающих с преступлением (параллельных), то их установление прежде всего исходит из цели выявления соучастников преступления, установления возможных свидетелей случившегося.

Поэтому наряду с элементами преступления в криминалистический объект познания входят промежуточные факты, события пред- и посткриминального характера, связанные с преступлением, а также некоторые виды параллельно идущих событий.

И это не все.

Рассмотренные положения характеризуют лишь одну сторону преступления — его событийно-поведенческий (деятельностный) аспект. Между тем преступление имеет и другую сторону — отражательную, связанную с особенностями и механизмом образования следов познаваемых событий, изменением, сохранением, обнаружением и исследованием следов. Как носители информации следы являются вначале объектом поиска и изучения, а затем средством доказательственного познания.

Следовательно, следы преступления также должны включаться в объект познания в уголовном судопроизводстве.

33


Таким образом, своеобразие и поисково-познавательная значимость криминалистического объекта познания определяются рядом существенных моментов. Во-первых, тем, что в рамках этой системы с учетом потребностей практики предлагается соответствующим образом конкретизированная, развернутая, углубленная совокупность элементов предмета доказывания. Во-вторых, в криминалистический объект познания включаются так называемые промежуточные (вспомогательные) факты, способствующие установлению обстоятельств предмета доказывания, являющиеся средствами их установления. В-третьих, в криминалистическом объекте познания в качестве самостоятельной подсистемы выделяются следы как носители информации, которая собирается и используется в ходе расследования. В-четвертых, криминалистический объект познания ориентирует практиков на установление не только обстоятельств преступления, но и других событий, так или иначе связанных с преступлением.

§ 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ЭЛЕМЕНТНО-КОМПОНЕНТНОГО СОСТАВА ОБЪЕКТА ПРАКТИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Рассмотренные в предыдущем параграфе обстоятельства в совокупности образуют разработанную в криминалистике типовую информационную модель объекта познания в уголовном судопроизводстве.

34


Ориентируясь на нее, практические работники имеют возможность составить представление о том, что устанавливается в том или ином случае. Однако в жизни каждое преступление, ставшее предметом правового реагирования, это, как правило, — уравнение со многими неизвестными. Чтобы его решить, наполнив типовую модель адекватным оригиналу содержанием, необходимо получить ответы на множество вопросов по поводу каждого элемента познаваемой системы, выделить их компоненты, характеризуемые специфическими признаками.

Только при условии их успешного решения можно рассчитывать на полноту и достоверность характеристики изучаемого объекта, всех его юридически значимых признаков, свойств, связей, отношений.

Ниже предлагается перечень такого рода вопросов с соответствующими комментариями применительно вначале к субъекту и субъективной стороне, а затем — к объекту и объективной стороне преступления.

Субъект и субъективная сторона

Преступление не может считаться раскрытым, если не установлено, кем оно совершено. Установить лицо, совершившее преступление, --это значит получить (на основе собранных фактических данных) достоверное знание о том, что данное конкретное преступление совершено данным конкретным лицом.

Собранные в ходе практического следоведения сведения о личности преступника, о его криминальном поведении и виновности создают фактическую базу для принятия обоснованных правовых решений по его уголовному преследованию, определению правильных, адекватных содеянному и личности обвиняемого вида и меры наказания, режима его исполнения.

Эти сведения могут касаться самых различных признаков преступника. В их круг входят:

— социально-демографические;

— нравственно-психологические;

— уголовно-правовые;

— анатомические;

— биологические;

— функционально-динамические;

— признаки сопутствующих вещей;

— признаки типа связей и отношений.

Одни из них относятся к числу признаков, подлежащих обязательному установлению.

Сказанное в первую очередь касается социально-демографических, нравственно-психологических и уголовно-правовых признаков указанного лица (пола, возраста, находился ли в прошлом под следствием, был ли судим и т.д.).

35


Другие iioc-ят (|>акультативнь1Й характер. Необходимость их уста-1|()11.)1С11ия (лиГю ее отсутствие) определяется в зависимости от категории преступления, под признаки которой подпадает исследуемое дея-пис, а также от особенностей сложившейся криминалистической ситуации, включая обстоятельства содеянного1.

Для раскрытия многих преступлений и решения иных правовых и криминалистических задач существенными могут оказаться данные о признаках внешности, включая особые приметы лица, совершившего исследуемое деяние, а также сведения о том, в какую одежду оно было одето, во что обуто, какие иные сопутствующие вещи (трости, очки, перчатки, сумки и т.д.) имело при себе во время совершения преступления.

С каждым годом возрастает удельный вес преступлений, совершаемых группами лиц. В таких случаях выясняется, является ли группа организованной или она представляет собой случайное объединение, к какому виду относится организованная группа (бандитское формирование, шайка воров и т.д.). Существенное значение имеет установление ее состава, роли каждого участника в содеянном, доли преступной наживы и других обстоятельств, связанных с формированием, деятельностью и прекращением функционирования преступной группы.

Как уже отмечалось, в структуру криминалистической характеристики преступления включаются такие важные элементы, как мотив и цель преступления.

Уголовным законодательством воспринято определение мотива как побуждения, которым руководствовалось лицо при совершении преступления. Такое понятие мотива имеет и криминалистическое значение.

На практике знание мотива способствует выяснению обстоятельств содеянного, установлению личности преступника, его изобличению, решению других задач уголовного судопроизводства. Некоторые статьи УК особо выделяют мотив преступления (например, совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из корыстных побуждений и т.п.).

В качестве наиболее распространенного вида мотива выступают интересы преступников. Это объясняется тем, что интерес является основным регулятором человеческого поведения. Интересом человека обусловлено все то, за что он берется.

Мотив самым тесным образом связан с целью преступления.

Мотив не является целью, но он приводит к выбору, к постановке цели. Цель выполняет функции предвидения^ программы, регуляции, управления, корректировки преступного поведения.

Сказанное в равной мере относится и к признакам жертвы преступления. 36


Хотя уголовный закон не всегда включает цель в число элементов состава преступления, данное обстоятельство подлежит выяснению во всех случаях. Установление цели — важный фактор правильной уго-ловно-правовой оценки деяния и установления истины по делу.

При совершении умышленных преступлений преследуются различные цели (завладение чужим имуществом, получение необоснованных льгот и преимуществ, лишение жизни другого человека и т.д.).

Цели, как и мотивы, волевые начала, при совершении неосторожных преступлений имеют, по сравнению с умышленными, иную окраску. При умышленном преступлении, осознавая смысл и значение совершаемых в данной ситуации действий, преступник сознательно преследует общественно опасную цель. При неосторожном преступлении такая цель не преследуется. В этом случае вопрос упирается не в отсутствие указанного элемента, а в присутствие таких целей, которые с точки зрения закона для данной ситуации неприемлемы. Причем для уголовного закона и общества неприемлемы не только преступные в своей основе цели, но и подчас такие цели, которые сами по себе не относятся к категории осуждаемых и даже могут при определенных обстоятельствах одобряться и вознаграждаться обществом. Все дело в том, в системе каких отношений они рассматриваются. Непреступные в одних ситуациях, связанных с какой-либо деятельностью, социально значимым поведением, они квалифицируются как звенья преступной цепи в других ситуациях, если обусловленные ими действия (или бездействия) привели к общественно вредным последствиям.

Рассматриваемый вопрос представляет интерес не только с теоретической точки зрения. Он имеет важное практическое значение. На это прежде всего указывает тот факт, что по каждому делу следователь должен установить, в чем выразилось деяние преступника, какие и в какой последовательности совершены им действия, приведшие к преступному результату, а также определить их смысловое значение, т.е. получить ответ на вопрос о том, какую цель преследовал субъект, совершая эти действия, чего он хотел добиться с их помощью, какую потребность удовлетворить. Решение этих вопросов позволяет, в частности, составить представление о том, охватывается ли данной целью наступивший результат1 и на этой основе сделать вывод — относится ли деяние к числу умышленных или неосторожных преступлений. При этом деяние может быть квалифицировано как неосторожное, если

Под преступным результатом (последствиями преступления) в уголовио-правовом учении о преступлении понимаются те предусмотренные уголовным законом изменения и окружающей среде (гибель, заболевания людей, надеж скота и т.д.), которые возникают под влиянием действия или бездействия субъекта и принадлежат к объективным признакам состава преступления. Эти последствия прямо или косвенно причиняют моральный, физический, имущественный вред гражданам, иным охраняемым законом отношениям.

37


субъект не стремился к наступившим вредным последствиям как к желаемому будущему результату, либо вообще не предвидя его (при преступной небрежности), либо предвидя, допуская, но легкомысленно рассчитывая на его предотвращение (при преступной самонадеянности). Поэтому цель в неосторожных преступлениях рассматривается не как идеальная модель реального преступного результата, которым она материализована, а как представление того результата, ради достижения которого совершены действия. Психологическая сторона неосторожного поведения заключается в сознательной и целенаправленной волевой активности человека, сознание и воля которого связаны с самим деянием, но отнюдь не с наступившими вредными последствиями этого деяния. Преступный результат при этом выступает как бы в качестве общественно вредной «добавки» к тому результату, который преследовался в действительности.

Несовпадение цели и действительного результата — черта, присущая не только преступной неосторожности. Применительно к любому виду деятельности она может выступать и как «недовыполнение» и как «перевыполнение» цели (в последнем случае это имеет место, когда обнаруживается непредвиденный результат деятельности). Поэтому общественно опасные последствия при совершении неосторожных преступлений можно рассматривать в качестве своеобразного перевыполнения цели.

Изложенные положения, как думается, дают ключ к пониманию необходимости выяснения в каждом конкретном случае еще одной группы вопросов. Опираясь на положения уголовного закона и обобщенный опыт правоприменения в уголовном судопроизводстве, можно предложить следующий их перечень:

— с какой целью совершено преступление (в случае неосторожного преступления устанавливается цель совершения действий, поведения, деятельности, приведших к общественно вредным последствиям);

— на какой почве совершено преступление (мотивационный механизм содеянного);

— совершено ли преступление умышленно или по неосторожности1;

— где, когда, при каких обстоятельствах, в силу чего возник умысел на совершение преступления;

— не имеет ли обвиняемый психических аномалий, вменяем ли он, не действовал ли в состоянии аффекта, необходимой обороны, в условиях крайней необходимости либо других обстоятельств, исключаю-

Если преступление отнесено к числу неосторожных, необходимо установить, что представляет из себя неосторожность — небрежность или самонадеянность.

38


щих преступность деяния, не заболел ли душевной болезнью после совершения преступления;

— достигнута ли преступная цель, не имело ли место ее перевыполнение (например, преступление привело к незапланированным жертвам) либо недовыполнение (например, причинение лишь телесных повреждений жертве, которую преступник собирался убить), в силу каких причин произошло невыполнение (недовыполнение) цели.

Объект и объективная сторона

Объект преступления в уголовно-правовой трактовке — это общественные отношения, охраняемые уголовным законом. Более близким криминалистическому понятию объекта преступления является уго-ловно-правовое понятие предмета преступления. Предмет преступного посягательства в уголовном праве — элемент объекта посягательства, воздействуя на который преступник нарушает или пытается нарушить общественные отношения.

Толкование уголовного закона позволяет считать, что законодатель под предметом преступления понимает лишь материальный субстрат объекта отношения, подвергавшийся завладению, уничтожению, преобразованию, созданию и т.д. в процессе совершения преступления либо после него.

К числу такого рода объектов относятся:

1) имущество (государственное, муниципальное, коллективное и т.д.);

2) природные богатства (лес, воздух, животный мир и т.д.);

3) вещества, предметы, в отношениях которых законодателем установлены определенные запреты и ограничения с целью охраны общественной безопасности, здоровья и нравственности людей (оружие, боеприпасы, наркотики, произведения порнографического характера и т.д.);

4) произведения научного, литературного, музыкального, художественного творчества, изобретения, а также предметы, являющиеся источниками сведений, которые государство либо вообще запрещает распространять, либо запрещает распространять с нарушением установленных для этого правил;

5) предметы, являющиеся символом государственной власти (флаг, герб), эмблемами международной организации, а также памятники культуры, могилы и иные предметы, взятые под охрану государством.

Криминалистическая значимость изучения объекта (предмета) посягательства обусловлена прежде всего тем, что воздействие преступника на этот объект сопряжено с возникновением различных изменений (следов). Эти изменения локализуются: 1) на месте преступного события; 2) на самом объекте, его частях; 3) в местах последующего его нахождения, укрытия, реализации; 4) на преступнике (его теле, одежде

39


и др.); 5) на орудиях преступления, технических средствах, использованных преступником.

Установлению криминалистической характеристики объекта посягательства способствует выяснение следующих вопросов:

— к какому виду собственности относится исследуемый объект (похищенный, поврежденный, уничтоженный и т.д.);

— кому он принадлежит (конкретному человеку, группе людей и т.п.);

— каковы признаки, назначение объекта (вес, стоимость, размер, функция и т.д.);

— имелся ли к нему свободный доступ или, с точки зрения доступа, объект имел режимные ограничения;

— в каком конкретно месте, в каких условиях и в каком состоянии он находился в момент преступления;

— какие лица, на какой основе и каким образом обеспечивали его сохранность, использование, перевозку, реализацию, прочие операции;

— какие изменения возникли на объекте во время совершения преступления;

— кто до преступления обладал сведениями об объекте, месте его нахождения и условиях, в которых он находился, каким образом и по каким каналам эта информация к нему поступила;

— какими документами, иной информацией подтверждается (либо может быть подтверждено), что данный объект находился во время преступления в данном месте, в данных условиях и характеризуется данными товарными, стоимостными и иными показателями.

Может возникнуть необходимость исследования вопросов, связанных с источником происхождения и движения объекта вещного характера до и после преступления: когда и где он произведен, кто и как обеспечивал контроль за его качеством, откуда, каким образом и для каких целей поступил туда, где было совершено преступление, каким образом он транспортировался с места происшествия, какова его дальнейшая судьба, где, у кого, по какой причине, в каких целях он находился в данный момент.

В тех случаях, когда речь идет о физическом лице, как жертве преступления, собираются данные, характеризующие его социально-демографические, нравственно-психологические и иные признаки (пол, возраст, профессию, образование, образ и материальный уровень жизни, интересы, увлечения, намерения, состав и члены семьи, служебные и внеслужебные связи). Особое внимание во многих случаях уделяется тому, во что был одет, обут потерпевший во время преступления, какие имел при себе документы, ценности, сумки, другие сопутствующие вещи, какие следы образовались на его теле, одежде, других предметах; не принимались ли меры по их устранению; где, в каком состоя-

40


нии находятся носители таких следов в момент получения сведении о них.

Собираются и используются данные о том, не имеет ли потерпевший физических недостатков, не страдает ли психическими и другими заболеваниями, возникшими у него до и после преступления, не находился ли он в состоянии алкогольного, наркотического опьянения либо в беспомощном состоянии в момент совершения в отношении него преступных действий (если потерпевшей является женщина, достигшая половой зрелости, выясняется, не находилась ли она в состоянии беременности, а при совершении преступления на сексуальной почве — являлась ли потерпевшая девственницей или нет).

Важное значение имеет часто вопрос о том, был ли потерпевший знаком с преступником (если был знаком, в каких отношениях с ним находился, степень их глубины, на какой почве, когда, в каких целях, при каких обстоятельствах они были установлены, поддерживались, развивались).

При исследовании обстоятельств жизни потерпевшего в предкри-минальный период (профессиональная деятельность, поведение в быту и т.д.) устанавливаются различные события (покупка автомашины, ремонт квартиры, свадьба, получение крупных сумм денег и т.д.), которые проливают свет на личность преступника, мотив, обстоятельства подготовки и совершения преступления.

В случае убийства, другого преступления, повлекшего смерть потерпевшего, в условиях отсутствия данных о личности преступника особое значение имеет задача установления последних прижизненных контактов потерпевшего.

Раскрытию преступлений, изобличению виновных лиц, мысленному воссозданию картины содеянного способствует выяснение, чем занимался потерпевший в момент столкновения с преступником, как отреагировал на активность преступника (безропотно подчинился ему, стал кричать, оказал решительное сопротивление и т.д.), как его реакция повлияла на поведение преступника.

Наряду с этим выясняются существенные (с точки зрения установления истины, обеспечения неотвратимости наказания, правильного применения закона) события и обстоятельства поведения оставшегося в живых потерпевшего в посткриминальный период, т.е. после совершения в отношении его преступления. Речь идет о тех поведенческих (деятельностных) актах, которые оказали то или иное влияние на быстроту, полноту, объективность практического следоведения (что он делал сразу после совершения преступления, кого по этому поводу информировал, изменял ли он на следствии свои показания в интересах обвиняемого и т.д.).

41


Преступление не будет раскрытым, а истина установленной, если по делу выяснены лишь отрывочные, не связанные между собой факты, отдельные элементы картины преступления, не получены четкие ответы на вопросы о том, где, когда, при каких обстоятельствах, с чего началось, во что вылилось и чем завершилось исследуемое деяние.

Обязательность познания объекта в развитии, самодвижении, изменении требует от следователя выяснить весь процесс совершения преступления от начала до конца.

Преступление — динамичная, развивающаяся, обусловленная активностью преступника система. Деятельностный, активный характер этой системы прежде всего проявляется в ее функциях как интегратив-ном результате возникновения и взаимодействия ее компонентов.

Поэтому при изучении преступления интерес представляют самые различные виды и формы связей: генетические (связи порождения), структурные, функциональные и т.д. Решению задач их выявления и творческого использования и должно способствовать криминалистическое понятие механизма преступления.

Данным понятием обозначается ход, порядок последовательной смены причинных, функциональных и иных взаимосвязей, существующих между компонентами преступления в процессе возникновения и развития их взаимодействия.

В наиболее развернутом виде система механизма преступления состоит из трех частей. Каждая из них может быть рассмотрена как относительно самостоятельная законченная деятельность: 1) подготовка к совершению преступления; 2) совершение преступления (в смысле непосредственной реализации преступного акта); 3) деятельность после совершения преступления.

Эти виды деятельности могут отличаться по отдельным или по всем элементам: по субъекту (в подготовке подчас участвуют одни лица, а в исполнении преступления, его сокрытии — их соучастники); по объекту (например, цель подготовки — завладение оружием, а цель преступления — убийство путем применения этого оружия); по целям (подготовка — выяснение режима работы предприятия, совершение — хищение денег из кассы этого предприятия и т.д.); по средствам (совершение кражи путем взлома сейфа, сокрытие — поджог помещения), а также, что закономерно, по процессу и результатам деятельности. Практическое значение обобщенных данных о механизмах совершения преступлений исключительно велико. Оно выражается, в частности, в том, что, ориентируясь на общие модели типичных механизмов и их ситуационные особенности, субъекты поисково-познавательной деятельности строят мысленные модели механизма исследуемого по уголовному делу деяния, определяют места и объекты, на которых могут находиться следы преступника и преступления, выдвигают и целенаправленно

42


проверяют соответствующие версии, принимают и реализуют различные тактические решения.

Проблема механизма преступления тесно связана с вопросом о средствах преступного поведения (деятельности).

Реализуя свои цели, преступники нередко составляют планы подготовки и совершения преступлений, определяют способы решения поставленных задач, подготавливают различные орудия, транспортные средства. Это и многое другое, то, что облегчает действия преступников, способствует достижению поставленных ими целей, будучи охвачено активностью данных лиц, приспособлено и использовано ими, можно рассматривать как средства преступления.

Важным элементом данной системы является способ преступления. Способ преступления играет определяющую роль в формировании информации о содеянном и лице, его совершившем. И поэтому познание способа совершения преступления можно рассматривать как метод практической деятельности, как один из путей установления истины по схеме — «от способа совершения преступления к его раскрытию».

Каждый способ совершения преступления оставляет специфические, только ему присущие следы, являющиеся признаками его применения. Исследуя эти признаки, субъект поисково-познавательной деятельности в стадии выявления и расследования преступления может построить мысленную модель происшедшего, выдвинуть версию о применявшемся способе, а в ряде ситуаций еще и версию о личности преступника.

Способ совершения преступлений — элемент не только умышленных, но и неосторожных преступлений.

Он представляет собой систему, элементами которой являются действия, операции, движения, приемы. Поскольку не только действие, но и бездействие суть та же, целенаправленная деятельность (поведение), оно также приводит к определенным последствиям и вызывает соответствующие изменения в окружающей среде, с помощью которых оно может быть выявлено и доказано. Являясь важнейшим элементом объективной стороны состава преступления, способ совершения преступления относится к внешней стороне общественно опасного деяния, а неосторожность, как форма вины, характеризует внутреннюю сторону, т.е. относится к субъективной стороне.

Выражаясь в отказе от необходимых общественно полезных действий, пассивное поведение, бездействие является негативной стороной деятельности.

Все это дает основание для вывода о правомерности отнесения понятия способа преступления не только к умышленным, но и к неосторожным преступлениям, совершенным как в активной, так и в пассивной формах.

43


Обычно достижение преступных целей становится возможным на основе применения комбинаций способов, реализуемых при подготовке, совершении, сокрытии преступления и в других акциях. Так, хищения, совершаемые должностными и материально ответственными лицами, организованными в группы, предполагают соответствующие способы формирования преступной группы (путем подкупа, шантажа, использования служебной зависимости и т.д.), способы создания резерва для хищения, завладения похищенным, его транспортировки, сбыта, принятия мер против разоблачения и т.д.

Таким образом, на каждом этапе преступной деятельности достигаются определенные результаты на основе применения различных средств, включая способы действий.

В свете рассмотренных положений может быть сформулирована еще одна группа вопросов, выясняемых в целях установления содержания познаваемого деяния. В частности, при исследовании обстоятельств криминального поведения в стадии исполнения преступления, следует получить ответы на следующие вопросы:

— где, когда, при каких обстоятельствах, какие, в какой последовательности были совершены преступные действия (имели место акты бездействия);

— какие задачи преследовались на каждом этапе преступного поведения, в какой мере они были достигнуты;

— обеспечивалось ли совершение преступных действий речевым, мимическим и иным сопровождением, что это дало;

— как и каким образом реагировал преступник на непредвиденные обстоятельства (какие), осложнявшие его задачи, корректировал ли свои действия по этой причине;

— какие возможности (языковые, интеллектуальные, физические и т.д.) и технические средства, предметы использовались преступником для достижения своей цели;

— кем, с помощью кого (чего), каким образом были созданы возможности для совершения преступления;

— кому принадлежат использованные преступником вещи, документы, предметы, где, когда, каким образом они оказались в его распоряжении, какими отличительными признаками характеризуются (могут также выясняться и другие вопросы по этому поводу, аналогичные тем, что рассмотрены выше применительно к вещному предмету преступного посягательства).

Вступая в физический контакт с предметом посягательства, нейтрализуя оказанное ему сопротивление, преодолевая преграды, взаимодействуя с другими предметами и вещами при подготовке и совершении преступления, преступник выступает не только в качестве следооб-разующего, но и следовоспринимающего объекта.

44


Поэтому в задачу практического следоведения входит выяснение, какие следы образовались при этом на теле, одежде, других вещах преступника, какие, где и на каких объектах им оставлены следы.

Общей задачей исследования обстоятельств преступления является также установление характера последствий, то есть какой, в каком размере, кому при этом причинен вред (не только потерпевшему, но и иным лицам, охраняемым законом отношениям, включая вред, причиненный преступнику, например со стороны потерпевшего в порядке самообороны, лицам, участвовавшим в пресечении преступных действий), имеется ли причинная связь между исследуемыми по делу действиями и возникшими последствиями.

При исследовании поведения преступника после совершения преступления выявляются и исследуются все события, характеризующие его личность, влияющие на характер и меру его ответственности, а также события, связанные с реализацией возможностей, открывшихся в результате совершенного преступления, ликвидацией последствий содеянного, оказанием содействия правоохранительным органам в выявлении и раскрытии преступления, с изобличением соучастников либо оказанием противодействия органам дознания и предварительного следствия (явка с повинной, принуждение свидетелей к даче ложных показаний, сбыт похищенного, устранение материальных следов преступления, оказание давления на следствие и т.д.).

Системный подход предполагает изучение и описание не только преступления, но и связанных с ним других видов человеческой деятельности. Это объясняется тем, что в реальной жизни один вид деятельности опирается на другой.

Деятельность может являться основной, обусловливать новый вид деятельности, выступать в виде продолжения, развития одного или нескольких видов деятельности, предшествовавших ей. Различные виды деятельности могут не только переходить один в другой, но и перекрещиваться, взаимодействовать, сливаться, образуя порой сложные структуры. Сходство отдельных компонентов преступных и непреступных видов деятельности, связанных так или иначе между собой, позволяет устанавливать неизвестные виды деятельности, отправляясь от знаний о других.

Сказанное прежде всего касается субъекта преступления, тех видов поведения и деятельности в пред- и посткриминальный периоды, участником которых он является (в сфере выполнения профессиональных функций, в быту, на отдыхе и т.д.). С ними нередко связано формирование его антиобщественных установок, специфических личностных черт и наклонностей, жизненных планов и средств их реализации, образа жизни, ближайшего окружения, преступных навыков и т.д. Во многих случаях жизнедеятельность преступников в периоды до и после

45


совершения преступления, их деятельность во время преступления оказываются связанными с другими элементами преступления (предметом посягательства, орудиями преступлений и т.д.). Так, профессиональная деятельность лиц, убитых при разбойных нападениях на учреждения, организации, предприятия, может быть связана с его охраной, с обеспечением хранения, реализации материальных ценностей и денежных средств, завладение которыми входило в намерение преступников. Огнестрельное оружие, захваченное преступниками в целях его последующего использования, может быть связано с профессиональной деятельностью работников милиции по охране общественного порядка, у которых оно похищено при нападении на них. Вместе с тем предмет преступления, оружие и другие предметы, использованные преступниками, всегда связаны в плане их производства, хранения и т.п. с деятельностью других лиц, а не только преступников и потерпевших как в сфере реализации их профессиональных, так и иных функций. Так, возникновение цели преступления может основываться на знании того, что кассир предприятия оставляет на ночь без охраны в своем рабочем столе или сейфе крупные денежные суммы. Недостатки в деятельности по охране автопарка, автостоянки могут явиться стимулом для осведомленных в этом лиц совершить угон транспортного средства.

Поэтому выяснение того, с какой деятельностью и каких лиц связаны происхождение, эксплуатация, хранение, ремонт материальных объектов как элементов преступной структуры создает реальные предпосылки для раскрытия преступлений, выявления лиц, в виновной или невиновной формах причастных к этому событию, его истокам, последствиям, изобличения преступников, их пособников, укрывателей, недоносителей, попустителей, а также выявления свидетелей и обнаружения материальных следов содеянного.

В связи с этим особое значение имеет исследование вопроса о том, осуществлялась ли подготовка (и каким способом) к совершению преступления или оно было спонтанным.

В случае установления факта подготовки к совершению преступления выясняется: где, когда, на протяжении какого временного интервала, при каких обстоятельствах она осуществлялась; какие при этом ставились задачи, каким способом, с привлечением каких сил, средств и возможностей, в какой последовательности они решались, осуществлялась ли их корректировка, если да, то в силу каких причин.

Как в ходе подготовки к совершению запланированных преступлений, так и независимо от этого, их участники нередко совершают противоправные акты, в том числе другие преступления. Отсюда задача — выяснение, не совершал ли обвиняемый в период, предшествовавший расследуемому преступлению, другие противоправные деяния.

46


При изучении посткриминального поведения преступника большое внимание должно быть уделено выяснению вопроса, не совершил ли заподозренный (подозреваемый, обвиняемый) других преступлений после совершения расследуемого деяния, за которое он не понес ответственности.

Пространственно-временная характеристика объекта познания

Вспомним популярную телепрограмму «Что? Где? Когда?» Случайна ли подборка понятий в этой триаде? Нет, конечно. Авторы программы исходили из учета закономерного характера упомянутого словосочетания, тесной взаимосвязи его элементов, четко уловив эвристический потенциал события в увязке его с местом и временем.

Категории пространства и времени первичны по отношению к другим понятиям, включенным в криминалистический объект познания. Играя определяющую роль в раскрытии криминальной тайны, эти категории важны для формирования адекватного знания о познаваемых по уголовному делу преступлениях, других событиях и об их участниках. Не менее значимы они и для организации самого процесса выявления и раскрытия преступления, технологии получения знания о преступлении.

В структуре криминалистических понятий, относящихся к категориям пространства и времени, особое место по значимости занимают место и время совершения исследуемого преступления. Не получив ответа на вопрос о времени и место преступления, трудно, а зачастую просто невозможно установить другие обстоятельства содеянного и преступника. И наоборот, точное знание места и времени исследуемого деяния создает базу, точки отсчета, фундаментальные положения, опираясь и ориентируясь на которые, идет процесс обнаружения носителей информации, овладения информацией и ее использования в поисково-познавательных целях.

Место преступления (как и место иного познаваемого события) фиксируется в памяти его участников и очевидцев в виде мысленного образа. Образ объекта сохраняется в памяти и может быть воспроизведен на допросе, в ходе иного процессуального и непроцессуального действия на вербальном, текстуальном или графическом уровнях. По мысленному образу место события познается и идентифицируется. На пего могут указывать обнаруженные последствия содеянного, материально фиксированные следы совершенных действий, происходивших процессов на соответствующем участке открытого либо замкнутого пространства.

В ряде случаев установление места преступления сразу же дает указание на лицо (лиц), причастное в той или иной форме к содеянному. Например, по делам об убийстве, сопряженном с расчленением и гокрытием частей трупа, установив место расчленения трупа, следова-

47


тель тем самым устанавливает и место совершения преступления, и круг лиц, которые могли совершить преступление — людей, проживающих в данном месте либо имеющих в нему иное отношение.

В уголовном судопроизводстве поисковое и познавательное значение имеют не только место преступления, но и места других юридических и криминалистически значимых событий, фактов, обстоятельств, а также иные объекты, охватываемые категорией «пространство». В их круг входят:

— путь, направление (направление движения потенциальных преступника, потерпевшего, очевидца к месту предстоящего происшествия, преступника, очевидца, а подчас и потерпевшего с места происшествия; направление дорожки следов, полета пули, выстрела, движения транспортного средства и т.д.);

— локализация (объектов на определенном участке местности, повреждений на теле человека и т.д.);

— протяженность (маршрута, территории и т.п.);

— взаиморасположение элементов одного объекта, а также разных объектов (например, строк текста по отношению к горизонтали);

— административно-территориальные, географические координаты участка территории;

— размер (обуви, почерка и т.д.);

— расстояние между теми или иными точками, элементами объекта, между данным и другими объектами;

— места подготовки, совершения, сокрытия преступления, иного противодействия расследованию;

— место вступления преступника в контакт с предметом посягательства;

— участки территории, с которыми связано возникновение, развитие, изменение свойств, использование, движение материальных объектов, функционировавших в процессе совершения преступления и иных познаваемых событий, их отражения (орудия преступления, похищенная вещь, транспортное средство преступника и т.д.);

— места реализации возможностей, открывшихся в связи с совершением преступления и иного познаваемого события, тех или иных действий, определенных видов поведения и деятельности носителей собираемой по делу информации;

— места возможного нахождения, появления разыскиваемых преступников, их связей, потерпевших, свидетелей;

— место наступления вредных последствий содеянного в случае его несовпадения с местом совершенных преступных действий;

— места локализации и обнаружения материально фиксированных следов преступления и преступников;

— места укрытия трупов убитых людей, частей трупа;

48


— места хранения орудий преступления, имущества, нажитого преступным путем и других объектов.

Важное значение для обеспечения результативности расследования имеет четкое определение соотношения мест нахождения различных объектов, мест анализируемых событий, действий и других обстоятельств: места обнаружения трупа человека и места его убийства, когда они не совпадают, места угона транспортного средства и места его обнаружения, места хищения и места обнаружения спрятанного имущества, которое похищено, мест совершения нескольких однотипных преступлений, совершенных в разное время и т.д.

Результаты анализа подобных отношений могут использоваться при построении версий, разработке поисковых моделей преступников, определении сфер их поиска, выявления эпизодов преступной деятельности, проверке заявлений об алиби и опровержения ложных алиби, решения многих других задач.

Как и пространство, время в уголовном судопроизводстве выступает в качестве и познаваемого объекта, и средства познания других объектов, в том числе выявления преступника, скрывшегося с места происшествия.

Установление времени события, процесса, действия, поведения, деятельности столь же значимо для успеха в деле раскрытия преступления, сколь и установление мест их реализации.

Так, не располагая сведениями о времени преступления, нельзя рассчитывать на успех выявления очевидцев содеянного, объективно и качественно исследовать заявленное алиби и правильно решить другие задачи.

Если пространство — это всеобщая форма существования материи, время — всеобщая форма смены явлений, событий, процессов. Находиться в пространстве — значит быть в форме расположения одного возле другого, а существовать во времени — значит быть в форме последовательности одного после другого (Ф. Энгельс).

Известны такие всеобщие свойства (признаки) времени:

— длительность;

— одномерность;

— последовательность (определенный порядок существования и с-мены процессов, явлений, действий и т.д.);

— упорядоченность (ночь — утро — день — вечер; прошлое — настоящее — будущее и т.п.);

— однонаправленность (ход времени только в одном направлении, т.е. от прошлого к настоящему, а от него к будущему);

— необратимость (нельзя, например, заново родиться). Всеобщим свойством времени также является его отражаемость.

49


К числу специфических свойств отдельных значении категории «время» отнесены:

— конкретные периоды течения, существования чего-то;

— скорость изменения состояния;

— ритм процессов, событий, явлений;

— отношения между временными циклами каких-либо систем.

Все эти понятия, интерпретированные соответствующим образом, находят свое выражение в языке участников уголовного судопроизводства. О времени говорят, например, в смысле даты какого-либо познаваемого события прошлого, дат произведенных, производимых и планируемых оперативно-розыскных и процессуальных действий. К фактору времени непосредственное отношение имеют такие категории, как неотложные следственные действия, установленный законом срок проверки заявлений и сообщений о совершенных и совершаемых преступлениях, безотлагательность определенных правовых и тактических решений, предварительная проверка, предварительное исследование, предварительное расследование.

В криминалистических описаниях и правовых документах широко используются такие понятия, как минута, час, время суток и года, день недели и месяца, возрастная принадлежность преступника и жертвы преступления, давность чего-то, периодичность преступных и иных действий, стадий идентификационного исследования, период как временной интервал между какими-либо событиями познаваемой и познающей систем (например, между преступлениями, совершенными одним лицом; между моментом совершения преступления, моментом его обнаружения и моментом возбуждения уголовного дела; между установленным и реально оставшимся сроком расследования по конкретному делу).

Правовую и поисково-познавательную значимость имеет и такое значение времени, как продолжительность чего-либо (например, нахождения преступника на месте происшествия, удержания захваченного заложника); длительность чего-либо (преступной деятельности, расследования и др.).

Время также употребляется в смысле какого-то момента, исходной временной точки, мгновения (например, момента наступления смерти, начала следственного действия).

Установление фактора времени познаваемого события осуществляется на основе собирания и анализа прямой и косвенной временной информации. Это делается путем изучения:

— состояния объекта, отражающего особенности его внутреннего либо внешнего изменения;

— характерных временных интервалов механического перемещения объектов в пространстве;

50


— результатов известных трудовых операций, производственных процессов и т.д.

Время познаваемого события устанавливается:

— по сведениям, полученным от допрашиваемых по делу лиц;

— путем установления временных характеристик предшествовавших данному событию других событий, а также событий, последовавших вслед за ним;

— по документам, в которых отражены временные параметры действий, других фактов, обстоятельств, связанных с познаваемым событием;

— на основе установления времени событий, следовавших параллельно познаваемому событию.

Задача следствия — установить точное время в абсолютном его выражении. Однако в тех случаях, когда это невозможно сделать, необходимым и полезным является установление времени в относительном выражении.

Характеристика противодействия правоохранительным органам

Криминалистически значимая информация чаще всего не лежит на поверхности, не поступает как бы самотеком по заранее известным каналам в распоряжение правоохранительных органов.

Овладение полезной информацией сопряжено с преодолением многочисленных трудностей, преград и завалов. Они нередко возникают в силу малозаметности, а то и невозможности восприятия некоторых носителей информации «невооруженным глазом», в результате отсутствия необходимых технических возможностей ее обнаружения и «расшифровки». Некоторые погодно-климатические факторы (дождь, снег и т.д.) негативно сказываются на сохранении носителей информации. Физические и психические недостатки свидетелей, потерпевших снижают возможность адекватного запечатления в их памяти важных для установления истины обстоятельств и воспроизведения хранящихся в ней сведений.

Однако главная беда не в этом. Практически ни один случай выявления, раскрытия, судебного рассмотрения преступлений теперь не обходится без преодоления подчас весьма серьезного противодействия со стороны преступников.

Они утаивают, маскируют, фальсифицируют реальную информацию и ее носителей. При этом в ход идет все: фабрикация мнимых .|.пиби, вещественных доказательств, сокрытие и уничтожение трупов жертв, подкуп, шантаж, физическая ликвидация свидетелей, потерпев-iiiiix, оперативных работников, следователей, прокуроров, судей, подметные письма, липовые документы, прочие дезинформирующие текс-| ы, ложные слухи и откровенная циничная ложь на допросах в органах предварительного расследования и в судебных заседаниях.

51


Как заметил в свое время английский криминалист Уилмер, полиция ведет битву с преступностью за информацию. Суждение, безусловно, правильное, но применительно к отечественной действительности не совсем точное. В современной России подлинную битву за достоверную, полную информацию лучшие представители правоохранительных органов ведут не только с преступностью, но еще и со многими другими, не менее опасными противостоящими силами и факторами. Вместе с преступниками по другую сторону баррикад в состоянии воинственной готовности находятся их властные покровители и попустители всех мастей и рангов, косность, равнодушие продавшегося обюрократившегося чиновничества, молчание, апатия, пассивность, нежелание ни во что вмешиваться так называемых добропорядочных законопослушных граждан. Обильную мутную воду на мельницу криминальной заразы, способствуя ее распространению, льют коррумпированные «правоохранители», предатели дела, которому призваны служить. Рядом с ними те, кто укрывает преступления от учета, необоснованно отказывает в возбуждении уголовных дел и столь же необоснованно прекращает уголовные дела, кто допускает утечку информации, составляющей оперативно-розыскную и следственную тайну.

В последние годы внутреннее и внешнее противодействие правоохранительным органам приобрело невиданные размеры и чудовищные формы. Проблема его преодоления постоянно обостряется в связи с набирающим силу валом организованной преступности, неудержимо катящимся по стране на фоне потери ориентиров, стимулов интеллектуально-кадрового потенциала обескровленного оперативно-следственного корпуса.

Можно привести много примеров того, как преступники и приданные им силы с упорством и сатанинским усердием силой оружия, террора, обходными маневрами, удавками финансовых вливаний пытаются перехватить инициативу, переломить ситуацию в нужную им сторону.

Беспощадная битва за информацию идет с переменным успехом. Потери и неудачи правоохранительных органов, поражения на одних участках чередуются с прорывами и победами на других.

Все это указывает на то, что субъекты ППД должны уделять самое серьезное внимание выявлению и разоблачению противодействия правоохранительным органам, рассматривать результаты работы в этом направлении в качестве необходимого условия обеспечения принципов полноты и всесторонности познания в уголовном судопроизводстве.

Решение этой задачи предполагает установление факта и особенностей противодействия следствию, его участников, целей, мотивов противодействия, способов и средств достижения цели, механизма со-

52


деянного, его временных и пространственных характеристик, последствий совершенных действий.

Мы рассказали о целостной системе обстоятельств, исследуемых в уголовном процессе. Полностью во всех ее деталях она может быть установлена в режиме процессуального доказывания по уголовным делам. В иных случаях досудебного производства задача может считаться выполненной даже тогда, когда собраны данные, характеризующие отдельные виды обстоятельств, но имеющих ключевое значение для достижения целей соответствующего производства. Многое при этом зависит от вида практического следоведения, его функциональной особенности, характера и содержания содеянного, сложившейся ситуации. И тем не менее знание целостного их круга — важное условие успеха в работе. Не случайно еще К. Маркс говорил, что образ целого должен витать перед глазами исследователя как предпосылка.

Глава 5

Структура, содержание, основные направления поисково-познавательной деятельности в уголовном судопроизводстве

§ 1. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ ПОИСКОВО-ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Поисково-познавательная деятельность в уголовном судопроизводстве — поэтапный процесс. Он развивается в глубину по линии от незнания к знанию предположительному, фрагментарному, недостаточному, а от него к знанию полному, всестороннему, достоверному.

Существуют два пути (два направления, две формы) познания. Один из них — непосредственное познание. Непосредственное познание имеет место в тех случаях, когда исследуемый объект представлен в натуре, когда реальна возможность в ходе контактного либо бесконтактного взаимодействия с ним воспринимать его, наблюдать за ним, дотронуться до него рукой, измерить или взвесить его, выполнить иные операции, позволяющие составить суждения о его признаках, свойствах органолептическим (с помощью органов чувств), экспериментальным или инструментальным способами.

Именно так и познаются при производстве процессуальных и иных действий и мероприятий некоторые посткриминальные события, связанные с преступлением. Например, действия по сбыту похищенного

53


могут быть восприняты и задокументированы оперативными работниками, а пожар и его последствия на подожженном предприятии могут стать объектом наблюдения, исследования, фиксации следователя, прибывшего для осмотра места происшествия.

В практике известны случаи, когда наблюдение за процессом похорон жертвы преступления, поведением и реакциями участников этого ритуального события, зевак, толпящихся вокруг, позволяет получить ценную информацию, способствующую выявлению лица, совершившего преступление.

В том же случае, когда объект познания не представлен в натуре, когда познается событие прошлого (а преступление для субъекта практического следоведения обычно и является событием прошлого'), на помощь приходит то, что называется опосредованным познанием. Правда и здесь нельзя обойтись без непосредственного познания, но других объектов, в конечном счете выступающих в качестве средств познания (своеобразие рассматриваемого процесса состоит в теснейшем взаимодействии, переплетении того и другого путей).

Что представляет собой опосредованное познание?

В основе ответа на этот вопрос лежит одна удивительная способность материального мира.

В каком бы виде, качестве, состоянии материя не была бы представлена, ей во всех случаях присуща способность, сходная с ощущением — свойство отражения. Неотражаемых явлений в природе не существует. Это значит, что любое событие объективного мира, любое явление, любая материальная вещь, мысль человека всегда связаны с образованием изменений в окружающей действительности. Изменению подвергаются не только сами объекты в процессе своего зарождения, бытия (жизнедеятельности, функционирования), распада, исчезновения, но и свойства других объектов, находящихся с ними во взаимодействии, различных связях и отношениях.

Образующиеся изменения — следы — содержат информацию о происшедшем (его времени, причине, особенностях и т.д.). Из этого следует правило, которым руководствуется познающий субъект. Оно гласит:

для того, чтобы познать событие прошлого, необходимо вначале выделить (найти, обнаружить) связанные с ним изменения, затем получить, «расшифровать» и осмыслить содержащуюся в них информацию. Это правило всегда применялось, применяется и будет применяться в поис-

Исключсние составляют лишь случаи оперативной разработки готовящихся и совершаемых преступлений до, а подчас и после возбуждения уголовных дел (например, в случае внедрения оперативного работника под легендой в преступную группу), а также когда производится контролируемая передача взятки по делу, возбужденному в связи с вымогательством взяток.

54


ково-познавательной действительности в уголовном судопроизводстве.

С криминалистической точки зрения, преступление представляет обусловленный активностью преступника процесс его контактного (с одними) и бесконтактного взаимодействия (с другими) объектами окружающей среды. В качестве упомянутых объектов выступают люди (потерпевшие от преступления, соучастники и т.д.), а также иные элементы живой и неживой природы (домашний скот, дикие животные, водоемы, минералы и т.д.), продукты человеческой деятельности (радиоактивные, наркотические и прочие вещества, документы, одежда, обувь, видеоаппаратура, денежные знаки, драгоценности и другие предметы вещного порядка).

Все эти объекты, вовлеченные в орбиту преступления, участвуют в отражательном процессе. Причем лицо, совершающее преступление, его жертва, другие люди — участники данного события отражаются через свои свойства, а также через средства и способы действий, а действия (бездействие) отражаются через средства, механизмы и способы их осуществления. Таким образом, свойства личности, средства, механизмы, способы действий выступают в роли средств взаимного отражения (Р.С. Белкин).

Процесс этот развивается не только в условиях криминальной ситуации, но и в пред- и в посткриминальные периоды поведения (деятельности) преступника.

Поведенческие (деятельностные) акты преступника при этом могут соприкасаться, сталкиваться, пересекаться с поведением потерпевшего, иных лиц, втянутых в орбиту взаимодействия. Межличностные взаимодействия, контакты с предметами, веществами (почвой, мусором, пылью и т.д.) нередко сопровождаются использованием различных предметов, технических устройств, приспособлений в качестве средств достижения поставленных целей.

Это приводит к изменению состояния, качества, количественных и иных показателей такого рода объектов, а также к антропогенным преобразованиям окружающей обстановки (к разрушению сооружения, пожарам, загрязнению водоемов и т.д.).

Познать какой-либо объект — значит построить его мысленную модель, образ этого объекта, хотя и упрощенный по сравнению с оригиналом, но тем не менее характеризуемый такой совокупностью признаков, которая достаточна для решения соответствующих задач (И.Б. Новик).

Мысленное воссоздание на основании собранных фактических данных целостной картины содеянного и его последствий во всех существенных криминалистически и юридически значимых признаках и образует общую познавательную задачу уголовного судопроизводства.

55


Ее решение базируется на результатах реализации комплекса каждый раз повторяющихся операций. Вначале обеспечивается поиск, обнаружение, фиксация, изъятие (когда это возможно и необходимо), сохранение, предварительное исследование носителей искомой информации и ее частичное использование. Затем осуществляется дальнейшая отработка (осмотр, изучение, исследование) обнаруженных объектов в целях получения новой, до этого не воспринятой информации, ее фиксация, накопление, анализ, оценка, сохранение, передача и конструктивное использование сформированного информационного фонда в целях решения дальнейших поисково-познаваемых и других задач.

Это — общеметодическая схема практического следоведения в уголовном производстве. При ее конкретизации следует учитывать ряд методологически важных положений.

Всякая сущность неповторима. Как учат философы, она тождественна лишь сама себе и ничему другому.

Неповторимость, в известность смысле, уникальность каждого объекта познания, как закон, определяют своеобразие, непохожесть процесса его познания на процессы познания других объектов. Однако следует помнить и другое: проблему типичного, типизации. С учетом этого постулируется, что все виды познавательной деятельности, как и каждый отдельно взятый процесс конкретного познания, всегда опираются на одни и те же подходы, движутся к цели сходными путями, руководствуются общими для таких случаев «правилами игры». Основываясь на этих положениях и идет процедура разработки для каждого познаваемого объекта «специальной технологии его исследования, особой методики изучения и отработки материалов» (Г.А. Подкорытов).

В любом виде практического следоведения в уголовном процессе можно выделить три этапа: 1) начальный; 2) промежуточный; 3) заключительный.

Отправной точкой начального этапа является момент получения исходной информации (она может быть обнаружена самим субъектом познания либо предоставлена ему другими лицами или органами).

Независимо от того, какой бы убедительной, или, наоборот, сомнительной, на первый взгляд, она ни представлялась, откуда бы и по каким каналам ни поступала, передана в устном или письменном виде, персонифицирован или анонимен ее источник, во всех случаях информация должна регистрироваться и ставиться на учет. Затем она изучается и оценивается.

Результаты этой работы позволяют:

— построить, изучить, оценить и использовать мысленную модель сложившейся ситуации;

56


— определить проблемы, направления, версии, задачи предстоящей работы, круг и оптимальную последовательность выяснения обстоятельств, подлежащих установлению;

— разработать программу деятельности по практическому использованию исходной и модельной информации, а также принять меры по организационному, техническому, кадровому и иному обеспечению предстоящей работы, реализовать принятые программы и меры.

Практические шаги в этом направлении должны быть нацелены на проверку, уточнение, развитие исходного информационного массива.

Анализ хода и результатов проделанной работы позволяют составить представление о характере и особенностях сложившейся на этот момент ситуации. Если она качественно, по наиболее существенным параметрам (прежде всего по уровню знания) отличается от исходной (входной), констатируется переход поисково-познавательной деятельности в новую ситуацию. С ее моделирования, анализа и оценки начинается очередной (промежуточный) этап практического следоведения. Выведенные из мысленной модели ситуации следствия дают возможность определить круг и характер новых, свойственных данному этапу задач и разработать программу их решения (она может быть развитием прежней, уточненной на этом этапе, либо принципиально отличаться от нее). Основная задача работы на промежуточном этапе — закрепление и развитие знаний, сформированных на начальном этапе.

На заключительном этапе производится подведение итогов, принимаются и реализуются решения по вопросам, требующим уточнения, доработки, по дальнейшему движению делопроизводства и его документальному сопровождению.

Принципиально сходной является не только методическая, но и логико-гносеологическая схема, отражающая динамичную структуру практического следоведения. Это сходство выявляется с самых первых шагов указанной деятельности, с момента изучения исходной информации.

Вначале исходная информация изучается с точки зрения того, какие знания она несет относительно познаваемых (выявляемых, исследуемых, доказываемых) обстоятельств. Определяется, по поводу каких обстоятельств содержатся первичные сведения в исследуемом материале (письменном заявлении потерпевшего, материалах ревизии, протоколе о явке с повинной, в уголовном деле и т.д.), насколько они полны, точны, правдоподобны. Кроме того, определяется круг других обстоятельств, подлежащих выяснению.

Это — один план работы с имеющейся исходной информацией. В неразрывной связи с ним осуществляется и другой: изучение материала с точки зрения определения наличия в нем данных о других носителях информации об исследуемом событии. Обычно прямые указания

57


на них содержатся в первоисточнике. Вместе с тем субъект ППД должен сориентироваться относительно круга реально возможных дополнительных носителей полезной информации.

Вопрос о том, как определить круг предполагаемых носителей информации и возможные места их нахождения, решается на комплексной основе. Вначале по имеющимся данным строится мысленная модель криминальной ситуации применительно к механизму ее развития. Те ее звенья, элементы, компоненты, по поводу которых отсутствуют фактические данные, наполняются предположительным содержанием (типичными для подобного случая версиями). Основываясь на модельном механизме развития и отражения криминального события, а также модельном варианте обстановки на месте происшествия, определяется, где и какие могли образоваться материально фиксированные следы. Но это — только одна часть носителей информации, подлежащих поиску. Другую их часть образуют люди — участники преступления, жертва, очевидцы содеянного, хранящие полезную для дела информацию в своей памяти. В качестве реально возможных носителей информации следует также рассматривать орудие преступления, другие объекты вещного порядка, которые, судя по имеющимся данным и мысленным моделям, взаимодействовали в ходе исследуемого события вследствие активности преступника, жертвы преступления (например, в порядке самообороны), иных лиц, втянутых в орбиту происшествия (например, тех, кто разнимал, успокаивал дерущихся вооруженных хулиганов). Представления о всех подобного рода носителях информации, как и в первом случае, формируются на базе моделирования криминальной ситуации и окружающей обстановки, выведения из них логически вытекающих следствий, а также путем использования по аналогии сведений из типовых характеристик сходных событий и ситуаций и, кроме того, знаний, сложившихся в результате личного житейского и профессионального практического опыта.

Следующая задача — разработка и реализация программы поиска реальных и предполагаемых носителей информации, криминалистическая отработка обнаруженных объектов в целях раскрытия их информационного потенциала и овладения им.

Поисково-познавательные программы реализуются путем проведения соответствующих оперативно-розыскных мероприятий, проверочных действий, а по возбужденным уголовным делам еще и процессуальных действий. При их подготовке и производстве применяются самые разнообразные по природе, назначению и характеру средства решения намеченных задач в рамках функций поиска, фиксации, изъятия, исследования носителей информации, получения и использования собираемой информации.

58

В уголовном судопроизводстве реализуются не все без исключения, а лишь адекватные целям средства добывания и конструктивного использования информации, соответствующие определенным требованиям (законности, допустимости, научной обоснованности, безопасности и т.д.). Даже при этом ограничении в указанной сфере практической деятельности реализуется весьма широкая по номенклатуре система криминалистических, оперативно-розыскных и иных средств (принципы, методы, приемы, аппаратура, приборы, специальные знания, методики, агентурный аппарат, кинологи и служебно-розыскные собаки и т.д.).

Речь, таким образом, идет как об идеальных средствах (идеях, понятиях, подходах, рекомендациях, приемах и т.д.), так и о людях, их возможностях, материальных, технических, технологических, информационных системах. В их круг включаются не только те средства, которые специально создаются для правоохранительных органов, но и другие, весьма разнообразные продукты, достижения, орудия труда, средства производства и контроля, создаваемые специалистами других областей науки и практики в интересах всего общества либо соответствующих отраслей народного хозяйства, оборонного комплекса. В необходимых случаях они могут быть востребованы и использованы для целей уголовного судопроизводства. Наиболее часто субъекты практического следоведения прибегают к услугам специалистов контролирующих органов, использованию их методов, методик, технических средств в целях выявления и раскрытия преступлений.

59


Анализ, оценка и изучение сложившейся в результате проделанной работы новой криминалистической ситуации, включая собранные данные, позволяет сформировать представление о дополнительном, еще не задействованном блоке носителей информации, обеспечить их поиск и отработку на последующем этапе практического следоведения.

Таким образом, с рассматриваемой точки зрения, практическое сле-доведение может быть охарактеризовано как динамично развивающаяся познавательная система поискового характера, движущаяся от исходного минимума источников информации к их промежуточному пока еще не полному комплексу, а от него к целостной системе источников юридически значимой информации.

Изложенное не означает, что все виды практического следоведения сходны во всех отношениях как «однояйцевые близнецы». Каждый из них имеет свой содержательный и внешний «словесный портрет» с набором «особых примет», признаков: свои задачи, свой спецнабор средств и возможностей.

§ 2.ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПОИСКОВО-ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Поисково-познавательная деятельность в уголовном судопроизводстве многофункциональна. Она реализуется в рамках нескольких направлений, каждому из которых свойственны свои задачи и средства их решения. Это позволяет выделить следующие относительно самостоятельные виды деятельности: поисковую, фиксационно-удостове-рительную, исследовательскую и конструктивную.

Поисковая деятельность

Активная целенаправленная поисковая деятельность в уголовном судопроизводстве — необходимый атрибут каждого вида практического следоведения. Лишь после того, как объект — носитель информации обнаружен, создается возможность его фиксации, изъятия, исследования в целях получения, переработки, проверки, передачи и использования содержащихся в нем данных.

Объекты — носители информации могут стать предметом поиска в самых различных ситуациях. Разыскиваются лица, пропавшие без вести, участники криминальных событий, скрывшиеся с места происшествия, обвиняемые и подсудимые, бежавшие из-под стражи. Предметом поиска могут быть потерпевшие, личность и местонахождение которых неизвестны, неустановленные лица, которые являлись очевидцами исследуемых событий, а также похищенные вещи, ценности, угнанные транспортные средства, контрабандный товар, анонимщики, каналы утечки информации, составляющей оперативную или следственную тайну, нелегально перевозимые наркотические вещества, незаконно хранимое огнестрельное оружие и многое другое.

60


Самая скрупулезная работа по поиску материальных следов ведется, например, при осмотре места происшествия. В ходе освидетельствования отыскиваются повреждения, особые приметы на теле освиде-тельствуемого. Эксперты при производстве судебной экспертизы ищут невидимые для неспециалистов признаки и микроследы изучаемых объектов, выясняют причины происшествий, изменения состояния исследуемых процессов и т.д.

Обнаружение искомых объектов — это лишь начальный этап поисковых действий, операций, мероприятий. Далее открывается новая задача, подлежащая решению, — поиск, выявление содержащейся в носителе информации, а с нею поиск истины и вариантов адекватных ситуации правовых решений.

Таким образом, в уголовном производстве в качестве объекта поиска выступают информация, люди как носители идеальных следов (личностной информации) и материальных следов на их теле, одежде, обуви, других вещах (потерпевшие, участники преступления, свидетели), иные следообразующие и следовоспринимающие объекты и сами следы.

Причем объектом поиска может быть не только не обнаруженный в данный момент, а значит, и не исследованный носитель, но и подчас источник уже полученной информации, когда возникает необходимость дополнительной или повторной его отработки, но его местонахождение в этот момент неизвестно (подобные ситуации складываются, например, когда возникает необходимость повторного допроса свидетеля, убывшего в неизвестном направлении).

Основная нагрузка по решению поисковых задач ложится на плечи следователя, а также работников органов дознания, действующих по поручению следователя, суда, прокурора, либо по собственной инициативе в пределах своих полномочий (например, на основе заведения оперативно-поискового дела в случае неустановления личности преступника по «горячим следам», а также в порядке так называемого служебного расследования). В этих целях производятся следственные и иные действия (например, опрос граждан, изучение документальных данных, изучение сводок-ориентировок и т.д.). В процессе поиска информации участвуют и судебные эксперты, в частности в тех случаях, когда поступившие к ним от следственных и оперативных работников объекты исследуются на предмет обнаружения микроследов, которые могут быть выявлены и изучены только с помощью специальных технических средств и методик.

В мероприятиях по поиску носителей и источников информации до и после возбуждения уголовных дел могут участвовать представители финансовых органов, различных контролирующих структур (органов

61


санитарного надзора, водо- и рыбоохраны, технического надзора и др.), привлекаемые для этой цели правоохранительными органами.

Во многих случаях в круг искомых, а затем исследуемых объектов входят документы, так или иначе связанные с познаваемым событием. В первую очередь это касается преступлений, следы которых отражаются в документах (учинения подлогов в документах, использования подложных документов, совершения хозяйственных, должностных и ряда других категорий преступлений).

Подготовка и проведение поисковых мероприятий осуществляются с учетом обстоятельств содеянного, личности потерпевшего, преступника, познавательной ситуации.

Поиск носителей информации осуществляется:

— каким-либо одним субъектом поисково-познавательной деятельности (например, единолично следователем, экспертом) либо группой субъектов этой деятельности, объединяющих свои усилия и возможности для решения общей задачи (например, оперативно-следственной группой,комиссией экспертов);

— на основе использования отдельных приемов, методов, методик либо путем комплексного использования различных приемов, методов и методик;

— с применением технико-криминалистических средств и без них;

— в лабораторных либо в так называемых полевых условиях;

— в рамках открытых гласных действий и мероприятий или тайных, подчас замаскированных, залегендированных действий и мероприятий;

— в условиях начальной информационной неопределенности в вопросе о признаках устанавливаемого объекта либо в условиях наличия конкретных данных о конкретных идентификационных признаках объекта;

— путем выполнения комплекса однотипных действий либо действий различного характера;

— с помощью, при нейтральной позиции правонарушителей либо в условиях их активного противодействия;

— в условиях риска для жизни и здоровья субъектов поиска и вне их, по так называемым «горячим следам», а также по материалам дел о преступлениях прошлых лет;

— с использованием криминалистического, оперативного и иных видов учета либо без этого.

Данная работа проводится в различных временных и пространственных границах, и поиск может быть сплошным (например, сплошное прочесывание какого-либо участка местности, сплошной опрос или допрос населения, поселка, деревни, работников предприятия, жителей дома) либо выборочным (допрос отдельных представителей каких-

62


либо групп населения, осмотр отдельных образцов исследуемой продукции и т.д.).

Фиксационно-удостоверительная деятельность

Фиксация представляет собой систему действий субъектов поисково-познавательной деятельности, направленных на процессуальное, криминалистическое и оперативное запечатление информации в установленных законом и подзаконными актами процессуальных и непроцессуальных формах.

Из сказанного видно, что фиксация информации — это не только мыслительная процедура запоминания каких-то обстоятельств, событий, процессов, но и физическая деятельность. Ее объектами являются:

а) сами фактические данные (информация); б) действия по их обнаружению и фиксации; в) средства и методы обнаружения и фиксации данных и остальных объектов запечатления.

Эта деятельность направлена на решение таких задач:

— материальное закрепление признаков объектов и иных данных, связанных с исследуемым по делу событием, а также перевод информации из менее устойчивой в более устойчивую систему (например, устной речи в магнитозапись);

— обеспечение достоверности и адекватности отображения производных данных;

— обеспечение сохранности имеющих значение свойств и признаков предметных источников информации в неизменном виде;

— обеспечение возможности накопления полученной информации до тех пределов, которые необходимы для решения поставленных задач;

— обеспечение возможности многократного использования зафиксированной информации ее потребителем (следователем, экспертом и т.д.).

Различают следующие формы фиксации информации: 1) вербальную (словесную); 2) графическую; 3) предметную; 4) наглядно-образную.

При фиксации информации применяют измерение, описание, мысленное моделирование, протоколирование, звуко- и видеозапись, схематические и масштабные планы, чертежи, рисунки, включая рисованные портреты, изъятие предметов в натуре и их консервация, изготовление материальных моделей (копирование, получение слепков и оттисков, фотографирование, киносъемка, видеомагнитофонная запись).

Эти методы могут применяться в виде комбинаций, комплексного использования одних методов наряду с другими.

Данный процесс неразрывен с операцией перекодирования информации и представления ее в другом коде. На практике часто перекодирование осуществляется несколько раз в случае оперирования инфор-

63


мацией, полученной из материально фиксированного источника-предмета. При этом информационный сигнал, существующий в предметной форме, сначала перекодируется в одну систему знаков (обычно в фотографическое изображение) затем в другую (например, в цифровую, как результат выражения свойств предмета в показаниях измерительных приборов). После этого происходит перекодировка в новую систему знаков — письменную речь.

С фиксацией взаимосвязан процесс удостоверения информации. Эти операции отражают две стороны единого процесса закрепления информации.

Удостоверительная функция осуществляется путем закрепления данных:

— о том, от кого (чего) исходит информация;

— об источнике осведомленности допрашиваемых (опрашиваемых) лиц или о месте обнаружения предмета — носителя информации;

— о существенных условиях проведения действия (участниках, месте, времени, состоянии освещенности, применении технических средств и т.д.).

Наряду с протоколами следственных, розыскных, судебных действий существуют еще и дополнительные средства удостоверения собираемой информации: помещение предметов в упаковочный материал, который опечатывается, оставление в опечатанном состоянии в каком-либо хранилище большого количества документов; снабжение удосто-верительной надписью приобщаемых к делу в качестве процессуальных заменителей предметов-оригиналов слепков, оттисков производных вещественных доказательств, а также объектов, изымаемых в натуре. Соответствующими надписями снабжаются также и фотографические снимки, фототаблицы, фонограммы с записью объяснений и показаний, кино- и видеоленты.

Исследовательская деятельность

С того момента, как искомые объекты попадают в поле зрения субъектов практического следоведения, они сразу же становятся объектами исследования. Порой длительного, трудоемкого, многоходового.

Задачи исследования — получение знаний: 1) о самом объекте — носителе информации (его общих и частных признаках); 2) об информационном содержании объекта; 3) об обстановке, обстоятельствах, условиях, о механизме отражения информации в объекте.

Результативность исследования объекта во многом зависит от качества предшествующей подготовительной работы с объектом. Эта работа должна осуществляться с соблюдением соответствующих правил.

Так, если искомым объектом являлся документ, при его обнаружении целесообразно:

64


— до осмотра документа с помощью фото- или видеоаппаратуры зафиксировать положение и общий вид документа (фотосъемка и видеозапись применяются и для фиксации хода и результатов осмотра);

— внимательно осмотреть документ, определить все его существенные признаки и зафиксировать в протоколе осмотра наименование, если оно есть, вид, назначение, удостоверительные реквизиты, признаки интеллектуального и материального подлога, если они выявлены;

материал, из которого изготовлен документ, его размер, цвет, краткое содержание текста документа с приведением его начальных и заключительных фраз;

— в процессе осмотра документа применять специальные осветительные средства, электронно-оптические, увеличительные приборы, измерительные инструменты;

— исследовать документ в рассеянном, вертикальном и косопадаю-щем свете, на просвет, в лучах невидимого спектра, используя для этого инфракрасные и ультрафиолетовые осветители;

— после осмотра ветхие документы помещать между двумя слоями прозрачного материала и окантовывать по краям;

— предохранять документ от воздействия холода, света, сырости, химического и механического воздействия.

В случае необходимости изъятый документ может быть направлен на криминалистическую либо иную экспертизу.

Первичное исследование обнаруженного объекта в той или иной форме осуществляется на месте обнаружения в рамках поискового действия. В том случае, когда это действие не является процессуальным, исследование должно быть повторено в дальнейшем в ходе выполнения соответствующего процессуального действия по уголовному делу (следственного осмотра предмета, освидетельствования человека и т.д.). В роли исследователей в таких случаях могут выступать следователь, оперативный работник органов дознания, прокурор, судья, а также специалист, участвующий в поисковом или исследовательском действии.

Исследование в рамках следственного действия, в одних случаях, может быть однократным, одноразовым, в других случаях — неоднократным (например, путем повторения одних и тех же действий при производстве оперативного, следственного или судебного эксперимента). Нередко возникает необходимость в исследовании объекта путем повторения того же вида следственного действия (например, путем повторного или многократного допроса очевидца преступления) либо разнородных действий (например, путем проведения сначала допроса потерпевшего, а затем его освидетельствования).

Материально фиксированные носители информации («немые свидетели», вещественные доказательства) обычно обнаруживаются и

65

5 1652


первоначально исследуются в ходе осмотра места происшествия, обыска, выемки. Дополнительная информация может быть получена и после производства процессуального действия, если исследователь продолжит отработку объекта, так сказать, в рабочем порядке, в «полевых условиях» (например, в передвижной криминалистической лаборатории, в кабинете криминалистической техники). Такие исследования называются предварительными (доэкспертными). В дальнейшем, если возникает необходимость в исследовании с использованием специальных познаний в науке, технике, ремесле, объект может быть направлен на экспертизу.

Предварительное исследование по ряду признаков отличается от экспертного.

Предварительное исследование материально фиксированных объектов (предметов, документов и т.д.) может осуществляться самостоятельно и с помощью специалиста следователем, работником органа дознания, прокурором, судьей. Делается это в целях получения информации, имеющей ориентирующее значение, используемой для выдвижения версий, формулирования вопросов, подлежащих разрешению в рамках экспертизы, определения, какая экспертиза должна быть назначена, для подготовки других следственных и иных действий (например, для определения круга лиц, которые необходимо допросить, вопросов, подлежащих выяснению на допросе) и решения других организационно-тактических задач. Собранная при этом информация доказательственного значения не имеет, за исключением тех случаев, когда она получена в ходе выполнения следственных действий (например, следственного осмотра). Предварительное исследование может осуществляться с помощью органов чувств (органолептическим методом). В ходе его также применяются методы измерения, мысленного моделирования, осмотра в косопадающем свете, ряд других методов1. Эффективность таких исследований повышается в случае применения средств криминалистической техники. Однако при этом необходимо исключить возможность уничтожения объекта, внесения в него каких-либо необратимых изменений.

Что же касается экспертизы, то это исследование проводится лицом, обладающим специальными знаниями в какой-либо научной области, технике и другой профессиональной деятельности (неюридической). Предварительное исследование объекта может осуществляться и до возбуждения уголовного дела. Судебная экспертиза производится только после возбуждения дела по постановлению следователя, прокурора, судьи, органа дознания. Вывод эксперта, отраженный в заключении экспертизы, имеет доказательственное значение. В процессе

Подробнее о методах и средствах поиска и познания речь пойдет далее.

66


исследования эксперт вправе применять средства и методы, которые могут привести к разрушению и даже полному уничтожению объекта.

С предварительным и экспертным исследованием тесно связано такое понятие, как образец.

Образец — это материальный объект. Одни из образцов отражают фиксированные признаки какого-либо иного объекта, другие — собственные признаки.

В оперативно-розыскной, следственной и судебной практике понятие «образец» применяется в трех значениях. Во-первых, образец рассматривается как целостная, существующая относительно автономно как предмет единица, один из точно таких же элементов какого-либо множества (в частности, единица какой-либо партии продукции, какого-либо товара, выпущенных в реализацию). Во-вторых, образец рассматривается в качестве какой-либо части определенного вещества, материала, однородной неструктурированной массы. В таком виде образцы называются пробами (воды, почвы, зерна, горючего и т.д.). И в этом, и в другом случаях образцы являются объектом специального исследования, объектом познания, например в целях определения их состава, качества. В-третьих, образец выступает в качестве средства познания. В идентификации их называют сравнительными образцами. Необходимость в них возникает, когда непосредственное сравнение идентифицирующего и идентифицируемого объекта невозможно или весьма затруднительно (например, образцы почерка проверяемой группы лиц; выстрелянной из данного экземпляра оружия экспериментальной пули).

Исследовательская деятельность обычно увязывается с отработкой лишь вещных объектов-орудий преступления, материальных следов его применения, документов и т.д. И действительно, исследования материальных (вещных) носителей информации, прежде всего проводимые в рамках судебных экспертиз, часто позволяют раскрыть криминальную тайну. Важную информацию можно почерпнуть при экспертных исследованиях, например документов. Документ может быть носителем трасологической, биологической, баллистической и иной информации, которая выявляется с помощью производства различных судебных экспертиз (дактилоскопической, судебно-медицинской, судебно-баллистической и других экспертиз).

Помимо вещных объектов прямое отношение к проблеме следственного и экспертного исследования имеют носители личностной информации. Как объекты поиска и познания лица, совершившие преступления, потерпевшие и свидетели изучаются непосредственно оперативными работниками, следователями, прокурорами, судом, а также судебными экспертами. И делается это не только в тех случаях, когда они приобрели в уголовном процессе определенный процессуальный

67


статус, но и подчас задолго до этого (например, в ходе оперативной разработки, в ходе розыска преступника, скрывшегося с места происшествия, при переходе заподозренного на нелегальное положение).

Данные об этой группе лиц, их связях, образе жизни, интересах, наклонностях, отношении к труду, правопорядку, к членам своих семей и т.д. собираются как в процессе контакта субъектов следоведения с ними (например, во время допроса), так и путем собирания информации другими способами и из других источников. Собираемые данные анализируются, оцениваются и используются при принятии правовых решений (например, при решении вопроса об избрании меры пресечения в отношении обвиняемых), определении стратегии и тактики дальнейшей деятельности.

Лицо, ставшее объектом исследования в уголовном производстве, рассматривается как носитель самой различной информации, имеющей значение для решения поисково-познавательных задач. Главная задача субъекта следоведения, работающего с подобным источником, получить от него полную, достоверную информацию, которой он владеет относительно интересующего уголовный процесс события, факта, акта, действия, другого человека и т.д.

Заставить запирающегося человека, попавшего в орбиту уголовного производства, сказать правду, только правду, всю правду и ничего, кроме правды, нельзя. Убедить, поставить в психологические условия невозможности скрывать правду, можно и нужно. Но для этого необходимо овладеть и умело оперировать массой другой ориентирующей и вспомогательной информации, в том числе идущей от самого ее носителя, о его сущности, характере, темпераменте, установках. Непосредственное наблюдение субъекта следоведения за ним, его поведением, иными проявлениями его сущности — один из путей добывания вспомогательно-ориентирующей информации.

С этой точки зрения нельзя не учитывать положения о том, что в человеке информативно все: внешность, душевные проявления, мыслительные процессы, действия, речь, манера держаться, одежда, прочие сопутствующие вещи.

Информацию о человеке несут и такие его признаки, как его связи и отношения. Недаром же говорят: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты».

О себе и обстоятельствах, исследуемых в уголовном процессе, человек может рассказать сам при его опросе и допросе, в ходе предъявления для опознания, на очной ставке. Необходимые данные о нем могут быть собраны при изучении его материальных следов на месте происшествия и в другой обстановке, исследовании принадлежащих ему вещей, его действий и реакций. О свойствах, отношениях, делах его носителя свидетельствуют внешние признаки голоса (высота, сила

68


звука, громкость, тембр и др.), а также признаки внутреннего порядка, содержание устной речи (степень владения логикой высказываний, стилистика, лексика, грамматический строй и т.д.).

По голосу следователь, другой субъект поисково-познавательной деятельности могут судить о физическом, психологическом, социальном облике даже не воспринимаемого визуально собеседника, о его поле, возрастной и социальной принадлежности, эмоциональном состоянии, родном языке и других особенностях говорящего. По голосу один человек может быть опознан другим лицом. Экспертно-фоноско-пические исследования записей голоса человека на фонограмме позволяют решать диагностические и идентификационные задачи. Распознаются даже изменения голоса (подражания голосу лица другой национальности, другого пола, возраста, имитация голоса другого конкретного человека и т.п.). Причем идентификация носителя голоса возможна даже в случае изменения голоса.

Конструктивная деятельность

Собираемая по ходу работы информация используется субъектами практического следоведения на его очередных этапах для решения различных мыслительных и практическо-преобразовательных задач. В рамках функции познания она служит целям разрешения проблемных ситуаций поискового, гносеологического, организационно-управленческого характера как стратегического, так и тактического планов.

Информация используется, в частности, в целях:

— установления личности неизвестного потерпевшего, а также лица, совершившего преступление в условиях неочевидности, его розыска и изобличения;

— раскрытия данного и других преступлений, совершенных обвиняемым, но оставшихся безнаказанными;

— определения характера, круга обстоятельств, подлежащих установлению, оптимальной последовательности решения этой задачи;

— построения и изучения версий, других мыслительных моделей познаваемого события, его отдельных элементов, криминальных и следственных ситуаций, иных мысленных моделей систем, выступающих в качестве средств познания (программ проверок, расследования, планов производства отдельных действий и т.д.);

— обеспечения намеченной работы необходимыми кадровыми, техническими, иными ресурсами и возможностями, специалистами;

— определения круга, местонахождения и обеспечения поиска носителей информации, получения содержащихся в них данных;

— оценки собранной по делу информации;

— опровержения лжесвидетельства, разоблачение иного противодействия установлению истины, устранения имеющихся в собранных материалах противоречий относительно познаваемых фактов.

69


При реализации функций уголовного преследования собранная и проанализированная информация дает возможность решить вопросы организационного характера, наметить направления и формы деятельности, определить момент начала, последовательность планируемых операций (принять и реализовать решение об уголовно-правовой квалификации содеянного, о задержании подозреваемого, предъявлении обвинения виновному лицу, об избрании в отношении него меры пресечения либо ее изменении, о наложении ареста на его имущество и т.д.).

Только опираясь на собранные данные, субъект ППД может принимать существенные решения и выполнять иные функции как правовой, так и криминалистической природы (профилактической, реабилита-ционной, воспитательной и т.д.).

Таким образом, использование информации осуществляется: в различных формах и различными методами; в режиме процессуального доказывания и за его пределами; в мыслительных процессах и физических действиях; в процессе подготовки и при производстве следственных действий, оперативно-розыскных и других мероприятий; в целях установления истины по делу и принятии обоснованных криминалистических и иных решений; в интересах правосудия, конкретных физических и юридических лиц; как средство разоблачения, защиты, оправдания, наказания и поощрения, возмещения вреда и развития позитивных процессов в тенденции.

В порядке завершения разговора на затронутую тему отметим, что выделение в практическом следоведении его функциональных аспектов, рассмотрение каждого вида деятельности по реализации той или иной функции в качестве относительно самостоятельных систем носит в известной мере условный характер. В реальной практике они фактически не существуют в отрыве одна от другой, находясь в состоянии непрерывного взаимодействия, взаимосвязи и взаимообусловленности даже при производстве отдельно взятого действия. Так, осмотр места происшествия, хотя он и имеет ярко выраженную поисковую направленность, вместе с тем представляет весьма сложную, многоходовую, непрерывную развивающуюся комбинацию, в которой в комплексе реализуются все названные и иные функции (организационные, управленческие, тактические и т.д.). Организуя и осуществляя поиск носителей информации, следователь при этом использует исходные данные, полученные при общеориентирующем обзоре места осмотра, в беседах с лицами, обнаружившими происшествие. По мере обнаружения объекты изучаются з режиме предварительного исследования, а значит, в какой-то мере познаются и фиксируются (в протоколе, на фото и магнитной пленке, другим способом). Добытая таким путем информация тут же используется для построения и проверки версий о других воз-

70


можных объектах, которые могут быть обнаружены на этом же месте, в других местах и т.д.

И тем не менее раздельный анализ основных направлений ППД необходим из учебно-методических и некоторых других соображений:

такой подход, в частности, позволяет глубже, полнее и всесторонней разобраться в содержании деятельности, именуемой практическим следоведением.

Глава б

Организационное обеспечение поисково-познавательной деятельности в уголовном судопроизводстве

§ 1. ПОНЯТИЕ И УРОВНИ ОРГАНИЗАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПОИСКОВО-ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Понятие «организация какой-либо деятельности» означает учредить, основать, подготовить, упорядочить, устроить что-либо. Это относится и к определению понятия организации правоприменительной деятельности в уголовном судопроизводстве, но не исчерпывает его содержания.

Криминалистика призвана обеспечивать поисково-познавательную функцию предварительного расследования и других видов правоприменительной деятельности в уголовном судопроизводстве. Поэтому криминалистический аспект организации указанного познания предполагает создание предпосылок, условий для своевременного запуска и эффективного функционирования механизма ППД. Организация ППД осуществляется на стратегическом и тактическом уровнях:

— на стратегическом уровне — это реализация комплекса организационных мер, важных для всего цикла ППД;

— на тактическом уровне — это организация производства отдельных действий, а также определенных тактических операций (тактических комплексов действий).

Таким образом, организовать поисково-познавательную деятельность в уголовном судопроизводстве — это значит разработать и реализовать программу производства определенного комплекса общих и ситуационных подготовительных и вспомогательных мероприятий, способствующих решению правовых и криминалистических задач.

Если перевести это определение на язык конкретных практических шагов, то организацию поисково-познавательной деятельности схематично можно изобразить следующим образом:

— построить, изучить и адекватно оценить сложившуюся ситуацию;

— определить направление (направления) предстоящей работы и выдвинуть необходимые версии;

71


— исходя из цели деятельности, результатов анализа ситуации и изучения версий, сформулировать задачи, подлежащие решению;

— составить план работы по проверке выдвинутых версий и решения иных задач, предусмотрев в нем, с чего ее начать, как продолжать, какие действия и мероприятия надо выполнить, в какой последовательности, в какие сроки и какими силами;

— определить и реализовать вспомогательные меры (изучить нормативные и криминалистические источники, пригласить необходимых специалистов, обеспечить требуемые технические средства, транспорт и т.д.).

После этого начинается этап реализации разработанной программы, дается оценка хода и качества работы (со всеми ее плюсами и минусами), достигнутых результатов, изменившейся ситуации, определяются новые задачи, вносятся коррективы в план работы и ее кадровое, техническое и иное обеспечение и реализуется уточненная программа очередного этапа деятельности.

Эти циклы периодически возобновляются вплоть до полного достижения цели деятельности.

Реальное практическое следоведение, если не считать исходных данных как повода для уголовно-правового реагирования, начинается практически с нулевой отметки, как говорится, на ровном месте. Исходные данные — это лишь идея, импульс, порождающие дальнейшую активность познающе-преобразующего субъекта. Если воспользоваться аналогией, его дальнейшая деятельность может быть представлена в виде динамичной системы, последовательно проходящей через три стадии в своем развитии:

— стадию написания сценария на заданную исходной идеей тему;

— стадию режиссерской подготовки (постановки) спектакля;

— стадию публичного театрального представления как исполнения замыслов автора и режиссера-постановщика.

В уголовном судопроизводстве бремя организации практического следоведения главным образом лежит на плечах лица, его осуществляющего. Выполняя данную функцию, он как бы един во многих лицах. В своеобразном театре одного актера указанный субъект выступает в начале в качестве автора сценария, затем — режиссера (вместе с помощниками последнего) и наконец — исполнителя главной роли и... в то же время театрального критика собственного творчества, а также субъекта его совершенствования и развития.

Он должен не только создать опорную базу и запустить механизм поиска и познаьля, но и управлять им, непрерывно воплощать в жизнь идеи и замыслы по ходу его функционирования, выполнять всю «белую» и «черную» работу по его обеспечению, обслуживанию, контролю за качеством выполняемой работы. Эта многотрудная, много-

72


профильная работа осуществляется повседневно, на всем протяжении познавательного процесса. Она представляет собой единство мыслительных операций и практических шагов и сопряжена с реализацией не только собственного интеллектуального потенциала, профессиональных знаний, опыта, навыков, умений, самостоятельно выполняемых действий и мероприятий, но и с вовлечением в орбиту практического следоведения возможностей, сил и средств внешнего порядка. В ходе организации своей работы субъект практического следоведения строит и реализует различные виды мысленных моделей. Основными являются такие:

— модели ситуаций;

— модели задач деятельности;

— модели путей и средств решения задач;

— модели условий (предпосылок) оптимальной деятельности. С учетом собираемых фактических данных и модельной информации принимаются и реализуются различные правовые, криминалистические, организационные и управленческие решения. Они чаще всего касаются следующих моментов:

— привлечения в необходимых случаях к участию в процессуальных и непроцессуальных действиях специалистов;

— своевременного назначения и обеспечения условий эффективного производства судебных экспертиз;

— получения санкций на производство соответствующих действий и мероприятий;

— истребования отсрочек на продолжение соответствующего производства в случае его незавершенности в установленные сроки;

— привлечения в необходимых случаях к участию в намеченных действиях и мероприятиях понятых, статистов (в частности, при опознании), иных лиц (например, представителей администрации предприятия при производстве действий на его территории);

— обращения в случае необходимости к помощи средств массовой информации;

— подготовки и применения нужных в тот или иной момент средств криминалистической, организационной и иной техники, средств спецсвязи и транспорта;

— отыскания и изучения необходимого нормативного материала, методической, справочной и иной литературы;

— организации взаимодействия со своими коллегами, представителями других правоохранительных, прочих государственных и общественных структур.

Организационную помощь оказывают руководители подразделений следственных органов и органов прокуратуры, вышестоящие органы (например, в части создания оперативных, следственных, оператив-

73


но-следственных бригад, в оснащении новейшими средствами криминалистической техники, выделении рабочих помещений, транспорта). В системе организационных вопросов результаты решения лишь некоторых из них обычно рассчитаны на сколь-нибудь длительное использование. (Например, создание бригады следователей для расследования уголовного дела, взаимодействие следователя и органа дознания.) Основная же масса вопросов касается удовлетворения локальных, повседневных потребностей, задач текущего момента, дня либо нескольких ближайших рабочих дней, а то и часов. Каждая задумка, каждое отдельно взятое действие или мероприятие требуют самостоятельного организационного обеспечения.

Одно из фундаментальных правил организации практического сле-доведения состоит в следующем. Сформулировав поисковую или познавательную задачу (задачи), субъект деятельности должен прежде всего определиться, во-первых, в том, в состоянии ли он самостоятельно, не обращаясь ни к чьей помощи, успешно решить эту задачу; во-вторых, что ему необходимо предпринять в плане подготовки предстоящего действия (мероприятия). В соответствии с этим намечается и реализуется план соответствующих мер.

Так, если следователь на ближайший рабочий день запланировал допрос подозреваемого у себя в служебном кабинете, а затем выезд для производства обыска в его жилище, он обязан по-своему организовать производство того и другого действия. В первом случае ему могут потребоваться какие-то материалы дела, которые нужно изучить, звукозаписывающая аппаратура, которую необходимо подготовить. Во втором случае организационные мероприятия будут носить иной характер. Надо будет договориться с руководством органа дознания о выделении ему в помощь оперативного работника, поручить местному участковому инспектору пригласить понятых, получить санкцию прокурора на производство обыска, решить вопрос о поисковых технических средствах, выделении транспорта и т.д.

В том же случае, когда для решения стоящей задачи недостаточно сил и возможностей одного человека, тот, кому поручено ее исполнение, обдумывает, кто именно, для каких целей с использованием каких возможностей необходим в данном случае. Следующий шаг — самостоятельно либо с помощью руководителей подразделения, коллег обеспечить участие соисполнителей, других лиц в планируемой деятельности. Выдвигаемые в связи с этим идеи, предложения, высказываемые соображения должны базироваться прежде всего на максимальном использовании собственных здравого смысла, догадок, знаний, практического опыта, возможностей. Если они не позволяют занять конструктивную позицию, недостаточны для формирования и реализации четкой модели предстоящей деятельности, полезными могут оказаться

74


обмен мнениями с более опытными коллегами по работе, получение консультаций у других сведущих лиц, изучение специальных методических и иных литературных источников, положительного опыта разрешения аналогичных ситуаций, зафиксированного в архивных документах, надзорных производствах и т.д.

В качестве важного в организации работы следователя нередко выступает принцип кооперирования труда.

Объединение усилий и возможностей (интеллектуальных, технических и т.д.) двух и более лиц для совместного решения какой-либо задачи может быть кратковременным (например, для производства одного действия или мероприятия), и также более либо менее долговременным.

Одной из самых эффективных форм долговременного кооперирования труда является ведение поисково-познавательной деятельности групповым методом. Данный метод реализуется в деятельности судебных экспертов (чаще всего при производстве комиссионных и комплексных экспертиз), в оперативно-розыскной деятельности и в следственной практике. Следственные бригады, оперативно-следственные группы обычно формируются в целях обеспечения успешного решения экстренных, сложных, трудоемких задач, для выполнения большого объема работы по делам о многоэпизодных преступлениях, о преступлениях, совершенных группами лиц, в иных случаях, имеющих особую социальную значимость.

Кооперирование труда эффективно лишь тогда, когда оно осуществляется на основе тесного делового взаимодействия участников бригад, групп, комиссий. А это, в свою очередь, предполагает осуществление деятельности по единому согласованному плану путем проведения скоординированных действий, четкость в распределении обязанностей, взаимопонимание, взаимопомощь, взаимоподдержку, взаимоинформированность о результатах работы каждого участника взаимодействия, максимально полное использование оперативного сопровождения следственных действий и следственного сопровождения оперативно-розыскных мероприятий.

Разовые, кратковременные, как и тесные, многоплановые, длящиеся взаимодействия могут осуществляться по вертикали (с представителями вышестоящей организации) и по горизонтали (например, с коллегами из смежных территориальных органов того же уровня). Субъекты следоведения взаимодействуют с официальными и частными лицами, с работниками других правоохранительных и иных органов (например, контролирующих органов), с членами своего коллектива и других трудовых коллективов. Взаимодействие осуществляется на внутриведомственном и межведомственном, внутригосударственном и межгосударственном уровнях. Все зависит от того, какие задачи должны быть

75


решены на базе объединения различных сил, средств, возможностей, каковы масштаб и локализация планируемой деятельности, какое время отведено на решение поставленных задач и ряда других обстоя-гельств.

Вопрос о четкости в организации работы особую значимость приобретает в том случае, когда в производстве одного и того же субъекта практического следоведения находится одновременно несколько дел или материалов (либо и дел, и материалов). В данных условиях приоритетный характер имеет определение, какие задачи в рамках различных производств являются экстренными, требующими неотложного решения (например, в силу того, что истекает установленный срок производства). Затем осуществляются их первоочередное организационное обеспечение и реализация. Дальнейшая работа может строиться на основе таких подходов:

— выполнения сходных действий по различным производствам в отведенный для этого период времени (например, назначения судебных экспертиз, допроса свидетелей);

— попеременной работы по отдельным производствам в те или иные временные отрезки.

Изложенное свидетельствует, что принцип организационного обеспечения предполагает активную, целенаправленную, напряженную, каждодневную работу субъекта практического следоведения на всем пути поиска и познания. Организовать эту деятельность раз и навсегда нельзя, как нельзя построить здание одним махом.

§ 2. ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ

Определив цель (цели) своей деятельности, построив вытекающие из анализа сложившейся ситуации версии, субъект практического следоведения приступает к разработке плана их проверки.

Важное значение для достижения цели имеют такие вопросы: 1) с решения какой именно задачи предполагается начать реализацию плана; 2) какова последовательность решения иных намеченных задач;

3) с какого конкретно действия следует начать работу и что предполагается сделать потом.

Цели деятельности реализуются на основе последовательного производства конкретных действий. При этом любое конкретное действие по собиранию, проверке и конструктивному использованию информации — это тоже деятельность, но более низкого уровня. Действие — это деятельность тактического порядка, поскольку она направлена на решение задач локального значения, т.е. задач данного действия. С их помощью решаются более общие задачи практического следоведения, т.е. стратегические задачи.

76


Каждое действие протекает в тех или иных временных и пространственных границах, имеет свое начало и завершение. Где бы ни выполнялось какое-либо действие, оно всегда имеет окружающую среду, обстановку, на фоне, под прямым или опосредованным воздействием которой осуществляется. Будучи системным образованием, каждое действие имеет элементный состав, внутреннюю структуру, внешние связи.

Как специфический вид деятельности, оно может быть охарактеризовано с точки зрения следующих элементов:

— субъекта (лица, обеспечивающего его подготовку и проведение);

— цели и задач, средств их решения;

— объекта (объектов) тактического воздействия (человек, вещь, ситуация и т.д.);

— технологии работы по подготовке и производству действия;

— анализа и использования полученных промежуточных и конечных результатов.

Существует четыре типа организационно-технологических моделей действий:

— общая модель;

— модель группы криминалистически сходных видов действий;

— модели определенных видов действий;

— модели тех или иных разновидностей действий. Общая модель способствует формированию представления о криминалистической сущности различных видов действий и таких сторонах, элементах, связях, механизме их развития, которые повторяются во всех аналогичных случаях.

Остальные модели представляют собой соответствующие варианты интерпретации на более низком уровне общей модели действия, ее конкретизации, наполнения отдельных ее звеньев специфическим содержанием своеобразия отдельных групп, видов и разновидностей действий и ситуаций, для разрешения которых они проводятся. Практический вариант любого действия в уголовном производстве представляет собой динамичную структуру, в которой выделяют три этапа (части):

— начальный (подготовительный);

— промежуточный (рабочая или операционная часть);

— заключительный.

Направленность, структура и тактико-методическое содержание каждого этапа действия в значительной мере определяются его целевой установкой, в частности тем, исходит ли оно из цели только поискового, познавательного либо и поискового, и познавательного характера. Причем в одних случаях действием охватывается целостный комплекс организационно-подготовительных мероприятий и операций поисково-

77


познавательной направленности, который начинается с поиска носителей доказательственной или иной полезной информации и завершается исследованием обнаруженных объектов, использованием полученной информации. В других случаях эта деятельность носит укороченный характер, в связи с выпадением какого-либо ее звена (подобные ситуации складываются, например, в том случае, когда действие выполняется в отношении ранее обнаруженного и зафиксированного объекта тактического воздействия, имеющегося в распоряжении субъекта ППД).

Особенности подготовки и производства действия также во многом зависят от того, что представляет из себя объект тактического воздействия, каким способом предполагается получить содержащуюся в нем информацию, относится ли действие к числу процессуальных либо таковым не является, ряда других обстоятельств. И тем не менее в их организации имеется много общих моментов.

Подготовительный этап начинается со всестороннего многофакторного анализа сложившейся ситуации и принятия на этой основе решения о необходимости производства данного действия. В большинстве случаев подобное решение принимается лицом, в производстве которого находится дело или проверочный материал. Оно же чаще является организатором и исполнителем намеченного действия. Однако подчас возникают ситуации, когда производство действия субъектом принятия решения нецелесообразно или невозможно по каким-либо причинам. В таких случаях его проведение может быть поручено другому лицу из числа работников правоохранительных органов (коллеге следователя по его работе, члену оперативно-следственной группы, работнику органов дознания и т.д.). На практике порой возникает необходимость выполнения действия не на той территории, где заведено соответствующее производство, а в ином регионе, иногда находящемся на значительном удалении. Существуют два выхода из такой ситуации. В одном случае проблема решается на основе выезда на место в порядке командировки. Другой путь решения этой задачи предполагает дачу письменного или в иной форме поручения о производстве действия (либо нескольких действий) сотруднику соответствующего местного органа. Несовпадение субъекта принятия решения и исполнителя действия может быть и тогда, когда решение принимается судьей, руководителем следственного подразделения, opiana дознания, прокурором, надзирающим за оперативно-розыскной деятельностью, за расследованием. По их ycTHJMy или письменному указанию действие может производиться другим должностным лицом правоохранительного органа.

Приняв решение о производстве действия, субъект приступает к его подготовке, с тем чтобы создать надлежащие криминалистические и

78


прочие предпосылки для максимально полной реализации его тактического потенциала.

Вопрос о продолжительности, характере и содержании этапа подготовки каждый раз решается по-разному. Все зависит от ситуации, в которой принимается решение о производстве действия, от его направленности, видовой и иной специфики. На этом этапе может выполняться, в одних случаях, большая по масштабу, объему и продолжительности работа, в других — минимальная (делается на скорую руку что-то такое, без чего нельзя обойтись). Так, если решение принимается в условиях суточного или иного оперативного дежурства, должностные лица правоохранительных органов обычно не отвлекаются на серьезные подготовительные мероприятия. Они используют те организационные, технические и другие возможности, которые заранее предоставлены в их распоряжение по условиям дежурства (спецтранспорт, криминалистическую технику, оружие, специалистов и т.д.). В таких случаях в целях оперативного реагирования на происшествие подготовка может сводиться к инструктажу членов оперативной, следственной группы, обсуждению исходной информации, предварительным наметкам того, что предстоит сделать (при осмотре места происшествия, пресечении преступных действий, захвате преступников с поличным и т.п.). Оперативное реагирование на сообщение о происшествиях, внештатные ситуации, решения руководства, коллег из других органов на просьбы граждан осуществляется и в условиях обычного трудового режима. И в этом случае подготовка происходит нередко в экспресс-режиме, в предельно сокращенном варианте. Признак кратковременности, непродолжительности этой стадии обычно характерен и для тех случаев, когда носитель информации персонифицирован и имеются сведения о месте его нахождения. Однако в том случае, когда при наличии сведений о признаках объекта отсутствуют данные о месте его нахождения, а также в условиях острого дефицита сведений и об объекте — носителе информации, и о месте его нахождения, стадия подготовки может затянуться и порой на довольно значительное время.

Модель подготовительной деятельности может включать:

— определение целей и задач действия;

— выбор времени и наиболее удобного, с тактической точки зрения, момента его начала;

— прогнозирование возможного развития ситуации по ходу намеченного действия и разработку адекватных вариантов реагирования на изменение условий;

— изучение материалов дела, данных об объекте тактического воздействия, принятие мер по сбору недостающих данных путем производства негласных установочных мероприятий, производства иных действий;

79


— изучение нормативного материала, регулирующего порядок производства действия, а также методической литературы (это особенно актуально для молодых, начинающих практиков);

— решение вопроса о круге участников действий и обеспечение их участия1;

— принятие мер по кадровому, техническому, тактическому и иному обеспечению действия (в том числе и в целях безопасности участников действия и иных лиц).

В план подготовки могут включаться и другие мероприятия, действия, меры.

Рабочий этап намеченного действия начинается с момента вступления в непосредственное взаимодействие субъекта и объекта тактического воздействия. Обычно при этом происходит, в первую очередь, общеориентирующее обследование, визуальное изучение объекта, а затем детальная его отработка в контактном режиме. Ориентирующий метод рассчитан на получение информации, дающей общее представление о сфере поиска, обстановке намеченного действия. Получение и использование такой информации позволяет сориентироваться в реальной ситуации, уточнить, конкретизировать намеченную программу деятельности, принять меры, которые не были в нее заложены на подготовительной стадии.

Что касается детальной отработки объекта, то она в отличие от ориентирующего подхода исходит из последовательной проверки версий, других мысленных моделей в условиях непосредственного контакта с объектом (обстановкой, предметом, человеком и т.д.). Целями производимых действий могут быть обнаружение носителей доказательственной и иной информации, ее собирание и использование, реализация иных криминалистических, а также правовых решений.

Цель и средства достижения цели находятся в состоянии непрерывного взаимодействия, взаимосвязи. Структура и содержание целей — задач действия по ходу его выполнения могут видоизменяться в силу изменения ситуации, что приводит к необходимости корректировки реализуемой программы деятельности. Коренное изменение ситуации может привести к возникновению новой цели, что ставит субъекта

К участию в действии в необходимых случаях привлекаются специалисты, потерпевшие, свидетели. подозреваемые, обвиняемые. В случаях, у казанных в законе, в следственных действиях участвуют и /(ругне лица (переводчики, педагоги, защитники обвиняемых и т.д.). Некоторые следственные и иные действия (такие, например, как обыск, осмотр места происшествия) проводятся и присутствии понятых и с санкции прокурора. В следственных действиях, которые проводятся в служебных и жилых помещениях, в иных ограниченных пространствах, затрагивающих отношения собственности, нрава и интересы трудовых коллективов, отдельных граждан, могут участвовать представители администрации предприятия, материально-ответственные работники, владельцы имущества и другие заинтересованные лица.

80


ППД в условия необходимости принятия решения об экстренном завершении либо о приостановлении выполняемого действия, подчас об отказе от его дальнейшего производства и о начале другого действия.

Результаты производства действия — это то, что достигнуто в ходе реализации поставленной цели.

Промежуточные результаты, достигнутые в ходе действия, используются для оптимизации процесса решения других задач данного действия (для формирования и постановки новых вопросов, проверки собранных ранее сведений, получения сведений от других, прежде неизвестных носителей информации и т.д.), а также для организации, проведения и оптимизации других действий, производимых параллельно.

На заключительной стадии действия осуществляется систематизация, оценка собранной информации, анализ хода, результатов проделанной работы, выполняются необходимые организационные, удосто-верительные действия.

Таким образом, процесс развития действия в целостном завершенном виде предполагает последовательное прохождение следующих этапов:

— построение и оценку мысленной модели сложившейся ситуации и сопоставление ее признаков с признаками типовых моделей аналогичных ситуаций;

— принятие решения о производстве действия и построение модели объекта тактического воздействия;

— определение цели, задач, подлежащих решению в ходе намеченного действия;

— разработку программы предстоящей деятельности, принятие необходимых организационных и иных мер по ее обеспечению;

— реализацию программы действия в ходе его проведения;

— оценку хода и промежуточных результатов (с корректировкой программы по мере ее реализации в случае необходимости);

— подведение и оценку итогов действия;

— завершение работы по документальному оформлению выполненного действия.

Рассмотренные положения носят довольно общий характер. И хотя они имеют важное значение для понимания смысла, содержания организационно-методической и гносеологической сущности действия, ориентируют практиков на то, как и в каких направлениях и формах осуществляется подготовка и проведение различных действий, для эффективного решения этих задач необходимо знание их специфического преломления применительно к особенностям криминалистически сходных групп, а также отдельных видов и разновидностей действия.

81

6 1652


Основу для этого создает их классификация. Она возможна по различным основаниям. В частности, следственные и иные действия подразделяются на процессуальные и непроцессуальные.

Важное значение имеет деление следственных и судебных действий на две группы — вербальные и невербальные. В первую группу включаются действия, ориентированные на собирание личностной информации на основе речевого общения в процессе работы с людьми — ее носителями. Действия второй группы рассчитаны на поиск и отработку вещных и иных объектов, не обладающих даром речи, либо по каким-то причинам утратившим ее.

Так, в структуру вербальных процессуальных действий следователя входят допрос, очная ставка, предъявление для опознания, некоторые другие действия, проводимые с участием подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля. Во вторую группу включаются следственный осмотр, обыск, выемка, освидетельствование, экспертиза вещей, документов, материально фиксированных следов.

На практике нередко производят действия, объектами которых являются сложные, комплексные источники и носители информации. Имеются в виду действия, в ходе которых собирается и используется как информация людей, так и информация, идущая от вещей.

Подобные ситуации складываются, например, при освидетельствовании подозреваемых, производстве судебно-медицинской экспертизы живых людей (в частности, потерпевших от преступления). В таких случаях основной является личностная информация; получение вещной информации носит подчиненный, вспомогательный характер. Так, допрос свидетеля направлен на получение от него сведений, ставших ему известными в результате непосредственного либо опосредованного восприятия какого-либо факта, обстоятельств, события, процесса, имеющего значение для дела. В целях конкретизации показаний, стимулирования процесса воссоздания обстоятельства, о котором дается показание, свидетелю может быть предъявлена для обозрения какая-либо вещь, имеющая отношение к предмету допроса. В этом случае свидетель может вспомнить какое-либо обстоятельство, о котором забыл, обратить внимание на оставшиеся до этого вне поля зрения следы. В этом случае вещная информация, процесс ее получения и использования носят вспомогательный характер по отношению к реализации главной цели данного следственного действия.

Однако существуют и иные ситуации, при которых личностная информация имее; вспомогательное значение. Так, производя обыск в жилище подозреваемого в присутствии его в целях поиска орудия преступления, иных предметов, следователь для оптимизации работы по поиску объекта может использовать улики поведения подозреваемого.

82


I •.ro слова, поступки, иные реакции на происходящее могут навести | чсдователя на мысль о том, в каком месте находится искомый объект.

В зависимости от того, собирание и проверка какой информации является определяющей целью действия, оно, в одних случаях, должно нключаться в качестве составной части в группу вербальных, в других — невербальных действий.

Деление действий на две группы с учетом того, что одна их часть предполагает работу с людьми как носителями речевой информации, а другая — направлена на собирание вещной информации, позволяет конкретизировать процедурные моменты подготовки и производства действий и осуществлять классификацию тактических приемов и правил, реализуемых при этом.

§ 3. ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ТАКТИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ ДЕЙСТВИЙ

Тактические комплексы действий еще называются криминалистическими операциями (их разновидностями являются следственные тактические операции и оперативно-розыскные комбинации). Криминалистические операции организуются и проводятся в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования.

Важное место они занимают и в структуре деятельности органов дознания, осуществляющих оперативно-розыскные мероприятия в том случае, когда уголовное дело приостановлено за неустановлением личности обвиняемого.

Термин «операция» обозначает некую совокупность целенаправленных действий. При криминалистической трактовке этого определения в его тактическом варианте учитывается, что:

— криминалистическая операция представляет собой сложную организованную структуру, являющуюся составной частью поисково-познавательной деятельности в уголовном судопроизводстве;

— криминалистическая операция проводится для решения какой-либо задачи расследования (иного вида ППД), выступающей в качестве цели данной операции;

— предметно-практические действия, реализуемые в рамках криминалистической операции, образуют определенным образом упорядоченный комплекс, все элементы которого тесно связаны между собой, взаимодополняя и развивая друг друга;

— в круг указанных действий включаются не любые, а только такие действия, которые допускаются в уголовном процессе;

— криминалистическая операция организуется и проводится под руководством и с участием следователя, иного субъекта практического следоведения, в производстве которого находится уголовное дело либо материал;

83


— общим объектом тактического воздействия при проведении указанной операции является ситуация, сложившаяся в ходе незавершенного производства.

Таким образом, криминалистическая операция определяется как относительно самостоятельная специфическая структура деятельност-ного типа, реализуемая субъектом ППД для решения какой-либо задачи этой деятельности в условиях сложившейся ситуации.

Задача ППД может быть полностью и на должном уровне решена не путем производства отдельного действия или случайного набора действий, а лишь на основе взаимосвязанного комплекса различных действий, объединенных общей идеей в единое целое в рамках криминалистической операции. Таким образом, указанная операция выступает не только в качестве наиболее целесообразной формы, но и оптимального средства, а также необходимого условия эффективного воздействия на сложившуюся ситуацию. Чем выше степень сложности ситуации, тем необходимее и значимее проведение криминалистической операции.

Криминалистические операции проводятся для достижения самых различных задач практического следоведения. К их числу, в частности, относятся следующие: выявление преступления; установление какого-либо обстоятельства, включенного в уголовно-процессуальный предмет доказывания и вспомогательных фактов (способа совершения преступления, личности неизвестного потерпевшего по его трупу, лица, совершившего преступление и т.д.), изобличение виновного, обнаружение похищенного, использованных преступником транспортных средств; розыск скрывшегося от следователя обвиняемого.

Инициатором криминалистической операции может быть надзирающий за следствием прокурор, руководитель следственного подразделения и органа дознания, судья, член и руководитель следственной группы. Однако организует криминалистическую операцию, руководит ею и участвует в ней всегда только тот работник правоохранительных органов, в производстве которого находится уголовное, поисковое, розыскное дело либо проверочный материал.

При необходимости к участию в тактической операции привлекается потерпевший, иные участники уголовного процесса, представители общественности.

Так, при проверке сигналов об обмане покупателей следователем совместно с работниками органа дознания нередко проводятся операции, которые условно можно назвать «Контрольная закупка» и «Снятие остатков». К участию в таких операциях обычно привлекаются представители торговых инспекций, студенты, юристы, финансовые работники.

Важное значение для проверки сообщений о приписках в строительных организациях имеет проведение тактической операции под

84


n.i .iii.i пием «Контрольный обмер», для участия в которой привлекаются | игцпалисты из Стройбанка, госархстройконтроля, ревизионных аппа-

|),1 ТОН.

1^ следственной практике не единичны случаи, когда граждане обра-щ.иотся в правоохранительные органы с заявлением о вымогательстве v них взятки или выкупа. После этого, как правило, организуется и и [отводится тактическая операция с участием заявителя по проверке сообщения и захвату преступников с поличным в момент или сразу после передачи им предмета вымогательства.

Криминалистическая операция может развиваться в одном или одновременно в нескольких направлениях как в рамках одного административно-территориального региона, так и в различных регионах, как в одной социальной, экономической сфере, так и в различных сферах человеческого бытия и деятельности. В ходе данных операций могут применяться как общекриминалистические и оперативные средства и методы, так и специфические средства и методы решения задач, в том числе использоваться средства и возможности контролирующих органов, а также специальные технические средства не криминалистического профиля (например, применяемые в военном деле, в сфере строительства).

Криминалистические операции классифицируются по различным основаниям:

— по характеру ситуаций, в условиях которых проводятся тактические операции: а) проводимые в простых ситуациях; б) проводимые в условиях сложной ситуации (проблемной, конфликтной и т.д.);

— по отношению к предмету доказывания: а) способствующие установлению обстоятельств, входящих в предмет доказывания; б) способствующие установлению вспомогательных фактов;

— по характеру и содержанию действий: а) состоящие только из следственных либо оперативно-розыскных действий; б) состоящие из различных действий (следственных, ревизионных, оперативно-розыскных и т.д.);

— по отношению к этапам ППД: а) проводимые на первоначальном этапе; б) проводимые на промежуточном этапе; в) проводимые на заключительном этапе;

— по содержанию решаемых задач: а) способствующие поиску людей; б) способствующие обнаружению вещей и т.д.;

— по организационной структуре: а) проводимые работниками, объединенными в постоянно действующие организационные структуры; б) проводимые временно действующими структурами, специально созданными для реализации проводимой операции;

— по уровню общности: а) специфические; б) типичные.

85


Наряду с этим существуют и другие классификации рассматриваемого объекта.

В настоящее время созданы различные алгоритмизиро ванные типовые модели криминалистических операций («Выявление», «Атрибуция трупа», «Изобличение», «Контрольная закупка», «Розыск» и др.). Некоторые из них введены в память ЭВМ и используются в учебных и практических целях (в том числе в диалоговом режиме) на базе средств вычислительной техники.

В криминалистической операции выделяются три стадии ее развития: 1) стадия подготовки (организации); 2) стадия реализации (рабочая часть); 3) заключительная стадия.

В свою очередь каждая из этих стадий предполагает последовательное прохождение ряда этапов.

В подготовительной стадии имеются такие этапы:

— построение и изучение мысленной модели сложившейся ситуации;

— определение задачи (задач) деятельности;

— принятие решения о необходимости проведения криминалистической операции и разработка ее программы;

— принятие мер по обеспечению программы криминалистической операции в стадии ее подготовки.

Изучение и оценка мысленной модели ситуации позволяет определить проблему, подлежащую разрешению на базе криминалистической операции. В свою очередь выяснение характера и содержания проблемы открывает путь к пониманию и формулированию первоочередной задачи дальнейшего расследования. Эта задача рассматривается в качестве цели операции.

Выявление в ситуации наличия двух и более проблем указывает на необходимость разработки и осуществления нескольких операций, которые могут быть независимы друг от друга либо пересекаться в части каких-то элементов. В таких случаях операции производятся параллельно при одновременном их начале либо путем последовательного их проведения в заранее определенной последовательности.

Любые системы действий выполняются лишь после того, как принято решение о их производстве. Как сложный волевой акт, каждое решение принимается на основе определенной совокупности информации, фактов, знаний. Принятие решения о производстве криминалистической операции осуществляется по общим правилам принятия любого решения. Совершая этот акт, субъект ГШД должен проанализировать целесообразность (процессуальную, техническую, технологическую, социально-политическую и т.д.) и реальную возможность реализации акции. Кроме того, в обязательном порядке учитывается наличие соответствующей цели, которая может быть достигнута не иным спосо-

86


бом, а только путем производства указанной операции, насколько осуществимы связанные с нею ожидания, не завешены ли они.

После того, как решение о производстве операции принято и определена ее цель, осуществляется конкретизация цели на основе определения круга задач, которые необходимо решить, намечается последовательность их решения. Модели цели и задач — базовые элементы программы криминалистической операции (ее общей модели). В эту программу также включаются модели действий, которые должны быть произведены, последовательности этих действий, вопросов, на которые предполагается получить ответ в ходе каждого из них, времени, места их проведения и начала операции. Наряду с этим в общую модель-программу входят частные модели других элементов операции (ее участников, их функций, обязанностей каждого, тактических приемов и т.д.).

Важным моментом организационной деятельности в стадии подготовки криминалистической операции является решение вопроса о кадровом обеспечении намеченной программы. Этот вопрос решается с учетом того, насколько экстренной является операция, для достижения какой цели она планируется, каковы ее масштабы и региональный охват, характер и объем предстоящей работы. Поэтому в ряде случаев признается достаточным для успешного проведения операции усилий одного лица, принявшего решение о ее проведении, либо другого работника по инициативе первого.

Однако, если эффективное проведение операции может быть гарантировано лишь на основе объединения усилий и возможностей нескольких работников соответствующего органа, создается временная группа исполнителей операции. Она формируется на период ее проведения начальником подразделения по представлению ответственного исполнителя.

Наконец, возможны ситуации, когда проведение операции целесообразно лишь на основе объединения усилий и возможностей работников различных правоохранительных органов.

При необходимости к участию в криминалистической операции могут быть привлечены специалисты (например, для производства инвентаризаций, контрольных обмеров, контрольных закупок, обезвреживания взрывотехнических объектов), а также вспомогательно-технический персонал.

Групповая форма проведения операций предполагает назначение руководителя операции, распределение обязанностей между ее участниками, разработку планов работы для каждого из них, решение вопроса об обмене промежуточной информацией и ряда других вопросов.

Важное значение должно придаваться тактическому обеспечении:

предстоящей операции. В этих целях определяется общая стратегии работы и тактические особенности проведения отдельных действий

87


линия поведения их участников, наиболее целесообразные правила и приемы проведения тех или иных действий, прогнозируются различные варианты развития ситуации и ответные реакции исполнителей операции.

В ходе подготовительной деятельности принимаются меры по обеспечению предстоящей работы необходимыми средствами криминалистической и иной техники, транспортом, средствами связи и осуществляются иные мероприятия (изучаются нормативные документы, методическая литература, проводятся установочные мероприятия по линии органов дознания, составляются необходимые процессуальные документы и т.д.).

В структуре деятельности по реализации программы криминалистической операции (рабочей стадии) выделяются три этапа: первоначальный; промежуточный; заключительный. Каждому этапу соответствуют свои задачи, пути, средства и методы их решения.

Рабочая часть первоначального и промежуточного этапов операции реализуется в режиме производства следующих одно за другим действий, выстраивающихся в своеобразную цепочку, либо в режиме одновременно развертывающейся серии действий (однотипных или разнотипных), идущих параллельно друг другу. Перерывы в производстве операции (например, для отдыха, сна, по тактическим или иным соображениям) целесообразны лишь в том случае, если она рассчитана на проведение в течение двух и более дней. Вопрос о перерыве в работе должен заранее обдумываться и с учетом прогноза развития ситуации обеспечиваться мерами, которые позволили бы исключить возможность наступления нежелательных обстоятельств и прежде всего возможность срыва операции.

При определении направления, характера и содержания работы на каждом этапе учитываются особенности сложившейся ситуации, цель операции, реальные возможности участников операции. При этом особую значимость имеет правовое и криминалистическое обоснование того, что и каким образом должно быть сделано на первоначальном этапе операции. Приоритет должен отдаваться тем задачам и действиям, которые являются неотложными, играют ключевую, определяющую роль, создают базу для успешного решения других задач.

Первоочередные действия, реализуемые на начальной стадии операции, могут исходить из задачи создания информационного фонда, необходимого для достижения намеченной цели. В ряде случаев, когда личность преступника неизвестна, прежде чем приступить к действиям по его изобличению, следует выполнить комплекс действий по его выявлению на основе поиска и исследования следов на месте происшествия, выявления, опроса, допроса очевидцев содеянного и принятия других мер.


При проведении операции типа изобличения заподозренного важное значение имеют те задачи и действия первоочередного порядка, которые способствуют не только поиску вещественных доказательств, уличающих заподозренного в совершении преступления, но и устранению возможности их уничтожения, что вполне реально при ином начале операции.

Таким образом, если работа на первоначальном этапе операции предполагает необходимость создания предпосылок, объективно способствующих эффективному развитию операции, то деятельность на промежуточном ее этапе должна исходить из задачи закрепления и умножения достигнутых ранее результатов.

Причем анализ и оценка хода, первичных результатов, достигнутых на начальном этапе операции, позволяет скорректировать намеченную программу, уточнить, дополнить или, наоборот, сократить ее, осуществить необходимые кадровые перестановки, пересмотр обязанностей, а подчас замену участников операции.

Работа на заключительном этапе предполагает прежде всего подведение ее итогов, оценку достигнутого с принятием во внимание как успехов, так и промахов, и неудач. На этой основе принимается решение о завершении операции либо о доведении ее до логического конца, если что-то пропущено, недоделано или сделано не так. Кроме того, составляются необходимые для оформления проделанной работы документы (например, подаются письменные рапорты участников операции, пишутся объяснения, оформляются заключения специалистов) и обдумываются вопросы о том, когда, каким образом следует реализовать результаты операции.

Своеобразие работы на заключительном этапе в значительной мере зависит не только от результатов операции, но и от того, на каком этапе ППД она проводилась.

Глава 7

Понятие, виды, классификация отражательной криминалистически значимой информации и ее носителей как объектов поиска и средства познания

§ 1. ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, КЛАССИФИКАЦИЯ ОТРАЖАТЕЛЬНОЙ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИ ЗНАЧИМОЙ ИНФОРМАЦИИ

Познание — это процесс добывания, осмысления и использования информации, с помощью которой и формируется знание о познаваемом объекте.

Таким образом, информация (вместе с ее носителем) выступает и в качестве объекта поиска, и в качестве средства познания.

В основе принимаемых в уголовном судопроизводстве решений лежит самая различная информация.

89


Принятое на одной информационной базе решение по мере его реализации позволяет собрать новую информацию и, используя ее в комплексе с уже имеющимися фактическими данными, идти дальше по пути познания. Информация — это воздух, а информационные процессы — кровеносные сосуды указанной деятельности. Чем чище, качественнее, насыщеннее кислородом информационные потоки, чем шире и надежнее информационный массив, тем эффективнее идет процесс принятия и реализации правильных, адекватных складывающимся ситуациям правовых и криминалистических решений на всех стадиях уголовного судопроизводства, на всем огромном пространстве его Ку-ликова поля битвы за информацию.

В том случае, когда познание осуществляется в режиме процессуального доказывания, основу принятия правовых решений образует доказательственная информация — доказательства.

В качестве доказательства в уголовном судопроизводстве рассматривается информация (фактические данные) о каких-либо обстоятельствах дела, которая должна быть получена в установленном порядке. Допустимость как свойство доказательства предполагает, что доказательство получено, во-первых, субъектом, правомочным производить процессуальное действие; во-вторых, из надлежащего источника фактических данных; в-третьих, путем производства процессуального действия, определенного законом; в-четвертых, при соблюдении установленных законом порядка проведения процессуального действия и фиксации его хода, условий и полученного результата.

При всей значимости доказательственной информации нельзя сводить процесс поиска и познания только к добыванию и использованию такой информации. Наряду с ней субъекты практического следоведе-ния собирают и широко, продуктивно используют различные виды ориентирующей информации (информации к размышлению). По своему функциональному назначению, ориентирующая информация может быть разделена на две группы: 1) связанную с отражением познаваемого события; 2) не связанную с отражением объекта познания. Информация первой группы на каком-то этапе познания может играть роль предварительных данных, требующих проверки. При их подтверждении на процессуальной основе они приобретают статус доказательственной информации. Ориентирующая информация второй группы, в отличие от доказательственной, не может быть положена в основу принятия правовых решений (о предъявлении обвинения, производстве обыска, об избрании меры пресечения и т.д.). И тем не менее ее практическое значение очень велико. Обладая большим организационно-тактическим потенциалом, ориентирующая информация используется для построения версий, разработки планов дальнейшей деятельности, определения круга действий, которые целесообразно произвести

90


в тот или иной момент, тактики их производства, решения вопроса о формировании следственной или оперативно-следственной группы для производства расследования и других вопросов подготовительного и организационно-управленческого характера. Иначе говоря, ориентирующая информация наряду с доказательственной может быть положена в основу принятия лишь криминалистических решений.

Что же касается оперативно-розыскной деятельности, других видов практического следоведения, которые не осуществляются в режиме процессуального доказывания, то в этом случае процесс познания базируется только на ориентирующей информации, не имеющей доказательственного (в уголовно-процессуальном смысле) значения. Познание в этом случае опирается на правила формально-логического доказывания.

Фактические данные, собранные в результате проведения оперативно-розыскной деятельности, могут быть использованы в уголовном процессе в качестве доказательств лишь после того, как они нашли подтверждение в ходе доказывания в установленном уголовно-процессуальном порядке. Эти положения распространяются, в частности, на оперативно-технические материалы, полученные путем применения аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки (фонограммы, видеограммы, киноленты, фотоснимки), и на документы, составленные в связи с этим (акты, справки, рапорты и т.п.).

Сказанное распространяется также и на фактические данные, собранные в ходе предварительной проверки до возбуждения уголовного дела, включая те данные, что получены на основе применения технических средств.

Ориентирующая информация, связанная с отражением преступления, к субъектам практического следоведения поступает из различных источников и по различным каналам. В их круг прежде всего входят оперативные источники и каналы (агентурные сообщения, сведения достоверных лиц и т.д.). В качестве ориентирующих рассматриваются также сведения о совершаемых или совершенных, планируемых преступлениях, о лицах, находящихся в розыске, и другие обстоятельства, которые стали достоянием средств массовой информации и обнародованы ими либо переадресованы в правоохранительные органы (данные, содержащиеся в телеинтервью, репортажах с мест событий, газетные очерки, публикации по материалам журналистских расследований и т.п.).

Как ориентирующая рассматривается и информация, циркулирующая в тех или иных слоях, группах населения в виде слухов, версий, мнении по вопросам, связанным с совершением, выявлением, расследованием преступлений. Сведения ориентирующего характера могут быть почерпнуты субъектами практического следоведения также в

91


процессе их контакта, взаимодействия с очевидцами преступления, другими носителями собираемой информации. Имеются в виду не те сведения, что поступили от них в официальном порядке и отражены в документах, а данные, почерпнутые за рамками процессуальных и непроцессуальных действий либо в связи с их производством, но не нашедшие п<э тем или иным причинам документального отражения. (Например, информация, почерпнутая в результате наблюдения следователя за реакциями допрашиваемого, вызванными поставленными вопросами, за особенностями его поведения, за тем, как он держится на допросе, э каком состоянии находится его одежда, а также сведения, содержащиеся в доверительных сообщениях каких-либо лиц, как говорится, не .для протокола, не желающих фигурировать по делу.)

Стимулирующей размышления, выводы, прогнозы, реально практические действия субъектов ППД может быть и информация, вытекающая из анализа непроизвольных проговорок подозреваемых, заподозренный. обвиняемых, других так называемых улик поведения, выдающих виновную осведомленность таких лиц, указывающих на их возможную причастность,к раскрываемому преступлению.

Выявлению, раскрытию, пресечению преступлений, успешному расследованию и судебному рассмотрению уголовных дел нередко способствуют данные, поступающие в правоохранительные органы из контролирующих органов (органов санитарно-бактериологического надзора, контрольно-ревизионных служб, торговых инспекций и т.д.). Фактические данные, собранные в ходе плановых и внезапных проверок деятельности предприятий, организаций, учреждений, иных структур, обследования населения, а также при производстве так называемых служебных (ведомственных и межведомственных) расследований аварий, взрывов, пожаров, других чрезвычайных происшествий, используются субъектами ППД для организации своей работы, определения сфер поиска доказательств и решения иных задач. Ориентирующие в момент поступления, эти сведения могут приобрести статус доказательств, если при проверке в дальнейшем найдут объективное подтверждение на процессуальной основе.

Кроме того, ориентирующее значение могут иметь самые различные данные, поступающие в правоохранительные органы самыми различными путями. Так, в практике раскрытия опасных преступлений не единичны случаи реализации такого необычного, на первый взгляд, метода, как конструктивное использование богатого информационного потенциала авторитетов уголовного мира. Этот метод базируется на установлении в геобходимых случаях неформального контакта субъектов ППД с представителями уголовного мира в целях получения своего рода экспертных оценок, изучения мнения преступной среды по поводу того, кто именно либо лица какого криминального типа, на

92


[..той почве могли совершить данное преступление, каким образом они могут быть выявлены и изобличены. В случае установления психоло-гического контакта с непричастными к раскрываемому преступлению nil тми, сведущими в криминальных делах, и при наличии их желания | огрудничать с правосудием, их мнения, суждения, высказанные соображения могут оказаться весьма полезными для правильной криминалистической диагностики, выявления и разоблачения преступников.

Помимо доказательственной и ориентирующей информации, в уголовном судопроизводстве используется вспомогательная информация. Она содержится в образцах, используемых для сравнительных исследований.

Доказательственная и ориентирующе-вспомогательная информация может быть получена также путем выемки (изъятия) и исследования и другого типа образцов — единиц каких-либо изделий, товаров проверяемой партии, а также частей (элементов) не структурированного материала (образцов почвы, воды, воздуха, горюче-смазочных материалов и т.д.1) как объектов, участвовавших в отражении преступления и обусловленных им вредных последствий.

Деление информации на доказательственную, ориентирующую и вспомогательную — важная, но далеко не единственная классификация рассматриваемого объекта. Классификации отражательной информации могут осуществляться по различным основаниям в рамках двух подходов: 1) по признакам самой информации и по отношению ее к особенностям и элементам порождающего ее события; 2) по отношению к признакам познающей системы, т.е. поисково-познавательной деятельности.

Таким образом, все классификационные построения в их целостном виде могут быть представлены в виде системы, состоящей из двух частей (блоков). В свою очередь, каждая часть этого целого может быть разделена на отдельные группы.

В рамках первой из упомянутых подсистем (по признакам информации) выделяется несколько относительно автономных структур по следующим основаниям:

— по видам познаваемых событий: информация о преступлениях — информация о других познаваемых событиях;

— по содержанию: достоверная информация — дезинформация (ложные, заведомо искаженные сведения);

— по объему: полная (исчерпывающая) — неполная информация;

— по форме отображения: идеальная (психическая) информация — материально фиксированная информация;

' Этот пид образцов называется пробами.

93


— по физической природе: зрительная, слуховая, вкусовая, осязательная, обонятельная информация;

— по степени доступности: общедоступная — ограниченно доступная;

— по сфере распространения: информация для широких кругов населения — информация для отдельных категорий пользователей;

~ по социальному статусу: официальная — неофициальная;

— по режиму использования: открытая — закрытая (конфиденциальная);

— по природе: натуральная — модельная;

— по уровню восприятия: очевидная — скрытая;

— по форме представления: вербальная, буквенно-знаковая, графическая, цифровая, магнитная запись, иная;

— по элементам события: субъектная, объектная, иная;

— по видовому распределению носителей информации: личная (гомологическая), предметная, документальная, а также информация, содержащаяся в наркотических, радиоактивных и иных веществах;

— по виду источников: информация первоисточников — информация производных источников.

В свою очередь указанные группы информации могут быть подвергнуты самостоятельной классификации в научных, практических и дидактических целях.

Так, в группе необщедоступной информации могут быть выделены, в частности, такие подгруппы: информация, составляющая государственную, коммерческую, следственную тайну. А в группе информации для отдельных категорий пользователей можно выделить информацию для служебного пользования, информацию с грифами «секретно» и «совершенно секретно».

Весьма разветвленной является классификация информации по ее отношению к системе поисково-познавательной деятельности. Множественность признаков последней предопределяет множественность рассматриваемых классификационных построений.

Базовыми в их структуре являются классификации информации по видам, функциям и этапам поисково-познавательной деятельности.

На этой основе выделяется информация, собираемая и используемая в оперативно-розыскной, следственной, экспертной деятельности и т.д., информация, способствующая достижению целей в рамках поисковой, познавательной функции, а также функций уголовного преследования, пресечения, профилактики преступлений. С учетом деления ППД на три этапа можно выделить информацию, собираемую на начальном, промежуточном, заключительном этапах практического сле-доведения.

94


Различные классификации могут быть построены применительно к отдельным элементам структуры ППД (субъектам, целям, задачам, методам и т.д.).

Так, по назначению выделяется поисковая, познавательная, организационная, управленческая информация. Возможно деление информации на обвинительную, оправдательную, нейтральную. По участникам уголовного судопроизводства выделяется, например, информация, собираемая следователем, прокурором, судьей, специалистом, потерпевшим, защитником, обвиняемым, работником органа дознания. В уголовном судопроизводстве функционируют как анонимная информация, так и информация, полученная из известного источника, процессуально зафиксированная и не нашедшая отражения в документах;

полученная процессуальным путем и по оперативным каналам; информация зарегистрированная и скрываемая от учета (до какого-то момента); воспринимаемая с помощью органов чувств и воспринимаемая лишь на основе применения специальных технических средств, устройств, аппаратуры.

В отдельную группу могут быть выделены классификации, строящиеся применительно к отдельным элементам познаваемого деяния.

Так, применительно к элементам криминальной структуры можно выделить в самостоятельные подгруппы информационные массивы, характеризующие личность преступника, цель, мотив содеянного, способ совершения преступления и другие обстоятельства.

Реальна, а подчас жизненно необходима для решения научных и практических задач и классификация информации по отдельным видам действий субъектов ППД, а также классификации того же объекта по родовому и видовому распределению преступлений.

На этой основе, в частности, выделяется информация, которая собирается при производстве осмотра места происшествия, допроса, других следственных действий, а также информация, собираемая и используемая при производстве отдельных видов следственных действий по делам определенных категорий (например, при производстве осмотра места происшествия по делам об убийствах).

В последние годы правоохранительные органы России все шире вовлекаются в совместную деятельность по борьбе с преступностью на межгосударственном уровне. Правоохранительные органы различных стран оказывают друг другу помощь в добывании на их территории информации по делам, расследуемым на территории других государств. Все активнее становится процесс обмена информационными услугами, когда встает вопрос о выявлении и разоблачении преступников международного класса, преступников-гастролеров, лиц, укрывающихся от правосудия за пределами своей страны. Все это дает основание для классификации информации на ту, что собирается и реализу-

95


Классификация информации, связанной с отражением познаваемого в конкретном случае события

96


ется во внутрироссийском пространстве, и ту, что поступает из других государств и международных организаций (например, по линии «Интерпола»).

Возможны и иные классификации информации, циркулирующей в уголовном судопроизводстве (см. схему на с. 96).

§ 2. ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, КЛАССИФИКАЦИЯ НОСИТЕЛЕЙ ОТРАЖАТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Видный отечественный специалист в области кибернетики академик Виктор Глушков в свое время подчеркивал, что информацию несут в себе не только испещренные буквами страницы и человеческая речь, но и солнечный свет, складки горного хребта, шум водопада и шелест листьев.

Все сущее, все, что окружает человека, все, с чем он сталкивается в ходе своей познавательной, преобразовательной деятельности, созерцании мира, и сам человек — все это носители информации как пищи для ума, души, действий.

Криминалистическая трактовка понятия носителя информации («отдав» информацию, носитель становится источником, в то же время оставаясь и носителем информации) является более узкой. Круг носителей криминалистически значимой информации ограничен целями, пределами и содержанием объекта познания и особенностями поисково-познавательной деятельности в уголовном судопроизводстве. Поэтому для субъекта ППД интерес представляют лишь те носители информации (и та информация), которые значимы с точки зрения познания исследуемых событий. В первую очередь, сказанное касается отражательной информации, а значит, и носителей такой информации.

Под носителями отражательной информации понимаются объекты, участвовавшие в процессе непосредственного и опосредованного взаимодействия и отражения преступления и связанных с ним событий, а также результаты подобных взаимодействий и отражения, содержащие сведения, овладение которыми позволяет успешно решать задачи уголовного судопроизводства.

Наиболее общая классификация объектов поиска и познания как носителей и потенциальных источников отражательной информации исходит из разделения их на две группы: 1) объекты живой природы;

2) объекты неживой природы.

Объекты первой группы подразделяются на говорящие и неговорящие.

Дальнейшая конкретизация данных подгрупп позволяет выделить их составляющие. Так, в круг говорящих носителей информации (гомологические объекты) входят участники познаваемого события, очевидцы происходившего, иные лица. Неговорящими носителями системы объектов неговорящей природы являются не только представители

97


флоры и фауны (дикие и домашние животные, водоплавающая птица, лесные угодья и т.д.), но и люди, не говорящие от рождения, а также лица, потерявшие дар речи в результате перенесенных болезней, полученных травм и по другим причинам.

В свою очередь каждый из указанных элементов может быть подвергнут дальнейшей классификации. Например, по процессуальному положению и характеру события среди участников криминального события выделяются лица, совершившие преступление (организаторы, пособники и т.д.), жертвы преступления, очевидцы преступления и другие свидетели.

По видам следов, носителями которых они являются, участники криминального события подразделяются на три группы: 1) носители следов памяти (психических отражений, идеальных следов); 2) носители материально фиксированных следов на своем теле, одежде, обуви, других сопутствующих вещах; 3) носители одновременно и следов памяти, и материально фиксированных следов.

\ Объекты неживой природы |

Искусственного происхождения

Естественного происхождения          (технические устройства, (водные объекты, атмосферный        технологические процессы, воздух, минералы и т.д.)             вещи и другие продукты человеческой деятельности)

98


Объекты неживой природы по происхождению могут быть классифицированы на объекты естественного (природного) происхождения и объекты искусственного происхождения (продукты человеческой дея-

1Г.11Ы10СТИ.

1 [о признаку криминалистической отраслевой принадлежности выделяются трасологические, оружиеведческие, взрывотехнические, фонологические, одорологические, документологические и другие группы объектов.

Материально фиксированные носители информации данной категории состоят из вещных объектов (похищенная вещь, орудие преступления и т.д.), функционировавших в ходе подготовки, совершения преступного деяния, противодействия расследованию и правосудию и материально фиксированные следы.

Все вещные носители информации также могут рассматриваться в качестве своеобразных материально фиксированных следов. Поэтому важной в практическом отношении является, например, их деление на

две группы: следы-отпечатки, иные следы. В свою очередь группа иных следов подразделяется на документы, предметы, материалы, вещества (наркотические, радиоактивные и др.), а также следы в виде изменений свойств и отношений объектов.

При дальнейшем делении учитываются различные признаки и отношения следов. Так, по агрегатному состоянию следы-вещества подразделяются на жидкие, газообразные, твердые. Если же взять в качестве объекта дальнейшей классификации такую группу следов, как предметы, то в этой группе можно выделить следы в виде отдельных целостных предметов, элементов предмета (например, осколки разбитой авто-

99


мобильной фары), комплексов взаимосвязанных предметов (например, движущихся частей и салона автомобиля), следов как результатов разрушения предмета (остатки, деформированные части взорванной автомашины, останки погибших при авиакатастрофе и т.д.).

Одной из специфических групп следов являются следы в виде изменений свойств и отношений объектов. Само название этой группы указывает на то, что в нее включены две разновидности следов: 1) следы в виде изменений свойств объектов; 2) следы в виде изменений отношений объектов.

Под изменением свойств объекта понимается криминалистически значимые метаморфозы, произошедшие с объектом в связи с познаваемым в уголовном судопроизводстве событием. Имеются в виду изменения признаков (характеристик) внешнего порядка (формы, поверхности, цвета и т.д.), функционального назначения, качества, состояния, структуры, целостности всего объекта либо каких-то его частей, других параметров, возникшие в процессе взаимодействия с другими объектами. Такого рода изменениям подвергаются и гомологические, и вещные, и иные объекты, что и предопределяет одну из классификаций указанной подгруппы следов (по видам объектов, подвергшихся изменениям).

Внутривидовые группировки следов изменений могут осуществляться по признаку количества изменений (одиночные — множественные), по механизму, способу их образования, видам следообразую-щих объектов, давности образования, локализации и другим основаниям.

Важное значение для выявления преступника, решения иных поисковых, а также познавательных задач имеют следы в виде изменения отношений объектов (следы-отношения). В широком смысле следы отношения — это психические и материально фиксированные отобра-

100


| гния связей каких-либо величин, людей, предметов, действий, собы-| nil, процессов.

Говорят, например, о связи преступлений с определенной террито-рией, на которой они зафиксированы (региональный аспект преступ-ности, об отношении преступников к фактору судимости в прошлом (ранее судимые — несудимые), к какой-либо местности (местные — приезжие) и т.д. В узком же смысле под следами-отношениями подразумеваются материально фиксированные отображения связи, соотношения, положения и расположения вещных объектов в пространстве, несущие информацию о познаваемых событиях и их участниках. Следы-отношения — это не изменения на (в) объектах, не собственные либо привнесенные признаки самих объектов, а характеристики изменений мест, которые они занимали в системе каких-либо объектов (изменений их пространственных соотношений с другими элементами системы), а также изменений собственного положения в пространстве и тот или иной временной отрезок.

Со следами-отношениями повсеместно сталкиваются не только участники уголовного судопроизводства, но и все без исключения люди в самых различных ситуациях.

Возвратившись вечером в свою квартиру ее одинокий владелец, едва окинув беглым взглядом обстановку, по неизменному положению, состоянию и расположению вещей безошибочно определяет, что в его отсутствие в жилище ничего не произошло. Однако даже тогда, когда все вроде бы в порядке, но положение либо расположение некоторых предметов претерпело определенное изменение, вещи находятся не там, где они были оставлены утром перед уходом из дома, наблюдательный хозяин приходит к выводу, что в его отсутствие здесь кто-то побывал. Более того, анализ характера и особенностей изменений положения и соотношения предметов может дать указание на то, кто именно и в каких целях посетил квартиру.

Однако не все следы-отношения являются объектом исследования в уголовном судопроизводстве. Криминалистически значимы лишь те изменения положения и расположения объекта, которые произошли в связи с познаваемым событием.

С помощью следов-отношений устанавливаются самые различные обстоятельства, начиная с выяснения вопроса о том, что произошло в данном случае и кончая вопросом о том, по чьей вине это произошло.

Так, следы крови под трупом убитого человека и возле него обычно указывают на то, что преступление совершено на том месте, где обнаружен труп. Однако в том случае, когда кровь под израненным трупом и рядом с ним отсутствует и обнаружена на расстоянии, например нескольких десятков метров, это может свидетельствовать о том, что смертельные ранения причинены не там, где находится труп, а на месте

101


обнаружения следов крови. Кроме того, по позе и положению трупа можно судить, был ли он перемещен кем-то после совершения преступления или потерпевший после полученных ранений смог преодолеть указанное расстояние самостоятельно и умер там, где обнаружили его труп. Поза и положение трупа могут также рассказать, причинены ли ранения потерпевшему внезапно, когда он этого не ожидал (например, во время сна) или потерпевший встретил опасность лицом к лицу с преступником, находился ли при этом в положении стоя, сидя или в лежачем положении. По следам-отношениям выясняются не только обстоятельства преступления, но и акций по противодействию расследованию. Так, предположение о факте инсценировки самоубийства может возникнуть при обнаружении оружия смерти не там, где оно должно было бы находиться в случае действительного суицида.

Важное научное и практическое значение имеет классификация следов по видам и признакам следообразующих объектов. Так, выделяются:

— следы человека;

— следы предмета;

— следы процесса, отдельного действия, поведенческого акта, определенного вида деятельности;

— следы иного объекта.

В группу следов человека входят следы преступника, следы потерпевшего, следы свидетеля (например, следы очевидца содеянного, оставленные в ходе пресечения преступления, защиты потерпевшего либо имущества). Следы человека могут возникнуть на месте совершения преступления, на месте иного происшествия (например, на месте сокрытия частей расчлененного трупа потерпевшего, на месте укрытия похищенных вещей), в окрестностях места происшествия, в иных местах сфер быта, трудовой деятельности, отдыха людей.

Труп убитого мальчика 10 лет был обнаружен на полу спальни. Преступник удавил его петлей из электрошнура. На петле имелся узел, завязанный специфическим способом.

Как выяснилось, это преступление совершил родственник погибшего, проживавший в соседнем доме. При обыске жилого помещения, чердака, надворных строений обнаружили и изъяли несколько веревок с имеющимися на них узлами.

По показаниям свидетелей, узлы были завязаны родственником погибшего мальчика. Сравнительное экспертное исследование узла с места происшесч-вия и узлов из дома преступника показало, что все они завязаны одним и тем же способом, распространенным среди такелажников, альпинистов, матросов (преступник в прошлом был матросом-речником).

102


Имеющие значение для выявления и изобличения преступника . 'ir.'ii.i могут быть обнаружены и в иных местах. Так, следы крови пре-. I упипка, поранившего руку на месте происшествия, могут быть обна-i'v/m'iii.i на этом месте, на пути его ухода с места происшествия, а также I' помещении, где ему оказывалась медицинская помощь. Следы чело-ni^.i, похищенного преступниками, нередко обнаруживаются на месте преступного захвата потерпевшего, в перевозившем его транспортном | | "'дстве и на месте удержания в качестве заложника.

К уголовном судопроизводстве используется информация, содержащаяся в следах, обнаруживаемых в местах подготовки, совершения преступления, посткриминальной жизнедеятельности потерпевших и преступников, а также там, где готовятся и осуществляются акции по 11 ротиводействию расследованию.

Труп убитой молодой женщины с обезображенным лицом извлекли и:! одного из подмосковных прудов. В целях идентификации личности погибшей проверялись все без вести пропавшие местные жители. ('рсди них оказалась девушка, похожая по внешним признакам на ту, труп которой обнаружили. Следователь произвел осмотр квартиры пропавшей. Там он обнаружил и изъял несколько отпечатков пальцев ])ук. Дактилокарту убитой и эти отпечатки направили на экспертизу. 11о заключению специалиста три следа, изъятые в квартире пропавшей, были идентичны отпечаткам пальцев убитой. Так были установлены ее личность, а затем и те, кто совершил преступление.

Информативными с точки зрения раскрытия преступлений могут быть не только следы нахождения преступника, потерпевшего, очевидца содеянного на том или ином месте (следы рук, ног, зубов и т.д.), следы их отдельных самостоятельных действий, но и следы совместных действий лиц, вовлеченных в орбиту преступления и других значимых событий, их взаимодействия и противодействия (например, следы борьбы преступника и жертвы, следы выполняемых сообща трудовых операций, переросших в преступное деяние).

В ряде ситуаций возникает необходимость поиска и исследования следов, не имеющих с точки зрения их природы, источника и механизма происхождения, никакого отношения к активности лиц, вовлеченных в орбиту преступления (например, следы людей, которые не имели никаких отношений ни с преступником, ни с предметом посягательства и не располагающих какими-либо сведениями о преступлении, но существенные для выявления и изобличения преступника).

При осмотре части расчлененного трупа, обнаруженного в одном из районов Москвы, и материала, в который она была упакована, среди других предметов обнаружили газету с обозначенными на ней карандашом номеров дома и квартиры.

103


Как следовало из анализа надписи на газете, она могла быть исполнена почтальоном, разносившим корреспонденцию по адресам получателей. По образцам почерка всех местных почтальонов удалось выявить работницу одного из почтовых отделений, почерк которой был похож на почерк исполнителя надписи на газете. После этого на обслуживаемой почтальоном территории установили и проверили всех подписчиков газеты с аналогичными номерами домов и квартир. Все они оказались непричастными к преступлению. Однако преступника все-таки удалось выявить. Им оказался сосед одного из подписчиков газеты, выкравший ее из почтового ящика, а затем совершивший убийство (для упаковки частей трупа он использовал целлофан, простыни и газеты, включая ту, что украл у соседа).

Материально фиксированные следы выступают в качестве своеобразных хранилищ самой разнообразной информации. Каждый след в первую очередь содержит сведения о себе самом (своей природе, видовой принадлежности, размере, цвете, конфигурации и т.д.). Наряду с этим он содержит информацию о следообразующем объекте (человеке, предмете и т.д.), механизме и условиях следообразования, обстоятельствах произошедшего события. Все эти сведения так или иначе используются при построении и реализации мысленных моделей преступления, иного события, устанавливаемого преступника, решения иных задач. Причем на этапе выявления преступника каждый след (как и любой другой носитель информации) должен рассматриваться в начале с точки зрения того, какую информацию об этом лице и обстоятельствах случившегося он несет сам по себе. Затем он исследуется в связке с другими следами, обстоятельствами, объектами в целях более глубокого раскрытия его собственного информационного содержания и выхода на новый, более высокий уровень знаний о признаках события и его участниках.

Вещные носители отражательной информации изучаются, во-первых, как относительно самостоятельные системы — объекты реальной действительности; во-вторых, как элементы процесса взаимодействий и отражения в структуре исследуемого события; в-третьих, как носители юридически и криминалистически значимой информации.

В ходе анализа учитывается, что поисковое и познавательное значение имеют результаты всестороннего исследования различных сторон, аспектов данных объектов в рамках предметного, исторического, причинно-следственного, функционального, структурного, отражательного и иных подходов. При этом внимание концентрируется на таких сторонах объектов изучения:

— общем виде, природе, форме, размере, строении, содержании;

— элементно-компонентном составе;

— собственных и привнесенных признаках;

104


— исходном назначении и функциях, выполняемых в рамках исследуемого события;

— криминальных и некриминальных изменениях свойств, качеств, признаков;

— месте и времени обнаружения и исследования;

— результатах исследования, степени их полноты, достоверности, правильности достижения и значимости для дела.

Так, при изучении вещных объектов (предмета, материала, вещест-iia) анализируются: место и время обнаружения, общий вид, размер, цвет, вес, состав, состояние, качество, источник происхождения, фактура, стоимость, предкриминальные, криминальные и посткриминаль-пые изменения и ряд других параметров.

Анализируя информационное содержание объекта, необходимо исходить из того, что он может быть носителем одновременно самых различных видов информации, запечатлевшейся на нем (в нем). Так, обнаруженное на месте происшествия примененное в преступных целях огнестрельное оружие содержит не только информацию баллистической природы, но и может быть носителем информации трасологи-ческого характера, содержащейся, в частности, в следах пальцев рук стрелявшего на какой-либо части поверхности оружия.

Гл ава 8

Понятие и виды криминалистически значимой информации, не связанной с отражением познаваемого события

Отражательная информация не исчерпывает содержания информационного потока практического следоведения. Наряду с фактическими данными, возникающими в процессе отражения исследуемых в уголовном процессе событий, субъекты практического следоведения оперируют в своей деятельности различными видами правовой, социальной, иной информации. Данная информация по своим основным параметрам отличается во многом от той информации, которая связана с процессом отражения познаваемого события. Имеются существенные отличия и в технологии деятельности по ее собиранию и использованию. И тем не менее она важна для эффективной организации и конструктивного осуществления практического следоведения.

Только при условии надлежащего овладения и умелого, юридически и криминалистически грамотного оперирования всей совокупностью допустимой полезной информации различной природы, видовой принадлежности и назначения следователь, работник органа дознания, эксперт, прокурор, судья вправе рассчитывать на успех в решении стоящих перед ними задач и тактического, и стратегического характера.

105


§ 1. ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

Правовая информация — это нормативные акты, сведения, которые содержатся в нормах различных отраслей права, а также сведения о различных юридических событиях, фактах, явлениях и связанных с ними процессах (например, сведения о результатах правоприменитель-ной практики, судебных решениях).

Эта информация носит предписывающий характер. В отличие от социальной и экономической информации, правовой ее делают специфические качества — установленные процедуры принятия, общеобязательность соответствующего понимания, предусмотренные способы использования и т.д. (А.Б. Венгеров).

Издание государством правовых предписаний, доведение их до сведения адресатов — это процесс производства и передачи информации, призванной воздействовать на сознание, а через него на поведение людей.

Нормы права выступают в качестве носителя и источника информации о должном, дозволенном или запрещенном поведении субъектов правоотношений, об условиях, при которых это поведение может или должно осуществляться, а также о неблагоприятных последствиях невыполнения требований государства.

Информационное значение норм права выражается в том, что они не только доводят до сведения соответствующих лиц позицию государства по какому-либо вопросу, но и указывают на существование определенных, одобренных обществом целей и средств их достижения, сообщают о возможных последствиях регулируемого ими поведения в случае его неосуществления либо ненадлежащего осуществления.

Нормативная информация выполняет три функции: ориентирующую (содержит сведения об условиях деятельности); программную (указывает на содержание, последовательность, характер деятельности), прогностическую (позволяет составить представление о результатах, последствиях деятельности).

Содержащаяся в нормах права информация характеризуется признаками:

— относительной самостоятельностью по отношению к ее носителю;

— возможностью многократного использования во всех аналогичных случаях;

— постоянством и сохраняемостью (не исчерпывается при потреблении) в ее нослтеле;

— количественной определенностью и системностью. Одна и та же информация, в зависимости от ситуации и адресатов-потребителей ин4юрмаций может, в одних случаях, играть роль ориен-

106


трующей, в других — программной или прогностической информации.

Ориентирующая информация содержится, например, в нормах уголовного, уголовно-процессуального, других отраслей права. Программная — в нормах конституционного и уголовно-процессуального права, прогностическая — в нормах уголовного и уголовно-процессуального права.

Собирание и использование правовой информации предполагает:

— анализ и оценку сложившейся правовой ситуации;

— определение того, какая и из каких источников информация должна быть получена в целях разрешения ситуации;

— получение, изучение, оценку информации с точки зрения ее значимости для решения поставленной задачи;

— в отборе необходимой информации из анализируемого информационного массива;

— использование отобранной информации для формулирования вопросов, требующих решения, определений средств, направлений, условий деятельности;

~ реализацию информации в ходе реальных практических действий;

— анализ и оценку результатов, полученных с помощью нормативной информации.

Любая коллективная общественно полезная деятельность в цивилизованном обществе осуществляется по определенным нормативно закрепленным правилам. Содержащаяся в нормах права информация рассчитана на то, что субъекты соответствующих видов деятельности будут руководствоваться ею в числе других факторов принятия и реализации своих решений. Не составляет исключения, с этой точки зрения, и практика уголовно-правовой борьбы с преступностью.

В ходе практического следоведения в уголовном судопроизводстве собирается и реализуется информация, содержащаяся в нормах различных отраслей права. Однако чаще всего и больше чем другая, используется уголовно-правовая и уголовно-процессуальная информация, содержащаяся в УК, УПК РСФСР, приказах и указаниях Генерального прокурора, руководителей ФСБ, МВД, постановлениях Пленумов Верховного Суда РФ и других подзаконных актах1. Законы и подзаконные акты, регулирующие поисково-познавательную деятельность содержат ориентирующую, программную и прогностическую информацию, указывающую на задачи, средства и условия их решения в

Имеются в виду такие подзаконные нормативные акты, которые посвящены организационным, тактическим, методическим аспектам выявления, раскрытия преступлении, рассмотрения в судах уголовных дел, взаимодействия оперативно-розыскных органов и следователей, назначения, производства и оценки судебных экспертиз, другим вопросам борьбы с преступностью.

107


уголовном судопроизводстве как общего порядка, так и по отдельным видам деятельности, отдельным проблемам и вопросам.

Так, нормы УК доводят до сведения субъектов практического сле-доведения информацию двух уровней — общую и особенную.

В рамках общих положений УК рассматриваются задачи уголовного закона, основания уголовной ответственности, дается понятие преступления, определяются виды и меры наказания и т.д.

В Особенную часть УК включены в рамках соответствующей классификации в качестве элементов различных разделов нормы о соответствующих видах и составах преступления.

Без знания содержания норм УК, не владея искусством их применения, невозможно правильно возбудить, успешно расследовать, рассмотреть уголовное дело в суде и вынести обвинительный либо оправдательный приговор. С информацией УК неразрывно связаны привлечение виновных к уголовной ответственности, предание их суду, определение вида и меры наказания, освобождение от уголовной ответственности, решение всего комплекса задач по воплощению в жизнь положений уголовного закона. Столь же фундаментальным, основополагающим для субъектов практического следоведения и других участников уголовного судопроизводства является информационное наполнение УПК. Построенный, как и УК, по принципу связки Общей и Особенной частей, УПК создает целостную правовую, а значит, и информационную основу уголовного судопроизводства, выступает в качестве информационной правовой модели практического следоведения, других видов правоприменительной практики, борьбы с преступностью уголовно-правовыми средствами. Что же касается лиц, осуществляющих практическое следоведение, поисково-познавательную деятельность в уголовном судопроизводстве, то для них информация, содержащаяся в УПК, имеет определяющее значение для правильного определения и осуществления своих задач в стадиях возбуждения уголовного дела, предварительного расследования и судебного следствия, решения вопроса о средствах доказывания, порядке и условии их применения, фиксации поисково-познавательных действий и мероприятий, различных процедур по использованию полученных результатов в ходе отдельных действий, видов деятельности, стадий уголовного досудебного и судебного производства. Какое бы ни взять уголовно-процессуальное понятие, какое бы ни рассмотреть включенное в УПК положение, каждое из них содержит информацию, имеющую руководящее значение для субъекта практического следоведения. Процессуальный закон имеет прямое отношение к регламентации его прав и обязанностей, предлагает правовые модели, касающиеся всех аспектов, всех сторон, всех существенных отношений их деятельности, содержит в себе огромный потенциал сдержек и противовесов, предупреждающих воз-

108


можность отступления от них и наступление тех правовых последст-iiuii, которые возможны в случае нарушения закона как для лиц его исполняющих в силу служебных обязанностей, так и других субъектов vi оловно-процессуальных отношений.

Помимо законов и подзаконных актов, непосредственно регулиру-и >i них поисково-познавательную деятельность, субъекты практическо-111 следоведения реализуют в своей деятельности и иную правовую 111 [формацию. Имеются в виду сведения, содержащиеся в нормативных документах, регламентирующих различные отношения, касающиеся тех событий, которые являются объектом практического познания в силу какой-либо их связи с преступлением. Подобного рода события являются предметом выявления, исследования, анализа и оценки в каждом случае практического следоведения. Однако обязательная для всех случаев задача глубокого, всестороннего и полного их изучения нозникает тогда, когда деяние подпадает под признаки бланкетной (отсылочной) нормы УК. В таких ситуациях субъект практического следоведения обязан (что касается других случаев, то применительно к ним можно говорить о праве) обеспечить изучение, поиск того нормативного документа, к которому отсылает его диспозиция соответствующей статьи УК (например, нормы, устанавливающей ответственность за нарушение правил техники безопасности, нормы, устанавливающей ответственность за нарушение других законов об охране труда). Изучение законов и подзаконных актов рассматриваемой категории (например, правил по технике безопасности, законов об охране природы, законов в области здравоохранения, эксплуатации транспортных средств) имеет важное значение с различных точек зрения при реализации функции поиска, познания и уголовного преследования (при формулировании текста описательной части постановления о привлечении в качестве обвиняемого, определении перечня документов, которые могут быть предметом обыска по месту работы обвиняемого, избрании меры пресечения и т.д.).

Информация, содержащаяся в различных правилах (правилах поведения на транспорте, деятельности в сфере строительства и т.д.), инструкциях, приказах, прочих правовых источниках, имеющих отношение к познаваемому событию (поведению, деятельности, какой-либо акции и т.п.) позволяет определить круг обстоятельств, подлежащих установлению, разработать версии, определить тактику действий, решить вопрос о том, какие специалисты и откуда могут быть приглашены для участия в них, в производстве экспертиз, требуется ли какая-либо криминалистическая или иная техника для фиксации того, что предстоит сделать и результатов намеченных действий, имеется ли необходимость в создании оперативно-следственной группы для исследования случившегося и его последствий, своевременно выявить и

109


надлежащим образом оценить плюсы и минусы исследуемой профессиональной деятельности, действий должностных лиц, контролирующих какие-либо сферы отношений инстанций и т.д.

Таким образом, правовая информация имеет отношение ко всем существенным моментам практического следоведения. Она создает правовую базу для выявления преступлений, возбуждения уголовных дел, определения задач расследования, предмета доказывания, способов собирания, оценки и использования доказательственной информации, решения вопросов организационного и иного обеспечения поиска и познания в уголовном судопроизводстве.

Реализуемая в уголовном производстве правовая информация должна отвечать ряду требований (условий, критериев). К их числу можно, например, отнести такие:

— относимость (к данному случаю, к данному вопросу и т.д.);

— значимость (для разрешения сложившейся правовой ситуации, решения какой-либо задачи и пр.);

— непротиворечивость (нельзя использовать противоречащую одна другой информацию по одному поводу, но из разных источников);

— определенность информации и ее источника (известно — когда, где, кем принят нормативный акт, известно его название, отношение, которое регулирует содержание);

— адекватность, т.е. соответствие характера и уровня информации характеру и уровню разрешаемой с его помощью правовой ситуации (нельзя для разрешения общефедеральной проблемы опираться на информацию регионального уровня и т.п.);

— легитимность (закон, подзаконный акт должны быть приняты в установленном порядке; нельзя пользоваться информацией неконституционного правового акта, какой-либо его нормы).

Использование правовой информации предполагает соблюдение определенных правил (принципов).

Каждое поисковое и познавательное действие субъекта практического следоведения должно осуществляться в строгом соответствии с той информацией, которая содержится в норме, регулирующей данное действие. Этот принцип органично взаимодействует с принципом документального сопровождения выполняемых действий. Правовые решения следователя (как, впрочем, и других субъектов практического следоведения) и его процессуальные действия должны находить отражение в соответствующих документах (постановлении о производстве обыска, протокола осмотра места происшествия и т.д.). Документальный способ фиксации — объект жесткого правового регулирования. Установленный порядок фиксации информации предполагает соблюдение ряда правил (указание места, даты, исполнителя и т.д.). Одно из необходимых условий в этом случае состоит в обязательном указании

110


статьи У ПК, которой руководствуется субъект действия. Разъяснение прав и обязанностей участникам действия, оформленное текстуально, также сопровождается ссылкой на соответствующую статью закона. Принцип нормативного соответствия деятельности находит свое развитие в принципах конкретизации, раскрытия содержания, мотивировки. Это значит, что нельзя ссылаться на закон вообще, нельзя мотивировать решение ссылкой на подзаконный акт. Так, ошибочным будет указание в постановлении о заключении под стражу, что эта мера избирается на основании УПК. Необходимо привести конкретную статью УПК, на основании которой принято данное решение. Ошибку допустит тот работник органа дознания или следователь, который в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого укажет, что обвиняемый совершил грабеж. Необходимо привести соответствующую статью УК, отметив, под какую конкретно часть подпадает деяние. Если следователь в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого зафиксирует лишь то, что обвиняемый нарушил правила работы на взрывоопасном предприятии, не указав, в каком подразделении предприятия, при производстве каких именно работ допущено нарушение, какое конкретно правило, какое положение и пункт правила нарушены, кем, когда и где они были приняты, эти обстоятельства вряд ли останутся незамеченными судом, прокурором, защитой, поскольку за ними стоит явный брак, допущенный следователем.

Использование информации по назначению — еще один принцип использования нормативной информации. Так, ошибочным будет использование информации нормы о производстве обыска для обоснования и проведения выемки. Нельзя использовать информацию, содержащуюся в законе об оперативно-розыскной деятельности при производстве процессуальных следственных действий по аналогии.

Сообщаемая субъектом практического следоведения правовая информация должна быть понятной ее адресату. Не допускается манипулирование правовой информацией, искусственное расчленение целостного информационного массива на части с доведением до адресата информации в неполном виде при условии, что она должна быть передана полностью. Так, разъяснив подозреваемому его обязанности, необходимо также разъяснить и его права. Субъект практического следоведения вправе пользоваться информацией, соответствующей месту и времени ее применения. Нельзя, например, оперировать устно и в письменной форме устаревшей информацией, содержащейся в отмененном законе, измененной статье закона.

При производстве следственных действий на территории другого государства отечественный следователь обязан руководствоваться законом данного государства, а не своей страны.

111


Не допускается для разрешения правовой ситуации использование правовой информации, содержащейся в объявленном, продеклариро-ванном, но не вступившим в законную силу нормативном документе.

При изучении нормативного материала и использовании содержащейся в нем информации применяются различные методы (логико-правовой анализ, гипотеза, методы мысленного моделирования, распознавания, раздельного и сравнительного анализа и др.).

Так, определение того, что деяние содержит признаки преступления, становится возможным на основе методов распознавания и сравнения (путем выделения признаков изучаемого события, сравнения их с признаками уголовно-правового понятия преступления и формулирования вывода о их сходстве).

Осуществляя квалификацию преступления, субъект практического следоведения анализирует мысленную модель данного события, выделяет его признаки, а затем сравнивает их с признаками, зафиксированными в нормах Особенной части У К. Обнаружение сходства признаков модели содеянного с признаками какой-либо уголовно-правовой модели — нормы Особенной части УК — дает основание для вывода, что деяние подпадает под признаки такого-то, а не иного вида, такого-то, а не иного состава преступления.

Важное значение имеет принцип объективности анализа содержания, передачи и использования информации правового характера. Недопустимо использование надуманной, вымышленной информации, отсутствующей вообще и, в частности, в той норме, которая действует, анализируется, используется. Нельзя извращать, передергивать, искажать смысл нормативного акта.

При квалификации содеянного в случае конкуренции общей и специальной норм, приоритет следует отдавать специальной норме. Если же обнаружено, что норма федерального (или регионального) закона вступает в противоречие с Основным законом страны, приоритет имеет информация Основного закона.

Использование правовой информации как стержень проходит через весь механизм уголовного судопроизводства, нанизывая на себя отдельные стадии, виды деятельности и действий. Только на основе грамотного, правильного оперирования данной информацией возможно успешное решение распознавательных, идентификационных и квалификационных задач, выявление преступлений, обоснованное и своевременное возбуждение уголовных дел, эффективное собирание и оценка доказате. :ьств, обеспечение адекватного уголовного преследования виновных лиц, принятие и реализация правовых и криминалистических решений в розыскных, реабилитационных, надзорных, кассационных, профилактических и прочих целях.

112


I ii ПК), чтобы хорошо ориентироваться в мире правовой инфор-м. 111111 ' 111. i м отно анализировать содержание нормативных документов и i 1.1 тфпцированно применять на практике почерпнутые знания, < \ ' ' i ' i i i.i практического следоведения должны регулярно знакомиться i г. •.ц\пд11мой правовой литературой (монографиями, статьями, ком-м. 1и.1|111ями к УК и УПК, другим законам и т.д.). Особое значение в 11 •. м 1111.111 e имеет изучение публикаций по правовой тематике в юриди-

•I. i i и \ периодических изданиях (журналах «Российская юстиция»,

• i.i i.i щи ость» и др.), бюллетеней нормативных актов, обзоров из облас-||| 'удобной, следственной, прокурорской практики по уголовным

;]'• TIM.

§ 2. ИНЫЕ ВИДЫ НЕОТРАЖАТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Помимо правовой информации в структуру информационного ' и кт.печения уголовного судопроизводства входят и другие системы — поставщики ориентирующей и справочно-вспомогательной информации.

Архивная информация

Общефедеральные, ведомственные и иные архивы (государственных, коммерческих предприятий, общественных организаций, образовательных и других учреждений) — хранилище самой разнообразной информации. Субъекты практического следоведения нередко сталкиваются с проблемами, которые могут быть разрешены только с помощью архивной информации. Носителями подобной информации являются личные и иные дела, всевозможные материалы, медицинская документация, документы органов ЗАГС, других официальных структур.

Наиболее часто в уголовном судопроизводстве собирается и используется информация, содержащаяся в центральных и местных ведомственных архивах органов прокуратуры, внутренних дел, судебных инстанций, федеральной службы безопасности. В них концентрируются материалы прокурорских проверок, так называемые отказные материалы органов дознания, розыскные, оперативно-поисковые дела, прекращенные и прошедшие через суд уголовные и гражданские дела, материалы служебных расследований и другие документы.

Архивная информация собирается путем направления в хранилище документов соответствующих запросов, истребования или выемки документов, а также путем ознакомления с ними по месту хранения.

Решению этой задачи способствует подготовительная работа. Она предполагает определение:

— какая архивная информация необходима;

— в какой форме и каким образом она должна быть получена;

— где, когда, в каком источнике она может быть получена;

113


— в каких целях и каким образом полученная информация будет использована.

Полученная архивная информация может подтверждать имеющиеся данные, выступать в качестве основного либо дополнительного средства решения дальнейших задач. Она способствует:

— установлению лиц, скрывшихся с мест происшествий после совершенных ими преступлений;

— выявлению соучастников и других лиц из числа связей преступников;

— выявлению других преступлений, совершенных обвиняемыми;

— розыску похищенного имущества, орудий преступлений, транспортных средств, использованных преступниками;

— получению данных, существенных с точки зрения определения тактики следственных и оперативных действий;

— установлению личности погибших;

— собиранию материалов для назначения судебных экспертиз;

— изучению личности обвиняемых, потерпевших, свидетелей;

— возобновлению производства по приостановленным делам, отмене постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, о прекращении уголовного преследования;

— реабилитации невиновных лиц, ошибочно подвергшихся уголовному преследованию.

Данная информация используется и для собирания иных сведений, необходимых для решения поисковых, познавательных и других задач.

Опытная информация

Опытная информация — это знания о каких-либо фактах и закономерностях, накопленные в результате собственной практики субъекта следоведения, а также ставшие ему известными знания из практики его коллег. Они могут касаться как устойчивых, с необходимостью повторяющихся в аналогичных случаях внутренних и внешних связей и взаимодействий преступлений, других познаваемых объектов, так и закономерностей, лежащих в основе организации, осуществления практического следоведения.

В основе таких знаний лежат результаты личных наблюдений, анализа, оценки профессионально воспринимаемых событий, производимых действий, а также данные, почерпнутые при изучении опыта других субъектов практического следоведения, обмена с ними мнениями в неформальном контакте и на официальном уровне (например, на совещаниях по обмену передовым опытом выявления и раскрытия преступлений).

Важное значение, с точки зрения расширения правового и криминалистического кругозора, взятия на «вооружение» методов, приемов, эффективных технических средств, продуктивных подходов имеет изу-

114


чение публикаций практиков, делящихся со своими коллегами опытом работы по конкретным делам, по разрешению сложных поисково-познавательных ситуаций и другим вопросам уголовного судопроизводства.

Большое значение в этом же плане имеет изучение обобщенного коллективного опыта лучших следователей, розыскников, экспертов. Его результаты отражаются в соответствующих информационных письмах, инструктивных материалах, методических указаниях, иных документах управленческого звена правоохранительных органов федерального и регионального уровней, рассылаемых в нижестоящие подразделения. Особую информационную значимость имеют результаты обобщения коллективного опыта на научной основе и созданные на этой базе алгоритмизированные методики и рекомендации, опубликованные в виде методических пособий и руководств для следователей, прокуроров, судей, экспертов, работников органов дознания.

Информационное обеспечение практического следоведения в последние годы претерпело заметные изменения в сторону улучшения. Этому способствуют достижения в области кибернетики. Одной из задач программы информатизации в России является создание единой информационной вычислительной сети правоохранительных органов. В рамках этой программы на первоначальном этапе создаются внутриведомственные системы. В определенной своей части программа уже реализована. Так, в структуре автоматизированной системы информационного обеспечения Генеральной прокуратуры РФ (АСИО — Генеральная прокуратура) функционируют (разработаны авторским коллективом под руководством А.К. Караханьяна) различные автоматизированные информационно-справочные системы. В их числе имеются системы, содержащие сведения о следующих методиках расследования:

— преступных нарушений правил безопасного движения на железнодорожном транспорте (состоит из методики расследования крушений и аварий, блока для записи и хранения информации при расследовании текущих уголовных дел, а также блока с формами процессуальных документов);

— водно-транспортных преступлений, совершенных на речных и морских судах (структура системы аналогична системе для железнодорожного транспорта);

— авиационных происшествий и инцидентов (состоит из двух блоков. Первый блок содержит методику расследования авиационных происшествий и инцидентов, формы процессуальных документов, которые заполняются при выполнении следственных действий при расследовании конкретного уголовного дела с последующим выводом информации на печать для формирования уголовного дела. Второй блок

115


содержит перечень авиационных происшествий и инцидентов, перечень авиационных подразделений, ведомственную нормативную документацию, регламентирующую безопасность полетов. Этот блок позволяет целенаправленно проверить состояние работы любого авиационного подразделения по обеспечению безопасности полетов. Кроме того, этот блок поможет проводить плановые и внеплановые прокурорские проверки при осуществлении надзора за исполнением законов на воздушном транспорте);

— о поиске аналогов по делам об убийствах. Данная система позволяет искать аналоги по расследованным и прошедшим через суд уголовным делам, связанным: с убийствами граждан в жилищах при завла-дении их личным имуществом; при завладении государственным имуществом; по делам, расследование которых начато при отсутствии трупа; по убийствам, совершенным на сексуальной почве. При работе с системой необходимо задать некоторые данные, которыми располагает следователь (например, пол, возраст потерпевшего, свидетельские показания, характер повреждения и т.д.). Система найдет аналог(и) уголовного дела. Естественно, чем больше исходных данных, тем ближе будет найден аналог расследуемому уголовному делу. База данных содержит информацию из уголовных дел, приговоры по которым вступили в законную силу;

— расследование убийств, совершенных при проникновении в жилище;

— расследовании умышленных убийств на сексуальной почве;

— методике расследования умышленных убийств с целью завладе-ния автотранспортом;

— методике расследования убийств на бытовой почве.

Наряду с этим созданы также автоматизированная система информационного обеспечения «Поиск и принятие уголовно-правовых решений, связанных с хищением и противоправным завладением оружием», и автоматизированная система информационного обеспечения «Квалификации причинения смерти по части 2 статьи 108 УК РФ».

Совсем недавно автоматизированная сеть пополнилась еще одним важным звеном. Разработана и внедрена в Генеральной прокуратуре РФ компьютерная уголовно-правовая информационная система, обеспечивающая применение норм УК о преступлениях, совершенных с использованием огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ.

Она содержит шесть основных компонентов: 1) информация о понятиях «огнестрельное оружие, боевые припасы и взрывчатые вещества»; соотношение Закона РФ «Об оружии» с нормами уголовного законодательства; объекты компьютерного моделирования; 2) преступные деяния, вследствие которых лицо стало обладателем оружия; 3) неза-

116


конное хранение оружия — длящееся преступление; 4) оружие — предмет преступления; 5) оружие — орудие преступления; 6) преступные посягательства на установленный порядок хранения оружия.

Последовательность анализа компонентов модели не является строго заданной. При желании можно выйти на любой из них непосредст-испно.

Системы указанного типа создаются и на местах. Например, в прокуратуре Хабаровского края создана информационно-справочная система «Следователь». Основанная на программно-целевом методе раскрытия убийств, она помогает следователям планировать расследования, строить версии, назначать экспертизы, продуктивно решать другие вопросы.

Глава 9

Криминалистическая (уголовная) и иная регистрационная информация

Информационно-регистрационные системы, которыми пользуются субъекты практического следоведения, можно разделить на две группы: 1) специально созданные для правоохранительных органов; 2) созданные для информационного обслуживания самых различных государственных, общественных, частных структур и граждан.

Наиболее часто уголовному судопроизводству свои услуги предоставляет система криминалистической регистрации.

§ 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕГИСТРАЦИЯ

Криминалистическая регистрация определяется как научно обоснованная информационная спецсистема, созданная для собирания, учета, накопления, обработки данных о преступлениях и некоторых других объектах для последующего их (данных) использования правоохранительными органами в поисковых, в том числе розыскных, идентификационных и иных целях.

Объектами регистрации являются:

— люди (объявленные в розыск известные лица, совершившие преступления, задержанные, арестованные, а также без вести пропавшие и некоторые другие лица, представляющие оперативный интерес);

— криминальные трупы, а также трупы погибших, личность которых не установлена;

— утраченное огнестрельное нарезное оружие, похищенные вещи, угнанные автомобили и некоторые другие предметы, принадлежность которых известна, либо неизвестна (например, орудия взлома, применявшиеся при совершении преступлений);

— некоторые виды следов (например, следы пальцев рук с мест совершения нераскрытых преступлений);

117


— документы (например, поддельные ценные бумаги);

— похищенный и пригульный скот;

— нераскрытые преступления.

Изложенное свидетельствует, что одна часть регистрируемых объектов причинно связана с совершением раскрываемых преступлений. Такие объекты (например, неопознанные трупы людей с признаками насильственной смерти) являются потенциальными носителями информации, имеющей доказательственное значение, которая может быть использована для решения распознавательных, а также идентификационных задач по конкретным делам. Информация, содержащаяся в других объектах (например, пригульный скот), доказательственного значения не имеет, играя ориентирующую или справочную роль.

Как и любая иная система, криминалистическая регистрация состоит из соответствующих подсистем. Она складывается из отдельных видов криминалистических учетов. Последние различаются по форме учета (картотеки, следотеки, списки, альбомы, коллегии и т.д.), по способу и процедуре учета (алфавитные, дактилоскопические, по признакам внешности, по способу совершения преступления, по описанию и вещественным отображениям регистрируемых объектов), по способу обработки и выдачи регистрируемых данных (ручные, механизированные, автоматизированные). Криминалистические учеты ведутся в центре и на местах. Централизованные учеты — в соответствующих подразделениях центрального аппарата, в Главном информационном центре (ГИЦ) и экспертно-криминалистическом центре (ЭКЦ) МВД РФ. Местные учеты ведутся в зональных и региональных информационных центрах, а также в экспертно-криминалистических управлениях, в подразделениях уголовного розыска МВД автономных республик, ГУВД, УВД, РОВД. Существуют также централизованно-местные учеты. На общефедеральном уровне ведутся оперативно-справочные (пофамильные и дактилоскопические), оперативно-розыскные (лиц, без вести пропавших, неопознанных трупов, похищенных и изъятых номерных вещей и т.д.) учеты. Кроме того, созданы и функционируют пулегильзотека (учет пуль, гильз, патронов со следами оружия), картотека поддельных документов, изготовленных полиграфическим способом, картотека поддельных денег, некоторых других объектов.

На уровне местных криминалистических учетов ведутся следотеки (картотеки фотоснимков следов рук, изъятых с мест нераскрытых преступлений), дактилотеки, пулегильзотеки, коллекции следов орудий взлома, используемых преступниками инструментов и т.д.

В основе кая дого вида криминалистической регистрации лежит деятельность по собиранию, учету, передаче, накоплению, систематизации, обработке, хранению информации, которая затем в необходимых случаях передается пользователям по их инициативе.

118


Процесс движения информации в системе криминалистической ре гистрации может быть изображен следующим образом (см. схему):

Оперативно-справочные криминалистические учеты реализуются в форме алфавитно-справочных и дактилоскопических картотек. Ал-фавитно-справочные картотеки ведутся на лиц, которые:

— совершили преступление на территории автономной республики, края, области (местный учет);

— осуждены за преступление (независимо от его вида) и отбывают наказание (местный учет);

— объявлены в розыск (централизованный и местный учеты);

— являются наркоманами, проститутками, содержателями притонов, относятся к иным категориям лиц, подпадающих под действие административного надзора (местные учеты);

— осужденных за тяжкие преступления (ГИЦ МВД РФ). Оперативно-справочным считается также учет лиц, ведущих криминальный образ жизни. На них составляются фотоальбомы, фототеки, производится описание полученных по методу словесного портрета. На общефедеральном и региональном уровнях ведутся оперативно-

БелкииР.С. Криминалистика. Краткая энциклопедия. М., 1993. С. 66. 119


розыскные учеты (учет лиц, пропавших без вести, неизвестных больных, неопознанных трупов, похищенных номерных вещей, предметов антиквариата, похищенных паспортов и паспортов скрывшихся преступников и т.д.).

Эффективной проверке объектов по криминалистическим учетам способствуют созданные автоматизированные системы (универсальные и специализированные). Так, в ГИЦ МВД РФ функционируют такие, например, системы, как «Опознание», «Оповещение» (учет лиц, объявленных во всероссийский розыск), «Автопоиск» (учет похищенного, угнанного и бесхозного автомототранспорта). Одна из воронежских компьютерных фирм разработала уникальную автоматизированную систему регистрационной информации АСКРИН. Система рассчитана на введение в нее сведений о лицах, совершающих преступления и их связях, накопление и выдачу соответствующих данных по запросу в считанные секунды. Полученные сведения могут использоваться в целях идентификации личности правонарушителей, установления, где, когда, какие совершены ими преступления, а также выявления (по аналогии) их причастности к нераскрытым преступлениям со сходными характеристиками. От главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД РФ в 1995 г. фирма получила заказ на внедрение ее разработки почти по всей России. Эта разработка не имеет аналогов в мире. Одно из ее достоинств состоит в том, что после ее внедрения в 63 регионах передача интересующих следствие и розыск данных будет происходить почти мгновенно, как из соседней комнаты. Криминалистическая регистрация помогает:

— быстро находить нужную информацию о подозреваемых и обвиняемых;

— раскрытию неочевидных преступлений;

— обнаружению и изъятию предметов преступных посягательств;

— идентификации личности по трупу, который какое-то время не был опознан;

— розыску лиц, пропавших без вести;

— оптимизации работы по проверке следственных и розыскных версий.

Наиболее широко используется пофамильный учет. По нему проверяются все подозреваемые и обвиняемые. Инициатор проверки заполняет соответствующий бланк запроса и направляет его в информационный центр. Возвращается запрос со справкой о результатах проверки. В ней указывается, был ли проверяемый судим, когда и по какой статье УК, каким судом, к какой мере наказания осужден, когда освобожден или где отбывает меру наказания, не объявлен ли он в розыск (кем, когда, за что).

120


С пофамильным учетом тесно связан дактилоскопический учет. На этот учет ставятся те же лица, что и на пофамильный, за исключением лиц, которые хотя и были осуждены за совершение преступления, но под стражей не содержались.

11оставка на пофамильный и дактилоскопический учеты осуществляется одновременно. В этих целях регистрируемый дактилоскопиру-ется. Один экземпляр алфавитной карточки и дактилоскопической карты направляется в информационный центр местного МВД, УВД, а второй — в ГИЦ МВД РФ. В информационном центре выводится и указывается на алфавитной карточке дактилоскопическая формула. Благодаря этому по алфавитной карточке проверяемого можно при необходимости легко найти его дактилоскопическую карту, которая фиксируется в картотеке не по фамилии, а по дактилоскопической формуле — цифровому обозначению папиллярных узоров.

Существуют различные виды систем накопления и передачи идентификационной и справочно-вспомогательной информации, содержащейся в так называемых криминалистических коллекциях. Первоначально указанные коллекции создавались для демонстрационных и учебно-методических целей. Со временем они превратились в одну из вспомогательных информационных систем, используемых в практи-ческо-криминалистических целях.

Республиканские, краевые и областные экспертно-криминалисти-ческие подразделения МВД содержат небольшие по объему коллекции стреляных пуль, гильз патронов со следами оружия. В них хранятся гильзы охотничьих патронов, снарядов, выстреленных из гладкоствольного оружия, а также пули и гильзы, изъятые по нераскрытым преступлениям (при условии, что имеется не менее двух таких экземпляров и возможность поместить их как в местную, так и в централизованную пулегильзотеку). Указанная коллекция помогает устанавливать случаи совершения нескольких преступлений, при которых применялось одно и то же оружие. По данной коллекции производится также проверка изъятого, найденного и добровольно сданного оружия в целях установления возможной причастности его к расследуемому преступлению.

Существуют также и другие коллекции того же плана. Коллекция образцов почерка лиц, занимающихся подделкой и изготовлением рецептов (а это в основном наркоманы), используется для установления исполнителя подделки, представленного для исследования или помещенного в коллекцию рецепта.

Наряду с коллекциями указанного типа в системе криминалистической регистрации функционируют коллекции, содержащие объекты и информацию, не связанные с отражением преступления (они рассматриваются как банки справочно-вспомогательной информации).

121


Традиционная форма хранилищ такого рода информации — натурные коллекции образцов различного вида изделий (бумаги, замков, холодного оружия, чернил, паст, других материалов и изделий). Отличительная особенность данных коллекций состоит в том, что они содержат сведения справочного характера о признаках объектов различных типов, видов, классов, аналогичных тем, что могут являться предметом, средством, орудием преступления. Содержащаяся в коллекциях информация используется в качестве аналоговой, модельной в сравнительных исследованиях, проводимых в целях распознавания и определения групповой принадлежности исследуемых по уголовным делам объектов. Созданы следующие справочные коллекции:

— инструментов и других предметов, используемых при совершении преступлений в качестве орудия;

— изображений подошв и верха обуви;

— образцов резки металлов;

— образцов волокнистых материалов;

— образцов горюче-смазочных материалов;

— образцов наркотических и сильно действующих веществ и других объектов.

Такие коллекции могут состоять не только из объектов в натуре, но и из отображений объектов (фотоснимков, видеофильмов, слепков, описаний). Основная их часть размещается в экспертно-криминалис-тических подразделениях (управлениях, отделах) органов МВД, Мин-юста России. В их число входят обязательные (например, коллекции предметов, используемых в качестве орудий преступлений), желательные или рекомендуемые (например, коллекции пломб зарубежного производства), факультативные (пороха, взрывчатых веществ, клею-щих веществ и т.д.).

В настоящее время создание натурных коллекций осуществляется не на стихийной основе, как некогда делалось, а на базе соответствующих принципов их организации и использования, то есть на научной основе. Создан ряд информационных автоматизированных систем, действующих по специальной технологии поиска и выдачи запрашиваемых данных.

Так, в числе таких систем, функционирующих в Федеральном центре судебных экспертиз Минюста РФ имеются АИПС «Марка» (в банке данных содержатся эталонные образцы лакокрасочных материалов и покрытий), АИПС «Волокнистые материалы». В МВД разработаны аналогичные банки данных по наркотическим, взрывчатым веществам, резине и некот рым другим объектам.

Банки вспомогательных данных используются не только экспертами, но и работниками следственных и оперативно-розыскных подразделений. Для работы в полевых условиях им могут быть предоставлены

122


видеокопии некоторых видов информации справочных коллекций. Видеокопии помещаются в криминалистические передвижные лаборатории и могут использоваться прямо на месте происшествия.

§ 2. ИНЫЕ ВИДЫ РЕГИСТРАЦИИ

В случае необходимости субъекты ППД собирают и используют информацию, содержащуюся в некриминалистических регистрациях. Имеются в виду учеты, которые ведутся в различных сферах народного хозяйства, министерствах, ведомствах, комитетах, иных структурах и их подразделениях. Ряд форм учета лиц, обращающихся в медицинские учреждения, ведется в системе здравоохранения. Так, в стационарных медицинских учреждениях существуют журналы учета приема больных и отказов в госпитализации, учета приема беременных, рожениц, учета лиц, подлежащих периодическим медицинским осмотрам, учета психически больных, учета наркологических больных. Полученная по запросу или путем непосредственного изучения соответствующих документов по месту их нахождения информация указанных и некоторых других медицинских учетов может оказаться полезной для решения различных задач. Она способствует более глубокому изучению личности подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей, установлению мотива их поведения, наличия психических и физических недостатков, выявлению лиц, скрывшихся с места происшествия, осуществлению идентификации личности по трупу и т.д.

Достижению целей ППД способствуют учеты военных комиссариатов Министерства обороны (учеты граждан, призываемых на действительную воинскую службу, учеты офицеров запаса, учеты солдат, матросов запаса и др.), а также информация, аккумулируемая органами, осуществляющими запись актов гражданского состояния, некоторыми другими органами и учреждениями, ведущими учеты.

Сообщаемые ими сведения могут быть использованы для розыска известных лиц, местопребывание которых не установлено, изучения личности допрашиваемых и при решении других задач.

Таким образом, с помощью криминалистических и иных видов регистрации субъекты практического следоведения могут получить самые разнообразные интересующие их сведения.

Так, в отношении проверяемых лиц можно выяснить:

— состоит ли проверяемое лицо па административном учете;

— подвергалось ли оно аресту (где, когда, кем);

123


— не числится ли лицо пропавшим без вести;

— какую кличку имеет;

— не является ли наркоманом;

— за что, когда, где, каким судом, к какой мере наказания было осуждено;

— задерживалось ли за попрошайничество;

— где проживает (прописано);

— не является ли психически либо венерически больным;

— не находится ли в розыске (местном, федеральном);

— состоит ли на дактилоскопическом учете;

— каковы его подлинные фамилия, имя, отчество.

При проверке каких-либо предметов выясняются такие вопросы:

— не похищена ли данная номерная вещь;

— кому принадлежит данное нарезное огнестрельное оружие;

— не совершено ли преступление с применением данного экземпляра оружия;

— не использовалось ли данное оружие при совершении нескольких преступлений;

— не является ли данный паспорт похищенным;

— не имеют ли единого источника происхождения данные поддельные документы, денежные знаки;

— кому принадлежит данная антикварная вещь, не является ли она похищенной.

Перечень этот не является исчерпывающим. При необходимости инициатор проверки может получить сведения и по другим вопросам.

Глава 10

Гомологические объекты как носители криминалистически значимой информации

§ 1.ПОНЯТИЕ И НАЗНАЧЕНИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ГОМОЛОГИИ

С криминалистической точки зрения, преступление, как и любое иное социальное событие, может быть охарактеризовано как процесс реализуемого в определенных условиях взаимодействия и отражения людей, предметов и отношений.

Криминалистическая гомология1 как отрасль криминалистики связана с изучением людей в качестве структурных элементов системы реализации и отражения познаваемых в уголовном судопроизводстве событий. В перву ю очередь имеются в виду активность и ключевая роль

'Термин «гомология» происходит от латинского homo — человек и греческого ^.буоо — учение.

124


участников отражательных процессов в рамках событий, содержащих признаки преступлений. Наряду с этим в криминалистической гомологии изучаются участники других событий, имеющих правовое и криминалистическое значение. В основной своей массе эти события так или иначе связаны с преступлением либо имеют какое-либо отношение к его отдельным элементам (например, к условиям жизни, воспитанию лиц, совершивших преступление, к обстоятельствам приобретения владельцем какой-либо вещи, которая затем была у него похищена).

Раскрытию своеобразия, дифференциации и углублению знания о специфике познаваемых объектов, конструктивному использованию достигнутых результатов в научных и практических целях способствует криминалистическая классификация гомологических объектов.

По процессуальному положению они подразделяются на преступников (заподозренных, подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, осужденных), потерпевших и свидетелей; по отношению к преступному опыту (имеющие криминальный опыт — не имеющие криминального опыта), по половой и возрастной принадлежности, по уровню владения языком, на котором ведется судопроизводство (владеющие — недостаточно владеющие — невладеющие), по состоянию психического и физического здоровья, отношению к гражданству РФ (граждане РФ — граждане иностранных государств — лица без гражданства), по отношению к какой-либо местности (местные — приезжие) и по другим основаниям.

По разным основаниям классифицируются и отдельные группы гомологических объектов. Так, преступники подразделяются на судимых в прошлом и несудимых, на признающих свою вину и непризнающих вину, на явившихся с повинной в правоохранительные органы и не сделавших этого, на тех, что совершили (совершают) преступления в одиночку и в составе группы, на знакомых и незнакомых с потерпевшими и другие подгруппы.

Свидетели могут быть распределены: по признакам возрастной, национальной принадлежности, по уровню образования, по характеру события, по поводу которого они делают сообщения, дают пояснения и показания (свидетели преступления — свидетели иных событий), по функционально-процессуальному назначению их показаний (свидетели обвинения — свидетели защиты — нейтральные), по правдоподобности показаний (свидетели, дающие ложные показания — свидетели, дающие правдивые показания) и другим, как собственным признакам указанных лиц, так и по признакам их связей и отношений с другими объектами.

Потерпевшие от преступления классифицируются: по виду причиненного им вреда, по уровню психического и физического состояния в момент совершения преступления, по признаку наличия реального

125


контакта с преступниками в момент совершения преступления, по отношению к преступнику (незнакомые — малознакомые — знакомые), по характеру отношений знакомых (родственники — сослуживцы — соседи — прочие) и т.д.

Задача детальной гомологической классификации рассматриваемых объектов состоит в познании их криминалистически значимых особенностей, в разработке понятий, типологий, предметной, функциональной, информационной и иных характеристик участников познаваемых в уголовном судопроизводстве событий. Конечной же целью изучения гомологического материала является разработка средств, методов, приемов, методик и рекомендаций по их внедрению в следственную, оперативно-розыскную, экспертную и судебную практику. Поступая на «вооружение» практиков, эти виды научной продукции помогают им при: 1) установлении личности участников и самого познаваемого события; 2) получении полной и достоверной информации, содержащейся в памяти лиц относительно объекта практического познания в уголовном судопроизводстве; 3) обнаружении, фиксации, изъятии, исследовании других материальных объектов и материально фиксированных следов, информативных с точки зрения решения поисково-познавательных задач; 4) овладении и конструктивном использовании собранной информации в правовых и криминалистических целях.

Представляя собой целостную систему знания, криминалистическая гомология опирается на богатый научный фундамент. Он формируется из положений и достижений различных отраслей наук юридического и неюриднческого профиля (физиологии, биологии, психологии, психиатрии, теории отражения, теории человеческой деятельности, гносеологии, уголовного и уголовно-процессуального права и т.д.).

Важную роль в структуре научных основ криминалистической гомологии играют положения общей и частных криминалистических теорий, методы и методики криминалистических научных исследований, методики выявления и раскрытия преступлений, идентификации личности, криминалистического моделирования, наблюдения, распознавания и решения иных практических задач в уголовном судопроизводстве.

Как системное образование, криминалистическая гомология складывается из трех подсистем: 1) криминалистического учения о жертве преступления (криминалистической виктимологии); 2) криминалистического учения о преступнике (заподозренном, подозреваемом, обвиняемом, подсудимом; 3) криминалистического учения о свидетеле.

Взаимодополняя друг друга, опираясь на общий теоретический и методологический фундамент, имея общую направленность, каждая из указанных подсистем (частей, разделов) характеризуется определенным своеобразием. Оно обусловлено специ4)ическими особенностями непосредственных объектов изучения и практически значимых задач.

126


Криминалистическая гомология состоит из общих положений и особенной части. Общие положения — это система знаний (понятий, подходов, методов и процедур и т.д.), одинаково важных для всех случаев гомологических исследований и решаемых при этом теоретических и прикладных задач познавательного и конструктивного (созидательного) порядка. Особенная часть представляет собой систему знаний о специфике отдельных категорий лиц как объектов гомологической группы, об особенностях их обнаружения и криминалистической отработки (фиксации, исследования и т.д.).

Таким образом, криминалистическая гомология как отрасль криминалистики представляет собой систему знаний, во-первых, о человеке как личности, как следообразующем и следовоспринимающем объекте — носителе информации, имеющей значение для решения правовых и криминалистических задач, во-вторых, о средствах, приемах, методах, технологии установления данного носителя информации и его изучения, в-третьих, о средствах, приемах, методах, технологии собирания, анализа, накопления, передачи и использования информации, содержащейся в памяти ее носителей, а также в материально фиксированных следах на теле, одежде, других сопутствующих вещах и объектах, с которыми носитель взаимодействовал, реализуя свою активность в рамках познаваемых в уголовном судопроизводстве событий. Криминалистическая гомология играет ключевую роль в системе тех отраслей криминалистики, которые сформировались и развиваются вокруг соответствующих объектов — носителей информации, собираемой и используемой в уголовном судопроизводстве. Объяснить это просто: все, что связано с познаваемым событием, включая механизм и особенности следообразования, обусловлено активностью его участников, их межличностным взаимодействием, а также взаимодействием с вещными и другими элементами окружающей среды. И хотя специфические аспекты различных видов и групп носителей криминалистически значимой информации разрабатываются в рамках других отраслей криминалистики (трасологии, одорологии, оружиеведении, микрологии, взрыво-техники и т.д.), решение возникающих при этом задач базируется на общих положениях теории, методологии, методики криминалистической гомологии как криминалистического учения о личности, поведении, деятельности в уголовном судопроизводстве.

Выступая в качестве определяющего, базового звена общей системы криминалистического человековедения и следоведения, органично соединяя в себе оба эти магистральные направления научного и практического познания, криминалистическая гомология является одной из самых активно формирующихся и весьма перспективных областей криминалистики.

Объективные предпосылки для этого заложены в самой основе криминалистики, в той материи, которая лежит в сфере интересов данной

127


науки, в закономерностях поведенческого, деятельностного, отражательного характера двух социальных типов людей: лиц, вовлеченных в орбиту криминальной активности, и лиц, осуществляющих борьбу с преступностью.

§ 2. ИНФОРМАЦИОННОЕ СОДЕРЖАНИЕ И ВОЗМОЖНОСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ ГОМОЛОГИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ

Гомологические объекты являются носителями самой разнообразной информации по весьма широкому кругу вопросов, исследуемых в уголовном судопроизводстве. (В первую очередь сказанное касается преступников.)

Главным образом это объясняется тем, что каждое преступление, как и любое иное событие поведенческого, деятельностного типов, всегда связано с активностью какого-либо одного лица (как минимум), а значительно чаще — нескольких (многих) лиц. Это лица самых различных категорий, имеющие прямое либо косвенное отношение к событию, его отражению, сохранению, исчезновению, изменению, распространению и использованию информации (инициаторы, вдохновители, организаторы, участники события, их пособники, покровители, укрыватели, попустители, заинтересованные и незаинтересованные наблюдатели и т.д.). Каждый, кто так или иначе прикосновен к событию, к информационным процессам, связанным с ним, может рассматриваться субъектом ППД как носитель информации, объект взаимодействия с другими лицами и объектами, вовлеченными в сферу реализации и отражения события. Все они отличаются один от другого характером, глубиной, степенью возникших отношений. И тем не менее каждый из них представляет интерес для субъекта ППД, должен быть установлен и как объект тактического воздействия подвергнут соответствующей криминалистической отработке. Основной целью при этом является налаживание своевременного, делового, конструктивного взаимодействия в условиях уголовного производства между субъектами ППД и носителями информации. Подобное взаимодействие необходимо прежде всего для получения достоверной, исчерпывающей информации о познаваемых событиях и его участниках. Кроме того, оно исходит из задачи собирания данных о других реально существующих гомологических носителях информации, о материально фиксированных следах и вещных объектах, а также о потенциальных источниках искомой информации. И наконец, оно способствует формированию устойчивой социально полезной позиции носителей личностной информации, исключению возможности противодействия правоохранительным органам.

В целях практического применения создаются средства, приемы, методы, разрабатываются подходы овладения информацией о личности, образе жизни, формальных и неформальных связях, круге общения

128


и II птсрссах преступников, свидетелей, потерпевших (как на общем, так iiii.i иидовом и внутривидовом уровнях), рекомендации по использованию собранных данных для установления психологического контакта || получения от носителей информации сведений об обстоятельствах |1|«'с тунления и связанных с ним событий.

К человеке информативно все: мысли, душевные порывы, тело, со-и\ гсгвующие вещи, формы, направления, особенности проявления ак-| II 1ЧЮСТИ и многое другое, связанное с его сущностью, сферами, видами, отравлениями ее реализации.

Гомологическую информацию содержат память ее носителя, устная || письменная речь, почерк, характер и состояние одежды, выражение ища, взгляд, жестикуляция, следы, оставленные им, и следы, образо-п.шшиеся на частях его тела, одежды, на обуви, других объектах, обстановка его жилища и рабочего места, профессия, круг знакомств, интересы и т.д.

Определенная часть информации, носителем которой является че-ювек, может быть получена непосредственно от самого человека рече-иым или иными способами. Наряду с этим в уголовном судопроизводстве реализуются и другие пути собирания гомологической информации. Она может быть почерпнута субъектом ППД в результате непосредственного восприятия совершаемых ее носителем действий, поступков, наблюдения за его поведением и деятельностью, а также путем изучения его прошлого, образа жизни, интересов, намерений, увлечений, формальных и неформальных контактов с другими лицами, поведения и деятельности лиц его ближайшего окружения по данным, полученным из других источников.

Овладению информационным потенциалом рассматриваемых лиц способствуют осмотр и исследование их имущества, предмета, средств, продуктов криминальной, трудовой и иной деятельности, образуемых при этом материальных следов. Этой же цели служат обследование жилища, рабочего места, освидетельствование тела, осмотр одежды носителя информации, изучение его в ходе производства медицинской, психиатрической, психологической и других судебных экспертиз.

Информация, содержащаяся в гомологических объектах, классифицируется по различным основаниям. По виду носителя информации выделяется информация преступников, информация потерпевших, информация свидетелей. По процессуальной значимости информация может быть подразделена на доказательственную, ориентирующую, вспомогательную.

По отношению информации к характеризуемым объектам она разделяется на следующие группы:

— информация о самом носителе информации;

— информация о других лицах как носителях информации;

129


— информация о материально фиксированных следах и других материальных носителях информации живой и неживой природы;

— информация о познаваемых событиях и обстоятельствах.

Типовая криминалистическая характеристика человека как носителя и источника значимой для уголовного производства информации ориентирует практиков на необходимость применения при его изучении системного подхода, анализа в комплексе самых различных аспектов, сторон, признаков данного партнера по вербальной и невербальной коммуникации.

Поэтому криминалистическая гомология рекомендует субъектам ППД подходить к каждому человеку, от которого могут быть получены полезные сведения, с позиции его рассмотрения с трех точек зрения. Во-первых, как личности; во-вторых, как участника исследуемого события и процесса его отражения; в-третьих, как следообразующего и одновременно следовоспринимающего объекта.

Предметом познания, анализа и оценки при этом могут являться следующие обстоятельства:

— признаки человека как личности и объекта взаимодействия (социальный статус, образ жизни, материальный, интеллектуальный уровни, половая, возрастная, профессиональная принадлежность, внешний облик, факторы, обусловившие криминалистически значимое поведение, роль в содеянном и т.д.);

— особенности его поведения и деятельности до, в ходе и после исследуемого в уголовном производстве события;

— преследуемые при этом цели, реализуемые мотивы;

— совершенные им действия, способы, орудия и средства действий, поведения, деятельности;

— механизмы взаимодействия его с другими материальными объектами и отражения в рамках познаваемого события;

— следы, образующиеся на этих объектах, а также следы, образующиеся в памяти (психические отражения), на теле, одежде, других сопутствующих вещах;

— наличие, характер связи с местом происшествия, с местом иного познаваемого события, предметом преступного посягательства, иными материально фиксированными объектами, участвовавшими в процессе следообразования;

— уровень информированности относительно устанавливаемого события, факта, предмета, иного обстоятельства; значимость сообщенных сведений для выявления, раскрытия преступления и решения других задач ППД;

— обстоятельства и условия восприятия и фиксации передаваемой (ожидаемой) информации, ее содержание и объем;

— уровень полноты, объективности, качества переданной субъекту ППД информации;

130


— то, насколько органично эта информация вписывается в систему собранных данных, стыкуется с данными из других источников, не противоречит ли им (а если противоречит, то почему);

— уровень стабильности, прочности, перспективности занятой на следствии позиции;

— то, кому, помимо источника информации, известны описываемые им обстоятельства, в каких документах, других материально фиксированных источниках могут содержаться сведения по тем же вопросам;

— действия и признаки других лиц непосредственно до, в ходе и после совершения преступления;

— то, кому, когда, каким образом ранее им передана криминалистически значимая информация, какая на это была реакция.

В том случае, когда человек рассматривается не только с точки зрения получения от него информации, хранящейся в его памяти, но и как носитель материально фиксированных следов, он (и следы на нем) исследуются как путем речевого способа снятия информации, так и иными способами (путем осмотра одежды, освидетельствования тела человека и т.д.).

При этом во внимание принимаются такие обстоятельства:

— временные, пространственные, ситуационные характеристики следов (когда, где, в каких условиях, при каких обстоятельствах образовались);

— особенности следов, механизма их образования, расположения (их характер, вид, количество, строение, состояние, локализация, соотношение с другими видами следов и т.д.);

— период времени, прошедший с момента образования следов до их обнаружения, исследования; степень сохранности; факторы, обусловливающие их посткриминальные изменения;

— обстоятельства, пути, методы выявления следов и включения их в орбиту расследования, соблюдение правовых условий и порядка их обнаружения, фиксации, изъятия, исследования;

— степень полноты, достоверности получаемой при их исследовании информации, объективности ее получения, поисковая, идентификационная, иная значимость информации; не противоречит ли она другим данным, собранным по делу.

Ни одно производство уголовно-правового характера, связанное с поиском и познанием, не может обойтись без использования информации преступников, лиц, пострадавших от их действий (бездействия), свидетелей.

Нет в уголовном судопроизводстве таких задач, для решения которых не подходит гомологическая информация. Возможности ее реализации поистине безграничны.

131


На информации данного плана базируются самые разнообразные правовые, организационные и криминалистические решения. С учетом данных, полученных от преступников, потерпевших, свидетелей строятся версии, определяются подлежащие выяснению обстоятельства, разрабатываются и реализуются программы отдельных действий, комплексов действий, осуществляется поисковая, познавательная, профилактическая, прогностическая и иные функции уголовного производства. Информация, поступающая от указанных лиц, используется для их собственной идентификации, для идентификации других лиц и объектов и для решения множества распознавательных задач. Гомологическая информация собирается путем производства процессуальных (допроса, очной ставки и т.д.) и непроцессуальных действий субъектов ППД. При этом реализуются самые различные методы и приемы поиска носителей информации, получения, фиксации, анализа, оценки и использования полученных данных. В их круг входят как традиционные (наблюдение, идентификация, моделирование, расспрос и т.д.), так и новые приемы и методы, представляющие собой более эффективные модификации ранее применявшихся методов либо отражающие принципиально новый уровень знания и прежде неизвестные возможности. Так, для собирания ориентирующей информации в нашей стране все шире реализуется обследование на полиграфе. Ведется активная проработка вопроса о возможности собирания ориентирующей информации путем тестирования с помощью специалистов в области криминалистической гипнологии.

Глава 11

Трасологические объекты как носители криминалистически значимой информации

§ 1. ПОНЯТИЕ, ОБЪЕКТЫ, НАЗНАЧЕНИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТРАСОЛОГИИ

Криминалистическая трасология1 это область криминалистического знания о следах, отражающих признаки внешнего строения следообразующих объектов, о механизме следообразования, а также о средствах, методах и приемах их обнаружения, фиксации, изъятия, сохранения и исследования в целях установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного судопроизводства.

Под следами в трасологическом значении понимаются материальные отображения на каких-то предметах признаков внешнего строения

Термин «трасология» происходит от французского trace — след и греческого ^.ogos — учение.

132


других материальных объектов, контактно взаимодействовавших с

первыми.

Следы трасологической группы подразделяются по различным основаниям, в том числе по источнику их происхождения и по механизму образования.

133


По источнику происхождения следы подразделяются на следы человека, животных, транспортных средств, орудий, инструментов, механизмов и прочие следы.

По механизму образования и в зависимости от силы воздействия и твердости объектов выделяются следы объемные и поверхностные.

Объемные следы образуются в результате остаточной деформации материала следовоспринимающего объекта в случаях, когда сила воздействия и твердость следообразующего объекта способны создать такую деформацию. Специфическими особенностями данных следов является их зеркальность (выпуклости на следообразующем объекте получают свое отображение в следовоспринимающем объекте в виде углублений, а углубления — в виде выпуклостей) и трехмерное отображение в них следообразующего объекта. Последняя особенность имеет исключительно важное криминалистическое значение, так как позволяет судить как о групповых (родовых) признаках, так и индивидуальных признаках следообразующего объекта.

Поверхностные следы образуются в тех случаях, когда сила воздействий не способна вызвать остаточную деформацию материала следовоспринимающего объекта, а изменения его происходят только на поверхности. Такие изменения возникают либо в результате наслоений на следовоспринимающем объекте частиц вещества, привнесенного следообразующим объектом (следы наслоения), либо в результате удаления со следовоспринимающей поверхности вещества, которое на ней находилось (следы отслоения).

Кроме того, поверхностные следы по степени их различимости невооруженным глазом в видимых лучах спектра подразделяются на видимые, слабовидимые и невидимые.

В зависимости от особенностей механического воздействия объектов следообразования одного на другой или друг на друга следы условно подразделяются на статические (оттиски) и динамические.

Статические (оттиски) возникают в тех случаях, когда при соприкосновении следовоспринимающего и следообразующего объектов отсутствует скользящее движение одного из них по поверхности другого. Оттиск образуется в результате воздействия силы лишь в одном направлении (например, при нажиме ноги на поверхность грунта).

Динамические следы образуются в процессе скользящего движения одного или обоих взаимодействующих объектов. В результате взаимодействия нескольких сил в принципиально разных направлениях (одна действует ^ак при образовании оттисков, а другая — параллельно следовоспринимающей поверхности), конфигурация следообразующего объекта воспроизводится на контактной поверхности в виде линейных борозд и валиков (например, следы резца на детали).

134


Ио.чможны и комбинированные (статические и динамические) • 'к •/n,i. Например, статические следы качения автомобильного колеса 111 и I in •рмальном движении по грунту, переходят в динамические следы | ("-пня, возникающие при резком торможении.

К зависимости от места расположения изменений на следовоспри-ипм.иощем объекте следы подразделяются на локальные и периферические.

Локальные следы возникают в результате изменений, происходящих в границах контактного соприкосновения следообразующего и | '[('ловоспринимающего объектов (локальными, например, являются ' iiii.cMHbie следы обуви в мягком грунте).

Периферические следы образуются за пределами зоны контактно-||| взаимодействия следообразующего и следовоспринимающего объ-гмов (периферическим, например, может быть след какого-нибудь 111 >гдмета, образованный за счет изменения окружающей, не прикрытой it им предметом поверхности под воздействием света).

Классификация следов позволяет судить о механизме их образова-11ИЯ, а тем самым и о способе совершения определенных действий, в результате которых данные следы возникли, и об особенностях объек-| он, образовавших эти следы.

Следы рук человека

Следы рук человека традиционно занимают первое место в группе | дедов-отображений. Объясняется это тем, что в процессе подготовки || с-.овершения преступления человек чаще всего прикасается руками к I >.1зличным объектам.

В следах рук (пальцах и ладонях) содержится информация, которая позволяет установить конкретного человека, что упрощает выяснение ]|яда обстоятельств содеянного. Эта возможность обусловлена индивидуальностью строения кожи пальцев и ладоней рук (такие же свойства имеют пальцы и ступни ног человека).

В трасологии изучением строения кожных узоров пальцев и ладоней рук с целью их использования для идентификации человека, ро-ч.юка, регистрации преступников, решения других задач занимается специальная отрасль криминалистики, называемая дактилоскопией* (и;|льмоскопия2 — раздел дактилоскопии, изучающий ладони рук).

Пальцевые узоры в виде их оттисков в давние времена использовали i и качестве подписи многие народы, главным образом в странах Вос-iiiK;i и Китая.

Дактилоскопия — грсч. 5акт\)Лоо — палец и спсотаб — смотрю, что в буквальном ["•иоде означает «пальцссмотренис».

Пальмоскопия — от латинского palma — ладонь и греческого окотгеб — смотрю.

135


Научное обоснование отождествления (идентификации) человека по следам рук непосредственно связано с анатомическими особенностями строения кожного покрова человека.

Кожный покров у человека состоит из двух слоев: верхнего — надкожицы (эпидермиса) и нижнего — собственно кожи (дермы). Эпидермис кожи представляет собой слой мертвых, ороговевших клеток, которые постоянно слущиваются в виде чешуек. Дерма кожи имеет два слоя: сетчатый и сосочковый. Первый — состоит из плотной ткани, а второй слой составлен из разнообразных по форме и величине возвышений (сосочков). На одних частях тела эти возвышения на поверхность эпидермиса почти не выступают, и кожа здесь кажется гладкой. На других (например, ладонных поверхностях кистей рук) они заметно выступают и образуют линейные возвышения в виде гребешков, которые называются папиллярными линиями1. На гребнях папиллярных линий между сосочками для выделения пота, располагаются воронкообразные углубления — поры, диаметром до 0,25 мм.

Папиллярные линии отделены одна от другой бороздками (углублениями) шириной от 1,2 до 0,4 мм. Располагаясь в виде потоков, па-пиллярные линии и бороздки образуют узоры различной формы и сложности, получившие название папиллярных узоров2.

Кожу пальцев и ладоней рук характеризуют следующие основные свойства:

— индивидуальность;

— относительная неизменяемость;

— восстанавливаемость;

— возможность классификации;

— способность отпечатываться на предметах.

Самое значительное их свойство — индивидуальность, обусловливающая их неповторимость. Даже у однояйцевых близнецов, совокупность деталей в строении кожных узоров никогда не повторяется. За сто последних лет в мировой практике не выявлено ни одного случая совпадения кожных узоров у разных людей. Более того, мелкие особенности папиллярных узоров в совокупности создают комбинации — макроструктуру, неповторимую даже на разных пальцах одного человека. Поэтому при идентификации криминалисты активно используют не только макроструктуру папиллярного узора, но и микроструктуру, выражающиеся в особенностях строения папиллярных линий (эдже-скопия) и пор (пороскопия).

Папиллярные, т.е. сосочковые — от латинского papilla — сосок. Простые папиллярные узоры имеются у низших млекопитающих. У обезьян форма папиллярных узоров приближается к с|юрме узоров, присущих человеку.

136


Поры имеются на любой части тела человека, но больше всего их годсфжится в папиллярных линиях. На папиллярной линии длиной пколо одного сантиметра находится от 9 до 18 пор. Важный признак — форма пор — при следообразовании отображается стабильно.

11ри идентификационных исследованиях пор изучаются их общие и ч.к-гные признаки. К общим признакам относят количество пор на определенном локализованном участке папиллярной линии, а к частным — их форму, диаметр, размер, расположение лучей и некоторые другие признаки.

Второе важное свойство папиллярных узоров — относительная неизменяемость — формируется еще в утробный период развития чело-иска и сохраняется не только в период его жизни, но и какой-то период после смерти человека (они сохраняются вплоть до полного разрушения тканей тела).

Ученые-криминалисты на большом экспериментальном материале доказали, что поверхностные повреждения надкожицы не влекут за собой изменения папиллярного узора, так как поврежденные узоры через некоторое время восстанавливаются в своем первоначальном ниде. Только глубокие порезы или ожоги третьей степени оставляют на коже рубцы и шрамы, которые еще более индивидуализируют папил-лярный узор.

Папиллярные узоры поддаются классификации. Это обусловлено следующими особенностями.

Большинство папиллярных узоров на конечных фалангах состоят из трех потоков линий. Один находится в центральной части узора и образует внутренний рисунок. Два других потока — верхний и нижний, огибают внутренний рисунок сверху и снизу. Участок узора, где эти потоки сближаются, напоминает букву «дельта» из греческого алфавита, в результате чего этот участок узора получил название — дельта.

В зависимости от количества потоков папиллярных линий, формы внутреннего рисунка, по принятой в России классификационной системе, Папиллярные узоры пальцев рук делятся на три типа: дуговые, петлевые и завитковые с дополнительным делением каждого типа на разновидности в соответствии с особенностями строения узора.

Дуговые узоры встречаются приблизительно у У/о людей. Это наиболее простые по своему строению узоры. Они состоят из не более двух потоков папиллярных линий, которые берут начало у одного бокового края пальца и идут к другому, образуя в средней части узора дугообразные фигуры. В дуговых узорах отсутствует внутренний рисунок и дельта.

Петлевыми узорами обладают около 69% людей. Этот тип узоров состоит не менее чем из трех потоков линий, имеет одну дельту, а их внутренний рисунок содержит, как минимум, одну папиллярную

137


линию в виде свободной петли, состоящей из головки, ножек и открытой части. Петлевые узоры, в зависимости от положения открытой части, подразделяются на мизинцевые (ульнарные) и большевые (радиальные).

Завитковые узоры (имеются у 26% людей) характеризуются более сложным по сравнению с дуговыми и петлевыми узорами строением, так как образует круги, овалы, спирали, петли-спирали, систему петель, огибающих одна другую, и иные, не менее сложные образования. Характерной для завиткового узора особенностью является наличие в нем не менее двух дельт, одна из которых расположена слева, а другая — справа от внутренней части узора.

Кроме общего строения, в каждом узоре обнаруживается множество частных (мелких) морфологических образований, наличие которых позволяет отличить один тип узора от другого. К таким частным признакам папиллярного узора относятся: начало и окончание линий, разрывы и разветвления линий, мостики, точки, глазки, обрывки, изломы и изгибы, выпуклости и вогнутости.

Возможность классификации папиллярных узоров послужила основой для теоретических и практических разработок, успешно используемых в борьбе с преступностью. Были созданы десятипальцевые, пятипальцевые и однопальцевые (монодактилоскопические) системы регистрации арестованных и осужденных лиц. С 1906 г. в России начали использовать пальцевые отпечатки для целей идентификации человека в уголовном судопроизводстве.

Еще одно свойство кожи пальцев и ладоней рук заключается в способности отпечатываться на тех предметах, к которым прикасались руки человека. Причем образование отпечатков происходит независимо от желания и воли человека, что обусловлено физиологическими свойствами кожи — тем, что поверхность кожи всегда покрыта выделениями пота и жира. Переходя при прикосновении на предмет, они образуют на нем отпечатки, копирующие папиллярные узоры.

Кроме морфологической информации, обусловленной особенностями строения кожного покрова ладонной поверхности, в следах рук человека отображается не менее важная информация о человеке, оставившем след, материальным носителем которой является потожировое вещество. Возможность использования этой информации в познавательных целях появилась сравнительно недавно, что во многом связано с развитием биохимической науки и приборостроения.

На сегодляшний день открыты 24 вида аминокислот, присутствующих в потожировом веществе у людей. Их набор для каждого человека индивидуален; кроме того, их соотношения у конкретной личности отличается значительным своеобразием. Именно на этом своеобразии

138


и построена методика идентификации человека по аминокислотному составу потожирового вещества.

Кроме того, биохимические исследования позволяют получить сведения о группе крови лица, иногда о его половой принадлежности, отдельных заболеваниях организма, особенностях иммунной системы, о принимаемых лекарствах, наркотиках, привычной пище и некоторых других признаках, существенных с криминалистической точки зрения

Следы ног человека

На местах проведения следственных действий или оперативных мероприятий могут быть обнаружены: следы босых ног; следы низа и верха обуви; следы ноги, одетой в носок, чулок, колготки и т.п.

В следах босых ног отображается стопа (пальцы, плюсневая часть, свод стопы, пяточная часть) с признаками папиллярных узоров и различными дефектами кожи (мозоли, шрамы, рубцы, искривления, складки, аномальные образования и т.п.). По следам босых ног отождествляется непосредственно сам человек. В следах обуви, как правило, отображается подошвенная часть (подметки, промежуточная часть и каблук) с признаками внешнего строения (рельефные рисунки, фирменные знаки, буквы и цифры на промежуточной части, подковки, участки износа, механические повреждения и т.п.). По следам обутой ноги может быть идентифицирована обувь.

Стопа, одетая в чулок или носок, отображает ее размер и форму. Швы, утолщения, разрывы, потертости и другие частные признаки позволяют и идентифицировать чулок или носок, в который была одета стопа.

В зависимости от условий образования следы ног могут быть объемными и поверхностными.

Объемные подразделяются на вдавленные следы и объемные следы скольжения.

Вдавленные следы ног представляют собой объемные отображения рельефа подошвенной части обуви или стопы, образовавшиеся за счет остаточной деформации рыхлого грунта, снега, пыли или другого сле-довоспринимающего вещества.

Обычно вдавленные следы четко передают общие и частные признаки подошвы, а именно: размер, форму, рельефные рисунки и мелкие особенности.

Объемные следы скольжения возникают как при скольжении подошвы обуви по опорной поверхности, так и при нанесении удара ногой по преграде. Объемные следы скольжения имеют вид трасс (царапин) или мазков. Они пригодны для идентификации обуви в случаях, когда на подошве обуви имеются твердые выступы (головки гвоздей, подковки и т.п.), образующие четкие трассы.

139


Непригодный для идентификации след ноги может быть использован для получения диагностической информации, в частности для установления, какой ногой и какими частями обуви они оставлены.

Поверхностные следы ног представляют собой плоские отображения подошвы обуви или стопы, образовавшиеся в результате поверхностных изменений на следовоспринимающем объекте. Они подразделяются на следы наслоения и следы отслоения.

Следы наслоения образуются в результате нанесения на воспринимающую поверхность каких-либо веществ подошвой обуви или стопой (пыль, грязь, краска, масло, кровь и др. вещества).

Следы отслоения возникают в результате удаления стопой или подошвенной частью обуви пыли, жидкости или других веществ с поверхности следовоспринимающих объектов.

Следы ног обычно представляют собой хорошо видимые отпечатки, и для их поиска достаточно осмотреть пути прихода и ухода преступника, места его пребывания и места совершения деяний. Но следы ног могут быть слабовидимые и невидимые (например, следы босых ног). В таких случаях для их обнаружения применяют те же приемы и способы, которые используются для выявления и обнаружения следов рук.

Следы ног человека очень часто являются одорологическими (запа-ховьми) следами для применения служебно-розыскной собаки.

Информация, заключенная в следах ног, образуется из двух информационных источников, а именно: анатомических признаков строения тела человека и функциональных признаков (навыков походки). Поэтому в трасологии отдельно изучаются единичные следы, связанные с анатомическим строением ступней ног человека и групповые следы (дорожка следов), отображающие, в основном, двигательные навыки.

Единичные следы. В единичном следе, в зависимости от следообра-зующего объекта, могут отображаться внешние особенности стопы босой ноги или подошвенной поверхности обуви.

Кожа стопы аналогична по своему строению ладонной поверхности руки, и папиллярные узоры стопы также строго индивидуальны для каждого человека. Кроме папиллярных узоров, след босой ноги отображает следующую информацию:

— размеры стопы: ее длина, ширина плюсны, ширина свода, ширина пятки, особенности выступания отдельных пальцев или отсутствие пальцев;

— очертания контуров отдельных участков стопы и другие признаки. Одним из характерных признаков строения стопы является высота ее свода. Стопа с высоким сводом оставляет в средней части узкую полосу, а с низким сводом — широкую полосу, превышающую ширину пятки, а иногда и плюсневую часть. Это — так называемое плоско-ступье.

140


11есмотря на то, что следы босых ног могут содержать исключительно важную информацию, практическое значение их уступает следам обуви, так как последние встречаются чаще.

След обутой ноги отображает следующую информацию:

— размеры подошвы: общая длина, максимальная ширина, подметочная часть, ширина (минимальная) промежуточной части, ширину и длину каблука;

— форму частей подошвы — носка, наружного, внутреннего и заднего среза подметки, переднего среза каблука;

— особенности рельефа поверхности подошвы (износ, гвозди, шпильки, набойки, сколы, разрезы, изломы и т.д.).

По следу босой ноги и по следу обуви можно определить рост человека, так как у пропорционально развитого человека длина босой ступни составляет примерно 1/7 часть роста.

Рост человека может быть примерно установлен по формулам или при помощи таблицы.

Для следа босой ноги формулы следующие:

Д.с.х 100 для женщин ——————;

для мужчин -

15,5   ' Д.с.хЮО 15,8

(Д.с. — длина следа в мм). Если на месте проведения следственного действия обнаружен след обуви, то для использования данных формул из его длины следует вычесть 15—20 мм.

Для определения роста человека по следам обуви можно воспользоваться и прилагаемой таблицей:

Длина следа обуви в мм

Число, на которое надо умножить

Длина следа обуви в мм

Число, на которое надо умножить

До 219

7,17

260—269

6,32

220—229

6,87

270—279

6,25

230—239

6,61

280—289

6,12

240—249

6,55

290—299

6,00

250—259

6,40

Групповые следы (дорожка следов) образуются как босой, так и обутой ногой. Элементами дорожки следов являются:

— линия направления движения — воображаемая прямая, пролегающая на ровном расстоянии между следами правой и левой ног в сторону движения человека;

— линия ходьбы человека — ломаная линия, соединяющая попеременно центры следов пяток или каблуков правой и левой ног;

141


— длина шага — это величина размаха переносимой вперед ноги (измеряется между центрами следов пяток или каблуков для каждой ноги отдельно по линии, параллельной линии направления движения);

— угол разворота ступни — угол, образуемый прямой, проходящей через ось стопы, и линией направления движения (определяет положение правой и левой ступней в момент их соприкосновения с поверхностью);

— ширина шага — поперечное расстояние между центрами пяток или каблуков следов правой и левой ног.

Изучение дорожки следов позволяет получить и диагностическую информацию, используемую при розыске «по горячим следам», в частности о направлении, в котором двигался человек (двигался лицом вперед или спиной вперед).

О направлении движения человека судят прежде всего по размещению следов обуви (носка и каблука), стопы, пальцев, пятки, а также по основным элементам дорожки следов и механизму образования.

В процессе обычной ходьбы образование следа начинается с касания следовоспринимающей поверхности задней частью пятки или каблука. Под действием силы веса человека происходит сдвиг грунта (в области пятки или каблука) вперед и образуется так называемая «поволока». В момент совершения толчка ногой для следующего шага происходит сдвиг грунта назад, а в области носка образуется динамический след и образуется так называемая «выволока».

Наряду с этим по следам ног определяются:

— принадлежность к мужскому или женскому полу (длина шага мужчины среднего роста при ходьбе нормальным темпом колеблется в пределах 70—90 см, у женщин — в пределах 50—70 см; угол разворота ступней у мужчин в среднем равен 18—25°, у женщин — 12—18°);

— возраст (между возрастом человека, длиной его шагов и длиной ступней ног существует следующая зависимость: в возрасте до 9 лет длина шага в 2,5 раза больше длины стопы, от 9 до 14 лет — в 2,75 раза, в старшем возрасте — более чем в 3 раза. Возраст человека предположительно может быть установлен и по признакам походки: наличие и значительная величина сдвига почвы и глубина следов — признаки «энергичной» и быстрой походки, которая свойственна молодым, здоровым людям; у пожилых людей следы характеризуются короткими шагами, меньшей глубиной заднего толчка ног и наличием признаков их волочения);

— физическое состояние человека (у хромого человека длина шага ноги, на ко-х-друю он хромает, всегда будет значительно короче длины шага здоровой ноги; у переутомленного, больного или раненого человека элементы дорожки следов будут разнообразны, поскольку ему трудно сохранять одинаковый ритм движения);

142


— соответствие размера обуви и стопы (ноги) (наличие наибольшего износа в средней части подметки свидетельствует о том, что размеры обуви и ноги соответствуют друг другу; при наличии износа задней части подметки и непропечатки носка в следе можно сделать вывод о том, что обувь велика, а износ передней части подметки образуется в том случае, если обувь мала).

Изучение дорожки следов позволяет определить, например, еще и такие обстоятельства:

— человек шел с грузом, который располагался у него спереди или сзади, в правой или левой руке, или в двух руках;

— последовательность передвижения на месте происшествия;

— насколько лицо или лица знакомы с данной местностью и расположением заинтересовавших их объектов;

— оставлены следы одним или разными лицами;

— где и в связи с чем делались остановки.

Иные гомологические следы

Под иными гомологическими следами принято понимать следы контактного взаимодействия с другими объектами таких частей тела человека, как лоб, уши, щеки, губы, зубы, подбородок, тыльная сторона кисти рук и ногти. Любой из этих следов может быть источником диагностической и идентификационной информации. Научными основами изучения иных гомологических следов являются данные анатомии, биологии, криминалистической дактило-, поро- и эджиоскопии, а также криминалистической идентификации и трасологии.

Выявление, обнаружение, фиксация, упаковка и исследование их производится традиционными способами и методами криминалистики.

Следы губ. Губы — анатомический элемент лица, состоящий из круговой мышцы рта, которая располагается в толще губ. Поверхностные пучки мышц прикрепляются к коже и слизистой оболочке губ, которая усеяна мелкими порами, представляющими собой выходы потожиро-вых и слизистых желез (поэтому они постоянно покрыты следообразу-ющим веществом). Наличие на губах косметических средств и жировых остатков пищи повышает возможность их следообразования.

Детальные исследования, проведенные биологами и криминалистами, позволили установить, что размеры, форма губ, относительное расположение верхней и нижней губы, форма и размеры полосы между ними и выраженность очертания губ относятся к общим признакам, а количество, форма, размеры и взаимное расположение борозд, морщин, складок, царапин, наличие шрамов, их форма и детали — к частным признакам. Для отождествления человека по следам губ используются как общие, так и частные признаки.

143


Виды следов губ. В зависимости от условий, в которых оказывается лицо при касании губами предметов, возможно образование как поверхностных, так и объемных следов губ, как статистических, так и динамических следов губ.

Поверхностные следы остаются на гладких поверхностях (бокалах, стаканах, ложках и т.п.).

Объемные следы остаются на различных пластичных продуктах питания, которые имеют низкую температуру плавления (масло, шоколад, сыр и т.п.).

Поверхностные следы могут быть окрашенные, слабовидимые и невидимые. Они, как правило, находятся на малых по своим размерам объектах, которые легко могут быть изъяты и в необработанном виде направлены на стационарные исследования. В криминалистических лабораториях возможно выявить и использовать все источники информации о человеке, оставившем след, а именно: запах, потожировое вещество, слюну и остатки пищи.

Статические следы, как правило, пригодны для идентификации человека, динамические — не пригодны для отождествления человека, но и они могут быть использованы для решения диагностических задач (например, по этим следам можно определить количество лиц и время их нахождения на месте обнаружения следов и некоторые другие детали).

Образцы для проведения сравнительных исследований могут быть получены на стеклянных пластинах: подозреваемому лицу предлагается коснуться губами поверхности этих пластин.

Следы зубов

В криминалистической практике следы зубов встречаются на теле человека (следы укуса), на пищевых продуктах (следы надкуса или откуса), на различных предметах (например, на карандаше, мундштуке и других подобных предметах, если человек имеет привычку надкусывать эти предметы, либо снимать зубами крышку с бутылки и т.п.).

У человека, при нормальном его развитии, вырастает 32 постоянных зуба, равномерно расположенных между верхней и нижней челюстями. В каждой из них находятся: 4 резца, 2 клыка, 4 малых коренных зуба и 6 больших коренных зубов. Каждый зуб состоит из корня, коронки и шейки (границу между корнем и коронкой именуют шейкой).

Характеристика зубов включает общие и частные признаки. К общим признакам относятся: величина (крупные, средней величины и мелкие); расстояние между отдельными зубами (редкие, частые, средние); форма аубов (плоские и выпуклые). К частным признакам относятся: особенности режущих краев, форма и размеры резцов, степень заостренности клыков, форма и места расположения жевательных бугров на коренных зубах, особенности расположения и строения (анома-

144


11111) зубов, наличие протезов, искусственных коронок, сколов и т.п., их "и л. и особенности.

I Io степени смыкания зубных рядов следы зубов человека делятся ii.i откусы — полное смыкание и надкусы (укусы) — неполное смыкание.

Под откусом понимается след, образованный резцами и клыками в мпмент отделения части предмета. При откусе в следах на объекте (предмет, тело человека, продукты) остаются валики и бороздки от (ц-обенностей режущих краев резцов обеих челюстей.

Надкус образуется либо зубами одной челюсти (односторонний надкус), либо и верхними и нижними зубами одновременно — двухсторонний надкус. При надкусе образуются вдавленные следы, которые располагаются в виде двух дуг, обращенных своими концами друг к другу. Эти следы отображают строение рабочей поверхности коронок иерхних и нижних зубов. Они дают представление о форме челюстной дуги, размещении и взаиморасположении в ней зубов.

По мерности отображения следы зубов классифицируются на объемные и поверхностные. По механизму образования — на динамические, статические и комбинированные.

Комплекс общих и частных признаков следов зубов позволяет идентифицировать конкретного человека, получить диагностические данные. Например, определить приблизительный возраст человека или определить механизм какого-либо действия (характер борьбы и т.п.).

Следы ногтей. Ногти человека классифицируются по форме, рельефу и контуру ногтевой пластинки, ее длине, ширине, величине свободного края, цвету и особенностям.

Форма ногтевой пластинки определяется по общей изогнутости ногтя (может быть выпуклой и плоской).

Рельеф ногтевой пластинки определяется по виду ее поверхности (может быть гладким или ребристым).

Контур ногтевой пластинки определяется по ее очертаниям, включая свободный край ногтя (может быть миндалевидным, закругленным, прямоугольным и треугольным).

Длина ногтя может быть средняя, большая и малая (средняя равна половине длины ногтевой фаланги).

Ширина ногтя может быть средняя, широкая и узкая.

Цвет ногтя определяется по преобладающему цвету средней части ногтя, исключая свободный край (может быть матово-белым, розовым, желтоватым, желто-грязного цвета, коричневатым, синим и черным).

Величина свободного края ногтя может быть средняя, большая и малая (определяется по выступанию свободного края ногтевой пластинки; средняя величина — контур ногтя совпадает с контуром кончика пальца).

145

10 1652


Следы ногтей в большинстве случаев видны невооруженным глазом, прежде всего в косопадающем свете. Часто это следы — отслоения на твердых объектах. Как правило, они динамического происхождения, образуются в результате воздействия на объект свободного края ногтя. При этом, часть объекта может полностью или частично отделиться, а на оставшейся части отображаются следы в виде линейных трасс. Редко обнаруживаются вдавленные следы, отображающие краевую поверхность свободного края ногтя.

По следам ногтей можно решать как идентификационные, так и ситуационные задачи, т.е. восстановить механизм конкретного действия (например, характер борьбы или привычки — «подчеркивание» текста).

На местах проведения следственных действий могут быть обнаружены следы и других частей тела человека (например, носа, лба, щек, подбородка, локтей и коленей). Эти следы встречаются редко, но и они могут иметь важное значение для уяснения характера произошедшего деяния, а также решения комплекса диагностических задач и идентификации человека, оставившего следы.

Следы орудий, инструментов и механизмов

Большое значение для выявления и расследования отдельных видов преступлений имеет обнаружение следов применения орудий, инструментов или механизмов. Такие следы образуются в результате изменения следовоспринимающей поверхности под воздействием этих предметов. Чаще всего это следы механического воздействия. Нередко эту группу следов называют следами взлома, так как их образование сопряжено со взломом какой-то преграды (дверей, стен, замков и т.п.). Вместе с тем, орудия и инструменты могут использоваться и как средства насилия над человеком.

Возможности и методика исследования обнаруженных следов зависит от их вида. Характерные особенности объекта в каждом из них отражаются по-разному. Следы орудий, инструментов и механизмов подразделяются на вдавленные, поверхностные, резаные, скольжения и сверления.

Вдавленные следы образуются под воздействием механических сил (удара, нажима, давления и т.п.). В них могут отобразиться признаки внешнего строения контактировавших участков орудия (инструмента, механизма), его форма, длина, ширина, высота и т.п.

Поверхностные следы образуются либо наслаиванием частиц с орудий (инструментов, механизмов) на следовоспринимающую поверхность, либо отслоением с поверхности на предмет воздействия. Как и во вдавленных следах, в их образовании участвуют механические силы, но решающую роль играет способность частиц различных посторонних веществ прилипать к следообразующей поверхности.

146


Резаные следы образуются при расчленении следовоспринимающе-го объекта режущей кромкой орудия (инструмента, механизма), что обусловливает множество происходящих при этом деформаций путем сжатия, сдвига, растяжения, изгиба и т.п. Поэтому резаные следы чрезвычайно разнообразны. Одной из их разновидностей являются следы распила, образующиеся возвратно-поступательными движениями инструментов; они представляют собой линейные царапины, образовавшиеся на торцах распила.

Следы скольжения образуются в тех случаях, когда орудие (инструмент, механизм) воздействует на следовоспринимающую поверхность под углом (имеют форму валиков и бороздок).

Следы сверления возникают при поступательном движении инструмента (бывают сквозными и с донцем).

Каждый из таких следов несет в себе информацию о следообразую-щих объектах (орудиях, инструментах, механизмах). Однако значимость этой информации существенно повышается при установлении взаимосвязи следов орудий, инструментов, механизмов со следами другого вида.

При проведении криминалистических исследований решаются задачи:

— установление способов и последовательности образования следов;

— выявление типа и вида орудия (инструмента, механизма);

— определение положения и направления воздействия орудия (инструмента, механизма) в момент следообразования;

— идентификация конкретного орудия, инструмента или механизма.

Установление способов и последовательности образования следов способствует восстановлению картины, событий, а также позволяет собрать отдельные характеристики об объекте.

В практике исследования орудия (инструмента, механизма) чаще всего сталкиваются со следами механического воздействия, условия возникновении которых определяются свойствами объектов, участвующих во взаимодействии. Причем активную роль в этом процессе играют оба объекта, как следообразующий, так и следовосприни-мающий.

Успешность исследования преступлений, совершенных с использованием орудий, инструментов и механизмов, в значительной степени зависит от полноты собранной информации. На практике нередко ограничиваются изъятием самого вещественного доказательства (лопаты, лома, замка и т.п.), оставляя следы, оставленные этим орудием, без внимания. Довольно часто при осмотре места происшествия ограничиваются поиском вмятин, царапин и т.п., игнорируя при этом другие

147

in»


фазы его технологической обработки, эксплуатации, условия деформации, а в отдельных случаях факт конкретного взаимодействия механизма со следовоспринимающей поверхностью.

§ 2. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ МЕХАНОЛОГИЯ КАК ПОДСИСТЕМА КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТРАСОЛОГИИ

Раздел криминалистической трасологии, изучающий следы, оставленные орудиями преступления, а также следы механизмов, инструментов и различных приспособлений применяемых для изготовления орудий преступления, называется механологией.

В криминалистике к механизмам отнесены устройства, действия (работа устройств) и следы которых не связаны непосредственно с силой мускулов рук человека, а зависят, в основном, от конструкции и особенностей функционирования деталей устройства и интеллекта личности.

Если следы рук, ног человека и другие гомологические следы имеют прямую связь с лицом, оставившим их, и позволяют, как правило, сделать вывод о каких-либо физических характеристиках человека (росте, силе, навыках и пр.), то механологические следы лишь посредственно связаны с его физической характеристикой и указывают, в основном, на наличие у лица определенных знаний, умений и навыков.

Установление непосредственной причинно-следственной связи с конкретным лицом осуществляется в этих случаях не идентификационными экспертными исследованиями, а путем проведения следственных действий (допрос, следственный эксперимент, проверка показаний на месте).

В механологии орудия, инструменты и механизмы подразделяются на группы:

— режущие (нож, ножницы, и т.п.);

— рубящие и долбежные (топор, зубило, лом и т.п.);

— пилящие (напильник, пила и т.п.);

— сверлильные (сверла, буравы).

В зависимости от характера воздействия орудия, инструмента или механизма на объект, возникающие при этом следы делятся на три вида:

— следы давления (отжима);

— следы скольжения;

— следы резания, распила и сверления.

Следы давления образуются при нажиме, ударе.

Следы скольжения (трения) образуются при воздействии орудия взлома под углом к поверхности преграды.

Следы резания, распила и сверления возникают при просверливании, распиливании или сверлении какой-либо преграды.

150


Классификация следов, образованных орудиями, инструментами или механизмами, полностью соответствует общетрасологической. Следы могут быть объемными и поверхностными, динамическими и статическими.

При диагностике орудий, инструментов и механизмов по их следам используются признаки формы, размера, взаиморасположения следов, а в процессе идентификационных исследований — месторасположение частных признаков, составляющих макро- и микростроение поверхности, их конфигурацию и размеры.

Следы автотранспортных средств

Следы автотранспортных средств становятся объектами криминалистического исследования, когда транспорт использовался как предмет посягательства, средство совершения преступления или как средство передвижения в связи с совершенным преступлением.

Следы, оставленные транспортными средствами, с точки зрения криминалистики, могут быть разделены на четыре группы:

— следы отображения ходовой части колесного, гусеничного и гужевого транспорта, саней, образовавшиеся при движении или стоянке;

— следы отображения, оставленные не ходовыми частями, а прочими деталями транспортных средств (например, бампера, крыльев, радиатора и др.);

— следы отображения различных объектов материальной обстановки места происшествия, образовавшиеся на самом транспортном средстве;

— отделившиеся от транспортного средства отдельные части, детали, мелкие частицы, вещества или аналогичные объекты, попавшие на транспортное средство извне в результате происшествия, а также инструменты и принадлежности, оставшиеся на месте происшествия.

Следы ходовых частей транспортных средств могут быть объемными и поверхностными.

Объемные следы образуются на мягком грунте, размягченном асфальте, на загрязненных дорогах, в снегу и т.п. и представляют собой вдавленности, отображающие признаки внешнего строения ходовых частей транспорта на поверхности объекта, с которым они входили в контакт.

Поверхностные следы — плоские отображения рисунка протектора шины, остаются на дорогах с твердым покрытием, а также на твердых предметах (доска, листовой металл и т.п.), через которое проехало транспортное средство. Они могут быть следами наслоения и отслоения.

Следы наслоения образуются пылью, грязью, кровью, маслами и т.п.

Следы отслоения образуются в результате отслоения колесом части вещества с дорожного покрытия.

151


В зависимости от механизма образования, следы транспортных средств могут быть статическими и динамическими.

Статические следы возникают во время стояния и движения колесного или гусеничного транспорта, когда отображение поверхности шины или трака происходит без сдвигов по отношению к поверхности образуемого следа.

Динамические следы образуются в результате перемещения поверхности шины, трака или полоза параллельно поверхности образуемого следа (при торможении, заносах, пробуксовке или при движении транспорта на полозьях).

Следы-отображения, оставляемые прочими деталями транспортных средств подразделяются на следы удара (вмятины), следы скольжения (царапины и трассы) и на комбинированные следы (во вмятинах имеются трассы и царапины).

По следам-отображениям ходовой части колесных автотранспортных средств могут быть определены следующие их технические данные:

— количество колес транспортного средства (определяется по числу следов, образованных на стоянке, в виде углубления в грунте, проталины в снегу);

— база автомобиля — расстояние между передними и задними осями (для определения базы используются вдавленные следы, возникающие от передних и задних колес при стоянках транспорта на мягком грунте или следы, возникающие при развороте с применением заднего хода);

— колея — расстояние между осевыми линиями следов, оставленных правым и левым колесами, находящимися на одной оси (при спаренных колесах колея измеряется расстоянием между серединами каждой пары следов, колею передних колес можно определить по следам, оставленным на повороте);

— ширина следов — расстояние между боковыми границами следа, оставленного любым одиночным колесом (ширина шины определяется по ширине следа протектора; часть протектора, которая непосредственно соприкасается с поверхностью дороги, образует беговую дорожку);

— длина окружности шины (расстояние между двумя последовательными отпечатками одного и того же участка шины, например отпечатки, образованные после переезда, — пятна смазки или отпечатки, образованные дефектом отливки шины и т.д. Разделив длину окружности на 3,14, можно определить диаметр колеса с шириной).

Для того чтобы обнаружить индивидуальные признаки колес (шин), необходимо осмотреть след каждого колеса на протяжении не менее двух его оборотов (для шин легкового автомобиля это соответствует 4—6 м., а для грузовых 6—12 м.).

152


Глубина следа — расстояние между дном объемного следа и плоскостью поверхности, на которой он оставлен.

Тормозной путь — длина следа торможения, то есть расстояние, которое проходит транспортное средство от начала торможения до полной остановки (по величине тормозного пути определяется скорость движения транспортного средства; при этом учитывается, что чем больше вес транспортного средства и чем больше изношены протекторы шин, тем длиннее тормозной путь автомобиля. Кроме того, по данным специальных таблиц и каталогов по величине тормозного пути определяются тип и модель шины).

Шины различаются по размерам, моделям и рисункам — это общие признаки. Кроме этих признаков в следах шин отображаются и частные признаки (выкрашенное™ резины, трещины, разрывы, участки с изношенным рисунком протектора, заплаты. Общие и частные признаки имеют определяющее значение при установлении тождества шины по ее следу).

Следы транспортных средств на гусеничном ходу. По следам траков можно определить величину колеи транспортного средства и основные признаки самих гусениц (количество траков на гусенице, форма и размеры звеньев (башмаков), общий характер рельефа траков, а также их частные признаки — особенности деформации краев траков, конфигурация и размеры раковин, трещин, различия в расстояниях между отдельными траками и другие дефекты).

По общим признакам определяются тип и модель транспортного средства на гусеничном ходу, а по частным признакам осуществляется его идентификация.

Следы полозьев — это следы скольжения. Они образуются при движении гужевых саней или аэросаней. В качестве общих признаков в них отображаются ширина колеи, ширина отдельного полоза, ширина направляющего желоба или планки. В качестве частных признаков — это отображения в виде валиков и бороздок, образованных от трещин и заусениц и т.п. Они используются для идентификации саней.

Следы неходовой части транспортных средств образуются при наездах, столкновениях и задевании движущимся транспортом неподвижных предметов. Особенность механизма их следообразования такова, что они возникают не только на следовоспринимающем объекте, но и на самом транспортном средстве, что позволяет использовать их как для розыска скрывшегося с места происшествия транспортного средст-па, так и для реконструкции обстановки места происшествия.

При движении транспортных средств на следовоспринимающей по-иерхности происходят различные материально фиксированные изменения, по которым можно установить направление движения транспортного средства:

153


— следы, образованные грязью, краской или относительно жидкими аналогичными веществами, через которые переехало транспортное средство, располагаются с той стороны, в которую совершалось движение;

— при переезде через грязь или лужу грязь или вода разбрызгиваются в направлении движения транспортного средства;

— пыль, частицы песка и снега, поднятые при движении транспорта, оседают веерообразно, раскрытая сторона «веера» обращена в сторону, противоположную движению;

— сломанные концы мелких прутьев, палочек, веточек и соломинок после переезда по ним транспортного средства обращены в сторону его движения;

— пологие стороны «ступенек», образующихся в следах колес на рыхлом грунте, обращены в сторону движения транспорта;

— капли жидкости (масла, воды), падающие с транспортного средства, вытянуты в сторону движения этого средства;

— при переезде автотранспортным средством вдавленного в относительно мягкий грунт камня, около камня образуется зазор со стороны, обратной направлению движения;

— кусочки грунта, комья снега отбрасываются колесами в сторону, обратную движению;

— трава приминается колесами буксующего автотранспорта в сторону, обратную направлению движения;

— на повороте остаются следы задних и передних колес (при этом следы задних колес располагаются ближе к центру поворота; между следами передних и задних колес на участке начала и окончания поворота образуются углы: более острый угол образуется там, где поворот закончился; на этом же участке можно наблюдать «перекрывание» следов передних колес задними).

В следах, образованных гусеницами, наблюдается сдвиг грунта в сторону, противоположную движению. При повороте стопорится гусеница, в сторону которой производится поворот. Вращаясь на месте, гусеница своей передней частью сдвигает грунт в направлении поворота.

Решая вопрос о направлении движения транспортного средства, следует использовать по возможности несколько признаков, а также учитывать всю обстановку места происшествия.

Основные задачи криминалистической экспертизы следов транспортных средств — установление тождества транспортного средства, определение групповой принадлежности, а также установление механизма возникновения следов и положения транспортных средств в момент происшествия.

154


Для решения этих задач эксперту должны быть представлены: объекты со следами, фотоснимки, слепки и иные копии следов, транспортное средство или его отдельные части, а также протокол осмотра места происшествия или отдельных объектов.

Если транспортное средство или отдельную его часть невозможно представить в экспертное учреждение, исследование производится по месту нахождения транспортного средства.

Следы транспортных средств могут быть объектами разных судебных экспертиз (трасологической, автотехнической, химической, медицинской и т.д.), поэтому при подготовке материалов на экспертизу, желательно проконсультироваться у экспертов об очередности их проведения.

Глава 12

Документологические объекты как носители криминалистически значимой информации

§ 1. ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ, НАЗНАЧЕНИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ДОКУМЕНТОЛОГИИ

Информация, которую содержит документ, предназначена для ее сохранения, передачи, распространения во времени и пространстве и использования в различных целях: образовательных, культурологических, исторических, политических, народнохозяйственных, правоохранительных и т.д.

Уголовное судопроизводство неразрывно связано с процессом изготовления, поиска, изъятия, осмотра, сохранения, исследования различных документов, получения, передачи и использования содержащейся в них информации. С необходимостью удовлетворения практических потребностей в оптимизации этого процесса и связано возникновение и развитие криминалистической документологии как отрасли криминалистической науки.

С криминалистической точки зрения, документ может быть охарактеризован как материальный носитель специально зафиксированной в нем информации, имеющей значение для уголовного судопроизводства. Своеобразие данного объекта определяется несколькими обстоятельствами. Во-первых, документ во всех случаях — это продукт целенаправленной человеческой деятельности, творение ума, знаний и рук его автора - исполнителя. Во-вторых, данная деятельность направлена на отображение (запечатление, фиксацию) какого-либо элемента, фрагмента окружающего мира (события, человека, действия и т.д.) или определенных сведений о чем-либо, а нередко и того и другого в комплексе. В-третьих, делается это различными способами на основе применения в той или иной мере специальных знаний, навыков, умений, технических средств. В-четвертых, запечатление отображаемого объек-

155


та осуществляется на специально подобранном либо изготовленном, пригодном для этого материале (бумаге, дереве, камне и т.д.).

Круг документов, функционирующих в уголовном судопроизводстве, весьма разнообразен: это и примитивно сработанные, низкокачественные, и мастерски исполненные на высочайшем профессиональном уровне, простые, общедоступные, понятные всем, и сложные, постигаемые лишь специалистами (клочок бумаги с записанным на нем номером телефона, потрепанная фотокарточка, трамвайный билет, фальшивая ассигнация, редкая книга, видеограмма, памятник старины, математическая формула, кинолента, банк данных, компьютерная программа и т.д.).

Одни из документов отыскиваются следователями и работниками органов дознания, осматриваются, изымаются, исследуются и приобщаются к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Другие передаются, пересылаются им по их запросам гражданами и должностными лицами предприятий, организаций, учреждений. Третьи поступают в правоохранительные органы по официальным каналам и частным образом, по инициативе самих представителей государственных структур, а также отдельных граждан и групп населения.

Речь в данном случае идет о документах, возникновение которых лежит за пределами уголовного судопроизводства и не связано с активностью работников правоохранительных органов. Наряду с этим существует и другая группа различных по характеру, номенклатуре, назначению и содержанию документов, отражающих и удостоверяющих правовые решения должностных лиц органов, осуществляющих борьбу с преступностью, их деятельность по выявлению, расследованию, рассмотрению уголовных дел в судебных инстанциях (постановления, определения, протоколы, обвинительные заключения, видеограммы следственных действий и т.д.). Такого рода документы, будучи всегда правовым средством фиксации и удостоверения, в то же время выступают в качестве объекта и средства доказательственного и иного познания (например, в случае фальсификации доказательственной базы, а также в ходе криминалистического анализа, надзорного прокурорского и судебного исследования материалов дела в целях определения полноты, качества, законности производства отдельных действий органов дознания, следствия, правильности получения, оценки, передачи и использования собранной информации). В некоторых случаях такие документы могут выступать и в качестве объектов поиска (например, в случае утери или хищения).

Таким образом, в уголовном производстве документ выполняет различные функции и выступает в различных качествах. Так, если документ целиком и полностью является продуктом криминальной активности, а также когда документ, являющийся изначально продуктом

156


правомерной деятельности, подвергся незаконному воздействию в преступных целях (похищен, поврежден, подделан и т.д.), он может выступать в качестве объекта следственного поиска и включается в перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. После его обнаружения (как и другие документы, оказавшиеся иным способом в распоряжении следствия) он еще играет роль объекта исследования и средства решения различных распознавательных и идентификационных задач, поскольку информация, полученная при его изучении, используется для установления других обстоятельств содеянного, личности правонарушителя, его виновности в инкриминируемом деянии.

Субъектами поиска, фиксации, осмотра, изъятия документов являются различные участники уголовного процесса: орган дознания, следователь, прокурор, защитник обвиняемого, обвиняемый, потерпевший, иногда другие лица. Они же могут выступать и в роли субъектов предварительного исследования документов, а также быть инициаторами экспертных исследований.

Документы как носители криминалистически значимой информации классифицируются по различным основаниям. Так, по характеру запечатленных в них отображений выделяются документы, отображающие материальные элементы окружающей действительности; документы, на которых зафиксирована письменная или устная речь; документы, отображающие объекты того и другого рода в комплексе. По способам и средствам фиксации информации документы подразделяются на машинописные, рукописные, кинодокументы, фотодокументы, видеодокументы, изодокументы (например, изоробот разыскиваемого преступника), фотодокументы (фонограммы с записью устной речи, иных звуков) и другие. По видам материала, на котором зафиксированы объекты, могут быть выделены документы, содержащие информацию, зафиксированную на бумаге, и документы, содержащие информацию, зафиксированную на металле, дереве, камне, различных пленках и на ином материале.,

Возможны и другие классификации документов. В частности: по целям изготовления документа (изготовленные в преступных целях, изготовленные в иных целях); по соотношению времени изготовления и времени совершения расследуемого преступления (изготовленные до, во время и после совершения преступления); по связи с действиями преступника (связанные — не связанные); по субъекту изготовления (изготовленные преступником, следователем, иным лицом).

По различным основаниям осуществляются и внутренние группировки рассматриваемых объектов. Так, документы, содержащие определенные сведения, зафиксированные на бумаге с помощью буквенных обозначений, подразделяются на официальные и неофициальные, ори-

157


ддельные, рукописные, машинопис-<е и по^       "•' гиналы и копии; подлинна

ные, полиграфические и Т./1'    ^ию документы можно разделить на

По доказательственно^У зна4 лиеся доказательствами; 2) докумен-две группы: 1) документы, ^^д^ми. В свою очередь документы, яв-ты, не являющиеся доказа^^507 разделяются на письменные и веще-ляющиеся доказательства^ ственные доказательства.       ,тавливаются в соответствии с уста-

Официальные докумей1^1 "^^ми органами, учреждениями, пред-новленными стандартами ^зли4 .олжны содержать определенный ти-приятиями, организациям^' ни ^иваться на соответствующих блан-

повой набор реквизитов (^згота , место изготовления, должны иметь

\ дату v „ ках, содержать указания ну   ~ д.).

необходимые подписи, печ^™ и .^дъявляемых к официальным доку-Несоблюдение требовав11"' "'ризнания их недействительными. ментам, может стать основ^08^ продукт деятельности частных лиц.

Неофициальные докум611™ „^ источник происхождения (автора), Одни из них содержат ука^"™ ^ либо имеют фиктивную подпись другие выполняются без ^ (анонимные документы),       ^ржание которого не соответствуют

Документ, реквизиты ^3W ^"дельным (подложным). действительности, называ^0^ п0 ^ионирующих в уголовном судопро-

В структуре документов WH ^le (рукописные и машинописные) изводстве, преобладают п^ документы.                   (И обычно понимают различные но-

Под письменными док/^^^ормации, зафиксированной в виде сители письменной речи, <'6' и ^мволов. В их круг включаются как буквенных обозначений, з^^^ререния личности, свидетельства о официальные документы ^д   удостоверенные договоры и т.д.), а регистрации брака, нотар^11" ^кументы (дневники, записки, лите-также неофициальные, час^™0 'pie документы (искомые, изучаемые, ратурные тексты и т.п.). Пг^™0 ^а две группы. В первую включаются используемые) можно раз^1"5 ^ решения, ход, порядок, условия и документы, отражающие rfP     редения в уголовном производстве содержание практической след следственных действий, объяснения, (акты, постановления, про-С01^"11' ^правки других специалистов и т.д.). заключения судебных эксг^^08' ^ъектами поиска и изучения субъек-Данные документы могут ^a:Yb ^ринявших материалы, дела у своих тов практического следове/16™^^ должностных лиц, осуществляю-предшественников, а так»6 дру, /ркции, и руководителей правоохра-щих надзорные и контролР^1116 ^стоящих инстанций, надзирающих нительных подразделений' вы ценной, следственной и судебной де-прокуроров. Документы д^'716'30 доследуются в кассационном поряд-

/•ifOiL,/l f

ятельности также отыскив^

158


ке по жалобам и заявлениям осужденных и защиты, а также по уголовным делам, возбужденным в связи с их утерей, порчей, уничтожением, повреждением, хищением из хранилищ правоохранительных органов.

Во вторую группу входят письменные документы, имеющие отношение к познаваемым событиям (отражению преступлений, их предмету, средствам и т.д.).

Значение для уголовного производства документов данной группы трудно переоценить. В криминальном мире, как, впрочем, и в законопослушной жизнедеятельности, документы фигурируют в различных качествах и выполняют самые различные функции. Поисково-познавательный интерес могут представлять документы как продукты правомерной и преступной деятельности, которым, в одних случаях, суждено было стать предметом посягательства, объектом купли и продажи, в других случаях уготована участь средства достижения преступной цели, орудия преступления. Правильно говорится, что злые языки страшнее пистолета, и особенно тогда, когда недобрая мысль воплощена в письменную речь. Документы могут быть и средствами фиксации, отражения преступного поведения и его результатов (дневники, письма преступников и т.д.), средствами вуалирования, маскировки, прикрытия неправомерных действий, способом шантажа, запугивания, угроз, вымогательства, прочего незаконного воздействия на других людей. Одни из рассматриваемых документов создаются для удостоверения юридических фактов, основанного на законе предоставления каких-либо гарантий, прав, благ, свобод, преимуществ, взятия обязательств, другие предназначены для реализации незаконных притязаний, целей, намерений. Документы могут информировать субъектов практического следоведения и дезинформировать, призывать к активным действиям и предупреждать, обращать внимание, констатировать факты, защищать и оправдывать кого-либо, уличать и обвинять, обнадеживать и разочаровывать, излечивать, убивать, нести добро и сеять зло, созидать и разрушать. Отсюда и несколько значений документов в уголовном производстве. Одна их часть способствует выявлению преступлений, играя роль источников соответствующей информации, лежащей в основе запуска механизма уголовно-правового реагирования, другая часть является носителем данных, необходимых для раскрытия, успешного расследования и рассмотрения в судах уголовных дел. Но документы в уголовном производстве играют не только роль средства дальнейшего поиска и познания, но и нередко входят в круг обстоятельств, подлежащих установлению, являясь, таким образом, элементом предмета познания.

Субъекты практического следоведения оперируют подлинниками и копиями письменных документов, документами, содержащими все не-| >бходимые удостоверительные реквизиты (дата, место исполнения, ис-

159


полнитель), содержащими лишь отдельные из реквизитов и без таковых.

Некоторые письменные документы поступают по инициативе их исполнителей, авторов, иных лиц (руководителей предприятий, родственников потерпевшего, признавшего свою вину обвиняемого и т.д.).

В то же время значительное количество документов сотрудникам правоохранительных органов приходится отыскивать. Когда в их распоряжении имеются оригиналы, может возникнуть необходимость в поиске копий документов (например, для сравнительного исследования). При наличии копий нередко требуется отыскать оригиналы документов. Подчас предметом поиска становятся и оригиналы, и копии одних и тех же документов. Объектом поиска является документ, наличие которого предполагается, а также известный документ, место нахождения которого неизвестно.

Данные, указывающие на то, какой документ, иной искомый объект, когда и где необходимо отыскать, могут содержаться в агентурных донесениях, анонимках, протоколах процессуальных действий, в иных источниках.

Указания на характер, содержание и местонахождение объекта поиска могут быть получены на основе изучения других документов, криминалистического анализа преступления, путем получения консультаций у сведущих лиц и иным путем.

Таким образом, криминалистическая документология — это система научного знания о различных видах документов, функционирующих в уголовном судопроизводстве, средствах, приемах, методах и технологии их обнаружения, фиксации, изъятия, сохранения, исследования, использования полученной при этом информации в правовых и криминалистических целях.

Как область научного знания эта система включает в себя ряд отраслей, сформировавшихся вокруг отдельных видов документологичес-ких объектов (криминалистическую скриберологию — исследование письма, криминалистическую фонологию и т.д.).

§ 2. ИНФОРМАЦИОННОЕ СОДЕРЖАНИЕ И ВОЗМОЖНОСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ ДОКУМЕНТОЛОГИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ

Документ является объектом, информативным во многих отношениях. Прежде всего он рассматривается как носитель и источник информации о себе самом (назначении, форме, размере, цвете и т.д.). Важную информацию содержит документ о зафиксированном в нем объекте, о лицах, имевших к нему отношение (к изготовлению, хранению, движению, к работе с документом), о внесенных в него криминальных и некриминальных изменениях и некоторых других обстоятельствах.

160


В процессе криминалистического анализа документа внимание может быть сфокусировано на таких его сторонах, признаках и отношениях:

— характере, видовой принадлежности документа, его назначении, подлинности;

— собственных признаках внешнего порядка (материал, состояние, реквизиты и т.д.);

— структуре, элементно-компонентном составе, качестве, времени, месте, способе и средствах изготовления;

— характере, сути, содержании, деталях, специфических особенностях отображенного объекта;

— месте, времени, способе, условиях, обстоятельствах запечатле-ния объекта, отображенного на нем;

— криминальных и некриминальных изменениях фактуры, структуры, отдельных компонентов документа, а также признаков отображенного объекта;

— информации о лицах, об органах и организациях, имевших какое-либо отношение к документу в связи с его изготовлением, хранением, передачей, сбытом, изучением, использованием на отдельных этапах, либо на всем пути его движения вплоть до момента обнаружения и криминалистического исследования;

— обстоятельствах, связанных с тем, каким образом документ оказался в распоряжении лиц, осуществляющих расследование, иную деятельность в уголовном процессе (месте, времени его обнаружения, канале поступления и т.д.);

— целях и возможностях использования в уголовном производстве почерпнутой при исследовании документа информации (включая построение модели искомого преступника, его установление).

Так, при исследовании фонограммы с записанной на ней устной речью, устанавливается, сколько человек участвовало в разговоре, является ли речь заученной или свободной, каково дословное содержание |);к)говора, в каком регионе могло проживать длительное время лицо, |>счь которого зафиксирована на фонограмме, его пол и возраст, анатомические особенности речеобразующего тракта, физические и психические характеристики, социальное положение, уровень и направленность образования, уровень культуры, интеллекта, эмоциональное состояние в период записи речи. Наряду с этим при фоноскопическом исследовании решаются идентификационные задачи, включая вопрос и принадлежности речи конкретному проверяемому лицу.

Широкие возможности открываются при исследовании письменных документов. Основными направлениями практической докумен-iD.iim ни по классу письменных документов являются:

исследование автора текста документа (автороведение);

161


— исследование почерка (почерковедение);

— исследование других составляющих документа (технико-криминалистическое исследование).

Для решения этих задач используются достижения криминалистики, физиологии, лингвистики, психологии, физики, математики и других гуманитарных, естественных и технических наук.

В зависимости от ситуации, особенностей документов и целей исследования, перед исследователем могут быть поставлены различные задачи. Так, технико-криминалистическое исследование проводится с целью установления признаков изменения первоначального текста документа, восстановления залитых, зачеркнутых текстов, разорванных, сожженных документов, выявления признаков технической подделки подписи, оттисков печатей и штампов, определения системы и конкретного экземпляра пишущей машины, на которой отпечатан исследуемый текст, вида примененных при изготовлении документа полиграфических средств.

Письменные документы могут быть объектами предварительных и экспертных почерковедческих и автороведческих исследований. Результаты данных исследований важны и тогда, когда имеются сведения о том, кто является исполнителем или автором текста, и тогда, когда таковые сведения отсутствуют. В последнем случае по признакам почерка и топографии (размещения текста на материале) можно решить вопрос о половой, возрастной принадлежности исполнителя текста, условиях его написания, состоянии писавшего (находился ли в трезвом состоянии, не болел ли и т.д.), о том, одним ли почерком исполнены разные исследуемые тексты.

В отличие от почерковедов, изучающих особенности и закономерности графического порядка, внимание автороведов приковано к другим элементам письма — к письменной речи, к содержанию документа, его понятийному наполнению и языковым средствам выражения мыслей на бумаге или другом материале. В условиях информационной неопределенности относительно личности автора рукописного и иным способом выполненного текста автороведческое исследование может дать основание для выводов о возрастной, половой, профессиональной принадлежности неизвестного автора, уровне его образования, интеллекта и других признаках. Также может быть дан ответ на вопрос, один и тот же автор или нет у различных анонимных текстов.

Приведенные почерковедческие и автороведческие исследования называются диагностическими (распознавательными). Их результаты позволяют оперативным и следственным работникам сузить круг искомых лиц, определить сферу их поиска, сделать его более направленным и решить другие поисковые и познавательные задачи.

16:


Особую практическую значимость имеют идентификационные исследования текста документа. Однако проведение таких исследований возможно в условиях другой криминалистической ситуации — при наличии данных, дающих основание полагать, что определенное лицо могло быть исполнителем либо автором (или тем и другим одновременно) проверяемого текста (текстов). В этом случае исполнитель рукописного текста и подписи может быть идентифицирован по общим и частным признакам почерка. Если же исполнитель и автор текста (текстов) разные лица, автор также может быть идентифицирован по признакам письменной речи.

При решении идентификационных задач исследуются не только проверяемые тексты, но и образцы для сравнения, полученные от проверяемых (идентифицируемых) лиц.

Сравнительные образцы в почерковедческом исследовании должны отвечать следующим требованиям:

— достоверности (происхождения от проверяемых лиц);

— сопоставимости с исследуемым материалом (по цвету и другим признакам бумаги, красителю и т.д.);

— качественности (например, не должно быть большого разрыва во времени между написанием проверяемого текста и образца);

— достаточности (количество письменных знаков, объем текста должны обеспечивать полноту, всесторонность, объективность исследования).

При назначении почерковедческой экспертизы в процессе расследования уголовного дела следователь получает образцы почерка, руководствуясь соответствующей статьей УПК. По своему происхождению образцы почерка могут быть свободными и экспериментальными1.

Документы, исполненные типографским способом, а также на пишущей машинке, ином средстве множительной техники исключают иозможность почерковедческих исследований. Зато они не снижают шансов на успех поиска автороведческой, технико-криминалистической, иной информации.

Современные почерковедческие исследования имеют любопытную предысторию, корни которой уходят в далекую старину. Однако лишь но второй половине XIX в. в Европе сформировалась отрасль знаний, получившая название «Графология» (термин предложен французским аббатом Ипполитом Мишоном). Графологию тогда называли наукой об определении внутреннего мира человека по его почерку.

Литературные источники на Западе и в России хранят свидетельст-||.| подобных опытов. Одним из тех, кто проводил их в конце XIX века, in.|| И.Ф. Моргенштерн. Так, по почерку Емельяна Пугачева он при-

Подробнее об исследовании письменных документом см. гл. 13,14, § 4 гл. 29.

163


шел к таким выводам о его личности: «Дерзкий, грубый, жестокий человек... Среднего роста, плечистый, коренастый, грубое, простое лицо, перпендикулярность и сильное развитие лба, впалые глаза, злодейски-хитрый взгляд». Иная характеристика дана Николаю I: «Сила воли, деятельность, упрямство, хладнокровие, сдержанность, воспитанность, преданность делу, строгая честность, резкая откровенность».

В советской криминалистической литературе графология нещадно критиковалась и объявлялась буржуазной лженаукой.

В то, что по почерку можно так глубоко проникнуть во внутренний мир незнакомого исполнителя рукописного текста, и в наши дни верится с трудом. Однако процесс сближения графологии и почерковедения, как говорится, пошел. Теперь уже мало кого удивляет то, что современные почерковеды определяют по почерку пол, возрастную группу, состояние исполнителя текста и условия, в которых он излагал мысли на бумаге. И уже совсем не кажется невероятным, что по мере дальнейшего развития теории и практики почерковедения представления о новых, пока еще не доступных признаках личности исполнителя текста, существенно расширяются.

Убедительным аргументом в пользу такого вывода служит оригинальный эксперимент, выполненный журналистом Ольгой Богуславской в Федеральном центре судебной экспертизы России.

В роли испытуемой в этом эксперименте выступила эксперт Ольга Балла. Время действия — осень 1995 г. Место действия — рабочее место эксперта.

Прослышав про удивительные способности молодого почерковеда, экспериментатор представил на изучение рукописные тексты К. Маркса, Л. Толстого, одного современного музыканта, известной отечественной певицы и даже главного редактора своей газеты Павла Гусева (сведения об исполнителях текстов до эксперимента не разглашались).

Вот к какому заключению специалист пришел по тексту Льва Толстого: «Чувствует тонко, первоначально раним, закрыт, хотел бы выглядеть сильным и устойчивым и тщательно старается создавать такое впечатление о себе».

Текст Карла Маркса: «Из-за самоуглубления может не замечать происходящего вокруг него. При высоком интеллекте склонен к большой субъективности в суждениях. То, что для него значимо, склонен очень домысливать».

А вот, что было высказано после изучения текста Павла Гусева:

«Предпочитает деятельность творческую, с возможностью принятия самостоятельного решения и разнообразную. Очень раздражается при попытках давить на него или лидировать над ним. Уровень притязаний высокий».

Столь же точны были заключения и об авторах иных текстов.

164


Результаты этого эксперимента заставляют задуматься над тем, так ли уж были неправы в своих оценках Моргенштерн и его «лженаука».

Глава 13 Скриберологические объекты как носители криминалистически значимой информации

§ 1. ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ, НАЗНАЧЕНИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ СКРИБЕРОЛОГИИ

Криминалистическая скриберология1 является составной частью криминалистической документологии. Эта область научного знания связана с разработкой проблем исследования письма — письменной речи и почерка как носителей информации, имеющей значение для уголовного судопроизводства.

Письмо — это средство запечатления мыслей человека с помощью определенной системы знаков.

Основное назначение письма состоит в сохранении и передаче речи и мыслей посредством символов, знаков, букв, зафиксированных на том или ином материале (бумаге, пленке и т.п.).

Освоение письма у человека базируется на развитии двух тесно связанных между собой навыков: интеллектуального навыка — письменной речи и двигательного навыка — почерка, которые формируются, как правило, одновременно. Письменная речь — это содержание документа (понятийное наполнение) и языковые средства, которыми оно выражается. Почерк — отражение на бумаге системы движений при выполнении письменных знаков.

При исследовании письма анализу подвергается весь комплекс характеристик рукописного текста, то есть как смысловая, так и графическая стороны, хотя по ним решаются различные задачи: по письменной речи устанавливается автор документа, по почерку — его исполнитель.

Возможность установления автора и исполнителя рукописного документа базируется на индивидуальности (неповторимости) и постоянстве (устойчивости) письменно-речевых и графических навыков.

На процесс формирования письма оказывают влияние условия обучения человека, окружающая его среда, специфика его трудовой деятельности и его психофизиологические способности.

На устойчивость проявления навыка письма в значительной степени влияет глубина фиксации (автоматизации) стереотипа в высшей нервной системе. Чем выраженное эта глубина фиксации, тем труднее происходит перестройка навыка. Навык письма, будучи в течение зна-

Скрибсрология — от ла-пшского scribe - писать и греческого \6уоо — учение. 165


чительного времени сформированным, становится, по выражению академика И.П. Павлова, «костным», трудноизменяемым, закрепляется в высшей нервной системе в виде своеобразного динамического стереотипа настолько прочно, что он не может быть произвольно, свободно изменен пишущим по первому желанию.

Автоматизированность письма проявляется до тех пор, пока оно выполняется в обычных условиях, в которых формировался стереотип. Резкое изменение условий (целевой установки письма, физических или психических нагрузок, преднамеренное искажение письменной речи или почерка) приводят к прекращению или значительному ослаблению автоматизированное™ письма, к выполнению его под усиленным контролем сознания. Однако ввиду кратковременности новых условий, сформировавшаяся манера письма не разрушается и сложившиеся нервные связи лишь временно притормаживаются. При возвращении к первоначальным («нормальным») условиям автоматизация навыка полностью восстанавливается.

Феномен сохранения стереотипа проявляется даже при попытках преднамеренного искажения особенностей письменной речи и почерка. Какой бы способ маскировки индивидуального письма при этом не использовался, собственные навыки, закрепленные выработавшимся стереотипом, сохраняются, и некоторые из них отображаются в искаженном письме.

Индивидуальность и постоянство проявлений в письме особенностей письменно-речевых и графических навыков позволяет использовать письмо в целях распознавания и иденти4)икации личности автора и исполнителя рукописного текста.

§ 2. ПИСЬМЕННАЯ РЕЧЬ КАК ОБЪЕКТ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Письменная речь изучается криминалистами для выявления закономерностей возникновения и движения информации о психофизических и интеллектуальных особенностях личности, отраженных в письменной речи, а также для разработки методик диагностики и идентификации автора текста.

Объекты, криминалистического исследования письменной речи подразделяются на идентифицируемые и идентифицирующие. Идентифицируемым объектом является конкретный автор и исполнитель текста, а идентифицирующим — исследуемый документ, в котором отобразились признаки письменной речи проверяемого лица.

У человека в зависимости от его образования, условий обучения, культурного уровня, практики письма, характера трудовой деятельности, окружающих лиц, воздействия телевидения, кино, театра, радио вырабатывается словарный запас, своеобразная манера выражений мыслей, специфичность использования языковых средств.

166


Психофизиологическую же основу индивидуальности и устойчивости признаков письменной речи составляет процесс формирования навыков письма путем воздействия на кору головного мозга одноименных по своему характеру и времени раздражении, вследствие чего образуются связи, которые носят относительно постоянный характер. А поскольку относительно неизменен психофизиологический механизм навыков письма, постольку устойчивы и индивидуальны признаки письменной речи. Эти признаки могут выглядеть в виде соответствия нормам, в пределах которых они формировались, в виде отдельных устойчивых отклонений от принятых норм, являющихся следствием слабого развития или отсутствия вообще навыка в определенных нормах.

Письменная речь, как и любое общественное явление, характеризуется содержанием и формой.

Содержание письма — это его суть и смысл. При ознакомлении с содержанием текста анализируются:

— тема (основной смысл высказывания) и идейная направленность документа;

— сведения фактического характера, ссылки на источники и использованные материалы;

— упоминания автора о самом себе.

По содержанию письма можно определить:

— какую цель преследовал автор при написании текста;

— причину, послужившую основанием для написания текста;

— наличие в тексте сведений о малоизвестных фактах, событиях, которые имели место, их деталях, о конкретных лицах как участниках .л-их событий и другие обстоятельства.

Форма письменной речи — это внешнее выражение его содержания. Форма характеризуется особенностями письменной речи, включа-|01цими грамматические и стилистические признаки.

Грамматические признаки отражают степень соблюдения автором системы грамматических норм языка. Усвоение грамматического строя языка происходит постепенно с раннего детства путем подражания речи взрослых, изучения в школе нормативной грамматики и самообразования. Однако под влиянием бытовой речи, а также в силу частичных изменений, вносимых время от времени в правила правописания в целях их упорядочения и упрощения, в письме нередко формируются устойчивые отступления от современных грамматических норм.

Грамматические признаки подразделяются на: орфографические;

nil ггаксические; пунктуационные.

К орфографическим признакам письменной речи относятся пра-иилыюсть написания тех или иных письменных знаков, а также посто-

167


янные ошибки: в буквенном составе слова; в роде; в падеже; в склонениях; в спряжениях.

Синтаксические признаки письменной речи — это привычный характер построения предложений, а также устойчивые ошибки, допускаемые автором при письме. К ним могут относиться: ошибки в построении предложений; в согласовании слов и оборотов речи в конструкциях предложений; неоправданное соединение нескольких простых предложений в одно сложное; неоправданное употребление причастных и деепричастных оборотов и др.

Пунктуационные признаки письменной речи — это устойчивые, привычные для автора способы расстановки знаков препинания, посредством которых производится смысловое членение письменной речи, формируются синтаксические и ритмомелодические особенности.

Привычный способ построения предложений, а также стабильность грамматических ошибок, допускаемых пишущим или отсутствие таковых — все это в совокупности с другими особенностями письма может служить идентификационными признаками письменной речи.

В зависимости от наличия встречающихся в документе грамматических ошибок общий уровень грамотности пишущего определяют как низкий, средний и высокий:

— низкий — наличие многочисленных ошибок орфографического, синтаксического и пунктуационного характера;

— средний — отсутствие грубых ошибок в простых случаях правописания, но наличие их в сложных;

— высокий — отсутствие орфографических, синтаксических ошибок и обоснованная расстановка знаков препинания.

Лексические признаки. Под лексическими признаками письменной речи понимается совокупность языковых средств (слова, выражения, обороты речи) и особенности использования их пишущим для изложения своих мыслей на бумаге. Такими языковыми средствами являются лексика, фразеология и изобразительно-выразительные средства.

Лексика рассматривается как словарный запас, совокупность слов, активно употребляемых автором. Лексика может быть определена как бедная или богатая. На бедность лексики указывает такой признак, как неоправданные повторения одних и тех же слов и выражений. О богатой лексике свидетельствуют свободное использование лексических синонимов, фразеологизмов, разнообразие определений. Вместе с тем в ней могут быть выявлены особенности, которые могут иметь значение идентификационных признаков.

Такими особенностями могут быть:

168


— устаревшие слова (архаизмы), вышедшие из современного активного литературного употребления (например, «чадо» — дитя, ребенок; «чело» — «бить челом» — просить, ходатайствовать);

— новые слова (неологизмы), сравнительно недавно вошедшие в язык науки, техники и в другие сферы общения (например, «новые русские», «космоплавание»);

— историзмы — слова, которыми в прошлом назывались те или иные понятия, предметы, явления, сегодня уже не существующие (например, волостной писарь, опричник);

— профессионализмы — слова, употребление которых характерно для лиц, объединенных по роду своей деятельности, профессии (например, «компас», «осмечивать» — составлять сметы);

— арготизмы (жаргонная лексика) — слова из тайного, «засекреченного» жаргона определенных социальных групп (воров, бродяг, нищих), отличающихся от общенародного языка наличием специфических слов и выражений (например, «сосы» — деньги, «ксива» — документ);

— диалектизмы — слова, характерные для жителей определенной территориальной единицы или заимственные из диалекта этого района (например, для жителей Северного Кавказа характерны такие диалектные слова, как «зараз» — сейчас, «держак» — черенок для вил или лопаты);

— варваризмы — неправильно употребленные слова и выражения, наимственные из какого-либо другого языка. Встречаются в тех случаях, когда при письме на неродном языке автор пишет отдельные письменные знаки, а иногда и целые предложения с соблюдением правил грамматики родного языка (например, «довел фирму до высшего вакуума» — в смысле «до высшего качества»);

— вульгаризмы — слова, несущие резко выраженную грубость;

— идиомы — своеобразные обороты речи, свойственные какому-нибудь языку и не переводимые дословно на другой язык (например, «чудеса в решете», «козел отпущения»).

Фразеология — совокупность устойчивых сочетаний слов, обозначающих нечто единое по смыслу (идиомы, пословицы, поговорки, кры-'i.rrbie слова). Характер фразеологических оборотов оценивается с 1 ички зрения их распространенности, архаичности и национальной ок-ii.k'kii, что позволяет определить возраст, условия воспитания и уронен i> образования, национальность, эрудицию, профессиональную принадлежность автора. (Так, обороты типа «сломя голову», «ловить рыбу || мутной воде», «плясать под чужую дудку» можно считать приемлемыми для любого русского человека, а обороты «геркулесовы столпы», < 1гГ)сдиная песня», «сизифов труд» — типичными для лиц, получив-тп\ надлежащее образование и хорошо начитанных.)

169


Изобразительно-выразительные средства — выражения, употребляемые в переносном смысле (метафора, ирония, аллегория, гипербола, сравнение) и так называемые стилистические фигуры (градация, антитеза, риторические вопросы и другие речевые приемы). Изобразительно-выразительные средства вводятся для усиления действенности речи, придания ей образности и силы. Создавая запоминающийся образ, они углубляют понимание основного, главного в описываемых событиях и могут индивидуализировать письменную речь анонима.

Стилистические признаки

Стиль письма — совокупность приемов использования лексических, фразеологических и изобразительных средств языка; манера выбора слов, речевых оборотов, структура фраз, построение текста в целом, характерная для конкретного автора.

Стиль письма в определенной степени характеризует личность пишущего, отражает характер его мышления, производственный опыт, глубину знаний, род занятий, индивидуальные языковые наклонности и привычки.

По сфере применения (по жанру) стиля письма принято делить его на научный, публицистический (газетно-журнальный), официально-документальный (канцелярский), производственно-технический, художественно-беллетристический и эпистолярный (бытовой). Специфика каждого стиля обусловливается целевой установкой документа, навыковыми особенностями автора в выражении мыслей, соответствующими его индивидуальным, эмоциональным, психическим, профессиональным и иным привычкам и наклонностям.

На основании анализа признаков письменной речи, как носителей криминалистически значимой информации, в процессе установления автора анонимного документа может быть высказано предположительное суждение: о половой принадлежности автора; его национальности;

об образовании; возрасте; профессии (специальности); месте работы;

месте жительства; партийной принадлежности и др.

По завершении исследования по определению предполагаемого облика автора анонимного документа, а также с появлением (в результате следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий) лиц, подозреваемых в авторстве, проводится подбор материала для сравнительного исследования с целью идентификации автора анонимного документа.

Для проведения автороведческих исследований с целью идентификации автора документа необходим специальный подбор материала для сравнительного исследования, т.е. к образцам письма предъявляются определенные требования с точки зрения:

— объема;

— происхождения;

170


— времени исполнения;

— тематики.

Объем. В методических указаниях для правоохранительных органов говорится, что образцы по объему должны быть до пяти страниц машинописного текста и до 10 страниц рукописного текста. Однако, необходимо помнить, что пригодность материала в первую очередь зависит не только и не столько от объема, сколько от его качества, от характера особенностей, отражающих навыки письменной речи автора.

Происхождение. Подбираемые образцы письма по своему происхождению могут быть свободными и экспериментальными.

Свободными образцами считаются рукописи, выполненные (составленные, написанные, отпечатанные на множительных аппаратах) проверяемым лицом самостоятельно, собственноручно, вне связи с расследованием. Ими могут быть материалы личного дела, доклады, отчеты, дневники, личные письма и другие документы.

Экспериментальные образцы — это тексты, выполненные проверяемым лицом в связи с расследованием дела, по предложению следователя, суда, эксперта или лица, отбирающего их в порядке производства оперативно-розыскного мероприятия. Получение экспериментальных образцов связано с необходимостью проверки написания проверяемым лицом определенных выражений, отдельных слов, не встречающихся в свободных образцах. Отбор образцов по возможности должен быть произведен несколько раз.

Время исполнения. Свободные образцы должны быть как можно ближе ко времени появления исследуемого документа. Наиболее важно это в тех случаях, когда известно (или предполагается), что автором является лицо, продолжающее общеобразовательную учебу или специальную подготовку, поскольку в это время могут происходить значительные изменения в степени овладения правилами правописания, в обогащении активной лексикой.

Целесообразен подбор образцов с разнообразной тематикой. Это позволяет проследить более полно лексические особенности и выявить некоторые элементы стиля изложения мыслей. Однако в числе таких образцов обязательно должны быть документы, написанные на ту же тему (или хотя бы близкую тему), что и исследуемый документ.

Экспериментальные образцы при исследовании письменной речи могут быть использованы лишь для проверки грамматических, но не лексических и стилистических признаков в связи с тем, что последние несут информацию о письменной речи составителя экспериментального текста, а не его исполнителя.

171


§ 3. ПОЧЕРК КАК ОБЪЕКТ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Криминалистическое почерковедение — это подсистема криминалистической скриберологии, связанная с изучением закономерностей возникновения и движения криминалистически значимой информации о письменно-двигательном навыке человека в целях решения диагностических и идентификационных задач.

Криминалистическое почерковедение опирается на такие области знаний, как физиология высшей нервной деятельности и анатомия двигательного аппарата, биомеханика и психологическая организация письменно-двигательного навыка. По почерку устанавливается исполнитель документа. Почерк и письменная речь составляют единое целое, они формируются в едином процессе обучения письму. Психофизиологические основы этого процесса едины.

Признаки почерка как особенности письменно-двигательного навыка, проявляющиеся в процессе письма, характеризуются устойчивостью, вариационностью и индивидуальностью.

Устойчивость почерка — это относительное постоянство письменно-двигательного навыка конкретного лица. (В криминалистике устойчивость почерка рассматривается только применительно к определенным временным отрезкам, что позволяет установить ориентировочное время написания документа).

Вариационность почерка — это результат реакции организма на изменяющиеся условия написания документа. Данные условия могут быть объективными и субъективными.

Объективные — условия, не зависящие от воли и сознания исполнителя документа (например, вид пишущего прибора или характер освещения).

Субъективные условия, зависящие от воли и сознания исполнителя документа. К числу последних относятся умышленное изменение почерка, которое проявляется при имитации чужого почерка или маскировки своего собственного, и неумышленное изменение почерка, проявляющееся при написании документа с конкретной целевой установкой (например, в одном случае исполнитель документа пишет разборчиво «красиво», в другом — бегло, малоразборчивым почерком). Неумышленное изменение почерка может проявляться и при написании документа в момент необычного состояния организма пишущего (например, состояния опьянения).

Вариационность почерка не препятствует идентификации человека по почерку при условии, что она учитывается субъектом ППД (следователем, судьей и т.д.) в процессе подбора образцов почерка.

Индивидуальность почерка — это неповторимая совокупность особенностей системы движений при образовании письменных знаков у

172


конкретного человека. Индивидуальность начинает приобретать свои качества у школьника на четвертом голу обучения. Этот процесс продолжается и после завершения периода обучения, и всегда зависит как от количества и характера почерковой практики, так и условий, в которых она протекает.

Научные основы криминалистического почерковедения включают в себя положения о качественно-количественных характеристиках почерка, которые по характеру своего проявления делятся на топографические, общие и частные признаки.

Топографические признаки почерка — это привычные способы размещения пишущим текста и его частей на бумаге.

Привычный способ размещения текста вырабатывается и закрепляется у человека в результате длительной практики письма. Пишущий, как правило, не задумывается над тем, как располагат